ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » на недельку


на недельку

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">на недельку</span>

<span class="data">Канзас, Смолвилль / 2020</span>

<div class="episodepic" style="height:250px;">
<img class="image first" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1666/454331.png"/>
<img class="scale" src="https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1666/127603.png"/>
<style type="text/css">

.episodepic img {
border: none !important;
}

.image.first {
display:block;
position:relative;
transition-duration:0.96s;
z-index: 1;
max-height: 250px;
border: none;
}

   .scale {
    position:absolute;
    z-index:9999;
    transition: 1s;
    left:0;
    bottom:0;
    right:0;
    top:0;
opacity:0.00;
border: none;
}

.scale:hover {
    transform: scale(1.2);
    position:absolute;
    z-index:9999;
opacity:1;
border: none;
   }

</style>
</div>

<p>
<span>
Tim, Conner
</span></p>
</div>
[/html]

Отредактировано Conner Kent (26.05.22 23:03:21)

+1

2

[indent] Тим помнил о собственном предложении, честное слово помнил, но это всё как-то слишком быстро отошло на дальний план. Ведь, с возвращением Коннера, он снова обрёл свою полную функциональность и, конечно же, остальная часть семьи не могла не начать это использовать. Помоги тут, подстрахуй там - и почти каждая ночь оказалась занята работой, тогда как днём - заключение контрактов, перепроверка работы отдела маркетинга и кибер-безопасности и постоянные советы директоров, на которые его чуть ли не за шкирку втаскивал за собой Люциус Фокс. Этого всего было так много, но это было такой привычной уже рутиной, что Тим даже не заметил как пронеслось время с чужого возвращения.
  Ему казалось, что, ну какая-то неделька. У них же всё в порядке? И здоровье Кента вместе с его способностям восстановились полностью, так что впадая в привычное уже русло - Дрейк совершенно перестал замечать течение времени и приближение смены сезонов даже.
   Пока одним утром не увидел сумку, что стояла у подножия кровати. С небрежно сброшенными туда футболками и джинсами. Его.
Он хлопает глазами, замерев на середине движения потягивания. Его выселяют из его же квартиры? Что происходит?
   Открыв рот он поворачивается к Кенту, которого ожидает найти на другой стороне кровати, но видит лишь часы, которые своими бессердечными светящимися палками говорят ему, что он проспал свою работу.
   А потому он подрывается на ноги мгновенно и, грациозно перепрыгивая через раскрытое чёрное нутро зловещей сумки, мчится в сторону ванной, подхватывая первые попавшиеся джинсы. Нужно всего-то вызвать такси, почистить зубы и придумать какую-нибудь наиболее приемлемую отмазку почему это он умудрился проспать работу. Ну и, не плохо было бы, хотя бы намекнуть Коннеру, что его очень интересует что это за фигня с чемоданом. Да, определённо то, что стоит сделать лично и до того, как умчится на работу.
- Кон, флуфай, - высовывается из ванной в одном носке и с зубной щёткой во рту, чтобы понять, что в гостинной его нет. Сводит брови к переносице, откровенно не понимая что за перформанс и почему, если его вызвал Кларк, он даже не написал смс? .. Не написал же?
  Телефон остался где-то на прикроватной тумбе, но прежде чем за ним возвращаться, Тим на удачу решает заглянуть в кухню. И встречается там взглядом с воркующим над подносом с кружками Кента.
   Судя по взгляду того - он не очень-то и доволен тем, как Дрейк сейчас выглядит, и Тим не может его винить - воронье гнездо на голове и зубная паста, что пеной стоит вокруг рта. Ну и, конечно, единственный носок как финиш всего этого "фэшн лука".
- А фто проифходит? - достаёт зубную щётку изо рта к финалу своего вопроса, отчаянно стараясь не проглотить всё то мыльное, что во рту находилось. Доходит до кухонной раковины и наконец сплёвывает, умывая быстро лицо. - Что за сумка? Почему ты меня не разбудил? - звучит несколько более обиженно, чем он ожидал, но его правда очень беспокоит это всё. Особенно сумка и то, что в ней лишь его вещи.
    То, как Коннер прекрасно смотрится в его кухне с его кружками - это, пожалуй, ну, так, по мелочи, противозаконно и жить с этим чуточку сложнее, чем он себе представлял. Но он как бы опаздывает на работу. И сегодня даже не суббота - часы на умном холодильнике подтверждают то, о чём он думал - сегодня среда. Среда, 11 утра по Готэму, а он всё ещё не в головном офисе фирмы. В одном носке. Не понимает в чём вообще дело.
   И если с его собственного лица хмурость из-за переживания - ушла, не оставив и морщинки на лбу, то появилась на лице Кента. И это Тиму не нравилось.
  Он вообще был не в восторге, когда Супербой был чем-то не доволен. Ну, кроме тех случаев, когда тот злился на видеоигры или при просмотрах матчей любимых команд. Тогда он даже выглядел мило.
  А вот когда он начинал злиться на самого Тима - тому было максимально не по себе и он отчаянно пытался придумать тут же как ему загладить вину.
  Но, знаете что? Безумно сложно придумать как исправить ситуацию и извиниться, когда ты банально не в курсе, а за что вообще надо извиняться, ну, вот, понимаете? И именно в такой ситуации он находит себя прямо сейчас. Напряжения, конечно же нет. Пока нет. Потому что затянувшаяся пауза и тишина, повисающая в комнате - бесит и раздражает до пределов и без того не особенно здоровой нервной системы Красного Робина.
   Он делает вдох, и шаг навстречу Коннеру, осторожно беря его ладонь в свои. - Я прокосячился, да? - начинает осторожно, виновато поднимая глаза на чужие.
  Коннер говорит о поездке. И паззл пускай и не собирается в цельную картинку, но уже хотя бы обретает какую-то форму и рамки, столь необходимые для определения контекста ситуации, в которой этим утром Тим себя обнаружил.
   И, стоит ему только открыть рот, чтобы напомнить, что в будние ему очень сложно отпроситься и, наверное, стоит выбрать какую-то дату в рождественские каникулы, наверное, как Кент аж закатывает глаза, и вручает ему кружку с кофе.
   А потом заявляет, что взял для него, Тима, отпуск. И переносить они ничегошеньки не будут. Так что - ему лучше собираться. И этот тон, которым Коннер безапелляционно говорит все эти вещи Тиму - заставляют его нахохлиться и захотеть что-нибудь язвительно-острое брякнуть в ответ. Например - А иначе что? Ты меня за шкирку потащишь?
  Чужое "если придётся" имеет на Робина достаточно противоречивый эффект. Он, как бы, должен бояться применения силы со стороны Супербоя по отношению к себе, а с другой - в его глазах явно загорается не добрый огонёк возбуждения. И ни капли не его вина, что эта фраза прозвучала именно так, верно? Это всё Коннер Кент.
   Тим говорил, что его обожает?

+1

3

Тим, конечно, предлагал геройский отпуск. Но даже тут частенько упорхал в темноту Готэма. А уж про "никакого Готэма" и говорить нечего. Коннеру следовало поспорить с самим собой, что эта птичка заработается, потому что так и произошло. Кент должен был понимать это - отдых им все же только снился. Но все же. Снова раздельные миссии, снова работа Тима. Намеки Кона казались слишком намеками, наверное, хотя Роб просто выглядел постоянно занятым. Последней каплей становилось то, что у Тима вообще не было свободного времени (или тот старательно его занимал) даже утром за водными процедурами и завтраком. А это, между прочим, единственное время, где точно нет патруля или работы. Тот ускользал из объятий с какими-то вечными "надо идти", и в такие моменты невольно действительно чувствуешь себя лабрадором, потерявшим внимание вовсе.

Поэтому, наверное, этой ночью ему не спалось. Хотя Дрейк тихо посапывал на другой части кровати.  Кону казалось это настолько простым. Один из директоров Уэйн Инк. способен взять себе недельный отпуск. В Готэме, где даже сейчас преступниками занят кто-то из семьи Тима (и Кон это точно знает), тоже ничего не изменится от его недельного отсутствия. Тут, конечно, есть ряд страхов все же, но страх потери - постоянный спутник в их жизни, стоит ли постоянно его кормить?

А, еще вчера звонила Ма. И даже из этого короткого диалога Коннер выловил для себя, что Кентам бы не помешала помощь. Поэтому утром он все же решил на практике выяснить, так ли им легко бросить Готэм и уехать на неделю. И знаете что? Да! Хотя, возможно, все дело в убедительности криптонца, или его харизме - да не суть.

Настроение при этом было странное. Какое-то воодушевление с примесью неуверенности. Ну это как знаете, когда точно уверен, что при пробуждении Тим начнет упираться. Все же Коннер знал его не в первый день. Смягчающим обстоятельством здесь было то, что и самого полукриптонца Тим знал не в первый день. Битва Титанов и вот это вот все. Короче, Красному придется уступить, потому что Кон на этом поле будет стоять до конца.

Кент поднимается и передвигается больше по воздуху, так выходит беззвучнее. Сумку он находит сразу, хотя они ей и не пользовались. Наверное, начинать складировать рандомные вещи в сумку с мыслями "это он носит часто, значит нравится" и "а это просто выглядит круто" - не очень. Но, во-первых - так для птицы станет все очевидно, а во-вторых, это запасной план на упирающегося Робина. Взять его за шкирку, вместе с сумкой и запихнуть в тачку. Если не хочет убиться - водить будет сам, а если хочет - все равно сам, потому что упираться для него - не идея, не засчитано.

В один момент полки с футболками и джинсами заканчиваются и остаются вешалки. Кон чешет нос с мыслью, что это добро помять в разы легче, даже если учесть, что уже косится на клетчатую рубашку, и решает все же пока оставить это занятие. Все же Робину надо очень постараться, чтобы сбежать от него, да и вряд ли до этого дойдет, давайте честно. Ничего плохого Кент не предлагает, а то, что Тим сейчас спит, показывает - что и вовсе идея была в корне хорошей и необходимой Дрейку. Только один человек в Уэйн Инк., наверное, представляет, насколько. Барт все еще, пускай и шутливо, не верит ему, что Красный Робин вообще спит, но если когда-то эта забота была дружеской без шанса контроля, теперь - нет.

Коннер даже подружился с кухней. В любом случае, мука точно не будет подло его атаковать. Готовить завтрак на этой кухне стало привычно. Хотя он все еще готовил, как холостяк, но, поскольку скоро увидит Марту Кент, просто не имеет права не набраться уверенности.

Коннер слышит, как Тим проснулся, правда не спешит обратить на себя внимание, как делает это каждое утро. Нет, вместо этого тратить дополнительные минуты на кофе. Тим все равно доходит до него сам. - Потому что тебе надо было выспаться, - Коннер складывает руки на груди, чувствуя, как растет недовольство. Нет, ясное дело, что Тим в пункты его коварного плана не посвящён. Но мог же просто остановиться и довериться.

Нет, Кент не то, чтобы злился. Он вообще не помнил, когда действительно злился на Дрейка в последний раз. Но ему не дают красноречиво молчать, беря за руку. Это и взгляд глаза в глаза как-то активирует пояснительную бригаду, если что. - Мы едем к Кентам. Ты сам предлагал, помнишь? Марта в курсе, эти твои директора тоже, кстати, ты в отпуске, я все устроил. Ему кажутся объяснения вполне себе полными, поэтому он просто отдает птице кружку с кофе, и улетает в комнату, чтобы продолжить свою славную миссию. На чужие слова глаза закатываются сами собой:

- Если придется. - Коннеру на миг приходит идея вообще усадить птицу в автобус. Сам Кон в автобусах ни разу не был. Но знает, что там много людей. Ладно-ладно, такой ребяческий настрой спадает с Кента сразу же. Тим и без того вряд ли представляет все аспекты фермерской жизни. - Лучше скажи, синяя или красная, - он появляется перед глазами Тима, держа две вешалки с клетчатыми рубашками, - Не видел на тебе такие. Хотя синий тебе идет, кстати. Это, конечно, случайное стечение обстоятельств, что на фермах такие носят. Сам Кон вот не носил - ему были ближе футболки.

Кент пожимает плечами, размещая вешалки в одну руку, и облокачиваясь на стол, - Я серьезно, рейс через полчаса. Готов накинуть или убрать минут, как себя вести будешь.

+1

4

[indent] Сказать, что он опешил - это не сказать совершенно ничегошеньки. Потому что сейчас он осознаёт полную меру происходящего. Ну прямо таки вообще всё.
   То есть, давайте пройдёмся по порядку: Коннер позвонил либо кому-то из семьи или прямо в фирму и сказал, что Тима не будет на работе. Раз. Два - Кент уже начал собирать сумку и, как Тим видит дальше - не планирует отступаться от этой задумки. Три - он ведь наверняка предупредил и семейство тоже, верно? Не может быть, чтобы не. Ну, или, - он ставит Тима перед необходимостью звонить Брюсу и говорить, что злые ураганы уносят его в Канзас. Или в сказке было, что Элли унесли из Канзаса? Не важно, Тим не помнит, хоть стреляйте в него.
   И, самое страшное, что заставило глаза распахнуться шире обычного, хотя Дрейк был уверен, что его мало что удивит. Коннер упомянул, как будто бы просто между прочим, ну, так, ничего особенного, каждый день так делает. Что Марта в курсе.
   Мыслительный процесс Красного Робина словил синий экран и застыл на одном-единственном месте.
Тим буквально начинает считать на пальцах, хотя сам не понимает что считает. Наверное это просто способ успокоиться, но как-то работает слабо, потому что тот массив информации, что на него вывалили - огромен.
- Красная, я люблю красный, - отзывается абсолютно бесцветным тоном, всё ещё пораженный. Делает выдох. Глубокий вдох. И ещё один выдох. - Марта знает? Что ты имеешь в виду под "Марта знает"? Нет, она, конечно, знает меня, я же приходил как-то и звонил, но... - Облечь в слова собственные переживания как никогда сложно.
   Да, уже практически каждая собака Бэт-семейства в курсе, что Тим в отношениях с Коннером. Просто потому что Дрейк даже не пытался скрывать и, в целом, перевёз Кента жить к себе. Со всеми вытекающими в виде совместных патрулей по возможности. И таскания на различные встречи с братьями в том числе. Никто не был против. Да и мало кто был удивлён сложившимся обстоятельствам. Даже, кажется, Стэфани.
   Знал ли кто-то в семье Коннера?
Нет, ну Джон точно знал, они сталкивались в Готэме, когда Супербой-помладше прилетал к Дэмиану. И, наверное, тогда в курсе и Кларк. На Лекса Лютора всем плевать, потому что они все согласились не говорить об этом по возможности. Но Тим никогда не интересовался что именно Кон-Эл рассказал Марте и Джону перед своим отъездом от них. И теперь, когда ему, буквально причине, почему очередная супер-пташка покинула фамильное гнездо Кентов придётся с ними встретиться лицом к лицу - Тиму становится страшно.
  Совершенно не рационально, он в курсе, но... Эти люди очень важны для Коннера и Тиму безмерно не хотелось бы облажаться и произвести плохое впечатление. Да, оно уже не будет первым, почти, потому что прошлые разы он заявлялся с командой и в маске, но сейчас - всё по-другому.
  Наверное такой мандраж у него потому, что он ещё ни разу вот в настолько сознательном возрасте не знакомился с родителями тех, с кем встречается. Была Арианна и её тётя и дядя, но это было настолько давно, что кажется уже прошлой жизнью. Сейчас - всё куда серьезнее и важнее и, хотелось бы верить, стабильнее и прочнее, чем когда ему было 13.
   Эти отношения, то, что они с Кентом смогли выстроить - не хрупкое, нет, они слишком хорошо, пожалуй, друг друга знают, чтобы Тим переживал задеть его неосторожным словом или делом. Но настолько важное, настолько личное и дорогое, что потерять будет просто невыносимо.
- Прямо... Рейс? Или "Супербой аэйрлайнс"? - Тим пытается улыбнуться и пошутить, но чувствует как мандраж уже начинает его сковывать. И, наверное, стоит признать это вслух, но ему почему-то отчаянно стыдно и не хочется. Он ведь не трус, верно? Он взрослый и самостоятельный молодой мужчина и он, там, ну, знает вещи. Делает вещи. И...
   Тим поднимает глаза на Коннера, встречаясь с его небесно-голубыми глазами, безоблачные, пронзительно-чистые. И становится спокойнее. Только он умел так подействовать на Дрейка, даже без слов, без действий. Ему не нужно было совершенно делать ничего сверх. Совсем. Он просто был, и был рядом и уже только этого Тиму хватало для того, чтобы чувствовать себя дома.
   А, собственно, если он чувствует себя дома около Кона, то и не важно где именно он будет около него, верно? Значит они справятся с этой поездкой. Нет другого выбора, эту миссию ни за что нельзя провалить. Ради него - Тим точно будет предельно стараться.
- Кофе, кстати, чудесный, ты делаешь успехи, - произносит он, после того как сделал глоток. Сокращает дистанцию и вкладывает свою ладонь в чужую. - Ну, я с тобой до конца, так что, давай собирать вещи, да? - тепло прикосновения дарит покой. Хотя бы не на долго. Хотя бы, чтобы пережить сборы.
   Отставляет кружку в сторону, и шагает помогать. Принадлежности для умывания, со сменным бритвенным станком, сменное белье, крем от загара, книжка, зарядные кабели, фотоаппарат. Сумка кажется практически пустой, в сравнении с тем количеством коробок, с которыми Тим въезжал в эти апартаменты.
- Костюмы - не берём, верно? - маленькое такое уточнение, потому что они вроде как собирались и на геройский отпуск в том числе. И, как Тим видит себе эту ситуацию - если его спалят в районе Канзаса как Робина - слишком легко будет сопоставить личность героя и его собственную. Так что - Красный под запретом. Супербой же... Но Дрейку не хочется переживать за него, ожидая когда тот вернётся с очередной миссии там или чего-то подобного. Понятно, что Тим никогда не посмеет попросить отказать кому-то в помощи, но должны быть какие-то... Рамки? Наверное так.

+1

5

Ну ладно, да, Коннер толком ничего не объяснил. И даже удивлен, почему от Тима вопросов последовало по минималочке. Но оно же и к лучшему. Потому как от необходимости поездки это бы его не освободило. Здесь даже дело было не только в том, что Тим сам об этом заговорил. А просто, ну, очевидно, что отпуск не помешает не только лишь Кону. А помогать Кентам Коннер бы полетел и сам, даже без их прямой просьбы, потому что слишком признателен этим людям. Которые так по-доброму к нему обошлись. Приняли в семью, хотя... кто он? Клон их приемного сына? Да, наверное, старикам не привыкать к подобному - они первые, кто узнал о пришельце на земле и его способностях. Помогли ему. Относились, как к родному. Но все же... Здесь еще было зарыто что-то эгоистичное, ведь улетать без Красного Робина не хотелось абсолютно. Особенно зная, чем он тут занимается и что совершенно забыл про себя.

- Любишь красный? - Кент слишком драматично для ситуации смотрит на предмет гардероба, - Что есть в тебе, чего нет во мне?! - но шутка остается без ответа, сам же Коннер усмехается, и быстро вешает синюю вещь на место, а красную укладывает в сумку. После возвращаясь. Тим кажется задумчивым. Он часто такой, но правда, птичка, сейчас не время все анализировать. Просто собирай вещи и двинем. Будет весело.

- Конечно знает. Я один раз прилетел без предупреждения и меня огрели веником, потому что у Марты не были готовы блины. Моё эго еще не восстановилось. - он усмехается, пытаясь поймать чужой взгляд. Безуспешно, - А ты разве не предупреждаешь о визите? Здесь правильный ответ не такой уж и однозначный, ведь члены семьи Тима наведывались к нему и просто так и всех все устраивало. В прочем, размышлять о поведении Мышей вообще очень сложно абсолютно для любого супергероя, у которого в команде есть эта самая Мышь. У Джона вот в команде, кажется, только Мышь и есть. Это все шутки, конечно, которыми они иногда перебрасываются с "младшим братом", но вообще-то не шутки и "фил ю бро". Это же они здесь полупришельцы все же. В словах же Роба кроется еще что-то. Ведь дыхание Тима тоже изменилось, пускай сердцебиение и звучит по-старому. Что сам Тим подразумевает под "Что знает Марта?" Коннер задумчиво чешет макушку. - А-а-а... - очень многозначное, да, - Я сказал им, что живу у тебя. И что мы приедем вместе.

Вообще, конечно, в свое время даже Кону необходима была конкретика, которую тот просил у Дрейка, но здесь несколько другое. Даже он знал, что личные вопросы как-то не особо говорятся напрямую. Но... у них будет время, да? По крайней мере, для многих со стороны все стало очевидно сразу же, едва ли Кенты тоже не сложили один плюс один. Кон как-то не задумывался об этом. Тим долго задумываться и не дает. Супербой не против смены темы.

- Второе, - Кон ответно улыбается, наконец ловя чужой взгляд. - Хотя я бы с удовольствием напряг тебя в вождении. Было бы меньше вопросов. Но, знаешь, на ферме летающие люди тоже не редкость, - он неосознанно ведет плечом. Если честно, Коннеру было без разницы, как они там окажутся. Но, наверное, Джон бы меньше журил его, если они приедут на машине. Как бы долго Кенты не жили бок о бок с криптонцами - первые же в них видели обычных людей.

- Рад это слышать, - он ободряюще кладет руку на чужую. Да и вообще, он отказывался принимать сокрушительное поражение в варке кофе. Кон уже проиграл Тиму в любви к красному, да? И неважно, что костюм Тима красный. Как и у всех Робинов, исключая нынешний костюм Дика. Да у многих супергероев он красный, даже у самого Коннера. Это же не было решающим пунктом, пфф, конечно нет. Да? Ладно, он знает, что нет. Никто не идеален, но проблем с самооценкой у Коннера (пока) не было. Исключая парочку формальностей, когда ДНК злодея подрывало уверенность в себе, но это в прошлом.

- Тим, будет весело, серьезно, приятель, - он же не тащит любимую птицу на каторгу. С легкими оговорочками, ведь работать им придется. Или только Коннеру. Да неважно. Чтобы это не звучало, как принуждение. Просто общий досуг. Едва ли общие миссии вне Готэма можно действительно приписать к совместным путешествиям. По крайней мере, в понимании обычных людей. А именно такими они должны хотя бы попробовать быть.

Сам Коннер просто зависает в воздухе, чем, наверное, даже мешает. Это было с целью отнести в багаж нужные вещи, но в итоге Супербой просто летал рядом. Очень полезный навык - стоять над душой. Но свою сумку Кент собрал очень давно, еще когда эта тема впервые поднялась. Странно, что она еще не лежала в багажнике автомобиля.

- Знаешь, - Коннер выдыхает, чуть отводя взгляд. - У меня есть костюм там. Он правда намного проще. Только лишь футболка по сути. Ты его видел. Но обещаю прибегнуть к этому только в самом крайнем случае. Идет? - почти невесомо проводит костяшками пальцев по коже чужой шеи и выше, заглядывая в глаза. Не совсем честно, ведь или вместе или никак. Но... все же честно? Коннер не планировал геройствовать совершенно, но, пожалуй, безопасность Кентов и Тима, а еще, с маленькой вероятностью, внеземные проблемы - все же потребуют его вмешательства.

- Ладно, все же на машине? - Кон загорается, улыбнувшись.

Отредактировано Conner Kent (27.10.21 21:52:08)

0

6

[indent] Тим вздыхает и, потакая ситуации, даже закатывает глаза. Всё-таки что-что, а вот театральность, это что-то предельно актёрско-звёздное из Супербоя было не вышибить - даром, что у него какое-то время даже был свой личный агент. Даже раньше, чем он стал прямо героем-героем в полной степени этого слова. До того, как Кент стал частью Юной Лиги. Просто вот - агент, и всяческие репортажи о нём. Мерч с его именем и изображением. Тогда когда Робин и Бэтмен - были лишь городские легенды. Вечно в тени, неизведанные, неизвестные. Ускользающие от всеобщего внимания. В отличие от Супербоя.
    Но Тиму это даже нравилось. Ведь несмотря на всё это внимание к его персоне - Кон-Эл никогда не был наигранным. Он всегда сохранял эту степень искренности, откровенности даже, которая подкупала если не всех, то многих. Эта непосредственность в чужих действиях, словах и поведении. Что-то, что ему самому было недоступно, потому что всю жизнь, всю дорогу к тому, что он имеет сейчас его одёргивали и заставляли думать о том, как правильно и что именно ожидают от него другие люди, а не он сам бы хотел. Это, естественно, не самый здоровый для психики подход и с последствиями этого Тим всё ещё борется до сих пор. Но теперь становится лучше. Проще.
   Как раз таки потому, что около него - он. Это самое яркое солнце в оболочке человека, комок энергии и энергетики. Что-то порой столь ослепительно-яркое, но при этом - тёплое до невозможности, что оторваться сложно.
  Для себя Дрейк точно решил, что Коннер - его солнце. И не важно, что он под настоящим сгорает на раз два и вообще ночной житель и абсолютная прирождённая сова, ещё до того как стал Робином. Казалось бы, зачем ему солнце. Но, вот он тут, стоит, смотрит на Кента, и понимает - без солнца жизнь вообще совершенно не та.
   Без - ему не хочется.
- Сказал мальчик, который носит алые штаны как часть своего костюма, - Тим улыбается лукаво, готовясь нанести поражающий удар, вкрадчиво дополняя свои слова. - Делаешь акцент на своих формах, Супербой? Я их и так замечаю и люблю. - они, кажется, уже про это говорили, но немного при других обстоятельствах. ..Или речь тогда шла о брюках Тима? Не так уж и важно, наверное, ведь это просто шутки. И внеочередной повод ввернуть комментарий о том, что Коннер для него идеален. И не только физически, конечно же.
   На комментарий о том, что Кона огрели веником - прыскает от смеха. Нет, конечно же, он не сомневался, что женщина, которая воспитала Супермена, способна и не на такие рисковые поступки. Но что-то подсказывает, что веник просто сломался. Сцена, правда, наверняка была просто гиперуморительная, и Тиму жаль, что он не был свидетелем. И, конечно, что она не была запечатлена в веках в виде видео. Или хотя бы фото. Ох, Тим бы поставил его на прикроватную тумбу.
  И нет, не для того, чтобы дразнить Кента, совсем, для этого у него другие техники. А чтобы у него при пробуждении было что-то столь пропитанное семейной энергетикой и теплом. Но, видимо, не судьба.
- Я поверю в весёлость этого мероприятия, если ты пообещаешь мне показать знаменитое кукурузное поле! - улыбается, таки окончательно расслабляясь. Что толку переживать? Они поедут, это уже дело решённое. Он обещал Кенту, а Кент обещал другим Кентам... В общем, из этого уже никак не выскочить на середине пути. Да и не то, чтобы прямо хотелось бы - это важная часть чужой жизни, и, если Тим собирался стать её частью - ему необходимо было контактировать и с ней. Помогать как может и умеет. Быть рядом, когда это требуется.
  В этом же, кажется, весь смысл семьи?
Семья лично Тима была странной. Родители всегда от него чего-то ждали, а отдавать могли лишь материальное, никогда не тепло душевное, не какие-то проявления любви и нежности. Расчёт, успехи, обмены. Сугубо деловые отношения в каком-то роде. Нет, он не сомневался любили ли они его, любили, конечно же, просто не совсем так, как принято у всех остальных, слишком заняты карьерой и собой, чтобы быть с ним.
  А теперь - у Дрейка есть шанс с собственной семьёй. Даже если она и будет состоять только из них двоих - этого уже будет достаточно, чтобы чувствовать себя дома. Чтобы ощущать себя с родным человеком. Единение.
  Упустить этот шанс никак нельзя. А потому и нужно ехать вместе. Или лететь. Как бы ни было удобно.
- Это звучит справедливо, - кивает. Да, он уже точно видел ту футболку. Даже больше того - хранил одну из них в лаборатории, когда требовался генетический материал. И, как бы не хотелось протестовать - Тим прекрасно понимает, что если будет угроза никто из них двоих не  сможет просто так взять и остаться в стороне. Пройти мимо чужой боли, несправедливости, назревающей катастрофы. И - это одна из деталей, за которые он Коннера и любит.
   Эта готовность жертвовать, как бы не пугала, как бы не грозила причинить боль - они в этом одинаковые. Сначала другие, а потом уже, если повезёт, - они сами. Иначе герои, кажется, и не живут. Прописано в контракте к способностям и навыкам мелким шрифтом.
- На машине? - Тим берёт телефон таки с прикроватной тумбы, где на экране блокировки уже высвечивается смс-ка Грейсона с пожеланием хороших каникул, но ответит на неё Дрейк попозже, а пока - гуглит по каким трассам придётся ехать к ферме и сколько это займёт времени. - Почти 20 часов. Я, конечно, выспался, но, боюсь, что раз у тебя нет прав - то какую-то часть дороги и я и машина проведём на тебе. - смеётся, представляя картину того, как сам спит, уткнувшись лицом в руль, с характерным звуком гудка, пока Кент тащит машину на своей спине как атлант из античных легенд и статуй.

+1

7

- Во-первых, мне идет, - хмыкает Кент, приближаясь. Он уже сам не помнит, почему его образ выглядел именно  так, хотя было это недавно. Да и неважно, на самом деле. Он же буквально сросся с ним с... ну, рождения. - Во-вторых, тебе тоже. Ладно, согласен на формулировку: "наша общая любовь", - Кон касается подбородка Робина пальцами, чтобы было удобно оставить на губах того поцелуй. Да плевать на цвет, на самом деле. Красный, белый, серый. Некогда Коннер действительно геройствовал в обычных джинсах. Как и Джон, кстати. Или не исключено, что сам Тим однажды примерит на себя мантию Тёмного рыцаря, которая абсолютно точно не красная. Хотя Кент бы перекрасил. Было бы прикольно. У Кларка вон красный плащ - очень и очень по-геройски. И неважно, что Кон плащ вообще не носит, ему и не надо, да.

Его согревает звук чужого смеха, приятно разгоняющего тишину дома, также как и сама улыбка на лице Робина. Возможно в понятие "нормальности" и входит то, что ты можешь каждое утро рассмешить любимого человека за завтраком, встречаясь вновь лишь за ужином, делясь неприятностями на работе. Но в их мире такие моменты даже ценнее, пожалуй. Очень мало времени на поощрение личного чувства, очень много ответственности перед чужими жизнями. Кент и не помнил, когда в последний раз их утро выглядело так, но зато точно знает, что ближайшую неделю так все и будет.

- Буду всеми силами его от тебя прятать, - усмехается Кент на чужую просьбу. При всем желании, поле не заметить невозможно. Наверное, именно поэтому оно так и манило юного супергероя некогда, когда тот со скуки портил посевы. Не нужно быть детективом, чтобы его обнаружить, серьезно. - Это точно будет первое, что ты увидишь, Роби, без вариантов. Коннер приближается к чужому лицу, касаясь лбом лба, и прикрывает глаза. Как-то лениво растягивая это пьянящее ощущение чужой близости. Красть чужое внимание только для себя оказалось слишком приятно, как бы не использовать это вновь. Нет, конечно, у них впереди геройский отпуск. Но там они все же будут жить под чужой крышей, так что...

- Это так круто, - проговаривает тихо. Будто бы если кто-то услышит, обязательно произойдет какая-то лажа, ведь долгое "хорошо" им никто не обещал. Так и будет - Кент даже не сомневался. И конечно же это все еще непривычно. Просто срываться с места, ненадолго оставляя все обязанности. Нет, Коннер не шутил, конечно же. Возможно за неделю и не произойдет ничего такого, с чем бы любой герой планеты хоть раз не встречался, но может произойти что-то и похуже. И там уже помощь полу-пришельца лишней не будет. Хотелось бы верить, что Вселенная (или как там её еще называют) подарит им этот шанс, заодно отдохнет тоже. - Всё это.

На нём так на нём, окей. Правда без костюмов со стороны может выглядеть странно. И оптимальную высоту и скорость надо бы подобрать. Коннер плюс/минус это может представить, но... - "Супербой аэйрлайнс" не включает милые придорожные кафешки и тесные мотели. Но как скажешь. Кент, наконец, отлипает от Робина, оценивающим взглядом смотря на собранный рюкзак. Что-то прикидывая в голове. Но это прикидывание не выдает ровным счетом ничего, кроме импровизации. Сойдет. - Полчаса закончатся где-то минут через десять, кстати, - он краем уха слышит, как его поправляют в неточности биологических часов, поэтому смотрит наигранно возмущенно в чужое  лицо, - тогда пять. Я предупреждал!

* * *

Никаких заоблачных трудностей это не вызвало. Города Кент по возможности облетал по маршруту GPS-Робина, поскольку его скорость все же не была такой, как если бы он летел один, и это было заметно. Бесспорно, конечно, что так вышло быстрее - Супербой зачастую уже и не оспаривал решения красной птицы. Хотя иногда все же да. Но не сегодня, в общем.

Да ему уже и не нужно было говорить, куда лететь, потому что местность он узнал. И завис даже над рябящим под ним полем. - Согласись, что я при всем желании не смог бы тебе его не показать, - Коннер поворачивает голову, встречаясь со взглядом Тима, и улыбается ему. После все же опуская Дрейка на землю. Но больше сказать ничего не успевает. Потому что слышит заливистый лай, и его чуть ли с ног не сбивает белый летающий пес. - Эй, мальчик. Не смотри так обиженно, нет, мог бы и сам прилететь, это я тут обижен, видишь? - Крипто не видел, он уже активно лез вылизать лицо. Но Кент смог спокойно выдохнуть, когда пес переключил внимание на Тима.

- Кстати, о поле. Узнаешь его поближе, когда мы будем помогать Па и Ма, - Коннер будет думать, что это было очевидно, но сказал для очищения совести. Вообще он готов поработать и в одиночку, что уж там. За этим он же тоже сюда прилетел. - Надеюсь, ты полюбишь его меньше, чем красный цвет, - Кент тепло улыбается, переплетая их пальцы, и потянув Тима за собой, по направлению дома. Вообще, если сам Кент быстро управится, у них действительно будет много времени, чтобы просто погулять по окрестности. Здесь же есть не только поле. Недалеко находится красивое озеро, например.

Правда не сейчас. Он не сомневался, что Марта приготовила что-то для них, для этого не нужно было прислушиваться, просто с ней познакомиться.

Отредактировано Conner Kent (05.12.21 21:25:23)

+1

8

[indent] Это всё как-то настолько не реально? Тим даже не может точно описать что конкретно ему кажется совершенно ...совершенным. В происходящем сложно найти хотя бы какой-то изъян. Ну, кроме очевидного недостатка подготовленности с собственной стороны. Потому что как-то максимально неуютно и уязвимо он ощущает себя от осознания, что совершенно не знает как и куда и каким образом. Обычно это он строит планы. А потом планы планов. А потом планы планов планов и так далее в геометрической прогрессии, старательно пытаясь создать что-то настолько непроницаемое для неурядиц, чтобы уж точно не остаться у разбитых надежд и чаяний. Ну, типа, знаете - надеется на лучшее, но всё равно готовится к худшему, а потому никогда особенно не разочаровывается, когда таки худшее происходит. Что-то из такого толка.
   А какие минусы могут быть тут? Сейчас, когда на его губах всё ещё есть немного вкуса и тепла чужих, когда морщинки вокруг чужих глаз собираются от прищура и улыбки. Когда смеётся так легко и просто, совершенно искренне и так привычно по-домашнему, что от этого внутри всё просто переворачивается.
   Дом более не здание. А семья более не оканчивается всеми теми, кого усыновил Уэйн. Нет. Семья Тимоти Дрейка - вот она, улыбается, упаковывая в его чемодан его же вещи.
   Такая бытовуха, которая была раньше пределом ситкомов и чужих историй. А теперь - часть его собственной жизни.
- Чёрт, я знал, что ты будешь препятствовать моей встрече с великим полем! - смеётся откровенно, не в состоянии хотя бы секунду продержать серьезный и расстроенный вид на собственном лице. - Это прекрасно. Нереально. - кивает тихонько, прикрывая глаза от удовольствия нахождения рядом.
     Эти объятия, эта нескрываемая нежность в прикосновениях - всего этого Тиму ужасно не хватало, особенно когда Коннер со всеми остальными Кентами покинул планету по делам своей другой части семьи. Было не уютно, холодно и как-то по-глупому одиноко. Никогда ранее не было так. Дело, наверное, просто в том, что Тим никогда ещё не был в настолько близких отношениях. Да, конечно, он долго и давно встречался со Стэф, но они никогда не обсуждали даже вероятность того, чтобы съехаться и пытаться строить быт. У неё была своя часть жизни, а он достаточно ревниво продолжал иметь свою самостоятельность, в которую не пускал даже Грейсона и его "старшебратские" советы и поучения.
   Кон-Эла же... Тим просто не отпустил. Взял и не отпустил от себя ни на шаг. Попросил остаться сразу же, как понял, что такое возможно. А тот взял и остался. Теперь - две зубные щётки, две бритвы, две подушки и две кружки. Больше не один. И это осознание, несмотря на всё то время, что они уже живут вместе, - оно какое-то всё ещё острое, полное новизны ощущений и знания. Он может быть и один, конечно же, привычный и самодостаточный. Но, как оказалось, вместе - это куда интереснее и приятнее, чем как-то иначе.
  Тем более - с Кентом.
- Нет, ну когда ты упоминаешь тесные отели, я начинаю понимать, что выбрал не тот тариф, - ворчит в чужие губы, прежде чем кратко поцеловать. Но, если они поедут как-то иначе - велик шанс, что Тиму придётся продлевать свой отпуск, но даже к его концу они вряд ли доберутся до своего места назначения, а так и будут старательно перемещаться между отелями на пути Штат Нью-Джерси - Штат Канзас. Накладно, однако, выйдет. Поэтому - лучше быстро, но точно.
    Кажется, основные вещи уже запакованы, потому что Кент озвучивает срок окончания сборов вновь. - Ну, вообще-то, у нас ещё пятнадцать минут, - ехидно заявляет Тим, на что получает ещё сокращение сроков, что комментирует громким "Oi!" на британский манер, что достаточно часто мог подслушать у Альфреда.
   Отказ от ноутбука, чтобы ненароком не начать работать свою работу из чужого дома, куда едет в гости, но закидывает с собой обязательно пару фотоаппаратов - пленочный и цифровой. Всё же - это отпуск, это воспоминания и впечатления, хотелось бы иметь какое-то физическое подтверждение того, что такие идеальные вещи способны происходить на самом деле, а не только в его собственном воображении.
   А потом они таки улетают. Запирая квартиру на все системы безопасности, толком не попрощавшись с мышиным семейством, которое, наверняка, всё ещё отдыхает после вчерашних патрулей, осознавая себя и свои личности лишь ближе к вечеру.
     Не первый полёт Тима с использованием "авиалиний Супербой", но, кажется, первый на его памяти, с такой дальностью и уж тем более - без костюма и с вещами.
Тем не менее - очень даже комфортно и достаточно быстро.
 
    А поле поражает взгляд своим цветом. Обширностью - будто простирается до самого края Земли, хотя Дрейк и знает прекрасно о невозможности подобного, но всё-таки впечатление такое появляется. Они наконец приземляются, и Кента почти сбивает с ног верный семейству Крипто. Он, видимо, о чём-то заливисто рассказывает Коннеру, но Тим слышит лишь лай, и видит как отчаянно быстро ходуном мечется хвост собаки. Пока что его прибытие Крипто интересует меньше всего на свете, и это, наверно, даже отлично, потому что затёкшие ноги - не самый устойчивый товарищ при нападении с целью залюбить от подобной собаки.
   На долго, правда, счастье бытия лишь кем-то там позади Кента - сменилось скаканием вокруг него самого и отчаянного вылизывания всего того, что подворачивалось собаке под язык. На секунду Тим даже задумался о том, как Дэмиан выдерживает подобное, когда Джон прилетает с Крипто на их встречи? Но он быстро прогнал от себя это праздное любопытство.
   Это достаточно легко, когда понимаешь, что к вам приближаются люди, которые вырастили самого Супермена, а потом, нашли в своём доме и сердце место для ещё одного ребёнка. Для клона их сына, по сути. Но - нашли, но помогают до сих пор, являясь его семьёй, как бы то ни было.
Технически, конечно, это Коннер сейчас, взяв его за руку, приближает его к тем самым Кентам, но суть - та же. Чемодан отставляется в сторону, как и другие сумки. Пожимаются руки, дарятся объятия.
   Тим ощущает себя тут желанным гостем, и от этого не может не щемить сердце. Ведь последний раз, когда он тут был - он украл вещи из комнаты Коннера, пока тот считался мёртвым. Тёмные времена, которые всё ещё отбрасывают тени на настоящее.
   Но теперь - Дрейк не позволит им остаться на долго, улыбаясь так искренне чужим шуткам и словам. Даря комплименты и легонько сжимая чужую ладонь в своей, пока они не усядутся за стол, от которого уже до заполняющей рот слюны, прекрасно пахнет свежим чаем и пирогом с яблоками.
- Спасибо тебе, - одними губами шепчет, точно зная, что Коннер услышит. Потому что это важно произнести сейчас, не принимать такие вещи как данность, потому что этого могло бы и не быть вовсе. Но теперь - он сидит там, с родственниками самого дорогого для себя человека, и может узнать их поближе и лучше. Стать частью их семьи, в какой-то мере.

+1

9

Коннер упоминал, какие Кенты - невероятные люди, нет?
Ведь именно они стали семьей для самого необыкновенного на планете мальчика. Который был не просто не с этой планеты, а был... чужим. Во всех смыслах. Возможно, сложись все иначе, Кларк бы не стал величайшим героем планеты. Но все сложилось именно так. Ему дарили все свое нерастраченное тепло, всю любовь. Стали для него семьей, настоящей семьей, опорой и поддержкой. Но это не делает менее удивительным факт того, как тепло они приняли клона своего сына. Ведь Коннер был еще более чужеродным. Не просто пришелец. И даже не просто на другую половину - частичка врага их сына. Кон-Эл и не рождался вовсе, его просто... создали.
И все же.

Кенты терпели его подростковые выходки, Кенты приняли его в семью. Это Марта и Джон так искренне и открыто улыбаются ему сейчас, как родному. И, невзирая на время поисков себя и прочего, - это оказалось неописуемо важным. Теплым. Необходимым. Даже до встречи с Тимом и всей командой, у Кона уже были люди, которые его приняли. Которые верили в него. Даже до встречи с Тимом у Кона был дом, и именно в него они вместе сейчас и вернулись.

Да, можно долго философствовать о природе клона Супермена, но все это в итоге оказывается бессмысленным. Ощущается он сейчас не таким уж и чужим, не таким уж и "не таким, как все". Ведь буквально знакомит своего парня со своей семьей, испытывая тот же волнующий трепет. Хотя и знает, что все пройдет если не хорошо, то просто потрясающе.

Коннер так или иначе прилетел бы к Кентам. И это не от чувства долга или обязанности, а просто потому что хотел этого сам. Еще раз обнять этих необыкновенных людей, поблагодарить, помочь. Но и так вышло просто бомбезно. Слыша едва уловимое, шелестящее дыхание, и робинское "спасибо". Сам улыбаясь на это, сжимая под столом руку Тима.
Не за что.

А еще Марта прекрасно готовит. Тот, кто никогда не пробовал её стряпни - определенно прожил жизнь просто так. Вообще, все хоть какие-то возможности Коннера в кулинарию от неё и пошли. Но это не отметает того факта, что терроризирует кухню Коннер нечасто. Как и Тим. Да, здесь можно было бы прикрыться тем, что они чертовски заняты спасанием мира, или же просто человеческими занятиями разного толка, но... в итоге все равно заказывают (Тим) чаще еду, нежели готовят её. Пару раз Дрейк упоминал о вкусе блюд его дворецкого в мышином доме, но в этом плане Супербой не особо просвещен, поэтому в его личном рейтинге все место отведено Марте Кент.

За столом звучат какие-то шутки, а также Коннер бегло рассказывает о своем путешествии в космос, хотя почти уверен, что Кларк после этого ферму посещал и тоже говорил об этом. Но Марта еще и хитрая женщина, которая может подумать, что сын ей рассказал не все. Вряд ли все обстоит именно так, но если ей так спокойнее - пожалуйста, Коннеру не жалко повторить все. Он втягивает в разговор Дрейка, когда разговор заходит о Готэме, просто потому что тот наверняка может рассказать больше.

После Марта предлагает им отдохнуть. Хотя наверняка прекрасно понимает, что касается это больше Тима, которого оставлять одного Коннер не хочет. Сам бы Кент хоть сейчас взялся помогать Джону с трактором, хотя и знает, что работают Кенты обычно в первой половине дня. Поэтому быстро помогает Ма убрать все со стола, возвращаясь к Дрейку, приобнимая того за плечи, и в полголоса выясняя у них дальнейший план. - Ну, что скажешь? Устал после перелета? - Кент беззлобно усмехается, опуская руку ниже, как бы невзначай проводя по коже руки, не скрытой под футболкой. - Можем пойти ко мне. Или можем пройтись, размять ноги.

Это же все же считается отпуском для них. Люди в отпуске обычно не работают. Это же так бывает? Поэтому вполне можно считать прогулку до озера за нормальный обычный отпуск. Не то, чтобы Дрейк сильно удивиться подъему в четыре утра, а возможно тот и вовсе спать не будет (нет, это отметается, Коннер за этим наверняка проследит, ночные бдения Красный Робин тоже оставил к Готэме), но все же Коннер потратит некоторое время на работу на ферме. И возможно, Тиму это будет тоже интереснее, чем дожидаться этого самого Коннера в его комнате.

Но, вообще, у них есть еще целая неделя для этого. И хотя понятно, что она пролетит быстро, - это не значит, что нужно куда-то торопиться, чтобы все успеть сделать. Было бы неплохо расслабиться, причем не только физически, но и морально, и Смоллвилль для этого подходит, пожалуй, как ничто лучше. В прошлом для Супербоя это казалось даже скучным, но со временем он перерос эту тягу к постоянной деятельности, наверное, отчасти из-за того, что уже не считается просто сайдкиком Супермена, а вполне себе самостоятельным супергероем. И все же. Даже Супермену необходимо отдыхать. Просто поверьте. Работающие сутки напролет способности контролировать не так просто, если отказываешься от таких простых вещей, как отдых. Ладно, сам Супербой не то, чтобы весь из себя такой взрослый, и уж точно не серьезный. Но эй, сдвиги за пять лет все же прошли неплохие. У каждого из них. И это очень даже заметно, к слову.

+2

10

[indent] Застолья в семейном кругу это... Неизведанная территория для Тима.
  Нет, он сидел и кушал ..голуци? галбцы? голубцы! за одним столом с дядей и тётей Арианны, когда та приглашала его к себе в гости. И, конечно же, он тогда нервничал и переживал, и боялся напортачить, и ляпнуть что-то не то.  Но это всё равно не идёт ни в какое сравнение с тем, что происходит прямо сейчас.
   Это правда семья. Большая, дружная, крепкая и любящая. И, где-то глубоко, там, где он не признается даже Грейсону, ему становится очень жаль. Очень жаль маленького Тима, которого никогда не окружали таким теплом. Жалко подростка Тима, который был уверен, что чтобы его любили - он должен покорить весь мир и решить для Брюса все загадки на свете. Тиму было очень жаль, что он понял как на самом деле кажется слишком поздно.
Он не видел собственных родителей, которые проводили бы время вот так, наедине с ним, с друг другом, а не при светских раутах и всяческих Гала. У них не было традиций семейных, не было этого ощущения безоговорочного тепла и поддержки.
  Кенты - другие. Будто бы даже Марта и Джон - для Тима инопланетные существа. Неземные в своём собственном стиле. Полнятся теплом, любовью. Не испытывают стеснения показывать её. Весь их дом, хотя Тим пока видел ещё только часть, но впереди ещё точно будет время попросить у Марты тур, он уверен, что она с удовольствием расскажет ему про каждое фото и картину сама лично, всё это полнится какой-то не ясной для него самого энергией. Тут всё - о людях, которые здесь живут, которые тут дороги. В доме отца - на стенах были модные художники и реплики произведений искусств, у Брюса - фамильные ценности и портрет с ним и детьми, хороших воспоминаний о написании которого, пожалуй, нет ни у кого из участников марафона "ты стоишь на моей ноге" и "мальчики, ну улыбнитесь! Естественнее!". В собственной квартире Тим позволил разгуляться дизайнеру и там столи какие-то пустые вазы странных форм, рамки без фото, статуэтки из гипса. Но.. С появлением Коннера - у одной из статуэток появилось назначение - держать его короткие перчатки, и теперь Тим не может представить себе её без перчаток. В той вазе. что не разбилась после очередного полёта через квартиру - стоят засушенные веточки какой-то симпатичной и душистой травы, а на дне большого круглого "бокала" без ножки - копится коллекция четырехлистных клеверов, которые по дороге подмечает Кон. В одну из рамок, в приезд Цисси, он с ней вставил какие-то абсолютно дурацкие фото, которые они сделали и распечатали в тот же день. Кон почти каждый день переставляет магнитики на холодильнике. А Тим даже не помнит уже когда успел появиться первый. И сказать, что теперь та квартира - не дом - совершенно точно нельзя. Там стало уютнее, теплее, светлее. Там его теперь ждут, и воспоминаний о собственном одиночестве просто не осталось. Всё место заполнено кем-то, кто Тиму был дорог. Друзья, семья, любимый человек.
   Тим без оглядки поставил роспись под документом о продаже собственного первого дома, и даже не интересовался у Брюса как прошла сделка. Это место для него было пустым, задолго до того, как он осиротел. А свой новый дом постепенно подстраивает под нужды общего быта. И это совершенно новые задачи, с которыми он пока ещё не совсем понимает как справляться. Как с Киллер Кроком справляться - понимает, а с домом - не особенно. Парадоксы.
   Сидя за этим же столом, вместе со всеми, прикрыв часть лица кружкой с ароматным чаем, Тим всматривается в то, как Марта и Джон наблюдают за Коннером, как улыбки озаряют их лица. Как они искренне радуются тому, что их мальчик приехал. И ему становится немного горько от того, что, в общем-то, он сам - одна из причин, почему Кон выпорхнул из этого тёплого и уютного гнезда, где его всегда будут ждать.
  Брюс никогда не был так эмоционален. А Альфред, при всём желании и умении... Не на него возложил все свои надежды получить отцовские советы Тим, не на него. Собственную эмоциональную некомпетентность Тим может списывать лишь на то, что примеров в жизни ему попалось крайне не достаточно. Тот же Коннер  - проникнуться его видением мира получилось лишь, пожалуй, после полугода знакомства. Не говоря о том, что Брюс всё ещё скептически настроен к этому (будем честны - вообще ко всем) представителю Кентов.
   Коннер рассказывает про путешествие в космос, а Дрейк не может не удивиться, что это было так недавно, а ощущается уже - будто в прошлой жизни. Столь долгая разлука, столь мало было известно о том как он там, где он конкретно. А теперь - будто бы уже и не болит ничего внутри, не гудит беспрестанно острым под рёбрами. Время занятная штука, тогда - тянулось, каждой секундой напоминая "один, одинок, всё пропало", а сейчас - пронеслось, и грозится ускориться ещё сильнее. Но Тим не позволит, не бесследно. Он же упаковал фотоаппарат, верно? Кажется, будет время вернуться к своему самому первому хобби. К тому, что, собственно, и привело его к в от этой, случившейся вокруг, жизни.
  Вкусная еда и тёплая беседа, в ходе которой Тиму даже пришлось рассказать про Готэм, и он искренне пытался говорить о родном городе хорошо, а не как обычно - "город слякоти, грязи и драмы", честное слово. Но судя по лицам Кентов (всех трёх) - ему мало кто поверил. Но это ничего, пока ему не ставят ультиматумов о переезде - всё в полном порядке. Они со всем справятся, он точно знает.
  Попытка предложить свою помощь с мытьём посуды награждается осуждающим цыканьем и Марта отправляет их отдыхать. Коннор вскоре присоединяется к нему, обнимая и прикосновением будто бы стирая всю ту неловкость и ощущение собственной неуместности за долю секунды. И нельзя не улыбаться, даже этой глупой подколке про перелёт.
- К тебе? - Тим выгибает брови, с громким, шокированным вдохом строя на лице выражение оскорблённой невинности. - Вот так? Сразу? - а потом не в состоянии сдержать смеха, прячет лицо в ладони. - Ладно, прости, прости, вырвалось. Но, погода чудесная, а я ещё не устал. Может - прогуляемся?
  Тим так и не совсем понял как именно Кенты относятся к тому, что их ..ну, сын считайте, живет с ним. И неловкость от проявления собственных чувств к нему на людях сейчас острее, чем когда-либо. А подальше от чужих глаз, может станет спокойнее, не так тревожно.
- Только захвачу фотоаппарат. Ты чемодан уже унёс? - своими пальцами провести по внутренней стороне чужой открытой ладони, почувствовать тепло, почувствовать покой.
  Почувствовать себя на своём месте.

+2

11

Интересно, что бы он чувствовал на месте Тима. Ну, то есть, учитывая вообще все факты. Если бы Тим серьезно позвал его в Уэйн-мэнор. Не только лишь в свою комнату, а прямо... официально? Даже думать об этом как-то страшно и волнительно одновременно. Коннер знает, что в том доме часто находится около трех человек. А по праздникам намного больше. Наверняка в такие моменты приезжает Найтвинг - этот улыбчивый парень вообще как-то добавляет уверенности в успехе операции. Коннер видел его даже с Кларком пару раз. Вот всё остальное - максимально тёмное и непонятное. Итак, что мы знаем. Мы знаем, что у Тима три брата, и один из них Найтвинг. А другой, кажется, не особо ладит с Тимом, но зато является другом Джона. Или это второй не ладил с Тимом? Или уже никто? Так. А это вообще нормально, что Коннер запутался уже на этапе братьев? Хотя бы сестра у Тима одна, и это радует. Хотя Коннер слышал еще минимум два женских имени в разговорах с Тимом, так что и там все не так просто. А насколько все эти... шесть(?), семь(?), восемь(?) человек похожи на Бэтмена? Не костюмом, конечно же. А, ну знаете, вот этим вот серьезным басовым тоном и отсутствием намека на улыбочку? Ну не мог же он набирать людей в напарники исключительно по своему образу и подобию? Тим же вообще прекрасный. (Он когда-то был похож на Бэтмена, но не спрашивайте Коннера о тех старых временах, он ошибался и не видел главного).

В общем, да. Коннер бы очень очковал. Поэтому может немного понять своего парня, как и то, что к этому ощущению нужно просто привыкнуть. Тем не менее, кажется, Тим доволен. Если судить по игривому настрою и тону. Это хорошо. Потому что смена обстановки им правда не помешала бы. Они будто бы и не отдыхали нормально вдвоем, с самого начала отношений. Может быть, Коннеру так только кажется, ведь хорошее всегда проходит очень быстро. И тем не менее, такими моментами хочется жить. Хочется быть простым влюбленным парнем - это не так уж и много, но стоит дорогого.

- Да! - Кон делает победный жест, согнув руку в локте. Вообще, явно не ему проводить экскурсии по Смолвиллю, Кларк наверняка в этом преуспел больше. Но... Коннер действительно не знает всех исторических ценностей этого города. Он изучал местность самостоятельно. И показать может разве что то, что сам же считал красивым. Такое изучение - тоже неплохое, если подумать.

- Я не... - он чуть нагибается, глядя в коридор. По правде, судьбу чемоданов он даже не запомнил. Был больше увлечен приветственными объятиями и диалогом. Они действительно оставили все в коридоре. Странно, что даже Марта не стала это комментировать. Она вообще не особая фанатка подобного. Но, видимо, даже её встреча увлекла сильнее беспорядка.

Коннер отпускает Тима, чтобы вместе с ним пройти в прихожую. Вообще, он по правде и не думал, что они будут что-то фотографировать сегодня. Хотя, почему бы и нет? Но максимум фотографий для Коннера - это вообще селфи по настроению. С профессиональными фотоаппаратами он дел не имел. Хотя, признаться, видел красивую коллекцию Тима. Наверняка не полную. Об этом Кон, кстати, тоже знает достаточно мало. К своему стыду. Они, конечно, встречаются лишь полгода, но лучшими друзьями были уже около пяти лет. И оправдания в таинственной фигуре Робина - тут не сработают. С другой стороны, когда тебя каждый день могут удивить новой информацией - тоже прикольно. Коннер вот, даже при желании, не смог бы оставить какие-то моменты своей жизни от Тима. Во-первых, из-за детективных способностей Красного Робина. Во-вторых, потому что и сам был достаточно открытым человеком. Ну а в-третьих, он и прожил раза в три меньше. Это как бы просто факт.

С другой стороны, о жизни на  ферме Тим разве знает много? Допустим, нет. Значит, ему сейчас также интересно. Коннер с любопытством смотрит на фотоаппарат в руках Тима. Решая, что нужно поскорее разобраться с нюансами, и реально пойти на прогулку. Это сейчас звучало просто потрясающе. Он подбирает чемоданы и несет их в сторону знакомой комнаты.

Кент заносит личные вещи в комнату. Он не особо беспокоится о том, куда поставить - и оставляет прямо у входа, опять же. После выпрямляясь и быстро оглядываясь. Всё так, как и было, когда он ушёл. Ну, то есть, чисто конечно, а в остальном также. Странное чувство. Коннер даже не понимает, откуда оно родом. Какая-то ностальгия, что ли. По отчему дому, которого у него быть не должно. Забавно получается. Когда-то его было не затащить на ферму, и он не мог усидеть дома, а сейчас, напротив, только этого и хотел по сути. Так и выглядит взросление? Интересно. Как-то неожиданно оно пришло, это тоже так и случается?

Кент возвращается, подлетая к Ма и целуя в щеку, еще раз сказав спасибо за ужин, он коротко бросает, что они скоро вернуться. Чтобы старики не переживали о том, что героев опять дернули на очередную миссию, когда они только прилетели. После вновь оказываясь рядом с Дрейком. Он надеялся, что не провозился долго, о чем говорит неловкий жест пятерни в волосах. Ну да ладно, главное, что они готовы. Коннер берет Тима за руку и покидает дом.

- На самом деле, будь готов к тому, что ближайшие полчаса виды меняться почти не будут. - он тыкает пальцем на золотые колосья, - Ну или чуть меньше. Не знаю. Я же обычно летал. Кстати, об этом. Мне когда-то нравилось рисовать на поле, - Кент чешет нос, заглядывая в чужие глаза, - ну, знаешь, как в фильмах про НЛО. Большие пшеничные картинки. Кларк был не в восторге короче. Да и не только он.

+1

12

[indent] То, что не ловко от всего происходящего не только ему, но и Коннеру - начало читаться.
  Нет, конечно рассеянность и Кент шли рука об руку, пока они были Юной Лигой - уж точно. Тим был тем, кто собирал всё. И всех. И напоминал. Постоянно.
  Цисси и Кассандра не нуждались в его наставлениях (почти), а Барт - был так скор в исправлении косяков, что порой даже нельзя было сказать, что он чего-то не сделал. Проблемой обычно было остановить его.
   Кон же... Супербой обладал талантом выводить Тима из себя своей безалаберностью по началу. Он, типа, слишком крутой и слишком важная шишка, чтобы что-то там, что говорил Робин. Ага. Особенно это бесило на миссиях, когда если бы все всё сделали так, как сказал Тим - они бы буквально через двадцать минут были бы свободны и могли пойти пить молочные коктейли, а нет, все же знаю лучше, и вот они уже второй час разбираются с последствиями, а впереди ещё отчитываться перед менторами. Будто бы какое-то проклятье брало и стирало всё то, что говорил Робин, подменяя его слова на то, что там проще всего было вытворить Супербою.
   Но время шло. Безалаберность сменилась крайней ответственностью и самоотверженностью, которые были столь присущи Кентам. А ворчание Тима о том, что в этом здании он не получает никакой помощи - на то, что Коннер слишком мало бережёт себя.
   Потерять его в какой-то момент резко стало значить - потерять себя.
А Тим и не заметил.
    Зато теперь, когда в его руках камера, а Кент уносит в глубины здания чемоданы, есть пару минут, не больше, на рефлексию. Этот человек стал крайне важен ему ещё подростком. Этот человек был рядом в самые страшные и опасные моменты и положиться на него можно было абсолютно всегда. Этот человек принёс ему величайшее горе, когда погиб. Но и - самое огромное счастье, признав взаимность испытываемых чувств.
  Выходит, что даже с самой рациональной точки зрения всё происходящее верно. Выбор, о котором не стоит жалеть ни секундочки собственной жизни.
   И, в планах как раз этой самой жизнью наслаждаться. Почувствовать свободу среди природы, отвлечь свой разум от сотен разрабатываемых сценариев и позволить себе отдохнуть в звуках полей, что колышутся под вечерним темнеющим летним небом. Дышать полной грудью, пока в своей руке можно будет сжимать чужую.
   Коннер возвращается быстро, тут же, сам того не зная, выполняя первую из хотелок Дрейка - вкладывая собственную руку в чужую, чем вызывает искреннюю улыбку. Тим осторожно сжимает чужие пальцы собственными, ощущая тепло, испытывая радость. Крошечная деталь, но такая важная, такая необходимая. Как кусочек паззла - давно разыскиваемый, и, казалось, потерянный. Но вот он, встаёт на своё место, совершенно точно, заполняя неприглядную пустоту и дополняя картину, делая её целостной, яркой и красивой.
   Истории о рисунках на полях заставляют смеяться, едва сдерживая хохот в приемлемых для приличного общества громкостях.
- Боги, Кон, я не думал, что ты такой вандал! - легонько ткнуть Супербоя в бок локтём, и поставить себе пометочку о том, что вместе можно было бы прекрасно посмотреть Секретные материалы и все их "Истина где-то рядом" и "Они среди нас!". Ведь, ну, вот он - наполовину инопланетянин. Очень даже среди людей. Людьми, правда, создан, но ими же (самыми лучшими из возможных) воспитан. - Пожалуйста скажи мне, что ты не писал ругательств.
  Тот факт, что в криптонском алфавите встречались круги и полусферы - заставлял Тима внутренне гоготать ещё сильнее, ведь, ну, какова вероятность того, что все эти найденные фермерами на своих полях геоглифы - созданы Карой, Кларком, Коннером и Джоном? Люди думают об угрозах, или о предсказаниях - ам там обыкновенные "простите, что помял посевы" или "кукуруза отменная, подскажите сорт?", а ещё "привет, люди" и прочие глупости.
   Но это воодушевление сменяется, оставляя конечно радость, но сменяясь каким-то подобием спокойствия. Весь тот трепет, что в Тиме внутри вызывала эта поездка, кажется, поутих, нервозность осталась где-то в районе калитки, позволяя ему наконец расслабиться. Всё идёт своим чередом, а он идёт под руку со своим молодым человеком по родным для него местам.
- Тяжело тебе далось привыкнуть к этому месту? - он заглядывает в светлые глаза Кента с интересом. Они почти не обсуждали это. Даже когда Коннер жаловался - Тим просто старался сгладить углы и уговорить его дать этому месту шанс. Метрополис манил его своей жизнью, энергией и огромным количеством дел и людей. Но Тим прекрасно понимал эту, как её называл сам Кент - "ссылку". Она была на тот момент необходимой. Адаптация нужная не только Супербою, но и - самому Супермену.
  Не каждый же день объявляются клоны и их стоило бы воспитать, верно?
   Но Кларк, с присущей ему мудростью, сделал верный выбор. По крайней мере такого мнения был и Бэтмен. И, конечно же, Тим. От его внимания не ускользало то, как постепенно Коннер становился менее дёрганным, как он обрастал эмпатией и получил тот самый, нужный ему, якорь. Что-то, что роднило его с Землёй. Что-то, что делало его ещё больше человеком. Юношей, а не экспериментом.
  Как бы он не старался, как бы не бился Барт, как бы не была не по годам мудра Цисси и умна Касс - они были сами детьми, подростками. Они не могли помочь Коннеру в той степени, в которой ему это было необходимо.
  Семья. Это, конечно же, и друзья тоже, но не только они. Это и дом, это и близкие люди. Тим счастлив от того, что увидел Кента с ними вот так, приехав в гости даже. Это ощущение тепла, которое он всегда испытывал около Коннера - усилилось, будто бы.
   Осторожно выпуская чужую руку из своей, пока Коннер рассказывает что-то про трактор и поле - Тим делает небольшие настройки на фотоаппарате. Поймать момент закатного солнца, что так красиво бликует на чужой слегка смуглой коже, на той простой и искренней улыбке, что отражается морщинками около глаз - задачка, когда твой возлюбленный обладает суперскоростью, но, кажется, не невыполнимая.
   Знакомое чувство благодарности ко вселенной за возможность запечатлеть такой простой, но прекрасный момент, прогревает душу внутри.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » на недельку


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно