ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » охота за лисьей головой [nana]


охота за лисьей головой [nana]

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">оur little horror story’s just begun</span>

<span class="data">tokyo, japan</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/QFT3isB.png">
</div>

<p>

<span>
takumi, shin
</span></p>
</div>
</div>[/html]

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:19:27)

+2

2

Педаль газа в пол до упора, на спинку водительского сиденья откидывается расслабленно, даже слишком, взгляд устремляя на затянутую туманом дорогу и головой едва заметно в такт качая льющейся из колонок музыке: какая-то новая, до одури успешная группа, но Такуми кажется, что нечто подобное он уже слышал, вопрос лишь в том где и когда, потому что разворошить в памяти подобные мелочи порой действительно бывает довольно сложно, хоть никогда не жаловался на забывчивость.

Просто когда недавно перешагнул возрастной порог в шесть сотен лет, иногда вызывает затруднение столь простое действие, как "покопаться в памяти", в попытке понять, где ты слышал какую-либо мелодию или кто произнес запавшую в душу фразу. Это не жалоба, лишь констатация факта, простая закономерность. Не более.

Даже неудобств не вызывает, спешить все равно особо некуда, так что ничего не мешает порой остановиться и просто подумать, прежде чем двинуться дальше. Удобно, между прочим.

Стелящийся в темноте позднего вечера молочно-белый туман самую малость заставляет напрягать зрение, но скорость не сбавляет, даже не смотря на столь явную помеху при движении, способную создать аварийную ситуацию. Ичиносэ способен видеть сквозь него предельно четко, так что даже редкие встречные машины не вызывают колебаний, да и в случае чего аварию может предотвратить своими способностями, коих у лиса девятихвостого, древнего, великое множество.

Явно ведь не составит проблем затормозить какую-то там тачку, верно?
Даже если мчать по практически пустой трассе та будет не медленнее, чем автомобиль Такуми.

До Токио остается около двадцати минут пути, если не замедляться и Ичиносэ преодолеть это расстояние хочет как можно скорее, чтобы оказаться дома хотя бы в течении часа [ведь по самому мегаполису также придется петлять, чтобы добраться до нужного адреса] и принять наконец ванную, включив сериал или любимую музыку, в попытке расслабиться. День выдался довольно тяжелым, немного нервным и отчасти безумным, потому что пришлось лично выезжать в Такасаки, чтобы осмотреть территорию, на которой будет выстроен небольшой торговый центр, что снаружи будет являться мини-копией здания в Токио, принадлежащего все тому же Такуми. Не то что бы мужчина сильно беспокоился об этой части своего бизнеса, но исполнение его задумки не может быть не доведено до совершенства, а значит... Да, стоило явиться лично, прежде чем превращать землю в пустырь и начинать строить на ней что-то новое.

К тому же, у Ичиносэ все еще есть время на то, чтобы контролировать даже такие вещи лично.
Просто кто же знал, что после его весь день будут дергать по различным вопросам и уехать мужчина сможет лишь к ночи. Мало приятного, ага.

За всеми этими мыслями не сразу замечает голосующего на обочине парня, стоящего чуть впереди. Такуми удивленно вскидывает бровь, мельком осматривая фигуру незнакомца с головы до ног и все же нажимает на педаль тормоза, останавливая машину достаточно плавно, но при этом уехав немного вперед, буквально на десяток метров - тормозной путь, что поделать. Аккуратно сдает назад, до того момента, пока не удалось поравняться с неожиданным автостопщиком, действительно вызвавшим удивление: стоять ночью, на трассе, где до ближайшего населенного пункта километра три, не меньше... Хотя ладно, возможно просто повздорил с кем-то в пути и его попросту высадили посреди дороги.

Ичиносэ нравится логика того объяснения, которое он находит для самого себя. Но вопрос задаст все равно, потому что ему интересно.
Лис, в последнее время, все чаще начал искать то, что может его заинтересовать в этой жизни, но слишком сложно найти нечто подобное, когда успел прожить добрые шесть сотен лет. Просто потому что видел слишком многое, а не потому что стал прогнившим до мозга костей циником.

Хотя и второе утверждение все же не стоит считать неверным.
Но это все лирика.

- Садись. Не думаю, что в ближайшие полчаса здесь проедет еще хоть кто-нибудь. Продрогнешь еще, останется на моей совести, - произносит громко, немного недовольно, лишь слегка повернув голову, предварительно опустив кнопкой на руле стекло на двери внедорожника и убавив музыку. Будь дорога чуть более оживленной и не цари на ней промозглый туман, то обязательно бы проехал мимо, но в сложившейся ситуации проигнорировать путника не мог. Да и не выглядит тот как маньяк, псих или еще какой больной ублюдок. Обычный такой парень, вполне ухоженный, немного неформальный, но учитывая, что на вид ему лет двадцать от силы, если не меньше, то подобный стиль вполне себе оправдан.

- Тебе в Токио нужно попасть или еще куда? - дождавшись, пока тот усядется и пристегнется, неспешно выруливает обратно с обочины и вновь вдавливает педаль газа в пол, но прежнюю скорость не выжимает, дабы не смущать попутчика, - Что ты вообще забыл ночью посреди дороги?

Говорит спокойно, стараясь расположить к себе, заглаживая тем самым прежнее недовольство в голосе, что не смог сдержать. Неосознанно, само собой. К тому же, сам парень раздражения не вызывал, скорее просто не нравилась ситуация, в которой Такуми точно знал, что подберут его еще не скоро, ведь машин на пути практически не было - мало кто рискует выезжать в такой плотный туман.

Только смельчаки, безумцы, торопыги и лис, которому плевать на погодные явления.
Парню, пожалуй, даже повезло, что ему попался именно он. Самый безопасный в данный момент вариант, как ни крути.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:27:08)

+2

3

Син переводил взгляд из одной стороны в другую. На фоне разве что не хватало каркающих ворон, но и те не заставили себя ждать, взлетая сквозь ветви ближайшей лесопосадки. Густой туман, тёмная пустынная дорога, мрачный лес по обе её стороны, ни одного фонаря. Чёрное небо над головой, затянутое тучами и тем же туманом, оттого ещё темнее казалась эта ночь. Время уже, вероятно, близилось к полуночи. Телефон в последний раз подавал признаки жизни несколько часов назад, после канув в мёртвую тишину, разрядившись. А больше при себе у него ничего не было.

Впрочем, ничего удивительного.
Это достаточно обыденная ситуация.

Это нагнало его, когда он возвращался с подработки в книжном магазине. Оказаки собирался быстро перехватить что-нибудь в магазине, но столкнулся там лицом к лицу с дряхлым мычащим мертвецом. Точнее, призраком. Из-за того, что они так столкнулись впритык, призраку удалось с лёгкостью оказаться в нём. А дальше уже Син обнаружил себя на безлюдной дороге. Вероятно, где-то далеко за городом. Ни одной проезжающей мимо машины. Абсолютное ничего.

Живот утробно заурчал, напоминая о том, что Син так ничего и не поел днём. И со второй подработки его уволят теперь, потому что он не заступил в смену вовремя и даже не предупредил о том, что будет отсутствовать. А всё из-за этого проклятого призрака, будь ему пусто! Что за проклятие чертово его преследует с детства, что он постоянно видит то, чего не видят остальные? Кажется, для самого себя этот вопрос превращался в риторический, потому что толком ответить ему никто не мог. Ни родственников, никого в итоге не осталось рядом с ним, чтобы объяснить,  что с ним не так. Рос в детском доме, ходил к психологу. Но ответов ни от кого не получил в итоге, а потом и вовсе перестал спрашивать об этом. Перестал говорить, что видит что-то не то. Перестал всячески показывать свою "ненормальность".

Стать обычным человеком ему всё равно не удалось, сколько бы не пытался казаться простым молодым парнем. Весь его вид выражал обреченность совместно с тёмными кругами под глазами. Вечный недосып - тоже следствие того, что он отличается от других. Потому что никого другого не пытаются захватить, пока ты просто спишь. А Сина пытаются каждый чертов раз, поэтому не спать - пограничная норма, при которой вообще странно, что он дожил до нынешних лет.

Прохладный ветер порывисто шелестит листвой, заставляя обхватить себя руками: на нём была обычная широкая футболка, накинутая клетчатая рубашка, рваные джинсы да протёртые кеды. В ночную прохладу только в этом всём и ходить. Однако позлиться на свою судьбу не даёт отдаленный отсвет фар. Син вскидывает голову, по инерции разворачиваясь и делая шаги назад, вытягивая руку с поднятым большим пальцем. Даже не думая о том, что попутчик может оказаться кем угодно. Даже маньяком. Право слово, мёртвые люди, преследующие его всю жизнь, куда страшнее каких-то там маньяков и прочих преступников.

Машина проезжает мимо и Син безвольно опускает руку, тяжело вздыхая, силясь в порыве не растрепать себе волосы ещё больше: ну что за невезение! Правда, поустрашаться собственной участи не даёт всё тот же автомобиль, поравнявшийся рядом с ним. Оказаки удивлённо хлопает глазами, не веря в подвернувшуюся удачу. Обычно ему никогда не везёт, поэтому он готов был взмолиться всем богам, которые его наконец-то услышали. Так бы и пал на колени и действительно побил лбом землю, но приглашение сесть обрушивается на его слух вполне приятным, правда, недовольным голосом.

- Ваша щедрость не знает границ. Спасибо большое и извините, что напрягаю, - Син растягивает губы в улыбке, в душе обливаясь слезами от неожиданного спасения, в действительно наплевав на все предосторожности и пока незнакомец не передумал - занимает переднее сидение, натягивая тут же ремень безопасности и растирая после ледяные ладони друг о друга. На всякий случай вновь вглядывается в мужчину за рулём искоса, убеждаясь, что тот человек. К счастью, живой обычный человек. И выдыхает облегчённо, правда, тут же вздрагивает от вопросов, даже не зная, что на них в итоге ответить, потому что правда будет казаться тем ещё бредом, от которого разве что пальцем у виска покрутят и обзовут сумасшедшим. Знаем-проходили.

- Да, высадите меня где-нибудь ближе к центру, если будет удобно, дальше я уже сориентируюсь, - вежливо и хрипло отзывается Оказаки, потому что столько времени даже не то, что не ел, не пил ничего и горло нещадно пересыхало. Он неловко вновь улыбнулся, механически взлохматив себя короткие пряди на затылке, потому что на второй вопрос отвечать уже было сложнее. Да и отвык Син разговаривать с живыми людьми, поэтому терялся в словах, хотя его заминки можно списать на то, что он успел продрогнуть, пока находился на трассе.

- Это вышло совершенно случайно, я был в гостях недалеко отсюда. Думал, вызову такси на трассе, но телефон разрядился, а обратно идти слишком темно, ещё и этот туман... пугает, неизвестно, сколько в нём может прятаться призраков, - Оказаки раздирает нервный смех, его в самом деле пугает возможность прямо сейчас подцепить призрака, чтобы с головой выдать себя. Этот мужчина ещё возьмёт и высадит обратно, попутно наградив бранными словечками. Так что следовало помалкивать.

- Вы так удачно проезжали здесь. До вас ни одной машины не было, - парень переводит взгляд вперёд и невольно вжимается в сидение, потому что за стеклом прямо из тумана на него смотрело страшное дряхлое лицо того старика, благодаря которому он оказался на трассе в столь позднее время. Главное - не закричать. Главное - не паниковать. Не паникуй, Син.

Призрак скорчил страшную гримасу боли и агонии, стремительно полетев прямо на лобовое, заставляя Оказаки в страхе зажмуриться и невольно вцепиться пальцами в предплечье сидящего рядом мужчины, вжимая шею в плечи. Но ничего не произошло. Оказаки открыл один глаз, затем и второй, потому что перед лобовым никого не было. Он повернул голову вбок, осматривая через зеркало заднего вида. Нет, чисто, только туман и мрак. Только после этого, выдохнув, Син понял, что всё ещё держится пальцами за что-то.

Медленно переводит взгляд и резко разжимает пальцы.

- Простите! Я не хотел, это вышло случайно, просто туман такой страшный и мне показалось.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:20:27)

+2

4

Такуми, как бы невзначай, пару раз поворачивает голову в сторону незнакомца, осматривая того внимательно, отмечая болезненную бледность и темные круги под глазами, которые в темноте обычному человеку могли бы показаться чем-то жутким, в духе впадин глазниц на пустом черепе, настолько ярко выраженным казался то ли недосып, то ли какое-то внутреннее недомогание, которое на первый взгляд вычислить невозможно. Тем не менее, Ичиносэ пока ничего не настораживает, к тому же парнишка оказывается удивительно вежливым и учтивым, ему явно неловко от того, что пришлось доставлять кому-либо неудобство, хотя успел продрогнуть на дороге и наверняка уже конечностей не чувствует от холода.

Да уж, ему действительно повезло, что мужчина решил возвращаться именно этой дорогой, по практически пустой трассе.

- Не переживай, мне не в тягость. Пить хочешь? В бардачке есть вода, закрытая, можешь забрать, - отметив хрипотцу и чересчур сухие губы, сам предлагает попить, заодно щелкает кнопку на приборной панели, включая обогрев салона. Такуми, от чего-то, парня становится действительно жаль, потому что складывается слишком стойкое ощущение, что в рассказе правды не так уж много, да и кто пойдет ловить такси ночью, на трассе, довольно прохладным вечером, еще и в столь легкой одежде? Нет, весь его вид почти кричит о том, что у незнакомца проблемы, только вот говорить о них то ли неловко, то ли просто не хочет - Ичиносэ, в общем-то, наплевать. Слушать о бедах свалившихся на его голову желания нет, а вот оказать минимальную помощь не проблема, раз уж все равно посадил рядом с собой в тачку.

Ему не жалко.

- Не против, если я закурю? - вновь тянет руку к приборной панели, не сводя глаз с дороги, чтобы сделать музыку еще тише и перехватить почти пустую пачку сигарет, из которой вытягивает одну и, дождавшись согласия от попутчика, неспешно закуривает, выдыхая дым от первой затяжки в приоткрытое окно, - Меня Такуми зовут, кстати. Рад знакомству.

Отвлекись Ичиносэ от дороги и обрати внимание на парня еще раз, он бы определенно заметил, что тот чем-то напуган: глаза округляются в раз, в сиденье вжимается чрезмерно, да и бледнеет сильнее прежнего, превращаясь едва ли не в Кая из сказки про снежную королеву, тот ведь тоже был белее снега и волосы попутчика вполне подходят под описание мальчишки из вышеупомянутого произведения. Вот только Такуми сосредоточен исключительно на дороге, зажатой в пальцах сигарете и непринужденной беседе, в которой как раз настала его очередь продолжать разговор.

- Погода отвратительная, так что мало кто решается отправляться в дорог... Блять! - вздрагивает от неожиданности, крепче вцепляясь в руль, без труда удерживая машину на прежней полосе, хоть рука и дернулась от того, что в предплечье внезапно впились чужие пальцы, сминая ткань черной рубашки, сдавливая до боли. Вжимает педаль в пол, плавно съезжая на обочину и следом отправляя недокуренную сигарету в приоткрытое окно, с шумом выдыхая, - Ты там реально призрака увидел что ли? Отпускай меня давай.

Беззлобно, но чуть недовольно, интуитивно повторяя движение головой вслед за парнем, сначала вглядываясь в зеркало заднего вида, а после и вовсе оборачиваясь, чтобы взглянуть на дорогу позади внедорожника, но ничего кроме темноты и тумана, ничего страшного или подозрительно. Призраков, между прочим, лис видеть не мог, хотя прекрасно знал об их существовании, благодаря шаманам, встреченным в различные временные отрезки собственной жизни. Привидения никогда мужчине не мешали, да и влияния на столь мощное существо, как девятихвостый, оказать не могли, так что плевать он на них хотел с высокой колокольни, но вот этот парнишка... Действительно выглядел напуганным. Да, ему наверняка показалось что-то, в тумане ведь часто мерещится различная нечисть, но редко люди пугаются настолько сильно, чтобы вцепиться до боли в руку незнакомца, да еще и не отпускать в последствии, хватаясь как утопающий за соломинку.

Становится все интереснее.

- Выдохни, там никого нет. Как ты такой пугливый решился ночью на трассу в одиночку идти, тачку ловить? Так и от разрыва сердца недолго скончаться, - откидывается на спинку сиденья, голову склоняя набок, лениво вглядываясь в лицо парня, отмечая участившееся дыхание и ускоренное сердцебиение, которое легко вычисляет по бьющейся на тонкой шее жилке, - Успокойся, воды выпей и поедем дальше. Подброшу тебя домой, адрес только уточнишь, когда в городе окажемся. Одного тебя на улицу, похоже, лучше не выпускать.

Ассоциации в голове возникают непрошенные, вспоминает невольно поведение некоторых юных шаманов, реагировавших на привидевшихся мертвецов не менее бурно и Такуми хмурится едва заметно, но отметает мысли эти куда подальше: он подобных одаренных не встречал уже лет тридцать точно и сомнительно, что ночным попутчиком вдруг оказался парнишка, способный общаться с духами.

Подобная вероятность стремится к нулю едва ли не со скоростью света.
Потому что бред тот еще, как ни крути.

- Есть у меня подозрение, что ты мне слегка приврал относительно своего появления здесь, но выспрашивать не стану, останется на твоей совести, - закладывает руль вправо, выезжая обратно на дорогу и ускоряется меньше прежнего, просто на всякий случай, - Спрошу только одно. Ты действительно что-то заметил в тумане или это исключительно надуманные страхи? Мне просто интересно.

Лис любопытен, потому что постоянно находится в поиске чего-то нового на довольно долгом жизненном пути.
Лис едва ли не взмолиться готов, чтобы его догадки оказались правдивыми.

Но не похоже, что этому суждено сбыться. Парнишка не скажет, даже если ему есть, что скрывать.
Люди не любят рассказывать о том, из-за чего их могут посчитать сумасшедшими. Такуми об этом знает не понаслышке.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:27:33)

+2

5

Вода становится спасением, а столь удачно подвернувшийся спаситель - чуть ли не божественным посланцем свыше. Оказаки бормочет очередные благодарности, весьма скромно и неловко доставая упомянутую бутылку, открывая и уничтожая как минимум половину содержимого за раз. Хотя бы вода заглушит голод и отсутствие потребление жидкостей столь долгий промежуток времени. Так и до обезвоживания недалеко, но это вполне обыденная ситуация для его жизни, ведь при столкновении с призраками так всегда и выходит. Почему-то страдает от этого один только Син и больше никто. А эти твари ещё и пользуются потом его состоянием, поэтому обнаружить себя лежащего где-нибудь на лавке в парке тоже было бы весьма привычным делом.

Син мотает головой. Его спаситель мог бы и не спрашивать о том, может ли он закурить, ведь это Син тут невольный попутчик, а не этот мужчина. Оказаки и сам курит временами, потому что дым помогает на несколько мгновений отпугнуть особо дурманных призраков от себя, но помогает такое не всегда. К тому же, привычная марка сигарет переставала выпускаться и найти их становилось сложнее с каждым днём. Оставалось ещё несколько пачек, но они благополучно оставлены дома, ведь Оказаки не планировал сегодня застрять неизвестно где.

- А я просто Син. Взаимно, - Оказаки растягивает губы в улыбке, все ещё неловкой из-за того, что вызывался быть попутчиком. Интересно, насколько нагло будет с его стороны попросить зарядить телефон? Звонить на него всё равно никто не станет, поэтому и смысл в нём разве что тот, при котором он сможет открыть потом карту, чтобы по ней сориентироваться, как лучше всего добраться до дома. Благо что современные системы показывали, где случились аварии на дорогах и каких мест стоило избегать на своём пути, чтобы не нарваться на прорву озлобленных душ.

Настолько же озлобленных и страшных, как призрак, появившийся перед машиной. И пропавший тут же, будто Оказаки действительно показалось. Но внутренний холод и озноб говорили о том, что всё это происходило на самом деле, просто призрак действительно куда-то исчез. Его нигде не было видно, даже когда Син отцепился от чужой руки и резко обернулся назад, вглядываясь в туман за стеклом. Никого всё ещё там не находилось, к счастью.

Оказаки не сразу слышит все слова, потому что от страха удары сердца заглушают абсолютно всё вокруг. Ему действительно ужасно страшно, он прикладывает ладонь к собственной вздымающейся груди, силясь успокоиться и привести дыхание в норму. Хочется обхватить себя руками, потому что ему невыносимо холодно, хотя, насколько он успел заметить изначально, его спаситель включил обогрев салона. Так что нет, вовсе ему не показалось, там действительно кто-то в тумане находился.

- Не говорите о разрыве сердца так легко, - Син поднимает взгляд на мужчину, но вовремя прикусывает себе язык, едва не продолжая свои слова "потому что призраки легко приманиваются на подобные слова".  Чем больше говоришь о смерти, тем ближе она к тебе становится. Это заведомо прописные истины, которые Син успел оценить на собственной шкуре, поэтому приходилось быть порой суеверным настолько, что это тоже отражалось на повседневной жизни крайне негативно. Впрочем, вся его жизнь в конечном итоге была лишена хоть какого-то намека на позитив.

Парень втягивает носом воздух и глубоко выдыхает, прикрывая на мгновения глаза и всё же делая несколько глотков воды. Голос рядом сидящего Такуми отчего-то действительно заставляет постепенно успокоиться, поэтому в очередной раз открыть глаза уже становилось легче.

- Я не особо хочу напрягать вас своим обществом, к тому же, на пути к моему дому очень сложное движение, не особо удобное для автомобилей, поэтому там часто случаются аварии. Будет лучше, если вы включите навигатор, когда окажемся в городе, чтобы избегать подобных... мест.

Син затихает, искоса поглядывая на Такуми. Он сжимает пальцами бутылку до побелевших костяшек. Всё ещё безумно страшно. Интересно, этот случайный знакомый уже считает его ненормальным или ещё только близок к этому заключению? Потому что Оказаки со всем этим своим поведением не мог не показаться странным. Да и какой нормальный парень будет без всего стоять на обочине в совершенно пустом месте? Только если Оказаки, но он по определению далек от понятия нормального среднестатистического человека. К тому же, сказанная до этого импровизация, похоже, тоже не впечатлила водителя.

Оказаки отворачивается к окну, усталым взглядом проходясь по туману, напряженно боясь словить отголоски невидимых обычным людям существ. Вся его жизнь - просто одно сплошное мучение, которое в такие моменты, как сейчас, достигает своего апогея. Ещё и чужая проницательность отчего-то лишь подводит к тому, что быть честным. Син в самом деле не любит врать, просто отговорки и обоснование своего поведения всегда слишком легко придумываются и говорятся вслух. Пусть считают лучше странным, чем сумасшедшим.

- Даже если я что-то заметил, то какое это имеет значение? Сейчас скажу, что увидел там нечто страшное, и вы высадите меня на пороге психиатрической клиники, - Син усмехается, нервно смеется, откидываясь затылком на сидение. Кончики пальцев покалывало от температуры в салоне, значит, озноб постепенно начинал утихать и проходить. А ещё от тепла начинала накатывать жуткая сонливость, но Оказаки сдерживал сей порыв: не хватало ещё уснуть в чужой машине с незнакомым человеком.

Кончики пальцев покалывало, но от тепла ли? Или от того ощущения, которое пронзило, стоило ими вцепить в чужую руку и смять под ними приятную на ощупь ткань? Син не решался над этим задумываться, потому что сейчас волновало только одно - добраться до дома и закончить этот безумный день.

- Мои страхи имеют форму, которую сложно представить и увидеть. Можете считать меня ненормальным, только не высаживайте хотя бы до города.

Очередная усмешка и брошенный на Такуми хитрый взгляд.
Син действительно не хочет пока выбираться из этой мнимой безопасной зоны, которую ощущает здесь в машине.
Пусть на мгновение.
Пусть всего лишь на мгновение.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:20:16)

+2

6

Такуми замечает легко, насколько парнишка взволнован, нервничает и напуган не на шутку, а реакция на разговоры о смерти так и вовсе заставляет едва заметно усмехнуться, удивленно вскинув бровь. Становилось все интереснее, Ичиносэ даже успел пожалеть о том, что лисы не наделены способностью читать мысли - сейчас ему определенно бы пригодилось, потому что из Сина вряд ли удастся вытянуть что-то по собственной воле, если только вдруг случайно не оговорится, раскрывая секреты, которые у него определенно имелись и Такуми от одного лишь осознания столь простого факта хотелось втереться в доверие как можно сильнее.

Вопрос лишь в том, насколько это возможно провернуть, ведь совсем не факт, что парень не ведет образ жизни отшельника, ради сокрытия своей тайны.

- Похоже, что ты из тех людей, которые не любят разговоров о смерти. Насколько я знаю, это древнее суеверие, со времен когда люди боялись тем самым приманить к себе умерших и приблизиться к загробному миру. Можешь не переживать, в моем обществе вряд ли тебя настигнет нечто связанное с этим, - Такуми выкладывает на импровизированный стол первую карту, надеясь заинтересовать парня и при этом, не наговорить лишнего, дабы не испугать сильнее прежнего, тот и без того бледный настолько, что кажется будто вот-вот упадет в обморок от страха. Возможно, тактика ошибочная и рассказывать что-либо о себе не лучшая затея, но если Ичиносэ не теряет надежду получить информацию, то должен отдавать нечто стоящее взамен.

Не каждый день ведь этот парень сталкивается с древними мифическими лисами, не так ли?

- В любом случае, лучше подбросить тебя прямо домой, а то чувствую меня сожрет совесть, если я высажу тебя ночью посреди города в подобном состоянии. По поводу навигатора и аварий я тебя услышал, сделаем, как ты просишь.

Естественно, что муки совести Ичиносэ испытывать не станет, он знакомился со столькими людьми на своем веку, что давным давно успел потерять счет их смертям и различным трагедиям, с ними случившимися, ведь когда тебе перевалило за шесть сотен лет, ты почти интуитивно перестаешь привязываться к кому-либо, потому что рано или поздно они покинут этот бренный мир, а лис продолжит дальнейшее существование как ни в чем не бывало. Как там говорится? Он слишком стар для всего этого дерьма и просто начал воспринимать смерть как часть естественного жизненного процесса, примерно на второй сотне лет. Слишком давно. Слишком.

- У меня нет привычки судить людей за их страхи. Знаешь, многим мерещатся в темноте монстры, которых они пугаются не меньше, чем ты сейчас, но ведь никто не запирает их за это в психушку. Кто знает, может у тебя фобия перед туманом или ты боишься увидеть на дороге призрак девочки, как в классических фильмах ужасов. Разве это повод считать тебя сумасшедшим? Разве что немного странным, но я смотрю на тебя исключительно с любопытством, не более.

Сину, кажется, удается наконец немного расслабиться, то ли от осознания того, что его не выбросят посреди дороги, то ли из-за текущей беседы и прогретого салона автомобиля. Такуми, на самом деле, мог воспользоваться способностями, ощутимо успокоив парня, но сделать это незаметно было проблематично, а лишний раз прикасаться к абсолютно чужому человеку было бы подозрительно - Ичиносэ рисковал напугать лишь сильнее, а выставлять себя каким-то маньяком, подбирающим людей посреди ночной трассы даже не задумываясь, все же не хотелось. Благо только, что лис совершенно не походил на какого-то извращенца, хотя чрезмерное любопытство по отношению к путнику могло и выставлять в подобном свете.

До чего же сложно.

- А что, если вдруг кто-то сможет увидеть их твоими глазами? Никогда не задумывался о таком варианте? Предположим, чисто теоретически, что природа твоих страхов не уникальна, а в мире есть кто-то, способный видеть то же, что и ты, а может даже вещи похуже. Ты бы перестал заверять такому человеку о своей схожести с сумасшедшими?

Ичиносэ немного перегибает, но говорит тоном чересчур спокойным, собираясь одновременно все же применить чуточку магии, чтобы расслабить Сина окончательно, потому тянется к бардачку за пачкой влажных салфеток, словно невзначай попутно цепляя ребром ладони колено парня, добиваясь необходимого соприкосновения, пусть и мимолетного, но все же действенного. Теперь даже самые неоднозначные вопросы не будут вызывать паники и желания сбежать, жаль только, что заставить говорить правду подобным способом у лиса не выйдет.

- Мы практически в городе, кстати, - салфетки укладывает в отсек между сидениями, так ими и не воспользовавшись, после чего пальцами легко касается экрана на приборной панели, открывая навигатор и режим поиска в нем, - Забей адрес сам, будь добр.

Сбрасывает скорость, пользуясь тем, что в Токио установлено ограничение, хотя мужчина и без того ехал бы как можно медленнее, пока пытается разговорить неожиданного пассажира. Будучи уверенным в том, что страхи того далеко не простая выдумка, если только парень не является великолепным актером, Такуми ведет себя неосмотрительно, пользуется магией и рискует поведать собственные секреты, если не сейчас, то в будущем точно. Оставит свою визитку, когда довезет до нужного адреса, пожелает удачи, будет максимально доброжелательным.

А если Син ему не перезвонит, то подкараулит его где-нибудь возле дома.
Само собой, случится чудо, если после такого Ичиносэ не окрестят маньяком и каким-нибудь сталкером, но он ведь будет предельно аккуратен, не так ли?

Хотя, будет немного досадно, если парень окажется всего лишь шаманом - проводником между двумя мирами. Но даже если так, проделанная работа будет стоить того, ведь подобных людей лис не встречал слишком давно и даже перестал благополучно верить в их существование в современном мире. Если сейчас рядом с ним сидит шаман, то Такуми будет предельно благодарен знанию о том, что они все еще не перевелись.

Никогда не знаешь, когда тебе может понадобиться пообщаться с каким-нибудь духом.
Увы и ах, лис на подобное был не способен, природа обделила.

К счастью.
Лицезреть, помимо собственных видений еще и призраков желания не возникало.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:27:51)

+2

7

Разговоры о смерти Син действительно не любит. Не из-за суеверий, не из-за того, что они могут привлечь больше темного и неудачного на полосу жизни. А потому что смерть - это не конец. Кому как не Оказаки знать об этом? Он сполна убедился в том, что смерть на самом деле ничего не заканчивает. Обрывает жизнь физическую, но духовную оболочку, сотканную из различных остаточных эмоций умершего, оборвать не так-то просто. К сожалению, парень и сам не знал, что заставляет призраков исчезать со временем. Выполненные ли желания, способствующие растворению последних эмоциональных привязанностей, или что-то ещё. Обычно, когда он приходит в себя после очередного прихода призрака в свой организм, то от потусторонней сущности не остаётся ни следа. Видимо, какие-то свои дела умершая душа всё равно решает при помощи него. Только вот Сину от этого не легче совершенно, потому что всё это сулит за собой каждый раз проблемы.

Которые разгребать приходится уже вовсе не призраку, а ему самому.
Спасибо за "подарки", о которых Оказаки никогда не просил, его бы устроила обыкновенная жизнь нормального человека с нормальными проблемами. А не жизнь того, кто может обнаружить себя на пустой обочине в тумане.

На две десятые доли секунды согласие и настойчивость со стороны этого Такуми довезти его до дома заставляют напрячься, но потом Син отметает подобные мысли, отвлекаясь на то, чтобы наконец-то привести своё состояние в норму, после всего испытанного ужаса. А дальнейшие слова мужчины и вовсе заставляют сначала бесшумно прыснуть, а потом и вовсе расхохотаться, щуря взгляд и переводя его с бокового окна на соседнее сидение рядом.

- Девочка из фильмов ужасов всяко приятнее было бы увидеть перед собой, - выдыхает Оказаки, не переставая нервно смеяться, на мгновение прикрыв ладонью губы, а после проведя ею дальше вверх, зарываясь в свои короткие, спутанные пряди и зачёсывая их назад, пусть и после они вновь легли обратно, будто живя своей жизнью. Син бросает взгляд на Такуми, слегка скептичный, слегка странный, но решая придержать пока лезущие комментарии по поводу того, что ещё немного и он начнёт думать, что решивший его подвезти мужчина пытается с ним заигрывать. Всё же, не настолько Оказаки тронулся умом, чтобы говорить об этом. Иначе ещё и воспримется в ответ так, будто Син сам пытается заигрывать, чего точно не было.

Взгляд снова застывает на сером дорожном полотне асфальта, в свете фар выхватывающего белые разделительные полосы трассы. Усмешка выходит сухой и едва ли оправданной, потому что задумывается над вопросами Оказаки ровно две минуты.

- Нет, - Син легко качает головой, зажимая бутылку между колен и смотря на свои раскрытые ладони. Сжимает и разжимает пальцы несколько раз подряд, будто проверяет вернувшуюся к ним чувствительность, - Если такой человек действительно существует, то я ему искренне сочувствую и посоветую обратиться к психиатру за помощью. Лечить подобное стоит на ранней стадии, пока не усугубились проблемы с головой.

Син сам не знал, говорит ли он серьезно или просто пытается шутливо поддержать разговор. Естественно, Оказаки не раз думал о том, что наверняка существуют и другие люди, которые обладают уникальными талантами и, возможно, видят тоже, что и он сам. Только за прожитые два десятка лет ни одного такого замечено не было нигде. Поэтому где-то на планете, в других уголках вселенной они действительно были. Но Син в это верит с трудом.

Трудно верить в то, чего не видел собственными глазами, не убедился практическим путём.

Случайное прикосновение отдаётся странным электрическим разрядом. Ничего такого в этом нет, так всегда бывает, когда тянешься достать что-то из бардачка. Но Син всё равно скептично вскидывает бровь, когда Такуми достаёт пачку салфеток, неизвестно зачем ему понадобившаяся именно сейчас, потому что в итоге та так и остаётся нетронутой. Зато внутри себя ощущает какую-то подозрительную тишину, что все натянутые струной нервы наконец-то вдруг резко расправляются и разглаживаются. Пальцы окончательно перестают дрожать, а на тело наваливается мешком ещё большая усталость. Поразительная хуйня, будто вдруг разом у него давление упало.

Почти механически Син вбивает в навигатор свой домашний адрес и программа выстраивает на выбор несколько маршрутов, начиная с самого короткого по времени. Всего лишь около получаса, и на пути вроде бы пока не показан ни один знак аварии. И этот оставшийся путь проходит в молчании, потому что Син действительно едва не засыпает, прикрыв глаза, и даже если что-то Такуми говорил, то он воспринял бы это как фоновый шум. Удивительно спокойно, безмятежно. Непривычно. Сон - это не та роскошь, на которую обычно приходилось рассчитывать, потому что за это время его могли несколько десятков раз попытаться захватить, а бывало и такое, что в него действительно пытались проникнуть три призрака одновременно, когда он однажды заснул от усталости. Самое отвратительное, что происходило с ним. Никому бы Оказаки не посоветовал просыпаться от того, что из тебя торчит три головы, которые шипят друг на друга, потому что каждый хотел захватить его тело в личное пространство.

Но сейчас подобного не происходило. Сейчас вообще вокруг весь энергетический фон ложился легким штилем. Это было странно и вызывало соответствующие вопросы. Этот Такуми слишком просто воспринял то, что он сказал про призраков, обозначив их под видом обычного страха. Задавал вопросы, будто знал уже наверняка о существовании людей, которые могли бы видеть тоже, что и он. Странная речь, странный взгляд. Не менее странное прикосновение, в случайность которого при всей его необходимости не верилось совсем.

В какой-то момент Син действительно отключается от реальности и не видит, не чувствует перед собой абсолютно ничего. Кроме привычной темноты, в которой уродливыми формами перед ним маячит последний встреченный призрак. От его видения Оказаки резко открывает глаза, утыкаясь невидящим взглядом перед собой. Промаргивается несколько раз, мотая головой, только потом замечая, что машина находится уже не в движении, а впереди дальше возвышается знакомый многоквартирный дом, но что-то все равно не даёт покоя.

Например то, что собственные пальцы вновь каким-то образом сжимают чужую руку ниже локтя. Син медленно поднимает взгляд к лицу мужчины, отмечая фоново, что они оба не пристёгнуты ремнями безопасности. Смотрит долго, неотрывно, сощуренно, пытаясь все же понять. Но не понимая ничего.

Кто ты?
Вопрос, который Син не озвучивает.
Вопрос, который только остаётся молчаливо висеть во взгляде.

- Простите, Такуми-сан, - он наконец-то разжимает чужую руку и вновь натягивает на себя неловкую улыбку, испытывая желание поскорее оказаться на безопасном расстоянии от этого человека. И человека ли? Оказаки не был уверен, но всё чисто интуитивно чувствовал, что что-то было не так, - Спасибо, что подвезли. И извините еще раз, что пришлось напрячь вас, но вы действительно очень меня выручили. Если вдруг пересечёмся случайно, то угощу вас кофе.

Ещё одна вежливая улыбка и стремительно, насколько хватает сил, Оказаки выбирается из салона, не оборачиваясь, едва не срываясь на бег, чтобы быстрее оказаться в привычном замкнутом пространстве своей небольшой квартирки. Но не срывается, иначе это действительно будет выглядеть подозрительно. Останавливается в полутора метрах от припаркованного автомобиля, перед лестницей, ведущей спуском вниз, к площадке перед квартирным жилым комплексом. Спиной чувствует взгляд, оборачиваясь, но чисто для того, чтобы с улыбкой помахать рукой на прощание.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:20:07)

+2

8

Выстроить логическую цепочку, основываясь на весьма размытых ответах Сина довольно непросто, но вариантов у Такуми все равно остается не так уж много, относительно состояния парня и его видений. Совершенно точно можно было понять, что парень не сходит с ума - лис неоднократно в своей жизни натыкался на умалишенных людей и попутчик не походил ни на одного из них. Что именно тогда виделось ему в тумане? Призраки? Они? Кто-то из ёкаев или природных духов? Проблема в том, что сам Ичиносэ мог видеть большинство перечисленных существ, за исключением призраков и некоторых разновидностей ёкай, так что список стремительно сокращался до двух пунктов и да, мужчина упорно продолжал склоняться исключительно к шаманизму и привидениям. Само собой, спрашивать о подобном в лоб не станет, чтобы в случае ошибки его самого не окрестили сумасшедшим, потому оставалось лишь наблюдать и продолжать вести машину в указанном направлении, в какой-то момент осознав, что на его реплики ответов лис больше не получает, потому что парнишка умудрился уснуть: успокаивающее заклятие сработало как надо, потому усталость и взяла свое, ничего удивительного.

Единственное, что заставляет Такуми вновь вздрогнуть - это пальцы, вцепившиеся в его левую руку, аккурат чуть выше запястья. Второй раз за поездку, из-за чего у лиса возникает все больше вопросов и теперь уже никаких предположений, разве что крайне расплывчатых и совершенно ничего не объясняющих. Плевать. Даже не смотря на то, что Ичиносэ не слишком любит прикосновения, ведь любопытство благополучно прикрывает ощущение дискомфорта. Остается разве что припарковаться у намеченного адреса, отстегнуть поочередно ремни безопасности и продолжить курить в приоткрытое окно, ровно до того момента, пока Син не просыпается и не сбегает, разве что пятками не сверкая.

Забавный малый.
Не изменяя привычкам, лис лишь едва заметно кивает головой в ответ на прощальный взмах руки и уезжает стремительно, даже ни разу не обернувшись, они ведь все равно встретятся еще раз. Во-первых, потому что Такуми никогда не откажется от чашечки кофе. Во-вторых, потому что любопытство все еще зашкаливает и если мужчина сможет держать его в узде хотя бы пару дней, уже будет неплохо. А уж проблемы в том, чтобы ненароком попасться парнишке на глаза, определенно не возникнет.

Он ведь хитрый лис.
Отвязаться от таких крайне непросто.
[indent]
/ / /
[indent]
Терпения Такуми хватает ровно на четыре дня: поразительно долгий срок, между прочим, для весьма нетерпеливой демонической натуры. Из принципа организовывать встречу возле дома Сина мужчина не стал, дабы тот не воспринял ее как подстроенную, потому Ичиносэ устраивает за парнем слежку, не без помощи корио - кицунэ, которую в былые времена смертные нарекли преследователем, причем небезосновательно, ведь старая знакомая действительно была искусным мастером в делах слежки и оставалось лишь прибыть в указанное женщиной место и окликнуть проходящего мимо парня, приоткрыв окно уже знакомого ему внедорожника.

- Син-кун, не ожидал встретить тебя еще раз, - покидает машину, щелкая брелком сигнализации и улыбаясь во все тридцать два, самой лучезарной из всех своих улыбок, скрывая за ней наглую ложь, крайне умело, - Не спешишь? Может, выпьем по кофе?

Скрывает ладони в карманах расстегнутого пальто, пальцами левой чуть сминая лежащую там почти пустую пачку сигарет, пристально вглядываясь в лицо парня, отмечая все ту же сильную усталость, чрезмерную бледность и мешки под глазами, которые в дневном свете кажутся даже более явными, чем ночью, в отблесках фонарей. Такуми почти уверен в том, что все дело в видениях парня, вероятно не позволяющих жить нормальной, спокойной жизнью и Ичиносэ намерен вывести текущую встречу в осмысленную беседу, в ходе которой лису все же удастся разгадать предложенную загадку. В противном случае, информацию придется добывать весьма неприятным способом, через иллюзии и появление во снах, естественно в ином облике, а не представленном ранее. Удобно быть оборотнем, как ни крути.

Главное не являть в иллюзиях истинный свой вид.
Люди слишком часто толкуют кицунэ во снах как дурной знак, а без того перепуганному парню новых страхов приносить не стоит.

- Я угощаю. Здесь неподалеку есть отличное место.

Импровизация чистой воды и хорошо, что неподалеку, всего в паре кварталов, действительно есть нормальная кофейня, в которую Такуми периодически заезжал по пути на работу. Лишь бы парень не воспринял их встречу не_случайной. Лишь бы оказался не занят и проследовал за ним вверх по улице, к обозначенному месту. Лишь бы стеснение не взяло над ним контроль и он не отказался из-за чувства неловкости, ведь они едва знакомы, а в прошлую встречу Син умудрился уснуть рядом с ним, сидя на соседнем сидении.

Слишком много нюансов, на которые Такуми легко закрыл бы глаза, оказавшись в подобном положении.
Но этот парень - всего лишь простой человек, ничего схожего с лисом не имеющий.

Наложить на него еще одно заклятие в какой-то момент кажется необходимостью, но Ичиносэ держит себя в руках. Не в его привычках манипулировать теми, кто ему искренне приятен и интересен. Он, все же, не самый дерьмовый лис, хотя и та еще мразь.

Но об этом Сину узнавать совсем не обязательно.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:28:11)

+2

9

Жизнь после странного знакомства с мужчиной, который оказался так удачно рядом, продолжала идти своим ходом. С подработки Оказаки уволили, не дали и шанса оправдаться, но стремиться восстановить справедливость он и не спешил, решив, что так и должно быть. Карма вновь сыграла с ним злую шутку, оставив без должного заработка, поэтому последующие дни Син провёл в поисках нового места добывания денег. С учётом собственных особенностей - это каждый раз было весьма сложно. То призраки былых хозяев не дают покоя, то всякие пролетающие мимо любопытные души стремятся оказаться рядом с ним, что не отмахнуться, не избежать этой злополучной встречи.

Но в итоге удаётся устроиться в небольшой продуктовый маркет в ночную смену в тихом, практически безлюдном месте. Здесь странности его если и будут заметны, то только камерам слежения, доступ к которым открыт ему в подсобке и в принципе не составит труда почистить память записи, если случится что-то, что достойно характеристики "как всегда". Как всегда призраки. Как всегда рядом с ним, до жуткого страха пугающие своим видом и ощущениями, когда те понимают, что он их видит, и приближаются.

Пачка молока падает из руки, потому что становится слишком зябко. Очевидный признак, что рядом есть что-то потустороннее. Син смотрит на свою дрожащую ладонь, которую бьёт нервная дрожь. Невольно вспоминает, как этими же пальцами два раза вцеплялся мертвой хваткой в чужую руку. Странный инстинкт, не поддающийся объяснению, учитывая, что касаться кого-либо Оказаки не любил, чтобы избежать отвратительных ощущений, если это окажется призрак. Поэтому это поведение было необъяснимо для него самого. Однако в оба этих раза накрывало невероятным спокойствием. Безмятежностью и теплом, о котором он и мечтать не мог. А ещё казалось, что мир вокруг очищался от всех потусторонних теней. Непривычно, странно. И ужасно хотелось ощутить это снова.

Но ведь это была всего лишь мимолётная встреча. Они больше никогда не пересекутся вновь, чтобы проверить и окончательно убедиться в том, что это правда, а не выдумки воспалённого сознания.

Пачка молока возвращается на полку магазина, предварительно оттертая от грязи, а следом заставляется и остальным товаром, пока Оказаки спиной не ощущает направленный в него взгляд. Нервно оборачивается, но в магазине пусто, а за окнами в столь поздний час - никого. Никого, кроме парочки призраков, которые, разинув пасти, стремились подобраться к нему поближе. Кошмар всей его жизни по-прежнему продолжался.

Две ночные смены пролетели в одно мгновение, а далее следовали два выходных, но сменщик заболел и Син с радостью согласился подменить. Для него это только идеальный шанс не спать и не позволять себе быть уязвимым. Только и взгляд Оказаки чувствовал каждую ночь, каждый свой шаг, пока не скрывался в своей съёмной коморке. Но так никого, кроме призраков, он не смог увидеть, в итоге списав это странное ощущение именно на них. С тех станется вызывать в нём и не такие эмоции.

В конец четвёртой смены, когда рассвет окрасил небо в светлые тона и дверь магазина распахнулась, сопровождаемая звоном висящего колокольчика, впуская во владения маркета своего хозяина. Сдав ему кассу и получив аванс за отработанные часы, он с лёгкой руки бы отправлен на отдых. Только отдыхать и спать не было никакого желания, даже если в сон клонило беспощадно.

Выпить бы сейчас кофе, продлить мгновения бодрости, чтобы если и отключиться, то сразу в беспамятстве.
Чтобы не так страшно в итоге было.

И каково же было удивление, когда выйдя из магазина и пройдя несколько метров вперёд, Оказаки сначала дёрнулся от затормозившей у обочины автомобиля, а после сощурился, узнавая в водителя того незнакомца, Такуми, который несколько дней назад его столь любезно подвёз. Сощурившись, Оказаки на всякий случай незаметно ущипнул себя за ладонь. Боль отрезвила, перед ним действительно был тот мужчина, только теперь он ещё больше улыбался, на что Син лишь вежливо и очень мило улыбнулся, понимая, что вид у него сейчас, вероятно, весьма жалкий с учётом того, что он не спал несколько дней.

- Да, я тоже не ожидал вас увидеть здесь, Такуми-сан, - голос Оказаки звучит удивлённо, он намеренно делает акцент на одном слове, доставая пачку сигарет из кармана и прикуривая, методично затягиваясь привычным вкусом и ощущениями, которые хоть немного отвлекали ото всего. Взгляд устало ложится на цветущего каким-то нездоровым энтузиазмом мужчину и Син делает глубокую затяжку. Странно это всё. Крайне странно.

- Почему бы и нет, - Оказаки пожимает плечами, улыбаясь, припоминая их встречу четыре дня назад до мельчайших подробностей. Взгляд кочует на чужие руки, скрытые под тканью пальто. Интересно, если снова коснуться его, ощутит ли он это спокойное забвение без всей этой мешанины теней, которую он чувствует и видит с самого детства? Стоило проверить, но после этого его точно заклеймят сумасшедшим и психом. От этого Сина разбивает лёгкий смех и он кивает на слова Такуми, - Нет, что вы, это же я обещал угостить вас в следующий раз, если случайно пересечемся.

Идти вместе с кем-то тоже выходит непривычно дико. Обычно Син везде и всюду один, ни кем не сопровождаемый. Он бросает взгляд на витрины, мимо которых они проходят вместе, и приходит простое понимание, что они абсолютно разные. Из разных миров, из разных слоев общества. Просто один случай позволил пересечься, а теперь - чья это была прихоть? Действительно ли случайность? Или в чужом взгляде он действительно читает жажду интереса к собственной персоне? Слишком этот Такуми воодушевлён для простой случайности.

Кофейня действительно оказывается рядом и Оказаки её знает прекрасно: в последние три утра подряд, по окончанию смены, он забегал сюда за свежей порцией кофеина. С утра людей ещё пока не так много, заказ выполняют в короткие сроки, а насыщенный запах кофе заставляет постепенно расслабиться и улыбнуться уже более спокойно. На кассе, вопреки заверениям Такуми о том, что он угощает, счёт всё равно упрямо оплачивает Син, просто потому что он обещал. А обещания следует выполнять. В процессе чего он касается пальцами чужой руки невзначай, совершенно случайно, прислушиваясь к собственным ощущениям. Ничего. Может, потому что рядом нет призраков?

- Чем вы занимаетесь, Такуми-сан? - устроившись за свободным столиком вместе с порцией кофе, Син обхватил руками объемную чашку, спрашивая скорее из вежливости, чем действительно собираясь совать нос в чужую жизнь. Только поднимая взгляд, он совершенно не слышит ответ, потому что в голове всё отвратительно шумит, а пальцы бьёт дрожь: прямо за Такуми скорченный в агонии призрак угрожающе подбирался ближе.

И решаться времени не было.
На этот раз собственные пальцы вцепились в руку мужчины вполне осознанно, не отводя стеклянного, полных страха глаз от неупокоенной души. От которой не осталось и следа.

- Да быть не может, - пробормотал Оказаки, опуская взгляд на Такуми, но не отпуская его руки, - Кто вы на самом деле? Призраки, которых я вижу, просто взяли и растворились, стоило вас коснуться.

Да плевать, кем был этот мужчина.
Отпускать эту руку больше не хотелось.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:19:59)

+2

10

Син действительно выглядит крайне помятым, возможно, даже чуть хуже, чем в предыдущую встречу, но этот момент Такуми не особо удивляет: по заверениям корио, следившей за ним в последние дни, со сном у парня не ладится от слова "совсем", да и работает по ночам как проклятый, вероятно, тем самым добиваясь какой-никакой бодрости. Кофе, энергетики, может какие-то таблетки - Ичиносэ не уверен, что именно может способствовать притоку энергии помимо перечисленного, никогда особо не интересовался, но этот парень определенно опасается того, что может уснуть и от этого возникает еще больше вопросов, ведь он так легко провалился в сон находясь рядом с мужчиной в машине. Да, тот воздействовал на него при помощи магии, но ни в коем случае не планировал усыпить попутчика, который вцепился в него как в спасительный круг.

Все любопытнее и любопытнее.
Сказать, что Такуми заинтригован парнишкой, значит не сказать вообще ничего.

Син соглашается выпить кофе без каких-либо проблем, заметно облегчая лису задачу, ведь не придется вести себя странно в попытках уговорить парня пройти куда-либо вместе с ним. По пути к кофейне выкуривает сигарету, уподобляясь своему попутчику, лишь изредка поглядывая на него, стараясь делать это максимально незаметно. Интересно, сколько же придется организовать встреч, прежде чем удастся выяснить хоть что-нибудь о загадочном парне? Две, пять, десять? Может больше, кто знает, как именно сложится ситуация и не сбежит ли Син от девятихвостого уже в следующий раз, обозначив сталкером или еще каким извращенцем, особенно если учесть, что постоянные случайные столкновения почти сразу перестану таковыми казаться, что ясно как белый день.

Само собой, Ичиносэ обязательно найдет выход из ситуации, какой бы она в итоге не оказалась.
Естественно, мужчине хотелось, чтобы сложностей в его расследовании встретилось как можно меньше, по итогу.

Возражает о факте оплаты напитков больше для вида, соглашаясь с заявленным ранее обещанием, чтобы парень не числился в должниках у кицунэ. Да, Такуми не стал бы пользоваться долгом перед собой, по крайней мере против Сина, но оставлять столь соблазнительную лазейку для свободы действий все же не стоит. Даже на столь простом долге Ичиносэ мог вытащить практически любую информацию, заставить выполнить какое-то неприятное действие или подчинить себе парня на короткий период времени, потому стоило избавить Сина от всего этого как можно скорее, просто на всякий случай.

Такуми, все же, не самое лучшее существо.
Да, за прожитые им шесть сотен лет успел немного успокоиться, перестать пользоваться данной ему властью и способностями при каждом удобном случае, но никогда не стоит отсекать возможности воспользоваться ими вновь, так что... Да, ему лучше не быть должным. Особенно, когда Ичиносэ кто-то стал настолько интересен.

- Я бизнесмен, - отвечает на заданный вопрос, предварительно уложив пальто рядом с собой на диване и сделав глоток кофе из большой чашки, который оказывается даже более чем отличным, - Основная сфера моих дел это строительство, но последние года три вкладываю силы еще и в крупный торгово-развлекательный центр, для разнообразия. Не думаю, что... - Такуми не договаривает, отмечая как глаза напротив наполняются страхом, устремляя взгляд куда-то за спину мужчины и Ичиносэ даже думает обернуться, посмотреть что находится за ним, но чужие пальцы вцепляются в руку лиса практически мертвой хваткой, а выражение ужаса на лице парня сменяется нескрываемым удивлением, которое тот подтверждает словами.

Такуми впору рассмеяться, честное слово.
Он ведь искал способы получить ответы, которые по итогу сами пришли к нему в руки. Забавно.

- Значит, все-таки призраки, - лис все же усмехается мягко, на мгновение отводя взгляд к окну, после чего откидывается на спинку дивана, не пытаясь высвободить ладонь из чужого захвата и в принципе едва сдерживается от того, чтобы не перехватить пальцами руку Сина в ответ, вместо этого предельно расслабляясь, - Были у меня подозрения на счет твоего поведения и именно призраков я считал основополагающей твоих страхов. Да, давно на моем пути не встречались шаманы, думал, таких как ты уже практически не осталось.

Говорит свободно, не опасаясь сказать чего-нибудь лишнего, даже совсем наоборот - Такуми будет только рад предоставить парню новую информацию о себе, разве что про истинную свою сущность пока говорить напрямую не готов. Для начала, стоило выяснить, что знает о себе Син, как давно погружен во все это дерьмо с видениями и умеет ли хоть немного их контролировать. Хотя, судя по разговору в их прошлую встречу и поведению парнишки в целом, вряд ли он встречал себе подобных и научен хоть как-то взаимодействовать со своим даром, который наверняка считает едва ли не проклятием. Ичиносэ не удивится, даже если окажется, что парень вовсе никогда не встречал прежде людей со способностями и девятихвостый лис стал первым подобным существом.

Даже не человеком.
О чем кое-кому знать пока что не стоит.

- Вопрос здесь не в том кто я, а кто на самом деле ты, Син-кун. Про себя могу лишь сказать, что понимаю, почему призраки могут меня опасаться и сбегают, едва ты успеваешь меня коснуться, - Такуми неспешно оглядывается по сторонам, проверяя, не подслушивает ли их кто, дабы не приняли за двух сумасшедших или еще кого похуже, после чего усаживается ровнее, свободной рукой перехватывая чашку за ручку, но не спеша из нее отпивать, - Тебе хоть кто-нибудь говорил о природе твоих способностей? Или ты всю жизнь выступал с ними один на один, не имея возможности обсудить происходящее с кем-нибудь? У меня на счет тебя есть лишь догадки, но я тоже могу ошибаться и ты окажешься совсем не шаманом.

Лис не использует магию, лишь старается поддерживать зрительный контакт и говорить как можно более спокойно, мягко, доверительно отчасти. Спугнуть парня не хотелось, зато помочь при необходимости разобраться в самом себе - очень даже. Делает пару глотков прекрасного напитка, взмахом головы откидывает упавшие на лицо пряди длинных волос и вновь улыбается, на этот раз почти радостно, ведь его догадки все же подтвердились и для этого не пришлось прилагать особых усилий. Всегда бы так, честное слово.

- Так что, расскажешь мне о себе побольше? Возможно, тогда смогу тебе чем-нибудь помочь. Руку можешь не отпускать, если тебе так спокойнее.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:28:30)

+2

11

Поверить во всё это было сложно. Син привык абсолютно всю жизнь, сколько он помнил себя, жить в ежедневном ожидании того, что однажды встреченный призрак будет последним. Он проснется и это будет лишь приснившийся кошмар, который быстро отпустит от себя и погрузится в обычную жизнь. Все мечтают о том, чтобы стать богатыми, успешными или знаменитыми, а Оказаки лишь хочет самой обыденной среднестатистической жизни. Не прятаться в ночи, работая в магазине. Не вздрагивать, проходя мимо тёмного переулка. Как было бы хорошо, если всё это исчезло в один миг.

Как при прикосновении к чужой руке. Эта странность не давала покоя предыдущие дни, которые прошли с того момента, как этот встреченный незнакомец подвёз его. Будто бы дышать стало легче и больше ничего не давило, а стоило тогда разорвать прикосновение, как все вернулось на свои места.

Син не находил этому объяснений. Логичных объяснений, которые звучали бы разумно. Потому что в череду случайностей он никогда не поверит. Наоборот, небольшой прожитый отрезок жизни научил тому, что случайностей никогда не происходит. Проклятая закономерность. Превратности судьбы. Что угодно, но не случайность. И когда он хочет объяснить, что ничего такого не имел ввиду и что его слова не стоит принимать за правду, Такуми начинает разговор сам.

- Вы выглядите счастливым, - бросает он хрипло, прочистив после горло, не отрывая взгляда от мужчины, лишь щурясь подозрительно на того. Оцепенение, вызванное столь резкой переменой вокруг, за которой последовало исчезновение призраков, постепенно спадало. Зато на смену ему мыслительный процесс будто активировался вихрем и множество вопросов едва не разорвало череп, - Шаманы? Я что похож на тех, кто пляшет в припадке с бубнами и колокольчиками?

На самом деле Оказаки щерится по привычке. Ему приходилось встречать в храмах, которые посещал иногда в праздники, тех, кого называли шаманами, но это были обычные старики, которые молились и едва ли могли взывать к духам. Они не видели призраков, не могли их ощущать, не говоря уже о том, чтобы впускать их в своё тело. К ним Син обращался, когда в один момент отчаялся совсем. Просил помощи, но старики лишь отрицательно мотали головой: они были бессильны. Могли лишь только выдать амулеты, отгоняющие призраков, но до чего странно выходило: амулеты работали с кем угодно, но только не с ним.

По мере того, как Такуми продолжает говорить, Син лишь отрицательно мотает головой и вскидывает брови вверх, становясь ещё более скептичным и подозрительным к своему вольному-невольному собеседнику. Откуда тот столько знал, говоря столь поразительно точно? Как такое вообще могло быть возможным? Оказаки рос обособленно, со всеми этими странностями, как он мог это с кем-то обсуждать? Да его бы сразу заперли в соответствующей больнице и в принципе были бы правы, оставив там, потому что эта жизнь - сплошной ад, в котором он ходит кругами, опускаясь всё ниже и ниже. Единственный раз, когда излил свои проблемы, оказался в храме, но даже это ничего не дало.

Сина крайне раздражало, с какой заинтересованностью смотрел на него Такуми. Слишком легко и торжественно звучало каждое его слово. Собственный ежедневный ад никогда не казался чем-то таким, о чем можно так легко распространяться. Подозрения лишь усиливались, а вопросы - бесконечно копились. Он отпил остывающий кофе, сдвигая брови к переносице, хмурясь. Стоило взять себя в руки окончательно и все же ответить. Но не так-то просто это сделать, когда привык к тому, что необходимо скрываться. Молчать, чтобы казаться нормальным. Для Сина совершенно в новинку свободно говорить о предмете своих страхов, которые не отпускал его ни разу, кроме тех моментов, когда собственные пальцы касались чужой руки.

Оказаки опустил взгляд на их руки и до него только дошло вместе с замечанием мужчины то, что он так и не убрал свою руку. Резко подняв свою конечность, словно ошпарившись, Син посмотрел на собственную ладонь, как предательницу.

- Откуда вы столько знаете? Ни за что не поверю, что начитались фэнтезийных книжек и поэтому можете теперь считаться гуру историй о призраках, а я просто вовремя вам подвернулся, чтобы отточить эти знания, - Син едва усмехается, возвращая руку на стол, вцепляясь пальцами второй в чашку с кофе и стискивая её, - Мне нечего о себе рассказывать, я просто вижу призраков с тех пор, как помню себя. Я пытался узнать, с чем это связано и можно ли от этого избавиться, но, увы, мне никто ничего не говорил. Одни крутили пальцем у виска, другие - советовали почистить карму.

А третьи пытались принести в жертву, крича во все стороны, что он - демон, которого необходимо покарать, чтобы воцарился в стране мир вечный, а он - развеялся прахом. Не самое приятное воспоминание, отдающее оставленными шрамами на спине от плетей, которыми его стегал директор приюта. С тех пор Оказаки осторожен в своих словах и призраков не упоминает, только в совсем безысходных ситуациях. Только когда невыносимо настолько, что больше не остается сил.

Взгляд останавливается на чужой руке, медленно поднимаясь до плеча и в итоге вновь перехватывая слишком горящий заинтересованный взгляд Такуми. Слишком непривычно такое внимание к себе, которое видно невооруженными глазами. Син едва прикусывает губу, опуская голову, позволяя отросшим прядям закрыть свои глаза, не позволяя никому, особенно этому Такуми, увидеть замешательство смешанное с неловкостью. Воздух вокруг вновь становился неприятно ледяным, давая понять, что призрак никуда не делся за это время. Он всё также находился здесь и теперь был ощутим даже больше, чем обычно, своими дряхлыми кривыми пальцами вцепляясь ему в плечи, от чего тело начинает бить мелкая дрожь. Оказаки ощущает, как существо нашептывает ему на ухо: неразборчиво, но настолько страшно, что больно где-то на подсознательном уровне.

- Почему вы так заинтересованы в призраках?

Син пытается собраться с силами, сделать вид, что ничего не происходит и тело его не холодеет от присутствия повисшего на плечах призрака. Он не привык полагаться на других. Возможно, конечно, слишком блаженная, прекрасная, но порождает зависимость. Уж лучше никогда не знать о том, что есть на свете человек, при прикосновении к которому можешь всего этого избежать. Иначе начинаешь желать большего. Типичный человеческий порок, который нельзя обойти стороной, как бы не старался.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:19:47)

+2

12

Такуми понимает, почему Син относится к нему с явным недоверием: в конце концов, когда всю жизнь, тебе крутят пальцем у виска, называя сумасшедшим, волей неволей начнешь опасаться и тех, кто наоборот готов принять тебя едва ли не с распростертыми объятиями, попутно заверяя, что ты нормальный человек, просто способности в тебе сокрыты крайне необычные, пугающие и странные, от которых большинство людей готово сбежать в страхе, куда глаза глядят. Даже становится немного жаль, ведь парнишка кажется крайне приятным малым, но судьба решила поиздеваться над ним вдоволь, к несчастью.

- Боже упаси, в этих клоунах от шаманов осталось одно только название, - лис смеется, коротко и немного глухо, прежде чем снова растянуть губы в искренней улыбке и устремить заинтересованный взгляд на парня, - Нет, я говорю о людях, способных общаться с призраками, исполнять их последнюю волю, что удерживает их души в нашем мире и впускать умерших в собственное тело, позволяя им делать то, что они пожелают. Многие призраки, между прочим, подобным занимаются для того, чтобы выпить чашку любимого кофе, к примеру. У них бывают весьма и весьма необычные причины оставаться среди людей, хотя не мне это тебе рассказывать, ты наверняка и сам прекрасно осведомлен о них, в отличие от меня, никогда с ними не контактировавшего.

На самом деле, Ичиносэ всегда было интересно, почему кицунэ, даже девятихвостые, не могли наблюдать столь простые, по его собственному мнению, структуры, как призраки. Всего лишь души, что в большинстве своем были слабее даже обыкновенных древесных духов, которые не могли отойти от своих деревьев дальше, чем на пару-тройку метров и не несших практически никакой опасности, разве что могли ветку уронить на голову, будучи слишком озлобленными, что также случалось с подобными существами крайне редко - по натуре они добрые и миролюбивые, порой самим себе во вред. Так вот, лис их видел всегда, не способный отгородиться от них ничем, зато призраки оставались где-то за гранью, умело скрываясь от хитрых глаз. Растворялись в страхе перед одним из сильнейших демонов? Скорее всего, именно в этом таилась разгадка, да и плевать Такуми хотел на них с высокой колокольни. Пусть лучше сбегают, чем постоянно мельтешат перед глазами, раздражая чрезмерно.

- Богатый жизненный опыт, Син-кун. К тому же, о призраках я знаю не столь много, как могло показаться изначально. Просто в прошлом неоднократно встречал людей со схожими способностями, от них и узнавал различные подробности. Некогда в прошлом их называли шаманами, проводниками духов, нарекали проклятыми. Кстати, большинство из них были слепы, но тебе подобная участь не грозит, они становились такими практически с рождения, - не сводит глаз со своей руки, от которой Син отстранился как ошпаренный, но убирать ее с прежнего места не спешит, на случай если парню вновь понадобится укрыться от очередного преследующего его духа, - Скорее всего, ты способен видеть их с малых лет, но в таком случае, в твоем роду совершенно точно должны были присутствовать люди с такими же способностями. Но судя по тому, как ты говоришь... Родителей ты своих не знал, верно? Прости заранее, если данный вопрос покажется тебе бестактным.

Мелкая дрожь, бьющая тело парня, не остается не замеченной, на что Такуми хмурится, после чего тянется руками к собственной шее, расцепляя замок на подвеске, не представляющей из себя ничего особенного: черная веревочка, на которую нанизан небольшой камень в серебристом креплении, название которому гематит. Мужчина приобрел его несколько лет назад, заприметив на площадке интернет-магазина и носил практически не снимая, так как вписывался тот в образ лиса превосходно, но расставаться с ним все равно было не жалко. Сжимает украшение на несколько секунд в кулаке, прикрыв глаза и сосредоточившись мысленно на простеньком заклинании, позволявшем сохранить воспоминания камня на некоторый срок. Не спрашивая разрешения, аккуратно и мягко берет Сина за руку, движением пальцев заставляя раскрыть ладонь, вкладывая в нее подвеску, тут же разрывая физический контакт, откидываясь назад и перехватывая чашку с остывающим кофе.

- Это тебе подарок и постарайся с ним не расставаться. От видений вряд ли избавит, но от непрошенных гостей в твоем теле должен защитить, на пару недель точно. Я постараюсь за это время придумать что-нибудь более действенное. И нет, я не заинтересован в призраках, мне с ними делить нечего. Зато меня интересует помощь тебе, потому что видел твою реакцию на присутствие духов уже несколько раз и только дурак не сможет понять, насколько ты от этого страдаешь.

Звучит, вероятно, немного навязчиво, но учитывая тот факт, что Син определенно заинтересовался страхом призраков перед Такуми, ответ парня на предложение о помощи скорее всего окажется положительным. К тому же... Не всю ведь жизнь ему находиться в постоянном напряжении и шарахаться от любого шороха или движения.

- Позволь мне помочь тебе, Син-кун. Я ничего не потребую взамен, обещаю.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:28:50)

+2

13

Да, пожалуй, выпить чашечку кофе напоследок - это самое безобидное, что можно получить от призрака в себе. Почему-то подобные простые действия встречались очень редко. У Сина, имеющего в этом богатый опыт, было иное мнение. Душа в этом мире задерживается зачастую исключительно в негативном плане. Призраки жалеют о внезапной смерти, преисполняются злобой и больше всего желают отомстить либо какому-нибудь родственнику, либо застарелой первой любви, либо предавшему когда-то другу. После смерти наружу вылезают самые сокровенные моменты, что иной раз поражаешься тому, насколько человеческие души злопамятны по природе своей. Они могут быстро забывать всё, что с ними приключалось в жизни, но стоит только стать бестелесным созданием, как самые тёмные моменты жизни захватывают всё их сознание и ведут к непосредственному источнику своих былых проблем. А если на пути их попадается Оказаки, то они становятся ещё яростнее. Потому что чувствуют в нём много необходимой энергии для свершения своих последних дел.

И Сину вовсе не в радость помогать каждому встречному, особенно, если помощь эта заключается в том, что его тело просто-напросто используют. Сам парень даже не знал о том, вредит ли ему самому столь частое "гостеприимство" в собственном сознании.

- Это одна из причин, почему вы встретили меня несколько дней назад на трассе. Результат "помощи", - невесело и коротко усмехается Син, порядком устав от того, что на дню в нем может оказаться столько личностей, что впору самолично сдаваться в дурку, где с такими множественными личностями ему сразу поставили бы соответствующий диагноз и были вполне правы. Потому что после того, как призрак покидал тело, ещё несколько дней оставались с ним привычки той или иной души. В такие моменты легко забыть себя истинного и потерять среди всех чужих личностей свою собственную.

- От меня отказались и сдали в приют. Это всё, что я знаю, - затрагивать тему прошлого и детства совершенно не хочется, потому что это не то, на что свободно будешь говорить перед незнакомым человеком, который вызывает подозрений и вопросов больще, чем каждый пятый призрак пришедший по его душу. Да, ему действительно говорили очень часто в детстве, что его бросили, потому что он с рождения был странным. Говорили, что его опасались и что внушал он страх такой, словно реально был не от мира сего. Поэтому и сплавили его в приют на окраины одной из северных префектур. В принципе, Оказаки считал это весьма логичным. Зачем всё время жить в страхе, если твой ребенок родился странным? Логично отправить его куда подальше. Спасибо, что хоть не убили. Впрочем, порой Сину казалось, что лучше бы его умертвили ещё в детстве. Проблем было бы куда меньше. И не приходилось бы сейчас испытывать всепоглощающий ужас от повисшего на спине призрака, который явно желал забраться в его тело, нашептывая что-то неразборчиво, непонятно.

Прикосновение к ладони избавляет от чужого фантомного присутствия, что дышать становится настолько легко, будто больше действительно ничего не давит. Син косится в окно, в отражении которого был виден их стол, не замечая на своей спине ни тени. Переводит взгляд обратно, когда кожу обжигает холодный камень и вопросительно смотрит на мужчину. Помощь от незнакомца выглядит весьма странно, как и вся эта доброжелательность. Оказаки понимает, что его всё время напрягает так сильно: Такуми его не боится. Не шарахается, не обзывает психом, не сбегает так, словно ему пятки подожгли. Непривычно. Обычно люди реагируют на него иначе.

Син подносит подвеску ближе, темный камень которой выглядит странно угрожающе и даже зловеще, но тем не менее скептичности по поводу украшения у парня не возникает. Если уже при прикосновении возникает такой эффект, то неудивительно будет, если от вещи будет исходить подобная его хозяину энергетика. Оказаки подносит черный шнурок к своей шее, заводя руки за неё, чтобы застегнуть. Невольно бросает взгляд к противоположному окну, на котором колыхались полупрозрачные занавески. Приглядывается, замечая в них тень девушки, на лице которой посмертно отразилась боль, страдание и злость. Син понимает, что это призрак, потому что одета та странно и трупный оттенок кожи говорил о многом. Однако смотрела она не на Оказаки.

Парень прослеживает её взгляд и натыкается на лицо Такуми. Трогает пальцами повисший между ключиц камень и прочищает горло, неловко допивая остатки кофе.

- С меня и нечего требовать взамен, я не обладаю богатствами и деньгами. Спасибо, Такуми-сан. Не знаю, сработает ли это, но будет видно дальше, - отодвинуть стул выходит весьма шумно для собственного слуха, но оставаться Син здесь больше не может, отчего-то испытывая одновременно неловкость, смущение и злость на самого себя за какую-то совершенно неуместную робость. Он опирается ладонями о стол, привыкая к вертикальному положению, потому что усталость после стольких смен накрывала явным давлением, поднятию которого не способствовало даже кофе, - В благодарность придется мне и в следующий раз угостить вас кофе.

Улыбается, щуря глаза, но становится вновь задумчивым, на секунду - даже отрешенным. Кивает самому себе, поправляя воротник тонкой кожаной куртки и оглядываясь на мужчину, всё-таки решаясь высказать свои наблюдения.

- Может, вам с ними делить и нечего, но им с вами, похоже, есть что. Если в прошлом вы обидели девушку, то вам стоит помолиться в храме за её покой, потому что она следует за вами всюду, куда бы вы не пошли и что бы не делали. Она всегда рядом. Даже сейчас, - вновь взгляд на окно и призрак девушки бросает теперь свирепый взгляд на Сина, что он все же спешит покинуть кофейню как можно скорее, - Всего доброго, Такуми-сан.

Но только выйдя из помещения и пройдя несколько метров, Син останавливается, едва не спотыкаясь, понимая, что не спросил номер телефона этого мужчины. Возвращаться назад - плохая примета, поэтому - в следующий раз. Если Такуми так заинтересован в нём, то найдет его сам, когда это понадобится. Почему-то в этом Оказаки совершенно не сомневался.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (16.04.22 21:19:38)

+2

14

По мере того, как Син понемногу рассказывает о себе, пусть и выдавая информацию не слишком охотно, жалкими крохами, но Такуми хватает и столь скудных знаний, чтобы составить картину мира парня. Не может бороться с подселенцами, был брошен в раннем детстве, опасается показаться сумасшедшим и понятия не имеет о том, что из себя представляет, вероятно, даже проклиная собственные способности, которые не считает даром, ни в коем случае. И еще, почему-то, достаточно лишь одного прикосновения к лису для того, чтобы избавиться от видений и навязчивого внимания призраков, исчезающих в мгновение ока. В прошлом, кажется, ни один из контактировавших  с мужчиной шаманов подобного не испытывал и узнать природу данного явления становится чем-то вроде идеи фикс.

Когда впервые за несколько сотен лет жизни встречаешь нечто новое, естественно его хочется изучить.
Даже если природа явления может оказаться опасной. Ведь все возможно.

- В следующий раз кофе будет с меня, я настаиваю, - Такуми переплетает пальцы, опуская на них подбородок и опираясь локтями на стол, с легким прищуром глядя на поднявшегося из-за стола Сина, привычно улыбаясь, всем своим видом напоминая лисицу, истинную свою натуру. Собирается попрощаться, не стремясь удержать ни в коем случае, но шаман неожиданно устремляет взгляд куда-то за спину мужчины и говорит о некой девушке, которая преследует Ичиносэ, на что тот удивленно вскидывает брови, пытаясь прикинуть, о ком может идти речь, но ничего толкового сходу в голову не приходит, все же за шестьсот лет повстречал немалое количество людей, да и врагов нажил немало, все же образ жизни его не всегда был настолько спокойным, как сейчас.

Когда-то ведь и убийцей слыл, которого обходили стороной, держась как можно дальше от кровожадного хищника.
Руки в крови даже не по локоть, увы.

- Хорошего дня, Син-кун. Постарайся не влипать в неприятности.

Пожелание почти дежурное, от парня все же мало что зависит, но камень действительно может помочь и принести хоть немного спокойствия в чужую жизнь, если только призрак не окажется чересчур сильным, подпитываемый ненавистью или слишком сильной волей к исполнению незавершенного дела. Оставалось надеяться, что таких на пути Сина не встретится, пока Такуми решает, как именно может ему помочь в дальнейшем.

Но судьба ведь та еще коварная сука, не так ли?

Убедиться в данном утверждении выходит довольно скоро, буквально через несколько дней, бесконечно долгих, проведенных за чтением древних рукописей, общением с различными ёкаями и самокопанием, потому что слова о девушке не дают покоя, а припомнить кого-либо, кто мог даже после физической смерти привязаться к Такуми, так и не вышло, оставляя вопросом повисшим где-то в воздухе, рискуя в любой момент обрушиться на голову осознанием болезненным. Вряд ли будет иначе, у Ичиносэ по другому попросту не бывает.

Стук во входную дверь квартиры доносится уже после полуночи, заставляя резко вскинуть голову, отрываясь от экрана ноутбука и неспешно подняться на ноги, на ходу заправляя прядь волос за ухо, ощутимо при этом хмурясь. В глазок лис не смотрит, ему опасаться все равно нечего: люди навредить ему практически не способны, а от мистических существ на пороге стоит защита, которую переступить невозможно, пока Ичиносэ самолично не пригласит войти, выборочно пропуская через наложенное заклятие, иначе быть не может.

Вот только распахивая дверь настежь, последним, кого ожидал Такуми за ней встретить, был его случайный ночной попутчик, напрочь лишивший покоя и едва ли не сна.

- Син-кун?.. - лис немного теряется, а ввести его в состояние недоумения дорогого стоит, ведь сделать это практически невозможно, - Боюсь спросить, как ты узнал, где я живу, но проходи.

Столь простая фраза становится первой ошибкой.
Не фатальной, но стоило для начала заглянуть в глаза парня, абсолютно пустые, невидящие.

- Чертов лис, как ты умудрился меня позабыть? - голос хоть и принадлежит шаману, но интонацию Ичиносэ угадывает без труда, распахивая рот, пытаясь подобрать слова для ответа, но вместо этого заходится смехом, где-то на грани истерики, пока закрывает дверь и ударяется об нее лбом, не понимая, как мог так проебаться и не понять, о какой именно девушке вел речь Син тогда, в кафе.

Как только сам не догадался, старый идиот.

- Смешно тебе, Такуми? Я из-за тебя оказалась проклята после смерти и не могу покинуть мир живых. Не говори только, что ты не ведал такого исхода, ублюдок, когда брал с меня клятву о том, что я никогда и ни на кого не взгляну, кроме тебя одного. Вот она цена твоей "любви", не так ли? - парень вскидывает руки, пальцами демонстрируя в воздухе кавычки, а Ичиносэ наконец успокаивается, переводя дыхание и на мгновение прикрывает глаза, облизывая губы и надеясь не взорваться сию секунду после сказанного. Айко всегда была вспыльчивой и не следила за языком, но сейчас откровенно перегибает, ведь лис ее любил, на сколько это в принципе было для него возможно, но прошло больше четырех сотен лет и сейчас мужчина испытывал лишь раздражение, хотя бы потому, что девушка была не права. Да, он брал обещание, но лишь на словах, не подкрепляя его магическими ритуалами и если Айко осталась в мире живых, то лишь потому, что не смогла смириться с уходом в достаточно юном возрасте, ей ведь не было и двадцати пяти на тот момент, вот только Такуми действительно скорбел и довольно долгий срок.

Теперь же она - прошлое.
Слишком беспардонно ворвавшееся в его настоящее.

- Чтобы твоя клятва стала действительной, проводить ее необходимо было на крови, а я не думаю, что ты можешь припомнить хоть один случай, когда я склонял тебя к подобному, - Ичиносэ проходит мимо Сина, стараясь не задеть его в коридоре, будучи уверенным в том, что одного единственного касания хватит для того, чтобы дух покинул тело парня. На кухне подбирает пачку сигарет и неспешно прикуривает, наблюдая за вошедшим следом шаманом, у которого даже походка изменилась, лишившись свойственной мальчишке плавности и это при том, что вселилась в него весьма грациозная девушка, вероятно, попросту позабывшая о том, как двигалась раньше.

- Твоей злости нет места в этом мире и никаким проклятием тебя никто не удерживал, ты сама его выдумала, - выдыхает слова вместе с дымом, встречаясь пристальным взглядом с чужим, все еще пустым, даже озлобленности в нем нет, почему-то, - Оставь парня в покое, он не заслужил быть для тебя сосудом, Айко. Отправляйся через реку мертвых и обрети наконец спокойствие, иначе рискуешь потерять себя и тогда тень твоя навеки окажется запертой в мире живых, да еще и погрязшая в безумстве. Ты и без того на грани. Что касается моей любви... - недокуренную сигарету оставляет на краю пепельницы, резким движением приближаясь вплотную к Сину, все еще не касаясь того и глядя сверху вниз, не скрывая ухмылки, появляющейся на губах моментально, - Тебя никто не наказывал и я был к тебе привязан когда-то. Но ты - прошлое, а я давно ушел в будущее. Прости, звучит жестоко, понимаю, но по другому никак. Так что... Прощай, Айко. Но знай, что я по тебе скучал и из жизни своей не вычеркивал.

Не позволяет ответить, вместо этого перехватывая Сина за запястье и следом подхватывая того на руки, потому что тело парня обмякает, лишаясь сознания в мгновение ока, едва только призрак его покинул. Переносит шамана на диван, аккуратно укладывая на спину и тут же собирается отойти, но Син распахивает глаза и начинает нести какой-то бред про отвратительного внука, на что Такуми остается лишь закатить глаза и сесть рядом, вновь прикасаясь к парню, а после и вовсе уложить его голову к себе на колени, чтобы не разорвать телесный контакт. Бессознательное состояние шамана постепенно сменяется обычным сном, судя по выровнявшемуся дыханию и едва подрагивающим ресницам, на что Ичиносэ невольно залипает, едва ощутимо касаясь пальцами чужого лица и откидывая в сторону цветные пряди, глядя на Сина сверху вниз.

Его способности действительно были проклятием, а не даром.
И теперь, глядя на безмятежно спящего парня, помочь ему хотелось лишь сильнее.

Откуда только столько благородства вдруг, старый лис?
Задумываться об этом желания нет, да и усталость наконец накрывает окончательно, все же время довольно позднее. В сон Такуми проваливается здесь же, сидя на диване, зарывшись пальцами в чужие волосы, позволяя голове Сина и дальше покоиться на его коленях.

Все еще слишком странно.
Но его устраивало. Пока что.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано Ichinose Takumi (10.04.22 15:29:09)

+2

15

Дни тянутся долгой резиной, наполненной привычной рутиной. Открываешь глаза также, словно не спал вовсе, а ведь по сути так и есть. Видишь перед собой привычную мешанину, ядерную смесь из людей и призраков, которые перемешиваются между собой при свете дня, что не различить, кто есть кто. Потому и мешает это очень сильно, хоть и подаренная вещь частично снижает возможность пересекаться с потусторонними душами, которых он манит, словно магнит. Возможно, он действительно был рожден именно для того, чтобы в итоге страдать и жить в вечном беспокойном страхе.

Не так уж и много Оказаки нужно в этой жизни. Всего лишь нормально поспать и встречать на своем пути только живых людей. Но всего этого не дано и глупо мечтать об этом, потому что реальность слишком показательно. Обстановка вокруг него говорит о многом. С подработки в магазинчике приходится уйти, потому что шеф не выдерживает странностей своего работника, но ничего удивительного в этом нет, ведь Оказаки действительно очень странный в глазах других. Это только почему-то Такуми он кажется не психопатом. Странно это на самом деле, очень странно. Но тем не менее работа сменяется работой, Сину удается устроиться в ночную смену в другой магазин и заступить на смену, когда случается катастрофа, от которой колотящееся сердце опускается куда-то вниз, а сам Оказаки едва держится на ногах, вцепившись в стеллаж и подняв взгляд на стеклянную витрину, в которой отразилось лицо той самой девушки, которая наблюдала за Сином и Такуми в кофейне.

Порыв ветра возникает словно из ниоткуда, заставляя всколыхнуться подвеску, развязывая шнурок на шее парня. Среагировать Син не успел, сознание покинуло тело, прекрасно понимая, что им при первой же возможности завладели. Собственный контроль подавлен и все, что помнит в итоге Оказаки, так это страшное лицо девушки, словно она испытывает глубокую агонию, а дальше - полная темнота.

Из которой выныривает неожиданно. Позвоночник сводит от долго несменяемого положения, от чего Оказаки морщится, пробует перевернуться, но понимает, что что-то не так. Подушка под головой странная, жесткая. Одеяла нет, хотя Син всегда, когда удается подремать, заворачивается в свое одеяло. В кокон, чтобы ничего не донимало, хоть и безуспешный это прием. А еще что-то явно есть в его волосах, да и на периферии понимает, что обстановка вокруг далека от его жилища.

Открывает глаза медленно, смотря на незнакомый потолок, чувствуя, как покалывает тело дальше, клетка за клеткой, словно он всю ночь веселился. Хотя не исключено, что веселился не он, а то, что было в нём. Призраки порой находились разные, занимались всяким, начиная от изучения иностранного языка, заканчивая балетной школой. Почему-то после каждого, кто побывал в нем, оставалось на несколько дней и привычки их. Бывало, что после Оказаки мог еще дня два-три употреблять в пищу исключительно поджаренные тосты с клубничным джемом или рисовать нецензурные граффити ночью под мостом у реки. Каждый раз хлеще другого, поэтому неудивительно совсем, что в глазах других Син казался не от мира сего. Странным. Больным на голову.

И все же сейчас не так волновали остаточные привычки, как то, где он все же оказался, когда позволил призраку захватить свое тело. Син невольно трогает свою шею, убеждаясь, что камень потерян, а после все же переводит взгляд в сторону и выше, сдерживая желание подскочить. Очень хороший вопрос, как так вышло, что он оказался лежащим на коленях того самого мужчины, который проявлял к нему какой-то нездоровый интерес. Точнее не к нему, а к тому факту, что он видит призраков. Паника моментально накрывает с головой, хотя приходится отметить на затворках сознания, что спалось ему неплохо. Очень даже неплохо, по сравнению со всеми предыдущими днями проклятой жизни.

Син неотрывно смотрит снизу вверх на спящего Такуми. Картина это слишком нереальная, в которую совершенно не верится. Словно сон, и даже не привычный кошмар. Оказаки даже щипает себя за плечо, а после поднимает руку вверх, раскрытой ладонью проводя по воздуху, проверяя, действительно ли спит мужчина или просто притворяется. Никакой реакции не замечает, поэтому опускает руку обратно, по пути задерживаясь слегка на чужом предплечье. Отчасти становится стыдно за то, что он, вероятно, успел учудить за ночь, раз заявился сюда, хотя точно не знал, где живет этот Такуми, но почему-то не сомневался в том, что действительно оказался у того дома.

Но только лишь отчасти, потому что подробности Син не помнил, поэтому хотя бы от этого факта было легче.

Оказаки какое-то время и дальше смотрит на спящее лицо мужчины, залипая, потому что черты и определенные особенности во внешности оказываются не просто приятными, а весьма притягательным, на что Син все же слегка мотает головой, зажмуриваясь и поднимаясь. Двигается максимально бесшумно, садясь и забираясь пальцами в собственные волосы, встряхивая и их, только после понимая, что тяжестью в волосах до этого была чужая рука.

Хочется провалиться сквозь землю, но Оказаки не из столь робких, поэтому лишь вдыхает глубоко и выдыхает медленно, вставая, чтобы развернуться после и вновь посмотреть на Такуми. Син не знает, сколько времени спит тот в такой позе, но она явно не способствует отдыху. И хотя бы это стоило исправить своими руками, надеясь лишь на то, что мужчина не проснется. Оказаки аккуратно сжимает пальцами за чужие плечи, двигая в сторону, чтобы таким образом заставить Такуми лечь. И так занят этим делом, что в итоге, когда поднимает взгляд, сталкивается с чужим. Что, естественно, заставляет моментально отшатнуться.

- Вы проснулись, - Син проглатывает язвительное "могли бы и сказать, что проснулись", и только смотрит в ответ, делая несколько шагов назад, чтобы в итоге плюхнуться в кресло позади. Переводит дыхание постепенно, правда, удивляется несказанно тому, что оно в какой-то момент успело сбиться, - Можете рассказать, что я здесь делаю? Я ничего не помню.

Ведь он действительно ничего не помнил, кроме остаточных ощущений, среди которых отголосками затерялась чья-то чужая любовь, тоска и злость.
Крайне неординарный набор.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

16

Сны без сновидений всегда радовали старого лиса, ведь с собственным подсознанием Такуми был не в ладах, учитывая то, как часто то стремилось подкинуть весьма своеобразных видений, чересчур походящих на реальность, в не самом приятном ее проявлении. Хуже всего становилось, когда приобретал в них облик девятихвостого, от которого успел отвыкнуть за последние пару десятков лет, ведь перевоплощаться в лиса на протяжении долгого времени потребности не возникало, а хищная натура все же пыталась изредка вырваться наружу, напоминая о своем существовании. Пожалуй, все же стоило как-нибудь выехать за город, подальше от людей, выпустив зверя на волю, позволив немного размять кости, но времени на все это банально не хватало, да и желания особого не возникало. Некогда в прошлом Ичиносэ предупреждали о том, что запирать лиса на продолжительный срок не стоит, особенно если продолжаешь пользоваться магией в человеческом обличии, но даже будучи уже старым, умудренным и довольно опытным в подобных делах, все равно откровенно филонил в столь простых жизненных аспектах.

Главное не обжечься на всем этом чрезмерно в будущем.
Ведь никогда не знаешь заранее, что принесет завтрашний день и какие ошибки прошлого на нем отразятся.

Пробуждение становится достаточно резким, все же Такуми всегда спал весьма чутко, потому когда чужие ладони обхватывают мужчину за плечи, тот распахивает глаза, молча наблюдая за действиями чересчур сосредоточенного шамана. Проснулся парень, судя по всему, совсем недавно, ведь все еще выглядит немного сонным, хоть и принялся помогать ближнему, вероятно, помогая принять более удобное положение, относительного сидячего, за что Ичиносэ был благодарен, все же шея и спина успели немного затечь, от чего теперь кожу словно покалывало иглами, весьма неприятно. Тем не менее, думать обо всем этом не хотелось, потому что наблюдать за Сином было... Интересно. Тот казался чуть более отдохнувшим и свежим, чем в предыдущие встречи, а складка залегшая между бровей выдавала в нем озадаченность, что не удивительно, ведь парень определенно не ожидал вдруг очнуться в чужой квартире, да еще и лежа на коленях у едва знакомого мужчины, так что реакция была обоснованной и логичной.

И совершенно его не портила, не смотря на всю серьезность в чужом выражении лица.
Син даже выглядел красивее, чем обычно.
Хотя это, пожалуй, последнее, о чем должен был думать в данный момент Ичиносэ.

- Только что открыл глаза, - чуть прогибается в пояснице, едва только соприкоснувшись спиной с поверхностью дивана, следом вытягивая руки и потягиваясь, прежде чем вновь занять сидячее положение и устремить взгляд на шамана, теперь уже рассматривая того в открытую. До избавления от синяков под глазами Сину было еще далеко, но сон определенно пошел парню на пользу. Такуми бросает один единственный взгляд на часы, отмечая, что прошло около пяти часов с момента, как Оказаки ворвался к нему в квартиру, да и за окном уже брезжил рассвет, намекая на приближение полноценного утра. Поспать бы чуть дольше, конечно, но для вечно обеспокоенного и лишенного сна шамана, даже эти несколько часов были жизненно необходимыми, да и вряд ли тот согласится продолжить спать в чужой квартире, рядом с тем, кого опасаются его собственные страхи.

Хотя, Ичиносэ бы с удовольствием попытался парня уговорить на это.
В основном из испытываемого здесь и сейчас чувства жалости.
Ничего лишнего.

- В тебя вселился дух моей старой знакомой, которая остро нуждалась в моем наставлении на пути в загробный мир. Можешь не переживать, не думаю, что она соизволит вернуться, нам с ней говорить больше не о чем, - улыбается, откидываясь на спинку дивана, качнув головой, отбрасывая длинные пряди с лица назад, не сводя при этом взгляда с сидящего напротив Сина, - Прости, я надеялся, что камень сможет спасти тебя от внезапных подселенцев, но где-то в моих расчетах произошел сбой.

Лис тянет воздух носом, стараясь не привлекать внимания, откровенно принюхиваясь к юноше издалека, но не ощущая на нем следов собственной магии, а значит камня при нем, по каким-то причинам, не было, к несчастью. Вероятно, Айко воспользовалась моментом, едва только Син лишился подвески и защиты соответственно, но спрашивать об этом не станет: если шаман захочет, то сам поведает ему о произошедшем, а пока...

- Надеюсь, ты не откажешься от чашечки кофе? Да и позавтракать тебе не мешает, совсем бледный, - поднимается на ноги, не дожидаясь ответа и спешит на кухню, весьма кстати совмещенную с гостиной, далеко идти не приходится. Первым делом закуривает, делая пару глубоких затяжек и откладывая сигарету на край пепельницы, вытаскивая из шкафчика пачку молотого и большую турку, объем которой располагал сварить сразу две небольших чашки крепкого напитка.

- Предпочитаешь с молоком или черный? - не оглядывается на вошедшего шамана, будучи сосредоточенным исключительно на готовке, через несколько минут разливая кофе порционно, свой первым делом разбавляя наполовину молоком, не добавляя ничего более и замирая у холодильника, внимательно осматривая его содержимое, - Из еды могу предложить пожарить тосты или сделать сандвичи, к тому же есть фрукты и парочка йогуртов... Прости, наверное я звучу слишком навязчиво, но я не привык принимать гостей, могу перегибать палку.

Смеется, возвращаясь к столу и перехватывая прилично истлевшую сигарету, краем глаза наблюдая за Сином и в очередной раз осознавая, что не может остановиться в столь простом действии, словно поддаваясь некому искушению, которого в их общении присутствовать не должно. То ли Такуми стал слишком любопытен, то ли настолько скучно лису жилось, но стоило быть чуточку аккуратнее.

Не хватало спугнуть столь интересную персону, коих не встречал уже много-много лет.

- Как себя чувствуешь, кстати? Все же призрак в тебя вселился довольно сильный.

В способностях Айко и силе ее духа был уверен даже более чем, ведь та и при жизни девушкой была весьма решительной в своих действиях, а уж спустя столько лет, весьма озлобленный дух наверняка был способен на многое, даже... Разрушить наложенную магическую защиту?.. Вероятно, именно так Син и потерял кулон, не без помощи призрака, но все это были лишь догадки и думать Такуми стоило исключительно о живых, а не о том, на что способны мертвые.

Хотя, в случае с юным шаманом, сделать это было крайне сложно.
По крайней мере, пока все эти вышеупомянутые мертвые продолжали отравлять тому жизнь.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

17

Сердцебиение не утихало, Син даже невольно приложил ладонь к грудной клетке, пытаясь понять, что происходит. Не отрывает пристального взгляда от мужчины, вероятно, все ещё находясь под остаточными ощущениями призрака, который побывал в нём ночью. Какое-то очень странное стечение обстоятельств, не особо понятное, потому что казалось, что-то очень весомое уходит от понимания, а присущая подозрительность вновь заявляла свои права, заставляя ожидать объяснений от Такуми, ведь единственный, кто мог рассказать о произошедшим, был непосредственно именно этот мужчина, на коленях которого он проснулся. Стоит только вспомнить свое пробуждение, как хотелось провалиться сквозь землю. От неловкости.

Значит, в него вселился дух старой знакомой Такуми. Это многое объясняет, например, как он тут оказался, по факту не зная, где живет этот человек. Объясняются остаточные ощущения от мертвой души. И Оказаки, находясь ещё под влиянием захвативших от внезапного стечения обстоятельств эмоций, слова автоматически запоминает, прокручивая их следом мысленно, чтобы зацепиться позднее. Слишком всё неожиданно сейчас происходит, не задумаешься толком, когда в голове вертится лишь мысль о том, что Такуми невероятно красив, что хочется обхватить лицо руками и...

Син мотает головой, встряхивает ей, отгоняя непрошенные картины. Не его совершенно, потому что навеяны чужой призрачной энергией, от которой избавиться не так-то просто. Потому и хмурится: сейчас бы не сидеть здесь, сбежать подальше, уйти с периферии чужого взгляда, который то и дело к нему возвращается и это чувствуется, даже если Оказаки не будет смотреть в ответ. Собственная ладонь ложится на шею и потирает её - жест крайней неловкости, замаскированный под разминку, потому что кажется, что ночью по ней хорошенько огрели. По той же причине и голова ощущалась тяжелой, словно он очень долго и упорно употреблял алкоголь до этого.

- Простите, я лишился вашего камня. Не помню, как это произошло, поэтому даже не смогу его отдать вам обратно, - откровенно и решительно умалчивает, что все же помнит частично, как и где потерял камень, но вернуться за ним не сможет, как и на работу его в этот магазин теперь вряд ли пустят, потому что, считай, самовольно ушел со смены. Ни один работодатель не станет подобного отношения терпеть. Тяжелый вздох давит из-за этого, ведь сам же терпеть не может халатное отношение к рабочим обязанностям, но в итоге вновь наступает на одни и те же грабли. И пусть вины в этом тут его не было, но он крайне устал.

Сколько ещё он продержится в таком темпе паршивой жизни?
Сколько ещё необходимо проклятой судьбе его испытывать и чего она в конце концов добивается от него?

Син глубоко выдыхает, поднимая голову, но наталкивается только на спину мужчины, который решил проявить гостеприимство, вызывая лишь в ответную реакцию вскинутую бровь. Задерживаться Оказаки не планировал здесь, всё-таки итак достаточно много времени отнял у Такуми, ещё и проблем явно принёс, но тому хоть бы что и вместо того, чтобы выгнать его к чертям собачьим - идет делать кофе. Син поднимается и следует следом, искоса ловя свое отражение в оконном проеме: привычно бледное, с темными кругами под глазами и крайне замученное. Собственный вид, пожалуй, не менялся уже достаточно много времени, чтобы разглядеть там что-либо новое.

- Я всегда так выгляжу, - всё же выдавливает из себя, считая, что обязан возмутиться, потому что подобное замечание невольно заставляет злиться. Невольно прохаживает по периметру кухни, чисто для того, чтобы размяться и не сидеть на месте, не зная, куда деть свой взгляд. Ничего не касается, не зная, как может отреагировать хозяин жилья, втягивая носом запах никотина и испытывая очень острое желание закурить. Своих сигарет с собой, естественно, не было, поэтому раз уж наглеть, то по полной программе, - С молоком. Еда меня не особо интересует сейчас, но, если вы не против, то не могли бы одолжить сигарету? Моя пачка осталась, скорее всего, в магазине.

Вместе со всеми вещами. Так что возвращаться туда придется по любому, как и выслушивать злость хозяина-начальника, но ничего непривычного в этом нет, скорее наоборот - слишком обыденно. Син останавливается в метре от вернувшегося к пепельнице Такуми, слегка склоняя голову на бок и  на этот перехватывая направленный на него взгляд. Теперь казалось, что он слишком давно знает этого мужчину, но это ощущение тоже вскоре растает, потому что всё как раз совсем наоборот. Он знать-не знает этого человека, а знакомство с ним - лишь случайность, которая отчего-то того слишком заинтересовала. Только вот в чем причина? Или Такуми из тех фанатиков, которым нравится все необычное? Вроде бы не похож на такого, но люди - весьма двуличные создания, которые остаются в своей истинной форме только тогда, когда умирают. А при жизни играют какую угодно роль, далеко не всегда искреннюю.

И очень хотелось понять, какую роль играет Такуми, проявляя свой интерес к нему.

- Будто мою душу вынули на несколько часов и положили обратно. Представьте, что ваше сознание подавляют сильные эмоции и нечто куда более сильное захватывает тело, чему вы не сможете противиться. Если у призрака есть желание, которое он хочет осуществить, то оно останется со мной ещё на несколько дней, потому что, вероятно, он ушел, но оставил часть своих сил мне. Оно развеется позже, исчезнет, и я вновь буду самим собой.

Оказаки произносит каждое своё слово осознанно вместе с тем, как делает шаг за шагом вперед, сокращая между ними расстояние, пока не оказывается вплотную к Такуми. Поднимает легко руку, касаясь едва кончиками пальцев подбородка и щеки напротив. Приподнимается легко на носочки, медленно моргая и взглядом поднимаясь выше, но не смотрит в чужие глаза, а когда расстояние между губами становится практически никаким, опускает обе ладони на шею мужчины, обхватывая пальцами. Не сжимает, лишь держит так и сам держится в столь неустойчивом положении без какой-либо опоры.

- Она хотела вас любить и убить. И я чувствую сейчас тоже самое. Эти эмоции мне не принадлежат, они не мои, - шепотом, поднимая следом голову, Син смотрит прямо совершенно ясным взглядом, возвращая себе после привычную тональность, - Будьте аккуратнее, иначе я могу убить вас.

Всего лишь совет, не угроза и тем более не предупреждение.
Ведь никогда на самом деле не знаешь, какой призрак в следующий раз может захватить тело и какие следы воспоминаний и эмоций оставит после себя.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

18

Присутствие постороннего в квартире ощущается весьма неловким моментом, но Такуми виду не подает, спокойно продолжая заниматься своими делами, изредка поднимая взгляд на ночного гостя, явившегося сюда не по своей воле и оставшийся по желанию Ичиносэ, благополучно уложившего парнишку спать, пока его бессознательное тело не наводнили случайно забредшие духи, коих в большом городе скопилось великое множество, все же количество людей, проживающих в Токио, откровенно зашкаливало за все возможные границы и рамки. Такуми долгое время привыкал к толпе, все же вырос лис в лесах, да и первые пару сотен лет покидал их крайне редко, ровно до тех пор, пока не познакомился с Айко, заблудившейся однажды в чаще, еще будучи совсем юным подростком, на которую изначально наплевал, ведь не имел привычки обращать внимание на бродящих среди деревьев людей, но девчонка привлекла своей смелостью и дерзостью, потому и помог выбраться, с условием, что возвращаться в лес не станет, но уже через пару дней столкнулся с ней вновь, вернувшейся ради встречи "со странным мужчиной, застрявшим в глуши и отказывающимся ее покидать". Именно она, спустя несколько лет общения, уже будучи взрослой девушкой уговорила Такуми покинуть лесную чащу, о чем сначала пожалел неоднократно, но в итоге привык настолько, что уходить от людей и цивилизации желания ныне не возникало.

Да и с человеческим обликом сроднился настолько, что порой начинал забывать о том, как выглядел будучи лисом.
Удивительно, как может перевернуться с ног на голову жизнь, причем, весьма спешно, по меркам шестисотлетнего демона.

- Не переживай, он был просто симпатичной безделушкой без особой ценности. Гематит далеко не самый редкий камень, а тебе я дам браслет из него же, перед уходом. Возможно от него призракам избавиться будет чуточку тяжелее, там крепкий замок, - затягивается, выдыхая дым сквозь стиснутые зубы, на несколько мгновений смыкая веки, в поисках внутреннего умиротворения, потому что легкая злость заставляет внутреннего лиса утробно рычать, по непонятным Ичиносэ причинам. Не могло ведь ощущение собственного промаха настолько бить по самолюбию и гордости, да и не был до конца уверен в том, что защита в виде простой подвески сможет защитить от по настоящему сильных духов. Что же так зацепило? Самой логичной догадкой оставалась все та же Айко, обошедшая его защиту настолько легко и непринужденно, как некогда разрушила стены, что выстроил вокруг будучи лесным ёкаем, когда даже сородичей подпускал к себе редко, не говоря уже о человеческих отродьях. Неужели, дело все же в ее возвращении?

Или в том, что не справился с защитой того, кто вызывает неподдельный интерес?
Син ведь заинтриговал своей персоной с первой встречи и не уходил из мыслей ни на минуту. Чертовы шаманы, вечно с ними так.

Впрочем, настолько сильно, внимания никто не привлекал. Парнишка делал это, судя по всему, в силу своей уникальности и редкости, все же говорящих с призраками на жизненном пути не встречал несколько десятилетий.

- Сигареты, содержимое холодильника, даже алкоголь в-о-о-о-н в том шкафчике в твоем распоряжении, можешь не спрашивать разрешения, - вскидывает руку, кистью указывая на один из подвесных шкафов, в дополнение к сказанному, следом отправляя окурок в пепельницу и тут же улавливая чужую злость, не слишком сильную, но ощутимую и прикоснуться бы к Сину, едва заметно, словно случайно, успокаивая, но мысль эту отбрасывает куда подальше, прекрасно понимая, что сам и стал причиной столь яркой эмоции, а значит исправлять должен исключительно на словах, а не магией. Словно в наказание, напоминая себе тем самым, что за языком необходимо следить всегда и везде. Да, вроде и не сказал ничего такого, лишь намекнул на излишнюю бледность, но ведь никогда не знаешь, чем можешь оскорбить человека. Вот и сейчас вышло немного некрасиво, к несчастью.

Впрочем, горевать о промахе Ичиносэ долго не станет.
Просто запомнит на будущее, как поступать с парнем не стоит. Только и всего.

Да и к тому же, Син вовсе выбрасывает из головы Такуми все возможные угрызения совести, пока чеканит каждое слово о своем состоянии, подходя вплотную и остается разве что глядеть на шамана сверху вниз, взглядом слегка удивленным, потому что чужие ладони на собственной шее ощущаются весьма странно, но сопротивления не оказывает, даже когда вскидывает руку, пальцами перехватывая гостя за запястье, не сжимая и не применяя силу, лишь слегка удерживая, готовый предотвратить попытку задушить в любой момент.

- Она хотела убить меня еще при жизни, наверное. Вот только сделать это не столь просто, Син, мне нет смысла быть аккуратным, - постепенно снижает тональность до хриплого шепота, чуть крепче сжимая чужое запястье, но не до боли, весьма аккуратно, не отрывая взгляда от глаз напротив, - Она считала, что это я держу ее душу здесь, среди живых, при помощи заклятия или еще какой надуманной дряни, но я удивлен, что в ней все еще присутствовала любовь, ведь был уверен, что за годы прошедшие с момента ее физической смерти данное чувство успело кануть в небытие, - за сотни лет, о чем добавляет исключительно мысленно, пока наконец отнимает ладонь шамана от своей кожи, легко касаясь его запястья губами, прикрывая глаза и тут же резко распахивая, отстраняясь словно ошпаренный, потому что не понимает, зачем и почему совершил подобный поступок.

Словно неведомая сила заставила лиса изменить манеру поведения.
И Айко тут определенно была не причем, здесь определенно была замешана магия, не иначе. Ошибиться мужчина не мог.

- Прости пожалуйста, сам не знаю, что на меня нашло, - разжимает пальцы, отступая в сторону от Сина, следом прочищая горло и вытягивая из брошенной ранее пачки сигарету, спешно прикуривая, едва сдерживаясь от того, чтобы зажечь огонь самостоятельно, без помощи зажигалки, но вовремя вспоминает о том, что у него за спиной находится человек, понятия не имеющий о его истинных способностях. Впрочем, парень наверняка уже начал догадываться о том, что Такуми человек необычный, ведь уже проворачивал фокусы с защитой от призраков, да и осведомленность его наверняка наводила на различные мысли, намекающие на то, что не все так просто.

Может и стоило показать ему немного своих способностей, чтобы понял, что не он один является одаренным.
Вот только не настолько Ичиносэ мог доверять парнишке, к нему необходимо было присмотреться еще немного.

Хотя бы самую малость.

- Как думаешь, может тебе стоит задержаться рядом со мной ненадолго? Мало ли, действительно, кто еще захочет в тебя вселиться, пока ты находишься под остаточным влиянием весьма сильного духа, - причина в другом, ведь легкое замешательство от ощущения присутствия постороннего магического вмешательства никуда не делось, но Такуми знает точно, что на его жилище защита наложена слишком сильная, а значит со стороны никто повлиять на него не мог и... Взгляд устремляет на ночного гостя, слегка прищуриваясь, словно пытаясь разглядеть в нем нечто новое, чего не замечал раньше. Вот только обычные шаманы магией не обладали, да еще и такой, что смогла повлиять на девятихвостого, считающимся одним из сильнейших ёкаев в принципе.

Или просто кое-кто слишком сильно расслабился.
Такой вариант также отсекать не стоило.

- Я не настаиваю, если что. Всего лишь предлагаю.
И улыбка на губах появляется совершенно не притворная, искренняя. Впрочем, даже если Син откажется, Ичиносэ не расстроится и просто приставит к нему хвост, в виде все той же знакомой лисицы, что уже следила за парнем ранее. Ничего страшного от такого расклада не произойдет.

Может так и вовсе будет лучше. И в разы проще.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано He Tian (26.06.22 10:30:45)

+2

19

От указанного алкоголя бы Син сейчас не отказался. Только нельзя ему пить, потому что это равносильно потери контроля над собой, когда спишь. Бывало уже, когда он напивался и призраки захватывали тело даже в таком состоянии. А иногда так хотелось не то что выпить - напиться до беспамятства полного на утро, чтобы ничего не помнить. Но чего не дано, то заставляет лишь горестно вздохнуть и жить дальше. Печень целее будет в конце концов, хотя Син сомневался, что дотянет до сорока хотя бы с тем ритмом жизни, который приходится вести из-за особенности видеть призраков. Не говоря уже о том, насколько те продолжали пугать и вселяли отвратительный могильный ужас, словно Оказаки не принадлежал миру живых, навеки поселившись в этой потусторонней тьме, от которой никакого избавления не находилось и свою жизнь без подобного страха уже не представлял.

И то, что Такуми избавлял от возможности видеть этот мертвый мир, действительно вселяло какую-то ненужную надежду на то, что все исправится в итоге. Только всё это так не работало. Сейчас еще все нормально, но кто знает, что будет потом? Какой призрак окажется внутри Сина, насколько он будет разрушительным для собственной души и для окружающих? Оказаки больше всего ненавидит причинять боль тем, кто ему помогает. А Такуми, хоть и был странным, но помогал ему отчасти и по не особо понятной причине. Обычно люди сторонились его, стоило только познакомиться ближе.

А этот мужчина словно бы и не боялся ничего. И это в какой-то мере настораживает даже больше, чем обычный призрак утопленника.

Поэтому и считает своим долгом посоветовать не приближаться к нему, не помогать. Сейчас все обошлось, но в следующий раз... В следующий раз от этого можно будет погибнуть. А убивать своими руками, пусть и будучи под воздействием призрака, не хотелось. И почему-то этого Такуми в упор никак не понимал. Очевидно же!

Баланс равновесия находится сам собой, но отвести взгляда не выходит, потому что мужчину вдруг тянет на личные откровенности, которые находят внутри призрачный горький отголосок. Это говорит только о том, что Такуми в данный момент искренен, ибо задевает струны воспоминаний ушедшего призрака, которые Оказаки чувствует, как свои собственные. Старательно фокусируется не на ощущениях, ему не принадлежащих, а на словах, запоминая. Цепляется мысленно за то, что существовала возможность удержать душу заклятием, и не оставалось никаких сомнений в том, что Такуми известно, какими именно способами можно привязать душу к реальности или проклясть её. Что-то было все же не так с этим мужчиной, далек он от обычного человека, но это всего лишь - подозрения. Беспочвенные и возможно надуманные, высосанные из пальца под воздействием не особо здорового разума.

Прикосновение губ к запястью заставляет вздрогнуть, дернуть плечами, медленно моргая, пытаясь понять, что только что сделал Такуми.

- Все в порядке, не беспокойтесь об этом, - Син прижимает запястье к себе, после почесывая пальцами место поцелуя, не зная, что при этом чувствует сам, - Это остаточное влияние вашей умершей девушки. Считайте, что вы сделали это с ней, а не со мной.

Ведь так наверняка и было все. Такуми показалось присутствие этой девушки-призрака, плюс слова ранее о любви пробудили воспоминания, которые навели на то, что произошло. Всё достаточно просто, только сердце все равно стучит свое собственное и кожа на запястье до странного зудит, что приходится отвлечься и все же угоститься сигаретой, раз разрешили. Прикуривает, отворачиваясь, чтобы выровнять когда-то успевшее сбиться дыхание. В норму оно возвращается постепенно, после нескольких затяжек, за которые Оказаки не пророняет ни слова, испытывая неловкость, умело замаскированную под безучастное выражение лица. Он решает просто пройтись дальше по гостиной и кухне, выглядывая в одно из окон, чисто интересуясь, какая на улице погода и резко зашторивая оное, потому что за ним обнаружилось уродливое лицо призрака, по каким-то причинам не проникающее внутрь дома.

Син возвращается на кухню, стряхивая нагоревшее на кончике сигареты в пепельницу и занимая один из стульев, поднимая взгляд на Такуми и вновь его отводя, просто потому что сразу вспоминал момент касания его губ к своей коже, испытывая соответствующую неловкость. Да, предложение было по-настоящему щедрым и в такую благотворительность Оказаки перестал верить ещё в детстве, однако он ничего не теряет, если согласится, ведь взять с него нечего. Он не богат, не особо умен, да и способность видеть призраков - отдает безумием. Правда, все же, следовало уточнить кое-что.

- Я подумаю над вашим предложением, Такуми-сан, - подносит фильтр к губам, затягиваясь глубоко от сигареты, не отрывая взгляда от мужчины, чтобы ничего не упустить, - Но сначала скажите мне, этот дом какой-то особенный? Я видел снаружи призрака, который хотел попасть сюда, но словно обжигался обо что-то. Притом я помню, что в мое тело, вероятно, за ночь вселялись около троих-четверых призраков, значит, тогда они могли попасть сюда. Вы каким-то образом усилили защиту. Я достаточно много странностей за вами замечаю с нашей первой встречи, чтобы сделать вывод, что вы не просто человек. Если вообще им являетесь.

Выдыхает, туша сигарету и складывая руки вместе, словно он примерный ученик. Разве может он остаться в доме существа неизвестного, утаивающего многие подробности, а следовательно умалчивающего, врущего буквально на глазах? Доверие подобное не внушает. Особенно когда не знаешь, в каких целях тебя пытаются использовать в итоге.

- Вероятно, вы ждете, что именно поэтому я откажусь от вашего предложения, - растягивает губы в усмешке несмелой, в какой-то степени робкой, потому что все ещё неловко, особенно долго поддерживать зрительный контакт, - Но я принимаю его. Мне наплевать, кем вы являетесь на самом деле и зачем вам вся эта возня со мной. Если можете обеспечить мне безопасность, то я останусь здесь ненадолго.

Задержаться на несколько дней, чтобы выяснить, кем на самом деле является Такуми.
Не сможет он вечно скрываться и все умалчивать.
Однажды Оказаки выведет его на чистую воду.
И без разницы, что это за собой принесет.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+2

20

Син просит не беспокоиться, касательно собственного поведения, уповая на недавнее присутствие в нем призрака, но лис не дожил бы своих лет, не научись распознавать магию рядом, даже слабое ее проявление,  практически незримое. Отличный повод задуматься о том, является ли парень шаманом или все же перед ним находится некий ёкай, способный общаться с духами, но не обученный с ними бороться и в полной мере пользоваться дарованными ему способностями? Вопрос отличный, жаль только, что ответ не найдешь за пару-тройку минут, но теперь Такуми нашел повод присмотреться получше, игнорируя прежние выводы о том, кем является парень.

Ох уж это любопытство, из-за которого вечно совал нос куда не следует.
Гребаная лисья натура.

- Подумай, я ведь сказал, что не настаиваю, - улыбается мягко, стараясь вести себя как можно более непринужденно, при этом пристально наблюдая за Оказаки, с того самого момента, как тот резко зашторил окно, вероятно, заметив за ним кого-то крайне неприятного или даже жуткого, все же призраки не отличались внешней привлекательностью, знал об этом из многочисленных рассказов в прошлом, пока постоянно вертелся в кругах демонов и необычных людей. Защиту на своей квартире действительно увеличил в разы, наложив парочку заклятий на ее границы, ведь касаться Сина постоянно было не лучшей затеей, а в противном случае тот рисковал все время приводить в дом новых незваных гостей, неизвестно как собирающихся себя вести, да еще и рискуя проникнуть в тело парнишки, который никакого удовольствия от сближения с духами не испытывает.

Жаль только, что Син оказывается чересчур догадливым.
Да уж, направить бы его сообразительность в какое-нибудь выгодное и полезное русло, но об этом подумает чуточку позже.

- Бинго. Со всех сторон угадал, - Ичиносэ зажимает сигарету в зубах, ненадолго освобождая руки, чтоб сделать несколько медленных хлопков ладонями друг о друга, выражая восхищение парнем, - После бурной ночи с несколькими призраками подряд я действительно увеличил защиту дома, так что в этих стенах ты можешь оставаться в полной безопасности и не переживать о том, что в любой момент в тебя может кто-нибудь вселиться. Это немного, но сделал все, что было в моих силах на данный момент. И да... - выдерживает паузу, томительную, пока делает очередную затяжку, медленно выдыхая табачный дым через сомкнутые зубы, чуть запрокинув назад голову, словно набираясь тем самым решимости, прежде, чем продолжить, - Не люблю врать, а лукавить здесь не выйдет, так что скажу на чистоту, а ты уже решай, что делать с этой информацией и стоит ли здесь оставаться в поисках убежища. Я не человек, Син. Большего, пока что, рассказать не могу, кроме того, что я ни в коей мере не желаю тебе зла. Впрочем, наверное, ты и сам об этом догадался.

Тушит сигарету вслед за Оказаки, разворачиваясь к нему всем корпусом, сидя на соседнем стуле, локтем опираясь на столешницу, чтобы подпереть ладонью подбородок и, вероятно, принять весьма скучающий вид, но сделать этого не успевает, потому что удивление вызывает немного глупую улыбку, которую даже не пытается скрыть, за ней ведь ничего не кроется, да и намерения его кристально чисты, все же пожить в его квартире предлагает не из каких-либо корыстных целей или дрянных побуждений. Исключительно от доброты душевной и самую малость от нескрываемого интереса к сидящему рядом молодому человеку.

- Я действительно ждал, что ты откажешься, особенно после заявления о том, что я не человек, - неопределенно пожимает плечами, следом перехватывая пачку сигарет, вытягивая новую и прикуривая так, как планировал до этого, заставляя тлеть кончик не с помощью зажигалки, а собственной магией, по щелчку пальцев, внимательно наблюдая за реакцией юноши, - Что ж, тогда мне остается лишь поблагодарить тебя за оказанное доверие и освободить для тебя гостевую спальню. Также стоит съездить за твоими вещами, а то у тебя даже телефона с собой не было, на удивление. Впрочем, призраки явно не оставляют тебе выбора в том, что стоит брать с собой, пока они управляют твоим телом. Неприятная штука, с какой стороны не взгляни.

Тянется рукой вперед, убирая упавшие на лоб пряди, кончиками пальцев аккуратно их касаясь, не теряя при этом с парнем зрительный контакт, все еще улыбаясь, отчетливо замечая, как в глазах Сина беснуются черти, словно тот что-то задумал, но что именно - понять пока не дано. Возможно, его также как и самого лиса распирает чрезмерное любопытство, все же Ичиносэ честно признался в том, что не является представителем людского рода и племени, но все же и не рассказал о принадлежности к ёкаям, человеческий облик для которых не является истинным, как бы не успели прижиться к нынешней шкуре. Отдергивает руку от чужих волос достаточно резко, поднимаясь на ноги и обходя стол по периметру, замирая напротив, пальцами перехватывая чашку с кофе, делая несколько больших глотков, после чего отправляет в еще не остывший напиток недокуренную сигарету, не поднимая взгляда на Оказаки.

- Я передумал на счет нового амулета для тебя, попробуем кое-что посложнее, - оставляет чашку на раковине, широкими шагом отправляясь в гостиную, чтобы вытянуть из выдвижного ящика в одном из шкафов баночку чернил и набор кистей для каллиграфии, которые демонстрирует гостю, прежде чем оставить их на журнальном столике у дивана, - Раз уж ты теперь знаешь, что я владею магией, можем попробовать использовать защитные письмена. Они не сотрутся под душем или пока лежишь в ванной, так что о сохранности их можешь особо не переживать, но чертить их лучше всего на спине и груди. Если ты не против, конечно.

Намек на то, что придется раздеться слишком явный.
Да, Такуми не подразумевает под всем этим ничего иного, кроме как оказания помощи, но за время знакомства с Оказаки успел заметить, что тот испытывает определенную неловкость в обществе мужчины и неизвестно до конца, чем она может быть вызвана, так что стоило подчеркнуть сразу, что проводить любые манипуляции будет только если Син не против.

- Я все еще ни на чем не настаиваю.

Хоть и звучу, судя по всему, весьма навязчиво.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+2

21

Признание и подтверждение собственных мыслей вызывает странное ощущение сродни тому, словно наступил на какую-то запретную территорию. И вроде бы стоит сделать шаг дальше, потому что интересно, а вроде бы - предчувствие говорит, что нельзя, слишком опасно. Только вот единственная вещь, перед которой Син испытывал страх - это призраки. Всё остальное, каким бы оно страшным не было для среднестатистического человека, для Оказаки не представляло никакой угрозы. Поэтому признание в том, что Такуми не человек, всего лишь подтвердили догадки. Слишком много всего того было, что на подобное указывало, но всегда проще свалить на разыгравшуюся фантазию, чем на реальность. Теперь же, после сегодняшней ночи, фантазиям подобное отдавать не имело смысла.

Такуми продолжает доказывать свою причастность к каким-то неизвестным существам, без труда прикуривая с собственных пальцев, за которыми Оказаки наблюдает непрерывно, не смея моргать. Только вскидывает брови, потому что трюк выходит забавным и крайне удобным. Вот уж кому не нужно беспокоиться о том, есть ли ещё газ в зажигалке.

Никакого доверия к нему Оказаки не испытывал, но мужчина мог думать так, разубеждать его бы Син не стал, вместо этого продолжая наблюдать за ним и согласно кивать. Да уж, призраки ему действительно никогда не оставляют выбора в чем-либо, лишая его напрочь. Будь то оставленные где-то вещи или же вынужденное соглашение со странным не_человеком, который предлагает остаться у него дома. У Оказаки в самом деле достаточно много вопросов, но задавать их сразу, вываливая на чужую голову - та ещё проблема. Что-то подсказывало, что ответы ему не предоставят, либо они будут отличаться от правдивости. Ведь Такуми не составит труда соврать, если захочется, и Син не всегда сможет различить чужую ложь. Поэтому стоит быть аккуратнее. Узнавать всё постепенно, чтобы это не вызвало подозрений со стороны.

Впрочем, подозрения наверняка теперь имеются с учетом того, насколько пристально и примерно смотрел он на Такуми, что это не осталось без внимания. Прикосновение вновь заставляет замереть, но Син даже не моргает, смотрит в упор, лишь слегка щурясь. Интересно, сколько еще мужчина будет видеть в нем отголоски чужой души, чтобы позволять себе подобные прикосновения?

Насколько сильно вы её все же любили?
Вопрос звучит в голове, но остается невысказанным, пока приходится следить за Такуми дальше, пытаясь выявить в нем то, что не делает его человеком, за исключением магии. Магией, ведь, могут владеть и люди тоже? Возможно он просто соврал, чтобы поддержать интерес Оказаки к собственной персоне, как знать. Син усмехается от подобных мыслей, разворачиваясь на стуле, с которого спрыгивает легко и идет следом, отставая лишь на полтора метра, не нарушая чужое личное пространство.

- Думаете это сработает? - спрашивает скептично, на самом деле не особо веря в подобную силу, потому что столько всего успел перепробовать за предыдущие года, что во всех защитных способах испытывал глубокое разочарование. Ничего обычно не помогало. Даже то, что давал ему Такуми ранее, увы, не поспособствовало защите. Возможно ему просто суждено провести всю жизнь в таком состоянии и позволять захватывать собственное тело. Наверняка это скажется на организме и собственной голове в будущем, но с этим ничего нельзя поделать, такова его участь, с которой как-то справлялся раньше. Придется справлять теперь и дальше.

Впрочем, попробовать ведь ничего ему не мешает.
Оказаки подходит ближе, прикрывая глаза, цепляясь пальцами за низ свободной футболки, поднимая её и снимая через голову. Отбрасывает ткань на спинку кресла, после медленно поднимая взгляд на Такуми.

- Если вы уверены в том, что этот способ более действенный, то я не против. Делайте.

Син буквально расправляет свободно руки по швам в ожидании того, чем займется дальше мужчина. Черная краска на бледной коже смотрится слишком контрастно, будто не письмена это, а удавки, призванные не защитить, но удушить, смыкая черные линии на шее. Дурные ассоциации, но избавиться от них не выходит. Даже когда поворачивается спиной, стискивая на мгновение зубы и вновь расслабляясь. Чувствует слишком хорошо, как чужой взгляд обжигает лопатки и позвонки. На них ведь больше всего осталось шрамов после приюта. Как-то недавно о том времени уже приходилось вспоминать недавно, опять же - при разговоре с Такуми в том кафе. Глубоко вздыхает, желая только одного: чтобы по этому поводу  не задавали никаких вопросов. Оказаки терпеть не может жалость и своё время, проведенное в приюте, предпочитает оставлять при себе, лишний раз не зарываясь в эти воспоминания, от которых никакой пользы не существовало.

Достаточно напоминания на спине.
Слишком ярко и хорошо ощущающегося, если завести руку за спину и кончиками пальцев коснуться особо выпуклого поперечного шрама.

- Ужасно выглядит, да? - улыбка само собой расползается по лицу, даже не взирая на то, что Син не видит чужого лица, как и его собственного Такуми не видит тоже, - Поспешите закончить, а то вам это зрелище не из особо приятных.

Сердце против воли почему-то при этом грохочет слишком сильно о грудную клетку. И не из-за страха совершенно.
А потому что чужие прикосновения к себе весьма приятны. Даже если они сделаны просто обычной кистью.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

22

Присутствие Сина рядом ощущается весьма... Странно. Может потому что Такуми в принципе предпочитал общению одиночество, а может и потому, что совсем недавно в парне находилась душа некогда близкого человека. Также мужчина не мог отрицать того, что оказанное на него несколько минут назад магическое воздействие, приносило некий дискомфорт, хотя бы потому, что повлиять на сильного ёкая не так просто, как может показаться изначально. Впрочем, теперь Ичиносэ будет в разы осторожнее и более аккуратным, на всякий случай. Да и к гостю присматриваться будет в разы пристальнее, в попытке найти в том иные силы, помимо видения призраков.

Становилось все любопытнее.

- Этим способом можно избавиться от подселения демонов, а они все же сильнее призраков по своей природе, даже самые мелкие и относительно безобидные, - легким движением откупоривает банку чернил, обмакивая в них кисть и, дождавшись пока парень снимет футболку, начинает наносить древние знаки, которых нигде не встречал около трех сотен лет, но помнил те наизусть, словно кто-то выбил их на подкорке, не позволяя забыть при всем желании. Такуми никогда не пользовался ими лично, как-то не довелось прежде, но видел их неоднократно на телах людей, отличавшихся суеверностью в древние времена. Поразительно, что защитить они действительно могли, некоторые ёкаи даже подойти близко не могли к подобной защите, но от тех же лисов, независимо от количества хвостов у них, защитить символы не могли.

Впрочем, Ичиносэ хотел сберечь Сина и не от себя.
Хотя может и стоило. Чтобы не порывался слишком сильно сближаться с человеком, даже из любопытства.

Оно ведь наказуемо. Всегда.

- Видел и похуже, не переживай, - улыбается мягко, взглядом скользя по россыпи шрамов на светлой коже, ни о чем не спрашивая, на случай, если тема эта для Оказаки неприятна или даже крайне болезненна. В несколько размашистых росчерков заканчивает наносить письмена, откладывая кисть на перевернутую крышку от чернильницы, прежде чем попросить парня развернуться лицом к себе и стянуть через голову кофту, поворачиваясь к Сину левым боком, пальцами аккуратно касаясь широкого рубца, пролегающего от косых мышц живота, практически до лопатки, заканчиваясь на спине прямо под ней.

- Мне довелось пережить весьма неприятный период охоты на мой род, когда люди вдруг решили, что некоторым волшебным тварям лучше сгинуть с земли. Я тогда был считай подростком и с трудом мог себя защитить, вот и поплатился. В основном за непослушание, конечно, стоило не выходить лишний раз из убежища, но... Не только люди страдают чрезмерным бунтарством в определенные периоды жизни.

Невеселая усмешка появляется на губах, пока позволяет Сину внимательно рассмотреть шрам, который Такуми мог бы легко скрывать при помощи магии, но банально не видел в этом смысла. Жалел, пожалуй, только о том, что не может избавиться от него полностью, ведь удар был нанесен заговоренным клинком, из-за чего старейшина, подобравший юного Лиса посреди леса, вернул его практически с того света, с трудом остановив кровотечение и запечатав порез заклятием, стянув рваные края между собой невидимой магической нитью. В противном случае Ичиносэ было суждено погибнуть еще тогда, но у судьбы на счет девятихвостого были иные планы, а шрам остался для мужчины напоминанием о том, что он не всесилен.

Ведь даже на могущественного демона может найтись управа.
Пожалуй, что все же к счастью.

- Но не будем, пожалуй, соревноваться в том, что выглядит неприятнее. Просто знай, что мне плевать на то, как выглядит твоя спина. Впрочем, с тем, кто это сделал, я бы поступил точно также. Чтобы неповадно было издеваться над людьми подобным образом, - натягивает обратно черную кофту, поднимаясь на ноги и забирая с журнального столика кисть, с которой отправляется в ванную, чтобы промыть ее под краном, а заодно оставить Оказаки ненадолго в одиночестве. Поступает, судя по всему, верно, потому что едва взглянув в зеркало над раковиной, замечает как изменились собственные глаза, не совсем на родные лисьи, но близко к этому: радужка окрасилась алым, да и белки были близки к тому, чтобы изменить цвет, делая взгляд абсолютно хищным, нечеловеческим. Такуми даже не удивляется тому, что воспоминания о минувших днях вдруг явили во внешнем облике истинные его черты, но теперь оставалось только надеяться на то, что случилось это уже на пути в ванную, а не когда мужчина сидел напротив Оказаки.

Все же глаза у девятихвостого были поистине жуткими.
И это он даже не был разъяренным, иначе все выглядело бы в разы хуже.

Не стоило пугать гостя подобным зрелищем, иначе ни о каком доверии не стоило и мечтать.

- Не устал? Можешь немного поспать, я приготовлю тебе комнату, - дождавшись, пока зрачки вернутся в норму, возвращается в гостиную, складывая обратно в шкаф взятые из него вещи, стараясь не смотреть пристально на Сина, на случай, если ситуация с внешними изменениями вновь выйдет из под контроля, - Если не хочешь, то предлагаю сначала съездить за твоими вещами, а потом заехать на кладбище. Нужно проверить работу заклятия, потому что я не смогу все время находиться рядом с тобой.

Звучит, пожалуй, отвратительно, но иного варианта для экспериментов Такуми не видит.

- Не волнуйся, я не позволю никому в тебя вселиться, даже если письмена не помогут.
Улыбается. Мельком, почти сразу отворачиваясь, но все же стараясь тем самым расположить к себе парня.

Который и без того Лиса не опасается.
Поразительный малый.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1

23

В собственных шрамах Оказаки не видел ничего такого. Не проклиная тех, кто их нанес. Не тая обиды. Понимая, почему поступили тогда именно так. Потому что со стороны обычных людей Син нес полную чушь про призраков и прочих вещах. В силу своего возраста желал снискать понимания, однако обжегся, столкнувшись с реальностью лицом к лицу. Да, именно так здравые люди среагируют на бред про призраков, что те обитают вокруг всех, таят в себе обиды и желают, чтобы их услышали. Син тоже пытался быть услышанным, находя в этом иронию, потому что это не отличало его от тех, кого боялся всю жизнь. Только в итоге это позволило разочароваться окончательно в окружающих и перестать верить взрослым, полагаясь исключительно только на самого себя. Ведь больше никто его не способен понять.

Син поворачивается на озвученную просьбу, удивленно вскидывая брови, потому что ни на что не намекал. Все же шрамы - это личное дело каждого. Но тем не менее смотрит на шрам на чужом теле, почему-то испытывая злость. Вероятно, потому что Такуми казался внешне идеальным, потому и тело у него было соответствующим, что не составляло труда представить, как тот выглядит под одеждой. Потому обнаружить на его теле такой размашистый рубец шрама, который явно мог стоить жизни этому существу, вынуждает невольно нахмуриться.

- Людская жестокость не знает границ, - произносит тихо, хрипло, чувствуя себя неловко, понимая, что со стороны все это выглядит крайне странно: буквально незнакомые друг другу люди показывают друг другу свои шрамы. Конечно, шрам Такуми даже в сравнение не идет с его собственными, хотя Син подозревал, что тому хватило бы сил его скрыть. И прекрасно понимал, почему оставил видным.

Есть вещи, о которых необходимо помнить всегда.
Даже если эта память может причинять боль.

Син не отводит взгляда от чужого тела, медленно поднимая взгляд к лицу мужчины и растягивая губы в неловкой улыбке, никак не подавая вида и не заостряя внимания на глазах Такуми, которые сменили оттенок. Лишь согласно кивает, не собираясь соревноваться в таких вещах, как шрамы, про себя только добавляя, что обидчикам однажды воздастся за всё, потому что стоило верить в карму. Что совершил, то к тебе вернется. Не в случае с Сином, конечно, такое, потому что его карма надежно похоронена. Иначе бы его страдания давно бы окупились, но - увы.

- Нам просто не повезло однажды. Некому за это мстить той же монетой, - бросает лишь Син для поддержания разговора, наблюдая, как Такуми исчезает дальше за дверью, опускаясь после невольно на спинку кресла, подтягивая футболку и надевая её. Упирает взгляд в закрытую дверь, слегка склоняя голову набок, задумчиво. Интересно, что это было? От чего цвет глаз мужчины вдруг поменял оттенок и что это означало? Возможно ли, что это реакция на прошлое? Выглядело жутко.

Жутко классно.
Сину достаточно сложно скрыть широкую усмешку и чтобы отвлечься, решает воспользоваться чужим гостеприимством. Поднимается, по пути оттягивая ворот футболки, чтобы взглянуть на черные символы, которые едва посветлели и лишь неясной тенью теперь отражались на коже. Странная штука, но главное чтоб помогало. Да и к тому же, сейчас волновало совершенно не это, а те метаморфозы, которые происходили с мужчиной. Было жутко любопытно, кем тот является на самом деле, но этот вопрос еще предстояло выяснить. Подбирает со стола на кухне пачку сигарет и прикуривает, решительно делая вид, что ничего не произошло, когда Такуми вновь появляется в зоне видимости.

- Спасибо, но я поспал слишком хорошо до этого, - Син отрицательно мотает головой, сбрасывая нагоревшее в пепельницу и вновь затягиваясь, смотря одновременно с этим на мужчину снизу вверх, - Поэтому давайте съездим за вещами. Если я, конечно, не отвлекаю вас от дел.

Предложение после всего этого заехать на кладбище заставляет покрыться мурашками и вздрогнуть. Только одного упоминания этого места заставляет внутри все застыть от леденящего душу холода. Кладбища - это те места, которых Оказаки избегал абсолютно всегда, потому что кишело оно призраками только так. Одна мысль об этом заставляла впадать в анабиоз, что в итоге даже обжог себе сигаретой палец. Впрочем, физическая боль ощущалась слишком притуплено, потому что страх был куда сильнее всего остального, вытесняя из мыслей абсолютно всё.

- Это не отменяет того, что я буду их видеть.

Но все же предлагает не терять времени и поехать непосредственно в тот магазинчик, в котором работал смену в прошлый вечер и ночь, где его, что естественно, встречает разъяренный хозяин, вышвыривая рюкзак с вещами прямо ему в лицо практически, на последнем моменте только ловя его руками. За смену ему никто платить не собирается, но тут Син прекрасно понимает, потому что сам бы был не в восторге, если бы временный работник исчез во время смены с рабочего места, оставив магазин без присмотра. Только пока хозяин ворчал и ругался, Оказаки беззастенчиво открыл рюкзак и проверил содержимое, найдя на дне где-то выключенный телефон, пачка сигарет и зажигалка, вздохнув с облегчением, что хотя бы не придется покупать заново, затрачивая на это деньги, которых итак едва находилось на собственное содержание.

Возвращается с рюкзаком обратно в тачку Такуми, попросив не сопровождать его, пока он забирает вещи и общается с хозяином, потому что это было не слишком приятно, если ещё и его заставлять выслушивать всё то, что относится совершенно не к нему и касается только Оказаки лично. Поэтому дальше их путь в тишине проходит до ближайшего кладбища. Пару раз, пока проезжали мимо аварий, Син невольно замирал стеклянным взглядом на местах происшествия, зажмуриваясь после, потому что только рожденные призраки были очень сильны.

- Как думаете, а если письмена не помогут, то есть ещё какие-либо способы ограничить воздействие призраков на меня?

Син отворачивается от окна и бросает короткий взгляд искоса на Такуми, после замечая, что они подъехали к кованным темным воротам местного кладбища, от одного вида которого Оказаки едва ли не выворачивает наизнанку. Он глубоко вздыхает, вылезая из салона автомобиля, чувствуя, как от волнения едва колени не подгибаются.

- Неужели все это действительно необходимо?

Потому что Сину кажется, что он сейчас закончится.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

24

Мстить, возможно и некому, но почему-то Такуми не отпускает мысль о том, что стоило бы найти обидчиков Оказаки, хотя бы для того, чтобы узнать, в чем собственно дело. Скорее всего, дело было все в тех же разговорах о призраках и возможности их лицезреть воочию, но все равно делает мысленную пометку о том, что стоит поручить кое-кому из своих информаторов навести справки о жизни Сина. Где родился, вырос, как в принципе складывалась жизнь парня до их первой встречи ночью на трассе за городом. К тому же, благодаря всем этим данным, возможно, прояснится и что-нибудь о происхождении юноши, все же шаманизм должен быть наследственным, пусть даже через поколение или два сразу, но хоть какая-то зацепка все равно может появиться.

Такуми хочет знать все и даже больше.
Задаваться вопросом, откуда столько любопытства и интереса только Лис не станет. Себе дороже.

- Ты не сможешь их видеть, пока будешь держаться за меня, не так ли? Значит я просто предоставлю тебе такую возможность. Я ведь поэтому и еду с тобой, в конце концов, защиты ради.

Ичиносэ улыбается, в попытке успокоить и подбодрить. Улыбается пока собирается, подбирая сменную одежду в гардеробе. Пока спускаются на лифте к машине. Пока едут к работе Оказаки и когда тот возвращается из магазинчика, из дверей которого хозяин буравит уходящего парня взглядом в спину. Тяжело, вероятно, найти хоть какое-то пристанище в жизни, когда в любой момент можешь выпасть из реальности, ведомый озлобленным духом, думающим только о своих проблемах и желаниях, не позволяя обычному человеку, пусть и видящему призраков, жить нормальной жизнью, которую прожил когда-то сам. Действительно, зачем мертвым беспокоиться о живых? Тем более о тех, кто может стать для них посредником в исполнении весьма низменных желаний? Ведь даже разговоры с близкими и родными считал блажью, ведь задумываться о них надо было раньше, до наступления физической кончины. Да, звучит, судя по всему, достаточно жестоко. Но за шесть сотен лет успеваешь стать черствым во многих вопросах, даже стараясь оставаться мягким и понимающим, коим Такуми стремился казаться со стороны.

Вот только характер в последнее время действительно стал довольно жестким.
Неужели стареет? Впрочем, неважно. О собственном возрасте, задумываться мужчина в принципе не любил.

- Пока не знаю, но попробую выяснить у кое-кого, способы наверняка существуют. Шаманов раньше было довольно много, правда жили они в основном в деревнях или даже лесах, избегая больших городов и скоплений людей, но встречались и исключения. В любом случае, я что-нибудь придумаю, оставь эту проблему мне, хорошо?

Все еще с улыбкой, которая сходит с лица только когда видит, как стремительно бледнеет Син, едва заметив ворота городского кладбища. Заглушив мотор, Такуми забирает с собой телефон и сигареты, прежде чем покинуть машину, обойти ее вокруг и распахнуть дверь со стороны пассажирского сидения, протягивая раскрытую ладонь своему попутчику.

- Хватайся за меня и не отпускай, пока сам не посчитаешь нужным. Можешь даже попробовать отпускать периодически и оглядываться по сторонам, пока не найдем какого-нибудь особо заинтересованного в твоей персоне духа. По крайней мере, так ты не будешь видеть их постоянно, по моему отличная идея.

Помогает Оказаки выбраться из тачки, после щелкая брелком сигнализации и ведя парня к воротам, перед которыми неожиданно решает оглядеться по сторонам, достаточно резко замирая на месте, потому что за одной из припаркованных машин замечает знакомую фигуру, но та исчезает настолько спешно из виду, что Такуми едва ли не списывает произошедшее на галлюцинации и разыгравшуюся на фоне волнения фантазию. Некогда друг, теперь же давний враг, неоднократно появлялся в его жизни в самый неподходящий момент, рискуя пустить ее под откос и было бы весьма некстати, если тот вновь решил объявиться, да еще и когда Ичиносэ был настолько увлечен человеком, практически как в ситуации с Айко, от которой не отходил ни на шаг. Тогда кицунэ, именующий себя Реном, также попытался испортить девятихвостому жизнь, что едва не закончилось для девушки преждевременной физической смертью, но все обошлось.

Кажется, стоило добавить чуть больше внимательности и чаще оглядываться.
На случай, если в появлении видений виновато вовсе не воображение, а другой Лис, семихвостый.

Интересно, как за столько лет Рен не умудрился обзавестись новыми хвостами?
Неужели был настолько грешен?

- Если я о чем-то внезапно попрошу, выполни обязательно, без лишних вопросов, - достаточно тихо, но чтобы Син мог услышать, пока ведет юношу по дорожке, направляясь к центру кладбища, к расположенному там святилищу, сжимая чужую ладонь как можно крепче, без труда ощущая, как холодеют тонкие пальцы, от волнения и страха, - Есть у меня подозрения, что внезапные гости могут оказаться не только духами.

Средь бела дня, когда на кладбище встречаются простые люди, пожалуй, беспокоиться было не о чем. Рен все же не был идиотом и никогда не трогал простых смертных просто так, рискуя поплатиться за это головой, если старейшие ёкаи об этом прознают. Вот только не виделись они уже больше десяти лет и неизвестно, насколько далеко могли увести Лиса его увлечения темной магией и запретными заклятиями.

Вполне возможно, что тот давно перестал опасаться хоть кого-нибудь в этой жизни.
Впрочем, для Такуми он все еще был не опасен. В большинстве случаев.

- Готов? Или тебе нужно еще немного времени? - отвлекаясь от неприятных мыслей, вновь улыбаясь Сину, замирая у колон, ограждающих небольшое святилище и вновь оглядываясь по сторонам, но не замечая ничего подозрительного, - Если захочешь, можем уехать, позабыв об эксперименте. Проведем как-нибудь в другой раз.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1

25

Выбирается Оказаки из машины с опаской, снизу вверх смотря на Такуми и сжимая его ладонь. Легко сказать - доверься, предоставь свои проблемы мне. Не мог Син так легко взять и довериться, особенно когда к лицу мужчины улыбку словно приклеили скотчем и та застыла в одном и том же положении. О расслаблении и речи идти не могло, когда всю жизнь избегаешь трех мест: аварий, кладбищ и водоемов. Во всех этих местах скоплений призраков небывалое. Именно таких, от которых пробирает дрожью насквозь, замираешь на одном месте, словно прирастаешь к нему и пускаешь в землю корни. Син не мог ничего с этим поделать, потому столь беспечно, как мужчина, относиться ко всему этому не мог.

Даже если не будет видеть, страх никуда не денется.
Потому что Оказаки все равно знает, что они здесь, рядом.

Втягивает воздух носом, пахнущий хвоей и ладаном, смотрит на Такуми вопросительно, потому что просьба кажется до внезапного резкой, странной, не вписывающейся во все прежние слова никак абсолютно. Сделать всё, что скажет? А ведь Син до сих пор не спрашивал, что может предложить взамен защиты. Беспечность полная, но когда страх охватывает с головой, то о чем-либо другом не думаешь совершенно. Нет и лишней мысли, что мужчина может скрывать какой-то злой умысел по отношению к нему. Что с него взять? Ни денег, ни каких-либо особенностей. Если только этому существу не нужна его душа. Стоило, конечно, на досуге посетить библиотеку и отделение мифологии в нем, чтобы попытаться угадать какую природу имеет тот, кто называет себя Такуми. Интересно, настоящее ли это имя?

Настоящий ли облик, который показывает ему?
Все ещё слишком много вопросов и отсутствие ответов полное.

Всё это, правда, отходит на второй план, когда в какой-то момент Син отпускает чужую ладонь, не оглядываясь назад. Идет вперед, между ровными рядами надгробий, потеряв всякую надежду на то, что они уедут отсюда. Раз затеял проверку, значит, так того требуют их обстоятельства. И пусть внутри разливается бездна, Оказаки не прекращает идти, заставляя ноги сгибаться в коленях и делать ещё шаги. Необходимо, нужно.

Перед ним резко вспыхивает темным полотном уродливый призрак, который оказывается вплотную, нос к носу, заставляя Сина застыть на одном месте, не отрывая взгляда от глаз, которые до странного не покрыты мертвой пеленой, а отдают янтарным золотом. Пытается коснуться шапана уродливыми сломанными пальцами, но ничего не выходит. И Оказаки бы радоваться этому моменту, но призрак как-то досадливо цыкает, распадается темным полотном мрачного тумана, преобразуясь в высокую фигуру короткостриженого темноволосого мужчины в косухе, от которого пахнет до странного знакомо. Причину запаха распознает незамедлительно, когда видит в чужих пальцах пачку сигарет той же марки, которую курил сам.

- Значит, ты - Син? - ладонь этого неизвестного существа легко ложится на собственную макушку и треплет, будто они давно друг с другом знакомы. И что странно, Оказаки не испытывает страха. Вина ли это вишневых сигарет или то, что перед ним не призрак, а некто иной - до конца шаман не знает, но тем не менее все еще не может пошевелиться, будто скован чем-то невидимым. Опускает медленно взгляд, замечая, как еле заметные до этого письмена горят ярко-алым, словно встречают сопротивление и дают отпор какой-то силе, которую Син не в силах увидеть, потому что является человеком.

Возвращает свой взгляд на неизвестного, который выдыхает дым прямо ему в лицо, следом обнимая двумя руками и разворачивая на сто восемьдесят градусов, что теперь перед взором было лишь лицо Такуми, находящегося в нескольких метрах. Смотрит в лицо мужчине, не понимая, почему читает теперь на нем множество эмоций вместо той самой улыбки, которая явно сошла с лица, стоило только этому неизвестному существу появиться здесь.

- Меня зовут Рен. Мы с тобой, Син, будем видеться теперь очень часто.

Шепчет на ухо и толкает вперед, прямо в объятия к Такуми, на которого опирается руками и оглядывается моментально назад, но - пусто. Названный Реном уже куда-то исчез, оставив после себя только запах вишневых сигарет и какую-то странную тревожную неясность. Оказаки даже выровнялся сам, всё еще оглядываясь по сторонам, пытаясь найти взглядом Рена, но того, видимо, здесь действительно больше не было. Невольно закралось подозрение, что это не первая их встреча и где-то он его уже видел, но не мог припомнить точно, а потом и вовсе махнул рукой, выдыхая.

- Кто это был? Или это тоже тайна, которую необходимо хранить до окончания веков? - очень было интересно, откуда знали его имя и как давно следили, и что вообще о нем знали. Потому что весьма напрягало появление таких существ, природу которых не знает совершенно. Если это ёкаи, то с ними Оказаки еще никакого контакта не имел, поэтому не знал, что вообще может против них предпринять.

Молчание крайне затянулось, что Сину вновь пришлось посмотреть на Такуми, понимая интуитивно, что что-то не так. Точнее замечая красный ободок вокруг зрачков мужчины и протягивая к нему руку, чтобы коснуться.

- С вами все в порядке?

Не хватало только, что Такуми успели ранить или сделать ещё, пока у него была негласная беседа взглядами с тем неизвестным Реном.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

26

Такуми наблюдает за Сином пристально, пока тот движется вперед, кажется, никого не опасаясь, хотя призраков вокруг должно быть чересчур много. Идет следом, готовый в любой момент прикоснуться к парню, избавляя от очередного наваждения, вот только прохода ему не дает возникший словно из ниоткуда Лис, на которого среагировать не успевает, как и крикнуть в спину Оказаки, чтобы тот бежал прочь, потому что Рен прикладывает палец к губам, хитро улыбаясь, заставляя Ичиносэ онеметь, а после и вовсе замереть на месте. Злится сам на себя, что угодил в столь легкую ловушку, хотя и старался быть внимателен, но кому как не Рену знать повадки девятихвостого, чтобы бежать впереди него, обгоняя на несколько шагов, нанося удары первым.

Кажется, за те годы, что они не пересекались, кое-кто усиленно прокачивал свои способности и манеру грязной игры.
Что же, Такуми тоже мог играть не лучшим образом, хоть и не любил этого делать. Теперь же видимо - придется.

За действиями Рена остается лишь молча наблюдать со стороны, пока пальцами одной руки перемещает спешно раскиданные вокруг камни с начертанными на них заклятиями, которые способны задержать мужчину на слишком малый срок, о лучшей защите семихвостый не позаботился, но на все это тратит около минуты времени, за которые старый знакомый мог сотворить с Оказаки что угодно, вот только на удивление, письмена на теле мальчишки срабатывают как надо, ограждая от ёкая и не позволяя сделать ничего, кроме как потрепать по волосам и развернуть к себе спиной, что-то говоря прямо на ухо, чего Ичиносэ расслышать не может. Последний камень сдвигает ровно в тот момент, когда Рен растворяется в воздухе, оставляя после себя лишь едва различимый вишневый аромат, точно такой же, какой исходит почти всегда от самого Сина. Было бы забавно, не будь крайне печально.

Впрочем, одинаковые сигареты - это не более, чем раздражающий фактор.
Ничего особенного.

- Ты в порядке? - срывает заклинание, заставляющее язык онеметь, не спеша отвечать на заданные вопросы, пока оглядывает шамана с головы до ног, следом перехватывая Оказаки за руку, утягивая за собой обратно, к выходу с кладбищенской земли. Молчит до тех пор, пока не помогает парню занять пассажирское кресло, захлопывая дверь движением резким. Подносит сразу два пальца к губам, сложив их вместе, шепотом произнося поочередно сразу два заклятия: защитное и оглушающее, чтобы ни одна живая душа не могла подслушать разговор, что ведется в машине или попытаться проникнуть внутрь салона. Ни призраки, ни ёкаи, ни черт знает еще какие твари. Без того уже пренебрег безопасностью, за что мог поплатиться в любой момент, причем совсем не своей жизнью.

Только этого и не хватало.

- Поразительно, что знаки на твоем теле смогли защитить тебя от него, хотя я планировал спасать тебя только от призраков, - усаживается за руль, неспешно прикуривая и приоткрывая окно, все равно никто не услышит из-за наложенных заклятий, - Прости, что не ответил на вопрос сразу, сначала стоило убедиться, что нас никто не подслушает.

Рен Хондзе определенно не вписывался в планы Ичиносэ ни на сегодняшний день, ни в принципе на ближайшее будущее, но старый приятель в очередной раз явился по его душу, вероятно, чтобы поиздеваться и продемонстрировать, чему научился за годы разлуки, а тут еще столь удачно рядом с Такуми вновь оказался человек, как некогда случилось с Айко, что с трудом пережила знакомство с хитрым Лисом, который плевать хотел на девушку, просто хотел сделать девятихвостому как можно больнее, чтобы тот испытывал угрызения совести за то, что не смог сберечь кого-либо. Рен всегда называл его "человеколюбом" и считал, что общение с людьми - весьма недостойное для ёкаев дело, вот только взгляды на жизнь у них слишком разнились, потому и пришлось разойтись по разным дорогам.

Вот только это совсем не мешало Рену вновь и вновь возникать на пути Ичиносэ. Назло всему.

- Считай, что ты столкнулся с моим братом. Не кровным, просто были близки настолько, что называть друг друга просто друзьями не выходило. Его зовут Рен и он... - Такуми усмехается, переводя дыхание, потому что не думал, что собственные тайны придется раскрывать столь скоро, хотя еще каких-то пару часов назад предпочел скрыть от Оказаки свою истинную сущность, - Кицунэ. Лис с семью хвостами. Мы с ним одной породы, только я девятихвостый и считаюсь гораздо более страшным существом. Вот только подловить, как оказалось, возможно даже меня.

Бросает взгляд в зеркало заднего вида, недовольно цокая, когда замечает вновь покрасневшие зрачки, но теперь скрыть изменения не пытается, вовсе поворачиваясь лицом к Сину, который наверняка уже успел заметить, что глазам мужчины свойственно изменять цвет, когда тот пребывает в ярости. Что в ситуации с Реном, что с рассказом о природе нанесенного ему увечья, от которого остался лишь размашистый шрам - пелена застилала такая, что оставалось лишь выжидать, пока внешность вернется в норму. Поразительно, что контролировать все это не мог только когда речь заходила о его демонической сущности, в остальных же аспектах легко сохранял контроль, даже когда злость накатывала из-за рабочих или бытовых вопросов, к примеру.

Вероятно, Лис все же рвался наружу слишком сильно.
Его стоило выпустить как можно скорее. Осталось сыскать для этого возможность.

- Если ты еще не захотел сбежать от меня сломя голову, то не мог бы ты рассказать, что он тебе говорил? Мне крайне важно знать это.

Потому что вполне вероятно, что даже в ничего не значащих на первый взгляд фразах Рена, возможно было отыскать угрозу. Всегда так делал и, судя по всему, изменять старым привычкам тот не собирался. Интересно, догадался ли Лис о том, что Оказаки не простой человек? Впрочем, не столь важно.

Пока что.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

Отредактировано He Tian (25.07.22 00:04:16)

+1

27

Оказаки откровенно напрягается, когда не получает ответов на свои вопросы, а потом и вовсе его, без лишних слов, ведут за собой и заталкивают в салон машины. Син следит взглядом за мужчиной: ему бы радоваться, что увели с кладбища, где чувствовалась слишком сильно загробная энергия инь - весьма плохая, но для этих мест крайне оптимальная, но не получается, потому что чувство тревожности впервые за последнее время бьет планку. Ведь шаман привык беспокоиться только о страхе перед призраками. А тут в картину добавляется некто по имени Рен, помимо уже имеющегося Такуми, тайны которого пообещал себе раскрыть несколько часов назад. Потому голову теперь наполняли сплошные вопросы, но не взирая на них, ещё больше одолевало беспокойство. Которое тоже достаточно в новинку.

Остаточное. От той девушки-призрака.
Вероятно, хотя бы это было именно так.

- Со мной все в порядке, но я хотел бы получить ответы на свои вопросы, - запоминает странное движение, словно Такуми накладывал какое-то магическое заклятие на салон автомобиля, но не уточняет, потому что мужчина сам отвечает на невысказанный вопрос. Проницательность била по всем фронтам, но удивляться этому было явно не к месту, поэтому Оказаки лишь поворачивается, выжидающе смотря на Такуми, дожидаясь, когда тот все же продолжит говорить.

Признание об истинной сущности почему-то заставляет Сина внутренне прыснуть, внешне сохраняя невозмутимое спокойствие, только брови вскидывает на заявление, как оказалось, ёкая. А так с виду и не скажешь, потому что выглядит Такуми вполне как человек. Шаман едва склоняет голову, запоминает, накладывая некоторые открывшиеся детали на то, что происходило ранее, и картина сама по себе начинала складываться. Правда, все еще не ясно, на кой девятихвостому лису возиться с обычным человеком, который видит призраков? Но об этом он подумает позже, потому что сейчас считает должным все же закурить наконец-то свои сигареты, выдыхая дым перед собой, отчетливо наполняя воздух пряной вишневой косточкой, которая совсем недавно доносилась от другого "человека". Да, Рен тоже выглядел обычно, что не отличишь его от других таких же. Интересно теперь, сколько вообще вокруг него существовало нормальных людей, которые не были бы какими-нибудь там ёкаями или еще кем? К людям Син никогда не приглядывался, потому что всю его жизнь их заменяли призраки, которые мертвым полотном заполняли каждую клетку его существования.

Даже сейчас Син не до конца верил в то, что есть способы их не видеть, не позволять им проникать в собственное тело.
Пусть письмена и сработали про проверке на иную сущность, но все же это не отменяло того, что призраки смогут найти лазейку и позволить себе заполучить контроль над телом.

Син вновь натыкается на покрасневшие зрачки мужчины, находя это достаточно привлекательным и необычным. Сам не понимает, как протягивает руку вперед, касаясь кончиками пальцев чужой щеки. Проводит ими плавно снизу вверх, не отрывая своего взгляда от него, гладя большим пальцем вдоль скулы, замечая, как постепенно краснота рассеивается и глаза у Такуми становятся прежними. Невольно подается вперед, но когда между ними остаются буквально считанные миллиметры, Оказаки резко отворачивается и возвращается на свое место, не понимая, что вообще собирался только что сделать. Определенно, остаточные чувства девушки-призрака дают о себе знать, потому тело воспроизводит какие-то её привычки, но все равно подобное сбивает с толку и вводит в замешательство. Даже удерживаемая пальцами сигарета слегка обжигает кожу, но Син внимания никакого не обращает, просто выбрасывает окурок за опущенное стекло, которое тут же поднимает обратно. Прокашливается, смотря перед собой, на виднеющиеся вдали ограды могил.

Да, это всего лишь привычки. Не его.

- Рен всего лишь назвал меня по имени и сказал, что будем мы с ним видеться теперь часто, только и всего. Он что, настолько опасен? - Оказаки разводит руки в стороны, намекая, что ничего такого в словах этого Рена не было. Никаким даже скрытым умыслом не пахло, ничего совершенно. И вообще на вид тот выглядел вполне себе приятно. Не будь вокруг могильного антуража, а встреться они где-нибудь в стенах ночных клубов, то Син бы даже повелся на внешность Рена и попытался соблазнить. Только вот существовало множество "но" и самое простое из них - Оказаки не посещал клубы, потому что они открыты в ночное время суток, когда призраков становится слишком много. Поэтому пока все люди его возраста зависают в подобных местах, Сину приходится их сторониться, чтобы не нарваться на проблемы.

- Единственное только, что меня напрягло, так это откуда он узнал мое имя. И вообще в целом он показался мне знакомым. Где же я его видел? - Оказаки задумчиво откинулся на спинку сидения, уперев взгляд в потолок, но и не смог припомнить, копаясь в своей памяти, потому лишь отрицательно помотал головой, - Не помню, но и неважно. Он что-то вам сделал, к слову говоря? Потому что выглядите вы очень бледно.

Оказаки вновь вскинул руку, но тут же её опустил. Нет, не стоит продлевать физический контакт, он не имеет на это никакого права. Впрочем, Такуми и правда выглядел слишком бледно, словно того колотил озноб или что-то в подобном духе. Поэтому Син косился на него весьма обеспокоенно:

- Если хотите, то я могу сесть за руль. У меня есть права.

Просто он ими не пользуется в силу того, что на дороге встретить призрака - самое легкое дело.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

Отредактировано Mo Guanshan (05.08.22 16:50:38)

+1

28

Прикосновение к лицу заставляет едва ощутимо вздрогнуть от неожиданности, но скидывать чужую руку Такуми не собирается, вместо этого устремляя взгляд вперед, прямо перед собой, ощутимо расслабившись и погрузившись в собственные мысли. Дать оценку поведению Рену, как и всегда - непредсказуемому, пока не мог, ибо не видел пока всей картины и понятия не имел, что тот наговорил Оказаки, оказавшись не в силах расслышать тихий шепот. Раздражает неимоверно, но ощущение это почти сразу сменяется недоумением, когда замечает, насколько близко к нему приблизился Син, достаточно повернуть голову и впечатается губами в чужие, из-за отсутствия минимального расстояния между ними. Забавно, ведь остаточного присутствия Айко в парне больше не чувствует, в отличие от момента, когда сблизились на кухне, но списывает все на собственную отвлеченность, окончательно выкидывая из головы случившееся, вместе с остатками сигареты, в окно. К черту.

- Не могу сказать, насколько он теперь опасен, мы не виделись слишком давно. Но скажу сразу, что ничего хорошего от него ждать не стоит, хотя бы потому, что людей он считает мусором под ногами, - выдыхает устало, опираясь на предусмотренный в двери тачки подлокотник, подпирая лоб ладонью и окончательно проваливаясь в глубины сознания, в попытке понять, чего добивался Рен тем, что вновь прицепился к человеку в окружении Ичиносэ, да еще и явился так вовремя, словно наблюдал за ними уже довольно давно, возможно даже с первой их с Сином встречи. Вполне возможно, что Хондзе в последнее время просто подыскивал повод встретиться с Такуми, как всегда выбирая обходные маршруты, заодно пытаясь продемонстрировать, чему научился за прошедшие годы. Всегда стремился похвастаться новыми силами, даже когда еще числились друзьями, вот только показывать их обычно было не на ком.

Появление в жизни девятихвостого человеческого мальчишки было отличным поводом для встречи.
Потому и имя парня знал, успел подслушать. Только где его мог встречать прежде сам Син?

- Он наверняка следил за тобой, так что выяснить имя труда бы не составило. Где его мог видеть ты для меня пока загадка, Рен умеет не светиться, пока сам того не пожелает. Но мы это обязательно выясним, даю слово, - вытягивает обе руки вперед, опуская ладони на руль, но все еще не спеша поворачивать ключ в зажигании, раздумывая о том, как ответить на поставленный вопрос, ведь сложно сказать, что именно ему сделал Рен.

Проще сказать, чего он не делал.

Они росли вместе, являясь в детстве и подростковом возрасте закадычными друзьями, пока по мере взросления, их взгляды на жизнь не начали расходиться по разным дорожкам. Такуми все чаще перевоплощался в человека и прибивался как можно ближе к людям, интересуясь их бытом, общением и жизнью в целом, даже не смотря на то, что на лисов в те годы охотились особенно рьяно. Рен же наоборот, предпочитал лисью шкуру человеческой, практически не покидал лес и общину, в которой обитали на тот момент, а заодно постоянно напоминал Такуми о том, кем тот является на самом деле, неоднократно намекая на то, что он еще определенно поплатится за свою неосмотрительность. Ичиносэ действительно отхватил с лихвой, о чем свидетельствовал оставленный на боку шрам, но в отличие от все того же Хондзе винил исключительно себя и никого другого, не собираясь мстить за произошедшее.

В отличие от Рена.

Хондзе был изгнан из общины после того, как перебил всех охотников из ближайшей деревни, что в итоге оказалась заброшенной, ведь после нападения Лиса жить в ней опасались даже непоколебимые прежде смельчаки. Такуми вычеркнул друга из своей жизни тогда же, но Рен все равно периодически появлялся на горизонте, причем каждое его явление не приносило для девятихвостого ничего хорошего. Когда-то в прошлом от его рук, в том числе, едва не погибла Айко, да и в целом Рен стремился избавиться от всех близких Ичиносэ людей, независимо от того, являлись они друзьями или чем-то большим.

Зачем Хондзе все это делал, для Такуми все еще оставалось загадкой.
Но тот факт, что Син может стать жертвой ненависти бывшего друга, напрягал не на шутку. И даже пугал. Отчасти.

- Не нужно, я сам поведу. Но спасибо, - все же заводит мотор, оглядываясь в зеркала, прежде чем выехать на дорогу и, немного выждав, все же продолжает, потому что после появления Рена не может в полной мере игнорировать вопросы шамана или отшучиваться, вместо того, чтобы давать нормальные ответы, - Тебе важно знать лишь то, что этот человек приносит за собой одни лишь беды, без исключения. Так что, даже к лучшему, что ты согласился пожить у меня, от его вторжения я когда-то накладывал защиту в первую очередь, на всякий случай. Жаль, что он все же случился.

Закладывает руль влево на очередном повороте, избегая проезжать мимо появившейся на навигаторе крупной аварии впереди, предпочитая вместо этого немного удлинить маршрут. Им просто необходимо добраться сейчас в квартиру Такуми, желательно без лишних приключений, но одного звонка мобильного, который Ичиносэ переводит на громкую связь, пользуясь встроенным в переднюю панель динамиком, хватает для того, чтобы ударить по тормозам и съехать на обочину, врубив аварийку.

- В смысле он тебе угрожал?
- В прямом, - кицунэ, которую прежде просил присмотреть за Сином, кажется запыхавшейся, словно после долгой пробежки, но не смотря на сбитое дыхание девушка говорит предельно четко, - Хотел знать, зачем тебе нужен этот пацан, за которым ты ошиваешься. Я не рассказала, что он со способностями, но Рен похоже заинтересовался.
- Спасибо, что промолчала. Сможешь где-то укрыться, пока я не улажу все вопросы с ним? Тебя он теперь искать вряд ли будет, но залечь на дно все равно не помешает.
- Конечно, без вопросов. Я уеду из города, но останусь на связи. Обо мне не беспокойся, лучше спрячь мальчишку.
- Он и без того со мной, я как чувствовал. Потом расскажу подробнее.

Корио прощается коротко, пожелав напоследок удачи, а Такуми лишь откидывается на сиденье, поворачиваясь лицом к сидящему рядом Оказаки, не в силах даже улыбнуться, хотя бы натянуто, как делал это прежде, по пути на кладбище. В разговоре не было сказано ничего нового, вроде бы, но Сина все это могло напугать и ситуацию необходимо было срочно сгладить, насколько это в принципе возможно. Блядский Рен, до чего же ты невовремя объявился.

- Все еще хочешь пересесть за руль? Мне нужно сделать еще пару звонков и узнать, как я еще могу тебя защитить. Теперь уже не только от призраков.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1

29

Рен ему показался весьма милым, но говорить об этом Такуми шаман не стремился, решив придержать свое мнение при себе. Неизвестно, какие отношения и что конкретно могло связывать двух лисов, поэтому что-либо говорить в защиту названного семихвостого не стремился, легко прочитав по выражению лица мужчины, что тот относится крайне подозрительно к возникшему на кладбище то ли другу, то ли врагу. Становилось крайне интересно, что случилось между этими двумя в прошлом, но совать свой нос в это дело следовало аккуратно. И возможно обращаться за историей не к Такуми лично, а найти лазейку для встречи с Реном.

Ведь тот все равно пообещал, что они будут видеться чаще.
Следовало воспользоваться еще одним источником информации, не взирая на конкретные предупреждения от Такуми.

В конце концов они друг другу никто, просто оказались вместе по определенным обстоятельствам и Сину все еще непонятно,  на кой черт этот Такуми с ним так возиться, предоставляя даже по итогу собственный дом для того, чтобы скрываться в нем от призраков. С Оказаки взять абсолютно нечего и он совершенно точно знал, что его способности мужчине не нужны: в конце концов, какое дело девятихвостому сильному ёкаю до мелких неупокоенных душ? В данный момент перед Сином равны были они оба: что Рен, что Такуми. Оба были ёкаями, с которыми шаман ещё ни разу не сталкивался в своей жизни. Призраков хватало с лихвой. А тут теперь ещё и другие существа ворвались, о которых разве что читал в учебниках по истории в разделе мифологии да фильмы соответствующие смотрел, потому что данный фольклор уж очень весьма любили снимать. Не говоря уже о куче манги на эту тему.

Что-то Сину подсказывало, что даже пойди он в библиотеку, то ничего толком нового об этих существах там не найдет. Возможно, следовало бы наведаться к более старым шаманам в какой-нибудь храм, чтобы послушать их. Они наверняка знаю больше, чем изданные книги, потому что могут хранить рукописи собственных историй, которые закрыты под множеством защитных печатей. И не факт ещё, что по доброте душевной откроют их для Оказаки, ведь он не принадлежит никакому храму и клану, сам по себе с самых ранних пор по причине ясного видения всех тех, кто умер и ещё не пересек реку мертвецов, поддавшись вечному забвению и надежде на перерождение.

Оказаки словно был проводником, который на этой мнимой реке балансировал вечно, ни разу в глаза ту не увидев.
Так и оставаясь между живыми и мертвыми.

Такуми немногословен по поводу Рена, не принимает даже помощь от него, когда Син предлагает повести, но тот и не настаивает, удобнее устраиваясь на сидении, занимая себе тем, что принимается реанимировать свой телефон, благо что зарядка также валялась на дне рюкзака и была портативной. Экран легко загорается после подключения и первым, что Оказаки видит - несколько пропущенных вызовов с неизвестных номеров, которые отсеивает моментально. Проверяет почту, успевает прошерстить поредевший список возможных работодателей и когда наконец-то заходит на свою единственную страницу в одной из соцсетей, то лишь молчаливо вскидывает брови на сообщение, засветившееся непрочитанным.

Любопытство слишком сильно, поэтому Оказаки все же нажимает на мигающую иконку.
И вместе с тем раздается звонок, свидетелем которого становится шаман, пока взгляд прикован к написанным в сообщении словам.

"Это Рен. Не знаю, что ты услышишь обо мне от него или еще кого, но - не верь. Верь своим глазам".
"И не говори Такуми о том, что я тебе написал".
"(✿◠‿◠)"

Сердце грохает куда-то вниз вместе с визгом тормозов и с тем, как рефлекторно дергает вперед, благо что Оказаки все же был пристегнут. Только телефон экраном прижимает к себе, чувствуя даже так, как становится трудно дышать. Обычная паническая атака, приправленная словами неизвестного женского голоса, слова которой слышит по громкой связи слишком ярко и четко, чтобы принять их за галлюцинацию и то, что банально послышалось. Неа, не послышалось. Ни черта подобного.

От того, что в разговоре его называют мальчишкой даже, пожалуй, коробит еще больше, чем от всего остального. Син сглатывает, косясь на рядом находящегося мужчину, отстегивая ремень безопасности и укладывая телефон в карман джинс. Потом ответит новому знакомому. Сейчас было не до этого, когда непонятно откуда взявшееся раздражение буквально заставляет стиснуть пальцы. Живешь себе спокойно, бегаешь от призраков, а теперь выясняется, что про него знает какая-то женщина, которая также знает о том, что он с "способностями". Не составляет труда догадаться, что под этими способностями подразумевалось. Как и то, что, вероятно, за ним все же в предыдущие дни кто-то следил. Только вот о последнем Сину не догадаться, потому что за ним всегда следят призраки и слишком привык к этому ощущению, что бдительность напрочь потеряна.

- Разве есть угроза, от которой следует меня защищать, помимо призраков? - задает вопрос на выдохе, даже растягивает губы в полуулыбку, пока кивает на прозвучавший вопрос и покидает пассажирское сидение, чтобы занять место водителя и дожидаясь, пока Такуми его покинет. Весьма уверенно садится, нажимая на кнопку зажигания, снимая аварийку и плавно выезжая с обочины на трассу. Предпочитает сохранять молчание, пока за рулем, не обращая никакого внимания на мужчину. Следует чисто по навигатору, только, вероятно, у GPS-сигнала помехи, потому что не отражает аварию, которая возникла на пересечении дорог, мимо которой Оказаки проезжает быстро, надавливая на педаль газа, улавливая неразборчивые тени на периферии. Покрывается холодом, потому что буквально чувствует как сверху на автомобиль приземляется что-то, что подцепилось его энергией и потянуло за собой.

Сжимает пальцами руль, но всё ещё молчит.
Не собираясь просить помощи у Такуми.

Неизвестно теперь, чем всё это обернется для него самого. Не страшно, не боязно, просто неприятно, когда тебя обводят вокруг пальца, скрывают истинные мотивы и подробности, которые, вообще-то, касаются его лично. Глубоко вдыхает, когда светофор для автомобилей перед поворотом направо загорается красным сигналом. Син плавно тормозит, невольно поднимая взгляд к потолку тачки.

Он вытерпит присутствие призрака. Обязательно.

[nick]Okazaki Shinichi[/nick][status]never[/status][icon]https://i.imgur.com/NH4wInT.png[/icon][lz]<a class="lzname">оказаки син</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">carve <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2867">your</a> name into my arm, instead of stressed, I lie here charmed</div>[/lz]

+1

30

Волнение Сина, в купе со злостью, незамеченными не остаются, ведь Лис чувствует чужие эмоции слишком ярко, причем настолько, что будь он в родной шкуре, у него бы шерсть на загривке стала дыбом от этих ощущений. Тем не менее, Такуми особого значения им не придает, списывая все на сложившуюся ситуацию, страх перед неизвестностью и тот факт, что теперь парень сталкивается не только с призраками. Несомненно это может злить, раздражать и выводить на эмоции, все логично и обоснованно.

Копни Ичиносэ глубже, хотя бы немного, совершенно точно не решился бы остаться в стороне от них.
Пойми он, что злость направленна и на него в частности, обязательно предпринял хоть что-нибудь, но...

У Такуми заботы иные. Пересаживается на пассажирское сиденье, пристегиваясь и сосредотачиваясь на экране мобильного, пока выискивает в телефонной книге нужные контакты, но не дозванивается ни по одному из них, хмурясь в сомнениях и в итоге вовсе набирает сообщение, которое дублирует сразу в двух чатах, за малыми изменениями в тексте, почти незаметными. Собирается сразу следом убрать телефон, но на тот прилетает входящее сообщение с неизвестного номера и проще было бы сразу его удалить, но вместо этого свайпает подушечкой пальца по экрану, открывая чат и ощутимо хмурясь, но не удивляясь совершенно, словно заранее был уверен в том, что Хондзе не будет ждать следующей личной встречи, чтобы напомнить о своем существовании лишний раз.

"С каких пор ты интересуешься шаманами, Такуми?"
"И подумай на досуге, обо всем ли он тебе рассказывает. У вас обоих наверняка много тайн друг от друга."

"(ᇴ‿ฺᇴ)"

Смайлик в конце заставляет удивленно вскинуть брови, ведь наличие того в тексте совершенно не вяжется с образом Рена в целом, но мало ли, чего семихвостый успел понабраться за те десять лет, что их пути не пересекались. К тому же, гораздо больший интерес вызывает комментарий о том, что Оказаки может что-то от него скрывать, но учитывая весьма поверхностное знакомство и образ жизни парня до их встречи, поражаться здесь было нечему. Сина однозначно придется прощупывать на предмет тайн и хорошо, если в принципе начнет ими делиться, а не замкнется в себе окончательно и бесповоротно. Другое дело, что о каких-то его секретах, судя по всему, знал Рен и оставалось лишь сохранять надежду на то, что те не несут в себе чего-то опасного и никак не отразятся на их с Такуми сотрудничестве в будущем. Стоило стать чуточку наблюдательнее.

Пока оба не понабрали новых проблем.
Ни к чему это. Сейчас в принципе стоило думать лишь о защите Сина от Хондзе.

- Все зависит от намерений Рена относительно твоей персоны, но обычно ничем хорошим встречи с ним для людей не заканчиваются. Прости, что не ответил сразу, - на вопрос действительно отвечает слишком поздно, откидываясь на спинку пассажирского сидения и устремляя взгляд вперед, опустив предварительно телефон на колени экраном вниз, не потрудившись ответить на сообщения старого друга, - На его совести слишком много смертей и я бы не хотел, чтобы ты пополнил эту копилку. Мне удалось защитить всего одного человека в прошлом и именно ее призрак вселился в тебя прошлым вечером. Предрекая возможные вопросы, скажу, что умерла она лишь через несколько лет после встречи с Реном, так что хотя бы ее гибель не пришлась на его совесть. Если она в принципе у него есть.

Говорит беззлобно, абсолютно ровным тоном, хотя прекрасно понимает, насколько велика сила собственной обиды на Хондзе. Благо, что научился запирать ее глубоко внутри, благодаря чему удается не делать слишком явный акцент на прошлом, иначе каждое слово Такуми пришлось выплевывать с ненавистью, а кто сможет поверить тому, кто не может взять под контроль собственные эмоции? У Оказаки определенно было не слишком много поводов доверять девятихвостому, а если тот еще и начнет полыхать злобой, то их не останется вовсе.

В таком случае о раскрытии новых тайн, скрытых юношей, не может быть и речи.
Само собой, допустить подобного исхода Ичиносэ не мог.

- С тобой все в порядке? - отмечает новую волну страха, накрывающую его попутчика, да и взгляд к потолку не остается незамеченным, из-за чего Такуми делает простой вывод о том, что где-то рядом находится призрак. Не спрашивая разрешения, аккуратно касается чужой руки, чуть выше локтевого сгиба, обхватывая ту пальцами и сжимая едва ощутимо, чтобы не мешать управлять автомобилем. Раз уж сложилось так, что его прикосновения могут защитить Оказаки от самого главного страха в его жизни, то Такуми сделает все для того, чтобы принести хоть немного спокойствия, пусть и ненадолго. Сделает наконец-то хоть что-то полезное. В кои-то веки.

- Син. Пожалуйста, не стесняйся меня просить о помощи, идет? Машина хоть и защищена от вторжения духов, как и квартира, но это не значит, что ты не будешь испытывать дискомфорт, когда они появятся рядом. Тебе же будет проще. Здесь налево, пожалуйста, навигатор всегда пропускает поворот на парковку у дома, - замечает в последний момент, что подъехали к жилому комплексу, в котором Ичиносэ проживал последние несколько лет, в квартире на одном из верхних этажей. Осталось только объяснить парню, как проехать на принадлежащее Лису парковочное место и подняться наверх.

В самое безопасное место из всех возможных.
Потому что где еще их не сможет достать Рен, Такуми пока что не знал.

Но стоило срочно это выяснить. Чем быстрее, тем лучше.

[nick]Ichinose Takumi[/nick][icon]https://i.imgur.com/4Ptxxtc.jpg[/icon][status]хитрый лис[/status][lz]<a class="lzname">ичиносэ такуми</a><div class="fandom">nana</div><div class="info">anytime i need to see <a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2868"><b>your</b></a> face, i just close my eyes</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » охота за лисьей головой [nana]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно