все мы — несколько слов, пыль докуренных сигарет;
поспеши рассказать себя — может быть, кто услышит

total posts: 324

Читательский билет

обязательно к предъявлению

Пусть будет повод улыбнуться, прекрасный пост — тебе и от тебя — и необъятная любовь от близких. Обнимаем тебя, либрисёнок ♥️

crossover EX LIBRIS

crossover EX LIBRIS

ex libris

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


нужные персонажи

Сообщений 1 страница 30 из 63

1

[hideprofile]

Все заявки в теме выкуплены автоматически, автор может отказаться от игры с одобренным игроком в течении месяца.
• Анкеты, поданные по заявке, не принимаются без согласия заказчика.
• Можно написать заявку на дубля из своего фандома, но с согласия уже имеющегося на форуме игрока.
• Если вам приглянулась роль, но не нравится её интерпретация в заявке то, пожалуйста, обсудите ее с заказчиком. Возможно, он уступит вам ее вне заявки.
• Один игрок может подать в месяц три заявки, если жизненно необходимо больше — обратитесь к админам.
• Заявки пишутся на свой фандом. Если вы хотите персонажа из другого фандома, то у вас должна быть выкуплена роль из фандома. Если выкупленной роли нет, то заявки идут в ищу тебя
•  Если не хотите ждать пока админы заметят вашу заявку, то заполните шаблон и отнесите в гостевую

Код:
Выкуплена [fandom][url=ссылка на заявку]Имя персонажа[/url] 
КАК ВЫГЛЯДИТ

песня или цитата


• • • • ИМЯ ФАМИЛИЯ НА АНГЛИЙСКОМ
фандом англ • фандом рус • имя на русском
https://i.imgur.com/pMscZf4.png https://i.imgur.com/pMscZf4.png
прототип внешности


Описание персонажа


Дополнительно

Пробный пост

ваш пост

ШАБЛОН
Код:

[block=nm] Имя персонажа англ. [в пару]ЕСЛИ НЕ В ПАРУ, УДАЛИТЕ[/block]
[block=fd]Название фандома, если фандом есть в списке, то скопируйте точь-в-точь, чтобы не было дубликатов [/block]

[quote][align=center][size=10][i]песня или цитата[/i][/size][/align]
[hr]
[align=center][size=30][font=Foglihtenno]• • • • ИМЯ ФАМИЛИЯ НА АНГЛИЙСКОМ[/font][/size]
[size=10]фандом англ • фандом рус • имя на русском[/size]
[img]https://i.imgur.com/pMscZf4.png[/img] [img]https://i.imgur.com/pMscZf4.png[/img] 
[size=10]прототип внешности[/size][/align]
[hr]
Описание персонажа
[hr]
Дополнительно: чего ждёте от игрока, как играете сами
[/quote]
[spoiler="[align=center][b]Пробный пост[/b][/align]"]ваш пост[/spoiler]
ПОЛНЫЙ СПИСОК НУЖНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ

Пожалуйста, сворачивайте неактуальные заявки под спойлер для медиа!

0

2

Albert Wesker

resident evil

ALBERT WESKER [RESIDENT EVIL]

раса: человек
возраст: ~ 60 (из-за присутствия в крови вируса-прототип выглядит моложе)

деятельность: мутировавший человек (ранее обычный человек), офицер службы безопасности корпорации Umbrella Inc.(1978-1998), капитан S.T.A.R.S.(1996-1998), оперативник H.C.F. (1998),3rd Organization" (1998-2004), исследователь корпорации TRICELL Inc.(2003-2009)
место обитания: Засекречено

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2057/601398.gif
Alexander Skarsgård


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Любому касту нужен свой гениальный злодей, который в свое время понимает, что достиг всего, как человек и стремиться получить могущество, способное сделать его Богом. Что ж, в нашем мире такой человек есть и этот человек ты, Альберт. Да, я прекрасно понимаю, что в играх и фильмах мы не пересекались (мы не упоминаем от греха подальше адаптацию от Нетфликса, спасибо-пожалуйста) и ты главный антагонист скорее для Криса, чем для меня (но Крис ленивый пельмень с дрелью наперевес, так что пишу заявку я), и все же, есть у нас кое-что общее… женщина? Да, женщина, роковая красотка, способная вывести из равновесия не только такого лопуха как я, но и такого плохиша, как ты. Я говорю об Аде, которая по неподтвержденным данным много-много лет работает на тебя и выполняет некоторые твои поручения.
Я не настаиваю на любовных треугольниках, потому что это неканон ни разу, но, если вдруг…почему нет? В любом случае историю мы пишем сами.
И, даже если, наши пути будут пересекаться не благодаря мисс Вонг, то мы можем побороться за образцы вирусов, которыми ты так страстно желаешь завладеть всякий раз, когда в мире кто-то обнаруживает или создает новый тип. К тому же, согласно канону и четвертой части зомби – эпопеи, ты не очень остался доволен, тем что тебя опрокинули, а я выжил, хотя приказ был отдан четко, и ты рассчитывал, что к финалу я буду мертв, потому что если не Вонг, то Краузер точно со мной справится.

Что касается смерти твоего персонажа от рук Криса и Шевы, я предлагаю отменить ее. Да, они тебя хорошенько вздрючили в свое время, но все же ты выжил. Приходи и мы решим как. Я просто не способен смириться с мыслью, что ты мертв. К тому же, если верить некоторым источникам, типа игры «Umbrella Corps" ты и правда выжил, так что это, по сути, не совсем моя отсебятина будет. Я так же предлагаю тебе быть владельцем тех остатков, что раньше именовались как «Зонтик», раз уж по истории ты уничтожил всех, кто стоял у истоков.
Не стоит так же забывать о том, что у тебя может получиться шикарная линия с «неожиданным» сыном в лице Джейка (пока персонажа нет на форуме, но, если захочешь, я могу взять его в альт-историю, благо опыт имеется).

Еще в запасе имеется вариант с кроссовером с DC вселенной, но об этом позже, через общение в личных сообщениях и, разумеется, по желанию.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Стандартно. Меня можно позвать в гостевую или после регистрации накатать письмо в лс. Я не кусаюсь и достаточно адекватен, чтобы вести переговоры и курить сюжет вместе. Посты пишу медленно, но пишу много. Могу обеспечить не только игрой, но и графикой. От тебя жду адекватности, грамотности (хоть бы «жи» и «ши» пиши правильно и -тся и - ться не путай), самостоятельности, за руку водить не буду, во всех темах отписываться будешь сам, я не посыльный, если что. Особых требований к тому, чтобы флудить предъявлять не буду, но если что, то флуд у нас тут жив и от него веет теплотой и добром, и я там частый гость. Хотелось бы, чтобы идущий на роль знал персонажа, которого берет и не путался в событиях, которые с ним случались на протяжении всей серии игр. Анкету хотелось бы видеть полную с примером поста от лица Альберта Вескера (но со мной можно договориться).

Пробный пост

OST: Breaking Benjamin – I Will Not Bow
Существование – изолированный остров.  Балтийское море. 2008 год.

Все вокруг было серым. Кто-то определенно постарался над тем, чтобы ни у кого не возникло желания подобраться к этому острову ближе, чем на пару километров. По сути, это была огромная гора по центру, выросшая прямиком из вод Балтийского моря. Если к нему когда-то, кто-то и собирался прокладывать мосты, то на это ушли бы десятки лет. Остров был так удален от прочих мест обитания людей, что его попросту не было видно с другого берега. А всем, кто выходил в море, приходилось обнаруживать самую верхушку этого монстра совсем неожиданно для себя на третий или даже четвертый день странствований в водных пространствах, причем непременно в ночное время.  Остров не имел маяка, если такое строение когда-либо и присутствовало на нем, то оно было разрушено очень и очень давно. Но имелась радиовышка, которая время от времени посылала сигналы на ближайшие судна, на повторе требуя разворачиваться назад.  Последний такой сигнал суднам был послан несколько лет назад, после чего остров по праву стал считаться заброшенным и забытым местом.   Его местоположение и исследования выпали на долю СССР, а позже он был заселен, не смотря на далеко не южный климат и хорошие условия для проживания.  Все, чем остров мог к себе привлечь внимание со стороны – угольные ресурсы. Их-то какое-то время и добывали здесь в выстроенных за десятилетия шахтах советские рабочие.   Было время, когда остров процветал благодаря шахтам, и это не смотря на всю свою изолированность.  Однако уголь имелся в недрах земли данного острова в ограниченном количестве и настал тот день, когда запас угля был полностью исчерпан, а местные жители погрузились в состояние нищеты. 
В 2008 году в качестве контракта, возможность детально исследовать остров выпадает на долю дядюшки Сэма и его солдат удачи.  В старых бумагах, хранившихся в архивах, сохранились некоторые описания острова, но они слишком неточны и расплывчаты, чтобы, полагаясь на них можно было выстроить точный маршрут продвижения.  Общим решением становится выбраться на берег как можно менее заметно и лучшим способом это сделать подойти к острову на расстояние улавливания первого нечеткого сигнала, посланного в последний раз с радиовышки, и уже с борта собственного судна вплавь добираться до суши. Все оборудование, которое могло бы потребоваться в дальнейшем, планировалось скинуть с борта вертолета, что прошелся бы над островом в час Х.
- Какого хрена?! – Восклицает Финн, первым сбрасывая маску и сдергивая со своей головы сдавливающий ту со всех сторон шлем для дайвинга. Он первый кто выбрался на сушу, словно имел в своей заднице реактивный винт, помогающий ему быстрее преодолевать водные пространства. На самом деле, Финн был тем, кто не очень любил долгие водные прогулки и уж тем более погружения под воду.  Он прикладывает ладонь козырьком к собственному лбу и щурится несмотря на то, что здешние места редко видят солнечные лучи, те просто не могут пробиться сквозь толщу слоистых облаков.  Его восклицание привлекает внимание остальных наемников, что друг за дружкой выбираются на берег, и все они как по команде смотрят в одном направлении, куда указывает Финн.  Все что им удалось за последние двадцать семь минут и тридцать четыре секунды, это добраться в полном составе до берега Существования и выкарабкаться на тот, почти на карачках, чувствуя, как от напряжения болят перетружденные руки и ноги.  При этом каждый из солдат нашел в себе силы отплеваться от соленой морской воды и с нескрываемым облегчением стянуть с себя уже ненужное оборудование для подводного дайвинга.  В основном это были маски, боты и перчатки, до костюмов добраться было сложнее, тут требовалась помощь напарника, но все были просто выбиты из сил.  Джейк сбрасывает свою маску в песок вторым. Он первый из оставшихся, кто реагирует на голос Финна и смотрит в направлении, в котором тот указывает.
- НАШЕ ОБОРУДОВАНИЕ! – Секундная заминка, когда Мюллеру дико хочется съязвить и сказать, что Финну не идет роль капитана очевидности, но он не успевает вымолвить не слова, вся ситуация меняется в корне.  Вертолет зависает в паре километров от берега и точки выхода из воды отряда над островом, чтобы скинуть оборудование, но в его бок врезается выпущенная ракета, а за ней еще одна, разрывая вертушку в клочья.
Финн отскакивает назад, приземляется на задницу, пятится к воде. Мюллер, в прыжке захватив с собой Ванду, уводит ту в сторону и накрывает собственным телом. Что в этот момент происходит с Полом и Тони, Джейк не имеет ни малейшего понятия, он просто не успевает уследить за каждым шагом своих людей. Какое-то время он без движения лежит поверх Ванды и не шевелится, в движение он приходит лишь тогда, когда последняя, осознав, что самолет разлетелся в воздухе на куски, а внутри кабины был Крис, отвечающий за оборудование всего отряда, истошно вопит, сталкивая с себя Мюллера.  Тот откатывается в сторону попутно пробурчав:
- Не благодари. – И наконец-то имеет возможность обратить свое внимание на остальных солдат. Желудок сдавливает спазм, дыхание перехватывает - зрелище, которое разворачивается перед глазами Мюллера невозможно воспринимать как действительность. – Твою мать… - Это невозможно! Они же не просто так назывались солдатами удачи. Вся ирония судьбы заключалась в том, что видел перед собой Джейк.
Пол стоял на коленях, чуть накренившись вперед, но при этом его голова была запрокинута назад. Своими ручищами он обхватывал одну из лопастей ранее принадлежащую сбитому вертолету, теперь же она пробила его насквозь.
- ТВОЮ МАТЬ! – Имя Криса, которое выкрикивает Ванда, тонет в том оре, что издает Финн, уведев тоже самое, что увидел чуть раньше Мюллер.
- Стооой! – Призыв Джейка остановиться и не вынимать кусок железа из собственного тела   остается без внимания. Пол, погрузившись в состояние шока, а может быть, просто растеряв остатки разумности от боли, расстается с единственным предметом, возможно только благодаря которому все еще дышит и падает замертво на песок, прямиком на собственную кучу внутренностей, что вывалилась из него раньше, он подминает ее под себя.  Серо-золотистый песок жадно впитывает в себя кровь убитого и темнеет вокруг неподвижного тела неравномерным контуром.
- Тони! – Мюллер делает оборот вокруг собственной оси на все триста шестьдесят градусов в поисках еще одного члена отряда. Тот вскидывает руку вверх, давая понять, что жив. Джейк делает вдох, и шаг за шагом торопливо подбирается к солдату. Лишь на подходе он понимает, что тому тоже перепало от взрыва.
- Какого…? – Мюллер разводит руками в стороны, а затем заводит те за голову, обхватывая ладонями собственный затылок.
- Меня задело. – Хрипит Тони, но Джейк и так это видит, он сбрасывает руки, сжимает те в кулаки, но не знает, что при этом сказать, поэтому молчит и слушает. – На месте Пола должен был быть я. Он… - Тони заходится в кашле и пытается приподнять голову, чтобы увидеть всю масштабность той задницы, в которую попал.  – Он оттолкнул меня, но меня кажется, зацепило. Нога, - соотрядовец стонет, как новобранец, впивается своими крючковатыми пальцами в песок, скребет по тому лениво и медленно. – Я ее не чувствую, ниже колена…не чувствую, - последнее повторение перерастает постепенно в бормотание, но где-то на выдохе Тони находит в себе силы не только распахнуть свои покрасневшие и слезящиеся глаза, но и проорать не своим голосом, отчетливо исторгая своим ртом не только мольбу о помощи, но и слюну. – Помоги мне Мюллер!
Джейк качает головой, снова заводит руки за голову, матерится и то делает шаг назад, то подходит ближе к раненому. В конце концов, Мюллер находит в себе силы присесть возле напарника и сдвинуть ткань костюма, в который тот все еще был облачен. Джейк задерживает дыхание, потому что все, что он видит – скверно выглядящая с какой стороны на нее не смотри глубокая рана, из которой торчит раздробленная кость, все это щедро приправлено береговым песком и одному Богу известно, на чем держится одна из частей ноги, все еще считаясь единым целым с другой.
- Срань Господня, Тони, тебе нужна госпитализация. – Мюллер качает головой и сглатывает вязкую слюну, что наполняет его рот и мешает ему говорить. Вот-вот и его стошнит от обилия увиденного треша.  Напарник заходится смехом и смеется до тех пор, пока не начинает задыхаться и сквозь хрип откашливаться.
- Да? На том куске дерьма, что взлетело на воздух, прихватив с собой на тот свет двух моих людей? На нем ты хочешь меня госпитализировать, Мюллер? Пошел ты! – Кряхтит Пол и зажав в ладони слегка влажный песок, сначала швыряет тот в сидящего рядом Мюллера, а затем начинает на локтях приподниматься, напрягаясь всем телом.  Слишком долго он этот трюк проделывать не может, поэтому отрет то ли от боли, то ли понимания собственной беспомощности и снова падает в песок.
- Ты знаешь, что второй вариант тебе понравится еще меньше, чем ожидание. – Заявляет Джейк поднимаясь на ноги.  В отличие от Тони он может это сделать.
- Пристрелить меня решил, сука? - Шипит уже инвалид и снова собирается с силами, чтобы подняться на локтях, возможно даже отползти назад. Мюллер вынимает рывком из своей набедренной кобуры пистолет и взводит курок, наводя тот на лежащего, на песке наемника.
- Ты что творишь? – Подскочивший вовремя Финн, отводит в сторону ударом руку Джейка и гремит выстрел, а пуля, предназначенная Тони, уходит глубоко в песок. – Мы еще можем его спасти! - Джейк вскидывает пистолет и, злобно сверкая глазами, направляет тот уже на Финна.  – Я прострелю тебе твою тупую башку, если ты еще раз так сделаешь, придурок. – Обещает Мюллер, но опускает свой пистолет, когда Финн миролюбиво вскидывает обе руки и отступает назад, показывая, что вступать в схватку с Мюллером он не намерен.
- Он прав. – Ванда, молчавшая все это время, находившаяся где-то на периферии всего происходящего, вдруг вступается за Джейка.  – Одной перевязкой здесь не обойтись, нужна госпитализация, причем срочная. Мы либо идем и ищем, как это сделать, либо… - Ванда не заканчивает своей фразы, но очень красноречиво смотрит на затихшего Тони. 
Выбор. Опять чертов выбор. И все это на плечах Джейка Мюллера.
- Идем. – Мюллер ставит на предохранитель свой пистолет и отходит от места стычки.
- Не бросайте меня здесь! НЕ БРОСАЙТЕ МЕНЯ! – Выжившие солдаты удачи в составе трех человек удаляются, но через пять шагов их настигают проклятия, оставленного ими позади Тони:
- Мюллееееер! Я выпотрошу тебя! Мюллер!
Джейк резко тормозит и разворачивается в обратном направлении. Попытка Финна его остановить его, заканчивается мощной подачей с локтя в челюсть попытавшемуся. Ванда, вскрикивая кидается на помощь заваливающемуся на землю Финну, предпочитая не вставать на пути у Мюллера. Над пляжем вновь гремит выстрел. С этой минуты лоб Тони украшает аккуратная дырка размером в девять миллиметров. Дуло пистолета Джейка дымится, он медленно опускает тот, и его рука вытягивается вдоль тела.
Не проще ли было промолчать, старик? – Вопрошает хладнокровный и безразличный взгляд Мюллера, что скользит вдоль больше неподвижного тела.  Где-то совсем близко, за спиной сопит Финн. Джейк оглядывается и видит удручающую картину – Финн повиснув на плече у согнувшись почти пополам Ванды, прихрамывая, направляется к нему, зажимая собственный нос пальцами, по которым струится кровь, часть крови уже размазана по лицу. 
- Умойся, - бросает через плечо своему напарнику Мюллер, пряча свой пистолет в кобуру, но даже не смотрит в его сторону.  – Мы выдвигаемся по прежним координатам, к месту сброса груза. Возможно, что-то уцелело. Возможно, мы что-то проясним, прибыв туда.
- Что ты хочешь выяснить? – помогая Финну сесть на песок, интересуется Ванда и ее голос звенит от напряжения. Она не из числа тех, кто хочет двигаться в обозначенном направлении.
- Кому вместо нас улыбнулась удача и, каким образом мы умудрились потерять половину своей команды, только ступив на остров.
- Это твой выбор? - усмехается Ванда.
- Это наш выбор. – Отвечает ей Джейк.
Женщина качает головой и трет своими ладонями и без того перепачканное лицо.
- Нет, Джейк. Это твой выбор.

+7

3

Emiel Regis

SAGA O WIEDZMINIE

EMIEL REGIS [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: вампир
возраст: 840г. рождения

деятельность: цирюльник, философ
место обитания: В данный момент Туссент

https://i.imgur.com/1tfcKZe.png
Peter Capaldi


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Регис - старый друг и верный соратник. Рассудительный и добрый товарищ, голос совести и разума, тот кто никогда не предаст свои идеалы, интеллектуал и отличный собутыльник.
Я понял, кто ты, Регис, даже раньше, чем Геральт. Едва мы вошли в твой шалаш, я увидел все, что было нужно, пока наш желтоглазый друг смотрел неведомо куда, я увидел самогонный аппарат. Ты, Регис - прекрасный аптекарь! А твой самогон из мандрагоры - эликсир животворящий, развязывающий язык, и может конкурировать с сывороткой правды. Опасная штука.
С первого глотка я понял, что мы подружимся.
И я готов подтвердить нашу дружбу и словом и делом – почти так же как ты, когда перевязывал мою голову, когда мне нанесли тяжелую рану.
Насколько мне известно, сейчас ты в Туссенте, солнечном краю, которым правит моя возлюбленная Анариетта.
Вы с Детлаффом познакомились с ней на приеме твоей подруги вампирши. И пока меня рядом с ней нет, я прошу тебя присмотреть за светом моей жизни. Надеюсь, ее сияние тебя не испепелит, а она не утомится от бесед с тобой.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
А теперь к деталям.
Региса мы очень любим и ждем, что вы тоже будете любить его и развивать. В Туссенте зреет заговор против княгини и кто знает, чем все обернется в этот раз. Твой опыт (не только в самогоноварении) и знания (успокоительные настои для меня) жизни нам очень нужны.
Посты только от третьего лица, быть на связи, не ограничиваться игрой только со мной и княгиней, у нас множество талантливых игроков в касте - вообще, весь каст загляденье.
Желательно писать полную анкету, так же смену внешности я рассмотрю крайне неохотно. Я жду если не быстрой игры, то не медленной точно, поэтому пост раз в две недели будет оптимальным вариантом.

Пробный пост

Собирать вокруг себя публику в последнее время было очень и очень легко. И не сказать, что раньше у Лютика были какие-то проблемы с тем, чтобы найти зрителей, но он не предполагал, что найдет их во дворце, в разгар дня, уйдя от оживленных комнат и коридоров. Спокойнее было бы репетировать в своих покоях, но вдохновение там к нему не приходило, а значит, нужно было сменить обстановку и ничего лучше, чем небольшой зал с круглым окном, выходящим прямо на чудесный внутренний дворик. Несколько придворных дам оказалась рядом практически сразу, окружая менестреля своим вниманием и благосклонностью. Лютик не возражал. Перебирая струны и ловя женские взгляды на своих пальцах, перебиравших струны лютни и лице, когда пел, он читал им стихи под аккомпанемент лютни, исполнил одну из баллад и понял, что репетиции увы, не получилось. Листы, исписанные аккордами и текстами лежали не тронутые, не раскрытые. С одной стороны, времени у него было достаточно, чтобы отрепетировать, а с другой, если у него получится сейчас, то времени на репетиции не останется совсем потом: две прекрасные барышни, сидевшие рядом признались, что они лучшие подруги. И все-все делают вместе. "Все-все" Лютика впечатлило. Возможно он нашел бы для них время, чтобы узнать поближе, после пира.
— А на следующей неделе вы будете петь на пиру, который устраивает  император? — леди с темными вьющимися волосами погладила руку Панкраца. Леди со светлыми волосами прильнула к его плечу с другой стороны.
— Да, непременно. Если мне удастся отрепетировать новую балладу, то я непременно буду её петь. Не хотелось бы исполнять по второму кругу то, что все уже слышали...
— Неужели у вас такой скупой репертуар? — брюнетка подсела еще ближе, поглаживая костяшки на пальцах Лютика и поднесла его руку к своим губам, прихватывая белоснежными зубками изумруд на его золотом перстне. Шаловливая рука блондинки скользнула под куртку, поглаживая его торс.
— Нет, но... я бы хотел порадовать гостей чем-то новым, описать красоты НильгаА-арда! — ручка нырнула ниже, заставляя виконта выпрямиться. — Как суро-ово в этой стране и... мне надо к себе, — он вытащил женскую руку, сжавшую его слишком крепко из своих штанов и поднялся, поклонившись обеим придворным дамам. Сегодня он определенно хотел чего-то иного, а не к главенствованию женщин в постели. Тем более таких... прямолинейных. Он любил женщин, которые точно знали, чего хотели, а тех, что сами предлагали отправиться в постель тем более, только сейчас обстоятельства были иными. В другой раз он был бы рад уединиться, однако баллада не могла быть исполнена не будучи отрепетированной как следует.  — Я был польщен знакомством и вашим вниманием, но мне надо идти, простите.
Лица девушек мгновенно переменились. В них появилась кроткость и смирение, взгляды устремились в пол. Поначалу Лютик не понял отчего, но голос, раздавшийся сзади расставил все по своим местам.
Панкрац обернулся, замер на месте, перебарывая испепеляющее его желание сделать шаг назад и вовсе убежать как можно дальше от женщины, чье доверие он предал и которая намеревалась казнить его за один раз всеми возможными способами.
— Ваша Светлость, — обе девушки, присели в реверансе и удалились так быстро, что остались только мимолетным видением в голове барда.
— В-ваша Милость, — Лютик поклонился как подобает и прикусил нижнюю губу изнутри, не зная, что сказать. Прочла ли она его письмо? Простила ли она его? Мысль о том, что Анна-Генриетта прибыла из Туссента в Нильфгаард из-за него была глупостью, хотя и приятной, и все же, Лютик отмел её сразу. В конце концов Эмгыр её кузен, она могла приехать к нему, что, вероятно, так и было.
И мог ли император казнить Лютика по просьбе Анариетты? Вопрос, который бард совсем не хотел проверять, но ответ на который жаждал узнать немедленно.
В гневе Анариетта называла его "Лютик", изменяя привычно-нежному "виконт Юлиан", или просто имени. Так и сейчас, обращаясь к нему по прозвищу, она была если не в гневе, то сердита. И, к своему изумлению, виконт знал отчего она сердилась, но утешить привычным способом поцелуев и песен не мог.
— Вы получили мое письмо, госпожа? — он растерянно сделал шаг к Анариетте. — Я не ожидал увидеть вас здесь... если вам неприятно мое присутствие, я тот час же уйду, только скажите. Но молю, не прогоняйте меня, — Лютик решительно преодолел разделявшее их расстояние и опустился на колени, беря её тонкие пальцы в свои теплые руки. Прижав костяшки её пальцев к губам, викон позволил себе поднять взгляд на княгиню.

Отредактировано Jaskier (16.03.24 00:45:42)

+6

4

  SHERRY BIRKIN

RESIDENT EVIL

SHERRY BIRKIN [RESIDENT EVIL]

раса: человек с G – вирусом в крови
возраст: 32 года (ого, совсем взрослая!)

деятельность: Агент DSO (Отдел операций по обеспечению безопасности)
место обитания: США

https://i.imgur.com/X3FZeLF.gif https://i.imgur.com/k4ndevY.gif
Halsey or your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Привет! Я наконец-то созрел на эту заявку. И нет она не в пару 😊 но я надеюсь, что получится она такой вкусной, что ты непременно придешь на проект и присоединишься к нам с ребятами. На самом деле я знаю действенный способ тебя заманить к нам, но не буду выкладывать козырь вот так сразу, дочитаешь до конца и поймешь, что я на самом деле задумал.
Видишь ли, до меня слишком долго доходило, что на самом деле мне, как и Крису необходим кто-то вроде младшей сестры, которую я бы мог воспитывать и за которой бы мог присматривать издалека, а иногда и так близко, что мое крепкое мужское плечо всегда оказывалось вовремя подставленным тебе под руку, чтобы ты вдруг, если, где споткнулась, то точно бы не упала.
Абсолютно точно уверен, хоть это и не обсуждалось на деле, что тебе не меньше меня будет рада наша Клэр. В конце концов у нас описывалось с ней в играх, как наша троица некоторое время проживала под одной крышей, сразу же после событий в Раккун – сити, так что у тебя точно будет тот, кто подтыкал тебе одеяло перед сном и успокаивал тебя во время ночных кошмаров.
Мне бы хотелось видеть не просто девочку – снежинку (иначе бы я выбрал другую внешку, согласись), топящую за мир во всем мире, а девочку, которая при желании может так врезать, что собственными зубами подавишься, говнюк. И кто бы мог подумать, что я хочу быть тем самым парнем (нет не который подавится) а который тебя этому научит, да?)  В общем, руками и ногами за то, чтобы у нас появилась в касте девочка – бунтарка, девочка – оторви и выбрось, сиротка, пережившая такое, что другим и в более осознанном возрасте бы вряд ли приснилось.
Хочешь, будем тебя спасать из лап под кроватных монстров и монстров из шкафа, а хочешь, в переходном возрасте сама побудь этим монстром, мы все равно будем рядом с тобой, иначе говоря, будем той семьей, которой ты лишилась из-за действий Амбреллы.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Собственно, у этой заявки есть двойное дно и вот в чем оно заключается – я давно нежно и трепетно люблю пейринг Шерри/Джейк, но из-за эмоциональных качелей и порой сомнений о том, что я точно знаю, чего хочу для них, никак не рискну взять Мюллера полноценным профилем. Именно поэтому я и пишу заявку от лица Леона, а не Джейка, именно поэтому предлагаю сначала сплотиться в качестве семьи, а уже потом смотреть в будущее вместе [у меня есть чудесная маска на Джейка, и я бы хотел им поиграть, потому что он пушка-бомба и достоин этого].
От тебя хотел бы немного – знать хотя бы историю своего персонажа и события шестой части RE где собственно Джейк и Шерри встретились и сблизились.
Брать тебя в плен и связывать тебя по рукам и ногам я не буду, если ты об этом не попросишь, разумеется. Ты будешь абсолютно вольна в том, как видишь персонажа и ее развитие [хотя события игры я бы хотел, чтобы учитывались, и та нежная, и добрая, но повзрослевшая и осознавшая опасность биотерроризма Шерри, все-таки была с нами], всё, что будет происходить до и после – свободное плаванье, разумеется, с моими предложениями за Джейка.
Единственное, наверное, о чем обмолвлюсь заранее – давай без резких движений в сторону моего отца, окей? Он, конечно, профессионал и многому может тебя научить во всех смыслах, но я буду стоять между вами насмерть [и эта смерть придет за одним из вас].
Теперь к более серьезным вещам.
Я не сторонник упрощенных анкет по той простой причине, что обычно как раз при написании анкеты и становится ясно, твоя ли это роль и готов ли ты к ней. Так что анкету придется писать полную.
Я не сторонник медленных игроков (которые только обещают написать/появиться). Да, у нас у всех свой реал со своими проблемами, но ждать анкету месяц, а потом получать посты от чистки к чистке я не буду. Хорошенько подумайте над этим, прежде чем браться за анкету, потому что в личной беседе я непременно об этом напомню.
Не стоит регистрировать профиль ради игры только со мной, я, конечно, парень общительный и душка, но иногда реал утягивает и меня. Это я к тому, что няньку/жилетку себе ты тут не найдешь, придется самостоятельно искать дополнительные игры, придумывать сюжеты, я буду по мере возможностей комфортить/подкармливать идеями и постами, но не стоит полагаться исключительно на меня, я такое не люблю.
С моей стороны:
◦ Посты от 5к (от третьего лица или от первого (легко подстраиваюсь));
◦ Скорость написания постов средняя, пост раз в неделю – две, вполне реально, иногда быстрее, если не случается каких-то форсмажоров;
◦ Графика;
◦ При желании познакомлю с другими своими ролями, возможно, сыграемся и там (особенно альты, где можно сыграть все, что душе пожелается и даже больше).

Пробный пост

Минуты ожидания утягивают его все глубже в трясину собственных размышлений и переживаний. Кеннеди нервничает, правая нога под столом с упором на пальцы мелко и нервно подрагивает, пританцовывая. Почему он, черт возьми, нервничает? Это ведь всего лишь желание помочь и исправить собственную ошибку, как сказала Эшли – вернуть долг. Для человека с его бесконечным рвением помогать другим – это самое обычное дело. И все же. Все же речь пойдет о смерти Луиса, ему придется смотреть в глаза кому-то, кто был с ним близок, говорить о том, как это произошло (в рамках допустимого и того, что не успели засекретить), но сначала необходимо было помочь, оставить окна с решетками и конвой позади, позволить увидеть небо над головой без «металлического кружева». Насколько далеко Леон готов зайти?
Времени на подготовку у него почти не было. Один звонок Эшли и у него уже забронирован билет до Испании. Если Мария, о которой шла речь на клочке бумаги и угодила в поле зрения правительства, то это едва ли было связано с грязными делами Амбреллы? Могла ли она тоже носить белый халат и иметь ученую степень, чтобы пытаться угробить мир или просто попалась на досмотре при перевозке незадекларированных бриллиантов? Запрашивать информацию, находясь в офисе в Вашингтоне, он не мог, это грозило большими проблемами не только самому агенту Кеннеди, но и Эшли, которая совершенно случайно увидела в отцовских документах засекреченную информацию и принесла ее своему близкому другу. Он намеревался поговорить с местным начальством, уточнить детали, но все сводилось к проблеме языкового барьера, выучить испанский даже по подробному разговорнику за несколько часов вылетов и перелетов, миссия невыполнима, даже для такого человека как Леон Кеннеди. Память, хоть и избирательно, но все еще хранит обрывки чужой речи: «Муэре, муэре, муэре, муэре…», «эмпьеса а ресар», «ай эста!». Он из-за этих выкриков и шепота первые несколько недель после возвращения был лишен нормального сна, вглядывался в темные углы своей квартиры, просыпаясь среди ночи с бешено колотящимся сердцем, в попытке убедить себя, что там не затаился культист с вилами или крестьянка, размахивающая огромным кухонным ножом в попытках сделать в тебе несколько новых и весьма глубоких отверстий. Хороший мозгоправ помог, но настоятельно рекомендовал не «раскачивать лодку» хотя бы первые полгода. И куда его это привело? Взгляд Кеннеди поднимается к серому потолку, в левом дальнем углу замечая на потолке пятна – крыша протекает. «Да у тебя, дружок, тоже», – все никак не уймется внутренний голос, заставляя Кеннеди морщится, как от зубной боли. Он почти привык бодаться со своими внутренними демонами, противостоять им и их едким комментариям по поводу и без, «беседа» принимает интересный оборот, но очень быстро стихает, когда в коридоре раздаются шаги.
Первые несколько секунд, после того как он слышит до боли знакомый голос, он не двигается, двигаются стены вокруг него, буквально разъезжаясь на километры, точно резиновые. Все вокруг словно исчезает, остается лишь он, его голос, и это невыносимо, невыносимо от мысли, что стоит только обернуться и он увидит, как Серра сидит у стены, навалившись на ту спиной, пытаясь прикурить свою последнюю сигарету, а руки уже не слушаются, потому что рана, нанесенная майором Краузером смертельна для него. Его пафосная фраза, «все девушки мира будут скорбеть», как издевка, неприятным холодком пробегает вдоль позвоночника.
— Курение убивает, — история циклична, так ведь? Вот и сейчас, он отвечает той же фразой, что и в их первую встречу, разница разве что в том, что это не подвал под домом с покосившейся крышей и сам Серра не закатан в ковер, а рот ему не залепили куском липкой ленты, которую можно сорвать одним уверенным рывком. Все еще не встречаясь взглядом с тем, с кем ведет диалог, Кеннеди выкладывает на стол одну из сосательных конфет, которые прихватил с собой со стойки регистрации. Как знал, что пригодятся. — Сосите. — Он зажмуривается на пару секунд, это буквально пару секунд, чтобы прочувствовать, как горят собственные уши. — Конфеты.
Сейчас бы быть на одной цепи и иметь возможность притянуть испанца к себе, почти не вслушиваясь в его ругань и проклятья и задать два вопроса: «как он выжил» и «кто такая Мария». И если на первый вопрос он думает, что знает ответ, однажды уже убедившись, что никто, имеющий связи с корпорацией не умирает до конца, то второе…
Он рывком встает со стула, реакция достаточно предсказуемая для тех, кто уже имел дело с агентом Кеннеди. Пальцы сгребают робу на чужой груди до треска ткани, он, буквально протащив Луиса до ближайшей стены впечатывает его в ту спиной. Неразумно. Так можно и самому угодить в наручники.
— Мария. Серра. Я здесь из-за неё. 

+7

5

Eist Tuirseach [в пару]

saga o wiedzminie

EIST TUIRSEACH [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: помер красивый, но старый

деятельность: Ярл и Конунг Скеллиге, а также король Цинтры
место обитания: Цинтра, Континент

https://64.media.tumblr.com/da03b840ab5f92a61eeaa858d6f03166/tumblr_inline_omrcyzpbAt1us5zus_500.gif
viggo mortensen


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Был непобедимым морским волком, играючи раздавал люлей нильфам и нордлингам.
Женился - проиграл войну и умер. Все беды от баб!

Лихой морской волк, опытный воин, стратег от боженьки и красавчик от мамочки — у Эйста и правда все чудно складывалось. Жизнь его была полна опасностей и сражений, не нравилось ему в покое сидеть, вот и за заслуги перед родными островами да за приятный нрав Эйста избрали Ярлом Скеллиге. Мужчина он был молчаливый, но остроумный, был способен подхватить как светский разговор вельмож, так и пьяную, разгульную болтовню солдатни.

Несмотря на свою видность в ряду женихов, Эйст очень долго оставался холостяком и к семейной жизни интереса не проявлял. Не хотел он и детей, поэтому до седых волос оставался одиночкой. Лишь после Калантэ вдруг одурел от нахлынувшей любви. Сколько они в секрете держали свой роман, неизвестно, но только скандал, разошедшийся на пятнадцатом году принцессы Паветты, смог заставить холодную Калантэ согласиться на его весьма... интересное предложение выйти замуж.

Эйсту пришлось жить в Цинтре, но Цинтра так и не сумела стать для него родным домом. Все свое свободное время он проводил в море и меж островами, за что Калантэ звала его чуть сердито "вечно пропадающим мужем". Впрочем, Эйсту было ясно, что от него инициативы в правлении Цинтрой никто не ждал, а потому он без зазрения совести посвящал себя буйной стихии. Нагловатый моряк Скеллиге сумел внести разнообразие в скучнейшую жизнь Цинтры, помог Калантэ воспитать осиротевшую Цири, научил девчонку хитростям дворовых игр и сделал из нее сообщницу в попытках саботировать тухлые и унылые королевские обычаи.

О смерти Эйста скажут, что он умер героем. Что его гибель на полях Марнадаля заставит Львицу из Цинтры разойтись скорбным криком и плачем. Но еще про него скажут, что он прожил славную жизнь и после себя оставил лишь добрую молву.

* * *

Не всякий сумеет вынести непростой характер королевы Калантэ, оставшись при этом при трезвом рассудке, но чертяку Эйста королевскими капризами не проймешь. Веселого нрава, с острым языком, не стесняющийся шутить откровенно даже в самый разгар важного торжества, он не только играючи отбивает все атаки Калантэ, но и сам начинает ей действовать на нервы. А то, как начинает бешенством исходить важная королева, его способно только радовать и искренне веселить. Сплетники поговаривают, что самые острые споры король и королева решают на мечах и выходят из конфликтов полностью в синяках и ссадинах. Что ж... Их отношения даже не пытались казаться простыми.

Поначалу между ними и любви-то никакой не было — юная Калантэ была уже замужем и всеми мыслями витала в надеждах родить сына, а Эйст же сражался в море и победами завоевывал почтение своего народа. Познакомились они на одном из дружественных приемов: Карх позвал в свои земли короля и королеву, но первый не пришел, а вторая вместо того, чтобы бряцать драгоценностями и показывать свою важность, призвала лучших бойцов Скеллиге с ней сразиться в честной дуэли. Кажется, в той лихой битве они и сцепились: молодые, злые, горячие.

Говорят ведь, что лучшая дружба начинается с хорошей драки.
А самая крепкая любовь — с лучшей дружбы.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень, очень, очень люблю отношения Эйста и Калантэ — они мне кажутся в самом деле идеальными и сочными на эмоции! Тут вам и шутейки на грани фола, и совместные битвы на поле брани, и острая необходимость хранить чувства в секрете, и семейное тепло вместе с маленькой девочкой, лишившейся родителей. Поэтому, пожалуйста, приходите на роль не просто покрасоваться симпатичным профилем (а он у вас точно будет симпатичным, я вам своим скиллом ручаюсь), но и с надеждами влиться в долгую игру. Да, кстати, у нас тут по ходу дела образовался запутанный любовный треугольник, о подробностях которого я обязательно напишу уже в личной беседе! Там без рюмки крепкого не разобраться :д

* я вредная старая королева и упрощенные варианты анкет не рассматриваю как серьезное предложение взамуж
* пожалуйста, приходите ради игры, писать посты это офигенно, давайте все писать посты
* я пишу от третьего лица, без птицы-тройки, с заглавными буквами, от 3к до 5к

Пробный пост

— Что значит отказался?!

Вопль вторил громкому звуку разбивающегося на осколки графина — его метнула в стену корабля сама Калантэ. Капли кроваво красного вина расплескались по полу, по вещам и остались на лице и волосах Калантэ. Ее дрожащая от злости рука сжалась в тугой кулак. После долгого, тяжелого вдоха желание взорваться от ярости ненадолго остановилось.

Королева бросила недовольный взгляд на служанку.

— Значит отплываем без моего супруга, — процедила она сквозь зубы безжалостно.

Раз Регнер расхотел в последний момент плыть на празднество на острова Скеллиге, значит, так тому и быть. Неприятная его выходка обязательно обернется ему на вред, но Калантэ должна еще придумать, как ответить на поведение мужа чем-нибудь еще более пакостным. Возможно, именно среди островитян королева и устроит не то скандал, не то громкое развлечение. Ее меч давно желал пуститься в ход и опробовать наконец человеческой крови. А на Скеллиге, как Калантэ слышала, чертовски много родилось разбойничьих отрядов.

— Ваше величество, полагаю, вам не стоит…

Жалкий писк служанки вновь разжег горячую злобу Калантэ, и та не сдержалась, отвесив полоумной девице хлесткую оплеуху. Щека девчонки мигом покрылась красным силуэтом женской ладони.

— Посмей хоть еще раз мне что-то указать, — прорычала королева и выгнала плаксивую дуру прочь.

В своей королевской каюте оставшись одна, Калантэ выдохнула. Лоб ее покрылся мокрой испариной, а дышать стало тяжело. Слабость одолевала ее тело: она пичкала его травами и снадобьями, которые советовали ей лучшие знахари, чтобы семя Регнера наконец прижилось. Шел лишь первый год их брака, а наследника все не было. Плохи будут дела Калантэ, если она не разродится хотя бы одним ребенком.

Но лекарства делали королеву злее. Раздражение ее становилось день ото дня все сильнее, а она никак не могла совладать с собой. Вот и сейчас поведение гаденького муженька вывело Калантэ из себя. Не могла львица успокоиться. Не могла унять бушующую злость.

///

Калантэ всегда нравилось проводить время на Скеллиге. Этот народ казался ей простым и свободным, а подобные качества она ценила больше остальных. Шумный пир с веселыми пьянчугами помог ей расслабиться и наконец-то улыбнуться. Приятные комплименты, которые ей то и дело отвешивал ярл, она воспринимала с ухмылкой и молчала. Но по ней видно было, что устроенное к ее прибытию веселье смогло угодить королевскому несговорчивому нраву. Здесь не было такого огромного количества скучных и сложных аристократов, напыщенных от своей важности, какое оно было в душноватом Совете Цинтры.

Калантэ нравилось всеобщее внимание. Ее самолюбию льстило быть на празднестве всеобщим объектом восхищения. Однако народец переметнулся с нее на внезапно пришедшего к пиру мужчину — вид его говорил, что он видал немало битв, а меч на поясе подтверждал тот факт. Походка его была танцующей, и по ней Калантэ поняла, что мужчина этот слыл опытным моряком. Лишь подобные шагают по твердыне так, будто под их ногами продолжает буйствовать вода и корабль подскакивает на каждой волне.

— Кто это? — спросила она у советника.

— Эйст Турсеах, государыня, — пояснил ей старик.

— Ах, братец, — вдруг вспомнила Калантэ некоего «Эйста», который имел место быть в родословной ярла, да только лично его было не узреть никак.

Поговаривали, сколь сильно второй Турсеах был привязан к морской стихии и как ему было все равно, что творилось на суше. Любопытно, подумалось Калантэ, что от разожженного интереса прищурилась и стала поглаживать крупный изумруд на своем кольце. Моряка Эйста в народе, вестимо, сильно любили, раз пьяные мужички с радостью приняли его к своему столу и подняли в честь его присоединения радостный галдеж.

Больше королеву заинтересовал меч, с которым Турсеах явился на празднество. Нагло, показательно, как будто в насмешку прибывшим гостям, он показывал свою силу. Когда же храбрость моряка перешагнула через все крайности и он поднял свой бокал, устремив на нее свой взгляд, Калантэ ухмыльнулась, позволив чему-то хищному и львиному проявиться на своем лице. В предвкушении неслабой драчки все внутри у нее затрепетало.

Вот он. Прекрасный способ насолить муженьку. Пусть молва о королеве-львице разойдется по Скеллиге, не оставив никого равнодушным. Пусть острова узнают, что Калантэ не та королева, что будет молчаливо сидеть и терпеть к себе чье-то внимание — соленое, прямо как морская вода.

— Господа! — с такой громкостью, что веселый гул прервался на гробовую тишину, крикнула Калантэ и резко подорвалась на месте, подняв повыше свою кружку с питьем (не крепким, с травами знахарей).

Стражники, что хотели защитить Калантэ от оскорбления, замерли в ожидании.
Уж эти-то знали, каков характер у их правительницы.

— Мои доблестные защитники, — рассмеялась Калантэ, разглядывая золотые доспехи своих людей, — вернитесь к пиршеству. Незачем нам в столь добрый час разбираться, кто и как на меня глядит. Разве же во взглядах угроза?

Калантэ повернулась к ярлу, показательно не глядя на Эйста.

— На нас всегда смотрят, верно, мой дорогой друг? — обманчиво сладкая речь так и лилась с ее губ. — Лишь смельчак пойдет на государя с наточенным мечом, — тут Калантэ все же соизволила покоситься на Эйста. — Но смелость его быстро обернется глупостью.

Калантэ щелкнула пальцами и вытянула свободную руку — в нее стражники вложили увесистый меч, украшенный россыпью изумрудов. Украшала его золотая голова львицы. Пальцы Калантэ крепко сжали рукоять меча, а взгляд стал серьезнее.

— Мы не глупы. Мы будем пить.

Зеленые глаза Львицы вонзились острыми иглами в глаза шального моряка.
Проверяли его, вызывали на бой.

— Верно?

Бровь изогнулась в вопросе: «так ты будешь драться?».

Отредактировано Calanthe of Cintra (30.08.23 18:22:38)

+7

6

  themis

GREEK MYTHOLOGY

THEMIS [GREEK MYTHOLOGY]

раса: богиня
возраст: очень много лет

деятельность: богиня правосудия
место обитания: в древности – Олимп, на протяжении всей истории она могла бывать где угодно

https://imageup.ru/img141/3739045/1.gif   https://imageup.ru/img228/3739046/2.gif   https://imageup.ru/img32/3739047/3.gif
cate blanchett, rosamund pike, kate winslet


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
[indent] Глаза Фемиды завязаны, чтобы она могла судить беспристрастно. Во главе всего должен стоять Космос, а не Хаос.

Но там, где есть судья, нужен и палач.

[indent] « Множество проблем как среди бессмертных, так и среди смертных нам приходилось решать бок о бок. Вроде бы мы преследуем общие цели, но такими разными методами... Мои глаза развязаны, я вижу несправедливость и спешу наказать провинившихся, чтоб мое возмездие настигло их тотчас. Тебе знакомо это чувство, но тебе гораздо ближе метод «семь раз отмерь, один раз отрежь».

«Правосудия можно достичь лишь трезвым умом», - говорила мне ты.

[indent] Мне же не понять, как ты можешь сохранять хладнокровие и беспристрастность, а ты критикуешь меня за излишнюю импульсивность. Конфликт между нами так и не исчерпал себя и на протяжении всей истории находил отклик даже в сердцах смертных. Даже так мы признаем важность существования друг друга ради сохранения равновесия в мире, что и является основной целью нашего существования. Нас объединяет общий долг, который стоит превыше всего остального ».

[indent] Сферой деятельности Фемиды являются правосудие и порядок, она также была известна как предсказательница. У Гомера она описывалась, как персонификация порядка вещей, устанавливаемого законом и справедливостью. Она жила на Олимпе и имела неплохие отношения с Герой несмотря на то, что стала для Зевса первой советницей и чуть ли не второй женой. Мудрая, беспристрастная, принципиальная. Ее описывали в качестве древнего пророческого божества, которому раньше принадлежал дельфийский оракул, унаследованный ею от Геи и переданный затем Аполлону.
[indent] Однако много воды утекло с тех пор, богиня правосудия прекрасно осознавала, к чему все шло, она предвидела кризис и предупреждала о том, что оставалось вопросом времени. И все же боги не были готовы к тому, что их ожидало. Олимп перестал быть домом для них, от их союза остались лишь воспоминания. Мир разрывается на части из-за беспорядка и несправедливости, а боги беспомощно наблюдают за тем, как их творение сгорает в пламени беззакония. Невозможно бездействовать при виде этого, но невольно начинаешь задаваться вопросом: может быть, уже слишком поздно?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО

  • Очень хочу увидеть эту богиню у нас в касте, хочу разыграть напряженные отношения между женщинами, у которых общие цели, но разные методы. Фемида должна олицетворять более рациональную сторону правосудия. Так или иначе они с Немезидой будут неизбежно пересекаться, работать вместе и дискутировать.

  • Что касается анкеты, то описывать все в мельчайших подробностях необязательно. Достаточно просто поделиться своим концептом, чтобы было понятно, в какую сторону ты хочешь развивать персонажа. Так и тебе будет проще определиться с тем, какой ты ее видишь, так и мне будет проще на основе этого планировать общие эпизоды.

  • Размер постов значения не имеет. Сама пишу где-то в пределах 3-8 тысяч символов, использую птицу-тройку и заглавные буквы. Меня не волнует, будешь ли ты использовать птицу-тройку, но вот лапслок не приемлю, говорю сразу. Пожалуйста, не пропадай совсем и предупреждай меня в случае чего, я не кусаюсь, все пойму и приму, никто не застрахован от форс-мажоров. Оставайся на связи, и все будет прекрасно, никто не перегорит в ходе игры.

  • Будет прекрасно, если мы сможем обсудить все в телеграме или дискорде, только попроси у меня контакты в гостевой, и я примчусь к тебе на всех парах. Расскажу про сюжет, наигранное и дальнейшие планы с огромным удовольствием!

Отредактировано Nemesis (04.01.24 21:16:23)

+9

7

apollo

GREEK MYTHOLOGY

APOLLO [GREEK MYTHOLOGY]

раса: олимпийское божество
возраст: неисчислимое множество лет

деятельность: Бог Солнца, покровитель искусств, предводитель и покровитель муз, предсказатель будущего, бог-врачеватель, покровитель переселенцев, олицетворение мужской красоты.
место обитания:гора Парнас, город Дельфы – в прошлом. В настоящее время может обитать где вам захочется, но лучше США.

https://sun9-13.userapi.com/impg/E4K2q7aqHTuRrQ0Q4EG9BqwIazDKh8_KNILBWg/lr6J3bCRxjs.jpg?size=170x170&quality=95&sign=e46f8c348c876b2d68a2a7dea261976d&type=album https://sun9-85.userapi.com/impg/4ApKkuljvjNHU5jx--aY6r-tOFP6wfgKo-E_lg/_U8zNNvGNeo.jpg?size=170x170&quality=95&sign=c6a3eb549528c0172364eba7999eb9cf&type=album https://sun9-32.userapi.com/impg/RnxaXvtni05vaFtnkiWcFxCaTD8XrzcmS73YYA/sZ3Wy3W7o5I.jpg?size=170x170&quality=95&sign=058bfb4f8b3db68340fc443ad53eb331&type=album
Danila Kovalev | Otto Seppalainen | Gerhard Freidl | любая ваша внешка


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Я, Артемида, твоя сестра, не знаю как сложилась твоя судьба после падения Олимпа. Род олимпийских богов в нынешние дни обессилен – мы лишь бледные тени самих себя эпохи мифов. Я вернулась из степей Азии лишь чтобы обнаружить пепелище и торжество веры Авраама. Тебя почитали и христиане, но то как демона, то как образ, философский концепт. «Аполлоническими» стали называть творения, в которых сосредоточен твой дух: мудрый покой, разумное созерцание и свобода от диких порывов. Я знаю что ты способен на гнев и похоть, впрочем. Мы с тобой убивали каждого, кто смел поднять руку на нашу мать, титаниду Лето. Жаль, она явно погибла (кто знает, может и нет). В курсе я и о твоих  многочисленных любовницах и том, что ты предпочитал любовников. Но в современности мы разрозненны и едва ли знаем что-то друг о друге.
Между нами всегда царило недопонимание. Тебе было странно видеть как я взращиваю в женщинах независимость и умение защищаться. Мне было страшно видеть как вместе с умением врачевать ты насылаешь болезни на тех, кто досаждал тебе.
Не исключено что ты сейчас популярен, и я просто не узнаю тебя. Богам свойственно менять облик с течением времени, и я уже не та что в легендах.
Впрочем, скорее всего и ты.
Проблема в том, что на олимпийцев в нынешние дни покушаются – довольно часто, скажу тебе. Кто-то целенаправленно хочет убрать нас с лица земли, и это поневоле сталкивает нас друг с другом снова. Я не знаю принесёт ли тебе счастье наша встреча.
Знаю одно: чувствую что приближается конец этого мира, и твой дар предвидения, твои оракулы – то что нам нужно. Ты наверняка слышал мрачные пророчества и сам предвидел что ждёт наш род.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Тебя очень ждут сестра и сын, Асклепий - бог врачевания. Он обожает отца и стремится стать лекарем, достойным твоего лучезарного имени.
Думаю, понятно почему Артемида ищет свою полную противоположность, и в то же время родную кровь. Я помню тебя холодным и жестоким, много требующим от женщин. Мне трудно смириться с этим. Ты в то же время помнишь множество убитых мною мужчин и обет не допускать физической близости. Мы оба были достаточно хладнокровны, и это повод для разговора – мир меняется, лишает нас сил, и в то же время заставляет многих из нас вспомнить древность и раскаяться в том что мы совершили в эпоху мифов.
Да, у меня достаточно мрачное и серьёзное видение мифов, но я не против юмора. В конце концов, воссоединение может быть радостным, и я лично принимала твои роды – несмотря ни на что, мы привязаны друг к другу. Было бы приятно сотворить вместе что-то значительное.
Ни я, ни другие в касте не претендуют на абсолютное знание мифологии, и мы готовы видеть разные интерпретации Аполлона. Но в пределах разумного, и тут я рамки выставить так просто не смогу. Просто прислушайтесь к здравому смыслу, без жульства. Это бог солнца и красоты, и подойти к игре за него надо тоже красиво. Поделитесь со мною концептом! Анкета не обязана быть гигантской.
Сейчас я веду детективную сюжетную ветку с Немезидой и могу уделять отыгрышу достаточно много времени. Буду рада тебе, братец.

+6

8

Hera

greek mythology

HERA [GREEK MYTHOLOGY]

раса: олимпийская богиня
возраст: древнее человеческой цивилизации

деятельность: верховная богиня пантеона, покровительница брака, женщин, деторождения, городов и героев
место обитания: где угодно на бренной земле

https://sun9-82.userapi.com/impg/VNwu0_0YKMxMs592CspM9mIKSxDW5oCnC1HsZw/oL9ETVGqZqQ.jpg?size=170x170&quality=95&sign=fb2cf3a7476e486b3d4b6445c253a548&type=album https://sun9-79.userapi.com/impg/PsnlcphYvI-yWt1XEBUTYJVWOu0DajytRwtitw/_uFKW9a7zxo.jpg?size=170x170&quality=95&sign=bf8096d40b8e1b8dcd336f1010aface5&type=album https://sun9-24.userapi.com/impg/dYGR9YOan06orXW4snFHaM5KqmNYdGDZUrLUXw/TUuhKdLkfNA.jpg?size=170x170&quality=95&sign=58cd4060dc2a8342cb2a5f7a29f39f29&type=album
Lena Heady | Uma Thurman | Rebecca Ferguson


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Гера, владычица Олимпа. Ты невзлюбила меня, Артемиду, ещё в утробе матери,  титаниды Лето. Факт моего рождения омерзителен тебе, и ещё больнее по тебе бьёт то, что мы разделяем стезю покровительства женщинам.
Ты всегда желала смирить пыл божественного мужа, но у тебя так и не получилось. Богиня брака в несчастливом союзе – может быть, поэтому смертные жёны так страдают рядом с мужьями? Прошла эра, когда мы были похожи, и твой лук Коронахт разил гигантов и чудовищ, и однажды ты победила меня в поединке при Трое. Ты управляешь дикими, неестественными монстрами играючи, что никогда не было мне по силам. Твоё могущество простирается за пределы всего, о чём мечтает Зевс, и всё же ты желаешь чтобы век власти Олимпа никогда не кончался под его сумасбродным правлением.
Он редко даёт тебе право решать чью-то судьбу. Теперь, когда эра Олимпа и неоспариваемой власти богов над миром закончилась, - может, надо взять на себя больше? Раскрыть секреты Громовержца и оспорить наследие его детей? Мир терял краски, и сила утекала меж твоих пальцев все эти тысячелетия позора, но каковы причины?
Часть правды о нашем будущем знаешь ты, а часть – я.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень хочу увидеть самую могущественную из Двенадцати Богов, чтобы Гера могла рассказать нам о положении бывших правителей Олимпа в наше безбожное время. Олимпийцы и другие власть предержащие Древности всё ещё живы сейчас и нашли каждый своё место в мире, не имея былой мощи. Чем занимается Гера?
Она всё так же покровительствует урбанизации и большим городам? На что она тайно сподвигала смертных все эти кровавые столетия?
Гера может приоткрыть завесу тайн в нашем сюжете: кто именно охотится на затаившихся богов, и насколько справедливо обоснованы претензии этих убийц на полубожественное происхождение?

Пробный пост

Полная луна будоражила кровь бледно-голубым светом на гребнях волн Понта Эвксинского. Богиня стянула высокие сапоги из лосиной кожи и отбросила на остывший песок дикого пляжа. Она раздевалась, чувствуя что песни множества жриц и охотников по всей Ойкумене прославляют её имя в час полнолуния. Тёмное серебро морской бездны громогласно обрушивалось под ноги, облизывая пальцы белой пеной. Выброшенные на песок громадные крабы  почтительно сновали у ног повелительницы зверей, и множество альбатросов сели на прибрежные скалы, наблюдая за купанием.
Она сбросила восточные шаровары, обнажив раны на крепких, длинных ногах. Царапины от крючьев, какими пытаются стащить с седла. Укусы собак, порезы от искривлённых лезвий - она сражалась в степи вместе с последними скифами, как если бы была одной из них. Возлюбленный народ, подаривший ей дыхание. Они растворялись среди новых народов степи, и Таврика менялась под их влиянием: Артемида знала что эллинский язык впредь здесь будет редкостью, будущие ночи грозили новыми невзгодами для всей жизни в Ойкумене, и дикие звери пострадают больше всех. Как всегда. Следом полетела на песок кольчуга, стёганая куртка и хлопковая рубаха. Окровавленные и изрубленные, эти вещи больше никуда не годились. Диана вынула длинный зуб древнего льва из золотисто-соломенных волос,  и обнажённая ступила навстречу волнам. Растворившись в нахлынувших водах дяди Посейдона, она наконец почувствовала себя спокойнее.
Столб дыма поднимался из-за скал,  и то был дым жертвенника.  Артемида вынырнула из тёмных вод и взглянула в окутанное белым дымом звёздное небо. Её дикие кобылы  ринулись по кустам ладанника, и на каждой обсыхали десятки ран. Руки богини превратили их в шрамы - они не должны были погибнуть в бою, эти благородные животные не для того чтоб на них охотились. Прирученные, они принадлежали вотчине Посейдона, а затем и Афины с Аресом. Звери войны не должны были погибнуть под богиней охоты. Праздничная ночь служения наполняла её силой, но с каждым полнолунием всё сильнее становилось ощущение... потери.
Ей молились реже.
Она слышала песни, игру на древней лире. Так брат и Гермес передавали своё почтение той, кого безмерно уважали. Артемида ценила их любовь, хоть отношения между олимпийцами никогда нельзя было назвать гладкими. Тоска по Немезиде глодала нутро, но после жаркой битвы с готами нужно было признать: путешествие сюда не было бессмысленным, страстным решением. Дикие люди этих земель действительно были столь многочисленны, что могли потрясти мир. Пустошь приютила их, сделав столь преданными почитателями охоты, что оставалось лишь направить их в сторону почитания лика богини, отдавать ей почести. В пустоши всегда таилась её сила, не в городах.
И всё же те, с кем бились скифы, не почитали женщин.
Артемида вышла на берег, зная что жрицы не видят её в свете Луны. Почтенная богиня не должна выказывать фавор столь грубо, явлением во плоти - иначе культу грозит обмирщение, и эйдосы жриц становятся ожесточённее, навроде экстатической преданности вакханок, путешествующих с Дионисом. Артемида знала что значит собирать жриц бок о бок с собой надолго... Это грозило их любовью, ревностью, вопросами о её природе. Прикосновение к богине столь же смертельно для смертной как прикосновение к Солнцу или минута у пышущего пеплом жерла вулкана. Нет, они не умрут от прикосновения... но впечатление слишком сильно поразит их сердца. Богине не нужны слепые почитательницы - таких любят другие боги.
И всё же к голосам стоило прислушиваться. Она слышала их в любой точке мироздания, тихие шепотки мощи в темноте энтропии, как искры света. Один из огоньков был столь тёплым и узнаваемым, столь близким что Артемида не смогла удержаться от того чтоб закрыть глаза в попытке распознать источник. Она была близко... Ифигения.
Не ответить на столь отчаянный зов было бы грубостью, и охотница проскользнула в одежду вновь, избавившись от изрубленной кольчуги. Она желала посетить сегодня храм как гостья и всё это время ожидала призыва. На хлопковую рубашку с длинными рукавами она надела жилет из шкур лисиц. Оставив длинные волосы распущенными, богиня позволила своему голосу пройти по стенам храма вдали, чтобы Ифигения могла услышать её у алтаря:
- Не страшись грядущего, моя вечная сестра по призванию. Я не покину тебя. Мы скоро будем вместе: я уже скачу тебе навстречу из степей скифского Каргалука. Мы разделим трапезу вместе перед сном, и я успокою тебя своим присутствием. - её ласковый голос обещал избавление от ночных тревог, мешающих точному выстрелу охотником во время добычи. Ночь всегда будет временем страха и ужасных тревог, и богиня охоты должна была даровать спокойствие своим людям и острый слух возлюбленным животным. В такую ночь она должна была обнадёжить своих спутниц... но сама чувствовала беспокойство.
Дикая кобыла дала вновь оседлать себя без стремени и узды, чувствуя полноправную хозяйку. Дикие лошади Меотиды не дают объездить себя просто, сбрасывая и затаптывая  коренастых, златокожих наездников, но Артемида не терпела неповиновения. Небольшой табун вмиг домчал её в обитель сестёр по тетиве, и не было ночи лучше чтоб озвучить им свои планы на Восток. Восток, в котором таилась сила, способная совладать с Громовержцем.
Жрицы Таврики увидели табун диких лошадей быстро, и девушек обуял восторг при виде шёлка развевающихся грив. Караковые и тёмно-гнедые масти кружили вблизи высоких мраморных остовов, что раньше украшали сад кипарисов, олив. Врата храма были открыты, и лошади впущены внутрь. Они дали объездить себя быстро, а светлая тень Артемиды с улыбкой устремилась к алтарю в мраморном оракуле, где царила Ифигения. Они чувствовали друг друг как звери одной стаи. Они разделяли юдоль печали о будущем свободных сестёр.
- Приветствую тебя, сестра. - Артемида вышла из тени свечей и ладана перед алтарём, тихо улыбающаяся. При ней не было лука, лишь степная одежда наездницы и костяной кинжал из оленьей кости за кушаком.  -Я рада что мы встретились! Мне пришлось держать путь на север, в степи, и я не могла не вспомнить о твоей доле. Ты столь преданно служишь мне... Мужчины обходят твой храм стороной, и я горжусь твоей грозной статью. Ты не изменилась со времён изгнания... И мне выпала честь разделить его с тобой. - она улыбнулась и протянула верховной жрице руки. - Я счастлива что ты не забыла обо мне. Твои почести это лекарство, которое так мне необходимо.
На Артемиде не было ни следа крови и старых ран, её одежда выглядела безупречно, но одна деталь выбивалась из образа: простота её одеяния, лишённого эллинских черт. Всё в ней говорило  о том что она принимает облик местных женщин намеренно, пытаясь скрыться.
Но от чего?

+7

9

Persephone

greek mythology

PERSEPHONE [GREEK MYTHOLOGY]

раса: богиня
возраст: неизмеримо много лет

деятельность: богиня плодородия и владычица царства мертвых
место обитания: Аид / Гайя

https://i.pinimg.com/originals/04/98/56/04985635177dd01e7ba7868845ca20c6.gif
Lucy Boynton


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Попадая в Аид, душа лишается прижизненных статуса и регалий, никому не важны заслуги. Пустота и серость подземного мира одинаково тягостны для всех. Бесконечные поля Асфоделя переполнены скорбными душами тех, кто думал что благодаря праведной жизни сможет достичь Элизиума. Елисейские поля открываются лишь избранным.
Царствовать над унылыми и отчаявшимися душами, которые никогда не увидят дневной свет – тяжкая ноша. Для человека участь погибшего не меняет ничего: существование продолжается, лишённое былых жизненных сил и памяти. Мёртвые волочатся среди цветов смерти и не помнят ничего о прошлом. Такова доброта Аида.
Властителю преисподней плевать кто ты и откуда, во что верила на Земле. Здесь, среди мрака и пепла можно начать всё заново. Это не ад, просто тусклое отражение жизни под солнцем, со своими равнинами, реками, скалами, цветами и тёмным светилом. Этому месту была нужна милосердная владычица, которая принесёт мёртвым облегчение и немного света.
Аид выбрал тебя, потому что ты была его полной противоположностью, и в отчаянии он никогда не посмел бы сделать тебе предложение прямо. Кто променяет радость земных удовольствий на вечный сумрак и общество чудовища?
Жестокий Плутон похитил тебя на Сицилии, и земля увядала от горя. Деметра искала тебя безуспешно, а ты мучалась в плену. Артемида и Афина тоже искали тебя, подруга Кора: и тем ужаснее было то, что сталось с тобой в итоге.
Миф о гранатовом зёрнышке всегда вызывал у нас гнев. Мы до конца не верили что ты могла променять мать и подруг-охотниц на трон одесную Аида. Возможно, ты действительно любила его, но я, - Артемида, - никогда в это не поверю. Я во веки веков буду думать что над тобой совершили насилие, и в краткие дни наших встреч буду пытаться вернуть тебя.
Отнять тебя у мёртвых, которым ты даришь отголосок солнечного света и радости, которые им больше не суждено узнать.
Афина всегда останавливала меня. Говорила что мы не вправе судить твой поступок, и на самом деле ты жертвуешь собой ради должного порядка вещей во всей Гайе. Так ты распространила своё милосердие на обе стороны мира: мёртвых и живых. Деметра вечно оплакивает этот выбор.
Нынешние времена для тебя не столь большая катастрофа как для нас. Тебе не прекратили приносить дары многие народы в разных ипостасях, и люди продолжают умирать. Ты была бы счастлива, если б не тот факт что другие боги начали постепенно исчезать из твоего поля зрения. Я не видела тебя уже три тысячи лет, и ты сама знаешь что люди не почитают богов больше, постоянно находясь в поисках замены. Ты смирилась с этим положением вещей, потому что в подземном царстве они рано или поздно узнают правду.
Единственное что тебя беспокоит – молчание Аида. Он словно не хочет говорить тебе что-то, всё больше удаляясь в дела смерти, совсем не обращая внимание на землю. Ты всегда служила связующим звеном между любимым и его подданными, но сейчас чувствуешь что два царства особенно сильно сплетены: лишённые памяти люди не привязаны к вере, которую исповедовали при жизни, но всё чаще ты замечаешь тех кто помнит о мире под солнцем.
Значит ли это что власть Аида ослабла? Или кто-то мешает вам извне?
Аид и Гайя связаны как никогда сильно плетением Ананке. И ты путешествуешь по этим нитям из одного мира в другой, стараясь облегчить страдания всех и сразу.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Как Артемида, я ищу тебя в качестве подруги, которой лишилась на три тысячи лет. Это были годы ужаса и крушения Олимпа, рассеяния богов по свету. Мы обе храбрые исследовательницы, охотницы и самые женственные из богинь. Однако ты выбрала спутника жизни, а я решила навсегда остаться странствующей, не привязанной к какому-то месту.
Мы вновь встретимся, и после краткого разговора о нашем предназначении в мире оптоволокна, металла и сложной электроники пустимся в преследование тех, кто навсегда хочет убить нас.
- Ты изысканная правительница преисподней, сведущая в управлении, законах и финансах. Совместно с Аидом ты изваяла подземное царство таким, какое оно есть сейчас. И на откуп игрока то, как именно оно выглядит;
- Тебе идеально известно всё о флоре и фауне Земли. Ты великолепная охотница, дрессировщица. Умело обращаешься с любой известной человеку растительной культурой, вплоть до фармацевтики;
- Ты – воплощение красоты, уступающая в безупречности лишь Афродите;
- [Сверхъестественные способности можешь выбрать сама]
Хотелось бы видеть хотя бы небольшую биографию в анкете, и чтоб перед выбором роли известили нас о прибытии.

Пробный пост

Убежище Адрастеи, храм её культа. Чёрное, пропахшее бензином стойло железных коней: худшее место для богини, которая связана с дикой природой и буйством жизни, потоками крови и пророчествами. Артемида вновь пришла сюда в облике смертной женщины, потому что не могла оставить возлюбленную одну: этой ночью город пропах страхом и кровью жертв пыток.
Облачённая в серое, Диана Армстронг изо всех сил старалась скрыть свою суть перед жрецами Немезиды, ведь теперь её лицо не было похоже на то, прежнее, которое она показала ещё во время их первой встречи. Нет, та женщина осталась на страницах газет и среди списков Красного Креста. Для неё не было пути назад: Фонд и те кто принял на себя роль богоборцев слишком давно взяли её след. Настало время для другого облика, возможно даже нового имени.
Артемида в сером пальто, распустившая длинные тёмно-русые волосы выглядела готовой к броску. Это чувствовали даже те кто держал этот автосервис, потому что не узнать богиню на самом деле было попросту нельзя. Как бы она ни старалась скрыть собственную природу сейчас, люди всё равно признавали в ней право на власть и приказания. Нет, даже отказавшись от жизни в одних лишь диких лесах, охотница оставалась богиней по праву. Ослабевшей, но всё же богиней.
И богини признают друг за другом право наказывать тех кто преступил закон. Закон, воспрещающий людям восставать против своих владычиц: даже если это просто обман, заговор, простое утаивание правды. Всё они были в сговоре с тем, кто однажды покусился на Диану лезвием её же копья. И такое предательство невозможно простить.
- Я слышала что твои Мясники сами выдали их. - Артемида сцепила руки перед собой, сосредоточенно разглядывая подвешенные на крюках тела. - Они должны были вопить от ужаса, когда ты расправила крылья. Таким как они всегда нужна сила, могущество, чудеса. Они ищут поклонения только ради приобретения выгоды от него. Близость к нашей силе прельщает их, как если бы мы были для них оружием. Они никогда не поймут что мы не оружие, а покровители. Едва появляется намек на то что мы ослабеваем и наш авторитет даёт трещину - самые преданные бьют в спину первыми. Самые крикливые. Что за несчастный род...
Богиню охоты не пугали подвижные тени. Она слишком долго была спутницей Немезиды, чтоб не привыкнуть к проявлениям её мрачного могущества. Укрытая чёрным хитоном крылатая мстительница взирала на жестокую казнь бесстрастной бездной голубых глаз, холодных как воды первородного океана. Жестокость, присущая им обеим в такие моменты естественна и не подлежит осуждению. Даже столь привязанная к людям, размякшая Артемида не могла не признать что пытки и казнь за то что они сотворили с собой - слабое наказание. В лучшие времена их эйдосы были закованы бы в цепи Тартара, отправленные на медленные мучения среди таких же изуродованных душ и древних, обезумевших и голодных гигантов.
- Я отправила мою пророчицу в безопасное место. Она видела звёзды там, давно не наблюдала чистое небо без пыли и выхлопных газов. - Диана расправила длинные полы пальто и села в кресло рядом с Нелл. Её голос оставался всё таким же спокойным и ровным. - И я здесь в том числе поэтому. Она возвестила что ты столкнёшься со злом лицом к лицу, и я не могла оставить тебя в беде. Если твоё убежище в опасности, то нам надо сменить его, и про твоих людей слишком много сводок в новостях последнее время. Ты знаешь что говорят о вас: линчеватели. Не вижу ничего плохого в том чтоб указывать человеческому закону как нужно действовать, если спросишь меня.
В тёмной пыточной повисла тишина. Артемиде пришлось спуститься глубоко, чтоб попасть сюда, оставив машину в руках линчевателей. Они не знали в какой опасности находятся, даже не предполагали. Ночь имела свои планы на каждого из тех кто связал свою судьбу со служением богине, и в этом плане не было варианта с пощадой и милосердием. Участь людей всегда была незавидна.
И как бы они обе ни пытались это поменять, всё рано или поздно возвращалось на круги своя.

Отредактировано Artemis (30.08.23 18:34:00)

+7

10

jacaerys velaryon

a song of ice and fire

JACAERYS VELARYON [A SONG OF ICE AND FIRE]
LUCERYS VELARYON [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: люди от крови дракона.
возраст: 15 и 14 лет соответственно.

деятельность: принцы, наследники на стороне «черных».
место обитания: драконий камень, вестерос.

https://64.media.tumblr.com/cb60da176a4e9986214862c75daa6b90/4fe5bb2aa291efab-90/s540x810/394b89f07bf52b0f66877549329e7714b3ddf793.gif
canon or other


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Джекейрис и Люцерис Веларионы - дети своей матери, Таргариены по крови и вообще лучшие мальчики

Родились и росли они в любви и ласке даже не от двух родителей, а от трех. Харвин Стронг, их настоящий отец, до смерти всегда присутствовал в жизни детей, даже если те и не подозревали о своем с ним родстве. В Джейсе и Люке вообще много от сира Стронга: и внешностью они походят скорее на него, чем на мать с валирийскими волосами и глазами, и по характеру более сдержанные и ответственные, чем типичные Таргариены. Оба отличаются смелостью и благородством, отлично владеют холодным оружием и готовы всегда отстоять справедливость.

Джекейрис и Люцерис Веларионы привязаны к своей семье; они с уважением и теплом относятся к матери, водят дружбу со своими кузинами, со временем привыкают к Деймону Таргариену как к фигуре отца. Рейнира в свою очередь  любит их беззаветно и точно знает, что вырастила хороших молодых людей.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мне никак без моих сыновей, моих наследников. Буду вас холить, лелеять и играть. Кроме меня, у нас тут кого только нет: и ваши нареченные Бейла и Рейна, и Хелейна с Деймоном. Наш каст классный: мы любим и поиграть, и вроленно пофлудить, поэтому с нами весело и интересно. Но если вы не очень любите флуд, мы не будем вас заставлять.

Я не против смены сериальных внешностей, если вас они не вдохновляют. Могу даже помочь с подбором, если будет такая нужда. А что касается смерти Люка, то мы всегда можем ее немного подвинуть, чтобы у вас было больше возможностей развернуться в игре.

В общем, приходите с: Ваша мать уже заждалась!

целую в лобики

Отредактировано Rhaenyra Targaryen (09.02.24 23:09:20)

+5

11

Marcus Vipsanius Agrippa

domina

MARCUS VIPSANIUS AGRIPPA [DOMINA]

раса: человек
возраст: от 25 в 38 BC и до дня смерти в 12 AD

деятельность: полководец, архитектор, консул, зять
место обитания: Рим

https://i.imgur.com/sqd0eht.gif
Ben Batt / обсуждаемо


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Марк, нас двое, Ливия и Гай, мы играем с 38 года до нашей эры до смерти Гая.
За это время ты умудрился навалять Марку Антонию на море, поучаствовать в том, как Гай стал императором Рима, якобы вернув республике право спокойно жить после триумвирата, подавил пару бунтов, побыл свидетелем кучи заговоров, повоевал в Калабрии и 3285 раз закатывал на меня глаза.
В общем, с учетом того, что силы Октавиана не было без Агриппы, его полководца, не повезло вам только в том, что у вас не было smm-менеджера в моем лице.
Приходите играть с нами, мы все расскажем и покажем, у нас намечен план на попытку перехвата власти во время болезни Гая, на ваше дцатое избрание в консулы Рима, когда все в Сенате уже видеть вас обоих не могут, и далее-далее, в моем воображении этому стендапу нет конца.

Пишем мы серьезно (не то, что текст выше), постам я буду рада раз в 3-4 недели. В гостевой звать Ливию Друзиллу.
Я знаю, ты где-то существуешь неприкаянный желающий погонять после триумвирата Октавиана. Просто ты нас еще не нашел)
У нас есть потопленные корабли Антония, кислая мина Скрибонии и инжир!


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
https://www.britannica.com/biography/Ma … us-Agrippa - можно прочитать тут, минимально.
https://www.kinopoisk.ru/series/1346720/ - для настроения можно посмотреть сериал.
У меня есть заметка по этому периоду с разными источниками, которой я могу поделиться, если вам захочется пожить в этом времени, поездить с нами в Байи и поруководить застройкой Палатинского холма.

Пробный пост

https://exlibrisforlife.ru/viewtopic.php?id=11426 - игра доступна с профиля Читателя

+3

12

bart allen

DETECTIVE COMICS

BART ALLEN [DETECTIVE COMICS]

раса: метачеловек
возраст: 17-18

деятельность: герой Юной Лиги Справедливости, Юных Титанов, Флэш-семейства
место обитания: по всему миру бегает

https://i.imgur.com/FZjNt9O.jpg

https://i.imgur.com/xABfgyq.jpg

original & else & george mackay


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

"Барт Аллен внук Барри Аллена и обладает тем же спектром способностей и ещё немножечко сверху. Барт Аллен энергичный, шабутной и ну очень затейливый. Барт не умеет контролировать свой язык, не умеет трезво оценивать риски, не умеет много чего на самом деле. Но Барт умеет быть другом. И кипу всего другого интересного в придачу тоже."

- из несуществующего дневника Тимоти Дрейка.
 
  Его геройское имя "Импульс", хотя иногда он обманывает системы и говорит, что он, да, именно он - Кид Флэш или даже сам Флэш - и ему всё сходит с рук. Не просто потому, что быстрые ноги не боятся возмездия, а потому, что к этим самым быстрым ногам приделана не самая глупая голова. Барт - гений. Что, в общем-то, не удивительно - весь его организм работает на таких скоростях, что будь он на самом деле глупеньким - никто бы не успевал этого заметить.
  Барт не из этого времени. Но, по иронии судьбы или по стечению обстоятельств - ему приходится жить тут. И, наверное, если бы он был откровенно несчастен - он бы уже давным-давно попытался вернуться обратно и жить в своём мире. Но Барту не плохо и тут - перспективы, возможности, вероятности - всё открыто, никаких преград, кроме законов. А ещё он завёл тут друзей. Внезапно. Лучших. Что ещё более не укладывается в голове, наверное.
  Друзей в виде амазонки (вау!), клона Супермена и его злодея (как только заметим, что Кон лысеет - бежим) и самого скучного парня на свете (привет, это я, да я всегда ношу чёрное и красное, нет у меня не тра...да, у меня вечный траур).
  Сверстники, которые понимают всю эту геройскую историю, историю про тяжелое наследие - у Кона гены, у меня мёртвые и не очень, бывшие и нынешние Робины, а у Барта будущее горит из-за чужих ошибок, которые он взваливает на себя исправлять. Это не самые счастливые мальчишки, но в компании друг друга им хотя бы становится комфортно и они натурально могут позволить себе стать мальчишками. Подраться между собой конечно же нет (я вас обоих побью и буду прав), но словесно задираться, спорить о крутизне - это святое. Как и командные обнимашки.
  Мы стали друг другу семьей. Потому что смогли найти в друг друге то, чего не было во всех остальных. Мы братья. Абсолютно разные, не похожие даже на толику. Но, как в рекламе, мы всё-таки вместе. И мы всё-таки чего-то да стоим все вместе, как думаешь, Барт?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
  Я решительно ищу братков. Решительно не принимаю отказов. Готэм это, безусловно, клёво, но кататься по миру - ещё интереснее! А для этого мне нужны братки. Коннер уже на месте - остался Барт. Не надо оставаться в стороне, кстати, Барт.

  Суть в двух словах - спидстеров у нас нет, а потому выбирать начальный канон появления Барта в этом таймлайне - вам, я не могу ограничить. А с учётом того как Ди Си любит переписывать ориждины и тем более ориджины молодёжи - прекрасно понимаю, что среди них могут быть и не самые любимые. Хоть из мультика вообще берите Барта - он клёвый везде!
  Что я хочу: играть. Вот так вот просто. Барт, Кон и Тим - это три брата из которых акробат только один, и тот - мой старший брат. И в общем... Мы друзья, лучшие. Поддержка, опора и всё вот это вот + шуточки и совместные походы по кофе и в кино.
  Посты я не требую каждый день/неделю, но раз в две - было бы не плохо. Идей достаточно, само ди си - большое, найдём где бесится.
  Приходите, зовите, я готов отвечать на вопросы и помогать в чём смогу х)
Внешность - честно, я сам не смог найти никого подходящего по возрасту в 17-16 лет рыжего, но, может, суммарно мы к чему-нибудь интересному придём) (всегда можно взять блондина и сказать, что пошёл в деда или брюнета и свалить всё на бабушку хдд) а на версию постарше, уже в 20 и выше - есть чудесный Джордж Макей, только давайте не Апу, Апа - вообще не Бартовский вайб. Остальные варианты обсудим и примем.

Пробный пост

Тим оглядывается, чувствуя как потеют ладошки, и слыша как под ним скрипит стул. У него есть каких-то минуты три, не более того. Альфред отошёл взять трубку, пока мистер Уэйн ещё не вернулся со своей цивильной работы и скоро Пенниуорт поймёт, что этот звонок ничто иное, как попытка увести его как можно дальше от мест, где он сможет увидеть как юный Дрейк (именно так, а ещё, может, юный мастер Дрейк, с небольшим акцентом) пытается запихнуть свой нос абсолютно не туда, куда его курносому носу место.
  Но сдаваться — это не про Тима, не-а, он упорно пытается устроиться максимально правильно, у него на всё про всё есть только одна попытка. Если он ошибётся — сработает защитная система и не видать ему этого партнёрства — как своих ушей. ..С другой стороны, почему так говорят? Он же видит свои уши. Пускай и только в зеркале, но... Он встряхивает головой, чёрные волосы, которые и без того лежали как попало, вихрем взмывают вокруг головёшки и падают на место в ещё пущем беспорядке. Не отвлекаться. Иначе всё это за зря. Иначе он...
   Высунув кончик языка от напряжения, и балансируя на стуле, Тим пытается пробраться в тайный ход Бэт-пещеры. Ему туда, в общем-то, было не запрещено. Его туда в первый же день знакомства провёл сам Дик Грейсон! А потом и мистер Брюс тоже проводил его. И вообще он теперь там тренировался как только возвращался со школы. Но только в сопровождении самого Бэтмена. Это немножко злило, потому что Тим знал, точно был уверен, что он со всем справится и сам. Ему не пять, и он умный!
   В груди гулко, практически оглушающе стучит сердце, когда наконец он занимает нужную позицию и после, хотелось бы сказать "нехитрых" манипуляций, но они-то как раз были очень даже хитрыми, задействовался даже диктофон с записью голоса Брюса, загорается зелёный огонёк и Тим прошмыгивает внутрь пещеры, не забыв быстро убрать стул, чтобы никто не понял как именно ему удалось подобраться к датчикам. С его-то 154 сантиметрами роста.
   Ощущение такое, как будто он тут впервые, что, конечно же, не правда, но руки дрожат, а сердце не хочет успокаиваться ну вот совсем ни капельки. Тим делает дыхательные упражнения, которым обучил его Найтвинг, чтобы успокоиться, помогает. И вот он уже скачет, перепрыгивая через три ступеньки, к святая-святых.
   Огибает по дуге маты и тренировочных кукол, он тут не за ними, для занятия с ними он бы дождался самого Брюса. Этого ему пока в обучении хватает за глаза.
   Нет, сегодня его внимание полностью будет занято другим. Он проходит мимо кейса с костюмом Джейсона и испытывает всё ту же скорбь. Пальцы невесомо касаются стекла, в районе груди, знака Робина. Это не было его мечтой. Это стало его необходимостью.
  Тодда нет. Кто-то должен. Это нужно Брюсу. Это нужно городу. Это нужно Бэтмену. Тим тихонько просит у Джейсона прощения, сам про себя, шепотом, потому что понимает, если он облажается тут — всё то, что тот делал — пройдёт напрасно. Если Тим будет плохим Робином — его жертва будет напрасной. А этого нельзя допускать.
   Выдыхает ртом, выпуская всё это напряжение, и проходит наконец до компьютера. Ему интересно посмотреть самому как устроена эта компьютерная система, имеет ли она выход на камеры в городе, или ещё нет, есть ли связь с базой данных полиции города, а штата? Это всё роится в его голове, ему безумно хочется узнать как именно Бэтмен получает свою информацию, какие программы помогают ему анализировать улики. Ведь компьютер помогает ему в этом, верно?
   Тим забирается в огромное кресло с ногами, потому что иначе — потонет. Закусывает нижнюю губу, и присматривается к тому, как всё расположено на столе,  потому, что ему нужно потом всё расположить в точно таком же порядке. Ни одна деталь не пройдёт мимо взгляда Бэтмена — это он знает уже точно, а, значит, ни одна деталь не должна пройти мимо взгляда Тима. Он не хочет попасться и предать доверие, которое так долго выстраивал между собой и учителем. Между собой и самим Бэтменом!
   Дрейк пришёл ему помогать, а не путать планы, сделать его жизнь проще и лучше, а не мешаться под ногами, отравляя жизнь своими выходками. Просто сейчас... Ему нужно немножко больше свободы. Немножко больше внимания. Совсем на капельку. И он достаточно умён, чтобы взять это самостоятельно.
  Стоит коснуться мыши — как компьютер включается, очевидно Брюс так устал с прошлого раза, как работал за компьютером, что не выключил систему. Тем же проще для Тима!
   Он всматривается в открытые окна и зачитывается пометками своего учителя, данными, которые, очевидно, взяты из полицейских отчётов. Достаёт из кармана алой толстовки блокнот с карандашом, и начинает выписывать те детали, что привлекают его внимание. Потом открывает карту Готэма — у Бэтмена она самая особенная из всех, что он видел. И, будь он каким-нибудь глупым мальчишкой с улицы он бы не понял ровным счётом ничего. Но Тим, во-первых, сам долгое время следил за деятельностью Бэтмена, во-вторых, уже начал своё обучение под его руководством, так что практически всё перед ним как раскрытая книга.
   Фразы в блокноте дополняются краткими зарисовками маршрутов, и схемами зданий. Добрых пять минут он сидит в тишине, перепроверяя себя и свои пометки с тем, что высвечивается на экране. Затем, забывшись выкрикивает "Вот же оно!", и тут же прикрывает свой рот ладонями.
   Подрывается с места, чудом не забыв отправить компьютер в спящий режим, и бежит к выходу, не заметив как любимый карандаш выпадает из кармана. Ему не до того, у него теперь есть дело.
   Выныривает из пещеры за пару секунд до того, как в комнату заходит Альфред.
Мастер Тимоти, вы же знаете, что вам нельзя без мастера Брюса заходить туда, — строгий взгляд британца практически пригвоздил Тима к стенке.
Да-да, я знаю, но.. Мне просто так там нравится, Альфред! Там же... — лицо абсолютной невинности перед лицом опасности вот что из себя представляет юный Дрейк.
Пойдёмте лучше, выпьем чаю, я испёк вафли.
Вафли? Альфред, знаете, я, пожалуй... — Тим терпеть не может эти вафли. Они похожи на противотанковые мины — жёсткие и не имеют никакого вкуса, кроме муки. Он не понимал как Альфред может такие готовить. Но, с другой стороны, он же не мог быть идеален во всём, верно? — Я, пожалуй пойду, позанимаюсь фотографией. К приезду Брюса должен успеть вернуться. — улыбается от уха до уха, и дворецкий отпускает его, выдав в рюкзак к фотоаппарату всё же порцию вафель в пакете.
  Тим запрыгивает на свой велосипед, и выезжает с территории поместья. Фотографией он и правда собирался заняться, но только в одном конкретном месте. В клубе "Примо". Туда и только туда нужно идти за ответами на вопросы о том, как именно и где заключаются самые богатые сделки семейства Катрино, вот только полиция ещё этого не поняла, а Бэтмен не успел сузить круг предполагаемых мест. Но был близко, так близко, что, скорее всего сам сегодня сюда направился бы. А Тим всего лишь облегчит его задачу.
   Едет он в своей обычной одежде, потому, что ни за что пока не достоин костюма Робина. Он надел его один раз, чтобы спасти Найтвинга и Бэтмена, это была абсолютно критическая ситуация. А пока... Пока он должен заслужить это место. Этот костюм. Звание Робина.

+3

13

cissie king-jones

DETECTIVE COMICS

CISSIE KING-JONES [DETECTIVE COMICS]

раса: человек
возраст: 18-19

деятельность: бывшая супергероиня, спортсменка, лучница
место обитания: США

https://sun9-52.userapi.com/c857224/v857224372/17bc4f/ydig4Wd9RxU.jpg
gabriella wilde


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
      [indent] Цисси - это сокращённое от Сюзанна, но она никогда не использует своё полное имя. Зачем? Цисси звучит лучше. Звонче. Как будто кто-то спустил стрелу с тетивы. Цисси. Звук попадания прямо в центр мишени, ни миллиметром дальше. Цисси.
   [indent] Всю жизнь ей казалось, что у неё отобрали выбор. Ей не дали побыть подольше с отцом - он умер от сердечного приступа пока она была ещё крохой. Ей не дали выбрать хобби - стрельба досталась ей в наследство от матери, а той - от шальной мечты её матери, бабушки Цисси.
[indent] Цисси уверена - её семья проклятая. Женщины не могут быть счастливы - дед ушел от бабки, отец - умер. И когда бабушка натаскивала мать на стрельбу из лука, чтобы та стала олимпийской чемпионкой, а та проиграла национальные и заняла лишь третье место, из Цисси же мать пыталась сотворить героя, которым сама стать так и не смогла из-за травмы запястья.
[indent] Цисси кажется, что она не имеет ни единого собственного решения к своим 15. Она была героем в том, что мать ей давала в качестве костюма. Дурацкие юбки, идиотские топики. Вечно поучающий голос в наушнике - делай так и никак не иначе. Друзей - нет, на них нет времени, Цисси же должна засветиться, стать супергероем, получить кипу контрактов, и светиться в телешоу, рекламируя мерч со своим лицом.
  [indent] А потом на мать Цисси пишут заявление о жестоком обращении с ребёнком. Цисси помещают в интернат, отправляют к психологу. Там она в красках расписывает как ненавидит мать, как её бесит всё то, что было с её жизнью, и что она теперь абсолютно не знает как ей жить дальше - ведь ничего другого, кроме как геройства, она не умеет, да и то выходило из рук вон плохо. А потом Цисси случайно ловит фразу "Всё могло бы быть ещё хуже, ты могла бы продолжать бегать в костюме, пытаясь доказать матери, что без неё - ты лучше". И Цисси эта идиотская идея кажется как никогда привлекательной. Ведь мать была не права. Всегда не права! Думала только о себе, о своём эго, о том, что сама хочет, а не о том, что нужно Цисси! И Цисс возвращается на арену геройства.
  [indent] И именно в это время, в свои шальные 16 она встречает шальных мальчишек и не менее шальную девчонку - Барт, Кон, Тим и Кэсси. Они умудряются стать друзьями. Командой. Шумят на всё геройское сообщество. А потом...
[indent] Хорошего друга Цисси, женщину, которая на самом деле пыталась ей помочь - убивают. А Цисси решает отомстить. Вот только герои не могут себе позволить такого. Герои не могут решать, что они - палачи и судьи в одном лице. И когда она это понимает - Цисси решает, что с неё хватит.
[indent]  [indent] Но друзья, они же навсегда. А потому, мисс Кинг-Джонс, у меня для вас плохие новости. Вы могли завязать с геройством сколько угодно, а вот с друзьями-героями завязать ну никак не выйдет.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
     Прекрасно понимаю, что ну очень маленькое количество людей читало Юную Лигу Справедливости. Но не теряю надежд, так сказать, потому что - Цисси шикарная. Я влюблён в персонажа, в её историю, в то, почему она решилась снова попробовать быть героем, в то, почему она твёрдо решила оставить эту карьеру. И в то, почему она иногда всё же возвращалась к ребятам с костюмом наперевес.
[indent] Я готов приносить вам номера, викии, и всё вот это вот. Потому что Цисси - золото. В каноне, кстати, она выиграла золото в лучной стрельбе на олимпийских играх для Америки) Можете оставить этот факт, и сверкать перед нами статусом чемпионки. Цисси, кстати, вроде ввели и в мультик про Юную Лигу, но я ещё не добрался, потому не ручаюсь. Раньше она не была частью Arrow-фэмили, её мать очень хотела, чтобы стала, но не срослось - Цисси сразу "вляпалась" в Юную Лигу, да так и осталась при них, пока вообще не оставила костюм. Но, опять же, если вы захотите этот факт изменить - это в ваших руках)
    Зачем я пишу заявку на этого персонажа? Я очень хочу во-первых, поиграть немножко простой внегеройской бытовухи подростков. Во-вторых, юная лига, моя юная лига, столько историй можно сотворить, столько идей. В-третьих, по сюжету что у нас имеется тут, я планирую Тима оставить без костюма на какое-то время, а кто его сможет поддержать лучше, чем человек, который тоже сам отказался от этого всего? Никто. Цисси просто лучшая.
     Если вам приглянулась заявка, но вы всё ещё хотите, чтобы она оставалась Арроуэтт - нет проблем, я не против, мы пропишем вам возвращение. Поводов в мире для такого не мало, всё же.
  Внешность - примерная, я не настаиваю ни в коем разе, лишь бы блондинка, с голубыми глазами - вообще шикарно.
     Кричите "Робин!" в гостевой и я примчу забирать вас из интерната в свой душный Готэм кататься на скейте и есть лучшие в мире бэт-бургеры.

и вот вам немного на посмотреть почему Цисси чудесная и нужна этому миру, а ещё она главный по глажке котиков!

https://sun9-3.userapi.com/c857416/v857416799/1ef958/Pg_K7j5mnoA.jpg
https://sun9-36.userapi.com/c857220/v857220485/17a974/in_KjkiNaLw.jpg
https://sun9-68.userapi.com/c857524/v857524784/1e3e08/c_s21oHkEmY.jpg

Пробный пост

Тим оглядывается, чувствуя как потеют ладошки, и слыша как под ним скрипит стул. У него есть каких-то минуты три, не более того. Альфред отошёл взять трубку, пока мистер Уэйн ещё не вернулся со своей цивильной работы и скоро Пенниуорт поймёт, что этот звонок ничто иное, как попытка увести его как можно дальше от мест, где он сможет увидеть как юный Дрейк (именно так, а ещё, может, юный мастер Дрейк, с небольшим акцентом) пытается запихнуть свой нос абсолютно не туда, куда его курносому носу место.
  Но сдаваться — это не про Тима, не-а, он упорно пытается устроиться максимально правильно, у него на всё про всё есть только одна попытка. Если он ошибётся — сработает защитная система и не видать ему этого партнёрства — как своих ушей. ..С другой стороны, почему так говорят? Он же видит свои уши. Пускай и только в зеркале, но... Он встряхивает головой, чёрные волосы, которые и без того лежали как попало, вихрем взмывают вокруг головёшки и падают на место в ещё пущем беспорядке. Не отвлекаться. Иначе всё это за зря. Иначе он...
   Высунув кончик языка от напряжения, и балансируя на стуле, Тим пытается пробраться в тайный ход Бэт-пещеры. Ему туда, в общем-то, было не запрещено. Его туда в первый же день знакомства провёл сам Дик Грейсон! А потом и мистер Брюс тоже проводил его. И вообще он теперь там тренировался как только возвращался со школы. Но только в сопровождении самого Бэтмена. Это немножко злило, потому что Тим знал, точно был уверен, что он со всем справится и сам. Ему не пять, и он умный!
   В груди гулко, практически оглушающе стучит сердце, когда наконец он занимает нужную позицию и после, хотелось бы сказать "нехитрых" манипуляций, но они-то как раз были очень даже хитрыми, задействовался даже диктофон с записью голоса Брюса, загорается зелёный огонёк и Тим прошмыгивает внутрь пещеры, не забыв быстро убрать стул, чтобы никто не понял как именно ему удалось подобраться к датчикам. С его-то 154 сантиметрами роста.
   Ощущение такое, как будто он тут впервые, что, конечно же, не правда, но руки дрожат, а сердце не хочет успокаиваться ну вот совсем ни капельки. Тим делает дыхательные упражнения, которым обучил его Найтвинг, чтобы успокоиться, помогает. И вот он уже скачет, перепрыгивая через три ступеньки, к святая-святых.
   Огибает по дуге маты и тренировочных кукол, он тут не за ними, для занятия с ними он бы дождался самого Брюса. Этого ему пока в обучении хватает за глаза.
   Нет, сегодня его внимание полностью будет занято другим. Он проходит мимо кейса с костюмом Джейсона и испытывает всё ту же скорбь. Пальцы невесомо касаются стекла, в районе груди, знака Робина. Это не было его мечтой. Это стало его необходимостью.
  Тодда нет. Кто-то должен. Это нужно Брюсу. Это нужно городу. Это нужно Бэтмену. Тим тихонько просит у Джейсона прощения, сам про себя, шепотом, потому что понимает, если он облажается тут — всё то, что тот делал — пройдёт напрасно. Если Тим будет плохим Робином — его жертва будет напрасной. А этого нельзя допускать.
   Выдыхает ртом, выпуская всё это напряжение, и проходит наконец до компьютера. Ему интересно посмотреть самому как устроена эта компьютерная система, имеет ли она выход на камеры в городе, или ещё нет, есть ли связь с базой данных полиции города, а штата? Это всё роится в его голове, ему безумно хочется узнать как именно Бэтмен получает свою информацию, какие программы помогают ему анализировать улики. Ведь компьютер помогает ему в этом, верно?
   Тим забирается в огромное кресло с ногами, потому что иначе — потонет. Закусывает нижнюю губу, и присматривается к тому, как всё расположено на столе,  потому, что ему нужно потом всё расположить в точно таком же порядке. Ни одна деталь не пройдёт мимо взгляда Бэтмена — это он знает уже точно, а, значит, ни одна деталь не должна пройти мимо взгляда Тима. Он не хочет попасться и предать доверие, которое так долго выстраивал между собой и учителем. Между собой и самим Бэтменом!
   Дрейк пришёл ему помогать, а не путать планы, сделать его жизнь проще и лучше, а не мешаться под ногами, отравляя жизнь своими выходками. Просто сейчас... Ему нужно немножко больше свободы. Немножко больше внимания. Совсем на капельку. И он достаточно умён, чтобы взять это самостоятельно.
  Стоит коснуться мыши — как компьютер включается, очевидно Брюс так устал с прошлого раза, как работал за компьютером, что не выключил систему. Тем же проще для Тима!
   Он всматривается в открытые окна и зачитывается пометками своего учителя, данными, которые, очевидно, взяты из полицейских отчётов. Достаёт из кармана алой толстовки блокнот с карандашом, и начинает выписывать те детали, что привлекают его внимание. Потом открывает карту Готэма — у Бэтмена она самая особенная из всех, что он видел. И, будь он каким-нибудь глупым мальчишкой с улицы он бы не понял ровным счётом ничего. Но Тим, во-первых, сам долгое время следил за деятельностью Бэтмена, во-вторых, уже начал своё обучение под его руководством, так что практически всё перед ним как раскрытая книга.
   Фразы в блокноте дополняются краткими зарисовками маршрутов, и схемами зданий. Добрых пять минут он сидит в тишине, перепроверяя себя и свои пометки с тем, что высвечивается на экране. Затем, забывшись выкрикивает "Вот же оно!", и тут же прикрывает свой рот ладонями.
   Подрывается с места, чудом не забыв отправить компьютер в спящий режим, и бежит к выходу, не заметив как любимый карандаш выпадает из кармана. Ему не до того, у него теперь есть дело.
   Выныривает из пещеры за пару секунд до того, как в комнату заходит Альфред.
Мастер Тимоти, вы же знаете, что вам нельзя без мастера Брюса заходить туда, — строгий взгляд британца практически пригвоздил Тима к стенке.
Да-да, я знаю, но.. Мне просто так там нравится, Альфред! Там же... — лицо абсолютной невинности перед лицом опасности вот что из себя представляет юный Дрейк.
Пойдёмте лучше, выпьем чаю, я испёк вафли.
Вафли? Альфред, знаете, я, пожалуй... — Тим терпеть не может эти вафли. Они похожи на противотанковые мины — жёсткие и не имеют никакого вкуса, кроме муки. Он не понимал как Альфред может такие готовить. Но, с другой стороны, он же не мог быть идеален во всём, верно? — Я, пожалуй пойду, позанимаюсь фотографией. К приезду Брюса должен успеть вернуться. — улыбается от уха до уха, и дворецкий отпускает его, выдав в рюкзак к фотоаппарату всё же порцию вафель в пакете.
  Тим запрыгивает на свой велосипед, и выезжает с территории поместья. Фотографией он и правда собирался заняться, но только в одном конкретном месте. В клубе "Примо". Туда и только туда нужно идти за ответами на вопросы о том, как именно и где заключаются самые богатые сделки семейства Катрино, вот только полиция ещё этого не поняла, а Бэтмен не успел сузить круг предполагаемых мест. Но был близко, так близко, что, скорее всего сам сегодня сюда направился бы. А Тим всего лишь облегчит его задачу.
   Едет он в своей обычной одежде, потому, что ни за что пока не достоин костюма Робина. Он надел его один раз, чтобы спасти Найтвинга и Бэтмена, это была абсолютно критическая ситуация. А пока... Пока он должен заслужить это место. Этот костюм. Звание Робина.

Отредактировано Timothy Drake (31.08.23 15:20:16)

+2

14

  katherine kane

DETECTIVE COMICS

KATHERINE KANE [DETECTIVE COMICS]

раса: человек
возраст: 33

деятельность: один из виджиланте Готэма
место обитания: проклятый Готэм-Сити

https://sun9-57.userapi.com/c858320/v858320409/186d4c/IirKr9nuBy0.jpg
red-head


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  Кейт и Элизабет - две принцессы семейства военных Джейкоба и Габриэль Кейнов. Близняшки, которых практически не отличить друг от друга. Близняшки, которые всегда стояли друг за друга горой и ближе них самих у них разве что была мама.
  Элизабет - тише, скромнее, спокойнее. Кейти же досталась вся ярость и агрессия отца. В её зеленых глазах частенько он видел собственное отражение. Ещё тогда. Ещё когда она была маленькой и возвращалась из школы с синяками из-за того, что подралась с кем-то, снова, опять, никогда и никому не позволяя задирать Лиззи. Никогда. Никому.
  Обострённое чувство справедливости, чтоб его, да, Кейт?
То же, что было и в самом Джейкобе. То, что было и в его сестре - Марте. Да-да, их тетушка, Марта вышла замуж за Томаса Уэйна и родила Брюса. Брюса Уэйна.
   Кейны не были бедными никогда. Жили на военных базах, переехали в Брюссель. Военная карьера Джейкоба шла в гору - семья никогда ни в чем не нуждалась. Разве что...
  Однажды, когда Джейкоб был вне города, а Габи решила отвезти девочек на праздник в честь их 12ти летия - на семью совершили покушение, близняшки и Габриэль оказались в плену, за них требовали баснословные деньги, прекрасно зная, что у семей они есть. И когда полиция вела переговоры - Джейкоб собрал собственную операцию по освобождению своей семьи.
  Но счастья в Готэме не бывает. Счастливых концов в Готэм не завозят, дефицитный товар. И, даже будучи в другой стране, Кейт получает полный набор всего остального, что положено Готэмцу - выкуп террористов не устраивает, а отец успевает вытащить только её. Сестра и мать погибают. Двойные похороны и отец, который не умеет быть отцом. И отчаянное желание стать такой, как Лиззи, чтобы папа улыбался и...
   Кейт не такая. Не такая как сестра. Не такая, как мать. И осознание это режет и её саму и её единственного живого родителя. Они возвращаются в Америку, отец снова женится. А Кейт хочет, чтобы он гордился, и она идёт строить военную карьеру. 
  И у неё вышло бы всё и даже больше, если бы не "Don't-Ask-Don't-Tell" - буквально за полгода до выпуска из Вест-Поинта Кейт обвиняют в гомосексуализме и, чтобы защитить свою возлюбленную Софи - Кейт признаётся, что она лесбиянка (хотя и надеется, что Софи пойдет за ней до конца, чего, конечно же, не происходит, потому что счастливые концы это не про нашу семью, увы, тетушка).
  Ей 25 и она возвращается в Готэм, не имея цели, не имея любви, не имея ничего. Только разочарование по венам.
  Она мотается по клубам ночами, возвращаясь домой рано утром, спит день и в ночь опять уходит искать своё счастье в клубах, алкоголе, лёгких веществах и ни к чему не обязывающем сексе.
  И всё бы шло так и дальше, если бы однажды, когда она пьяная не шла из клуба, на неё не напал какой-то придурок. Тогда Кейт встречает своё спасение. Тогда Кейт встречает своё предназначение.
  Бэтмен приходит тогда, когда спасать её уже не нужно, а вот незадачливого нападающего - да, потому, что Кейн это грубая сила, яростное сопротивление. Бэтмен спрашивает на что она собирается потратить свою жизнь. И это отрезвляет её настолько, что Кейт загорается идей. Отчаянно и ярко. Она вспоминает, что ещё жива.
  Она создаёт сама себе некое подобие костюма. Она бегает ночами нанося справедливость. Возвращаясь опять под утро. Только уже не пьяная, а избитая, раненая. И только через год Джейкоб ловит её, ловит и спрашивает, реально ли это то, на что она собирается потратить свою жизнь.
  Ярость, которая у них на двоих, уверенность в том, что есть правильно, а что нет - и он сдаётся. Он забирает Кейт на три года из Готэма. Три года тренировок. Три года, которые сделали из девчонки, которая думала, что знает всё, что ей нужно, настоящего профессионала. Три года, которые поставили Кейт Кейн над самой собой, показали, на что она способна на самом деле.
  Кейт проходит это обучение и возвращается в Готэм. Готэм получает себе Бэтвуман, а Кейт - новый ориентир в своей разломанной жизни.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
   Я обожаю Кейт Кейн. Клянусь вам, всей душой, всем сердцем. Кейт прекрасна как тысяча рассветов, и если вы готовы делить с нами, с нашим семейным дружным (насколько это вообще возможно для Бэт-семьи) кастом время и идеи и любовь - поверьте, вы не пожалеете.
   Уж насколько мне не слишком нравится сольная комиксная линейка про Тима, настолько мне нравятся шутки про gay-aunt Кейт, которая  успокаивает тревожную булку Тима с его новым статусом отношений. Кто, если не она, как говорится, когда его отец - БЭТМЕН, верно?
  Важно, сериал, конечно, не самое плохое, что могло быть, и насколько я слышал они оставили там основные линии и про Лиззи даже.. Но Руби Роуз а. не такая уж и актриса, и б. точно не Кейт Кейн. Мы хотим себе своих рыжих женщин. Пожалуйста, будьте огненной, будьте пылающей, будьте с нами.
Требования: не пропадать, посты желательно с заглавными и от третьего лица.
Мы вам понравимся, честно, приходите и зовите в гостевой, пташки-мышки прилетят на Бэт-Сигнал и сразу уведут вас в пещеру мозговать кто первым потащит вас играть) (спойлер: почти все и сразу)

Пробный пост

Тим оглядывается, чувствуя как потеют ладошки, и слыша как под ним скрипит стул. У него есть каких-то минуты три, не более того. Альфред отошёл взять трубку, пока мистер Уэйн ещё не вернулся со своей цивильной работы и скоро Пенниуорт поймёт, что этот звонок ничто иное, как попытка увести его как можно дальше от мест, где он сможет увидеть как юный Дрейк (именно так, а ещё, может, юный мастер Дрейк, с небольшим акцентом) пытается запихнуть свой нос абсолютно не туда, куда его курносому носу место.
  Но сдаваться — это не про Тима, не-а, он упорно пытается устроиться максимально правильно, у него на всё про всё есть только одна попытка. Если он ошибётся — сработает защитная система и не видать ему этого партнёрства — как своих ушей. ..С другой стороны, почему так говорят? Он же видит свои уши. Пускай и только в зеркале, но... Он встряхивает головой, чёрные волосы, которые и без того лежали как попало, вихрем взмывают вокруг головёшки и падают на место в ещё пущем беспорядке. Не отвлекаться. Иначе всё это за зря. Иначе он...
   Высунув кончик языка от напряжения, и балансируя на стуле, Тим пытается пробраться в тайный ход Бэт-пещеры. Ему туда, в общем-то, было не запрещено. Его туда в первый же день знакомства провёл сам Дик Грейсон! А потом и мистер Брюс тоже проводил его. И вообще он теперь там тренировался как только возвращался со школы. Но только в сопровождении самого Бэтмена. Это немножко злило, потому что Тим знал, точно был уверен, что он со всем справится и сам. Ему не пять, и он умный!
   В груди гулко, практически оглушающе стучит сердце, когда наконец он занимает нужную позицию и после, хотелось бы сказать "нехитрых" манипуляций, но они-то как раз были очень даже хитрыми, задействовался даже диктофон с записью голоса Брюса, загорается зелёный огонёк и Тим прошмыгивает внутрь пещеры, не забыв быстро убрать стул, чтобы никто не понял как именно ему удалось подобраться к датчикам. С его-то 154 сантиметрами роста.
   Ощущение такое, как будто он тут впервые, что, конечно же, не правда, но руки дрожат, а сердце не хочет успокаиваться ну вот совсем ни капельки. Тим делает дыхательные упражнения, которым обучил его Найтвинг, чтобы успокоиться, помогает. И вот он уже скачет, перепрыгивая через три ступеньки, к святая-святых.
   Огибает по дуге маты и тренировочных кукол, он тут не за ними, для занятия с ними он бы дождался самого Брюса. Этого ему пока в обучении хватает за глаза.
   Нет, сегодня его внимание полностью будет занято другим. Он проходит мимо кейса с костюмом Джейсона и испытывает всё ту же скорбь. Пальцы невесомо касаются стекла, в районе груди, знака Робина. Это не было его мечтой. Это стало его необходимостью.
  Тодда нет. Кто-то должен. Это нужно Брюсу. Это нужно городу. Это нужно Бэтмену. Тим тихонько просит у Джейсона прощения, сам про себя, шепотом, потому что понимает, если он облажается тут — всё то, что тот делал — пройдёт напрасно. Если Тим будет плохим Робином — его жертва будет напрасной. А этого нельзя допускать.
   Выдыхает ртом, выпуская всё это напряжение, и проходит наконец до компьютера. Ему интересно посмотреть самому как устроена эта компьютерная система, имеет ли она выход на камеры в городе, или ещё нет, есть ли связь с базой данных полиции города, а штата? Это всё роится в его голове, ему безумно хочется узнать как именно Бэтмен получает свою информацию, какие программы помогают ему анализировать улики. Ведь компьютер помогает ему в этом, верно?
   Тим забирается в огромное кресло с ногами, потому что иначе — потонет. Закусывает нижнюю губу, и присматривается к тому, как всё расположено на столе,  потому, что ему нужно потом всё расположить в точно таком же порядке. Ни одна деталь не пройдёт мимо взгляда Бэтмена — это он знает уже точно, а, значит, ни одна деталь не должна пройти мимо взгляда Тима. Он не хочет попасться и предать доверие, которое так долго выстраивал между собой и учителем. Между собой и самим Бэтменом!
   Дрейк пришёл ему помогать, а не путать планы, сделать его жизнь проще и лучше, а не мешаться под ногами, отравляя жизнь своими выходками. Просто сейчас... Ему нужно немножко больше свободы. Немножко больше внимания. Совсем на капельку. И он достаточно умён, чтобы взять это самостоятельно.
  Стоит коснуться мыши — как компьютер включается, очевидно Брюс так устал с прошлого раза, как работал за компьютером, что не выключил систему. Тем же проще для Тима!
   Он всматривается в открытые окна и зачитывается пометками своего учителя, данными, которые, очевидно, взяты из полицейских отчётов. Достаёт из кармана алой толстовки блокнот с карандашом, и начинает выписывать те детали, что привлекают его внимание. Потом открывает карту Готэма — у Бэтмена она самая особенная из всех, что он видел. И, будь он каким-нибудь глупым мальчишкой с улицы он бы не понял ровным счётом ничего. Но Тим, во-первых, сам долгое время следил за деятельностью Бэтмена, во-вторых, уже начал своё обучение под его руководством, так что практически всё перед ним как раскрытая книга.
   Фразы в блокноте дополняются краткими зарисовками маршрутов, и схемами зданий. Добрых пять минут он сидит в тишине, перепроверяя себя и свои пометки с тем, что высвечивается на экране. Затем, забывшись выкрикивает "Вот же оно!", и тут же прикрывает свой рот ладонями.
   Подрывается с места, чудом не забыв отправить компьютер в спящий режим, и бежит к выходу, не заметив как любимый карандаш выпадает из кармана. Ему не до того, у него теперь есть дело.
   Выныривает из пещеры за пару секунд до того, как в комнату заходит Альфред.
Мастер Тимоти, вы же знаете, что вам нельзя без мастера Брюса заходить туда, — строгий взгляд британца практически пригвоздил Тима к стенке.
Да-да, я знаю, но.. Мне просто так там нравится, Альфред! Там же... — лицо абсолютной невинности перед лицом опасности вот что из себя представляет юный Дрейк.
Пойдёмте лучше, выпьем чаю, я испёк вафли.
Вафли? Альфред, знаете, я, пожалуй... — Тим терпеть не может эти вафли. Они похожи на противотанковые мины — жёсткие и не имеют никакого вкуса, кроме муки. Он не понимал как Альфред может такие готовить. Но, с другой стороны, он же не мог быть идеален во всём, верно? — Я, пожалуй пойду, позанимаюсь фотографией. К приезду Брюса должен успеть вернуться. — улыбается от уха до уха, и дворецкий отпускает его, выдав в рюкзак к фотоаппарату всё же порцию вафель в пакете.
  Тим запрыгивает на свой велосипед, и выезжает с территории поместья. Фотографией он и правда собирался заняться, но только в одном конкретном месте. В клубе "Примо". Туда и только туда нужно идти за ответами на вопросы о том, как именно и где заключаются самые богатые сделки семейства Катрино, вот только полиция ещё этого не поняла, а Бэтмен не успел сузить круг предполагаемых мест. Но был близко, так близко, что, скорее всего сам сегодня сюда направился бы. А Тим всего лишь облегчит его задачу.
   Едет он в своей обычной одежде, потому, что ни за что пока не достоин костюма Робина. Он надел его один раз, чтобы спасти Найтвинга и Бэтмена, это была абсолютно критическая ситуация. А пока... Пока он должен заслужить это место. Этот костюм. Звание Робина.

Отредактировано Timothy Drake (31.08.23 15:19:19)

+2

15

  stephanie brown 

DETECTIVE COMICS

STEPHANIE BROWN [DETECTIVE COMICS]

раса: человек
возраст: 19-20

деятельность: студентка, виджиланте
место обитания: США, Готэм-сити

https://i.imgur.com/lSH9Vet.png  https://i.imgur.com/Mh0tICM.png
samara weaving or else


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
  [indent] У тебя, кажется, никогда не было выбора да?
Дочь горе-преступника, Клюмастера (Подсказочника?), мать, с пристрастием к болеутоляющим. Не самое яркое детство, верно? Точно уж не старт для чудесного путешествия в светлое и безоблачное будущее.
   Но ты взяла свою судьбу в собственные руки - снарядила какой-никакой костюм, решила - если уж отец всё ещё пытается быть преступником, то твоя работа - убедится в том, чтобы он как можно чаще видел тюрьму, чем свет божий.
   Так на свет появилась Спойлер. Девочка-помеха. Фиолетовый костюм шел тебе, а ощущение адреналина пьянило.
А ещё был Робин. Который так не походил на своего вечно угрюмого ментора. Ментора, который вечно говорил, что тебе стоит бросить это всё, перестать быть Спойлер и оставаться просто Стэфани Браун.
   Как они узнали кто ты? Тебя злило, злило то, что они оба знают про тебя, а ты - ничего про них. Тебя злило то, что Робин не подпускает тебя ближе, чем на вытянутую руку, лишь чтобы поцеловать, а потом признаться, что у него уже есть девушка. Тебя злило, что твой отец использовал тебя как приманку. Тебя злило так многое, но...
   Но ты улыбалась. Шутила и возвращалась каждый раз. Как бы ни было страшно. Как бы больно не было падать - ты возвращалась. Ведь - у тебя не было выбора, верно? Так ты твердила себе. Так ты была уверена в том, что это - твоё место. Спойлер - твоё предназначение.
    Признаешь ли ты, что я был прав? Что тебе не было места под светом бессердечной луны Готэма? Признаешь ли ты, что Брюс прав был, когда забрал у тебя костюм Робина? Признаешь ли ты, что всё зашло слишком далеко и Спойлер и правда была игрушкой, детской затеей, обидой маленькой девчонки, которая не смогла вовремя остановиться?
   Признаешь ли ты это, когда теряешь сознание в том жутком месте, а в голове эхом голос Сиониса повторяет раз за разом одно и то же?
[indent]  [indent]   У тебя не было выбора, да?
   Но вот Лесли - она даёт тебе выбор. Даёт свободу. Стэфани Браун, Спойлер, Робин IV - мертва. А ты - свободна.
  От отца и его глупых попыток быть преступником. От Бэтмена и его поучений. От меня. От душного и вечно полного преступностью Готэма.
   Ты пытаешься выстроить свою жизнь заново, но чего-то вечно не хватает. Что-то зовёт, тянет тебя обратно, в эту жуткую и вечную войну с преступностью, в эту темноту ночи. В полёт над городом, который так жестоко с тобой обошелся.
  У тебя всегда был выбор, на самом деле, с самого детства. Ты же знаешь про это? Просто ты боялась признать, что очень давно его сделала. И это никак не стабильная жизнь обычной девушки, которая вечерами ходит с мальчишками на свидания в кино.
     Ты вернулась. Ты сменила костюм. Ты держишься подальше от меня. Злишься? Бесишься ли? Но знаешь, каждому свойственно ошибаться. Моя ошибка была лишь в том, что я недооценил тебя. Повторяться я не намерен.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
  [indent] Привет, немного ретроградных историй в заявках, да.
Я очень люблю старые комиксы, и очень мало представляю себе что там творится сейчас. Но, насколько мне известно - история Стэф претерпела наименьшее количество изменений.
Если вы хотите выкинуть подростковую беременность - окей, нет проблем. А вот выкидывать гибель от рук Черной Маски, увы, уже не получится. У нас уже присутствовала чудесная Стэфани, и мы отыгрывали встречу после возвращения из Африки.
   Стэфани может побыть Бэт-гёрл, под предводительством Барбары работая вне рамок Бэтмена. А может вернётся к личине Спойлер. Всё в ваших руках.
   Пункт номер два. Мне очень нравятся взаимоотношения Тима и Стэф, времён Робина и Спойлер - этакие неловкие издёвки, и две прелестные булки, которые защищают друг друга. Но. Им там 14 и 15. А потом идёт процесс взросления и каждый из них проходит через некоторое дерьмо™, а то, как Тим переживает все потери, которые с ним случаются.. Скажем так, это время было к нему жестоко, и он сильно изменился. Это одна из причин, почему эти отношения я не вижу как что-то, что вернётся и будет прежним. Тим дорожит Стэф - этого не изменить, но вместе они не будут.
     Я предлагаю вам а. веселую беготню в колготках по крышам, в юности и б. мерный хруст стекла в настоящем, когда Тим ведёт себя как мудак (никогда не было и вот опять).
   У нас вообще, практически полный комплект Бэт-семейки. Только вот с Бэт-девочками как-то всё грустно. Но вы можете прийти и изменить это. Мы вообще не самые быстрые на диком западе, но вроде как душевные и идейные (токсичные и вредные тоже бываем, кхе, зато честные). Внешность - мне лично не принципиальна, я плох в фанкастах. Блондинка с голубыми глазами, на вид лет 20 - и будет чудесно, я набросал примерный вариант, но вообще не настаиваю.

но Самара очень классная, присмотритесь :з

   Зовите в гостевой - прилечу, объясню, поясню. Да, я скорее всего попрошу у вас пробный пост. Но точно утащу поиграться.

Пробный пост

Тим оглядывается, чувствуя как потеют ладошки, и слыша как под ним скрипит стул. У него есть каких-то минуты три, не более того. Альфред отошёл взять трубку, пока мистер Уэйн ещё не вернулся со своей цивильной работы и скоро Пенниуорт поймёт, что этот звонок ничто иное, как попытка увести его как можно дальше от мест, где он сможет увидеть как юный Дрейк (именно так, а ещё, может, юный мастер Дрейк, с небольшим акцентом) пытается запихнуть свой нос абсолютно не туда, куда его курносому носу место.
  Но сдаваться — это не про Тима, не-а, он упорно пытается устроиться максимально правильно, у него на всё про всё есть только одна попытка. Если он ошибётся — сработает защитная система и не видать ему этого партнёрства — как своих ушей. ..С другой стороны, почему так говорят? Он же видит свои уши. Пускай и только в зеркале, но... Он встряхивает головой, чёрные волосы, которые и без того лежали как попало, вихрем взмывают вокруг головёшки и падают на место в ещё пущем беспорядке. Не отвлекаться. Иначе всё это за зря. Иначе он...
   Высунув кончик языка от напряжения, и балансируя на стуле, Тим пытается пробраться в тайный ход Бэт-пещеры. Ему туда, в общем-то, было не запрещено. Его туда в первый же день знакомства провёл сам Дик Грейсон! А потом и мистер Брюс тоже проводил его. И вообще он теперь там тренировался как только возвращался со школы. Но только в сопровождении самого Бэтмена. Это немножко злило, потому что Тим знал, точно был уверен, что он со всем справится и сам. Ему не пять, и он умный!
   В груди гулко, практически оглушающе стучит сердце, когда наконец он занимает нужную позицию и после, хотелось бы сказать "нехитрых" манипуляций, но они-то как раз были очень даже хитрыми, задействовался даже диктофон с записью голоса Брюса, загорается зелёный огонёк и Тим прошмыгивает внутрь пещеры, не забыв быстро убрать стул, чтобы никто не понял как именно ему удалось подобраться к датчикам. С его-то 154 сантиметрами роста.
   Ощущение такое, как будто он тут впервые, что, конечно же, не правда, но руки дрожат, а сердце не хочет успокаиваться ну вот совсем ни капельки. Тим делает дыхательные упражнения, которым обучил его Найтвинг, чтобы успокоиться, помогает. И вот он уже скачет, перепрыгивая через три ступеньки, к святая-святых.
   Огибает по дуге маты и тренировочных кукол, он тут не за ними, для занятия с ними он бы дождался самого Брюса. Этого ему пока в обучении хватает за глаза.
   Нет, сегодня его внимание полностью будет занято другим. Он проходит мимо кейса с костюмом Джейсона и испытывает всё ту же скорбь. Пальцы невесомо касаются стекла, в районе груди, знака Робина. Это не было его мечтой. Это стало его необходимостью.
  Тодда нет. Кто-то должен. Это нужно Брюсу. Это нужно городу. Это нужно Бэтмену. Тим тихонько просит у Джейсона прощения, сам про себя, шепотом, потому что понимает, если он облажается тут — всё то, что тот делал — пройдёт напрасно. Если Тим будет плохим Робином — его жертва будет напрасной. А этого нельзя допускать.
   Выдыхает ртом, выпуская всё это напряжение, и проходит наконец до компьютера. Ему интересно посмотреть самому как устроена эта компьютерная система, имеет ли она выход на камеры в городе, или ещё нет, есть ли связь с базой данных полиции города, а штата? Это всё роится в его голове, ему безумно хочется узнать как именно Бэтмен получает свою информацию, какие программы помогают ему анализировать улики. Ведь компьютер помогает ему в этом, верно?
   Тим забирается в огромное кресло с ногами, потому что иначе — потонет. Закусывает нижнюю губу, и присматривается к тому, как всё расположено на столе,  потому, что ему нужно потом всё расположить в точно таком же порядке. Ни одна деталь не пройдёт мимо взгляда Бэтмена — это он знает уже точно, а, значит, ни одна деталь не должна пройти мимо взгляда Тима. Он не хочет попасться и предать доверие, которое так долго выстраивал между собой и учителем. Между собой и самим Бэтменом!
   Дрейк пришёл ему помогать, а не путать планы, сделать его жизнь проще и лучше, а не мешаться под ногами, отравляя жизнь своими выходками. Просто сейчас... Ему нужно немножко больше свободы. Немножко больше внимания. Совсем на капельку. И он достаточно умён, чтобы взять это самостоятельно.
  Стоит коснуться мыши — как компьютер включается, очевидно Брюс так устал с прошлого раза, как работал за компьютером, что не выключил систему. Тем же проще для Тима!
   Он всматривается в открытые окна и зачитывается пометками своего учителя, данными, которые, очевидно, взяты из полицейских отчётов. Достаёт из кармана алой толстовки блокнот с карандашом, и начинает выписывать те детали, что привлекают его внимание. Потом открывает карту Готэма — у Бэтмена она самая особенная из всех, что он видел. И, будь он каким-нибудь глупым мальчишкой с улицы он бы не понял ровным счётом ничего. Но Тим, во-первых, сам долгое время следил за деятельностью Бэтмена, во-вторых, уже начал своё обучение под его руководством, так что практически всё перед ним как раскрытая книга.
   Фразы в блокноте дополняются краткими зарисовками маршрутов, и схемами зданий. Добрых пять минут он сидит в тишине, перепроверяя себя и свои пометки с тем, что высвечивается на экране. Затем, забывшись выкрикивает "Вот же оно!", и тут же прикрывает свой рот ладонями.
   Подрывается с места, чудом не забыв отправить компьютер в спящий режим, и бежит к выходу, не заметив как любимый карандаш выпадает из кармана. Ему не до того, у него теперь есть дело.
   Выныривает из пещеры за пару секунд до того, как в комнату заходит Альфред.
Мастер Тимоти, вы же знаете, что вам нельзя без мастера Брюса заходить туда, — строгий взгляд британца практически пригвоздил Тима к стенке.
Да-да, я знаю, но.. Мне просто так там нравится, Альфред! Там же... — лицо абсолютной невинности перед лицом опасности вот что из себя представляет юный Дрейк.
Пойдёмте лучше, выпьем чаю, я испёк вафли.
Вафли? Альфред, знаете, я, пожалуй... — Тим терпеть не может эти вафли. Они похожи на противотанковые мины — жёсткие и не имеют никакого вкуса, кроме муки. Он не понимал как Альфред может такие готовить. Но, с другой стороны, он же не мог быть идеален во всём, верно? — Я, пожалуй пойду, позанимаюсь фотографией. К приезду Брюса должен успеть вернуться. — улыбается от уха до уха, и дворецкий отпускает его, выдав в рюкзак к фотоаппарату всё же порцию вафель в пакете.
  Тим запрыгивает на свой велосипед, и выезжает с территории поместья. Фотографией он и правда собирался заняться, но только в одном конкретном месте. В клубе "Примо". Туда и только туда нужно идти за ответами на вопросы о том, как именно и где заключаются самые богатые сделки семейства Катрино, вот только полиция ещё этого не поняла, а Бэтмен не успел сузить круг предполагаемых мест. Но был близко, так близко, что, скорее всего сам сегодня сюда направился бы. А Тим всего лишь облегчит его задачу.
   Едет он в своей обычной одежде, потому, что ни за что пока не достоин костюма Робина. Он надел его один раз, чтобы спасти Найтвинга и Бэтмена, это была абсолютно критическая ситуация. А пока... Пока он должен заслужить это место. Этот костюм. Звание Робина.

+2

16

general dru-zod

DETECTIVE COMICS

GENERAL DRU-ZOD [DETECTIVE COMICS]

раса: криптонец
возраст: что-то за 50 и выше

деятельность: бывший военный, злодей
место обитания: Негативная Зона и иногда Земля

https://i.imgur.com/4PhIkYD.gif https://i.imgur.com/fok8xdv.png
michael shannon


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
[indent]  [indent] Как много ты готов сделать для того, чтобы твоя раса была лучшей?
  Генерал Зод - это имя вселяет в людей и существ других планет страх. Но когда-то был только Дру-Зод, сын учёных, которые хотели сделать новые открытия, а нашли лишь погибель.
   Ты - последний из своего рода. Тебя спас род Эл, и именно они поспособствовали твоему становлению в военной карьере.
   [indent]   Как много ты готов сделать для выживания?
   Выяснилось, что очень и очень многое. Даже отдать жизнь собственного отца.
  Убийца. Тиран. Злодей.
  Но так ведь было не всегда? Когда-то в тебе горел огонь завоевания, открытий, как в твоих родителях. Ты хотел Криптону лучшего, потому что тебя воспитали патриотом своей родины. Ты мечтал восстановить былое величие. Ты надеялся сделать так, чтобы криптонцев опять боялись во всех уголках вселенной. Чтобы при одном упоминании твоей расы - все вставали на колени.
   Даже если от тебя для этого потребуется ложь, подлог и развязывание войны с соседней, мирной расой. Ты готов был на всё.
     А теперь вселенная боится тебя.
Теперь встают на колени пред тобой. Ты - генерал. Ты - великий полководец. Стратег. Тактик и боец, каких не видывали давно. Последний истинный сын Криптона.
  Тот, кого предала его собственная раса, проигнорировав твои старания возвысить их. Сославшие тебя в Негативную зону.
[indent]  [indent] Как много ты готов сделать, чтобы создать новый Криптон, Зод?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
   Здравствуйте, если вы всё ещё смотрите на эту заявку и уже чешутся кулаки поправить мои заявления, и меня и вообще всю Землю, чтобы восстановить Криптон - значит всё правильно и чудесно и именно вы-то нам и нужны!
  Что у нас есть? Есть я, мой отец Кэл-Эл, есть и Кон-Эл. И ни одного Зода, представьте? Понятно, что мистер Лютер устроит нам веселье по плану и без, но как-то хочется родного, криптонского пиздюля, понимаете о чём я?
  Что нам от вас потребуется: грамотность, готовность ждать (мы суперы, но мы не быстрые), желание играть и делать дела - как хорошие так и плохие. Всё же относительно, да?
   У нас есть кое-какие идеи, где вам может достаться главенствующая роль. Внешность - обсуждаема, но давайте согласимся - Майкл Шэннон умеет в харизматичных ублюдков и что-то подходящее у него можно найти при желании, каким бы не был сомнительным дизайн Зода у Снайдера.
В общем, приходите, зовите в гостевой - всё решим и обсудим. И да, я бы хотел увидеть от вас пробный пост за Зодда, сами понимаете, такую роль просто за красивые глаза не дают хд

Пробный пост

[indent] Заминка, несвойственная обычно, не стыкующаяся с его воспоминаниями о том "как было", но он просто ждёт. Терпеливо, спокойно, без суеты, уж если чем и научила его вся эта история - так это умению ждать. Ждать момента. Ждать восстановления сил.
   Немножко - ждать чуда. Пускай оно и не случилось. Не важно. То, что он смог найти дорогу до дома - это уже само по себе чудо после всех этих злоключений.
  Мама и папа всегда учили его не роптать, не быть тем, кто всегда недоволен. В любой истории можно найти что-то приятное, воодушевляющее. Даже в самой непроглядной ночи - засияют звёзды. Солнечные лучи проберутся и на самое дно вулкана, если достаточно долго этого ждать.
     Джон - умеет ждать. По крайней мере ему хочется верить в то, что он умеет.
Отец наконец рассказывает ему о планах, и Джон взвешивает за и против. 
     Он скучал, и возможность побыть с родителем как можно дольше - успокаивает его. Нет пока в этом мире ничего более воодушевляющего, чем присутствие Кларка Кента для него. Возможность в любой момент коснуться отца, понять - это он, тот самый, тот, кого он помнил всё это время, тот, кого мечтал встретить там, далеко, кого звал, когда было совсем невмоготу. Чьё биение сердца впаяно в память, и сосредоточенность на нём - дарит покой.
   Им нужно поговорить. Наверное, Джон не знает. Ему трудно представить с чего начинать и о чём стоит вообще говорить. Всё прошло так быстро, но одновременно с тем - слишком медленно и ни капли не незаметно. Он рассказал, вероятно, все события своего путешествия, но, кажется, у родителей были ещё какие-то вопросы. Джона это не удивляло, естественно, но он боялся сделать хуже.
    Это чувство вины, что залегло в осанке, в морщинках у глаз. Он видит их. И хочет стереть, исправить, забрать и выкинуть к чёрту.
Вины отца нет. И никогда не было. И точка на этом.
  Кларк и Лоис всегда старались дать ему наилучшую жизнь. Оставляли карьеру, прятались в далёком городке - всё ради того, чтобы у Джона было самое простое и настоящее детство. Безопасное. И юный Кент не может испытывать хоть что-то, кроме благодарности. И винить кого-то из них просто за то, что они не смогли предугадать столь дикое развитие событий и отпустили его в путешествие его мечты? Это не возможно.
    К своему горю - Джон найти в себе силы, чтобы просто так открыть рот и это сказать, не может совершенно. Казалось бы - простое, но столь важное. Одновременно с тем - критически серьёзное и весомое. Не тот момент, наверное, да и готов ли сам папа это услышать? Вся эта развернувшаяся драма для него слишком близка, слишком свежа.
   Но и сам Джон, несмотря на то, что для него прошло куда большее количество времени - так и не смог найти никаких слов, которые могли бы хоть как-то хоть кого-то утешить.
   Едва ли он сам себя утешит, не говоря уже о том, чтобы привнести какую-то толику спокойствия в жизни родителей.
   Могло бы всё быть иначе? Наверное. Но не стало. А мысль о том, что он потеряет ещё больше времени за тем, что будет пытаться избегать острых углов не просто претила - она ужасала.
- Конечно, да, я пойду. - старается улыбнуться как можно более воодушевляюще. - У меня есть план лишь побыть с тобой.  - пожимает плечами. Это не ложь, и отец должен это понимать.
   Да, может, конечно, Джону больше не одиннадцать, но внутри он всё так же хочет узнать больше о себе, об отце, о всей той работе, что сваливается на плечи Супермена, когда никого нет рядом и свидетели просто не возможны.
   Ребёнком он часто напрашивался в подобные дела. Крепость папы казалась не просто огромадной - она была каким-то отдельно существующим миром, в котором было возможно если уж не всё на свете, то точно - многое.
   Даже сейчас, когда Джон повидал многое она всё ещё не растеряла того удивительного шарма.  А от упоминания о кодах управления даже немного захотелось расправить плечи - это ведь такое доверие со стороны отца! И подвести его было ну совершенно не допустимо.
   ...взрослее... Джон отводит взгляд и хмурится. Он не чувствует себя на свой возраст. Он даже не уверен, что знает его точно. Сколько лет прошло? Три? Два? А может и все семь? Насечки не помогали, а лишь вгоняли в уныние и забирали последние лучи надежды.
   Но всё это он отгоняет на дальний план, как можно более дальний. И отец помогает, напоминая о том, как с Дэмианом приключался.
   Для Кларка это совсем что-то свежее, глупость детей, которые хотели доказать своим отцам, что они способны быть сами по себе. А вот тут - стоит его собственный сын, который и правда уже, кажется, способен если уж и не занять его место (а Джону не хочется, больше не, лишь рядом быть только) - то уж точно на равных выдерживать ту же поклажу работы.
   Ещё, конечно, это напоминало о том, что очередной тяжелый разговор ожидает Джона впереди - с Дэмианом.  И как там объяснять произошедшее - не понятно. Да и думать пока не хочется. Он придумает потом.
  Если вообще захочет. Да, он писал ему письма, записывал видео, рассказывал про каждую планету, которую посещал, пока ещё мог. И искренне надеялся, что Дэмиан его сообщения получает.
   Как и родители.
Теперь он знает больше. И собственная наивность кажется такой идиотской, такой ... глупой?
А потому и бессмысленно цепляться к себе за эти поступки. Он был ребёнком, он верил Джор-Элу. Он искренне хотел стать "настоящим" криптонцем. А вышло так, что ощущает себя ещё меньшим, чем когда-либо.
- Прости, пап, - сам не совсем понимает за что извиняется. За проделки ли, которые отец припомнил, или же за то, что всё вот такое теперь у них. Не правильный возраст не правильного сына.  Не настоящий криптонец настоящего супермена.
- Наперегонки? - лукаво улыбается, хватая последний тост с тарелки, что была около кофеварки. Ему слишком тяжело видеть отца таким потерянным, а потому нужно что-то сделать, и в голову, к сожалению, не приходит ничего особенно разумного. Гонка же - это просто и понятно. То, что заставит отвлечься.
   Заодно, наверное, Джону хочется похвастаться, что он больше не боится летать, что он уже не так слаб, как раньше, когда отцу приходилось носить его на своей спине, чтобы добраться до Крепости. Две птицы одним махом, как говорится?

+2

17

YOIMIYA NAGANOHARA

GENSHIN IMPACT

YOIMIYA NAGANOHARA [GENSHIN IMPACT]

раса: человек
возраст: ~23

деятельность:  владелец «Фейерверков Наганохары», опытный пиротехник
место обитания: Инадзума


https://i.imgur.com/ZP1eLnl.png
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
«Без фейерверков не обходится ни один праздник, а Ёимия - величайший пиротехник во всей Инадзуме. Её огненные представления не прекращают удивлять зрителей. Ах, да, о безопасности не беспокойтесь - комиссия Ясиро и жрицы приняли все необходимые меры, чтобы ничто не мешало выражению её творческих порывов»

Около века назад комиссия Ясиро впервые устроила ослепительное представление фейерверков для жителей Инадзумы, с тех пор это мероприятие переросло в ежегодный праздник «Фейерверков Наганохары».

В нынешнее время имя Ёимии гремит по всей Ханамидзеке. Она лучший пиротехник Инадзумы, также известная как «Королева праздника лета».

Но она не только умелая ремесленница. В глазах детей она ещё и «героическая сестра». Какой бы сложной ни была проблема, Ёимия всегда найдёт решение. Будучи человеком широкой души, она готова помочь любому, кто нуждался в помощи.

И даже «Охота на Глаза Бога» не оставила ее в стороне. На свой страх и риск Ёимия помогала людям скрываться от «Охоты», без страха сотрудничая с Сопротивлением. 

Для Аяки Ёимия хорошая подруга, способная развеять любые печали, которые могут тревожит ее. Уютный уголок света и радости вне дома и пристального надзора. 


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Никаких особых требований к игроку нет, посты от третьего лица, предложения с заглавной буквы, в остальном как душе угодно. Любые хедканоны обсуждаемы. Не против общения вне постов, для игры это бывает довольно полезно.

Пробный пост

Аяка не часто выходила в люди без особой цели. Обычно её выходы были связаны с обязанностями клана. В основном прогулки несли за собой встречи с официальными лицами, обсуждение организации очередного фестиваля или присутствие как представитель комиссии Ясиро на мероприятии. Поэтому обычные прогулки, были особенно ценны для молодой госпожи. Когда она была чуть помладше, а личность её была чуть меньше известна и груз ответственности не так сильно давил на молодые плечи, Аяка частенько покидала стены поместья, с праздными целями. Так она была ближе к простым жителям Инадзумы, не упуская из виду, то что далеко не все жили богато и в достатке. Хотя и понять насколько сильна была разница между ними и ей, было трудно. То что было трудными временами для клана Камисато, для простого жителя было жизнью в достатке. Теплый кров, одежда и еда, закрывающие базовые потребности, не давали задумываться о более глобальных проблемах. К тому же комиссия Ясиро отвечала за более высшую ступень пирамиды. Развлекая и просвещая народ. Что безусловно было ценно для большинства жителей Инадзумы.
Заботу о животных со стороны Томы можно было бы назвать благотворительностью, только к счастью, никакой официальности в этом не было. Тома был добрым человеком, с большим сердцем, забота которого не могла ограничиваться лишь служением одной единственно семье.
Прознав про его занятие и увязавшись однажды за ним, Аяка смогла воочию наблюдать за тем, как юноша помогает бездомным животным. Даже если некоторые из них могли доставлять проблемы, были больны или не ухожены, Тома успевал и им отсыпать лакомый кусок. Со временем из них из них бы получилась небольшая армия верных охранников, готовых защищать свой район от случайных монстров, что могли подобраться близко к самому городу. Конечно же ни кто не сомневался в работе комиссии Тэнрё. Только Аяка не была бы собой, если бы не имела несколько романтический взгляд на жизнь. Несмотря на то, что её действительность была не такой уж и радужной, ей не оставалось ничего, как погружать свой взгляд в страницы легких романов, мечтая о более свободной и беззаботной жизни. И эта прогулка была одной из тех, когда к этой беззаботности можно было прикоснуться. Как бы Аяка не любила своего брата, отсутствие его пристального взгляда, позволяло вздыхать полной грудью. Не думая о своих ошибках.
На предложение Томы девушка отреагировала сдержанной улыбкой. По правде говоря ее сердце таяло рядом с ним каждый раз. И долго думать о каком либо негативе было невозможно. Она подняла взгляд на своего спутника, позволяя себе принять его предложение.
— Немного сладости не повредит, мы проделали немалый путь. Только давай возьмем закуску с собой. Что бы маленькие друзья не ждали нас слишком долго.

+3

18

James Watson

SANCTUARY

JAMES WATSON [SANCTUARY]

раса: человек с измененной ДНК
возраст: ~163

деятельность: ученый, детектив, глава Убежища в Лондоне
место обитания: Англия, Лондон

https://i.imgur.com/pyQAtxS.gif
Peter Wingfield


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Джеймс был гениальным ученым еще до эксперимента, но инъекция вампирской крови вознесла его интеллект до небывалых высот. Он был знатоком дедуктивного метода и активно применял это в своей работе, нередко помогая полиции. Он был одним из сыщиков, занимавшихся делом Джека Потрошителя. Его деятельность привлекла Артура Конан Дойля и он сделал Уотсона прототипом своих героев, отдав лавры великого детектива Холмсу, а имя его скромному спутнику. Не желая продлевать собственную жизнь за чужой счет, он сам придумал и сконструировал аппарат, замедливший старение. В отличие от остальных, именно Уотсон всегда был рядом с Хелен: помог с Убежищем в Лондоне, когда она обосновалась в Старом Городе, стал крестным отцом Эшли, приходил на помощь в любые времена. Он ценил своих друзей и отдал жизнь ради общего дела.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я очень люблю Уотсона, поскольку в мужской составляющей Пяти именно он отвечает за честь и совесть. В нем я вижу близкого друга, наставника, некровного брата Хелен. Он тот, к кому она всегда могла обратиться за советом или помощью, и кто сам всегда старался оберегать Хелен без каких-либо допущений. Даже если его интерес к ней и был гораздо больше, нежели просто дружба, он никогда этого не показывал и старался, как истинный джентльмен, подставлять свое сильное мужское плечо, когда это было необходимо, в отличие от Друитта и Теслы не претендуя на руку и сердце. В моем представлении Джеймс испытывал к Магнус теплые, дружеские чувства - здесь не настаиваю, но мне хотелось бы избежать ярко выраженной любовной линии. Для меня он все же больше надежный друг. Хотелось бы поиграть со столь ярким персонажем, которого так рано убрали из сериала, ведь осталось много недосказанного. Можно развить тему Викторианской Англии (в т.ч. используя временную петлю), перебраться в настоящее время или прогуляться по двадцатому столетию.
Воскрешать Джеймса в рамках основного сюжета я не планирую, однако в альтернативе было бы интересно посмотреть на развитие событий, если бы он остался жив.
От вас хотя бы пара постов в месяц, грамотность и интерес к персонажу. Объем и оформление роли не играют, но настороженно отношусь к первому лицу. Сама пишу от 3к, не слишком быстро, но тут все зависит от вдохновения. Люблю пообщаться по сюжету и лору в целом, обменяться хэдами, обсудить детали.

Пробный пост

Смерть Эшли сильно подкосила Магнус. Она и сама не подозревала, что это может привести к таким плачевным последствиям, хотя на самом деле никогда всерьез и не задумывалась об этом. Ей совершенно не хотелось думать, что однажды она может остаться без дочери, хотя опасные миссии и постоянный риск не раз наталкивали на подобные мысли. И вот случилось самое страшное, что только могло случиться. Эшли не просто умерла, а перестала существовать. Принять этот факт оказалось крайне тяжело и Хелен едва не потеряла рассудок в попытках доказать, что ее девочка имела шансы уцелеть.
Не хотелось верить, не хотелось отпускать.
Фраза «Ты моя жизнь» была не просто словами — в тот день словно бы прервалась жизнь и самой Магнус, осталась лишь оболочка. Ее тело все еще существовало, функционировало физиологически, мозг все еще был способен мыслить, но внутри образовалась бездонная, разрастающаяся пустота. Словно бы в тот день в волнах Эм-щита растворилась и часть ее самой — еще не обнаруженная наукой и не имеющая названия, но очень важная и едва ли не ключевая. Все ее существо разрывала на мельчайшие кусочки боль, не сравнимая с физической. Люди не могут жить с вырванным сердцем, но Хелен все еще была здесь — могла дышать, двигаться и видеть окружающий мир, теперь навсегда потерявший краски. Наверное, она уже слишком давно не человек и в ней больше от вампиров, потому-то смерть обходит ее стороной, каждый раз забирая тех, кто рядом. Теперь костлявая отобрала самое ценное и дорогое, что только было.
Она жила на свете долго, непозволительно долго для человеческого существа. Физическое здоровье лишь малая часть того, что нужно для долголетия. Многие мечтают о бессмертии, не подозревая обо всех его последствиях, самое страшное из которых — смерть. Однажды настает момент, когда запускается механизм, противостоять которому невозможно. Близкие и любимые люди начинаю угасать и покидать этот мир один за другим, и этот процесс ускоряется до тех пор, пока не остается рядом никого. Увы, человек не машина и не может с легкостью отказаться от чувств и эмоций. Есть лишь два варианта — навечно скрыться ото всех или научиться не проявлять того, что творится в душе, скрывая все это под циничной и безразличной маской.
Хелен потеряла многих, слишком многих, чтобы не научиться ценить чужие жизни. Чтобы не научиться не привязываться к людям. И все же в какой-то момент одиночество стало слишком невыносимым. Теперь же все изменилось окончательно и бесповоротно — последний огонек надежды окончательно угас, оставив ее в кромешной темноте. Потому так хотелось найти причину, пусть самую бредовую и невозможную, крохотный шанс, что Эшли могла уцелеть. В какой-то момент это стало идеей фикс, затмевая глас разума и погружая Магнус в пучину безумия. И лишь Уиллу удалось достучаться до нее и вытащить из пропасти, в которую она начала падать.
С похорон прошло несколько дней, но женщина все еще балансировала на грани безумия, блуждая по тонкому льду, хоть внешне теперь это и было незаметно. Она с головой погрузилась в работу, пытаясь то ли отвлечься от собственных мыслей, то ли наоборот утонуть в них окончательно. Дела «Убежища» по инерции продолжали тянуть ее вперед, но почти все она делала на автомате, превратившись в робота, забывая об отдыхе и пище. Хелен изо всех сил старалась загрузить себя настолько, чтобы потом от переутомления и усталости ей даже не снились сны, ведь в них всегда было лишь два сценария — либо повторялся момент смерти Эшли и женщина просыпалась с бьющимся о грудную клетку сердцем и стекающим по щекам слезами, либо все было настолько хорошо, что возвращаться в реальность не хотелось.

Отредактировано Helen Magnus (30.04.24 02:48:48)

+5

19

rhaenys targaryen [daughter of rhaegar] [в пару]

a song of ice and fire

RHAENYS TARGARYEN [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: человек от крови дракона
возраст: ~20

деятельность: беглая принцесса
место обитания: [modern] вестерос

https://i.imgur.com/OZTMK82.gif https://i.imgur.com/SrtKWCc.gif
medalion rahimi


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
АЛОЭВЕРА ♦ ПОНИМАЕШЬ, ДЕВОЧКА
а внутри тебя все равно то хохочет, то вдруг звенит,
то молчит, то вдруг выскользнет едкой строчкой

[indent] Дочь кронпринца Рейгара и дорнийской принцессы Элии, дочь дракона и солнца, дочь мертвецов. Маленькая змейка, рожденная в драконьем гнезде. Ей суждено было погибнуть, но она оказалась упрямее и хитрее козней судьбы. Рейнис выжила и спряталась среди барханов, укрылась фамилией Сэнд, словно защитной колдовской вуалью. Рейнис пахнет жженным сахаром, раскаленным песком, старой болью, а ещё — кровью, Вхагар матерый хищник и чувствует даже тонкий кровавый след, исходящий от принцессы.

[indent] Рейнис ворвалась весенним ветром в стерильно-белые лаборатории, где в заточении томились драконы. Я пришла за тобой, без страха сказала Рейнис и необъяснимая нить-связь натянулась меж ними. Вхагар не ведает — по доброй ли воле отпустили их врачи или же они были давно подкуплены деньгами да стволом пистолета у затылка. Быть может, они все эти годы работали на Мартеллов? В чьей ещё власти, помимо одного из великих домов, было спонсировать столь масштабный и дорогостоящий проект?

[indent] Рейнис верткая, говорливая и безрассудно-отважная. В ней, в этой долговязой смешной девчушке с гадючьими глазами и крапушками веснушек, так умопомрачительно много жизни, что Вхагар с трудом подавляет звериное желание наброситься. До дна её испить. Сожрать её сердце, согреться её кровью. Почувствовать себя наконец-то живой, ибо ученые может и нарастили плоть на кости, но внутри у Вхагар все ещё глухо, пусто и страшно. Она должна быть прахом. Она должна быть мертва, а не быть под проклятым дорнийским солнцем, не дышать, не глядеть жадно на Рейнис, которая тоже обманула смерть и теперь танцует, кружится с платком, топчет босыми пятками мозаичный пол дядиного дворца, хотя давно должна быть похоронена с убитыми матерью и братом.

[indent] Рейнис полна жизни и огня. Рейнис пылает ярко. Вхагар рядом с ней постепенно набирается сил. И связь между ними становится все прочнее, все глубже, все причудливее.

чтобы мысли мои не путали и не трепали. мне бы просто разложить тебя на детали
чтоб понять, что ты
бесхитростна и проста, что внутри тебя пульсирует пустота
я  т о г д а  з а б у д у с ь  с п о к о й н ы м ,  п р и я т н ы м  с н о м

а пока меня вверх дном, вверх дном, вверх дном


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
› внешность обсуждаема, нежно люблю медальон, но в качестве вариантов могу предложить веру вольт, naomi scott, bruna marquezine и lizeth selene;
› у нас тут modern ветка, воскрешенные в лабораториях драконы и задорное веселье [быть может рейнис поддержит свою тетушку дейнерис? или сама захочет власти да возмездия? иначе зачем ей собственный дракон];
› вхагар нынче находится при рейнис в качестве её телохранительницы и мне очень хочется сыграть неоднозначный теншен между ними их динамику-связь, когда они чувствуют друг друга  https://forumstatic.ru/files/001a/f0/d5/91014.gif и учатся пользоваться этой связью, полагаться на неё, доверять друг другу;
› нетороплива, 4-7к, собираю картиночки, хэдканоны и плейлисты для вдохновения, попрошу пост для примера и чтоб понять сыграемся ли мы;
› жду, люблю, трамвай куплю, все драгоценности и железные стулья положу к твоим ногам <З

Пробный пост

https://i.imgur.com/5OyyrXL.gif https://i.imgur.com/uIwykl5.gif https://i.imgur.com/qvB7V5Y.gif
— but if you have to fight, win.

[indent] — Кто сделал это? — Вхагар властным движением берет Вермакса за подбородок, не позволяет дернуться-высвободиться, поворачивает его лицо к свету, хотя цепкий взор хищника все прекрасно подметил и в полумраке. —  Мне спросить тебя еще раз?

[indent] Вхагар говорит спокойно, без нажима и без спешки, но в её тоне лязгает что-то неприятное, металлическое, очень опасное. Только лишь потому, что перед ней детеныши, свои детеныши — опасность в её голосе предостерегающая, а не смертельная. Острое лезвие бритвы, обернутое в шелк. С другими она бы уже перестала церемониться. От словесных угроз и ненужных переговоров-уговоров перешла бы к действиям. Переломала все пальцы и зубами выдрала ответ, коль потребовалось бы.

[indent] Вхагар не нравится, когда другие ходят вокруг да около, уклоняются от прямых вопросов, отмалчиваются и пытаются её обхитрить. Вхагар слишком стара и устала для лукавства, интриг и подковерных игр. Ей всегда была ближе изящная и безоговорочная простота битвы, а не притворство, мудреная паутина заговоров и политических козней. Это все она привыкла оставлять Белариону с Мераксес с их всадниками. Возможно, именно поэтому когда-то из всех потомков Древней Валирии признала маленькую и яростную Висенью, после её смерти отважную Лейну, а затем — дерзкого Эймонда. Во всех человечьих детях Вхагар по-звериному чуяла что-то знакомое, почти родное. Они были похожи на отточенные клинки, несгибаемые и полные смертоносной силы. Неотступные. Упрямые головы, горячие сердца. Они выбирали путь понятный драконице и всегда оставались верными себе. И потому она была на их стороне, и не покидала их, и до последнего поддерживала их. Даже когда полмира было против них и было разумнее пойти на хитрость, затаиться да скрыться.

[indent] — Разве я разрешала вам уйти?

[indent] Арракс и Тираксес безмолвно стояли в тени, пока внимание Вхагар было приковано к их брату. Возможно, они хотели ускользнуть незамеченными, но вопрос женщины заставил их испуганно вздрогнуть и застыть на месте. Они трепыхнулись, словно огоньки свечей от резкого порыва ветра.

[indent] Вхагар, все еще не отпуская Вермакса, чуть поворачивает голову вбок и смотрит на мальчишек гипнотическим взором удава. Длинные серьги качаются в её ушах, отражая тусклый свет.

[indent] Вхагар носит украшения и платья, красит губы в багрянец и укладывает волосы в изящные прически, в которых безупречно лежит каждая прядка. Вхагар выглядит как обычная человеческая женщина, любящая красивые вещи и себя в них, но даже драконьи детеныши очень хорошо помнят хищный фосфорический блеск её глаз и улыбки, полные острых зубов. Они знают, что под пудрой и за шлейфом дорогих духов, под атласными блузами и подогнанными по фигуре платьями — кроется чудовище. Чудовище, вкусившее чужой крови. Чудовище, побывавшее не в одном сражении. Её образом пугают детей перед сном, засевают им поучительные сказки и живое воображение, как отравленными семенами, дабы они взошли ядовитыми побегами и вовремя одернули, не дав рискнуть и подступиться к опасному краю.

[indent] — Так кто хочет рассказать первым, что произошло?

[indent] Конечно же они говорят. Пускай нехотя и огрызаясь, обнажая молочные клыки, которые Вхагар способна выбить одной звонкой оплеухой. Благо, их матери научили не испытывать терпение старой драконицы. Иначе пеняйте на себя, мягко предупреждала Среброкрылая, лучше прочих зная дурной нрав родительницы.

[indent] Дети выглядели испуганными и помятыми. Исходя из сумбурных объяснений — Тираксес успел вовремя уйти. Арракс оказался удачлив и избежал серьезной трепки. Только у Вермакса была рана на плече, ровная и глубокая, явно оставленная намеренно, а не случайно в глупой потасовке. Наверное, Вхагар стоило быть с ними поласковее. Позволить отдышаться и зализать раны, а потом уже устраивать выволочку, выспрашивать на кого и где они нарвались. Жаль только за всю жизнь она этому так и не научилась. Она умела лишь бить быстрее вздоха, сворачивать шеи, дробить черепа, раздирать грудные клетки частоколом ребер наружу и сжигать, не оставляя даже костей. Из неё ковали оружие и никогда — заботливую мать или бабушку. Это не в природе драконов. Это не их удел.

[indent] Вся искаженная-извращенная любовь Вхагар отображается в весьма приземленном порыве просто пойти и откусить головы тем, кто посмел угрожать её семье. Никак иначе она и не умела. Не научили. Не показали, как надо. Да и зачем это живому оружию? Его задача — защищать и убивать.

[indent]Только у меня есть право их поучать. Только я могу через боль им что-то объяснять. Другим такое не позволено.

[indent]Вхагар сначала облетает чужую территорию драконом. Изучает, приглядывается. Положение Таргариенов и бетонная монументальность человечьих городов вынуждают её быть аккуратной и предусмотрительной. Стычка, которая закончится пожаром, нежелательными жертвами и большим ущербом для окружающих — им сейчас не на руку. Вхагар издает низкий раздраженный рык, похожий на гул самолета. Она скучает по былым временам, когда все можно было решить старой доброй дракой. На корне языка привкус золы, песка и крови. Когда-то она два года вместе с Беларионом поливала огнем дорнийские земли, превращая их в бесплодные пустыни, где царили лишь чума и смерть. Если бы не гибель Мераксес — Вхагар назвала бы те годы славными. Никаких расшаркиваний, никаких разговоров, никаких уступок. Пламя да кровь и больше ничего.

[indent] Вхагар является на чужую территорию человеком, на автомобиле с затонированными стеклами и личным водителем.

[indent] — Через час на этом же месте. Если я не появлюсь — возвращайся в резиденцию.

[indent] С неба дома и улицы совсем крошечные и выглядят практически игрушечными. На земле все иначе. Вхагар движется скорее по наитию, опираясь на внутреннее чутье, нежели точно зная куда ей надо. Она выходит к чужому логову после некоторого блуждания по незнакомым проулкам и останавливается на почтительном расстоянии под пыльным балдахином фонаря, озаренная чахлым светом и безоружная.

[indent] — Ммм, — Вхагар усмехается, не размыкая красных губ, прислушивается к мужскому голосу, звучному и отчетливо не-человеческому. Он омыт кровью и пламенем, будто бы даже как вино настоян в дубовой бочке. — А я думала даже отшельники знают, что не стоит трогать детенышей, — она отвечает в тон чужаку и едва заметно пожимает плечами, дескать это всем известно. — Иначе придет кто-то больше и злее. И запугать его будет не так легко, как недавно вылупившихся.

[indent] Вхагар давно не встречала кого-то кто способен потягаться с ней в долгожительстве. И оттого ей любопытно.

[indent] — Я пришла поговорить и извиниться за моих младших родичей, — Вхагар само благодушие и спокойствие. — И я принесла кое-что загладить вину.

[indent] В руке Вхагар крафтовый пакет, а в нем кокетливо позвякивают не меньше двух бутылок. Она покидает пятно света и шагает навстречу, стремительно сокращая разделяющее их расстояние. Со стороны они все больше напоминают хищников, что кружат вокруг друг друга и примериваются. Зарычать, напасть или обождать?

[indent] — Мальчики больше не потревожат вас, обещаю. — Вхагар протягивает пакет и в её взгляде есть что-то испытывающее, словно она в последний момент передумала и подошла, а изначальным планом было кинуть пакет и понаблюдать. Поймает или нет? Коль разобьет, то будет немного обидно. Вино дорогое и стоит целое состояние. Ценители хвалят особый букет ягодных нот, их гармоничность и бархатистый вкус, но Вхагар не разбирается в этом от слова совсем. Она выбирала бутылки отталкиваясь от драконьего понимания ценности.

Отредактировано Vhagar (03.12.23 21:05:27)

+7

20

VICTORIA «CAPELLA» OLGIMSKAYA

Pathologic

VICTORIA «CAPELLA» OLGIMSKAYA [PATHOLOGIC]

раса: человек;
возраст: 15 лет;

деятельность: Белая Хозяйка;
место обитания: Город-на-Горхоне;

https://i.imgur.com/Oefar8p.png    https://i.imgur.com/CZlVHY9.gif
Saoirse Ronan


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

« Просто берегите людей. Это мама так говорила. Кто оберегает других, тот закончит свой путь свободным. »

Что тебе снится, Виктория?

Капелла не помнит, когда её сны впервые начали сбываться. Может, когда ей приснилась смерть её матери? Или это случилось пять лет назад, когда неизвестная эпидемия охватила Сырые Застройки пожирающим жизни людей пожаром? А может, в ту ночь, когда её старший брат ушёл из дома и семья Ольгимских раскололась пополам?

Сны Капеллы редко бывают спокойны. Чаще она мечется, будто бы больной в горячке, бродит во сне по слишком просторным коридорам Сгустка, просыпается в переплетении закоулков её Города, не помня, как пришла сюда.
Сны — её проклятие. Сны — её дар. Последний подарок её матери, так рано ушедшей из жизни.

Виктория носит её имя, всё ещё помнящие тепло её тела украшения, вырезанные из белых бычьих костей, Виктория укрывает худые плечи её шалью, Виктория так хочет говорить её голосом, так хочет принять её долг, исполнить её волю, став для Города-на-Горхоне матерью.

Капелла собирает под своим крылом детей, потому что знает, что дети — будущее её Города. Каждый, кто приходит к ней на крыльцо, окружён вниманием и заботой, дети едва ли не молятся на свою покровительницу, и цена этого так мала — всего лишь немного добра, немного тепла.

Тёплой Викторией называли её мать, Капелле же претит двойственность и двоевластие — теплом она поделится с каждым, и не будет в её новом Городе холода, свет она принесёт в детские души, и не станет в её новом Городе тьмы.

Белой Хозяйкой назовут её, княжну и священнослужительницу детей.

« Нет. И я не люблю тебя. Но мы полюбим друг друга через какой-нибудь год. В общем, когда-нибудь… В общем… потом. »

[indent]Хан Капеллу не любит, а она не любит его.

Ни одно торжество в доме Каиных и Ольгимских не обходилось без попытки их друг другу сосватать. Каспара это, конечно, возмущало до крайности. Почему, в конце концов, Марию не пытаются свести с Владом-младшим? Будто бы у неё с рождения больше прав на собственную свободу!
Но деться от Виктории он никуда не мог, а ей, меж тем, будто бы и совсем наплевать было на всё это нелепое сватовство.
— Просто не обращай внимания, дай им позаискивать друг перед другом, это такой их ритуал, — шепнула она ему как-то с улыбкой во время танца, на который сестра его чуть ли не силой выпихнула, заставив пригласить дочку Ольгимских, — Твоя семья всё равно считает, что ты слишком хорош для меня. А мой отец уверен, что ты меня недостоин.
Виктория хихикает в кулачок, а Каспар недоумевающе хлопает глазами — он-то и недостоин? Это она всерьёз?

Не то, чтобы ему сразу же захотелось непременно стать достойным, но.

[indent]Капелла не любит Хана, а Хан не любит её.

Конечно же, Капелла особенная, и это заметит даже слепой. Во время эпидемии она держится так уверенно, что Хан, уже готовый принять неминуемую смерть, лишь бы не подвергнуть опасности своих подданных, только диву даётся. И пусть он терпеть не может, когда кто-то оказывается главнее его, к словам её нельзя не прислушаться, нельзя не признать, что придумывает она лучше всех, нельзя с ней не соглашаться — не из вежливости даже, а из вполне себе уважения.
Пусть это её решение ставит Хана на второе место. Да, он останется королём, вот только королём, стоящим на своей клетке подле властной фигуры ферзя.
Виктория всегда обыгрывала его в шахматы.

«Правитель должен думать о своих подданных в первую очередь», — так она говорила, и Хан не мог не соглашаться, отстранённо кивая.
«Правитель должен рассуждать мудро и смотреть в будущее», — каждое слово Капеллы как прописная истина.
«Я вижу будущее, Хан. Верь мне», — вот так просто Хан верит. В конце концов, Виктория ведь идёт по стопам своей матери, становится Хозяйкой.

Да только он по стопам отца идти не хочет.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Во-первых, сразу оговорюсь, что не признаю Капеллу из ремейка. Вообще. При всей моей любви к ремейку (собственно, и образ Хана я брал по большей части из ремейка), Капелла там вообще не Капелла на мой взгляд, абсолютное непопадание в образ. Поэтому хотелось бы видеть Капеллу именно такой, какой она показана в оригинале — эта странная, нежная девочка с огромными небесно-голубыми глазами и певучим гипнотическим голосом, хрупкая лишь на первый взгляд, ведь в ней куда больше жёсткости и властности от отца, чем может показаться; однако душа Капеллы чиста, а сама она будто излучает свет, и, пусть она желает принять бремя Белой Хозяйки, она, конечно, нуждается в дружбе и помощи Гаруспика, а потому не отвергает его.

Во-вторых, по поводу внешности я очень настаиваю на Сирше Ронан. Ну потому что она и д е а л ь н а.

В-третьих, очень жду Капеллу, правда. Безумно горит сыграть эти сложные, противоречивые отношения Виктории и Каспара — от детей, слишком рано повзрослевших, до взрослых, так и не отпустивших детство. У меня очень (ОЧЕНЬ) много идей, хэдканонов, планов, обязательно поделюсь ими, ты только приходи и не пропадай.
К скорости письма абсолютно нетребователен, сам подстраиваюсь под соигрока, пишу от 3 до 8к, могу с птицей-тройкой, могу без, мне не принципиально, посты есть в профиле.
Перед подачей анкеты хорошо было бы списаться в лс, отвечу на все вопросы по сюжету каста и хотелось бы также увидеть какой-нибудь твой пост. Жду, надеюсь, верю, приходи и лиши меня уже гордого титула холостяка!

Пробный пост

Хан смотрит долго и испытующе, оценивая как будто, вправду Ноткин такой безголовый дурила, или просто притворялся.
В сумме всех фактов — кажется, и вправду, и хочется взвыть от беспомощности перед его непробиваемым простодушием, ну как, как же можно было быть таким?!
— Давно, говоришь. — качает головой и с усмешкой фыркает — ну что за человек, а? Хоть бы и соврал, мол, вот, недруг милый, держи, от Бураха привет, заныкал бы себе и для своих, да честь не позволяет, тогда бы Хан ещё сбавил обороты своей гордости и принял сокровище, которое Ноткин ему бесхитростно вверял. Нет, так не пойдёт. — Скажи мне вот что, Ноткин, сколько у вас в Замке душ? Ну? — рассерженно гнёт брови и поджимает губы в тонкую струну, — И скольких из них свалила хворь? Считай, не торопись. Себя, главное, посчитать не забудь.

Его все в Башне, там заразы нет.
А ноткинские?
Шныряли все по Городу, конечно. Всё карты рисовали, одну даже кто-то из его псов отобрал, да только на следующий день Чума все карты им смешала, и смысл был?

У Каспара нрав всегда был крутой, а лихорадка ещё и распаляет, делает его совсем собеседником невыносимым. Сил спорить и доказывать что-либо у него нет, язык пересохший еле ворочается во рту, на бутылку, которую Ноткин рядом поставил, он смотрит, едва себя перебарывая. Уже знает, что жажду эту не унять, хранит последние глотки на миг, когда Чума высосет жизнь из него до капли, может, тогда хоть умирать будет не страшно? Украдкой бросает воспалённый слезящийся взгляд на Ноткина. Прогнать бы его, кретина, по-хорошему (а вдруг не сон и правда он тут сидит, и дышит этой заразой, и того гляди по-новой заразится?), но отчего-то сердцу спокойнее от его присутствия и голоса.

Умирать поодиночке — страшнее всего.
Жаль, не выговорить ему никак просьбы остаться, Хан слишком хорошо знает, что нельзя, не положено, не пристало. Пусть лучше уйдёт и потом, коли сам жив останется, вспомнит его не напуганным покинутым ребёнком, а некоронованным князем, достойным правителем, который скорее собой пожертвует, чем детей Города опасности подвергнет.

— Как же всё закончится, если никто не знает, что делать? — меланхолично пожав плечами, Хан откидывается затылком к креслу, тяжело вздыхает. Даже здесь они с Ноткиным по разные полюса оказались, и никак Каин не мог его надежд разделить. На что тут надеяться? На панацею Бураха? Так разве хватит её на всех? На вакцину столичного доктора? Так что же будут делать с теми, кого болезнь уже поразила, огнём жечь, как тех, кто по улицам сомнамбулами чумными бродили? А Клара эта... обещала только, врушка она, эта Клара. Сказками головы детям дурила, даже его обманула как-то своими россказнями, а он, дурак, уж и сердце в её ладошки почти что положил... Нет, не верит Каспар ни в Бураха, ни в Данковского, ни в Чудотворницу. Одни они остались.

И никто не придёт.

Пальцы драгоценный коробок не держат, того гляди уронит и просыпет чей-то последний шанс. Чей-то — не его. Он права не имел его принимать, а Ноткина поди пойми. Одно дело — поговорить прийти как с другом, когда-то ведь были друзьями, и совсем другое — чем-то жертвовать, его спасая. Кем-то жертвовать.
— Я не могу взять, Ноткин, — отрицательно качает головой и всовывает атаману обратно его подарок, — Если там и правда то, что может вылечить Песчанку, то я не могу взять. Ты его не принял ведь тогда сам — почему? — ведь потому же, почему и Хан теперь не может. Потому что такая у них, правителей, судьба, погибать добровольцами, — А сколько тех, кого спасти можно? Сколько ваших по складам ютится? Их и спасай, ты за них в ответе, атаман.

Друзей спасай, а не врагов — Хан напряжённо хмурится, кусает пересохшие покрывшиеся корками губы. Пока болезнь ещё его сознание (и гордость каинскую, костью в горле вставшую) не затмила окончательно, он хочет решения сам принимать, и вот его вердикт.

Помешкав, он нащупывает в кармане свёрток с орешком, который ему вместе с водой как-то оставили, и следом за коробком протягивает Ноткину.
— Пусть будет у тебя. Третья.
Если уж не судьба его душе вернуться в Многогранник, то пускай хотя бы так.
А Ноткин — он о Душах заботиться умеет, хоть и дурак как был, так и остался.

+6

21

Vermax and Arrax

A song of ice and fire

VERMAX & ARRAX [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: драконы
возраст: 15 & 14 на момент смерти.

деятельность: на выбор игроков
место обитания: Вестерос

https://i.pinimg.com/originals/07/c7/c9/07c7c96b01e72e32a2136ed5aacd85a0.gif https://64.media.tumblr.com/1bfc8e9d883407f346aaa0eb7f917c26/d637d8c57de2f776-8a/s400x600/867ed9971ea6642b5e78008b13b18ced003e6470.gif
Joe Cole / Jake Hold  as Vermax
Froy Gutierrez as Arrax


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

»Вермакс»

• Старший сын Сиракс и Караксеса. Первый среди четырех своих братьев и двух сестер. Рос и взрослел вместе с принцем Джекейрисом Веларионом. Стал ему верным другом и защитником. Всегда считал юного всадника достойным всех почестей и готов был перегрызть глотку каждому, кто посмеет косо посмотреть на мальчишку и презрительно назвать того бастардом.
• Компания старших всегда была интереснее подрастающих детенышей. Рассказы взрослых о былом зародили в тебе желание стать такими же как они. Открыть новые земли, стать прославленным воином, вписать и свое имя в историю. Это было даже мило, когда мы с матерью видели этот огонь азарта в глазах. А потом…юный Джекейрис приказал тебе лететь на Север. Ты воспринял это как приключение, о котором так мечтал. И никто тогда не заметил, что война уже вот-вот начнется.
• Драконы танцуют. Драконы умирают. Ты вернулся домой, но вместо радостных лиц застал скорбные. Не стало Арракса. Только-только пал Грозовое Облако, едва вставший на крыло. Гнев наполняет звериное нутро, в сознании точно набат звучит мысль о мести. Когда появляется возможность – ты не медлишь ни минуты. Поверить в себя так легко. Корабль за кораблем сгорали в драконьем огне. Но одна стрела…всего одна чертова стрела и  охотник становится добычей. Удар о воду. Соль ее жжет горло и глаза. Как змеи овивают обрывки парусов и канаты тело, мешая подняться в воздух снова. Но вскоре все заканчивается и море становится тебе могилой. Мы с мамой гордимся тобой, сын. Ты погиб так, как подобает нам, драконам.

»Арракс»

• Тот самый дракон, что пал первым. Ты ведь не хотел этого, правда? Не хотел, чтобы все закончилось так, как закончилось, когда вдруг решил в себя поверить и затеять опасную игру? Ох, милый мой сын. Арракс, надо было хоть иногда слушать меня, а не только Вермакса и Муни. Я уважаю твою смелость, вижу в высокомерно вскинутом подбородке и блеске глазах себя в твоем возрасте. Но не могу не осуждать за откровенную глупость. Не переживай, ты отомщен. Был. Вхагар погибла от моих клыков. Во всяком случае, так было.
• Ты – не Вермакс. Ты не нуждался в одобрительном слове со стороны, чтобы почувствовать себя важным, нужным. Не стыдится возиться с подрастающими братьями и сестрой, охотно принимая участие в их шалостях. Старший брат лишь злобно порыкивая на тебя, спрашивая, когда ты, наконец, повзрослеешь. В ответ пожимал плечами, искренне удивляясь, с чего вдруг Вермакс стал таким противным и скучным.
• Порой, чтобы повзрослеть надо умереть. Ты не говоришь об этом, но это читается в глазах: в Танце драконов ты винишь себя. Если бы тогда был более внимательным и рассудительным, если бы не пытался ослепить Вхагар, выпуская ей в лицо поток пламени, если бы не потерял бдительность… Столько было возможностей избежать дальнейших событий, но прошлое на то и прошлое, что его не переписать и не изменить, все что нам остаётся, так жить с последствиями собственных ошибок. В глубине самого себя ты это прекрасно понимаешь и все-таки проклятое «если бы» глубоко вкоренилось, разъедая и уничтожая тебя изнутри.

• Смерть – еще не конец. Кому-то показалось здоровой идеей вернуть огнедышащих чудовищ в Вестерос опять. Вы стали одними из первых, кого увидел дивный новый мир. Мир без «наших» людей. Его границы, казалось, сужены до предела, очерченные искусственным солнцем и звездами под высоким сводом, да тяжелой огнеупорной дверью. Свободу обретя в пожаре, вы снова можете летать в небесах Вестероса. Предоставленные сами себе. Захотите ли вы так и остаться, не подчинившись никому в память о первых своих всадниках, или, напротив, впишитесь в новую войну, присягнув одному из новых «королей»? Что ж, решайте, мальчики, теперь вы оба взрослые.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
• Не буду распаляться на тему требований ибо они типичны. Не важен размер постов и их стиль, главное – желание играть. Нас, драконов, тут много. Даже Вхагар может передать особый привет Арраксу. Вариантов для игры тоже – непочатый край. Семейные уютные эпизоды, стекло во время Танца, активное участие в новой войне, сопровождаемая попытками выжить в мире без драконов – все это можно организовать. А еще у нас есть беседка, в которой иногда происходит перемывание костей всадникам и не только.
• Внешности обсудить тоже можно.

Пробный пост
«из постов Муни»

1. Ее семья была иной. Караксес, Сиракс, Вермакс, Арракс, Тираксес и Облако (ГРОЗОВОЕ!!! Облако). Когда-то была ещё Вхагар, но она ушла. Предпочла ей нового наездника. Так же поступил Санфайр. Поступила она. Все драконы, что пробудились после Рока Валирии уже на каменистых берегах Драконьего Камня, между наездником и сородичами выбирали наездников. Без своего человека не было ощущения полноценности. Своя жизнь ничего не стоила по сравнению с амбициями всадника. Драконы цеплялись друг другу в глотки и разрезали небо пламенем в угоду… чего? Уже неважно, кто сидит на Железном Троне, если Драконье Логово полно костей. Истина, которую Мундэнсер поняла в слишком раннем возрасте, оставшись совсем одной на Драконьем Камне. Все обещали вернуться. Никто слово не сдержал. Люди говорят, что Таргариен брошенный на растерзание собственным мыслям, одинок и предан всеми – страшен и опасен. Глупцы. Дети лета, что никогда не видела дракона, изморенного потерями, отравленного чужой ненавистью. Одиночество страшнее смерти. Быть живым среди мертвецов – страх, что прошел с ней сквозь века, пустил корни, окреп. Плясунья не стремится его искоренить. Наоборот холит и лелеет. Забудет прошлое и будет слишком легко поддаться соблазнам мира. Вновь поверить в чужие амбиции. Стать оружием. То, что заложено в самом фундаменте сознания не желает быть переосмысленным.
2. Арракс был ее братом тоже, пусть они вылупились из кладок разных дракониц, а Мелеис – она подарила ей жизнь и, пожалуй, этого достаточно, чтобы быть благодарной ей. Из-за чужих непомерных амбиций она уже потеряла часть семьи. Не хочет ещё оплакивать тех, кто остался рядом. Не желает терять ещё Караксеса – отца не по крови, но тот, кто воспитал и любил как родную дочь. Собственная жизнь теряет ценность, если рядом не будет тех, кто наполнял ее смыслами. Плясунья в страхе прикрывает глаза, представляя пустой Драконий Камень. Быть последним драконом, вот что пугает по-настоящему ее.
— Тогда обещай мне, что вернешься на Драконий Камень.
  Говорит совсем тихо, уткнувшись носом в грудь Караксеса. Прижимается всем телом, будто собственного тепла недостаточно, чтобы согреться. И, если прикрыть глаза, не разрывать объятия, вслушиваться в чужое сердцебиение, то мир уже не столь пугает.
3.

[indent] Чужое неверие – не преступление. Но задевает его все сильнее. Лишает итак не многочисленных запасов терпения.
[indent] – Интересно. – тянет гласные с глубоким шумным вздохом, почти рычит Караксес. Всё так же нависая над Таргариен, он опять делается чуть отстраненным и задумчивым. Забота матери последних в мире, самых юных драконов о них по-своему трогает и умиляет. В памяти пытается дракон отыскать – помогал ли кто-то ему? Специально или нет. Были ли в те моменты рядом блюстители, всадник или более старшие сородичи, которым детёныш подражать пытался. Было ли это больно тогда, потому что сейчас достаточно лишь сильно захотеть и на месте полуобнаженного мужчины поднимется не самый большой для своего вида, но внушающих всякому страх размерами своими  дракон.
[indent] В памяти нет ничего, что имеет отношение к его собственному обращению. Он знает – способность была с ним всегда, но как и когда впервые себя явила не помнит. К счастью ли или сожалению? Этого уже не дано узнать. Зато всплывает в памяти то, с какой гордостью он взирал на подросших Вермакса и Арракса, устроивших небольшую потасовку из-за куска добычи и брошенных друг в друга оскорбительного «ящерка». За тем, как легко пара мальчишек уже в следующую минуту становятся дракончиками и начинают рычать, кусать и царапать друг друга. А потом, выбившись из сил, снова обращаются человеческими детенышами со следами недавней драки, тяжело дыша и продолжая ворчать. Кажется, там им как раз около четырёх и трех лет. Так отчего же дети Дейнерис не владеют этим навыком? Не знают? Не умеют? Бояться или не хотят? Караксеса охватывает любопытство и желание взглянуть на новых своих братьев или сестёр усиливается кратно. Он не станет просить об этом, постарается сделать так, чтобы это стало желанием их общим, пусть и под разными мотивами.
[indent] Вспышка чужого гнева заставляет Караксеса ответить. Рыкнуть чуть громче и щёлкнуть челюсть, но все же отодвинуться на пару сантиметров. Мать, защищающая своих детей – прекрасное зрелище. Прищур и вспышка молнии в глазах, грозный тон – на мгновение, всего мгновение, Кровавый Змей вспоминает о собственной матери. Дримфайр тоже говорила подобное, когда очередной её ребёнок вылуплялся в колыбели принца или принцессы, а потом переселялся к остальным родичам в Логово. Караксес несколько раз лично получал от матери совсем не нежный укус в шею или удар по морде за то что опять назвал кого-то из младших «приемышем» или извалял в грязи, отобрав предназначенную «мелочи» еду. Сиракс тоже матерью была не менее строгой и заботливой, явно следуя примеру старшей драконницы, хотя иногда вступая с ней в спор. Должно быть, все матери такие. За редким исключением. Что драконы, что люди.
[indent] – У тебя несколько вариантов. Первый – отойти, не мешать и позволить настоящему дракону сделать то, что нужно. Второй – стать приманкой, объектом защиты для  своих «детей». Третий – оставить все, как есть. Позволить остаться им лишь животными, какими должны их видеть все. Только это будет крайне сложно для тебя. Контролировать, читать язык тела и жесты, понимать хотя бы примерно рык, стрекот и шипение…Первое изменение в три года? Не думаю, что это будет для твоих деток приятным. Первый, второй и даже десятый раз могут стать для них болезненным. Это не просто весёлые фокусы, Дейнерис. Будет крик, рев и метания по логову. Обычно во младенчестве изменения ограничиваются только воплями, но твои – подростки. С мозгами. Окрепшим костяком. Готова ли ты на это смотреть, Мать? Я не могу тебе дать ответа, сколько времени это займёт. Сколько придётся придерживать Дрогон, Визериона и Рейгаль. Никаких цепей, само собой.
[indent] Потом Караксес замечает в ней какую-то растерянность. Думает о том, что, возможно, напугал, принцессу. Но потом она задаёт вопрос и его пробирает на смех. Хочется цыкнуть, развести руками в сторону и пошутить про «заглянуть под хвост», но он себя сдерживает. Дейнерис не виновата в том, что знает так мало. Вернее, практически ничего не знает. Кроме нескольких сказок и красивых легенд, песен и прочих произведениях искусства, повествующих о славных временах господства драконов. Наивная маленькая девочка лета.
[indent] – Обратятся и узнаешь. Люди нас всех самцами величали или дракон такого-то Таргариена, пока не заметят, что кладка яиц под лапами покоится. Таргариены – то, конечно, знали наш пол почти сразу. А остальные – какое им дело, правда? Пламенем дышим все, летаем все. Жрём скот или всё, что пожелаем тоже все. Вопрос количества, наглости и потребности.
[indent] Он замолкает, давая леди время принять и эту долю информации. Снова приближает к ней голову и смотрит в глаза. Удивляется её вере в собственную безопасность, но быстро вспоминает о том, что о драконах принцесса не знает почти ничего. Ни о их переменчивом слишком резко характере точно пламя. Замечает, как она поднимает и тянет руку к нему. Улыбается широко, услышав о желании себя коснуться. Прежде – зверь непременно бы резко дёрнулся и следующим резким движением вцепился бы в руку. С каждым новым движением сопротивляющегося человека сильнее сжимал бы зубы, пока их острые края не  оцарапали бы кость. А после – порвал бы мышцы и сухожилия, лишая возможности двигать рукой хотя бы какое то время. Если бы вообще не оторвал от остального тела. В качестве урока наглецу – «хочешь гладить дракона, заведи своего».
[indent] Но то было при Деймоне. Сейчас Караксес принадлежит сам себе, поэтому не делает ничего из списка. Чувствуя, как чужая ладонь скользит от подбородка к его горлу, дракон отвечает на ласку. Тихо, едва слышно рыча и шипя, слегка поворачивает голову в сторону, обнажая горло. Подставляется точно огромный кот, прикрывая глаза.
[indent] «Хочу увидеть» - врезается в самую глубь сознания. Дракон фыркает и, отступив назад на несколько шагов, выпрямляется, скрещивая руки у груди. Хмурит брови и поджимает губы, раздумывая над просьбой Дейнерис. А после улыбается в умилении, положа руку на сердце.
[indent] – Какая забота, девочка. Нет, не трудно. Здесь мало места и балкон едва ли выдержит мой вес в истинном обличье. Что ж, придётся полетать немного. Жаль, темно и не вся моя красота будет видна в вечернем мраке. Не прощаюсь, маленькая завоевательница. Смотри во все глаза.
[indent] Он разворачивается и идёт к выходу с балкона. Касается руками металлических перил, пару раз дёргает со всей силы и наваливаясь всем весом, проверяя надёжность конструкции. Оборачивается, чтобы удостовериться – за ним наблюдают. Отсчитывает до трех и влезает на самый край балкона. Смотрит вниз, напрягая зрение и слух. Усиливает хватку до боли в мышцах плеч, снова начинает считать в обратном порядке. А потом, дойдя до нуля срывается с места, прикрывая глаза.
[indent] Летит вниз, после пары ударов сердца начинает обращаться человек. От лица не остаётся ничего. Теперь там клинообразная морда зверя. Все изменения происходят одновременно и в считанные секунды. Конечности и тело  увеличиваются в десятки раз. Становится более длинной, тонкой и изящной для такого огромного создания шея. Из позвоночника отрастает хвост. Пробиваются из темно-красной чешуи шипы и гребень, на голове появляется несколько пар рогов. Это почти не причиняет боли.
[indent] «Просыпается» Караксес в десятке метров от земли, успевая в последнюю минуту извернуться и взлететь вверх. Кажется, впрочем, все равно успевает задеть хвостом несколько стёкол и выбить их, заставив заорать сигнализацию. Резкий высокий звук бьёт по слуху дракона, заставляя того ответить рыком и затрясти головой.
[indent] Первая мысль – унестись прочь. Вторая – атаковать «пищалку», выдохнув огонь в отверстие оставшиеся от разбитого стекла. И лишь на третьей пробивается «разум» - не сейчас. Сейчас ему нужно другое. Другая. Девчонка на несколько этажей выше. Последняя Таргариен.
[indent] Он поднимает голову и передаёт ей «приветствие», ещё раз зарычав на высокой ноте. Сразу за этим начиная набирать высоту. Поднимается все выше, не заботясь о том, что за всеми стёклами могут быть люди. Что он опять попадёт в объектив местной прессы. Лишь поднявшись до нужного этажа, Кровавый Змей замирает в воздухе. Почти в вертикальном положении. Медленно взмахивает крыльями, удерживаясь в воздухе. Скалится и ещё раз рычит. Поворачивает голову в сторону и выпускает из глотки струю пламени. И снова возвращает внимание к Дейнерис, ожидая действий маленькой принцессы. Матери драконов.

Отредактировано Caraxes (16.09.23 15:15:52)

+9

22

Yarovit

slavic mythology

YAROVIT [SLAVIC MYTHOLOGY]

раса: Бог
возраст: около 2500

деятельность: Бог войны, член совета директоров ПАО "Сургутнефтегаз".
место обитания: Явь, Россия, Москва

https://i.imgur.com/TUUnZsI.gif https://i.imgur.com/N59H2dj.gif
александр кузнецов


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Быть младшим это круто. И быть сыном Верховных всего славянского пантеона – круто тоже. Месить с отцом плечом к плечу тварей из Нави, ловить барышень, которые охотно падают в обморок от одного достаточно прямого его взгляда, и быть завидным холостяком пантеона – все туда же. Просто потому что Яровит – огонь и он этого не стесняется.

Яровит стал третьим ребенком Верховных Богов славянского народа. Мальчик пришел в мир в период, когда все семейные конфликты и неурядицы уже успели приутихнуть и сам он нередко говорит, что пропустил все самые эпические события пантеона: неодобренную никем свадьбу родителей, внутрисемейное противостояние, похищение матери ее братом, вызволение ее отцом, кучу сражений между Перуном и Велесом, их продолжительную войну… Иными словами, с точки зрения Яровита, он упустил абсолютно все веселье. В довесок, родился он, когда его старшие брат и сестра – Мара и Ярила уже выросли и выпорхнули из родного дома, обрели самостоятельность и сферы влияния. Так что, первые лет шестнадцать жизни, новоявленный Бог провел у материнской юбки и за широкой спиной своего отца, и это кое-чему его научило.

Если и существуют на земле высокомерные снобы больше, чем Перун с Мокошью, то совершенно точно не в этом пантеоне. Если существует другая семейная пара, сохранившая какие-никакие патриархальные устои, и за пять тысяч лет так и не подавшая заявление о разводе, то не в этой вселенной. Если и существуют родители, любящие своих детей больше, чем Верховные Боги славян, то Яровит их не знает. И он взял от своих родителей все самое наилучшее, перенял их самые значимые черты и на всю жизнь запомнил: никогда не женись по любви, а не то это доведет тебя либо до алкоголизма, либо до моногамии и неизвестно еще, что хуже.

Яровит вырос в полной и совершенно нормальной для славян семье. Ему читали сказки на ночь, его пугали Ягой, его отправляли к бабушке и дедушкам на каникулы, ему вырезали игрушки из дерева. Ему вовремя подарили деревянный меч, кожаный доспех, коня. Как и все дети, он мечтал о дне, когда пойдет с отцом на навьих тварей и уничтожит их от первой до последней, возглавит поход, женится на какой-нибудь царевне, станет гордостью родителей, осветит своим сиянием всю Правь. И абсолютно все его надежды оправдались, равно как и надежды родителей, возложенные на него. Он действительно стремительно овладел мечом, он на самом деле уже в шестнадцать убил вместе с отцом первую тварь из Нави, после чего пошел, собственно, в Навь выпить чаю у старшей сестры, он и правда замещал отца в качестве полководца у балтийских славян и он там же нашел себя в качестве Бога войны, чем немало обрадовал Перуна и получил от него добрый топор в подарок.

По мере взросления Яровит стал воплощением многих родительских чаяний. Если Ярила с Мораной по разным причинам могли огорчать мать с отцом, то младший никогда ничего такого себе не позволял. Он чтил родителей безоговорочно и свято, он видел пример в отце и тихую гавань в матери, он мог пропадать годами, но никогда не забывал о них и о семье в целом. У него не было никакого подросткового разочарования и «они ничего не знают». Яровит имел твердую почву под ногами именно благодаря семье [а еще твердая почва была его бабкой по матери – Матерью-Сырой-Землей] и он не считал зазорным прийти к этой семье в час нужды, равно как и откликнуться на зов о помощи. Он гордился и по сей день гордится своим происхождением, имеет безупречные отношения с большинством родственников и точно знает какой стороной топора рубить хвост змею в лице Велеса и его отродьям.

Яровит всегда был очень близок к отцу, хотя безоговорочно чтит и любит мать, но считает ее существом импульсивным, непоследовательным и непредсказуемым… Иными словами, женщиной. А о женщине нужно заботиться, нужно за ней присматривать, время от времени кидаясь в нее туфлями и безлимитной дебетовой карточкой. С таким отношением к женщинам жениться Яровит не решился и по сей день, хотя  его романах сказы ходят по всей Прави и Яви и порченных им девиц нельзя пересчитать, как не пересчитать звезд на небе.

К слову о сказах: удаль Яровита легла в основу половины сказаний о богатырях и сказочных героях, он послужил прототипом и Алеше Поповичу, и Колывану Ивановичу и Род знает, кому еще. Он творил и вытворял, он не гнушался приключениями, он вспахивал поля и убивал чудовищ, прогонял зло и спасал царевн, слава о нем гремела по всей Яви. Была [и есть] у Яровита только одна проблема. В своей удали он никаких границ не ведал, а потому часто принудительно отправлялся в Правь [умирал]. И если в период расцвета могущества славянского пантеона это не становилось проблемой, то теперь дело обстоит несколько иначе и дважды в неделю минимум сын получает от Мокоши запрет умирать снова.

После падения язычества Яровит стал тем, кто яростнее всего сражался с иноземным нашествием чужой веры. Он был тем, кто поддерживал локальные очаги сопротивления, тем, кто силой и убеждением приводил паству так долго, как только мог. Затем ярился, отказывался примиряться с действительностью, крушил, убивал и доходил до исступления. Со временем, ему пришлось принять реальность во всей ее жестокости, и следующую тысячу лет он провел, как говорят [так ли?] в странствиях по свету, а не по одной только Руси. Впрочем, к семье он возвращался исправно, и в Правь тоже – время от времени случалось погибать в войнах, частью которых он неизменно становился. Как бы там ни было, а война была его сутью и его нутром.

Полноценно вернулся Яровит только перед Второй мировой. Воевал яростно и исступленно – так, как всегда умел. Не погиб. Вернулся с победой, нашел родителей, жил в мире и покое до самых девяностых. Тогда началась эпоха, которую мужчина и по сей день считает зажигательной  и веселой. Место в бандитской среде со своими талантами он нашел сразу, а с отцом криминальным авторитетом – вообще без каких-либо проблем. Когда семью постигла потеря Перуна, убитого подлым нападением наемников Велеса, был рядом с матерью, поддерживал ее во всех начинаниях и единственный не имел ничего против того, чтобы она в качестве мести топила Москву в крови. А что такого? Смертные никогда особенно не нравились Яровиту по-настоящему.

По-настоящему ему нравилась жизнь во всех ее проявлениях, в том числе самых беспринципных. А потому, в настоящем мужчина не нашел причин себе в чем-то отказывать. Родители организовали нефтяную империю, и Яровит с радостью стал ее частью. Отец продолжил войну с Велесом, и Яровит безоговорочно ее поддержал. Он умеет жить в свое удовольствие и получать все, что захочет. Ведь их семья достойна всего самого лучшего. И если для того, чтобы получать это «нужное», необходимо запачкать руки хоть в грязи, хоть в чьей-то крови – Яровит готов. Он не из брезгливых.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
● Обсудим все детали, обо всем договоримся, варианты возможны. Можете сменить внешность, можете сами придумать свое смертное имя, детали истории. Статичные вехи: младший сын, Бог войны, прекрасные отношения с родителями, в особенности с отцом, безупречные навыки в войне, стратегии, убийствах, насилии во всех его неприглядных проявлениях. Как говорит Википедия, Яровит — сродни Аресу. Помимо этого, обязательная занятость в родительской нефтяной, или хотя бы смежной сфере. А то мы в отпуск собираемся, а нам даже «Сургутнефтегаз» не на кого оставить!
● Яровит — звезда. Девчонки падают у его ног штабелями, мужское самомнение страдает на его фоне, черепа он ломает одним ударом, а еще у него самый крутой автопарк в Москве. Не нужно рассказывать о том, какое у него, при этом, самомнение, да?
● Яровит глубоко чтит и любит обоих родителей. Перун выступает для него примером, недосягаемым [хотя, кто знает?] идеалом, на который нужно равняться и у которого можно и нужно спрашивать совета. Он не всегда понимает отца в отношениях с женщинами и нередко спрашивает, не скучно ли пять тысяч лет быть верным одной и той же, но Род свидетель, если он узнает, что Перун не верен Мокоши, сам сломает ему ногу, потому что отец же и научил его тому, что о маме и сестре нужно заботиться и их нужно беречь и защищать. Отсюда отношение к матери, как к женщине весьма уважаемой и любимой, но все же женщине, а на них он смотрит с некоторым снисхождением. Впрочем, если на Мокошь и сестру Морану со снисхождением, на остальных даже с некоторым пренебрежением, ведь совершенно очевидно, что приравняться к уровню его матери не сможет ни одна другая. Прийти за советом к ней — не зазорно, но лучше наоборот. Он всегда готов вскопать картошку, убить ее обидчиков, убедить в том, что отец не ночевал дома, потому что работал, а не потому что изменял и не надо дожидаться его с заряженным дробовиком.
● Безусловно, у нас есть планы на Яровита, у нас есть славянский сюжет и отдельно — семейный и мы готовы вам обо всем рассказать и втянуть вас в игру. Но мы всегда рады вашим идеям и вашему видению тоже.
● Пожалуйста, не берите эту роль, если вы пишете посты исключительно парад планет, или пятницу тринадцатое. Нам хотелось бы динамичной игры, не реже поста в неделю.

Пробный пост

[indent] «…Знаете ли вы, милейшая Екатерина Александровна, что за горе постигло Оболенских? Владимира убили в его же усадьбе, которую ограбили и сожгли после. Михаила насмерть толпой забили на железнодорожном вокзале. А нашу прекрасную Елену сожгли вместе с домом. Матушка говорит, что Оболенских точно проклятие постигло, а я думаю, что прокляли на всех, что Бог наказывает на за наши грехи, но все что я могу: истово молиться о милосердии господнем, ибо в эти страшные дни оно единственное, что может спасти нас всех.

Молюсь я и за Вас, Екатерина Александровна, так как знаю и милосердную Вашу натуру, и благородство Вашей души, и что в Дубровицах не раз уже находили приют те, кто в противном случае были бы теперь уже убиты. Знаю я и то, что Вы многим помогли не только спастись, но и бежать. И боюсь, что после смерти дедушки нашего, Сергея, мы тоже последуем этой страшной, крамольной и предосудительной идее: бросить нашу Родину, оставить Отечество во имя жизни, покуда вокруг царит одна лишь смерть.

Дедушка просил похоронить его рядом с матерью, в склепе Новоспасского монастыря, но большевики монастырь закрыли, а монахов прогнали, а потому сделать того возможным не представилось и мы похоронили его на кладбище близ монастыря. Последние слова его были о вере в Россию, о возрождении ее, да только хоть и теплее мне от того, что дедушка умер в светлом предвестии, я в это возрождение начинаю терять всякую веру. Но и в то, что найдем мы место свое на чужбине, не верю тоже, ибо Россия, какой мы ее помним, навсегда останется в сердцах наших, чтобы его терзать.

Знайте же Вы, Екатерина Александровна, что Вы тоже останетесь навсегда в моем сердце, даже если не услышите моей мольбы и все-таки молю: не оставайтесь в Дубровицах, не оставляйте здесь своих сыновей.  С каждым днем ведь становится все опаснее. Слышали мы, что сожжена была недавно усадьба не далече, чем в пяти верстах от вашей. Очень тревожились тогда о Вас, о Ваших сыновьях и о всех тех, кто остался верен Вашему почтенному семейству. И рады были услышать, что не пострадали ни Вы, ни те, кто Вам дорог. А все же, Христом Богом заклинаю Вас: поезжайте поутру среды к Наугольному дому нашему не позднее полудня, соберите все свои вещи и сыновей, уедем все вместе в Бельгию.

Батюшку моего, Павла Сергеевича, на прошлой неделе из Бутырской тюрьмы выпустили, и молит он теперь Вас вместе со мною, чтобы Вы, сердечный друг наш, не оставались в опасности суровых и жестоких дней в России, которой уже нет. Знаю я, что тревожитесь Вы и мыслями своими день ото дня лишь с Александром Мстиславовичем, да только знаю я, что будь он теперь здесь, он и сам бы пожелал, чтобы Вы были в безопасности, так далеко от этого бесконечного кошмара, как это возможно.

Верю и надеюсь, что Вы примете верное решение и буду ждать Вас в среду по полудню. А если же нет, то знайте, что в Бельгии у Вас всегда будет крыша над головой и добрые друзья, которые всегда будут рады Вам, Александру Мстиславовичу и вашим детям.

За сим, прощаюсь и всем сердцем верю, что не навсегда.
Ваша, Елена Шереметева».

Елена Павловна Шереметева ошибалась. Натура Екатерины Александровны давно уже не была столь уж милосердна, а душа ее давно уже не была столь благородна, сколь Елене, в своей известной вере в лучшее, могло бы и по сей день казаться.

Среди дворян были те, кто сохранял милосердие, доброту и сердечность, но Мокошь совершенно определенно к ним не относилась. Не относилась, потому что текущими событиями она была, безусловно, напугана, но вовсе не была растеряна. Она ожидала чего-то подобного хотя бы потому что с конца девятнадцатого столетия достаточно часто заглядывала в нити судьбы и понимала, что такие их хитросплетения не пройдут просто так. Кровь будет литься реками, кровь та будет ей роднее, чем хотелось бы. И поделать с этим ничего нельзя. Потому что сил, чтобы распутывать такие узлы у Мокоши сейчас не было. Может быть, на них с Перуном и молились в отдаленных их имениях, отдельные крестьяне их молились истово, но этого было недостаточно для распоряжения судьбой государства Российского. Но этого было вполне достаточно, чтобы сохранять самообладание в это страшное и чудовищное время, а вместе с тем хранить и всех, кто оказался – вольно или невольно – под покровительством Екатерины Александровны. Увы, чтобы обеспечить безопасность себе и своим близким, о милосердии и благородстве души надлежало забыть.

Из усадьбы Голицыных в Знаменском переулке пришлось уехать. Мокоши отчаянно сложно было покидать родной дом, но после «Декрета о земле» усадьба им, вроде как, и не принадлежала вовсе. И хотя было обещано, что земли, на которых постоянно проживает семья, отобраны не будут, веры ублюдкам не было никакой. Так что, их отъезд был делом времени и еще до того, как в усадьбу зашел первый немытый оборванец, вещи уже начали собирать. Благо, что голицынские слуги не возомнили неожиданно и вдруг себя свободными ото всякой службы, исправно исполняли свои обязанности и навязываемой им свободы боялись куда больше, чем честной и верной службы, в которой никакой несправедливости и жестокости не знали вовсе.

Москва выглядела ужасающе. Мокошь не узнавала ее вовсе и она бы ничуть не преувеличила, если бы сказала, что ей больно смотреть на обстрелянные здания, пустующие улицы и заколоченные окна заведений, которые прежде были частью их повседневной жизни. Но богиня молчит, смотрит на сыновей, что едут с нею в одном экипаже, заботясь об одном том, чтобы они были в безопасности и порядке. Такова ее судьба, доля и нужда: хранить их дом и их семью, пока Перун хранит страну и наследие. Скорее всего, им обоим в этот раз не удастся сохранить ничего из перечисленного, но они все равно оба будут исполнять свой долг. Потому что Мокошь знает, что супругу всегда должно быть, куда вернуться. И совершенно неважно, будет ли это усадьба в Знаменском, или поместье Дубровицах – он найдет ее везде и непременно будет рядом, когда в том возникнет самая острая нужда. В этом ужасном времени Мокошь могла сомневаться, в чем угодно, но только не в супруге, как бы далеко он ни был и какая бы опасность ни ждала их всех.

В Дубровицах дело обстояло несколько иначе, нежели в Знаменском и здесь половина слуг уже успела разбежаться, даже кое-что ограбив, а вторая половина жила в страхе. В страхе нападения, в страхе смерти, в страхе перед завтрашним днем. В этом смысле прибытие княгини – а они все еще почитали Екатерину Александрову, как Ее Светлость – стабилизировало ситуацию в разы. Те, кто решил остаться, вернулись к повседневным делам и на время жизнь, вроде бы, вернулась к своему прежнему руслу, пока Антон – комнатный мальчишка – не стал вдруг излишне болтливым и распространяющим слухи о том, что, мол, скоро «уравнители» доберутся и до Дубровиц. Он не ошибся и не солгал, потому что искомых уравнителей в дом привел сам. И их мало интересовало наличие у Екатерины Александровны охранного письма. Зато ружья в руках сына, управляющего, швейцара и кучера были куда как убедительнее любых писулек. Мокошь понимала. Это отвратительное и жестокое время признавало только право силы, а оружие в руках и умение стрелять было таковым совершенно безусловно.

Усадьба была огромной, но никакой нужды в том, чтобы теперь использовать ее целиком не было. Даже более того, учитывая обстоятельства это было нежелательно и экономически невыгодно. Так что, весь второй и третий этажи перекрыли вовсе, как и восточное крыло. Двери закрыли намертво, окна Мокошь сама же и приказала заколотить – так было проще избежать проникновения незваных гостей, да и стекла будут целее. Все имеющиеся припасы перенесли в ближнюю кладовую, включая дрова. Днем мужчины развлекались тем, что рубили деревья в березовой роще неподалеку, женщины – огородом. Как бы хорошо тут ни было со снабжением раньше, а с уходом, теперь уже, больше половины слуг, надеяться можно было только на себя. На дворе стоял июнь, но лето никогда не длилось вечно, Мокошь отлично это знала. Так что, треть сил тратила на то, чтобы упросить мать дать богатый урожай, по меньшей мере, дважды в месяц. Женщины дивились и ужасались, пополняя кладовые. Екатерина Александровна радовалась, и радость та была неподдельной. Поддельным было только удивление кочанам капусты, которые за две недели созревали до размеров головы. Как бы там ни было, а приходилось исходить из новых реалий по меньшей мере до возвращения Перуна. Только вместе они могли решить, что надлежит делать дальше.

После первого нападения Мокошь поняла, что без магии они, при всех своих навыках и умениях, не обойдутся. Усадьба вполне разумно была лакомым куском для мародеров и бандитов, сбивающихся в стаи. Да и вопрос о том, дойдут ли до их нового пристанища, чтобы отобрать и его тоже, не стоял вовсе. Вопрос в том – когда? Княгине нужно было сделать так, чтобы было это не раньше возвращения супруга с фронта. Никаких «если» в этом смысле она не допускала. И хотя Мстислав, старший сын, то и дело давал понять, что он готов был взять на себя ответственность и за мать, и за брата, и за будущее их семьи и наследия, в действительности, покуда он не был Богом войны, заменить своего отца на его месте главы семьи, не мог тоже.

Лето дало безусловную возможность творить магию столько, сколько будет угодно. Оба сына знали, чем занимается их мать и прикрывали ее ночами, когда все спали, а те, кто не спал, несли караул. Сил потратить пришлось предостаточно, но и результат был соответствующим. Здесь не только урожай восходил несколько раз в месяц, а скот плодился точно не был ограничен ни сроками, ни погодными условиями, здесь и мародеры с бандитами предпочитали держаться подальше, точно вообще не видели усадьбы. В этом смысле Елена Шереметева была права. Помещиков из усадьбы неподалеку убили всей семьей, дом их спалили, а прежде, конечно же, ограбили. Стрельба, шум и дым доносились до Дубровиц до самого утра. Никто не мог заснуть, боялись за свои жизни. Мокошь не боялась. Она знала, что никто не зайдет на территорию без приглашения хозяев. Никто их не тронет. Ничего дурного не случится.

Вести привычный образ жизни, конечно же, было несколько проблематично, но Мокошь все равно следила за тем, чтобы дети регулярно возвращались к своим привычным занятиям. Старший учил младшего французскому, немецкому она обоих обучала самостоятельно, хотя и признавала, что сыновья в этом и без нее уже давно преуспели. К счастью юношей вскоре до усадьбы их добрел учитель Воронцовых – те бежали из страны чуть ли не первыми и Екатерина Александровна их вовсе не винила, не бралась осуждать. Мужчина бродил вокруг поместья дня три, прежде, чем она сама же его и нашла: напуганного, голодного и грязного. Убедила в том, что здесь бояться нечего, накормила, нашла, во что переодеть. Растерянный немец в благодарность стал заниматься с наследниками математикой и астрономией, а еще оказался тем, кто тоже умел держать ружье в руках.

Не соврала Елена Павловна в своем письме и о тех, кто находил пристанище в усадьбе Голицыных. За учителем последовали три священника из Знаменской церкви, до которой ублюдки все-таки добрались. Все добро расхитили, церковь заколотили, игнорируя ее высокую даже не религиозную, а историческую ценность. Усадьбу снова точно не заметили. Мокошь и могла бы отказать в крове тем, кто служил другому Богу, но находила это жестоким и совсем уж бессердечным. А потому, святые отцы тоже нашли свое пристанище в большой гостиной, где прежде проводили приемы и балы, а теперь расставляли кровати, перенесенные из всех малых гостевых спален с тем, чтобы всем, включая слуг, было, где спать. Здесь же временное прибежище находили пострадавшие семьи, лишившиеся крова и всяких надежд, но, как правило, ненадолго. Во-первых, потому что собирать здесь все московское дворянство было небезопасно, потому что от людской молвы не защитит ни одно заклинание, а во-вторых, потому что оставались здесь, как правило, в ожидании возможности уехать заграницу, что из Москвы сделать было не так, чтобы безупречно легко.

В целом, изменившаяся жизнь, хоть и была, пожалуй, пугающей, Мокошь не могла сказать, что она испытывает острые физические страдания, или лишения. Морально она тоже не была подавлена и хотя от писем и вестей, что приходили в усадьбу каждый день, мурашки бежали по коже, женщина знала, что им бояться нечего хотя бы еще какое-то время. А после вернется Перун, и они решат, что надлежит делать дальше. Увы, но день ото дня Мокошь все отчетливее и яснее понимала тщетность надежд на возвращение прежней России. Среди Голицыных, но не в этом доме, были те, кто истово верил в такой итог. Были и среди других дворян таковые. Большевики не продержатся у власти больше года. Большевики не способны учитывать настроений народа. Увы, дело было уже не только и не столько в Большевиках. А как покажет история, они народные настроения учитывали куда, как лучше тех, кто им противостоял. Это сыграет со всеми роковую роль. Но что до Мокоши… Что до Мокоши, то она почти наверняка знала, что и эту усадьбу им тоже придется покинуть. Может быть, намного позже, чем всем остальным, может быть, не через месяц и даже не через год, но все равно придется. Знала и то, что каким бы ни был итог, Россия, какой они ее знали, не вернется уже никогда. И от этого как-то больно щемило в груди.

Если что-то, кроме хозяйственных дел и занимало Екатерину Александрову, так это младший ее сын, Лев, чьи думы всегда выходили за пределы разумных и допустимых для юноши ее возраста. Теперь же он сделался мрачнее тучи и за всем, что происходило в усадьбе, наблюдал исподлобья, а если и принимал участие, то только, чтобы кого-нибудь пожурить, или побраниться со старшим братом. Да, глупость юности была присуща ему, как никому другому. В свое время она и Мстиславу Александровичу была присуща и тот тоже стремился кому-то, что-то доказать, спорил с матерью, ссорился с отцом, но это давно уже прошло. А Лев… Лев точно смотрел на все происходящее и не понимал, что именно так тревожит окружающих. Он будто бы даже одобрял падение строя, изменения, которые производили Большевики, зверства, которые творили те, кому дали свободу. Свободу, которая не только не была нужна, но и опасна. Потому что получив ее, люди не знали, что с нею делать и пускали ее на вопиющую и открытую жестокость к тем, кто превосходил их умом и духом. И все было ничего до тех пор, пока мальчишка, глядя в глаза матери, не заявил, что они совершенно зря здесь прячутся, ведь старая Россия бьется в агонии и ее ничто не спасет. Им стоит выйти навстречу России новой, вдохнуть ее воздух полной грудью и жизни положить на то, чтобы дать ей вырасти и стать великой.

Наверное, стоило собственными руками отравить его в тот же день. Залить ему пару капель яда, изготовленного собственными руками, в ухо и лишить его бесчестия его будущего и фатальных последствий для брата и матери. Но Мокошь не могла. Она любила своих детей. Бессмертных куда больше смертных, разумеется, но все-таки любила их всех. И она не могла бы называться матерью никому из них, если бы нанесла вред собственному ребенку. Даже когда тот сказал, что все отобранное у них – лишь жертвы во имя свободы и новой страны, женщина, понимая, что сын уже отравлен, но другим ядом, смотрела на него с жалостью, которую мать может испытывать к своему глупому, наивному и никчемному сыну. Ей было жаль это слышать. Не больно, не страшно, не гневливо, а именно жаль. Лев был потерян уже сейчас и у нее вряд ли хватило бы сил, чтобы его вернуть. Может быть, хватит Перуну? В такие мгновения она ощущала, что нуждается в нем, особенно сильно.

Мокошь старалась не думать об этом. Она старалась держать себя в руках и не давать каждой минуте жизни вдали от супруга вырывать куски из ее души и сердца напоминанием о том, что рядом Перуна нет и, возможно, не будет еще очень долго. Порой она скучала по нему так сильно, что задыхалась. А порой не могла сомкнуть глаз, потому что не чувствовала его рядом и эта пустота множилась, становясь чудовищем в ночи и бесконечной чередой ночных кошмаров. Нет, невыносимой жизнь Мокоши делали вовсе не преобразования, которые сотрясали теперь страну. Невыносимой жизнь Мокоши делало отсутствие супруга рядом, и действительно пугалась она лишь одного: что в этой повседневной болотистой рутине начинает забывать его голос, его взгляд, его прикосновения. Но стоило женщине подумать об этом хоть на одно мгновение, как она вздрагивала и отчетливо понимала, что это лживо. Нет, она не может забыть того, кого любила так истово уже пять тысяч бесконечно долгих лет. Как можно было забыть того, кто был частью тебя самой даже в бесконечном кошмаре каждого нового дня?

Заботиться надлежало, впрочем, не только о новом дне, но и о недалеком будущем. Екатерина Александровна прекрасно осознавала, что им, возможно, как и другим, придется бежать из страны. Смешно, конечно, звучало по отношению к славянским Богам, но такова была текущая действительность. А бежать куда-либо и устраиваться на новом месте, как известно, было в разы проще, если в твоих руках есть кое-какое состояние. Так что, в один из дней Мокошь уединилась в отдельной спальне, где были расставлены уже давно сундуки с ее вещами, как полагалось, и как она говорила всем вокруг, платьями. Платья-то, мол, ей теперь были не особенно нужны, вполне подходили повседневные наряды, но правда была в том, что в запертых сундуках была отнюдь не одежда, или, по крайней мере, не только она. Драгоценности аккуратным рядом легли в металлические коробы и шкатулки. Наличные средства отправились туда же, только в довесок еще были заперты на замок и укрыты надежным слоем защитной магии. Кое-что из этого нашло свой приют в стенах дома, но большую часть Мокошь под покровом ночи закопала у моста в их парке. Закопала достаточно глубоко, чтобы не бояться, что «клад» вскроется случайно. Небольшую наличность все-таки оставила при себе на случай, если бежать придется срочно. Часть драгоценных камней и украшений вшила в подолы платьев и корсеты. Так было надежнее.

В отличие от многих, Мокоши выменивать свои вещи на еду и дрова не приходилось. По крайней мере, пока. Топили не на полную, отдельные дни не топили вовсе, потому что летом и посреди ночи было довольно тепло, а дрова следовало экономить для зимы. Новая дровница, устроенная прямо в западном коридоре дома, хоть и была полна, а на суровую русскую зиму рассчитывать все равно приходилось весьма осторожно. Посреди зимы деревья пойдет рубить разве что Перун, а супруга здесь не было. Разумная экономия позволяла не нищенствовать и кормить всех домашних, к коим Мокошь теперь относила и слуг тоже. Часть из них, из дальних имений, зная о бедственном положении, присылала небольшие пайки в благодарность за то, что Голицыны никогда ни жестоки, ни несправедливы не были. Часть даже тех, что ушла из имений в Москве, все равно нет-нет, а приносила, что-нибудь, осведомлялась о здоровье Екатерины Александровны и сыновей и обещала снова прийти через два дня, на третий. Мокошь была благодарна. О том, что они не сказать, чтобы очень нуждаются, молчала. Знать об этом никому не следовало вовсе. Слишком опасно.

Градус опасности снизился, пожалуй, лишь на то время, что поместье взялись охранять эсеры. В этот период не переживать можно было не только за дом, защищенный магией, но и за все прилежащие территории. Это позволило несколько расширить территорию для добычи топлива и выращивания еды и хотя к огородничеству пришлось присоединиться даже Мокоши, она вскоре нашла выход, призвав на помощь домашних духов. Пока все спали, те копали грядки, собирали и укладывали урожай, а с утра только бабы крестились и снова приступали к своему делу. Ты попробуй кому скажи, что тебе кто-то невидимый за ночь огород перекопал. Засмеют раньше, чем оправдаться успеешь.

Все шло не сказать, чтобы очень хорошо, но для общей картины по России, точно уж сносно, даже когда эсеры ушли. Так что, ни в какую среду уезжать Мокошь и не думала, вместо этого отправила Елене немного денег, зная, что у них все отобрали, когда выселяли их из родной усадьбы. Наивные представления некоторых дворян о том, что сохранятся их ячейки и банковские вклады, их сильно подвели, а далекие путешествия требовали больших, порой, просто огромных денег и несколько тысяч рублей могли стать хоть каким-то подспорьем для Елены и ее близких.

О том, что Лев пропал, Мокошь узнала от старшего сына. В общем-то, потому что до нелюдимого хмурого мальчишки в их доме больше никому большого дела не было. Дрова он рубил с неохотой, на огороде помогать отказывался, время от времени бубнил, что-то о том, что кладовая и так ломится, а есть люди, которые голодают и в этом все лицо прежнего людоедского режима. Екатерина Александровна с трудом сдерживала себя от того, чтобы не оттаскать мальчишку за ухо. Находились дела все более значимые, чем это.

А потом он пропал. Просто исчез, испарился и сколько они ни искали его, обнаружить младшего сына не удавалось. Мокошь беспокоилась, конечно, мало ли, куда тот мог влезть со своими-то взглядами, но Мстиславу уходить на поиски не разрешала. Не хватало еще второго ребенка потерять в этом хаосе. И как оказалось, искать сына не стоило вовсе. Потому что он нашел их сам, через день, и явился не в одиночестве. Привел с собой друзей-единомышленников в лице большевистских ублюдков, которые целой толпой высадились у самого входа еще до рассвета. Мокошь почувствовала неладное за четверть часа до прибытия. Успела одеться в одно из своих платьев, в каком-то странном предвестии даже накинула на плечи шаль, прошлась по внутреннему двору, а завидев свою служанку, велела есть идти спать дальше и ни о чем не тревожиться, ибо Екатерина Александровна ни в чем и не нуждалась вовсе.

Она-то и встретила сына прямиком на крыльце. Да, в груди странно заныло от предательства, вкус которого пеплом осел на языке и губах. Мокошь прикрыла светлые свои глаза, но бежать, разумеется, никуда не собиралась, как и звать на помощь. Магию применять тоже было поздновато. Думать об этом нужно было раньше. Закрыть усадьбу и от Льва тоже, чтобы искать искал, а найти не мог.

- Вы так отчаянно сопротивлялись обновлениям и освобождению, матушка, что я решил помочь и Вам, и всем тем, кто здесь зажался по углам, как крысы, - Лев гордится собой, верит в ту чушь, которую говорит, Мокошь это видит. Слышит. Улавливает. Мельком глядит в глаза этого глупого предателя, мягко и снисходительно улыбается. Его это злит. Злит так сильно, то ярость тотчас же отражается в глазах. Женщине безразлично. Она достает охранное письмо и протягивает первому, кто оказывается перед нею. Кажется, ублюдок представляется, кажется, говорит, что никого из домашних и не тронут вовсе, и даже в усадьбе они могут остаться, но прежде проведут обыск. Мол, сведения поступили о том, что в доме много ценностей, которые ныне принадлежат государству, а вместе с тем еще и предатели здесь прячутся, коих ищут по всей Москве и коли это так, то все несдобровать. Женщина пожимает плечами. Ничего из того, что они здесь прячут, все равно никто не найдет, потому что ее магия будет защищать хоть вещи, хоть людей до тех пор, пока она жива. А Мокошь собиралась быть живой очень долго.

Главная ее задача – сохранить всех присутствующих в живых. А потому, она жестом дает понять, что не нужно ни сопротивляться, ни, тем более, доставать оружие. Мстислав с трудом следует указу матери, потому что его едва ли не распирает от ярости из-за действий брата. Это ничего. Они все вытерпят, а Лев за это жестоко заплатит. Главное сейчас избежать кровопролития. Пусть забирают все, что найдут, пусть увозят, лишь бы никого не тронули. Мокошь с бесстрастным лицом наблюдает за тем, как переворачивают поместье, забирая все мало-мальски дорогое. На самом деле, ничего дорогого тут нет – она все давно спрятала и даже драгоценностей не находят, исключая те, что снимают прямо с ее шеи, ушей и рук.

- Это обручальное, я его не отдам, - ледяным тоном заявляет женщина и убирает руку. Коренастый мужчина с бегающими глазками испытующе смотрит на нее, а затем коротко кивает и уходит искать, что-то еще. Мокошь спокойно сидит на диване, рядом трясется служанка – неподалеку три священника, переодетые в мирское, но все равно очень нервничающие.

- Здесь ничего нет, - рявкает из соседней комнаты незнакомец и через минуту оттуда, с остервенелым видом, вылетает Лев, красный, как рак. В глазах его стынет пламя если не ненависти, то гнева и Мокошь пугается. Нет, не того, что он может с нею сделать. Того, что она смотрит на Льва, но не узнает своего мальчика, не видит его больше и не может понять, как и куда он пропал за то недолгое время, что не был под ее пристальным взором.

- Где золото и деньги, мама?! Где они?! – кричит он, в мгновение ока, оказываясь рядом с княгиней. Рослый юноша хватает ее за плечи, вынуждает встать с места и трясет, как если бы забыл всякие приличия и то, как ему следует обращаться с женщиной. Мокошь застывает на месте, но вовсе не потому что не может ничего сделать, а потому что от такого поведения сына ее берет оторопь. И на какую женщину он тут повышает голос? На собственную мать!

- Отпусти ее! – из-за спины слышится голос Мстислава. Мокошь оборачивается и видит в руках старшего ружье, коим он умел пользоваться лучше, чем весь этот сброд, - Я сказал, отпусти! – он предупреждающе выстреливает в воздух. Начинается хаос, сбегаются поганые оборванцы и выродки, тоже хватаясь за оружие. То же самое повторяют и слуги, с улицы кто-то вообще прибегает с вилами. Лев следует совету брата совсем не так, как ожидалось. Он отпускает мать, вместе с тем, толкая ее, отчего Мокошь падает на пол, с ужасом наблюдая за разворачивающейся картиной.

- А может, ты знаешь, где наша мать прячет остатки былого величия, построенного на костях и крови простых людей, а, брат? – он приближается к Мстиславу и Мокоши кажется, что сердце в ее груди пропускает удары, - Вы жалкие. Цепляетесь за то, что никогда вам не принадлежало, бьетесь в агонии вместе со всем своим проклятым буржуйским обществом, вместо того, чтобы дать ему, наконец, сдохнуть. Я пытаюсь вам помочь! – он кричит и от безумия собственного же ребенка у Мокоши кровь стынет в жилах. Она видит, как Мстислав утыкает дуло прямо в грудь брата и не может поверить в то, что это на самом деле происходит, - Либо ты уберешься отсюда вместе со своими подлыми выродками, либо я убью и тебя, и их всех. И не сомневайся, и Господь, и наш отец простят мне это, потому что ты привел на родную землю и в родной дом этих зверей, посмел тронуть нашу мать и пытался обокрасть собственную же семью. Ты не достоин имени наших родителей и жизни, что подарила тебе Екатерина Александровна, - ровно и твердо произносит Мстислав. Решимость в его глазах сталью отражает ярость в глазах младшего, когда вместо ответа Лев ударяет брата по лицу. Завязывается драка.

Управляющий времени даром не теряет. Он понимает, что после всего, что уже произошло, живыми они отсюда не выйдут, не хочет повторения истории в соседней усадьбе и потому стреляет первым. На поражение. Мокошь вскрикивает, служанки кричат тоже. Но только те, что не успели схватиться за вилы. Потому что те, что успели, не отказывают себе в решительных действиях. Начинается суматоха, хаос. Женщина вскакивает на ноги и стремительно направляется к сыновьям, когда раздается выстрел, что разделяет жизнь Мокоши на «до» и «после».

Лев отскакивает от брата вовсе не с чувством злобного триумфа. На лице его отражается страх, испуг, растерянность и ужас. Он смотрит на свои руки и на ружье, из которого выстрелил в порыве драки, кажется, вовсе и не целясь. Но Мстислав лежит на полу и кровь хлещет из раны на груди и булькает в горле. Мокошь бросается к нему и укладывает его голову к себе на колени, тотчас же начиная вкачивать свою божественную энергию, коей, увы, после всего, что она сделала, чтобы здесь выжить, не так уж и много.

- Мама… Мама… - бормочет он, закашливаясь кровью. Мокошь плачет, слезы ее текут по щекам и она сжимает руку сына и целует ее, - Я здесь, родной, я здесь, Мстислав, не бойся, - она захлебывается в рыданиях, гладя свободной ладонью юношу по волосам и тот смотрит в ясные ее глаза, - Скажи отцу, что один из его сыновей ничем не посрамил его и был верен Вам, ему и нашему дому до конца, - просит он и Мокошь чувствует, как жизнь его утекает сквозь ее пальцы. Она кивает головой и целует юношу в лоб за мгновение до того, как он делает свой последний выдох. Женщина замирает на секунду, а затем склоняется над ним и заходится в рыданиях, целуя щеки и лоб. Лишь затем она закрывает его лаза и извлекает из кармана платья две старинные монеты, ничего не стоящие в этом мире, зато бесценные в мире, откуда они пришли. Она кладет подарок Мары на закрытые глаза своего сына, зная, что так он совершенно точно отправится в Навь и обретет там мир, покой и счастье, какого не узнал здесь. Лишь после женщина поднимается на ноги, осторожно положив голову сына на холодный пол.

- Ты, - она вытягивает руку в сторону младшего из своих сыновей и лицо Мокоши искажает гримаса злобы, боли и ужасающего гнева, - Ты мне больше не сын. Убирайся туда, откуда пришел в этот дом. Ты предатель, выродок и чудовище, приведшее на родную землю этих зверей. Ты братоубийца. Я отказываюсь от тебя и проклинаю тебя именем своим во всех трех мирах, - он не знает, конечно, что это значит, но лицо Льва тоже искажает боль и страх, когда он, не в силах сказать ничего своей матери, выбегает на улицу.

Стрельба прекращается так же скоро, как и началась. Два лакея лежат на земле, убитые. Управляющий ранен, как и немец. Из пришлых трое тоже лежат бездыханными на полу, а еще трое пятятся назад, будучи ранеными. Мокошь беспокоилась бы о выживших, если бы не знала: стоит им уйти отсюда и дорогу сюда они уже не вспомнят и не найдут. А значит, последствий не будет. И Лев тоже больше никогда не найдет сюда дороги. Следовало закрыть ему ее еще раньше. Может быть, всего этого бы вообще не произошло, тогда.
- Вам придется за это ответить, Екатерина Александровна, - хрипло говорит один из мужчин, все еще сжимая в руках оружие, - Мы этого не хотели, мы не хотели никого забирать, но… - это, конечно же, ложь. Они хотели. Они заранее собирались здесь всех убить, все сжечь, а ее и старшего сына забрать в качестве пленников. В противном случае, они бы не приходили вовсе, или пришли бы в совсем другом составе. Мокошь это знает. И смотрит, не скрывая своей боли и ненависти.

- Я пойду с вами. Вы все досмотрели, здесь ничего нет. Никаких сокровищ, никакого золота, никаких денег, - хотя если бы Мокошь знала, она отдала бы все заранее, лишь бы Мстислав был теперь жив. Но он мертв и этого ничто не способно исправить. И доставлять удовольствие ублюдкам, еще и отдав им драгоценности и наличные деньги, она не собиралась, - Мне нужно всего несколько минут. Проститься с сыном, - голос ее дрогнул. Оружие, наставленное на нее, говорит скорее о том, что ее сейчас расстреляют, нежели о том, что удовлетворят теперь ее просьбу. Но как ни странно, мужчина кивает и отходит в сторону, жестами давая понять, что они все сейчас уезжают, быть здесь больше нет никаких причин.

Мокошь опускается на колени рядом с Мстиславом, смотрит на него, приглаживает волосы, поправляет окровавленный воротник некогда белоснежной рубашки, укладывает его руки на груди. Капает слезами, конечно же, иначе и быть не может, глушит всхлипы, приложив руку ко рту. Рядом опускается ее служанка, - Возьми из моей комнаты шкатулку, она прямо на столе стоит. Там зеленая жидкость в прозрачной склянке. Дай выпить всем раненым, Ксенья. Обязательно, слышишь? За усадьбой смотрите, делайте все, как раньше, ночью в огород никого не выпускай. Там работать будут… Пусть работают, - она не уточняет, кто именно, но сама знает прекрасно, - Все, кто есть здесь, пусть и остаются, если захотят. Припасов до конца лета новых вырастите, не бойся. Никто вас не потревожит, я тебе точно говорю, о том можешь даже не переживать, - Ксения, поди, думает, что госпожа-то умом повредилась после смерти сына, но все равно слушает и кивает, спорить и теперь, после всего, не смея, - Всех погибших… - она смотрит на сына и вновь заходится рыданиями, - Всех погибших по ночи на кладбище церковном похороните. И мальчика моего, рядом с его дедом, Мстиславом, тоже. А как Александр Мстиславович вернется, все ему расскажите, как было. Все ему расскажите, ничего не таите и передайте, что я его очень ждать буду, - говорит она уже шепотом, сына по щекам гладит, затем свои щеки от слез утирает и только после поднимается на ноги. Голову Мокошь задирает, руки на животе складывает и идет, как шла бы, если б по дворцу в Петербурге теперь ступала, а не по полю боя.

Грузовик, что стоит теперь на улице, не достоин ее, конечно же, но Мокошь взбирается, как того от нее ждут и садится, содрогаясь не от мысли о том, что с нею будет, а от того, кто сидит с нею рядом. Лев появляется всего мгновение спустя, совсем с другим видом. Страх все еще виднеется в его глазах, но яростного и злого упрямства в них в разы больше. Он протягивает руку, - Ваше кольцо, Екатерина Александровна. Знаю, что оно стоит немало, - усмешка не касается его губ, но Мокоши кажется, что она ее видит. Женщина встает на ноги и пощечина раздается на всю округу, прежде, чем она снимает свадебный перстень со своей руки и кладет его в руку сына, - Когда Он вернется, Он вырвет это кольцо из твоих мертвых пальцев. Я обещаю, - выплевывает она Льву в лицо и вновь садится на свое место, не чувствуя больше ни боли, ни страха, ни горечи. Только одно жгло теперь ее душу, разум и сердце. Ожидание.

Таганская тюрьма полна таких, как она. Знакомых здесь так много, что становится страшно. Но ненадолго, потому что в отличие от всех остальных, Мокошь знает, что ее отсюда обязательно заберут. Во что бы то ни стало. Перун никогда ее здесь не оставит ни в хорошем обществе, ни в плохом. Нужно только дождаться. Нужно только вытерпеть, нужно только набраться мужества достаточного для того, чтобы все это вынести.

Часы здесь тянутся, как дни. В какой-то момент Мокоши кажется, что последних нескольких месяцев, а может быть, и лет, вообще не было. Что вся жизнь ее в эти годы – просто ночной кошмар, глупый и никчемный сон, который ничего не стоит. И только череда знакомых лиц на коротких прогулках говорит об обратном. Но если от этого сна можно было проснуться, то все, чего хотела богиня – поскорее распахнуть глаза в светлой Прави, увидеть супруга рядом и понять, что больше ничего страшного не случится. Ни сегодня. Ни завтра. Никогда.

Отредактировано Mokosh (19.04.24 17:02:53)

+4

23

Veles

slavic mythology

VELES [SLAVIC MYTHOLOGY]

раса: Бог
возраст: ≈4200 лет

деятельность: Премьер-министр РФ
место обитания: Россия, Москва

https://i.ibb.co/jVB5DXq/tumblr-inline-pk054zz-Pvd1tyemz4-250.gif https://i.ibb.co/f9pYGRx/lookaround.gif https://i.ibb.co/82Xwpm7/intensestare.gif
richard armitage


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
История славянского пантеона — это история борьбы Велеса и Перуна. Быть может, сложись все иначе, и они смогли бы быть друзьями, братьями, семьей. Но сложилось так, что бывшие в этом пантеоне первыми – Род и брат его, Сварог, заключили соглашение. Верховным в пантеоне станет тот, кто первый сможет дать жизнь. Род удалился в свои чертоги. Магия давала ему немыслимые возможности, и он создал Велеса. Творение вышло, во многом, совершенным. Но не может быть ничего более совершенного, чем рожденное. И к моменту, как Род создал своего первого, старшего и самого могучего сына, Сварог и Лада уже успели подарить жизнь Перуну, которому и была дана власть Верховного. Род рассердился, но отречься от своего слова он уже не мог. И все же, он воспитывал Велеса в знании, что именно он должен возглавить пантеон. Так славянские божества пошли по уже известному ранее пути, не сумев отклониться от мирового баланса, который еще до рождения их предрек борьбу Громовержца и Змея. И борьба это во имя сохранения равновесия должна была быть вечной.

Пантеон развивался и множился. В помощь и поддержку Велеса Род создал Карачуна, а после заключил союз с Матерью Землей, от которого появились Мокошь, Стрибог и Хорс. Сварог и Лада тоже дали жизнь еще двум сыновьям – Дажьбогу и Семарглу. Вера в богов крепла на Руси, а вместе с нею крепли и сами боги. Соперничество между Велесом и Перуном, впрочем, не прекращалось ни на один день, хотя порой и могло казаться иначе. И все же, период спокойствия завершился отнюдь не из-за очередной мелкой потасовки.

Мокошь – дочь Рода и сестра Велеса, по разумению ли проведения, по разумению ли батюшки своего или по разумению Матери Земли, а стала хранительницей судеб. Сила немыслимая и доселе никому неведомая досталась женщине. Многие жаждали ту силу получить, завладеть ею, и значило это – завладеть самой Мокошью, вот только Род отвергал вероятность того, что дочь его когда-нибудь выйдет замуж. Поселил ее в Прави отдельно, в доме, где она пряла нити судьбы и вела одинокую жизнь. На Пряху Судеб заглядывались равно Велес и Перун. Только первый мыслил все больше не красотой ее и складностью, а властью, которую он может получить, если возьмет ее в жены и велит на правах мужа прясть его судьбу так, как ему желается, а второй ни о чем подобном не думал, а свататься к ней пришел в обход всяких правил лишь потому что сказано ему было, что негоже Верховному бобылем ходить. Ни своих родителей, ни родителей желаемой невесты Перун в известность о своих намерениях не поставил. Так что неудивительно, что когда объявили о браке, скандал разразился немыслимый.

Род утверждал, что дочь у него украли, и что Перун – никакой не Верховный, а разбойник, похищающий чужих дочерей. Сварог, заключивший этот брак, что так будет лучше для пантеона. Как бы там ни было, а союз этот половина Прави не признала, только кто мог спорить с волей Верховного? Лишь Велес. И тогда он сделал то, что навеки положит огромную пропасть между ними всеми: он украл Мокошь из дома ее мужа и увез в свой. Узнала в тот день Пресветлая Правь мощь гнева своего Верховного. Жену он вернул, едва не убив Велеса. Но репутация Мокоши с тех пор была подмочена и незаконным браком, и пленением, в котором невесть что могло произойти.

После было много всего: и подъем веры Руси на небывалый уровень с расцветом Прави, и неверный выбор в пользу вымеска Владимира, который и положил начало уничтожению этой веры, и века в забвении и скитаниях по всем трем мирам. Большинство сходилось на том, что стоит больше времени проводить в Яви и приводить людей обратно в веру в родных Богов, но удавалось это не всегда.

Всем показалось, однако, что непременно удастся в девяностых. Эпоха, когда вера в христианского бога была слаба после веры в идеологию, заменившую всех богов вообще, а свободы было столько, что ею можно было захлебнуться. Смертных нужно было только подтолкнуть, и они начали исследования славянских богов и культуры, а значит, и сил у них день ото дня стало прибавляться. Велес сориентировался быстрее всех. И оказался во главе политики, в кресле премьер-министра. А Перун поздно спохватился. И взял в руки криминальный мир Москвы, а следом – нефтяной бизнес. Грубое, гнусное, жестокое время. Криминальная война шла на улицах. Не остывала она и в пантеоне. Правила диктовала Явь. И Велес не стыдится того, что он устранил своего главного конкурента руками наемных убийц. Не мы такие – жизнь такая.

Мокошь осталась одна в разрушающейся криминальной империи мужа. И Велес, понимая, что Перун не вернется еще очень долго, а бедной вдове может быть нужна помощь, протянул ей руку. Да, он убил ее мужа, но ей необязательно было отправляться следом, как и необязательно следовать заветам любви и верности, в которые Велес верил не особенно. Или по крайней мере, не в этом браке. За то, что пришел на похороны криминального авторитета, от его безутешной вдовы получил венком прямо по хребту и проклятой земли за шиворот. За то, что сделал ей же неприличное предложение – расцарапанное лицо. За то, что бросил презрительное «все равно будет, как я сказал» - сорок пуль. Вот только о том, как это Мокоши удалось, она до сих пор вспоминать не желает, ведь убила она его отнюдь не в честной схватке, а в постели, которую разделила с ним, имея план отомстить за мужа и отправить брата в Правь, а лучше – в Навь, так надолго, как это было возможно.

«Оно того стоило» - будет думать он, пять лет ожидая возвращения своего обратно. И Велес, конечно, вернулся. Сил становилось больше, их снова начали славить, а значит, у них у всех снова был шанс. Вот только пантеон вновь не един, и един едва ли будет. Все идет по кругу. Славянские божества вновь разделились на сторонников Велеса и сторонников Перуна, все чаще в пантеоне говорят о войне. И кажется, что они кое-чего не понимают. Война уже идет. С первого дня Громовержца и Змея на этой земле, она не прекращалась ни одно мгновение. И нет пока во всех трех мирах Силы, способной это изменить.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
➤ Можем обсудить некоторые детали, например, внешность, отдельные моменты биографии, текущую должность, но каких-то глобальных изменений внести уже не удастся, мы играем историю именно в таком виде. Интересен лейтмотив противостояния в пантеоне, теория основного мифа, в котором Громовержец всегда сражается со Змеем.
➤ Да, чтобы убить Велеса, Мокошь переспала с ним, а когда он уснул, сорок раз в него выстрелила. Ачотакова? Она, между прочим, Верховная, и никто не смеет ее судить.
➤ Заявка не в пару. Велес всегда смотрел на Мокошь, как на средство достижения цели, скорее, как на вещь или функцию, нежели, как на живого человека\божество. Может быть, он и любит ее какой-то странной братской любовью, но в остальном, она – способ уязвить Перуна, забрать у него, что-то дорогое и важное, способ лишить его покоя, а равно контроля над судьбами, ведь он уверен, что она прядет их не сама, а под чутким контролем мужа, а вообще-то он и сам не против установить такой контроль. Вполне вероятно и даже ожидаемо, что у Велеса есть жена и дети, но кто это и сколько, мы не прописывали. 
➤ Велес такой, какой он есть. И он этого не стесняется и не чурается. Его не волнуют ярлыки, он совершает неблаговидные поступки, потому что может, хочет, потому что у него есть такая власть. Ему нестрашно быть подлецом, мерзавцем и кем там его еще назовут, потому что все эти человеческие оценки неприменимы к нему, как к божеству, и он это отлично знает. Как знает, что в их противостоянии с Перуном есть какая-то затаенная обреченность, ведь в сущности, у них никогда не было выбора, быть врагами или не быть ими.

Пробный пост

Мокошь утыкается в грудь супруга и кричит так, что этот крик заполняет собой всю парковку. Слезы льются из глаз, хотя она не плакала, казалось, уже столетия. Опустошение, которое ощущает Богиня теперь, сравнимо с черной дырой, с целой Навью, с кратером вулкана и она задыхается в этой пустоте. За все время их брака, за долгие годы союза, они проходили через многое, но она никогда не теряла Перуна, никогда не оставалась без него надолго и никогда не была по-настоящему одна. Она не хотела, она не знала, как жить без него. И теперь, ощущая под пальцами не его энергию, не его ауру, а только одну лишь смерть, Мокошь тоже умирала, ощущая, как секунды проносятся сквозь нее, вырывая куски души и сердца. Те самые, что она когда-то отдала мужу.

А потом были врачи. Много врачей. И глупые, нелепые попытки спасти его. Как можно спасти того, кто уже мертв? И как может быть мертв тот, чей голос она до сих пор слышит? Мокошь стоит с совершенно безразличным видом. Слезы все еще струятся по щекам. Собираются журналисты, вспышки камер, приезжает охрана, которую вызвал Лёня, потому что сейчас Владислава не способна ни на какие действия и решения. Она только смотрит на свои руки и платье, запачканное кровью мужа, и не понимает, как это могло случиться с ними. Почему? Почему она не предусмотрела? Почему не прислушалась к своим ощущениям? И задавая себе эти вопросы, она плачет снова, пока не приезжает сначала сын, а затем дочь и по ее виду Мокошь хорошо понимает, что та уже успела сопроводить отца по Калинову мосту.

А потом были похороны. И много-много людей. Вопросов. Пожеланий. Соболезнований. Черное платье, которое Перун не любил, потому что считал, что черный ей не к лицу. Но она нарочно его надела, чувствуя где-то за задворками своей чудовищной боли еще и гнев, раздражение, злость на мужа. Почему он оставил ее? Почему он тоже не предусмотрел всего, что случилось? Почему не был достаточно осторожен? Ей хотелось насолить ему такой нелепой глупостью, почти детской. Он ведь видел ее из Прави? Наверняка видел. Пусть любуется этим чертовым платьем! Впрочем, еще он видел ее слезы. Он ненавидел их больше всего на свете.

А потом был Велес. Его сопровождение из головорезов. Чертов венок, который Мокошь швырнула ему вслед, прежде разодрав мерзавцу лицо и не забыв в него плюнуть. Сколько пощечин он стерпел от нее, прежде, чем схватил за руку и ровным тоном заявил, что она сошла с ума от горя? Женщина не знала. Но теперь гнев ее кипел уже не только в груди, но и в жилах. И она знала, чью жизнь выжжет этот гнев, чью жизнь превратит в ад и кто следующий пройдет по Калинову мосту. Щедро высыпанная за шиворот ублюдку могильная земля, была весьма однозначным обещанием, которого Мокошь никогда не забудет.

А потом были люди. Жалкие смертные, которые думали, что обладая мнимой властью, утвержденной криминальным миром Москвы, они смогут отобрать то, что им не принадлежало. То, что принадлежало Перуну и его семье. Им казалось, что его смерть подвела черту под его начинаниями, и они никогда в своей жизни так не ошибались. О, считаться с женщиной в мире организованной преступности никто не намеревался, разумеется. Но Мокошь могла их заставить. У нее для этого было все необходимое. Ее магия, деньги на счетах супруга и люди, верные его памяти. Кровавые раскаты разнеслись по Москве, словно весенняя гроза. Мокошь не щадила никого. Воистину, женщины куда более безжалостны, чем мужчины и Владислава доказывала это каждый день своей новой жизни. Но чем дольше она это делала, тем острее ощущала, как ей не хватает мужа рядом. Отстаивая его наследие, его дело, их дело, она чувствовала себя не на своем месте и лишь от того, что была вынуждена, продолжала.

А потом была месть. Такая жестокая и беспощадная, как и та, что в ней нуждалась. Мокошь знала, что делала и желала этого. Планомерно и целенаправленно она уничтожала всех, кто прямо, или косвенно был причастен к покушению и смерти Перуна. Исполнителей нашли первыми. Это было так бесконечно просто, что даже немного смешно. Владислава предпочитала не пачкать свои белоснежные руки в чужой крови так прямо – она все чаще пользовалась прялкой, истощая свои энергетические запасы чуть ли не до нуля, но добиваясь желаемого. Но в тот вечер она сама взялась за нож. И та кровь, что окропила ее руки и платье, словно смыла кровь мужа с ее души, разума и сердца, принося долгожданное облегчение, которое достигло своего пика в день, когда она шестнадцать раз выстрелила в лицо Велесу, не сожалея об этом ни единой секунды ни до, ни после.

А потом была усталость. И понимание того, что за последние полтора года Мокошь делала все то, что не делала за тысячелетия своей жизни и ей это не нравилось. Она знала, что муж вернется, нужно только подождать. Она знала, что он ни за что не оставит ее навсегда. Она знала, что он снова возьмет дело в свои руки и ей доведется вернуться на свое место. Но когда? Этот вопрос мучил женщину день ото дня. Она скучала по мужу так отчаянно, что порой это казалось невыносимым. Да, Мокошь могла быть одна. Она могла со всем справляться самостоятельно. Но она не хотела. Ни быть одной. Ни справляться ни с чем без Перуна. Это казалось не то, чтобы неправильным – вообще немыслимым.

Но бросать начатое Мокошь не намеревалась. Она продолжала заниматься делом, что иссушало ее, лишая сна и покоя. И вместе с тем продолжала делать все, чтобы языческие начала в людях множились, а имена языческих Богов упоминались все чаще. Способствовала раскопкам, популяризации культуры, открытию музеев. Чем больше думали о Перуне и исследовали языческую религию Руси, тем скорее он должен был вернуться. Появился интернет, чем немало помог женщине распространять соответствующие сведения, что называется «из первых уст». Уж она-то знала, кем именно был супруг и как ему поклонялись ранее. Выходили книги, с кафедры вещали ученые. Это то, что требовалось мужу. Это то, что требовалось им всем. Мокошь была упряма. Да, поначалу она думала, что такими темпами супруг вернется к ней, через три месяца, может быть, через полгода, но не более того. Но чувствуя и то, как медленно пополняется энергией сама, женщина убедилась в том, что на желаемое понадобится куда больше времени.

Когда раздался звонок в дверь дома, Владислава сидела в кабинете, разбираясь с бумагами. Ни дом, ни место постоянного проживания она не меняла. Отчасти, потому что это было неудобно, отчасти, потому что ей хотелось, чтобы когда Перун вернется, он знал, куда идти. И он знал.

Мокоши не нужно было открывать дверь, или смотреть в глазок, чтобы понять, кто стоит у входа. Ей даже не нужно было подниматься из-за стола. Понимание поразило ее существо в одночасье, узнавание разнеслось мелкими разрядами тока по каждой клетке тела и женщине на мгновение показалось, что она задыхается. Дверь, конечно же, открыли без нее. И гостя попросили подождать, не подозревая, что в этом доме он – единственный хозяин. Мокошь не волновали все эти глупые слова. Босая, она бежала по ледяному полу, чувствуя, как сердце бешено колотится в груди. Она остановилась, лишь забежав в комнату. Застыла на месте, глядя голубыми глазами, полными боли и страха, но вместе с тем радости и предвкушения встречи. Она ждала так долго. Так долго, что несколько тысяч лет их жизни показались ей на этом фоне не столь многочисленными. Женщина медленно приблизилась к супругу, коснулась пальцами его плеча, шеи, щеки, словно убеждаясь в том, что это – на самом деле он. И это был он. Слезы вновь закапали из глаз, но Мокошь не позволила себе ни единого всхлипа, прежде, чем поцеловать мужа в губы, ощущая, как с этим поцелуем с плеч словно падает гора. Но лишь только на одно мгновение. Потому что в следующее, она размахивается и ударяет его по щеке с силой, которая, пожалуй, была для Громовержца ничтожной. Уж точно он на войне получал куда больше женской оплеухи. Но Мокошь надеялась, что это хотя бы обидно.

- Мерзавец! – хрипло кричит она ему, наконец, заходясь в рыданиях. Ей так давно это было нужно, - Оставил меня тут одну… Со всем этим! Оставил! Ненавижу тебя! – и она толкает его, не давая себя обнять, хотя, наверное, и это ей тоже было очень нужно.

Отредактировано Mokosh (19.04.24 17:02:29)

+4

24

Elihas Starr

Marvel

ELIHAS STARR [MARVEL]

раса: суперсолдат
возраст: 35+-?

деятельность: злой злодей
место обитания: кто ж его знает

https://i.imgur.com/uL9CqZD.png https://i.imgur.com/OHgUR19.png https://i.imgur.com/33jMUOU.png
christian bale or your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
— паровозик, который не смог
— что-то нажал и всё сломалось
— сын маминой подруги, но есть нюанс
— что ж вы так убиваетесь, вы ж так не убьётесь! (с)
— умные мысли часто преследовали его, но он был быстрее
— топ-5 способов завоевать сердце девушки: 1. инсцинировать собственную смерть…
— отличный план, Уолтер, просто охуенный, если я тебя правильно понял. надёжный, блять, как швейцарские часы (с)
— он хотел бы жить на Манхэттене и с Наташкой делиться секретами, но он просто гениальный учёный в рядах ЩИТа и немножко долбоёб…
— Наташ, ну чё попохищать людей и посоздавать из них зомбированных суперсолдат на продажу мегазлодеям нельзя?? ну, Наташ… Наташ, ты что, обиделась???

[indent]  [indent] i am cringe, but i am free.
есть такое онямэ с коротеньким скромным названием: "Секретные материалы Мстителей: Черная Вдова и Каратель";

для того, чтобы знать кто таков Элайас Старр и как его играть — смотреть аняму не обязательно;

[indent]  [indent] кратко по делу: Старр работал на ЩИТ, состоял в штате гениальных учёных на Фьюри верчёных; часто пересекался с Вдовой, рыжая бестия украла сердце пацана, но он загнался комплексами, мол, ну где АНА, а где ЙА (ну, она на задании, а ты в лабах, ты чё, ало э??) и не нашёл ничего лучше, чем инсценировать свою смерть, счипиздить образцы ДНК Мстителей и исчезнуть с радаров;

[indent]  [indent] спустя какое-то время, Наталья и Элайас сталкиваются вновь, выясняется, что он как живой, но сука (не)живой — обкололся днк-ами мстюнов и теперь тоже супер-пупер-дупер-убер-блэк-премиум солдат, как и Романова, то бишь бегает быстро, бьёт сильно и прочие приколы КапитанАмерика™ в комплекте; вот только, никаких благородных целей Элька не преследовал, он хотел быть песней Дафт Панк про: быстрее, выше, сильнее, но по итогам ебанулся, как Канье, став стронгер, однако решив, что для дамы сердца надо бы ещё подчеркнуть свою значимость чем-нибудь…

[indent]  [indent] и решил, что “что-нибудь” — это торговля зомбированными ордами суперсолдат суперзлодеям))0 а чё, звучит как план? Наташа мув не оценила, Старр расстроился, младые, у которых ничего акромя влюблённости Элайаса и Наташиной симпатии когда-то — не было — бранятся (пиздятся), исход…

[indent]  [indent] не очень и не библейский.

анямэ, к сожалению, начинаясь за здравие, кончается за упокой и не только самого Элайаса, но и в контексте идей/прочего — всё пущено по рельсам слащавой и пресной сраки; я же предлагаю вам взять совсем другой ракурс; не делать из Элайаса совсем уж тряпку полывую (ц), а чела, который если и был одержим любовию по началу, то по итогу, видя, что “любимка” не хочет никакого между ними пау-пау, кроме буквального — виляет маятником отношений к злобе, вражде, ярости, обиде и приколам категории “так не доставайся же ты никому”;

при этом, хоть Старр местами и откровенно ведёт себя, как долбоёб lvl900, он так-то гениальный учёный, который смог синтезировать свою сыворотку суперсолдатизма и она работает. другой вопрос как, какие у этого побочки и так далее. за сим, предлагаю ему врубить сигму и уже начать думать за бизнес, при желании, суперзлодейский или не очень, короче мотивы и прочее - на откуп играющего, Наташа здесь где-то уходит на тридцатьпятый план задний для Старра;

на самом деле на этом поле можно ОЧЕНЬ много всего придумать и разыграть, у меня полно идей и мыслей, но расписывать тут 33 листа, учитывая, что заявка и так на 99% уйдёт в никуда — смыслов не вижу, а если вы смыслы в таких игрищах и интерес видите — смело приходите, расскажу всё в лицах со стендапом или без, радостно заплету в паутину играть и прилагающееся.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Она была из тех, кто пишет невозможные заявки…
И если вы заинтересовались, дочитали аж до сих и прилагающееся, то давайте поговорим о прочих условиях “контракта”.

у вас товар, у нас: идеи на игру, фотошопные приколы и мемы в наличии; одену, обую, разую, надую, борщом угощу, выпью вашу водку, украду балалайку и угоню медведя, в смысле будем играть серьёзные шпионские триллеры и стекло, конечно же (или нет, зависит от вас в том числе)

посмотрите на своего мужчину и на меня: на мои посты, на первое лицо в них, в третьем писать могу, но очень это дело не люблю и не хочу, соигроков ни к чему не принуждаю, хотя второе для меня причудливее, чем другие;

Мы здесь, чтоб играть и фаниться, а не для того, чтобы работать работу и ковыряться в арбузивных отношениях дружеского/иного толка пореалово поперёк ролевого, так что давайте жить дружно и без хуйни.

Коммуникация — круто. Давайте обсуждать игры, мемить мемы, обкидываться голосовыми по обоюдному согласию, музыкой, видео и чем угодно ещё, но при этом НЕ ебать друг другу ничем мозги; всё, что можно обговорить — давайте обговаривать, это важно <3

Пост раз в 2(3) недели, я буду стараться соответствовать, всё обсуждаемо, мы тут играть и фаниться [2], так что обо всех “сроках”, клавах и коках говорим без проблем аще, ура, люди-человеки.

Элька — идеальный персонаж, если вы привыкли брать малораскрытого/известного героя и начинять эту кость мясом, чтоб было вкусно и Гордон Рамзи кричал: файнали сам гуд факин фуд.

при запросе в гугл сразу выдаётся некто яйцеголовый, ну вы знаете эти 150 вселенных и не очень; короче, яйцеголовый вредный дед - это не ты, ты - вот
внешность менябельна на любого кариеглазого брюнета при желании (и чтоб он в марвеловском кино крупно не светился "до" -> ну, а Бейл как по мне просто хорош в амплуа, как "безобидного" типа, так и ну... вы поняли, 200тыщ лямов ремиксов пёрфект хёрл в студию и бассбустед
Пробный пост

Северная Америка — лоскутное одеяло, поделенное на 50 штатов.

Вайоминг — дыра, залатанная пыльной, потрёпанной заплаткой линялой ткани, выцветшей на солнце фермерских полузаброшенных хозяйств, находящихся на расстоянии футбольного поля друг от друга.

Городок Вайоминга Джэксон. Небольшое двухэтажное зданьице забегаловки с гордым названием Liberty Burger. Открытая веранда-балкон второго этажа. Четверо других посетителей, помимо меня и моего спутника, распределённые по видавшим виды пластиковым креслам снаружи и внутри. Запах фритюра, мяса и горного воздуха.

Высокий темноволосый мужчина с щетиной недельной давности, светлые глаза, измятая застиранная рубашка, джинсы цвета жжёваной жвачки. Фил Декстер уплетал картофель фри и луковые кольца с такой жадностью и скоростью, с какой человек, проведший несколько дней в пустыне припадает к бутылке воды. Моих губ коснулась тень насмешливой полуулыбки. Опуская голову, поднося к губам свою чашку с кофе, глядя на Фила из-за солнцезащитных очков, я кивнула вопросом:

Забыл не только побриться, но и поесть?

Декстер смерил меня раздражённым взглядом, продолжая жевать, громко хлюпнул газировкой из пластикового стаканчика, хмурясь и, вытирая рот рукавом, ответил, с всё тем же аппетитом вцепляясь в бургер:

Смешно.

Что именно?

То, как ты делаешь вид, будто ничего не знаешь. Про меня или про то, что я забыл в этой грёбанной дыре.

Не смешнее, чем то, как ты пытаешься прочесть надпись на моей майке. Давай помогу: её там нет, Фил. И мои глаза выше, — я очаровательно оскалилась, приподняв чашку с кофе.

Чт-?! Да я не...! А, да, к чёрту...

К чёрту, — солидарный кивок. — Откуда у тебя информация о поставке оружия Фиску? Почему представление на вечеринке в клубе? Почему сейчас? — моя левая бровь дрогнула вопросительным изгибом и вернулась на место. — Дела у большого Вилли идут лучше некуда. Его дискотека для тех кому за 100кг подходит для того, чтобы показаться ещё более белым и пушистым в глазах общественности, а не для размахивания пушкой перед лицом прессы.

Хрена лысого, Ната. Всё не так, — бывший агент Щ.И.Т.а резко махнул рукой по воздуху, разрезая пространство. — Да, дела у него может и идут как надо, вот только позиции Фиска уже ни хера не такие прочные, как раньше. В том-то и соль, — Фил яростно ткнул пальцем в стол. — Он даёт на лапу федералам, конгрессу, копам. Подкупает судей, делает свои дела в Нью-Йорке по-тихому. Думает, он такой крутой, что может ворочать под носом у вас, у Мстителей, — раскрытая ладонь метнулась в мою сторону, я меланхолично отпила ещё кофе. Собеседник начинал распаляться. — И поэтому его стоит бояться. И оно так-то может и так, а может и нет, мне лично срать, а вот свежей крови в преступном потоке — нет, — Декстер сделал драматическую паузу после отрицания. — Они знают, что Вилли действует аккуратно, но называют это осторожностью. Они говорят, мол, он не настолько хорош, а настолько труслив. Что он в штаны навалил при одной только мысли, что можно столкнуться с вами, ребятами-геройчатами и всё, — Фил издал чпокающий звук губами, — баста. И поэтому, именно поэтому, пушка на вечерине — это логично Ната. Это демонстрация силы, — кивок. — Уверенности. Бесстрашия, даже, — он пожал плечами, откидываясь на спинке стула. — Мол, глядите я каков, могу пукалку достать и при журналюгах, и при Мстюнах в городе.

В вайомингской тишине, редко перебиваемой звуками тихого городка, повисла пауза. Я задумчиво провела пальцем по краю кофейной чашки. Декстер был надёжным источником информации. Объединявшее нас прошлое, почти позволяло ему быть отнесённым в мой краткий список “друзей”, а не просто полезных контактов. Версия Фила была достаточно убедительной. Влияние, связи и деньги Фиска в городе были достаточно внушительными. Не настолько, чтобы по-настоящему беспокоиться или созывать Общий Сбор, но достаточно для полиции или агентств. Вот только Фиском не занималась ни полиция, ни агентства. Версия Фила закрепилась в позиции убедительности, откинув в сторону придаток “достаточно”. Допив кофе, я подложила под блюдце несколько банкнот, расплачиваясь за нас обоих, поднялась из-за стола и, поцеловав Декстера в щёку на прощание, направилась вниз к своему мотоциклу. Вечеринка Вилли через 2 дня. Стоит поторопиться.

Шпион — теневая единица вооружения. Личность, способная мимикрировать под обстановку вокруг неё и добывать информацию, не выдавая собственного присутствия, не оставляя следов. Хороший шпион — работает в одиночку. Отличный шпион — знает, как использовать собственные связи в пользу делу, продолжая работать в одиночку. Во время Битвы за Нью-Йорк, я снесла с ног светловолосую женщину в брючном костюме: за её спиной разваливался на части один из летательных аппаратов читаури, в руках девушки был микрофон и, если бы не мой бросок, фрагмент реактора инопланетного летательного устройства, расплескал бы её мысли и память по тротуару бордовой похлёбкой. Девушку звали Кимберли Кук, и её оператору с CNV повезло куда меньше. Так, в моём списке контактов появился телефон репортёра с крупного телеканала. Так, сфабриковать личность журналистки Лорейн Тёрнер с документами, послужным списком и пресс-картой, дающей доступ на празднество Вилли — оказалось проще, чем добираться из Вайоминга до Нью-Йорка.

Лорейн Тёрнер — жгучая брюнетка с короткой стрижкой и своеобразным полуспортивным стилем. Цвет глаз Лорейн — скорее серый, с лёгким оттенком голубизны. Линзы, парик, макияж. С оружием могут возникнуть проблемы: пронести его на вечеринку к криминальному боссу, постоянно имеющему дела с оружием, проблематично. Он не идиот и знает, как прятать засапожный нож и как именно охрана на входе должна осматривать сумки или карманы гостей. Лорейн — журналист-консерватор, поэтому даже в век технологического прогресса у неё при себе ручка и карандаш. В остальном, стандартный набор: ключи, удостоверение, телефон. Ничего интересного или подозрительного.

В помещении клуба царит неоновый полумрак. Множество бликующих поверхностей: зеркальная барная стойка, украшения и диско-шар под потолком, бутылки и стаканы на баре, блестящие платья некоторых посетительниц, защитные стёкла на произведениях искусства, развешанных вдоль стен — создают эффект живого глянца. Из колонок звучит какая-то электронщина, фон для собирающихся гостей. Сканируя взглядом пространство, я подбираю точку для наилучшего обзора небольшой сцены, с которой, вероятно и будет выступать с речью жирный Вилли, когда натыкаюсь на выбивающееся обстоятельство. Левая бровь вновь выгибается немым вопросом выше правой и возвращается на место.

Тебе ещё не рано ходить по клубам? — равняясь с целью, улыбаясь одними губами, беззлобно произношу я. Питер Паркер. Человек-паук. Маленький большой супергерой.

Формальный вид и положение в пространстве, несмотря на лёгкую рассеянность, мелькающую на юном лице — скорее признак возраста, чем места и времени — Паркер здесь по какому-то делу. Логичное предположение возможного допуска подростка на мероприятие: 1) друг сына/дочери кого-либо из больших шишек в окружении Фиска; 2) работа. Первое отпадает. Не потому, что американская мафия не приветствует кумовство, а потому, что у очень хорошего парня Питера Паркера, к сожалению, не так чтобы много друзей. За вычетом Лидса и подружки, можно было бы сказать, у Питера их скорее нет, чем наоборот.

Говорят, у фотографов сейчас большая конкуренция.

Есть ещё третья версия. Маловероятная, но всё же. У Питера Паркера тоже есть свои источники информации, и он далеко не настолько прост, насколько пытается казаться...

+13

25

pugsley addams

the addams family

PUGSLEY ADDAMS [THE ADDAMS FAMILY]

раса: ведьмак
возраст: 13 (или 18-20?)

деятельность: школьник, моя любимая жертва
место обитания: Кладбищенский переулок, 0001

https://64.media.tumblr.com/679c4c42de1562bf55c649156fddad35/d9a151dd5f9c2386-3a/s540x810/d2a53fd3fbd6e22ec5b6842b32d333334ac5e89a.gif

Пагсли постарше

https://api.curtisbrown.co.uk/media/84745/show/square

мелкий - на ваш вкус, повзрослевший, например, - мэтью льюис?


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Пагсли, мне всегда говорили родители присматривать за тобой. Как будто, они не догадывались, что именно это значит для их единственной дочери. Ты всегда становился целью созданных мною кошмаров и пыток. Но ты знал, что я таким образом проявляю свою любовь, а потому не сильно противился. К тому же, я всегда на твоей стороне, готова устроить истинный Ад на земле любому, кто осмелится причинить тебе вред. Ведь это могу делать исключительно я.
Мы куда ближе, чем думают родители и все окружающие.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Честно? Я безумно жду Пагсли и совершенно не представляю, как быть без младшего брата. Поэтому бери любую внешность, придумывай, что угодно, только приходи.
Понимаю, что играть ребенка может быть не так интересно, с этим мы точно что-то придумаем. Можем взять период, когда оба наши персонажи постарше. Или же придумаем какой-то темный ритуал, который пошел не так и Пагсли-ребенок улетел в будущее, а оттуда в нашем времени оказался Пагсли-взрослый. Хочешь побыть старшим братом для разнообразия?

Пробный пост

Аддамс категорично не разделяла восторга этого дня. Бегающие от энтузиазма школьники, бесконечные рассказы Энид о её семье, в которые и верится с трудом… И это не говоря о том, что население кампуса увеличивается вдвое на предстоящие выходные. Стоит ли упоминать, что любая средневековая пытка звучит более привлекательно для Уэнсдей? Ровно об этом девушка читала всю ночь напролёт, заранее подготавливая себя к необходимости придумывать красочные сценарии смерти каждого, кто успеет перейти ей дорогу в ближайшие дни. Лучше пока только в фантазиях. Перейти к активным действиям Аддамс всегда успеет.

Словом, мрачная тучка Гомеса пыталась занять себя любым подходящим и не очень образом, лишь бы не задумываться о действительно неприятном. Каждый, кто знает её достаточно хорошо, с легкостью распознал бы избегающее поведение. Повезло, что таких насчитывалось немного, особенно, в стенах Невермора. Но Ксавьер с присущей ему тактичностью и осторожностью постарался поднять эту тему, красиво подсвечивая важное и срочное дело, в котором визит родственников приходится, как нельзя, кстати. В ответ Аддамс, естественно, сообщила, что скорее позволит каждому однокласснику крепчайше себя обнять, чем попросит помощи у матери. Вот только рациональная сторона предательски соглашалась с художником, пусть и лишь в мыслях.

Ближе к печальному часу (и вовсе не в хорошем смысле) Уэнсдей надела свой любимый полосатый свитер в размере побольше, заплела волосы в безупречные две косы, словно таким образом обретая хотя бы минимальный контроль над происходящим. Потому что, сколько не строй из себя гениальную и независимую, а в этом конкретном вопросе просьба о помощи явно неизбежна. Аддамс уже испробовала все другие существующие пути. Серьёзно, даже несколько совершенно сумасшедших, если верить Константину. Впрочем, переживал он за её жизнь или за судьбу своей квартиры в те моменты, - вопрос открытый.

Конечно, в любое другое время девушка могла бы сделать вид, что спешить некуда. Придумать подходящую отмазку, лишь бы только не обращаться к последнему человеку во Вселенной, этой и всех других существующих, к которому хотела бы прийти за советом. Но откладывать уже действительно некуда. Количество жертв растет, подозреваемых значительно меньше не становится, расследование уверенно несется в тупик, и надеяться остается только на свои видения. Которые, как назло, не менее упрямые и самоуправные, чем сама Аддамс. И сколько бы усилий девушка не прикладывала, обрести даже минимальный контроль над ними не удалось. Кто знает, может, Джонни прав, и это вовсе невозможно.

Таким образом, последним местом, где потенциально обитает ответ, остается родной дом Уэнсдей. Подобный дар не берется из ниоткуда. Он в крови, течет в роду, как чернейший цвет глаз и души каждого Аддамс. Существование последней всё ещё оспаривается, но речь сейчас не о судебном разбирательстве троюродного дядюшки с Сатаной. Смысл в том, что если и существует кто-либо, способный помочь юной провидице разобраться со своими видениями, то это исключительно член её семьи. Причем внутреннее чутье безапелляционно указывало на мать.

Хочется это самое чутье отпинать или отправить на обожаемую гильотину. Особенно, когда Уэнсдей спускается вниз для “долгожданной” встречи с родителями. Местная атмосфера вызывает острую головную боль и желание совершить ритуальное сэппуку прямо здесь, сейчас, незамедлительно. Не удивительно, что девушка моментально прячется в самый дальний мрачный угол, подальше от сентиментальных возгласов, чрезмерных проявлений эмоций и тактильности. Именно там терпеливо дожидается появления своего семейства в компании длинноногого паука, который достаточно быстро облюбовал плечо Аддамс. Назову её Агатой.

Впрочем, уже в следующую секунду слышится характерный шелест платья по траве, дополняющий едва уловимые для уха шаги. Каким образом Мортише удаваётся передвигаться с подобной грацией, практически парить над землей, не догадывается никто. Лично Уэнсдей уверена, что мать делает это намеренно, лишь бы подпитать своё высокомерие. Так и хочется закатить глаза. От этой изящной походки, от чересчур откровенного платья, от того насколько эта женщина демонстрирует миру, что никому никогда не удастся даже приблизиться к её безупречности. Особенно, дочери.

Мгновенно Аддамс жалеет о своём рациональном решении. Но отступать поздно. От прикосновения матери Уэнсдей вздрагивает, отстраняясь при первой же возможности. Вопрос обдумывает со всей серьезностью, естественно, никак не меняется при этом в лице. Услышала ли она вообще слова Мортиши трудно понять первую минуту, пока, наконец, девушка не кивает, коротко и уверенно: - Пойдем.

Энтузиазма специально не демонстрирует, но отрицать очевидное трудно, без отца и Пагсли выйти на необходимую беседу будет гораздо проще. Пусть увидеть мелкого действительно хочется. В надежде, что он не отвык от издевательств высокого изощренного стандарта в своей этой школе для скучных смертных.

- Я знаю короткий путь, - выдаёт достаточно необдуманно, сразу же направляясь в сторону выхода в лес, как проделывала неоднократно ранее. Впрочем, какой шанс, что директриса не наябедничала школьной подруге о похождениях её дочери?

- У Пагсли нет проблем в школе? - по пути не сдерживает важный лично для себя вопрос. Безопасность брата всегда на первом месте для Уэнсдей. Он - её любимая жертва, и принадлежит в этом смысле исключительно ей одной. Да и, если честно, начинать так издалека непростой разговор как-то легче. А контролировать происходящее точно необходимо. Не хватало ещё, чтобы Мортиша восприняла согласие на прогулку, как приглашение к расспросам о парнях и школьных сплетнях.

Отредактировано Wednesday Addams (30.11.23 16:16:37)

+5

26

Ivarr The Boneless

Assassin's Creed Valhalla

IVARR THE BONELESS [ASSASSIN'S CREED]

раса: рагнарссон
возраст: 50+

деятельность: убийца королей
место обитания: Мерсия, Шотландия, Ирландия

Ihttps://i.imgur.com/aeZOtqt.png
оригинальная или на выбор


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Ивар говорит, что Бескостным его прозвали за нечеловеческую скорость в бою. Его друзья шутят, что на самом деле прозвище прилипло к нему из-за худобы, а враги болтают, будто Бескостный он потому, что боги обделили его мужской силой. А правды никто не узнает, потому что все, кроме его братьев, его боятся. Да и Хальфдан с Уббой...

Его братья, как и многие другие северяне, поселившиеся в Англии, признают, что рано или поздно с англичанами нужно будет научиться соседствовать, чтобы пустить здесь корни надолго. Но только не Ивар. Он приехал, чтобы убивать.

Ивар - это пороховая бочка, черный ящик, знак вопроса. Он непредсказуем настолько, что иногда это кажется безумием, но именно его непредсказуемость и кровожадность делают его самым влиятельным из датских военачальников. И друзья, и враги одинаково идут к нему на поклон - это проще, чем гадать о последствиях обратного. За несколько лет его пребывания в Англии по саксонским землям разбежалось столько кровавых легенд, что кажется, будто все они не могут быть правдой, и всё же кому угодно Ивар может стать как надежным другом, так и самым страшным ночным кошмаром. Говорят, он слушает только богов, а что они нашептывают ему - загадка.

В отличии от многих других северян, которые что к саксам, что к христианскому богу относятся спокойно, Ивар презирает всё это. Босоногие крестьяне в полях и робкие монахи в монастырях для него - люди-овцы, не стоящие воздуха, которым они дышат. Священными текстами он подтирается, а убийство мирных жителей ничего для него не значит, если они не верят в северных богов. Кровавых орлов он вырубает из своих врагов также ловко, как чистит зубы кончиком кинжала, и если бы не Убба, Ивар утопил бы Англию в крови - кому война, кому мать родна.

Но даже среди саксов найдутся те, кто назовет Ивара другом. Он и сам, кажется, прикипел к малолетнему заложнику, сыну короля-марионетки Кёлвулфа, а сам что-то стал всё реже развлекаться пытками и всё чаще высказывать рациональные идеи. Говорят, будто его изменила мягкая английская земля. Или постарел, растеряв свой пыл?..


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
По большому счету все равно, играли вы в Вальгаллу или нет, Ивар там персонаж относительно эпизодический, хоть у него и есть продолжительная (и крайне пиздатая!) сюжетная арка. Всё расскажу и покажу в мемах и тиктоках.

Я хочу с Иваром играть в (альтернативную) историю, антураж, чернуху, кровищу, шекспира. Эйвор - ВРИО ярла, присягнувшего Ивару и Уббе и их Великой Языческой Армии, и поэтому она будет очень много с ними тусоваться и на них работать, ловить для Ивара лазутчиков, которых он будет живописно пытать, бухать с ним пиво, философствовать про семейные узы, богов и судьбу, сраться с ним за судьбу его малолетнего заложника и портить веселье своими моральными принципами. Короче, приключаться и разводить драму! Потом можно будет друг друга в хольмганге переубивать, как пойдёт.

Все вышеперечисленное - это +- то, что происходит с ними в игре, но еще со мной можно и нужно строить сюжеты из нихуя, это я с радостью.

Скорость мне до лампочки, размеры постов по большому счету тоже, но коротюльки я предпочитаю в спидпосте. В посте под катом можно почитать и пощупать, шо такое Ивар для Эйвор и как я пишу вообще.

Пробный пост

Рождение кровавого орла - славное зрелище! Сперва вспороть спину вдоль хребта...

Порчестер был взят - все, кого Эйвор повстречала в Англии на своем пути, все были здесь, все, за кого она проливала кровь, за кого сражалась её дружина. Фулке лежит, полуживая, на земле во внутреннем дворе. Эйвор так разбила ей лицо, что глаза не открываются. Чтобы полюбоваться на творение рук своих, она, отдышавшись после боя, встаёт над женщиной и тянет её голову за короткие волосы вверх, на себя, больно выворачивая ей шею. Багровые гематомы, опухшие от ударов глаза, окровавленные зубы видно между приоткрытых губ. Она будто бы улыбалась, и рука у Эйвор дрогнула - импульс ударить её, впечатать её лицо в камень, разбить его в крошку, но такой удар убьёт её, быстро и чисто, избавит её от страданий.

Из темноты крепости выходят Убба Рагнарссон и Басим - ведут Сигурда под руки. Он едва переставляет ноги. Он будто бы не видит никого перед собой, а Эйвор не смотрит на него. Она отводит взгляд, ей больно на него смотреть. Наполовину седой. Лысый. Лохмотья скрывают струпья, гноящиеся старые раны, кровавые подтеки, и Эйвор прячет глаза. Она опоздала, и тем ей невыносимее, что она знает: раньше она прийти не могла. Порчестер пытались взять три раза за этот год, и диверсиями, и штурмом, и только сейчас, на четвертый раз, когда удалось собрать достаточно крупное войско, у них получилось. Сколько времени она потеряла, сколько месяцев ушло на какую-то ерунду, пока брат её гнил здесь, пока эта ведьма измывалась над ним, пока высасывала из него всю жизнь. Эйвор разобьет, если она будет смотреть на него слишком долго.

- Везите в Рейвенсторп, - командует она, махнув рукой. - Драккаром быстрее всего. Везите его к Рандви.
Покрутив головой, она одной рукой поймала за локоть солдата.
- Крыс мне налови пару ведер. В крепость принесёшь.

Она хватает Фулке за шкирку, тащит девку за собой. Та хохочет. Воротник давит ей на горло, и хохот похож на предсмертные всхрипы.
- Ты опоздала, Сестра Волка, - дразнит она, хохоточек такой тонкий, звенящий, помешанный. - Мои труды... Мои труды достанутся тебе. Всё... Чего я достигла.
- Закрой дыру с помоями, которую зовешь ртом, - Эйвор харкает на пол, с пути не сходит. Она тащит её вниз. Вниз по лестнице, в темноту. По узкому коридору внутри крепости, в темноту и сырость, туда, где держали её брата.

Ивар для своей мести подобрал красивое место. Говорил, оно похоже на Вальгаллу. Высокий горный уступ, откуда вид открывался на всю Мерсию от границы с бриттами до Рейвенсторпа. Хотел, чтобы его кровавый орел видела вся Англия. Чтобы он возвышался надо всеми, служил напоминанием о том, что бывает с врагами Ивара Бескостного. Фулке такой чести Эйвор не окажет. Фулке не будет гнить под солнцем и не станет пищей для воронов. Фулке покормит крыс. Фулке сгниет в своей  же собственной темнице. Фулке, умирая, будет видеть то, что видел Сигурд. Фулке умрет, чуя запах его застарелой крови.

- Ты убьешь меня, но на мое место придут другие, - хрипела она, заставляя Эйвор скрипеть зубами. - Моя смерть ничего не изменит. Я всего лишь... Ха-ха-ха... Всего лишь Инструмент.

Её позывной в рядах ордена. Эйвор подавила в себе порыв её больно пнуть - насладится ещё.

- Мне плевать, - говорит Эйвор монотонно. - Мне плевать на твой орден, на твое великое дело, на твою жалкую жизнь, кто придет после тебя, был ли кто-то до тебя, и скольких ты уже сгноила в своей темнице. Ты ответишь за каждый упавший с его головы волос.

А достаточно ли этого?
А достаточно ли?
Бросить её дружинникам, избавить её от ряс, раздеть до гола и бросить голодным мужикам - делайте, ребята, с ней что хотите. Но нет. Они могут убить её, её тело может не выдержать, и тогда она отправится к своим проклятым богам раньше, чем Эйвор насытит свою собственную жажду крови. Нет, Эйвор справится сама. Без мужиков. Тело Фулке достанется крысам.

Она боится того, что найдет за дверью.
Он может быть там. Он может быть там живой или мертвый. Оттуда страшный запах - помои, дерьмо, кровь, много, много крови, очень много, будто бы дверь сама кровью пропитана. Эйвор открывает дверь и перехватывает покрепче факел.
За дверью темнота.
- Сигурд?
Ответом ей - крысы, их маленькие когтистые лапки цокают по полу. В свете факела она видит черные пятна на полу - кровь. Кровь тянется по полу к стулу, к пыточному креслу, Эйвор видит металлические острые колья и чувствует их своей кожей, её запястья ноют при виде тугих кожаных ремней, которые сжимали его руки.
Эйвор видит на стуле деревянный ларь. Сигурда здесь нет.
Когда она открывает крышку, у неё нет никаких сомнений - его рука. Это его правая рука. Его кость, белеющая во тьме. Жилы, которые её стягивали. Пальцы сомкнулись в вечной судороге. Это его рука. Его, брата её, она держала эту руку, ту, которой он сражался, которой меч держал, которой обнимал её.
Когда Басим догоняет её, Эйвор блюет на пол, держась за усыпанный иглами подлокотник. Её рвет сквозь слезы.

С тех пор всё время, что прошло, было взято взаймы. С тех пор всё как в тумане. Она не спит, она почти не разговаривает с Рандви - прячет от неё глаза тоже, боится дать ей понять, в каком она раздрае, сколько гнева в ней скопилось, и даже не на Фулке по большей части, а на себя саму, за то, что месяцы идут и ничего не сдвигается с мертвой точки. Порчестер как стоял, так и стоит. Эйвор раз за разом отступает, понимая, что может сложить в очередной осаде и свою голову, и чужие. Когда она засыпает, ей снится рука в ящике, снится, будто пальцы безжизненные подрагивают, тянутся к ней, смыкаются. Снится, как из темноты пыточной камеры выходит сам Сигурд - такой же, вспоротый нараспашку от паха до горла, кости блестят в темноте, голые мышцы обливаются кровью, но во сне он живой. Он во сне живой после всех этих пыток, он себя едва осознает и протягивает к ней левую руку, с которой на пол капает кровь.

Эйвор бросает Фулке животом вперед на единственный предмет мебели здесь - простой деревянный стул. Она на этом стуле, вероятно, держала Сигурда привязанным после того, как перевезла его в эту крепость из Кента, где держала его большую часть года. Фулке слишком слаба, чтобы пошевелиться. Она сползает коленями на пол, лицом на сидение. Эйвор не утруждается разговорами. Пока что.

Ей нужно время - найти веревку покрепче. Всё остальное у неё есть уже. Она возвращается спустя четверть часа, молча сбрасывает с плеч дорожный плащ, расстегивает свои наручи, тяжелый кожаный жилет. Она складывает свои вещи в углу, аккуратно, как будто собирается принять баню. Закатывает рукава. Затягивает потуже косу на затылке, снимает с пояса остро заточенный топор, с другой стороны - кинжал. Бросает веревку на пол рядом с Фулке, рядом укладывает свое оружие, стаскивает свою жертву на пол.

Фулке падает на задницу, а Эйвор сидит перед ней на корточках. Берет её крепко за горло. Хочется запихать ей пальцы в рот, потянуть за челюсть. Потянуть с силой, чтобы хрустнуло, чтобы мандибулы надорвались - да только сдохнет от болевого шока.

- Рождение кровавого орла - славное зрелище, - она цитирует Ивара почти ласковым шепотом. - Из тебя получится такой красивый кровавый орел. Правда, жалко, что никто его не увидит?
Она подносит лицо совсем близко к её. Дыхание оседает на измученной, взбухшей коже Фулке.
- Знаешь, что с тобой будет? - шепчет Эйвор. Палец нежно оглаживает Фулке лицо, по линии челюсти. - Рассказать? На ушко?
Наконец-то она перестала ржать. Наконец она выпала из своего фанатичного припадка. Наконец осознала, во что она вляпалась. Эйвор скалится одними губами, подносит губы к её уху, удерживает её на месте за локти.
- Я вспорю тебя от шеи до задницы, - в этой черной кровавой горячке она почти понимает Ивара. Кто-то стоит у неё за спиной сейчас. Кто-то стоит в углу комнаты и смотрит на неё. Улыбается в бороду. "Истинная северянка." - И выверну тебе рёбра наружу. Вот этими руками. Познакомься, - она крутит ладонью вперед-назад перед глазами у Фулке, чуть отстраняясь. - Эти руки войдут в тебя и вытащат наружу твои легкие. Я растяну твою кожу с ребрами, как крылья. Натяну их между этими колоннами, видишь? - она притворно озирается по сторонам, будто комнату видит в первый раз. - И самое прекрасное, что всё это время ты будешь жива. Тебя убьют не мои руки. Тебя убьют крысы.

Она мямлит что-то. Она имеет наглость умолять. Она наконец-то, под конец своей жизни, по-настоящему испугалась.
- Тебе нравится пожинать плоды своих действий? - Эйвор грубо отворачивает её от себя и стаскивает на пол, чтобы легла. Кинжалом вспарывает на ней одежду, оставляя царапину глубокую. Безжалостно стаскивает с нёе штаны, оставляя её нагой, жалкой, похожей на червя. Схаркивает в сторону, приподнимаясь на ноги, убирает волосы с лица. Ногой отпихивает обрывки одежды Фулке в сторону. Тяжелый сапог Эйвор ложится Фулке на лопатку, прижимает её лицом к полу. Просто так, ни за чем. Ей нравится думать, что Фулке, теперь нагая и беззащитная, прижата лицом к полу, пропитанному Сигурдовой кровью.

Под хруст костей и оглушительные, душераздирающие крики она вспарывает ей спину вдоль позвоночника. Сразу глубоко. Кинжал сразу рассекает ей мышцы и натыкается на кости. Эйвор пересчитывает их, пока ведет кинжал сверху вниз. Надрез получился прямо по центру, открыл взгляду белые позвонки - можно сейчас руку засунуть, сжать их и вытащить ей хребет, но это моментально её убьёт.

- ПОЖАЛУЙСТА! - Фулке выговаривает это сквозь вопли. У неё трясутся ноги, бьются об пол. Эйвор, к своему собственному ужасу, в ответ только усмехается.
В ней нет сейчас ощущения, будто она глумится над живым человеком. Нет такого, будто под её руками сейчас страдает кто-то живой, будто она кому-то причиняет боль. Вопль не действует на неё. Чем громче и жалобнее она орёт, тем лучше. Эйвор в этих криках слышится, как кричит её брат. Как он кричал, пока Фулке лишала его руки? Сколько раз он кричал "Пожалуйста!", пока она измывалась над ним?..

Разломать рёбра - самое трудное. В этом Эйвор помогает топор. Осторожно, придерживая сверху, используя его как наконечник копья, а не по прямому назначению. Заточен на славу. Ребра хрустят один за другим, навсегда отсоединяясь от позвоночника. Кровь брыжжет Эйвор на рубаху, ей на лицо. Она старается быть осторожной, чтобы Фулке не померла раньше времени. Это всё длится и длится - Фулке кричит, Эйвор сосредоточена, она будто насильник со своей жертвой придавливает её голову к полу рукой, чтобы крики потише были. Много ребер у неё. Много.

- Умоляй, проси, ори, - приговаривает она. Хрустит еще одно ребро. - Знай, что этого мало за то, что ты сделала.
- Я ТОЛЬКО-...
- Ты причинила боль тому, кого я люблю, - Эйвор все также спокойна, когда хрустит последнее ребро. - Это всё. Ты понимаешь меня? Больше ничего не имеет значения.

Эйвор встает на ноги. Фулке уже никуда не денется. Она не сможет даже пошевелить своей головой. Приподнять. Эйвор отряхивается от её крови, но размазывает её ещё сильнее. Теперь вереврка - отмерить две части, намотать на её безвольные запястья, корабельными узлами затянуть, да потуже. Остальные к крюкам прицепить, из собственных запасов Фулке - можно только догадываться, как использовала она эти крюки на Сигурде, но Эйвор об этом думать не хочет, боится, её снова вывернет наизнанку, снова стошнит.

Прицепить крюки к веревкам. По три штуки с каждой стороны. И, наконец...
- Сказать по секрету, я об этом мечтала с тех пор, как нашла твое послание, - Эйвор звучит так, будто рассуждает о том, чем будет сегодня ужинать.
Фулке уже не может говорить. Дальше будет только хуже.
Эйвор присаживается рядом с ней на колени. И под сладкий, как шепот возлюбленной, хруст костей, погружает руки в плоть Фулке. Она обоими руками хватается за обломки её ребер. И тянет в разные стороны, одновременно выворачивая её спину с двух сторон, будто мешок открывает.
Фулке кричит. Эйвор глубоко дышит, в голос, со сладким удовлетворенным "ммм".
Кричи, сука. Кричи.

- А потом... Вынуть легкие, - приговаривает она, прикладывая силу, выкручивая её ребра сначала слева, потом справа. Раскладывая их, расправляя, как крылья. Кожа Фулке изнутри - кровавый ковер. Ребра хрустят, ребра трескаются, надламываются. Ребра, выворачиваясь, терзают её внутренние органы. Как ей больно сейчас, должно быть. Как невыносимо, когда собственные ребра упираются в желудок, в печень, в сердце.

В свете факела Эйвор видит, как сокращаются её легкие. Она погружает окровавленные руки внутрь снова, теперь уже в самое мясо, вглубь, касается её легких, живых, горячих, раздувающихся. Вытягивает, словно рыбу из воды, одно, укладывает на переломанных ребрах. Потом, также - второе.

И пока разбирается с веревками и крюками, которые зацепятся за её кожу и растянут её, как мембрану на ритуальном барабане. Как знамя на щите.
Эйвор старается.
Её кровавый орёл - действительно зрелище. Одной проделывать это тяжеловато, и теперь она понимает, почему Ивар позвал её помочь. Фулке едва живая, пока она натягивает её со второй стороны. Зацепить крюками её вспоротую плоть и завязать последние узлы - самое легкое. Самое простое.

Эйвор, вся в крови, с растрепанной косой, выходит из комнаты - скоро возвращается с двумя ведрами в руках. Ведра трясутся, пищат, пока она стирает кровь со своего оружия и со своих рук, надевает обратно жилет, наручи и дорожный плащ. Очень сильно хочется есть и медовухи.
Она берет в руки факел и любуется тем, что сделала. Фулке, тварь, еще жива.

- Гори в своем аду, - она пинает одно ведро на другое, оба падают, крышки слетают. Эйвор закрывает за собой дверь. Уносит свет, оставляет Фулке в полной темноте. В море крыс.

+15

27

Ceolbert

assassin's creed valhalla

CEOLBERT [ASSASSIN'S CREED]

раса: чушпан человек
возраст: 16-17 лет

деятельность: принц, заложник
место обитания: Рейвенсторп, Восточная Мерсия

https://i.imgur.com/e2qwk70.gif
ewan mitchell или finn elliot


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Кеолберт - сын короля Кеолвулфа II, которого братья Рагнарссоны, Ивар и Убба, возвели на трон Мерсии вместо несговорчивого Бургреда. Формально он стал заложником, он - гарантия верности Кеолвулфа датским завоевателям. Короче говоря, сын маминой подруги короля-марионетки. Ивар с Уббой отправили Кеолберта в Рейвенсторп, где он находится под присмотром Рандви, жены ярла Сигурда.
Быть заложником для него не так уж и страшно - в Рейвенсторпе ему нравится, и со своими "тюремщиками" он быстро подружился. Рандви, Эйвор, Сигурд и Ивар для него всё равно что семья, и кажется, что они видят в нем больше, чем его собственный отец. Грамотный, образованный, вдумчивый парень Кеолберт задумывается о том, чтобы заслужить славу на поле боя и стать столь же грозным воином, как северяне, только время от времени он тревожится о настоящем своем положении. Однажды он унаследует трон Мерсии от своего отца, женившись на датчанке или норвежке, примет веру в северных богов, и ему горько думать о том, что когда-нибудь он проснется и поймет, что он больше не англичанин.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
По сюжету Вальгаллы между Иваром и Кеолбертом происходит полный пиздец честно говоря драма, но мне думается, что ее можно и избежать. Мне бы хотелось поиграть с Кеолбертом в found family - как-никак, он наш сын полка :з
Заявка в джен, сюжет и приключения, эт да, я бы хотела играть в антураж, сюжет и драму, которой там можно накопать ведро и маленькую тележку. Я очень сильно упоролась об "Саксонские хроники" и имею стойкое желание играть про христиан и язычников, про приобретенную семью и про антураж раннего средневековья, поэтому Кеолберта затискаю!

Пробный пост

- Готовьте топоры, птенцы, - Даг плюнул в море через плечо, когда беседа сошла на нет. - Вон сушу уже видно.
Эйвор замутило. То ли от качки, то ли от рассказов Дага.
Это каким нужно быть кабаном, чтобы в девять лет двоих убить?
Ещё ребёнком, в Хеллборе, Эйвор слушала рассказы Сигурда раскрыв рот, когда Стюрбьёрн привозил сына погостить, и Роста отправляла их в рощицу на краю деревни стрелять кроликов и собирать травы. Эйвор помнила отчетливо, как пыталась перед ним покрасоваться, пуская неловкие стрелы из своего полудетского лука - этот лук был ей милее любой игрушки, кроме тех резных деревянных, что привозил ей Стюрбьёрн. Сигурд тогда казался ей совсем взрослым - выше её на две головы, долговязый, уже сбривал пушок с щек и подбородка, так, что когда он обнял её при встрече, она вместо гладкой мальчишеской щеки, такой же как у неё, почувствовала мужскую, колючую. В тот день он и рассказал, как сходил впервые в набег, как он боялся, как пережил свой первый короткий поход; он рассказывал ей в красках, как умеет только ребенок, о том, как качало драккар, как горели соломенные крыши, как визжали перепуганные женщины и как форинги его отца на его глазах в одночасье из добрых друзей превратились в свирепых воинов. И как меч в его руке впервые отнял чью-то жизнь. Он говорил, что в тот день Вальгалла стала ближе, из слова превратилась в место, такое же как Хеллбор или Форнбург.
А на следующий день она стала ему сестрой.

Сигурд в их болтовню не вовлекался. Он стоял к Эйвор спиной, и в руках его плясала веревка, пока он поднимал парус, вглядываясь в земли на горизонте. У Эйвор неприятно потянуло в животе.
Это христиане, говорила она себе. Это беззубый народ, вооруженный вилами и страхом, они не учатся войне с детства, они учатся вспахивать поля и молиться мертвому богу. Они ничего не смогут противопоставить дружине викинга, который первую жизнь отнял в двенадцать лет, и бояться их нечего - они и живут затем, чтобы их грабить. Бог у них слабый, раз его величайшим подвигом была смерть. А Эйвор на три зимы старше, чем был тогда Сигурд. Она выше, чем был тогда Сигурд. Она уже взрослая. Кьётви - вот это вызов, а фризы - все равно что кролики, которых она отстреливала ещё ребёнком.
Даг поднялся на ноги, за ним и Вили, и все остальные постепенно. Эйвор следила взглядом за братом - он без щита, меч в руках огромный, черные полосы пересекают лицо, тяжелая коса взлетает на ветру. Ноги её ватные, отсиженные за двое суток, мышцы в плечах сковало, они требуют разминки, но времени нет. Вода под ними становится все мельче и мельче, земля все ближе и ближе, Эйвор видит соломенные крыши, мельницу, видит уже даже белые испуганные лица, хватает краем уха чей-то крик, звон колокола. Рог Сигурда оказался в руках и Дага - он надул широченную грудь, и из рога вырвался ужасный, леденящий кровь звук.
Веди меня, Всеотец...
Эйвор перехватила покрепче щит и сняла с пояса топор, когда солнце ей затмил Сигурд. В его могучих ладонях умещалась её голова целиком; он взял её крепко, по-отцовски, заставил на себя посмотреть - у неё только губы дрогнули, мельком страх в глазах сверкнул, и не будь у неё руки заняты, она бы перехватила его за запястье и схватилась бы за его руку покрепче, как утопающий за весло, но всё это быстро прошло. Его светлые глаза, прозрачные почти, смотрели ей не в душу даже - сквозь неё, и она снова нашла свою ускользнувшую храбрость. Ему даже говорить ничего не нужно было - хватало только в глаза ей заглянуть. Позабылся сразу Кьётви, позабылась будущая месть, только он остался - её брат не по крови, а норнами избранный, вождь и будущий конунг. Ей умереть за него еще, ей нельзя бояться каких-то фризов, как будто она девка нетронутая, а не дева щита.
- Помни чему я тебя учил, - сказал он твердо и негромко, так, чтобы только она слышала. - Это не чучела у нас во дворе и не детские игры. Ты меня поняла?
Она кивнула было, но Сигурд её ещё крепче перехватил и тряхнул легонько её голову, будто хотел тряхнуть сильнее.
- Ты меня поняла, Эйвор?
"Перестань за меня бояться," взмолилась она, нахмурив через силу лоб. "Поцелуй меня в лоб и хлопни меня по плечу, вот увидишь, ты будешь мной гордиться."

Даг взревел, и его вой подхватили остальные. Дружинники спрыгивали с драккара прямо в воду, мочили сапоги и порты, с бешеным устрашающим рёвом бежали на берег, к деревне, где в ужасе разбегались крестьяне. Они бегут сначала, а потом за вилы хватаются, кто за что, и пожитки свои охраняют как сокровища какие, умереть за них готовы, зазвенел у Эйвор в голове чей-то голос. Полетели стрелы со сторожевой башни, и кто-то прикрыл Эйвор своим щитом - она только-только спрыгнула в воду, бежала вперед через силу, заставляя себя не обращать внимания на то, как отяжелели её сапоги и её порты. Никто из этих людей-овец не должен заметить, что среди викингов мелкая девчонка, совсем еще молодая, напуганная. Нет, нет-нет-нет, если и задержится на ней чей-то взгляд, они должны ужаснуться, должны в страхе забиться в свои хаты и молиться своему мертвому богу, в ужасе от того, что у северян даже девчонки пятнадцати лет смертоносны и жестоки.

Даг выломал плечом чью-то дверь, и Эйвор поймала себя на том, что вздрогнула, представив, как сидит за этой дверью. Мимо неё просвистела ещё стрела, и она не поняла, чья именно. Она видела Сигурда, что бежал с двумя дружинниками навстречу вооруженным крестьянам - стражники это их, ополчение местное или кто, - вооруженные люди, со щитами, в железных шлемах и кольчуге, с диковинными копьями и мечами, они от Сигурда и его людей могут только отбиваться, но никак не пугать. Её брат повалил одного на землю, спихнул с противника шлем и со всей силы, не сдерживая ни капли своей мощи, уронил ногу в тяжелом сапоге ему на голову. Хрустнул череп, на земле осталась кровавая лужа. Эйвор не заметила, что стоит с опущенным щитом.

Растерянная мелкая девка, ты позоришь дружину своего воеводы.
Даг выволок из хижины какого-то мужичка, держа его за отросшие серые волосы. У мужичка в руке был старый меч, который он выронил по дороге - Даг убил его ударом топора в грудину. Эйвор дернулась на месте.
Кого бить? Куда бежать? Откуда стреляют?
Над головой каркнул ворон, и она опомнилась. Она не станет всю оставшуюся жизнь врать, чтобы только никому не рассказывать, как оцепенела в своем первом набеге и перепугалась каких-то христиан.
В неё снова выстрелили, и на этот раз попали бы, если бы она не подняла свой щит. Стрелял молодой парнишка, из окна своей хаты, с совсем близкого расстояния - в панике она расхохоталась. Вот дурак, отойди подальше. Тогда она ворвалась внутрь, через незапертую дверь, нашла его в единственном помещении и двинулась на него тяжелым шагом, заметив, как он опускает свой лук и поглядывает на окно. Хочет выскользнуть, спастись. Он молодой еще, в траллы сгодится, но лук в его руках мог бы отнять чью-то жизнь. Прежде, чем она опомнилась, её топор впился ему в шею, и он замер с широко распахнутыми глазами, глядя прямо на неё. Лет шестнадцать ему было. Вряд ли больше.

Снаружи повеяло огнем, загремели мужские голоса. Подкрепление к сельчанам поспело, зазвенела настоящая битва. Она там должна быть, рядом с братом, а не прятаться в какой-то хижине...

Отредактировано Oleg Tinkov (26.12.23 19:55:09)

+6

28

odin

assassin's creed valhalla

ODIN [ASSASSIN'S CREED]

раса: ису / ас
возраст: >70 000 лет

деятельность: мозгоед
место обитания: у Эйвор в голове

https://i.imgur.com/2uwJuzo.png https://i.imgur.com/OwDtIST.png https://i.imgur.com/A5DEUzK.png
original, your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Когда норны поведали Хави, что ему суждено умереть в Рагнарёк, он сказал им, чтоб шли нахуй, потому что он сам своей судьбе хозяин. Вот такой вот верховный бог - настолько верховный, что над ним даже судьба не властна, и если он захочет избежать смерти в пасти Фенрира - он найдет, как это сделать, но сначала, конечно же, ударит кулаком по столу. То, что асы падут в бою в Рагнарёк - это не новость, а давно известное пророчество, судьба, которую все они знают заранее и принимают. Все, кроме Хави. Не для того он их возглавил, чтобы покориться своему року. Какой толк смотреть свысока на весь Асгард, если даже свою смерть не сможешь победить?
Его план не был точен, как швейцарские часы, но он сделал всё, чтобы выжить. Чтобы хоть в каком-то виде обмануть смерть. Он отдал свой глаз, он лгал, манипулировал, изворачивался, хитрил, нарушал клятвы, разворачивал войны, разбивал сердца, он сделал всё, что мог, всё ради мёда поэзии, который разделил с другими асами накануне Рагнарёка. Как и было предначертано, они встретили свою смерть и пали в бою, но их души выжили внутри Иггдрасиля, чтобы однажды возродиться. Так и получилось - все они обрели своё новое воплощение в девятом веке.
Одину досталась Эйвор. Самая сложная часть задумки осталась позади - осталось только выгнать из тела девку и полностью воплотиться.
Может быть, он и был недоволен тем, что спустя семьдесят тысяч лет обрел воплощение в женщине, но по большому счету ему всё равно - главное, что у него получилось. Он обманул смерть, он спасся от Рагнарёка, не закончил в брюхе Фенрира, показал норнам средний палец. Но он всё ещё бессилен, бессилен до тех пор, пока заточён у Эйвор в голове.
Он является только ей, она - его рупор, его инструмент. Пусть считает себя избранной Одина, когда он является к ней одноглазым стариком. Пусть слышит его голос в свисте ветра и позволит ему себя вести. Пусть прислушивается к его словам тогда, когда её больше никто не слышит. Пусть позволит себя сломать и подавить.
Один - жестокий, хитрый, суровый бог. Один мучает своих избранных и заставляет их умирать молодыми. В нём нет места состраданию, смирению и терпению - Один взращивает в ней гордыню, жестокосердечность, честолюбие, он направляет её руку, когда она сеет бессмысленную жестокость, он хочет видеть её узурпатором, который берёт своё в нужное время, он хочет, чтобы она перестала так слепо следовать своим клятвам и перестала его позорить. Когда Эйвор в первый и последний раз в жизни сотворяет кровавого орла, ею руководит Один. Когда после она рыдает, размазывая по лицу чужую кровь, он смотрит на неё с отвращением.
Ему мерзко смотреть на своё воплощение, на своё отражение сквозь века. Эйвор должна сгинуть, чтобы из её праха восстал Всеотец.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ну короче говоря, это как Джонни Сильверхэнд в голове у Ви, только бог и никто не должен умирать, а еще они никогда не подружатся и не найдут общего языка. Наверное.
Я очень люблю скандинавскую мифологию в её оригинальном антураже, с ледяными великанами, радужными мостами, топорами, магией и вот этим вот всем, поэтому настроена на то, чтобы сделать вид, будто "трушной" концовки с асами в латексных комбинезонах и высокотехничной цивилизацией не было, а были боги, которые залезли в мировое дерево и пошли кошмарить викингов в девятом веке.
Игру с Одином вижу как крайне шизоидную, с глюками, Асгардом, длиннющими диалогами которые слышат только они двое и хер пойми каким концом - мне будет грустно, если она его просто прогонит и однозначно его победит. Может, они найдут какой-то компромисс и Один найдет себе другое воплощение, а может быть что-то еще.
У нас тут есть воплощение Тюра, которого ты наебал и предал, и каноничный рыжий Локи под маской.
Ниче не жду, но очень надеюсь! Заранее пошел нахер.

Пробный пост

Дорога к ритуальным камням Одина лежала высоко через горы, через густую тундру и пару высоких крутых обрывов, вдоль которых с расстоянием в километр стояли палатки дозорных.

Сигурд, конечно, снова придет. Не упустит возможности - в ночь перед набегом-то. Но у Эйвор совсем другие планы.
Никогда не говорила она ему "нет". Не из преклонения перед ним и не потому, что боялась, будто за отказ или строгое "не хочу" он сочтет её плохой невестой, отвернется её и передумает - нет, она не боялась этого вовсе. Сама его хотела, сама ему вторила, сама же его и распаляла. Думала про себя, что раз говорить с ней ему теперь отчего-то не хочется, то хоть так она с ним побудет, хоть так соединится с ним. И не то чтобы устала от него - мысли о нем посылали горячие мурашки вверх по бедрам, тело оживало вновь от предвкушения, от одной только мысли, но всё-таки сегодня ей нужно было кое-что другое.

Снился ей странный сон на днях - будто он заговорил с ней вдруг. Раскаивался в чём-то, просил за что-то прощения, то были слова, которых она не услышит от него никогда, потому что не может он такого ей сказать. Поутру, проснувшись, она вспомнила то, что навеяло ей сном, и стало ей вновь горько и тревожно.
От того, что его голос ей уже во сне снится. Тот старый, привычный, которым он с ней разговаривает, а не нашептывает на ухо вновь что-то горячее и сладкое. Человечий его голос, не звериный.

Она гнала от себя мучительные, грызущие воспоминания. Как держала его лицо в руках и всеми силами, всеми словами, которые есть в ней, пыталась объясниться, сколько он для неё значит - и как он в ответ о платьях говорил. Как один-единственный раз сказал ей то самое "люблю", прямо перед тем, как она ему впервые отдалась. И гнала от себя эти мысли, ногой их от себя отпихивала, верно рассудив, что чушь всё это, глупости её личные - он мужчина, он любовь показывает не словом, но делом. Он не Вили, который в уши будет лить ерунду красивую - она за это и любит его. В том числе и за это.

С Валкой вместе отужинав, она не без удовольствия вынула на свет божий свои старые вещи. Штаны потертые, сапоги на меху, синюю рубаху с воронами расписную, плащ любимый на меху. Коса, которую она носила, нравилась ей всерьез, но больно чесалась обритая часть головы под ней - присела у зеркала вёльвы и аккуратно, научившись уже как следует, переплела её по-привычному, шрам на голове вновь обнажая, выбритый свой висок, на котором волосы растут едва-едва. Валка мимо проплыла у неё за спиной, скребнула ей по выбритому месту ногтями в привычной своей игривой манере.

Эйвор спустилась с пригорка в Форнбург, в конюшни заглянуть и проведать своего Видара. Коня она делила с Римой на двоих - им обоим по личному коню без надобности, заскучают в стойлах до старости. Серый жеребец встретил её спокойно, съёл морковку у неё из рук.

- Эй, Гуннар, - крикнула она с улыбкой, выводя Видара под поводья мимо тренировочного поля. - Ты остаешься?
- А как жеж, - кузнец плевком откинул длинные черные волосы с лица, на Эйвор не глядя - занят в спарринге.
- Побьешься со мной завтра?
Тут он остановился на мгновение, один взгляд в её сторону кинул.
- Нет, Эйвор, прости.
- А что так? - Видар дернул головой, и она сжала поводья покрепче.
- Занят буду.

Она виду не подала - пожелала ему твердой руки, залезла в седло и пошла из деревни обратно в сторону гор.

Бывало и раньше, что с ней спарринговаться не хотели. Девка жеж. Чего с ней драться? Раньше её это задевало так, будто иглами в сердце тычут, а потом привыкла. Только в том отдушину находила, что становилась сильнее. Сама добилась того, что плечи так раздались. Сама топором овладела, каждый раз искала повода им воспользоваться не против чучела, а против чего-то живого. Острее всех наблюдала за тем, как другие дерутся. Всех кроликов в округе перестреляла, даже косулю одну один раз. Когда-нибудь, говорила она себе, вы будете отказываться от боя со мной по другой причине. Чтобы я вас не опозорила к Хель.

Когда-то она думала о том, чтобы выбрать себе покровителем Тора. Не Фрейю, богиню-воительницу, а Тора, чьи руки держат Мьёльнир, с кем в силе никто не способен сравниться - чтобы он принял её скромные жертвы и отдал ей хотя бы крупицу своей силы, которая была ей так нужна. Но позже поняла, Тор её жертв не принимает, что поклонение ему отзывается в её судьбе громогласным молчанием.
Зато её жертвы принял Всеотец.
Она поднесла к алтарю ту косулю, раскрыв ей грудину своим маленьким охотничьим ножом, и сидела ночью в метели, глядя на выбитый в камне лик Одина, и молилась о том, чтобы хоть кого-то в спарринге одолеть хоть раз. На следующий день положила на лопатки Браги.
Она просила его о мудрости, чтобы вынести едкий, как червь в яблочке, голос Гудрун в своей голове. И вскоре обнаружила в себе покой, с которым перенести минуты наедине с ней в стократ проще.
Он слышал.

Она не знает, о чем попросит на этот раз - о хитрости, чтобы выпутаться из сетей, сложившихся вокруг неё? О победе для Сигурда, чтобы следил за ним и привел его живым домой?
Может, обо всём сразу, может, ни о чем в частности.

Она навестила дозорных, что сидели лагерем на краю крутого обрыва и всматривались в бескрайние горы Рюгьяфюльке, чтобы затрубить в рог при первом появлении врага. Те играли в орлог, и она присела с ними послушать баек и перекинуться костями. Они накормили её жареной на огне куропаткой, порасспрашивали о грядущей свадьбе, обточили ей топор и отпустили восвояси - ей дальше, выше, в гору, а уже темнеет.

Не отпустит он её в набег - так что ж. Можно и другими способами топор окровить, земли от Волков защищая, например, вон, вместе с дозорными. Только чувствовала Эйвор, что даже так Сигурду наперекор пойдет - не в набегах дело.

Перед каким же чудовищным выбором он её ставит.
Отказать ему, перечить, на своем стоять - она не может и не хочет, не тот это человек для неё, чтобы от него отмахиваться и мимо ушей его пропускать.
Повиноваться - род свой предать. Свой, не его.
Кьётви Жестокий должен умереть от её руки. Этот буйвол. Это чудовище на двух ногах, ходячая крепость, Фенрир в человечьей шкуре - она, Эйвор, должна убить его, иначе отец её Варин в чертогах Вальгаллы останется опозоренным трусом, иначе Роста зря привела её в этот мир. Она затем и живет теперь. Она ради них и живет теперь. Она не отомстит - никто другой не сможет. Даже Сигурд, даже могучим ударом своих рук если отсечёт Кьётви голову - это будет напрасная смерть. Не во имя кровной расплаты. Она на то и кровная - Кьётви должен получить то, что посеял, встретить смерть свою от плоти и крови Варина и Росты из клана Ворона, а не от человека, который их дочь в жены взял. Иначе грош Эйвор цена. Иначе никто она, не дочь своим родителям. Не воин. Такая же обесчещенная и трусливая, каким Варин был в момент своей смерти.

Глубоко ночью она добралась наконец до ритуальных камней. На крупе Видара сзади лежала еще одна косуля - Эйвор стянула её за тонкие ноги и потащила за собой по засыпанной снегом земле, бросив на каменных ступенях. Взяла с подступа кремень старый, высекла огонь, зажгла старые обугленные свечи вокруг алтаря. И присела на землю, задом на свои пятки, доставая из кармана старый свой ритуальный нож.

Отредактировано Eivor (25.12.23 01:34:44)

+8

29

Ves

SAGA O WIEDZMINIE

VES [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: 25-26

деятельность: Бывший боец "Синих полосок", темерский партизан и доверенное лицо Роше.
место обитания: Под боком Роше (ныне Велен)

https://i.imgur.com/5a6EaEe.png
Игровая/на твой вкус


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Я не понял, какого баргеста еще не в строю?! У нас тут война только на бумаге закончилась, а по факту - всё веселье ещё впереди.
Вот ни в жизнь не поверю, что тебе понравилась тихая жизнь в Велене, где мы теперь наводим порядок. Сама, небось, рада была, когда этот хитрозадый интриган Дийкстра снова задумал чужими руками каштаны из огня таскать и на нас вышел? Да точно рада, ты ж у меня девка боевая, мирной жизни уж сколь лет не видела.
Но плешь мне проесть подозрениями на счёт Сиги - это святое, да?
Но оно и правильно, кто-то же должен переживать за меня, когда я сам этого не делаю.
Уж не знаю, что там задумал этот реданец, а нам бы послушать. И даже на мировую пойти с тем, кто нас на тот свет едва не отправил. Потому как мы хоть и помогаем в чём-то нильфам, но бани и выпивка у Сиги на порядок лучше. И пафоса в нём меньше, а значит и у меня изжоги.
Ну что, поприключаемся как в старые добрые, стараясь не лезть в политику?
Всё-таки черные приходят и уходят, а две полоски - это стабильная жопа.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Бьянка или Вэс (как в оригинале) - сугубо на твой выбор!
Анкету прошу написать, хоть полно, хоть тезисно. Хочется видеть именно восприятие персонажа, чтобы искать точки соприкосновения и с удовольствием играть с человеком, а не со статьей из ведьмачьей вики. Пишу от третьего лица, люблю большие буквы, хочу того же - я наглый старый и ворчливый, да. По скорости отписи я лоялен, главное - не пропадай, пейрингов не навязываю (но надо всё же учитывать историю персонажа), к обсуждению всегда открыт и чужому мнению рад. Мы все - взрослые люди и умеем разговаривать словами и слушать друг друга.

Пробный пост

Когда пташка напела Роше, что встречи с ним ищет один давний знакомец, подмявший под себя криминальный мир Новиграда, Вернон откровенно фыркнул и послал гонца туда, откуда вылез в своё время Эмгыр и все его прихлебатели. И продолжил уничтожать запасы еще довоенной темерской ржаной, попутно разбираясь со зверем, что в народе звался управлением землями.
Иронично. Стремительно взлетев из грязи, Вернон Роше с размаху угодил в самую, что ни на есть, задницу. Потому как только полный псих будет жаждать власти и обширных земель в своё управление. И ладно бы земель нормальных, бывший же командир специального отряда "Синие полоски" крепко так засел в Велене. Точка. Занавес. Где-то на фоне могли дохнуть от смеха поганые скоя'таэли.
Видать знатно его когда-то прокляли, и пойди потом в эту всю дурь не поверь.
Но, смех смехом, а Роше не был бы собой, если бы не справился с поставленной задачей. Пусть худо бедно, пусть на свой солдатский лад, однако ж механизм крепкой, внушающей доверие власти, начал подавать признаки жизни.
Однако мысль, что этот любитель интриг и бань вновь вспомнил о темерце, крепко засела у капитана в голове. Подзуживая интерес и ту самую, поселившуюся пониже спины жажду бросить всё и снова рискнуть жизнью. Как в старые добрые.
И, та же пташка, изначально посланная совсем по иному направлению, улетела в славный город Новиград, чтобы обрадовать — пусть радуется и ценит, сволочь реданская — своего хозяина. Встреча состоится.
"Это всё не просто дурно пахнет, это откровенно смердит", — тут же поспешили заявить Вернону не просто приближенные, но самые доверенные любители бросаться в бой с сиськами наголо. И он был согласен. Дийкстра был известной хитрожопой скотиной и конченным интриганом, предать вчерашнего союзника для него было так еж естественно, как отмокать в своих банях. Но всё-таки он боролся с нильфами, под которых Роше — как злословили те языки, которые капитан еще не успел отрезать — банально лёг. А раз боролся, значит нуждался в определенного рода поддержке, потому что без таковой...
Без таковой война изначально была проиграна.
Вернон знал историю родной страны. Он помнил битву под Бренной и итоги той компании, когда Темерия и союзники боролись плечом к плечу. Ну, а воспоминания о том кошмаре, что последовал за смертью Фольтеста и новым вторжением нильфов на Север, он еще не успел утопить в крепком алкоголе. И вывод напрашивался однозначный — в одиночку бороться со столь опасным противником как чёрные бесполезно.
Но... за этим ли Дийкстра искал встречи? Чтобы попросить о помощи того, кто капитулировал? Или толстозадый интриган знал, что "продавшийся нильфам", бывший капитан "Синих полосок" не так прост и не настолько покорен, каким старается казаться? И этому факту Роше бы не удивился. Не из-за своей предсказуемости, скорее из-за сообразительности Сиги.
Хотя, был иной вариант — Сигизмунд Дийкстра решил вновь использовать руки Вернона, чтобы натаскать из огня новую порцию каштанов, никак к тому же не связанных с войной и Нильфгаардом.
Что характерно, встреча была назначена на нейтральной территории. Синеполосатого никто не зазывал в Новиградские бани, да и в принципе Дийкстра, похоже, решил высунуть нос из-за крепких городских стен. Всё настолько плохо или это настолько откровенная ловушка? Пойди ж пойми. Роше, у которого уже зудело от желания набить жирной реданской скотине морду и заставить хромать на ту ногу, до которой в своё время не добрался их общий знакомый, на эту тему не раздумывал долго. Разве что, Велен покидал в тайне. И отказавшись от привычного шаперона да сине-полосатого мундира, в который за долгие годы успел буквально врасти.
Маскировка, да, но поганая. Теперь его было труднее узнать, но без привычных полосок Вернон чувствовал себя натурально голым.
И всё-таки именно в подобном виде, почти весь в черном — лишний повод посудачить на тему его "предательства" страны и памяти Фольтеста — хотя скорее в грязном от тех дорог, которыми ему пару разу пришлось пробираться, бывший командир Темерских партизан в назначенный вечер осадил лошадь и спешился подле оговоренного места, где его, видно что, ждали.

+7

30

SHANI [возможен пейринг]

SAGA O WIEDZMINIE

SHANI [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: родилась в 1248 г. (в 64 году тебе 17, мне 28 :) все только начинается)

деятельность: медик, декан медицинского факультета Оксенфуртской академии.
место обитания: Оксенфурт, но, не исключено, что увезу в Нильфгаард

https://i.imgur.com/KxorQSK.gif https://i.imgur.com/PZS6xtX.gif
Abigail Cowen or your choice*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Во-первых, пусть тебя не страшит, что я выжидаю тебя на злотом крыльце под маской. Это временное событие и, когда ты явишься, всё может измениться в одночасье.
Во-вторых мой меткий глаз [к слову единственный] пал на тебя не просто так. Виной всему, как ты уже можешь догадаться второй сезоне от Нетфликса и серия с пытками. У нас было, пытали, допрашивали всё в рамках сериально-книжного канона, и оттого и рожа теперь кривая. В процессе написания постов меня осенило, что я мог посеять семя страха в голове барда, когда пытая его, порционально выдавал ему не только пиздюлей, но ещё и информацию, как типичный злодей, что следил за ним и что знаю  о том, как вы с ним милуетесь в садах академии и что, если вдруг он не расскажет мне всего, что я хочу узнать, я переломав ему кости, отправлюсь допрашивать других, в том числе и тебя – рыженькая медичка, пахнущая солнцем и луговыми травами. 
И так мне эта идея зашла, так она мне въелась под кожу, что я решил, а почему собственно нет? Тебе уже 17-ть, возраст согласия наступил [мы считали если что, все должно сходиться :D], просто немножко переделали канон, чтобы было стекольнее и интереснее! Плавно мы перешли от игры с пытками ко второй игре с пытками, где я, сыграв храброго господина спас тебя от пьяных задир[которых сам же и подослал]. И завертелось, закрутилось собственно. Правда пришёл Лютик и все испортил, поэтому мы снова перешли к разделу «пытки и всё-такое», но это уже детали, знаешь ли.
Я несильно хочу рушить канон, который ты можешь читать в википедии и гугле, ну кроме того, что у нас было более близкое знакомство. И мне бы хотелось, чтобы это были безуспешные попытки помочь мне, исправить меня и доказать лично мне, что не вся моя душа сгорела в том огне, которым я злоупотребляю. Но дело не только, разумеется в том, что я работаю на плохишей и сею зло, я думаю, что в процессе всех этих побегушек, будет несложно догадаться, что Риенс не только медичек трогает за коленки, познакомлю тебя с одним ведьмаком, если захочешь, нет не с Геральтом. С Геральтом ты и так уже успела п о з н а к о м и т ь с я.
Я бы сказал, что предлагаю тебе в первую очередь жевать стекло из-за «мама, я полюбила бандита, мама, он гей», и отсюда все эти платонические чувства, страдания «я не такой как все», «да не переживай ты, мы тебя вылечим», без того-сего в эпизодах, но, никаких гарантий Шани, абсолютно никаких гарантий, ты мне как сестра, конечно, но я несколько раз смотрел Игру Престолов, понимаешь? Мне раз плюнуть мальчиков из окон выбрасывать, тебе для этого даже за королём замужем быть не надо. (шучу про королей и замуж, про мальчиков не шучу). Насчёт этого пункта я думаю, мы сможем договориться.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Требований у меня немного на самом деле. Основное наверное – убедительная просьба не брать на внешность Роуз Лесли :) [не спорю, что любая рыженькая хорошенькая актриса или модель будет всухую проигрывать одному наглому барду, но не убивай во мне все желание одним лишь этим, ок?]
Что касается всего, что тебе предложит Лютик, придётся обсуждать со мной лично и заранее, потому что наши с ним каноны не сходятся, после событий с пытками, и в настоящем. Но об этом в личной беседе.
Я человек старой закалки, так что прийти через упрощенку не дам. Ты можешь написать анкету тезисно, красиво оформив свои хэды с каноном и тогда я пойму, что ты хочешь и можешь в персонажа и тогда я раскрою тебе свои чародейские объятия.
О размерах постов можно говорить бесконечно долго, но каждый пишет по-разному, кому-то достаточно 4к, чтобы выдать полную мысль и оказаться прекрасным рассказчиком, а кто-то и в 20 не уложится. Я пишу от 5к, птица-тройка и заглавные буквы присутствуют, лицо могу и 3-е, и 1-е, а вот 2-е не могу, вообще никак, ни писать, ни читать. Желательно, чтобы тебя это устраивало, и мы сходились в стиле подачи постов.
Считаю, что по скорости я игрок среднего уровня – этакая золотая середина, которая при хорошем общении и без попыток выклевать мне мозг, отдает посты вовремя и вкладывает в них душу и красивые идеи, а еще кладет к твоим ногам смешные мемы по типу «ето мы с тобой, смотри», графику своего исполнения и всякое милое-няшное, что тебя вдохновлять будет. Чего-то подобного хотелось бы получать и в ответ.
В идеале хотел бы найти прекрасную рыженькую медичку, которая самостоятельная и ответственная, не просто зацепившаяся глазом за роль в моменте, а та, кто будет предлагать свои идеи и не будет пропадать сутками где-то там, другими словами, рассчитываю на активность, а не вечные отговорки и обещания скорого появления. Меня не устроит активность – пост в месяц и заходы примерно так же, у нас есть списки, вот в них лучше не попадать, совсем не попадать, потому что меня это очень сильно расстраивает обычно, а когда я расстраиваюсь, то я делаю выводы за игрока за которым закреплена роль и тогда игрок может эту самую роль потерять.

Пробный пост

Она спалила ему лицо! Чертова сука спалила ему лицо! Кислое вино, раздутое на пламя, ударило по левой стороне, заставляя отскочить и заорать от боли. Риенс споткнулся об чертов ковш, которым ранее получил от Лютика и упал на пол, суча ногами. — С-с-сука! — кожу разъедало, огонь с удовольствием пожирал плоть. Он визжал, рычал, орал и катался по полу с боку на бок, ослепленный болью, не в силах ни коснуться лица, ни остановиться эту пытку. Воняло паленной кожей, и волосами и Риенс впервые не чувствовал удовольствия от того, что вдыхал эту тошнотворную смесь запахов, ведь это были ЕГО волосы, ЕГО кожа. И он продолжал кататься по полу, обезумев от боли, пока не провалился в черноту собственного сознания.
Открыть глаза его заставили попытки шарить по его карманам и негромкие разговоры о том, что он скорее всего сдохнет вскоре после полученных увечий. Нанятые им же верзилы, войдя в заброшенный дом, обнаружили внутри только временного босса в отключке и ни следа того, кого они похитили с улиц Оксенфурта.
Ярость и боль напитали руки небывалой силой, ладони чародея раскраснелись и вспыхнули раньше, чем тот, что склонился над ним, понял, что случилось.
Было слишком поздно. Риенс впился горящими пальцами в мясистое лицо, сдирая с того кожу. Кровь заливала лицо и грудь, но он продолжал рвать плоть с нечеловеческим упорством.
— Ублюдок!
Стон и скрип зубов, крик боли и ярости. Он оттолкнул от себя одного и бросился на второго, зубами вгрызаясь в руку. Левую обожжённую сторону прострелило болью, но Риенс не отступил, не разжал зубов. Наплевать на всё, кроме жажды крови, которая сейчас была сильнее боли. Ярость жгла изнутри, хотелось рвать и терзать, ломать и убивать. Озлобленный чародей сплюнул в сторону чужую кровь и кусок выдранного мяса, скрипнул зубами. Ноги разъезжались в стороны от количества крови, которой был залит деревянный пол. Левым глазом он почти ничего не видел, но вот правый мутно-зеленый буквально выжигал пространство злобой.
Он найдет этого барда. И бабу, которая ему помогла, эту гребаную суку, которая сожгла ему лицо! Они оба заплатят за всё. Он обязательно их убьет. Медленно и с наслаждением.
**
Мазь, которую изготовила Лидия, чтобы излечить ожог на лице Риенса, едва ли помогала ему. Накладывая толстым слоем жирную субстанцию, он едва ли не сходил с ума от боли, круша все, что из предметов попадалось ему под руку. И в какой-то момент едва ли не придушил и саму Бредевоорт. Она приставила к его единственно видящему глазу тонкое лезвие скальпеля, и только это вразумило чародея и заставило разжать свои цепкие пальцы.
— Убирайся, Риенс, — делая судорожные вдохи и откашливаясь, потребовала Лидия, указывая на дверь. — Или умрешь, — продолжая сжимать лезвие скальпеля пригрозила она, заметив, как скалится на нее колдун. — Проваливай!
Он ушел. Вынужден был уйти, чувствуя, как внутри все кипит от злобы. Ожег пришлось некоторое время прятать под кожаной перевязью, чтобы на него не попадала пыль. За кружкой пива в ближайшем трактире, забившись в самый темный и дальний угол, Риенс размышлял над тем, каким образом ему выманить барда, чтобы отомстить ему за случившееся.
В конце концов, он решил, что нужно действовать хитростью. Но, прежде, нужно нанять людей.
**
Ее волосы напоминали собой новый моток меди, оставленный кем-то на солнце, заставляя щурить единственный здоровый глаз. Медичка, не изменяя себе, в зелененькой жилеточке, заняла место у фонтана. Небольшой перерыв между лекциями и легкий перекус яблоком. Риенс ощупал подушечками пальцев повязку на своем лице, будто желая напомнить себе зачем он здесь: «Я отправлюсь за той хорошенькой девчонкой, с которой ты так любишь болтать в парке при академии, Лютик». Когда от яблока в ее руке остался лишь хвостик, Шани, спрыгнув с бортика фонтана, поправила свой наряд, оглядев его на наличие пятен и помятостей, и прихватив с собой лекционные записи снова скрылась в дверях академии. Язык колдуна скользнул по нижней губе и уперся в правый уголок. После лекции, она, не изменяя привычкам пойдет в библиотеку и останется там до темноты. Именно там нанятые им люди и будут ее ждать.
**
Он вкатились в пустующее помещение библиотеки весело гудя, словно перепутали святую святых и питейное заведение. И не один из них сильно не был похож на студента или преподавателя академии в Оксенфурте. Остановить их никто не решался, щупленький смотритель библиотеки поспешил убраться к дальним стеллажам с редкими свитками, чтобы попытаться защитить те в случае слишком уж буйного поведения незваных гостей.
Риенс скользнул тень за спинами шумных наемников, к темнеющему проходу. Наблюдая и выжидая.
— Господа, — Шани привстала над столом, за которым читала книги по медицине и отложила перо. — Покиньте помещение библиотеки, немедля. Это не трактир. Здесь не принято шуметь.
— А ты кто такая, чтобы указывать нам, что делать — воскликнул один из лже-студентов.
Шани смерила его взглядом.
— Я — медик. И мне не нравится, когда сюда вламываются пьяные гуляки и устраивают здесь балаган.
— Медик! —Хохотнул один из них и схватился пальцами за собственный пах. — Подлечишь мне кое-что, а медичка? — Да-да, да-да, — вторил ему второй, делая шаг ближе и упираясь бедром в стол. — А мне вот сердце разбили, тоже надо подлечить. — И ухватившись за девичье запястье потянул чуть сопротивляющуюся Шани за руку на себя, прикладывая поджаты пальцы в кулак к собственной груди. — Пощупай, я тебе говорю.
Рыженькая медичка дернулась и попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось.
— Прекратите, — строго потребовала она, хмуря свои темные брови. — Вы не можете так себя вести здесь.
— Ра-а-азве? — подал голос третий парень, обводя взглядом зал и стеллажи, — И кто же нас за это накажет, голубушка?
В комнате повисла напряженная тишина. Все молчали, ожидая, что скажет девушка.
— Она ясно дала понять вам, господа, что здесь вам не рады. —Прихватив с полки одну из книг, Риенс выступил из тени, мягкой и бесшумной походкой. — Если вы не хотите неприятностей, вам лучше уйти.
Трое ребят переглянулись, как бы решая, кто будет первым, и, наконец, первым оказался самый высокий. Он сделал шаг в сторону Риенса.
— Ты еще что за…
Колдун не дал ему договорить. По роже прилетело увесистым томом книги, которую он прихватил с собой. Пожелания бить в полсилы, были проигнорированы. Маг бил так, чтобы вырубить наверняка.
Повязка на левой стороне лица, скрывающая уродливый ожог, препятствовала тому, чтобы видеть всю ситуацию в целом. Так что следующую оплеуху, он незапланированно пропустил. Это было неожиданно и чертовски неприятно. Сцепив зубы и оскалившись, чародей, злобно зыркнув глазом на обидчика, ударил снизу, прямо ногой, чуть пониже коленной чашечки, заставляя врага взвыть.
— Идёмте! — Он вытянул руку к Шани. —Идёмте же, скорее! — Схватиться за руку Риенса, Шани не успела, третий парень из шайки напрыгнул на него сзади, обхватывая руками за плечи и сцепляя собственные руки у него на груди, приподнимая над землей. Он встряхивал его как бутылку, вверх и вниз, и вверх, и вниз.
— Бегите! — Прохрипел Риенс, пытаясь освободиться от чужих рук. Повязка с лица начала медленно сползать от тряски в разные стороны. — Бегите же!
**
Комната перед распахнувшимся глазом закрутилась как колесо перевернутой телеги. Со лба медленно сползла мокрая тряпка, внутри которой, судя по всему, был завернут компресс снимающий жар.
— Не вставайте, — на грудь мягко надавили женские руки, вынуждая расслабиться и снова прикрыть глаза. С очнувшимся Риенсом говорила Шани. Он узнал её голос. — Вам хорошенько врезали по голове. Но потом пришла стажа и…
— Вы в порядке? — Он помешал ей договорить, перебивая, с трудом ворочая языком, но ладонью её ладонь успел накрыть, а она даже не подумала выдернуть руку или высвободиться, лишь слегка вздрогнула.
— Не переживайте, — её веснушчатое лицо и зеленые глаза, расплывались перед глазами Риенса. — Меня они не тронули. Благодаря вам…
— Риенс…зовите меня Риенс. — В груди сдавило от желания откашляться. Шани поправила компресс на лбу чародея и внимательно, чуть хмурясь всмотрелась в ожог на лице, но вопросов не задала. — Что ж, вы должны будете мне одно свидание…

[nick]RIENCE[/nick][status]не бери в голову, бери в рот[/status][icon]https://i.imgur.com/UjOBFyG.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/VHP6Xoh.gif https://i.imgur.com/5FAHben.gif https://i.imgur.com/O500CHu.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Риенс, unk</a><div class="fandom">SAGA O WIEDŹMINIE</div><div class="info">How long can you stand the pain. How long will you hide your face. How long will you be afraid. Are you afraid?</div>[/lz]

+3


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно