все мы — несколько слов, пыль докуренных сигарет;
поспеши рассказать себя — может быть, кто услышит

total posts: 324

Читательский билет

обязательно к предъявлению

Пусть будет повод улыбнуться, прекрасный пост — тебе и от тебя — и необъятная любовь от близких. Обнимаем тебя, либрисёнок ♥️

crossover EX LIBRIS

crossover EX LIBRIS

ex libris

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


нужные персонажи

Сообщений 31 страница 60 из 67

1

[hideprofile]

Все заявки в теме выкуплены автоматически, автор может отказаться от игры с одобренным игроком в течении месяца.
• Анкеты, поданные по заявке, не принимаются без согласия заказчика.
• Можно написать заявку на дубля из своего фандома, но с согласия уже имеющегося на форуме игрока.
• Если вам приглянулась роль, но не нравится её интерпретация в заявке то, пожалуйста, обсудите ее с заказчиком. Возможно, он уступит вам ее вне заявки.
• Один игрок может подать в месяц три заявки, если жизненно необходимо больше — обратитесь к админам.
• Заявки пишутся на свой фандом. Если вы хотите персонажа из другого фандома, то у вас должна быть выкуплена роль из фандома. Если выкупленной роли нет, то заявки идут в ищу тебя
•  Если не хотите ждать пока админы заметят вашу заявку, то заполните шаблон и отнесите в гостевую

Код:
Выкуплена [fandom][url=ссылка на заявку]Имя персонажа[/url] 
КАК ВЫГЛЯДИТ

песня или цитата


• • • • ИМЯ ФАМИЛИЯ НА АНГЛИЙСКОМ
фандом англ • фандом рус • имя на русском
https://i.imgur.com/pMscZf4.png https://i.imgur.com/pMscZf4.png
прототип внешности


Описание персонажа


Дополнительно

Пробный пост

ваш пост

ШАБЛОН
Код:

[block=nm] Имя персонажа англ. [в пару]ЕСЛИ НЕ В ПАРУ, УДАЛИТЕ[/block]
[block=fd]Название фандома, если фандом есть в списке, то скопируйте точь-в-точь, чтобы не было дубликатов [/block]

[quote][align=center][size=10][i]песня или цитата[/i][/size][/align]
[hr]
[align=center][size=30][font=Foglihtenno]• • • • ИМЯ ФАМИЛИЯ НА АНГЛИЙСКОМ[/font][/size]
[size=10]фандом англ • фандом рус • имя на русском[/size]
[img]https://i.imgur.com/pMscZf4.png[/img] [img]https://i.imgur.com/pMscZf4.png[/img] 
[size=10]прототип внешности[/size][/align]
[hr]
Описание персонажа
[hr]
Дополнительно: чего ждёте от игрока, как играете сами
[/quote]
[spoiler="[align=center][b]Пробный пост[/b][/align]"]ваш пост[/spoiler]
ПОЛНЫЙ СПИСОК НУЖНЫХ ПЕРСОНАЖЕЙ

Пожалуйста, сворачивайте неактуальные заявки под спойлер для медиа!

0

31

Ivarr The Boneless

Assassin's Creed Valhalla

IVARR THE BONELESS [ASSASSIN'S CREED]

раса: рагнарссон
возраст: 50+

деятельность: убийца королей
место обитания: Мерсия, Шотландия, Ирландия

Ihttps://i.imgur.com/aeZOtqt.png
оригинальная или на выбор


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Ивар говорит, что Бескостным его прозвали за нечеловеческую скорость в бою. Его друзья шутят, что на самом деле прозвище прилипло к нему из-за худобы, а враги болтают, будто Бескостный он потому, что боги обделили его мужской силой. А правды никто не узнает, потому что все, кроме его братьев, его боятся. Да и Хальфдан с Уббой...

Его братья, как и многие другие северяне, поселившиеся в Англии, признают, что рано или поздно с англичанами нужно будет научиться соседствовать, чтобы пустить здесь корни надолго. Но только не Ивар. Он приехал, чтобы убивать.

Ивар - это пороховая бочка, черный ящик, знак вопроса. Он непредсказуем настолько, что иногда это кажется безумием, но именно его непредсказуемость и кровожадность делают его самым влиятельным из датских военачальников. И друзья, и враги одинаково идут к нему на поклон - это проще, чем гадать о последствиях обратного. За несколько лет его пребывания в Англии по саксонским землям разбежалось столько кровавых легенд, что кажется, будто все они не могут быть правдой, и всё же кому угодно Ивар может стать как надежным другом, так и самым страшным ночным кошмаром. Говорят, он слушает только богов, а что они нашептывают ему - загадка.

В отличии от многих других северян, которые что к саксам, что к христианскому богу относятся спокойно, Ивар презирает всё это. Босоногие крестьяне в полях и робкие монахи в монастырях для него - люди-овцы, не стоящие воздуха, которым они дышат. Священными текстами он подтирается, а убийство мирных жителей ничего для него не значит, если они не верят в северных богов. Кровавых орлов он вырубает из своих врагов также ловко, как чистит зубы кончиком кинжала, и если бы не Убба, Ивар утопил бы Англию в крови - кому война, кому мать родна.

Но даже среди саксов найдутся те, кто назовет Ивара другом. Он и сам, кажется, прикипел к малолетнему заложнику, сыну короля-марионетки Кёлвулфа, а сам что-то стал всё реже развлекаться пытками и всё чаще высказывать рациональные идеи. Говорят, будто его изменила мягкая английская земля. Или постарел, растеряв свой пыл?..


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
По большому счету все равно, играли вы в Вальгаллу или нет, Ивар там персонаж относительно эпизодический, хоть у него и есть продолжительная (и крайне пиздатая!) сюжетная арка. Всё расскажу и покажу в мемах и тиктоках.

Я хочу с Иваром играть в (альтернативную) историю, антураж, чернуху, кровищу, шекспира. Эйвор - ВРИО ярла, присягнувшего Ивару и Уббе и их Великой Языческой Армии, и поэтому она будет очень много с ними тусоваться и на них работать, ловить для Ивара лазутчиков, которых он будет живописно пытать, бухать с ним пиво, философствовать про семейные узы, богов и судьбу, сраться с ним за судьбу его малолетнего заложника и портить веселье своими моральными принципами. Короче, приключаться и разводить драму! Потом можно будет друг друга в хольмганге переубивать, как пойдёт.

Все вышеперечисленное - это +- то, что происходит с ними в игре, но еще со мной можно и нужно строить сюжеты из нихуя, это я с радостью.

Скорость мне до лампочки, размеры постов по большому счету тоже, но коротюльки я предпочитаю в спидпосте. В посте под катом можно почитать и пощупать, шо такое Ивар для Эйвор и как я пишу вообще.

Пробный пост

Рождение кровавого орла - славное зрелище! Сперва вспороть спину вдоль хребта...

Порчестер был взят - все, кого Эйвор повстречала в Англии на своем пути, все были здесь, все, за кого она проливала кровь, за кого сражалась её дружина. Фулке лежит, полуживая, на земле во внутреннем дворе. Эйвор так разбила ей лицо, что глаза не открываются. Чтобы полюбоваться на творение рук своих, она, отдышавшись после боя, встаёт над женщиной и тянет её голову за короткие волосы вверх, на себя, больно выворачивая ей шею. Багровые гематомы, опухшие от ударов глаза, окровавленные зубы видно между приоткрытых губ. Она будто бы улыбалась, и рука у Эйвор дрогнула - импульс ударить её, впечатать её лицо в камень, разбить его в крошку, но такой удар убьёт её, быстро и чисто, избавит её от страданий.

Из темноты крепости выходят Убба Рагнарссон и Басим - ведут Сигурда под руки. Он едва переставляет ноги. Он будто бы не видит никого перед собой, а Эйвор не смотрит на него. Она отводит взгляд, ей больно на него смотреть. Наполовину седой. Лысый. Лохмотья скрывают струпья, гноящиеся старые раны, кровавые подтеки, и Эйвор прячет глаза. Она опоздала, и тем ей невыносимее, что она знает: раньше она прийти не могла. Порчестер пытались взять три раза за этот год, и диверсиями, и штурмом, и только сейчас, на четвертый раз, когда удалось собрать достаточно крупное войско, у них получилось. Сколько времени она потеряла, сколько месяцев ушло на какую-то ерунду, пока брат её гнил здесь, пока эта ведьма измывалась над ним, пока высасывала из него всю жизнь. Эйвор разобьет, если она будет смотреть на него слишком долго.

- Везите в Рейвенсторп, - командует она, махнув рукой. - Драккаром быстрее всего. Везите его к Рандви.
Покрутив головой, она одной рукой поймала за локоть солдата.
- Крыс мне налови пару ведер. В крепость принесёшь.

Она хватает Фулке за шкирку, тащит девку за собой. Та хохочет. Воротник давит ей на горло, и хохот похож на предсмертные всхрипы.
- Ты опоздала, Сестра Волка, - дразнит она, хохоточек такой тонкий, звенящий, помешанный. - Мои труды... Мои труды достанутся тебе. Всё... Чего я достигла.
- Закрой дыру с помоями, которую зовешь ртом, - Эйвор харкает на пол, с пути не сходит. Она тащит её вниз. Вниз по лестнице, в темноту. По узкому коридору внутри крепости, в темноту и сырость, туда, где держали её брата.

Ивар для своей мести подобрал красивое место. Говорил, оно похоже на Вальгаллу. Высокий горный уступ, откуда вид открывался на всю Мерсию от границы с бриттами до Рейвенсторпа. Хотел, чтобы его кровавый орел видела вся Англия. Чтобы он возвышался надо всеми, служил напоминанием о том, что бывает с врагами Ивара Бескостного. Фулке такой чести Эйвор не окажет. Фулке не будет гнить под солнцем и не станет пищей для воронов. Фулке покормит крыс. Фулке сгниет в своей  же собственной темнице. Фулке, умирая, будет видеть то, что видел Сигурд. Фулке умрет, чуя запах его застарелой крови.

- Ты убьешь меня, но на мое место придут другие, - хрипела она, заставляя Эйвор скрипеть зубами. - Моя смерть ничего не изменит. Я всего лишь... Ха-ха-ха... Всего лишь Инструмент.

Её позывной в рядах ордена. Эйвор подавила в себе порыв её больно пнуть - насладится ещё.

- Мне плевать, - говорит Эйвор монотонно. - Мне плевать на твой орден, на твое великое дело, на твою жалкую жизнь, кто придет после тебя, был ли кто-то до тебя, и скольких ты уже сгноила в своей темнице. Ты ответишь за каждый упавший с его головы волос.

А достаточно ли этого?
А достаточно ли?
Бросить её дружинникам, избавить её от ряс, раздеть до гола и бросить голодным мужикам - делайте, ребята, с ней что хотите. Но нет. Они могут убить её, её тело может не выдержать, и тогда она отправится к своим проклятым богам раньше, чем Эйвор насытит свою собственную жажду крови. Нет, Эйвор справится сама. Без мужиков. Тело Фулке достанется крысам.

Она боится того, что найдет за дверью.
Он может быть там. Он может быть там живой или мертвый. Оттуда страшный запах - помои, дерьмо, кровь, много, много крови, очень много, будто бы дверь сама кровью пропитана. Эйвор открывает дверь и перехватывает покрепче факел.
За дверью темнота.
- Сигурд?
Ответом ей - крысы, их маленькие когтистые лапки цокают по полу. В свете факела она видит черные пятна на полу - кровь. Кровь тянется по полу к стулу, к пыточному креслу, Эйвор видит металлические острые колья и чувствует их своей кожей, её запястья ноют при виде тугих кожаных ремней, которые сжимали его руки.
Эйвор видит на стуле деревянный ларь. Сигурда здесь нет.
Когда она открывает крышку, у неё нет никаких сомнений - его рука. Это его правая рука. Его кость, белеющая во тьме. Жилы, которые её стягивали. Пальцы сомкнулись в вечной судороге. Это его рука. Его, брата её, она держала эту руку, ту, которой он сражался, которой меч держал, которой обнимал её.
Когда Басим догоняет её, Эйвор блюет на пол, держась за усыпанный иглами подлокотник. Её рвет сквозь слезы.

С тех пор всё время, что прошло, было взято взаймы. С тех пор всё как в тумане. Она не спит, она почти не разговаривает с Рандви - прячет от неё глаза тоже, боится дать ей понять, в каком она раздрае, сколько гнева в ней скопилось, и даже не на Фулке по большей части, а на себя саму, за то, что месяцы идут и ничего не сдвигается с мертвой точки. Порчестер как стоял, так и стоит. Эйвор раз за разом отступает, понимая, что может сложить в очередной осаде и свою голову, и чужие. Когда она засыпает, ей снится рука в ящике, снится, будто пальцы безжизненные подрагивают, тянутся к ней, смыкаются. Снится, как из темноты пыточной камеры выходит сам Сигурд - такой же, вспоротый нараспашку от паха до горла, кости блестят в темноте, голые мышцы обливаются кровью, но во сне он живой. Он во сне живой после всех этих пыток, он себя едва осознает и протягивает к ней левую руку, с которой на пол капает кровь.

Эйвор бросает Фулке животом вперед на единственный предмет мебели здесь - простой деревянный стул. Она на этом стуле, вероятно, держала Сигурда привязанным после того, как перевезла его в эту крепость из Кента, где держала его большую часть года. Фулке слишком слаба, чтобы пошевелиться. Она сползает коленями на пол, лицом на сидение. Эйвор не утруждается разговорами. Пока что.

Ей нужно время - найти веревку покрепче. Всё остальное у неё есть уже. Она возвращается спустя четверть часа, молча сбрасывает с плеч дорожный плащ, расстегивает свои наручи, тяжелый кожаный жилет. Она складывает свои вещи в углу, аккуратно, как будто собирается принять баню. Закатывает рукава. Затягивает потуже косу на затылке, снимает с пояса остро заточенный топор, с другой стороны - кинжал. Бросает веревку на пол рядом с Фулке, рядом укладывает свое оружие, стаскивает свою жертву на пол.

Фулке падает на задницу, а Эйвор сидит перед ней на корточках. Берет её крепко за горло. Хочется запихать ей пальцы в рот, потянуть за челюсть. Потянуть с силой, чтобы хрустнуло, чтобы мандибулы надорвались - да только сдохнет от болевого шока.

- Рождение кровавого орла - славное зрелище, - она цитирует Ивара почти ласковым шепотом. - Из тебя получится такой красивый кровавый орел. Правда, жалко, что никто его не увидит?
Она подносит лицо совсем близко к её. Дыхание оседает на измученной, взбухшей коже Фулке.
- Знаешь, что с тобой будет? - шепчет Эйвор. Палец нежно оглаживает Фулке лицо, по линии челюсти. - Рассказать? На ушко?
Наконец-то она перестала ржать. Наконец она выпала из своего фанатичного припадка. Наконец осознала, во что она вляпалась. Эйвор скалится одними губами, подносит губы к её уху, удерживает её на месте за локти.
- Я вспорю тебя от шеи до задницы, - в этой черной кровавой горячке она почти понимает Ивара. Кто-то стоит у неё за спиной сейчас. Кто-то стоит в углу комнаты и смотрит на неё. Улыбается в бороду. "Истинная северянка." - И выверну тебе рёбра наружу. Вот этими руками. Познакомься, - она крутит ладонью вперед-назад перед глазами у Фулке, чуть отстраняясь. - Эти руки войдут в тебя и вытащат наружу твои легкие. Я растяну твою кожу с ребрами, как крылья. Натяну их между этими колоннами, видишь? - она притворно озирается по сторонам, будто комнату видит в первый раз. - И самое прекрасное, что всё это время ты будешь жива. Тебя убьют не мои руки. Тебя убьют крысы.

Она мямлит что-то. Она имеет наглость умолять. Она наконец-то, под конец своей жизни, по-настоящему испугалась.
- Тебе нравится пожинать плоды своих действий? - Эйвор грубо отворачивает её от себя и стаскивает на пол, чтобы легла. Кинжалом вспарывает на ней одежду, оставляя царапину глубокую. Безжалостно стаскивает с нёе штаны, оставляя её нагой, жалкой, похожей на червя. Схаркивает в сторону, приподнимаясь на ноги, убирает волосы с лица. Ногой отпихивает обрывки одежды Фулке в сторону. Тяжелый сапог Эйвор ложится Фулке на лопатку, прижимает её лицом к полу. Просто так, ни за чем. Ей нравится думать, что Фулке, теперь нагая и беззащитная, прижата лицом к полу, пропитанному Сигурдовой кровью.

Под хруст костей и оглушительные, душераздирающие крики она вспарывает ей спину вдоль позвоночника. Сразу глубоко. Кинжал сразу рассекает ей мышцы и натыкается на кости. Эйвор пересчитывает их, пока ведет кинжал сверху вниз. Надрез получился прямо по центру, открыл взгляду белые позвонки - можно сейчас руку засунуть, сжать их и вытащить ей хребет, но это моментально её убьёт.

- ПОЖАЛУЙСТА! - Фулке выговаривает это сквозь вопли. У неё трясутся ноги, бьются об пол. Эйвор, к своему собственному ужасу, в ответ только усмехается.
В ней нет сейчас ощущения, будто она глумится над живым человеком. Нет такого, будто под её руками сейчас страдает кто-то живой, будто она кому-то причиняет боль. Вопль не действует на неё. Чем громче и жалобнее она орёт, тем лучше. Эйвор в этих криках слышится, как кричит её брат. Как он кричал, пока Фулке лишала его руки? Сколько раз он кричал "Пожалуйста!", пока она измывалась над ним?..

Разломать рёбра - самое трудное. В этом Эйвор помогает топор. Осторожно, придерживая сверху, используя его как наконечник копья, а не по прямому назначению. Заточен на славу. Ребра хрустят один за другим, навсегда отсоединяясь от позвоночника. Кровь брыжжет Эйвор на рубаху, ей на лицо. Она старается быть осторожной, чтобы Фулке не померла раньше времени. Это всё длится и длится - Фулке кричит, Эйвор сосредоточена, она будто насильник со своей жертвой придавливает её голову к полу рукой, чтобы крики потише были. Много ребер у неё. Много.

- Умоляй, проси, ори, - приговаривает она. Хрустит еще одно ребро. - Знай, что этого мало за то, что ты сделала.
- Я ТОЛЬКО-...
- Ты причинила боль тому, кого я люблю, - Эйвор все также спокойна, когда хрустит последнее ребро. - Это всё. Ты понимаешь меня? Больше ничего не имеет значения.

Эйвор встает на ноги. Фулке уже никуда не денется. Она не сможет даже пошевелить своей головой. Приподнять. Эйвор отряхивается от её крови, но размазывает её ещё сильнее. Теперь вереврка - отмерить две части, намотать на её безвольные запястья, корабельными узлами затянуть, да потуже. Остальные к крюкам прицепить, из собственных запасов Фулке - можно только догадываться, как использовала она эти крюки на Сигурде, но Эйвор об этом думать не хочет, боится, её снова вывернет наизнанку, снова стошнит.

Прицепить крюки к веревкам. По три штуки с каждой стороны. И, наконец...
- Сказать по секрету, я об этом мечтала с тех пор, как нашла твое послание, - Эйвор звучит так, будто рассуждает о том, чем будет сегодня ужинать.
Фулке уже не может говорить. Дальше будет только хуже.
Эйвор присаживается рядом с ней на колени. И под сладкий, как шепот возлюбленной, хруст костей, погружает руки в плоть Фулке. Она обоими руками хватается за обломки её ребер. И тянет в разные стороны, одновременно выворачивая её спину с двух сторон, будто мешок открывает.
Фулке кричит. Эйвор глубоко дышит, в голос, со сладким удовлетворенным "ммм".
Кричи, сука. Кричи.

- А потом... Вынуть легкие, - приговаривает она, прикладывая силу, выкручивая её ребра сначала слева, потом справа. Раскладывая их, расправляя, как крылья. Кожа Фулке изнутри - кровавый ковер. Ребра хрустят, ребра трескаются, надламываются. Ребра, выворачиваясь, терзают её внутренние органы. Как ей больно сейчас, должно быть. Как невыносимо, когда собственные ребра упираются в желудок, в печень, в сердце.

В свете факела Эйвор видит, как сокращаются её легкие. Она погружает окровавленные руки внутрь снова, теперь уже в самое мясо, вглубь, касается её легких, живых, горячих, раздувающихся. Вытягивает, словно рыбу из воды, одно, укладывает на переломанных ребрах. Потом, также - второе.

И пока разбирается с веревками и крюками, которые зацепятся за её кожу и растянут её, как мембрану на ритуальном барабане. Как знамя на щите.
Эйвор старается.
Её кровавый орёл - действительно зрелище. Одной проделывать это тяжеловато, и теперь она понимает, почему Ивар позвал её помочь. Фулке едва живая, пока она натягивает её со второй стороны. Зацепить крюками её вспоротую плоть и завязать последние узлы - самое легкое. Самое простое.

Эйвор, вся в крови, с растрепанной косой, выходит из комнаты - скоро возвращается с двумя ведрами в руках. Ведра трясутся, пищат, пока она стирает кровь со своего оружия и со своих рук, надевает обратно жилет, наручи и дорожный плащ. Очень сильно хочется есть и медовухи.
Она берет в руки факел и любуется тем, что сделала. Фулке, тварь, еще жива.

- Гори в своем аду, - она пинает одно ведро на другое, оба падают, крышки слетают. Эйвор закрывает за собой дверь. Уносит свет, оставляет Фулке в полной темноте. В море крыс.

+15

32

Ceolbert

assassin's creed valhalla

CEOLBERT [ASSASSIN'S CREED]

раса: чушпан человек
возраст: 16-17 лет

деятельность: принц, заложник
место обитания: Рейвенсторп, Восточная Мерсия

https://i.imgur.com/e2qwk70.gif
ewan mitchell или finn elliot


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Кеолберт - сын короля Кеолвулфа II, которого братья Рагнарссоны, Ивар и Убба, возвели на трон Мерсии вместо несговорчивого Бургреда. Формально он стал заложником, он - гарантия верности Кеолвулфа датским завоевателям. Короче говоря, сын маминой подруги короля-марионетки. Ивар с Уббой отправили Кеолберта в Рейвенсторп, где он находится под присмотром Рандви, жены ярла Сигурда.
Быть заложником для него не так уж и страшно - в Рейвенсторпе ему нравится, и со своими "тюремщиками" он быстро подружился. Рандви, Эйвор, Сигурд и Ивар для него всё равно что семья, и кажется, что они видят в нем больше, чем его собственный отец. Грамотный, образованный, вдумчивый парень Кеолберт задумывается о том, чтобы заслужить славу на поле боя и стать столь же грозным воином, как северяне, только время от времени он тревожится о настоящем своем положении. Однажды он унаследует трон Мерсии от своего отца, женившись на датчанке или норвежке, примет веру в северных богов, и ему горько думать о том, что когда-нибудь он проснется и поймет, что он больше не англичанин.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
По сюжету Вальгаллы между Иваром и Кеолбертом происходит полный пиздец честно говоря драма, но мне думается, что ее можно и избежать. Мне бы хотелось поиграть с Кеолбертом в found family - как-никак, он наш сын полка :з
Заявка в джен, сюжет и приключения, эт да, я бы хотела играть в антураж, сюжет и драму, которой там можно накопать ведро и маленькую тележку. Я очень сильно упоролась об "Саксонские хроники" и имею стойкое желание играть про христиан и язычников, про приобретенную семью и про антураж раннего средневековья, поэтому Кеолберта затискаю!

Пробный пост

- Готовьте топоры, птенцы, - Даг плюнул в море через плечо, когда беседа сошла на нет. - Вон сушу уже видно.
Эйвор замутило. То ли от качки, то ли от рассказов Дага.
Это каким нужно быть кабаном, чтобы в девять лет двоих убить?
Ещё ребёнком, в Хеллборе, Эйвор слушала рассказы Сигурда раскрыв рот, когда Стюрбьёрн привозил сына погостить, и Роста отправляла их в рощицу на краю деревни стрелять кроликов и собирать травы. Эйвор помнила отчетливо, как пыталась перед ним покрасоваться, пуская неловкие стрелы из своего полудетского лука - этот лук был ей милее любой игрушки, кроме тех резных деревянных, что привозил ей Стюрбьёрн. Сигурд тогда казался ей совсем взрослым - выше её на две головы, долговязый, уже сбривал пушок с щек и подбородка, так, что когда он обнял её при встрече, она вместо гладкой мальчишеской щеки, такой же как у неё, почувствовала мужскую, колючую. В тот день он и рассказал, как сходил впервые в набег, как он боялся, как пережил свой первый короткий поход; он рассказывал ей в красках, как умеет только ребенок, о том, как качало драккар, как горели соломенные крыши, как визжали перепуганные женщины и как форинги его отца на его глазах в одночасье из добрых друзей превратились в свирепых воинов. И как меч в его руке впервые отнял чью-то жизнь. Он говорил, что в тот день Вальгалла стала ближе, из слова превратилась в место, такое же как Хеллбор или Форнбург.
А на следующий день она стала ему сестрой.

Сигурд в их болтовню не вовлекался. Он стоял к Эйвор спиной, и в руках его плясала веревка, пока он поднимал парус, вглядываясь в земли на горизонте. У Эйвор неприятно потянуло в животе.
Это христиане, говорила она себе. Это беззубый народ, вооруженный вилами и страхом, они не учатся войне с детства, они учатся вспахивать поля и молиться мертвому богу. Они ничего не смогут противопоставить дружине викинга, который первую жизнь отнял в двенадцать лет, и бояться их нечего - они и живут затем, чтобы их грабить. Бог у них слабый, раз его величайшим подвигом была смерть. А Эйвор на три зимы старше, чем был тогда Сигурд. Она выше, чем был тогда Сигурд. Она уже взрослая. Кьётви - вот это вызов, а фризы - все равно что кролики, которых она отстреливала ещё ребёнком.
Даг поднялся на ноги, за ним и Вили, и все остальные постепенно. Эйвор следила взглядом за братом - он без щита, меч в руках огромный, черные полосы пересекают лицо, тяжелая коса взлетает на ветру. Ноги её ватные, отсиженные за двое суток, мышцы в плечах сковало, они требуют разминки, но времени нет. Вода под ними становится все мельче и мельче, земля все ближе и ближе, Эйвор видит соломенные крыши, мельницу, видит уже даже белые испуганные лица, хватает краем уха чей-то крик, звон колокола. Рог Сигурда оказался в руках и Дага - он надул широченную грудь, и из рога вырвался ужасный, леденящий кровь звук.
Веди меня, Всеотец...
Эйвор перехватила покрепче щит и сняла с пояса топор, когда солнце ей затмил Сигурд. В его могучих ладонях умещалась её голова целиком; он взял её крепко, по-отцовски, заставил на себя посмотреть - у неё только губы дрогнули, мельком страх в глазах сверкнул, и не будь у неё руки заняты, она бы перехватила его за запястье и схватилась бы за его руку покрепче, как утопающий за весло, но всё это быстро прошло. Его светлые глаза, прозрачные почти, смотрели ей не в душу даже - сквозь неё, и она снова нашла свою ускользнувшую храбрость. Ему даже говорить ничего не нужно было - хватало только в глаза ей заглянуть. Позабылся сразу Кьётви, позабылась будущая месть, только он остался - её брат не по крови, а норнами избранный, вождь и будущий конунг. Ей умереть за него еще, ей нельзя бояться каких-то фризов, как будто она девка нетронутая, а не дева щита.
- Помни чему я тебя учил, - сказал он твердо и негромко, так, чтобы только она слышала. - Это не чучела у нас во дворе и не детские игры. Ты меня поняла?
Она кивнула было, но Сигурд её ещё крепче перехватил и тряхнул легонько её голову, будто хотел тряхнуть сильнее.
- Ты меня поняла, Эйвор?
"Перестань за меня бояться," взмолилась она, нахмурив через силу лоб. "Поцелуй меня в лоб и хлопни меня по плечу, вот увидишь, ты будешь мной гордиться."

Даг взревел, и его вой подхватили остальные. Дружинники спрыгивали с драккара прямо в воду, мочили сапоги и порты, с бешеным устрашающим рёвом бежали на берег, к деревне, где в ужасе разбегались крестьяне. Они бегут сначала, а потом за вилы хватаются, кто за что, и пожитки свои охраняют как сокровища какие, умереть за них готовы, зазвенел у Эйвор в голове чей-то голос. Полетели стрелы со сторожевой башни, и кто-то прикрыл Эйвор своим щитом - она только-только спрыгнула в воду, бежала вперед через силу, заставляя себя не обращать внимания на то, как отяжелели её сапоги и её порты. Никто из этих людей-овец не должен заметить, что среди викингов мелкая девчонка, совсем еще молодая, напуганная. Нет, нет-нет-нет, если и задержится на ней чей-то взгляд, они должны ужаснуться, должны в страхе забиться в свои хаты и молиться своему мертвому богу, в ужасе от того, что у северян даже девчонки пятнадцати лет смертоносны и жестоки.

Даг выломал плечом чью-то дверь, и Эйвор поймала себя на том, что вздрогнула, представив, как сидит за этой дверью. Мимо неё просвистела ещё стрела, и она не поняла, чья именно. Она видела Сигурда, что бежал с двумя дружинниками навстречу вооруженным крестьянам - стражники это их, ополчение местное или кто, - вооруженные люди, со щитами, в железных шлемах и кольчуге, с диковинными копьями и мечами, они от Сигурда и его людей могут только отбиваться, но никак не пугать. Её брат повалил одного на землю, спихнул с противника шлем и со всей силы, не сдерживая ни капли своей мощи, уронил ногу в тяжелом сапоге ему на голову. Хрустнул череп, на земле осталась кровавая лужа. Эйвор не заметила, что стоит с опущенным щитом.

Растерянная мелкая девка, ты позоришь дружину своего воеводы.
Даг выволок из хижины какого-то мужичка, держа его за отросшие серые волосы. У мужичка в руке был старый меч, который он выронил по дороге - Даг убил его ударом топора в грудину. Эйвор дернулась на месте.
Кого бить? Куда бежать? Откуда стреляют?
Над головой каркнул ворон, и она опомнилась. Она не станет всю оставшуюся жизнь врать, чтобы только никому не рассказывать, как оцепенела в своем первом набеге и перепугалась каких-то христиан.
В неё снова выстрелили, и на этот раз попали бы, если бы она не подняла свой щит. Стрелял молодой парнишка, из окна своей хаты, с совсем близкого расстояния - в панике она расхохоталась. Вот дурак, отойди подальше. Тогда она ворвалась внутрь, через незапертую дверь, нашла его в единственном помещении и двинулась на него тяжелым шагом, заметив, как он опускает свой лук и поглядывает на окно. Хочет выскользнуть, спастись. Он молодой еще, в траллы сгодится, но лук в его руках мог бы отнять чью-то жизнь. Прежде, чем она опомнилась, её топор впился ему в шею, и он замер с широко распахнутыми глазами, глядя прямо на неё. Лет шестнадцать ему было. Вряд ли больше.

Снаружи повеяло огнем, загремели мужские голоса. Подкрепление к сельчанам поспело, зазвенела настоящая битва. Она там должна быть, рядом с братом, а не прятаться в какой-то хижине...

Отредактировано Oleg Tinkov (26.12.23 19:55:09)

+6

33

odin

assassin's creed valhalla

ODIN [ASSASSIN'S CREED]

раса: ису / ас
возраст: >70 000 лет

деятельность: мозгоед
место обитания: у Эйвор в голове

https://i.imgur.com/2uwJuzo.png https://i.imgur.com/OwDtIST.png https://i.imgur.com/A5DEUzK.png
original, your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Когда норны поведали Хави, что ему суждено умереть в Рагнарёк, он сказал им, чтоб шли нахуй, потому что он сам своей судьбе хозяин. Вот такой вот верховный бог - настолько верховный, что над ним даже судьба не властна, и если он захочет избежать смерти в пасти Фенрира - он найдет, как это сделать, но сначала, конечно же, ударит кулаком по столу. То, что асы падут в бою в Рагнарёк - это не новость, а давно известное пророчество, судьба, которую все они знают заранее и принимают. Все, кроме Хави. Не для того он их возглавил, чтобы покориться своему року. Какой толк смотреть свысока на весь Асгард, если даже свою смерть не сможешь победить?
Его план не был точен, как швейцарские часы, но он сделал всё, чтобы выжить. Чтобы хоть в каком-то виде обмануть смерть. Он отдал свой глаз, он лгал, манипулировал, изворачивался, хитрил, нарушал клятвы, разворачивал войны, разбивал сердца, он сделал всё, что мог, всё ради мёда поэзии, который разделил с другими асами накануне Рагнарёка. Как и было предначертано, они встретили свою смерть и пали в бою, но их души выжили внутри Иггдрасиля, чтобы однажды возродиться. Так и получилось - все они обрели своё новое воплощение в девятом веке.
Одину досталась Эйвор. Самая сложная часть задумки осталась позади - осталось только выгнать из тела девку и полностью воплотиться.
Может быть, он и был недоволен тем, что спустя семьдесят тысяч лет обрел воплощение в женщине, но по большому счету ему всё равно - главное, что у него получилось. Он обманул смерть, он спасся от Рагнарёка, не закончил в брюхе Фенрира, показал норнам средний палец. Но он всё ещё бессилен, бессилен до тех пор, пока заточён у Эйвор в голове.
Он является только ей, она - его рупор, его инструмент. Пусть считает себя избранной Одина, когда он является к ней одноглазым стариком. Пусть слышит его голос в свисте ветра и позволит ему себя вести. Пусть прислушивается к его словам тогда, когда её больше никто не слышит. Пусть позволит себя сломать и подавить.
Один - жестокий, хитрый, суровый бог. Один мучает своих избранных и заставляет их умирать молодыми. В нём нет места состраданию, смирению и терпению - Один взращивает в ней гордыню, жестокосердечность, честолюбие, он направляет её руку, когда она сеет бессмысленную жестокость, он хочет видеть её узурпатором, который берёт своё в нужное время, он хочет, чтобы она перестала так слепо следовать своим клятвам и перестала его позорить. Когда Эйвор в первый и последний раз в жизни сотворяет кровавого орла, ею руководит Один. Когда после она рыдает, размазывая по лицу чужую кровь, он смотрит на неё с отвращением.
Ему мерзко смотреть на своё воплощение, на своё отражение сквозь века. Эйвор должна сгинуть, чтобы из её праха восстал Всеотец.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ну короче говоря, это как Джонни Сильверхэнд в голове у Ви, только бог и никто не должен умирать, а еще они никогда не подружатся и не найдут общего языка. Наверное.
Я очень люблю скандинавскую мифологию в её оригинальном антураже, с ледяными великанами, радужными мостами, топорами, магией и вот этим вот всем, поэтому настроена на то, чтобы сделать вид, будто "трушной" концовки с асами в латексных комбинезонах и высокотехничной цивилизацией не было, а были боги, которые залезли в мировое дерево и пошли кошмарить викингов в девятом веке.
Игру с Одином вижу как крайне шизоидную, с глюками, Асгардом, длиннющими диалогами которые слышат только они двое и хер пойми каким концом - мне будет грустно, если она его просто прогонит и однозначно его победит. Может, они найдут какой-то компромисс и Один найдет себе другое воплощение, а может быть что-то еще.
У нас тут есть воплощение Тюра, которого ты наебал и предал, и каноничный рыжий Локи под маской.
Ниче не жду, но очень надеюсь! Заранее пошел нахер.

Пробный пост

Дорога к ритуальным камням Одина лежала высоко через горы, через густую тундру и пару высоких крутых обрывов, вдоль которых с расстоянием в километр стояли палатки дозорных.

Сигурд, конечно, снова придет. Не упустит возможности - в ночь перед набегом-то. Но у Эйвор совсем другие планы.
Никогда не говорила она ему "нет". Не из преклонения перед ним и не потому, что боялась, будто за отказ или строгое "не хочу" он сочтет её плохой невестой, отвернется её и передумает - нет, она не боялась этого вовсе. Сама его хотела, сама ему вторила, сама же его и распаляла. Думала про себя, что раз говорить с ней ему теперь отчего-то не хочется, то хоть так она с ним побудет, хоть так соединится с ним. И не то чтобы устала от него - мысли о нем посылали горячие мурашки вверх по бедрам, тело оживало вновь от предвкушения, от одной только мысли, но всё-таки сегодня ей нужно было кое-что другое.

Снился ей странный сон на днях - будто он заговорил с ней вдруг. Раскаивался в чём-то, просил за что-то прощения, то были слова, которых она не услышит от него никогда, потому что не может он такого ей сказать. Поутру, проснувшись, она вспомнила то, что навеяло ей сном, и стало ей вновь горько и тревожно.
От того, что его голос ей уже во сне снится. Тот старый, привычный, которым он с ней разговаривает, а не нашептывает на ухо вновь что-то горячее и сладкое. Человечий его голос, не звериный.

Она гнала от себя мучительные, грызущие воспоминания. Как держала его лицо в руках и всеми силами, всеми словами, которые есть в ней, пыталась объясниться, сколько он для неё значит - и как он в ответ о платьях говорил. Как один-единственный раз сказал ей то самое "люблю", прямо перед тем, как она ему впервые отдалась. И гнала от себя эти мысли, ногой их от себя отпихивала, верно рассудив, что чушь всё это, глупости её личные - он мужчина, он любовь показывает не словом, но делом. Он не Вили, который в уши будет лить ерунду красивую - она за это и любит его. В том числе и за это.

С Валкой вместе отужинав, она не без удовольствия вынула на свет божий свои старые вещи. Штаны потертые, сапоги на меху, синюю рубаху с воронами расписную, плащ любимый на меху. Коса, которую она носила, нравилась ей всерьез, но больно чесалась обритая часть головы под ней - присела у зеркала вёльвы и аккуратно, научившись уже как следует, переплела её по-привычному, шрам на голове вновь обнажая, выбритый свой висок, на котором волосы растут едва-едва. Валка мимо проплыла у неё за спиной, скребнула ей по выбритому месту ногтями в привычной своей игривой манере.

Эйвор спустилась с пригорка в Форнбург, в конюшни заглянуть и проведать своего Видара. Коня она делила с Римой на двоих - им обоим по личному коню без надобности, заскучают в стойлах до старости. Серый жеребец встретил её спокойно, съёл морковку у неё из рук.

- Эй, Гуннар, - крикнула она с улыбкой, выводя Видара под поводья мимо тренировочного поля. - Ты остаешься?
- А как жеж, - кузнец плевком откинул длинные черные волосы с лица, на Эйвор не глядя - занят в спарринге.
- Побьешься со мной завтра?
Тут он остановился на мгновение, один взгляд в её сторону кинул.
- Нет, Эйвор, прости.
- А что так? - Видар дернул головой, и она сжала поводья покрепче.
- Занят буду.

Она виду не подала - пожелала ему твердой руки, залезла в седло и пошла из деревни обратно в сторону гор.

Бывало и раньше, что с ней спарринговаться не хотели. Девка жеж. Чего с ней драться? Раньше её это задевало так, будто иглами в сердце тычут, а потом привыкла. Только в том отдушину находила, что становилась сильнее. Сама добилась того, что плечи так раздались. Сама топором овладела, каждый раз искала повода им воспользоваться не против чучела, а против чего-то живого. Острее всех наблюдала за тем, как другие дерутся. Всех кроликов в округе перестреляла, даже косулю одну один раз. Когда-нибудь, говорила она себе, вы будете отказываться от боя со мной по другой причине. Чтобы я вас не опозорила к Хель.

Когда-то она думала о том, чтобы выбрать себе покровителем Тора. Не Фрейю, богиню-воительницу, а Тора, чьи руки держат Мьёльнир, с кем в силе никто не способен сравниться - чтобы он принял её скромные жертвы и отдал ей хотя бы крупицу своей силы, которая была ей так нужна. Но позже поняла, Тор её жертв не принимает, что поклонение ему отзывается в её судьбе громогласным молчанием.
Зато её жертвы принял Всеотец.
Она поднесла к алтарю ту косулю, раскрыв ей грудину своим маленьким охотничьим ножом, и сидела ночью в метели, глядя на выбитый в камне лик Одина, и молилась о том, чтобы хоть кого-то в спарринге одолеть хоть раз. На следующий день положила на лопатки Браги.
Она просила его о мудрости, чтобы вынести едкий, как червь в яблочке, голос Гудрун в своей голове. И вскоре обнаружила в себе покой, с которым перенести минуты наедине с ней в стократ проще.
Он слышал.

Она не знает, о чем попросит на этот раз - о хитрости, чтобы выпутаться из сетей, сложившихся вокруг неё? О победе для Сигурда, чтобы следил за ним и привел его живым домой?
Может, обо всём сразу, может, ни о чем в частности.

Она навестила дозорных, что сидели лагерем на краю крутого обрыва и всматривались в бескрайние горы Рюгьяфюльке, чтобы затрубить в рог при первом появлении врага. Те играли в орлог, и она присела с ними послушать баек и перекинуться костями. Они накормили её жареной на огне куропаткой, порасспрашивали о грядущей свадьбе, обточили ей топор и отпустили восвояси - ей дальше, выше, в гору, а уже темнеет.

Не отпустит он её в набег - так что ж. Можно и другими способами топор окровить, земли от Волков защищая, например, вон, вместе с дозорными. Только чувствовала Эйвор, что даже так Сигурду наперекор пойдет - не в набегах дело.

Перед каким же чудовищным выбором он её ставит.
Отказать ему, перечить, на своем стоять - она не может и не хочет, не тот это человек для неё, чтобы от него отмахиваться и мимо ушей его пропускать.
Повиноваться - род свой предать. Свой, не его.
Кьётви Жестокий должен умереть от её руки. Этот буйвол. Это чудовище на двух ногах, ходячая крепость, Фенрир в человечьей шкуре - она, Эйвор, должна убить его, иначе отец её Варин в чертогах Вальгаллы останется опозоренным трусом, иначе Роста зря привела её в этот мир. Она затем и живет теперь. Она ради них и живет теперь. Она не отомстит - никто другой не сможет. Даже Сигурд, даже могучим ударом своих рук если отсечёт Кьётви голову - это будет напрасная смерть. Не во имя кровной расплаты. Она на то и кровная - Кьётви должен получить то, что посеял, встретить смерть свою от плоти и крови Варина и Росты из клана Ворона, а не от человека, который их дочь в жены взял. Иначе грош Эйвор цена. Иначе никто она, не дочь своим родителям. Не воин. Такая же обесчещенная и трусливая, каким Варин был в момент своей смерти.

Глубоко ночью она добралась наконец до ритуальных камней. На крупе Видара сзади лежала еще одна косуля - Эйвор стянула её за тонкие ноги и потащила за собой по засыпанной снегом земле, бросив на каменных ступенях. Взяла с подступа кремень старый, высекла огонь, зажгла старые обугленные свечи вокруг алтаря. И присела на землю, задом на свои пятки, доставая из кармана старый свой ритуальный нож.

Отредактировано Eivor (25.12.23 01:34:44)

+8

34

Ves

SAGA O WIEDZMINIE

VES [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: 25-26

деятельность: Бывший боец "Синих полосок", темерский партизан и доверенное лицо Роше.
место обитания: Под боком Роше (ныне Велен)

https://i.imgur.com/5a6EaEe.png
Игровая/на твой вкус


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Я не понял, какого баргеста еще не в строю?! У нас тут война только на бумаге закончилась, а по факту - всё веселье ещё впереди.
Вот ни в жизнь не поверю, что тебе понравилась тихая жизнь в Велене, где мы теперь наводим порядок. Сама, небось, рада была, когда этот хитрозадый интриган Дийкстра снова задумал чужими руками каштаны из огня таскать и на нас вышел? Да точно рада, ты ж у меня девка боевая, мирной жизни уж сколь лет не видела.
Но плешь мне проесть подозрениями на счёт Сиги - это святое, да?
Но оно и правильно, кто-то же должен переживать за меня, когда я сам этого не делаю.
Уж не знаю, что там задумал этот реданец, а нам бы послушать. И даже на мировую пойти с тем, кто нас на тот свет едва не отправил. Потому как мы хоть и помогаем в чём-то нильфам, но бани и выпивка у Сиги на порядок лучше. И пафоса в нём меньше, а значит и у меня изжоги.
Ну что, поприключаемся как в старые добрые, стараясь не лезть в политику?
Всё-таки черные приходят и уходят, а две полоски - это стабильная жопа.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Бьянка или Вэс (как в оригинале) - сугубо на твой выбор!
Анкету прошу написать, хоть полно, хоть тезисно. Хочется видеть именно восприятие персонажа, чтобы искать точки соприкосновения и с удовольствием играть с человеком, а не со статьей из ведьмачьей вики. Пишу от третьего лица, люблю большие буквы, хочу того же - я наглый старый и ворчливый, да. По скорости отписи я лоялен, главное - не пропадай, пейрингов не навязываю (но надо всё же учитывать историю персонажа), к обсуждению всегда открыт и чужому мнению рад. Мы все - взрослые люди и умеем разговаривать словами и слушать друг друга.

Пробный пост

Когда пташка напела Роше, что встречи с ним ищет один давний знакомец, подмявший под себя криминальный мир Новиграда, Вернон откровенно фыркнул и послал гонца туда, откуда вылез в своё время Эмгыр и все его прихлебатели. И продолжил уничтожать запасы еще довоенной темерской ржаной, попутно разбираясь со зверем, что в народе звался управлением землями.
Иронично. Стремительно взлетев из грязи, Вернон Роше с размаху угодил в самую, что ни на есть, задницу. Потому как только полный псих будет жаждать власти и обширных земель в своё управление. И ладно бы земель нормальных, бывший же командир специального отряда "Синие полоски" крепко так засел в Велене. Точка. Занавес. Где-то на фоне могли дохнуть от смеха поганые скоя'таэли.
Видать знатно его когда-то прокляли, и пойди потом в эту всю дурь не поверь.
Но, смех смехом, а Роше не был бы собой, если бы не справился с поставленной задачей. Пусть худо бедно, пусть на свой солдатский лад, однако ж механизм крепкой, внушающей доверие власти, начал подавать признаки жизни.
Однако мысль, что этот любитель интриг и бань вновь вспомнил о темерце, крепко засела у капитана в голове. Подзуживая интерес и ту самую, поселившуюся пониже спины жажду бросить всё и снова рискнуть жизнью. Как в старые добрые.
И, та же пташка, изначально посланная совсем по иному направлению, улетела в славный город Новиград, чтобы обрадовать — пусть радуется и ценит, сволочь реданская — своего хозяина. Встреча состоится.
"Это всё не просто дурно пахнет, это откровенно смердит", — тут же поспешили заявить Вернону не просто приближенные, но самые доверенные любители бросаться в бой с сиськами наголо. И он был согласен. Дийкстра был известной хитрожопой скотиной и конченным интриганом, предать вчерашнего союзника для него было так еж естественно, как отмокать в своих банях. Но всё-таки он боролся с нильфами, под которых Роше — как злословили те языки, которые капитан еще не успел отрезать — банально лёг. А раз боролся, значит нуждался в определенного рода поддержке, потому что без таковой...
Без таковой война изначально была проиграна.
Вернон знал историю родной страны. Он помнил битву под Бренной и итоги той компании, когда Темерия и союзники боролись плечом к плечу. Ну, а воспоминания о том кошмаре, что последовал за смертью Фольтеста и новым вторжением нильфов на Север, он еще не успел утопить в крепком алкоголе. И вывод напрашивался однозначный — в одиночку бороться со столь опасным противником как чёрные бесполезно.
Но... за этим ли Дийкстра искал встречи? Чтобы попросить о помощи того, кто капитулировал? Или толстозадый интриган знал, что "продавшийся нильфам", бывший капитан "Синих полосок" не так прост и не настолько покорен, каким старается казаться? И этому факту Роше бы не удивился. Не из-за своей предсказуемости, скорее из-за сообразительности Сиги.
Хотя, был иной вариант — Сигизмунд Дийкстра решил вновь использовать руки Вернона, чтобы натаскать из огня новую порцию каштанов, никак к тому же не связанных с войной и Нильфгаардом.
Что характерно, встреча была назначена на нейтральной территории. Синеполосатого никто не зазывал в Новиградские бани, да и в принципе Дийкстра, похоже, решил высунуть нос из-за крепких городских стен. Всё настолько плохо или это настолько откровенная ловушка? Пойди ж пойми. Роше, у которого уже зудело от желания набить жирной реданской скотине морду и заставить хромать на ту ногу, до которой в своё время не добрался их общий знакомый, на эту тему не раздумывал долго. Разве что, Велен покидал в тайне. И отказавшись от привычного шаперона да сине-полосатого мундира, в который за долгие годы успел буквально врасти.
Маскировка, да, но поганая. Теперь его было труднее узнать, но без привычных полосок Вернон чувствовал себя натурально голым.
И всё-таки именно в подобном виде, почти весь в черном — лишний повод посудачить на тему его "предательства" страны и памяти Фольтеста — хотя скорее в грязном от тех дорог, которыми ему пару разу пришлось пробираться, бывший командир Темерских партизан в назначенный вечер осадил лошадь и спешился подле оговоренного места, где его, видно что, ждали.

+7

35

SHANI [возможен пейринг]

SAGA O WIEDZMINIE

SHANI [SAGA O WIEDZMINIE]

раса: человек
возраст: родилась в 1248 г. (в 64 году тебе 17, мне 28 :) все только начинается)

деятельность: медик, декан медицинского факультета Оксенфуртской академии.
место обитания: Оксенфурт, но, не исключено, что увезу в Нильфгаард

https://i.imgur.com/KxorQSK.gif https://i.imgur.com/PZS6xtX.gif
Abigail Cowen or your choice*


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Во-первых, пусть тебя не страшит, что я выжидаю тебя на злотом крыльце под маской. Это временное событие и, когда ты явишься, всё может измениться в одночасье.
Во-вторых мой меткий глаз [к слову единственный] пал на тебя не просто так. Виной всему, как ты уже можешь догадаться второй сезоне от Нетфликса и серия с пытками. У нас было, пытали, допрашивали всё в рамках сериально-книжного канона, и оттого и рожа теперь кривая. В процессе написания постов меня осенило, что я мог посеять семя страха в голове барда, когда пытая его, порционально выдавал ему не только пиздюлей, но ещё и информацию, как типичный злодей, что следил за ним и что знаю  о том, как вы с ним милуетесь в садах академии и что, если вдруг он не расскажет мне всего, что я хочу узнать, я переломав ему кости, отправлюсь допрашивать других, в том числе и тебя – рыженькая медичка, пахнущая солнцем и луговыми травами. 
И так мне эта идея зашла, так она мне въелась под кожу, что я решил, а почему собственно нет? Тебе уже 17-ть, возраст согласия наступил [мы считали если что, все должно сходиться :D], просто немножко переделали канон, чтобы было стекольнее и интереснее! Плавно мы перешли от игры с пытками ко второй игре с пытками, где я, сыграв храброго господина спас тебя от пьяных задир[которых сам же и подослал]. И завертелось, закрутилось собственно. Правда пришёл Лютик и все испортил, поэтому мы снова перешли к разделу «пытки и всё-такое», но это уже детали, знаешь ли.
Я несильно хочу рушить канон, который ты можешь читать в википедии и гугле, ну кроме того, что у нас было более близкое знакомство. И мне бы хотелось, чтобы это были безуспешные попытки помочь мне, исправить меня и доказать лично мне, что не вся моя душа сгорела в том огне, которым я злоупотребляю. Но дело не только, разумеется в том, что я работаю на плохишей и сею зло, я думаю, что в процессе всех этих побегушек, будет несложно догадаться, что Риенс не только медичек трогает за коленки, познакомлю тебя с одним ведьмаком, если захочешь, нет не с Геральтом. С Геральтом ты и так уже успела п о з н а к о м и т ь с я.
Я бы сказал, что предлагаю тебе в первую очередь жевать стекло из-за «мама, я полюбила бандита, мама, он гей», и отсюда все эти платонические чувства, страдания «я не такой как все», «да не переживай ты, мы тебя вылечим», без того-сего в эпизодах, но, никаких гарантий Шани, абсолютно никаких гарантий, ты мне как сестра, конечно, но я несколько раз смотрел Игру Престолов, понимаешь? Мне раз плюнуть мальчиков из окон выбрасывать, тебе для этого даже за королём замужем быть не надо. (шучу про королей и замуж, про мальчиков не шучу). Насчёт этого пункта я думаю, мы сможем договориться.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Требований у меня немного на самом деле. Основное наверное – убедительная просьба не брать на внешность Роуз Лесли :) [не спорю, что любая рыженькая хорошенькая актриса или модель будет всухую проигрывать одному наглому барду, но не убивай во мне все желание одним лишь этим, ок?]
Что касается всего, что тебе предложит Лютик, придётся обсуждать со мной лично и заранее, потому что наши с ним каноны не сходятся, после событий с пытками, и в настоящем. Но об этом в личной беседе.
Я человек старой закалки, так что прийти через упрощенку не дам. Ты можешь написать анкету тезисно, красиво оформив свои хэды с каноном и тогда я пойму, что ты хочешь и можешь в персонажа и тогда я раскрою тебе свои чародейские объятия.
О размерах постов можно говорить бесконечно долго, но каждый пишет по-разному, кому-то достаточно 4к, чтобы выдать полную мысль и оказаться прекрасным рассказчиком, а кто-то и в 20 не уложится. Я пишу от 5к, птица-тройка и заглавные буквы присутствуют, лицо могу и 3-е, и 1-е, а вот 2-е не могу, вообще никак, ни писать, ни читать. Желательно, чтобы тебя это устраивало, и мы сходились в стиле подачи постов.
Считаю, что по скорости я игрок среднего уровня – этакая золотая середина, которая при хорошем общении и без попыток выклевать мне мозг, отдает посты вовремя и вкладывает в них душу и красивые идеи, а еще кладет к твоим ногам смешные мемы по типу «ето мы с тобой, смотри», графику своего исполнения и всякое милое-няшное, что тебя вдохновлять будет. Чего-то подобного хотелось бы получать и в ответ.
В идеале хотел бы найти прекрасную рыженькую медичку, которая самостоятельная и ответственная, не просто зацепившаяся глазом за роль в моменте, а та, кто будет предлагать свои идеи и не будет пропадать сутками где-то там, другими словами, рассчитываю на активность, а не вечные отговорки и обещания скорого появления. Меня не устроит активность – пост в месяц и заходы примерно так же, у нас есть списки, вот в них лучше не попадать, совсем не попадать, потому что меня это очень сильно расстраивает обычно, а когда я расстраиваюсь, то я делаю выводы за игрока за которым закреплена роль и тогда игрок может эту самую роль потерять.

Пробный пост

Она спалила ему лицо! Чертова сука спалила ему лицо! Кислое вино, раздутое на пламя, ударило по левой стороне, заставляя отскочить и заорать от боли. Риенс споткнулся об чертов ковш, которым ранее получил от Лютика и упал на пол, суча ногами. — С-с-сука! — кожу разъедало, огонь с удовольствием пожирал плоть. Он визжал, рычал, орал и катался по полу с боку на бок, ослепленный болью, не в силах ни коснуться лица, ни остановиться эту пытку. Воняло паленной кожей, и волосами и Риенс впервые не чувствовал удовольствия от того, что вдыхал эту тошнотворную смесь запахов, ведь это были ЕГО волосы, ЕГО кожа. И он продолжал кататься по полу, обезумев от боли, пока не провалился в черноту собственного сознания.
Открыть глаза его заставили попытки шарить по его карманам и негромкие разговоры о том, что он скорее всего сдохнет вскоре после полученных увечий. Нанятые им же верзилы, войдя в заброшенный дом, обнаружили внутри только временного босса в отключке и ни следа того, кого они похитили с улиц Оксенфурта.
Ярость и боль напитали руки небывалой силой, ладони чародея раскраснелись и вспыхнули раньше, чем тот, что склонился над ним, понял, что случилось.
Было слишком поздно. Риенс впился горящими пальцами в мясистое лицо, сдирая с того кожу. Кровь заливала лицо и грудь, но он продолжал рвать плоть с нечеловеческим упорством.
— Ублюдок!
Стон и скрип зубов, крик боли и ярости. Он оттолкнул от себя одного и бросился на второго, зубами вгрызаясь в руку. Левую обожжённую сторону прострелило болью, но Риенс не отступил, не разжал зубов. Наплевать на всё, кроме жажды крови, которая сейчас была сильнее боли. Ярость жгла изнутри, хотелось рвать и терзать, ломать и убивать. Озлобленный чародей сплюнул в сторону чужую кровь и кусок выдранного мяса, скрипнул зубами. Ноги разъезжались в стороны от количества крови, которой был залит деревянный пол. Левым глазом он почти ничего не видел, но вот правый мутно-зеленый буквально выжигал пространство злобой.
Он найдет этого барда. И бабу, которая ему помогла, эту гребаную суку, которая сожгла ему лицо! Они оба заплатят за всё. Он обязательно их убьет. Медленно и с наслаждением.
**
Мазь, которую изготовила Лидия, чтобы излечить ожог на лице Риенса, едва ли помогала ему. Накладывая толстым слоем жирную субстанцию, он едва ли не сходил с ума от боли, круша все, что из предметов попадалось ему под руку. И в какой-то момент едва ли не придушил и саму Бредевоорт. Она приставила к его единственно видящему глазу тонкое лезвие скальпеля, и только это вразумило чародея и заставило разжать свои цепкие пальцы.
— Убирайся, Риенс, — делая судорожные вдохи и откашливаясь, потребовала Лидия, указывая на дверь. — Или умрешь, — продолжая сжимать лезвие скальпеля пригрозила она, заметив, как скалится на нее колдун. — Проваливай!
Он ушел. Вынужден был уйти, чувствуя, как внутри все кипит от злобы. Ожег пришлось некоторое время прятать под кожаной перевязью, чтобы на него не попадала пыль. За кружкой пива в ближайшем трактире, забившись в самый темный и дальний угол, Риенс размышлял над тем, каким образом ему выманить барда, чтобы отомстить ему за случившееся.
В конце концов, он решил, что нужно действовать хитростью. Но, прежде, нужно нанять людей.
**
Ее волосы напоминали собой новый моток меди, оставленный кем-то на солнце, заставляя щурить единственный здоровый глаз. Медичка, не изменяя себе, в зелененькой жилеточке, заняла место у фонтана. Небольшой перерыв между лекциями и легкий перекус яблоком. Риенс ощупал подушечками пальцев повязку на своем лице, будто желая напомнить себе зачем он здесь: «Я отправлюсь за той хорошенькой девчонкой, с которой ты так любишь болтать в парке при академии, Лютик». Когда от яблока в ее руке остался лишь хвостик, Шани, спрыгнув с бортика фонтана, поправила свой наряд, оглядев его на наличие пятен и помятостей, и прихватив с собой лекционные записи снова скрылась в дверях академии. Язык колдуна скользнул по нижней губе и уперся в правый уголок. После лекции, она, не изменяя привычкам пойдет в библиотеку и останется там до темноты. Именно там нанятые им люди и будут ее ждать.
**
Он вкатились в пустующее помещение библиотеки весело гудя, словно перепутали святую святых и питейное заведение. И не один из них сильно не был похож на студента или преподавателя академии в Оксенфурте. Остановить их никто не решался, щупленький смотритель библиотеки поспешил убраться к дальним стеллажам с редкими свитками, чтобы попытаться защитить те в случае слишком уж буйного поведения незваных гостей.
Риенс скользнул тень за спинами шумных наемников, к темнеющему проходу. Наблюдая и выжидая.
— Господа, — Шани привстала над столом, за которым читала книги по медицине и отложила перо. — Покиньте помещение библиотеки, немедля. Это не трактир. Здесь не принято шуметь.
— А ты кто такая, чтобы указывать нам, что делать — воскликнул один из лже-студентов.
Шани смерила его взглядом.
— Я — медик. И мне не нравится, когда сюда вламываются пьяные гуляки и устраивают здесь балаган.
— Медик! —Хохотнул один из них и схватился пальцами за собственный пах. — Подлечишь мне кое-что, а медичка? — Да-да, да-да, — вторил ему второй, делая шаг ближе и упираясь бедром в стол. — А мне вот сердце разбили, тоже надо подлечить. — И ухватившись за девичье запястье потянул чуть сопротивляющуюся Шани за руку на себя, прикладывая поджаты пальцы в кулак к собственной груди. — Пощупай, я тебе говорю.
Рыженькая медичка дернулась и попыталась высвободиться, но у нее ничего не получилось.
— Прекратите, — строго потребовала она, хмуря свои темные брови. — Вы не можете так себя вести здесь.
— Ра-а-азве? — подал голос третий парень, обводя взглядом зал и стеллажи, — И кто же нас за это накажет, голубушка?
В комнате повисла напряженная тишина. Все молчали, ожидая, что скажет девушка.
— Она ясно дала понять вам, господа, что здесь вам не рады. —Прихватив с полки одну из книг, Риенс выступил из тени, мягкой и бесшумной походкой. — Если вы не хотите неприятностей, вам лучше уйти.
Трое ребят переглянулись, как бы решая, кто будет первым, и, наконец, первым оказался самый высокий. Он сделал шаг в сторону Риенса.
— Ты еще что за…
Колдун не дал ему договорить. По роже прилетело увесистым томом книги, которую он прихватил с собой. Пожелания бить в полсилы, были проигнорированы. Маг бил так, чтобы вырубить наверняка.
Повязка на левой стороне лица, скрывающая уродливый ожог, препятствовала тому, чтобы видеть всю ситуацию в целом. Так что следующую оплеуху, он незапланированно пропустил. Это было неожиданно и чертовски неприятно. Сцепив зубы и оскалившись, чародей, злобно зыркнув глазом на обидчика, ударил снизу, прямо ногой, чуть пониже коленной чашечки, заставляя врага взвыть.
— Идёмте! — Он вытянул руку к Шани. —Идёмте же, скорее! — Схватиться за руку Риенса, Шани не успела, третий парень из шайки напрыгнул на него сзади, обхватывая руками за плечи и сцепляя собственные руки у него на груди, приподнимая над землей. Он встряхивал его как бутылку, вверх и вниз, и вверх, и вниз.
— Бегите! — Прохрипел Риенс, пытаясь освободиться от чужих рук. Повязка с лица начала медленно сползать от тряски в разные стороны. — Бегите же!
**
Комната перед распахнувшимся глазом закрутилась как колесо перевернутой телеги. Со лба медленно сползла мокрая тряпка, внутри которой, судя по всему, был завернут компресс снимающий жар.
— Не вставайте, — на грудь мягко надавили женские руки, вынуждая расслабиться и снова прикрыть глаза. С очнувшимся Риенсом говорила Шани. Он узнал её голос. — Вам хорошенько врезали по голове. Но потом пришла стажа и…
— Вы в порядке? — Он помешал ей договорить, перебивая, с трудом ворочая языком, но ладонью её ладонь успел накрыть, а она даже не подумала выдернуть руку или высвободиться, лишь слегка вздрогнула.
— Не переживайте, — её веснушчатое лицо и зеленые глаза, расплывались перед глазами Риенса. — Меня они не тронули. Благодаря вам…
— Риенс…зовите меня Риенс. — В груди сдавило от желания откашляться. Шани поправила компресс на лбу чародея и внимательно, чуть хмурясь всмотрелась в ожог на лице, но вопросов не задала. — Что ж, вы должны будете мне одно свидание…

[nick]RIENCE[/nick][status]не бери в голову, бери в рот[/status][icon]https://i.imgur.com/UjOBFyG.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/VHP6Xoh.gif https://i.imgur.com/5FAHben.gif https://i.imgur.com/O500CHu.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Риенс, unk</a><div class="fandom">SAGA O WIEDŹMINIE</div><div class="info">How long can you stand the pain. How long will you hide your face. How long will you be afraid. Are you afraid?</div>[/lz]

+3

36

aurora valor

ONCE UPON A BROKEN HEART

AURORA VALOR [ONCE UPON A BROKEN HEART]

раса: человек
возраст: неизвестен

деятельность: принцесса
место обитания: Великолепный Север

https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/929648.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t475294.jpg https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/3/t613279.jpg
your choice


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Аврора была принцессой Севера, самой красивой, милой и доброй девушкой на всем белом свете. Такой, какой принцесса и должна быть.

Так гласят легенды, но правда ведь всегда отличается от выдумки.

Аврора была самовлюбленной эгоисткой, которой очень нравилось чувствовать свою исключительность. Она пользовалась своей красотой и наслаждалась вниманием мужчин, даже готовилась к свадьбе с одним, чтобы прямо из под венца сбежать к другому.
Аврора стала причиной, по которой один Великий Дом Севера полностью уничтожил другой, не пощадив ни земли, ни простых людей.
Чего добивалась Аврора на самом деле? Кажется, внимания от друга своего брата, от Джекса. Она даже заколдовала свои волосы так, чтобы они приобрели лиловый оттенок. Когда это не сработало и Джекс влюбился в девушку-лису, Аврора прокляла его сначала охотиться на возлюбленную, а после придумала поцелуй, который убивал бы каждую соперницу.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Если ты не читала The Ballad of Never After и A Curse for True Love, то тебя ждут спойлеры, много спойлеров. Лучше бы прочитать, чтобы проникнуться персонажем. Да, я в курсе, что они только на английском, но все равно лелею надежду.
Сюжет будет строиться как раз вокруг прошлого Джекса, Авроры и компании. Там что мне нужна моя личная злодейка =) Есть идеи для эпизодов, в том числе ламповых, но заявка не в пару и ты вольна сама решать за судьбу персонажа. По этой же причине я ожидаю определенной самостоятельности при поиске других игр. Еще хотелось бы твоей активности: пост в неделю был бы идеальной скоростью. Если тянуть дольше, то я начинаю забывать о чем пишу, а это не кончается ничем хорошим, хаха

Пробный пост

Это редко бывает настолько невыносимо. Желание поцеловать кого-то. Желание присвоить кого-то себе.
Обычно я могу бороться с неистовой тягой. Обычно я могу противостоять ей.
Вот только с Эванджелиной все по-другому. Даже откусив от яблока, я все еще чувствую притяжение и желание, все еще не могу отбросить прочь мысли о ней.
Я хочу ее. Хочу настолько же сильно, насколько висельник на эшафоте мечтает прожить хотя бы день. Одновременно с этим, я боюсь навредить ей. Она такая хрупкая, смертная и до глупого наивная. Она видит лучшее там, где все давно умерло и этим лишь больше подталкивает меня бежать прочь.
Нельзя оставаться рядом. Нельзя делать вид, будто все в порядке.
Мы не сможем долго ходить по краю. Я не смогу.
Мысль об этом посещает меня все чаще. Когда взгляд останавливается на ее губах. Когда руки тянутся к ее волосам. Когда слух пытается уловить тон ее голоса, зовущего меня по имени.
Мне нравится как она произносит мое имя и это еще один повод оттолкнуть ее.
Смогу ли я жить, если все наши совместные моменты исчезнут? Смогу ли я дышать, если однажды мы встретимся на улице, а она мазнет по мне безразличным взглядом и пойдет дальше? Да куда я денусь. Лучше так, лучше пусть она найдет свое счастье с любым из своих парней, чем умрет от моего поцелуя.
Я не собираюсь даже прощаться. Какой в этом смысл, если нынешний вариант реальности все равно сотрется?
И тем ни менее я прихожу в Волчью Усадьбу и вхожу в дверь, ведущую к арке. Что-то подталкивает меня, возможно, желание в последний раз увидеть узнавание в ее лице.

Мой взгляд останавливается на арочных камнях в руках девушки. Они сияют, ярко и для человеческого глаза возможно даже нестерпимо. Они будто вот-вот готовятся перенестись назад во времени.
— Little Fox, нет! — окликаю я, пересекая разделяющее нас пространство в два широких шага. — Ты не можешь этого сделать.
Моя ладонь накрывает ее руки, сжимающие камни. Свет немедленно притухает, будто артефакт не знает к чьему конкретно желанию прислушаться. Мне хотелось бы отнять хоть один, чтобы ничего точно не случилось, но я медлю. Медлю и смотрю на нее, вглядываюсь в нее так, как прежде не делал. Голову посещает одна мысль, кажущаяся слишком абсурдной, и эта мысль далека от обиды на попытку лишить меня возможности выбора [хотя этого я ожидал в последнюю очередь].
...
Такого ведь не могло случиться, правда? Не могло быть такого, чтобы Лисичка переместилась во времени и стала Лисой..?
...
Перед глазами с бешеной скоростью проносятся воспоминания далекого прошлого, но время отказывается ждать каких-то умозаключений и уже спешит дальше. Из арки появляется Кастор; без шлема, зато с выпущенными клыками, готовыми впиться в ближайшую шею. Друг уверял, что за столетия научился держать себя в руках, но действительность оказывается куда прозаичнее. Я вижу голод в его глазах при одном взгляде на нас с Эванджелиной и решение приходит моментально.
— Уходи, — командую я, отталкивая девушку с возможной траектории атаки.
Стоит моей руке исчезнуть, как арочные камни вновь наливаются светом, готовясь унести свою владелицу прочь из этого мгновения. Однако если меня это и заботит, то в куда меньшей степени, чем маячащая совсем близко угроза.

Отредактировано Jacks (28.01.24 12:17:25)

+3

37

tessarion

A SONG OF ICE AND FIRE

TESSARION [A SONG OF ICE AND FIRE]

раса: дракон
возраст: 18 лет на момент смерти

деятельность: на выбор игрока
место обитания: вестерос

https://64.media.tumblr.com/5f99109f516a5cf705fb59a199cf5082/189a6730a265f3a7-92/s540x810/765146b02c110b9eb4cf1f5dacccc5eadb920eb0.gif
theresa frostad eggesbø


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
• Дракон времен Танца. Одна из тех драконов, что был на стороне Зеленых в войне. Её всадником был Дейрон по прозвищу Отважный. Она не вылупилась вместе с ним в колыбели. Проклюнувшись из драконьего яйца заранее, она вместе с третьим сыном Визериса I установила связь почти самостоятельно, где не человек выбрал дракона и подошел первым, а наоборот. Не волшебник выбирает палочку, Гарри, а палочка волшебника.
• Вообще, Тессарион была из драконьей кладки вместе с Санфайром и потому считается его сестрой по рождению. Как будет известно позднее, они были драконами, чьей матерью была Дримфайр, а отцом Каннибал. Весьма дикий и непредсказуемый коктейль из родителей.
• Тесарион хоть и была из одной с ним кладки, вылезла из скорлупы на свет позднее, а потому чисто формально является младшей сестрой. Но эта юродивая заноза настолько не походила на тот образ «младшего», о котором нужно заботиться, что Санфайр и не старался. Она могла шипеть, укусить его за хвост и на спор устроить гонки или игры в догонялки. Мелкая соперница, любимая сестра, что будет скорее вечно мешать тебе, чем вынуждать проявлять заботу. Они почти с рождения вместе и потому прекрасно понимают и знают друг о дружке все.
• Это можно также сказать и по внешним качествам. Тассарион по цвету чешуи и прочим признакам в драконьем облике очень напоминает мать, цвет скорее темно-синий, чем голубой, с гребнем, перепонками в крыльях и брюхом блестящие на свету ярким отблеском рыжего металла. И вместе с братом они: Санфайр и Тессарион, золото и медь с кобальтом.
• Никогда не была тихим и мирным драконом, да и будем честны, найдется ли хоть один дракон, что будет считаться кроткой овечкой? У Тесс может быть дикий нрав и жестокость, о которой может даже порой и Санфайр позавидовать. Храбрая, активная и пожалуй порой даже не управляемая. Конечно, это если не затрагивать ее поведения рядом с Дейроном. Со своим всадником они во многом кажутся противоположностями и для многих удивительно как так они смогли хорошо найти общий язык. Тес и Дейрон разные, но во многом дополняют друг друга и этого не отнять. И за своего всадника Тесс готова всем и каждому глотки разорвать голыми руками даже в облике человека.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Про нашу драконью-ау все расскажем и покажем. Нас воскрешают в Староместе и многих других тайных лабораториях как раз в преддверии войны 5 королей. За окном уже бушуют технологии и во всю живет modern! au. И драконы хоть и приносят немного древней дикости в жизнь Вестероса, также должны приспосабливаться и адаптироваться к новому миру и новым технологиям.

Ты можешь выбрать чем вообще заняться и к кому примкнуть, если будет такое желание. Занятие и развлечений найдем, а также с удовольствием понастальгируем о прошлом.

В нашем маленьком семейном бинго уже собраны почти все, есть и я, и матя, и даже батя под маской, не хватает лишь малышки Тесс.

Приму посты любого размера, хоть с птицей, хоть без неё. Главное чтобы было желание писать, придумывать новые эпизоды и завихрения сюжета. По скорости я скорее марафонец, чем спринтер, а потому не настаиваю и не принуждаю на спидпостинг.

Пробный пост

Начинается суматоха, хаос и выстрелы, крики и топот. Санфайр уже не ориентируется в этом лабиринте коридоров и комнат.  Слишком много углов, слишком много тупиков и закрытых дверей. Выдыхать огонь получается раз на раз, что-то ядовитое, токсичное и раздражающее не дает ему выбраться. Дым застилает уже глаза, вползает в ноздри, раздражает и дурманит. Не хватает воздуха... А нет воздуха, нет и огня. Он, живой огонь, заключенный в плоть, кровь и когти сейчас стелется к земле, надеясь хоть как-то выцепить глоток воздуха не отравленного каким-то отравленным дымом. Крылья спасают, отгоняют по возможности от себя красные клубы подальше.
— Живо! Взять его! Он скоро отключится! — слышался шум, голоса, они были искажены и судя по силуэтам, шлем у рыцарей закрывал все  голову и делал голос громче, он словно эхом раздавался с разных сторон, от чего Санфайр под гнетом слабости и дурмана начал теряться. В узком пространстве особо не полетаешь, не развернешься. Тот максимум, который он сейчас мог позволить, отгонять яд от себя крыльями и из последних сил сжигать этих чертей.
Снова шум, раздаются новые крики, взрыв и здание начинает трястись. Раз удар, спустя какое-то время еще один. Теперь, кажется ломать эту крепость начинают снаружи. "Неужели..." — думает он и после очередного залпа пламенем набрасывается на группу рыцарей и прямо через них выбирается в открытый проем. Надо найти путь к свободен. После очередной сирены и взрыва дыма становится меньше, так что и в голове немного светлеет. Еще немного. Шум и крики — отличный ориентир, чтобы на него идти. Но даже так он не успевает. Наверняка Караксес и Мунденсер уже снаружи, хорошо... Если они смогли, то и у него должно получиться. Здесь слишком много ходов и залов, чтобы точно понять где же выход. Страшно подумать, сколько можно тут плутать, если выход окажется замурован.
Белая вспышка впереди сквозь этот чернеюще-красный дым и темноту скорее удивляет, чем пугает, но Санфайр напрягается на мгновение и чувствует какое-то чувство дежавю. Вспышка повторяется и теперь видно что это была именно Плясунья. Пасть была приоткрыта, безумные глаза горящие красным озарялись по сторонам и остановились так же внезапно, зацепившись за него. Санфайр был почти без сил, но даже сейчас готов был обороняться, если придется. Но нет, им сейчас не выяснять нужно прошлое, а выбраться. Верно же? Он негромко рычит в ответ, но подползает ближе, все еще старясь не поднимать голову слишком высоко. Хоть дыма и поубавилось.
"Что ты тут забыла..." — он подползает почти впритык, нужно выбираться, свобода близко. "Если решила погеройствовать и впечатлить меня, не стоило. Я того не стою" — Санфайр выбирается за Плясуньей, тащится следом и лишь изредка оборачивается и прислушивается. Все еще шумно, все еще темно, но внезапный крик заставляет остановиться. Знакомый голос, знакомые слова, грубый валирийский с ужасным акцентом, очередной приказ. Очередная пустая и бесполезная попытка подчинить их. Гнев внутри Санфайра клокочет, разгоняется по крови с новой силой, он тихо рычит и смотрит. Как же он жаждет сейчас смерти их всех. Слишком далеко, он может не достать. Жажда выжить, жажда выбраться отсюда сильна, выбраться вместе с Мунденсер и Караксесом еще сильнее. Но её жизнь он бы с удовольствием забрал с собой. Если выбирать, он бы лучше заставил их всех страдать умирая в агонии, чем просто уйти.
Но лавры забирает в этот раз Мунденсер. Её ярость, её огонь белый с зелеными всполохами поглощает тела врагов. Санфайр сверлит взглядом его мучительницу, видит как язык пламени скользит по чужой щеке, волосы словно факел, вспыхивает резко, пламя целует еще и еще. Она кричит, эти звуки он бы слушал и слушал. Да только застыть тут ему так же не дают. Мунденсер невероятно настойчива и напориста, когда хочет. С шипением и толчками она заставляет Санфайра наконец-то двигаться к выходу. Он близко, еще ближе чем раньше. Снова трясется здание и провал, через который видимо и выбрался Караксес, стал еще больше, покатились булыжники и камни, стеля им дорогу к выходу.
"Свобода... Свобода, наконец-то!" — После этих крысиных бегов по темным коридорам, свет почти по настоящему слепит, а свежий воздух пьянит. Полет... Он так давно не чувствовал этого, он расправляет крылья, шире разводя пальцы и чувствуя как кожа растягивается. Пару взмахов на пробу, шаг, еще один, толчок задними гонами и он поднимается в воздух. Хоть и минуло много лет, он все еще помнит какого это, кайфует и радуется, как в первый раз. Даже не успевает обратить внимание на то, что окружает их теперь. Как странно и необычно изменился мир. В данную секунду его глаза  следили только за небом.
Он прорывается выше, разрезая облако туловищем и слышит рык где-то снизу, делает плавный поворот и снижается. Рычит в ответ. Это Мунденсер, нужно её найти. Нужно найти брата... Он тоже должен был быть где-то здесь. Он снижается ниже, под облаками теперь видно местность, в которой они были. Россыпь домов, словно действительно крепость формирует постройку прямо в горе, громадные пятна черноты на зелени, а так же всполохи огня наглядно докладывают — тут был Караксес. Светлые здания где-то покрыты копотью, где-то просто полны дыр. Откуда-то из центра и еще нескольких мест виднеются столбы черного дыма. Но вот Красного Змея нигде не видать. Нужно искать, но времени мало... Повторно загнать себя в эту клетку он не даст.

+11

38

miguel o'hara

MARVEL

MIGUEL O'HARA [MARVEL]

раса: человек-паучок
возраст: ~30

деятельность: гений, миллиардер, плейбой, супер-анти-герой, вдовец, dark sweet heart
место обитания: везде и сразу

https://i.imgur.com/I1iLODO.png https://i.imgur.com/In2KsHs.gif https://i.imgur.com/rKumtpK.png
на выбор


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
У тебя взгляд зверя, Мигель. Когти рвут металл, скрежет разлетается искрами и бьет по ушам. Тьма дышит в спину словоохотливо, владея тобой в неоновых тенях и очертания твои в ее изгибах похожи на рваные раны. Ты не убиваешь, но кровь преданно целует дороги за тобой, выстилая их алыми признаниями. Иногда жизнь хуже смерти, а смерть всегда милосердие. Твоя смерть горчит, ведь она устлана трупами, но ты все еще дышишь.

Орнамент на твоем костюме ведет мой взгляд все ниже. Ты что-то говоришь и плечи напрягаются. Острые лезвия царапают воздух. Твой голос урчит в широкой груди и становится все более резким и жарким. Ты злишься. Шипишь. Полупрозрачные экраны трепещут крыльями в пространстве и опадают кровавыми ошибками, выстреливая круглыми отпечатками "error" как дробью. Треск. Треск. Тишина. Мой взгляд окончательно падает вниз.
- Нина! Ты вообще меня слушаешь?  - Ты оборачиваешься. Я неохотно перевожу взгляд на лицо.
- У тебя отличная задница, Мигель.
Замечаю удивленный взгляд, резко перетекающий в смущение, но через доли секунды ты берешь себя в руки и отпечаток нежной растерянности заменяется ядовитым недовольством. Буйным, сладким, терпким и бодрящим как свежезаваренный кофе, недовольством. Волна твоих эмоций заставляет меня расплыться в самодовольной улыбке. Этот напиток хочется глотнуть.
- Нина, ты... просто невыносима.
- У тебя еще и румянец очаровательный.

О, мой милый, ты правда думал, что со мной можно как с твоими паучками? Скажу больше, со мной интереснее чем с паучками! Верь мне. И, быть может, ты начнешь дарить людям милосердие.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Я женщина простая, вижу нуарного, темного, сексуального и немного психически неуравновешенного мальчика - пишу на него заявку!
Он все-равно по мирам скачет, как кобылка не обкатанная, а тут Нина, с желанием его обкатать окружить своим заботливым вниманием и протянуть руку помощи. Комиксы я не читала по нему, так что весь мой базис основан на мульте. Если Мигель попадет в мир Нины, то он попадет туда, где часто злодеев в живых не оставляют, а злодейских статистов так и вовсе выкашивают без суда, следствия и прощальных речей. Ему определенно это не понравится, он же привык не убивать, а ловить вроде. А тут Нина, рассказывающая за жизу и местные правила и нашептывающая на ушко Мигелю эдак проникновенно и горячо "убей" хехе
Короче, что если мы сделаем его еще чуточку более неоднозначной персоной, м? Ну, а еще Нина может немножко в целом кукуху Мигелю поправить, а то у него после смерти семьи немного того, птср и депрессия : D

От себя обещаю: отличное партнерство по приключениям, философские дискурсы на крыше, бессовестную и ужасную сексуализацию, кучу комплиментов и флирта, шуток и пива/виски. В общем, буду слушать ваши нуарные речи и обмахивать себя веером, потому что что-то в эти -30 так жарко стало, уф!
От вас: просто ходите весь такой прекрасный, шипите на меня и можете даже укусить (да я знаю что в клыках у него паралитический яд, но мне плевать!).
Всякое техническое: в лс сразу стучитесь, ибо просить у меня всякие мессенджеры тема бесполезная. Игрок я неспешный, если вы терпеливый и тоже не пуляете постами каждый день - мы с вами сработаемся. Конкретность наших с вами отношений выяснить можем либо в лс, либо по ходу самой игры, смотря до чего договоримся и до чего доиграемся. Характер, бэкграунд - лишь наброски, предоставляю полную свободу, все-таки вам играть, а не мне. У нас есть паучки и много кого из марвела, а я вас одиноким точно не оставлю. И еще. Делала шапку для акции, а получилась случайно аватарка, так что, считайте, это тоже вам в копилку сразу от меня подарок на использование, если понравится хд
В общем жду, мысленно раздеваю и все вот это вот! : D

Пробный пост

Нина сладко потянулась, так, что затрещали кости и защелкали суставы. Подняв руки вверх, белые пальчики наемницы крепко сжимали тонкое горлышко бутылки крафтового пива, подогнанного одним хорошим знакомым. Ступней же, женщина задела неровный строй других дымчатых, стеклянных бутылок, стоящих на низком столике около огромного, мягкого дивана. Уже высушенные до дна, они звонко повалились на пушисты ковер, но Турман, кажется, даже не обратила на это никакого внимания.

В сгущающейся темноте зарождающегося вечера, телевизор ярко отсвечивал набором бессвязных картинок, пока музыка неспешно порыкивала из всех углов комнаты. Разбросанное по столу, полу и близлежащим предметам, крошево от различных закусок, довершало картину беспробудного пьянства и расслабленного времяпрепровождения.

Впрочем, Домино не была одна в этом алкогольном угаре. Рядом с ней сидел такой же помятый, как и она сама, новый знакомый, с которым все веселье и происходило. Дастфингер был из тех, кто внезапно сваливается на голову тогда, когда этого меньше всего ждешь. Прибывший по чистой случайности из иного мира, он успел влиться в здешнюю атмосферу стеклянного мегаполиса совершенно играючи, что несказанно радовало Турман — не приходилось объяснять постулаты по сотому кругу.

Отхлебнув пенного напитка, наемница зарылась в лохматый ворох волос рукой, откинувшись на спинку дивана. Растянутая майка с пятнами, порванные короткие шорты и в целом весьма расслабленный, даже немного бомжацкий вид Турман ярко контрастировал с окружением — белизна интерьера хай-тек сквозила вычурным пафосом. Однако же все пентхаусы были такими же, но, что не удивительно, Нина и здесь раскрасила все по-своему, наполнив жилье чисто своими вещами — яркими выходцами из каких-нибудь лихих девяностых или восьмидесятых.

Вот уже который час Домино увлеченно вела разговор с Дастом, слушая рассказы о мире, откуда он прибыл. Больше всего ее поразила именно эта невероятная фишка с огнем — возможность им управлять была у многих мутантов, а вот чтобы договориться с огнем и получить над ним власть... такое она слышала впервые. Если можно договариваться с огнем, можно ли договориться с водой? А с пивом? Вопросы сыпались как из рога изобилия, а Турман то и дело задумывалась о том, что такая способность ей бы пригодилась в работе.

— Слушай! — Тихо хихикнув, Турман толкнула мужчину локтем в бок. — Если ты смог, то любой сможет? А покажи как ты это делаешь? Как договариваешься? Любовно шепчешь огню на ушко? Или приказываешь? Или ты просто нагло втерся к огню в доверие и влюбил его в себя?

Высушив бутылку с пивом до дна, наемница выкинула ее не глядя за спину и она точнехонько улетела в мусорку. Оторвав задницу от дивана, упершись в мягкое сидение коленями, женщина сложила два пальца вместе, а большой подняла вверх, изображая в руках пистолет. Прицелившись в картину, весящую на стене, "нажала" на курок.

— Я бы стреляла огнем вот так! — Прищурившись, оскалилась Нина. — И какая экономия боеприпасов! Не надо вечно таскать с собой кучу оружия, достаточно одного пальца и немного смекалки. Красота! Дотронулся до какого-нибудь ублюдка и — бам! — вся его пластиковая одежда плавится на нем в режиме онлайн. Того и гляди, перестану быть Домино, стану поджигательницей!

Снова рухнув на диван, наемница представила, как веселей стало бы жить. Банально по тому, что хоть ее удача и хороша, а как хороша она станет с огнем в руках — можно выйти на новый уровень борьбы с врагами. Обычно ведь оно как, Нина -талисман команды, пока остальные сражаются с великими злодеями, она просто стоит с плакатом "мы всех порвем!" и кричит агитационные кричалки. Здесь же... сама станет участником интереснейших событий.

Сказать, что идея не была заманчива, ничего не сказать. К тому же, алкоголь в крови то и дело подбивал на приключения, заставляя Нину коситься на Даста с еще большим, загадочным интересом. Она прекрасно помнила, что он не любит убивать людей, но вот поджарить чью-нибудь дрянную задницу и смотреть как наглец корчиться от боли... Заманчиво!

Отредактировано Neena Thurman (20.01.24 16:53:26)

+10

39

Hvitserk Ragnarsson

Vikings

HVITSERK RAGNARSSON [VIKINGS]

раса: человек жующий;
возраст: родился в 797 г.;

деятельность: самая сладкая булочка;
место обитания: Каттегат, Норвегия;

https://i.imgur.com/rPWU8Mt.gif  https://i.imgur.com/LM5Og0M.gif
Marco Ilsø


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
В Хвитсерке удивительным образом умещается несочетаемое: в единстве и борьбе противоположностей схлестнулись ласковый щеночек и яростный берсерк, и одно совершенно никак не умаляет другого.
Хвитсерк любит в своей жизни три вещи: вкусно покушать, братьев и грабить английские деревни, поэтому в целом в жизни его царит настоящая идиллия, почти Вальгалла при жизни. Хвитсерк не обременён ответственностью старшего, как Уббе и Бьёрн, не погряз в комплексах младшего, как Ивар, его не сравнивают с отцом, от него не ждут великих завоеваний, Хвитсерк — просто Хвитсерк, и все его просто любят таким, какой он есть. Разумеется, в том, чтобы вечно находиться где-то посередине есть свои подводные камни — например, ему всё время приходится выбирать, чью сторону занять в срачах между братьями, выступать парламентёром, выслушивать каждую из сторон и поддерживать равновесие и мир в семье на своих широких плечах, но кто, если не он? Одно очевидно — без Хвитсерка сыновья Рагнара давно бы переубивали друг друга, и если Ивару было суждено стать карой богов, Хвитсерк, без ложной скромности — их благословение.
Возможно, мы все просто не заслужили Хвитсерка. Но он благодушно прощает это нам, незаметно умыкнув куриную ножку из чужой тарелки — ведь истощение запасов провизии это такая малая цена, которой можно отплатить за его героизм.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Хвитсерк — солнышко, и я готов драться на ножах за него. Я очень хочу поиграть с Хвитсерком и в оригинальном сеттинге, и в модерн-ау, которую мы здесь активнее всего играем; в модерн-ау в целом всё те же братские распри, в которых Хвитсерк единственный нормальный из Рагнарссонов, солнышко, булочка и семейный талисман, благодаря которому никто никого ещё не переубивал. Подробности про модерн-ау расскажу в ЛС, а пока что жду, надеюсь, верю, давай вместе стебать Уббе за его огородные страсти!

Пробный пост

Ивар, конечно же, любит свою семью, кто бы спрашивал. Любит и братьев-полудурков — начиная от Бьёрна с его замашками контрол-фрика, и заканчивая обладателя самого грязного рта по эту сторону Северного моря Сигурда. Нежно, искренне так любит, вот только находиться среди них — всё равно, что сидеть на пороховой бочке, нет-нет и рванёт. Это даже не ружьё, которое обязательно выстрелит, это заряженный огнемёт в газовой камере. В общем и целом, всё, ну абсолютно предвещало пиздец. Про такие ситуации говорят — что вообще могло пойти так?

С самого утра у Ивара ноют кости так, будто его ноги наконец решили отвалиться и зажить собственной жизнью, и ему даже в зеркало не надо смотреться, чтобы знать, как подсвечиваются изнутри склеры его глаз болезненно-синим. Раньше это, кажется, было для него предостережением, теперь — лишь злит ещё сильнее. Ивар назло своему недугу вылезает из инвалидной коляски, скалится в лицо перспективе оступиться и в который раз сломать ногу; может, это не слишком помогает справиться с болезнью, но уж явно идёт на пользу для его внутреннего равновесия, позволяет не чувствовать себя слабым, что ли. У Ивара вообще своеобразные способы борьбы — и в такие вот дни, когда тупая, ноющая боль недостаточно сильна, чтобы приковать его к кровати, но раздражает до скрежета зубов, он перегоняет боль в злобу. Способ, конечно, безотказный, если бы не одно но — несчастным, попавшимся под его горячую руку, даже боги не помогут.

Само собой, все клише в стиле "ничто не предвещало беды" были чуть более, чем неуместны. У Ивара весь день аж зубы зудели, и, наблюдая за тем, как братья медленно подтягивались к ужину, он даже не скрывал этого своего хищного вида "в поисках жертвы, кому бы присесть на уши и измотать нервы". Правда, конкретно это и вправду беды не предвещало — во всяком случае, обычно подобные настроения Ивара оканчивались безобидным пикированием с Бьёрном или расползающимися на лицах Хвитсерка и Уббе дебильными ухмылочками. Кажется, в какой-то момент братья начинали понимать, что Ивару иногда это просто необходимо — побыть совершенно невыносимой язвой, иначе он непременно захлебнётся собственным ядом, и спускали на тормозах больше, чем кому-либо другому.
Ивар же... Пожалуй, он действительно это ценит.

— Кстати, звонила мама, — совершенно безобидно-будничным тоном заявляет Ивар, молчаливых трапез просто не выдерживающий, — Передавала вам всем привет.
— И, конечно, спрашивала, когда Уббе уже позовёт её на свадьбу? — Хвитсерк мгновенно подцепляет крючок разговора, прыснув себе под нос и с самым довольным собой видом оборачиваясь к старшему брату. Ивар, беззлобно усмехаясь, вздергивает бровь:
— А ты чего так радуешься, Хвитс? Ты, вообще-то, следующий на очереди... Если Уббе, конечно, уже сподобится обрадовать маменьку. Ну или Сигурд наконец воспользуется легализацией однополых браков и уделает вас обоих.
— Ага, Ивар, тебе одному тут повезло, да?
Многих проблем и ссор среди братьев-Лодброков можно было избежать, если бы Сигурд умел вовремя прикусывать свой грёбанный язык. При всей их обоюдной любви к невинным подъебкам он единственный, кажется, не улавливал сути и не умел шутить безобидно — каждый раз впору было звук сверчков подставлять в качестве музыкального сопровождения для шоу «Сигурд и его доебавшие абсолютно всех попытки острить».

Конечно, Ивар прекрасно понимает, к чему его мудак-брат клонит. Конечно, прекрасно знает, что он скажет дальше. Конечно, это провокация, и взгляд Сигурда из-под светлых ресниц говорит даже больше, чем Ивару хочется знать. Конечно-конечно-конечно. Они все отлично знают этот сценарий, но каждый раз пытаются сделать вид, будто ничего особенного и не происходит — Хвитсерк утыкается лицом в тарелку, а Уббе переводит взгляд с безмятежного (пока что) лица Ивара на вызывающую гримасу Сигурда. Типа, у него всё под контролем, ага, как же, очень смешно.
— Это ты к чему? — у Ивара деланно-спокойный и вполне мирный тон, впрочем, на деле этот тон называется «Сигурд, завали ебало, пока не поздно», и все они это тоже прекрасно понимали. Иногда Сигурд даже брал себя в руки и заваливал, но сегодня, видимо, был намерен идти до последнего, потому как взгляда исподлобья не отвёл. Ивар считает до десяти — этого времени обычно хватает, чтобы его ебучий братец достал мозги из того места, где они у него по какой-то причине всегда находятся, но — увы. Что ж, он дал ему шанс.
— Не думаю, что мать всерьёз рассчитывает, будто ты когда-нибудь женишься, Ивар, — от его желчной улыбки у Ивара сводит зубы, но он молчит, застывшим взглядом уперевшись в лицо Сигурда.
— А в чём проблема? — Ивар намеренно предоставляет ему поле для манёвра. Даёт, так сказать, развернуть своё блядское убогое чувство юмора во всей красе, чтобы ничего не упустить.
— Ну не знаю, — Сигурд нервно, скованно ухмыляется, жадно цепляясь за возможность, которую Ивар ему на блюдечке преподносит своими же руками, — Может, потому что ты злобный подонок. А может, потому что ты у нас убогий, и ни одна женщина на такого не позарится. Радуйся, что хоть мамочка тебя любит.

От старта до момента невозврата — те несколько секунд, за которые зрачки Ивара сужаются до точки, обнажая пронзительно-голубые взрезанные волны радужек. Он опускает руку почти непроизвольно, не отрывая остекленевшего взгляда от Сигурда, и не осознает, что запускает ему в лицо — зато осознаёт Хвитсерк, вцепляющийся в его локоть в последний момент, из-за чего кухонный нож со свистом пролетает у Сигурда над виском, с оглушительным треском врезаясь в пробковую панель стены.
Хвитсерк, может, и не осознаёт, но он только что непроизвольно спасает Сигурду жизнь — во всяком случае, от перспективы остаться одноглазым, как бог Один.

+8

40

Carver Hawke

Dragon Age

CARVER HAWKE [DRAGON AGE]

раса:цундере человек
возраст: 25 лет

деятельность: худший, но все еще любимый младший брат, Серый страж/Храмовник
место обитания: Тедас

https://i.imgur.com/STb6iJT.png https://i.imgur.com/MLMLYJg.png https://i.imgur.com/5mtBOw9.png
Oussama Guessoum, Leo Mangieri, Dorian Havilliard, как пример, или на выбор игрока


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Хоук то, Хоук сё, старший брат самый любимый у родителей и сестры, самый успешный, самый яркий, и бедняга Карвер вынужден принимать это как должное. Не смирится – быть в вечной тени Фалько унизительно. Карвер знает, что и сам чего-то стоит, и всё пытается это доказать, прыгнуть выше себя, выше брата, но чем больше пытается, тем больнее падает. Он, бы, может, и сумел, только портит все дрянной характер, грубый и язвительный.
Карверу приходится пройти свой путь, через обиды и лишения, отгоревать утраты и решить, кем он действительно хочет быть. Несмотря на горечь и отчаяние, понять, что лучшей семьи, чем у него, просто не бывает. Защитить сестру и встать на сторону брата, найти собственную дорогу и стать лучшей версией себя.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Очень жду братана-братишку, ради невзаимного хейта и колючих моментов, потому что Карвер и Фалько буквально противоположности и в характере, и в классе - Фалько весельчак-добряк-маг, а кем будет Карвер, воином Серых Стражей или Храмовником, решать вам. Хочется посмотреть и на еще незрелого, вечно обиженного Карвера, и на того, кем он станет, когда вырастет, да. Для улучшения его характера и жизни, и для одного сюжетного момента лучше, чтобы он стал Стражем, но и Храмовнику я буду рад, это более жесткий вариант. Будет классно показать, как он в итоге защищает брата от Мередит и Орсино, как они через тернии находят общий язык, и как Фалько жертвует собой в Тени ради спасения брата (это мои мысли, хотелось бы развить подобным образом). И да, Бетани у нас жива, а Фалько любит и брата, и сестру одинаково, даже если Карверу временами кажется иначе.
Анкету попрошу написать самостоятельно, чтобы было видно, как вы понимаете персонажа, но расписывать много не обязательно. Также попрошу отправить свой пробный пост в личку.
От игрока жду в первую очередь заинтересованности – роль для меня важная, хотелось бы видеть на ней постоянного игрока, у которого есть желание и время развивать своего персонажа. Адекватность, грамотность и инициатива тоже приветствуется. Люблю красочные обсуждения сюжета, совместное горение, для меня важны эмоции, без этого никуда. Посты я пишу обычно внушительные, на пару листов ворда, по времени как повезет, могу ответить за пару дней, могу за пару недель, пара месяцев – потолок, стараюсь настолько сильно не затягивать, в норме пост в две-три недели и отдавать, и получать.
Играю и сюжет, и различные аушки люблю (модерн, ивел-варианты). Если интересно, почему не Гаррет – а вот придете, и узнаете  http://i.imgur.com/ItqPiAb.gif 

Пробный пост

Фрэнк Моррисон в этой жизни – отброс человечества. Отброс, впрочем, высшего класса, из тех, кому не харкают в спину, не смотрят в глаза, боятся, но в зале суда навесят вдобавок ко взлому с проникновением парочку преступлений мелкого пошиба – хоть с ними, хоть без, загремит он крепко. Фрэнк, правда, ни разу [долго] не сидел – судьба балует или природный дар – и ядовитое чувство безнаказанности селится внутри, отравляя сильнее порошка, подстегивая к новым нарушениям, каждое новое из которых, как по лестнице вниз, отвратнее предыдущего, уже давно перешедшее грань рядовых преступлений.
Убийство считается королем преступлений, венцом грехов.
Фрэнк Моррисон переходит грань убийства легко, закладывая в фундамент пиздеца всей своей жизни новый кирпичик. Он больше, мощнее предыдущих, его уже не сломать, и, главное, заставляет и других обзавестись таким же. Заставлять Фрэнк умеет и любит, с самого детства, он, кажется, родился с этим даром, и даже иной раз не требуется убеждать – люди сами идут на его поводу, как овцы за пастырем, и даже рады такому лидерству. Фрэнку достаточно слова, взгляда, и вот уже своеобразная жертва не замечает, как делает все по его неписанному правилу, ставя его желание догмой. Где-то там, в иной жизни, Фрэнк Моррисон стал бы действительно мессией, он мог бы удивительно спасать и вытаскивать людей из самой глубокой бездны, но в жизни этой он в эту бездну лишь играючи подталкивает, наблюдая за чужим падением с интересом маньяка.
Фрэнк как-то незаметно решает, что в его дерьмовой жизни слишком мало адреналина, и потому переходит последнюю черту, и не один. Только адреналин способен победить эту мрачную, тухлую жизнь, в которой ему изначально тупо не повезло [всегда ведь удобно давать оправдания своим действиям?].
Где-то там, в параллельной реальности, Фрэнк, вооруженный черным кейсом, на новеньком мазератти мчится на важную встречу акционеров, ведь как же без него, верно?, где-то в этом мире, Фрэнк, вооруженный грубым ножом, вгоняет его по самую рукоять в тело несчастного старика, и кровь его мчится по острию и рукам убийцы. Там Фрэнк убеждает своих коллег в единственно правильном расходовании средств, здесь Фрэнк убеждает своих друзей по очереди всадить нож в обмякающее тело, — так, они повязаны одним преступлением навсегда.
Фрэнк вспоминает детали убийства сейчас с каким-то особым упоением, но про себя чувствует, как уже начало ускользать то первое ощущение хлесткого удовольствия. Говорят, секс и наркотики приносят его аналогично, только все это чушь. Фрэнк пробовал и то, и другое, но ничто не сравнится с тем, что дарит убийство: власть пополам с опьяняющей дрожью в руках, дымкой в глазах, что точно круче прихода, мощнее оргазма.
Снег хрустит под ногами, словно мягкие детские кости. Должно быть, здесь холодно, только Фрэнк ощущает странное тепло, несмотря на легкую кожаную куртку. Пар от дыхания смешивается с воздухом, вовсе несвойственный погоде темный туман стелется по земле, и все окружение почему-то на миг кажется Фрэнку зыбкой иллюзией. Интуиция? Обычно он ведется на свой же мозг или сиюминутные желания. Фрэнк останавливается резко, оборачивается, пронзая окружающую тьму колким взглядом, всматривается внимательно, на стволы деревьев, вдаль, переводит взгляд на кроны в вышине, медленно поворачивается назад, дернув пальцами.
Среди гнетущей, мрачной тишины он явственно слышит шепот.
Слов не разобрать, словно помехи на старом радио, и все же, это точно чей-то голос, ни то мужской, ни то женский, но Фрэнк не боится. Звук монотонный, как будто далекий, и все же звучит так близко,— не у него ли самого в голове?... – и вместо страха Фрэнк напротив ощущает спокойствие. Голос знает, что он, они совершили. Голос все понимает и одобряет, и, более того, хочет увидеть это снова.
Фрэнк едва вздрагивает от неожиданности и резко оборачивается снова, теперь уже замечая знакомую, ссутулившуюся фигуру. Шепоты исчезли, а им на смену пришло гадкое разочарование, — ему помешали, а он ненавидит, когда мешают. Особенно плачущие истерички, ничего не стоящие без своих более видных и зрелых подружек.
— Завали, блять, — Фрэнк дает ей договорить, не перебивая, и, обычно спокойный, обманчиво-дружелюбный, не сдерживается, вскидывает руку для удара, однако вместо него грубо затыкает Сьюзи рот. Истеричек и тупиц Фрэнк не выносит, а Сьюзи на его взгляд апофеоз первого, тупицей временами просто умело прикидываясь. Фрэнк умеет видеть в людях потенциал и замечает его в невинных манипуляциях Сьюзи, однако терпит ее фактически только из-за просьбы [весьма убедительной] Джули, да и невесть как запавший на нее Джо огорчился бы, если б Фрэнк выкинул ее из тусовки. Моррисону приходится присматривать за ней, малолеткой с невинным взглядом и грязными мыслями, улыбаться, чокаясь с ней бутылкой пива, будто они лучшие друзья, но ни на секунду не ослабляя контроль. Такие вот тихони чаще всего держат в себе целую ораву чертей.
– Я сказал, закрой рот. Вызовешь копов, загремишь сама и предашь своих друзей, или ты забыла, что мы теперь повязаны? – голос Фрэнка вкрадчиво-мягкий, как у мартовского кота и вспышку ярости замещает собой привычная улыбка. – Ну, ну, не нервничай, Сьюзи. Джули и Джо я не видел, и, если мы хотим их найти, тебе надо успокоиться, верно?, — кого угодно выбесило бы отношение к себе как к малолетке, только Фрэнк вместо издевки добавляет в голос самое искреннее участие, убирая руку.
О, он прекрасно знает, как Сьюзи его ненавидит. Боится, а после убийства особенно. И сейчас ту самую тихоню грозится заменить орава чертей, сейчас, похоже, Фрэнк очень не вовремя может узнать, что действительно держит в себе Сьюзи, и, пусть неприязнь у них друг к другу обоюдная, Фрэнку самому интересно, что за херь тут происходит, а с каким-никаким партнером проводить расследование явно удобнее.
— Мы должны были это сделать, понимаешь? Или ты хотела бы, чтобы Джули пострадала, м? – Фрэнк едва наклоняет голову, всматриваясь в заплаканное лицо Сьюзи своими грязно-голубыми глазами, после снова бросая взгляд на лес. — Надо идти, доплачешь на ходу. Я видел кого-то за деревьями вдалеке, потому и пошел сюда, будь начеку.

Отредактировано Falco Hawke (27.01.24 21:27:38)

+4

41

Abraham Van Helsing

Dracula

ABRAHAM VAN HELSING [DRACULA]

раса: человек учёный
возраст: idkn

деятельность: доктор, философ-метафизик, специалист по оккультизму, охотник латентная фанатка Дракулы
место обитания: Европа

https://i0.wp.com/1.bp.blogspot.com/-vM5_RToAzps/Xiofe-GOYUI/AAAAAAAAFEk/tfJerGcdtJsgqu1o7ZrX2MCmeGgqNAJ4ACLcBGAsYHQ/s1600/17.gif?ssl=1
дочь просила Charlie Hunnam, можно торговаться


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

«Как же Дракулу бесит это едкое, совершенно неприятельское «Вла-а-а-д». По тому, как доктор обращается к вампиру, можно легко определить уровень его раздражения. По шкале от Дракулы до Влада, Дракула — это норма безразличия, а Влад — крайняя степень негодования»

Hello my dear nemesis, are you ready to work together lil bit?
В этой фразе, в принципе, вся суть заявки.
Что там между доктором и вампиром можно прочитать со слов самого Дракулы в посте под спойлером, так что я не буду на этом задерживаться.

Важно знать следующее:

В игровой вселенной существует роман Стокера про Дракулу, последний сам нашептал идею, но она не имеет ничего общего с сюжетом реального романа. Нет никаких реинкарнаций или чего-то такого, Влад подцепил Люси Вестерну в Берлине в году этак 2016, она привезла его в Лондон, и тогда начались все эти приключения Дракулы с Люсями, Джонами, Минами и тд. Только вот убить владыку ночи не вышло (а может не сильно-то и хотелось?), потому что в настоящем Дракула преспокойно живёт себе в Лондоне. А доктор Ван Хельсинг, отхватив чутка крови Дракулы, делает себе омолодительные патчи на основе её сыворотки, решил ставить на ней эксперименты.

Эти самые экспериментики Ван Хельсинга стали бичом существования людей и нечисти одновременно. Доктор переусердствовал в попытках создать собственных подвид кровососов, которые могли бы извести род Дракулы. Упыри Ван Хельсинга (интересно, можно ли их считать нашими общими детьми, доктор?) больше звери, чем люди. С ними невозможно договориться, они ведомы инстинктами. Раны, котрые наносят эти упыри, действительно очень плохо заживают на вампирах, и нет для них ничего более желанного, чем кровь праотца, но кроме этого они нападают на всех вокруг. А это уже проблема. Из-за неё Ван Хельсингу и Дракуле пришлось объеденить усилия, собрав своих товарищей для истребления общей занозы в заднице, пока та окончательно не стала достоянием общественности.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ну, как бы, в общих чертах всё. Пока я не сильно зацикливался на механике чудовищ и того, как будет работать наша с тобой маленькая организация, док, так что приходи и будем додумывать детальки вместе, чтобы всем интересно было.

P.S. прочтение имени выбирай на свой вкус, Абрахам - Эйбрахам, как в паспорте пропишешь так и будет.

Пробный пост

Джулиано ведёт себя, как подросток: безошибочно давит на все болевые точки отца; напоминает о том, что при статусе самого грозного вампира на районе Дракула ведёт себя по-ребячески, наживая проблемы там, где их быть не должно. При этом они оба знают, что с репутацией графа проблемы находят его сами. Ему для этого вообще ничего делать не нужно, просто жить привычную жизнь кровопийцы. И да, пускай потенциальных недоброжелателей было больше, чем один лишь Ван Хельсинг, но у Дракулы было время, чтобы исключить остальных. Не так батя прост, как малюют его подначки сына. Влад знает, что Джулиано утрирует, и уже не ведётся. Почти никогда.

— Зато без меня, поди, тоска зелёная, — подмигивает Дракула, очень вовремя поддевая пальцем сочную дольку лайма, чтобы подать её выпившему Джулиано. — Соль, как грубо с нашей стороны было забыть о соли, — пролетает в голове, и он поднимается на ноги, шлёпая босыми пятками по паркету прямиком до кухни.

— Ну... я совратил его пациентку, пытался её убить, — рассуждает он в слух, копаясь в ящичках на обычной, вполне себе человеческой скорости, — поэтому он попытался убить меня, потом я — его... И так по кругу. Живучий тип оказался. — Дракула пожимает плечами, и возвращается на своё место, звучно поставив баночку с солью рядом с нарезанным цитрусом. — Он очень умён, и слегка шизанут, так что сложно сказать, чего именно он хочет добиться. С одной стороны, я говнюк и меня надо уничтожить, с другой — говнюк интересный, хотелось бы изучить. Но я же не морская свинка, чтобы меня в лаборатории держать. А вот младших, младших отловить вполне реально.  Но, главное, зачем?

Влад так и не понял истинных побуждений Эйбрахама. Он считал Дракулу монстром, которого нужно поскорее низвергнуть в Ад — это в нём смехотворное католическое говорило, ничего с этим не поделаешь. Но Влад также знал, что одновременно с тем Ван Хельсинг кипятком писался от всех фокусов, на которые была способна кровь первородного вампира. Дракула был для учёного своеобразным Святым Граалем, и это был именно тот случай, когда сложно было сказать, чего хочется больше: убить или присвоить.

— Мой вообще был пустой, сплошные инстинкты, — пожимает Влад плечами, опрокидывает новую рюмку, слизывает с ладони соль в лаймовом соку. — Это не так беспокоит, как нанесённые им раны. Чтобы худо-бедно восстановиться, — он кидает беглый взгляд на свою руку, — потребовалось двое. Я совсем не чувствовал их, это было... странно.

Он словно пытался насытиться воздухом. Одна лишь мысль об этом уже выводит Дракулу из себя.

— Ничего выбивающегося из общей картины. — вздыхает Влад, и поднимает взгляд на Медичи. Задумывается на секунду, скрыв собственные намерения, и тянет руку вперёд, касаясь пальцами пшеничной чёлки. — Зря ты пробовал его на вкус, надеюсь обойдётся без последствий.

Говорили же тебе уже не раз: нужно быть осторожнее с тем, что кладёшь в рот. Даже с кровью. Особенно с кровью.

+10

42

Lex Luthor[в почти пару]

DETECTIVE COMICS

LEX LUTHOR [DETECTIVE COMICS]

раса: человек
возраст: ~ 40

деятельность: гений, ученый, миллиардер, создатель лекскорп.
место обитания: метрополис

https://i.imgur.com/35ssusn.png


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
[indent] — гений, миллиардер, ученый, почетный «конечно отстрою метрополис после очередного вторжения», а еще злодей, да-да;
[indent]— мужчина, верните рыжую бороду и шевелюру и [может быть] я скажу вам да.
[indent]— да — значит, не посажу в тюрьму на неопределенный срок, который ты себе обязательно скосишь за счет влияния и денег [а не то, что ты себе подумал];
[indent]— в теории у кого-то благая мысль, что пришельцы и различные непрошенные гости реально могут быть опасны. но, ты, лекс, возвел эту мысль в абсолют, построил на этом ужасную репутацию и навредил слишком многим.
[indent]— можешь быть высшим хищником, обещаю, что не буду смеяться, правда! только рыжую бороду верни.
[indent]— человек со сложным детством, абьюзивным отцом и тяжелым путем к вершинам пищевой цепочки, но сколько не старайся, все равно восхвалять будут не твой гений и деньги, а того парня в сине-красном костюме, получившим всю эту всеобщую любовь и силу по факту своего происхождения. точнее  [indent]— это лекс так думает, а доверяет он мысли только умного человека [себя].
[indent]— лекс так ненавидел супермена, что решил завести ребенка от него [л-логично].
[indent]— узнал о личности супермена последним, а потом как-то психанул и стер память всей планете. потому что нефиг раскрывать тайну личности и жить без проблем её сокрытия.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
в описании выше есть несколько фактов из комиксов, но тут случай, когда я вообще не ограничиваю в версии лекса лютора. более того, недавний просмотр игрофильма отряда самоубийц покорил меня тамошним лексом пришедшим из мультивселенной (и его бородой и рыжим хвостом, да), поэтому можете легко брать оттуда прообраз. или взять одну из версий комиксную, можно вообще намешать — я только за! вот честно считаю, что нет такой совы в dc, не налезающий на глобус ролевых хотелок.
единственное, уточню пару деталей:
[indent]— есть коротенькая линейка, где лекс и кларк были друзьями детства и она дает +100500 сюжетов; читать необязательно (хотя она небольшая), я все перескажу так и с идеи намутим свое. я вообще могу накидать комиксов, скринов и прочего связанного много очень много, если понадобится.
[indent]— я игрок спонтанный и темп игры разный — могу написать несколько постов в неделю/месяц, могу тормозить, но общение стараюсь поддерживать и не бросать.
[indent]— это заявка не то чтобы в пейринг, но если есть желание сыграть около лавхейт, то можно обсудить. в конце концов, мы гордые отцы коннора и нам еще соревноваться, кто батя хуже. статус «все сложно» прилагается по классике, как говорится.
в остальном приходите с примером поста и не теряйтесь — хотя бы минимальную самостоятельность и пост в месяц с вас ожидается. жду!

просто гляньте какой он в отряде рыжий
Пробный пост

[indent] серьезность слов дианы удивляла и восхищала. немного пугала, конечно. кларк впервые сталкивается с такими людьми, хотя диана вроде позиционирует себя не человеком. принцессы не люди? кларк не знает, а свои вопросы кажутся ему глупыми даже в голове, тем более говорить об этом вслух. и все-таки он дал ей столько информации, столько мог. все остальное кажется слишком опасным откровением. если вдруг после их миссии диана решит использовать это против него, то придется худо. впрочем, ему хотелось доверять ей — хотелось верить, что говорящие о защите людей с таким непоколебимым чувством, не станут обманывать чужие секреты.

[indent] — не надо за меня умирать, я явно того не стою. — немного смущенно поправляет очки, — но, я вас понял. — он хочет надеяться на это. — спасибо.

[indent] ему не за что её еще благодарить. они друг для друга ничего не сделали, кроме странных вопросов и попыток избежать острых тем. кларк снова чувствует себя довольно глупо. он потом обязательно скажет самиру, что думает обо всем этом. последний утверждал, что такой женщины он еще не встречал и теперь его странное веселье кенту было понятно. хотя это совсем не в минус дианы. просто он точно не ожидал такого развития событий.

[indent] он пожимает ей руку. своеобразное заключение контракта, хотя своеобразным оно кажется лишь в контексте их взаимодействия. кларк старается думать обо всем серьезно, правда. и об аресе, разгуливающим по европе, и других богах. он пришелец из других миров, так что разве можно тогда упорствовать в теме несуществующих божеств? естественно, нет. опять же, уверенность дианы придавала веры и ему самому. кларк решает, что он покопает больше — он сможет. пока они разберутся, то обязательно получат больше и некоторые ответы станут явью. возможно, тогда дьявол явит свой истинный лик. простите, арес.

[indent] — дайте мне немного времени, собрать информацию и спланировать маршрут. и да — я не совсем шпион, скорее ... лояльное лицо. самиру нравится, что я могу проникнуть в разные места, слышу и вижу хорошо. а мне нравится, что я могу защитить людей, помогая. — он журналист, а не герой. и все-таки кларк старается принимать участие в событиях. настолько, насколько способен шагнуть за рамки страха перед раскрытием. далеко не каждый человек реагировать так положительно, как диана. возможно, ему все-таки следует быть больше на стороже. а может попробовать довериться.

[indent]  [indent] ... немного времени заняло довольно много времени. но, подобраться к людендорфу прямо не так просто. выставка — немцы хотели показать свое превосходство, поэтому устраивали закрытую выставку. туда пригласят особенных и доверенных журналистов. кларк не хочет знать, с каких пор он доверенное лицо фрицев, впрочем, самир все уладил. и пока они ждали диану на перроне, то подробно пояснял легенду.

[indent] клару это не сильно нравилось, но если все получится, то у него будет невероятный материал. он взорвет первые полосы. а еще он поможет англии в борьбе с врагом. а еще ... диане, которая немного опоздала, но это совсем не страшно. самир как раз заканчивал с инструкциями. кларк просто надеялся, что он все запомнит наверняка. иначе их там попросту убьют — закрытая выставка значит еще наличие повышенной охраны.

[indent] — рад вас видеть, — улыбнулся он, — и нет, нам нужно на поезд, если не хотим опоздать. наш друг не переживет, если что-то сдвинется в его безумных планах. — почему он в последнее время окружен безумными планами? кларк едва сдерживается, чтобы не произнести это вслух, но предпочел повести диану в сторону поезда. там они смогут поговорить.

[indent] закрытое отдаленное купе. ему рекомендовали все дела обсуждать только тут. словно кларк впервые на таких заданиях. и не слышит потенциальных желающих подслушать за милю.

[indent] — остальные в купе по соседству, если что. можете пойти к ним. — он совсем не настаивал на своей компании. кларк вздыхает, отставляя шляпу на кресло рядом. — нас будет ждать закрытое мероприятие, где будет участником тот, кто вас интересует. наше дело проверить и при случае предпринять меры. мое лично служить потенциальным пропуском и выяснить, как можно больше информации. будете моей ассистенткой? — он говорит это с легким смешком. у них назревает интересный дуэт.

[indent] — вы ведь не отсюда. не будет ли наглостью спросить, откуда? вы принцесса государства, о котором я никогда не слышал. — осторожно спросил кларк. — но, если это запрещенная информация, то не настаиваю. — он дает понять, что не настаивает. и все-таки журналисткое любопытство требует узнать побольше о странной женщине, с которой его свела судьба.

Отредактировано Clark Kent (06.02.24 11:35:35)

+4

43

Zack Fair

Final Fantasy VII

ZACK FAIR [FINAL FANTASY VII]

раса: усовершенствованный человек
возраст: 16-23 [на момент смерти]

деятельность: СОЛДАТ 1-ого класса
место обитания: деревня Гонгага, Мидгар

https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3040/138746.gif https://forumupload.ru/uploads/0015/e5/b7/3040/14573.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Наша история не была длинной, если так посудить; совсем короткой и очень странной. Но иначе при подобном роде деятельности и не могло быть, разве нет? В конце-то концов, наполнения этого короткого отрезка хватило бы на сотню жизней. И ещё на дольше хватит последствий.

На твоих глазах все, кто были надеждой, обратились в чудовищ. Это не то, о чём ты мечтал; не то, частью чего желал оставаться.

Знаешь, Зак, я не очень хороший оратор, у меня вообще-то и мечты не осталось, как и примеры стали недосягаемыми; ничему не суждено было сбыться. Пока ты не появился. Открытый, заряжённый, уверенный, умеющий заражать своими речами и позицией. Сильный. Образцовый СОЛДАТ, коим не суждено было стать мне. Почти такой же, как Сефирот, только ближе. Ты даже не представляешь, насколько круто изменил мою жизнь. Не знаю, хорошо ли это, но... тебе спокойно там, в лайфстриме? Потому что, знаешь, с тех пор, как тебя не стало, многое пошло наперекосяк; совсем. Ещё больше, чем шло прежде. Особенно со мной. Но твою волю, твое наследие я буду нести в любом состоянии, как ты в свою очередь нёс волю Анджила до последнего. Пока не... Какая, собственно, теперь разница? Иногда лучше быть мёртвым.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мне нужен данный персонаж для того, чтобы отыграть непродолжительные, но насыщенные совместные приключения: там и юмор, и драма, и экшн, и контрасты. Хочется альтернатив? Не вопрос. У меня нет планов полностью менять основную историю, потому что тогда сломается вся-вся история FFVII и Адвентов, включая Клауда. Однако поиграть с Afterlife/вселенной для мёртвых героев, пересечения этих миров и так далее - мы можем. Скоро выйдет новая часть и мы увидим, как это сделал новый канон, а это даст нам простор для. Помимо меня в наличии Аэрис, а это уже даёт кое-какой простор и больше потенциальной игры.

3 лицо, на наличие-отсутствие капса всё равно, как и на птицу-тройку. Пост где-то раз в две недели будет нормально, иногда реже, иногда чаще. Не имею  привычки сидеть во флуде и общаться о жизни в привате, потому если общение для вас ключевое для поддержания вдохновения - с порога не сойдёмся, я загораюсь только от и для игры. Однако обсудить игру, арты и подобные тематические нюансы - это пожалуйста, можно побольше.

Пробный пост

Времена  странные, сомнительные, и каждый, стало быть, заратывал как мог. Потому что есть хотелось каждому, да и , если честно, ничем себя не занимать — это та ещё мука, совершенно Клауду не свойственная. Ему, в каком-то смысле, приходилось тяжелее других. Потому что он был военным. Бойцом. Теневым героем. Не гражданским и тем, кто жил для того, чтобы просто жить или выживать.

Война давно закончилась, сопротивление по большей части подавлено — оно Страйфа не интересовало вовсе. Герои больше не нужны. Все их поколения сразу. Те самые первые, образцовые, оказавшиеся поломанными, счастливо отбыли в лучший из миров, им теперь до бытовухи и того, что с миром, на который они работали, дела не было совсем. А те, что как Клауд — застали конец, хотя вообще-то пришли слишком поздно и больше не нужны, у-у, там всё иначе; солдатский исполнительный дух не вытравить, как и привычки, как и необходимости где-то быть да что-то делать, следовать от А до В. Вне дебильных патрулей и почасовой поливки цветов, разумеется.

Нет, Клауд не жаловался. Это ему всё-таки не свойственно. Рефлексировать, жить прошлым, заперевшись в своих воспоминаниях, фантазиях, тревожности и" а, что если; а что, вдруг" — этого ему хватало с головой, чтобы покрывать данную потребность. С учётом навыков работа находилась, обычно очень даже хорошо оплачиваемая [другое дело, что деньги Страйф в основном просто складывал, собирая чем знамо зачем, когда на материю или некоторый комфорт совсем не обменять], хотя и заключалась с заданиях мизерных, не заключавшихся ни в уничтожении секторов-городов-пришельцев, ни в спасении мира, ни в диверсии. Кого-то сопровождать, что-то донести, передать А от В; иногда — кому-то напомнить, сто почти равнялось запугать; кого-то отбить или вытащить из — когда совсем везло, потому что формат Клауду наиболее привычный, понятный, хотя бы каплю сложный и без капли личного, исключительно дело. Попадалась ему работа и откровенно дерьмовая, совсем абсурдная, что предпочитал её даже и не запоминать: какое дело, пока платили, в конце-то концов? В подкорку мозга материал для шуток [на самом деле у Страйфа ничегошное такое чувство юмора, особенно самоирония] и недо-рефлексии.

В этот раз выдалось что-то между.... всем и сразу. Он бы и не взялся вовсе, но платили хорошо, а другое, ну, как бы, по определению имело значения; не в этом мире, не для Клауда, да и как может быть иначе для наждачкой разодранных остатков личности вроде него. Но в чёрном платье с кружевами Страйф вовсе не поэтому. Личность — или её остатки — тут не причём. Это просто... так надо. Он сопровождал девицу, иметь мужчин в окружении которой запрещалось, потому даже для публики пришлось выглядеть... вот так. Гендеры не  помеха, когда ты сомневаешься, протяни руку помощи тем, кто родился не в своём теле и вот это всё — чем бы умирающий-подыхающий мир не тешился, честное слово. Клауд не в восторге, это читалось на его лице каждую секунду существования. Но это жизнь такая. Недо-баба с мускулами и мечом и наперевес; бывает; зато до охраняемой никто так и не дорвался, хотя из-за ведущихся сейчас переговоров между несколькими бизнесами и семьями обстановка царила напряженная, пытались влиять друг на друга как могли; и как нельзя было, но кому это мешало.

Но проблема была не в этом. Почему Клауду на самом деле заплатили так много — и насколько у него на самом деле стальные нервы, ушедшие в абсолют — он понял чуть позже. Личность охраняемой. Он не потрудился запомнил её имя, каждый раз путаясь между второй и третьей буквой, но это уже было больше, чем Страйф проносил в принципе, потому кто бы смел жаловаться, ага. Так вот, о "почему". Характер. Леди была не тихой и постоянно привлекала внимание, что за последнюю неделю уже не раз ставило её жизнь и ряд ещё некоторых важных нюансов вроде локальной конфиденциальности под угрозу; приходилось выкручиваться, перетягивать внимание на себя и, так или иначе, пытаться превентивно чего-то с девицей поделать. И вот это самое... Вот оно самое... Привело Клауда к той точке, где он находился сейчас.

"Мне за это заплатили", — дзен работал так себе, но, действительно, с ним случалось дерьмо и похлеще. Никто не проткнул мечом, не ставил эксперименты, да всё вообще мирно и шумно. Хотя, наверное, висеть сердцем на мече — это не так уж и плохо. Ну, по крайней мере, Тифа не видела. Значит, совсем плевать. Просто пускай оно поскорее закончится, Клауд заберёт свои денежки и уйдёт зализывать раны позора и кризиса бытия, перебирая в руках шары материи и ныряя в яму, ими же заполненную. Да, о, звучит замечательно.

То ли лицо Клауда-Клаудинии было слишком не вписуемым в этот празднике радости, цветомузыки и жизни, то ли в нём выбивалось что-то ещё, а может так сложились обстоятельства, но... неисповедимые пути "так будет лучше", превентивности и чего-то еще, какой-то там конкурс с добровольцами — Страйф уже ничего не понимал, лицо его замерло в угрюмом отсутствии энтузиазма и желании отправиться в своё бетонное стойло, дабы порефлексировать и поубивать злодеев; увы: Сефирота уже убивал, тот немного вернулся к жизни, хоть и не с полными своими возможностями, нов здравии достаточном, чтобы ничего на мир не пытаться скинуть и слиться где-то среди людей. А больше преследовать — и преследоваться — было нечем. Кроме денег и людей и... В общем, именно так Клауд оказался буквально утянут на сцену "пчелками", имевшими сегодня какую-то более аристократическую тематику, чему бывший СОЛДАТ удивительно соответствовал. Боли или мольбы о помощь в его глазах не было; даже отрицания; в его бесконечно красивых, заряженных и отравленных силами земными глазах отражался свет, жаркий душный пыльный воздух родной деревни, бились друг о друга материи, что он непременно купит, когда это всё закончится и.... Сефирот.

Нет, не так: СЕФИРОТ?!
Нет, снова не так.
Показалось.
Как жаль... Нет, не жаль...
Клауд не понимал, чего ему теперь на сцене делать. Одно знал наверняка: теперь его охраняемая подопечная слишком занята и заинтересована, чтобы совершать какие-то гулкости и привлекать к себе внимание. Оно, увы, всё на её охраннике-охраннице сейчас. Да хранит его Тор.

Отредактировано Cloud Strife (09.02.24 22:23:10)

+5

44

Sephiroth

Final Fantasy VII

SEPHIROTH [FINAL FANTASY VII]

раса: лже-Древний
возраст: около 27

деятельность: Герой, бывший СОЛДАТ
место обитания: Гайя, Лайфстрим

https://media.tenor.com/images/aa8103ea32fb899da1f8b48912b5631d/tenor.gif

https://i.pinimg.com/originals/e2/c0/73/e2c0733c733444cec901371e39ec1136.gif

original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Всегда не такой, как другие. Отличный [совершенный и отличительный] с самого начала. Ещё до того, как появился на планете, что не была твоей, но которая - из-за твоих предков - должна была стать безжизненной. Не такой, не такой, не такой... "Человек ли я вообще?" Монстр ли? Что-то ещё, большее?
Уникум. Герой. "Древний". Порождение безумного гения, генной инженерии и роковой, определённо не имеющей чувства юмора судьбы. Тот, благодаря кому большие дяди победили в войне; тот, на кого мечтали быть похожими все мальчишки и воины; тот, кто повернулся к людям спиной, способный принести более не победу, но смерть. С этой мыслью, с этой сутью, с этим предназначением, оказалось... проще. Понятнее. Всё наконец-то встало на свои места.
Вот только вопрос: ты с такой лёгкостью [лёгкостью ли?] отказался от своего устоявшегося образа и действий отточенного совершенства, узнав правду, потому, что монстр или потому, что жизнь с самого начала не показала тебе ничего правильного, настоящего, нормального? [что такое детство и родительское тепло?] То, что пусто, не является тем, за что держатся [за имя чего был создан, во имя чего был лишен нормального?]. Но всё-таки не в этом дело; наверное; какая разница? Всё сгорело. Ничего не вернуть. Гореть должно  больше [все, всё].


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Ключевой персонаж фандома, ключевой персонаж для конкретно Клауда. У меня слишком много мыслей и того, что я хотел бы написать, потому даже начинать не буду, то захлебнуть от слюней и перспектив. Просто аккуратно напомню, что у этих двоих интересная динамика и химия буквально на клеточном уровне [как не иронично вышло, не так ли?]. Кто каждый раз умирает с 7 секунд, тот знает. 50 оттенков ПТСР, особого сорта интима прямиком в мозг, триггеры и reunion. Если ты понимаешь, то ты понимаешь. Игровой потенциал почти безграничен, жесть и тревожность можно подавать с лучшими соусами. Вне канона, эти двое также прекрасно вписываются в различного рода au, да и в угар тоже - вписываются. Если тебе нравится тема Када[д]жа из Адвентов, то и её раскрутим на изи, Сефирот же ещё, оказывается, буквально пазл. Если мы словим общую волну и сыграемся, то я готов вообще почти что угодно ими играть, ибо уже намекал, что пищу-в-восторге от динамики. Почти как нормализация насилия заместо семейной психотерапии с прорабатыванием детских травм, кому вообще нужны эти ваши доктора? Ходжо и Сефироту, и Клауду знаком, ага, больше докторов не нужно, спасибо сердечное, мы своими силами [парно в дурку]. Аэрис с ним тоже посчастливилось быть знакомой, кстати, а ещё она имеется на игре - вот и аппетитный кусок возможностей на форуме нарисовался, гляди.
3 лицо, на наличие-отсутствие капса всё равно, как и на птицу-тройку. Хотелось бы активной игры, чтобы до ирл конца света мы успели многое отыграть и закрыть, потому по посту в неделю было бы идеально, иногда в две - нормально, всякое случается. Размер значения не имеет, его Сефирот, кхм, своим традиционным насаживанием на Масамунэ компенсирует сполна [шутки фандома стары и специфичны]. Не имею привычки сидеть во флуде и общаться о жизни в привате, потому если общение для вас есть ключевой фактор для поддержания вдохновения — с порога не сойдёмся, я загораюсь только от и для игры. Однако обсудить героев, закидать артами, музыкальными ассоциациями, накурить новый эпизод [два, три] в процессе - пожалуйста, да.

Пробный пост

Слишком молодой. Слишком мелкий. Слишком низкий. Слишком наивный. Слишком неопытный. Бесконечно много "слишком", делавшие Клауда и близко непригодным к образцу любого СОЛДАТ, каждый из которых - идеальная пропаганда, совершенный человек, образ, в который готовы поверить. Так, как это сделал Страйф, найдя свою цель, мечту и окантовку для панциря в виде желания пополнить их ряды. Стать полезным, нужным, героем. Особенно как первые СОЛДАТ. Как генерал Сефирот, быстро ставший для совсем юного мальчишки образцом и идеалом. За что глупо винить: пример стоило брать с лучших, стремясь стать таким же, не так ли?

Клауд стремился. Но мечта его накрылась медным тазом, ибо... бесконечно много "слишком". Клауд стремился, не избавившись от болезненных для него черт максимализма, позволявших выживать прежде, однако в конечном счёте оказался убеждён в том, что СОЛДАТ из него в самом деле никакой. Слишком никакой. Даже несмотря на то, что вообще-то у него имелся ряд нестандартных преимуществ, и куй железо, пока горячо-молодо-податливо, и мотивация, и много чего ещё. Это не имело смысла; ценности не имело. Потому пехота оказалась единственной опцией. Не той, к которой мальчишка стремился, но единственной доступной: он бы не вернулся домой с отказом. Стыдно. Невыносимо. Тупиково. Страйф в конечном счёте просто не знал, чем ещё мог бы заниматься в жизни, ведь перспектива следовать приказам, приносить пользу, стать героем и получить признание тех, кто считал его снобом или чудаком - это вообще-то единственное, к чему он себя готовил и на что рассчитывал.

Да, он не будет СОЛДАТ. Но может быть сумеет продвинуться по лестнице в пехоте, ведь у Клауда имелась на то воля, как и потенциал.  Он тут не из-за денег или каких-то там социальных благ, что давали пушечному мясу в обмен на жизнь. Он тут не для того и не потому. И даже несмотря на то, что всё с его ролью и функционалом понятно, всё равно не отпускал - с концами - идеалов и образов в голове, продолжая работать над собой и тем, что умел. Правда, дело не только в этом, но ещё и в банальном выживании, что для юного смазливого типа вроде Клауда оказалось почти непосильным испытанием, но то... лишь повод, да? В конце-то концов, что бы им не двигало, а свои плоды оно принесло.

Буквально здесь и сейчас юноша находился там, где пехотинцам любого ранга быть не следовало и не полагалось в принципе. У них примитивная и ограниченная программа обучения, как и набор навыков. На что-то, конечно, они способны, ибо зачем тогда сдались Шинра вовсе, ну? Однако этого "что-то" было недостаточно. Клауду. Чтобы походить не Сефирота, чтобы делать вид, что способен стать героем... чтобы выжить в откровенно враждебной среде, не теряя при том лица и остатков чести, если у военных и наёмников она вообще имелась. Страйфу необходимо быть выше других на голову, быть на шаг впереди, а иначе... О, нет, вспоминать, с чем сталкивался, не намеревался. То лишь мотивация и причина двигаться вперёд. И изловчиться достаточно, чтобы однажды случайной, но закрученной махинацией получить доступ к тренировочному полигону для тех_самых. А дальше так и вышло: получив шанс единожды, зацепился и зарылся глубже, чтобы понять, как использовать одноразовую опцию не один раз. Пришлось поломать мозг и заработать новую форму тревожности, но разве можно иначе? В прошлых мечтах Страйф не совсем зря возомнил, что способен стать СОЛДАТ; наверное.

Тренировки помогали ему, как и симуляции, особенно они: удавалось держаться на уровень выше остальных и отрабатывать многое, как и изматывать, тем самым укрепляя, свои мышцы, тело в целом. Однако у Клауда складывалось стойкое ощущение, что он что-то упускал. Что-то важное, ценное, заставлявшее ходить по кругу и не дававшее ему двигаться дальше. На деле-то и спросить не у кого, никому не показать и не рассказать, ведь тогда всё, конец возможностям: Клауду не полагалось, вот и приходилось держать всё в секрете да тащить собственными знаниями. Ограниченными - слишком ощутимо; оттого зачастую и ошибочными. Что всё равно не мешало приходить из раза в раз. Потому, что Страйфу это нужно. Потому, что тут он не только позволял себе укреплять тело и рефлексы, но и... мечтать. Быть в местах и ситуациях, в которых он мог бы находиться, будучи СОЛДАТ. Как Сефирот и другие. Как герой, как кто-то нужный, как кто-то, кого оценили.

В этот раз, сегодня... ну... лишь вопрос времени, когда, ну... ничто хорошее - или терпимое - не длилось вечно, да? Особенно когда речь шла об отношениях межличностных; особенно групповых; особенно о холодной войне против кого-то конкретного, что рано или поздно непременно переросла бы в горячую. По ряду причин более чем очевидных и системных, этим самым лицом, против которого объединилось большинство, а прочие закрывали глаза, стал Страйф. Слишком мотивированный, слишком мелкий, слишком проворный, слишком смазливый. Таким тут не место; не среди пехоты, не с оружием, по крайней мере, хах? И, если честно, в этот раз подобное мнение, отношение, стычка, наезд... в общем, в этот раз Страйфу неплохо досталось, хотя он лишь Тору понятным чудом умудрился почти вовремя смыться, не дав ситуации дойти до абсурдной точки кипения, бесповоротной и едва ли не сравнявшей бы с землей все его старания и труды.

Прийти - это уже как принцип, привычка, что-то для него, мелкого и незначительного подростка, очень важное. Даже несмотря на то, что вообще-то очень зол на окружающих, за себя испытывал стыд, а тело испытывало дискомфорт от стресса и почти пережитого унижения; как и выброса адреналина, как и, собственно, той части, что включила в себя мордобой. Нет, Клауд не мог не прийти. Иначе это бы значило, что он сдался. Что готов пустить всё на самотёк или вернуться домой. А он не готов. Совсем не готов.

— Вы опоздали, кадет, — резко и холодно возвестил Сефирот, выходя из наблюдательной комнаты прямо за спиной мальчишки.Опоздание он воспринимал как личное оскорбление и светловолосый кадет только что совершил серьезную ошибку. — За мной.

От голоса за спиной - как вообще можно передвигаться настолько бесшумно? - Клауд буквально подскочил. Его сердце пропустило несколько ударов, вся жизнь пронеслась перед глазами. Ему непременно конец. Его точно выгонят, накажут, выговором не обойдётся, возможности закончатся. Кто-то узнал. Или просто увидел. Не важно: его засекли. Потерял бдительность? Что пошло не так в этот раз? Некоторых вещей, вроде действительного уровня наблюдения на этаже и невозможности упущения - вне одного раза - на постоянной основе, пока это кому-то не нужно, он естественно не понимал или не знал. Боги одни только от того, кому едва пятнадцать стукнуло, чего-то иного ожидать и могли. Реальность работала иначе.

- П... Э... -с-сэр, - глаза широко раскрыты, заткнулся после серии невнятных звуков (вовсе не походивших на "кольк" чокобо) с одним только разборчивым словом, чуть не проглотил язык. Первые секунды даже не нужно было понимать, кто это именно, потому что адреналин и вообще всё, что можно, зашкалило в момент. Если бы не привычка и выдержка, можно было бы и в штаны наложить. Это потом, когда поймёт, Чей голос, точно утвердится: нет, в штаны точно нельзя. Не перед Ним.

Спина идеально ровная, всё как по струнке. Вместе с холодным потом, побледневшим лицом, покрасневшими щеками и ушами. От стыда, ужаса и вообще всех прочих поводов.

"С... Сефирот?!"
Дар речи пропал совсем, и подобно несуразному, но оперившемуся уже цыплёнку, Страйф был категорически не в состоянии... да вообще ни на что не в стоянии. Вся печаль, усталость, боль и раздражение как рукой сняло. Оно заменилось шоком, трепетом, восторгом, тихим ужасом, и снова шоком. На какое-то время даже оцепенением, что ни звука выдать, ни движения совершить, кроме как голубыми глазами в своей по струнке неподвижной позе пялиться. Неверяще, шокировано и очень... в конечном счёте, растеряно.

"Чт... что? Я? З... За ним?"
Спустя какое-то время - целую вечность, нет, три вечности! - Клауд сумел ощутить собственные ноги, что всё равно гнулись и слушались не очень, после даже сделать хотя бы шаг, дабы сдвинуться с места следом за.... Боги! От одной мысли о том, Кто его обнаружил и Куда звал Клауда тошнило, подкашивались ноги и ощущение реальности в принципе уходило куда-то очень далеко. Потому что он, Клауд Страйф, мелкий подросток, очередной никчёмный кадет среди никчёмных пехотинцев, просто не мог наткнуться на Сефирота. Тем более заиметь честь в виде его обращения и... Совсем как ребёнок, да?

— Имя, кадет?

- Клауд Страйф, сэр! - собрав всю силу воли в кулак и им же себе мысленно вмазав, чтобы не отрываться от реальности и осознавать действительность происходящего, выдать всё же сумел. Даже громко. Кажется, слишком громко. Что в тот же момент осознал, как и ровность собственной спины да походки. А ещё что тело всё-таки болело, но... какая разница, когда рядом Сефирот, и вообще-то они дышали одним воздухом? Даже если это последний воздух, что познают лёгкие Страйфа, прежде чем ему придёт конец. Справедливо.

- Это не... я просто... - не получилось ничего выдать, да и что сказать? Он просто раз за разом вскрывал это тренировочное помещение, хотя это ему не положено от слова совсем? Нарушил дисциплину? И... подождите, а что значит "вы опоздали"? Он что... Ерунда какая-то.

- Простите, сэр, - единственное, что точно знал. И что, в общем-то, так и есть. Ему жаль, правда. В смысле, вообще-то нет, но Клауд прекрасно осознавал, что ничего хорошего не сделал. А теперь ещё и, кажется, причинит проблемы. Даже больше, чем думал, что причинял. Как оказалось, ещё и самому Сефироту.

Вот Это взгляд, конечно. Ничего себе. Клауду точно конец. Правда, умрёт он почти счастливым. Или хотя бы не самым гнусным путём, пускай даже за совершение чего-то в коллективном смысле принятого за гнусность.

Отредактировано Cloud Strife (10.02.24 18:49:01)

+5

45

Jean Kirstein

shingeki no kyojin

JEAN KIRSTEIN [SHINGEKI NO KYOJIN]

раса: Эльдиец, человек
возраст: 16 (850 г.) | 20 (854 г.) | 23 (857 г.)

деятельность: Солдат-разведчик (член отряда Леви)
место обитания: Эльдия (Парадиз), Марли (Мир за Стенами)

https://i.imgur.com/vj36clE.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Думаю, если вы заинтересовались данной заявкой, то имеете представление о том, какой Жан жеребец лихой (¬‿¬ ) Но, вот ссылочка на вики для большего удобства: https://attackontitan.fandom.com/ru/wiki/Жан_Кирштейн
Жан - братан, конь в пальто и просто красавец! Умеет пользоваться своей головой, руками и ногами, потому-то и стал одним из лучших выпускников 104-ого кадетского корпуса, а позднее получил место не абы где, а в отряде самого Мойдодыра всея Эльдии! Да, Жан, как и многие жители Стен, был пожёван судьбой, его мечты и дружественные связи были растоптаны титанами, но он никогда не сдавался. Продолжал идти вперёд, продолжал сражаться за Родину, а позднее за весь мир, когда уже другие не могли.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Мы не стали изобретать велосипед в нашей игре, мы поступили круче и создали подводную лодку! И Жан важный человек в сюжете (уже кое-что прописано, интересное), поэтому сразу мотайте на ус, что вам придётся (вот прям реально придётся, иначе мы закосплеим Гэндальфа) играть с нами в sci-fi AU. Подробнее обо всей этой свистопляске вы сможете узнать лично у каста~ Мы всегда будем вам рады (всё покажем, расскажем и в нужные тайники сводим). Игра по канону (манге) у нас есть и приветствуется, поэтому не волнуйтесь - мы за любой кипиш кроме голодовки.

Пробный пост

Посмотри на море — оно похоже на небо.
Посмотри на небо — оно похоже на море.
Одинаковые, как близнецы,
Они неразлучны в этом мире.
Навеки вместе.

Кричи вслух, когда ненавидишь мир. Не держи в себе боль, что он тебе причинил. – Брат улыбнулся и погладил по голове. – Кричи, когда рука, кормившая и поддерживавшая тебя обратилась средним пальцем. – Тут Антэйн засмеялся, он явно пытался поддержать его, как это делал их дед, пытался развеселить, но они оба понимали, что его «шутки» не то, чтобы смешные, они странные. Но Армин был рад, действительно рад, что не один в этом мире, что у него есть брат, что они близнецы – ведь связь их куда сильнее, чем у кого-то еще. – Просто, знаешь. Глубоко вздохни и кричи, словно бы вокруг чисто поле и никого нет. Кричи, ведь крик тоже своего рода поэзия, мелодия твоей жизни. Все кричат, никто не терпит, так и ты кричи, потому что ты и я ничем не отличаемся от других. Мы тоже люди… в нас нет ничего хорошего… - Ант поворошил золотые волосы Армина, после чего обомлел от резкого крика брата.
- Ахахах – звонко рассмеялся Антэйн. – Не так резко, балда! Ахахах… ты меня напугал. – Младший Арлерт заливался громким, чистым детским смехом, пока его брат рыдал и орал о том «какие все мрази» и что «они всем еще покажут».

Приятные детские воспоминания наполняли его сердце, заставляя его работать на полную мощность. Вставай, беги, спасай всех до кого дотянутся твои руки. Спаси Антэйна! Беги! Вставай!

После первого взрыва, он помчался в сторону команды сломя голову. Ему было все равно на собственную безопасность, ему нужна была лишь информация. Поспешишь – людей насмешишь, посмеяться, конечно, не получилось, но наломать дров старший Арлерт успел много и не все свои бревна он видел (понимал, что оставляет за собой гору щепок от прекрасного леса спокойствия их жизни): спешил так сильно, что забыл проверить сохранность их незнакомки, просто бросил ее и помчался прочь, летел так сильно, что собрал все углы, все автоматы и конструкции – причинившие ему немало боли, отнявшие большую часть сил, так еще и последующие толчки от поглощаемой бездной Левиафана, сбили его с ног, приложив головой обо что-то холодное и пыльное.

Его руки тряслись, пока он хватался за голову, словно бы она была вазой расколовшийся на две половины, в попытках собрать её вместе. Прийти в себя, собрать все мысли и бежать дальше, бежать к мостику, где была профессор Ханджи, командир, где были все… Бежать, пока неистовый танец их «спасательной шлюпки» прекратился. Бежать, пока его не тряхануло с еще большей силой, да, такой от которой он уже вряд ли оправится так быстро. Собрав все свои силы, Армин встал с пола и с медленным разгоном, спотыкаясь и хватаясь за все, что стояло у него на пути мчался (горбатого могила исправит) в сторону людей, по его мнению, знающих, что происходит на злосчастном Левиафане. Живы ли экспедиторы, а самое главное – жив ли Антэйн.

Армин влетел в помещение, влетел в кого-то из персонала, который тоже куда-то спешил. То был Моблит, оставленный за главного, пока… - Профессор Ханджи в медицинском отсеке! – Не дожидаясь расспросов (догадливости этого мужчины можно было только позавидовать) Моблит в буквальном смысле развернул Армина на месте и вытолкал в сторону медпункта. Умное решение гениального помощника, сразу убьет двух зайцев, избавится от надоедливой мухи (от которой, будем честны, в такой ситуации толку будет куда меньше, чем от той же Саши. Кому вообще сейчас может помочь он, «человек язык», Армин и сам это понимал, а потому чувствовал еще хуже, чем мог бы) и не дать тому помереть от потери крови (пролетая мимо зеркальной поверхности, Армин смог оценить степень своей «привлекательности», красная рожа, рассеченный лоб и разбитая губа. Штаны, разодранные на коленках, да, и в целом одежда и блондин выглядели так, словно бы ими мыли полы. Что не было далеко от истины, но кого это волнует).
Шаг, еще один и вот он в спасительном отсеке.

- Профессор! – Руки Армина сжались в кулаки, буквально за секунду все его тело переполнила злость и обида, ему хотелось кричать, крушить и рыдать. – Какого черта там произошло! – Всегда собранный парень пытался взять себя в руки, но картина, представшая перед ним, послужила спичкой, брошенной в сухую траву…Все готовились к худшему раскладу, а потому готовили аппарат, ровесник станции, если не древнее, для спасения утопающих с Левиафана. – Хааа… - Он выдохнул, провел взглядом по комнате и заметил в ней еще и командира Эрвина. Старший Арлерт медленно зашагал в сторону начальства. – Я дико извиняюсь… - На лице Армина блеснула кривая улыбка. – Но, если с Антэйном что-нибудь случится…я молчать не стану. – Армина уже не штормило, он отдавал своим действиям полный отчет, подобная дерзость, на его взгляд, была самым верным решением. Что-то случилось, и это «что-то» явно не было простой случайностью, Армин, да, и все, у кого варит котелок не только на кухне, понимали это, а потому все, что ему оставалось делать в такой ситуации, это расставить сети, подобно моряку, вышедшему в открытое синее пространство за золотой рыбкой.


***
По-настоящему насладиться спокойной и неувядающей красотой можно только в счастливых снах, однако наш мир лишил себя такой возможности, в погоне за исполнением мечтаний, в бесконечной гонке за выживание, удовлетворение своих плотских желаний,  в угаре идолопоклонства – утратив тем самым драгоценный дар детской чистоты и невинности. Мы погрязли в мире, который медленно, смакуя каждый кусочек, пожирает нас, наши надежды, страхи и время.
«Все в порядке, если это слишком для тебя, ты можешь немного о т д о х н у т ь…» - твердил приятный женский голос, доносящийся из-за сладкой пелены небытия. Он был теплым, но одновременно с этим холодным, добрым, но колким – неприятным. То, как она протянула «отдохнуть» и вовсе отбивало у Антэйна всякое желание наслаждаться покоем. С чего бы ему сейчас отдыхать? Действительно, для этого у юноши не было времени. А почему? Он всеми силами хватался за появляющиеся образы, мысли, чувства боли и страха – стараясь пробудиться от вечного сна, уготовленного ему старушкой Смертью, вульгарно зазывающей его под свой полог.

Сколько пробыл без сознания Антэйн не знал. Он слышал лишь жалобный голос девушки что, всхлипывая повторяла себе что-то под нос, была ли это молитва или стоны боли, он не понимал, возможно, всё вместе. Ему и без того было больно, голова раскалывалась, во всем теле была дрожь, во рту противный привкус соли, так тут ещё и Мина, полностью потерявшая контроль над собой. Ант понимал, что ей больно и страшно, но поделать ничего не мог, ему бы сначала самому прийти в себя, а уже потом кидаться к ней и к другим членам экипажа. От подобной (несвойственной ему Арминовости) младшему Арлерту стало тошно, возможно, причина была в сотрясении, но  в голове крутилась фраза: «не говори, что я хороший».

С каждой попыткой сделать хоть одно движение, с каждым глотком воздуха, коего становилось всё меньше, а это означало только одно, ему уже никого не спасти, даже себя. Что же случилось и почему всё тело пронзает резкая, отвратительная боль? Антэйн пытался собрать все мысли в кучу, но, кажется, чем больше он думал, чем больше пытался пошевелиться и встать, его мозги превращались в кашу, теплую, густую кашу, медленно сочащуюся из его тела?! Ант кое-как прикоснулся к голове и почувствовал теплую жидкость – кровь. Она заливала его глаза, стекала по щекам, марала губы и униформу то, что от неё осталось.
«Дерьмо» только и смог процедить парень. Стиснув зубы, он медленно поднялся. Сначала на четвереньки, потом, усевшись на колени и используя что-то железное для опоры, постарался встать на обе ноги. Попытка увенчалась успехом, раза эдак с четвёртого. Все приборы мигали, словно бы были одержимы каким-то странным демоном. Ребята, которые были вместе с ним в рубке, подобно окружающим вещам валялись в разных углах. Настолько сильно их тряхануло… Кто-то рыдал от боли, кто-то молча трясся, кто-то молчал и не дышал – для них, все было кончено.

«Ах, точно… Я же уже пытался» - в голове Антэйна пронеслось мгновение до очередного взрыва, как он отчаянно, вместе с членами команды пытался восстановить контроль над машиной, вернуть связь, минимизировать жертвы…Когда они пытались спасти жизни товарищей, раздалось ещё несколько хлопков, в результате которых их «железный морской конёк» стал вконец неуправляемым. Поскидывал всех в разные стороны и с огненной гривой пустился в пляс вместе с морской богиней, страстно желающей заполучить как можно больше невинных душ моряков в свою коллекцию. И, вот, когда до спасительной «аварийной кнопки», рычага, затворяющего все отсеки, оставалось всего ничего, в левом крыле раздался очередной хлопок. Левиафан тряхнуло с ещё большей силой, маленький блондин при всём своём желании никак не мог удержаться на ногах…Его откинуло так высоко, так отвратительно грубо…легко, словно бы он был пылинкой, никчемным мусором, который вот-вот поглотит морская пучина.
Тогда тьма накрыла его с головой…

+6

46

Madoc

The folk of the air

MADOC [THE FOLK OF THE AIR]

раса: фейри
возраст: неизвестно

деятельность: Главный генерал Верховного короля Фейриленда
место обитания: Эльфхейм

https://img.wattpad.com/840a322cf722a6f2f1c876f7f023670856438dcb/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f6f7855584a3956766c4a786638773d3d2d3532343130343233302e313530623431623833346634623231633832323830323538323538312e676966
alexander skarsgard, art


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Рождён в крови и воспитан для кровопролития. Главный генерал, не представляющий жизни без очередной войны и борьбы за безграничную власть. Самый сильный, самый расчетливый, самый хладнокровный. Убийца родителей Джуд. Монстр, похитивший её и сестер в мир монстров и ужасов. Он же - учитель и отец, которого вопреки любой логике Джуд искренне полюбила. Мадок давал ей все необходимые знания о стратегии и искусстве владения мечом. А после сажал на колени и читал книги, гладил по волосам и давал почувствовать родительскую любовь. Сейчас Джуд это кажется едва реальным прошлым, пусть и совсем недалеким. В их новом мире они прямые соперники, за власть, за Корону, за право оказаться победителем.
Ещё пока есть шанс отступить или начать работать вместе, а не против друг друга. Но никто из нас не сдаться. Правда ведь, пап? Ты воспитал меня такой. Ты сделал меня той, кем я являюсь. Гордись или убей.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Внешность на Ваш выбор. Любите Мадока так же сильно, как его люблю я, обо всем остальном договоримся)

Пробный пост

Фейри не способны врать. И если в большинстве ситуаций Джуд умело использует этот факт, иногда же остаётся лишь его ненавидеть. Как в случае с Карданом. Он всегда мастерски управляется с правдой, как с замысловатым оружием. Каждый раз направляя свои удары слов в самые болезненные точки Дуарте, превращая любой их разговор в смертельную битву. Как же она устала. Частично и от того, насколько же он чертовски и невыносимо прав. Вновь.

Кардан никогда не хотел этой короны, не просил её, не пытался заполучить, в отличии от всех своих родственников. Это и делало его идеальным кандидатом для главной роли в сумасшедшем плане Дуарте. Но и проблем от острой аллергии принца на ответственность оказалось не меньше. Буквально все задачи правления опустились тяжелым грузом на плечи смертной девочки, которая переоценила собственные возможности. Она разрывалась на части, пытаясь не выпустить из внимания ничего важного, пока сам Верховный король бесконечно отдыхал и развлекался.

Но разве не в этом и заключается их сделка, как справедливо подмечает сам Кардан?

Джуд молчит. Понимает, что он прав. Но скорее откусит себе кусочек пальца на ещё целой руке, чем согласится с ним хоть в чём-либо сейчас. Потому делает вид, будто позволяет ему высказаться. Мыслей в голове короля накопилось явно немало, и он вовсе не сдерживается в их выражении, подсвечивая каждую из ошибок своего сенешаля. Безусловно, ей стоит быть осторожнее в своем маниакальном желании контролировать каждое движение, каждое слово Кардана в страхе от того, на какие глупости тот способен. Да и устраивать погром в королевский покоях тоже идея не сильно разумная.

Она слишком устала. От этого безупречно продуманный на первый взгляд план трещит по швам, как и способность Джуд держаться. Хочется заплакать, закричать о том, как это тоже вовсе не то будущее, о котором мечтала девушка. Что она понятия не имеет, как управлять королевством. Что безумно боится каждого собственного шага, ведь даже не догадывается, правильный он или же приведет к краху. Только вот подобной опции в её арсенале нет. Не говоря уже о том, что Кардан последний, на чьих глазах Джуд позволит себе расклеиться. Не дождется.

Наконец, речь Верховного короля подходит к концу. Конечно же, сенешаль замечает опасный взгляд Кардана, от которого все подданные лишаются дара речи, припоминая былую жестокость принца. Не ускользает от внимания Джуд и угрожающие намеки в его словах. Кем он себя возомнил? Тихий голосок разума напоминает, что их сделка крайне недолговечна. Под её контролем Кардан будет ещё семь месяцев, а вот Верховным королем столько, сколько пожелает. Ведь у неё пока нет плана, как убедить его передать правление Оуку в подходящий момент. Так что, самоуверенность и угрозы вполне оправданы. Не может же Джуд приказать ему перерезать себе горло, как бы сильно иногда не хотелось. Кто тогда коронует брата? Нет, какое бы поведение Кардан не позволял себе, он нужен живым и невредимым.

- Ты всегда недооценивал мои силы, - усмехается Джуд, вспоминая, как тот когда-то пытался заставить её отказаться от участия в турнире. Не сработало тогда, не выйдет и сейчас подорвать остатки уверенности в себе. - И где мы сейчас? - спрашивает с намеком на настоящее положение вещей, в котором Кардан находится под её безграничным контролем. Но речь сейчас не совсем об этом.

- Мне вовсе не нужно контролировать всех. Достаточно и того, что я контролирую тебя, - намеренно не задевает неудобной для себя темы в виде собственных ошибок. Да, Джуд не безупречна. Спасибо за наблюдение, Кардан, она в курсе. - Но вопреки этому факту, я стою здесь и пытаюсь вести с тобой диалог. Вместо того, чтобы отдать приказ, которому ты обязан подчиниться.

Указывает на очевидную вещь. Разве что, не кричит ему “Чёрт возьми, я стараюсь, чурбан ты бесчувственный!”. Хотя, когда это Кардан был способен оценить старания других. Да и, собственно, в чём его выгода.

- Я знаю, что ты не хотел ни короны, ни моего контроля над собой. Но имеем, что имеем, - сенешаль разводит руками, ситуация не изменится, как бы сильно они оба не хотели никаким образом не пересекаться друг с другом. - Можешь и дальше продолжать валять дурака, тщательно выстраивать славу первого Короля пьяницы. Да и позволять Локку унижать себя при каждом удобном для него случае тоже безусловно можешь, - выражение лица Джуд отчетливо дает понять, что лично её такие вещи мало интересуют, репутация Кардана - лишь его забота. Проблема исключительно в том, какие последствия это несет для трона, который необходимо сохранить для Оука.

- Но тогда мы остаемся заключены в ловушку, где я вынуждена править единолично и всё контролировать. И, как ты красиво подметил, это укрепляет всех во мнении, что ты - слабый Король, - не подпускать его слова близко к сердцу, а использовать против него. Джуд тренировалась этому навыку ещё со школы. - Неужели ты действительно хочешь остаться таким в памяти народа? Хочешь войти в историю слабым и бесполезным? Позором рода Гринбриара? - здесь уже сенешаль стреляет откровенно вслепую. Она понятия не имеет, играет ли это хоть какую-то роль для Кардана. А вдруг его действительно ничего, кроме вина и пирушек не волнует? Что, если его главная цель - отомстить ей лично, и плевать на последствия для всего Эльфхейма?

+2

47

Taryn Duarte

The folk of the air

TARYN DUARTE [THE FOLK OF THE AIR]

раса: человек
возраст: 18

деятельность: невеста, сестра, дочь
место обитания: Эльфхейм

https://img.wattpad.com/f9b7e9d0b1fe38d48bf9e6d179bcffd00c6c4c50/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f7279496d6167652f54582d7466737276394a38512d773d3d2d3734363435363738312e313561393138656465363066316163623333373231393131393631372e676966
lily james, art


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Смертная сестра-близняшка Джуд, чьи родители пали от руки Мадока у неё на глазах. Старшая из них, более осмотрительная, менее импульсивная. Тарин понимает мир фейри и знает, как успешно занять достойное место в нем. Свой единственный способ обрести защиту видит в браке с фейри, а потому прикладывает все усилия для достижения этой цели. Этикет и стиль - сильные стороны. Её оружие вовсе не меч, пусть им она владеть и научилась. Куда опаснее внимание к деталям, умение хранить любые тайны и пользоваться ими по необходимости. Тарин вовсе не безобидная простушка, её стоит опасаться, с ней необходимо быть осторожным. Всё-таки, она такая же лгунья, как и все смертные. Не говоря уже о том, что дочь своего приемного отца.
И всё же, ты лучше меня. Я отдала бы столько за умение вот так искренне улыбаться и радоваться простым вещам. За то, чтобы я могла так же естественно влиться в этот мир, как и ты. Как же я скучаю по тебе, Тарин. По тем временам, когда мы были так близки. До Локка, Кардана, моей игры во власть и твоих предательств. Ты же знаешь, что я тебя простила за каждое? В тот же момент. Приходи, люби меня, предавай снова, просто будь в моей жизни, моя близняшка.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Внешность изменить нельзя по понятной причине) Но всегда можно использовать арт.
Обо всем остальном договоримся уже лично. В игру заберу гарантировано, очень жду.

Пробный пост

Фейри не способны врать. И если в большинстве ситуаций Джуд умело использует этот факт, иногда же остаётся лишь его ненавидеть. Как в случае с Карданом. Он всегда мастерски управляется с правдой, как с замысловатым оружием. Каждый раз направляя свои удары слов в самые болезненные точки Дуарте, превращая любой их разговор в смертельную битву. Как же она устала. Частично и от того, насколько же он чертовски и невыносимо прав. Вновь.

Кардан никогда не хотел этой короны, не просил её, не пытался заполучить, в отличии от всех своих родственников. Это и делало его идеальным кандидатом для главной роли в сумасшедшем плане Дуарте. Но и проблем от острой аллергии принца на ответственность оказалось не меньше. Буквально все задачи правления опустились тяжелым грузом на плечи смертной девочки, которая переоценила собственные возможности. Она разрывалась на части, пытаясь не выпустить из внимания ничего важного, пока сам Верховный король бесконечно отдыхал и развлекался.

Но разве не в этом и заключается их сделка, как справедливо подмечает сам Кардан?

Джуд молчит. Понимает, что он прав. Но скорее откусит себе кусочек пальца на ещё целой руке, чем согласится с ним хоть в чём-либо сейчас. Потому делает вид, будто позволяет ему высказаться. Мыслей в голове короля накопилось явно немало, и он вовсе не сдерживается в их выражении, подсвечивая каждую из ошибок своего сенешаля. Безусловно, ей стоит быть осторожнее в своем маниакальном желании контролировать каждое движение, каждое слово Кардана в страхе от того, на какие глупости тот способен. Да и устраивать погром в королевский покоях тоже идея не сильно разумная.

Она слишком устала. От этого безупречно продуманный на первый взгляд план трещит по швам, как и способность Джуд держаться. Хочется заплакать, закричать о том, как это тоже вовсе не то будущее, о котором мечтала девушка. Что она понятия не имеет, как управлять королевством. Что безумно боится каждого собственного шага, ведь даже не догадывается, правильный он или же приведет к краху. Только вот подобной опции в её арсенале нет. Не говоря уже о том, что Кардан последний, на чьих глазах Джуд позволит себе расклеиться. Не дождется.

Наконец, речь Верховного короля подходит к концу. Конечно же, сенешаль замечает опасный взгляд Кардана, от которого все подданные лишаются дара речи, припоминая былую жестокость принца. Не ускользает от внимания Джуд и угрожающие намеки в его словах. Кем он себя возомнил? Тихий голосок разума напоминает, что их сделка крайне недолговечна. Под её контролем Кардан будет ещё семь месяцев, а вот Верховным королем столько, сколько пожелает. Ведь у неё пока нет плана, как убедить его передать правление Оуку в подходящий момент. Так что, самоуверенность и угрозы вполне оправданы. Не может же Джуд приказать ему перерезать себе горло, как бы сильно иногда не хотелось. Кто тогда коронует брата? Нет, какое бы поведение Кардан не позволял себе, он нужен живым и невредимым.

- Ты всегда недооценивал мои силы, - усмехается Джуд, вспоминая, как тот когда-то пытался заставить её отказаться от участия в турнире. Не сработало тогда, не выйдет и сейчас подорвать остатки уверенности в себе. - И где мы сейчас? - спрашивает с намеком на настоящее положение вещей, в котором Кардан находится под её безграничным контролем. Но речь сейчас не совсем об этом.

- Мне вовсе не нужно контролировать всех. Достаточно и того, что я контролирую тебя, - намеренно не задевает неудобной для себя темы в виде собственных ошибок. Да, Джуд не безупречна. Спасибо за наблюдение, Кардан, она в курсе. - Но вопреки этому факту, я стою здесь и пытаюсь вести с тобой диалог. Вместо того, чтобы отдать приказ, которому ты обязан подчиниться.

Указывает на очевидную вещь. Разве что, не кричит ему “Чёрт возьми, я стараюсь, чурбан ты бесчувственный!”. Хотя, когда это Кардан был способен оценить старания других. Да и, собственно, в чём его выгода.

- Я знаю, что ты не хотел ни короны, ни моего контроля над собой. Но имеем, что имеем, - сенешаль разводит руками, ситуация не изменится, как бы сильно они оба не хотели никаким образом не пересекаться друг с другом. - Можешь и дальше продолжать валять дурака, тщательно выстраивать славу первого Короля пьяницы. Да и позволять Локку унижать себя при каждом удобном для него случае тоже безусловно можешь, - выражение лица Джуд отчетливо дает понять, что лично её такие вещи мало интересуют, репутация Кардана - лишь его забота. Проблема исключительно в том, какие последствия это несет для трона, который необходимо сохранить для Оука.

- Но тогда мы остаемся заключены в ловушку, где я вынуждена править единолично и всё контролировать. И, как ты красиво подметил, это укрепляет всех во мнении, что ты - слабый Король, - не подпускать его слова близко к сердцу, а использовать против него. Джуд тренировалась этому навыку ещё со школы. - Неужели ты действительно хочешь остаться таким в памяти народа? Хочешь войти в историю слабым и бесполезным? Позором рода Гринбриара? - здесь уже сенешаль стреляет откровенно вслепую. Она понятия не имеет, играет ли это хоть какую-то роль для Кардана. А вдруг его действительно ничего, кроме вина и пирушек не волнует? Что, если его главная цель - отомстить ей лично, и плевать на последствия для всего Эльфхейма?

+2

48

March 7

honkai: star rail

MARCH 7 [HONKAI: STAR RAIL]

раса: выглядит как самая милая девочка
возраст: молодая

деятельность: безымянная
место обитания: поезд Акивили

https://i.imgur.com/ztqcINW.gif    https://i.imgur.com/KvM6qOh.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
   Девочка-смайл, девочка-позитив, девочка-примогем, девочка-милашка и совсем-совсем справляется. Успевает посмотреть межгалактические тиктоки, влететь в тренды, составить новый милейший фотоальбом и найти костюмчик для Пом-Пом.
  У Март нет времени на то, чтобы заниматься нудятиной - у неё на это есть Дан Хэн. У Март нет времени на глупости - этим с удовольствием занимается Келус. Март выбрала себе всё самое интересное и милое - моду, фотографии, тренды и веселье. Она знает многое об интересных женщинах, о ярких девушках - со всех уголков всех миров. Её любимые вещи и хобби - всё про милое, всё про девчачье.
    У Март каждый день новый, яркий, свежий. И она всё время всё снимает.
  Потому что карточки и дневники - не исчезнут так же легко, как память.
Верно?

    Март храбрая, Март стойкая. Март сильная и может защитить не только себя, но и других.
  Почему же ей иногда становится так страшно закрывать глаза?


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
     С порога первым же делом: заявка не в пару, потому что для меня Март это сестрёнка, которую надо оберегать и защищать и от которой не спрятаться, если она решила накрасить тебе ноготочки.
    Март и Келус очень похожи - у них у обоих было какое-то прошлое, но они не в курсе какое. Они оба отчаянно и по мере своих сил ищут ответы на эти вопросы. И вместе явно будет веселее.
  Что могу дать вам я: посты от 4к символов с заглавными-птицей-тройкой-мемами-стеклом-приключениями. Но медленно. Потому что мусорки сами себя не обыщут.
   Чего я жду от вас: самостоятельности в решениях, терпения, и желания сиять этой звёздочкой экспресса.
Если вас напугал мой тон, но всё равно хочется потусить на экспрессе без моего участия - велком. Я не вредный и запрещать не стану)
  Если что - выставляйте баки в гостевой, я призовусь  http://i.imgur.com/i031ndt.png

Пробный пост

Гилберт уже привык, что от Лотти можно ожидать всего, чего угодно, правда, он был уверен, что эта выходка — лишь начало чего-то... Он, правда, откровенно не понимал чего. Но ... чего-то?
   Он вздыхает устало, так, будто ему и вправду уже гораздо больше ста лет. И даже больше двухсот. И вообще. И закатывает глаза, кривя губы в совершенно не подобающей юноше из высшего общества манере. И если бы тут был господин Оскар — он бы конечно не преминул, в шутку, конечно, сообщить ему об этом. Но ему можно. Ему вообще можно было всё, что его душе угодно.
   Шарлотта же...
Ты? Не любишь высшее общество? — Гил только смеяться вслух не начинает, но быстро спохватывается, ловя испепеляющий взгляд. — Меня вообще в нём быть не должно, Лотти, я слуга. Конец истории. Хватит мучить девушку, выпускай.
  То, что она выпускает особу — это чудесно. Но то, что она продолжает нагло врать — Гила бесит, и он практически высказывает это всё ей в лицо, но... В коридоре виднеется кошка.
   Трехцветная. Вальяжно идёт в сторону людей. Среди которых он и стоял.
  Гил бледнеет, хотя казалось, кудаб уж дальше-то?, поднимает голову, расправляя плечи, и, быстро развернувшись на каблуках уходит прочь, пока это ЧУДОВИЩЕ не приблизилось к нему ни на йоту ближе.
   Это было просто выше его сил. Просто невыносимое место.
  Почему он вообще живёт с ними всеми?..

  Гилберта вызывают в Пандору и Рейм встречает его с порога, и выглядит он, конечно, нервно, вечно что-то в руках теребит, и перескакивает с темы на тему. И посматривает на часы. Гил, конечно, спрашивает его, в чём дело, но Луннет отмахивается, поправляя очки, и начинает опять талдычить ему про нелегалов, которых что-то опять стало много, и что, ну вот, никак без него, такого чудесного обладателя Ворона не справиться.
   Гилберт, как бы, и так это знал. И знал что, в общем-то, все Баскервили готовы были помогать, потому как баланс над Бездной вроде как вернули им в основные обязанности. И, признаем честно, никто не умел это делать так, как они. Никто.
    Найтрей, как его иногда звали по силе привычки, а он редко когда решался поправлять людей, потому что не был всё ещё уверен, что относится хоть к какому-то из домов, оказывается усажен за стол, ему выдают кружку чая, и продолжают заговаривать зубы.
Рейм, что-то случилось с леди Рейнсворт? — к кружке он даже не притрагивается, а вот сигарету достаёт, никак не избавится от этой привычки. — Ты какой-то сам не свой.
нет-нет, всё в полном порядке, правда, просто... — он вновь смотрит на часы, потом на дверь, потом снова на часы, и Гилберт видит буквально испарину у него на лбу.
Ты кого-то ждёшь? — локти ставит на стол, и всматривается в чужое лицо.
Не совсем...
    Когда дверь таки распахивается — Гилберт готов поклясться, что он видит облегчение на лице друга, но лишь поднимает удивлённо бровь. Им сообщают о том, что совсем неподалёку от Штаба обнаружился нелегальный контрактор. И Гилберт подскакивает со стула, подхватывая свою шляпу, прежде чем попрощаться с Реймом.
   Когда он добирается до места, которое и правда жутко близко к штабу, что совсем не похоже на типичное поведение контрактников. Но.. Может этот совсем обезумел?
  Гил призывает Ворона, и чёрные перья сыпятся с неба, и глаза, которыми обладала цепь подсказывают ему куда идти конкретно.
Хотя не то, чтобы это было ему жизненно необходимо, потому что отвратительного звука женский визг не прекращает разноситься по округе. И, конечно же, наличие гражданских Гилберта не радует.
   Когда он приближается к месту его зрению предстаёт.... Лили?
В девчушку вцепилась какая-то знатная дамочка, вся в рюшах и с таким ароматом туалетной воды, что даже стоя в паре метров от неё Гилберт был готов расчихаться. Ну и да, вблизи она орала ещё более отвратительно.
Лили! Что тыт ту делаешь? Почему не помогаешь?! — он злился, потому что она тоже могла бы избавиться от проблемы. Если бы захотела. С лили было сложно, она всё ещё большую часть времени вела себя как маленький ребёнок, и Гила это бесило.
   Когда так вела себя крольчиха — это было, пожалуй, менее невыносимо. Может Оз всё сглаживал? Гил не знал. Но сейчас в этой какофонии он толком даже не мог понять где находится Цепь и его это не радовало. Ворон же говорил ему, что тут есть Леон и .. Больше никого.
  Гилберт не мог не верить Ворону. Но не мог поверить в то, что вызов был ложным, а потому он достал револьвер.
Лили, тащи даму отсюда, пока я тебе не всыпал. Нечего вам тут стоять. Не хочешь помогать иначе — поможешь так! — шипит на девочку, кивком головы указывая в какую сторону ей идти.

Отредактировано Caelus (19.02.24 07:29:00)

+2

49

сhevalier de lorraine

versailles

CHEVALIER DE LORRAINE [VERSAILLES]

раса: человек
возраст: 25

деятельность: французский дворянин, мальтийский рыцарь, владелец четырёх аббатств, влиятельная фигура при дворе короля Людовика XIV
место обитания: Версаль, Франция

https://i.imgur.com/yHA7qtw.gif https://i.imgur.com/h8yn0J8.gif
evan williams


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
У чертовой Судьбы определенно есть чувство юмора: наградить поистине ангельским лицом настоящего хищника. Высокий, белокурый молодой герцог с огромными голубыми глазами и ослепительной улыбкой сражал наповал, не оставляя шансов к отступлению. Он довольно быстро понял эффект своего воздействия на людей, и в раннем возрасте появившись в королевском окружении быстро сообразил что к чему.
Пытливый ум, гибкая смекалка и беспринципность в достижении собственных целей не только со временем сделали его значимой фигурой во дворце, позволив идеально влиться в атмосферу бесконечных сговоров, сплетен и интриг. Но и помогли в короткие сроки стать излюбленным миньоном брата Людовика XIV, который благодаря своему бунтарскому характеру никогда не скрывал собственных пристрастий к мужскому полу.
При дворе шевалье знал буквально каждый: его ненавидели и обожали, его любили и желали смерти, им восхищались и против него плелись заговоры, но вопреки всему его статус лишь становился прочнее изо дня в день. Пока Франция утопала в изнуряющих войнах, многочисленных болезнях, бедности и темноте, герцог Лотарингский прекрасно чувствовал себя в самом центре ослепительной резиденции "Короля Солнце", доводя до исступления даже самого монарха. Однако, королевский двор - это не только лакомый кусочек роскошной жизни, но еще и неиссякаемый источник возможностей для карьеры и личного обогащения.
Особенно, когда ты прагматичный, расчетливый и жестокий.
Особенно, когда ты — любимый фаворит брата короля.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
https://i.imgur.com/03o8JYU.gif https://i.imgur.com/HPuSCYY.gif https://i.imgur.com/WEk7y7v.gif
It all becomes so clear when I see your face
And it's only when you're near, I feel I'm safe


Ты всегда выделялся.
Ты был не такой, как и все и не заметить это мог только слепой глупец. Мы познакомились, кажется еще по раннему детству, когда я отчаянно старался быть воспитанным и приличным, чтобы не расстраивать матушку и изо всех сил делал вид, что я был "нормальным" - что было, к слову, крайне сложно учитывая ее любовь наряжать меня в платья.
Ты был не такой, как все, но я наотрез отказывался это признавать. Снова и снова раздраженно закатывая глаза и презрительно фыркая на любое проявления внимания в свою сторону от "того самого итальянского Аполлона". Каким бы ослепительным красавцем ты ни был, манеры никто не отменял - где это видано, чтобы принц таял от собственного миньона?! А я таял, черт возьми.
Таял безотказно, стоило только попасть под влияние твоих чар. Я любил тебя как не любил никого и никогда - до дрожи в пальцах, до подкашивающихся колен, до безрассудства и неистовства. И это раздражало всех в округе. Это раздражало Луи до скрежета зубов. И все они в голос твердили о твоей меркантильности, жажде собственной выгоды и мечтах улучшить свое материальное положение за счет королевской казны, но все это напоминало очередные грязные сплетни, которые годами рождала знать в коридорах Версаля.
Но однажды сказка кончилась, и карточный домик нашего счастья рассыпался о жестокую реальность. Мой прекрасный принц с ангельским ликом оказался на самом деле соучастником сговора по свержению Людовика с трона. Полный разочарования вперемешку взгляд брата, в котором отчетливо читалось "я же говорил" я не забуду никогда. 

https://i.imgur.com/o1BdBJX.gif https://i.imgur.com/1mJntz1.gif
So before we take this road, 'fore you change my mind
And fill my heart with hope, help me to believe this time


Все без конца твердят, что Луи это Солнце, но мое солнце - это ты. Кажется, это идеальное сравнение: солнечное ласковое тепло может обогреть в хмурый день, под его уютными лучами легче встается по утрам, благодаря его заботе мы получаем пищу, комфорт и кров над головой. А еще Солнце может к черту спалить всю земную поверхность, не оставив после себя ничего, кроме выжженной дотла, безжизненной и обугленной почвы, в которой уже никогда ничего не прорастет.
Мы пережили с тобой, наверное все - огонь, воду и трубы изо всех возможных материалов. Но я чувствую, как что-то надломилось внутри. Чувствую как что-то не так. Это ощущение выгрызает изнутри настоящий кратер, в который продолжаются сваливаться все наши счастливые воспоминания, навсегда стираясь из памяти. И это же ощущение заставляет день за днем искать тебя в бесконечных кулуарах Версаля.
Это любовь?
Это ненависть?
Это зависимость?

Неопределенность убивает меня изо дня в день, едким послевкусием горча на языке и пощипывая губы словно яд. А ты только подливаешь масла в огонь, попадаясь мне на глаза то с очередной фифой в безвкуснейшем платье, то с новым смазливым юнцом, появившимся при дворе. Продолжая задаваться вопросом любишь ли ты меня, я кажется начинаю сходить с ума.
Помоги мне.
Помоги мне, шевалье. Сам я уже не справляюсь.
Сделай так, чтобы я снова смог в нас поверить. Чтобы я снова мог доверять тебе.
Или уходи навсегда.

I've been torn apart, desperately tryin' to find
A way back to my heart, so I can love again

Во-первых, прошу прощения у всех, кто дочитал эту заявку до конца. Я не умею быть лаконичным от слова "совсем", но перечитывая все, что я тут выдал понимаю, что конкретной информации не так много, но если я выложу буквально все задумки, хэды и мысли, то вообще выйдет невероятное полотно.
Во-вторых, мое весеннее обострение открыло сигнализирует о критическом недостатке стекла в крови, поэтому хочется немного пострадать. В связи с этим, хочется сделать что-то среднее между историческим шевалье и тем, которого показали в сериале. По событиям - ориентировочно первый-второй сезон, после того, как шевалье вернули из тюрьмы/ссылки, но до второй женитьбы Филиппа. Много драмы и переживаний в процессе притирки и нового выстраивания взаимоотношений. Буду рад любым идеям и предложениям.
В-третьих, в качестве референса на историю, а также для вдохновения крайне хотелось порекомендовать к просмотру данный ролик. Очень нравится настроение и то, как это совпадает с моим видением.

референс

Ну и в четвертых, буду рад пообщаться в гостевой, лс и телеге для выяснения каких-либо организационных моментов. По технической части все относительно стандартно: от меня пост раз в неделю, в районе 5-7к символов, с птицей-тройкой и грамотностью.

Пробный пост

Фиолетово-сизая дымка сумеречного заката тонким полотном затягивала гибкие силуэты деревьев, виднеющихся в дали. Ровный ряд каменных статуй, аккуратные линии выстриженных на газоне дорожек, даже массивный каменный мост - все приобретало свой неповторимый темно-лиловый оттенок, словно кто-то сверху накрывал все тонкой, полупрозрачной вуалью. С каждой минутой световой день продолжал терять свою силу, уступая плотной бархатистой темноте, которую лишь изредка разрезал мерцающий свет уличных фонарей. С балкона самого высокого этажа на закате открывался просто потрясающий вид, и только он мог заставить Филиппа выйти на улицу.
За прошедшие несколько месяцев он стал настоящим затворником, окопавшись в собственном имении Сен-Клу и отгородившись от всего мира за его высокими стенами. Бежавший из Версаля словно раненный зверь, захлебываясь саднящей болью и задыхаясь от собственного бессилия, казалось, он должен был винить весь мир в его чертовой несправедливости, но только одно имя пульсировало в голове тупой, ноющей болью, доводя до исступления.
Луи.
Любимый братец в одночасье лишил его всего - и продолжал искренне удивляться почему Филипп резко переменился в своем поведении, а все эмоции начисто стерлись с заостренного лица. Людовик по-настоящему удивлялся, ведь скорбеть по Генриетте должен именно он, а казнь шевалье была плевым делом - подумаешь, просто устранили еще одного предателя.
Вот так всегда.
Вот так всегда, черт возьми.
Весь мир вертится только вокруг тебя, Короля-Солнце.

Луи обладал поистине феноменальной способностью обесценивать чужие жизни, и не гнушался делать это даже с судьбой собственного брата. Де Лоррен был для него лишь незначительной пешкой, очередной смазливой мордашкой в покоях Филиппа, а участие его в заговоре и вовсе поместило его по важности на один уровень где-то между портовой крысой и шелудивой собакой, которую хотелось брезгливо оттолкнуть ногой. Для Луи все было просто: сожалеть об утрате любимой, устранять угрозу собственной короны и делать все, чтобы родной брат продолжал ходить рядом и одобряюще кивать когда это было нужно. План был замечательный, только вот с последним пунктом вышла осечка: при первой же возможности Филипп собрал вещи и уехал домой в Сен-Клу - местом, которое должно было стать отдушиной, но стало настоящей тюрьмой.
Орлеанский скоропостижно убрался из Версаля не потому, что злился за брата, а на Генриетту ему и вовсе было в большей степени все равно. Каждый метр этого проклятого места напоминал о нем. Филипп был реалистом и прекрасно понимал, что иллюзорных надежд на чудесное спасение шевалье питать не стоит: пусть заговоры и были в то время чем-то максимально обыденно, интрига против самого короля каралась безапелляционно. Наверное, ему даже не дали право последнего желания - ведь он обязан был выменять его на их последнюю встречу. Быть может тогда Филипп мог хотя бы попытаться что-то сделать: потребовать полноценного расследования, умолять брата заменить казнь на заключение, - да хоть взорвать к чертям этот чертов эшафот! Но нет.. Луи сообщил постфактум; тогда, когда уже ничего нельзя было сделать. В этой истории было слишком много несостыковок, и он бы уж точно выслушал версию де Лоррена, но говорить об этом сейчас было совершенно бессмысленно - время вспять не повернуть. А думать о том, что чувствовал в своим последние минуты шевалье было и вовсе сродни пытки, ведь для него Филипп не сделал ничего и казалось, будто он просто вычеркнул его из своей жизни за ненадобностью, словно очередного миньона, отслужившего свою службу, потерявшего товарный вид и подобающий моральный облик.
Принц поёжился, чувствуя как прохладный вечерний ветер настойчиво забирается под тяжелую ткань домашнего халата. Он сделал глоток вина и, зажав тонкую хрустальную ножку бокала между длинных пальцев, посмотрел на тугую линию горизонта, вспыхнувшую ярко-оранжевым заревом на фоне туманного сумеречного полумрака.
Шевалье никогда не был для него просто очередным фаворитом. И дело было не только в поразительно редком сочетании красоты и ума, в нем было что-то.. особенное. Он умел подобрать нужные слова, рядом с ним даже самые серьезные проблемы казались плевым делом, а то, как он не пасовал перед громким королевским титулом своего партнера и вовсе вызывало восхищение, день за днем привязывая к себе юного принца. Постепенно он вытеснил всех остальных миньонов из близкого круга Филиппа и прочно обосновался в его голове и сердце. Наверное, то воздействие, которое имел этот белокурый Аполлон так сильно раздражало Людовика, что он поспешил избавиться от привилегированного аристократа как можно скорее, по старой доброй традиции сильно не переживая о чувствах самого Орлеанского.
Казалось, будто весь мир остановился. Его собственное Солнце погасло, словно то самое зарево на горизонте, которое прямо сейчас упрямо заволакивало густой непроглядной темнотой. И что нужно было делать в этой тьме Филипп не представлял. Он чувствовал себя слепым котенком, которого за шкирку вышвырнули в бурлящую пучину реальности, а как жить дальше не объяснили. Пиры и банкеты, которыми некогда шумел его собственный замок потеряли всякий смысл; новые миньоны, которых Луи  пачками сплавлял сюда как в ссылку не вызывали ничего, кроме раздражения, а от осознания, что ему рано или поздно придется снова жениться и вернуться в Версаль, чтобы наблюдать самодовольную физиономию брата хотелось вскрыться или прыгнуть с этого чертового балкона прямо сейчас. Орлеанский заинтересованно свел брови и наклонился через перила, чтобы оценить высоту и примерное количество костей, которых получится сломать при падении. Итоговый результат его не удовлетворил, зато его внимание привлек слуга, который вероятнее всего стоял под балконом и пытался привлечь внимание своего Высочества довольно давно.
- Меня не интересуют никакие посетители, - узнав наконец причину его обеспокоенности Филипп поморщился. - Я никого не жду. Да, даже очень важного. Ступай.
Вариантов того, кто мог осчастливить его своим визитом аж в Сен-Клу было немного. Вернее, он был по факту один: скорее всего, братец предпринял очередную попытку вернуть его в Версаль и прислал кого-нибудь умудренного опытом, чтобы тот наставил его на путь истинный своими мудрыми речами. Может быть, это был  даже Бонтан. Саднящие нотки тоски предательски защипали где-то под лопаткой, и Филипп непроизвольно сжалился: увидеть старика он был определенно не против, а если это был не он, то отправить гонца к Луи стоило хотя бы потому, что запасы вина в погребе стремительно редели. По пути к главной двери на первом этаже, он успел бросить беглый взгляд в потемневшее зеркало, чтобы не ударить в грязь лицом перед людьми брата: густые темные волосы  безупречными волнами рассыпались по изумрудному халату, чьи длинные полы в унисон беглыми ритмичными шагам почти беззвучно шелестели по полу, на бледном лице почти не было следов хронической бессонницы, в холодных серо-голубых глазах по-прежнему отражалась откровенная брезгливость ко всему происходящему. Кажется, от привычного Филиппа отражение в зеркале не отличалось ничем примечательным. Иронично хмыкнув ему в ответ, он потянул на себя массивную дверь и замер, увидев гостя на пороге:
- Т.. ты? , - собственный голос прозвучал каким-то чужим и ненастоящим, и слова застряли в горле. Нет, не может быть. Наверное, он просто перепил вина и уснул на балконе и все это ему сейчас кажется. Больше принц не смог вымолвить ни словами и застыл, смотря широко распахнутыми глаза на того, кто появился на его пороге словно призрак.

+5

50

Miraak [в пару?]

The Elder Scrolls

You fight valiantly against fate, but I am stronger here


• • • • MIRAAK
the elder scrolls • древние свитки • мираак
https://i.ibb.co/Tm37L94/1.gif
travis fimmel


«Время и место каждого Подвига определяются Судьбой. Но если не придет Герой, не будет и Подвига»
Зурин Арктус, подземный король

Это не про тебя сказал Арктус. Или скажет? Не важно. Ты - не герой.

Они забрали тебя с умирающей родины — в новые земли, что были всё так же укрыты снегом, иногда больше похожим на пепел от сжигаемых деревень.

Ты родился на Атморе и даже немного помнишь её. Помнишь вкус снега, вой ветра, тяготы жизни на умирающей земле, что не плодоносит. Возможно, твоё рождение было ответом на вечные мольбы народа, послать защитника и спасителя? Может быть. Как знать. Всё это укрыто снегом. Пеплом. Стерто криком драконов.

Тебе не повезло, равный Довам — ты должен был подчиняться и служить им, скрывая свои таланты и умения — иначе бы тебя убили.

Первый Драконорождённый. Тот-Кто-Мог-Пожирать-Их-Души, становясь сильнее, обретая мудрость поверженных противников. Ты мог бы стать легендой, почивать на лаврах славы, купаться в обожании своего народа, вести его за собой, но ты не смог побороть жажду власти, что характерна для всех детей Акатоша. И всех тех, кто несёт бремя их крови.

Ты не стал героем. Ты стал - Предателем. Твой храм был разрушен. Над тобой был поставлен цепным псом тот, кто считал тебя своим другом, а ты стал не нужен - никому. Спи. И жди - новую войну.

Бойся своих желаний, бойся своих снов, бойся теней в своих снах, что вьют свои тёмные гнёзда между мгновениями, когда ты моргаешь.

К тебе пришли во снах, что меньше всего были похожи на сон. Ты - проигрывал. Dova не любят проигрывать. Носящие их кровь - тоже. На твой зов в пустоту Обливиона откликнулись. Коснулись. Предложили знание. Запретное. Терпкое. Сладкое. Польстили твоему эго.
Демон Знаний никогда не предлагает не выгодной сделки. Для себя.

Тебя спасли. В последний момент. Укрыли в Апокрифе, вотчине Хермеуса Моры, принца Знаний и Тайн, приливов и Судеб. Время и место Подвига действительно определяется Судьбой, имя которой Хермеус Мора.

Удивляй. Будь интересным — иначе тебя ждёт не самая завидная судьба любого, кто перестал радовать своего даэдра

Апокриф может свести с ума. Ты видишь это, ощущаешь это, чувствуешь это. Зелёное небо. Черная жижа. Запах пыли. Статичность. Первое время ты не видишь ничего кроме бесконечных книг. Первое время ты не слышишь ничего кроме бесконечного шепота. Первое время - ты не знаешь как тут можно вообще существовать.

Ты учишься.

Ты постигаешь.

https://i.ibb.co/Hx3581n/image.gif

Апокриф только кажется статичным. Таким он встречает всю эту человеческую шелуху, которая прорывается в него незваными гостями. Так они остаются искателями.

План Обливиона похож на луковицу. Слой за слоем.

https://i.ibb.co/vq1WJMG/3.gif

Апокриф - живой. Дышит. Полон цвета, а не только зеленой тоски. Даэкрыса, которую ты приучил - забавляет тебя.

Так ты знакомишься с тайнописцами. Крошками-наблюдателями. Видишь красоту в безумной упорядоченности этого Плана Обливиона. Знакомишься с тайнами. Гладишь вероятности. Кормишь их с руки. И в Сердце Плана находишь... человеческий аспект даэдрического князя. Не чемпион, но проводник Его воли. Глашатай. Сосуд. Вместилище. Часть массива информации. Интересный эксперимент Демона Знаний.
Быть смертным - забавно

Но даже тихому шепоту, мягкому касанию, вящему поклонению, нежной привязанности - не дано укротить жажду власти, что лежит в основе драконьей крови. Дети Акатоша таковы, какими их создали. И наследники их крови - не исключение. Ты - не исключение. Ты - никогда не был исключением.

Ты придумываешь тысячу причин, которые кажутся то благородными, то величественными, чтобы выбраться из Апокрифа. Ты шепчешь в ночи: "Я делаю это не для себя", но каждый кто знает Dova - знает, что они делают всё для себя. Как и наследники их крови.

Ты - врешь.

Себе.

Мне.
Это будет интересно, смертный, удиви меня

Ты не погиб. Ты забавен. Ты - спасён. Немного усмирён. Но подачку тебе всё-таки сделали. Ты порадовал своего даэдрического владыку. Вот тебе возможность бывать в мире. Вот тебе возможность бывать в мире - не одному. Ты же хотел показать давно мёртвому бретонскому мальчишке каков стал Нирн? Показывай. Но никогда не забывай - всё записано в Свиток. А Время и Место для всего определяет Судьба.
То есть я - Хермеус Мора


Сложная история сложных отношений на троих, если так можно сказать. Дело в том что за годы в фандоме и нежной любви к Хермеусу — он у меня как-то распался на две части. Собственно сама эта трансцендентная главная часть, что есть сам Хермеус Мора как таковой, чёрная бездна знаний с миллиардом глаз и щупалец, коллекционер любых знаний, бережно оберегающий в недрах Апокрифа — самые страшные тайны, которые могут разрушить Нирн. И есть Мор — человеческий аспект Принца, когда надо его глашатай, посланник, наблюдатель и всё такое. В теории, он отдельное от Хермеуса живое существо, был когда-то бретоном, сумел заинтересовать Принца Знаний, чуть не умер, но ради интереса был спасён Принцем. Стал частью основного Массива Хермеуса, то есть фактически не так чтобы и отделим от него.
За века жизни в Апокрифе бок о бок друг с другом — они все прошли через множество вещей. Были тут и бунты с попытками сбежать, были и попытки манипуляций, и угроз, и много чего. Но даже история с Довакином из Четвёртой Эпохи не поставила крест на Чемпионе Хермеуса. Принц Знаний не любит терять интересные игрушки, а никто его не развлекает как эти двое. Один — специально, другой — нет. Это история без конца, бесконечное путешествие, которое не кончится, пока существует сам даэдра. Или кончится. Или нет.

детальки

🖊️ Взять твина - не проблема х) Пока что Хермеус периодически играется из-под маски.
🖊️ У меня средние по объему посты. От 2.5 до 3.5 тысяч символов. Учитывайте этот факт, если вам важен объем.
🖊️ Фиммел на фанкасте Мираака с того самого момента как я его увидел (а это было очень давно). Разве что в Четвертой Эпохе - это совершенно точно Маркус из "Воспитанных Волками" и по степени потрепанности жизнью, и по степени уезжания крышей.
🖊️ Пост в неделю - будет железно.
🖊️ Если не играли в ТЕСО - бережно всё перескажу, покажу скрины.
🖊️ любые АУ/кроссоверы - к вашим услугам мастер шестисотого уровня по генерации всякого. Есть красивый концепт кроссовера с около-Лавкрафтом х)

Пробный пост

Пока Мираак говорит, окружающий их План чуточку сдвигается так чтобы Принцу было удобней работать с алхимическим столом. Под звучание голоса, что чужд этому миру, Хермеус склоняется над склянками и ретортами. Эта встреча подходит к концу — он это знает, видел в Свитке, видел когда-то в собственном Сердце, что надежно скрыто и укрыто на самом видном месте. Однако, прежде чем время истает до самого конца у них есть последние крохи его. Мираак, в своих амбициях, не боится идти по головам, предавать и заключать союзы. И Принцу даже интересно как именно смертный исполнит первую просьбу Демона Знаний. То что исполнит — ясно и так, интрига в том лишь как.

Сказка горчит не хуже паслёна — такая же ядовитая в ней мертвая вероятность. Что ж и она сгодится... В чуть дрожащем мареве иного спектра восприятия мира, Хермеус вытаскивает этого живого мертвеца из слов Мираака и в мире материальном подает сам себе — черное щупальце, косится на смертного своим единственным глазом, но послушно кладет мертвую вероятность прямо в руку Принца. Щепоть мертвой вероятности, две — чужих амбиций,  четыре — тщательно перетертые знания. Руки Принца замирают, когда рассказ внезапно прекращается.

Хермеус в смертном теле — больше человек, чем даэдра. Его знания, умения и навыки тесно сплетаются с тем что сохранилось от когда-то так порадовавшего его бретонского мальчишки. Эта книга была самой сложной для сохранения — она умирала от скверной болезни. Многие бесценные моменты и знания были утеряны. До Морвена Хермеус никогда не смотрел в сторону тайн Адамантовой Башни. Но после — заинтересовался. Итог — закономерен.

— Продолжай, пожалуйста, — не приказ — просьба. У Хермеуса вообще не ладится с приказами. Обычно он просто исподволь подводит кого-то к тому, чтобы было так как надо ему. Знания — хрупки в сути своей, вероятности — хищны. Если слишком давить — ничего не получится получить, а злодейки попируют. За это Хермеус любит свой человеческий аспект — он умеет договариваться, используя все что дает ему весь Принц. Или же лучше сказать что это Принц умеет договариваться, используя все что дает ему этот аспект? Единственно верного ответа — нет. И не может быть.

Руки снова начинают двигаться над столом, а ингредиенты снова вкладываются в руку черными щупальцами, которые то и дело косятся на Мираака своими глазами. Последняя часть этого скромного зелья — истошно вопящая вероятность. В смертном восприятии — она просто пищит, некрасиво, ужасно тонко, но терпимо. В восприятии же Принца, она истошно орет так что хочется как можно быстрее ей свернуть шею. Раздражающий звук. Но она должна попасть в ступу еще живой, и еще живой должна быть раздавлена. Люди называют это удачей. Все тщательно смешивается, прогревается в реторте, и оседает в двухрожковой колбе с круглым дном.

Средству нужна капелька времени чтобы настоятся и Хермеус немного подкидывает его в огонь горелки под двухрожковой колбой. Времени всегда мало, тратить его так — несколько расточительно. Но Принц прекрасно знает что сейчас — можно. И нужно. Мираак — это его способ забрать один очень старый долг. Давнюю плату за оказанные милость и услугу. Многие почему-то думают что Демон Знаний забыл про них и радуются, что смогли так ловко обвести даэдра вокруг пальца. Однако, никто из них не думает что для всего есть нужный момент. И когда он настанет — Принц получит свое.

+3

51

Rufus Shinra

FINAL FANTASY VII

RUFUS SHINRA [FINAL FANTASY VII]

раса: человек
возраст: 25-30

деятельность: новый директор Шинра
место обитания: Мидгар, Гайя

https://media.tumblr.com/0d8e786a039e917f9e486a3fc5f8eb54/42efdbde26f4ae23-2f/s500x750/2b784e1cb83427b07dacf6c07d56365fd0057611.gif
original


КЛЮЧЕВАЯ ИНФОРМАЦИЯ
Быть на верхушке — это не так просто; роскошь и элитарность — это ничуть не лучше, чем бедная жизнь трущоб [многие, впрочем, оспорят]. Руфус не сказать, что жалел о том, что его детство было насыщено безразличием и одиночеством, подавившими многое хорошее в нём и сделавшие из него того, кем он стал. Достойным главой корпорации, завладевшей всем миром; корпорации, что не только найдёт — когда-то непременно — «место обетованное», но и будет использовать этот образ для того, чтобы построить свою собственную картину мира. Или её иллюзию. Какая разница? Задаваться вопросами не принято, принято действовать. Руфус — это прямое наследие. «Шинра» — это его поле. Со всеми ошибками и величественным разрушением, что идет рука об руку с цивилизацией и выстраиванием системы, дающей людям порядок и быт. «Шинра», в грехах которой он, быть может, раскаялся в будущем после падения мира, а может... Что же внутри у Руфуса, как он функционирует? Хитрость, гордость и то, что оказалось у него в руках? Кто-то непременно разгадает загадку натуры Руфуса. Точно не Клауд-Not-interested.


ДОПОЛНИТЕЛЬНО
Не буду врать, что у меня много планов на Руфуса: у Страйфа с ним ограниченная общая почва; на первый взгляд. В первую очередь я бы сделал акцент ан Адвентах и тому подобных альтернативах. Также можно отсыпать в основную 7-ку, потому что пока Страйф не знал, кто он есть — вне «бытия ех-СОЛДАТ», разумеется — Шинра этим грех не пользоваться [кто ещё собственностью назовёт, как не Руфус, да?]. Кроме того, Клауд — наёмник, потому большую часть истории [и форумного настоящего] ему плевать, на кого и зачем работать. Значит, его вполне можно нанимать и вот это всё. Благо, что Гайя нынче щедра что на монстров, что на странности, которыми «Шинра» хотелось бы либо владеть, либо ликвидировать. А ещё новая война, все эти неопределённости пока не вышедшей финальной части перезапуска. Игроки у нас славные, мы не торопим канон, не форсируем события, всегда готовы отойти от оригинальной истории, играть 100500 вариантов, так что. И если совсем честно... ВЫ ПОСМОТРИТЕ КАКОЙ ОН НЕВЕРОЯТНО КРАСИВЫЙ, у меня сил нет, занесите эту принцессу в студию и буду любоваться, я всё сказал.
Приветствуется грамотность, умеренная стабильная активность [даже за пост в месяц наверное не буду осуждать, хотя лучше бы почаще, если честно], желание развивать героя и двигать историю в целом, вне зависимости от меня. Здорово, если игрок будет заинтересован в поиске ТУРКов [лучших ребят 100%] и прочих, интересных для себя героев. При необходимости, я могу немного поводить Ходжо и такое-всякое как некий суппорт.

Пробный пост

Помимо матери в Нибельхельме так и не нашлось человека, с которым Страйф сумел бы отыскать общий язык, наладив близкое общение. Не в том дело, конечно, что отец оставил их, будто они ненужные и неважные, хуже других, кого не оставили. Он его не знал по сути, даже не помнил, потому едва ли питал какие-то излишние эмоции. Да и они в такое время жили, что люди нередко умирали, даже в их небольшом поселении, потому... Это взаправду не являлось причиной, по которой с другими мальчишка не ладил. И не в том, конечно же, дело, что Тифа собрала вокруг себя компанию и не стремилась впускать в неё Клауда, а это был основной коллектив его возраста на местности. Конечно, не в этом. Они просто... скучные, да. Не очень умные. Слишком простые, шумные, беззаботные до дурости. В них никаких амбиций, никакой решительности, и намёка на героев! Детей в Нибельхельме не то чтобы много, но те, что имелись — вот такие. Они даже героями, спасавшими жизни, как это было с гордостью Шинра, мечтали стать неправильно, не мечтали даже, вернее: куда более взрослые или крупные на фоне Клауда внешне, а никак этим не пользовались. Смеялись со всякой ерунды да и только. Будто их устраивало ничего не достигнуть, будто из устраивало, что их имён никогда не узнают. Их имён и имени их родного места, сумевшего породить героя (его) — Страйф иногда мечтал им стать, и даже думал, как именно, просто пока слишком юн, чтобы действовать (о чём еще мечтать, когда не принят другими детьми и заперт в своём вынужденном одиночестве, да, Клауд? Привычку к иллюзиям и самообману стоит вырабатывать с ранних лет, о, сколько в том будет иронии, тщ-щ). Не являлся трусом и намеревался действовать. В общем, мало общего и ещё меньше причин-возможности как-то вписаться в эту горстку других детей, не понимавших, в каком мире жили и что им требовалось быть более ответственным.

Однако среди них имелась Тифа. Клауд не мог сказать, что в ней было что-то особенное. Как и не мог сказать, что умел хорошо общаться с девочками: вообще-то, нет; хотя близость с матерью можно было считать чем-то подобным?... Даже допустить, что они близко, часто и полноценно общались он не мог. Тем не менее, иногда друг с другом здоровались. Иногда. Были соседями, знали друг друга с детства. До... недавнего времени их матери неплохо общались. Да и отца Тифы все знали, потому с её семьёй было невозможно не пересекаться. Для поселения в несколько сотен людей, даже до тысячи не дотягивавшего, не то чтобы возможно в принципе хотя бы шапочного кого бы то ни было не знать. А на Тифу Клауд иногда смотрел. Наблюдал. Украдкой следил (почему его отторгали? Что-то не так с ними, а не с ним; это единственный правильный ответ). И отмечал, что его она  не раздражала: к девочке у Страйфа не имелось претензий, вот. Иногда тянуло с ней поговорить, но это едва ли кончалось успехом, да и не встречало никакого энтузиазма с её стороны. Зато получалось слушать: Клауд умел слушать, потому знал, что происходило в деревне. Это было достаточно безлико, он не чувствовал привязки ко всем этим людям (зависть не есть привязанность, как ни пытайся признать обратное), но очень — к Нибельхельму и жителям в целом как его составляющему; пускай тут скучно, жители убывали и никаких великих историй. Вне прошлого, мифы-легенды о котором мальчишка знал, казалось, все до единой. Ему важно быть в курсе происходившего, чтобы мотивировать себя, чтобы подкармливать свои мечты, цели и амбиции (признайся, Клауд, ты просто надеялся, что однажды это поможет тебе стать частью их сообщества). Им не просто чётко сформироваться, но мир был достаточно нестабилен, чтобы оно сказывалось и на их поселении, и предоставляло достаточно почвы. Для того, кем Клауд являлся (слабаком).

Потому и про мать Тифы мальчишка знал: разговоры, слухи и наблюдения в случае девочки имели чуть более личный, не обобщенный оттенок. А то, что Страйф узнал, обдумал и дорисовал... это нельзя было назвать хорошим событием. Тифа наверняка разочарована, а зная боевой, несмотря на повадки, характер её отца и то, что дочь была на него очень даже похожа, Клауд подозревал, что девочка могла сделать что-то глупое (окружающие ведь глупые). Люди часто делали глупые вещи, даже она, всегда ведь была более по-своему активной, подвижной, неравнодушной и, ну... Так вышло, что Клауд стал приглядывать и присматривать более внимательно, чем прежде. Взрослым наверняка не до этого, от её компании друзей точно не было толку. А мальчишке хотелось оказаться хотя бы в чём-то полезным (оказаться принятым), как герои и бойцы, к примеру. Уберечь Тифу от возможных проблем. Иначе он бы он оказался весьма разочарован, коли подавлен в силу своего спокойного, по-своему ранимого и достаточно скверного характера так или иначе достаточно часто. Возможно, это называлось интересом и беспокойством; или надеждой. Клауд не против, наверное. В любом случае, не хотелось терять очередного жителя Нибельхельма или слышать которую по счёту дурную новость, они и без того все уезжали в поискал работы и счастья, остальные — старели. Неудивительно, но всё-таки.
х х х
— Тебе не страшно одной покидать деревню в такое время? Это вообще-то опасно, — голос мальчика раздался будто из неоткуда, Тифа явно упустила его из вида (путь витиеват, всё внимание наверняка на тропу и мысли, что сыграло ему на руку), но вот Клауд здесь, перед ней. Как именно Страйф уследил и "словил" девочку в моменте он и сам толком сказать не мог, просто наблюдал, так вышло, что, ну и... следовал, в общем. Остальные дети давно по домам, а вот Тифа явно направлялась в сторону, от дома противоположную. Если исходить из того, по какой тропе следовала и куда эта тропа вела, да с учётом, кхм, слухов... Клауд может быть и не взрослый ещё, но вообще-то не глупый и не смешливый, как остальные дети, потому дважды два складывать умел. Потенциальное направление соседки ему не нравилось.

Отредактировано Cloud Strife (23.03.24 20:47:23)

+3

52

Alia Atreides

dune

дева ножа


• • • • ALIA ATREIDES
dune • дюна • алия атрейдес
https://i.pinimg.com/originals/b9/3f/6f/b93f6f703dc2cf5176230ff74c1695aa.gif
anya taylor-joy


   Ты плетёшь интриги ещё даже не раскрыв своих глаз. Ты говоришь мне как поступать, хотя тебе ещё только год от роду. Ты считаешь, что наша с тобой любовь - это единственное спасение дома Атрейдес.
  Тебе кажется, что этот мир - прост, как обыкновенный фантик, как книга, прочитанная на сто рядов. Тебе кажется, что я слишком мягок, а потому - ты достаёшь нож.
  Тебе кажется, что наша мать нас бросила. А я знаю, что это - правда.
Тебе хочется моей силы, моих знаний, потому что ты не можешь полагаться на того, кто променивает власть на какую-то фрименскую женщину.
  Твоя сила, твоя стойкость, твоё умение идти на волнах этого раболепного поклонения - ты в этом так хороша, как никто до и никто после (почти). Ты вся - этому миру, но что они дадут тебе взамен?
   Они не могут заглушить твоих страхов. Они не могут спасти тебя от голосов. Они не способны любить тебя так, как полюбит кто-то, кто уже рядом. Но кто ушёл.
   Так чем же ты возьмёшь с них всех свою плату, о Святая Алия Атрейдес?


    Доброго времени, сестрица.
Что я могу дать вам: трепетное отношение к вам и вашим пожеланиям на поиграть. посты с кучей внутренних монологов и прочего прочего, птицей-тройкой и с заглавными.
  Чего я хочу:  желания поиграть, знания канона (и терпения, потому что я местами тот ещё дурачок), самостоятельности.
Дисклеймер: временами вам может показаться, что я мертвее мёртвого в пустыне и что за мной уже отправился Шаи-Хулуд. Временами вам может показаться, что я с какого-то твинка сижу, а на вас не обращаю внимания / игнорирую / не хочу играть. Говорю сразу: вам кажется.  Во-первых - я крайне медлителен в постах, потому что Дюна от меня просит сосредоточенности и часика-другого свободного времени (что бывает только в выходные). Во-вторых: если вам потребуется связь со мной вне форума чтобы подпинывать и спрашивать что-либо - у вас появится мой тг, там я бываю постоянно. В-третьих - я очень люблю эту историю, я очень люблю всю неоднозначность героев, которые ни черта не герои и с удовольствием обсужу с вами все ваши видения, представления, ау и прочее  - но я сильно интровертен, прошу понять, простить, можно принести цветочки на могилку, но инициатором движа я вряд ли стану.
   Знаю, что реклама ну так себе. Честно.
Но надежды не теряю. Алия восхитительна. Алия чудесна. Алия смертельна.
....и я кастил на неё Аню Тейлор-Джой ещё до того, как узнал кто будет у Вильнёва на Пауле  https://i.imgur.com/3DipjgT.gif
Приходите, кричите в гостевой, орите и бейте меня тапками. Можете попытаться ножами. Обсудим на месте

Пробный пост

[indent] Дева ножа.
  Шаги её сродни танцу, но несут в себе смерть - ведь клинок несомненно находит свою цель с каждым выпадом. И как бы машина не пыталась увернуться, парировать - Алия всё равно нанесёт свой удар.
   И по нему - нанесёт тоже.
Он улыбается, когда выключает установку. Он кидает в неё какой-то материей и продолжает улыбаться даже когда ругается. Ей не легко, без матери, без подруг, среди толп заинтересованных в них людей, Алия старательно пытается стать сильнее. А он - старательно пытается не дать ей желаемого.
  Ведь исход - известен лишь одному.
Император не имеет права на ошибку, на явный фаворитизм и на глупости, вроде сплетен. Но он слышит всё. Видит всё. И сны его всё чаще и чаще приносят лишь боль.
   Прошли времена, когда он мог позволить себе думать о судьбах других. О том, как поступить, чтобы вселенная стала чуточку лучше, чем была. Теперь - за каждым поступком великая цена. И та тропа, вымощенная златыми песками, забирает всё больше и больше от него себе. Что останется от Пауля Атрейдеса, когда он пройдёт эту дорогу до конца? Будет ли это тот же человек, что начал движение?
    Тсуфир говорил, что любая информация меняет ситуацию вокруг. Нет деталей, которые будут абсолютно не важны. Не существует настолько независящих друг от друга предметов, чтобы перемены в одном - не коснулись другого. Нужно лишь просто быть внимательнее.
   Без него теперь - тяжелее. Несомненно, он и сам уже - ментат, достойный и превзошедший своего учителя. Возможно ли, что он просто скучает?
Ощущение победы не смогло его опьянить ни на миг. Лишь вес всей ответственности придавил ещё ближе к обжигающим пескам Арракиса.
   Его нельзя покинуть, от него нельзя отказаться. Его невозможно ненавидеть, но и полюбить - не выходит.
Дева ножа возмущается и пытается надавить, используя знания прошлого, используя кровные узы, что стягиваются всё туже и туже. Но знает ли, что с каждой ночью, он всё меньше ощущает себя человеком? Что оберегает её от той скорби, что близится, от видений во сне ли, наяву ли?
   Не объяснить, да и нет никакого желания спорить с ней. Пускай играется, пускай - веселится, пока у неё есть на это желание, силы.
Не дети, конечно, ни он в её возрасте, ни она, ещё раньше потеряв всяческую присущую обычным детям непосредственность. Проклятие ли это?
    Пока можешь использовать что-то себе во благо - это твоя сила. Используй её с умом и не растрачивай понапрасну. - прогудел Гурни прежде чем сесть на корабль, чтобы сопроводить мать на Каладан. Его связывает с Арракисом ещё меньше, чем Джессику. Он потерял тут своего герцога, и не смог найти в Пауле нового. Он потерял тут и друга. Обрёл на краткий миг возмездие - узнав, что Барон был повержен, что люди его терпят поражение за поражением. И гордость в глазах его, когда он увидел наконец взошедшего на трон нового императора... Пауль дорожит этим воспоминанием. Оно с горьким привкусом расставания, но, как и вода, что быстро утекает и испаряется в пустыне, так и тоска - не имеет никаких возможностей зацепиться за него на долго. Невластная над его разумом, она исчезает, отпечатываясь лишь в краешках губ, когда он дарит Алие свою очередную улыбку, прежде чем отправить её в её покои.
   Ирулан. О, прекрасная и дерзкая Коррино.
Глупая девица, что считает, что обводит его вокруг пальца. Она занятна, но не более чем рыбёшка, запутавшаяся в сетях.
   На рыбалках с Айдахо он доставал таких, с яркими чешуйками, они яростно сопротивлялись любым попыткам их схватить и иногда очень глупо погибали, отказываясь от помощи. Их жабры трепетали, обнажая яркую алую плоть, рот отчаянно хлопал, будто бы в попытке что-то прокричать, пока хвост не позволял коснуться, больно шлёпая любого, кто попытается высвободить их из сети.
   Глаза этих рыбок быстро мутнели, затуманиваясь, наверно, от боли, от невозможности вздохнуть нормально. Они не знали что хорошо, а что плохо, лишь реагируя на яркое, бросались вперёд, быстро становясь добычей для всех вокруг.
    Как скоро затуманится её взгляд? Поймёт ли она наконец кто настоящий рыбак и представляет угрозу, или уже слишком поздно?
Он наблюдает. За ударами хвостом, за гордо вздёрнутым подбородком, за теми секретиками, которые она считает, что прячет достаточно хорошо. За тем как открывается и закрывается её рот, а звуков - не слышит. Лишь шум, пересказы теорий Бене Гессерит, чепуха со светских раутов и явная ложь, в попытках рассорить его и Чани.
   Пожалуй, даже во дворце недостаточно средств для того, чтобы простроить целый аквариум, чтобы сберечь эту рыбку от её же собственной глупости.
     Возможно, когда она повзрослеет разумом - и до неё дойдет эта истина.

Отредактировано Paul Atreides (31.03.24 22:19:51)

+10

53

DUNKAN IDAHO

dune

«‎Дункан — человек гордый и, пожалуй, жестокий, зато он любит правду. Я надеюсь, фримены будут от него в восторге. Если нам повезет, они будут судить и о нас по нему.»‎
(с) герцог Лето Атрейдес


• • • • DUNKAN IDAHO
dune • дюна • дункан айдахо
https://64.media.tumblr.com/80911b7b835c70eb1bf912a416f824bb/39e281bbf7fbae04-31/s540x810/da8e2306f9d27f5c654f90c6bb704d3f20aaa629.gif
jason mоmoa


Грация, схожая с кошачьей, при его габаритах кажется не естественной, не натуральной, но Айдахо - мастер своего дела. Обучался у лучших и никогда не прекращает стремиться стать лучше, стать ещё искуснее. Он - находка герцога Лето, гордость среди его людей. И тот, кого допускают до обучения наследника. Для нас обоих - это честь, хотя вслух, конечно, мы этого не скажем.
Когда твой оппонент боится тебя, этот миг, когда ты позволяешь страху править, дай страху время устояться. Дай ему обратиться в ужас. Человек в ужасе ведет бой сам с собой. В конце концов, он атакует в отчаянии. Это самый опасный момент,  но человек в ужасе всегда склонен совершить роковую ошибку. - Это твои слова, Дункан. И я запомнил их.
  Запомнил твою храбрость, доблесть. Умение быть честным со всеми, даже с теми, кто обладает властью. Это сложно, сложнее всего, но ты всегда был честен. Со мной, с моим отцом.
   Лишь Леди Джессика не вызывала у тебя доверия, хотя ты и не мог никогда объяснить почему. Может, ты ревновал её? Я не знаю, Дункан, не знаю. Тсуфир питал подозрения на её счёт из-за ордена Бене Гессерит, а ты доверялся ему во всём. Ты хотел защитить герцога. Защитить меня. Но ты правда верил в то, что Джессика способна предать нас с отцом? Почему-то я так не думаю.
    Знаю лишь то, что ты - верен мне, несмотря ни на что. Наш Дом пал. Замок - утерян. Пустыня принимает нас, фрименам всё равно на титулы. Но ты, Дункан, нет. Ты всё ещё верен моему Дому. Верен Атрейдесам до последнего вздоха, как и клялся.
  Твой ум и язык острее твоего меча. Ты всегда разил саму суть, и твоё участие в моём воспитании всегда имело вес. Один из лучших фехтовальщиков своего времени. Признанный дамский угодник. Отличный тактик и боец, ты проигрывал лишь Гурни Халлеку, но это лишь подстёгивало тебя быть ещё более требовательным к себе.
   Дункан первым из людей Атрейдесов познакомился с фрименами, стал жить в сиетче, и смог заслужить уважение Стилгара своей прямолинейностью. Айдахо стал своим в племени, несмотря на то, что был чужаком, пришельцем, слугой. Смог бы этого добиться кто-то кроме него? Вряд ли.
    Дункан Айдахо - особенный человек, хотя и никогда не принадлежал к знатным семьям. Но семья Атрейдес навсегда будет считать его своим.
До последнего вздоха.


Дисклеймер нумеро уно: не в пару. Вообще. Совсем. Буду облизывать вас со всех сторон, говорить что Дункан замечателен, что люблю его, что обожаю, но никакого пейринга. Эта история для меня совершенно не о том. Если вы тут только за тем, чтобы пожамкать кого-то с лицом Шаламе - увы, не ко мне.
   Дункан - один из ключевых персонажей Дюны, и без его участия будет не так весело и интересно этот мир щупать.
   Я искренне постарался обойтись без спойлеров в заявке, потому что историю Дункана лучше узнавать самостоятельно, через книжки. Он заслуживает внимания и любви, честно вам скажу. Его путь - не менее тернистый, чем у Пауля и Джессики, а местами и более.
  Если вы читали книги, то знаете, что взаимодействовать мы с вами можем плотно до отъезда на Арракис и когда я получаю статус Падишах-Императора. И тут играть есть что - во-первых, воспитание шкета, охоты и рыбалки на Каладане. А потом уже реальные битвы, обучение фрименским причудам, а с императором и уезжать с Арракиса на другие планеты можно.
   В общем, я, как и Фрэнк Герберт, люблю Дункана и считаю, что у него есть множество нераскрытого потенциала на начало истории, не говоря уже о том весе, что он имеет дальше в истории Дюны.
  Что я могу предложить - идеи на эпизоды. Посты от 4-5к, птица тройка и заглавные буквы. много воды посреди пустыни и философские изречения юных пророков.
  Чего я хочу от вас - желание играть, грамотность. Верность дому Атрейдесов и готовность под нашими знамёнами идти на войну.
Дисклеймер нумеро дуо: временами вам может показаться, что я мертвее мёртвого в пустыне и что за мной уже отправился Шаи-Хулуд. Временами вам может показаться, что я с какого-то твинка сижу, а на вас не обращаю внимания / игнорирую / не хочу играть. Говорю сразу: вам кажется.  Во-первых — я крайне медлителен в постах, потому что Дюна от меня просит сосредоточенности и часика-другого свободного времени (что бывает только в выходные). Во-вторых: если вам потребуется связь со мной вне форума чтобы подпинывать и спрашивать что-либо — у вас появится мой тг, там я бываю постоянно. В-третьих — я очень люблю эту историю, я очень люблю всю неоднозначность героев, которые ни черта не герои и с удовольствием обсужу с вами все ваши видения, представления, ау и прочее  — но я сильно интровертен, прошу понять, простить, можно принести цветочки на могилку, но инициатором движа я вряд ли стану.
   Знаю, что реклама ну так себе. Честно. [х2] Но это же ДУНКАН.
Зовите в гостевой, готов объяснять, показывать, вводить в курс дела.

Пробный пост по теме возвращения Дункана, спойлеры к мессии Дюны

[indent] Лишь немного изменившаяся с возрастом походка, но каждым своим движением она показывала ему своё недовольство, свою готовность биться до предела, лишь бы отвести от него эту угрозу.
    Ей не нужно быть специалистом и мастером над шпионами, чтобы понимать - сейчас, сегодня, в этой зале - не произошло совершенным образом ничего хорошего. Её интуиция вряд ли подводила её когда-то. Возможно, дело в пряности и постоянном с ней контакте, но, что Паулю казалось куда более вероятным ответом на незаданный вопрос, - Чани просто была всегда достаточно наблюдательна и никакие ветра и пески не могли сокрыть от неё тех истин, к которым она всей душой стремилась.
   Её рука в его собственной, как нить, связывающая с реальностью, как было и до - когда он мальчишкой пытался прорубить себе путь в песках, когда маневрировал между дюнами и ещё обучался всем премудростям жизни фрименов. И теперь - единственная нить, которая не позволяет ему окончательно опуститься в отчаяние. Слишком много работы, слишком много дел и едва ли ему хватало времени донести до неё, рассказать ей так, как она того заслуживала, что на ней, и на ней одной - держится вся его вера в то, что он справится. Что преодолеет эту чёртову бурю и когда пески улягутся, когда не останется этой угрозы - всё выйдет так, как должно.
    Так, как он бы хотел. Насколько уж ему позволит эту дорогу проторить вселенная.
Ведь видения бывают разные. И знает он достаточно, чтобы понимать - вот это затишье, в котором они сейчас, со всеми дипломатическими встречами, с этими "дарами" и речами масляными, что шипят на раскалённом песке, - этого осталось не так много. Им осталось не так много этого покоя вместе пережить.
  Хотя едва ли Чани ощущает это покоем. Едва ли ей думается, тем более сейчас, когда Пауль в их дом запустил коварного падальщика, даже не хищника, что они в покое и порядке. Что именно эти моменты их жизни, не считая тех робких начальных лет, что выдались им в тени, за спиной единственного на тот момент лидера - Стилгара, они смогут считать своим семейным очагом. Своей тихой гаванью.
    Но он не расскажет ей. Не будет. Так проще.
  И пускай, пускай чрезмерно эгоистично с его стороны, но так же - гуманно.
    Как глава дома. Как её супруг. Разве это не его задача - уберечь Чани от излишних переживаний? Разве не его долг - принимать всё на себя, и не позволять ей нести те тяжести, что валятся со всех сторон?
   Она выбрала его. Но не она выбирала стать наложницей Императора. На этот путь он вынудил её ступить, лишив любой альтернативы.
И теперь - он лишает её выбора вновь, легонько сжимая её руку в своей, улыбкой мягкой стараясь сгладить ту нервозность, что считывает в её обеспокоенном взгляде.
- Когда-то, когда на этом лице были другие глаза, - Пауль силится вспомнить их точный цвет, но от чего-то - прямо сейчас на ум не идёт ничего, кроме этого безжизненного металлического блеска. Ещё одна потеря, которую ему придётся пережить. Ещё один раз у него пытаются забрать дорогого ему человека, но Пауль не сдастся. Найдёт фото. Найдёт портреты. Затребует с Каладана у матери, если потребуется. Но не забудет. Не позволит отобрать у себя эту память и подменить её, пускай и такой искусной работой. - Этого человека я мог бы сравнить со своим близким родственником. Он старше меня был, годился, наверное, в дяди, но.. Я считал его братом. - и потому отказаться от этого подарка так тяжко. И потому он позволяет этот обман, этого шпиона, потому и лишь только потому, что - любил. Уж сколько бесполезны эмоции при расчётах, кроме случаев, когда пытаешься предсказать чужие шаги - беспрестанно ему твердил Хават. Ментат не чувствует, ментат считает. И Пауль последние года только и делал, что считал.
   Считал какой дорогой им идти. Считал сколько человек ему нужно завербовать, чтобы сбросить с трона Императора и уничтожить Харконеннов. Считал сколько дней покоя, до очередного вооруженного конфликта, у него есть в запасе. Считал как скоро Алия попробует перехватить его таланты про провидению.
   Считал. Считал. Считал и, казалось, даже уже забыл каково - чувствовать.
Машинальность всех его действий, их методичная просчитанность до поворота головы, чтобы уж точно вписаться в тот исход будущего, что виделся ему наиболее подходящим, будто бы начали сковывать его, удушать, формируя саркофаг, из которого вряд ли удастся выбраться самостоятельно.
   И вот, стоит по правую руку от него та, которая всегда старалась наладить его жизнь, его быт, быть опорой. Та, которую он сам всегда защищает от любой неприятности только если способен.
   А напротив - существо, которое одним своим появлением пробудило кучу чувств и эмоций. Будто бы распахнуло окна во всём дворце, но сквозь них не влился жар от улиц Арракина, но привычный и родной до ломоты в костях - солёный бриз морей.
    И как объяснить это супруге? Как дать ей понять, что он знает обо всех угрозах, что впустил в их дом, но не мог не впустить, потому что - именно это часть той тропы, что они должны пройти? Ведь и этому гхоле нельзя раскрывать себя с самого начала.
   Пускай он будет мыслить по своей программе, пускай, Паулю это только на руку - проще понимать откуда ждать нападения, меньше переменных в вычислениях.
Но вдруг, где-нибудь внутри этого тела всё же сохранилась частица настоящего Дункана?
- Именно он научил меня драться. Ему посвящал свои самые похабные песни Гурни, - Пауль позволяет себе этот миг погружения в свои воспоминания и наконец дополняет лицо напротив тем самым цветом глаз, что был когда-то. - Это самый честный из всех людей, что я знал, моя Сихайа. Именно потому отец мой и отправил его на знакомство с фрименами на Арракисе. И именно благодаря ему - я смог выжить в самый первый день после нападения на наш Дом. - другую свою, свободную руку, протягивает гхоле, предлагая взять свою ладонь.
   Это не будет тем же касанием, что в пустыне обеспокоенный Дункан дал ему, когда понял, что Пауль - всё-таки стал герцогом. Это не будет прикосновением ободряющим или полным заботы.
   Но оно будет новым. Стартом, который поможет Паулю понять - какими будут все остальные.

Отредактировано Paul Atreides (31.03.24 22:15:37)

+4

54

Gurney Halleck

dune

«Не в настроении?! А при чем тут твое настроение? Сражаются тогда, когда это необходимо, невзирая на настроение! Настроение – это для животных сойдет, или в любви, или в игре на балисете. Но не в сражении!»


• • • • GURNEY HALLECK
dune • дюна • гурни халлек
https://i.imgur.com/xhcVGxG.jpg
Josh Brolin


Если у кого-то из подчинённых Дома Атрейдес и была причина ненавидеть Харконненов ещё сильнее, чем их ненавидел Гурни - то этот человек просто обязан был быть его родным братом. Вот только таких людей не было. Был только Халлек, только его ярость питала отчаянное желание отомстить, да ударить их побольнее. Так же больно, и ещё больше, чем сделали ему.
  Его жизнь была полна ужасов и лишений. Единственный выживший после резни на Гиди Прайме, ставший рабом, он лишь чудом попадается дому Атрейдесов. Но именно под знамёнами с ястребом - Гурни вырастает в того человека, которым он стал.
  Начав служить ещё деду Пауля, Гурни прославился как восхитительный боец и не менее искусный трубадур, чьи песни могли заставить весь двор как радоваться, так и пускать горькие слёзы.
   Герцог Лето был искренне дружен с Гурни, как и Леди Джессика. Гурни всегда был учтив, и готов повиноваться приказам, но его пытливый ум, его навыки и знания - всё это вместе взятое, дали ему статус главного над обороной и армией дома Атрейдес. И Халлеку не было равных.
   Он умел воспитывать войска - честь, доблесть и верность Атрейдесам текла во всех них, как и в нём самом. И именно поэтому, когда на свет появляется Пауль - Гурни становится и его учителем тоже. Но Пауль - не солдат. Он тот, кому в будущем все эти солдаты должны будут служить, тот, кто будет отдавать приказы. И Халлеку вместе с Хаватом и Айдахо предстояла огромная работа по воспитанию лидера, а не пустышки. Человека, который будет готов жертвовать, ради спасения многих. Им предстояло сделать из ребёнка - герцога. И Халлек никогда не позволял себе делать скидку для мальчика. О, нет.
  Муштровать Пауля он взялся со всей присущей только ему силой воли. Никаких поблажек, никаких уступок. Никакой жалости.
  Он полюбил Пауля как родного. А потому допустить, чтобы с мальчишкой что-то случилось бы, недоглядеть, не вымуштровать в нём умения выживать самостоятельно - значит обречь его на смерть. А Гурни его любил. Гурни не мог предать его. И своего герцога тоже.
    На Арракисе ему приходится оставить свою семью, по заданию герцога Лето Гурни налаживает отношения с контрабандистами и добытчиками Пряности. На нём держится тонкая сеть шпионов, что начинает опутывать планету. На нём держится безопасность Дома.
   И его сердце оказывается разбитым, потому что на Каладане все опасности известны, всё можно просчитать. Все кажутся знакомыми, и опасность он может чуть ли не почуять издалека. Арракис же вынимает из каждого из них душу. Отбирает самое дорогое.
Осколки по пустыне не соберешь, Гурни, но не бойся, я выстрою нам новый Дом.
А ты спой мне песню, герой


  Гурни, прекрасный Гурни нужен мне. Его твёрдая рука, которая будет карать врагов, его ясный взгляд, который всегда заметит угрозу, и его чудесные стихи, которые затрагивают даже самые дальние, потаённые уголки души - без этого мне никак.
   Верный, даже не смотря на раскрытую тайну, даже не смотря на ненависть к врагам, верный, честный. Халлек - это золото дома Атрейдесов, не больше, не меньше.
  Что у меня для вас есть - идеи на игры. Я очень хочу поиграть с вами это становление юного тирана, и то, как Халлек муштровал его, наплевав на то, что перед ним будущий герцог, его собственный будущий герцог. Я хочу поиграть с вами восстановление доверия, после того как мы встретимся вновь в пустыне, а меня уже будут звать Муад'диб. Я хочу просить вас спеть мне о героях прошлого, и спросить какую песню в конце концов сложат обо мне, хотя я и буду уже знать ответ.
  А ещё посты от третьего лица в 4-5к, заглавные буквы, птицу-тройку, сверху жуткого желания иметь такого наставника. Если вы умеете так же, заинтересованы и не пропадёте молчком - это чудесно!
   Чего бы мне хотелось от вас - знать канон, всё же. Я могу кидаться статьями до умопомрачения, скидывать цитаты его и переводить вам с английского треды. Мне не сложно, честно, я люблю Дюну и её героев всей душой, но всё же если вы хотя бы начнёте читать сами - это вам самим поможет понять и Халлека и мир и всё происходящее в нём.
       Дисклеймер: временами вам может показаться, что я мертвее мёртвого в пустыне и что за мной уже отправился Шаи-Хулуд. Временами вам может показаться, что я с какого-то твинка сижу, а на вас не обращаю внимания / игнорирую / не хочу играть. Говорю сразу: вам кажется.  Во-первых — я крайне медлителен в постах, потому что Дюна от меня просит сосредоточенности и часика-другого свободного времени (что бывает только в выходные). Во-вторых: если вам потребуется связь со мной вне форума чтобы подпинывать и спрашивать что-либо — у вас появится мой тг, там я бываю постоянно. В-третьих — я очень люблю эту историю, я очень люблю всю неоднозначность героев, которые ни черта не герои и с удовольствием обсужу с вами все ваши видения, представления, ау и прочее  — но я сильно интровертен, прошу понять, простить, можно сочинить песенку на поминки, но инициатором движа я вряд ли стану.
   Знаю, что реклама ну так себе и джингл повторяется уже которую заявку. Зато - честно. [х3] Но вы, как практически главный батя - должны понять, что такое может произойти с каждым из нас. И сочинить про меня глупую песню. Разрешаю, со своего императорского плеча.
Зовите в гостевой, я примчу и отвечу на вопросы, если они у вас будут.

Пробный пост

[indent] Он никогда не считал себя обласканным вниманием, или - физически, своими родителями. Не тосковал по объятиям или какой-то иной форме нежности, но знал - что если потребуется, то он получит и её тоже. Почему-то в его голове даже не было и тени сомнения - если будет нужно мама и приобнимет и успокоит.
   Но в этом не было никакой необходимости. Кажется.
Хотя её легкое, совсем невесомое касание к волосам, практически уже заведённая меж ними традиция - негласная война между ожиданиями Джессики и буйным нравом локонов, что достались ему в наследство от отца, - приносит удовлетворение. Он даже не задумывался о том, что от подобного ему может стать легче. Гораздо привычнее для Пауля было искать решение проговорив свои переживания, чем изобретать какой-то сомнительный и мало похожий на действенный план. Требовать к себе какого-то особенного отношения, просто потому, что ему так захотелось. Тратить чужое время на свои собственные прихоти.
   Его учили ценить время. Невосполнимый ресурс, которого каждому человеку выделяется в плюс-минус равном количестве.
Однако, даже его возраста хватало, чтобы понять - время его отца стоит куда дороже, чем его собственное. Время Джессики не сравнится в цене со временем того же доктора Юэ. Да. он тоже важен, но и Леди Джессика это всё-таки не маловажная фигура при дворе дома Атрейдес.
   Пауль уже не спрашивает почему у кого-то мама - это жена отца, а у него - нет. Ему не приятны разговоры о том, что отца будут знакомить с кем-то ещё, что кто-то пытается вмешаться в их семью. Но, опять же, он достаточно взрослый, чтобы не говорить про это вслух.
  Даже Дункану.
    Наверное - особенно Дункану.
Тсуфир долго и достаточно занудно объяснял ему про политику, про вассалов и сюзеренов. Про старые уклады и порядки, про принципы Ландсраада.
   Гурни сказал ему просто смотреть во все глаза и замечать как отец ведёт себя с Леди, когда никого кроме них нет рядом, мол, тогда он всё поймёт.
  И Пауль понимал. Заучивал. Повторял. Рисовал схемы взаимоотношений домов. Писал эссе и объяснял Тсуфиру его же слова обратно, раз за разом доказывая ему, да и всем остальным своим учителям тоже, что он - понимал, что ему сообщали. Понимал и делал свои собственные выводы.
   Например, что ему жаль жить в этих закостенелых правилах, которые ему обяснял Тсуфир. Ему жаль, что всё происходит как-то не так. Хотя, признаться, он даже не знает как - так. Отдалённость Каладана не играет на руку частым светским раутам и встречам. А считать чужие семьи какими-то более хорошими просто потому, что он о них что-то подобное слышал - глупо. Мало ли всяческих историй ходит вокруг? Слухами полнится всё окружение Императора, такова историческая закономерность. И едва ли - Шаддам Четвёртый сделает что-то, чтобы эту политику прекратить.
   О, нет, Пауль знал, что многое из власти строится на таких "добросовестных" доносах и оповещениях. Из этого состоит весь ближайший императорский "двор". Каково будет существование этих лиц, если, внезапно, император прекратит пользоваться их услугами?
   Паулю немного забавно. Он представляет себе как кто-то назначает специальный отряд, что будет заклеивать рот каждому, кто распускает слухи и как теперь любой во дворце становится под угрозу - ведь всё, что произносилось - это не более чем ложь и преувеличение. И так - все люди во дворце сидят за столом с заклеенными ртами. В том числе и сам Император Коррино.
    Но наваждение, эта внезапная весёлость, спадает с него столь же скоро, сколь появилась. Уступая место всё той же тревожности. Если про эту его "фантазию" узнает кто-то - вряд ли Пауль сможет рассчитывать на понимание своего чувства юмора. Скорее - рано или поздно (но скорее - рано, учитывая тот факт, что он - Атрейдес) до Императора дойдёт слух, что его хотят заткнуть. И никто иной - как наследник дома.
   Едва ли это хороший путь для его жизни. И крайне сомнительно, что эта самая жизнь будет достаточно длительной.
  Ему даже не хочется искать Дункана и рассказывать ему эту свою шутку. Ни ему, ни Гурни. Всё какое-то слишком смазанное, не верное. Не привычное. Наверное от того - и повысилась вся его тревожность. Наверное потому - ему и кажется, что всё идёт как-то не так, как нужно.
   Спокойный тон и выверенная размеренность речи Леди Джессики вырывают его из этого замкнутого круга переживаний.
- Но ненамеренное зло - хуже, чем намеренное, разве нет? - он всё-таки произносит это, та присказка, которую ему множество раз говорил Халлек.
   Ещё одно касание - крепче, чем просто к волосам, чем к рукам. Это якорь, финальная точка, которая, наконец, заземляет его. Это тепло, от которого внутри пробуждается уверенность. Да, мать может смягчать углы, но - не лжёт. Да, мама может и сама где-то сомневается в его умениях, но она не отступится от него. Её тепло рядом, ощутимое, чуткое и нежное.
- Да, мама. - она напоминает ему о литании, как будто бы невзначай. И он начинает проговаривать её внутри себя, как учили, сосредотачиваясь, отпуская это сковывающее ощущение. Выдох получается глубоким, будто с ним Пауль наружу выпускает из себя тот самый страх.
   Он шагает с ней в одном ритме, чтобы ещё немного продлить это ощущение тепла её прикосновения. Он скучал по отцу, несомненно, но сейчас, почему-то, остро ощущается что и по ней - всегда бывшей рядом - почему-то тоже.
    Расправляет плечи, приподнимает подбородок - так его учил Тсуфир, чтобы каждому было понятно - перед ними наследник Атрейдесов. И ни йотой меньше.
   Слуги открывают дверь в одну из гостиных замка. Там уже сидят в креслах некоторые из гостей. Прибытие Леди Джессики с сыном заставляет людей оживиться. И Пауль, заведя руку за спину, для лёгкого поклона гостям, невольно сжимает её ладонь в кулак.
- Добро пожаловать на Каладан, в фамильный замок семьи Атрейдес, дорогие гости, - заученная фраза с зазубренным тоном. Немного вежливости, немного искренности, совсем чуть-чуть горделивости.
  Пауль надевает на себя полуулыбку. Теперь эту маску он должен продержать до отбытия самого последнего гостя. Я встречусь лицом к лицу со своим страхом.

+6

55

Mobei-jun [в пару]

svsss


• • • • MOBEI-JUN
svsss • система “спаси-себя-сам” для главного злодея • Мобей-цзюнь
https://i.pinimg.com/originals/27/34/84/273484d0668177497762b0337d1e5596.jpg


А давай проверим, синий ли у тебя язык?


Дополнительно: я жду от тебя желания играть. Это будет пара, экспрессивная, дурацкая, где мы от насилия переходим к разумному, где до неприступного ледяного Мобея наконец доходит, что Цинхуа не идиот и тоже имеет мнение, а Цинхуа вдруг видит за персонажем живое существо. Это будет весело, не находишь? У меня есть целая история об их прошлом, но не хочу ее тут вываливать и устраивать нагромождение фактов.
А еще тут есть веселая идея про будущее, приходи, мы найдемся снова)
Я играю за Цинхуа довольно шустро, ожидаю, что мне не придется ныть в желании получить пост спустя месяц молчания. Я люблю общаться лично, спамить сообщениями и вообще прилипчив. В жанрах и объемах не притязателен, оформление по желанию, только давай без лапслока и прочих визуальных извращений БукКо о в КАмИ, пожалей мои усталые глаза.

Пробный пост

Его сон был нарушен самым беспощадным образом - просто выдернули из кровати, спасибо, что не достаточно резко, чтобы перепуганный Цинхуа уехал на руках похитителя в одной пижаме. Любимое теплое одеяло он успел прихватить и по пути куда бы то ни было завернуться в кокон. Во дворце было чертовски холодно: дурные Северные земли демонов, и зачем он прописал из именно такими, сквозняки гуляют просто на раз два, а даже камин и жаровня не помогают спастись от неутихающей дрожжи замерзающего человеческого тела. А он совсем-совсем человек, пусть и немного совершенствующийся бессмертный, но и то не самый лучший в мире. Это никак не добавляло очков морозостойкости: даже теплокровному Цинхуа было холодно в ледяном дворце, где некоторые помещения были буквально изо льда, а живущие тут демоны синели от удовольствия.
Цинхуа бы испугался такого пробуждения, если бы не верил в силу его великолепного короля, а еще не доверял ему все же. Пусть он продолжал вздрагивать от резких движений и прятаться за широкую спину его создания при появлении девы Ша, это не отменяло спокойного сна. Которого в последнее время было все меньше: и с делами Адина надо разобраться, и отношения с Мобэй-цзюном как-то умудриться восстановить, тем более они, кажется, куда-то двигались. И вообще просто обустроить свое теплое гнездо, ну, не очень жаркое, но такое, чтобы и Мобею не плавиться, и ему не стучать зубами. А попробуй такое сделай без современной системы климат-контроля, которая сама все умеет. Приходится изобретать велосипед, чего Цинхуа терпеть не мог: его знания были обширны, но не всеобъемлющи.
И этот сладкий сон, наконец полученный им в неравной борьбе со всеми заботами, был прерван. Цинхура ныл. Ворочался в сильных руках и прятал голые стопы в складках толи одеяла, толи плаща, какая разница, лишь бы тепло.
- Ваше Высочество, куда вы меня несете. Спать пора, на дворе глубокая ночь, что я вам сделал и зачем понадобился? Давайте развернемся обратно и вместе ляжем в кроватку, вы поди тоже устали, столько времени и сил на мои поиски потратили, только вот в должности обустроились, да очередь из просителей вокруг замка хвостом вьется, ведь Его Святейшество Ло Бинхе с мужем по средним землям шатается и делами совсем не занимается.
Все это Цинхуа ныл не особо на что-то надеясь, чисто по привычке и из природной вредности: надо ж было хоть как-то выплескивать свое раздражение от ситуации, в которой не властен хоть что-то поменять.
Его опустили на табурет. Цинхуа тут же поджал под себя голые ноги, завернулся в одеяло и стал похож на большого птенца: из слоев ткани торчала только его взъерошенная голова и пук растрепавшихся волос. Зато появилась возможность оценить уровень катастрофы вокруг: кухня в полном беспорядке, со следами активных боевых действий. Мука, специи, потеки жира и чего-то еще, грязная посуда и, кажется, кто-то умрет завтра все это отмывать. Сам Мобэй-цзюнь выглядел не многим лучше, но смеяться при всем желании Цинхуа себе запретил. Нет-нет-нет, это смертельно опасно для здоровья. Молчим, сидим и давимся словами.
А потом перед его носом оказался ароматный котелок. Цинхуа втянул носом и сбледнул. Было даже на запах... довольно специфично. Спасибо, что мясо с лапше точно не человеческое. Но в происхождении остальных ингредиентов было лучше не знать: Цинхуа имел довольно большое представление о том, как они могли бы добываться. Сам же это и придумал. Сам же в который раз удивлялся, что где-то есть мир, живущие по этим, стоит признать, довольно бредовым законам природы и общества.
Цинхуа сглотнул и поднял взгляд на Мобея.
Тот выглядел максимально серьезно. Шутки явно были неуместны. Хотелось, очень хотелось помянуть все обещания и высказать свое презренное фи, но... Но Мобей правда старался. Доказательства вот они, вокруг. Витают, текут, капают и, спасибо, что уже мертво. Как он мог не принять такой подарок и столь явную попытку ему угодить, после всех побоищ, стольких лет недоверия и молчаливого ожидания кинжала в спину.
Так что Цинхуа проглотил все колкости и шутки, затолкал все неприличные идеи в голову подальше - на будущее - и открыл рот.
- Мой король, тут так холодно, а я совсем не одет, мой нос уже отмерзает, даже не смотря на то, что мы на прогретой кухне, ваши служащие совсем не понимают идею круглосуточного отопления, как же я вытащу руки из одеяла, они же тут же окоченеют! - это было только вступление, призванное разжалобить его идеального понимающего (мечтать же иногда можно?) мужчину, а теперь и время самой притчи, - Покормите меня?
И открыл рот, прикрыв глаза, впрочем, внимательно отслеживая реакции Мобея и готовый в любой момент свернуть с начатого пути в шутку и выхватить палочки из рук демона до того, как они окажутся у него в глазнице. Цинхуа себя любил больше, чем приятные сердцу дразнилки.

Отредактировано Shang Qinghua (02.04.24 19:59:02)

+6

56

обкашливается с потенциальным игроком :З

Clarice Orsini [в пару]

THE MEDICI

Я увидел ангела в глыбе мрамора и просто отсекал всё лишнее, пока не освободил его. (с) Микеланджело Буонарроти


• • • • CLARICE ORSINI
the medici • медичи • клариче орсини
https://64.media.tumblr.com/9845f6145ac494cba22634a944171b0f/3232ccb66abe897c-57/s250x400/18eaca72868c91e43556181f0f13263e2de85fc2.gif https://64.media.tumblr.com/82c31a67cb3b6e2301a66496203c5810/3232ccb66abe897c-5f/s250x400/ee11a7ec674195815806cc4d4ebd2f575758dd68.gif
synnøve karlsen


Вы этот путь не выбрали бы, мадонна, если бы не желание Лукреции Торнабуони заручиться поддержкой семьи Орсини. С этого началась долгая и непростая дорога к счастью.
Вы собирались посвятить себя Богу, коленопреклоненная, перекатывая в пальцах деревянные бусины четок, вы мечтали о другом мире, далеком от политики и человеческих страстей. Вы видели свое предназначение в помощи умирающим. Лоренцо де Медичи таковым не являлся.
Вы были очаровательны, но не очарованы, по крайней мере, не сразу. До той судьбоносной встречи на приеме в вашем доме пройдет несколько недель.
Вы принесли в казну семейства Медичи шесть тысяч флоринов, а собственную судьбу – в жертву. На том балконе, в чарующей тишине притихшего за воротами Рима, Лоренцо говорил вам пылкие слова. Для достижения цели важны ли средства? Вы были уверены, что будете любимы, хоть любви он Вам и не обещал.
Теперь Вы – Медичи, связав себя узами с другим (предавая-ли? истинного Бога), веруя в него с той же силой, Вы забыли о том, что судьба никогда не бывает лояльной. Ни к одному из нас.
Ваш муж - пылкое сердце Флоренции, как жаль, что бьется оно не для вас.


Заявка в пару. Будем еженощно гулять по стеклу, а потом я отвезу вас на виноградники, что думаете?
Пишу, как придет муза, посты только по любви, 3-5к символов, иногда могу уйти в больше, иногда могу в спидпост, но это редкость, могу лапсом, могу капсом – опционально, взамен требую лишь быть, не уходить по-английски, гореть, а если не горится – сказать об этом.
Буду целовать ваши пальцы, мадонна, в обмен на чесание моей гривы.

Пробный пост

— Может ему все же понадобится наша помощь? — Сандро подмигивает Лоренцо, поглаживая свою неразделенную еще музу — полнобокую бутылку отменного вина. — Я видел ту девицу мельком, ну точно дикая кошка.
— Много ли диких кошек ты повидал на своем веку, друг мой? Не считая той, что охраняет Piazza della Signoria? Прибереги свои силы для вина, оставь страсть на эту ночь молодой крови, нас ждёт нечто более увлекательное. — Лоренцо буквально вталкивает обоих мужчин в таверну, удобно устраиваясь на резном дереве стола в самом центре, и щедро плещет по бокалам вино. — За нас и за Флоренцию!
— А может за то, чтобы у младшего Медичи все случилось?
— Анджело, боюсь, у него все случилось гораздо раньше, чем у тебя. — Лоренцо и Сандро давятся смехом, разглядывая краснеющие уши Полициано.
Величество Рима дарует чарующее ощущение возможностей.

Ночь расстилается тенями за окнами, плывет и млеет, скрывая лица последних гуляк на узких улицах.
— В каждом из нас, словно в каком-нибудь поле, погребены истины и сокровища философии. — Полициано в хмельной поволоке толкает неутихающую беседу в любимое русло. И пальцы, все сплошь усеянные полюбовно чернилами, отстукивают лишь ему одному известный мотив. Когда-нибудь он принесёт свои пергаменты и тогда, Лоренцо в этом уверен, станет одним "из тех, к кому благосклонен справедливый Юпитер".
— Но они не во всех отношениях совершенны. — Вставляет свое слово Сандро.
— Но что есть истиное совершенство? — Улыбка Медичи непотопляема. Он может говорить об этом вечно.
— Побереги свое гомеровское красноречие для черноокой мадонны. — Полициано смеется, являя миру вторую музу, и её терпкий вкус теряется на языке.

— Деньги, деньги, деньги. Что толку от флоринов, лежащих в банке? Четыреста тысяч флоринов мой дед потратил на развитие Флоренции и что мы видим сейчас? Она стала по истине колыбелью искусства, а он отцом отечества. И впереди только новое. Деньги — лишь средство достижения, но никак не конечная ценность. Республика, друзья мои! Дать народу то, что он заслуживает и более того, взамен мы получим их доверие и любовь, а на этом фундаменте можно построить все, чего захочет душа. Мы должны управлять не только умом, но сердцем. — Медичи кладёт руку туда, где гулко стучит, и жадно ловит направленные на него взгляды. Один из них фиалково-нежный принадлежит незнакомой молодой особе, и разговор тут же виляет в сторону, а голос повышается на два тона. — Рим это слышать не должен, но с одними чётками в руках город не построишь.
— Твой план — утопия, найдутся враги за пределами и в самой Флоренции, — Сандро не успевает окончить, как в стройное трио их голосов врывается ещё один, и Лоренцо узнает в нем младшего Медичи.
Тот один единственный знает, как выбить старшего из седла. Быть может поэтому выигрывает каждый турнир.
— Этого не произойдёт. — Громкий голос не скрывает негодования. И Лоренцо уверенный в своей правоте, протягивает последнему бокал вина в честь примирения. Власть и молодость дарят ему ощущение высокого полёта и недостижимости. Такого конечно никогда не произойдет, не с семьёй Медичи. — Мы задавим любое предательство в корне, помяни моё слово. Во всем важен критический настрой и интеллектуальная разборчивость. Мы должны найти и выстроить мир внутри между Сфорца, Орсини, Колонна, делла Ровере, чтобы противостоять внешней угрозе. Мы должны позволить простым людям вкусить жизнь, мы должны дать им хлеб и заслужить их любовь и преданность. Тогда кто решится пойти против Медичи, против всей Флоренции? Никто не решится на заговор. Вспомните Альбицци, какая участь им досталась? Ошибки прошлого ещё живут в умах людей.

У Фиалки платье второй кожей облегает узкий стан и бедра. Медичи задерживается, прежде чем ступить за порог таверны вслед за друзьями, чтобы подарить той очаровательную улыбку. Нет, он не жалеет, что приехал в Рим на пир Орсини непомерным желанием матери. Губ касается снисходительная усмешка. Время здесь обещает не только братцу разбавить скуку негой, теряемой в жарком дыхании поцелуев.
— Мадонна. — Единственное, оставленное обещанием.
Он догоняет Анджело, желая вступить с ним в неоконченную ранее полемику о толковании слов Плутона об истинном совершенстве, но краски его задора блекнут, как только позади раздаётся голос младшего Медичи. Не нужно быть гением, чтобы понять, что вечер с этого самого момента перестаёт быть томным. Отношения между Джулиано и Франческо это всегда про грани. Лоренцо давит в груди вздох огорчения.
— Медичи. — Франческо ответно полюбовным презрением цедит слова сквозь зубы, намеренно забывая о существовании еще двоих людей. Задело?  Младший по этому мастер. — Всем семейством приехали побираться в Риме, просить у Орсини покровительства или быть может... денег? — Бьющий наотмашь взгляд, пальцы, поглаживающие рукоять отцовского клинка.
Даже воздух вокруг этой маленькой недружной компании закипает, а выпитый алкоголь улетучивается, уступая место гневу.
— Не время и не место сыпать оскорблениями. — Лоренцо кладёт руку на плечи младшему, подталкивая его прочь и взглядом показывая друзьям следовать за ними. — Нам пора.
— Банк Медичи переживает не лучшие времена, как говорит мой дядя. — С издевкой констатирует в спину уходящих, и Лоренцо все ещё отчаянно культивирует бабушкино "любой ценой". — Пьеро де Медичи немощен. Пора бы ему уже на покой, не считаете?
Лоренцо считает, что самый важный инстинкт напрочь отсутствует у говорящего. А ведь они могли бы стать друзьями, если бы... Его рука касается клинка, когда он оборачивается. Перед глазами их стычка в детстве, где уже есть та самая черта между двумя семьями.
— Замолкни, Пацци. — И это "Пацци" в его устах звучит как самое отвратительное ругательство.

Отредактировано Lorenzo de’ Medici (12.04.24 21:23:52)

+7

57

хорошие женщины умирают и попадают в рай


• • • • YUSHI HUANG
tian guan ci fu • благословение небожителей • юйши хуан
https://forumupload.ru/uploads/0018/fa/d0/2/845980.jpg https://forumupload.ru/uploads/0018/fa/d0/2/82049.jpg
liu shi shi • manhua character


Генерал, который ломает меч. Принцесса, которая перерезала себе горло. Две прекрасные картины. Одна отвратительная история.


Дополнительно: Ищу персонажа в пару. Крайне внезапно, учитывая отношение Пэй Мина к женщинам. И крайне логично, учитывая отношение Пэй Мина к этой конкретной женщине — этакая помесь сожаления, вины и высшей степени уважения. Это едва ли будет про любовь в общепринятом понимании этого слова, любви здесь нет места, Пэй Мин и любовь вещи несовместимые. Но это будет про верность и преданность, про поддержку и привязанность, возмездие и расплату, про «вместе и в горе, и радости». Стекольный завод на вершине Медной печи.
Из гарантированного: анти-спидпост, вкусные тексты на любителя и около-фандомные разговоры между.
Не уходить по-английски.

Пробный пост

Дождливый Хэфэй пах мятой. На втором этаже — на открытой террасе самого известного в государстве Сюйли дома увеселений — этот запах ощущался особенно остро. Его не могли перебить ни дивные ароматы, пробуждающие в посетителях едва ли не зверский аппетит, что вместе с потоком горячего воздуха всякий раз прорывались сквозь плотную ткань занавесок, когда подавалищики выносили блюда из кухни — соломенное мясо Цзюсян, каменную лягушку на пару или Дагуаньюаньскую утку — ни благовония курильниц, повсеместно расставленных по приказу тетушки Мо, хозяйки Золотого Пиона, чья скупая до выгод душа была столь же темной, как и имя; ни сладострастно-удушающее благоухание румян на щечках красавиц, ради внимания которых даже последний бедняк был готов вытрясти из своего прохудившегося мешочка цянькунь единственную завалявшуюся там серебряную монету, потратив без малого год каторжной работы на каменоломнях за одно мгновение карминной улыбки.

Пэй Мин платил золотом. В окружении трех проституток в полупрозрачных ханьфу он рассеяно потягивал из пиалы грушевое вино, его любимое, которое должным образом могли приготовить только здесь, в этом городе — сколько бы кувшинов им не было опрокинуто, в каких бы далеких землях, а лучшего ни в одной другой стране так и не отыскалось.   

День медленно клонился к закату, голова прелестницы — на плечо. Шелковистые волосы, щедро умасленные османтусом, черными блестящими змеями норовили нет-нет да заползти в слегка расслабленный ворот повседневного платья насыщенного оттенка цин — тоже мятного, как и та, разлитая за распахнутыми настежь деревянными створками — щекоча едва порозовевший от алкоголя мрамор кожи под исподним.

Жун Гуана нигде не было видно.

Наверное, будь на месте генерала кто-то другой, менее искушенный женским вниманием, это могло бы его впечатлить, но не Пэй Мина. Он знал, что был красив, точно бог, столько, сколько помнил себя. Пресыщенный благосклонностью, иной раз даже в шутку подумывал: «А не пора ли и самому брать плату за любование его внешностью, наподобие той, что взимают с желающих полюбоваться цветением вишни в садах императорского дворца?». То-то была бы потеха, слава —затмевающая воинские заслуги.

(КРОВАВОЕ МОРЕ, НЕЖНО ПРИПОРОШЕННОЕ ЛЕПЕСТКАМИ)

Взгляд Пэй Мина скользил будто сквозь все эти нарочито заискивающие — за щедро высыпанные в пригоршню — лица, которые в действительности были все ему на одно лицо, с той же отстраненной непринужденностью, как если бы поверх залитых червонным золотом черепичных крыш, утопающих в напитанной влагой зелени, ни на чьем особо не фокусируясь.

(ГОЛОВА НА ПЛЕЧЕ ИЛИ ПОД ОСТРЫМ МЕЧЕМ — НЕ ТЯЖЕЛЕЕ НАРУЧЕЙ И БРОНИ, ПО ВАЖНОСТИ — И ТОГО БУДЕТ МЕНЬШЕ).

Причина появления Пэй Мина в борделе была отнюдь не поиск доступной любви. Вернее, любви, конечно же, но совершенно иного рода — к искусству. Ну, и, конечно же, тому, что к искусству непосредственно прилагалось.

Несравненная дева Тао, неприступная куртизанка, чей облик всегда был скрыт под вуалью, и чей чарующий голос прославил Золотой Пион на многие ли от Хэфэй, давала сегодня вечером представление, столь редкое, что, даже находясь в пылу ожесточенной битвы, Пэй Мин непременно бросил бы все и, очертя голову, прискакал на коне обратно в столицу. Особенно, когда на кону стояла его репутация.

Пэй Мин ухмыльнулся: отсутствие Жун Гуана полностью развязывало ему руки. Давешний спор — кому из двоих закадычных друзей первым удастся сорвать расшитый цветами покров с Тао Се — можно было уже считать выигранным без борьбы. Без ложной скромности, соперников, кроме друга, здесь ему не было.
Его внимание — тяжеловесное, не каждый выдержит, не упав на колени.

(И В СМЕРТИ, И В ЖИЗНИ. ОН. ПЕРВЫЙ ПОСЛЕ БЕССМЕРТНЫХ).

Еще недавно полупустой, дом плотских и духовных увеселений шумел возбужденными голосами, что перекрывали даже звучание циней, сперва размеренное и томно-тянущее, с вступлением пипы и сяо, испуганное и протяжное.
Напряжение, стрелой застывшее в воздухе.
Взгляды, прикованные на сцену.

Пэй Мин перевесился через резной парапет — азарт — там, внизу, в шелках — слово
[indent] «Цветы распускались - я ими одна любовалась.
[indent] Цветы опадали - о них я одна сокрушалась».

[indent]  [indent] [indent]  как вдруг почувствовал, как что-то/КТО-ТО тянет за пазухой.

Отредактировано Pei Ming (13.04.24 22:02:42)

+10

58

Boothill [может в пару]

HONKAI: STAR RAIL

May the bridges I have burned
Light my way back home on the fourth of July


• • • • BOOTHILL
honkai: star rail • хонкай: звёздная железная дорога • бутхилл
https://i.redd.it/lx976xe0zoqc1.gif
original


     Месть это блюдо, которое надо подавать холодным. Но тут такая фишка, что пули-то не бывают холодными пока летят, верно?
   Ты делаешь акцент на обжигающе холодной мести. Твоя месть оставляет дырки, прожигает всё на своём пути. Алые всполохи и аромат пороха. Интересная такая загвоздочка, которая описывает всё твоё существование.
  Твоя месть - это пламя, что разжигает саму жизнь внутри тебя. Всё, что потеряно - должно быть отомщено. Всё, чем ты являлся - стёрто до основания и не имеет ни капельки смысла, пока ты не заставишь тех, кто погубил тебя, - заплатить.
    В этом мире никому нет дела до шерифов, есть только шальные галактические рейнджеры, и уж ты-то покажешь им всем, что посрамить путь Охоты стоит слишком дорого. Даже смерти порой не достаточно.


     Здравствуйте, здравствуйте.
У нас тут есть энтузиазм. Есть теории разной степени это самое. Есть много всего.
   И пускай про Бутхилла мы знаем целое всё, что слили с его конуса - я считаю что НАМ НАДО.
И вам - НАДО.
Всем надо. Акция, акция, успевайте до 4 июля чтобы yeeeeee our haaaaaaaaaaw. Вместе помозгуем если что, вместе подождём что он там будет в сюжете, а пока поиграем ау разные, если что. Не переживайте выкрутимся, придумаем, накрутим сами.
        О себе: я дурачок с кучей работы, социальной неловкостью и шармом реального помойного енота. Правда такое нельзя упускать? Вот и я так решил, а потому стою тут с рекламным баннером (у тебя просто линзы шалят, это правда транспарант, а не бита).  Пишу от 4к, птица-тройка, кушаю стекло, юмор, сочиняю гопо-рашн ау по поводу и без, тебе шутки про южан буду шутить, и спрашивать не нужен ли жеребец. В общем - весь спектр, честно.
   Что мне бы хотелось: у меня свербит от осознания, что Бутхилла вернули, может, даже и без его на то согласия, но он всё равно считает себя собой. А Келус, который сосуд Стелларона, такой ходит и хрючевом водит из стороны в сторону и на вопросы "шо ты такое???" пожимает плечами. Как работает всё это осознание телесности, как они разнятся в восприятии мира. Мне очень интересно и я очень надеюсь найти кого-то, кому тоже будет.
   Ну, а если просто хочется фаниться, и не хочется особенно тусить с енотом - то понимаю, принимаю. Всё равно жду. Чу-чухните в гостевой, можно даже и не в полдень, я плакатики развешал, конечно, награду обсудим.

Пробный пост

[indent] Подготовка близнецов к очередному выступлению шла так гладко, что потребности в присутствии Фремине не было вовсе и Линни предложил своему брату просто прогуляться, чтобы не торчать около них.
   Возможно, он не хотел, чтобы Фремине мешался под ногами, может - он задумал что-то особенное и пока не мог поделиться пока ни с кем, кроме родной сестры, а, может, в его словах не было никакого иного мотива, кроме как и правда пожелать члену своей семьи немного отдыха. Нельзя было знать наверняка.
  В этой семье, несмотря на всю их сплочённость, всё равно были тайны даже друг от друга. Он понимал причины, он понимал желание защитить всех остальных от тяжкой ноши и опасностей. Но...
   Фремине вглядывался в профиль Линни. Какая-либо хмурость будто бы не могла задержаться на его лице, тут же смываясь улыбками. У каждой улыбки Линни был свой смысл - озлобленная, саркастичная, искренняя, - он выучил часть из них просто будучи рядом. Линнет не уступала брату, хотя лицо её выражало куда меньше эмоций. Иногда ему было интересно - они скрывают вещи от него потому, что он - не родня? Или потому что надеются так уберечь его от чего-то?
   Он вот не может защитить их. Это было ясным как белый день.
Его умения помогают в техническом оснащении фокусов - нет такого реквизита в выступлениях Линни, которые Фремине не мог бы разобрать и собрать обратно без помощи самого фокусника. Механические изобретения, автоматоны разных калибров - Фремине понимал в них если не всё, то явно многое. Он мог бы, вероятно, подменять Линнет в фокусе с погружением в огромный кейс с водой и продержался бы в нём явно дольше своей сестры - его тело уже привыкло к таким нагрузкам и мир под водой ему казался куда более привлекательным. Меньше шума.
   Но едва ли он сможет так же хорошо как Линнет выдерживать шквал аплодисментов, когда придёт время выбираться из воды. Наверное ему предпочтительнее остаться внутри кейса.
   Таким образом - он практически бесполезен для них. И, с очередным провалом, новой миссией с которой он оказался не способен справиться - разве ему место рядом с остальными в Очаге? Отец явно не доволен им, и гадать нечего.
  Отец всегда предпочитал честность от них, да и скрыть истину - никогда не удавалось. Лишь самые юные и несмышлёные в Доме пытались от Отца что-то скрыть, Фремине же... Скажем так, ложь давалась ему ещё тяжелее, чем обычное общение. Под строгим взглядом Отца он лишь мог представлять как падает в какие-то глубокие пучины океана и больше никогда не вернётся на поверхность.
   Но он больше не мальчишка, который, в силу возраста, не может приносить пользу Семье. У Фремине есть обязанности и он с ними не справился. За такое всегда следует наказание и своё он ещё не получил. Он не знал, просил ли за него Линни, это вполне в его духе "старшего брата", но именно из-за его, Фремине, провала - Линни сам чуть не пострадал там, в крепости Меропид. Одна ошибка, как домино, одно за одной потянуло все костяшки их плана к краху и провалу. Никто не пострадал. К счастью.
     Но ведь всё могло быть совершенно по-другому. И простить себе собственную слабость становится невозможным. Пер бы точно не стал просто утопать в жалости к самому себе. Потому и Фремине не может оставаться в стороне.
    Несмотря на тяжесть его подкованных железом дайверских ботинок, он ступает до Дому тихо. Старая привычка, маленький урок по незаметности от Линнет, который въелся в его нутро, - он делает глубокий вдох, будто бы собирается погружаться, успокаивая биение своего сердца до допустимого ускорения, - кулак стучит по крепкой деревянной двери. Отец ещё не покинул Фонтейн и находился сегодня тут, среди них всех. За обедом Фремине избегал взглядов в сторону своего благодетеля, но всё-таки нельзя вечно бегать от ответственности.
- Прошу простить, Отец. - голос его немного дрожит. Он никогда не говорил с ней наедине, всегда рядом были брат и сестра, чьё присутствие придавало ему спокойствия. Да и говорил почти всегда Линни. Была ли это его личная храбрость или ему на самом деле не было дело до того, с кем именно он говорит - со стороны Фремине казалось, что в мире нет такого человека, с которым бы Линни испугался заговорить. Время пряток за его спиной рано или поздно должно было закончиться. - Я хочу искупить вину за свой провал в крепости. - он поднимает глаза и готовится принять любой вердикт, который Отец ему вынесет. Даже если его прогонят из Очага навсегда.

Отредактировано Caelus (15.04.24 12:57:13)

+6

59

Enid Sinclair [в пару]

the addams family

И сотрётся табуреточка на которой трёхлетняя девочка маме читает стих
Ты поёшь так, что сносишь бошки им но покачнёшься и уже очнёшься внизу
Проснись, крошка, ты продаёшься
Ты продаёшься, ты продаёшься


• • • • ENID SINCLAIR
the addams family • семейка аддамс • энид синклер
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/3846/522288.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/3846/385101.png
emma myers


Правда жизни в том, что мы родились в слишком жестоком мире и оказались не по нужную сторону баррикады, а по ту, которая далека от райских кущ и эдемских садов. Мы - изгои, и когда, казалось бы, нам нужно держаться вместе, мы рвём друг другу глотки под луной, защищая каждый своё: ты - подругу, а я свою цель. Только цель у меня призрачная, визуально блеклая и расплывчатая под действием нашёптываний Мэрилин и ухищрений хайда. Не задумываясь о последствиях своих действий, я просто пру вперёд, а ты вырастаешь передо мной щитом. И тогда я разглядел в тебе большее, чем простую девчонку в розовом снуде с длинным ногтями (признаем, первоклассным маникюром).
Ты преданная подруга, и Уэнс с тобой повезло, как и твоему бойфренду Аяксу или тому неудачнику Лукасу. Ты уже заметила, какими людьми себя окружаешь? К сожалению, я вряд ли стану исключением правила, ведь я такой же неудачник, как Лукас, я с тёмным прошлым, как Уэнсдей, и от меня шарахаются хлеще, чем от Аякса и всех вместе взятых. Я не то, что не стану исключением, а смогу уверенно вступить в соревнование по ужасности с Уэнсдей. И всё же, я тоже входил в твоё окружение.
Мы не общались близко, а виделись только из-за связывающего нас звена - Уэнсдей. Да и к чему тебе интересоваться кем-то из города, когда ты полностью погружена в Аякса, а я же парализован хайдом. Нам было бы неуместно и неловко завязать роман сейчас, но насколько более неловко и неуместнее будет первый поцелуй после всего того, что между нами было и через какие испытания нам пришлось пройти?
Мы совершенно разные: я люблю записывать свои мысли в тетрадь, выписывать цитаты из классической литературы, а ты же скорее подопрёшь книжкой шаткую ножку стола, чем прочтёшь её. Мне нравятся детективы, а тебе блёстки и количество лайков под новым постом в инсте. Я серийный убийца, а ты обсуждаешь эту новость со всеми. Но всё же общее у нас есть - это наши отношения с родителями, мы можем плакаться друг другу часами напролёт и ни разу не повториться и остаться в полном понимании, без какого-либо осуждения. У тебя, как и у меня есть внутреннее чудище, которое я пробудил в себе слишком рано, а ты пробудила его в себе слишком поздно (вероятно, благодаря мне), но лучше поздно, чем никогда. И всё же, не смотря на всё это, попробуем спеться?


«Вот это я понимаю решительный мужик: пришёл, затанцевал без лишних там этих самых, пошёл эпизод открывать» © Ксавьер
В общем-то, жду аналогичного рвения развивать персонажей и сюжеты наших совместных игр. Если иногда может не быть настроения придумывать что-то новое или не пишется, то не волнуйся, я всегда буду на подхвате. Каких-то требований конкретных нет: то, что уже сказал и писать от третьего лица. А там уже поглядим сыграемся ли с:

Касательно заявки, то хотелось бы попробовать в пару, но только после сериальных событий и пройденного курса терапии, после оправдания хайдов и реабилитации их репутации. Отношения буду строиться между настоящим Тайлером и Энид. Но можем предположить, что хайд заинтересовался Энид, как той, через которую можно ближе подобраться к Уэнс и поэтому завязать роман раньше, а так же добавить больше ситуаций для стекла.

Очень-очень жду с:

Пробный пост

Из чёлки выбилась прядь и забавно легла на его лицо, своим лёгким касанием щекоча и раздражая кожу, вызывая у обладателя желание почесать знобившееся место. Но он и пошевелиться не мог. По волосу стекает вода, образовываясь в капли, и только упавшая капля на глаз заставила моргнуть Крауча после появления Ленор в комнате. В нём всё переменилось в эту же секунду. Взгляд его, наполненный удивлением сменился до жажды страстный узнать её ближе. Всю. В любых плоскостях.

Полностью погружённый в свою влажную фантазию, видит и слышит лишь то, что хочет: по белоснежной шее стекают капли невысохшей воды, протекают по ключице, и обрушиваются вниз по телу, скрываясь в мягком воротнике халата. Каспар сглатывает. В засушливом горле возникает резкая и необходимая потребность утолить жажду и выпить именно ту уползающую каплю. Мышка спросила и Крауч утвердительно кивнул. Он слышит вопрос от белокурой: «хочет ли он её», на что Крауч не лжёт и честно отвечает согласием; видит, как по паркету скользят обнажённые стопы, приближаясь к нему всё ближе и ближе, и вот он, готовый упасть к её ногам, сорваться с места, замечает, как ноги меняют траекторию. Они почему-то сворачивают в сторону и направляются к камину. И только после до него доходит вопрос от... а как же её зовут-то? В своём состояние он сейчас готов на первую встречную дом переписать. Но потрясся головой, возвращает себе чувство реальности и утоляет жажду, глотнув пару-другую глотков из бутылки.

И всё же он изменился. Что-то в нём переключилось с появлением мышки из душа, и вот он уже поправляется на месте, выпрямляясь в спине, стараясь красоваться перед без пяти минут знакомой. И в этот момент всё его красноречие улетучилось, смылось, испарилось, как та капля в недрах ворсинок халата. Он напрягается ещё больше, когда она приземляется рядом с ним, чувствуя себя уязвлённым, готовым выполнить любое поручение. Было лишь интересно, чувствует ли она его состояние? Как он выглядит со стороны? Подобный поток мыслей действует отрезвляюще и, наконец, пробуждает начать разговор первым, нарушив тишину.

Крауч протянул новой знакомой бутылку с предложением выпить и более не смотрел на неё, стараясь не следовать в мыслях за стекающей каплей по телу мышки и, тем более, не превратиться в неё — в каплю. Видеть мышку в халате, а не без него.

— Так как говоришь тебя зовут? — Крауч пробарабанил указательным пальцем по горлышку своей бутылки, но пить не спешил. — Выпьем за твоё имя, красавица. — Стукнувшись донышком об её бутылку, он всё же посмотрел на неё, на секунду задержавшись взглядом. Если она думает, что он в это мгновение влюбился в неё, в девушку, чьё имя только что услышал, то она будет права.

Он смотрит на острые коленки и хлипкие руки, на её содрогающееся от дрожи тело. Дом до их прихода не отапливался, а потому в нём было даже холоднее, чем на улице. Халат Малфоя слишком велик для неё, а сообщить, что это не его собственность, как-то язык не поворачивается, да и случая не представилось. Может, это к лучшему, что из находившихся в комнате знает только он один чей это халат, а хозяин вещи никогда не узнает, что его таскала какая-то девица, с которой Крауч познакомился по пьяни. По крайней мере, именно на это он рассчитывает, умолчав про сожителя.

— Я знаю, как тебя согреть, — неоднозначным тоном в голосе произносит Каспар, предлагая даме протянутую руку. — Обещаю в этот раз не уронить тебя. — Подстёгивает сам себя, но старается звучать уверенно, демонстрируя, что на сей раз он уверенно стоит на своих двух, рядом нет камней, о которых можно было бы споткнуться и полететь камнем вниз с метрового обрыва в озеро. Предложил заметить, что озера рядом тоже нет, а, значит, они в полной безопасности. И камин не сказать, чтобы рядом, и, если, вдруг, сорвутся, то катиться до него неприлично долго и шанс воспламениться практически сведён к нулю. Но, конечно, не сведён окончательно...

Он в два шага преодолел расстояние к шкафу, который не был выше его коленей, а потому пришлось рядом с ним опуститься и сесть на ноги. Взглядом пробежавшись по полкам и обложкам, он выбирает одну из пластинок и включает в проигрывателе.

Крауч берёт руку Ленор в свою, большим пальцем проводит по коже, всё ещё влажной, не уверен, касался ли он так кого-нибудь, и испытывал ли то же, что прочувствовал сейчас, беря на заметку нежность не только её образа, но и всю её саму. И он наклоняется, припадая к пальцам губами и оставляя поцелуй. Может, халат и великоват, но на ней смотрится лучше, чем на его друге. Было несколько странно слышать на ней ароматы Малфоя, перебивающие её собственные, что, в свою очередь, оттолкнуло, но и это тоже, думалось, к лучшему — меньше поводов приставать и откровенничать. Он убирает руку Ленор к себе на плечо. По-царски, будто свою собственность, настолько уверенно он рукой обхватывает женскую талию, придвигаясь ближе, стараясь закружить в танце, увлечь за собой.

+10

60

MIKHAIL

vanitas no carte


• • • • MIKHAIL
vanitas no carte • мемуары ванитаса • михаил [миша]
https://media.tumblr.com/cdfea0be9e00075e385afbb7efab2fbe/24ba0998a48958b0-45/s400x600/e6feb8d5cc52892fa83d7a523848029c4ef4fd94.gif
original


сын проститутки, которого та не стеснялась предлагать клиентам. ребёнок, никогда не росший в подходящей для человеческого существа среде, видевший и переживший столько, что остаться нормальным просто невозможно. миша, мой милый миша, им и не остался. однако удивительным образом сохранилось в нём и столько всего светлого: улыбка, вера в доброту, готовность отдать себя самого, любовь к жизни и способность любить других; безгранично, безусловно, безумно. а то, что это — каждый из пунктов — исключительно искажено, неправильно — детали.

каким-то чудом, будучи по сути абсолютно несчастным, умудряется ощущать счастье. лишь бы только не было больно, потому что миша ненавидит (свою) боль. и любит улыбки, а ещё добрых людей: его матери, как и ему, слишком часто было больно, однако она умерла с улыбкой на лице, что подарил ей вампир. добрый, ведь её лицо выглядело таким красивым и счастливым. а потом был добрый инквизитор, добрый братик (ничто не дерёт и не стопорит моё нутро так сильно, как это обращение), добрый "отец". добрый учитель. а значит, и намерения его — тоже добрые. и всё то, на что можно пойти ради его — и твоей теперь — цели, оно тоже — доброе. окрашено кровью и чужой болью, но на это ты давно перестал обращать внимание.


спасибо джун за здорОвую историю, lovelovelove ;)))
у меня настолько много мыслей на тему миши, я так люблю этого персонажа, что заявка вышла поверхностной: просто не знаю, как это выразить и подать, такие дела. миша — это что-то за гранью. в своё время я исключительно влюбился в трагедию алоиса из дворецкого, и этот мальчик — он словно сравнялся с той недооценённой историей. я... очень тронут. и задет. несколько лет прошла, а оно по-прежнему не отпустило и трогает. но что важнее — ванитас тоже. несмотря на то, где они находятся сейчас, ему неизменно больно от подобного положения вещей, не всё равно; он любит мишу и желает для него самого лучшего. тот факт, что тот жив, сделал его, с одной стороны, счастливее, но с другой — болезненно тревожнее, потому что... иногда, наверное, лучше оставаться мёртвым, познав покой. то, что миша делает — неправильно, вредно, опасно, категорически ошибочно. однако рассказать ему правду — всю — невозможно также, потому что а) это может мальчика с концами доломать, а у него итак налицо букет расстройств в) тот окажется неспособен удержать информацию в себе, передав в те руки, что обратят её — зло — во зло абсолютное. и если любовь в искаженном мире миши — это есть убийство, то... да будет так. если понадобится, ванитас также убьёт. или по крайней мере сам считает, что так. убивать того, кем дорожишь, того, кто дорог, кого любишь, с кем разделяешь общую боль — невыносимо. но, возможно, до этого не дойдёт? возможно, ванитас убьёт ради него. за ганс миши свернуть на правильную дорогу.

собственно, хотелось бы жадно обглодать голодной псинойих историю. благо, что и времена бытия лабораторными подопытными, и жизнь с луной даёт достаточно почвы, чтобы обмазаться. хотелось бы также сыграть настоящее-будущее, непременно в нескольких вариациях — встречи точно будут, и даже не всегда в процессе боев-расследований; миша обсессивен, и любовь его тоже — как помешательство, будет ведь искать внимания, в то время как ванитас пока не в состоянии его игнорировать, ощущая эту крепкую связь, держащуюся не только на разделенных крови и боли. и различного рода au. я о ч е н ь сильно хочу мишу, потому что здесь в изобилии трагедия, пробирающая до самых костей, но вместе с тем — это странное, болезненное тепло, тоска и связь, что для обоих служила единственно хорошим и светлым так долго в их поломанных жизнях. дикий контраст, который можно сыграть в-а-у как.

пиши от 3 лица. будь активным игроком (пост в 7-10 дней, стабильно). мне всё равно на флуд, я его не люблю, а ты можешь обожать — только пускай отсутствие общения во флуде, обсуждения об ирл за его пределами и прочего не-игрового small talk не влияет на твое желание и вдохновение мне писать — это критически важно и в последнее время схоронило не одну мою игру.  нет ни времени, ни сил на подобное, ибо прихожу на форумы исключительно играть и общаться посредством этой самой игры (но обмениваться музыкой, артами, идеями, обсуждать игру - это за милую душу, как же без). капс, птица-тройка, литературность — это побоку, если мы сойдёмся и наши стилистики друг для друга выстрелят. всё остальное можешь уточнять, спрашивать (начать стоит с гостевой или лс, дальше по мере необходимости), а пока я буду хатико, 71.

остальные ребята также любят вкусную игру, а мир джун так удачно достаточно связан, чтобы без труда выловить ещё кусок стекла и разыграть между собой.

Пробный пост

Разумеется, крики. Снова. Горничные-слуги графа контрастно тихие на фоне подобного хозяина, хотя взгляды у них в надменности одинаковые. Нет, никто из них Ванитасу не нравился, компания не желанная, но ведь ему и не должен никто нравиться, как и он не должен был нравиться никому. У доктора имелась цель. Она безличностна, она не привязывалась, она не выбирала, как не выбирают пациентов: независимо от воли на то, спасены должны быть все, кто могут; кому уже не помочь — ликвидированы, дабы не распространять смерть. Потому ни информаторы, ни люди-средства, ни пациенты — никто из них не имел значения для Ванитаса как личности, он будет иметь с ними дело в любом случае. До тех пор, пока они полезны, способны дать что бы то ни было. А ему самому, так или иначе, всегда имелось, что предложить; то, чем никому практически невозможно манипулировать, а результаты могли быть полезны каждому вампиру, заглядывая глубже — коду самого мирозданья. Поэтому... в общем-то, с лицом ни то безучастным, ни то в ехидстве превосходившем сразу обеих горничных графа, Ванитас выслушивал очередные крики экспрессивного вампира.

Несколько колких замечаний, стоило сказать, по делу — и после каждого из них крик становился всё более громким. Имелось в этом тыкании по бубочкам что-то приятное, очень удовлетворявшее до не могу, отдельный сорт удовольствия, конечно. Ванитас бы с удовольствием продолжил, и тогда снова пинком под зад (стоило того, впрочем), пока снова друг другу не понадобятся, но... Ноэ, какой хороший мальчик, у-у. И ладно: всё равно граф кричал одинаково, это даже немного утомительно. К тому же, в самом деле потеря времени: люди продолжали умирать, и это не то, с чем стоило шутить. Похоже, кейс обещался стать достаточно сложным. Возможно, они столкнутся с сильным вампиром, возможно, достаточно разумным, чтобы проворачивать нечто... Вот то самое, чтобы даже у Данте информации не имелось от слова совсем. И это новость так себе: значит, умрет больше. Что не личная боль, но каждый раз — пощечина с летальным исходом, независимо от того, умирали ли люди или вампиры. Их жизни стоили одинакого, состоя, по сути, из одного и того же (дерьма и пустых мечтаний).

В голове имелся некоторый план, однако рисковать на этот раз — менее оправданно, чем обычно. Доктор предполагал, что речь шла не о ком-то с концами (пока) обезумевшем, возможно, со способностями достаточно мощными или необычными, дабы внести смуту в планы или вовсе их сломать. Потому стоило продумать и обдумать многое. А ещё отдохнуть, потому что последнее время они только и делали, что искали, и искали, и искали. Это утомляло: в процессе даже умудрились наткнуться на нескольких проклятых и исцелить их, но это чистая случайность, не имевшая никакого отношения к их делу. Смерти продолжались, и, судя по всему, становились всё более мучительными: проклятый набирал аппетит, всё сильнее наседая на свой голод и какие-то способности, следы которых на местах преступлений не оставалось, а потому ни отметить, ни считать — нечего.

— Угу, — проводил напарника взглядом, прежде чем продолжить глядеть в потолок, немного сонно размышляя. И да, вампира отпустил вот так просто: того трудно назвать непредсказуемым, если совсем откровенно, особенно с учётом обычных, уже изученных повадок. Однако тот в состоянии постоять за себя, как и вероятность того, что ему вдруг неслыханно повезёт после не одной недели поиска — мала до раздражения. Иначе Ванитас его бы в первый же день выпер приманкой, честное слово. У того сила, у этого книга Ванитаса, опыт и вообще: после того, с кем уже столкнулись, едва ли что-то могло сие превзойти. И, в общем-то, какое-то время этих мыслей хватало на то, чтобы не беспокоиться, продолжая раз за разом складывать имевшуюся информацию, пытаться составить-таки подобие картинки, высмотреть прежде упущенные улики-подсказки-намёки. И это самое какое-то время: ничего.

Впрочем...
Жертвы ведь всегда были одни. Находились одни; их находили всегда по одному, раздельно, даже если пропадали они изначально, или виделись в последний раз, вместе. Они не всегда были одного типажа, если пропадали вдвоем, однако как минимум один из них всегда имел... Ванитас поморщился, фыркнув и перевернувшись на живот.

"И какова же вероятность, что именно сейчас это случится именно с ним, а?" — со сепсисом сам себе вопросом на заданный вопрос. Ноэ — один из сильнейших вампиров, которых можно повстречать на улице. С другой стороны, если допустить, что у проклятого имелись способности, которым напарник не в состоянии был бы противостоять или те, что перекрывали бы его собственные...

"А ведь тоже план, тьфу," — оттолкнувшись от матраса, Ванитас поспешил подняться и, накинув на плечи пальто, висевшее на спинке стула, последовал прочь из номера. Вероятность подобного — крайне мела; вероятность того, что Ноэ не осилит — чертовски мала. И тем не менее, она выше нуля. Это во-первых. Во-вторых... проклятому же в любом случае понадобится доктор, и это, конечно же, Ванитас. Всё равно не спалось, если уж на то пошло, даже при всей усталости. Он должен закрыть это дело, должен вылечить этого вампира. Должен.

Двинувшись по ночным улицам такого типичного, что с маньяками, что без, Парижа, Ванитас запихнул руки в карманы да зарылся в свой длинный шарф, попутно высматривая Ноя да думая о своём. В мысли постепенно уходил всё глубже.

"— У тебя много работы, не время отдыхать.
— У тебя много не работы, а мало времени. Работы куда больше, чем времени.
— В любом случае не могу его терять, пф.
— А что... если твоё время закончится раньше, чем ты успеешь обелить То Имя и наследие, что было запятнано?
— Я попробую, чтобы не закончилось.
— Но если его по определению мало и ты знаешь, что не успеешь, не сможешь, не способен, не лучше ли потратить его на месть?
— Месть должна иметь лицо. Весь мир не может быть объектом мести. Моя... деятельность, то, что я делаю — это и есть месть. Но это не то, что обычно преследуют мстители," — раздражение на навязчивый ход мыслей, однако смирение перекрыло его. Ничего нового, Ванитас уже оговаривал это с собой в сотнях вариаций. Только с собой и оговаривал.

Странное ощущение, стоило только отвлечься от диалога с собой. Его трудно описать, однако оно заставило отряхнуть плечи и, не останавливаясь, внимательно осмотреться: словно бы что-то мелькнуло ни то сзади, ни то на крышах. Однако ничего. Всё-таки стоило найти Ноя.

"— Как ты думаешь, почему ему так интересна книга Ванитаса?
— Она не может не быть интересной. К тому же, его мастер намеренно зародил зародил в нём интерес.
— А почему его мастер это сделал? Каков его интерес?
— Возможно, речь об исследованиях и истории. Книга Ванитаса — её часть.
— Но он наивен как ребёнок. Выше на голову, а верит. Кому угодно — верит, ты же знаешь. Мастеру — верит как никому. Этим невозможно не воспользоваться. А если ему однажды поступит запрос и придётся сделать выбор... Ты уверен, что он не поведёт себя иначе? [...]" — мысли продолжили развиваться в данном направлении, становясь все более аргументированными, критичными, мрачными и пессимистичными. От них тяжело отделаться, словно их через силу и очень настойчиво выдерживали в одной "гамме". Смирение перетекло в угрюмость и подозрительность. Словно бы Ванитас захлопнулся, закрылся, защелкнулся. Снова на плечах неприятный осадок, дернул ими к чёртовой матери.

Снова?

На крыше точно что-то было. Мелькнуло, однако доктор не успел уловить. Пришлось искать лестницу, чтобы забраться и пойти уже по крышам, если надо — побежать. На земле-то никого, там своя жизнь и какие-то случайные люди, даже группами. Кто-то за Ванитасом следил, точно следил.  И это не люди графа. Надо найти Ноя. Или разобраться самому, кто-что бы сейчас не преследовало. Вот только ощущения, неприятные и негативные, вызванные чередой мыслей от диалога с собой, который так долго не мог остановить — осталось вместе с ним. Может быть, стоило быть осторожнее? Не только с проклятыми. Они, в конце-то концов, просто больны. Здоровые могли быть опаснее, в состоянии помешать по-настоящему. Один — точно. Сейчас доктор почти готов в это если не поверить, то хотя бы допустить вероятность. Дурную.

Отредактировано Vanitas (02.05.24 21:15:37)

+5


Вы здесь » ex libris » акции » нужные персонажи


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно