ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Wind will sweep away [tgcf]


Wind will sweep away [tgcf]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Wind will sweep away

Take all I know
Turn it into darkened shadows
They'll disappear in the sun
When a new story has begun

https://i.imgur.com/sj8Y4Ab.gifhttps://i.imgur.com/IJaph98.gif
https://i.imgur.com/Wp4erzt.gif https://i.imgur.com/cnp0zMj.gif

• Побережье / после победы над Безликим

Xie Lian, He Xuan, Shi Qingxuan

Разбитое можно склеить, а сломанное починить, вернуть все на свои места и жить дальше, несмотря ни на что. Давайте верить в лучшее и думать о светлом будущем?

+2

2

Хэ Сюань шагал будто на каторгу. И так паршивая идея про чертов веер с каждой секундой казалась все более отвратительной и тупой, пару раз он прикидывал, как бы отвлечь внимание идущего рядом Се Ляня и попросту сбежать - так бы и сделал, если бы у того не было ручного князя демонов, который знает, где Черновод живет - но в итоге так ничего и не придумал. Он не в состоянии объяснить Цинсюаню даже то, как так вообще вышло, что он явится на порог в сопровождении Се Ляня. Особой дружбы между Сюанем и его высочеством замечено никогда не было, демон даже откровенно держался подальше от драгоценного хуаченовского принца - не то чтобы они там с Собирателем Цветов о чем-то договаривались, это было такое негласное правило, Черновод не лезет к Се Ляню, Хуа Чэн делает вид, что Мин И ему совсем никого не напоминает.
В рыбацкой деревушке было раннее утро. Ночью случился шторм - они теперь часто случались, местные Сюань еще хоть как-то утихомиривал, а вот другим деревням на побережье приходилось куда хуже - так что утром в море выйти никто не рискнул, но сети все же вынесли на улицу, вероятно, в надежде, что днем распогодится и волны улягутся.
И это паршиво, поскольку, если в море не вышли, значит, и Цинсюань тоже дома. Прекрасная перспектива просто постоять у закрытой двери и уйти развеялась, как дым. Увы.
Черновод шагал по узким улочкам деревни к самой окраине, где на берегу стоял дом бывшего бога, время от времени демон едва заметно кивал в ответ на приветствия. Местные жители уже привыкли к тому, что он едва ли отвечает на их пожелания доброго дня, а уж диалоги вести и вовсе отказывается наотрез, но воспринимают это они как-то удивительно спокойно. То ли Цинсюань им там чего-то наплел, то ли они здесь просто все блаженные, но теперь у них, кажется, даже есть какая-то примета, связанная с Сюанем - если он хоть как-то прореагировал на приветствие, день будет удачливым - так что здороваются с ним все, от мала до велика, а дети и хозяйки еще и норовят что-нибудь сунуть "для Фэна". Что мешает отдать это ему самостоятельно, непонятно, может, они в своих поисках удачи еще чего-то успели напридумывать? Это все ужасно раздражает, но сделать с этим демон ничего не может. Ну, ничего, за что ему бы потом не высказал Цинсюань, а огорчать его лишний раз не хочется. К тому же, ему то среди этих людей жить, он с ними охотно общается, выходит в море. Злить местных не стоит.
Забор они так и не поставили, все не доходят руки, да и огорода у Цинсюаня нет, как и особой надобности в ограде. Зато дверь, на которую Черновод убил целый день, висит как влитая и исправно выполняет свою функцию. Возле неё демон и замер, а после посторонился, пропуская вперед Се Ляня. Не то чтобы эти пара секунд дадут ему шанс придумать достоверную причину привода такого гостя, но он хотя бы попытается.

+1

3

Наверное, он до последнего был уверен, что Черновод откажется его провожать. Не то чтобы сбежит, но найдет какой-то предлог уклониться, например, даст знать, что передумал насчет веера. Се Лянь, конечно, отступать не собирался, он в любом случае стоял бы на своем: нашел Ши Цинсюаня и расспросил про это необыкновенное происшествие, но... Но это все случилось бы позже, когда-то в будущем. И ему не было бы нужды топтаться на пороге у затерявшегося среди смертных друга, и гадать, какие подобрать слова. Не сейчас.
Только шагая по вытоптанным дорожкам бедной деревеньки на берегу моря, он наконец-то поверил, что все взаправду. Солнце поднималось над горизонтом, с воды долетали шум волн и резкий запах моря, который, он знал, перестаешь замечать, прожив в таком месте хотя бы пару недель. От ворот домов — на окраине убогих, а ближе к центру простых, но добротных, на них с интересом таращились люди. Ничего удивительного, подумал Се Лянь, рыбаки встают рано. Он обязательно улыбался и склонял голову в знак приветствия, когда натыкался на чей-то слишком откровенный взгляд. Таких было немало, хотя он заметил, что интересовал их по большей части не сам Се Лянь, а его провожатый. Маячившая впереди фигура Хэ Сюаня цепляла взгляды куда чаще — ему желали добра, ему кланялись.
Его здесь знали — и не боялись.
В один момент, поддавшись порыву, Се Лянь поравнялся со своим спутником и без всяких объяснений, совершенно бестактно заглянул ему в лицо — от почтенного Куй Сина в этом лице не осталось и следа. Он даже прошел несколько шагов спиной вперед, недоверчиво выискивая следы морока, который заставляет людей видеть не то, что есть на самом деле. Десятки тысяч вопросов роились в голове.
Кто для них Хозяин черных вод? Как давно это продолжается? Откуда у них это — не просто бесстрашие — почтение? Хотелось подскочить к ближайшему взрослому, схватить за руки, расспросить как следует — хотелось, но Се Лянь, конечно, не собирался делать ничего подобного. Все эти вопросы могут подождать. Сейчас ему куда важнее поговорить с Повелителем Ветров. Или тем, кем он теперь является.
Се Лянь думал, они идут к центру деревни, но они пересекли ее и вышли на другую окраину, там, где домов было совсем мало, а запах моря становился особенно острым. Отсюда воду было видно невооруженным глазом, и в какой-то момент Се Лянь уже настроился встретить друга в какой-нибудь убогой хижине, которую смоет первым же приливом, но к своему удивлению, они направились к настоящему дому — бедному, но крепкому, куда  как лучше, чем монастырь Водных каштанов на заре его существования.
— Надо же, какой чудесное место, — выдохнул он, подходя. Черноводу, разумеется, было плевать на его впечатления, но Се Лянь и не ждал сопереживания. Просто не удержал радости. — Мы пришли? Это здесь?
И приняв молчание за согласие, глубоко вздохнул и несколько раз ударил в новенькую дверь костяшками пальцев.
— Приветствую хозяев этого дома. Разрешите войти?
Он так и не придумал, как начать разговор. Но о благословении небожителей, с которым неведомы никакие запреты, счел за лучшее промолчать.

+2

4

Этот день снова был испорчен штормом. Сошедший с ума ветер заставлял бушевать и без того неспокойное море, из-за чего любой, кто бы решил даже просто спустить лодку на воду, жестоко поплатился за это. Это очень сильно волновало Цинсюаня. Несмотря на отсутствие духовных сил, он чувствовал как волнуется его стихия, в завываниях ветра он слышал вой раненого зверя, брошенного своим хозяином. Это было жутко и царапало где-то в груди неприятным чувством вины, но сделать ничего Цинсюань не мог. Он лишь с тоской и страхом смотрел на горизонт и молился — сам не понимая кому — чтобы небеса все-таки смогли избрать нового Владыку Ветра и Воды, которые бы навели наконец порядок.
Последние несколько дней большинство жителей деревни из-за непогоды сидело по домам и предпочитало заниматься насущными делами, на которые раньше было мало времени — например, просмолить лодку, починить крышу или переложить очаг. Ши Цинсюань тоже был предоставлен сам себе, Хэ Сюань не объявлялся уже давно, гости из местных особо не задерживались, так что бывший небожитель немного прибрался в доме, а потом сел переплетать и чинить сеть. Это занятие успокаивало Повелителя Ветров, но давало слишком много времени для разных дурных мыслей, которые его расстраивали, потом сеть снова успокаивала, а мысли расстраивали и так по кругу. В общем, Цинсюань был рад услышать стук в дверь и отвлечься от своего занятия.
— Заходите, открыто. — И тут же подорвался со своего места, почти сразу же спохватившись и едва не рухнув на пол из-за затекших ног. — Я сейчас… ой, простите… Ваше Высочество?!!!
Не то чтобы Ши Цинсюань был так удивлен, увидев Се Ляня на своем пороге, они вроде как продолжали время от времени общаться, разве что последние несколько месяцев — как раз те, что Повелитель Ветра провел в деревне — они не встречались и Цинсюань все думал, что это надо бы как-то исправить, но постоянно отвлекался на разные насущные проблемы и дела. В общем, Се Лянь вроде как еще не был в гостях у Цинсюаня в его новом обиталище, и поэтому тот какое-то время соображал, как его нашли — ровно до момента, когда позади тепло улыбающегося Принца не замаячила знакомая фигура в черном. Хмурая и мрачная… мрачнее чем обычно.
Очень любопытно….
— Хэ-сюн! Так это ты его привел?! — Цинсюань удивленно вскинул брови, поборов таки свое недомогание и все еще немного деревянной походкой подходя к гостям, чтобы тех как следует приветствовать поклонами. — А почему не предупредил? Ох, у меня так грязно… и я бы позаботился об угощении.
Переменившись в лице, Ши Цинсюань забегал глазами по своему скромному жилищу, в поисках того, что можно было предложить гостям, и судорожно соображая было ли у него в доме хоть что-то подобное. Обычно еду впрок он не готовил, да в целом готовкой он занимался только когда у него был Хэ Сюань, остальное время Цинсюань перебивался лепешками и рисом.
— Вы проходите, проходите. Очень рад Вашему Высочеству! Мы так давно не виделись. — Улыбка Повелителя Ветров все еще была несколько потерянной, но более чем радостной. — Вот сюда. Нет, на этот стул лучше не садиться, он сломан. Все никак не дойдут руки починить… сейчас, у меня где-то были лепешки и чай, Хэ-сюн, куда я положил чай?
Цинсюань заметался по своей маленькой кухне, одновременно пытаясь заглянуть в содержимое немногочисленных ящиков и пристроить на очаг котелок, попутно наполнив его водой из стоявшего тут же ведра. Получалось откровенно не очень, но энтузиазма бывшего небожителя это не унимало.
— А вы по какому-то делу ко мне или просто навестить? Как дела в храме? Что нового в мире?

+2

5

Хэ Сюань мрачно проследил за тем, как дверь открылась и Се Лянь шагнул в дом под удивленно-радостное восклицание Цинсюаня. Демон задавил на корню очередную крамольную мысль о том, чтобы тихо сбежать – теперь уже поздно, его все видели и уходить будет странно, а отчасти даже и откровенно по-хамски. Цинсюань не оценит, да и Се Лянь будучи с ним один на один может ляпнуть что-нибудь не то. Без понятия, что именно, но есть стойкое ощущение, что может.
Черновод обреченно зашел в дом и поплелся искать чай. Он, разумеется, прекрасно знает, где тот стоит, поскольку чаще всего заваривает его именно он. Да, таким логично заниматься хозяину дома, но тот обычно в этот момент чем-то занят – готовит, чаще всего готовит – так что эта священная обязанность постепенно отошла к Хэ Сюаню. К тому же, чай приносит он. Хороший чай. Те опилки, что Цинсюань пару раз покупал на местном рынке за гроши, были беспощадно утилизированы, так что теперь в доме водится только хороший дорогой чай. Он вкусный.
С едой сложнее, в отсутствие Черновода Цинсюань не особенно готовит. После того, как однажды принесенные продукты начали гнить – нанеся этим Сюаню жесточайшую моральную травму – просто потому, что демон не заглядывал несколько дней, а бывший бог питался исключительно рисом и вареной рыбой, приберегая еду для его визита. Ужасный, ужасный человек.
Черновод перехватил залетавшего по дому полоумной мухой Цинсюаня и на всякий случай отобрал у него полный воды котелок, пока он его не разлили или не уронил. Не то чтобы он часто это делает, но когда он нервничает, у него случается валится все из рук, а текущая ситуация объективно нервозная. Уж Хэ Сюань это ощущает, как никто. Поставил отнятый котелок на огонь и примостился на край стола – в доме есть проблема со стульями, до подвига по их починке Черновод еще морально не дорос, его навыки плотника пока еще оставляют желать лучшего – принимаясь насыпать чай.
Не очень ясно, есть ли хоть призрачный шанс, что разговор Цинсюаня с Се Лянем ограничится дружеской болтовней и обменом новостями. Насколько Сюань знаком с принцем Се, тот умудрялся сочетать в себе острый ум и пугающую проницательность с периодический непроходимой тупостью – Хуа, впрочем, романтично величал это очаровательной наивностью, но он влюбленный идиот, ему можно – что делает его совершенно непредсказуемым в глазах демона. Что он сделает в следующий момент? Мило поболтает и уйдет домой? Начнет совать Цинсюаню веер с порога? Устроит ему допрос? Просто попьет чай? Начнет рассказывать, как Черновод душит, как лиса кур, небожителей, чтобы гулять по небесной столице?
Если Хэ Сюань даст деру через окно, это будет очень странно?

+2

6

— Прошу... Прошу, Ваше Превосходительство! Вам нет нужды беспокоиться!
Се Лянь на миг замешкался, как случалось с ним всегда при их редких встречах, с тех пор, как Повелитель Ветров поселился среди людей. Прошедшее время на облике небожителя не сказывались, а вот испытания, что он пережил — очень даже да. Его одежда не была такой потрепанной, как тогда, среди нищих, но предельно простой, беспорядок в прическе, прежде столь же легкомысленный, сколь и искусно наведенный, ныне стал самым что ни на есть истинным. Он был худ, его щеки запали, он казался старше теперь — словно тяжесть сотен прожитых лет осела на его плечи за считанные месяцы. Только взгляд его оставался ярким. Чистым, ясным, полным жизни — и всякий раз, встречаясь с Цинсюанем глазами, Се Лянь думал, что жизни этой даже прибавилось, с того дня, которое разделило для Цинсюаня все на "до" и "после". Ни у кого другого Се Лянь не видел еще такого, и думал, что едва ли увидит впредь.
— Ваше Превосходительство!
Он пришел в себя, когда заметил, что Повелитель Ветров, запутавшись в ногах, вот-вот повалится обратно на пол, с которого так резво подскочил. Цинсюань устоял — но Се Лянь все равно поддержал его под локоть. Вот только стоило моргнуть — и ладонь повисла в воздухе, сжимающая пустоту. А Ши Цинсюань уже громыхал ящиками рядом, бодро раздавая команды и выискивая одному ему известные ингридиенты для демонстрации гостеприимства, бодро хватая полный котел воды.
Се Лянь успел сделать только шаг, чтобы остановить — Хэ Сюань его опередил. Оставалось только наблюдать, стараясь быть как можно аккуратнее, и ему потребовались все силы и слабые воспоминания о придворном воспитании, чтобы не замереть столбом с приоткрытым ртом. Он справился с собой и затих, постарался не выдать удивления. В конце концов, ведь за этим и пришел — понять, как именно все устроено у этих двоих.
И вот, смотрел. Как Хозяин черных вод отбирает у Повелителя Ветров котелок — просто, как само собой разумеющееся, как твердой рукой оттесняет того от ящиков — не шарится в них беспорядочно, выдвигая один за другим, а берется за ручку единственного — того, что ему нужен. Он действовал не как гость — как хозяин. И Се Лянь больше не задавался вопросом, не чувствует ли Повелитель Ветров угрозы рядом с Черноводом. Его чувства читались у него по лицу и страха перед угрозой там не было.
"Такое выражение лица бывает у тех, кто точно знает, что он в безопасности".

Но так не должно быть. Так не может быть... если только он, Се Лянь не упускает что-то важное, без чего картинка никогда не сложится в целое. Если так, то бессмысленно гадать и теряться. Он может только спросить — и получить ответ, если Цинсюань захочет ответить.
Но для начала, понял он, придется остановить эти метания.
— Ваше Превосходительство, — позвал Се Лянь в третий раз с тех пор, как оказывается в этом маленьком, но уютном доме. Действительно уютном — каким бы бедным он ни казался. Нищета бывает разная, уж Се Лянь-то знал в ней толк. А то, что они имеют здесь, даже и не нищета. Так, бедность.
— Прошу, присядьте со мной, — попросил он и протянул руки к Ши Цинсюаню, словно надеясь в этот-то раз ухватить понадежнее, но передумал и просто выставил перед собой ладони. — Это же всего лишь я, мусорный бог, помните? Я хотел увидеться. И поговорить, только и всего.
Он улыбнулся виновато — лишь отчасти за то, что своим появлением внес хаос в размеренную жизнь этого дома. Он хотел бы попросить прощения за то, что скоро хаоса может стать еще больше — и это будет его вина. Он хотел бы просить прощения за то, что напомнит о том, о чем ни один человек в мире вспоминать бы не захотел.
Но ограничился улыбкой.
— У вас приятный дом, — честно выдохнул он. И добавил, не менее искренне. — И надежная дверь. Хорошему дому нужны добротные двери.

+2

7

— Нет уж, позвольте мне все-таки побеспокоиться! Мы так давно не виделись, я обязан встретить вас полагающимся образом. — Цинсюань старался выглядеть строгим, но у него это никогда не получалось, поэтому он махнул рукой и снова улыбнулся. — О, спасибо, Хэ-сюн!
Ну хотя бы чай у него в доме нашелся. Так стыдно было, что дорого гостя и потчевать нечем. Следовало как-то быть готовым к такой ситуации, сделать какие-то запасы. Может быть, вина, которое у Цинсюаня редко задерживалось, даже самое паршивое, потому что даже самое паршивое оно прекрасно дополняло даже скудную чашку риса или вовсе её заменяло. Что поделать, он старых привычек порой сложно избавляться. Или… о! Надо было сделать вяленую рыбу или соленую, она хранится долго, хотя без вина тоже такое себе угощение.
Меж тем Се Лянь не сдавался в своих вежливых попытках угомонить метания бывшего Повелителя Ветров, на что тот снова отмахнулся.
— Подождите, я сейчас. — Правда занятия себе в отсутствии продуктов и в ожидании закипания поставленного на огонь котелка, Цинсюань найти не смог, так что взял стул что покрепче и все-таки сел рядом с очагом и с Се Лянем, ну, потому что кухня у него была невелика. — Ладно, я сел. Дом? Да дом чудесный, предыдущие его хозяева пропали в море и мне разрешили его занять. А дверь мне Хэ-сюн сделал, он вообще много что сделал, без него, я вряд ли смог бы принимать тут гостей, а теперь тут очень уютно, согласитесь?
Цинсюань снова разулыбался, оглядываясь за плечо на хмурящегося демона, потом перевоел взгляд на несколько озадаченного небожителя, потом задумался сам и опустив глаза к полу, несколько смутился. Он не сразу понял, что именно сказал не так и как оно могло прозвучать для Се Ляня, потому что так торопился оставить все горести позади и наслаждаться приятными моментами своей жизни, что о прошедших событиях даже не подумал. А ведь Его Высочество помнил все иначе, да и откровенных разговоров между ними на тему произошедшего во дворце Черных Вод не случалось. Оттого, кстати, еще страньше было, что они пришли с Хэ Сюанем вместе. Интересно, что послужило тому причиной? Цинсюань шумно вздохнул, кожей чувствуя неловкость повисшей в воздухе паузы, после чего чуть развернулся на стуле и протянул руку к Повелителю Черных Вод, ловя его холодные бледные пальцы в свою ладонь, уже куда менее изящную чем раньше. Несколько мгновений Цинсюань смотрел на контраст светлой и загорелой кожи их рук, прежде чем поднял лицо, заглядывая в чужие, светящееся янтарем глаза.
— Хэ-сюн, можно тебя попросить раздобыть нам немного еды и вина? Я пока заварю нам всем чаю. Если принесешь рыбу, можно запечь её на ужин, я приготовлю, как ты любишь. — Цинсюань понимал, что нужно как-то объясниться перед своим другом, чтобы тот не волновался и не переживал. В конце концов, он наверное, единственный из старых знакомых Цинсюаня, кто мог бы его понять, по крайней мере, он точно не стал бы хвататься сразу за меч и мог проявиться участие или хотя бы банальную вежливость. Если бы на его месте был тот же Пэй Мин, он бы уже разносил дом младшего Ши в попытке убить Хэ Сюаня. Хотелось верить, что Его Высочество сможет сдержать подобные порывы, когда выслушает Цинсюаня.
— Ваше Высочество, я узнал очень вкусный рецепт! Вы обязаны попробовать! — Цинсюань продолжал улыбаться и пытался выглядеть беззаботным, это было на самом деле не так просто, но хотелось верить, что у него получается.

+2

8

Пока хозяин дома и гость обменивались вежливостями, Хэ Сюань мрачно сверкал желтыми глазами с края стола, заваривая чай. По деревне он, разумеется, ходит в более-менее приемлемом виде, не проявляя свою демоническую сущность - фактически, это что-то среднее между внешностью Мин И и его настоящим видом - но в доме позволяет себе иногда снимать маску. Изменения не сказать, что разительные - цвет глаз, бледность кожи, общий вид как у несвежего мертвеца - но, тем не менее, по улицам в таком виде ходить чревато.
Се Лянь не начал с порога заводить разговоры про веер, что уже не могло не радовать. В смысле, с него бы сталось, именно поэтому Черновод и согласился сопровождать этот дружеский визит. Не то чтобы он смог бы каким-то образом остановить мусорного бога, заведи тот неудобный разговор, но хотя бы быть рядом, чтобы понимать ситуацию, уже кое-что. С другой стороны, перейти к основной теме Се Лянь может в любой момент, посему Хэ Сюань не расслабляется, настороженно зыркая на гостя.
В целом, все пока выглядит как визит старого друга, который давно не был в гостях и просто рад видеть Цинсюаня. Собственно, они с Се Лянем ведь и правда сдружились, вряд ли небожитель сделает что-то во вред бывшему Владыке Ветров. Быть может, до проклятого веера и вовсе не дойдет дело, они просто посидят, попьют чай, обменяются новостями - Се Ляню наверняка тоже есть что рассказать - и мирно разойдутся. А веер... С ним Черновод что-нибудь придумает. В конце концов, пока они как-то обходятся и без него. Да, с концентрацией силы у Цинсюаня без духовного оружия так себе, но, может, справятся и так.
В конце концов, им вообще не придется лезть во все это, когда появятся новые хозяева моря и ветра.
Вежливая беседа, вполне устраивавшая Хэ Сюаня, в какой-то момент неожиданно переключилась на плотницкие навыки Черновода. Несмотря на то, что демон гордится своим творением, признаваться посторонним в своей причастности к этому шедевру он все же не планирует. Хватает и того, что вся деревня наблюдала за его плотницкими потугами. Хорошо хоть не смеялись - кто-то даже потом подарил Цинсюаню старенький набор инструментов - но, вероятно, его считают чудаковатым другом "старины Фэна", потому и снисходительны.
Если у Се Ляня и могли остаться какие-то вопросы касательно отношений Черновода и Цинсюаня, последний разом ответил на них все, оглянувшись на демона и уверенно сцапав его за руку. Хэ Сюань мысленно вздохнул, но одергивать бывшего небожителя, разумеется, не стал. Да и, откровенно говоря, плевал он на то, что там может подумать Се Лянь или кто бы то ни было еще.
- Рыба...
Хэ Сюань слегка дернул бровью, безмолвно уточняя у Цинсюаня, действительно ли тот хочет его сплавить. Абсурдно для того, кто буквально недавно прикидывал, как удрать через окно, но теперь оставлять бывшего Владыку Ветра отчего-то стало неловко. Было что-то такое вымученное в его улыбке, что выдавало нервозность. С другой стороны, если он хочет поговорить со старым другом наедине, он имеет на это полное право. Мог бы и просто попросить демона подождать, а тут даже повод нашел.
- Хорошо.
Собственно, Черновод согласен дать этим двоим время пошептаться, да и из еды в доме снова один рис. Хэ Сюань поднялся с места, выпуская руку Цинсюаня, и зашагал к выходу, по пути прихватив с кухни корзину. Да, странное занятие для непревзойденного демона, но ему обещали приготовить рыбу, как он любит. Он правда очень любит этот рецепт. К двери демон подходил уже в своем более-менее человеческом облике, закидывая корзину за плечо.

+2

9

Хозяина он, конечно, не остановил — тот засуетил снова, сам не замечая, что вгоняет гостя в смущение. Еще бы! Ши Цинсюань понятия не имел, что он придет, и чувствовал себя виноватым совершенно неоправданно. А вот Се Лянь точно знал, что собирается навестить нищего друга, и все-таки не догадался захватить приветственное угощение.
— Прошу... Ваше Превосходительство, — мучительно выдохнул он, всплеснул руками, но мешать больше не стал, понял, что бесполезно. — Я после зайду еще... или вас к себе зазову. Тогда и чаю напьемся и поедим, как следует...
Нет, они друг друга решительно не слышали. А Цинсюань даже и не пытался слушать, гораздо больше заинтересованный в том, чтобы рассказать .
Впрочем, такое свойство у него всегда было. И то, что Повелитель ветров сохранил эту особенность и по сей день, наоборот, заставило улыбнуться и выдохнуть с облегчением. На миг промелькнуло глупейшее желание броситься к Цинсюаню и сжать в объятиях, отмечая возвращение прежнего друга, но он не осмелился. Слишком многое оставалось непроясненным, а они и в прежние времена не кидались друг другу на шею. Меньше всего Се Ляню хотелось бы напугать его сейчас.
Но вышло так, что напугали его. Хотя это, конечно, нельзя было назвать именно страхом. Лишь крайнее, глубокое, болезненное изумление, которое без сомнения можно было прочесть у него на лице за долгие несколько мгновений, прежде чем очнулся и обронил вслед за Повелителем ветров:
— Очень уютно, да, — Се Лянь поборол удивление и заставил себя улыбнуться, оглянувшись на невозмутимого демона. Сказанное Цинсюанем тот опровергнуть вовсе не спешил. И вообще, если разоблачение его и и волновало, он никак этого не показывал. Се Ляню хотелось бы иметь такую же выдержку. — Дверь очень хороша, кажется, у вас талант плотника. Мне-то в свое время на стройке только камни доверяли носить.
Вежливые слова слетели с губ сами собой, Хэ Сюань исчез за дверью, а Се Лянь все еще думал о треклятой двери и не мог перестать. Даже то, с какой легкостью Цинсюань ухватил прежнего своего друга за руку — словно ни в чем не бывало, словно не стояла между ними смерть его старшего брата, не произвело такого впечатления. Дверь, значит?
— Когда-то один человек тоже сделал для моего дома дверь, — проговорил он медленно, не отводя глаз от нее — крепкой и новой, в отличие от всего этого дома, и не сразу понял, что произнес это вслух. Но отпираться было поздно, а распространяться на эту тему — неловко, так что оставалось только развести руками и улыбнуться: — С тех пор мои дела пошли на лад. Похоже, и ваши тоже.
Он решил не торопиться с выводами. Да, дверь в Монастыре водных каштанов сделал Сань Лан, и для Се Ляня это, и правда, значило очень много. Да, Сань Лан был демоном, как и Хозяин черных вод, и даже тоже Непревзойденным. И наверное, из всех демонов и людей в мире, эти двое по мнению Се Ляня ближе всего подошли к понятию "друзья", даже если никто из них никогда не подтвердил бы этого. Но ведь это могло быть совершенно никак не связано и абсолютно ничего не значить. Иногда дверь — это всего лишь дверь. Десятки тысяч людей делают друг друг двери без всяких потайных смыслов и серьезных намерений. Но даже если так, даже если Дверь — это именно то самое, а Сань Лан с Черноводом не просто временные союзники, а самые настоящие друзья, Се Лянь едва ли мог представить себе их, за чашей с вином планирующих состряпать двери паре небожителей. Это не просто неожиданно, это смешно!
...и все же...
"Нет, нет и нет! — приказал он себе. — Всему свое время". И решительно развернулся к Цинсюаню:
— Ваше Превосходительство! Если уж вы непременно настроены принимать меня так роскошно, позвольте хотя бы помочь с готовкой! Не заставляйте чувствовать себя нахлебником. К тому же, за общим делом разговор идет лучше. А вы ведь, наверное, уже поняли, почему я здесь?

+2

10

— Нет! — Пожалуй, вышло слишком резко, но оставшись наедине со своим неожиданным гостем, Цинсюань наконец осознал кого именно он у себя принимает, и чем это может грозить. Разумеется, к Се Ляню Цинсюань испытывал исключительно теплые чувства в большом количестве, но даже с учетом этого, пускать того на свою кухню теперь уже как простому человеку, не обладающему бессмертием небожителей, Цинсюаню было немного страшно. — Не нужно себя утруждать! К тому же пока готовить все равно не из чего. Я не ждал гостей и не успел пополнить свои запасы. И бросьте, Ваше Высочество, я уже давно никакое не Превосходительство, можете звать меня просто по имени.
Ши Цинсюань снова улыбнулся, пытаясь вспомнить куда он убрал с прошлого раза чашки и сколько из них было приличных или хотя бы целых. У него уже набралось кое-какое количество посуды, но та была явно не самого лучшего качества. Принимать с такой гостей, особенно божественных было немного стыдно. Стоило бы озаботиться этим вопросом на будущее...
— Сделал дверь? Кто-то из ваших прихожан? — Цинсюань полуобернулся, на мгновение замирая около открытого шкафа, в котором хранил всю свою кухонную утварь — ну обычно, чаще та валялась где-то по дому, пока Хэ Сюань не проходил по тому и не собирал все, что находил, чтобы сложить в одном месте. — Определенно, хорошая дверь нужна каждому дому!
Чашки все-таки нашлись — три штуки ровно, одна из них была даже вполне способна произвести хорошее впечатление, а вот у двух других были сильно заметные глубокие щербины и выставлять их на стол было попросту неприлично. Покрутив посуду в руках Цинсюань немного обреченно вздохнул и стал разливать чай. При этом он кивком указал Се Ляню обратно на стул, с которого тот так стремительно подорвался, после чего поставил перед ним приличную чашку, уже наполненную чаю и стыдливо пряча в руках свою — побитую.
— Я думаю, мы спокойно сможем все обсудить и за чаем. Хэ-сюн приносит очень хороший чай! Попробуйте. — У Повелителя Черных Вод вообще очень хороший вкус, как бы это не звучало, в еде и это при том, что большую часть времени никакого вкуса демон не чувствует вовсе. Он как-то безошибочно находит то, что обязательно окажется вкусным. И раньше так было, в обществе Цинсюаня и в человеческих поселениях, по крайней мере, еду в Призрачном городе Повелитель Ветров не пробовал, слишком уж она была … экзотическая и вряд ли подходящая что для небожителя, что для обычного человека, но может и среди неё Хэ Сюань мог найти что-нибудь недурное на вкус.
— На самом деле — не имею ни малейшего представления зачем вы посетили меня. — Улыбка Ши Цинсюаня стала немного смущенной, он чуть пригубил горячий напиток, с удовольствием вдыхая его аромат и поднял на своего собеседника испытующий, горящий неподдельным любопытством, взгляд. — И я совершенно точно не ждал, что вас приведет Хэ-сюн. Вы встретились в Призрачном городе?
Насколько было известно бывшему Повелителю Ветра, общался его демон все-таки больше с Господином Градоначальником, а не с его божественным супругом. Хотя, Хэ Сюань не то чтобы много рассказывал о своей жизни, может быть, он успел подружиться и с Его Высочеством, и они где-то встретились и решили нанести визит Ши Цинсюаню. В конце концов, тот ведь так никому и не рассказал где теперь живет.
— Я виноват. Я должен был отправить вам весточку, как устроился здесь, но столько дел навалилось... Так что вас все-таки привело ко мне? И я думаю, что у вас есть вопросы… задавайте смело, я ничего не скрываю и с радостью расскажу, как живу.
Даже если Се Лянь обсуждал что-то с Хэ Сюанем, он мог захотеть узнать версию самого Цинсюаня и сейчас тот даже вполне был готов её предоставить. Уже мог, когда они с Повелителем Черных вод наконец все прояснили.

+2

11

Ши Цинсюань запротестовал так внезапно и яро, что Се Лянь, уже потянувшийся к крышке ящичка с посудой резко отдернул руку. Крышка вернулась на место с громким клацаньем, от которого оба, кажется, немного подскочили.
— Хорошо, — смиренно и чуть растерянно пробормотал Се Лянь и отступил, возвращаясь к своему месту. — Если вы настаиваете...
Быть нахлебником в чужом, да еще таком бедном доме, ему не по душе, но настаивать, когда хозяин против, это уж совсем дурной тон. К тому же, именно сейчас Се Лянь припомнил, что его готовку одобряют не все. Некоторые считают вкус его блюд весьма специфичным, а кое у кого, приготовленная им еда вызывает даже какую-то противоестественную реакцию. В общем-то, ничего удивительного: кухня Сянь Лэ перестала существовать вместе с государством, а у нынешних людей другие вкусы. И хотя Ши Цинсюань относился скорее к его поколению, чем к нынешнему, он всегда следил за модой — в одежде или в еде, не важно.
— Прихожан... Можно и так сказать, — Се Лянь кивнул и улыбнулся, не поясняя.
Вот и Повелителю Ветров, если уж на то пошло, не нужны были никакие оправдания. В собственном доме он имел право делать то, что считает нужным. И Се Лянь лишь с готовностью принял придвинутую к нему чашку. От взгляда не ускользнула другая — выщербленная, с косой трещиной через стенку, которую хозяин дома бережно баюкал в ладонях, словно надеялся о нее согреться. А ведь мог бы вспомнить, что он последний в мире, кого способна смутить бедность приема! Но вслух, конечно, Се Лянь этого не сказал. Только сделал себе заметку к следующему визиту озаботиться новой посудой. И повод есть, новоселье же, а он без подарка!
— Я ведь тоже давным-давно никакой не принц, государство, в котором я считался принцем, сгинуло восемьсот лет назад. Но вы зовете меня "Ваше Высочество" и нисколько об этом не волнуетесь. Так что прошу, оставайтесь Вашим Превосходительством, и впредь мы не станем возвращаться к этому вопросу.
Он сказал это просто, но твердо, давая понять, что не намерен больше спорить. Не только потому что собирался стоять на своем, но и потому что должен был, в конце концов, перейти к сути. Потому что в речи Ши Цинсюаня все чаще звучало "Хэ-сюн" да "Хэ-сюн", а Се Лянь все еще не знал, как ему на это реагировать.
"Хэ-сюн" не "Мин-сюн". По крайней мере, с памятью у него все в порядке.
— Кажется, Вашему Превосходительству нравится ваша новая жизнь? — проговорил Се Лянь медленно, не ожидая, в общем-то ответа на свой вопрос.
Он даже на Цинсюаня не смотрел, только в чашку, от которой поднимался в воздух пар — как мелкие, перистые облачка. Се Лянь обхватил ее обеими руками, как Цинсюань свою, только теперь осознав, какими ледяными стали пальцы — холоднее, чем у Сань Лана. Но дальше оттягивать неизбежное было невозможно.
— Хозяин черных вод привел меня по моей просьбе. Я волновался о вас, — начал он. Во рту, словно в знак протеста, моментально становится сухо. Глоток терпкого, вкусного чая с насыщенным ароматом не особенно помог, и он отпил еще.
— Простите, Ваше Превосходительство. Всю дорогу сюда, я старался понять, как мне начать этот разговор, но так ничего и не придумал. Поэтому спрошу прямо: с вами все в порядке? Я вижу Хозяина черных вод и, кажется, вы неразлучны, как прежде. Вы сами говорите, что без него вам здесь пришлось бы непросто — значит, он помогает. Но последний раз, когда я видел вас вместе, намерения у него были другие и он вовсе не защитить вас старался. Зная, что теперь он рядом с вами, я не могу не спросить — вы уверены, что это для вас хорошо?
Се Лянь надеялся, что Ши Цинсюань поймет его правильно. Дело не в том, кем был его старый новый друг. Дело в том, что тот ему сделал.

+2

12

— Ваше Высочество умеет быть убедительным. — Ши Цинсюань рассмеялся, признавая правоту Се Ляня в отношении их титулов, которые им обоим уже не принадлежали. Вообще, если так рассудить, Се Лянь как никто понимал положение бывшего Повелителя Ветров. И пусть на Цинсюаня не вешали оков, он также покинул небеса, лишился своих сил и был вынужден жить жизнью простого смертного. Возможно, не будь он так поглощен своими переживаниями, он бы мог просто прийти к принцу и спросить совета, перенять опыт того, кто уже побывал на месте человека, потерявшего все — не только свой божественный статус. Как только эта мысль возникла в голове младшего Ши, ему стало нестерпимо стыдно. Ведь не так много друзей осталось у него после всего случившегося. И еще меньше тех, кто знал всю историю с самого начала и при этом был беспристрастен, по крайней мере, наделен достаточным чувством такта, чтобы не устраивать сцен.
— Моя новая жизнь? Да, нравится, она куда более простая и понятная, чем предыдущая, ну знаете, все эти бесконечные интриги и сплетни Небесной столицы, от которых болит голова. Разве что… меня несколько волнует море. Оно сильно беспокойно в последнее время. Я долго ждал, когда же наконец оно уляжется, но пока его спокойствие редко длится дольше недели и порой шторма, что случаются, несут в себе темную энергию. Скажите… не появлялось ли на небесах нового Повелителя Воды? — Цинсюаню непросто было произнести это, даже в мыслях бывший титул брата упоминался младшим Ши крайне редко. Но тем не менее, то что произошло с ними — только их беда и проблемы, обычные люди не должны страдать по милости богов. — Хэ-сюн помогает справиться со всплесками, но его владения далеко и ему непросто совладать со здешними водами, они почти не слушаются его. А я, сами понимаете, ничем помочь не могу, даже с силами, которые мне одалживает Хэ-сюн, не так ловко получается управляться без духовного оружия. Так что, я подумал, было бы неплохо, если бы кто-нибудь занялся этой проблемой… кто-то, кому это по статусу и силам.
За своими мыслями о насущных проблемах Цинсюань даже не заметил беспокойство и неловкость своего гостя, а еще они, кажется, наконец подошли к истинной причине визита Его Высочества. Что ж, этого стоило ожидать. Се Лянь ведь был там, видел все своими глазами, ну то есть глазами Цинсюаня, но видел. Понять его озабоченность несложно. Только вот объясниться, вероятно, будет не так-то просто.
— О, Вашему Высочеству не стоит обо мне беспокоиться. Я в порядке. Как видите. — Цинсюань несколько неловко улыбнулся, прикусывая губу и обводя рукой свое скромное жилище. — Это, конечно, не небесный дворец, но у меня есть крыша над головой и еда, я не испытываю каких-то лишений, все это я выбрал сам и мне нравится так жить.
Но, вероятно, Се Лянь спрашивал не об этом.  Ну да, крайне сложно принять тот факт, что кто-то может добровольно находиться в обществе того, кто причинил ему подобную боль и обещал страшные муки.
— Хэ-сюн? Ммм, я могу понять ваше беспокойство. Это … непросто объяснить. Поверьте, это не колдовство и я не повредился рассудком, ну разве что немного, но я точно осознаю кто я и кто он, и я помню также, что он сделал, как помню и то, что было причиной этого поступка. Вы же тоже знаете всю историю с самого начала. Она… непростая. Я не могу винить г… — Цинсюаню было тяжело ворошить эти угли снова, но объясниться он был обязан, как может и выразить все это вслух, чтобы наконец закрепить свою позицию. — Я не могу винить гэ за его поступок, пусть и не одобряю его, ведь я понимаю чего все это стоило Хэ Сюаню, и я, разумеется, не оправдываю Хэ Сюаня. Меня долго разрывало между этих двух огней. Но потом я нашел решение, которое меня устроило. Я решил, что эта история и так причинила многим людям сильную боль, поэтому я просто подумал, что лучше для всех будет оставить прошлое в прошлом. Вы ведь не понаслышке знаете, как рождаются демоны, и также вы знаете, что они состоят не только лишь из зла. Я хочу попробовать… спасти эту душу. Мы оба заплатили высокую цену и, я полагаю, что смогли купить за неё немного мира для нас обоих. Вероятно, это не очень благородно, и я когда-нибудь разобью лоб, вымаливая у гэ прощенье, но я не хочу продолжать этот круг мести и ненависти.
Цинсюань сам не заметил, что почти весь свой путанный диалог крутил в пальцах сережку, подаренную Повелителем Черных Вод, будто ища у той поддержки и, как ни странно, ему и правда стало немного спокойнее.
— Пожалуйста, не осуждайте меня. Я знаю, что со стороны это кажется неправильным, но это мой выбор. Хэ-сюн… он замечательный, правда, мне рядом с ним ничего не угрожает. Он заботится обо мне и помогает во всем.
По конец своей речи Ши Цинсюань снова улыбался, его улыбка была полна надежды на понимание или хотя бы принятие его точки зрения. Се Лянь ему правда нравился, ему не хотелось бы разрывать с ним отношения и терять его.

+1

13

Ши Цинсюань намеревался ответить. Не отмахнулся, не заявил — хотя вполне имел право! — что это не его, Се Ляня дело. Он задумался, механически перебирая пальцами в пустой ладони, словно пытаясь выискать там подходящие слова, как еще совсем недавно сам Се Лянь искал вдохновения у пиалы с чаем. Должно быть подсказок в ладони Цинсюаня было не больше, чем в чайнике, во всяком случае, начал он несмело, то и дело запинаясь. Но уже от первых его слов у Се Ляня сжалось сердце.
Он молчал все время, пока Ши Цинсюань говорил. Даже пропустил явно нуждавшийся в ответе вопрос о новом Повелителе вод — впрочем, что-то подсказывало ему, что ответ Повелитель ветров знает не хуже, чем он сам, пусть и отказывается признавать. Ши Цинсюань говорил — а Се Лянь слушал, потому что смелость, которая потребовалась, чтобы произнести вслух все это, безусловно заслуживала всего его внимания. И потому что в глубине души он догадывался, что стал первым — и возможно единственным, кому оказано подобное доверие.
Он дослушал до конца и помолчал еще немного, размышляя, пока блуждающий, рассеянный взгляд не наткнулся на слабую, тревожную улыбку Повелителя ветров. Все было в этой улыбке — печаль и надежда, волнение и ожидание. И капелька вины, и крупица чего-то, напоминающего страх... А может, Се Ляню так показалось, потому что так чувствовал бы он, если бы на своем длинном пути повстречал человека, которому захотел доверить свои переживания.
— Не осуждаю, — выдохнул он в конце, коротко, но твердо. — И никогда не посмел бы судить.
"Тем более за желание спасти чужую душу". Он не сказал этого вслух, не стал говорить и насколько хорошо понимает, как пережил и переживает схожие чувства, как много лет ждал разговора, похожий на этот... хотя на мгновение мелькнула мысль, что это может сделать их ближе, позволит прийти к пониманию. Мысль была глупой. Понимание нужно было выражать не словами — делом. И так он и собирался поступить.
Се Лянь сделал еще глоток из чашки, оставив немного на дне, просто чтобы у хозяина не было повода наполнять ее снова. Объедать этот дом еще больше было нельзя, особенно после того, как явился с пустыми руками. Возможно, Хозяин черных вод хороший рыбак, но вот то, что он довольно прожорлив, это совершенно точно, и негоже нежданным гостям отнимать у хозяина последний кусок. Да и вообще... пора. Се Лянь поймал взгляд Ши Цинсюаня над чашкой и кивнул в ответ на улыбку.
В этой улыбке было все, не было лишь сомнения. Повелитель ветров был уверен в том, что говорит, и в том, о ком говорит, и пожалуй, это убеждало Се Ляня сильнее всего, что он видел. А что до "немного повредился рассудком", то это лишь доказывало как ясно, без иллюзий, Ши Цинсюань смотрит на свое положение. Ведь если совсем уж честно, Се Лянь едва ли знал кого-то, кто после последних событий с полным правом мог сказать о себе "я полностью в своем уме".
— Я всегда восхищался вашей силой и волей к жизни, Ваше Превосходительство. И теперь лишь в очередной раз убедился, что не напрасно.
Его взгляд упал вниз, снова на руки Ши Цинсюаня. Ладонь Повелителя ветров вовсе не была пуста. Только теперь Се Лянь заметил в тонких пальцах с обломанными ногтями знакомую сережку. И невольно вспомнил коралловую бусину, украшавшую длинный черный локон. Нет, это не то, конечно, это другое... и все же?
— Я рад, что вы не одиноки на выбранном пути, — мягко добавил он и снова кивнул, отставляя в сторону чашечку. — Теперь, когда вы уняли мое беспокойство, позвольте откланяться. Но, если позволите, я вернусь еще. Я ведь так и не поздравил вас с новосельем.
Поднимаясь, он думал, что не важно, как сережка оказалась в руках Ши Цинсюаня, была она подарена или просто поднята с пола, куда хозяин неосторожно обронил ее перед уходом. То, что именно в ней Повелитель ветров черпал силы в сложном разговоре — вот что на самом деле имело значение.
И еще он подумал, что возможно, Ши Цинсюаню все же не придется так уж стараться, чтобы получить прощение брата. В конце концов, Повелитель ветров спасен и как сам говорит, доволен своей жизнью. А разве не ради этого жил и умер Ши Уду?
— Ах да. Места Повелителей ветров и вод все еще не заняты.
Оставалось только встретиться там, за новой дверью с Хэ Сюанем и передать ему веер. Что-то подсказывало ему, что за этим дело не станет.

+2

14

О чем бы там ни намеревались общаться небожители - ладно, небожитель и бывший небожитель, хоть это и большой вопрос, можно ли быть бывшим в данном случае - Хэ Сюань отчего-то уверен, что присутствовать при этой беседе не хочет. По сути, скорее всего, при нем она и вовсе не состоится. Разумеется, всем ясно, о чем хочет говорить Се Лянь. Только вот что на это ответит Цинсюань, непонятно. Черновод опасается даже предпологать, он вообще отчаянно трусит поднимать эту тему. Слишком она эфемерна, слишком много в ней всего намешано, так что страшно и сунуться. Как спокойная вода возле омута, тихая и неподвижная, но стоит нырнуть, как течение утянет на дно, к самым камням.
Смешно - непревзойденный демон боится глупых разговоров. Так смешно, что и не смешно уже вовсе. Мир сходит с ума, давно и безоговорочно, Сюань устал пытаться делать вид, что он понимает, что происходит.
Черновод бросил короткий взгляд в сторону моря, но направился в противоположную сторону - на рынок. По пути местные продолжили нелепую игру в "пожелай другу Фэна доброго утра, и если он кивнут в ответ, у тебя будет удачный день", но демон их по большей части игнорировал. Хэ Сюань вообще не понял, в какой момент он вдруг стал для рыбаков кем-то вроде местной достопримечательности. Каким-то неясным для него образом хорошее отношение к Цинсюаню - более чем хорошее, его все обожают и не то чтобы это удивляло - переключилось и на Черновода. Причем, как-то так незаметно для него и естественно, что он просто обнаружил себя всеобщим знакомым и до сих пор не понимает, что с этим делать.
Из плюсов - ему продают овощи дешевле, иногда даже и за так отдают с напутствием передавать привет Цинсюаню. Из минусов - эти вот пожелания доброго утра/дня/вечера и полное непонимание того, кем они вообще его считают. С другой стороны, кем бы ни считали, хуже реального положения дел они вряд ли что-то придумают.
На берег Хэ Сюань вышел уже с наполовину полной корзиной овощей. Закинув ее на плечо, демон аккуратно ступил на камни, торчащие из воды. К счастью, на пустынном берегу никого не было и зрелище непревзойденного демона, скачущего по камням с корзиной наперевес осталось между Черноводом и морскими волнами, облизывающими его ноги. И одной из костяных рыб, вынырнувшей навстречу хозяину, радостно распахивая пасть.
Из принесенной в пасти добычи Сюань отобрал несколько крупных рыбин, которые кинул в корзину. Костяные рыбы ловят все подряд, в итоге получилась мешанина из нормальной крупной рыбы, мелких рыбешек, камней, водорослей, осьминогов и камней. Благо и съедобное что-то попалось.
- Все, плыви, - демон похлопал рыбу по костяному лбу, - Плыви.
К дому Цинсюаня демон подходил будто бы нехотя. Неловко было бы прийти на середине их разговора. А участвовать в нем еще меньше хотелось. Черновод неловко потоптался во дворе, но тянуть дальше было бы глупо, так что пришлось все же заходить, производя нарочито много шума. На всякий случай.
Хэ Сюань сам не знает, чего он ожидал увидеть, но картина не сильно отличалась от той, что он оставил некоторое время назад. Демон зачем-то кивнул присутствующим - тончнее, Се Ляню, который обнаружился практически за дверью - и поставил корзину на пол.
- Скумбрия, - вручил одну из рыбин, выуженную за жабры из корзины, подошедшему Цинсюаню, - На дне овощи. Пряник тебе от торговки. Не понял, за что.
Вопросительно покосился на Се Ляня. Он уходит? Не уходит? Они же тут не ссорились?

+1

15

- Я рад, что мы поняли друг друга. - Цинсюань уже улыбался широко и открыто, на душе у него ощущалась небывалая легкость, все-таки выговориться ему хотелось уже давно. Хоть кому-то! А еще лучше тому, кто сможет его понять, хорошо, что у него есть такой человек.
- Что? Куда? Нет, Ваше Высочество, подождите. Хэ-сюн ушел за продуктами и я обещал вам приготовить рыбу! Не уходите так рано! Или я на вас страшно обижусь! - Цинсюань подорвался со своего места следом за принцем, едва не запутался в собственных ногах и уже в дверях столкнулся с вернувшимся Хэ Сюанем, который привычно подхватил неуклюжее бывшее божество и поставил на ноги ровно. - Хэ-сюн, держи его! Он собрался уйти, не попробовав мою рыбу!
Ши Цинсюань наставил на Се Ляня обличительный перст, дабы никто из присутствующих не сомневался в личности “злодея”, посмевшего  обидеть хозяина этого дома. Правда почти сразу же этим самым перстом и еще четырьмя его братьями пришлось принимать из рук демона рыбу, еще трепыхающуюся - явно только-только выловленную из воды.
- Ого, как здоровенная, спасибо, Хэ-сюн, ты лучший! - Ухватившись за пояс чужих одежд Цинсюань чуть приподнялся на носочках, чтобы запечатлеть на щеке Повелителя Черных Вод благодарственный поцелуй, после чего взяв корзину из его рук бодро дошагал до стола уже без приключений и попыток растянуться на полу. - Не дай ему сбежать! Если нужно примени силу!
Сверкнув глазами на все еще не успевшего покинуть его дом Се Ляня, Цинсюань показательно сжал в руке нож и погрозил им наследному принцу Сянь Лэ, прежде чем избавить острым лезвием несчастную рыбину от мучений этого бренного мира.
- Вы сами всегда стремились попотчевать гостей и я помню, что тогда в вашем храме кроме котелка и не было ничего, так что, если дело не в брезгливости, окажите честь и разделите с нами наш скромный ужин. - Цинсюань сноровисто разделал рыбину, не прекращая при этом болтать, после чего полез в корзинку с овощами. - Если хотите помочь, можете помыть эти овощи и принести немного воды - колодец вы, наверняка, видели по пути сюда, Хэ-сюн помог его очистить, так что он только с виду старый, вода в нем свежая, ведро прямо за вами!
Вообще эксплуатация небожителей для домашних дел не входила в планы Цинсюаня, но он понимал, что Его Высочество действительно остался Его Высочеством только на словах и грязная работа его не то чтобы не пугает, он привык к ней, как и сам Повелитель Ветра. А еще он не любил сидеть без дела или быть кому-то обязанным. Так что если Се Ляню не дадут поучаствовать в процессе готовки, он явно будет чувствовать себя неловко, а им, пожалуй, хватит неловкости на сегодня.
- Хэ-сюн, а ты пока растопи очаг, пожалуйста, мне будут нужны угли. - Вроде бы все при деле, все заняты, вроде бы даже от этой суеты стало чуточку уютнее, как и всегда бывало, если вместе собиралось больше двух человек за раз.
Цинсюань всегда любил быть в окружении людей, он в принципе любил людей, и ему казалось что за свою долгую жизнь он научился их понимать и разбираться в них. Он отчасти поэтому частенько таскал тогда еще Мин И с собой к людям, чтобы понаблюдать за их жизнью, подслушать и немножко подглядеть за чужими радостями и горестями. При этом всегда больше всего ему нравилось наблюдать за самыми простыми людьми. Они были так откровенны в проявлении своих эмоций, не плели интриг, не лицемерили, они были открыты этому миру и испытаниям, которые он им готовил.
Молитвы именно таких людей для Цинсюаня всегда были громче прочих, наверное, по этой части из своей прошлой жизни он скучает больше всего. Да, сейчас он сам такой же простой человек, живущий среди тех, кто ему так полюбился, но в своем текущем состоянии он не может как прежде помогать им, да, он старается, но его возможности, увы, ограничены. Если и возвращаться на небеса, то только за этим...

+2

16

Се Лянь неловко улыбнулся, притормозив в дверях не столько из-за окрика Ши Цинсюаня, сколько из-за появившегося Черновода. Против его ожиданий тот все же вернулся, не дождался его где-то на побережье под уважительным предлогом и не нашел себе другое занятие. Он и правда пришел, с рыбой, как обещал. И вроде бы ничего странного в этом не было - в конце концов, это и его дом - "ну, по крайней мере, куда больше его, чем мой" - но Се Лянь все равно замешкался, наткнувшись на его высокую, словно высеченную из черного камня фигуру. Тот вроде бы не собирался по указанию Повелителя ветров кидаться и держать его, но и отходить, уступая дорогу, явно не торопился.
Се Лянь невольно потянулся к шее, уже привычным жестом ослабить хватку ленты на горле, но пальцы загребли по коже. Со вздохом, он отвел руку и кивнул.
- Хорошо. Если вы настаиваете.
Что, что, а настаивать Ши Цинсюань умел. И отказываться было уже неловко, он и так отпирался, как мог, как того требовали приличия, но это был тот случай, когда чрезмерная вежливость рискнула обратиться грубостью, а также...
Охнув, Се Лянь осекся в мыслях и даже побледнел чуть:
- Нет-нет, о чем вы говорите, Ваше Превосходительство! Даже думать так нельзя, как я могу брезговать угощением, которое предлагает друг! Я лишь не хотел обременять вас обоих, но с удовольствием отведаю ваше коронное блюдо, коли вы уверены, что хотите меня накормить.
Он поклонился, чуть отступив в сторону, чтобы одновременно адресовать поклон обоим. Всерьез обвинения в пренебрежении к чужому столу опасаться, конечно, не следовало, понял он запоздало. Сейчас Ши Цинсюань был пожалуй одним из многих, если не единственным небожителем, точно знавшим, что это не так. Брезгливости по отношению к еде Се Лянь не чувствовал давным-давно, еще восемьсот лет назад вычеркнув ее из списка доступных ощущений. Вся еда в мире делилась на более и менее вкусную, но ни одна не могла быть наречена несъедобной. К тому же, подумал он, глянув на корзину, разве можно плохо приготовить такую отличную и к тому же свежую рыбу?
- Все сделаю, - Се Лянь отозвался с готовностью, тут же кинувшись собирать овощи, которые велено было отмыть. Проще было это сделать на улице, а заодно набрать и еще воды, если потребуется. Подхватил деревянное ведро и выскочил на улицу.
Простая работа радовала его. Сань Лан в последнее время совсем не давал заниматься такими вот делами, для всего у него находились специальные люди, а если не было таковых, то скорее уж он сбегал бы сам. Только в монастыре Се Лянь мог еще что-то делать, но дел оставалось все меньше, ведь теперь там завелись прихожане, которые воспринимали содержание его в порядке, как свой долг. Тут же от его помощи не отказывались, наоборот, приветствовали, просили, и Се Лянь занялся поручением с удовольствием, гадая, догадывается ли Ши Цинсюань, что в большей степени оказывает этой просьбой честь ему, чем помогает себе.
Время пролетело незаметно - он постучал и сам же открыл дверь, уверенный, что хозяевам не до него. Выложил на стол мытые овощи и опустил ведро на пол.
- Все готово.
Прежде, когда удача Се Ляня была запечатана, он наверняка донес бы в лучшем случае половину воды, а овощи извалял в земле и растерял по дороге, но теперь удача эта была самой обыкновенной, и дело спорилось.
- Если есть еще поручения, я готов!
Се Лянь окинул хозяев полным надежды взглядом. И невольно подумал, что все складывается не так уж плохо. За обедом у него будет возможность понаблюдать за Хэ Сюанем чуть дольше.

Отредактировано Xie Lian (21.11.21 13:24:53)

+2

17

Щеку Хэ Сюань подставил на автомате, даже раньше, чем успел прикинуть, насколько подобное проявление чувств будет уместно. Не то чтобы он мог начать вдруг отбиваться от Цинсюаня, просто демон не в курсе, о чем небожители здесь общались. Они друзья, это очевидно, но настолько ли близкие, чтобы бывший Повелитель Ветра поделился с принцем подробностями их с Хэ Сюанем отношений?
Впрочем, если уж он не постеснялся эти самые отношения афишировать, видимо, настолько. Черноводу, по большей части, плевать - хотя, он подозревает, что это все непременно дойдет до Хуа Чэна и тот как-нибудь подкараулит коллегу непревзойденного, чтобы как следует позубоскалить на эту тему, просто веселья ради - что там про него думает Се Лянь или кто бы то ни было еще. Цинсюань тоже больше не небожитель, так что связь с демоном ему в вину вменять никто не станет. А если и станет, делать это будет недолго, на небесах от Черновода не спрячешься, он туда тоже вхож, если ему нужно.
На предложение удерживать гостя силой Черновод только саркастично дернул бровью и покосился на Се Ляня, прикидывая, собирается ли тот в самом деле сбегать. Нет, ловить его Хэ Сюань не собирался, просто прикидывал, имеет ли смысл сделать вид. Но тот то ли сам не особо горел желанием уходить, то ли всерьез воспринял слова Цинсюаня, однако с готовностью и даже каким-то непонятным восторгом похватал овощи и убежал во двор.
Демон пожал плечами и пошел разжигать очаг, как и было велено. Сюаня не напрягает, что им вот так командуют - ему в большинстве случаев совершенно несложно сделать то, о чем просят, а благодарности в ответ он получает столько, что даже неловко становится. Он здесь бывает часто, фактически проводит большую часть времени, только иногда наведываясь в свои Черные Воды, так что делать что-то по дому вполне логично, когда ты в нем живешь. В принципе, он мог бы возвести здесь целый дворец одним мановением руки, но Цинсюаню совершенно не нужен дворец, поэтому демон смиренно осваивает плотницкие навыки, от которых максимально далек, и учится выращивать овощи.
Когда Се Лянь вернулся с уже мытыми овощами, огонь в очаге уже вовсю потрескивал. Черновод подбросил еще пару дров и флегматично повернул голову к гостю.
- Можно стол протереть.
Хозяин тут, разумеется, Цинсюань, но неугомонного принца надо занять чем-то, что будет держать его как можно дальше от процесса приготовления еды. А вот убираться - пожалуйста. Полезно и безопасно для последующей трапезы.
- Уголь готов.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Wind will sweep away [tgcf]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно