ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » трое


трое

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">дева в беде</span>

<span class="data">санкт-петербург</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/33TKmiT.jpg">
</div>

<p>
горыныч, кикимора, ваня
<span>
</span></p>
</div>
<small><center>хобби у кого-то такое — подбирать сирых и убогих.</center></small></div>[/html]

+2

2

После каждого шоппинга сходить на десерт или чашечку кофе с тортиком - было своего рода традицией, поэтому когда в кафе вошла барышня лет 20 с огромным ворохом сумок, пакетов, свертков и чего только еще там не было, персонал не удивился.
Поприветствовали, посадили за столик и выдали меню. В этом кафе она была постоянной гостью, оставляла всегда хорошие чаевые, правда, периодически устраивая скандалы по пустякам. Своеобразная плата за скверный характер.  Сегодня, правда, она была какая-то нервная, дерганная, на себя не очень похожа, но, возможно, им показалось, золотое правило "в любой непонятной ситуации - улыбайся".
-Заказ сделаете сразу или посмотрите меню? - официант подвел ее к столику, в ответ тишина. Что-то явно случилось, скептически окинув взглядом количество пакетов, мол, сумма была настолько неприличная, что потеряли дар речи? Девушка села, наконец-то окинула взглядом официанта, и выдала
-Бурбон есть?
-Конечно, что-то еще к напитку?
-Нет
В голове у посетительницы витал просто ураган мыслей, шоппинг - это был просто способ отвлечься хоть немножко, ей эти тряпки на хер не нужны, ну и для отвода глаз, что в очередной раз спустила кучу денег, ничего необычного. Надо было остыть. Буквально утром её жизнь круто встала на голову, сделав кульбит. Её спалили, раскрыли, правда, надо отдать должное, ушло на это почти два года. Андрей не отвечал, значит, его, скорее всего уже где-то спрятали. У Михаила, ее мужа, радикальные способы решения проблем. И, как следствие, текучка кадров. И жен. Тяжело было сохранить лицо, выпрашивая карточку, и, мило чирикая, убежать в ДЛТ. Она старалась не думать о веренице девушек, которые были до неё, и каким образом проходила очередь. Кики вздрогнула, когда подошел официант.
Бурбон пах вкусно, маслянисто и склеил в какую-то общую кашу разбегающиеся мысли.
По времени у неё максимум часа два. За это время надо максимально изменить внешность; телефон она выбросила еще в ДЛТ, украшения смыла в унитаз, слишком приметны. Наличка у нее была, даже счет на имя Андрея, к которому она имела доступ. Грустно вздохнула - доступ к этим деньгам она имеет только под настоящими паспортными данными, а сейчас это будет ой, как непросто....Туго было с документами и связью. Ее приемная мать, после свадьбы воспитанницы, благополучно отправилась к праотцам, и у Кики ни единой души не осталось на этом свете. Так что вопрос, сколько ей самой осталось на этом свете ...
Оставив последние остатки роскошной жизни, взяв только наличные, в туалете надела парик, кроссовки и максимально скрывающие фигуру вещи, вышла тайком. Благо, место людное, не заметят....
Как оказалось, интуиция у неё какая-то совершенно аномальная, потому что рядом с кафе стоял гелик, который она слишком хорошо знала. Бежать нельзя, выдавать тоже, а вот зайти в продуктовый очень даже можно, а еще в этом продуктовом два входа, второй выходил во дворы и....
Мора уже летела, не разбирая ни дворов, ни подъездов, дергаясь на каждый шорох, и каждый оклик, который хоть как-то был похож на её имя. Никаких остановок, ветер в ушах. Погода, как по заказу, испортилась. Ничего нового - Петербург непостоянный. За это его и любят. И Мора любит, правда, не тогда, когда приходиться спасать свою шкуру.
Оглянувшись в очередной раз из-за угла она внезапно попала в объятия не самого желанного сейчас человека. После Андрея, Виктор был ближе всех к ее мужу, Михаилу. Слишком скользкий, прагматичный, продаст кого угодно меньше, чем за тридцать сребреников .
-Ай!- взвизгнула Кики
-Вот ты где, Киса...-с довольной ухмылкой сжал ее в удушающих объятиях, Виктор.
-Для тебя я всё ещё  мадам Кики - в сердцах плюнула девушка. Двигаться было сложно, Вик был из морпехов и такую тщедушную девицу может сломать как зубочистку, как будто он решил ей про это напомнить и сильно сжал, что где-то что-то хрустнуло. Дерьмо. 
-Не угадала, лапуль!  - Виктор улыбнулся, показывая золотой зуб,  - Когда твой благоверный дал добро на любые действия в твою сторону, ты уже не мадам, ты уже третьесортная шлюха! Так что, будь добра, не рыпайся и будь лапонькой, авось умрешь быстро.... - в подтверждение своих слов он вмазал ей по лицу - а если бы выбрала не этого додика Андрея,а меня -  была бы в шоколаде, а то скоро с ним свидишься на том свете.....
Терпеть больше не могла, выкрутившись, ногой она попала ровно в пах, прокусила до крови руку, и пока эта свинья корчилась в болях, она выхватила откуда-то увесистый камень и сильно ударила по затылку. Надо выходить на улицу, просить помощи, а то из этой подворотни у неё выход только в черном непрозрачном мешке.
В этих районах она не часто гуляла, Петроградский вроде как... Обратившись ко всем известным богам, которых вспомнила начала всматриваться в лица прохожих. Да, она теперь похожа больше на замарашку, чем на утроению диву, которая могла купить половину района только за утренний шоппинг.  Рука висела плетью, болела безбожно, под глазом расцветал синяк и парик Вик стянул.
"Можно мне пожалуйста, совсем немножко ну УДАЧИ?!" молилась про себя девушка.
И, о, чудо! незнакомый, но очень приятный молодой человек смотрел на нее с беспокойством и интересом. Кики включила всё свое обаяние
-Молодой человек, ради всего святого, что у вас есть, помогите мне пожалуйста!

Отредактировано Kikimora (27.10.21 13:55:34)

+2

3

Пустота. В черепной коробке задумчиво и устало, упрямо и с пониманием молчали все три сознания Змея. За три десятилетия они притерлись к Петербургу, но сейчас этот город казался чужим и негостеприимным, а бежать было некуда, хоть в тайгу прямо на вертолете, только в его птичку столько топлива не войдет, чтобы добраться… Да и что там делать среди лесов? Одно дело болота в Нави за Огненной, другое – пустоши лесные за Уралом. Нет, Гор не нуждался в человеческом обществе, но и к борьбе за выживание морально готов не был.
Муромский распахнул дверь Астории, проигнорировав любезного сотрудника у входа, и вылетел наружу, как ужаленный. Быстрыми широким шагами он преодолел пешеходный переход и остановился на углу Исаакиевского собора. Выровненные линзой голубые глаза обежали сквер и прилегающие улицы. Взгляд ни за что не мог зацепиться, да и не хотел, не было нужды, но казалось, что-то его придавливало к земле: не выше уровня горизонта, не смотри выше уровня горизонта.
Огромное сердце, вынужденное обслуживать дополнительные, слишком плотные 35 килограмм мышц, зло и больно билось в груди.
- Мы влипли… - то ли спрашивала, то ли утверждала Левая голова, едва шевеля одними губами. А может быть, она умоляла остальных убедить ее в том, что они выкрутятся?
СветоГор вытащил из кармана пачку сигарет и вставил одну в рот. Затем он медленно убрал пачку обратно, вынул зажигалку, прикурил, сделал первую затяжку.
- Нам не стоит стоять здесь… - снова подала голос Левая.
- Не стоит, - безэмоционально откликнулась правая. «А где же буря эмоций, где ярость, где протест?» - в панике метнулось по черепной коробке отчаяние Левой. Гневливость Правой всегда была, есть и будет константой, признаком стабильности, их щитом и оружием…а тут… она пытается опустить руки?! За что?
Центральная думала и курила.
- Не поднимай глаза! – громко прямо внутри сознания прошептала Левая, но Центральная уже вперила взгляд в большое окно на последнем этаже Астории. Там за стеклом совершенно точно невидимая стояла Она. Слишком живая благодаря Горынычу, слишком неблагодарная, слишком циничная, слишком красивая, слишком хорошая актриса… Гор чувствовал всей кожей, как она безмолвно смеется. Какой восхитительный финт, какое удивительное коварство, какая не вмещающая ни в какие рамки беспринципность.
- Мы – не убийца… - прошептала Центральная и развернулась градусов на 120 в сторону набережной. – [b]Пошли уже отсюда[/b].
- Что будем делать? – смиренно поинтересовалась Правая, не желая принимать решения теперь, когда ошибку они уже совершили.
- Ждать… - Центральная пожала плечами, будто у них есть возможность отказаться от заказа, за который им заплатят временным молчанием. Птица просто не признается Соловью, что она все еще жива…

Набережная, Дворцовый мост, Васька, Стрелка, набережная, Тучков мост, пачка сигарет почти опустела.

Это было пять лет назад. Соловей частенько вспоминал о старом приятеле, просил об одолжениях, зная, что отказать Змей ему не сможет до тех пор, пока живет в этом городе. Птица была его любовницей в те времена, ну и запустила свои наманикюренные пальчики в рядах гагатовых колечек с бриллиантами туда, куда ее не хотели бы допускать. А Соловей был в таком бешенстве, что решил поручить наказать стерву своему вечному должнику.
- Мы – не убийца, - твердо отрезал тогда СветоГор.
- Кто не убийца, тот труп, - без угрозы в голосе напомнил Соловей. – Выбирай, трехголовый. Стоит ли ссориться с другом ради сомнительных в этом мире принципов?
Змею нечего было ответить, разве что свернуть шею ублюдку, свесившему ноги с его человеческих плеч. И с Птицей на знакомство Гор отправился, и предупредил девушку об опасности, помог уехать из Питера – сам чемодан грузил в багажник неприметного мерседеса. И вот она вернулась, чтобы так же, как ее бывший покровитель, попросить Муромского об одолжении. Всего-то делов: вертолет теряет управление, гибнут люди, а Горыныч выживает, как и прежде, да еще и Соловей не узнает о его предательстве пятилетней давности – сплошные плюсы.
- Мы – не убийца, - это знали все три головы. Они так долго охраняли подземный дом Кощея, что… Что? Размякли? Сочли себя спасителем-воскресителем?!

СветоГор зашел в подвал, чтобы купить еще пачку сигарет, выскребая из карманов последнюю наличку. Светить картой не хотелось пока. Он вышел на улицу, свернул в ближайшую арку, чтобы ветер не мешал прикурить очередную сигарету, когда услышал звук шагов. Нет, кто-то бежал. Легкий, очень напуганный.
Мужчина торопливо преодолел туннель арки и оказался во дворе. Молоденька девушка, потрепанная и явно испытывающая физическую боль, смотрела ему в лицо.
«Святое?» - усмехнулась Правая, но тем не менее обошла незнакомку и окинула взглядом двор, надеясь увидеть тех, от кого она убегала. Издалека слышался шум.
- У них есть оружие? – единственное, что произнес вслух Змей, как бы ненавязчиво мелькнув перед взглядом девушки нашивкой «МЧС России» на плече куртки. – Что с рукой?
Машина его была далеко, зато квартира поблизости. Ведь почти дошел… Мог бы ни во что не ввязаться. «Нет, мы не потащим еще одну бродяжку домой!» - настоятельно напомнила Правая о том, что у них вообще-то уже есть, мать его, Ваня-наркоман… Кто знает, что это за пигалица?
«Пусть идет в больницу, как только решим вопрос с теми, кто это сделал!» - поддержала Левая.
«Ок, отправим ее в больницу…» - не стала Центральная спорить, хотя уже почувствовала неладное.

+2

4

Невыносимая легкость бытия. Когда ты смотришь в глаза и понимаешь, что всё. Поиск окончен, и ты в безопасности. Хотя бы временно. Мора вдыхает полной грудью, оглядывается назад и слышит то, от чего она готова состариться лет на 200, хотя, кикиморы живут долго, скрытные они создания... Сидят себе в болотах и туман пускают, добромолодца путают.
Далеко, во дворах, слышался топот ног, и шины гелика, даже сухое:
-Вот сука...
Топот усилился, это означало считанные минуты. Оставаться на месте в ее случае это  равносильно самой прыгнуть в Неву в черном мешке.
Время играло не на её стороне и, словно усмехаясь, отбивало ритм. Мора повернулась к парню.
Этот не такой. То есть, ну он добромолодец, но что-то в нем есть, что заставляет тебя держать ухо в остро. Да и он, судя по цепкому взгляду, тоже понял, что перед ним не просто девочка. 
Не её обычный объект обаяния и наживы, когда она влюбляла в себя с полоборота, но с ним она успеет хотя бы выздороветь, отомстить мужу по полной программе и исчезнуть в тумане. Вероятность, что Михаил знал, что такое месть обиженной кикиморы крайне мала.
Дуракам везет, - подумала Мора, - значит, буду дурой.
-За мной погоня, - доверительно заглядывая в глаза, шепчет девушка, - муж с катушек слетел, найдет - и я труп...
Рука напомнила о себе, и Мора зашипела - точно перелом.
-Кажется перелом, - пробормотала девушка, - я не знаю, больно очень...
Он явно из военных, или а, ну да "МЧС" на куртке, вряд ли просто понтоваться, или склеить какую-нибудь девицу - да у вас флеш-рояль, милая!
-Пожалуйста, помогите мне... - по щеке пробежала слеза, - я очень не хочу умирать....
Мора подошла ближе и, зарывшись лицом на широкой груди,  начала всхлипывать.
На макушку опустилась ладонь.
Всё.

+2

5

«Бл*…» - прошипела Правая в черепной коробке, распознав во множестве звуков, которые постоянно улавливали слишком чувствительные уши, топот шагов. Какофония давно уже не сводила с ума в шумном Питере (в Москву СветоГор вообще старался носа не совать, свихнуться можно же!), а вот то, что отдельные из них могли значить, не позволяло оставлять их без внимания.
«Погоня… За ней погоня…» - повторила Левая, будто другие могли не расслышать или не понять слов незнакомой девушки. – «Муж у нее того… Нет! Жалко, очень жалко… Да и мы же из МЧС…» - успокоения нашивка не приносила. Вот будь они из ВДВ, тогда возможно.
- Угу, - многозначительно кивнула вслух Центральная.
«У нас будут проблемы…» - напомнила Правая.
«Одной больше, одной меньше…» - подумала Центральная и по ощущениям улыбнулась. Не лицом - мысленно.
«У нас точно не хватает мозгов… Были бы у нас мозги, мы бы не вляпались в дерьмо с Птицей… и с этой вот тоже… Она вообще кто?» - нервничала правая.
«Давай попросим у нее паспорт? Хочешь?» - безэмоционально поинтересовалась Центральная и вслух выдала очередное «Угу». Перелом – это хорошо, потому что тогда ее точно в больницу надо везти. Хотя квартира ближе, чем машина…
«Не стоит об этом думать,» - попросила Левая. Правая напряглась, но шаги приближались. Кажется, сначала нужно было разобраться с происходящим снаружи, а потом уже думать, куда деть девицу. «Ой, она плачет…» - расстроилась Левая.
«Бл*…» - повторила Правая, пока Левая заботливо накрывала широкой ладонью светлые спутанные волосы. – «Так, полегче…Что за привычка все трогать руками, гладить…Мы не знаем, откуда она! Кто вообще ее муж?? Может быть, нам эти руки сейчас будут пытаться отрывать.»
Они не смотрели на девушку, только каждой клеточкой ощущали ее присутствие слишком близко.
«Зато голова останется, чтобы Сольвью было, что с телом разделить, когда он узнает, какие мы милосердные!» - нездорово пошутила Центральная, напрягая мышцы, готовясь…к чему угодно вообще.
Эти трое в своей тесной черепушке могли бы препираться вечность, если бы не появился перед взором мужик. То ли из подворотни, то ли из 90-ых прямиком, только в прикиде посовременнее. Но рожа точно досталась в наследство от лихих времен. Муромский не любил таких вот, застрявших. Особенно, когда в руках у них оказывалось оружие с глушителем.
Горыныч быстро окинул взглядом окна и двор, чтобы убедиться, что нет свидетелей, что никто не пострадает. Мужик сделал то же самое, но вряд ли переживал, что кто-то может стать случайной жертвой разворачивающейся сериальной драмы.
- А быстро ты… - выдохнул преследователь и поднял пистолет. Время остановилось и потекло очень и очень медленно.

Голова девушки шевельнулась под ладонью.

С улицы, откуда прибежал Змей, послышался шум двигателя, затем он стал более концентрированным, когда машина въехала в арку, где ее задержали вывернутые ворота. Чтобы их вынести, придется отъехать и набрать немного скорости. Места мало, есть секунд 30. Если кто-то начнет вылезать, то останется не больше 20. Надо пользоваться мгновением, пока они один на один. Девчонка не в счет.
Ладонь скользит на шею девушки, чуть сжимается. Гор прижимает ее сильнее к себе, чтобы развернуть на 90 градусов, закрывая от преследователя, а затем резко от себя оттолкнуть в детскую песочницу, рискуя еще больше повредить ее руку. 3 секунды в минус.

Выстрел. Вшух, а потом резкая обжигающая боль и неожиданная мысль: «Почему мы еще не бросили курить?!»… Минус 2 секунды.

И минус еще 3 на то, чтобы собраться.
Рывок вперед, удар в лицо, хруст и захлебывающийся вопль. Если его приятели успеют, то, наверное, выживет, не задохнется в собственной крови. Минут 8 секунд.

- Вставай, - еще через секунду шепчет Горыныч, уже вытаскивая девушку из песочницы. Он бросает взгляд в арку, из которой все-таки выезжает назад здоровенный мерседес, двери которого не смогли открыться в узком проеме.
- Спасибо, дорогая! - тихо поблагодарил СветоГор свою, вероятно, давно мертвую покровительницу.
«Мы не сможем добраться до машины…» - мрачно констатировала Правая.
Центральтная: «Да.»
Левая с ужасом: «Домой ведем ее?!»
«Да.»
«Бл*…»
Муромский подхватил девушку и поставил на ноги, игнорируя все признаки боли и страха, которые расходились от нее плотными невидимыми глазу волнами.
- В ту арку.. откуда вы оба пришли… - скомандовал Горыныч, стараясь не дышать слишком глубоко, и подтолкнул незнакомку в заданном направлении. По пути он хотел нагнуться и поднять пистолет, но не смог: в районе поясницы слева вспыхнуло так, что Змей зарычал. Он зло пнул оружие в сугроб, надеясь, что его не найдет какой-нибудь ребетенок… «Бл*…» - Гор вернулся к сугробу и преодолевая жуткую боль сложился почти пополам, чтобы забрать пистолет. Скрыться в арке, подталкивая девушку, удалось за две секунды до появления во дворе головорезов.

Горыныч схватил незнакомку за здоровую руку той же ладонью, в которой держал пистолет, и потащил за собой.
- Просто бежим… и терпи… - черт…Ему тоже очень больно. Даже Левая голова при таком раскладе, когда в глазах искрит, не в состоянии проявлять жалость и сочувствие.
Второй рукой он на ходу постарался расстегнуть куртку, чтобы прощупать свою рану, оценить масштаб трагедии. Вроде только чиркануло, но ладонь уже вся в крови…
Двор, еще двор, забор и длинная щель между ним и обшарпанной стеной аварийного дома. Раздолбанная к чертям дверь, которая неожиданно изнутри закрывается на замок, ступени, ступени, туман в голове, холодная и влажная рука чужой девушки. Длинный коридор.
Дверь. Темная прихожая. Щелчок замка.

- Ваня! – раскатисто рявкнула Правая голова на всю квартиру, желая поскорее оказаться не один на один с проблемами. – Ваня, вставай! Выходи знакомиться. У нас гости… И аптечку найди… - Если Иван вообще сможет поднять тот чемодан, в котором хранилось все необходимое на случай апокалипсиса, что за годы Горыныч собрал, опираясь на свой богатый и далеко не самый радужный опыт. – снимай обувь и проходи, - кивнул он девушке, пока сам с трудом расшнуровывал ботинки, не выпуская пистолета из рук. Не дожидаясь, пока гостья справится, не предлагая помочь, он стянул с себя куртку и повесил на крючок, не обращая внимания ни на две пушащиеся синтепоном дыры, ни на темное пятно крови, расползающееся по синей ткани. – Сюда, - не оборачиваясь, Змей толкнул дверь одной из пустующих комнат, пыльной, с диваном и креслом, столом, несколькими старинными стульями и комодом, накрытыми простынями, посеревшими от времени. А сам пошел на кухню.

+1

6

Ваня уже несколько секунд таращился на содержимое чужого холодильника. А может быть, даже минут. Масло сливочное, колбаса докторская (почему докторская? Ее делают для докторов? Доктора? Из докторов?), колбаса копченая, яйца. Кастрюля с чем-то, похожим на... гречку? Открытый ножом пакет молока ультрапастеризованного 3,2%, кефир, две банки с вареньем. Сиротливая упаковка котлет в морозилке.
Из всего этого хорошо бы сообразить себе ужин. Обед... прием пищи - ну, не завтрак же? Ел ли он уже сегодня? Кажется, ел. А может, и нет. Из комнаты своей точно не выходил - или той, что условно считалась его - квартира-то Змея, который так любезнейше его приютил и никуда не прогонял. К Ване вообще многие оказывались чересчур добры за так, особенно среди навских. Как должное он этого не воспринимал, хотя, наверное, можно было уже и привыкнуть. Но зачем, если тогда без чувства благодарности - не душевно как-то. И от помощи никогда не отказывался - ведь если бы было тяжело, никто бы ее не предлагал, правда? Принимать помощь и тем самым признаваться, что с чем-то не справляешься, вообще не страшно. Но почему-то некоторые люди слишком горды, чтобы признать, что они не всесильны, и не все от них зависит.
Но да, вернемся к холодильнику. Итак, выбрать то, чем завтракать-обедать-ужинать, Ване было так и не суждено: в какой-то момент тишину квартиры, нарушаемую только гулом этого самого холодильника, разорвал вопль ее хозяина. Который громогласно звал... самого Иванушку. Он даже потянулся и специально выглянул в коридор - не отнимая руки от дверцы холодильника, конечно, - чтобы проверить, что ему не показалось, и у входной двери действительно происходит какое-то шуршание.
Пожав плечами, Иванушка прихватил с собой батон докторской колбасы под мышкой и, даже не проследив за тем, что дверца старинной чудо-техники не захлопнулась, а продолжила сиротливо покачиваться полуприкрытой, пошаркал старыми тапочками по коридору. Кажется, он сказал, знакомиться - значит, не один? Гости здесь бывали нечасто, но бывали: люди уходили и приходили - никто не задерживался дольше, чем на несколько дней. Ваня тоже временами пропадал, но затем снова неизбежно снова сталкивался со змеем и оказывался здесь. Хоть какое-то постоянство в жизни.
Поняв, что толпиться в узкой прихожей - не самая лучшая идея, опершийся было рукой об угол стены, Иванушка каким-то чудом припомнил то, на что поначалу не обратил внимание - и уж точно не воспринял как просьбу - что-то же Гор говорил об аптечке? - а потому почесал в затылке и завертел головой так, как будто забыл, где находится ванная. Затем все-таки развернулся к нужную сторону и отправился шариться по настенному шкафчику.
Ящик с лекарствами оказался достаточно увесистым - ну, еще бы, Муромский же людей спасает, - так что одной рукой не донесешь, но другая-то занята колбасой - тоже важно. Пришлось аптечку одним боком прислонить к себе, да так и держать, благо идти было недалеко - до ближайшей комнаты, обычно закрытая дверь которой ныне намекала, что ему именно сюда.
- Кто такая? - обратился он к Горынычу, кивая на девушку, когда его ноша была доставлена до дивана и брошена прямо там, а сам он попятился до кресла и присел на его краешек, все это время пытаясь откусить кусок прямо от палки колбасы, потихоньку обгладывая ее с одного края.

+1

7

Змей дышал чаще, чем обычно, и совсем неглубоко. Любое движение ребер и живота сопровождалось волной боли, эти накатывания становились все ощутимее с каждым мгновением, проведенным в безопасности. Адреналин отступал, и больше не защищал сознание от неприятных ощущений в теле. Думать еще о чем бы то ни было становилось сложнее, но в руках тяжелел пистолет, а в комнате или пока в коридоре – незнакомая девица со сломанной рукой. И Ваня тут нарисовался на входе. С целым батоном колбасы.
Правая мысленно: «Мне кажется, что он раньше ел меньше…».
«Так это он болел…» - отозвалась Левая, довольная тем, что кратковременная тишина в черепной коробке, наконец, была нарушена и не затянулась.
«Он – наркоман…» - напомнила Правая.
«Ну да… Все справляются с Явью, как могут… Думаете, съест все?»
«Маловероятно,» - включилась в мысленную беседу Центральная. Впрочем, даже если и съест, Горыныч не заметит. Еды в холодильнике всегда хранилось в достаточном количестве - то есть правда много. Это тело было компактным и человеческим, несмотря на неправдоподобный для него вес в сто тридцать кило, однако поглощало пищи не меньше, чем здоровый дракон. И времени… Если раньше Змей мог поесть один раз в сутки, то человеческий желудок не вмещал дневную норму, требуемую даже для поддержания минимальной активности, так что пришлось перейти на стандартный для Яви трехразовый режим питания…
«Выкинуть придется… перевод продуктов
«Так завтра доест…» - заступилась за Ваню Левая.
«А если подумает сбежать, то с собой дадим… на дорожку. Хорош стоять, пошли,» - вернулась к реальности Центральная голова.

Весь диалог не отразился ни в одном мимическом движении СветоГора. Он только коротко прошел мимо Ивана, по пути захлопнул дверцу холодильника и остановился у стола, откручивая от пистолета глушитель.
Сначала Горыныч хотел уничтожить оружие, но потом решил, что при имеющемся раскладе с Птицей с одной стороны и Соловьем с другой пистолет ему вполне может пригодиться. Так что он просто разобрал его на 4 части, убрал магазин с патронами на самый высокий шкафчик, а остальное смел в ящик стола, где хранилась разная кухонная мелочевка.
Гор тщательно вымыл руки по самый локоть, затем вернулся в комнату, где уже обустроились и девушка, и Ваня.
На вопрос последнего Муромский ответа не знал. Сначала тяжело посмотрел на Ивана, затем на гостью.
- Понятия не имеем, - честно откликнулась Центральная голова и подошла к незнакомке. – Покажи руку. Вань, кетанов найди. Он там где-то сверху.
Обезболевающего у Змея всегда было в достатке. Практически не роскошь и даже не «на крайний случай», а часть рациона питания.
Мужчина потянул руку, чтобы осмотреть перелом девушки, затем вынужден был присесть для удобства…и едва не взвыл. Бок полыхнул так, что в глазах потемнело, и Гор задохнулся, пошатнулся, но вовремя уперся в пол коленом.
- Извини… «сначала наденьте маску на себя, потом на ребенка…» - процитировала Центральная, не позволив двум остальным вякнуть ни слова. Муромский развернулся на колене, опустил второе и сунул обе руки в чемодан с медикаментами. Пачка кетанова себе, пачка брошена к Ване на колени, - ей дай три штуки, - Змей обернулся к незнакомке, прикидывая ее вес. – Лучше две. И воду. И выясни, кто она, - пауза. - пожалуйста… - в последней фразе сквозило раздражение боли, не имеющее отношение к кому-то конкретному. Гор вытащил хирургический пластырь, антисептик и бинт, с некоторым трудом встал на ноги и снова вышел из комнаты, чтобы скрыться в ванной. Только заперев за собой дверь, дракон позволил себе зарычать.
Какое-то время он ошалело пялился в перекошенное бледное лицо в зеркале, будто не узнавал себя.
- Хватит тянуть… надо обработать рану.
- Что же так больно? – выдохнула Левая, пока они стягивали свитер и футболку, скидывали их в ванную – промежуточная остановка перед мусорным ведром на пути к полной утилизации.
- Вроде мышцы разорвало, но только сверху. Не сквозная.
- Неплохо, но мы потеряли много крови!
- Значит, на ужин приготовим мясо…

СветоГор закинул в рот сразу пять таблеток обезбола, включил холодную воду и набрал ее в пригоршню прямо из-под крана, чтобы запить. Такая доза начинает действовать быстро. Ему нужна была только небольшая фора, только 15 дополнительных градусов поворота корпуса без искр в глазах. Впрочем, ему понадобилось всего минут двадцать на то, чтобы промыть рану, стянуть ее пластырем обычным, затем залепить сверху большим пластом хирургического, впитывающего влагу, чтобы ничего не загноилось. Бинт не пригодился.
Закинув в горло еще две таблетки, Муромский счел себя готовым вернуться в комнату.
- Как вы тут? – без особого интереса спросил Змей.

+2

8

За ту жизнь, которую помнит Кикимора, этот день можно смело отнести в список наиболее богатых на события.
Толкнули в песочницу , с промороженным песком, но тут она не в обиде - драться с шестерками Михаила непросто. Он всегда выбирал себе мощных ребят. Впрочем, новый знакомый Моры тоже не промах. Быстро разложил всех, и толчками и пинками довел до своего дома, даже можно рассмотреть относительно галантное отношение . Приятная неожиданность.
Честно говоря, пока они пробирались в квартиру , она удивилась, как дом еще не снесли. Протекающие стены, в подъезде - что на улице,- ветра гуляли и пели, точно в поле. Все здесь кричало о ремонте, интересно, а если анонимно поднять кипишь, что бы отремонтировали исторически значимые дома, как долго они будут скакать и хвататься за голову ?
Одной рукой снимать кроссовки оказалось тем еще испытанием, но Кики, пыхтя и скуля от боли справилась. И подняв глаза на своего спасителя вдруг поняла страшную вещь - она понятия не имела, как его зовут! Как в школе - "простите пожалуйста"?
Зато то, что здесь еще один человек по имени Иван - это хорошо, хотя бы что-то она знает...
Иван тоже был своим. Худой, с безумными глазами, он, казалось, смотрел на все сразу и ничего не видел. Или, напротив, видел все, но то, что было важным - нет. В руках, словно скипитр, Ваня держал целую палку колбасы. Отсюда не очень понятно, какая, вроде докторская....Море вдруг стало его безумно жалко. Потеряшка...впрочем, как и она, как и , возможно, её спаситель.
Пробравшись к дивану, ее усадили для осмотра. Глаза девушки приметили ладонь в крови. Не ее. Пахнет иначе. Но если какие-то сомнения еще оставались , то после этого стало всё понятно. Может не лицом к лицу, но виделись. В другой жизни. Быстро ее осмотрел, выдал Ивану указания, ушел в глубь квартиры.
Самому, наверное, обработать рану догадалась Кики.
Таблетки были горькие, Иван не сразу понял, что надо дать воду - пытался вручить девушке колбасу на запивку.
-Иван, я конечно, польщена, что вы отдаете мне настолько ценный артефакт, но можно попросить о воде? Кики очень старалась не звучать как фифа с рублевки, и не очень обидно, вообще хоть как-то вменяемо. Не уверена.
Ваня кивнул, ушел на кухню и притащил бутылку с соком. Ну хоть что-то....
Из глубины квартиры послышался рык, звериный, глубокий. Кикимора вздрогнула.
-Эм...это у вас кто?- не удержалась от вопроса девушка
Иван смотрел на нее стеклянными глазами. Девушка вздохнула, диалог явно будет очень долгим. Горечь таблеток осталась в горле, но только благодаря ней она как-то ещё цеплялась за реальность, не падая в объятия Морфея. Но, чесслово, полынь приятнее!
Здесь было тепло,  даже уютно, не смотря на пугающий Ванин взгляд. Оценивает?
Кикимора вздохнула, ( который раз за вечер?), нашарив здоровой рукой какое-то покрывало, девушка попыталась укрыться. Цели уснуть не было, но боль давала задний ход, истерика пока не накрыла. Видимо, шок. Состояние коварное, у нее так уже было.

В детдоме, конечно, бывали стычки (но без сломанных рук), но нос и пальцы ломали, на адреналине у нее включались просто нечеловеческие силы, скорость и обострялись инстинкты как у кошки. Только когда она останавливалась, отсыпалась у нее начиналась истерика. Показательная, со слюнями и соплями и литрами алкоголя.
Но это потом, не сейчас.

+2

9

На автомате Ваня открыл коробку и начал перебирать блистеры без упаковки, вчитываясь в названия, отпечатанные на фольге. Только сейчас он начал замечать, что гости-то малость... потрепанные, да, неспроста же Змей просил принести аптечку. Сам он так и вовсе весь в крови, да и девушка... да что у них такого произошло?!
Различив на одной из тонких пластинок часть нужных буковок, Иванушка молча протянул полупустой и слегка помятый блистер Горынычу, легонько тыча его острым краем. Впрочем, кажется, Гору было не так чтобы до него, потому как тот практически рухнул на пол. Ваня беспомощно таращился на него не то чтобы как Дурак, ведь он таковым и являлся. Тем не менее, успел усвоить, что Змея в такие моменты лучше не трогать, и он как-нибудь сам. Хотя тот являлся в дом в таком виде, ну, не каждую неделю - и то уже неплохо.
Еще одна пачка таблеток упала к Ване на колени, пока он продолжал держать уже початую пластинку у себя в руке. Ну, а он что? Просто продолжает смотреть на бело-желтую коробочку и рассеянно откусывает от края колбасы, пропуская мимо ушей, кому и сколько таблеток там нужно выдать, но на всякий случай кивнув, продолжая смотреть в пустоту. Затем Змей исчез в глубине квартиры, оставив его наедине с незнакомкой, которая имела связи с реальностью побольше, а потому явно чего-то от него ожидала. Что, впрочем, Ваня заметил не сразу — а когда понял, не имел идеи лучшей, чем ей помочь, и протянул самое дорогое, что у него было — палку драгоценной колбасы.
- А, - да, неувязочка вышла, но ведь с кем не бывает - Ваня вот не особенно и смутился. - Воды, да, воды... - пробормотал он себе под нос, поднимаясь и шаркая в сторону кухни. Как будто это могло ему помочь лучше запомнить, что ему нужно. Вернее, не ему, а девушке, сидящей в комнате.
Ваня наугад открыл пару подвесных шкафчиком, но чашек и даже стаканов ни в одном так и не обнаружил. Когда-нибудь он, может быть, запомнит, где находится вся посуда, но сегодня на этом пока ее поиски бросил. И потом, не наливать же гостье воду из-под крана, она же вся ржавая.
Окинув взглядом кухню, Иванушка заметил на подоконнике пакет сока с чем-то красным. Смородина? Или что-то заморское? Хотя неважно ведь, для утоления жажды сгодится, а что ему сейчас еще нужно? Вернее, не ему, а ей. В любом случае, дошаркал до подоконника, сцапал пакет с соком и вернулся обратно в комнату, где присел на прежнее место и вручил свою добычу незнакомке.
Выполнив все, что от него требовалось - или, по крайней мере, что он смог запомнить, - Ваня снова «завис», глядя куда-то даже не столько на девушку перед собой, сколько сквозь нее, а то и куда-то внутрь себя. Так и понял-то не сразу, что его снова о чем-то спросили - чудом только не столько вспомнил вопрос, сколько удачно угадал с ответом.
- А... это Гор, - ответил он, проморгавшись. - А я Ваня, - хотя, она же в курсе и уже называла его по имени? Или нет? В любом случае, сказал и сказал. Может быть, она тоже представится в ответ? Даже если и нет, ее право, он так считает.
Да и что ему с имени, которое наверняка вылетит из головы спустя пару минут.
- Мы тут, - подтверждает Иванушка, стоит Змею снова засветиться в дверном проеме, хотя вопрос, кажется, заключался не в этом. Но за гостьей он уже все равно толком не следил и снова взглянул на нее уже почти с удивлением, как будто не ожидал здесь кого-то увидеть. - Колбасу будешь? - все еще невпопад, то есть - в своей обычной манере обратился он к Горынычу, протягивая ему уже несколько раз надкусанный батон.

+2

10

Гор....Странное имя. Но хотя бы известно, как обращаться к спасителю. Девушка поморщилась - обезбол еще не подействовал. Голова начала проясняться, и судорожно надо соображать, что делать дальше. Ребята не вызывали какого-то иррационального страха, как иногда бывает, когда куда-то очень часто вляпываешься. Но подводить их не очень хотелось, потому что вопрос времени - через сколько ее найдут.
Иван и Гор ей нравились. Ваня сидел, обняв несчастную палку колбасы, периодически от нее откусывая, на коленках были рассыпали блистеры,  аптечка стояла открыта  - убрать которую они оба не в состоянии по разным причинам. Накуренный он или что-то посерьезней? В детдоме ребят, которые баловались подобной дрянью, Кики сторонилась. Не, проба пера была, но словив жесткие галлюцинации  и найдя себя в странном месте, в окружении людей, которых она даже по имени не знала, решив для себя раз и навсегда, что бегать от реальности она будет другим, более легальным способом.
Кики еще раз осмотрела комнату - тараканов нет, пушистых вредителей тоже, мебель  разномастная, но вполне пригодна. Ни салфеток, ни свечек, ни сухоцветов в вазочках... Сразу видно - холостяки. Женщина здесь редкая птица. Если они вообще бывают...
Молчание стало неловким.
Откашлявшись, девушка решила заговорить
-Спасибо, Вань, - наверно, надо было представиться? Не часто она в таких ситуациях была и слава богу - Меня Кики зовут.
Имя Мора было как альтерэго, как щит. Когда включалась Мора, страшно становилось всем - по коже шел мороз от ее взгляда, люди сбегали с пути - только дай дорогу. Ни страха, ни предрассудков у нее не было - ради собственной безопасности убьет любого. Кики все еще отдавало болью - слишком много - увы, не живых уже - людей ее  так называли. А придумывать вымышленное имя при ребятах не хотелось. Сантименты не очень хорошая черта в ее ситуации.
Разберемся.
Кики поплотнее закуталась в плед - отопление здесь не очень, да и из окон немножко дует. Из ванной перестала шуметь вода и спустя пару мгновений появился ее спаситель.
-Спасибо, Гор. - девушка кивнула, смотря прямо ему в глаза - Я сейчас немножко оклемаюсь, и пойду... Не хочется вас напрягать. Ты и так спас мне жизнь..
Без знакомых, без плана.. зато у нее припрятан фальшивый паспорт и есть наличка. Не привыкать.

+2

11

- Спасибо, Вань, - умилилась немного Левая его щедрости, но Правая и Центральная не готовы были сейчас делить ни трубку мира с кем бы то ни было, ни тем более колбасу. Голос, к счастью для Горыныча, прозвучал спокойно. – Ешь. Мы верим, что ты справишься, - и Змей кивнул, придавая своим словам веса.
«Не справится… Выбросим,» - буркнула Правая в черепной коробке.
«Ну и что…» - улыбнулась Левая, чуть «улетая» под действием 7 таблеток обезболивающего.
- Мы не голодные… - пока Гора в основном тошнило, есть действительно не хотелось. И после «свидания» с Птицей по идее кусок в горло еще с неделю не полез бы, но такая потеря крови оправдывала резкое повышение стрессоустойчивости.
«Помню кто-то из ребят жарил колбасу, разрезав ее на 4 части…толстыми такими кусками…»
Центральная голова торопливо вынырнула из потока сознания Левой (вот они плюсы трех сознаний – хотя бы одно всегда вменяемо) и повернула голову к девушке.
«Она уже знает наше имя,» - заметила Правая, тоже возвращаясь из мутного бульона действия таблеток.
«Мы бы все равно представились,» - не прозвучало в ответ. – «Возможно, даже назвали бы полное имя…»
«Наше полное имя написано на куртке. Она могла заметить…»
Мда… неприятно получилось.
- Пожалуйста.
Змей повернулся к аптечке и сканировал ее взглядом, будто надеясь увидеть насквозь. Что искал? Сознание уже слегка затуманилось, но он держался.
«Зато не больно почти,» - заметила Левая.
- Хорошо. Тебя никто не держит, - спокойно проговорила Центральная. Горыныч не смотрел ни на девушку, ни на Ваню, а потом почти резко обернулся, осознав, что даже не понимает, от какой болячки лекарство для девушки он ищет. Однако в этот раз Змей был умнее. Он придвинул поближе к дивану стул, сел на него и протянул незнакомке широкую ладонь. – Давай я пока осмотрю руку…. Куда пойдешь?
«Перелом,» - поморщилась Правая. Гор даже толком не ощупал травмированную конечность девушки, но ему и не надо было. Змей просто знал. В Нави он всегда четко ощущал, насколько то или иное существо мертво или живо, знал о его боли, мог мертвых через мост переводить. Здесь моста не было, но и мертвые время от времени к жизни возвращались. А уж перелом не заметить можно было только на расстоянии полуметра от девушки.
«Перелом…» - подтвердила диагноз центральная и повторила его вслух, бережно опуская руку девушки, которой едва коснулся Змей, на ее колени. – У нас нет шины, но есть жесткий фиксатор почти до локтя, - то ли девушке и Ване, то ли себе сообщил Горыныч.
«Пойдет… Не ножкой стула же руку фиксировать…» - разумно съязвила Правая, раздраженная, будто спасенная начала капризничать, что не имело к реальности никакого отношения.
«А еще у нас есть старые кресла с подлокотниками, как в мультике,» - заметила Левая, поделившись в черепной коробке еще и картинкой с соседними сознаниями, а то они явно не сразу поняли, о каком мультике и креслах речь. Остальные от комментариев воздержались, в голове снова повисла пауза.
«Ок.»
Гор уже наклонился над аптечкой, ощущая легкое головокружение, в поисках фиксатора.
- Так куда пойдешь? - провожать ее ни одна из голов не подумала бы предложить. И так в дерьмо вляпались. - Что им скажешь? Поскользнулась? – сам спросил, сам подсказал. Он зачем-то пытался вспомнить, хотел ли уйти Ваня, когда Горыныч впервые приволок его в свой дом. В задумчивости он поднял взгляд на Ивана, даже нахмурился, но тут же зажмурил один глаз и быстро сморгнул, пока на ресницы того глаза, в котором голубая линза закрывала собой желтую радужку с вертикальным зрачком, не выступили слезы.
«Видимо, умываясь сместили…» - подумала Левая. – «Снять бы…а то глаз покраснеет… неприятно…»
«Без разницы… Скорее всего уже покраснел…» - огрызнулась Правая, но влагу в уголке глаз никто не стер.
Гор достал незапакованный ни в какой пакет фиксатор.
- Вань, принеси таз с водой и полотенце маленькое, - руку хотя бы нужно было протереть.
Иван медлил, Змей молчал. Привык уже, что соседу нужно время, чтобы речь человеческая проникла в сознание и добралась до лобных долей. Ничего... Они уже никуда не торопятся. Разве, что девушка... Как она сказала ее зовут?

+2

12

Знаете, как ловят лжецов? На самом простом, очевидном. Просто потому, что они думают о сложном, заковыристом, продумывая все, а самое простое уходит на  фон, дескать - ну але, какой размер белья, ну ты чо?! Очевидно же! А когда опытный следователь\детектив понимает, что за смехом прячется паника - лжец ломается как орешек. Так что Гор прав - надо было придумать правдоподобную причину, почему миловидная дама со сломанной рукой пришла одна в больницу.
Навести на них морок - устанешь. Сил сейчас нет, да и надо оставить, когда ее найдут - надо прятаться, бежать и думать. Да идти правда было некуда. Квартиру матери успешно продали, в гнездышке, где они были с Андреем, скорее всего, ее уже поджидают, и вообще не понятно, что он им успел рассказать, и успел ли.
Молодой человек со знанием дела осмотрел ее руку. Перелом - так перелом. Это минимум дней 10 сращиваться будет. Даже при ее хорошем обмене веществ и регенерацией.
Шина до локтя? Отлично.
- До локтя так до локтя...- она  уже смирилась со своей участью. Хотя такие переломы и травмы у нее были впервые. За столько лет. Интересно, это можно считать достижением? Оставалось решить ряд вопросов, и понять, сколько времени ее будут искать. Хотя.... Если они ее найдут, то поиски прекратятся. Ну, не совсем ее.  Руки у нее уже по локоть в крови - не привыкать. А таких девочек по Питеру хоть соли, или попросить в морге нечто на нее похожее..... Михаил туда не полезет - он ненавидит смерть, и все свои грязные дела делал через кого-то. А самый отбитый в этом плане человек лежит или в том же морге, или с очень сильной травмой. Амнезия там точно будет. Разберется. Большая девочка.
  Человек, у которого она делала документы, скользкий тип. Одно в нем хорошо - своих клиентов не продает. Репутация в его деле - дорогое удовольствие. Может, он и с жильем поможет, а потом в какой-нибудь тихий город, рядом с водой...
- Скажу, что сбили на велосипеде - уехали и повели себя свиньи. А мне пришлось вот ковылять  до больнички своим ходом.
Надо только...
- Девушка, спохватившись, посмотрела на Гора - а можно попросить проводить до одного места? Возьму паспорт, деньги и  я тебя там же отблагодарю и исчезну навсегда из твоей жизни....Вашей - глазами указывая в сторону коридора, куда ушел Ваня.
Гор выглядел не лучше, чем она, уставший, видно, что работает на автопилоте, интересно, а он спал вообще? Вон - глаза покраснели.... Ему бы отдохнуть, а он тут с ней, как с царевной, возится...
Город, который она обожает, скорее всего, прямо сейчас, просто кишит людьми Михаила, как крысами. Невольно вздрогнула от ужаса. Надо будет поработать над внешностью. Волосы покрасить, линзы... Если получиться - хотя бы визуально изменить рост и комплекцию. Или вообще - мальчиком нарядится. Надо только волосы постричь и голос уронить.
В таком состоянии думать сложно. Обезбол начал работать и Морфей жадно тянул к ней свои нити.
-Я посплю немножко? обезболивающее начало работать.....
Не дождавшись разрешения - Кики сдалась под натиском сна.

Отредактировано Kikimora (13.02.22 15:02:21)

+2

13

Кики. Странное имя: таких Ваня ни здесь, ни там не встречал. Там - это в Нави, конечно же. Но что он, в сущности, знает? Ни на что не претендовал, иначе бы не заслужил прозвище Дурак, которое и не думал оспаривать. Лучше уж признаться себе в этом самому - худа не будет, а решают пусть лучше те, кому кажется, что им виднее.
За дальнейшим происходящим Иванушка наблюдал молча, переводя взгляд с одной на другую и обратно. Суть происходящего уловить было сложно - он же не знал, как Кики со Змеем встретились, почему он решил привести ее сюда. Вернее, это-то было очевидно - помочь хотел, Горыныч всегда помогает. С Ваней происходило то же самое. И со многими другими, кто появлялся в этой квартире и так же спонтанно и быстро исчезал. Задерживался надолго только Ваня - больше рецидивистов не было, во всяком случае, настолько завсегдатайских.
Ваня моргнул, когда хозяин квартиры снова обратился к нему за помощью - воду налить и принести, на этот раз в таз. Посидел еще немного, как будто нужен был отдых, прежде чем начать что-то делать, затем приподнялся и снова зашаркал тапочками в сторону ванной, где, как обычно, не было света - но хотя бы не ночь на дворе, иначе задача перед ним стояла бы та еще. Горыныч-то все видит и в темноте, а Иванушка просто человек.
Когда он вернулся, Кики уже провалилась в сон. Тем не менее, тазик он ставит на пол перед Гором - полотенце тут же, немного намокло оттого, что висело на бортике таза, но совсем несильно.
- Она наша, да? - обращается он к змею, аккуратно усаживаясь на самый краешек облюбованного ранее кресла и подавшись вперед, поближе к змею, чтобы ненароком девушку не разбудить.
Что-то такое он почувствовал еще тогда, когда впервые увидел их обоих в коридоре - все-таки у навских абсолютно своя аура, которую ни с чем другим не перепутаешь. Иванушке было сложно различать дальше этого - да и не мог он знать абсолютно всех, ведь Навь тоже велика - может быть, поменьше Яви, но все еще есть где разминуться. Возможно, он бы не узнал даже кого-то из тех, кто был ему близок, встреть их сейчас здесь, в Петербурге.
Горыныч же тоже это чувствует? Стал бы ей помогать, если бы не этот факт?
- Думаешь, уйдет? - все отсюда уходят - просто место оказания помощи, перевалочный пункт, временное убежище. Для многих, кроме Вани, разве что. Он-то так уж случилось, что в других местах временно, а здесь оказывается с завидным постоянством, хоть и никогда этого не предполагал.
Конечно, у Кики наверняка была своя жизнь. Хотя ощущалось в ней что-то такое, как будто стало некуда идти, оборвалось. Так ли это - или просто морок?
- Ты в порядке? - по Горынычу было видно, что нет, что тоже пострадал и еще держится. Но, может быть, Ваня чем-то может ему помочь. Ведь вопрос так бы и должен был звучать, если бы Иванушка подумал над ним чуть подольше: «Тебе помочь?» Пусть и мало что умеет, но порой желание важнее способностей, особенно когда других вариантов нет.

+2

14

«На велосипеде сбили,» - зафиксировала в сознании Центральная голова.
«Весной?» - скептически откликнулась Правая. «Ну да… можно еще сказать, что работает в доставке самоката какого-нибудь или яндекс.еды…» - не вслух, но по возможности поддержала новую знакомую Левая. Левая вообще всегда относилась к людям с пониманием. Старалась. В отличие от двух других. И с большей фантазией, наверное.
Центральная пожала общими плечами. Велосипед так велосипед. Какая им разница-то по-хорошему.
А вот следующая просьба Гора напрягла. «Проводить до одного места» за «паспортом и деньгами» девушку, за спасение шкурки которой сегодня уже схватил пулю? Она его за кого принимает?!
«Она думает, что мы – хороший парень..» - сообразительно заметила все больше растекающаяся по сознанию из-за большой дозы обезбола Левая. "Она ошибается."
СветоГор задумчиво покивал, глядя в сторону.
- Нет, Кики, никуда я с тобой не пойду… Не делай из меня героя.
Но девушка, пока он тормозил с ответом, уже прилегла и задремала. Ну и бог с ней. Все славянские боги разом.
Змей окончательно опустился на колени и облокотился спиной на угол какого-то комода. Он прислушался к шуму воды, но Ваню и не думал торопить. Да, сейчас надо будет наложить шину, но Кики не обязательно быть в сознании для этого. Так что не к спеху. И сами посидят… Однако, когда помощник вернулся, Горыныч на автомате передислоцировался и занял положение поудобнее, чтобы протереть пострадавшую руку и упаковать ее, как следует.
- Наша? – ответил Змей тихо, как его собеседник, и чуть заметно хмыкнул. А парень же дело говорит, Гор сам не подумал на это внимание обратить. «Устали мы…» - тут же нашла оправдание общей невнимательности Левая голова. «От баб неадекватных мы устали…» - огрызнулась Правая, поминая недобрыми словами Птицу со всеми ее обаятельными улыбками и замашками от Соловья, которые, похоже, передаются половым путем. Теперь вот ЭТА радость свалилась на их голову. «Надо было выбрать район поприличнее. Мутное место – Петроградка, дворы эти все…» – Похоже на то… А ты – молодец, - вдруг похвалил Ваню хозяин квартиры, не отвлекаясь от своего занятия, - заметил… - тут можно отметить, что Горыныч вообще далеко не сразу чувствовал «своих», навских. Видимо, и без того «одаренный», лимит везения и способностей исчерпал, оказавшись в этом липком, как паутина, городе.
Кики не реагировала на манипуляции с ее рукой, дыхание девушки выровнялось, замедлилось. Видимо, действительно уснула.
- Хороший вопрос. Нам всем будет лучше, если уйдет. Она тут попросила… - Змей нахмурился и запнулся. Странное что-то творится. Сначала хвалит Ваню, теперь вот откровенничает, а не угрюмо молчит по классике драконьего жанра. - …чтобы я ее проводил за документами и деньгами. Кажется, думает, что мы тут всех направо и налево спасаем, а потом сопровождаем, защищая от парней с оружием, которые застряли головой в 90ых, - а 90ые Горыныч отлично помнил. Он ведь именно тогда пришел в Явь, чтобы в ней застрять. Откровенно говоря, он не то чтобы слишком сильно отличался от тех самых парней из начала его жизни в Петербурге. – Я в норме, - Муромский покосился на заклеенный бок. – Зарастет через пару дней. Я довольно живучий. Только очень хочется жрать
А еще желудок взвывал от полудюжины таблеток кетанова, закинутых прямо в желудочный сок вместо завтрака, обеда, ужина.
- Осилишь яичницу? – в голубых глазах даже блеснуло что-то хищное, истинно голодное. - Ты же не всю колбасу съел? Или всю?

+2

15

- Наша, - подтверждает Ваня.
Их здесь таких не так много, но ведь тянутся. Свои к своим, неосознанно, а мир берет и сталкивает. Как разные полюса магнита, хотя вернее даже просто стружку - сколько их здесь таких, а ведь кучкуются. Сами того, может, и желая, но специально ничего для этого не делая. Гор и Ваня-то уж точно.
Хороший вопрос, на который ответ, вероятнее всего... Иванушка ничего не знал о Кики, но немного знал Горыныча, так что мог догадаться, что как бы Змей сейчас ни сетовал, что девушка слишком многого от него просит, но ведь пойдет спасать. Всегда спасает: такой уж он, этот Горыныч. И профессию здесь, в Яви, неспроста такую выбрал. Это только дома был почти что местной страшилкой.
А ведь это было не так, он бы Кики и сюда не приводил. А теперь как же: привел, забинтовал, оставил отсыпаться, а дальше - все? Несет же ответственность - это даже Иванушке нетрудно понять, хотя где он, а где ответственность. Еще с местными можно было бы пораскинуть мозгами, что, может быть, и правда скатертью дорога на следующий день, как проснутся. Но не с навскими. Не с навскими.
Так что, подсказывало ему сердце, надолго здесь Кики. Похожее тянется к похожему.
Но своими мыслями с ближним Иванушка делиться не стал. Покивал только в ответ на то, что с самим Горынычем все в порядке - если не сейчас, то будет в ближайшее время, куда он денется. И неважно, что змей этого никак не мог видеть.
Вообще-то, Иванушка думал было уведомить Гора, что кто как, а он вслед за Кики на боковую - кажется, встал же совсем недавно, но пример оказался заразительным, да и что еще делать. Хмурое небо навевало мысли о замедлении времени и как будто уговаривало, что поддаться лени и желанию ничегонеделания - хорошая идея.
Но сам же вызвался с помощью - впрочем, он и не жалуется, яичницу так яичницу. Пошарил глазами, что была же в самом деле с ним вместо колбаса, и действительно: забилась между подушкой сиденья на кресле и подлокотником, Ваня на ней практически сидел. Подобрал ее, осмотрел как-то немного даже потерянно, да и вручил Горынычу. А сам тяжело встал и местным привидением снова направился на кухню, приговаривая себе под нос:
- Хорошо, яичницу так яичницу, - пару яиц разбить - нехитрое дело, хотя принимая во внимание габариты Гора, проще уж сразу штук пять. А пару уже за себя присоседить, раз уж все равно взялся за готовку.
Чиркнул спичкой, зажигая конфорку. Слой поскрипывающего от жара белка в сковороде, надо сказать, выглядел внушительно - толщиной с небольшую книжку. Ну и пусть себе греется, а Ваня здесь на табуретке рядом посидит, посторожит. В окно посмотрит, где во дворе гоняется друг за другом даже пара детишек, а кошка на вершине горки за всем этим наблюдает.

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » трое


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно