Fenris & Anders

[ милый ушёл вчера ]

и от всего сердца тогда фенрис желает жестокой, кровавой мести тем, кто сделал его таким, кто забрал у него жизнь, которая могла быть другой, если бы у эльфов были бы хоть какие-то шансы управлять собственной судьбой. он молился богине о мести, так какое право теперь он имеет быть двуличным, отговаривая андерса, когда сам ни минуты не думал бы, если бы на месте церкви стоял тевинтер и все те магистры в гостях у данариуса, что так ласково хвалили экзочный внешний вид "его" эльфа.
но фенрис эгоистичен в своих порывах — не может смириться с тем, чтобы позволить андерсу оставить его одного. он хмурится, крепче хватаясь за мужчину, будто он встать пытается, будто ускользнуть из его рук хочет прямо сейчас, не желая продолжения разговора. — это все пустые слова, если не откажешься от своей идеи умирать за великое дело. — фенрис злится — на то, что упрямство у андерса величиной с его сердце, что дела других важнее для него, чем свои собственные. фенрис видит это в клинике, а теперь и здесь, когда маг признается ему, что убить себя готов, чтобы не свои, но чужие цепи порвать.
— мы найдем способ. уедем из киркволла под покровом ночи и найдем лекарство где-то на просторах ферелдена, так? — фенрис в чужих коленях утопает, сковывая объятиями бедра андерса. руки под его весом точно скоро онемеют, но лучше так, чем дать ему свободу на то, что дурак задумал. за его спиной догорает костер, тлеющими углями стрекочет словно цикады. звук этот — про ночи в тевинтере. он помнит его так отчетливо, и словно бы вновь в те годы возвращается, где ещё считал данариуса тем, ради кого готов умереть, не колеблясь. ради андерса он готов сделать то же самое, и сходство это начинало его пугать. — там больше лесов, трав и коры деревьев. настругаешь рога, которые в сезоне сменили галлы, отвар из эльфийского корня на костре заваришь и недуг свой излечишь.

***

— увы, но травами этот «недуг» не вылечить, — они сидят на шкуре у заново разгоревшегося камина, друг напротив друга, ноги фенриса вытянуты поверх вытянутых в его сторону ног андерса. вино в бокале сладкое, как поцелуи, которыми они обмениваются, и немного горчит, как его собственная кровь, попадающая андерсу на губы во время драк. — мы ведь такие же зараженные скверной, как и все несчастные, которые ее подхватили, просто ритуал оттягивает время, когда мы станем превращаться в… лария и слышать зов. все знают, что серым стражам не стоит переживать о заражении во время драки. но почти никто не знает, как останавливаются моры. дух архидемона может перерождаться в теле с оскверненной кровью и поэтому первый мор длился столетиями. серые стражи, находящиеся в бою совсем рядом с архидемоном, могут стать сосудом для перемещения его души, и обе они взаимоуничтожаются в финальном сражении, поле для которого не таких впечатляющих масштабов.
андерс отставляет бокал в сторону, чтобы опустить обе ладони на лодыжки фенриса, ласково их разглаживая.
— есть только один случай исцеления от скверны серого стража, но нет никакой информации о том, как это произошло. а еще, есть герой ферелдена, который после амарантайна отправился на поиски лекарства. возможно, он как раз где-то на просторах ферелдена.
андерс улыбается фенрису, чуть сильнее пальцы на его ногах сжимает, и тянется за отставленным бокалом.
— это я к тому, фенрис, чтобы ты понимал — если лекарство от скверны существует, я намерен им воспользоваться. просто может так оказаться, что найти его будет нелегко. и может не хватить времени, которое отведено мне. что ты тогда будешь делать?

crossover

total posts: 324

blood code: Remy Lebeau

— Я вчера встретила твоих ребят в холле… — снимаю колпачок с инъектора с обезболом. — Кажется, они спорили, чем удивить тебя на ужин после переговоров, когда ты вернёшься из клуба… — поливаю антисептиком кусок бинта так, чтобы пропитать его насквозь, жидкость щиплет мелкие царапины на пальцах. — Даже помутузить друг друга, как обычно, успели, — смешок почти неразличим в речи, приноравливаюсь, чтобы взяться за острый конец окровавленной трубки. Цепляюсь и осторожно вытаскиваю наружу — она заполнена кровью и какими-то мелкими осколками. Судя по усилию, которое пришлось приложить, она действительно во что-то впивалась внутри. — Так что держись, ладно? Тебе ещё нужны силы, чтобы пережить их ужин. Или два ужина, если они не договорятся между собой.
Говорю это Шире, а слёзы почему-то наворачиваются у самой. Мятный леденец предупреждающе хрустит меж стиснутых зубов — ещё чуть давления, и расколется. Иногда эмпатия — вещь хреновая вопреки мудрым расчётам эволюции. Особенно когда переживаешь это молча. И особенно когда тебя-то дома на ужин никто не ждёт.
И дома на самом деле нет. Хотя бы крохотного клочка планеты, отведённого на мой крохотный срок жизни. Где я смогу поставить свою конуру и откуда меня никто не выгонит. И чтобы на этом клочке беспорядочно и свободно, без всякого окультуривания, что-нибудь росло, хоть самая обычная живучая пустошная полынь. И я могла бы возвращаться туда, чтобы взять передышку, когда устану колесить по миру. И больше ничего не надо бы.

ex libris

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


нужные персонажи

Сообщений 61 страница 71 из 71

1

[hideprofile]

Все заявки в теме выкуплены автоматически, автор может отказаться от игры с одобренным игроком в течении месяца.
• Заказчик может попросить у игрока заполнить полную анкету, предоставить или написать пробный пост, но об этом надо обязательно написать в заявке в графе «дополнительно».
• Анкеты, поданные по заявке, должны быть одобрены заказчиком и лишь после этого могут быть приняты администрацией.
• Можно написать заявку на дубля из своего фандома, но с согласия уже имеющегося на форуме игрока.
• Если вам приглянулась роль, но не нравится её интерпретация в заявке то, пожалуйста, обсудите ее с заказчиком. Возможно, он уступит вам ее вне заявки.
•  Касты не выкупаются. Не выкупаются касты. Никак. Вообще.
• Один игрок может подать в месяц три заявки, если жизненно необходимо больше — обратитесь к админам.
• Заявки пишутся на свой фандом. Если вы хотите персонажа из другого фандома, то у вас должна быть выкуплена роль из фандома. Если выкупленной роли нет, то заявки идут в найдешься — заиграю
•  Если не хотите ждать пока админы заметят вашу заявку, то заполните шаблон и отнесите в гостевую

Код:
Выкуплена [fandom][url=ссылка на заявку]Имя персонажа[/url] 
КАК ВЫГЛЯДИТ

NAME SURNAME [FANDOM]

раса: ...
возраст: ...

деятельность: ...
место обитания: ...

https://i.imgur.com/ble481j.png
внешность персонажа


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Все, что на ваш взгляд игрок должен знать о персонаже и сюжете.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Все, что не вошло в предыдущий пункт. Здесь же вы можете указать, если использование упрощенного шаблона анкеты не желательно.

Пробный пост
ШАБЛОН
Код:
[quote]

[block=nm] Имя персонажа англ. [в пару]ЕСЛИ НЕ В ПАРУ, УДАЛИТЕ[/block]
[block=fd]Название фандома, если фандом есть в списке, то скопируйте точь-в-точь, чтобы не было дубликатов [/block]

[align=center][size=16][b] NAME SURNAME КАПСОМ! [FANDOM КАПСОМ!] [/b][/size][/align]
[table layout=fixed width=100%]
[tr]
[td][align=center][b]раса:[/b] ...
[b]возраст:[/b] ...[/align][/td]
[td][align=center][b]деятельность:[/b] ...
[b]место обитания:[/b] ...[/align][/td]
[/tr]
[/table]
[align=center][img]ИЗОБРАЖЕНИЕ[/img]
внешность персонажа[/align]
[hr]
[align=center][b]КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ[/b][/align]
Все, что на ваш взгляд игрок должен знать о персонаже и сюжете.
[hr]
[align=center][b]ДОПОЛНИТЕЛЬНО[/b][/align]
Все, что не вошло в предыдущий пункт. Здесь же вы можете указать, если использование упрощенного шаблона анкеты не желательно.

[spoiler="Пробный пост"][/spoiler]
[/quote]
ПОЛНЫЙ СПИСОК НУЖНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ

Пожалуйста, сворачивайте неактуальные заявки под спойлер для медиа!

0

61

Sephiroth

Final Fantasy VII

SEPHIROTH [FINAF FANTASY VII]

раса: лже-Древний
возраст: около 27

деятельность: Герой, бывший СОЛДАТ
место обитания: Гайя, Лайфстрим

https://media.tenor.com/images/aa8103ea32fb899da1f8b48912b5631d/tenor.gif

https://i.pinimg.com/originals/e2/c0/73/e2c0733c733444cec901371e39ec1136.gif

original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Всегда не такой, как другие. Отличный [совершенный и отличительный] с самого начала. Ещё до того, как появился на планете, что не была твоей, но которая - из-за твоих предков - должна была стать безжизненной. Не такой, не такой, не такой... "Человек ли я вообще?" Монстр ли? Что-то ещё, большее?
Уникум. Герой. "Древний". Порождение безумного гения, генной инженерии и роковой, определённо не имеющей чувства юмора судьбы. Тот, благодаря кому большие дяди победили в войне; тот, на кого мечтали быть похожими все мальчишки и воины; тот, кто повернулся к людям спиной, способный принести более не победу, но смерть. С этой мыслью, с этой сутью, с этим предназначением, оказалось... проще. Понятнее. Всё наконец-то встало на свои места.
Вот только вопрос: ты с такой лёгкостью [лёгкостью ли?] отказался от своего устоявшегося образа и действий отточенного совершенства, узнав правду, потому, что монстр или потому, что жизнь с самого начала не показала тебе ничего правильного, настоящего, нормального? [что такое детство и родительское тепло?] То, что пусто, не является тем, за что держатся [за имя чего был создан, во имя чего был лишен нормального?]. Но всё-таки не в этом дело; наверное; какая разница? Всё сгорело. Ничего не вернуть. Гореть должно  больше [все, всё].


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ключевой персонаж фандома, ключевой персонаж для конкретно Клауда. У меня слишком много мыслей и того, что я хотел бы написать, потому даже начинать не буду, то захлебнуть от слюней и перспектив. Просто аккуратно напомню, что у этих двоих интересная динамика и химия буквально на клеточном уровне [как не иронично вышло, не так ли?]. Кто каждый раз умирает с 7 секунд, тот знает. 50 оттенков ПТСР, особого сорта интима прямиком в мозг, триггеры и reunion. Если ты понимаешь, то ты понимаешь. Игровой потенциал почти безграничен, жесть и тревожность можно подавать с лучшими соусами. Вне канона, эти двое также прекрасно вписываются в различного рода au, да и в угар тоже - вписываются. Если тебе нравится тема Када[д]жа из Адвентов, то и её раскрутим на изи, Сефирот же ещё, оказывается, буквально пазл. Если мы словим общую волну и сыграемся, то я готов вообще почти что угодно ими играть, ибо уже намекал, что пищу-в-восторге от динамики. Почти как нормализация насилия заместо семейной психотерапии с прорабатыванием детских травм, кому вообще нужны эти ваши доктора? Ходжо и Сефироту, и Клауду знаком, ага, больше докторов не нужно, спасибо сердечное, мы своими силами [парно в дурку]. Аэрис с ним тоже посчастливилось быть знакомой, кстати, а ещё она имеется на игре - вот и аппетитный кусок возможностей на форуме нарисовался, гляди.
3 лицо, на наличие-отсутствие капса всё равно, как и на птицу-тройку. Хотелось бы активной игры, чтобы до ирл конца света мы успели многое отыграть и закрыть, потому по посту в неделю было бы идеально, иногда в две - нормально, всякое случается. Размер значения не имеет, его Сефирот, кхм, своим традиционным насаживанием на Масамунэ компенсирует сполна [шутки фандома стары и специфичны]. Не имею привычки сидеть во флуде и общаться о жизни в привате, потому если общение для вас есть ключевой фактор для поддержания вдохновения — с порога не сойдёмся, я загораюсь только от и для игры. Однако обсудить героев, закидать артами, музыкальными ассоциациями, накурить новый эпизод [два, три] в процессе - пожалуйста, да.

Пробный пост

Слишком молодой. Слишком мелкий. Слишком низкий. Слишком наивный. Слишком неопытный. Бесконечно много "слишком", делавшие Клауда и близко непригодным к образцу любого СОЛДАТ, каждый из которых - идеальная пропаганда, совершенный человек, образ, в который готовы поверить. Так, как это сделал Страйф, найдя свою цель, мечту и окантовку для панциря в виде желания пополнить их ряды. Стать полезным, нужным, героем. Особенно как первые СОЛДАТ. Как генерал Сефирот, быстро ставший для совсем юного мальчишки образцом и идеалом. За что глупо винить: пример стоило брать с лучших, стремясь стать таким же, не так ли?

Клауд стремился. Но мечта его накрылась медным тазом, ибо... бесконечно много "слишком". Клауд стремился, не избавившись от болезненных для него черт максимализма, позволявших выживать прежде, однако в конечном счёте оказался убеждён в том, что СОЛДАТ из него в самом деле никакой. Слишком никакой. Даже несмотря на то, что вообще-то у него имелся ряд нестандартных преимуществ, и куй железо, пока горячо-молодо-податливо, и мотивация, и много чего ещё. Это не имело смысла; ценности не имело. Потому пехота оказалась единственной опцией. Не той, к которой мальчишка стремился, но единственной доступной: он бы не вернулся домой с отказом. Стыдно. Невыносимо. Тупиково. Страйф в конечном счёте просто не знал, чем ещё мог бы заниматься в жизни, ведь перспектива следовать приказам, приносить пользу, стать героем и получить признание тех, кто считал его снобом или чудаком - это вообще-то единственное, к чему он себя готовил и на что рассчитывал.

Да, он не будет СОЛДАТ. Но может быть сумеет продвинуться по лестнице в пехоте, ведь у Клауда имелась на то воля, как и потенциал.  Он тут не из-за денег или каких-то там социальных благ, что давали пушечному мясу в обмен на жизнь. Он тут не для того и не потому. И даже несмотря на то, что всё с его ролью и функционалом понятно, всё равно не отпускал - с концами - идеалов и образов в голове, продолжая работать над собой и тем, что умел. Правда, дело не только в этом, но ещё и в банальном выживании, что для юного смазливого типа вроде Клауда оказалось почти непосильным испытанием, но то... лишь повод, да? В конце-то концов, что бы им не двигало, а свои плоды оно принесло.

Буквально здесь и сейчас юноша находился там, где пехотинцам любого ранга быть не следовало и не полагалось в принципе. У них примитивная и ограниченная программа обучения, как и набор навыков. На что-то, конечно, они способны, ибо зачем тогда сдались Шинра вовсе, ну? Однако этого "что-то" было недостаточно. Клауду. Чтобы походить не Сефирота, чтобы делать вид, что способен стать героем... чтобы выжить в откровенно враждебной среде, не теряя при том лица и остатков чести, если у военных и наёмников она вообще имелась. Страйфу необходимо быть выше других на голову, быть на шаг впереди, а иначе... О, нет, вспоминать, с чем сталкивался, не намеревался. То лишь мотивация и причина двигаться вперёд. И изловчиться достаточно, чтобы однажды случайной, но закрученной махинацией получить доступ к тренировочному полигону для тех_самых. А дальше так и вышло: получив шанс единожды, зацепился и зарылся глубже, чтобы понять, как использовать одноразовую опцию не один раз. Пришлось поломать мозг и заработать новую форму тревожности, но разве можно иначе? В прошлых мечтах Страйф не совсем зря возомнил, что способен стать СОЛДАТ; наверное.

Тренировки помогали ему, как и симуляции, особенно они: удавалось держаться на уровень выше остальных и отрабатывать многое, как и изматывать, тем самым укрепляя, свои мышцы, тело в целом. Однако у Клауда складывалось стойкое ощущение, что он что-то упускал. Что-то важное, ценное, заставлявшее ходить по кругу и не дававшее ему двигаться дальше. На деле-то и спросить не у кого, никому не показать и не рассказать, ведь тогда всё, конец возможностям: Клауду не полагалось, вот и приходилось держать всё в секрете да тащить собственными знаниями. Ограниченными - слишком ощутимо; оттого зачастую и ошибочными. Что всё равно не мешало приходить из раза в раз. Потому, что Страйфу это нужно. Потому, что тут он не только позволял себе укреплять тело и рефлексы, но и... мечтать. Быть в местах и ситуациях, в которых он мог бы находиться, будучи СОЛДАТ. Как Сефирот и другие. Как герой, как кто-то нужный, как кто-то, кого оценили.

В этот раз, сегодня... ну... лишь вопрос времени, когда, ну... ничто хорошее - или терпимое - не длилось вечно, да? Особенно когда речь шла об отношениях межличностных; особенно групповых; особенно о холодной войне против кого-то конкретного, что рано или поздно непременно переросла бы в горячую. По ряду причин более чем очевидных и системных, этим самым лицом, против которого объединилось большинство, а прочие закрывали глаза, стал Страйф. Слишком мотивированный, слишком мелкий, слишком проворный, слишком смазливый. Таким тут не место; не среди пехоты, не с оружием, по крайней мере, хах? И, если честно, в этот раз подобное мнение, отношение, стычка, наезд... в общем, в этот раз Страйфу неплохо досталось, хотя он лишь Тору понятным чудом умудрился почти вовремя смыться, не дав ситуации дойти до абсурдной точки кипения, бесповоротной и едва ли не сравнявшей бы с землей все его старания и труды.

Прийти - это уже как принцип, привычка, что-то для него, мелкого и незначительного подростка, очень важное. Даже несмотря на то, что вообще-то очень зол на окружающих, за себя испытывал стыд, а тело испытывало дискомфорт от стресса и почти пережитого унижения; как и выброса адреналина, как и, собственно, той части, что включила в себя мордобой. Нет, Клауд не мог не прийти. Иначе это бы значило, что он сдался. Что готов пустить всё на самотёк или вернуться домой. А он не готов. Совсем не готов.

— Вы опоздали, кадет, — резко и холодно возвестил Сефирот, выходя из наблюдательной комнаты прямо за спиной мальчишки.Опоздание он воспринимал как личное оскорбление и светловолосый кадет только что совершил серьезную ошибку. — За мной.

От голоса за спиной - как вообще можно передвигаться настолько бесшумно? - Клауд буквально подскочил. Его сердце пропустило несколько ударов, вся жизнь пронеслась перед глазами. Ему непременно конец. Его точно выгонят, накажут, выговором не обойдётся, возможности закончатся. Кто-то узнал. Или просто увидел. Не важно: его засекли. Потерял бдительность? Что пошло не так в этот раз? Некоторых вещей, вроде действительного уровня наблюдения на этаже и невозможности упущения - вне одного раза - на постоянной основе, пока это кому-то не нужно, он естественно не понимал или не знал. Боги одни только от того, кому едва пятнадцать стукнуло, чего-то иного ожидать и могли. Реальность работала иначе.

- П... Э... -с-сэр, - глаза широко раскрыты, заткнулся после серии невнятных звуков (вовсе не походивших на "кольк" чокобо) с одним только разборчивым словом, чуть не проглотил язык. Первые секунды даже не нужно было понимать, кто это именно, потому что адреналин и вообще всё, что можно, зашкалило в момент. Если бы не привычка и выдержка, можно было бы и в штаны наложить. Это потом, когда поймёт, Чей голос, точно утвердится: нет, в штаны точно нельзя. Не перед Ним.

Спина идеально ровная, всё как по струнке. Вместе с холодным потом, побледневшим лицом, покрасневшими щеками и ушами. От стыда, ужаса и вообще всех прочих поводов.

"С... Сефирот?!"
Дар речи пропал совсем, и подобно несуразному, но оперившемуся уже цыплёнку, Страйф был категорически не в состоянии... да вообще ни на что не в стоянии. Вся печаль, усталость, боль и раздражение как рукой сняло. Оно заменилось шоком, трепетом, восторгом, тихим ужасом, и снова шоком. На какое-то время даже оцепенением, что ни звука выдать, ни движения совершить, кроме как голубыми глазами в своей по струнке неподвижной позе пялиться. Неверяще, шокировано и очень... в конечном счёте, растеряно.

"Чт... что? Я? З... За ним?"
Спустя какое-то время - целую вечность, нет, три вечности! - Клауд сумел ощутить собственные ноги, что всё равно гнулись и слушались не очень, после даже сделать хотя бы шаг, дабы сдвинуться с места следом за.... Боги! От одной мысли о том, Кто его обнаружил и Куда звал Клауда тошнило, подкашивались ноги и ощущение реальности в принципе уходило куда-то очень далеко. Потому что он, Клауд Страйф, мелкий подросток, очередной никчёмный кадет среди никчёмных пехотинцев, просто не мог наткнуться на Сефирота. Тем более заиметь честь в виде его обращения и... Совсем как ребёнок, да?

— Имя, кадет?

- Клауд Страйф, сэр! - собрав всю силу воли в кулак и им же себе мысленно вмазав, чтобы не отрываться от реальности и осознавать действительность происходящего, выдать всё же сумел. Даже громко. Кажется, слишком громко. Что в тот же момент осознал, как и ровность собственной спины да походки. А ещё что тело всё-таки болело, но... какая разница, когда рядом Сефирот, и вообще-то они дышали одним воздухом? Даже если это последний воздух, что познают лёгкие Страйфа, прежде чем ему придёт конец. Справедливо.

- Это не... я просто... - не получилось ничего выдать, да и что сказать? Он просто раз за разом вскрывал это тренировочное помещение, хотя это ему не положено от слова совсем? Нарушил дисциплину? И... подождите, а что значит "вы опоздали"? Он что... Ерунда какая-то.

- Простите, сэр, - единственное, что точно знал. И что, в общем-то, так и есть. Ему жаль, правда. В смысле, вообще-то нет, но Клауд прекрасно осознавал, что ничего хорошего не сделал. А теперь ещё и, кажется, причинит проблемы. Даже больше, чем думал, что причинял. Как оказалось, ещё и самому Сефироту.

Вот Это взгляд, конечно. Ничего себе. Клауду точно конец. Правда, умрёт он почти счастливым. Или хотя бы не самым гнусным путём, пускай даже за совершение чего-то в коллективном смысле принятого за гнусность.

Отредактировано Cloud Strife (10.02.24 18:49:01)

+5

62

aegon the conqueror [в пару]

a song of ice and fire

AEGON THE CONQUEROR [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: валириец
возраст: родился в 27 г. до З.Э.

деятельность: первый король Семи Королевств
место обитания: Драконий Камень, Эйгонфорт

https://i.imgur.com/7NWzcLU.png
callum turner*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
ну вы знаете руса. визионер и сын маленького, но гордого дома, который однажды встал и решил, что на маленьком островке ему сидеть тесно, и пора творить историю, взял своих сестер и драконов подмышку и полетел строить светлое будущее в Вестерос. the rest is history.
у меня тут существует уже некоторая база, как то:
- между Висеньей и Эйгоном действительно довольно унылый брак, слухи не врут
- она действительно колдунья, тут слухи тоже не врут
- слухи вообще ни о чем не врут, Мейгор родился не от Эйгона
- и Эйнис тоже не своей смертью помер
- кстати, пророческий сон про белых ходоков и обещанного принца тоже не Эйгон увидел.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
*внешность обсуждаема, помимо кэллума есть еще какой-то турецкий мужик на него похожий, только давайте без генри кавиллов. хир ми аут - сэм клафлин!

что играть будем?
завоевание от начала и до конца, 500 походов на Дорн, придворные приколы и семейные драмы. мне интересно играть про то, как они строили государство, как начали за здравие и кончили за упокой, как разваливался их тройной брак и как он развалился под самый конец, когда Рейнис уже давно не было в живых. мне интересен таргариенский дарк, уникальная магия мира плио, кровавые подробности, драконья жуть, короче всё что угодно, кроме сахарного счастливого фанона. помимо этого, я люблю аушки про "а что если" и игрища в "засунуть персонажей в другую вселенную и посмотреть че будет".

почему вам не стоит проходить мимо?
своих соигроков я катаю как сыр в масле, люблю строить сюжеты на 20 лет вперед, делать графон, плейлисты, мемы, тиктоки, фанфики, you name it. можем общаться 24/7, а можем просто постами перекидываться, мне так и так норм. а еще я точно никуда не денусь.

Валентинка тебе от Балериона

Ты — мой Александр. Я — твой Аристотель, Буцефал и вся армия в едином лице.

Первые твои шаги — в мою сторону. Едва завидев меня в тот миг, твои глаза озарились огнем глубинного любопытства, жажды. Едва ощутимые твои ладошки коснулись моей грубой кожи, а я и сам не мог от тебя младенца взгляд отвести. Мне уже давно за сотню лет перевалило, наездника у меня никогда не было — свободу личную предпочитал сначала, а там никто и никогда интереса не вызывал. До тебя — звезды совпали, таргариеновские драконы один за другим умирали. Нужда и интерес в нашем взаимодействии встретились — ты покорил меня, еще говорить не умел, а я уже нутром чуял — станешь моим наездником. Меня достойным.

Ты — подросток. Все то же пламя внутри, все тот же неуемный интерес к миру вокруг, стремление себя в нем проявить. Мы медленно и постепенно сближались. Сначала просто полеты, просто я-животное и ты-ребенок. Но затем... ты видел во мне ресурс, видел во мне сотни ответов на миллионы собственных вопросов. Не ведая страха, ко мне тянулся — я отзывался. Потому что выстраивалась наша особая связь. Потому что видел в тебе то самое, обличить в слова что я не в силах.

Ты захотел меня — и ты получил. Самого мощного, самого величественного дракона, что свет Валирии собственными глазами, разумом запечатлел.
— Хочешь — возьми, — шептал я тебе. Взращивал личность не как родитель, но как стороннее лицо, что всегда и во всем, навсегда — на твоей стороне.

Мы стали единым целым. Мы покорили Вестерос. Тебя прозвали королем. Эйгоном Завоевателем, наездником Черного Ужаса.

Пробный пост

На следующий вечер после разговора с Балерионом, вернувшись в свою лабораторию, Висенья обнаружила на своем письменном столе резной ларь. Внутри — две склянки, о которых она его просила.

Материалом она распоряжалась аккуратно, и первое время склянки вообще не трогала. Пошли долгие недели экспериментов, на другой, ненужной крови и ненужном семени. Висенья никого не впускала в свои кабинеты и строго-настрого запретила прислуге даже пересекать порог. За тяжелыми дубовыми дверями кладовых, в тусклом свете колдовских свеч таились в закупоренных сосудах результаты её трудов и наблюдений — неописуемые, первые в своем роде слепые, глухие, безрукие и безногие существа, которых на свете не было и быть не должно.

Белый червь с беззубым ртом, которому она скармливала пауков и сколопендр, наблюдая за реакцией и убеждаясь, что он все-таки живой.
Голова с единственным белым глазом на лице, который следил за каждым движением Висеньи, когда она заходила в кладовую с подсвечником в руке.
Кальмар с тремя щупальцами и длинной антенной, растущей из головы, который не признавал никакой другой еды, кроме сон-травы.
Много их было, одни посложнее, другие попроще. Агрессивные и амебные. Чудовищные и милые.

Порой у Висеньи холодели руки, держащие подсвечник, когда она наблюдала, как червь пожирает очередного паука. Холод разливался там, где должна быть её утроба, и слезы копились в уголках глаз — перед глазами мелькали её мертвые дети и светящаяся Рейнис, и рука Эйгона на её животе. Как счастливы все они были, когда Рейнис родила, каким волшебством всё это было, сколько было в этом... Сколько. Почему, почему такой её удел, почему не выпало ей счастливой беременности, а только уродцы эти в склянках...

С востока лаборатория её не имела стены — только черные колонны, держащие свод, и она любила вечерами сидеть у самых перил, глядя на Узкое море и темнеющее закатное небо. Порой уснет, наблюдая за новым образцом, и не заметит тени драконьих крыльев, накрывшей весь её кабинет. Просыпается под драконий крик — Вхагар или Балерион кружат над замком, согревают её кости своим драконьим жаром, разливающимся на километры вокруг.

Ни на день она не забывала, как стояла тогда ночью на лысом холме и глядела на Балериона в небесах. Только поэтому, может быть, не бросила это всё до сих пор. Потому что верит, что это не зря, потому что сын её томится в резном ларе и ждет, когда приведет она его в мир. Она ему должна. Она Балериону обещала. Она себе обещала.

Начали получаться у неё уродцы посложнее. У них появились рты, руки и носы. Всё больше и больше стали они напоминать что-то живое, и всё труднее становилось на них смотреть, но Висенья запрещала себе отворачиваться. Нет у нее ни ассистентов, ни подмастерьев, поэтому и кормила, и дразнила она их своими руками, записывая все свои наблюдения, чтобы ничего не забыть и не запутаться. Потом соберет их все в один короб и сожжет в пламени Вхагар, когда будут они ей уже не нужны. Запомнят ли они что-то из своей короткой жизни? Будет ли им страшно гореть и умирать?..

Потом она перешла к экспериментам посерьезнее.
Начала пускать себе кровь, смешивать её с кровью Балериона и оплодотворять. Алхимики Староместа описывали что-то подобное, и в их экспериментах использовались птичьи яйца и иногда — половоззрелые женщины. Тексты Висеньи диктовали другое — она не в полной мере понимала, как работает этот метод, но доверилась именно ему, потому что в отличии от мейстеров Староместа, у восточных магов эксперименты давали весомые результаты.
Несколько сосудов так ничего и не дали — раствор так и оставался пустым, а кровь оседала на дне. В других что-то зарождалось, но настолько маленькое и бесформенное, что Висенья даже не могла разглядеть, что именно это такое.
Они стояли на полках неделями, месяцами. К ним добавлялись новые. Королева продолжала пускать себе кровь и пристрастилась к красному мясу, чтобы не слабеть.

В одном из сосудов образовался непонятный плод — она все пыталась разглядеть в нем какие-то черты, части тела, отростки, пока однажды не поняла, что это яйцо.

Оно росло — яйцо идеальной формы, постепенно покрывающееся чешуей. Тогда-то Висенья догадалась, что нельзя держать его в воде.
Она ночевать стала в лаборатории, расставив по ней дополнительные жаровни и вынув яйцо из сосуда. Полки в кладовой уже опустели — вместо того, чтобы сжечь их всех разом, Висенья метала сосуды в океан, гадая, выродятся ли они во что-то в морских водах или так и подохнут, неприспособленные для жизни и спроектированные волей случая. Это стало её маленьким развлечением — как далеко улетит очередная банка? Бесчисленные её мертвые дети оставляли за собой круги на воде.

А яйцо она всегда держала рядом. Брала его с собой в постель и засыпала, поглаживая его, замечая, что чешуя на нем чернеет и становится похожей на чешую Балериона.

Отредактировано Visenya Targaryen (15.02.24 13:53:01)

+8

63

rhaenys targaryen (the conqueror) [в пару]

a song of ice and fire

угнали

RHAENYS TARGARYEN [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: валириец. валирийка? валерьянка
возраст: родилась в 26 до З.Э.

деятельность: королева-консорт семи королевств
место обитания: Драконий Камень/Эйгонфорт

https://i.imgur.com/kCaV9HA.png
morfydd clark*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Знойная женщина, мечта поэта, первая it-girl Вестероса, наездница Мераксес и Хюррем нашего Сулеймана. Эйгону действительно была любимой женой и женщиной его жизни. Янь моего инь (или наоборот, хз).
Рейнис - это муза, которая вдохновляет Эйгона на выебоны подвиги, пока Висенья пытается придумать, как сделать так, чтобы он не убился. Висенья - мать его государства, а Рейнис - мать его рода. Между Эйгоном и Рейнис пылкая, сбивающая-с-ног любовь, от которой стены в Эйгонфорте трясутся то от сладостных криков, то от громогласных скандалов, потому что Рейнис отказывается принадлежать ему одному и живет свою жизнь на полную катушку. Висенья не осуждает.
Брак у них ебанутый, но сестры любят друг друга. Висенья утирает ей слезы после очередного скандала, зная, что наутро они помирятся и Рейнис снова забудет о ней на пару месяцев. И так всю жизнь.
Но Рейнис не просто звезда в небе для Эйгона - она храбрая, хитрая, находчивая, умная, и такая же полноправная королева с настоящей властью, как и Висенья.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
*внешность обсуждаема, мне лично оч нравится морвет, но я не настаиваю; только давайте без шарлиз терон

что играть будем?
срачи за твоего сына, цитата:

Это была катастрофа, которую Эйгон в упор не видел. В два года Эйнис продолжал кормиться от материнской груди, и Висенья советовала прекратить это как можно скорее — тогда между сестрами впервые за всю жизнь случился серьёзный разлад.
— Отстань от него, — прошипела ей Рейнис тогда. — Оставь материнские заботы мне.
Висенья советовала мужу пересмотреть законы престолонаследования, ввести право избирать собственного наследника, но Эйгон быстро эту идею отринул, и не без причины: такой закон стал бы почвой для междуусобиц и поставил бы корону под угрозу. Висенья не могла с ним не согласиться. Выходов у неё не было.

Висенья любит Рейнис, а её лягушонка - нет, и не перестает говорить об этом в лоб. Бесит, наверное?
Можно срачи за моего сына, в ау "Рейнис не погибла в дорне".
В остальном - см. выше.

Пробный пост

Над океаном занимался лиловый рассвет, и на одиноком островке, слишком тесном для трех драконов, Висенью уже ждал Эйгон с Балерионом. Королева сжала бедрами седло под собой, будто и впрямь может обхватить ими гигантские бока Вхагар, и мягко повела поводьями, велев драконице снижаться. На рассвете они должны были встретиться здесь втроём, но Висенья уже знала, что этому уже не бывать. За её спиной полыхали на заре берега Дорна красным и черным огнем. Крик Вхагар раздирал небеса на части, и Висенье показалось, что это плач. По Мераксес.

Драконица приземлилась на берегу, заставив остров задрожать, и Висенья спустилась на землю по веревочной лестнице вдоль её бока. Едва оказавшись на земле, она стащила с головы сверкающий шлем, украшенный серебряными зубьями и десятком тонких цепей — шлем служил ей одновременно элементом доспеха и короной, и этот жест для неё был более чем говорящим — она не имела привычки снимать шлема перед братом.

— Разведчики донесли мне плохие новости, — сказала она вместо приветствия. Голос её не дрожал и не выдавал ничего из того, что происходило у неё внутри. — Рейнис больше нет.

Эйгон шагнул к ней и положил тяжелую руку ей на плечо, перед тем как холодно поцеловать её в лоб. Он уже знает.

— Мы не задерживаемся здесь надолго, — сказал он. — Я только затем тебя и ждал, чтобы велеть тебе седлать снова Вхагар и лететь за мной. Мы летим в Пекло.

— Эйгон...

— Что сказали тебе твои разведчики? — рука снова упала ей на плечо, и пальцы крепко, неласково сжались. — М? Они принесли тебе её растерзанное тело? Они видели, как она умирает? Что они сказали тебе, Висенья?

— Что Мераксес погибла от выстрела скорпиона, — она смахнула руку брата с себя. — Рейнис выпала с седла, а Мераксес упала на замок и разрушила собой несколько башен. Если Рейнис не погибла от падения, то её раздавило телом Мераксес. Посмотри правде в глаза.

Эйгон очень недобро сверкнул зубами и отступил от неё на шаг. Потом, недолго думая, развернулся и потопал к Балериону, пока алый плащ развевался за его плечами, перепачканный мокрым песком.

— У них есть еще скорпионы! — рявкнула Висенья, чуть было не бросившись за ним следом. А потом и впрямь бросилась — набрала скорость, нагнала его и схватила за руку. — Думаешь, Балерион неуязвим? Ты зря так думаешь. Что ты собрался делать? Ты хочешь штурмовать Пекло один, без войска, с одним только Балерионом? Им не страшен драконий огонь, пойми, ты там погибнешь! Что ты будешь делать? Зальешь замок огнем? Похоронишь под обломками Рейнис, если она еще жива? Будь благоразумнее!

— По крайней мере я не буду хоронить её раньше времени, — он вырвал руку из её хватки и спешно закарабкался вверх по крылу Балериона, чтобы оставить её на этом острове одну.

Волосы Висеньи взметнулись вверх, когда Балерион впервые взмахнул крыльями; поднялись высокие волны, и её обрызгало неестественным прибоем, пока дракон поднимался в небеса. Если она сейчас не заберется следом на Вхагар и не последует за ним, она может лишиться и своего брата тоже.

Или они оба погибнут.

Эйгон не мог поступить иначе. Они оба любили Рейнис, но его любовь была совершенно неукротимой — той, которая толкает к безумию.
Висенья осталась стоять одна. Она смотрела на поднимающееся из-за Узкого моря солнце и сама того не осознавая давила подступающие к горлу слезы, вызванные теми картинами, которые сами собой родились в её голове. Как Эйгон погибает в Пекле в один день с Рейнис. Как Висенья остается одна, одна-единственная вместе с их любимым Эйнисом, которого она не переносила на дух, к своему стыду.

Она ведь тоже потеряла сегодня сестру. Эйгон почему-то очень быстро об этом забыл.
Смахнув влагу с глаз, она как во сне прошла обратно до Вхагар, грустно опустившей голову над самой землей. Шлем свисал с локтя Висеньи, когда она встала к драконице вплотную и коснулась лбом чешуйки на её носу, обхватив её морду раскинутыми руками. От Вхагар исходил удушающий жар, и вблизи неё привычно трудно было дышать. Но в этом жарком мареве к Висенье возвращались чувства.
Вокруг них поднялся ветер — Висенья чувствовала его, не открывая глаз. Земля задрожала под ногами, а когда все утихло, вместо драконицы стояла в её руках уже женщина — жилистая, немолодая, молчаливая, лицом и похожая на дракона. Висенья повела головой, потираясь лбом о её лоб. Вхагар не умела обнимать, но если бы попробовала, Висенья сравнила бы это с объятиями матери.

Ей не нравилось быть такой, не нравилось находить себя в таком положении — нуждающейся в чем-то. Смерть родителей Висенья приняла стоически, зная, что рано или поздно они должны были уйти в огонь, но Рейнис должна была еще жить и жить. Рейнис должна была пережить и Эйгона, и Висенью. Её милая нежная девочка. Жемчужина их триады.

— Мартеллы угрожали ей, — сказала Висенья, не отрываясь от Вхагар и не открывая глаз. — Предупреждали, что убьют её, если она еще раз покажется в Дорне.

Когда заныла шея, она разомкнула их лбы и посмотрела на Вхагар сухими, красноватыми глазами, погладив её по щеке узловатым большим пальцем, и сказала одними губами:

— Мне очень жаль. По поводу Мераксес.

Непреклонные, несгибаемые, несломленные.
Преклонить, согнуть, сломить.

— Они думают, что победили, — Висенья отступила на шаг и снова загрохотала своим шлемом, водружая его обратно на голову и щелкая цепочками. — Для них это триумф, представляешь? Они построили арбалет-переросток и решили с его помощью убить трехглавого дракона.

Они должны были убить меня, — пронеслось вдруг в голове.

— Ты нужна мне, — она взяла её за руку. — Спалить их земли. Сделать так, чтобы каждый рыбак в Дорне пожалел о том, какую ошибку совершил его лорд.

Отредактировано Visenya Targaryen (15.02.24 13:52:39)

+10

64

Jean Kirstein

shingeki no kyojin

JEAN KIRSTEIN [SHINGEKI NO KYOJIN]

раса: Эльдиец, человек
возраст: 16 (850 г.) | 20 (854 г.) | 23 (857 г.)

деятельность: Солдат-разведчик (член отряда Леви)
место обитания: Эльдия (Парадиз), Марли (Мир за Стенами)

https://i.imgur.com/vj36clE.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Думаю, если вы заинтересовались данной заявкой, то имеете представление о том, какой Жан жеребец лихой (¬‿¬ ) Но, вот ссылочка на вики для большего удобства: https://attackontitan.fandom.com/ru/wiki/Жан_Кирштейн
Жан - братан, конь в пальто и просто красавец! Умеет пользоваться своей головой, руками и ногами, потому-то и стал одним из лучших выпускников 104-ого кадетского корпуса, а позднее получил место не абы где, а в отряде самого Мойдодыра всея Эльдии! Да, Жан, как и многие жители Стен, был пожёван судьбой, его мечты и дружественные связи были растоптаны титанами, но он никогда не сдавался. Продолжал идти вперёд, продолжал сражаться за Родину, а позднее за весь мир, когда уже другие не могли.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мы не стали изобретать велосипед в нашей игре, мы поступили круче и создали подводную лодку! И Жан важный человек в сюжете (уже кое-что прописано, интересное), поэтому сразу мотайте на ус, что вам придётся (вот прям реально придётся, иначе мы закосплеим Гэндальфа) играть с нами в sci-fi AU. Подробнее обо всей этой свистопляске вы сможете узнать лично у каста~ Мы всегда будем вам рады (всё покажем, расскажем и в нужные тайники сводим). Игра по канону (манге) у нас есть и приветствуется, поэтому не волнуйтесь - мы за любой кипиш кроме голодовки.

Пробный пост

Посмотри на море — оно похоже на небо.
Посмотри на небо — оно похоже на море.
Одинаковые, как близнецы,
Они неразлучны в этом мире.
Навеки вместе.

Кричи вслух, когда ненавидишь мир. Не держи в себе боль, что он тебе причинил. – Брат улыбнулся и погладил по голове. – Кричи, когда рука, кормившая и поддерживавшая тебя обратилась средним пальцем. – Тут Антэйн засмеялся, он явно пытался поддержать его, как это делал их дед, пытался развеселить, но они оба понимали, что его «шутки» не то, чтобы смешные, они странные. Но Армин был рад, действительно рад, что не один в этом мире, что у него есть брат, что они близнецы – ведь связь их куда сильнее, чем у кого-то еще. – Просто, знаешь. Глубоко вздохни и кричи, словно бы вокруг чисто поле и никого нет. Кричи, ведь крик тоже своего рода поэзия, мелодия твоей жизни. Все кричат, никто не терпит, так и ты кричи, потому что ты и я ничем не отличаемся от других. Мы тоже люди… в нас нет ничего хорошего… - Ант поворошил золотые волосы Армина, после чего обомлел от резкого крика брата.
- Ахахах – звонко рассмеялся Антэйн. – Не так резко, балда! Ахахах… ты меня напугал. – Младший Арлерт заливался громким, чистым детским смехом, пока его брат рыдал и орал о том «какие все мрази» и что «они всем еще покажут».

Приятные детские воспоминания наполняли его сердце, заставляя его работать на полную мощность. Вставай, беги, спасай всех до кого дотянутся твои руки. Спаси Антэйна! Беги! Вставай!

После первого взрыва, он помчался в сторону команды сломя голову. Ему было все равно на собственную безопасность, ему нужна была лишь информация. Поспешишь – людей насмешишь, посмеяться, конечно, не получилось, но наломать дров старший Арлерт успел много и не все свои бревна он видел (понимал, что оставляет за собой гору щепок от прекрасного леса спокойствия их жизни): спешил так сильно, что забыл проверить сохранность их незнакомки, просто бросил ее и помчался прочь, летел так сильно, что собрал все углы, все автоматы и конструкции – причинившие ему немало боли, отнявшие большую часть сил, так еще и последующие толчки от поглощаемой бездной Левиафана, сбили его с ног, приложив головой обо что-то холодное и пыльное.

Его руки тряслись, пока он хватался за голову, словно бы она была вазой расколовшийся на две половины, в попытках собрать её вместе. Прийти в себя, собрать все мысли и бежать дальше, бежать к мостику, где была профессор Ханджи, командир, где были все… Бежать, пока неистовый танец их «спасательной шлюпки» прекратился. Бежать, пока его не тряхануло с еще большей силой, да, такой от которой он уже вряд ли оправится так быстро. Собрав все свои силы, Армин встал с пола и с медленным разгоном, спотыкаясь и хватаясь за все, что стояло у него на пути мчался (горбатого могила исправит) в сторону людей, по его мнению, знающих, что происходит на злосчастном Левиафане. Живы ли экспедиторы, а самое главное – жив ли Антэйн.

Армин влетел в помещение, влетел в кого-то из персонала, который тоже куда-то спешил. То был Моблит, оставленный за главного, пока… - Профессор Ханджи в медицинском отсеке! – Не дожидаясь расспросов (догадливости этого мужчины можно было только позавидовать) Моблит в буквальном смысле развернул Армина на месте и вытолкал в сторону медпункта. Умное решение гениального помощника, сразу убьет двух зайцев, избавится от надоедливой мухи (от которой, будем честны, в такой ситуации толку будет куда меньше, чем от той же Саши. Кому вообще сейчас может помочь он, «человек язык», Армин и сам это понимал, а потому чувствовал еще хуже, чем мог бы) и не дать тому помереть от потери крови (пролетая мимо зеркальной поверхности, Армин смог оценить степень своей «привлекательности», красная рожа, рассеченный лоб и разбитая губа. Штаны, разодранные на коленках, да, и в целом одежда и блондин выглядели так, словно бы ими мыли полы. Что не было далеко от истины, но кого это волнует).
Шаг, еще один и вот он в спасительном отсеке.

- Профессор! – Руки Армина сжались в кулаки, буквально за секунду все его тело переполнила злость и обида, ему хотелось кричать, крушить и рыдать. – Какого черта там произошло! – Всегда собранный парень пытался взять себя в руки, но картина, представшая перед ним, послужила спичкой, брошенной в сухую траву…Все готовились к худшему раскладу, а потому готовили аппарат, ровесник станции, если не древнее, для спасения утопающих с Левиафана. – Хааа… - Он выдохнул, провел взглядом по комнате и заметил в ней еще и командира Эрвина. Старший Арлерт медленно зашагал в сторону начальства. – Я дико извиняюсь… - На лице Армина блеснула кривая улыбка. – Но, если с Антэйном что-нибудь случится…я молчать не стану. – Армина уже не штормило, он отдавал своим действиям полный отчет, подобная дерзость, на его взгляд, была самым верным решением. Что-то случилось, и это «что-то» явно не было простой случайностью, Армин, да, и все, у кого варит котелок не только на кухне, понимали это, а потому все, что ему оставалось делать в такой ситуации, это расставить сети, подобно моряку, вышедшему в открытое синее пространство за золотой рыбкой.


***
По-настоящему насладиться спокойной и неувядающей красотой можно только в счастливых снах, однако наш мир лишил себя такой возможности, в погоне за исполнением мечтаний, в бесконечной гонке за выживание, удовлетворение своих плотских желаний,  в угаре идолопоклонства – утратив тем самым драгоценный дар детской чистоты и невинности. Мы погрязли в мире, который медленно, смакуя каждый кусочек, пожирает нас, наши надежды, страхи и время.
«Все в порядке, если это слишком для тебя, ты можешь немного о т д о х н у т ь…» - твердил приятный женский голос, доносящийся из-за сладкой пелены небытия. Он был теплым, но одновременно с этим холодным, добрым, но колким – неприятным. То, как она протянула «отдохнуть» и вовсе отбивало у Антэйна всякое желание наслаждаться покоем. С чего бы ему сейчас отдыхать? Действительно, для этого у юноши не было времени. А почему? Он всеми силами хватался за появляющиеся образы, мысли, чувства боли и страха – стараясь пробудиться от вечного сна, уготовленного ему старушкой Смертью, вульгарно зазывающей его под свой полог.

Сколько пробыл без сознания Антэйн не знал. Он слышал лишь жалобный голос девушки что, всхлипывая повторяла себе что-то под нос, была ли это молитва или стоны боли, он не понимал, возможно, всё вместе. Ему и без того было больно, голова раскалывалась, во всем теле была дрожь, во рту противный привкус соли, так тут ещё и Мина, полностью потерявшая контроль над собой. Ант понимал, что ей больно и страшно, но поделать ничего не мог, ему бы сначала самому прийти в себя, а уже потом кидаться к ней и к другим членам экипажа. От подобной (несвойственной ему Арминовости) младшему Арлерту стало тошно, возможно, причина была в сотрясении, но  в голове крутилась фраза: «не говори, что я хороший».

С каждой попыткой сделать хоть одно движение, с каждым глотком воздуха, коего становилось всё меньше, а это означало только одно, ему уже никого не спасти, даже себя. Что же случилось и почему всё тело пронзает резкая, отвратительная боль? Антэйн пытался собрать все мысли в кучу, но, кажется, чем больше он думал, чем больше пытался пошевелиться и встать, его мозги превращались в кашу, теплую, густую кашу, медленно сочащуюся из его тела?! Ант кое-как прикоснулся к голове и почувствовал теплую жидкость – кровь. Она заливала его глаза, стекала по щекам, марала губы и униформу то, что от неё осталось.
«Дерьмо» только и смог процедить парень. Стиснув зубы, он медленно поднялся. Сначала на четвереньки, потом, усевшись на колени и используя что-то железное для опоры, постарался встать на обе ноги. Попытка увенчалась успехом, раза эдак с четвёртого. Все приборы мигали, словно бы были одержимы каким-то странным демоном. Ребята, которые были вместе с ним в рубке, подобно окружающим вещам валялись в разных углах. Настолько сильно их тряхануло… Кто-то рыдал от боли, кто-то молча трясся, кто-то молчал и не дышал – для них, все было кончено.

«Ах, точно… Я же уже пытался» - в голове Антэйна пронеслось мгновение до очередного взрыва, как он отчаянно, вместе с членами команды пытался восстановить контроль над машиной, вернуть связь, минимизировать жертвы…Когда они пытались спасти жизни товарищей, раздалось ещё несколько хлопков, в результате которых их «железный морской конёк» стал вконец неуправляемым. Поскидывал всех в разные стороны и с огненной гривой пустился в пляс вместе с морской богиней, страстно желающей заполучить как можно больше невинных душ моряков в свою коллекцию. И, вот, когда до спасительной «аварийной кнопки», рычага, затворяющего все отсеки, оставалось всего ничего, в левом крыле раздался очередной хлопок. Левиафан тряхнуло с ещё большей силой, маленький блондин при всём своём желании никак не мог удержаться на ногах…Его откинуло так высоко, так отвратительно грубо…легко, словно бы он был пылинкой, никчемным мусором, который вот-вот поглотит морская пучина.
Тогда тьма накрыла его с головой…

+6

65

Madoc
[block=fd]The folk of the air

MADOC [THE FOLK OF THE AIR]

раса: фейри
возраст: неизвестно

деятельность: Главный генерал Верховного короля Фейриленда
место обитания: Эльфхейм

https://img.wattpad.com/840a322cf722a6f2f1c876f7f023670856438dcb/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f6f7855584a3956766c4a786638773d3d2d3532343130343233302e313530623431623833346634623231633832323830323538323538312e676966
alexander skarsgard, art


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Рождён в крови и воспитан для кровопролития. Главный генерал, не представляющий жизни без очередной войны и борьбы за безграничную власть. Самый сильный, самый расчетливый, самый хладнокровный. Убийца родителей Джуд. Монстр, похитивший её и сестер в мир монстров и ужасов. Он же - учитель и отец, которого вопреки любой логике Джуд искренне полюбила. Мадок давал ей все необходимые знания о стратегии и искусстве владения мечом. А после сажал на колени и читал книги, гладил по волосам и давал почувствовать родительскую любовь. Сейчас Джуд это кажется едва реальным прошлым, пусть и совсем недалеким. В их новом мире они прямые соперники, за власть, за Корону, за право оказаться победителем.
Ещё пока есть шанс отступить или начать работать вместе, а не против друг друга. Но никто из нас не сдаться. Правда ведь, пап? Ты воспитал меня такой. Ты сделал меня той, кем я являюсь. Гордись или убей.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Внешность на Ваш выбор. Любите Мадока так же сильно, как его люблю я, обо всем остальном договоримся)

Пробный пост

Фейри не способны врать. И если в большинстве ситуаций Джуд умело использует этот факт, иногда же остаётся лишь его ненавидеть. Как в случае с Карданом. Он всегда мастерски управляется с правдой, как с замысловатым оружием. Каждый раз направляя свои удары слов в самые болезненные точки Дуарте, превращая любой их разговор в смертельную битву. Как же она устала. Частично и от того, насколько же он чертовски и невыносимо прав. Вновь.

Кардан никогда не хотел этой короны, не просил её, не пытался заполучить, в отличии от всех своих родственников. Это и делало его идеальным кандидатом для главной роли в сумасшедшем плане Дуарте. Но и проблем от острой аллергии принца на ответственность оказалось не меньше. Буквально все задачи правления опустились тяжелым грузом на плечи смертной девочки, которая переоценила собственные возможности. Она разрывалась на части, пытаясь не выпустить из внимания ничего важного, пока сам Верховный король бесконечно отдыхал и развлекался.

Но разве не в этом и заключается их сделка, как справедливо подмечает сам Кардан?

Джуд молчит. Понимает, что он прав. Но скорее откусит себе кусочек пальца на ещё целой руке, чем согласится с ним хоть в чём-либо сейчас. Потому делает вид, будто позволяет ему высказаться. Мыслей в голове короля накопилось явно немало, и он вовсе не сдерживается в их выражении, подсвечивая каждую из ошибок своего сенешаля. Безусловно, ей стоит быть осторожнее в своем маниакальном желании контролировать каждое движение, каждое слово Кардана в страхе от того, на какие глупости тот способен. Да и устраивать погром в королевский покоях тоже идея не сильно разумная.

Она слишком устала. От этого безупречно продуманный на первый взгляд план трещит по швам, как и способность Джуд держаться. Хочется заплакать, закричать о том, как это тоже вовсе не то будущее, о котором мечтала девушка. Что она понятия не имеет, как управлять королевством. Что безумно боится каждого собственного шага, ведь даже не догадывается, правильный он или же приведет к краху. Только вот подобной опции в её арсенале нет. Не говоря уже о том, что Кардан последний, на чьих глазах Джуд позволит себе расклеиться. Не дождется.

Наконец, речь Верховного короля подходит к концу. Конечно же, сенешаль замечает опасный взгляд Кардана, от которого все подданные лишаются дара речи, припоминая былую жестокость принца. Не ускользает от внимания Джуд и угрожающие намеки в его словах. Кем он себя возомнил? Тихий голосок разума напоминает, что их сделка крайне недолговечна. Под её контролем Кардан будет ещё семь месяцев, а вот Верховным королем столько, сколько пожелает. Ведь у неё пока нет плана, как убедить его передать правление Оуку в подходящий момент. Так что, самоуверенность и угрозы вполне оправданы. Не может же Джуд приказать ему перерезать себе горло, как бы сильно иногда не хотелось. Кто тогда коронует брата? Нет, какое бы поведение Кардан не позволял себе, он нужен живым и невредимым.

- Ты всегда недооценивал мои силы, - усмехается Джуд, вспоминая, как тот когда-то пытался заставить её отказаться от участия в турнире. Не сработало тогда, не выйдет и сейчас подорвать остатки уверенности в себе. - И где мы сейчас? - спрашивает с намеком на настоящее положение вещей, в котором Кардан находится под её безграничным контролем. Но речь сейчас не совсем об этом.

- Мне вовсе не нужно контролировать всех. Достаточно и того, что я контролирую тебя, - намеренно не задевает неудобной для себя темы в виде собственных ошибок. Да, Джуд не безупречна. Спасибо за наблюдение, Кардан, она в курсе. - Но вопреки этому факту, я стою здесь и пытаюсь вести с тобой диалог. Вместо того, чтобы отдать приказ, которому ты обязан подчиниться.

Указывает на очевидную вещь. Разве что, не кричит ему “Чёрт возьми, я стараюсь, чурбан ты бесчувственный!”. Хотя, когда это Кардан был способен оценить старания других. Да и, собственно, в чём его выгода.

- Я знаю, что ты не хотел ни короны, ни моего контроля над собой. Но имеем, что имеем, - сенешаль разводит руками, ситуация не изменится, как бы сильно они оба не хотели никаким образом не пересекаться друг с другом. - Можешь и дальше продолжать валять дурака, тщательно выстраивать славу первого Короля пьяницы. Да и позволять Локку унижать себя при каждом удобном для него случае тоже безусловно можешь, - выражение лица Джуд отчетливо дает понять, что лично её такие вещи мало интересуют, репутация Кардана - лишь его забота. Проблема исключительно в том, какие последствия это несет для трона, который необходимо сохранить для Оука.

- Но тогда мы остаемся заключены в ловушку, где я вынуждена править единолично и всё контролировать. И, как ты красиво подметил, это укрепляет всех во мнении, что ты - слабый Король, - не подпускать его слова близко к сердцу, а использовать против него. Джуд тренировалась этому навыку ещё со школы. - Неужели ты действительно хочешь остаться таким в памяти народа? Хочешь войти в историю слабым и бесполезным? Позором рода Гринбриара? - здесь уже сенешаль стреляет откровенно вслепую. Она понятия не имеет, играет ли это хоть какую-то роль для Кардана. А вдруг его действительно ничего, кроме вина и пирушек не волнует? Что, если его главная цель - отомстить ей лично, и плевать на последствия для всего Эльфхейма?

+1

66

Taryn Duarte
[block=fd]The folk of the air

TARYN DUARTE [THE FOLK OF THE AIR]

раса: человек
возраст: 18

деятельность: невеста, сестра, дочь
место обитания: Эльфхейм

https://img.wattpad.com/f9b7e9d0b1fe38d48bf9e6d179bcffd00c6c4c50/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f54582d7466737276394a38512d773d3d2d3734363435363738312e313561393138656465363066316163623333373231393131393631372e676966
lily james, art


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Смертная сестра-близняшка Джуд, чьи родители пали от руки Мадока у неё на глазах. Старшая из них, более осмотрительная, менее импульсивная. Тарин понимает мир фейри и знает, как успешно занять достойное место в нем. Свой единственный способ обрести защиту видит в браке с фейри, а потому прикладывает все усилия для достижения этой цели. Этикет и стиль - сильные стороны. Её оружие вовсе не меч, пусть им она владеть и научилась. Куда опаснее внимание к деталям, умение хранить любые тайны и пользоваться ими по необходимости. Тарин вовсе не безобидная простушка, её стоит опасаться, с ней необходимо быть осторожным. Всё-таки, она такая же лгунья, как и все смертные. Не говоря уже о том, что дочь своего приемного отца.
И всё же, ты лучше меня. Я отдала бы столько за умение вот так искренне улыбаться и радоваться простым вещам. За то, чтобы я могла так же естественно влиться в этот мир, как и ты. Как же я скучаю по тебе, Тарин. По тем временам, когда мы были так близки. До Локка, Кардана, моей игры во власть и твоих предательств. Ты же знаешь, что я тебя простила за каждое? В тот же момент. Приходи, люби меня, предавай снова, просто будь в моей жизни, моя близняшка.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Внешность изменить нельзя по понятной причине) Но всегда можно использовать арт.
Обо всем остальном договоримся уже лично. В игру заберу гарантировано, очень жду.

Пробный пост

Фейри не способны врать. И если в большинстве ситуаций Джуд умело использует этот факт, иногда же остаётся лишь его ненавидеть. Как в случае с Карданом. Он всегда мастерски управляется с правдой, как с замысловатым оружием. Каждый раз направляя свои удары слов в самые болезненные точки Дуарте, превращая любой их разговор в смертельную битву. Как же она устала. Частично и от того, насколько же он чертовски и невыносимо прав. Вновь.

Кардан никогда не хотел этой короны, не просил её, не пытался заполучить, в отличии от всех своих родственников. Это и делало его идеальным кандидатом для главной роли в сумасшедшем плане Дуарте. Но и проблем от острой аллергии принца на ответственность оказалось не меньше. Буквально все задачи правления опустились тяжелым грузом на плечи смертной девочки, которая переоценила собственные возможности. Она разрывалась на части, пытаясь не выпустить из внимания ничего важного, пока сам Верховный король бесконечно отдыхал и развлекался.

Но разве не в этом и заключается их сделка, как справедливо подмечает сам Кардан?

Джуд молчит. Понимает, что он прав. Но скорее откусит себе кусочек пальца на ещё целой руке, чем согласится с ним хоть в чём-либо сейчас. Потому делает вид, будто позволяет ему высказаться. Мыслей в голове короля накопилось явно немало, и он вовсе не сдерживается в их выражении, подсвечивая каждую из ошибок своего сенешаля. Безусловно, ей стоит быть осторожнее в своем маниакальном желании контролировать каждое движение, каждое слово Кардана в страхе от того, на какие глупости тот способен. Да и устраивать погром в королевский покоях тоже идея не сильно разумная.

Она слишком устала. От этого безупречно продуманный на первый взгляд план трещит по швам, как и способность Джуд держаться. Хочется заплакать, закричать о том, как это тоже вовсе не то будущее, о котором мечтала девушка. Что она понятия не имеет, как управлять королевством. Что безумно боится каждого собственного шага, ведь даже не догадывается, правильный он или же приведет к краху. Только вот подобной опции в её арсенале нет. Не говоря уже о том, что Кардан последний, на чьих глазах Джуд позволит себе расклеиться. Не дождется.

Наконец, речь Верховного короля подходит к концу. Конечно же, сенешаль замечает опасный взгляд Кардана, от которого все подданные лишаются дара речи, припоминая былую жестокость принца. Не ускользает от внимания Джуд и угрожающие намеки в его словах. Кем он себя возомнил? Тихий голосок разума напоминает, что их сделка крайне недолговечна. Под её контролем Кардан будет ещё семь месяцев, а вот Верховным королем столько, сколько пожелает. Ведь у неё пока нет плана, как убедить его передать правление Оуку в подходящий момент. Так что, самоуверенность и угрозы вполне оправданы. Не может же Джуд приказать ему перерезать себе горло, как бы сильно иногда не хотелось. Кто тогда коронует брата? Нет, какое бы поведение Кардан не позволял себе, он нужен живым и невредимым.

- Ты всегда недооценивал мои силы, - усмехается Джуд, вспоминая, как тот когда-то пытался заставить её отказаться от участия в турнире. Не сработало тогда, не выйдет и сейчас подорвать остатки уверенности в себе. - И где мы сейчас? - спрашивает с намеком на настоящее положение вещей, в котором Кардан находится под её безграничным контролем. Но речь сейчас не совсем об этом.

- Мне вовсе не нужно контролировать всех. Достаточно и того, что я контролирую тебя, - намеренно не задевает неудобной для себя темы в виде собственных ошибок. Да, Джуд не безупречна. Спасибо за наблюдение, Кардан, она в курсе. - Но вопреки этому факту, я стою здесь и пытаюсь вести с тобой диалог. Вместо того, чтобы отдать приказ, которому ты обязан подчиниться.

Указывает на очевидную вещь. Разве что, не кричит ему “Чёрт возьми, я стараюсь, чурбан ты бесчувственный!”. Хотя, когда это Кардан был способен оценить старания других. Да и, собственно, в чём его выгода.

- Я знаю, что ты не хотел ни короны, ни моего контроля над собой. Но имеем, что имеем, - сенешаль разводит руками, ситуация не изменится, как бы сильно они оба не хотели никаким образом не пересекаться друг с другом. - Можешь и дальше продолжать валять дурака, тщательно выстраивать славу первого Короля пьяницы. Да и позволять Локку унижать себя при каждом удобном для него случае тоже безусловно можешь, - выражение лица Джуд отчетливо дает понять, что лично её такие вещи мало интересуют, репутация Кардана - лишь его забота. Проблема исключительно в том, какие последствия это несет для трона, который необходимо сохранить для Оука.

- Но тогда мы остаемся заключены в ловушку, где я вынуждена править единолично и всё контролировать. И, как ты красиво подметил, это укрепляет всех во мнении, что ты - слабый Король, - не подпускать его слова близко к сердцу, а использовать против него. Джуд тренировалась этому навыку ещё со школы. - Неужели ты действительно хочешь остаться таким в памяти народа? Хочешь войти в историю слабым и бесполезным? Позором рода Гринбриара? - здесь уже сенешаль стреляет откровенно вслепую. Она понятия не имеет, играет ли это хоть какую-то роль для Кардана. А вдруг его действительно ничего, кроме вина и пирушек не волнует? Что, если его главная цель - отомстить ей лично, и плевать на последствия для всего Эльфхейма?

+1

67

March 7

honkai: star rail

MARCH 7 [HONKAI: STAR RAIL]

раса: выглядит как самая милая девочка
возраст: молодая

деятельность: безымянная
место обитания: поезд Акивили

https://i.imgur.com/ztqcINW.gif    https://i.imgur.com/KvM6qOh.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
   Девочка-смайл, девочка-позитив, девочка-примогем, девочка-милашка и совсем-совсем справляется. Успевает посмотреть межгалактические тиктоки, влететь в тренды, составить новый милейший фотоальбом и найти костюмчик для Пом-Пом.
  У Март нет времени на то, чтобы заниматься нудятиной - у неё на это есть Дан Хэн. У Март нет времени на глупости - этим с удовольствием занимается Келус. Март выбрала себе всё самое интересное и милое - моду, фотографии, тренды и веселье. Она знает многое об интересных женщинах, о ярких девушках - со всех уголков всех миров. Её любимые вещи и хобби - всё про милое, всё про девчачье.
    У Март каждый день новый, яркий, свежий. И она всё время всё снимает.
  Потому что карточки и дневники - не исчезнут так же легко, как память.
Верно?

    Март храбрая, Март стойкая. Март сильная и может защитить не только себя, но и других.
  Почему же ей иногда становится так страшно закрывать глаза?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
     С порога первым же делом: заявка не в пару, потому что для меня Март это сестрёнка, которую надо оберегать и защищать и от которой не спрятаться, если она решила накрасить тебе ноготочки.
    Март и Келус очень похожи - у них у обоих было какое-то прошлое, но они не в курсе какое. Они оба отчаянно и по мере своих сил ищут ответы на эти вопросы. И вместе явно будет веселее.
  Что могу дать вам я: посты от 4к символов с заглавными-птицей-тройкой-мемами-стеклом-приключениями. Но медленно. Потому что мусорки сами себя не обыщут.
   Чего я жду от вас: самостоятельности в решениях, терпения, и желания сиять этой звёздочкой экспресса.
Если вас напугал мой тон, но всё равно хочется потусить на экспрессе без моего участия - велком. Я не вредный и запрещать не стану)
  Если что - выставляйте баки в гостевой, я призовусь  http://i.imgur.com/i031ndt.png

Пробный пост

Гилберт уже привык, что от Лотти можно ожидать всего, чего угодно, правда, он был уверен, что эта выходка — лишь начало чего-то... Он, правда, откровенно не понимал чего. Но ... чего-то?
   Он вздыхает устало, так, будто ему и вправду уже гораздо больше ста лет. И даже больше двухсот. И вообще. И закатывает глаза, кривя губы в совершенно не подобающей юноше из высшего общества манере. И если бы тут был господин Оскар — он бы конечно не преминул, в шутку, конечно, сообщить ему об этом. Но ему можно. Ему вообще можно было всё, что его душе угодно.
   Шарлотта же...
Ты? Не любишь высшее общество? — Гил только смеяться вслух не начинает, но быстро спохватывается, ловя испепеляющий взгляд. — Меня вообще в нём быть не должно, Лотти, я слуга. Конец истории. Хватит мучить девушку, выпускай.
  То, что она выпускает особу — это чудесно. Но то, что она продолжает нагло врать — Гила бесит, и он практически высказывает это всё ей в лицо, но... В коридоре виднеется кошка.
   Трехцветная. Вальяжно идёт в сторону людей. Среди которых он и стоял.
  Гил бледнеет, хотя казалось, кудаб уж дальше-то?, поднимает голову, расправляя плечи, и, быстро развернувшись на каблуках уходит прочь, пока это ЧУДОВИЩЕ не приблизилось к нему ни на йоту ближе.
   Это было просто выше его сил. Просто невыносимое место.
  Почему он вообще живёт с ними всеми?..

  Гилберта вызывают в Пандору и Рейм встречает его с порога, и выглядит он, конечно, нервно, вечно что-то в руках теребит, и перескакивает с темы на тему. И посматривает на часы. Гил, конечно, спрашивает его, в чём дело, но Луннет отмахивается, поправляя очки, и начинает опять талдычить ему про нелегалов, которых что-то опять стало много, и что, ну вот, никак без него, такого чудесного обладателя Ворона не справиться.
   Гилберт, как бы, и так это знал. И знал что, в общем-то, все Баскервили готовы были помогать, потому как баланс над Бездной вроде как вернули им в основные обязанности. И, признаем честно, никто не умел это делать так, как они. Никто.
    Найтрей, как его иногда звали по силе привычки, а он редко когда решался поправлять людей, потому что не был всё ещё уверен, что относится хоть к какому-то из домов, оказывается усажен за стол, ему выдают кружку чая, и продолжают заговаривать зубы.
Рейм, что-то случилось с леди Рейнсворт? — к кружке он даже не притрагивается, а вот сигарету достаёт, никак не избавится от этой привычки. — Ты какой-то сам не свой.
нет-нет, всё в полном порядке, правда, просто... — он вновь смотрит на часы, потом на дверь, потом снова на часы, и Гилберт видит буквально испарину у него на лбу.
Ты кого-то ждёшь? — локти ставит на стол, и всматривается в чужое лицо.
Не совсем...
    Когда дверь таки распахивается — Гилберт готов поклясться, что он видит облегчение на лице друга, но лишь поднимает удивлённо бровь. Им сообщают о том, что совсем неподалёку от Штаба обнаружился нелегальный контрактор. И Гилберт подскакивает со стула, подхватывая свою шляпу, прежде чем попрощаться с Реймом.
   Когда он добирается до места, которое и правда жутко близко к штабу, что совсем не похоже на типичное поведение контрактников. Но.. Может этот совсем обезумел?
  Гил призывает Ворона, и чёрные перья сыпятся с неба, и глаза, которыми обладала цепь подсказывают ему куда идти конкретно.
Хотя не то, чтобы это было ему жизненно необходимо, потому что отвратительного звука женский визг не прекращает разноситься по округе. И, конечно же, наличие гражданских Гилберта не радует.
   Когда он приближается к месту его зрению предстаёт.... Лили?
В девчушку вцепилась какая-то знатная дамочка, вся в рюшах и с таким ароматом туалетной воды, что даже стоя в паре метров от неё Гилберт был готов расчихаться. Ну и да, вблизи она орала ещё более отвратительно.
Лили! Что тыт ту делаешь? Почему не помогаешь?! — он злился, потому что она тоже могла бы избавиться от проблемы. Если бы захотела. С лили было сложно, она всё ещё большую часть времени вела себя как маленький ребёнок, и Гила это бесило.
   Когда так вела себя крольчиха — это было, пожалуй, менее невыносимо. Может Оз всё сглаживал? Гил не знал. Но сейчас в этой какофонии он толком даже не мог понять где находится Цепь и его это не радовало. Ворон же говорил ему, что тут есть Леон и .. Больше никого.
  Гилберт не мог не верить Ворону. Но не мог поверить в то, что вызов был ложным, а потому он достал револьвер.
Лили, тащи даму отсюда, пока я тебе не всыпал. Нечего вам тут стоять. Не хочешь помогать иначе — поможешь так! — шипит на девочку, кивком головы указывая в какую сторону ей идти.

Отредактировано Caelus (19.02.24 07:29:00)

+1

68

gojo satoru в пару

jujutsu kaisen

GOJO SATORU [JUJUTSU KAISEN]

раса: человек;
возраст: около 30

деятельность: шаман;
место обитания: токио; япония

https://i.imgur.com/Cv4yBNp.png https://i.imgur.com/lbo2Lwn.png
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
годжо избранный и это чувствуется везде — в том, как он улыбается, как прячет глаза под маской, как смотрит на собственных врагов и как смотрит на него, сугуро; годжо — избранный, у него по венам течет не кровь, а лава, его короновали в детстве венком терновым и сказали, что так и надо ( а снимать его — не то, чем он хотел бы заниматься )

улыбка годжо всегда придурковатая, но только в ней сугуро видит свое спасение — сначала, когда знакомится с ним в колледже во время их обучения; после — когда очередное проклятье выворачивает наизнанку и заставляет жадно глотать воздух; годжо — нечто недосягаемое, он одновременно существует и нет; годжо — константа в мире гето, вот только

любая константа может прекратить ей быть — когда же все пошло наперекосяк? быть может, в тот момент, когда гето понял истину людей, быть может, чуть позже — когда покрывало «я его никогда не догоню; никогда не встану вровень» вдруг ударило и накрыло удушающей тьмой; проклятья изгоняются проклятьями, именно потому и существует проклятая техника, именно поэтому каждый шаман хочет получить способность гето — сугуро же хочет одного: чтобы годжо улыбнулся ему еще один треклятый раз.

но годжо не улыбается, годжо лишь смотрит тяжелым взглядом и они проходят мимо, пока в воздухе застревает угроза — им необязательно ее произносить, необязательно даже пытаться сделать вид, что они рады друг-другу сейчас, стоя здесь, по середине хаотичного движения людей. вот только

когда они встречаются снова — руки гето по локоть в крови, а кэндзяку, подобно вирусу, все глубже и глубже проникает в жилы, все сильнее отравляет. и гето не справится с этим, гето не сбежать, а годжо не тот, кто собирается спасать ( даже если на гето висит табличка алыми буквами ); когда они встречаются снова — они по разные стороны баррикад и гето лишь улыбается уголками губ, потому что

— ты знаешь, я скучал

и это та самая правда, которая заставляет улыбку годжо дрогнуть.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
я очень сильно люблю сатору, я очень сильно сугуру и потому обещаю преданно любить, обожать и все, что только захотите! обязуюсь даже делать графику! я не привередлив в плане постов, бегать за вами и требовать их я тоже не собираюсь — главное, чтобы нам было комфортно и уютно :з я люблю общение вне форума, потому что считаю что без него практически невозможно нормально играть; а еще я люблю кидаться всяким вдохновляющим контентом  http://i.imgur.com/UWb5QzV.png знание манги не особо обязательно, но было бы большим плюсом. однако! если нет желания знакомиться, я сам тебе обо всем расскажу, покажу и за ручку проведу. ты просто приходи и позволь мне тебя заиграть  http://i.imgur.com/8z31unC.png

Пробный пост

проклятья пахнут тиной — на вкус они горькие, противные, растекаются по языку отравой и скользят в горло; на вкус проклятья — как кровь: привкус стали на языке и соли из-за не пролитых чьих-то слез; гето никогда не хотел обладать такой техникой, никогда не хотел быть вместилищем проклятий, но у судьбы другие планы. она награждает его не только способностью пожирать проклятья, но еще и отторгать их, превращая в оружие. и гето мирится с этим — пожирает одно за другим, пока тело и душа становятся слабее день ото дня.

когда гето рвет в собственной ванне, он лишь вытирает пальцами блевотину, моет руки и натягивает улыбку. он должен быть храбрым, он должен не смотреть на годжо, чья сила становится все сильнее и сильнее. ему на роже написано быть самым сильным, быть признанным человеком с экстраординарными способностями, а гето? гето ничего не написано — он просто как собака прется за годжо, пожирает проклятья и думает о том, как бы не блевать в очередной раз, потому что все они — голосами внутри отдаются.

умирать, на самом деле, не так страшно — страшно было не сказать нужных слов, не сказать то, чего он так давно хотел услышать сам; когда он проигрывает, гето закрывает глаза и приваливается около стены, держась за рану. и годжо — тот, кого он видит последним. годжо — тот, у кого он просит прощения и говорит три заклятых слова: я тебя люблю.

это слишком низко — говорить такое, перекладывать ответственность на чужие плечи и умирать. и гето, правда, был уверен в том, что годжо его убьет окончательно, потому что только так можно смыть все то, что он сделал; невольно сугуру представляет себя в роли тех двух девчонок, которых он спас из клетки. кто тогда был виноват — они, которые просто старались защититься, или люди, которые сделали их такими? гетго никогда не задумывался, ровно как не старается задуматься и сейчас — когда же кровь перестанет идти и станет не так холодно?

когда сугуру умирает, он улыбается. едва заметно приподнимая уголки губ, смотря куда-то перед собой, пока глаза не закроются и пока голова не упадет на грудь; о нем никто не вспомнит — он, будучи признанным преступником, больше не имеет права на сожаление. он, будучи преступником, совершенно точно не имеет права на то, чтобы его оплакивали.

проклятья на вкус — как тина. мерзкие, склизкие. а еще они говорят с ним даже после смерти — заставляют его смотреть чужие жизни, заставляют его думать о том, что он никогда не был достоин стоять рядом с годжо, ведь сатору — станет великим, а теряться в чужой тени гето устал. да и этот шестиглазый очень четко показал то, что ему нет дела до него и душевной организации чужого человека.

— все нешаманы должны умереть, — голос шепчет ему в ухо, как назойливая муха не покидает его и лето морщится, отмахивается, — ты сможешь все, мой мальчик, только дай мне свое тело. —  и словно бы у гето был выбор. словно бы он мог отказаться от сделки, словно он бы мог просто послать его к чертям подальше и попросить подарить нормальную смерть, но.

первое, что чувствует гето после пробуждения — боль во всем теле. оно, конечно, залечило раны и теперь выглядит как и прежде, вот только внутри него словно что-то поменялось. не треснуло и надломилось, а стало крошевом, по которому он идет босыми ногами и это крошево впивается в кожу, ранит ее и оставляет красные следы после.

годжо бьет хорошо, годжо говорит что-то, но гето не слышит, а кэндзяку не дает понять, что там. он просто затыкает ему уши, отправляет спать и... и годжо ничего не знает — ни сколько ему приходится спать, ни что происходит вокруг.

— годжо?, — первое, что говорит гето — его имя. он уже и не надеялся увидеть и услышать собственного друга ( друга ли? ). а потом приходит боль — раздирающая, заставляющая его зашипеть и сдержать хоть какие-то эмоции кроме этого. ему нельзя, это непозволительно. но взгляд цепляется за рану, из которой хлещет кровь, и гето затылком упирается в стену позади себя, дышит судорожно.

— неужели дежавю?,  — на губах у него пузырится кровь и он ее сплевывает. кровь на вкус — как проклятья, которые он пожирает, но именно сейчас он смотрит на годжо и старается сфокусировать взгляд, — что тут произошло?, — кэндзяку внутри молчит, а гето смотрит на разрушенные стены и ничего не понимает.

— когда я успел вернуться? почему я жив?, — и не понятно кому он задает эти вопросы.

Отредактировано Suguru Geto (19.02.24 00:29:34)

+4

69

Временно не актуально.

Edward Remus “Teddy” Lupin [в пару]

Wizarding World

EDWARD REMUS “TEDDY” LUPIN [WIZARDING WORLD]

раса: на 70% человек, на 30% ядерная смесь из наследственности оборотня и метаморфа.
возраст: 24 года.

деятельность: опционально.
место обитания: Великобритания.

https://i.imgur.com/bmMC2NZ.jpeg https://i.imgur.com/J3uR24k.jpeg https://i.imgur.com/raqJVlp.jpeg https://i.imgur.com/Ij85NQd.jpeg https://i.imgur.com/bDqvCHn.jpeg
внешность обсуждаема, общий концепт на одной из картиночек выше.


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
У Скорпиуса нет младших и старших братьев. Все младшие и старшие братья, сестры, кузены, кузины, дети детей друзей чьей-то бабушки и иже с ними достались Альбусу. И хвала Мерлину, как говорится.

Все, кроме Тедди, у которого, по уму-то, как раз со Скорпиусом больше кровного родства, чем с кем-либо из огромной семьи Поттер-Уизли, к которой тот практически принадлежит (или причисляет сам себя).

После окончания второй магической Войны выясняется, что в жизни Нарциссы Малфой ее сестра Беллатрикс была чуть более важна (даже будучи попросту живой за вековыми стенами Азкабана), чем всем бы хотелось. Наверное, пустота на том месте, где всегда сумасшедшим диким огнем отражались сложные чувства к старшей из сестер, и подталкивает Нарциссу к робким попыткам восстановить общение со средней из “девочек Блэк” - Андромедой. Сложно сказать, насколько плоха была эта затея, но по итогу все оборачивается тем, что в свои пять лет Скорпиус знакомится с Эдвардом Римусом Люпином, как раз вернувшимся домой на лето после первого года обучения в Хогвартсе.

Тот представляется “Тедди” и якобы случайно меняет цвет волос с темного на светло-русый, пока Скорпиуса изнутри щекочет пытливым любопытством. Ему безумно интересно - у уже побывавшего в Хогвартсе, такого взрослого троюродного брата должны быть ответы как минимум на треть всех накопившихся за долгую пятилетнюю жизнь вопросов. А еще братец - метаморф! А еще, а еще..!

Нарцисса и Астория осаживают его на протяжении всего ужина, призывая соблюдать хотя бы маломальские приличия. И полчаса, пока они ожидают Андромеду у камина вдвоем, становятся для Скорпиуса лучшими тридцатью с копейками минутами в его жизни. Потому что Тедди яркий и живой. Тот похож на калейдоскоп с цветными стеклышками, наклон влево, наклон вправо - и каждый раз новая картинка.

Тедди с бабушкой Андромедой (Нарцисса совершенно не против такого обращения, потому что себя разрешает называть только по имени) гостят у них за лето еще четырежды. С началом сентября Скорпиус неловко пишет сумбурное и воистину детское письмо и, выпрашивает у папы филина, отправляет то в Хогвартс. В течение года он пишет еще восемь писем - ответы возвращаются лишь на два из.

К восьми годам Скорпиус понимает, что дружить с ним не хотят. Не потому что он плохой и неинтересный мальчик (хотелось бы верить, он все-таки знает себе цену), а просто потому что, во-первых, он почти вдвое младше, а, во-вторых, он - Малфой.

У Тедди нет мамы с папой. Об этом Драко рассказывает сыну перед тех первым знакомством и просит тактично не затрагивать эту тему.

У Тедди нет мамы с папой по причине страшной Войны десятилетней давности, в которой семья Скорпиуса воевала за сторону, упокоившую тех навечно.

В том числе и поэтому, Тедди - единственный, с кем Скорпиус время от времени о ней, второй магической Войне, говорит.

В разговорах они друг друга не жалеют, это точно. Но Скорпиусу нравится. Он едва ли не впервые в жизни может быть с кем-то максимально честным, попросту не видя ценности в особенной бережливости (если сделать Тедди больно словами, ненарочито, само собой, не наотмашь, то у Тедди по радужке глаз проходит цветастая рябь, и это даже красиво).

Тедди старше на семь с половиной лет, и когда Скорпиусу пятнадцать, тому как раз должно исполниться двадцать три года.

Когда Скорпиусу пятнадцать, Тедди празднует в Малфой-Мэноре Рождество. Они распивают пару бутылок вина на двоих и до утра занимают себя не привычным хождением по лезвию нелицеприятных тем в разговоре, а некоторыми очень нехорошими вещами.

С утра у Скорпиуса болят голова и, почему-то, запястья. Он не слишком отчетливо помнит все произошедшее, но не задает вопросов. Первым, что он говорит, вообще становится: “теперь я знаю, что хочу однажды попробовать с Альбусом. Спасибо”.

И в тот момент ему кажется, что Тедди в самом деле намеревается ударить его по лицу.

Они не братья, не друзья, их даже приятелями можно было бы назвать лишь с огромной натяжкой. И эта неопределенность становится единственным, о чем они не говорят прямо, вслух, словами через рот. Потому что Тедди на семь с половиной лет старше, может быть. А, вероятно, потому что тот каждый раз ловит себя на мысли: “хвала Мерлину, Моргане и всем магловским богами, что я не Альбус Северус Поттер, аминь”, когда Скорпиус в очередной раз шипит рассерженной змеей о том, как он ненавидит Джеймса, Лили, Розу, Хьюго, Гарри Поттера, Джиневру Поттер-Уизли, вообще всех Уизли, особенно Рональда. Всех, у кого прав на Альбуса почему-то больше, хотя это нечестно.

Странно было бы не говорить об этом потому, что каждый раз, когда во время семейного обеда, Скорпиус обнимает обеими руками за шею сзади сидящего за столом братца, кладет голову тому на плечо и лучисто улыбается отцу и Андромеде (мы правда найдем, чем себя занять на день-другой, делайте свои скучные взрослые дела, Тедди за мной присмотрит, пап), тот думает, что собственная ненависть к Альбусу Поттеру слишком похожа на ненависть Скорпиуса ко всей того многочисленной родне.

Странно было бы, правда ведь?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Да, это заявка в пару. И да, от пары в привычном понимании тут разве что количество участников.
Около-инцест, около-абьюз, босоногие прогулки по ковру из стекла.

У Скорпиуса зверская обсессия на лучшем друге, а Тедди хочет жить правильной жизнью, вероятно. Ну, друзья там, нормальные семейные взаимоотношения; ходить с крестным на матчи по Квиддичу по субботам, вырасти бабушкиной гордостью, на Виктуар жениться, собаку завести.
Ничего удивительного в том, что оба не получают желаемого, а довольствуются возможным, в общем-то, нет.

Мотивация вашего персонажа на подобные нездоровые привязанности обсуждаема. Как и внешность, как и род деятельности после Хогвартса, ect. Хэдканон у меня есть, но он достаточно гибкий.

Я - воробушек-социофобушек, поэтому большого количества оффтопа не обещаю от слова совсем. Активность средняя, 1-2 поста в 3+к раз в пару недель будет идеально. Иногда начинаю гореть, выдавая по несколько ответов в сутки, а иногда ухожу в подполье, все в зависимости от жизненных обстоятельств, настроения, фазы Луны, прочего, все, полагаю, как и у всех.

Жду, надеюсь, верю, все дела.

Пробный пост

Скорпиус хочет уйти. Нет, не так. Он очень хочет уйти. И успевает придумать в том числе и два способа эмигрировать из магической Британии.

Например, он мог бы попробовать уговорить отца на перевод в Дурмстранг. Или сбежать с каким-нибудь бродячим маггловским цирком во Францию или - о! - лучше в Соединенные Штаты, за океан. Разжиться незарегистрированной волшебной палочкой. И трансфигурировать конфетти в тропических бабочек, а серпантин - в змей. Каждой публике свой риск удивления по возрасту.

- А еще не так давно мы освоили классический вальс, миссис Малфой, - Нарцисса демонстрирует одобрение услышанному изящным наклоном головы. Скорпиусу очень нравится сложная серебряная заколка в ее волосах. И очень не нравится последующий, обращенный уже к нему вопрос. - А Вы танцуете вальс, юноша?

Необычное украшение, с паутиной из тонких цепочек по кайме. Нарцисса вообще по правильному красива. Наверное, ее можно было бы назвать роскошной, но Скорпиус не любит излишней патетики. И вообще для подобных ярлыков у той есть ее супруг, он-то сам просто внук, не более.

- Прошу прощения? - серебро фамильной реликвии ловит в себя солнечный свет из-за окна, царапает тем по сетчатке и вынуждает подслеповато щуриться. - А, нет. Нет, - его ответ закономерно удивляет миссис Паркинсон-старшую. Но Скорпиус уже закончил этот бессмысленный диалог (цель которого - нелепая игра в сводничество) в своей голове, а потому скромно улыбается, сцепляет пальцы рук в замок за спиной, покачивается на пятках (целых три жеста смущенного человека, для большей правдоподобности) и говорит. - Конечно же, я умею танцевать вальс. Но Вы спросили о том, танцую ли. Не танцую. Танцы - это девочки и все такое, безалаберное, а у меня слишком много планов на жизнь, фактически, одна учеба в голове.

Молчаливому укору в глазах Нарциссы Скорпиус улыбается чуть шире, неприметно и шаловливо обнажая кончики заостренных зубов. На самом деле в голове у него одно лишь желание разжиться Маховиком Времени (скромность - не его грех) или подняться в свою спальню и дописать письмо Альбусу (первая пара недель после каждого курса, начиная с первого, дается очень трудно, зверски не хватает простой возможности побыть рядом с другом, до бессонницы; поэтому неделями в начале каждого лета Скорпиус пишет очень много писем, хоть и не отправляет и четверти, само собой). А еще мысль о том, что это первый день рождения отца без Астории, а потому тот кажется потерянным.

Скорпиус говорит:

- И снова вынужден просить прощения. Нарцисса, миссис Паркинсон, Эвелин…

И слышит в ответ невзрачное, тихое и ожидаемо обиженное, от до сих пор прикидывающейся тихой ветошью девицы, младшей Паркинсон:

- Эбигейл.

На этот раз Нарцисса смотрит на него с укором без тени снисхождения в глазах. Скорпиус деланно пристыженно опускает взгляд, якобы виновато бормочет себе под нос “неловко вышло” и спешно ретируется. Сбегать от общества, делая вид, что сбегаешь от собственных досадно допущенных ошибок в общении с оным, очень удобно.

Отец и впрямь не просто выглядит, но и ощущается потерянным: то и дело уводит глаза в сторону от собеседников и бездумно осматривается так, как будто что-то потерял и теперь отчаянно силится это найти. Вставая рядом, Скорпиус мягко подталкивает того плечом в плечо и улыбается улыбкой, в которой в десять раз больше искренности, чем во всех вежливых реверансах пятью минутами ранее.

- Подааарки, - со знанием дела и детской непосредственностью тянет он, хотя и содержимое свертков на тумбе неподалеку представляет втрое меньше ценности и интереса, чем причудливое украшение в волосах Нарциссы. - Как всегда немало.

- Если любопытно - сходи и посмотри, что там. Если вдруг успел заскучать.

- Нет, это твои подарки. Сам и посмотришь. Когда заскучаешь на торжестве в твою честь, - Драко Малфой тихо хмыкает, замечая вложенный в слова ласковый сарказм. Скорпиусу не слишком нравится, что они стоят в кругу приближенных к семье, но отец словно бы не очень хорошо осознает собственное не_одиночество. Хотя, казалось бы, почти уже год прошел. - К тому же, я и отсюда вижу, что там.

- Лично я отсюда вижу только метлу.

- Метлу вообще сложно не заметить.

- Досадно, что ты не летаешь.

- ...она явно коллекционная. На коллекционных метлах не летают в принципе.
   
Дорогой Альбус,
Иногда у меня складывается ощущение, что ты был бы куда лучшим сыном для моего отца, чем я.
С чем-то, похожим на любовь, Скорпиус и его пропустившее удар исподтишка эго.

   
Или вот так, еще один из вариантов писем, что никогда не будут отправлены.
   
Знаешь, Ал,
Когда у меня будет Маховик Времени, я создам временную петлю и навсегда оставлю нас в какой-нибудь учебной осени.
С чем-то, что вообще ни на что не похоже, ты сам знаешь, кто.

     
Скорпиус чувствует себя обязанным беззаботно пожать плечами - потому что у них слишком много слушателей для того, чтобы и далее молчать вовсе. Так что и говорить приходится по той же причине. Хотя, если быть честным с самим собой, эта тема надоела ему до зубного скрежета.

- У меня неважно обстоят дела с полетами, ты же знаешь. Думаю, все дело в координации и внимательности. Не все таланты передаются по наследству.

Отредактировано Scorpius Malfoy (20.02.24 22:52:29)

+7

70

Albus Severus “Al” Potter

Wizarding World

ALBUS SEVERUS “AL” POTTER [WIZARDING WORLD]

раса: человек, чистокровный волшебник.
возраст: 16 лет.

деятельность: ученик Хогвартса.
место обитания: Великобритания.

https://i.imgur.com/G7BPgMl.jpeg https://i.imgur.com/MPnRSfQ.jpeg https://i.imgur.com/o6qs4Ge.jpeg https://i.imgur.com/wCrfEaQ.jpeg https://i.imgur.com/QUOGtcN.jpeg
внешность обсуждаема, пусть будет +/- канон.


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

Знаешь, Ал,
Я тут вдруг осознал, что у меня, вероятно, изменился Боггарт.
Теперь мой Боггарт - бесконечное лето.
Ты просто вдумайся: мы окончили Хогвартс! Вернулись домой, разобрали чемоданы, штудируем буклеты на тему привлекательных и не очень предложений дальнейшего профессионального обучения. Да только вот в сентябре не будет перрона. Не будет общей спальни, общих парт, общих забегов за завтраком за десять минут до того окончания. Я в свою шарашку, ты - в свою. И вообще… Если я отправлю это письмо, ты скажешь, что я излишне драматизирую, только вот бесконечное лето - оно уже началось, Ал. И что-то никакой Ридикулус мне не помогает.

Скорпиусу восемнадцать, и он съезжает по спинке стула ниже и запрокидывает голову. Мысль об неумолимо нагоняющем жизненном будущем ничуть не пугает, если честно. Он все равно в очередной раз докажет, что хорошо иметь от природы светлые - как у всей малфоевской четы - волосы, ведь в тех так легко спрятать седину. А папа поседеет. И Цисси поседеет. Люциус и вовсе ненадолго впадет в состояние умирания, как и обычно. Скорпиус же не пошутил - он в самом деле собирается поступать на обучение в Аврорат.

Альбус покрутил пальцем у виска еще с пару лет назад:

- Ты - Малфой. Тебя в этой стае цепных псов Министерства сожрут с особым цинизмом.

Пришлось расслабленно улыбнуться, дабы хоть как-то приглушить беспокойство в чужих глазах, и пожать плечами:

- Да брось. Просто Министерство узнает, что нельзя кормить своих цепных псов чем попало - могут и подавиться-потравиться ненароком.

Мысль о том, что теперь они годами будут видеться только по выходным и разок-другой по вечерам на неделе в лучшем случае, рвет живьем и выворачивает нутро наизнанку тварью, что куда страшнее стаи чьих-то дрессированных и науськанных собак.

Слушай, Альбус,
Мне надо тебе кое-что рассказать.

Написанное теряется, безжалостно перечеркнутое парой резких взмахов пера.

Ал, короче,
Кажется, я все-таки конченный. Случилось такое, что я не представляю, в какую магловскую церковь мне податься, чтобы меня исповедовали.

Зачеркнуто.

Альбус, привет,
Ты свободен завтра вечером? Да так, просто - просто пошататься по Косому переулку, просто заховаться в какой-нибудь укромный уголок; вероятно, мне надо прореветься или истерически просмеяться тебе в плечо.
Послезавтра? На следующей неделе? У меня тут обратный отсчет, не затягивай с ответом.

Зачеркнуто.

Ал, прости меня,
Но тебе лучше никогда этого не знать.

Скорпиусу шестнадцать, и самое короткое письмо на его памяти, написанное после Рождества две тысячи двадцать первого года, остается не отправленным в ночь, а на следующий день сгорает в камине гостевого обеденного зала Мэнора.

Альбус,
В этом году я…приеду в Хогвартс не к началу занятий, а чуть позже.
Кажется, на месте Мэнора скоро появится море - прозрачное и соленое-соленое, - а я, наверное, какой-то неправильный. Все вокруг рыдают, а я не могу. То ли реветь в унисон, то ли осознать до сих пор.
Короче говоря, не теряй. Пойду, вон, устрою скандал из-за погребального платья. Хочу, чтобы оно было голубое.
Астория умерла. Как-то так.

Скорпиусу тринадцать, и он весь конец августа и начало сентября слоняется по коридорам родного поместья как неприкаянное приведение. Ему тяжело рядом с Люциусом, тяжело рядом с Нарциссой, Дафной, бабушкой и дедушкой Гринграсс - в особенности невыносимо находиться рядом с папой, потому что Драко по ощущениям намеревается пусть и не в прямом, а в фигуральном, но все же смысле запереть себя в том же сером и знобливом фамильном склепе на всю оставшуюся жизнь.

Переписка с Альбусом немного спасает. Не сразу - но ведь до любого спасательного утопающих круга в соленом наплаканном море нужно еще доплыть. Хватает лишь один раз написать: “я не хочу об этом говорить”, и все, и больше ни словечка. Зато ворох историй, сводок с полей их третьего учебного года в Хогвартсе и десятки сетований на то, что без него - Скорпиуса - в замке попросту кошмарно. Что Джеймс окончательно зазвездился в своей якобы взрослости, что Роза, кажется, втюрилась в кого-то из старшекурсников, что Хьюго это безмерно бесит, что Лили, в свою очередь, решает, что его - Альбуса - нужно обязательно развлекать и всячески донимать, а то он в одиночестве в этих их слизеринских подземельях окончательно зачахнет… Скорпиусу нужно на кого-то опереться, чего-то ждать, во что-то верить. Просто чтобы не просиживать ночи напролет с потухшим взглядом в никуда, как папа.

КОРОЧЕ!
То есть, привееееет!
Помнишь, мы спорили на коробку Шоколадных Лягушек, что я доведу рассказами о Хогвартсе и тебе все свое семейство за пару недель? Так вот - ты должен мне полугодовой запас сладостей, хахаха (но я их поберегу, съедим вместе в следующем году). Потому что я справился за неделю! По-моему, от меня шарахаются даже домовики. А еще Цисси обмолвилась, что помнит похожее лето однажды, когда фамилия “Поттер” в Мэноре звучала так же часто. Не знаю, о чем она, но разузнаю - это вопрос времени. Я тебе сейчас такооооое расскажу..!

Скорпиусу двенадцать, и он скачет по коридорам Мэнора как дурной. И безо всяких сильных впечатлений будучи весьма живым и активным ребенком, после первого курса в Хогвартсе он на месяц-другой дуреет окончательно. Потому что у него теперь есть лучший друг! Потому что он стоооолько узнал за эти девять месяцев!
Потому что мир за стенами родного поместья, оказывается, и правда такой большой и интересный… Прямо-таки повод немножко обозлиться на родителей: чего это его в тот самый большой и интересный мир так долго не выпускали? Зачем этот мир так щепетильно прятали от него, а его - от этого мира?

Добрый день
Меня зовут Скорпиус Гиперион Малфой, мне семь лет
Я так и не решил, кому адресовать это письмо, но кем бы вы ни были, подарите мне, пожалуйста, друга
Одного будет достаточно
Я буду его очень беречь
Честное слово
И в этот раз даже без скрещенных пальцев

Он долго думает, куда положить свою очень и очень важную записку, в конце концов решая, что вот здесь, в не так давно обнаруженном тайном проходе между главным залом и кухней, в стенах Мэнора за сколотым кирпичиком будет в самый раз.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Заявка не в пару. Как бы странно это, вероятно, ни звучало.

У Скорпиуса до одиннадцати лет не было друзей - таких, правильных, интересных и нужных. Своя альтернативная вселенная в голове была, а друзей - нет, неа, ни капельки. Поэтому ничего удивительного в том, что с годами Альбус становится для него не только лучшим другом, но и обсессией, нет.

Душа требует своего рода “даму рыцарского сердца”. С щемящей и искренней привязанностью, платонической почти-любовью, хотя я бы не стал вешать на отношение Скорпиуса к Альбусу какие-либо ярлыки, ибо слов таких еще не придумали, чтобы подобные чувства описать.

Да, не все так доверительно-сахарно. У Скорпиуса вон вообще абьюзивный инцест в жизни проклевывается (привет, Тедди), так что личный фронт Альбуса - на ваш откуп целиком и полностью (но я рад буду совместно по-хэдканонить на этот счет, если пригласите). Хочется именно вот этого глубокого, болезненного и отчасти не самого здорового, но дружеского, которое вроде и передружба, и недолюбовь, и вообще правда обсессия, по крайней мере, с моей стороны.

Я — воробушек-социофобушек, поэтому большого количества оффтопа не обещаю от слова совсем. Активность средняя, 1-2 поста в 3+к раз в пару недель будет идеально. Иногда начинаю гореть, выдавая по несколько ответов в сутки, а иногда ухожу в подполье, все в зависимости от жизненных обстоятельств, настроения, фазы Луны, прочего, все, полагаю, как и у всех. [2]

Замираю в ожидании, так сказать.

Пробный пост

Скорпиус хочет уйти. Нет, не так. Он очень хочет уйти. И успевает придумать в том числе и два способа эмигрировать из магической Британии.

Например, он мог бы попробовать уговорить отца на перевод в Дурмстранг. Или сбежать с каким-нибудь бродячим маггловским цирком во Францию или - о! - лучше в Соединенные Штаты, за океан. Разжиться незарегистрированной волшебной палочкой. И трансфигурировать конфетти в тропических бабочек, а серпантин - в змей. Каждой публике свой риск удивления по возрасту.

- А еще не так давно мы освоили классический вальс, миссис Малфой, - Нарцисса демонстрирует одобрение услышанному изящным наклоном головы. Скорпиусу очень нравится сложная серебряная заколка в ее волосах. И очень не нравится последующий, обращенный уже к нему вопрос. - А Вы танцуете вальс, юноша?

Необычное украшение, с паутиной из тонких цепочек по кайме. Нарцисса вообще по правильному красива. Наверное, ее можно было бы назвать роскошной, но Скорпиус не любит излишней патетики. И вообще для подобных ярлыков у той есть ее супруг, он-то сам просто внук, не более.

- Прошу прощения? - серебро фамильной реликвии ловит в себя солнечный свет из-за окна, царапает тем по сетчатке и вынуждает подслеповато щуриться. - А, нет. Нет, - его ответ закономерно удивляет миссис Паркинсон-старшую. Но Скорпиус уже закончил этот бессмысленный диалог (цель которого - нелепая игра в сводничество) в своей голове, а потому скромно улыбается, сцепляет пальцы рук в замок за спиной, покачивается на пятках (целых три жеста смущенного человека, для большей правдоподобности) и говорит. - Конечно же, я умею танцевать вальс. Но Вы спросили о том, танцую ли. Не танцую. Танцы - это девочки и все такое, безалаберное, а у меня слишком много планов на жизнь, фактически, одна учеба в голове.

Молчаливому укору в глазах Нарциссы Скорпиус улыбается чуть шире, неприметно и шаловливо обнажая кончики заостренных зубов. На самом деле в голове у него одно лишь желание разжиться Маховиком Времени (скромность - не его грех) или подняться в свою спальню и дописать письмо Альбусу (первая пара недель после каждого курса, начиная с первого, дается очень трудно, зверски не хватает простой возможности побыть рядом с другом, до бессонницы; поэтому неделями в начале каждого лета Скорпиус пишет очень много писем, хоть и не отправляет и четверти, само собой). А еще мысль о том, что это первый день рождения отца без Астории, а потому тот кажется потерянным.

Скорпиус говорит:

- И снова вынужден просить прощения. Нарцисса, миссис Паркинсон, Эвелин…

И слышит в ответ невзрачное, тихое и ожидаемо обиженное, от до сих пор прикидывающейся тихой ветошью девицы, младшей Паркинсон:

- Эбигейл.

На этот раз Нарцисса смотрит на него с укором без тени снисхождения в глазах. Скорпиус деланно пристыженно опускает взгляд, якобы виновато бормочет себе под нос “неловко вышло” и спешно ретируется. Сбегать от общества, делая вид, что сбегаешь от собственных досадно допущенных ошибок в общении с оным, очень удобно.

Отец и впрямь не просто выглядит, но и ощущается потерянным: то и дело уводит глаза в сторону от собеседников и бездумно осматривается так, как будто что-то потерял и теперь отчаянно силится это найти. Вставая рядом, Скорпиус мягко подталкивает того плечом в плечо и улыбается улыбкой, в которой в десять раз больше искренности, чем во всех вежливых реверансах пятью минутами ранее.

- Подааарки, - со знанием дела и детской непосредственностью тянет он, хотя и содержимое свертков на тумбе неподалеку представляет втрое меньше ценности и интереса, чем причудливое украшение в волосах Нарциссы. - Как всегда немало.

- Если любопытно - сходи и посмотри, что там. Если вдруг успел заскучать.

- Нет, это твои подарки. Сам и посмотришь. Когда заскучаешь на торжестве в твою честь, - Драко Малфой тихо хмыкает, замечая вложенный в слова ласковый сарказм. Скорпиусу не слишком нравится, что они стоят в кругу приближенных к семье, но отец словно бы не очень хорошо осознает собственное не_одиночество. Хотя, казалось бы, почти уже год прошел. - К тому же, я и отсюда вижу, что там.

- Лично я отсюда вижу только метлу.

- Метлу вообще сложно не заметить.

- Досадно, что ты не летаешь.

- ...она явно коллекционная. На коллекционных метлах не летают в принципе.
   
Дорогой Альбус,
Иногда у меня складывается ощущение, что ты был бы куда лучшим сыном для моего отца, чем я.
С чем-то, похожим на любовь, Скорпиус и его пропустившее удар исподтишка эго.

   
Или вот так, еще один из вариантов писем, что никогда не будут отправлены.
   
Знаешь, Ал,
Когда у меня будет Маховик Времени, я создам временную петлю и навсегда оставлю нас в какой-нибудь учебной осени.
С чем-то, что вообще ни на что не похоже, ты сам знаешь, кто.

     
Скорпиус чувствует себя обязанным беззаботно пожать плечами - потому что у них слишком много слушателей для того, чтобы и далее молчать вовсе. Так что и говорить приходится по той же причине. Хотя, если быть честным с самим собой, эта тема надоела ему до зубного скрежета.

- У меня неважно обстоят дела с полетами, ты же знаешь. Думаю, все дело в координации и внимательности. Не все таланты передаются по наследству.

+13

71

Polo Benavent [в пару]

elite

POLO BENAVENT [ELITE]

раса: человек
возраст: 18

деятельность: школьник, богатый мальчик, вскоре студент
место обитания: мадрид -> лондон

https://pa1.aminoapps.com/7520/18c3e3d86db15a8c6ae5c32d1d8749cae669bbb8r1-540-250_hq.gif
alvaro rico


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Поло - идеален. Умен, красив, единственный наследник большого состояния к тому же. Не удивительно, что родители Карлы всячески способствовали их ещё совсем детскому роману. Кому бы не понравился такой потенциальный жених для дочери?
Но вся эта показная идеальность лишь маска. Так ведь, Поло? Ты куда интереснее. В тебе есть извращенная сторона, позволяющая исследовать все грани удовольствия. В тебе есть настоящая тьма, которую ты используешь для защиты тех, кого любишь. Как долго тебе приходилось скрывать всё это, играя в безупречного мальчика? Какое же счастье, что маски сброшены и мы можем быть честными, хотя бы наедине. Это будет непросто, но уж точно нам никогда вновь не станет скучно друг с другом.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Заявка в пару. Естественно, принуждать никого не буду. Главное, наличие желания и, надеюсь, мы сыграемся.
Детально отношения обсудим уже лично. У меня есть много мыслей и предложений. Гарантировано будет море токсика и стекла, но мы точно разберемся, обещаю)
По игре: быстрой скорости не прошу, посту в 1-2 недели буду счастлива (если чаще - подстроюсь). Личное общение не обязательно, но при желании поделюсь тг. Пишу от третьего лица, птица-тройка, абзацы, всё такое. В ответ ничего подобного не требую, главное - читабельность) По размеру предпочтений нет, от 2.5к до любой верхней границы в рамках разумного.
Люби Поло и Карлу так, как их люблю я, в общем)

Пробный пост, пока не от Карлы

Аддамс категорично не разделяла восторга этого дня. Бегающие от энтузиазма школьники, бесконечные рассказы Энид о её семье, в которые и верится с трудом… И это не говоря о том, что население кампуса увеличивается вдвое на предстоящие выходные. Стоит ли упоминать, что любая средневековая пытка звучит более привлекательно для Уэнсдей? Ровно об этом девушка читала всю ночь напролёт, заранее подготавливая себя к необходимости придумывать красочные сценарии смерти каждого, кто успеет перейти ей дорогу в ближайшие дни. Лучше пока только в фантазиях. Перейти к активным действиям Аддамс всегда успеет.

Словом, мрачная тучка Гомеса пыталась занять себя любым подходящим и не очень образом, лишь бы не задумываться о действительно неприятном. Каждый, кто знает её достаточно хорошо, с легкостью распознал бы избегающее поведение. Повезло, что таких насчитывалось немного, особенно, в стенах Невермора. Но Ксавьер с присущей ему тактичностью и осторожностью постарался поднять эту тему, красиво подсвечивая важное и срочное дело, в котором визит родственников приходится, как нельзя, кстати. В ответ Аддамс, естественно, сообщила, что скорее позволит каждому однокласснику крепчайше себя обнять, чем попросит помощи у матери. Вот только рациональная сторона предательски соглашалась с художником, пусть и лишь в мыслях.

Ближе к печальному часу (и вовсе не в хорошем смысле) Уэнсдей надела свой любимый полосатый свитер в размере побольше, заплела волосы в безупречные две косы, словно таким образом обретая хотя бы минимальный контроль над происходящим. Потому что, сколько не строй из себя гениальную и независимую, а в этом конкретном вопросе просьба о помощи явно неизбежна. Аддамс уже испробовала все другие существующие пути. Серьёзно, даже несколько совершенно сумасшедших, если верить Константину. Впрочем, переживал он за её жизнь или за судьбу своей квартиры в те моменты, - вопрос открытый.

Конечно, в любое другое время девушка могла бы сделать вид, что спешить некуда. Придумать подходящую отмазку, лишь бы только не обращаться к последнему человеку во Вселенной, этой и всех других существующих, к которому хотела бы прийти за советом. Но откладывать уже действительно некуда. Количество жертв растет, подозреваемых значительно меньше не становится, расследование уверенно несется в тупик, и надеяться остается только на свои видения. Которые, как назло, не менее упрямые и самоуправные, чем сама Аддамс. И сколько бы усилий девушка не прикладывала, обрести даже минимальный контроль над ними не удалось. Кто знает, может, Джонни прав, и это вовсе невозможно.

Таким образом, последним местом, где потенциально обитает ответ, остается родной дом Уэнсдей. Подобный дар не берется из ниоткуда. Он в крови, течет в роду, как чернейший цвет глаз и души каждого Аддамс. Существование последней всё ещё оспаривается, но речь сейчас не о судебном разбирательстве троюродного дядюшки с Сатаной. Смысл в том, что если и существует кто-либо, способный помочь юной провидице разобраться со своими видениями, то это исключительно член её семьи. Причем внутреннее чутье безапелляционно указывало на мать.

Хочется это самое чутье отпинать или отправить на обожаемую гильотину. Особенно, когда Уэнсдей спускается вниз для “долгожданной” встречи с родителями. Местная атмосфера вызывает острую головную боль и желание совершить ритуальное сэппуку прямо здесь, сейчас, незамедлительно. Не удивительно, что девушка моментально прячется в самый дальний мрачный угол, подальше от сентиментальных возгласов, чрезмерных проявлений эмоций и тактильности. Именно там терпеливо дожидается появления своего семейства в компании длинноногого паука, который достаточно быстро облюбовал плечо Аддамс. Назову её Агатой.

Впрочем, уже в следующую секунду слышится характерный шелест платья по траве, дополняющий едва уловимые для уха шаги. Каким образом Мортише удаваётся передвигаться с подобной грацией, практически парить над землей, не догадывается никто. Лично Уэнсдей уверена, что мать делает это намеренно, лишь бы подпитать своё высокомерие. Так и хочется закатить глаза. От этой изящной походки, от чересчур откровенного платья, от того насколько эта женщина демонстрирует миру, что никому никогда не удастся даже приблизиться к её безупречности. Особенно, дочери.

Мгновенно Аддамс жалеет о своём рациональном решении. Но отступать поздно. От прикосновения матери Уэнсдей вздрагивает, отстраняясь при первой же возможности. Вопрос обдумывает со всей серьезностью, естественно, никак не меняется при этом в лице. Услышала ли она вообще слова Мортиши трудно понять первую минуту, пока, наконец, девушка не кивает, коротко и уверенно: - Пойдем.

Энтузиазма специально не демонстрирует, но отрицать очевидное трудно, без отца и Пагсли выйти на необходимую беседу будет гораздо проще. Пусть увидеть мелкого действительно хочется. В надежде, что он не отвык от издевательств высокого изощренного стандарта в своей этой школе для скучных смертных.

- Я знаю короткий путь, - выдаёт достаточно необдуманно, сразу же направляясь в сторону выхода в лес, как проделывала неоднократно ранее. Впрочем, какой шанс, что директриса не наябедничала школьной подруге о похождениях её дочери?

- У Пагсли нет проблем в школе? - по пути не сдерживает важный лично для себя вопрос. Безопасность брата всегда на первом месте для Уэнсдей. Он - её любимая жертва, и принадлежит в этом смысле исключительно ей одной. Да и, если честно, начинать так издалека непростой разговор как-то легче. А контролировать происходящее точно необходимо. Не хватало ещё, чтобы Мортиша восприняла согласие на прогулку, как приглашение к расспросам о парнях и школьных сплетнях.

+5


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно