ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » i will be on your side forever


i will be on your side forever

Сообщений 1 страница 30 из 46

1

i will be on your side forever

heart of the darkness

https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/717357.jpg

https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/897415.jpg

• kingdom

prince michael, knight elizabeth

the quiet, it swallows us. what's waiting around the corner. senses we cannot trust hunted by unseen horror.
shadows, they can't even reach us now, there's no speck of light that can lead us out, no.
here we are in the heart of the darkness

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

2

Я раскрыл секрет абсолютного счастья, но далеко не каждому удастся его повторить. В чем он? В рождении, конечно. Очень важно родиться в правильной семье и в правильное время, тогда удастся заполучить шанс построить идеальную жизнь.
Мой отец — король, моя мать — королева. С рождения я пользуюсь привилегиями, которые положены принцу крови и могу рассчитывать на блестящее будущее. При этом я не наследник, а значит избавлен от минусов такого положения и ответственности, связанной с ним. У меня со старшим братом разница в пять минут. Что это, если не невероятное везение?

С раннего детства отец уделял Сиэлю больше внимания чем мне, мотивируя это тем, что образование наследника нельзя пускать на самотек. Мы же с мамой проводили это время в саду, любуясь цветами, слушая рассказы о жизни простых людей за пределами дворца, похождениях очередного герцога или герцогини. Наверное, маме хотелось бы иметь вместо меня дочь: наряжать ее, учить женским премудростям, вместе выбирать украшения и планировать приемы. Маме, в отличие от меня, повезло в жизни не настолько, поэтому я очень быстро решил одну простую вещь:
— Когда стану достаточно взрослым, то женюсь на хорошей девушке и она станет тебе дочерью, обещаю.
Пока же время не пришло, мне приходилось составлять ей компанию так часто, как только была возможность и желание.

Настоящей же моей страстью всегда были книги. С тех пор, как выучился читать в четыре года, я пропадаю в библиотеке часами, нередко веду беседы с библиотекарем и проглатываю одну историю за другой.
— Чем бы вы хотели заниматься в будущем, юный принц? — спрашивает меня однажды пожилой мужчина после того, как я прошу рассказы о мореплавателях.
С ответом я тогда не нахожусь, зато искать его начинаю. И правда, чем может заниматься кто-то вроде меня в жизни? Если позабыть о бесконечных балах, парадах и обязанностях, которых хоть и немного, но есть.
— Принцу нельзя стать торговцем, шить и продавать мягкие игрушки? — спрашиваю не без стеснения.
Я люблю игрушки, да и общаться с людьми тоже. Было бы здорово однажды выбраться за пределы дворца, чтобы увидеть реальный мир.

Но пока что я выбираюсь только в академию рыцарей, которая находится здесь же, внутри замковой стены. Мы с братом предвкушаем эту вылазку с той поры, когда отец впервые упоминает о ней:
— Совсем скоро можно будет выбрать для вас рыцарей. Очередной поток как раз готовится сдавать промежуточные экзамены.
Рыцарь — это особенный человек в жизни каждого представителя королевской семьи. У отца — добрый старик Танака, незаменимый советник и помощник во всех делах, к тому же великолепно владеющий оружием; у мамы — неуклюжая Мэйлин, обычно изображаю горничную, но прячущая под юбкой пистолеты. У других родственников тоже есть доверенные лица, без которых те не смыслят своей жизни.
Каково это — быть связанным с кем-то настолько тесно? Я стараюсь разобраться и изучаю материалы в библиотеке очень пристально: от рассказов о зарождении ордена и до нынешних дней, когда система уже устоялась. Мне попадаются истории о том, как совсем еще маленьких одаренных детей вырывали из рук матерей, чтобы передать на обучение и как жестоко обращались с ними в последствии, ломая психику. Не обходится и без историй о ритуале подчинения, который призван объединить помыслы господина и рыцаря, чтобы избежать неповиновения в будущем. Это все ужасно! Я бы даже сказал, что бесчеловечно. Неужели мои родители... совершили такое?
— Я могу выбрать рыцаря, но отказаться от ритуала? — спрашиваю у отца в день, когда он обещает нам поход в академию.
Брат поглядывает на меня с изрядным удивлением, а когда мы выходим на улицу, то даже цепляет за руку, чтобы спросить:
— Что на тебя нашло?
Мне снова повезло больше, чем ему: я могу обойтись без ритуала, а он — нет.

Право первого выбора принадлежит Сиэлю. Юные рыцари выстраиваются перед нами в шеренгу и он медленно идет мимо, вглядываясь в лицо каждого, вслушиваясь в слова наставника, расписывающего сильные и слабые стороны. В основном звучат лишь восхваления: хорош в рукопашном бое, меткий стрелок, уникальные способности к телекинезу... Каждый из здесь присутствующих опасен для любого врага своего будущего господина. И для господина тоже?
— Если не подчинишь рыцаря себе, то в будущем можешь столкнуться с его своеволием. Вдруг захочет все бросить и уехать в деревню, чтобы завести детишек? Или может примкнуть к твоим врагам, — говорит мне отец, не отводя при этом взгляда от брата.
Я передергиваю плечами, представляя себе это мгновение.
— Так ведь и должно быть? Каждый имеет право на свободу воли...

Сиэль выбирает крепкого и рослого парня на пять лет старше себя. Он выглядит внушительно, но совсем мне не нравится. Я сам хочу кого-то более... обычного? Лучше нам быть не господином и рыцарем, а двумя друзьями — так проще выстроить мост взаимопонимания и поддержки. Именно поэтому я прошу сделать шаг назад всех, кто старше меня на три года или больше. Так список сокращается в половину и уже после этого я оглядываю оставшихся: несколько мальчишек и две девочки. Все они совершенно разные, хоть и одеты в одинаковую одежду. Мое внимание привлекает та из девочек, голову которой украшают толстые серебристые косы. У нее правильные черты лица и красивая светлая кожа, а еще ручки пианистки, хоть и покрытые порезами.
— Привет! Как тебя зовут? — я окликаю ее, надеясь увидеть глаза. — Расскажи о себе сама.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon][

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:16:28)

+1

3

я не помню своих настоящих родителей, а в какие-то моменты даже не уверена, что они у меня когда-то были. рыцарская школа стала для меня домом, первым и единственным; может это и жестокое, довольно агрессивное место, но по крайней мере я не чувствую себя лишней здесь. всё так, как и должно быть; я сама - там, где и должна быть. ведь учитывая мою способность контролировать предметы одной лишь силой мысли - это правильное место, где я не смогу навредить кому-либо. потому, в отличие от некоторых детей здесь, я не чувствую какой-то обиды или досады на то, что оказалась среди избранных. напротив - это же открывает больше возможностей, расширяет горизонты доступного, да и знать как защитить себя от опасности всяко лучше, чем строить из себя неженку. 
меня мало беспокоят рассаженные коленки, расцарапанные руки, уйма синяков по всему телу. это всё - последствия хорошей тренировки, после которой я чувствую себя скорее воодушевленно. - ненормальная, - шепчут некоторые из моих сверстников, находя странным моё желание стать рыцарем однажды. ведь большинство поначалу просто рыдают, вырываются и пытаются бунтовать, напоминая остальным о мамочке и детстве. я же с первого дня едва проявляла эмоции по этому поводу; зачем? раз они отдали меня, то я была им не настолько уж нужна. а зачем тогда мне такие люди тогда?
пусть меня и используют для более великих целей, пусть я и стану однажды верным псом одного из королевских выродков (если повезёт), но зато тут я действительно считаюсь ценным экземпляром. а понимать, что существует хоть какое-то предназначение куда приятнее, чем безвольно бродить по миру. так говорят наши наставники каждый раз, и я им верю. чего бы я добилась в обычном мире? да едва ли чего-то значительного (или я убеждаю себя, чтобы лишний раз не думать о заточении).

мне всего-лишь двенадцать лет, но я чувствую себя гораздо старше. по крайней мере, если смотреть на дураков-ровесников, которые занимаются бестолковыми вещами - например, ловят букашек во дворе, сбегают с тренировок и притворяются заболевшими.
- я не хочу служить этим королевским засранцам. с чего бы? - это обсуждение поднимается всё чаще, ведь скоро нам всем грозит приход аж двоих сыновей короля. - они подчинят мою волю, я даже не смогу спокойно сходить в туалет без их ведома. - возможно они и правы в том, что лишиться свободы - не лучшая судьба, но уже и некуда деваться. - надеюсь, что меня не выберут и оставят просто в специальном отряде. - мне так и хочется прыснуть, да бросить "слабаки".
но на самом деле... мне самой понемногу становится страшно. что, если меня приручат? что, если заставят делать куда больше, чем просто защиту принца? я слышала разные бредовые истории о том, как рыцари иной раз используются - иногда мужчины специально выбирают себе женщин, а женщины - мужчин. для чего-то более интимного в скучные вечера. но это лишь бредни, так ведь? мне не хочется накручивать себе из-за каких-то россказней ленивых дурачков. страшнее, если они окажутся куда смышлёнее, чем я сама.

но после этого дня что-то внутри меня щёлкает; я тренируюсь с меньшим упорством, всё чаще задумываясь о том, что меня ждёт, если один из принцев сделает выбор в мою пользу? и сама же отмахиваюсь - с чего бы вдруг? чаще выбирают тех, кто постарше и поопытнее, так что мне едва ли такое грозит. ещё много лет будет на то, что бы подумать.
мой наставник, алексис, не очень любит, когда кто-то отвлекается и потому ругает меня почти за каждый ошибочный шаг. эдвард же перед нашим спаррингом лишь похлопывает по плечу: - на тебя не очень-то похоже. соберись. - он что, называет меня тряпкой? кажется, я слишком резко реагирую на происходящее сейчас. у меня не так-то много друзей, но и тем я не позволяю с собой нежничать. так что всё... так, как оно и должно быть. вздыхаю, закатывая глаза, и принимаю оборонительную стойку.
мы приходим в очередную точку невозврата, когда с утра нам объявляют о подготовке к важному дню. сегодня выберут двоих из нас и заберут на службу королевским особам. это ли не честь? но почему-то мои коленки подрагивают, когда нам приказывают выстроиться в шеренгу по возрасту. когда оба мальчика подходят ближе к нам, то я позволяю себе несколько взглядов в их сторону, чтобы оценить. хоть я и видела их раньше, но никогда не заостряла внимание.

они абсолютно идентичны, но тот, кто выходит первым, выглядит куда как более серьёзно и величаво. словно уже примеряет на себя роль правителя. второй же... выглядит куда как более приземлённо. даже не знаю, кто из них симпатичен мне больше? да и непонятно зачем этим вопросом задаюсь. вдыхаю и выдыхаю, чтобы перевести тему в своей голове на что-то более нейтральное. не гоже мне размышлять о королевской семье.
первый мальчик довольно быстро выбирает себе рыцаря-парня почти из самого начала, поэтому неожиданно для себя я выдыхаю с облегчением. и когда второй мальчик выступает вперёд, то и не думаю напрячься. пока не звучит неожиданное: в шеренге должны остаться только те, кто старше принца максимум на 3 года. потому задерживаюсь на месте, поглядывая по сторонам, а затем просто останавливаю взгляд перед собой.
он ведь мальчик и едва ли выберет девочку. или наоборот? опускаю взгляд, когда замечаю, что он делает шаг, чтобы встать прямо передо мной и вздрагиваю, когда следом звучит вопрос. - элизабет, ваше королевское величество. - отзываюсь сразу же, поднимая взгляд. я не должна забывать всё то, чему меня учили. но вот просьба рассказать о себе ставит в тупик; стискиваю ладони между собой за спиной, размышляя над тем, что сказать. почему он вдруг попросил меня? почему не наставника? это напрягает, а ещё немного смущает. надеюсь, что мои щёки не раскраснелись, ведь нужно быть уверенной! прокашливаюсь и всё-таки начинаю говорить: - не хочу показаться хвастливой, но для своих лет я хорошо владею мечом и стреляю из ружья. и самое главное - умение контролировать предметы силой мысли. - и не только предметы, если постараться и потренироваться. - думаю, что мой наставник сможет охарактеризовать меня лучше, как рыцаря. - потому что даже не знаю, что ещё рассказать? не думает же он всерьёз выбрать меня своим рыцарем?
тут же в разговор вступает алексис, рассказывая о моих талантах и королю, и принцу. — в ней есть упорство и сила, поэтому элизабет — хороший вариант. она всецело предков рыцарскому делу и королевской семьи с самой первой минуты, как оказалась здесь.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (08.12.21 23:46:03)

+1

4

Девочки обычно милые, так? Дочери придворных, с которыми я знаком, скромные и улыбчивые, и с охотой прислушиваются к моим словам. С мальчишками обычно куда сложнее: они задиристые, вечно всем недовольные. Единственный мальчишка, с которым у меня получается ладить — это Сиэль, но он мой брат, так что вряд ли это считается.
Я не думал о том, рыцаря какого пола должен выбрать, ни разу не воображал наше взаимодействие. Зато сейчас, стоя перед шеренгой, отчетливо вижу грядущее будущее. Улыбаюсь, когда светловолосая девочка вскидывает на меня глаза [очень необычные!] и киваю, когда слышу ее имя: красивое имя, благородное.
— Рад познакомиться с тобой, Элизабет, — говорю, пытаясь заглушить своими словами недовольное нравоучение кого-то из младших наставников.
Мужчина в чужеземном костюме и с глазами-щелочками появляется за спинами воспитанников, чтобы осадить мою новую знакомую:
— К принцу положено обращаться «ваше королевское высочество». Обращение же «ваше королевское величество» следует отнести к нашему королю!
Он какой-то неприятный, да и не имеет никакого значения обращение, ведь у меня на это свое мнение:
— Зови меня Михаэль, — протягиваю руку, надеясь на рукопожатие.

Девочка как будто краснеет, когда я прошу рассказать о себе? Румянец не такой уж яркий, не наблюдай я пристально за ее лицом, может и не заметил бы. Мне нравится эта реакция, нравится ее смущение. Мы ведь сможем стать друзьями, раз она стесняется и робеет, а не смотрит с безразличием и высокомерием? Раз уж я не собираюсь использовать дурацкий ритуал для создания связи, то мне нужен человек понимающий, тактичный, мягкий. Сходу это не выявить, но я очень надеюсь, что не ошибаюсь.
Поднимаю вопрошающий взгляд к отцу, безмолвно спрашивая его мнения и вижу легкий, едва заметный кивок. Похоже, папа тоже оценил кандидатуру. Тем более, что наставник девочки очень постарался расписать ее навыки в лучших красках. Хотя меня и смущает то, как он говорил о ней... будто я выбираю щенка на рынке.
— Может быть, что-то еще? Чем ты любишь заниматься в свободное время?
Впрочем, вне зависимости от ответа мой выбор уже сделан. Я сжимаю девичьи пальчики, чувствуя, как мои щеки наливаются румянцем. Неловко все же... Дожидаюсь ответа, киваю на него, а после спрашиваю очень важное:
— Будешь моим рыцарем?
Мне хочется услышать искренний ответ. Если она вдруг выскажется против, то придется искать кого-то еще. Правда не знаю может ли воспитанник академии отказаться вообще? Вдруг за это ее накажут... Не хотелось бы.
— Говори честно, — настаиваю в итоге.
Придется попросить отца проконтролировать, чтобы Элизабет не причинили вреда в случае отказа; чтобы вообще никому из них не причиняли вред.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:16:44)

+1

5

подавляю в себе страх, зародившийся из-за слов, сказанных господином лау; он прав, мне следовало быть вдумчивее перед королевскими особами, чтобы ни за что не выдать своих слабых сторон. но вот оно - я совершила глупейшую (и грубейшую же) ошибку, из-за которой потом будут смеяться все остальные. не то что бы меня это сильно заботит... просто уж очень раздражает излишнее внимание, особенно если учесть, что я сама люблю напомнить им о важности занятий и того, чем мы занимаемся. а ещё, возможно, будет ждать наказание посерьёзнее за подобные проступки - в конце концов, сейчас я - лицо нашей академии, но не самое лучшее. выдыхаю медленно, сжимая руки в кулаки и таки не отвожу взгляда от принца перед собой. он не выглядит так, словно разозлился из-за ошибки, но вот что по поводу его отца? на короля я не решаюсь взглянуть, да оно мне и не особо надо. не вздёрнут же меня за это?
а вот за более личное общение ещё как могут, но откуда принцу об этом знать. наверняка считает, что сейчас делает мне одолжение, или всё куда проще и он хочет, чтобы я звала его по имени. в конце концов, он сразу вызвал какое-то чувство лёгкости, стоило лишь увидеть его на входе. возможно, он не видит во мне ту, кем я являюсь, но видит просто девчонку, которая является почти что его ровесницей. перевожу взгляд на своего наставника, получая лишь лёгкий кивок головой. - ваше королевское высочество, - обхватываю его ладонь и опускаюсь перед ним на одно колено, обозначая своё почтение. - простите, что не могу называть вас по имени.

распрямляюсь, чтобы вновь встретиться с синевой глаз принца. что именно его привлекло во мне? то, что я девчонка? конечно же, спрашивать о подобном я не решусь ни за что в жизни. да и какая разница? куда важнее то, что мы оказались друг напротив друга. как бы не начать думать, что это судьба. ведь в некоторых книгах говорится о том, что выбор рыцаря не так-то прост, зов идёт прямо из глубины сердца и доходит до того самого человека, который ни за что не оставит в трудную минуту. но тогда зачем нужен обряд связывания? будь это правдой, в таком не было бы нужды.
- в свободное время? его не так много, но когда выдаётся минута - я предпочитаю читать книги. - а чем ещё я занимаюсь? иногда мы с эдвардом тренируемся лишние полчаса, совсем редко просто разговариваем (уж тем более о глупостях) и уж тем более у меня нет каких-то обыденных увлечений. откуда бы им здесь взяться? чуть не вздрагиваю, когда мальчик обхватывает мои пальчики и сжимает их. это ещё что за жест такой? не решаюсь вырвать свою руку, потому что... какие у меня права в такой ситуации? замечаю румянец на его щеках и как-то из-за этого смущаюсь сама; виновато резкое осознание того, что мы, в конце концов, мальчик и девочка.
принц задаёт неожиданный вопрос, выводя меня из равновесия в очередной раз. даже и не думала, что я настолько неустойчивая. - почту это за честь, ваше высочество. - киваю легонько, обозначая своё почтение и готовность. а чего ещё он ждал? да и не то что бы я действительно была против, просто немного опасаюсь того, что будет ждать меня завтра.

я выхожу из шеренги, следуя за своим подопечным, не оборачиваясь на оставшихся рыцарей. мы ещё непременно встретимся, ведь моё обучение не закончено. но сейчас мне нужно сконцентрироваться на другом. - благодарю, что выбрали меня. я не подведу. - говорю чётко, следуя за своим принцем на шаг позади. я действительно собираюсь оправдать его ожидания, действительно собираюсь показать всю свою силу, чтобы защитить его от любых возможных напастей. - я могу лично обучать вас фехтованию. говорят, что я одна из лучших в этом деле. - возможно, мой наставник просто слишком любезно верил в мой талант? но так или иначе - обучать я могу.
всматриваюсь в замок, обретающий всё более явные черты по мере нашего приближения, понимая теперь наверняка, что буду в основном находиться там! даже как-то странно... складываю руки за спиной, наминая пальцы и неотрывно разглядывая идущих впереди королевских особ. делаю это ненавязчиво, не прицельно, чтобы не быть слишком заметной. в какой-то момент в одном из коридоров мы разделяемся; с принцем остаётся лишь пара слуг, которая ведёт нас куда-то. затем они открывают передо мной просторную комнату и я задумчиво осматриваюсь. здесь обитает принц? но затем он говорит мне о том, что эти покои теперь мои. - это не слишком роскошно для рыцаря? - знаю, что должна находиться как можно ближе к принцу, но... тем не менее. - мне подойдёт и что поскромнее. - проговариваю с лёгкой улыбкой, вспоминая наши комнаты по 4-6 человек.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

6

Никто и никогда не кланялся мне прежде и уж тем более не опускался на одно колено, чтобы выразить таким образом почтение или повиновение. Я вздрагиваю, глядя на склоненную голову Элизабет, борюсь с желанием потянуть ее за руку и заставить подняться. Зачем только она...? Вместе с этим становится очевидно, что просьба обращаться по имени останется неучтенной. Грустно, даже немного обидно. Все дело ведь в разнице нашего положения: я — принц, а она... рыцарь, да, но по мнению многих всего-то слуга. Перевожу дыхание, смиряясь. Что же, пока придется отступить, но у меня будет еще множество возможностей поработать над этим.

Тем более, что у нас вдвоем есть все время мира! Я уже предвкушаю совместные посиделки в библиотеке за книгами. Мы будем читать истории и делиться впечатлениями о них? Сможем изучать вместе географию или историю и обсуждать детали, с первого взгляда непонятные? Как это было бы здорово. Сиэль всегда занят чем-то еще, мы редко можем откровенно говорить друг с другом, а библиотекарь слишком стар — с ним неловко. Здорово, что теперь рядом будет другой ребенок, почти ровесник.
Тем более, что на мою просьбу девочка отвечает согласием. Я посматриваю на ее не менее алые, чем мои, щеки и в груди разливается тепло. В некоторых книгах говорится, что найти своего рыцаря — это как найти половинку души. Если оно действительно так, то моя только что обрела целостность.
— Я очень рад, — откликаюсь искренне, а после вспоминаю ритуальную фразу, которой отец и наставники велели скрепить уговор, — благодарю за будущее служение.

Мне приходится выпустить ее руку перед тем, как мы отправляемся в сторону замка. Я чувствую спиной чужие взгляды, осознаю, что мы не одни, и каждый раз давлю в себе желание обернуться. Элизабет ведь там? И теперь всегда будет. Она даже заговаривает со мной.
— Обучать фехтованию? — я стараюсь не запинаться, когда переспрашиваю.
У меня не очень хорошо с физической активностью, а меч кажется безумно тяжелым. Наставник из академии [только сейчас понимаю, что наставник рыцарей] гоняет меня по всему залу, но за все минувшее время не похвалил ни разу. Я и правда ужасен... Не хочу, чтобы она видела такой позор.
— Не знаю пока... Не уверен, что стоит.
Надеюсь, ее это не обидит... Объясняться я уж точно не готов.

Через некоторое время пути рыцари как будто намеренно отстают от нас с отцом и братом, так что мы почти оказываемся предоставлены сами себе. Тогда-то и завязывается разговор.
— Почему ты выбрал девчонку? Так не интересно. Я думал, что наши рыцари могли бы устраивать потешные спарринги: им наука, а нам — развлечение.
Сиэль бурчит рядом, сунув руки в карманы, поглядывая на меня почти с обидой. Я не верю собственным ушам и отвечаю ответным взглядом, но полным удивления:
— Потешные спарринги? Развлечение? Это неправильно. Они же люди.
Не сомневаюсь, завтра рослого парня-рыцаря ждет унизительный ритуал подчинения, так что едва ли мои слова возымеют хоть какой-то эффект. По крайней мере, я даю понять, что не потерплю подобных мыслей в сторону Элизабет, вот еще. К тому же...
— Уверен, в тренировочном бою Лиззи положит твоего рыцаря на лопатки.
«Лиззи». Ласковое сокращение срывается с губ как-то само. Я запинаюсь на мгновение, даже удивляясь ему, а после расплываюсь в очередной за этот день улыбке: ей вполне подходит.

Моему новому товарищу приготовили личные покои еще вчера днем, а я их проверил. Мне совсем не стыдно привести туда Элизабет и когда перед нами распахивают дверь, то приглашаю ее внутрь широким жестом. Ей же понравится, правда? Ступаю на порог следом, наблюдая за тем, как девочка крутит головой по сторонам. Выскажет удивление?
— Это только твоя комната. Если не нравится убранство или понадобится еще мебель, то скажи слугам, — в итоге я заговариваю первым.
И конечно же меня пытаются убедить, что это слишком. Слуги предупреждали о таком, хоть я и не очень верил.
Склоняю голову к плечу и в очередной раз тянусь к рукам девочки — так мне проще находить общий язык.
— Это в самый раз для леди. К тому же тут есть потайная дверь, мы всегда сможем попасть друг к другу, минуя коридор.
Тяну ее за собой и сдвигаю в сторону картину, закрывающую часть стены до самого пола. За картиной оказывается та самая дверь. Ту можно закрыть на ключ, чтобы избавиться от нежелательных гостей, поэтому я отдаю один экземпляр.
— Только обещай не запираться от меня, тогда и я не буду.

Как бы воодушевлен я ни был, а надо дать девочке время освоиться в новом для нее пространстве. Приходится попрощаться и скрыться в своей комнате, чтобы засесть за уроки.
— Обустраивайся, хорошо? Через несколько часов будет ужин, я загляну за тобой и провожу, ведь ты приглашена.
На самом деле по умолчанию были приглашены наши с Сиэлем рыцари, кем бы они ни были. Отец настоял, что члены семьи и челядь должны познакомиться с ними. Ну, точнее речь шла о маме, ведь она единственная среди нас не была в академии, но даже так — это важно. Только сейчас я задумался о том, как та отреагируют на мой выбор. Порадуется? Или пожурит? Вот и посмотрим.

Через четыре часа я предупредительно стучу по двери между нашими комнатами, а после приоткрываю ту и сую голову в проем.
— Ты готова? — оценивающе осматриваю ту, к которой бесцеремонно вторгся.
Не знаю, что я ожидаю увидеть. Не стоило думать, будто рыцарь может обрядиться в шелка или завить волосы в тугие кудряшки, но про утреннее облачение мыслей у меня тоже не было..
— Пойдешь прямо так? — уточняю осторожно, а после киваю, принимая этот выбор. — Ничего особенного не будет: тебя представят королеве и остальным рыцарям, а потом мы в восьмером поедим.
Мы выходим за дверь и я оглядываюсь на Элизабет, пристроившуюся на шаг позади меня. Неловко как-то... Со слугами я никогда особенно не церемонился, привык к их угодливости, но тут — другое дело. Мне не хочется, чтобы мы держали дистанцию.
— Можешь идти рядом? — спрашиваю в итоге всего через пару коридоров.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:17:01)

+1

7

мне интересно, что именно обо мне вообразил мальчик? надеюсь, что ничего лишнего. только ровно то, что было сказано; ведь никто из нас не преувеличивал, я - превосходный боец для своих лет, да ещё и управляюсь с довольно величественной силой. может, я и не выгляжу так внушительно как крупный парень, которого выбрал другой принц, но при помощи ловкости смогла бы выиграть даже его. не переоценить бы себя, конечно... но если мой новый господин захочет показать, что его выбор - лучший, то мне придётся приложить все свои усилия и даже больше, чтобы он не пожалел о своём выборе. насколько мне известно, от своего рыцаря можно отказаться, но разрыв связи - штука сложная, а зачастую и опасная. конечно же, лишь для одной стороны - того, кто служит. страшно ли мне умереть? пожалуй, что нет. может лишь от того, что мне сложно представить такую ситуацию и примерить на себя.
но никогда нельзя обманываться милой внешностью и хорошим отношением; всё может стать хуже со временем, особенно, если господин разочаруется во мне. здесь правда возникает иная сложность: мне нужно нравиться и ему, и его родителям. тут ещё неясно, кто из них имеет надо мной большую власть. и кто из них, по итогу, сможет решить мою дальнейшую судьбу.
я ищу первую же возможность сблизиться с принцем, который выбрал меня, предлагая ему то лучшее, что могу предоставить. фехтование считаю своей сильной стороной. мне нравится ощущение веса в своей руке, нравится холод стали, в отличие от менее изысканного огнестрельного оружия. - вам не нравится идея заниматься со мной? - не слишком ли это прямолинейный вопрос от такой девушки, как я? прокашливаюсь, меняясь в лице и заминаясь на мгновение. - простите. если ваше мнение изменится, то дайте мне знать.

чувствую себя как-то не так из-за произошедшего, из-за своей чрезмерной откровенности, которая может привести к большим проблемам, а их никто не хочет. по крайней мере, я точно не хочу! вдыхаю и выдыхаю медленно, чувствуя на себе чей-то взгляд. ах да, другой рыцарь... кое-как отговариваю себя от мысли закатить глаза, и лишь упрямо смотрю вперёд. почему он вдруг решил пристроиться рядом со мной?
- выбрать девчонку в качестве рыцаря... цыцыцы, да он не в своём уме. - я особо не пересекалась с этим верзилой, но он уже сейчас вызывает у меня лишь желание набить ему лицо. смеюсь чуть слышно, прикрывая губы пальчиками. поворачиваю голову в сторону, чтобы глянуть на него.
- жаль, что принц ещё не знает, какого узколобого рыцаря себе выбрал. недооценивать кого-то - опасно. - но может и к лучшему, что он не может оценить мой потенциал. впрочем, я не желаю таким образом выбить себе дополнительные очки, если нам предстоит столкнуться в схватке. хотелось бы, чтобы всё было честно.

но это отдельный разговор, да и отдельная ситуация. спарринг для меня не будет в новинку, а вот отдельная и просторная комната - ещё как. не хочу чувствовать себя ещё более должной. да и какая я леди? взглядываю на наши, в очередной раз, переплетённые руки и даже не знаю как себя чувствовать! это просто выглядит неправильно, особенно для наших абсолютно разных позиций. вздыхаю, но не предпринимаю попытку прервать его снова. просто слушаю его, а затем и следую к картине, которая скрывает за собой тайный проход, который будет ведом лишь нам двоим. это довольно необычно. на губах даже проскальзывает лёгкая улыбка; наверное, из-за более детских мыслей, которые тут же испаряются.
- конечно я не буду закрывать от вас дверь. вы можете приходить ко мне абсолютно в любое время, если вам что-то понадобится. да и сама постараюсь быть рядом всегда. - ведь как иначе? я же должна оберегать его от всех возможных опасностей, а те могут таиться даже в стенах этого надёжного замка.
а вот ужин - это довольно необычное явление, или обычное? об этом меня не предупредили, но в ответ я лишь киваю головой. к сожалению, я сама пока не могу зайти за ним, как бы мне не хотелось, потому что совсем не знаю этого места. а врываться в его комнаты через тайный ход, пока совсем не знаю его расписания, тоже слишком уж наглая выходка. поэтому просто остаюсь в новой комнате, размышляя жил ли здесь кто-то до меня? возможно, такой же рыцарь, который уже пожил своё. откидываюсь в мягкое кресло, чуть ли не постанывая от блаженства. это слишком... после всех тех жёстких матрасов. что за волшебство? но бездельничать надоедает быстро, поэтому я без особого интереса разглядываю картины, раскрываю пустые выдвижные ящики комода, открываю пока пустующий шкаф. что ж, да мне его и нечем наполнить. усмешка касается моих губ, заставляя опомниться, и подойти к зеркалу, чтобы разгладить форму и привести её в божеский вид.

принц приходит за мной через несколько часов, и удачно, ведь последний час я просто бесцельно брожу от окна к кровати и обратно. лишь позволила себе умыться. - да, я готова. - но его вопрос заставляет усомниться. нужно ли выглядеть как-то по особенному? - я думала, что парадная форма понадобится только завтра. но если дадите мне буквально три минуты, то я переоденусь. - но вроде и нынешний внешний вид устраивает моего принца, так что я киваю благодарно.
вместе мы выходим из комнату и я пристраиваюсь на шаг позади него, чтобы не смущать лишний раз своим навязчивым присутствием. но видимо его смущает в точности противоположное. - если вы хотите. - сразу же говорю я, сокращая расстояние между нами и вставая на одну линию. это так... странно всё ещё, немного чудно.
как и ужин с королевской семьёй. нам предлагают сесть с ними за один стол, чего может и следовало ожидать, но я всё равно выгляжу немного удивлённо. - это честь для меня. - проговариваю в ответ на слова королевы о том, что её сын выбрал меня. интересно, волнует ли её то, что я - девушка? считают ли они меня более слабым выбором? или вполне довольны? я не пытаюсь считать их эмоции, чтобы определить мнение. это не так уж и важно?

мы с джереми (рыцарь первого принца) откланиваемся раньше остальных, чтобы оставить семью наедине, и уходим по своим комнатам. уже завтра нам предстоит обряд, к которому я то ли готова, то ли нет. но какой у меня может быть выбор? принимаю быстро ванную, переодеваюсь в пижаму и устраиваюсь на новой огромной кровати. всё это... слишком непривычно, потому у меня далеко не сразу получается уснуть. тут подмешивается и тот факт, что нет ни единого звука; а обычно подмешивалось и чужое дыхание, и дикий храп, а иногда и стоны. чего только не было! здесь же всё иначе...
сон выдаётся беспокойным, и потому я поднимаюсь с первыми лучами солнца, чтобы привести себя в порядок и переодеться в парадную форму рыцаря. сегодня я навеки стану связана с принцем; плохо это или хорошо? может ли у такого быть однобокое определение?
этим утром мы не встречаемся с королевской четой; нас с другим рыцарем отводят в круглую тёмную залу, посреди которой стоит небольшой сияющий алтарь, и оставляют с левой стороны. по правую же сторону первым спускается наследный принц, который тут же ступает в круг, после чего к нему вызывают джереми.
священник начинает читать что-то на древнем языке, связывая их ладони плотной лентой. всё выглядит безобидно до тех пор, пока в руках старичка не появляется кинжал, который надрезает плоть рыцаря прямо над сердцем. эту часть ладонью накрывает принц, поджимая губы (отвращение?). - вы ни в коем случае не должны разрывать контакт. - предупреждает священник перед тем, как начинает читать древние слова с нарастающей силой. даже я чувствую эту поразительную магию, стоя в стороне; она накаляет всё кругом каким-то электричеством, которое призвано преломить к земле. сжимаю ладони покрепче, чтобы не проявить слабость, и наблюдаю за тем, как и джереми делает примерно то же самое. сдавленный животный крик таки прорывается из его груди и почти сразу же замолкает.
теперь моя очередь? сглатываю, ступая ближе к центру; туда, откуда только что ушёл на полусогнутых ногах рыцарь.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

8

Лиззи [мысленно я начинаю называть ее так почти сразу] очень скромная... Это отражается в том, как неловко она пристраивает позади меня во время пути по коридорам, будто надеется стать невидимкой. Это заметно во время разговора с моей матерью: всего несколько простых слов «это честь для меня», а сколько в них смысла. Мне хотелось бы, чтобы она стала смелее, но я не спешу давить. Сначала нужно дать время освоиться, привыкнуть ко всему и ко всем. Нетерпение тут будет неуместно. Хорошо уже то, что идти рядом соглашается без споров.
Ужин проходит... в натянутой обстановке, хоть мы с Сиэлем и пытаемся разговаривать друг с другом и со всеми так, будто ничего не изменилось. Несколько раз я обращаюсь к девочке: спрашиваю, нравится ли ей еда, будет ли она мороженое после десерта и как наставники планируют проводить ее дальнейшее обучение.
— Ты уже, наверное, почти мастер и занятий будет не так много? Иначе как мы сможем быть вместе...
Да, я не очень-то много знаю о взаимодействии, но зачем искать эту информацию самому, если она наверняка в курсе или скоро будет.

Рыцари ускользают от нас раньше, чем подают десерт и это вызывает у меня легкую грусть. Я прошу отнести его Элизабет в спальню, потому что пирог получился потрясающе нежным.
Когда и сам прихожу в комнату, то первым делом подхожу к двери, соединяющей мою с соседней, и чутко прислушиваюсь. Очень хочется уловить хотя бы короткий шорох, понять, что там кто-то есть, но ничего не происходит, а вламываться и тревожить я не рискую, опасаясь разбудить.

Ночь проходит беспокойно. Хоть меня и не ждет завтра ритуал связывания, а я все же волнуюсь из-за него; еще и Сиэль заявляется около трех часов ночи со словами, что ему не спится. Хорошо, что моя кровать большая и мы помещаемся вдвоем без проблем. В детстве мы часто лежали вот так и болтали до утра, но чем старше становимся, тем реже это происходит.
— Так почему ты выбрал девчонку? — спрашивает брат, хитро прищуриваясь.
У меня уши начинают полыхать от этого прищура и его значения.
— Она просто мне понравилась, — передергиваю плечами. — Меня потянулось к ней, понимаешь? Неужели у тебя с Джереми не возникло такого чувства?
Вот только не похоже, что меня понимают. Я кажусь скорее странным? Сиэль говорит, что выбирал головой, а не сердцем и хочет быть защищен как можно лучше. «Я стану королем» — говорит он. «Я не могу позволить быть рядом кому-то бестолковому» — фыркает, не стесняясь намеков.
Мне становится обидно, даже хочется вытолкать его взашей и велеть больше не приходить. Может по мнению Сиэля и я тоже бестолковый? Если так, то не нужно оказывать мне честь своим вниманием...
Проговорить все это я не решаюсь, зато укрываюсь одеялом почти с головой и отворачиваюсь.
— Давай спать, — бурчу себе под нос.

Утро встречает нас ярким солнцем и суматохой. Я разлепляю глаза, когда один слуга раздергивает шторы, а другой бодро приветствует и желает доброго утра. Обычно мне бы обязательно захотелось зарыться головой под подушку и проспать еще несколько часов, притвориться, что не слышу призывов, но сегодня все иначе. Сегодня я подскакиваю сразу же, чтобы без промедления броситься умываться и одеваться — мне не терпится увидеть Лиззи.
Оказывается, правда, что в зал нас отведут по-отдельности, да и там придется ждать, когда ритуал Сиэля и Джереми закончится. У меня волоски на затылке встают дыбом от силы, которая плещется в зале, соединяя двоих в одно целое. Это одновременно величественно и ужасно, особенно то, как кинжал рассекает плоть рыцаря, а рука брата без единого сомнения накрывает сочащийся кровью порез. Жаль, что я не могу уйти или заткнуть уши, закрыть глаза.
— Точно не хочешь провести ритуал со своим рыцарем? Попытка обойтись простым обещанием может и благородна, но не слишком разумна, — наставляет меня отец.
Я трясу головой в ужасе, отказываясь даже думать о таком. Не хочу заставлять Элизабет проходить через это, не хочу проходить через это и сам.
После нескольких минут молитв все почти завершается, остается только дождаться, когда мой брат применит голос, чтобы окончательно подчинить себе рыцаря. Мы все ждем: кто-то с нетерпением, а кто-то затаив дыхание. Сиэль пробует один раз и второй, и третий. Голос нам обоим повинуется не слишком хорошо пока, так что скрепить узы удается далеко не сразу.

Я удивлен, что у Джереми хватает сил выйти из церемониального круга самостоятельно. Провожаю его жалостливым взглядом, когда занимаю там место Сиэля, но почти сразу забываю обо всем, ведь мне навстречу шагает Лиззи.
— Привет, — улыбаюсь я ей, а после сразу же пытаюсь успокоить, — не бойся, все будет хорошо.
Девочка как будто бледнее обычного? Не удивительно, учитывая увиденное. Хотя может так кажется из-за царящего вокруг полумрака. Обратного пути все равно нет. Мы беремся за руки и первосвященник утыкается взглядом в огромную книгу, с которой читает свои тексты.
Я стараюсь казаться уверенным, чтобы передать это чувство своему рыцарю. Она будто и правда становится спокойнее по ходу действа? Тем более, что ничего страшнее слов нас не ждет, да и говорить самим не приходится. Все делает священник, завершая долгую и пространную речь на незнакомом языке простым и понятным:
— Сим его королевское высочество принц Михаэль Эольский и Равенийский принимает покровительство над рыцарем по имени Элизабет. Рыцарь же клянется ему в безоговорочной верности отныне и до самой смерти.
Девочке велят преклонить колено, а мне вручают клинок, лезвием которого я должен коснуться сначала одного ее плеча, а затем другого. На этом все заканчивается, раздаются жиденькие хлопки и нам разрешают покинуть круг.

Я утягиваю Элизабет за руку прочь из церемониального зала сразу же, игнорируя всех собравшихся. Сегодня там не только родители и старший брат, но еще многочисленные дяди и тети, с которыми нет никакого желания делиться положенным мне одному вниманием. Мы выбегает из замка на улицу и тут же ныряем в сад, где легко затеряться среди пышно цветущих кустов. Я останавливаюсь только спустя минут пять и тут же разворачиваюсь к девочке лицом:
— Ты в порядке? — спрашиваю, с трудом переводя дыхание.
Конечно она должна быть в порядке. Как иначе? Ничего страшного не случилось: никаких порезов, приказов или связываний воли. Над ее плечами я водил исключительно тупой стороной клинка, да и красивые серебристые эполеты вместе с воротником-стойкой сами по себе отличная защита от неосторожности.
— Мне нравится твоя форма и прическа, — делаю неловкий комплимент после секундной заминки.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:17:21)

+1

9

почему они вдруг решили поужинать с теми, кто просто будет служить их семье? это как-то не вяжется в моей голове на протяжении всего вечера и от того возникает слишком много самых разных вопросов, на которые у меня нет ответа. хотя все остальные выглядят вполне себе спокойно, словно всё происходящее в порядке вещей; может, я ещё попросту никогда не сталкивалась с такими ситуациями и потому всё выглядит дико? мне очень сложно абстрагироваться. но так или иначе - я чувствую, что не должна вставлять лишних слов, не должна совершать лишних действий. мы с джереми здесь скорее для интерьера, нежели для серьёзного вовлечения. поэтому я не позволяю себе подслушивать чужую речь, скорее просто занимаюсь едой, которую здесь подают. она совсем не похожа на те простецкие блюда, которые были в академии. интересно, мне не станет от такого плохо? не знаю, но это слишком волшебно на вкус, невозможно даже помыслить о том, чтобы остановиться. правда, приходится вспоминать об этикете и есть медленно, а ещё и вопросы со стороны.
я поглядываю на своего принца каждый раз, когда он что-либо спрашивает; кажется, он слишком воодушевлен моим появлением? возможно, ищет себе друга? тогда кажется он не слишком хорошо разбирается в том, кто такие рыцари для высокопоставленных особ. - мне пока не говорили точное расписание, но теперь я буду чаще в стенах замка, чем в стенах академии. моя первостепенная задача - защищать вас, принц. - говорю с лёгкой улыбкой, прикладывая свободную руку чуть выше сердца.

совсем не понимаю, что у этого мальчишки в голове. возможно, он слишком просто относится к жизни и ко всему, что происходит вокруг? пока что, по крайней мере. надеюсь, что жизнь не преподаст ему урок, мне бы этого не хотелось. я ухожу раньше, но всё равно получаю десерт, переданный моим господином. пирог с голубикой оказывается невероятно воздушным, настолько, что я не замечаю, как от него не остаётся и крошки на тарелке. мне нельзя злоупотреблять сладким, чтобы не потерять в форме, поэтому короткое время я корю себя за каждый съеденный кусочек, но потом просто перестаю, ведь этой в своей сути бессмысленно.
жаль, что сон всё равно приходит далеко не сразу, заставляя меня лишний раз помучиться... я много размышляю о детях, которые любили доставать меня; перемывают ли они косточки мне? считают ли, что михаэль взял меня из-за хорошенькой внешности, чтобы в дальнейшем играться со мной? или скорее думают, что на моём месте должен быть кто-то более достойный? хотя, никто из них не желал подобной роли, поэтому возможно на этот раз они вспоминают меня с благодарностью. это даже забавно.

но вот с утра всё это веселье улетучивается по одному щелчку; мне страшно даже предположить, как именно я перенесу ритуал и что предстоит для этого сделать. правда, наблюдая за джереми, понимаю, что многого от меня и не понадобится - только стоять на месте, ожидая момента, когда всё закончится. что это за служение такое? неужели они считают, что рыцари, которых с детства готовят защищать королевскую семью, отважатся на предательство? если так подумать и припомнить, что многие из наших считают, что королевская чета слишком высокого о себе мнения - всё это не беспочвенно.
могу ли я однажды предать своего принца? со связывающим заклятием мне это не грозит, но если предположить, что служить нужно было бы без него... не представляю, какая ситуация должна произойти, чтобы я решила, что этот мальчик не заслуживает моей защиты. он выглядит как тот, кого хочется оберегать; наверное, слишком мягким и в какой-то степени наивным для этого жестокого мира. кажется, я захожу слишком глубоко в своих размышлениях.
но от них меня отвлекает очередная попытка его высочества сиэля воззвать к рыцарю, который должен всецело подчиниться сказанному слову. я слышала о способности королевской семьи, но никогда не наблюдала вживую. даже с тем, что у него не получается с первого раза, выглядит довольно напряжно и опасно. и я ступаю в круг для того, чтобы подвергнуться тому же. кто-то бы счёл, что это безумие, а уж если припомнить, что у меня был выбор вчера...

встречаюсь взглядом с принцем, приветствуя его коротким поклоном. наши руки в очередной раз встречаются и я поглядываю на них, ожидая момента, когда священник свяжет их. но этого не происходит. мне становится немного спокойнее и я просто ожидаю момента, когда ткань моей рубашки приспустят, чтобы сделать надрез, но и того не происходит. непонимающе поднимаю голову, но объяснение находится не сразу. вместо этого мне велят опуститься на колено, что я делаю почти мгновенно, и опускаю голову, чувствуя небольшой вес клинка на каждом плече. и это всё? я всё ещё чувствую себя... собой, я не слышала даже попыток михаэля воспользоваться силой, доступной его роду, не ощутила слабости и страха, которые испытал джереми.
- это точно всё? - неловко спрашиваю у принца, когда мы ступаем из круга. стоит ли мне спросить прямо? оглядываюсь по сторонам, замечая других людей, скрытых в тенях. судя по их хлопкам, нынешнее шоу не доставило им достаточно удовольствия.
мальчик тянет меня прочь отсюда, словно совсем не заботится об этикете и собственном положении. сад, в который мы попадаем, оказывается очень большим и ярким. здесь множество цветов, переливающихся самыми разными оттенками, фонтан, сияющий под лучами солнца и точёные статуи. останавливаюсь позади моего принца, оглядываясь по сторонам. мы здесь совсем одни, а значит можно оценить местность. если вдруг на нас нападут, то лучший вариант отступления в сторону реки? но здесь нужно подробнее изучать всё, а сейчас не время.

фокусируюсь на мальчике, который предоставляет мне возможность задать вопросы. - да. но я не понимаю, почему у нас не было полноценного ритуала? вы хотите сначала посмотреть меня в деле, а потом уже решить наверняка? - не то что бы это должно задевать меня, ведь подобное разумно и резонно, но тем не менее задевает.
а вот неожиданный комплимент скорее заставляет застыть в недоумении на некоторое время, хоть я и довольно быстро собираюсь с силами, чтобы ответить. - благодарю вас. эта форма - стандартная парадная для рыцарей, у девушек она отличается не многим по крою. - касаюсь своего плотного пучка, с которым пришлось повозиться с утра пораньше, и выдыхаю. если честно, волновалась, что он получился довольно криво, так как я спешила.
- как часто вы проводите время в саду? - стараюсь разузнать как можно больше о своём подопечном, хотя бы какие-то детали, которые в дальнейшем могут быть вполне полезными. - что вас интересует? где вы любите больше всего находиться? думаю, что вскоре я буду ходить с вами почти везде. - улыбаюсь немного неловко. - может быть, прогуляемся? раз уж мы всё равно в саду. я никогда не бывала здесь.
мы следуем вдоль раскидистых цветов роз в сторону протекающей реки; здесь так тихо и спокойно на удивление, ни единой души. это даже немного настораживает, поэтому я часто держу руку рядом с рукоятью меча. - вы видели что-то больше простой речки? я имею ввиду море или океан. - возможно, они ездят куда-то семьёй; меня наверняка посвятят, но может сближаться с принцем не так плохо.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

10

Я чувствую облегчение, когда мы покидаем мрачную комнату, оставляем позади толпу людей [родственников] и священника с его мантрами. Быть на воздухе, среди цветов, куда приятнее, чем объектом всеобщего внимания, принимать участие в представлении, которое отчего-то считают серьезным действом. После увиденного сегодня я лишь больше убедился в фальшивости и отвратительности ритуала. Признаться откровенно, «церемония», через которую прошли мы с Лиззи, не многим лучше. Зачем она была нужна? Какой в ней смысл? Никакого, только красивые слова и горстка действий. Хорошо, что все уже закончилось.
Хотя, может, не совсем. Девочка, которую я забираю вместе с собой, выглядит растерянной и не понимающей. Ее будто укололо то, что я не связал нас двоих магическими путами, позволил каждому иметь собственную волю. Склоняю голову к плечу, припоминая неловкий вопрос еще на выходе, оценивая нынешний уязвленный вид. Не удивлюсь, если ей с детства вдалбливали в голову то, как почетно пройти через ритуал и носить на груди шрам от пореза.
— Я просто хочу видеть в тебе друга и союзника, а не безвольного слугу, поэтому и отказался от ритуала. Его не будет совсем, — отвечаю, испытывая неловкость и одновременно надеясь на понимание. — Тебе хотелось бы иного? Может, ты предпочла бы место Джереми?
Интересно, скажет ли она «да», уйдет ли немедленно, если надежды не оправдаются. Сцепляю зубы, мысленно веля себе не думать о ерунде: Лиззи не выглядит безумной фанатичкой. Даже если у нас обнаружатся расхождения во взглядах, то мы с этим справимся.
— Не думаю, что мне когда-то будет грозить серьезная опасность, все же я не наследник. Тем ни менее, позаботься о моей сохранности, пожалуйста, — надеваю на губы улыбку.

Дальше разговор переключается на более обыденные темы и я наслаждаюсь легким ступором, который вызывает мой комплимент. Все-таки она очень открытая и искренняя. Мы подходим друг другу, разве нет? Страшно представить, что было бы с Элизабет, не имей мой брат предубеждений против девчонок и разгляди в ней то большее, что вижу я. Хотя... мы же созданы друг для друга, если верить преданиям, а значит это исключено.
— Просто тебе идет форма, даже если бы та была типично мужской. Хотя в бальном платье я тебя не видел, может передумаю, если когда-то доведется, — прослеживаю взглядом неловкий жест — прикосновение к волосам, собранным наверх. — Твои волосы мне тоже нравятся.
Может дело в том, что они с мамой немного похожи? Да и мы с ней тоже. При желании, могли бы сойти за брата и сестру.

Девочка предлагает мне прогуляться и я с охоткой соглашаюсь. Когда начать знакомить ее со всем вокруг, если не сейчас?
Мы идем по аккуратным дорожкам среди кустов, сворачиваем в сторону реки. Я стараюсь рассказать о себе, ответить на все заданные вопросы. Приятно, что ей интересно.
— Я люблю бывать вне дворца — здесь легче дышится. В глубине есть красивая беседка, там бывает здорово читать или делать уроки в хорошую погоду. Если ты часто будешь рядом, то еще увидишь ее.
Картинка, которую я нарисовал себе вчера во время знакомства, немного меняется. Если раньше мы сидели за книгами в библиотеке, то теперь перемещаемся в моем воображении прямо в сад. Ветер иногда теребит пряди волос моего рыцаря и я отвлекаюсь от напечатанных строчек, чтобы полюбоваться этим. Вот только девочка едва ли будет расслаблена? Сейчас она то и дело кладет руку на рукоять меча, будто опасается нападения. Так может продолжаться и дальше.
— Внутри дворца безопасно. Все входы и выходы охраняются рыцарями, выпускниками твоей академии, — попытка успокоить ее наверняка не обернется успехом.
Киваю сам себе, вспоминая многочисленные истории о дворцовых переворотах. Каждый думает, что его это не коснется, но на деле жизнь может обернуться чем угодно. Надеюсь, в этом мне повезет, как везло всегда...
— У нас есть красивая усадьба на берегу моря, мы бываем там иногда. Море безгранично, даже дух захватывает! Ты никогда...? — обрываю сам себя, вспоминая ее удивление даже из-за отдельной комнаты. — Ничего, поедешь с нами и обязательно посмотришь.

Хотя все получается совсем не так гладко и радужно, как я рисовал себе. Мы постепенно привыкаем друг к другу и выясняется, что Лиззи не настолько уж и любит книги. Зато она обожает командовать и следить, чтобы все было в точности по расписанию: подъем минута в минуту, завтрак, урок географии, математики, истории, перерыв на обед, урок фехтования и верховой езды... Я начинаю чувствовать себя военным, у которого нет ни минуты свободного времени на себя. Раньше у меня тоже было много занятий, но их в любой момент можно было перенести, сократить, отменить... Никто и никогда не ругал меня, только напоминал, что учеба важна. Теперь все иначе, я теряю контроль над собственной жизнью.
Неприятно осознавать, но иногда это выводит меня из себя:
— Почему ты не можешь просто расслабиться? Ничего не случится, если мы оба побудем обычными детьми!
Да и тем для разговоров у нас не слишком много? Я так ждал поездки к морю в этом году, чтобы показать его девочке, но в итоге она даже не соглашается надеть купальный костюм и повеселится со мной. Будто ей приятно париться в своей душной форме, когда солнце припекает.
— Разувайся, намочи хотя бы ноги, — дергаю ее за руку, призывая слушать, что я говорю.
Становится понятно, почему большинство членов королевской семьи предпочли связать своих рыцарей ритуалом: так проще заставлять их слушаться. Вот только... Окидываю упрямую Элизабет взглядом и украдкой улыбаюсь: мне нравится ее своеволие.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:17:38)

+1

11

нам действительно всю жизнь втолковывали что стать рыцарем королевской семьи - огромная честь, а ритуал связывания - необходимая мера, чтобы избежать предательства. ко всему прочему, обрести особенную связь с особой голубых кровей, что называется, тоже почётно, пусть это и лишает своей воли. но разве она есть в полной мере у таких, как я? может ли быть? и хотелось бы верить, что да, но в голову закрадываются прямо противоположные мысли. в конце концов, мы были рождены для того, чтобы услужливо исполнять все приказы. есть ли смысл думать о большем? мне всегда было достаточно того, что я имею; да что уж - я даже гордилась своей позицией. так почему же сейчас, увидев, как джереми почти не потерял контроль над собой, моя уверенность надтреснула?
но мне повезло. поднимаю взгляд на принца, немного растерянно выслушивая его речь. предпочла бы я место джереми? глупый какой-то вопрос; мне бы не хотелось становиться настолько безвольной куклой в чужих руках. тем более, что сиэль показался мне высокомерным. - нет, я не хотела бы подобного. не подумайте, что я пытаюсь сказать вам что-то резкое. - как бы мне теперь исправить положение? он счёл, что я не заинтересована в служении ему, потому что он - всего-лишь второй в очереди наследования? - я просто удивилась тому, что вообще существует возможность обойтись без обряда. поэтому и решила уточнить. прошу прощения, если это выглядело грубо. - в очередной раз опускаюсь перед ним на одно колено, обхватывая его ладонь и прислоняясь к ней своим лбом. - я буду защищать вас до самого конца, любой ценой. - я хочу, чтобы он почувствовал ту же отдачу, что теперь ощущает наследник со своим рыцарем. потому что я действительно не хочу быть связана этим ритуалом; я и так готова быть верной.

почему он говорит все эти комплименты, тем самым заставляя меня смущаться? ну в самом деле! мне за всю жизнь не говорили столько подобных вещей, как за эти два дня. - вы так высоко оцениваете мой внешний вид... спасибо. вам тоже очень идёт королевская одежда. - я далеко не так ловка в комплиментах, как он, поэтому просто ляпаю первое, что приходит на ум. - думаю, что бальные платья подходят лишь леди, а я не из таких. - коротко проговариваю я, улыбаясь одним уголком губ. даже как-то странно разговаривать с ним о подобном... он уже высказывал надежды стать друзьями, но ведь такое невозможно! нельзя сближаться с принцем, иначе все могут счесть, что я пытаюсь ухватить то, что мне не положено. да и у нас должны быть приказно-подчинительные отношения.
но сейчас я позволяю лишнего; оправдываю же для себя самой всё тем, что мне нужно знать своего господина и уж тем более те места, в которых он любит находиться. ведь не смогу же я просто угадывать всё каждый раз или надеяться на удачу. жаль, что взаимодействию нас не очень-то и учили... - да, я постараюсь быть с вами максимально часто, чтобы увидеть все эти места. - и запомнить их, безусловно. если что-то случится, то мне где-то нужно будет его искать.
напоминание о том, что в замке безопасно, заставляет меня напрячься. да, я понимаю что именно он имеет ввиду, но легче мне от этого не становится. откуда у него такая уверенность, что здесь не может быть никаких врагов? или я слишком надумываю себе? - да, вы правы. просто небольшой шанс есть всегда, стоит быть настороже. - возможно, он посчитает меня слишком странной? но такова моя работа, ведь я пообещала служить.
мысли о море же заставляют напрячься - бескрайние воды могут быть опасными, в том числе для королевских господ, но видимо он совсем того не боится. откликается скорее с желанием поскорее увидеть, с каким-то огромным воодушевлением и благоговением. - почту за честь. - отвечаю на возможность поехать к морю. да, мне ещё доведётся многое увидеть, но вот почувствовать что-то с этим связанное куда сложнее.

мне напоминают о том, что я должна следовать за принцем почти везде (давая пространство лишь в личной комнате, да в ванной) и что я обязана поддерживать в том числе его расписание в порядке. родители проговорили о том, что михаэль не очень любит заниматься некоторыми вещами, в числе которых оказалось и фехтование, что лично меня насторожило. он же мальчик, и даже с тем фактом, что я всегда буду рядом, нужно уметь за себя постоять. это то, что я решаю исправить; об остальном же просят позаботиться уже родители.
я получаю расписание от его преподавателей, составляю свой собственный график и напоминаю о каждом событии дополнительно. но он очень любит упорствовать! сразу видно, что перелюбленный и избалованный ребёнок, который не знает дисциплины. а мои попытки ту привить встречают лишь ещё больший шквал негативных эмоций, которые он редко, но выплескивает. - мой принц, поверьте, всё это для вашего же блага! - он определённо считает меня тираном.
и поездка к морю, которая случается изрядно позже, больше напоминает череду его попыток избегать моего присутствия. но я всё равно неотступно следую за ним, испытывая не меньшее желание остаться внутри дома на самом деле. на улице действительно невероятно жарко и солнечно. по факту же приходится идти вслед за всеми на пляж; каждый рыцарь испытывает такие же сложности, как и я сама, так разве могу я жаловаться?
жаль, что мой господин совершенно ничего не понимает в этом. - мой господин, - обрываю саму себя, прикусывая губу и зажмуриваясь. нельзя с ним говорить нетерпимо! но мне уже хочется рассказать ему о том, что мы совершенно не похожи и что я не могу быть обычным ребёнком. может быть однажды он и сам поймёт; и, возможно, даже скорее, чем я думаю? он приказывает мне разуться и помочить ножки. казалось бы, это ведь безобидно! - хорошо. - коротко отвечаю я, снимая свои ботинки и ступая на горячий песок. короткая проходка до воды - и вот ступни оказываются в прохладной пене. так забавно...
- ты здесь лишь для того, чтобы защищать своего господина, а не наслаждаться морем. михаэль, ты слишком многое ей позволяешь. - его брат, как и всегда, любит вставить своё личное слово. я тут же отступаю и выхожу из воды, коротко извиняясь и возвращаясь к своему месту. но то ощущение... наверное, мне действительно хотелось бы искупаться.

по возвращению домой, нас ожидает огромный шквал рутины, за которую я берусь сразу же. а вот принц всё пытается сопротивляться. я нередко использую ход между нашими комнатами, чтобы напоминать ему об обязательствах. хотя всё чаще тот оказывается закрыт!
в один из дней я решаюсь пойти на риск, прихватывая два тренировочных меча с собой. нахожу его в саду и вручаю один из мечей прямо в руки. - мой господин, вам необходимо больше практиковаться. вы можете положиться на меня, это верно, но важно также знать основы и самому. - киваю несколько раз, вставая в боевую стойку. решится ли он ответить тем же? или отругает меня за своеволие? пожалеет ли, что не связал меня ритуалом?

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

12

Я никогда не привыкну к коленопреклонению, сколько бы времени не прошло. Так — неправильно, даже если и выглядит красиво, и кажется проявлением истинных эмоций. Замираю на короткое мгновение, позволяя девочке постоять так, прижавшись лбом к тыльной стороне моей ладони, а после сжимаю ее пальчики.
— Надеюсь, конец нас ждет не скоро и мирный, — улыбаюсь, стараясь разрядить обстановку, а после чуть потягиваю ее вверх, призывая подниматься. — Пожалуйста, не делай так больше — мне неловко.
Мне нравится откровенность, с которой Элизабет созналась в нежелании проходить через ритуал. Раз это так, то ее устраивает моя кандидатура? Раз это так, то она точно не безумная фанатичка, желающая связи, а разумный человек, способный принимать решения. Это приятно.
—Я рад, что наши взгляды на ритуал совпадают, — говорю откровенно, хоть и не высказываю вслух всех сомнений и всего пренебрежения к этому действу, которые еще недавно царили в душе.

Зато в остальном наши мнения диаметрально противоположные. Я надеялся увидеть в ней друга, найти человека, с которым будет приятно проводить время и ждал, когда стеснение уступит место интересу. Вот только этого не случилось. Сколько бы мест мы не посещали, где бы не бывали, а Элизабет постоянно оставалась на стороже, ни разу не расслабилась, ни разу не высказала своего мнения об увиденном.
— Ты вообще чувствуешь хоть что-то? — спрашиваю я ее однажды в сердцах.
Как можно не восхититься при виде безбрежного океана? Как можно не проникнуться теплотой к щенку, лижущему руки и активно виляющему хвостом? Вместо этого мой рыцарь всегда держится поодаль и озирается, всегда чего-то ждет, чего-то плохого.

Наступает ли в итоге разочарование? Отчасти. Я не связал нас через ритуал, но мне все равно кажется, что рядом безмолвная и покорная статуя, а не живой человек. Даже на берегу, когда я зову ее намочить ноги и в первое мгновение преуспеваю, все заканчивается после единственного комментария Сиэля, а ведь казалось, что я почти вызвал у Элизабет эмоции. Ну, по крайней мере, она то ли разозлилась на меня, то ли испытала досаду, начав свою фразу с набившего оскомину «Мой господин».
— Почему ты слушаешь его, а не меня? — восклицаю я недовольно, когда девочка извиняется и идет по песку обратно к месту, откуда я ее с трудом увел. — Кто из нас твой господин? Вернись немедленно.
Ужасно, что я давлю именно на этот аспект, но раз другие методы закончились, то что остается. Сжимаю кулаки, глядя в спину своего рыцаря, ожидая реакции.
После же недовольно бросаю своему брату, вмешавшемуся так не вовремя:
— Только я буду решать, что именно делать моему рыцарю. Не встревай больше и займись своим.
Может быть, именно в тот день первая трещина пролегла между мной и им? Не припомню, чтобы когда-то еще мы были искренны друг с другом или ночевали вместе.

После возвращения домой давление только усиливается. Я никогда и ничего не делал на зло другому человеку, но теперь мне отчаянно хочется этого: бунтовать, выводить из себя, срывать занятия и сроки. Я запираю дверь между нашими комнатами, чтобы Элизабет прекратила приходить ко мне по утрам с приветствием и тем самым будить. Я игнорирую занятия по фехтованию, организованные ею. Вместо этого все чаще сбегаю в сад, где нахожу укромное местечко среди кустов. Да, мне пришлось оставить даже свою любимую беседку и все из-за чрезмерного внимания к моим делам девочки, которая должна была стать другом, а превратилась в надзирателя.
Вот только это совсем не помогает.
— Мой господин, вам необходимо...
Элизабет появляется из-за кустов так неожиданно, что я почти подпрыгиваю. Как она только нашла меня? Хмурюсь, сжимая в одной руке кусочек ткани, а в другой иглу, смотря на нее исподлобья. Вот что опять? Перевожу взгляд на протянутый мне тренировочный меч. В груди из-за этого нехитрого жеста поднимается целая волна негодования, подавить которую удается не без труда.
— Оставь меня в покое. Я не собираюсь заниматься фехтованием и вообще начинаю задыхаться от чрезмерных физических упражнений. Знаешь?
Отворачиваюсь от нее и опускаю взгляд к своему шитью, делаю пару кривых стежков. Мои слова не лживы, в детстве врачи и правда подозревали у меня астму и советовали ограничить активные игры. Диагноз не подтвердился и с возрастом стало чуть легче, но явно недостаточно. Вспоминаю нашу пробежку в день после церемонии, мое сбитое после этого дыхание и дергаю уголком рта. Конечно, она не заметила или не придала значения.
— Тебе точно стоило быть на месте Джереми. Вы с Сиэлем отлично поладили бы, ты даже к его словам прислушиваешься с большей охотой, — я злюсь, но при этом мне еще и обидно. Поэтому все выливается в такое вот детское обвинение.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:17:56)

+1

13

чувствую ли я хоть что-то? вопрос, который надолго врезается в мою голову и даже само сердце. наверное, по хорошему это должно очень сильно ранить... но я не уверена даже в этом! нас учили тому, что нужно избавляться от эмоций, так как они мешают в принятии решений, которые могут оказаться жизнеопределяющими. при том, не столько для нас самих, сколько для тех, кому мы служим. но мой принц, словно бы, желает получить от меня куда как больше, чем предполагалось. я чувствую, что он очень сильно недоволен мной, что он злится из-за моего поведения. но я всего-лишь исполняю приказы... должна ли я позволять себе ощущать что-то? учитывая, что меня не связали ритуалом, наверняка на то и был расклад. но разве я не обязана оставаться примерным рыцарем? мы всегда отличались исполнительностью, стойкостью, серьёзностью.
и всё же... ситуация на пляже задевает меня куда больше, чем все предыдущие. дело не столько в том, что мне приказывают все кругом, а затем напоминают о том, что мне многое не положено. сколько в том, что михаэль, говоривший мне когда-то, что не хочет видеть во мне безвольного слугу - таки по итогу желает именно этого. оборачиваюсь на него, поджимая губы, чтобы ответить: - мой господин, кажется вам стоило всё-таки привязать меня при помощи ритуала. вам ведь в действительности очень хочется, чтобы я просто подчинялась. - это касается сразу всего: я слишком достаю его, пытаясь приучить к дисциплине (разве же я посмела бы ему перечить, если бы была лишь безвольным слугой?); я слишком упрямлюсь, когда дело касается моих привычек (например, не позволяю себе делать то, что было заучено с пометкой "не положено"); я слишком резко отвечаю порой, когда моих сил всё-таки не хватает (да прямо сейчас!). стискиваю руки в кулаки, но всё же возвращаюсь обратно к воде, чтобы зайти в неё по щиколотку, не отводя взгляда от мальчика. - я надеюсь, что вы довольны теперь. - что ж, не выглядит даже близко. вздыхаю, закрывая глаза на мгновение и поднимая голову; пекущее солнце, лёгкий ветерок и клокочущая злость вперемешку со стыдом. рыцари не позволяют себе разговаривать так с господином, рыцари не позволяют себе отказывать в приказах господина. но...

удивительное дело, но нам так и не получается сойтись характерами от слова совсем. я всё пытаюсь найти что-то, что поможет мне приоткрыть дверь к пониманию его внутренних переживаний, но не выходит. просто непонятно, почему он так отпирается обучаться тому, что не интересует. в конце концов, разве это не его долг? у меня есть свой, а у него - свой. даже с тем фактом, что он второй в наследовании, не означает, что он никогда не станет королём. но едва ли он это сейчас понимает, да и не хочу я поднимать подобную тему.
потому просто наседаю до того момента, пока не понимаю всю бессмысленность этих действий. мы оба... как две "стены", ей богу, просто смотрим друг на друга, бьёмся друг о друга, но никогда не можем пройти через эту преграду. - мой господин, меня не предупреждали о проблемах с вашим здоровьем. прошу извинить. - забираю меч обратно в свои руки, опираюсь теперь на них. пусть это и не означает, что он теперь совсем не должен заниматься, но теперь это не будет моей заботой. я пыталась достаточно долго, да и совсем не понимаю зачем. желала быть полезной, видимо.
- звучит так, словно вы хотите лишить меня титула своего личного рыцаря. или всё-таки воспользоваться ритуалом связывания. - хмыкаю и поглядываю немного в сторону, не фокусируясь на чём-то конкретном. мне нельзя быть настолько безалаберной. что мне скажут, если я вернусь спустя столько времени, потому что принц отказался от меня? сжимаю рукоять меча покрепче. - если таково ваше желание, то просто назначьте дату. тогда я больше не доставлю хлопот. - но действительно ли я хочу, чтобы мою волю подавили? - но я попрошу вас дать шанс решить всё без этого. я перестану докучать вам, раз таково ваше желание. - можно просто безмолвно ходить за ним и наблюдать за возможными опасностями; то основное, что я обязана делать. - решать вам, безусловно. я подчинюсь любому вашему слову, потому что именно вы - мой господин. - простая истина, которой он так жаждет.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (02.01.22 23:28:14)

+1

14

Я ведь говорил Элизабет, что хочу видеть в ней своего друга, а не прислугу. Я отказался связывать нас ритуалом, рассчитывая таким образом подтвердить свои намерения, вызвать доверие с ее стороны. Все было зря? Один приказ, одно единственное проявление недовольства становится для нее причиной, чтобы уколоть меня словами: «вам ведь в действительности очень хочется, чтобы я просто подчинялась». Но разве я не был прав в своем возмущении?! Сколько стараний было положено, чтобы заманить ее на мелководье, сколько времени, а в итоге одно слово моего брата перевесило все.
— Может это тебе хочется быть привязанной? — отвечаю почти зло, скрещивая руки на груди.
Возвращение девочки в воду ничего не меняет, да и делает она это не из своего желания, а одолжения я ненавижу. Одолжения не уместны в тех делах, которые касаются беззаботного веселья. Окидываю ее холодным взглядом и иду к своим вещам на песке: настроение купаться или веселиться совершенно пропало.

Мне казалось, что мы идеально подходим друг другу и станем хорошим друзьями. Почему это не так? Все ли дело в излишней ответственности моего рыцаря или в моем нежелании безукоснительно следовать расписанию? Я пытаюсь отыскать ответы на свои вопросы, но не слишком-то стремлюсь пока что-то менять. Не знаю, чего жду. Может быть осознания с ее стороны или извинения?
Что-то похожее даже звучит в ответ на мое упоминание о собственном слабом здоровье. Будто я вынудил жалеть себя! Хмыкаю, и здесь не испытывая никакого удовлетворения. Особенно, когда она вновь заводит разговор о ритуале, вот же заладила.
Оценивающе смотрю на девочку, глядящую куда-то в сторону. Ей этот разговор наверняка тоже не шибко нравится, так почему все должно быть так?
— Меня зовут Михаэль. Не «господин» и не «принц», — говорю в итоге вместо ответа на все прозвучавшие заверения. — Назови уже меня по имени!
Я использую голос почти неосознанно и сам же этого пугаюсь, сжимаю губы, хмурю брови. Да, мне очень хочется побыть в ее глазах просто мальчишкой, а не кем-то, кто может решать судьбу. Может я ошибся? Может родиться вторым сыном королевской четы — это вовсе не счастье?
Откидываюсь на спину и гляжу на ветки дерева, раскинувшегося у меня над головой. Нельзя так.
— Прости, — извиняюсь, действительно испытывая раскаяние. — Я просто не понимаю из-за чего ты так поступаешь. Сейчас ведь здесь никого нет, а если бы и был, то я ведь давал разрешение обращаться ко мне по-простому. Что не так? Почему слово Сиэля для тебя важнее?
Поднимаю и надеваю на руку недошитую игрушку-перчатку, над которой работал до ее прихода. Шевелю несколько мгновений пальцами, чтобы найти способ изображать правильные движения, а после поворачиваю пёсика к Элизабет.
— Лиззи, я тебе не нравлюсь? — спрашиваю, делая свой голос более писклявым, чтобы он подходил игрушке.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:18:12)

+1

15

у нас совсем не получается стать друзьями, как того изначально желал принц. возможно, всё дело во мне и моём нраве; возможно, всё дело в разных взглядах на жизнь и воспитании как таковом. там, где он привык получать всё, я никогда не надеялась на что-то большее. должна ли я попытаться сделать с этим что-нибудь, должна ли я строить из себя нечто большее, чем простого слугу? это неправильно, да и нас учили совершенно другому. но учитывая, что я не связана особой клятвой, от меня требуется совсем иное. там, где связанные рыцари бездумно подчиняются приказам, я должна радовать своего господина каким-то иным способом.
а сейчас получается так, что я его лишь оскорбляю. и это определённо аукнется мне в будущем, если не начну делать лишь обдуманные и верные шаги. но как? если его родители просили меня заботиться о его учёбе, а он сам не хочет делать всё, что есть в расписании. против кого я должна пойти? мой господин, конечно же, должен идти на первом месте. сомнение ещё живёт внутри меня.
и всё же принимаю решение отступить со своей излишней напористостью, чтобы дать ему вздохнуть полной грудью. в конце концов, если раньше ему позволяли заниматься только тем, что нравится или подходит, то и сейчас едва ли будут против. всё равно у меня особо не интересовались его посещениями, а значит я могу пустить всё на тормозах.

и пусть мне немного тяжело менять предыдущую более разумную стратегию (хоть она и не работала), но я могу с этим справиться! защищать его я буду самостоятельно, так что едва ли ему понадобятся особые дополнительные навыки. даже если я погибну, то меня быстро заменят, так что опасаться не за что. а дурацкие уроки, которые не приносят удовольствия, просто будут на его усмотрении. это правильнее...
отвлекаюсь, когда слышу резкое напоминание про имя; тут же оборачиваюсь, чтобы взглянуть на принца. почему он вдруг об этом?.. неужели ему всё ещё хочется, чтобы я обращалась к нему настолько лично? нерешительно покусываю губу, поглядывая прямо перед собой. что же мне с этим делать?
вопрос не развивается дальше, так как всё застилается белым покрывалом. и в мозгу возникает лишь одно единственное слово, которое я тут же проговариваю: - михаэль. - прикрываю губы рукой, поглядывая на него немного испуганно. это и была та сила, которой могут управлять лишь члены королевской семьи? это очень пугающе! я даже не соображала в этот момент, что именно делаю. а если бы это было не просто имя, а если бы это был приказ не от него?
он извиняется и я легонько улыбаюсь; интересно, умеет ли он это контролировать? возможно, нет. но хочет ли? неясно пока что. да и здесь лишь я задолжала объяснение. - просто я - рыцарь, а вы... ты - мой господин. мне сложно обращаться без уважения к члену королевской семьи, потому что нас воспитывали иначе. и у меня никогда не было друзей, потому что я занималась лишь учёбой, чтобы быть достойной своего звания. у меня нет семьи, нет привязанностей. я - идеальный рыцарь, но... действительно ничего толком не чувствую. - он как-то задал этот вопрос, и вот я готова дать на него ответ. - потому что всё детство я провела в тренировочном центре и никогда не желала большего. - изменилось ли это сейчас? не знаю.

но знаю другое. опускаюсь рядом с ним на колени, разглядывая раскидистое дерево над нашими головами; это красивое место, так почему оно совсем ничего не вызывает в моей душе? затем фокусирую взгляд на перчатке, которая теперь оказалась на руке михаэля. что это? касаюсь пальцами мордочки пёсика (?) и чуть улыбаюсь; почему это так по-детски?.. неужели он сам это сшил? я брала иглу в руки лишь для того, чтобы подлатать свой костюм. и не то что бы я плохо справлялась, просто скорее уж это было рутинное занятие. но здесь... он пытается создавать. михаэль действительно не похож на кого бы то ни было ещё.
вопрос же ставит меня в очередной тупик, да ещё и вызывает смущение. мало того, что он вообще поднимает такие темы, так ещё и называет меня так... по особенному? опускаю голову, сглатывая и подавляя это странное ощущение. - с чего... вы... ты взял? это не так. - сжимаю ладони в кулаки, решая переключиться на другой вопрос, куда как более ранний. ведь как я могу ответить прямо о том, что он мне вполне нравится. хоть иногда и кажется неразумным. а вот близнец... - слово сиэля никогда не было важнее для меня. он - надменный, высокомерный и чрезмерно в себя влюблённый. - закрываю свои губы ладонью в тот же момент, как заканчиваю говорить всё это. - нельзя так говорить о наследном принце... по крайней мере, вслух. - прикрываю всё той же рукой лицо полностью и вздыхаю. - я хочу сказать, что тогда, на пляже, дело было вовсе не в том, что сиэль сказал мне уйти. а в том, что я действительно не имею прав на что-то большее. я здесь, чтобы защищать и всё. разве могу я позволить себе общаться на равных с принцем? разве могу я позволить себе делать то же, что и члены королевской семьи? ответ прост - нет. мне хочется, чтобы всё стало понятнее - нас воспитывают для служения. и когда я уговаривала вас заниматься, то искренне считала, что так будет лучше. мой наставник всегда говорил мне, что знания не бывают лишними и в критический момент могут спасти жизнь.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

16

Приказом, но я все же добиваюсь желаемого: мое имя звучит вслух. Оно скомканное, произнесено без отдачи и особого желания, и все же имеет огромное значение. С самого момента знакомства мне хотелось, чтобы Лиззи обратилась ко мне так. Наконец, это случилось. Продолжится ли и дальше? Другой вопрос.
Хорошо, что она не злится в ответ, только выглядит испуганной, что подстегивает мое чувство вины. Для испуга есть причина и весомая: никому не может понравиться необходимость быть марионеткой в чужих руках. Правда вместо упреков меня ждет объяснение и попытка перейти на «ты», которую я встречаю с безмолвным воодушевлением.
— Мне не нужен рыцарь. Я собираюсь уехать отсюда сразу, как стану достаточно взрослым — хочу создавать и продавать игрушки. Так что мне больше пригодится друг и соратник, которого надеюсь увидеть именно в тебе, — раз уж мы решили быть откровенными, то стоит делать это во всем.
Меня не слишком-то страшит раскрытие правды. Родители уже слышали об этом странном для принца желании и даже не смеялись особо [в отличие от челяди, чьи пересуды я слышал]. Не знаю, правда, поверили ли они или сочли блажью. Может это и блажь, откуда мне знать в мои десять лет.

Смотрю на девочку, опустившуюся на колени рядом со мной. Ей нравится поделка? По-крайней мере, Элизабет трогает игрушку с любопытством и, кажется, с толикой удивления. Еще бы нет! По её собственному признанию, она не слишком-то привычна к обыденным вещам, не касающимся самосовершенствования и служения. Тем приятнее эта реакция и смущение из-за откровенного вопроса. К тому же, она не возражает против сокращенного имени! Невольно расплываюсь в улыбке, собираясь в таком случае использовать его и дальше.
— Мне так показалось из-за твоей суровости и недовольства, — тяну руку, чтобы перехватить чужие пальцы и чуть пожать их.
Обида уже улетучилась, вместо нее осталось только довольство происходящим. Тем более, мне говорят об отрицательных сторонах Сиэля и том, что его слово никогда не было важнее моего. Именно этого я ждал и на это втайне надеялся.
Конечно, до меня пытаются донести и другие детали: мой эгоизм и эгоцентризм. Я не признавал чужих мнений, кроме своего собственного, еще и смел злиться из-за этого. Нельзя больше так делать.
— Я понял. Я перестану давить на тебя с этим, если рядом будет кто-то из семьи, обещаю, — вздыхаю, смиряясь с неизбежным. — А ты в свою очередь пообещай хотя бы пытаться быть простым человеком в моменты, когда их нет. Идет?
Сажусь так, чтобы оказаться как можно ближе и обхватываю запястья девочки, отрывая ее ладони от лица, заглядывая в глаза. Жду согласия, ведь как без него.
— Давай тренироваться хотя бы раз в неделю, раз ты настаиваешь. Я ужасен, вот увидишь, ты еще с ужасом откажешься от этого, — не знаю, шутка ли последние слова или правда.

Мы даже соблюдаем соглашение: каждую среду я прихожу в тренировочный зал, чтобы взять в руки меч и позволить выбить из себя дерьмо. Лиззи же обращается ко мне на «ты» и по имени в моменты, когда мы находимся наедине. Таких моментов становится больше, ведь я перестаю запирать потайную дверь между нашими спальнями.

Следующим летом, стоит нам снова приехать на море, я тихонько скребусь в дверь девичьей спальни ближе к полуночи. Очень надеюсь, что она не спит и не застыдится проникновения в святая святых, очень надеюсь на согласие поучаствовать в моей затее. Стоит двери распахнуться, как хватаю Элизабет за руку:
— Кроме нас все спят. Пойдем скорее купаться!
Сейчас ведь у нее нет повода отказывать? Для пущей убедительности я заявляю:
— Если ты не пойдешь, то я сделаю это один. Кто знает какие опасности будут поджидать беззащитного принца на берегу или в воде?

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 10-11</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:18:28)

+1

17

королевской особе не нужен рыцарь? эти слова заставляют меня удивиться и даже усомниться; нам говорили совсем о другом - что их жизнь постоянно под угрозой, что мы обязаны находиться рядом с ними и оберегать. хотя, с самого начала я понимала, что он - совершенно особенный мальчик, не похожий на других. но... неужели он собирается всерьёз отказаться от своего титула в будущем? а может возможно быть создателем игрушек, не отрекаясь от своей сущности, данной при рождении? понимание всего этого кажется слишком сложным для меня, даже недоступным в какой-то мере. куда уж мне? нам положено быть руками, а не советниками с собственными мыслями. сейчас же возможно, мне предлагают именно это?
- когда ты решил, что хочешь заниматься созданием игрушек? что именно побудило к этому? - мне всё ещё сложно обращаться к нему настолько лично, словно я нарушаю субординацию, причём одним из самых резких способов. - просто... ты ещё такой юный, но у тебя уже есть цель. при том, не навязанная кем-то. - это даже поразительно; будто он уже представляет свою будущую жизнь очень явно. но может всё изменится со временем? в конце концов, никогда не знаешь, как именно повернётся жизнь. даже я не уверена, что буду лишь служить рыцарем, хоть и хотела бы этого? конкретно рядом с этим мальчиком. изменится ли он со временем? вдруг в худшую сторону?

но не сейчас. даже удивительно, что между нами всё так быстро возвращается почти к норме, о которой мы оба уже успели позабыть. смотрю на улыбку, возникшую на его губах, опускаю взгляд ниже к нашим рукам. он очень тактильный мальчик, и это всегда очень сильно смущает меня; словно между нами какие-то совершенно особенные отношения. в каком-то смысле это так, наверное. это подтверждается также и словами, хоть и всё ещё звучит как-то неправильно; быть простым человеком, пока никто не видит! звучит почти как преступление... но если того хочет мой господин; и что куда опаснее, возможно того же хочу я сама? почувствовать себя чуть больше живой, и чуть меньше, как робот. я так привыкла ко второму, что сложно представить себя старающейся изображать что-то другое.
- я очень постараюсь, правда, хоть это и непривычно. - поднимаю взгляд на него, размеренно выдыхая. думаю, что он ждёт от меня гораздо большего, чем я могу сейчас показать. потому я должна хорошенько постараться в будущем... - просто, если у меня не сразу получится, то не разочаровывайтесь... ся... я просто пока не очень уверена как это - быть простым человеком. - как радоваться чему-то и проявлять свои эмоции правильно: на что именно я должна реагировать, что вызывает отклик в моей душе и какой именно. всё это очень сложно.
впрочем, он тоже идёт на определённые жертвы; даже улыбаюсь из-за этого его решения. - возможно, у тебя был не такой хороший учитель, как я? - горделиво произношу я, коротко смеясь. осекаю саму себя же через мгновение, понимая, что практически принизила наших тренеров. - я не то имела ввиду... но, в любом случае, я постараюсь быть хорошим учителем для тебя. - мне было очень стыдно.

и это никуда не ушло даже, когда мы встретились на тренировочной площадке. я всё пыталась позабыть об этих неудачных словах, но они никак не шли из головы! и это не смотря на то, что я почти уверена - михаэль не из тех, кто просто расскажет о таком и сдаст меня.
- начнём с основ? - уточняю сразу, пытаясь понять то, насколько он хорошо оценивает себя. ведь в прошлый раз это было... довольно самокритично. я почти уверена, что всё не настолько плохо. и, можно сказать, ошибаюсь. я старательно подбадриваю его с каждым выпадом, но кажется проблема кроется глубже - на каком-то психологическим уровне. кто-то внушил ему, что он слабый и не может обороняться холодным оружием? или что-то другое?
стягиваю перчатки сразу после спарринга, похлопывая его по плечу с лёгкой улыбкой. - я рада, что мы занимаемся вместе. и ты не так ужасен, как говорил об этом. но есть над чем работать. - я стараюсь говорить всё честно, чтобы он не думал, что я просто пытаюсь льстить принцу - кажется, что он такое не очень-то любит. а может я ошибаюсь и создаю себе дополнительные проблемы в будущем.

куда больше опасностей, правда, создаёт поездка к морю. я ждала её, и меж тем очень опасалась, потому что предполагала, что мальчик захочет затащить меня в воду. и если при всех такой опасности нет, то вот наедине... он врывается в мою комнату настолько резко средь ночи, что сердце вздрагивает. в этот момент я как раз застёгивала верхнюю пуговицу рубашки, готовясь ко сну. - купаться? ночью? это кажется опасным. - прикусываю свою губу, а затем чуть пожевываю её. разве я смогу быть полезна, если там даже видения толком не будет? это пугает меня, но знаю, что ничего не могу поделать и пойти против желания принца. - ну хорошо... не могу отпустить тебя одного. - подхожу к шкафчику, выуживая оттуда подготовленный купальный комплект. пришлось втайне заказать его, предполагая, что подобное может произойти.
стягиваю с себя рубашку и штаны, стоя к нему спиной чуть за дверцей шкафа, довольно быстро переодеваюсь и возвращаюсь к нему. - пошли. - беру его за руку, натягивая до конца халатик, и мы выходим вместе из комнаты. нас встречает приятная и едва ощутимая прохлада, и тёмное небо с вкраплениями звезд. это красиво, сложно спорить, да и шум моря действует неожиданно успокаивающе. это куда приятнее, чем просто сидеть дома или наблюдать со стороны. может, во всём этом и нет ничего плохого? по крайней мере, я старательно себя в том убеждаю!

- только... будь рядом, чтобы я не волновалась. - нас учили плавать, так что здесь проблем не должно быть. но вот потерять из виду принца - слишком опасно. о боже, на что я сейчас решаюсь? ступаю в прохладную воду, чуть вздрагивая от неожиданности. - кажется, стоило взять полотенце. - усмехаюсь коротко и скорее неловко. - вместе? - спрашиваю у него, поглядывая сверху вниз. и на счёт три мы оба забегаем прямо по шею в воду. волны такие мягкие, чуть покачивают нас, и это забавно. - море делает тебя невесомым, будто бы. - отмечаю я, стараясь сориентироваться в собственных ощущениях. слишком резко провожу рукой по воде, создавая брызги, попавшие в мальчика. - я не хотела! ты в порядке? - касаюсь его плеча, напуганно заглядывая в его лицо. я сделала ему больно?
- ты умеешь нырять? - спрашиваю спустя пару десятков минут, проплывая рядом с ним на спине. это всё ещё приятно, настолько, что я немного забываюсь. а ведь он гордо отвечает что да, и тогда отправляется прямо под воду. настолько резко, словно его схватили; вздрагиваю, распрямляясь в воде и оглядываюсь по сторонам. - ваше высочество... - нервно проговариваю я, ныряя под воду, чтобы отыскать его взглядом, но тщетно! слишком темно. это просто кошмар наяву! с ним ведь ничего не могло случиться? но уж слишком много времени прошло... хватаюсь за голову, а затем машинально заправляю волосы назад. что же делать? начинаю просто наугад изучать дно. нужно оставаться спокойной, вот о чём я помню каждую секунду. и всё же, когда я замечаю его в воде неподалёку, смотрящего на меня как-то озадаченно, не сдерживаю эмоций. схватываю его почти в охапку, прижимая к себе и выдыхая несколько раз. - ты в порядке, какое счастье. - прикусываю губу, прижимая его к своей груди. - я так испугалась.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://i.imgur.com/EtU5icW.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 13</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (02.01.22 23:28:00)

+1

18

Мне не привыкать к тому, что окружающие посмеиваются над моей дикой, по их мнению, мечтой оставить позади королевский дворец и жить обыкновенной жизнью. Со стороны это действительно может быть странным. Кто же откажется от пышных балов, дорогой и качественной одежды, всеобщего поклонения? Только дурак, каковым и я выгляжу в глазах семьи.
Для меня же все выглядит иначе. Да, я родился в королевской семье и потому мне открыты все дороги, но и думать о житие простых людей тоже не помешает. Популярность королевской семьи еще в год моего рождения была низкой, а с тех пор все стало только хуже. Кто станет любить высокомерность и жажду власти, кто захочет отдавать детей на служение [почти рабство], хоть и за большие деньги? Принц, близкий к ним, испытывающий те же горести, зарабатывающий на жизнь честным трудом должен казаться ближе и понятнее. Принц, младший брат короля, вполне может склонить слух народа обратно.
Лиззи, кажется, занимает в этом вопросе какую-то третью и не до конца мне понятную сторону. По крайней мере, она задает вопрос, который заставляет меня задуматься: как давно я этого хочу? Склоняю голову набок, пытаясь припомнить, улыбаюсь немного растерянно.
— Я все же принц и должен служить своему народу. Мне с самого детства хотелось быть ближе к простым людям, а не прятаться от них за высокими стенами и спинами рыцарей.
Или ее больше интересует именно избранная «профессия»? Если так, то это проще простого:
— Мне нравятся игрушки, хочется, чтобы хороших было как можно больше. Разве не здорово этому поспособствовать?
Я мог бы передать деньги кому-то, кто займется воплощением моего желания в жизнь, но куда проще и веселее сделать все самому.

Мои уроки фехтования продвигаются... лучше, чем прежде. Элизабет почти не заставляет меня падать на пол, избегая ударов клинком и даже хвалит время от времени. Я отношусь к этой похвале недоверчиво: все еще слишком неловкий, медлительный, недостаточно сильный. Одновременно с тем в моей груди растет и чувство некоторой уверенности. Если она говорит такие вещи, то им есть причина, а значит я не совсем безнадежен.

Девочка тоже не безнадежна. Я вижу, как она старается не отгораживаться от меня привычной с детства моделью поведения. Ведь даже искупаться соглашается, помедлив лишь секунду!
Мои щеки вспыхивают, когда она отходит к шкафу за купальным костюмом и скидывает с себя ночную рубашку, будучи едва скрыта за дверцей. Спешно отворачиваюсь к двери, прокашливаясь от неловкости. Стоит ли делать замечание или просить так больше не поступать? Покусываю губы, вертя в голове варианты, но подходящих слов так и не находится.
В итоге меня отвлекает прикосновение к ладони и призыв идти.

Мы выбегаем на пляж и я тут же вдыхаю полной грудью соленый воздух. По этому невозможно не скучать, проводя три сезона из четырех в стенах дворца. Более того, мне хотелось поделиться ощущениями с Лиззи и теперь можно с удовольствием вглядеться в ее лицо, отыскивая там нотки удовольствия.
Мы, точно совсем маленькие, забегаем в воду наперегонки и сразу по шею. Я немного отстаю, но так мне лучше видно, насколько приятно девочке увлечься происходящим, как ей нравится вода. Даже то, что она брызгает в меня [не нарочно?] кажется скорее шуткой, чем серьезным нападением. Немедленно отвечаю собственной волной брызг, хохоча в голос:
— Несколько капель не способно меня убить, Лиззи. Расслабься!

Правда не все идет хорошо и тому виной мое желание пошутить. Девочка спрашивает, умею ли я нырять и продемонстрировать это кажется отличной идеей. Я задерживаю дыхание и погружаюсь с головой, изучая мир вокруг сквозь толщу воды. На глубине темно, свет от луны едва ли способен разогнать здешний мрак, и все же силуэт моей подруги отлично виден. Она оглядывается вокруг, зовет меня [не по имени, что досадно] и даже сама ныряет несколько раз. Я далеко не сразу понимаю, что эти отчаянные нырки не имеют ничего общего с весельем. Поднимаюсь на поверхность, надеясь, что попаду в поле зрения сразу же, но никак не жду объятий и тяжелых вздохов, похожих на преддверие слез.
— Прости, Лиззи. Я в порядке.
Неловко обвиваю ее обеими руками и глажу по спине. Понятия не имею, что еще могу сделать или сказать. Мы стоим так чуть ли не целую вечность, а настроение продолжать резвиться уже нет. Так что в итоге я веду девочку за собой к берегу, а оттуда до дома и по его коридорам. Мы разлучаемся только, когда  приходит время разойтись по спальням, чтобы обтереться и переодеться ко сну.
— Прости, я не хотел тебя напугать, — прошу еще раз прощения перед тем уходом.

Годы детства, проведенные рядом с Лиззи, кажутся даже более счастливым, чем моменты, что мы разделили на двоих с Сиэлем. Жаль, что эта пора заканчивается едва мне исполняется пятнадцать, да еще как: из-за предательства дальнего, но таки родственника!
Правда узнаю я об этом не сразу, сначала в мою спальню посреди ночи врывается Элизабет с требованием скорее собираться.
— Лиззи? Что случилось? У нас какие-нибудь учения «собери принца за минуту»? — я сажусь в постели и тру глаза, отчаянно зевая.
Про учения придумываю просто так и лишь из-за того, что слышал о них от нее самой. Меня самого никогда прежде будить не осмеливались.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 11-15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/VhtYI1F.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:18:45)

0

19

он всего-лишь мальчишка, но при этом рассуждает даже глубже всякого взрослого. как можно в его возрасте задумываться о том, чтобы служить своему народу? как можно в его возрасте определять собственную судьбу в далёком будущем? я искренне не понимаю, но мне это определённо импонирует. показывает ли это зрелость? отчасти. но куда больше это демонстрирует его личность, его характер и его отношение к другим. мне нравится то, что это позволяет нам быть больше на равных (даже, если это всего-лишь видимость). между тем, это все ещё слишком странно и дико для меня! как такое возможно, что кто-то его положения желает общаться с кем-то вроде меня? это все никак не укладывается в моей голове, но может со временем я смогу привыкнуть.
мягко выдыхаю, слушая и его ответ про игрушки. он ведь хочет дарить радость и счастье? грубо говоря, но все же. он слишком искренний, боюсь, мне действительно нужно будет очень постараться, чтобы защитить его от любых напастей. — я последую за вами… тобой, что бы ты не решил. — киваю легонько, рассматривая его украдкой. что же мне стоит ответить на его признания? знаю же, что он ожидает от меня большей человечности. — желание быть ближе к народу… мне кажется, что ты мог бы стать очень хорошим правителем. но не мне такое решать или судить, конечно. — рад ли он тому, что не сможет занять место короля? или как раз пытается из-за того отыскать своё собственное место в мире? мне так сложно понимать людей.

и это не становится проще со временем; может лишь немного? я стараюсь учиться новому от моего господина, как и он пытается что-то узнать от меня. это кажется чудесным — делиться собственным опытом, развиваться в неожиданном направлении (пусть это все ещё не привычно, пусть я все ещё немного опасаюсь, что могу получить за это наказание).
позволяю себе отправиться к морю, как и было предложено михаэлем. отчасти из-за опасений о том, что он разочаруется во мне, отчасти из-за обычного желания, которое все же гнездится в моей груди и занимает большую часть в моей груди.
и я радуюсь своей неожиданной решимости; ведь в воде нас ждёт неожиданное развлечение, даже смех (пусть и после опасений, небольшого страха). никогда не думала, что брызги в другого человека, да и ответные, могут вызывать такое буйство эмоций. почти давлюсь смехом, стараясь как-то приглушить его, но не выходит. — ты прав! кажется, я слишком волнуюсь… — отмечаю это, прикрывая ладонью свою улыбку. не знаю почему вдруг смущаюсь настолько, или всё-таки знаю?

однако, все меняется слишком резко; стоит только мальчику исчезнуть из поля зрения, как я начинаю напряжённо искать его по сторонам. все веселье растворяется, словно его и не было, а сердце стучит как сумасшедшее. можно подумать, что я опасаюсь за собственную шкуру, ведь если принц куда-то денется, то мне определенно достанется. вряд ли меня вообще оставят в живых… но дело совсем не в том, о себе я думаю в последнюю очередь; а вот михаэль — не хочу, чтобы он погиб. он больше всех в мире заслуживает защиты.
и потому, когда взгляд цепляет его фигуру в воде, не сдерживаю эмоций. этот момент зацепил само мое сердце, и то облегчение, которое я испытываю, невозможно описать словами. прижимаю мальчика поближе к себе, забывая обо всем на свете — и о приличиях в том числе.
он извиняется передо мной, а потом я замечаю и то, что его настроение беспощадно испортилось. кажется, я действительно веду себя слишком ответственно, но как иначе? если дело касается таких важных вещей. мы уходим с пляжа почти сразу же, и я пару раз оборачиваюсь на тёмную водную гладь, как бы прощаясь с ней. возле спальни мальчика, убеждаясь в безопасности, говорю: — не извиняйся… я ведь сама спросила. я буду осмотрительнее и внимательнее. и постараюсь больше не портить вечер. — обещаю сразу же, касаясь его ладони на короткое мгновение. смущает. — хороших снов. — сразу же ухожу к себе в комнату, чтобы не задерживать его.

в дальнейшем я стараюсь сдерживать в себе излишние волнения; мальчик, который доверил мне саму свою жизнь, находится в абсолютной безопасности каждое мгновение. в этом я уверена. продолжаю посещать свои занятия, чтобы ещё больше преуспеть в своём деле и стать значимым профессионалом. мне хочется стать самым достойным рыцарем ради моего господина, как минимум, да и для самой себя, как максимум. стараюсь изо всех сил стать лучшим воином, но при том не потерять в человеческих качествах, которые я давным-давно пообещала показывать своему принцу. меньше всего я хочу огорчать его, но… одна из ночей попросту не оставляет мне выбора.
просыпаюсь из-за едва слышного, но все же шума. мгновенно выхватываю меч из ножен, накидываю наспех халат. в окно уже видно, что нападение на замок действительно совершают; но кто мог посметь? при том, ни у кого не было даже предположений о том. я не могу терять время! раскрываю проход, сразу же прикрывая его за собой и бегу прямо в комнату к своему принцу. мой приоритет — его спасение, а не помощь кому-либо ещё.
раскрываю дверь, понимая, что здесь все ещё спокойно (и слава всем богам). тормошу своего господина, наблюдая за тем, как недовольно он открывает глаза и смотрит на меня. — давай же, просыпайся и собирайся скорее! — подбегаю к его шкафу, чтобы выцепить что-то подходящее, что-то что можно одеть быстро. выбираю по итогу рубашку и штаны, потому что сейчас на улице все ещё прохладно. весна только подходит к концу, вечера ещё могут быть даже холодными. — думаю, что на замок напали. пока не знаю кто, но нам нужно поторопиться.

тяну его за собой по тёмным коридорам, отчаянно прислушиваясь к любым внешним звукам. мне нужно отгородиться от всего, чтобы не потерпеть поражение из-за эмоций. я готовилась к подобным ситуациям, поэтому точно знаю куда именно двигаться; несмотря на то, что шум кругом становится все громче, но никто особо не успел подступиться в эту местность. — кажется, нам повезло, — шепчу я, пока мы пробегаем внутрь кухонной комнатки, где есть чёрный ход. протягиваю ему в руки кинжал, чтобы у него было хоть какое-то средство защиты. — беги! сейчас самое удачное время, пока все проникают вглубь замка. отсюда как раз удачный выход на открытую местность; тут недалеко бежать до конюшни. пожалуйста, возьми лошадь и беги в сторону леса. я найду тебя. — обхватываю его за плечи, оборачиваясь на закрытую дверь. что ещё за шум? кажется, что кто-то идёт… времени нет. — я справлюсь, иди. — толкаю его в сторону прохода, который надеюсь успеть скрыть. все равно убью всех, кто приблизится.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (02.01.22 23:27:29)

+1

20

Лиззи не разделяет моего игривого настроения, даже не обращает внимания на попытку шутить. Я давно уже привык к тому, что она не всегда отзывчива на подобное поведение, а если о чем-то волнуется, то даже и не думает объясняться. Вот только настолько сильное волнение становится для меня чем-то новым. На замок напали? Это звучит, как сюжет из фантастической книги. Кому могло понадобиться осаждать замок? Зачем? Впрочем, ясно зачем...
Я спускаю ноги с кровати и сижу несколько мгновений, пока протираю кулаками глаза от сонной дымки. Конечно, мне совершенно не хочется вставать и куда-то идти, но в вопросе собственной безопасности лучше довериться той, кто знает лучше. Ее ведь с детства готовили к тому, чтобы защищать мою жизнь. Не будь опасность реальной, ее бы здесь не было.
— Ты уверена, что нам нужно уходить? Замок надежно охраняется, они могут и не проникнуть внутрь, — спрашиваю, противореча собственным мыслям.
Вместо ответа девушка сует мне брюки и рубашку, извлеченные из гардероба, и смотрит выжидающе. Еще спасибо, что ногой не притопывает!
— Отвернись, — бурчу недовольно.
Стараюсь действовать как можно быстрее, но нет-нет, а все же оборачиваюсь, чтобы взглянуть на ожидающего меня рыцаря. Даже по ее спине отлично читается желание поторопить и увести отсюда. Я же со сна, как назло, путаюсь в штанинах и в рукавах, не могу попасть пуговицами в петли.

Стоит мне закончить, как Лиззи хватает меня за руку и тянет по темным коридорам, замирая перед каждым поворотом и чутко прислушиваясь к малейшему звуку. Я правда стараюсь быть таким же тихим и чутким как она, вот только совершенно не привык к скрытности. Случайно задеваю вазу рукой во время коротких перебежек из укрытия в укрытие и та падает на пол с громким треском расколовшейся керамики. Запинаюсь одной ногой о другую и чуть кубарем не падаю с черной лестницы. Она слишком крутая, я не виноват! Если после всего за нами не бросятся в погоню, то это будет удивительно.
— Прости, пожалуйста, — шепчу каждый раз, виновато опуская голову.
Не то, чтобы мои извинения хоть в чем-то могли помочь! К тому же после прихода в заветную комнатушку с черным ходом меня ждет новый сюрприз: необходимость выбираться самостоятельно.
Смотрю на кинжал, перекочевавший из руки Элизабет в мою ладонь: простой, без каких-либо украшений, зато наверняка острый. Им мне предстоит, при необходимости, пробить себе путь сквозь ряды противников? Даже не представляю, как это может ощущаться...
— Я не пойду без тебя, — качаю головой.
Пустое упрямство? Может быть, но куда мне идти без моего друга и без каких-либо ориентиров, на что надеяться. Беглый принц быстро найдет смерть в ближайшей канаве от руки любого вора. Да и оставлять девушку разбираться с заварившейся тут кашей один на один неправильно.
— Я тебя тут не брошу. Или мы идем вместе или вдруг ты ошибаешься и никто не осаждает замок? — крохи надежды еще таятся где-то в моем сердце, но быстро гаснут, когда в коридоре раздается топот множества ног.
Едва ли это слуги так спешат приняться за работу. Скорее уж и правда те люди, кто прошел в наши ворота непрошенными... Видимо, я очень наивен.

Кухонная дверь распахивается буквально через минуту, будто те, кто стоял за ней, отлично знают, где искать. Не исключаю, что я сам дал наводку производимым ранее шумом и спорами. Помещение заполняется незнакомцами: людьми в доспехах и с оружием. Из звуков тоже остаются только бряцание и скрежет, никаких разговоров.
Мужчина, выступивший из-за чужих спин, выглядит осколком привычного мира. Я даже улыбаюсь, мгновение думая, что он пришел нас защищать.
— Гробовщик! — делаю шаг вперед и зову с облегчением, используя привычное прозвище, данное внутри семьи еще до моего рождения.
Вот только в руках Гробовщика испачканное кровью оружие, на голове корона, которую я привык видеть у собственного отца, а к бедру прицеплен скипетр, символизирующий королевскую власть. Эта штука должна быть в тронном зале, на подушке. Зачем она здесь?
— Что происходит, Гробовщик? — в моем тоне одновременно страх и недовольство.
Я даже не знаю, что хочу услышать, но уж точно не холодный смешок и слова о том, что надо было бежать, пока была возможность.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:19:00)

0

21

замок надёжно охраняется; да, это верные слова и мне бы очень хотелось верить, что все служащие выдержат осаду, не пропустят зло внутрь. но, между тем, непонятно сколько именно человек может участвовать во всём этом; что, если заговор проник гораздо глубже, в самое сердце нации - в королевский дворец? хочется поверить, что нападающие опрометчивы и неразумны, хочется поверить, что они получат своё поражение и больше не решатся сделать что-то столь глупое? а скорее даже и не смогут, потому что их головы полетят с плеч. зато и другим будет неповадно... но это лишь в случае победы королевской семьи; как правило, это бывает так, но я склонна думать о плохом в первую очередь. уж лучше сделать возможное во имя спасения сейчас, чем полагаться на неясную удачу, чтобы огрести потом. - я верю в силу наших воинов, но... лучше мы сделаем лишние действия и будем убеждены в том, что ты спасешься, чем посидим сложа руки и потом возможно дождёмся чего-то плохого. - мне бы хотелось утешить его, но сейчас я на подобное не способна. поэтому приходится быть той самой жесткой версией себя, которую он так не любит. вздыхаю, потирая глаза; вновь считает меня излишне дотошной? что ж, это не так важно. хочу сказать ему, чтобы поторапливался, но получаю неожиданный приказ. отвернуться? у нас не было особого деления по полу в рыцарской академии, поэтому переодеваться перед парнями казалось вполне нормальным. но кажется стоит пересмотреть этот момент. разворачиваюсь на пятках спиной к парню, чтобы аккуратно выглянуть из окна; всё ещё ожесточенная битва, но они точно прорвали путь внутрь.

покусываю свои губы, в тайне надеясь, что михаэль не заметит моего волнения. в конце концов, он должен быть убежден в моей защите; но вопросы о том, что будет если я не преуспею, попросту не оставляют меня. что, если моей силы не хватит? я применяла свои способности на живых людях, но никогда не убивала их. сжимаю ладони в кулак, резко разворачиваясь обратно к принцу, который наконец справился с одеждой. к счастью, а то вдруг снова бы выказал свое недовольство. тут же хватаю его руку, чтобы не терять время и веду следом за собой.
правда, принц оказывается не слишком-то сведущ в мастерстве скрытности и создаёт очень много, даже слишком много, шума. поджимаю губы всякий раз, чтобы не выругаться и оборачиваюсь на него в молчаливой просьбе быть осмотрительнее, но при том не терять в скорости. становится очевидным, что мы уже оставили за собой след, по которому за нами возможно придут, но деваться некуда. и от того нужно лишь сильнее ускоряться.
закрываю дверь в кухонное помещение комодом и парой ящиков, чтобы хоть как-то предупредить нас о появлении незваных гостей. отправляю парня в проход одного, но встречаю лишь сопротивление вместо понимания. - ты не бросаешь меня! не говори глупостей. я приду за тобой сразу, как разберусь здесь. нужно будет позаботиться о том, что ты уйдешь в сохранности, пока основные события происходят здесь... - первый удар в дверь заставляет меня встрепенуться, чёрт!

дверь выбивают за несколько ударов, потому приходится наскоро развернуться и оттолкнуть от себя подальше принца. но он оказывается слишком наивен, придвигается ближе и звучит слишком по-теплому к человеку, чья одежда испачкана кровью (и я предполагаю чьей) и на чьей голове теперь сияет корона. - заступи за меня, михаэль. - проговариваю довольно холодным тоном, взглядывая на мужчину перед нами. как он посмел? он ведь их родственник, но... когда дело касается жажды власти, желания занять трон, то всё становится неважным. вот, о чём нас предупреждали учебники истории; вот, от чего мне теперь нужно спасти единственного выжившего члена королевской семьи (?)
сжимаю меч в одной руке, а второй разбираюсь с мужчинами, стоящими позади гробовщика. может и стоило начать с него, но он определённо наделён силой, которая может лишить меня всякой возможности. нужно действовать осторожно, нужно сначала подавить всех тех, кто может пойти за нами через этот проход. как только первые воины за спиной мужчины начинают падать без видимой на той причины, внимание самопровозглашенного короля переходит на меня. - какая интересная девчонка. - отмечает он, делая шаг вперёд; я тут же вскидываю меч, и наставляю на него вторую руку. неудобно держать оружие одной рукой, но какие здесь варианты. - ещё хоть шаг и я превращу вас в безжизненную массу, несмотря на то, что вы из королевской семьи. - меня отчасти тормозит закон, который оставляет людей королевских кровей неприкосновенными. но не теперь.

басистый смех заливает комнату и я понимаю, что пора. это мой последний шанс. выдыхаю и стискиваю руку, чувствуя, как по новой кровь начинает течь из носа. жаль, что мужчина оказывается быстрее. - да что ты можешь, девчонка? ты же бессильна. - его голос окутывает мой разум, опускает руки, приковывает прямо к земле. я испытывала нечто подобное, когда михаэль применял ко мне голос, но это было не настолько страшно. теперь же из моего тела будто выкачали всю энергию, всю жизненную силу и отбросили прямо к мусору, коим я теперь являюсь.
звон меча раздаётся оглушительно громко, а мой взгляд через мгновение фокусируется лишь на обуви нового короля. я ведь ничего не могу?.. - не троньте принца. - наверное, я звучу жалко; подошва ботинка вжимается прямо в мою щеку, надавливает с силой. - молчи, жалкая дрянь. вы оба - ничто, мне даже жаль тратить на вас энергию. может вы пригодитесь где-то? скажем, убирать навоз, или развлекать людей? роль клоунов отлично подойдет вам. - очередной смешок заставляет меня дрогнуть, сжаться, но... что я в действительности могу? я ведь бессильна.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (02.01.22 23:27:16)

+1

22

Гробовщик, он же Седрик Ро Фантомхайв приходится моему отцу двоюродным братом. Он всегда был добрым другом нашей семьи, родители привечали его, а мы с Сиэлем и вовсе считали лучшим дядюшкой на свете. Сколько вечеров было проведено за играми? Как много сказок он рассказал нам, сидя в гостиной? Сложно представить, что теперь этот человек — враг, что он мог прийти в наш дом, чтобы разорить его, чтобы навредить кому-то.
Я делаю шаг навстречу и верю, что все обойдется и сейчас между нами возникло недопонимание, но холодный приказ Элизабет держаться позади и жестокая насмешка со стороны родственника не оставляют этой вере ни единого шанса.
— Гробовщик? Да-да, для вашей приторной семейки я всегда был гробовщиком. Ты хоть знаешь, что твой отец принялся так называть меня в насмешку, когда вся моя семья заразилась чумой и погибла, а я выжил? «Кто-то же должен заколачивать их гробы» — сказал он!
В чужом голосе слышен яд. Этот голос мне незнаком, как и выражение на лице. Куда исчезли мягкость, вальяжность, добрые шутейки? Все это время нас обманывали, за нашей спиной плели козни, а мы и не догадывались. Что теперь случилось с моей семьей, слишком доверившейся этому человеку? Не удивлюсь, если он вошел в замок с разрешения моего отца, изображая нашего соратника, а после нанес удар в спину...
Кровь стынет у меня в жилах, когда я думаю о таком. Мой отец может быть уже мертв, как и моя мать с братом и именно их кровь запеклась на одежде и оружии стоящего передо мной. Если так... какое будущее ждет меня самого?
Я не властен его выбирать, вместо меня это теперь делают другие: Лиззи, решившая вступить в схватку, и Гробовщик, приметивший ее уникальный талант. Мне следовало уходить, когда была возможность, и уводить ее с собой. Не слушать возражений, просто схватить за руку и потащить за собой по проходу, как она все это время тащила меня! До чего же я глупый.
— Элизабет, ты переусердствуешь, — зову я ее мягко, касаясь серединки спины буквально кончиками пальцев.
Мужчины, окружающие нас, падают на пол один за другим, но у подобного есть цена... Я не видел прежде особенную силу моего рыцаря в действии, но точно знаю, что за это последует расплата. Или лучше пусть так, чем то, что творит Гробовщик?! Ведь этот урод отдает приказ, заставляющий меня покачнуться.
— Не смей! — я тоже использую голос, почти чувствую, как наши силы схлестываются в драке.
Я не хочу, чтобы он приказывал моему другу. Я не хочу, чтобы он вредил Лиззи! Сжимаю зубы, отчаянно надеясь, но жестокость в итоге перевешивает. У него куда больше опыта, чем у меня. У него куда больше... силы, ведь он взрослый.
Девушка, все это время защищавшая меня от жестокой реальности, падает. Меч выпадает из ее рук и я невольно тянусь вперед, чтобы подхватить, удержать. Я должен стать ей опорой! Куда там. Оставшиеся люди дяди... нового короля имеют собственные взгляды на эту ситуацию и клинки устремляются в мою сторону, не давая сдвинуться с места.
Девичье тело с глухим стуком оседает на пол. Мне хочется закричать от несправедливости. Как можно пожелать бессилия кому-то, кто всегда был силен, талантлив и целеустремлен? И ведь она продолжает беспокоиться о моей безопасности, шепчет именно об этом, когда чужой ботинок грубо касается щеки.
— Не тронь ее! — сжимаю руки в кулаки и наклоняю голову так, чтобы злобно зыркнуть исподлобья. — Ты пришел за мной и я в твоей власти. Не тронь ее.
Умру ли я теперь? Судя по словам, нет. Видимо, мне предстоит участь цирковой обезьяны. «Родственник» хочет отыграться на мне за годы унижений? Черт с ним, мне плевать.
В груди поселяется пугающая пустота. Она пришла туда не после осознания возможной гибели моей семьи, но после бессильного падения девочки, которую я выбрал в свои соратницы. Все дело в ответственности, может быть? Оставь я ее в академии, не подружись мы, она была бы сейчас в безопасности.
— Заприте их пока и отыщите Джокера. Ему точно понравится моя идея королевского клоуна.

Гробовщик уходит, но его люди остаются. Нас поведут в холодные и сырые подземелья? Я не был там никогда, лишь слышал об их существовании.
— Поднимай свою девку, если хочешь забрать ее с собой. Иначе мы ее убьем и выбросим тело стервятникам.
Один из стражников тянется, чтобы пнуть Элизабет в бок, но я оказываюсь шустрее и пинаю его самого. Неважно, что после на меня обрушивается несколько ударов со всех сторон, зато я падаю так, чтобы накрыть ее собой.
— Прости, Лиззи, — шепчу тихонько.
В груди пусто, но на глазах наворачиваются слезы. У меня едва ли хватит сил, чтобы нести ее на руках, но выбора особого нет. Кое-как изворачиваюсь, чтобы подсадить ее себе на спину, обхватываю под коленями и поднимаюсь, покачиваясь. Мне стоило больше тренироваться, тогда смог бы держать девушку так, как оно подобает.
— Прости, — извиняюсь еще раз за время пути, когда чуть не роняю ее, споткнувшись о собственные ноги.

Стражники улюлюкают надо мной на протяжении всего пути, призывают посмотреть на происходящее и всех, кто попадается навстречу.
— Поглядите какая верность! Принц тащит своего рыцаря с поля боя.
Я стараюсь игнорировать это. В конце концов, скоро мне предстоит стать... клоуном? Хладнокровие изменяет лишь однажды, когда мы проходим мимо тронного зала, где уже устроился Гробовщик, где в луже крови... лежат тела моих родителей.

Нас и правда приводят в темницу. Заталкивают меня внутрь, с лязгом закрывают дверь на засов и оставляют так, в темноте. Глаза привыкают далеко не сразу и все это время я стою, чуть сгорбившись под весом чужого тела.
— Прости. Сейчас найду куда тебя положить, — шепчу спустя несколько мгновений.
В углу обнаруживается солома, накрытая куском ткани. Такая себе постель, но за неимением лучшего... Я осторожно пристраиваю девушку туда и сам сажусь рядом. Тянусь ближе, чтобы отвести с лица волосы, погладить по пострадавшей щеке. Будет ли там синяк? Не первостепенная проблема. Куда важнее другое:
— Лиззи, ты слышишь меня? Ты можешь со мной говорить? Что он сделал? Вернись ко мне!

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:19:16)

+1

23

может быть, он прав? по крайней мере, я и сама чувствую, как моё тело напрягается, как кровь циркулирует по венам, почти закипает. но как я могу просто взять и остановиться, если прямо сейчас здесь столько врагов, а я просто обязана защитить своего господина? он должен выжить, я попросту не могу позволить ему умереть; иначе я никогда не смогу простить себя, иначе всё наше королевство будет обречено. этот урод, стоящий сейчас перед нами, не должен победить, не должен занять трон, словно всё так и должно быть. он отнял то, что никогда не принадлежало ему, а теперь позволяет себе отпускать угрозы в сторону наследного принца! это измена от самого начала и до конца, а он даже не пытается того отрицать. меня тошнит от его выходок, но... я и подумать не могла, что моя воля окажется такой слабой в решающий момент.
когда голос резким звоном раздаётся в моей голове, я ничего не могу сделать, совсем. моё тело становится очень тяжёлым, словно свинцовым, а все мысли в голове исчезают за исключением одной: я бессильна. всё кругом превращается в какую-то смазанную, тошнотворную картину, из-за чего я жмурюсь и оседаю на колени, а потом плашмёй падаю на пол. стараюсь дышать глубже, чтобы хоть как-то удержать себя в сознании, но это дюже сложно. даже не сразу понимаю, что по моим щекам текут слезы, лишь когда солоноватый вкус касается моего языка. вот так всё и закончится - я оказалась бесполезной в столь важный момент, так что мужчина всё сказал правильно. я даже пошевелиться не могу, хоть и пытаюсь; никогда не чувствовала себя настолько отвратительно, как сейчас. - принц... - шепчу через силу, прислушиваясь к его словам; он унижается перед этим ублюдком ради меня! так не должно быть, это так не работает. прикусываю свою щёку изнутри, чтобы почувствовать боль или металлический привкус, но ничего нет. что это? даже движение пальцем даётся мне нелегко, но тем не менее я пытаюсь применить свою силу на ублюдке в короне. он лишь надрывисто смеется, замечая это, поднимает меня за волосы, чтобы глянуть в лицо. - знай своё место, девка. - он выплевывает эти слова, но у меня даже не хватает сил ответить, даже разозлиться. он отбрасывает меня в сторону, так, что я теперь могу разглядеть потолок над своей головой. но какой от того толк?

глаза расширяются в ужасе в момент, когда михаэль оказывается прямо надо мной, когда его большие тёмно-синие глаза, наполненные слезами, заглядывают в мои. я и сама продолжаю плакать - от собственного бессилия, от боли, которую приходится переносить моему господину, от положения, в котором мы оба оказались. - нет... - выдавливаю из себя простое слово, желая, чтобы он поднялся, чтобы не принимал весь удар на себя. мне хочется попросить его, или их, хоть кого-то, чтобы они били меня, но... - бить... меня, - они выходят беззвучными, но даже так эти два слова стоят больших усилий, вызывают боль, словно моё горло обожгли. почему так?
- оставь, - я слышала их предложение о том, чтобы убить меня и отдать на растерзание; я заслужила этого, потому что облажалась по полной в защите принца. да и чем я могу быть полезна его величеству теперь? лишь балласт, который приходится тащить по тёмным коридорам, следуя за этими выродками. мне сложно даже уцепиться за парня, не говоря о большем, потому время от времени покачиваюсь в разные стороны, чуть не слетая с его рук. но всё же михаэль не отпускает меня, несёт дальше, словно это самое важное. мне больно, что всё именно так. но имею ли я право сдаться просто от того, что от меня попытались избавиться? я должна быть полезна его высочеству, особенно теперь. ведь у него осталась только я... это опасение с лихвой подтверждается, когда мы проходим мимо тронного зала.
- михаэль, - шепчу ему на ухо, даже не представляя, какую именно боль он сейчас испытывает. даже словами утешить его не получится, ведь я не могу их произнести, да и банально подобрать тоже. я всегда была слишком слаба в этом, а сейчас совершенно ничего не изменилось, несмотря на то, что у меня отняли многое другое.

мы оказываемся в темницах, где слышатся и другие голоса; наверняка далеко не все согласились принять нового короля, и пока просто отправились сюда. наверное, кто-то из важных людей, кого можно показательно убить? это не важно для нас. нужно думать, как сбежать, что сделать, но я совсем не чувствую контроля над своим телом. так о каком плане может идти речь?
отыскиваю взглядом силуэт парня, но ненадолго - закрываю глаза, когда его пальцы касаются моей щеки. что он думает обо мне? его вопросы полны волнения, а последние слова вновь что-то тревожат в моей голове. становится уже легче произнести: - прости. - это короткое слово просто описывает моё сожаление из-за всего происходящего, через которое ему приходится проходить теперь самостоятельно. - я бесполезна, - всё ещё чувствую это: ни единого намёка на внутреннюю силу. а потом и вовсе проваливаюсь в сон, чувствуя, как тело накреняет сильно влево, но я не падаю - скорее нахожу удобное положение на ком-то.

с утра понимаю, что это может быть только михаэль. когда нам в камеру заталкивают водянистую кашу, то я испытываю скорее приступ тошноты, хоть и понимаю, что есть попросту необходимо. особенно наследному принцу, так что я отказываюсь от еды, а потом и от следующего приема пищи, и от следующего. у меня немного сводит желудок, но в остальном я не чувствую себя голодной, не чувствую никакого аппетита. правда, как я смогу стать сильнее в таком случае?
через пару-тройку дней всё же начинаю пытаться запихивать в себя ложки этой отвратной еды, да ещё и не без участия принца, к своему стыду, который помогает мне даже пить. это раздражает меня, не хочу быть обузой. стараюсь учиться заново держать предметы в руках, не поддаваясь дрожи, ощущая их вес в своей руке.
но времени оказывается недостаточно. вскоре нас навещает тот самый джокер, что должен забрать наследника к себе в цирк (а оттуда явно будет проще сбежать). - так-так, какой симпатичный мальчишка. девчонка на лицо вроде и неплоха, но выглядит слабой. - знал бы он меня раньше, то не осмелился бы сказать такого, но сейчас... да и учитывая, что я продолжаю сидеть, лишь поглядывая на него, опасения мужчины лишь подтверждаются. - на кой мне нужна бесполезная кукла? - он усаживается прямо передо мной, касаясь ладонью лица, из-за чего я всё же заставляю себя отодвинуться. с чего бы он решил, что может меня трогать? неужели думает о другом применении? - шитье и готовка, - если он не считает слишком опасным брать меня для этого. вдруг отравлю их, или испорчу все костюмы? второе впрочем не так страшно. - я вернусь в форму, - обещаю ему, впрочем не уверенная в том сама. - дайте месяц. меня не нужно кормить, и отдельное место тоже не нужно. - большие предложения все ещё даются мне очень сложно, но я правда стараюсь изо всех сил.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (02.01.22 23:29:15)

+1

24

Больнее внезапной беспомощности Элизабет может быть только ее жертвенность, выражающаяся в желании быть избитой или, того хуже, убитой. Я упрямо качаю головой, когда слова, едва слышные, все же звучат. Я с упрямством поднимаю ее под улюлюкание окружающих и несу по коридорам. Я цепляюсь за нее, как только может цепляться потерянный ребенок. У меня больше никого не осталось... Мне и не нужен был никто, я всегда хотел уехать отсюда и жить самостоятельно, но даже не предполагал, что это произойдёт так рано. Моя мама теперь никогда не познакомится со своей новой дочерью, моей женой?
Отмахиваюсь от горьких мыслей, ведь сейчас мне есть о ком заботиться. В первую очередь я должен избавиться от приказа, который давлеет над моим рыцарем, должен вернуть ей возможность вновь контролировать свое тело. Если бы только это было так легко! Просьба вернуться ко мне, кажется, не имеет никакой силы. Девушка лишь размыкает губы, чтобы сообщить о своей бесполезности и попросить прощения, и в ответ на это мне немедленно хочется начать протестовать:
— Перестань извиняться! Это не твоя вина.
Я тянусь и обнимаю ее, устраиваю головой на своем плече, глажу по перепутавшимся волосам. Если уж кого-то здесь нужно винить, то только меня.
— Я должен был послушать тебя, мы оба должны были уйти. Я должен был быть тише, пока мы бежали по коридорам...
Перечисляю совершенные ошибки и чувствую, как на месте пустоты в груди появляется тянущая боль. Она разрастается тем больше, чем отчетливее я осознаю:
— Я должен был связать нас воедино, тогда чужие приказы не имели бы над тобой власти.
Сжимаю ее в кольце своих рук крепче. Злые слезы в очередной раз смачивают мои ресницы. Злые они из-за того, что ритуал — это последнее, чего я желал нам обоим, а в итоге это теперь кажется каким-то невероятным благом, не проклятьем. До чего же жестокая ирония! Мне и в голову не могло прийти, что свобода дастся так дорого.
Не знаю, слышит ли девушка мои слова. Когда я чуть поворачиваю голову, то замечаю, что ее веки опущены, а тяжелое прежде дыхание выровнялась. Может быть, поспать и правда будет лучшей идеей...
Просыпайся здоровой, — прошу я, в очередной раз используя голос, но не шибко надеясь на результат.

Следующие несколько дней превращаются для меня в настоящую пытку, хотя бы из-за того, как именно мы вынуждены существовать: в ужасной сырости, среди вони чужих, да и собственных испражнений, без единой возможности нормально умыться. Еда тоже оставляет желать лучшего: в первое утро нам приносят миску каши, от которой Элизабет сразу же отказывается. Я вожу ложкой по этой массе с отчетливой брезгливостью: как такое можно проглотить? Правда уже к вечеру мой желудок сводит, так что на следующее утро я с трудом, но съедаю несколько ложек и заставляю проделать то же самое мою подругу.
— Ты должна есть, иначе у тебя и правда не останется сил, — убеждаю ее как можно более мягко, но все же непреклонно.
Да и не только убеждаю: мне приходится помогать девушке держать ложку и подносить к ее губам чашку с водой. Я прежде никогда ни о ком не заботился, но это оказывается даже приятно, а еще отлично помогает отвлекаться от мыслей о гибели родных и незавидном положении.

Ты вовсе не бессильная! — я пытаюсь опровергнуть чужой приказ нехитрой формулировкой следующим же утром, но эта попытка разбивается также легко, как волна разбивается о скалы.
Если бы я был менее упрямым, то может сдался бы. Если бы я знал Лиззи чуть хуже, то решил, что и она ждет, когда я сдамся. Вот только мы вместе уже несколько лет, мы оба вовсе не такие покладистые, как можно подумать.
Перестань подчиняться чужому голосу! — идея такого приказа мне приходит в голову как-то спонтанно.
Жаль, что и это не срабатывает в должной мере. Зато отнимает силы... Почему я устаю, если лучше не становится?
— Я хочу, чтобы ты говорила. Говори!
Решаю начинать с мелкого. Вдруг начнутся подвижки? И девушке как будто действительно становится чуть легче произносить слова.
Перестань дрожать! Ложка не тяжелая!
Вся моя жизнь будто становится сплошным приказом. Я никогда не тренировался с таким усердием как теперь, но и результат мне никогда прежде не был так нужен.
— Скажи, что это хоть немного работает, — прошу я спустя некоторое количество времени, устало привалившись спиной к холодной стене.

Джокер навещает нас дня через три после начала заточения. Признаться, я даже почти радуюсь тому, что мы сможем выбраться из тюремной камеры, хоть та и сменится на передвижную клетку. Еще мне немного любопытно увидеть жизнь циркачей изнутри, хоть и очевидно, что на собственное пропитание теперь придется зарабатывать.
Оценивать нас начинают, конечно, по внешности. Я чуть морщусь, когда пижонского вида мужчина заявляет, что мы с Элизабет вполне ничего на лица, но не протестую. Зато когда девушка говорит, что ее не нужно кормить, сдерживаться не собираюсь.
— Что за бред? Конечно, она должна есть и ей нужно теплое место, чтобы спать. Об остальном я позабочусь и она скоро поправится.
Не знаю, что именно этому Джокеру известно о силе королевской семьи, но смотрит он вроде без подозрения. Неужели не знает? Если так, то со стороны Гробовщика это попросту глупо. Может быть, я не слишком силен в этом, но уж приказать отпустить себя и не преследовать смогу. Когда наши с Элизабет дела наладятся, когда она сможет подняться и уйти со мной — даже сделаю. Сжимаю девичью руку в своей, опасаясь думать о том, что такого может и не случиться.

Наше новое место жительства: колышущаяся от любого легкого ветерка походная палатка. Здесь мало места и мало света, зато можно спать почти прижавшись друг к другу и можно выйти на улицу в любой момент. Нас особо не охраняют, только следят, чтобы я приходил на тренировки и выкладывался там по полной, а еще не отлынивал от работы на кухне, которой хватает даже учитывая постоянную помощь Лиззи.
Работать я не привык, но жаловаться не собираюсь. Утро за утром, поднимаю себя с постели, почти скрипя от натуги, и иду заниматься делами. По вечерам обязательно делаю массаж своей подруге и пробую на ней пару десятков формулировок приказов, каждая из которых сводится к одному и тому же.
Со временем мы то ли привыкаем к беспомощности, то ли та становится меньше? По крайней мере, через полтора месяца со дня происшествия слабость напоминает о себе все меньше, а попытки ходить, которые я заставлял девушку предпринимать раз за разом, держа ее за руки, приносят плоды.
— Ты умница, Лиззи! — я вот тоже стал сильнее, так что с трудом, но теперь уже способен подхватить девушку на руки, чтобы немного покружить.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:19:33)

+1

25

как господин может быть столь снисходителен к своему слуге? как он может столь безропотно прощать такой огромный промах, за который обычно лишают жизни? я не знаю, не понимаю, несмотря на то, что нахожусь подле него уже столько лет. его сердце слишком чуткое, слишком понимающее, слишком заботливое. кажется, что он соткан из всего светлого в мире, но эта же наивность может его погубить. отчаяние хватает меня за горло всякий раз, когда я думаю об этом; к этому дополнительно примешивается и тот факт, что я должна его защищать в таком случае! но что, если я так и не смогу вернуться к привычной форме, что если действительно так и останусь довеском, который будет тянуть его ко дну? мне никогда в жизни не было настолько страшно, как сейчас.
но всё становится даже хуже, когда я слышу слова михаэля; его вина? должен был послушаться меня? нам действительно стоило убежать вместе, но и здесь я облажалась, так как не была готова к реальным обстоятельствам. в теории всё выглядело значительно проще, но я оказалась слишком самоуверенна, за что и поплатилась. мой принц доверил свою жизнь именно мне, но я его подвела. оттого так сильно хочется возразить в ответ на его слова, но сил совсем нет, а сознание таки понемногу мутится, превращается потихоньку в кромешную тьму. он даже упоминает обряд связывания, через который позволил мне не приходить... и это даже в какой-то степени обидно, несмотря на то, что я понимаю логику его рассуждений в этом вопросе. жаль, что реальность ускользает от меня, а если бы и не так, то я слишком слаба, чтобы спорить, чтобы приводить аргументы, чтобы убеждать его в обратном. однако, запоминаю, что в будущем просто обязана это сделать! для его же блага; в конце концов, ему сейчас и так тяжело, а тут ещё и чувство вины перед простой служанкой. ну где это видано?

мне стыдно, что нам приходится находиться в таких условиях, но... радует хотя бы то, что я не потребляю много жидкости, а значит не так часто хочу в туалет, потому что это отдельная сложность, с которой нет-нет, а приходится сталкиваться. да и сама отворачиваюсь всякий раз, когда мой принц делает свои дела в ночной горшок, понимая, насколько это по особенному стыдно для кого-то королевских кровей. с едой всё оказывается сложнее, потому что принесённое не вызывает аппетита даже у меня (а я более-менее привычна к простому столу).
но на один из последующих дней благоразумие просыпается из-за активных уговоров со стороны принца; мне нужны силы, чтобы защищать его, вот в чём кроется правда. а сейчас я чувствую себя всё ещё довеском, каким никогда раньше не позволяла себе быть. как же резко всё может измениться, да ещё и так критично.
михаэль же действительно старается вытащить меня из этого состояния и я лелею мечту о том, чтобы у него это получилось. разум же прекрасно понимает, что это вовсе не будет легко, да и едва ли скоро. вздрагиваю всякий раз, когда его голос эхом отражается в моей голове и наблюдаю за тем, как слабеет он сам. это неправильно. - отдохни, - прошу я каждый раз, желая предотвратить это. мне не хочется, чтобы он расходовал свою энергию, да ещё и в таких количествах! хотя мне становится легче, поэтому я бы не хотела, чтобы он перестал делать это совсем. так ко мне возвращается хоть какая-то лёгкость в произнесении слов, и в привычном обращении с другими вещами, которые не кажутся такими тяжелыми, как и мои собственные конечности.
поворачиваю голову и склоняю ту к его плечу, цепляюсь пальцами за его рубашку. длинные предложения (больше пяти слов) всё ещё даются тяжко, но это необходимо тренировать. - не выматывай себя, прошу. - эти важные слова он просто обязан вбить себе в голову, потому что всякая сила требует определённой жертвы, мне ли не знать. а если он ещё и не научился с ней обращаться в совершенстве, то тем более. - мне гораздо лучше! я говорю, и двигаюсь. - больше не напоминаю настолько безжизненную куклу.

по крайней мере, так кажется, пока в камере не объявляется джокер, слишком уж желающий прибыли, а не нахбленичества. это желание можно понять, так что приходится придумать для себя хоть какое-то применение. правда, про ненужность еды я всё же загибаю; сначала подумала, что смогу добывать её самостоятельно, чтобы не пользоваться чужими ресурсами, но как? если у меня сейчас настолько слабые навыки, уж тем более к выживанию, так что... слова михаэля однозначно звучат разумно, пусть и заставляют меня смутиться. видимо, я всё ещё слишком желаю себя наказать за произошедшее, потому и лезут всякие идиотские мысли.
мне очень везёт в том, что господин не оставляет меня и помогает во всём. нас ожидает не менее суровая жизнь в палатке, которую я собираюсь улучшить со временем, добыв плотную ткань, чтобы окружить ей все внешние стороны. зато снаружи есть туалет, пускай и общий, а также подобие ванной, тоже общей, но в неё никто и не плюхается - просто выливают на себя ведра воды. правда, мне в этом плане приходится просить помощи, потому что поднять ведро - даже небольшое, - всё ещё проблемно. михаэль делает это молча, плотно закрыв глаза, хоть я и не представляю насколько это неловко, тяжело для него.
я всё жду момента, когда стану достаточно самостоятельной, чтобы не докучать его, но... пока всё ещё сложновато делать некоторые вещи самой. очень стараюсь помогать своему господину во всём, как и прежде, но лишь в силу возможностей. бесит, что пересечь границы всё никак не получается. и это при том, что он очень старается с приказами, которые понемногу вытаскивают меня из бездны, но стоят слишком дорого. - не стоит делать это так часто, так много. пожалуйста. - говорю ему всякий раз, поглядывая в изможденное лицо. мне тяжело смотреть на него таким; он принц и заслуживает лишь самого лучшего, так как же всё обернулось так?
но мы вместе радуемся всем улучшениям, однажды он даже поднимает меня на руки, как какую-то принцессу, тем самым заставляя раскраснеться. - не поднимай тяжести так часто. - выдыхаю смущенно, всё же решая, что это сейчас не самое важное. - всё лишь благодаря тебе, - продолжаю держаться за его плечи, когда он опускает меня на землю. - поэтому никогда не вини себя в случившемся. мне стоило вывести тебя самостоятельно тогда, а не ждать, пока ты уйдешь сам. но я приняла опрометчивое решение. - виновато заглядываю в его глаза, испытывая всё тот же привычный стыд. - а ещё ни за что не жалей о том, что ты оставил мне свободу! я никогда не слышала о таких прецедентах, но сама была рада, что ты принял такое решение. я хотела иметь возможность решать за себя. - мне больно от того, что он винит себя в подобном. это совсем не то, чего я бы хотела. - мы преодолеем всё это, я стану сильнее и тогда мы вернёмся за реваншем. а ты станешь королём. - высказываю то своё давнее желание без какого-либо стыда. теперь это правильно. - я всегда считала, что король должен заботиться о своём народе, и ты идеально подходишь на роль. кто бы ещё стал заботиться о своем непутевом рыцаре столь самоотверженно?

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

+1

26

Жизнь простого человека, а не окруженного заботой и роскошью принца сложна. Это становится понятно еще в темнице, но в цирке контраст лишь разительнее. Нам выделяют палатку, где не слишком-то тепло даже днем, не говоря уж о ночи. Нам показывают общественный туалет — дырку в земле, а еще бани — отгороженный тканью участок без крыши, где любой желающий может опрокинуть на себя ведро ледяной воды. После вонючего подземелья мне больше всего хочется как следует вымыться, отскоблить с кожи всю приставшую к ней грязь. Вот только об этом желании приходится быстро позабыть, ведь не видать мне больше роскошной ванны с горячей водой и ароматным мылом. Меня хватает ровно на пять минут обмываний, после которых я выбегаю прочь, стуча зубами и не чувствуя себя даже на толику чище.
Выдержка Элизабет в этом плане куда лучше. Девушка раз за разом просит меня помочь ей с купаниями и если первое время я спорю, опасаясь за ее здоровье, то потом легко сдаюсь. Она сильная, хоть и не выглядит больше таковой, а еще ей это как будто нравится. Раз за разом мы приходим в купальни, где я, зажмурившись, выливаю на нее одно ведро за другим. Щеки при этом алеют от стыда, но не делать — нельзя. Кто еще сможет помочь ей, если не я? Хорошо, что по крайней мере она остается в тонкой сорочке, прикрывающей тело хотя бы как-то.
— Не понимаю как такое может нравиться, — в итоге вздыхаю я однажды, когда мы идем прочь. — Неужели тебе не холодно?
Может быть, однажды и я смогу переносить подобное с легкостью? Хотя быстрее, думаю, смогу заработать денег, чтобы пойти в настоящую баню. Я знаю, что такие есть.

Кроме обыденных вещей мы заговариваем и о том, что волнует куда больше, а это — наше будущее. Каждый разговор заводит именно Лиззи. Сначала она просит меня не стараться так отчаянно вернуть ей потерянное. Такое желание вызывает у меня чувство недоумения и негодования: как же так, ведь не для себя стараюсь! И я не медлю с тем, чтобы воспротивиться:
— Я хочу, чтобы ты снова стала собой. Как я могу просто сидеть сложа руки? Чем лучше будет мой контроль, тем больше шанс, а для этого нужны тренировки.
Девичьи руки в моих руках выглядят такими маленькими и хрупкими, будто тонкие веточки дерева. Я чуть сжимаю их, заглядывая в ее глаза. Среди моих стремлений только такие, которые сделают нашу жизнь лучше. Отказываться от этого нельзя.

Следующее замечание я тоже собираюсь пропустить мимо ушей. По крайней мере, очень стараюсь не реагировать, когда девушка велит не таскать тяжести, говоря о себе. В итоге же подбрасываю ее немного в своих руках, лишь на мгновение позволяя потерять надежную опору.
— Как можно быть такой холодной? Это ведь радостный момент! — восклицаю задорно, но с толикой недовольства.
Правда на этом ничего не заканчивается и речь заходит о более важных вещах. Я рефлекторно опускаю свою подругу на землю и сажусь рядом, не спеша отодвигаться, слушаю внимательно все, что она хочет мне сказать. Как долго эти слова копились? Неужели все то время, что она была вынуждена оставаться безмолвной? Воспоминания о моем сожалении, связанном с непроведенным ритуалом, уж точно родом из тех черных времен. Больше я не позволял себе упоминать об этом вслух.
— Ты права, прости. Я не стану жалеть о нашей дружбе. Тот выбор был самым разумным в моей жизни и надеюсь, что так будет дальше, — поднимаю руку, чтобы погладить ее по щеке.
Как бы там не обернулось, а сейчас мы есть друг у друга. Это помогает мне подниматься день за днем и идти дальше вместо того, чтобы окуклиться и жалеть себя, жалеть свою погибшую семью. Я скучаю по родителям и брату до безумия, но с этим уже ничего не поделать. Хотя мысль о том, чтобы стать однажды королем и кажется предательской. Вздрагиваю, когда Лиззи упоминает это, опускаю глаза к земле.
— Королем должен был стать Сиэль. Не знаю, могу ли я занять это место... меня к нему никогда не готовили...
Заботы о рыцаре или мыслей о всеобщем благе явно недостаточно, чтобы стать мудрым правителем. Но не то чтобы Гробовщик был образцовым правителем. За время, проведенное в цирке, я успел наслушаться о его методах правления всякого, чтобы усомниться в них, но ведь критиковать всегда легко.
— Я забочусь о тебе, ведь ты мой друг, моя единственная семья. Кто-то другой... это и дело другое.
Сжимаю кулаки, на миг допуская, что мне придется заботиться о Джокере, с удовольствием согласившемся выставлять принца на потеху публике. Еще не хватало! Правда уже следующая мысль о том, что даже такой человек может быть полезен, заставляет задуматься.

Воплотить свою внезапную идею в жизнь будет непросто, но я все же собираюсь поработать в этом направлении. Начинаю, правда, с Долл, девчонки-акробатки моего возраста. Она выглядит наивной и подобрать к ней правильный подход оказывается несложно. Уже скоро я обзавожусь помощником во всех делах: на тренировках, на кухне, во время купания. Она соглашается помогать не только мне, но и Лиззи, хотя я понятия не имею, как рыцарь относится к такому.
Зато ее дела продолжают улучшаться, как и мой контроль над голосом. Физическое выздоровления затягивается на полгода, но спустя это время девушка все же приступает к тренировкам, которые однажды приведут ее на цирковой манеж.

— Я горжусь тобой, — говорю перед выступлением, сжимая ее руки в своих. — Ты очень сильная, Лиззи.
Странно радоваться унизительной необходимости кривляться перед собравшейся публикой, но даже в этом я нахожу некоторое удовольствие. В конце концов так мы становимся ближе к тому самому простому народу, о чьей любви я грезил с детства. Теперь же делать это можно не в одиночку.
— Ты очень красивая сейчас, — улыбаюсь, окидывая ее взглядом.
Алое платье из блестящей ткани идеально гармонирует с цветом глаз, а пара шпаг на боку немного напоминает о прошлом. Жаль, что это не показательное выступление королевского рыцаря, а всего лишь фехтование для потехи, но даже так оно будет потрясающим, я уверен.
— Удачи тебе, — тянусь ближе, чтобы оставить легкий поцелуй на вмиг вспыхнувшей щеке.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:19:49)

0

27

я с раннего детства была привычна к походным условиям: простая еда, общая ванная комната (где условия, впрочем, были немного лучше), ранние подъёмы, усердные тренировки. правда, после довольно длительного проживания во дворце, моё тело отвыкло от подобного, поэтому поначалу всё это окажется дюже неудобным, а в отношении принца ещё и неправильным. но нас всегда учили, что нужно подстраиваться под любые условия, какими бы ужасными те ни были, и находить возможность сражаться за своих господ.
но я понимаю, что михаэлю необходимы: нормальная ванная, где он сможет искупаться спокойно и приятно, большая мягкая кровать, на которой он сможет отдохнуть после тяжёлого и выматывающего дня, качественная одежда, в которой будет комфортно передвигаться. когда я смогу обеспечить всё это? сложный вопрос, на который у меня нет толкового ответа. зато я продолжаю усердствовать, чтобы вернуться в колею - ищу возможности обрести свою прежнюю форму даже в мелочах. например, стараюсь мыться почти каждый день, несмотря на ледяную воду, желая привыкнуть к таким обычным действиям как - тереть своё тело, вытираться, раздеваться и одеваться, а в последствии хочу полностью забрать и обязанность поливать себя водой самостоятельно.
пока же приходится довольствоваться имеющимися возможностями. - я не говорю, что мне это нравится. но я ведь сплю с моим принцем, так что просто обязана быть чистой. да и эта рутина помогает мне освоиться, - цепляюсь за его локоть, пока мы идём обратно до нашей палатки. всё ещё ощущаю себя старушкой, но уже немного меньше, а это хоть что-то.

и этому очень сильно способствует михаэль, который, как по мне, слишком старается. но и объясняет это тем, что для голоса просто необходимы тренировки, как, пожалуй, и для всего в этом мире. мне остаётся лишь вздохнуть и надеяться, что он контролирует этот момент, что он никогда не позволит себе переусердствовать. потому что иногда мне кажется, что он настроен даже слишком решительно... и мне от того становится неловко, ведь я сама едва могу помочь ему в этом. так неприятно, что ему приходится выручать меня, защищать меня, а не наоборот.
наверное, потому и возмущаюсь всякий раз, но вовсе не от того, что мне это не нравится, а скорее потому, что чувствую себя не в своей тарелке. ведь всё продвигается совсем не так, как должно быть. он создан для того, чтобы его оберегали, а я - для того, чтобы оберегать. так почему он поднимает меня на руки? почему выручает постоянно? - я не холодная! просто должна беречь тебя, - он не хочет этого понимать? или считает, что теперь это изменилось? по крайней мере, он говорит, что мы - друзья. и это действительно стало так за последние годы, даже отрицать сложно. - вот и хорошо, что ты считаешь также. - улыбаюсь ему, не обрывая прикосновения.
- знаю, что не готовили. но я верю, что ты станешь мудрым правителем. и я верю, что твои родители, и наследный принц хотели бы, чтобы ты занял это место теперь, - а кто ещё, если не он? он замечательный человек и единственный выживший из прямых наследников; это будет правильно. но... я ни разу не замечала, чтобы он плакал о своих родных, пусть мы и постоянно вместе. что, если он сдерживается, чтобы не показаться нытиком передо мной? кажется, что об этом тоже стоит поговорить. - я хочу сказать, что мне очень жаль, что всё обернулось вот так. я не очень хорошо подбираю слова, но... то, как поступили с твоей семьёй, это просто ужасно и бесчеловечно. я больше умею говорить на языке войны, потому и предлагаю отобрать то, что принадлежит тебе по праву теперь и не позволить разрушить наследие. - но сможет ли это хоть немного подлатать рану в сердце? есть сомнения. зато мы определённо самые близкие люди друг для друга.

жаль только, что в наш маленький и уютный мир вмешивается какая-то подозрительная девчонка; кажется, что михаэль доверяет ей, да я и сама вижу в ней лишь наивность, может даже и искреннее желание помочь. но... мне ли не понимать, что всё это может быть лишь наигранностью, попыткой втереться в доверие. хочет ли она каким-то образом навредить принцу, или использовать его в своих личных целях? не знаю пока что, но не спешу вмешиваться, наблюдая за ней со своей стороны. всё хорошо, покуда господин не проявляет к ней излишний интерес.
- эта девушка... почему ты вдруг решил подружиться с ней? - мне искренне интересно, почему он выбрал именно её, почему вообще выбрал именно кого-то женского пола. не стоит также забывать, что он - юноша, которому не чужда симпатия к другому полу. я не так много знаю об этом, но то, как они разговаривают, как улыбаются друг другу, как обнимаются иногда... заставляет думать о том, что между ними может что-то быть! и от того моё собственное сердце сжимается, а разум отталкивает подобную мысль. почему вдруг?
конечно, долл действительно помогает нам во многих делах, но уверена, что мы бы и сами справились. может она ускорила процесс? хотелось бы верить в то, что всё это было хотя бы полезно. но в конечном итоге я собираюсь сделать так, чтобы она всё же отдалилась от юного принца, хотя бы пока я лично не проверю её ( правда, не уверена, что дело только лишь в простых подозрениях ). ведь теперь моё физическое состояние укрепилось, стало гораздо лучше; я вернулась к тренировкам, я могу делать все свои дела самостоятельно, а значит и помощник нам не нужен.
правда, не так-то просто отвадить её от нас. да и... подмечаю, что михаэль также обращается и со мной. говорит комплименты, улыбается мне или прикасается. это его манера дружить? или просто проявление симпатии к девушкам? мог ли он увидеть во мне что-то большее за последнее время? а значит и в ней тоже? о чём я вообще думаю? сумасбродная! проблема в том, что я не занимаюсь тренировками, которые держали бы голову холодной.

но ведь перед моим первым выступлением в этом чёртовом цирке, он действительно выглядит очень довольным моим новым обликом. сама я даже не знала, как отнестись к этому вульгарному, откровенному в каком-то смысле, платью и не могла понять, как оно смотрится на мне. потому комплимент парня заставляет меня раскраснеться, а поцелуй и подавно. взглядываю на него с удивлением, пытаясь разгадать намерения. дело во внешнем виде, которое привлекает взор? не только его ведь. - ты считаешь, что это мне идёт больше? я выгляжу так красивее? - мне действительно интересно его мнение; ведь долл чаще ходит в подобном наряде, может потому и приглянулась? - ладно, я пойду. спасибо. - за поддержку, в любом случае. учитывая, что придётся позориться на потеху всей публике.
но это смущение не идёт ни в какое сравнение с тем, что приходит с мыслями о михаэле. вряд ли я нравлюсь своему господину, но почему-то это ощущение сохраняется стоически. я ведь уже не маленькая девочка, так почему вдруг ринулась в подобные размышления? может просто потому, что хочу избавиться от другой девчонки?
- если у тебя есть какие-то недобрые намерения, то я обязательно об этом узнаю и тогда... - да, я позволяю себе угрожать долл, которая чувствует себя слишком уж раскрепощено. что с ней не так? я и сама понять не могу толком, но не хочу видеть её рядом.
правда, она явно хочет остаться: даже жалуется на меня михаэлю (как по детски!). - я защищаю тебя, потому что для меня это важно. - сразу отвечаю я на вопрос почему, вздыхая. стоит ли сказать больше? что мне, например, не нравится, что он проводит с ней так много времени? он ведь говорил, что я его друг, что я его единственная семья теперь. так почему вдруг она?

а потом михаэль неожиданно подхватывает простуду. то ли из-за того, что мы всё же сходили в баню, а потом распаренные вышли на улицу, то ли по иным причинам, но всё же факт остаётся. я трачу все свои запасы, чтобы позвать врача хотя бы среднего класса (хотя на деле очень хочется найти королевского лекаря), купить лекарства и плотную ткань для шатра, но долл тоже не сидит сложа руки. заботится о нём, стоит мне только отойти куда-то, лезет куда не просят со своими советами... правда, в это время я не настолько думаю о ненависти к ней, как в обычное время - есть дела поважнее.
но у всего есть предел. поэтому, когда я захожу в нашу палатку с горячим чайником и застаю её на своём месте, а именно - в постели рядом с парнем, терпение заканчивается. с тяжело сохраняемым спокойствием прохожу вглубь, чтобы поставить чайник с водой на пошарпанную тумбочку. лишь затем подхожу к девчонке, чтобы прошептать: - уходи, - всё остальное я могу сказать и на улице. правда, она лишь сильнее вцепляется в михаэля, обнимает его и гладит по волосам, что почти пробуждает ярость в груди. - я останусь. человеческое тепло тоже необходимо для лечения. - сжимаю руки в кулаки, заставляя себя не пытаться отволочь её от парня. мне не хочется, чтобы он проснулся и, кто знает, возможно так ему действительно легче.
завариваю лекарство на травах, жду пару десятков минут, а затем аккуратно прикасаюсь к плечу принца. - нужно выпить лекарство, - помогаю ему приподняться, чтобы выпить настойку, пока долл поглаживает его ладонь (чем продолжает раздражать!).

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

0

28

Одна простая фраза, упоминание совместной ночевки, что-то меняет в моем восприятии. Казалось бы, что в этом особенного? Мы с Лиззи просто делим на двоих одну палатку и постель, никак по-особенному друг к другу не прикасаемся и даже не помышляем о таком, но все же это... странно, почти интимно. Мои родители делили одну спальню и одну постель на двоих, но они-то были женаты! Мы же просто друзья, хоть и делаем то же самое. Или это только мне так кажется? Девушка-то явно старается быть мне приятной, уж не знаю в каком из смыслов.
Становится даже стыдно, что сам я не так слежу за своей чистотой. Даю себе зарок исправить это, постараться привыкнуть к нечеловеческим условиям и уже этим вечером обязательно привести себя в порядок.

Лиззи вообще очень помогает мне становиться лучшей версией себя. Это касается и вопросов гигиены, и серьезного подхода к возможному правлению. Она считает, будто я стану мудрым правителем, в то время как я сам вообще себя таковым не вижу. Пока что мои мысли занимает вопрос выживания, да необходимость смириться с возможной ролью правителя. Принять такое непросто, ведь все мои мечты о простой жизни канули в небытие слишком стремительно. Теперь я никогда не смогу стать торговцем и шить игрушки в свое удовольствие.
Горько улыбаюсь девушке, старающейся меня поддержать. Она и правда делает все, что может и мне не в чем ее винить.
— Спасибо, Лиззи. Я счастлив, что ты есть у меня, — отвечаю только это, не имея сил подобрать другие слова.
Хотел бы мой брат, чтобы я занял его место и стал королем? Как отреагировал бы на такое предательство отец? Они оба только казались мягкими, а на деле готовы были воевать за свое право и использовать любые методы. Видимо, то же самое теперь предстоит мне.
— Если когда-то я и правда стану королем... то мне понадобится еще больше поддержки.

Но пока между нами как будто пролегает трещина? Моему рыцарю не слишком нравится Долл, но очевидным это становится далеко не сразу, лишь после ее вопроса о причинах моей привязанности. В этом вопросе проскальзывает... ревность? Будто на то есть причины, будто цирковая девчонка хоть в чем-то может быть лучше моей давней подруги.
Я тянусь вперед, чтобы взять Элизабет за руки [привычный уже жест] и заглянуть в ее глаза.
— Она может быть полезна, поэтому я держу ее рядом. Если мы собираемся свергнуть Гробовщика, то для этого понадобятся сторонники, а людям из этой труппы он доверяет. Вдруг им известно что-то важное, провокационное. В доверие к Джокеру я тоже хочу втереться...
Мое признание звучит почти шепотом. Нас не должны услышать или раскусить! Соблюдение секретности очень важно, как и становление полноценными членами команды. Если за нами перестанут следить, если нас перестанут подозревать, то действовать станет легче. С момента же, как Лиззи стало отчетливо лучше, я чувствую контроль и подозрительные взгляды почти постоянно.
— Нам нужно стать частью основного состава, стать для них незаменимыми. Тогда можно будет рассчитывать если не на поддержку, то хоть на невмешательство. Мы не можем оставаться тут постоянно...
Я тянусь и убираю с глаз девушки прядку волос, пропускаю их между пальцами. Здесь такие ужасные условия для купания, нет совершенно никаких уходовых средств, но при этом волосы такие мягкие! Бережно перебираю их, наслаждаясь непривычным ощущением, но понимаю странность таких действий далеко не сразу. Как я выглядел со стороны?
— Извини, задумался, — выдавливаю смущенную улыбку.

Мой неловкий комплимент прямо перед первым выступлением становится будто следствием предыдущей ситуации. Лиззи словно сомневается в моей искренности или стесняется из-за непривычного внимания ко внешности? Мне и самому такое странно. Она всегда была миленькой, она приглянулась мне из-за симпатичного личика и потрясающих волос, но сейчас что-то изменилось. Ее короткое платьице дает отличный обзор на красивые стройные ноги, а вырез декольте демонстрирует изящную шею. Мой взгляд нет-нет, а останавливается то на одном, то на другом и тело прознает миллионами маленьких разрядов. Не понимаю...
— Ты всегда красивая, даже в простой крестьянской одежде, — говорю я сразу. — Платье же красиво оттеняет твои волосы и гармонирует с глазами. Я не знаю как объяснить, это просто... вау.
Хорошо, что почти сразу после этих слов объявляют выход и дальнейших расспросов я избегаю. К моменту же нашей следующей встречи девушка уже переодевается в привычную одежду и странные ощущения в моей груди пропадают.

Я надеялся, что рассказа о намерениях в отношении Долл будет достаточно, но на деле это почти ничего не меняет. Девушки будто конкурируют между собой и если Элизабет не позволяет себе жаловаться вслух, то вот ее «соперница» не гнушается никакими средствами. Сначала она просто ноет из-за поведения моего рыцаря, а потом и заставляет оправдываться. В моей груди немедленно поселяется чувство гадливости. Может зря я затеял эту «дружбу».
— Лиззи, пожалуйста, не нужно, — пресекаю я сразу же все объяснения.
Мне таковые не нужны, я и без этого верю в искренность ее намерений!
— Ты — самый главный человек в моей жизни. Я доверяю твоим суждениям. Если Долл тебе не нравится... хочешь, я перестану с ней общаться? Поищем другой способ снискать расположение Джокера. Хотя может и он нам не нужен. По-настоящему влиятельные сторонники будут важнее.
Прежде мне казалось, что цирковая труппа может быть полезной, но если это становится камнем преткновения между нами, то я готов от них отказаться.

Наверное именно эти мысли, движущиеся по кругу, делают меня рассеянным, невнимательным к собственному здоровью. Я подхватываю простуду в купальне или это из-за слишком легкой одежды? Сложно судить, но даже так я не сразу обращаю внимание на легкую ломоту в теле, боль в горле и осипший голос. Очевидной болезнь становится только после того, как однажды утром я не нахожу сил, чтобы подняться с постели.
— Мне так стыдно... — шепчу растерянно, когда Элизабет разводит кипучую деятельность и даже приглашает врача. — Прости, что пришлось потратить на меня все скопленные деньги. Они могли бы пригодиться для иного, — вздыхаю, чувствуя вину за это.
Лучше бы мы купили хорошей одежды или использовали средства во время побега! Врач же, не слишком полезный, забирает их, а в обмен не дает почти ничего.

Я много сплю, вымотанный постоянной температурой и кашлем. Я едва ли что-то ем или соображаю.
Мне снятся сны, слишком путанные, чтобы разобраться в них. Из-за жара перед закрытыми веками то и дело предстают картинки ужасного прошлого: тела моих родителей в луже крови; ужасный приказ гробовщика, прижимающий мою Лиззи к земле; постыдное первое выступление на арене цирка.
Реальность ненамного лучше: перед глазами все плывет, а чужие голоса ввинчиваются в уши болью. В мутном мареве светильников я различаю силуэт Элизабет, которая и разбудила меня, замечаю протянутую ею кружку с отваром. Лекарство?
— Не стоило тратиться на меня.
Сажусь в постели, чтобы принять отвар, но одна рука оказывается чем-то занята. Тогда приходится повернуться и взглянуть на это что-то, и заметить Долл, глядящую на меня какими-то... странными глазами, сидящую на второй половинке нашей постели.
— Что ты здесь делаешь?
Во время сна и правда был момент, когда мне сделалось тепло и уютно. Я думал, что это могло быть тепло от одеяла, которое на меня накинули, но кажется все дело в человеческом присутствии. Щеки немедленно вспыхивают, хотя на них и до того играл румянец. Как же это неловко!
— Ты должна уйти, Долл. Ты занимаешь место Лиззи.
Сейчас у меня нет сил, чтобы быть корректным и думать о будущем. Сейчас я просто хочу остаться в компании того единственного человека, которому доверяю полностью. Не хватало только играть на публику в момент, когда мне так плохо!
— Лиззи, ты ведь побудешь со мной? — спрашиваю неловко, чувствуя на языке горечь настоянных лекарственных трав.
Не знаю, правда, как именно она должна со мной побыть... Просить забраться ко мне под одеяло будет странно?
Вздрагиваю, когда чужая ладонь касается моего запястья и скользит выше, к локтю. Кажется, циркачка не ведает стыда и не понимает просьб оставить нас наедине. Раздражение, причиной которому наверняка является усталость, поднимается в моей груди, а за ним не заставляет себя ждать и приказ:
— Долл, уйди, пожалуйста!
Мне даже не стыдно за использование голоса. Она ведь все равно не поймет, что это был он. Зато, наконец, оставит в покое.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:20:05)

0

29

наверное, отчасти я слишком наседаю на него, говоря о том, что он станет хорошим королём и вообще непременно должен это сделать. в конце концов, если вспомнить его детские мечты шить игрушки и желание стать продавцом, близким к народу, то мои слова оказываются даже жестоки. но я всё же решаю, что это лучше, чем оставлять его жить в собственных фантазиях и надеждах обрести ту жизнь, которая теперь ему недоступна. быть королём - большая ответственность, которую не каждый захочет взять на свои плечи; особенно, если этот человек не слишком-то охоч до власти. и, в отличие от своего брата, михаэль никогда не думал о том, чтобы отнять это место силой - оно попросту его не интересовало. мне жаль, что судьба распорядилась именно так теперь! но чем быстрее он примет это - тем лучше будет для него в первую очередь, и для его поданных во вторую. хорошо, что он сразу мыслит о поддержке - нам определённо понадобятся сторонники, которые имеют вес в этом королевстве. уверена, что далеко не все в восторге от нового правителя - особенно, если учесть все слухи о ведении его дел, да и тот факт, как именно он дорвался до этого места.
правда, я не уверена, что цирковая группа способна посодействовать нам в этом; по крайней мере, такая не важная девушка как долл. но я понимаю намерения своего принца, потому киваю головой. ему уже сейчас приходится рассуждать о том будущем, что нас ждёт, приходится предпринимать какие-то шаги, которые должны отразиться на дальнейшей попытке отстоять право занять престол. - ты прав. нам было бы неплохо узнать, какие именно отношения связывают нынешнего правителя и джокера. они просто старые друзья? или есть какой-то долг, который связывает их? возможно, джокер даже как-то помогал в набеге, что делает его королевским изменником. знаю, что угрозы - не лучший вариант, но если других не останется, то можно будет попробовать дожать его. - вздыхаю, понимая, что это всё уже слишком. да и есть нечто получше, то, что позволит не марать руки. - а ещё твой голос... возможно, со временем получится добиться присяги верности тебе, но не знаю, насколько ты захочешь применять подобное. - это ведь почти жестоко? если подумать. а его варианты более мягкие, пусть и более длительные. возможно, чтобы стать хорошим правителем, не нужно принимать резких решений. хотя, иногда?..

в своих государственных предложениях он не удивляет меня, зато делает это с лихвой, когда дело доходит до межличностных отношений. мне едва удаётся сдержать вопрос, когда он касается моей пряди, ведёт по ней пальцами заботливо, нежно, словно это доставляет ему удовольствие. потом он, правда, отпирается и говорит, что просто задумался; и я решаю - действительно, с кем не бывает? но комплименты, объятия и даже поцелуй в щёку - всё это кажется немного излишним, но я всё равно не спешу делать ему замечание. часть меня хочет подобного обращения, сколько бы я не пыталась отпираться от этой мысли. - мой принц, ты слишком добр ко мне, - всё же отвечаю коротко перед тем, как уйти на сцену. почему он вдруг считает меня красивой? что-то вяжет от одной только мысли в животе, а по спине бегут мурашки.
впрочем, я не позволяю эти мыслям уходить далеко, уж слишком те опасны. мне приятно и то, что я остаюсь для него другом, а может и самым главным человеком в жизни, по его собственному признанию. от этих слов рождается лишь большее желание защитить его от любой возможной угрозы, привести его к счастью, которое он заслуживает. - возможно, пока стоит оставить её при себе. может быть, ей известно то, что нам понадобится или у джокера могут найтись те самые связи, что нам необходимы. хотя я бы не стала доверять его соратникам, по крайней мере - не полностью. - выдыхаю медленно, прикидывая, стоит ли согласиться на расторжение всяких отношений с долл. это определённо уважит моё самолюбие, а ещё улучшит настроение, но... я должна доверять чутью своего господина! - я не хочу, чтобы из-за моих подозрений, ты лишился плана. давай я просто буду наблюдать за ней? - мы всегда успеем спровадить её подальше.

может быть, мне стоит сделать это не медля теперь? по крайней мере, её чрезмерное желание сунуть свой нос туда, куда не просят, выводит меня из себя. и я ценю каждое мгновение, когда нахожусь наедине со своим принцем. - не говори так, не извиняйся. твоё здоровье - важнее всего на свете. - я и вправду боюсь, что могу потерять его из-за какой-то глупой простуды! да чёрт бы всех побрал. в эти времена мне особенно хочется заявиться прямо во дворец, самолично убить нынешнего короля и посадить на это место истинного наследника. правда, для начала бы я воспользовалась помощью королевского лекаря...
но это лишь мечты. а в реальности приходится уповать на какого-то глупого мужчину, который осматривает пациента, да только кажется не слишком внимательно. потому, когда он собирается уйти, я вжимаю его в столб и достаю небольшой кинжал. - вы думаете, что можете просто посмотреть на него, получить деньги и уйти? делайте свою работу качественно, потому что мне терять нечего. - может быть, я бы не убила его всерьёз, но запугать не составляет труда точно. после этого он подходит к осмотру тщательнее, даже выписывает лекарства и я напоминаю ему, что лучше бы это помогло.
отвар пахнет не слишком вкусно, но зато от него прямо веет целебностью! а это хороший знак. всё портит лишь присутствие лишнего человека в нашей палатке, но я стараюсь её игнорировать. - перестань. я очень хочу, чтобы тебе стало легче, - поглядываю на него, раздумывая, как именно он отреагирует на присутствие долл? поначалу это выглядит не очень, несмотря на её нежный взгляд. интересно, она влюбилась в него? или лишь играет? о боже!
моргаю несколько раз, когда словами он обращается ко мне. - да, конечно. я всегда останусь с тобой. - будто бы он не знает этого. - даже, если она останется, то я останусь рядом. - в конце концов, за её действиями просто необходимо следить. но благо, михаэль просит от неё обратное. и при том, используя голос теперь. даже я вздрагиваю, хотя просто наблюдаю со стороны, а она так вообще едва ли понимает, что произошло.

убираю опустошенный бокал и помогаю ему аккуратно вернуться в лежачее положение; поглядываю на него с лёгкой грустью, которая, надеюсь, не проглядывает слишком сильно. когда же он выздоровеет? смачиваю ткань в прохладной воде и укладываю на его лоб в надежде, что это поможет сбить жар. - тебе будет комфортно, если я лягу рядом? - мне неловко спрашивать такое, несмотря на то, что мы давно уже привыкли спать вместе. но кажется сейчас стоит: я могу устроиться и в другом месте, чтобы не мешаться.
когда всё же следует лёгкий кивок головой, то я забираюсь под одеяло и подтягиваю его чуть выше, чтобы ему было комфортнее и теплее. - стоило раньше озаботиться твоим состоянием, прости. - мы затянули с лечением, поэтому теперь всё кажется таким сложным. - но я обещаю, что уже скоро ты выздоровеешь и больше я никогда не позволю тебе заболеть. - потому это мучительно, а в таких условиях - и подавно. поднимаю взгляд, чтобы посмотреть на его лицо - он выглядит изможденно и устало, лучше сейчас не говорить о лишнем. - давай просто поспим теперь.
сон не подступает ко мне ещё какое-то время, но вот михаэль засыпает почти сразу же, что хорошо. жаль только, что он переворачивается часто, правда - потом неожиданно перестаёт. вместо этого обнимает меня, притискивая к себе; я даже затаиваю дыхание, чтобы ненароком не разбудить его. почему в такой ситуации в моей голове эти странные мысли о том, что это довольно-таки приятно? несмотря на то, что так близко к нему становится мучительно жарко. наверное, из-за его температуры и моего смущения... осторожно поднимаю свою руку, чтобы тоже приобнять, а потом касаюсь его волос, поглаживая их какое-то время. - всё в порядке, я здесь. - шепчу куда-то в его шею.

[nick]knight elizabeth[/nick][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/b6/11/2/271830.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">рыцарь элизабет 17</a><div class="fandom">original</div><div class="info">but you're a king and i'm a lionheart. his crown lid up the way as we moved slowly passed the wondering eyes of the ones that were left behind.</div>[/lz]

0

30

Мы с Элизабет мыслим по-разному, когда речь заходит о возможном поиске сторонников и получении власти, но к соглашению все же приходим без особого труда. Из-за того, что оба умеем уступать, думаю?
Так Долл получает еще один шанс остаться рядом, но на поверку оказывается, что девчонка почти бесполезна: она не интересуется политикой, не слышала о связи Джокера с Гробовщиком и даже не может толком рассказать о патроне цирка, который финансирует их. Чем больше я узнаю, тем сильнее разочаровываюсь. Когда же болезнь сжимает клещами мое тело и ощущение реальности подергивается мутной рябью, терпение заканчивается.
Кто дал ей право забираться в мою постель и касаться меня? Кто дал ей право дерзить и пытаться выставить Лиззи? Правду говорят, беспризорники и сироты наглеют сразу же, как только получают на то возможность, как только ты принимаешь их под крыло. По Долл это особенно заметно, вот я и не сдерживаюсь. Раз уж она не понимает обычных просьб, то приходится использовать голос.
Конечно, я замечаю, как вздрагивает из-за приказа мой рыцарь. Нащупываю и сжимаю ее ладонь, надеясь успокоить этим жестом. Сам же наблюдаю за тем, как неугодная девчонка поднимается и обувается, чтобы уже через минуту покинуть наш шатер навсегда. Надеюсь, она не вспомнит о происходившем здесь и не затаит обиду, а заодно не разболтает всем о моей способности.

Забыть о Долл и переключить все внимание на Элизабет оказывается легко. Я принюхиваюсь к лекарству, которое она приготовила и чуть морщусь, а потом выпиваю его так быстро, как только позволяет температура напитка. Тело немедленно наполняется теплом и негой. Я повожу плечами, забираясь обратно под одеяло и укрываясь почти с головой, наблюдаю за девушкой, убирающей посуду. Мне хочется, чтобы она поскорее закончила и пришла ко мне, будет ли наглостью попросить об этом? Или скорее странностью?
Не приходится, она будто сама все чувствует. Так что остается лишь с облегчением кивнуть в ответ на вопрос.
— Я до последнего не хотел признавать, что болен, так что это не твоя вина, — отказываюсь принимать извинения.
Нащупываю под одеялом ее ладонь и закрываю глаза, собираясь исполнить установку и заснуть немедленно. Голова противно тяжелая, так что сделать это не составляет труда.

В этот раз мне не снится совсем ничего, но это помогает отлично отдохнуть. Даже так я чувствую тепло, не сравнимое с соседством Долл. Рядом со мной по-настоящему близкий человек, с которым мы связаны особыми узами. Это осознание утешает меня, радует меня.

Когда я открываю глаза утром, то мы с Лиззи оказываемся предательски близко: моя рука на ее талии, ее рука на моем плече. Это ужасно неловко! Если после пробуждения моя температура и так была выше нормы, то после осознания ситуации она явно подскочила еще больше.
Затаиваю дыхание, стараясь не шевелиться и ни в коем случае не потревожить чужой сон. Девичье лицо оказывается так близко к моему, что можно рассмотреть каждую ее ресничку, проследить за тем, как чуть хмурятся ее брови во сне. Мне хочется коснуться кончиками пальцев легкой складки, пролегшей по переносице, хочется погладить по щеке. В груди снова горячо и тесно, но я снова же понятия не имею отчего так. Взгляд сам собой сползает к приоткрытым розовым губам и я с усилием заставляю себя перестать думать о том, приятно ли было бы коснуться их.
Лиззи — мой друг! Нельзя думать о ней как-то иначе. Неправильно! Или все-таки?... Ресницы вздрагивают и глаза девушки раскрываются, заставляя меня вспыхнуть больше прежнего. Я отодвигаюсь неловко, пытаюсь прокашляться для утреннего приветствия, но из груди рвется такой ужасный звук, что приходится еще и отвернуться. Только через пару минут мне удается совладать с собой.
— Прости. Доброе утро?

Следующей ночью я обнимаю ее уже вполне осознанно, хоть и немного неловко.
— Ты не против? Так теплее, — оправдываюсь полушепотом.
Дальше это повторяется с завидной регулярностью, даже после моего выздоровления.

Касаться Элизабет становится жизненной необходимостью, как и видеть румянец на ее щеках. Моменты слабости канули уже в небытие, теперь она с легкостью делает все самостоятельно, а мне вдруг начинает остро не хватать тех времен. Хотел бы я снова носить ее на руках или помогать в купальне...
Правда, между нами тоже что-то незаметно изменилось? Девушка начинает поглядывать на меня с легким подозрением, а иногда и отдергиваться прочь, будто я опасен. Конечно, это совсем не радует, если не сказать больше — вызывает опасения.
— Что-то не так? — спрашиваю однажды, когда она каменеет после того, как я привычным уже движением кладу ладонь на ее талию, готовясь засыпать.

[nick]prince michael[/nick][status]run into the hurricane[/status][lz]<a class="lzname">принц михаэль, 15</a><div class="fandom">original</div><div class="info">She's so fierce and full of that fire. What's a boy to do?
I wanna meet her. I wanna see her dancing in the street.
I wanna feel her. I wanna hold her body close to me.
I can't look away. She's a hurricane.</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/RCloFjb.jpg[/icon]

Отредактировано Ciel Phantomhive (11.01.22 20:20:20)

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » i will be on your side forever


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно