ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Protège-moi [DC]


Protège-moi [DC]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">c'est le malaise du moment</span>

<span class="data">Кьюрак  / незадолго до основных событий</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/0D6OWNL.jpg">
</div>

<p>
Protège-moi.
<span>
conner kent | lex luthor
</span></p>
</div>

В ночи criminal mastermind, а днём востребованный политический дипломат.

Лютор направляется с дипломатической миссией в «горячую точку», преследуя собственные цели, но от лица Соединённых Штатов. И чтобы миссия завершилась благополучно, а господин политик и бизнесмен не пострадал, Лига направляет Кон-Эла в качестве защитника и убедительной боевой мощи.
</div>[/html]

+2

2

А вот если бы вы внезапно начали жизнь только вот сейчас, в данный момент - каково бы вам было?

Люди к определенному сознательному возрасту так или иначе имеют собственные воспоминания. О детстве, школе, различных неудачах и личных подвигах. У Коннера таких воспоминаний не было вовсе. И это уже - самое точное напоминание о том, кто он на самом деле. Конечно, со временем стало легче. Ведь у него теперь есть имя, семья, да и на поиски себя тот успел слетать по миру, просто...

Просто недавно красная пташка открыла правду о второй части его ДНК. Это никакой не Пол Вестфилд, директор "Кадмуса", все сложилось куда прозаичнее, и ведь сомневаться в данных сайдкика Бэтмена не приходилось вовсе. И поделился Робин этим совершенно обычно, без задней мысли. Даже не подумав, что у Коннера как раз таки эта "задняя мысль" осталась. Ведь собственный же ДНК звучит просто нелепой шуткой - это совмещение генома героя земли и его главного врага. Таких сюжетов ни один псих бы не выдумал, но вот же он, Коннер, есть. С его генетическим кодом все же не все было в порядке, и он мог не выжить, но сейчас все хорошо. Относительно. Внутренне же Кент совершенно не может отделаться от этой навязчивой мысли, как бы сильно ни пытался. Здесь даже не получится спихнуть все на "родителей не выбирают". Вообще-то, явно выбирали. И это явно не могли быть два мужчины, это противоречит биологии, или же просто тем знаниям о мире, которые есть у Кента, благодаря долбанному эксперименту на клетках Супермена.

Как отделаться от мысли, что все не просто так, и ты - лишь часть чьего-то плана?

А еще что твои мысли о том, что в тебе много светлого от генетического отца, прерывается другой - что и темного тоже, видимо, немало?

Коннер совершенно запутался. В такие моменты люди обычно идут выговариваться друзьям. И он успел привязаться к ребятам Юной Лиги, честное слово. Просто... как бы сложно не складывалась жизнь тех - а это точно так, ведь тот же Импульс слишком быстро повзрослел, что тоже малоприятно, - они все же не... ну, клоны, а другие клоны были уничтожены. Друзья же родились, как и все люди, а вовсе не были выращены в пробирке, где "родители" - едва ли знали об этом. Хотя, стоп, нет, Лютор мог знать. И почему от подобной мысли должно стать легче?!

В общем, неважно. Просто Кент слишком долго копил в себе эти переживания. Перестал быть беззаботным и открытым, став больше угрюмым и нелюдимым. Он просто хотел разобраться. Чтобы в голове подростка все встало по полочкам, ведь только начало казаться, что там полный порядок - случилось подобное. По ощущению, по этому порядку нехило так бомбанули, короче. Ну вы поняли.

А ведь раньше ему нравились миссии. В этом плане он был слишком похож на подростка, как и все сайдкики до него - ведь хотелось получить серьезное задание, чтобы помочь людям, чтобы ментор посмотрел на тебя с уважениям, да и люди - тоже узнали, кто ты. Что ты тоже у них есть, тоже придешь на помощь. Для Кента это значило даже больше, не только как для среднестатического ребенка - желание признания родителем и стремление быстрее стать взрослым, но еще и определение себя в мире. Что он не просто клон, а... намного большее.

Обидно было то, что долгое время миссий им и не давали. Слишком много задач на то, чтобы сработаться, слишком много тренировок способностей, слишком много слов Супермена, и никаких серьезных действий. Это негодование принадлежало даже не только Коннеру - оно чувствовалось у всех сайдкиков, что хотели стать самостоятельными героями, пускай время вороватых миссий вне внимания Лиги Справедливости прошло.

И вот... соло-миссия. Это звучало странно даже вначале, как нечто несерьезное, с чем способен справиться один полукриптонец, хотя все прошлые задания были исключительно в команде. Правда расстраиваться долго по этому поводу ему не дали - пояснив детали миссии. И вот здесь Супербой неморгающим взглядом всматривался в экран, ощущая, как внутри все похолодело и мурашки ровным строем прошлись вдоль позвоночника.

Нет. Ну то есть да. Кону приходило в голову, что ему просто нужно выяснить все у Лекса Лютора - просто сам он не знал как. И что спрашивать. И зачем. Все же, вроде, и так понятно. Но нет. Нет, подождите, совсем нет. Кто вообще посчитал удачной идеей направить Супербоя на соло-миссию по защите Лютора? Они прикалываются? Взгляд в сторону Робина ничем не помогает Супербою, но отказаться будет как минимум глупо.

Знает ли об этом Супермен?
Наверняка да.
Только вот отношение Кларка к этому распознать, не разговаривая, - тоже задачка не из легких.

В общем-то, кивнуть, сказать "понял" - вовсе несложно. Даже переварить детали миссии. Все кажется не так плачевно, но ключевое здесь - кажется. Правда мандраж возвращается к Супербою поздновато - на подлете. Ведь он даже не может увидеть Лютора на указанном месте - и здесь уже начинается настоящая паника.

А Лекс знает о нем?
И как много он знает о Супермене и его слабостях?
А что, если...

- Супербой, как обстановка? - знакомый робинский голос вырывает из запутанного клубка мыслей. Кент благодарно выдыхает.
- Вижу его. - проговаривает Коннер. И это правда. Лекс вышел из здания. Следующим действием Коннер опускается на тратуар подле, все же добавляя бетону тратуара пару новых трещин. Об этом некогда отзывался Кларк, и Коннер думал, что выучил урок, но это просто нервное, ладно? Простительно.

- Так, - невольно вырывается сомнительное по смысловой нагрузке слово, отчего Коннер неловко чешет макушку. - То есть, привет, м... мистер Лютор?

[icon]https://i.pinimg.com/originals/77/39/82/773982e39d9716a0f96dc5bd9316a1be.gif[/icon]

+3

3

Лютор успевает закончить онлайн-совещание с акционерами, когда на связь с ним выходит сам Мистер Президент. Однажды Лекс и сам планирует стать Мистером Президентом, а пока с терпеливой насмешкой во взгляде наблюдает, как другой играется в игры с политикой и ядерной кнопкой. Признаться, у действующего Президента выходит весьма дурно, именно поэтому ему так часто и так остро требуется посильная помощь, а у Лекса сильная пиар-компания и отличное лоббирование в политических кругах. Совет в Белом Доме смешон и немощен, это лишь фантики от давно засохших конфет, он полнится закостенелыми стариками и узколобыми консерваторами, погрязшими во взяточничестве, круговой поруке, покрывательстве и бог знает чём ещё, зато Лютор — глоток свежего воздуха, гениальный мозг и нестандартные решения — играет в эти игры превосходно.

Выведи на экран, не будем заставлять нашего друга ожидать.

Лекс успевает наполнить себе бокал и всего на мгновение расслабиться в высоком кожаном кресле, прежде чем на мониторе появляется знакомое лицо; этот мужчина давно им изучен до мельчайших деталей, его можно читать будто открытую книгу, но самое главное — им можно манипулировать — не всегда так легко, как хотелось бы, но при должном желании и упорстве вполне.

Чем обязан такой чести, сэр? — Лютор учтив и вежлив, спокоен. Контрастно оппоненту, стоит заметить, Президент показательно взволнован. Обеспокоен судьбой своей страны и граждан, бла  бла бла далее по стандартному тексту, Лекс не успевает досчитать до трёх, как начинается знакомая всем песня. Он может наперёд предсказать каждое слово, каждый жест, тем не менее слушает внимательно, с показательной готовностью в участии, впрочем не выражая лишних эмоций, никого не осуждая и не поддерживая, ведь всегда есть тонкая грань между своими и чужими; всё это занимает около полутора часов в общей сложности, довольно нудных и утомительных, так что хочется поскорее отмыться и отправиться в постель, но — игра стоит свеч.

В конце Президент неминуемо, как по написанному, предлагает «весьма выгодные условия» ввиду «особо важного поручения». К которому, к слову, Лютор давно готов, имея сведения из личных источников и спланировав разговор загодя.

Я обо всем позабочусь, обещает Лекс. На меня можно положиться, заверяет с патриотизмом во взгляде. Мне требуется некоторые мелочи и — о, только что вспомнил! — будет славно, если член Лиги станет меня охранять. И хотя они ребята занятые, точно найдётся кто-то свободный в эти даты, например, маленькая копия Человека Из Стали? Да-да, «всего лишь копия» меня устроит.

Лекс крайне доволен собой, всё это давно спланировано и просчитано. Он отправляется досыпать остаток ночи с чистой совестью, чтобы к концу следующего дня быть окончательно готовым к своей небольшой поездке в компании потерянного сына. Впрочем, имеет ли он право так называть этого мальчика? Лекс уверен, что время это выяснить пришло уже очень давно.

Заведённый лимузин ожидает с распахнутыми дверьми, но Лютор не торопится нырнуть в безопасный салон с пуленепробиваемыми стёклами. Он в целом не ожидает особенных неприятностей на этой дипломатической миссии, стрелять в гонца с новостями в принципе не принято. Но ему льстят усилия, которые мистер Президент приложил для удовлетворения его частной просьбы; Лекс уверен, что выбить мальчишку-с-символом-надежды-на-груди в частные охранники было сложно, но тем лучше для упрочнения доверия между ними.

Вскинув лицо, он без волнения смотрит в закатное небо, следя за приземляющейся фигуркой. Чуть щурится на взметнувшийся фонтан пыли, но воздерживается от осуждающих взглядов: Коннер ещё совсем неопытен, и однажды (без сомнений) доработает своё геройское приземление. Мелочи типа испорченной плитки прямо у парадного входа его ничуть не огорчают, к их возвращению все будет починено. Делая шаг навстречу, Лютор протягивает эксперименту — статному юноше — полноценному герою ладонь для крепкого рукопожатия.

Супербой! Для меня честь работать вместе.

На его лице не дрогнет ни один мускул. Они будто на самой обычной встрече дипломата и супергероя, которым поручено плодотворно работать вместе. И уж они поработают, пускай никто не сомневается. Лекс пытливо разглядывает оппонента, он видел его множество раз и раньше — в лабораториях, на страницах газет и новостных сайтах, на случайных фотографиях любителей и серьёзных снимках профессионалов с важных мероприятий. Коннер все такой же, каким ему и запомнился: собранный, напряжённый, как две капли воды похожи на него, эту проблему в красном плаще.

Все пройдёт гладко, — обещает, испытывая непреодолимое желание завязать диалог, изучить его. Вряд ли Супербой нуждается в утешении и ещё маловероятнее — в поддержке, и все же Лютора неудержимо влечёт любопытством, будто кота, что сыт и спокоен, но получил мышку для игр.
Жестом предлагая перебраться в машину, чтобы начать совместное путешествие в сторону аэропорта, а далее и чужой страны, позволяет себе [ отеческую ] мягкую улыбку:
Конфетку? Поможет расслабиться, кажется, ты очень напряжен.

+2

4

- Взаимно.

Коннер протягивает ладонь машинально, прекрасно понимая, что это просто дежурный жест. Но все же не может не уставиться в чужие глаза и ни на секунду не прерывать зрительный контакт. Как будто бы только так он может понять ход чужих мыслей и предвидеть возможную для себя опасность. Но ведь не может. Дело не в способностях, а в Люторе. Даже Кларк, наверное, не умел этого делать, куда ему то?

До чертиков не хочется выглядеть испуганным мальчишкой. Но Коннер так и не выглядит. Благо с артистизмом у него все в порядке. И эта звездность - явно не кларковская, а своя, личная. Хотя тоже как посмотреть, да? Может ли он говорить о том, что Лютор сейчас - абсолютно точно искренен в своих словах? Абсолютно точно нет, но ведь окружающие никогда не распознают его ложь. Это тоже своего рода умение играть на публику, правда по-политически темное и некрасивое.

Ох, черт, почему это должно быть так сложно? Это определенно будет очень длинный день. Получив индивидуальную миссию, он как-то не рассчитывал, что это заодно будет личностное испытание. И при этом даже сам уже не понимает, чего он, собственно, от Лютора хотел? Правды? Какого черта его ДНК вообще попало в генетический код? Тут, конечно же, можно долго рассуждать о том, что человека определенно точно не делают одни лишь гены. Но Коннер все равно чувствует себя странно, это очень сложно объяснить, но, наверное, схожее чувство присуще детям из детского дома, правда это - куда более извращенное. Как будто бы сейчас все подстроено. Но с какой целью - уже совсем непонятно.

Лекс приглашает сесть в дорогущий лимузин. Ну, знаете, такой, в который хочет попасть любая симпатичная девушка. И который ты хочешь, чисто чтобы привлечь внимание этой самой девушки. Вот такой вот. Он определенно точно не сделан для тусовочек, как в подростковых фильмах. Коннер видит, что внутри все как в фильмах с серьезными политиками - строго и закрыто. И почему-то выглядит как поблескивающая на солнышке такая большая ловушка на колесах. С чего бы? Действие криптонита он бы уже почувствовал, а машина даже не из свинца - это попросту глупо.
Черт его знает почему, короче. Просто неприятно.

И все же Кону приходится лишь кивнуть, одарив собеседника скромной дежурной улыбкой и сесть внутрь. Ему самому не нравится чувствовать эту серьезность и скованность. Кент куда больше привык разбавлять такие вот обстановки шутками или типа того. Но в этом, видимо, и состоят миссии для одного, в этом их сложность. Рядом нет друзей, которые могут поддержать и помочь разбавить эту самую атмосферу. Коннер различает, что наушник в ухе неприятно кратковременно зашипел. Глушение сигнала? Такое бывает? Да, наверное, бывает, были бы деньги.

Коннер привык вести себя иначе. Без излишнего лоска, больше с душевной теплотой. Что и говорить, даже его куртка - как геройский костюм - была снята с плеча обычных людей. Хотя, казалось бы, с его мощью - можно было бы владеть всеми деньгами мира. Но зачем? Ради пафоса и дорогих вещей? Пожалуй, Коннер сильно слукавит, если скажет, что все это ему абсолютно неинтересно. Но ведь это мелочи, правда? Ведь какой парень не хочет дорогую тачку и внимание окружающих?..

Чужой голос снова ударяет по обнаженным нервам. В другой ситуации Кон бы свободно развалился на комфортабельном кресле лимузина. Но сейчас же он скорее вытянулся по струнке, будто сидит на иглах. Да что такое то? Нужно расслабиться. Опасность его глаз способен рассмотреть явно быстрее человеческого глаза. А считать за опасность человека, что сидит по правую руку - себе дороже. За время в шкуре героя Коннер уже прознал, что нервозность часто рассредоточивает и мешает работе. Так что это лишнее.

Зато он все же понимает, почему так напряжен. Разговор. Да, точно. Он ведь заодно, ну так, между прочим, хотел что-то узнать от Лютора. И сейчас это повисло гештальтом, а с чего начать - Коннер без понятия. И вообще сложно затевать разговор, когда внятных мыслей, чего ты, собственно, хочешь, в голове нет. Ну типа чтобы не было простого и заезженного "Как дела?" же начинать, ведь это даже звучит тупо. В этом русле у Лекса больше практики, видимо. Потому что он то как раз таки начинает разговор, и вполне в правильном русле. Наверное, это от того, что Кент выглядит напряженным, и даже не скрывает этого. Или как там в умных книжках это описывают?

- Я и не сомневаюсь, что все пойдет гладко, - выдыхает все же Кон, поиграв пальцами, лежащими на коленках. А потом все же решает повернуться к собеседнику лицом, - А почему я в машине? Разве не легче было смотреть за всем с воздуха или типа того? - Кон вновь чешет щеку. Быстрый взгляд на чужую улыбку, качание головой, угрюмое бурчание "Я не напряжен". И вот опять тишина, а Коннер просто смотрит в окно. Расслабляет.

[icon]https://i.pinimg.com/originals/77/39/82/773982e39d9716a0f96dc5bd9316a1be.gif[/icon]

0


Вы здесь » ex libris » фандом » Protège-moi [DC]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно