ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » мимо. ранен. убит


мимо. ранен. убит

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">••• − •− −•−−   •−− •• − ••••   −− • </span>

<span class="data">••• •−− •− −•−−   •−− •• − ••••   −− • </span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/opuAJno.png">
</div>
</span></p>
</div>
</div>[/html]

[nick]Peter Parker[/nick][status]настоящая любовь озборна[/status][icon]https://i.imgur.com/0MQuDs5.gif[/icon][lz]<a class="lzname">ПИТЕР ПАРКЕР</a><div class="fandom">MARVEL</div><div class="info">you're dumb. you're an ass. dumbass.</div>[/lz]

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

По телевизору какая-то сплошная чушь и кто вообще всерьез смотрит эту ерунду. Гвен приходит к этой мысли почти сразу, перелистывая каналы с крайне скучающим видом и перескакивая с одного ток-шоу на другое. В принципе, вся их суть примитивна, ясна, очевидна и понятна. Где-то звезды кино, где-то просто известные люди, а вот здесь уже какая-то запутанная история с тестом-днк и поиском горе-отца, который ну очень сильно не хочет платить алименты. Ску-ка.
Гвен бросает взгляд на небольшой журнальный столик, стоящий перед телевизором. Задумчиво переводит взгляд с одного учебника на другой, в хаотичном порядке разложенным на поверхности. Достаточно ли материалов она подготовила? И зачем вообще она в принципе их готовила, интересно бы знать. Взгляд сам собой соскальзывает на электронные часы, которые ну очень кстати сообщают о том, что Питер опаздывает вот уже на сорок минут. Как и всегда. Не так чтобы Гвен ожидала чего-то еще, ведь Питер Паркер и опоздания - это синонимы в словаре, а его фотка точно высветится в Гугле, если забить там слово "безответственность". Что вообще в его понимании значит точное время? Ну, в смысле, как он в своей голове интерпретирует фразу "ровно в семь, не в восемь и не в десять, я серьезно, просто возьми и хоть раз появись вовремя"? У этой фразы вообще есть какая-то иная трактовка, помимо той, которая принята у всех нормальных людей?
Можно справедливо подметить, что она могла бы позвонить Питеру и просто уточнить, собирается ли он зайти или снова забыл (точнее, нашел тысячу и одну отмазку, что он бабушку через дорогу переводил или спасал слепых котят, или выступал на митинге в защиту красных панд, что-то типа этого). Но Гвен, кстати, звонила. Ей искренне не хотелось быть навязчивой подружкой, которая не понимает намеков, как и в принципе она определенно не его подружка, потому что он не предлагал или она не предлагала, она ведь современная женщина и сама может сделать то, что хочет, а не дожидаться, пока Паркер сам додумается до очевидных истин. Но он даже не в состоянии догадаться хоть иногда заряжать свой чертов мобильник. Зачем тебе вообще телефон, если ты никогда не берешь трубку? Я серьезно, это вообще как и что такое.
Ах, да, учебники. Гвен перещелкивает канал и оставляет фоном бубнить "Их разыскивает Америка", ну, что ж, будет полезно послушать про дела убийц и маньяков. Потому что Гвен определенно убьет Питера, как только тот появится. И ей нужно будет понять, как избавиться от тела. Вероятно, она может попросить помочь отца с этим? Ее он любит больше, чем закон. И определенно не любит мистера Паркера, так что считай звезды сами собой сложились.
К тесту она могла бы подготовиться и самостоятельно. Да и в целом она уже готова и помощь требуется именно Питеру - о которой он сам же и попросил, но это к слову, еще одна вещь, за которую Гвен в суде оправдают, когда она расскажет как было дело на самом деле - но это просто невероятно.
В дверь комнаты раздается короткий стук, Гвен разом размирает и поворачивает голову в сторону двери. На секунду проскальзывает нелепая мысль о том, что это мистер Паркер наконец-то научился пользоваться дверьми. Но нет. Все еще нет, увы и ах. В дверной проем осторожно просовывает голову ее отец.
- Детка, ты не хочешь попить какао или что-нибудь еще? - суровый капитан Стейси в домашних условиях резко трансформируется в очень милого и неуверенного отца, который все время боится сделать что-то не так. Гвен улыбается тепло, отрицательно встряхнув головой и затем склонив ее набок.
- Нет, па, не хочу, - все же добавляет Гвен, заметив, что отец уже спешит расчехлять весь его арсенал уговоров и дар убеждения.
- Твой парень так и не появился, - вместо уговоров, произносит отец, с каким-то неодобрительным тоном. Сложно сказать, что конкретно он не одобряет сильнее: наличие Питера или его отсутствие. Видимо, примерно одинаково.
- Он не мой парень. И, нет, не появился, - Гвен не удерживается и закатывает глаза. Да-да, давай это обсудим, конечно, самое время. - Он знаешь...у него появились дела. Какие-то там. Но он придет, если успеет...
- До комендантского часа? - перебивает отец, с максимально строгим, но абсолютно напускным видом.
- Да, пап, до него, - Гвен улыбается краем губ. Довольный отец кивает и закрывает за собой дверь, перед этим на всякий случай напоминая о том, что лучше ей не дожидаться своего "не парня" и потратить это время на вкусный какао.
Вообще-то, Гвен думает, что это и правда вариант получше, чем и дальше продолжать пялиться на заблюренную расчлененку на экране. Она вздыхает и поднимается с кровати, но тут же переводит взгляд на окно, в которое следует короткий дробный перестук пальцев. За окном естественно Питер. Гвен даже не удивляется и не пугается. Она подходит к окну и сразу его открывает.
- Ты не мог бы, ну знаешь, пользоваться дверью? - Гвен иронично вскидывает бровь, окидывая Паркера быстрым взглядом и тут же хмурится, заметив на нем царапины и грязь на одежде. - Ты что, с бомжами у Уолмарта подрался? Что произошло вообще?

+2

3

Так, ладно, он опаздывает. Опять. Снова. По жизни. То есть, в целом этим никого не удивишь, но это плохо. Боже, он ведь даже вышел вовремя, почему опять это происходит? Ах, да, потому что нельзя пройти мимо каких-то баранов на улице, которые занимаются тем, чем обычно занимаются мутные парни в темных переулках - преследуют одиноких дам, чтобы... ограбить, а то и что похуже сделать. Питер рад бы не обращать внимание на такое тогда, когда это очень не вовремя - он же прекрасно понимает, что всех на свете не спасешь, и пока он тут махается с одной сладкой парочкой, по городу происходят десятки таких нападений! Но нет, чутье а-ля «слышу звон - надо узнать, где он» не замолкает до тех пор, пока не сделаешь дело, а там дальше гуляй туда, куда шел.
Суть в том, что шел он к Гвен домой, так что задерживаться где-то по дороге было совсем не вариант - вот совсем. Не то, чтобы Стейси не знала об этой очаровательной особенности его характера, но хотелось показать себя как-то с лучшей стороны, что ли, а не как типичный Паркер. Хотя знай она, в чем дело, наверняка поняла бы и была не против - благое дело же делает, как-никак. Ну, то есть, наверное, поняла бы?
На самом деле, он честно думал, что, может, рассказать Гвен правду - не такая уж и плохая идея. Хотя, честно говоря, предугадать реакцию было сложно - как-то они обо всем этом особо не говорили, да и просто одобрять или не одобрять действия какого-то левого чувака и знать, что вон он перед тобой - определенно разные вещи. Типа, легко быть всепринимающим, когда все это происходит где-то во внешнем мире, а тебя никак не касается. А у Питера до сих пор не было ровно ни одного человека, которого можно было бы посвятить в то, чем он занимается на досуге, когда не учится и не помогает тетушке Мэй, периодически забывая сделать что-то по дому. И, с одной стороны, здорово было бы заиметь человека, с которым можно быть до конца честным, а с другой - слишком уж стремно. Вдруг не примет?
Этот вопрос фигурировал постоянно где-то на фоне, но пока не горело его решать, пожалуй, можно все оставить как есть.
И... вон он на крыше дома напротив решает, не стоит ли, как нормальному человеку, наконец-то появиться в квартире Стейси через парадную дверь или же воспользоваться способом по старинке и зайти со стороны пожарной лестницы и крыши. На двадцатом этаже, ага. Гений, как обычно, но не в первый же раз - кого это удивляет. Всяко лучше вариант, чем знакомиться вдруг со старшим поколением Стейси. Если они дома, конечно. Может быть, Гвен и пригласила-то сегодня именно потому, что их нет?
Черт, ладно, спускаться и подниматься обратно уже на лифте будет еще дольше, не говоря уже о перспективе встречи с родителями. Так что этим способом он, несомненно, когда-нибудь воспользуется, но это «когда-нибудь», пожалуй, будет не сегодня.
Питер осторожно спускается на крышу и отлаженными движениями быстро меняет костюм на обычную уличную одежду, после чего достает из кармана куртки телефон, чтобы в отражении от экрана разглядеть, что у него творится на голове, не слишком ли сильный хаос в волосах и не расквашено ли лицо больше обычного.
Экран участливо загорается, оповещая о пропущенном вызове от... Гвен. Да ну чтоб тебя, а. Ладно, это было предсказуемо, но теперь перезванивать определенно смысла нет, когда он и так через полминуты спустится на пролет ниже и будет на месте.
Вот прям сейчас - спускается и тихо постукивает по стеклу костяшками, натянув на лицо виноватую улыбку.
- Прости, так получилось, - не то, чтобы это вообще звучало как оправдание, но что он еще скажет в любом случае - ведь не то, что по лестнице 20 этажей подняться удобнее и точно не так страшно, как встретиться с ее родителями? - Оуэхм, - та-а-ак, что все-таки у него с лицом? - Почти. Сосед с собакой играл в фризби и залепил им мне по лицу, а потом пес добавил. А я уже вышел из дома без ключей, дверь захлопнулась, Мэй отошла в магазин, сама понимаешь, - это, конечно, вряд ли - сам бы что-то понял, но это вряд ли тем более, когда несешь какую-то чушь прямо на ходу. - Да ничего страшного, - окончательно смущается Питер и от греха подальше оборачивается к рюкзаку.
Так, он же вроде донаты по дороге сюда захватывал. Оставалось молиться, чтобы они оказались не очень сильно подавлены, а не как обычно. Но на поверку жизнь его сегодня миловала (хотя бы в чем-то), так что коробка выглядела даже не сильно потрепанной - в рамках допустимого, принимая во внимание, что все-таки нес ее в рюкзаке. Содержимое ее пострадать точно не должно.
- В общем, вот, - протягивает Питер ее в руки Гвен, а затем цепляется взглядом за включенный телевизор и вытягивает шею, чтобы лучше рассмотреть. - Что там у тебя такое интересное?

[nick]Peter Parker[/nick][status]настоящая любовь озборна[/status][icon]https://i.imgur.com/0MQuDs5.gif[/icon][lz]<a class="lzname">ПИТЕР ПАРКЕР</a><div class="fandom">MARVEL</div><div class="info">you're dumb. you're an ass. dumbass.</div>[/lz]

+2

4

С Питером всегда и буквально с самого начала было странно, неопределенно, волнующе и, то уж там, чертовски нелепо-неловко-мило. Именно в такой связке, нерушимой и неразделимой, должны идти эти слова, если речь про Питера Паркера. Все эти его миллионы дурацких и абсолютно неправдоподобных отговорок, которыми он от души завешивал всякого, кто задает вопросы, могли сработать абсолютно на каждом. Но на Гвен они не работали. Она научилась распознавать неловкую ложь Питера по одному лишь смущенно отведенному взгляду и манере громоздить слова друг на друга, как в дурацкой Дженге: одно дуновение ветра и неправильно взятый блок - и вот башня уже посыпалась.
Гвен вздыхает, покачав головой. Она вскидывает голову, встряхнув волосами, собранными в непонятное гнездо, скрепленное парой карандашей, затем иронично вскидывает бровь.
- Что ж, насчет твоей тети, мистер, она мне позвонила, чтобы спросить не у меня ли ты случайно. Я ответила, что, разумеется, у меня, - Гвен тихо посмеивается, ни капли не разозлившись на Питера за очевидную ложь. Он просто был таким, понимаете? Вечно влипает в неприятности, опаздывает, ввязывается в абсолютно любую странность, которую найдет в радиусе километра. Бывают такие люди. В каком-то смысле, это даже очаровательно. Злиться на это было бы глупо, ведь Стейси не ребенок, который капризно требует, чтобы все было именно так, как ей нужно. - Я сказала Мэй, что ты очень усиленно занят физикой и упорно стараешься, так что в твоих интересах и правда стараться.
Возможно, врать тете Питера было вообще не слишком честно. Особенно с учетом того, что она просто волновалась - как и сама Гвен - и имела право знать, где пропадает ее племянник. Но с другой стороны, не могла же Гвен сказать, что она вообще-то и сама не в курсе. Не хватало еще, чтобы Мэй провела вечер полный нервов и беспокойства. А что было бы, если бы Питер так и не пришел и что-то правда случилось...что ж, об этом думать совершенно не хотелось.
- Ох, пончики, - Стэйси приближает лицо к приоткрытой коробке, принюхиваясь и растягивая губы в улыбке. - Надо же, мои любимые, как ты угадал? - Гвен поднимает взгляд, вновь натыкаясь им на свежие царапины на чужом лице. Легкий вздох разочарования и беспокойства вырывается из груди. - Я принесу антисептик, это выглядит не очень, думаю надо обработать, - Гвен мягко касается пальцами легкого синяка на чужой скуле. А затем заметив чужой интерес и проследив взгляд, немного отодвигается в сторону. - "Их разыскивает", - пожимает плечами Стейси, поясняя свой выбор для просмотра. - Убивала время разгадыванием преступлений, пока тебя ждала. Мне нравится это шоу, мы его часто с папой смотрим, хотя маме это не очень и нравится, - Гвен тихо смеется, отходя от окна и пропуская Паркера в спальню. - Я схожу за аптечкой, а ты посиди тихо, ладно? Думаю, папа не захочет знать о том, как ты любишь пробираться в чужие квартиры через окно, ему это не понравится. Надеюсь, он тебя не увидит, иначе нам обоим придется через это окно бежать и спасать свою жизнь.
Гвен снова тихо смеется, прежде чем выйти из комнаты, плотно прикрывая за собой дверь. Храни бог их хорошую звукоизоляцию, которая не даст родителям услышать ничего случайного или лишнего. В коридоре Гвен внезапно сталкивается с отцом, девушка удивленно смаргивает, даже не успев открыть рот, чтобы задать вопрос, отец ее опережает:
- Ограбление банка на углу восьмой и тринадцатой, - быстро поясняет отец, на ходу натягивая форменную куртку. Гвен застывает, прислоняясь плечом к стене и внимательным взглядом провожая отца. Из комнаты выходит и мама, чтобы проводить мужа.
- Но сегодня твой выходной, ты мог бы и не... - Гвен говорит сухо и устало. Не очень она хотела это произносить, скорее просто мысль вслух, но отец все равно строго и отрицательно качает головой.
- Это моя работа, ты знаешь, что не мог бы, - Гвен лишь кивает, едва заметно. Отец подходит ближе, наклоняется и коротко целует ее в лоб. - Никаких парней, пока меня нет.
Хотя это больше шутка, Гвен все равно закатывает глаза, отзываясь коротким "да-да, как скажете, капитан Стейси", прежде чем дверь за отцом закрывается. Мама проходит мимо, мягко погладив Гвен по щеке пальцами и скрывается в комнате. Сама же Гвен направляется в ванную, достает аптечку из шкафчика и вновь возвращается в комнату, где Питер все еще с интересом смотрит тв-шоу. Или только притворяется, что смотрит.
- Отец уехал на дежурство, так что опасность миновала, тебе повезло, - с мягкой улыбкой, произносит девушка. А затем присаживается на кровать, поставив ящик с аптечкой на колени. Ладонью она хлопает по кровати рядом, приглашая Питера присесть. - Ну что, готов к небольшой экзекуции, герой? Будем лечить последствия покушения на тебя собак и их злобных пособников фрисби.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

5

Сердце его на один удар стремительно ухнуло вниз.
Мэй звонила сюда? Боже. Да уж, здорово все его и без того шитые белые нитками оправдания выглядели на фоне этого.
Впрочем... если так подумать, не особенно-то и противоречили его словам, правда?
- Но, ты же... почти даже не солгала, - Питер уже почти успел стушеваться, когда нужные слова все-таки пришли ему в голову. - Я правда собирался к тебе, просто слегка задержался. Форс-мажоры, сама понимаешь.
Физикой занимается, ага. Ну, скорее физическими упражнениями, но корень-то у слов один, так что в этом тоже была доля правды. А оставшуюся долю Мэй знать совершенно точно было не обязательно - еще не хватало, чтобы она за него волновалась больше обычного, и так перевыполняет месячную норму за день. И без того волнуется - он даже представлять себе не хотел, что было бы, если бы ей открылась правда. Конечно, это было бы честно, но в данном случае он, пожалуй, честностью готов был пожертвовать - уж не после смерти мужа и того, как именно она наступила, подвергать тетушку такому стрессу.
Нет, пусть уж лучше он как-нибудь сам. Тем более, заживает на нем все равно все как на собаке и еще даже быстрее. От тех же царапин, который сейчас украшают его лицо, через сутки уже и следа остаться не должно - может быть, разве что немного, но точно перестанут быть поводом для беспокойства.
- Спасибо, - тем не менее, благодарит он за прикрытие, наблюдая за тем, как Гвен распаковывает коробку и как-то по-детски радуется сладкому. - Оу, да? Просто... это и мои любимые тоже, - не говорить же Стейси, что он уже давненько за ней наблюдает и кое-какие детали рубит себе на носу: что она читает, какая еда ей нравится, какие-то привычки и жесты и о каких переменах настроения они говорят. Всякую мелочь, которая сама откладывается в памяти, когда человек по-настоящему небезразличен.
И все же - да, вслух звучало бы не очень-то, правда? Прибережет эту информацию для себя.
Питер суется поближе к зеркалу, чтобы все же рассмотреть, что же такое у него с лицом-то. М-да, экран телефона - предатель, как-то ему до этого казалось, что кровоподтека нет или он хотя бы не так бросается в глаза.
- И как, о чем речь в этом выпуске? - интересуется он происходящим в телеке, хотя и, по правде говоря, не очень-то. Просто надо было о чем-то спросить, а тут подвернулся повод.
И совершенно не препятствует желанию девушки помочь привести его в порядок, хотя и уверен, что не стоит оно того - само прекрасно заживет. Тем не менее, промыть рану действительно не мешало бы, а то зажить-то заживет, но кровь все равно останется. Вообще по-хорошему не мешало бы умыться, но к тому времени, как ему в голову пришла эта мысль, его уже заперли.
И пока он смиренно ждал возвращения хозяйки комнаты, рассматривая корешки книг у нее на полках, снова - вот оно. Где-то слышится звон бьющегося стекла - ощущение, что совсем поблизости, но он-то знает, что это не так. Полицейские сирены, обрывки фраз мистера Стейси в коридоре, помогающие сложить мозаику происходящего воедино. Происходящего, которое он должен остановить - должен точно так же, как призывает к этому и работа отца Гвен.
Только, в отличие от него, Питер не может сказать обо всем прямо.
Но тогда что? Обратно в окно? Кажется, других вариантов и нет.
Звук открывающейся двери застает его раньше, чем он успевает забраться обеими ногами на подоконник - так и попадается на глаза Гвен, свесив одну ногу внутрь комнаты. Молниеносно он поворачивает голову к телевизору, как будто так и задумано, а он просто увлекся происходящим по ту сторону экрана.
Черт!
Какая такая опасность миновала, если она очень даже есть, и люди в банке как раз-таки в этой самой опасности, до Питера доходит с запозданием. Ах, эта опасность. Ну, да, он же сам не хотел встречаться с родителями Гвен сегодня, а теперь этого уже и не грозит. Если, конечно, он не найдет способ улизнуть и помочь капитану Стейси и его напарнику в полях. Осталось понять, как бы это устроить. И быстро.
Но пока у него не то чтобы большой выбор, кроме как подчиниться Гвен и присесть на край ее кровати.
Всего на мгновение, потому что роскоши рассиживаться у него не было - и как будто даже физически этого сделать не мог.
- Слушай, я могу... на минутку?.. - выпалил Питер, указывая большим пальцем за дверь ее комнаты и явственно намекая на то, что прежде, чем они начнут, вообще-то не против отлучиться в туалет. Не знает Питер, что собирается делать после этого, но ничего умнее с ходу все равно не придумал. - Ты такая красивая.
Ну, как уже было сказано - ничего умнее не придумал.
Боже.
По крайней мере, то была чистая правда.

Отредактировано Peter Parker III (04.01.22 21:04:48)

+2

6

Возможно, Гвен не самая лучшая девушка. Вернее, нет, не так. Она определенно не самая лучшая, ведь все субъективно и прочее бла-бла, которое к данному делу не имеет отношения. И...а она девушка вообще? В смысле, Питеру, а не физиологически, потому что с самоопределением проблем у нее точно не имеется. Скорее, речь о том, а они с Питером встречаются? Как там было-то правильно? "Когда двое проводят время вместе и друг другом увлечены..." - нет, это цитата про свидания. В любом случае, пункт с "вместе" можно смело обозначить зеленой галочкой. С горем пополам, через тысячу трудностей, но Паркер все же до нее добрался. И они в ее комнате. Значит, вместе. А вот насчет "увлечены" есть некоторые сомнения.
Гвен смотрит на Паркера с некоторым едва заметным прищуром. Тот явно выглядит абсолютно рассеянным, взгляд смотрит на нее, но как будто мимо. Она читала недавно недавно статьи одного психиатра, вот там он описывал людей, страдающих проблемой болтовни с внутренними голосами, примерно такими, как выглядит сейчас Питер. Не то чтобы Стейси всерьез задумывалась об этом, но, знаете, просто само собой в голову всякое приходит. И от природы крайне прагматичная и скептичная Гвен просто любит делать некоторые наблюдения. А любое наблюдение должно заканчиваться видом.
Хорошо, если Питер Паркер не разговаривает со своим каким-нибудь внутренним другом или милым песиком, который для эмоциональной поддержки. Господи, о чем она думает? Питер же вовсе не сумасшедший. Странный? О, да, еще какой, таких поискать да не найдешь. Но ей просто надо поменьше смотреть криминалистические передачи и поменьше углубляться в психологию. Тем более, что она не собирается быть прям уж доктором, точно не в направлении лечения человеческих душ. Такими темпами, она уже сама скоро свихнется и Питер ей с этим очень сильно подсобит, его, кажется, дважды просить не надо.
- Я...что? - Стейси смаргивает, возвращаясь в реальность, затем моргает еще пару раз и отводит взгляд от губ Питера, на которых по какой-то случайной причине заострила внимание, пока задумывалась. Взгляд Паркера снова приобрел осознанность, а вот Гвен, кажется, теперь сама своим видом и некоторой потерянностью могла вызвать вопросы. - Ладно? - выходит откровенно вопросительно и неуверенно. Она отсаживается немного в сторону, убирая руки и немного удивленно провожая резко подорвавшегося Паркера, направившегося к двери. - Только маме постарайся не попадаться, - вслед напутствует Гвен, но дверь уже закрылась.
Стейси переводит озадаченный взгляд с двери на зеркало, в котором отражается ее лицо. Кто вообще отвечает "ладно", в ответ на комплимент о красоте? Боже, как стыдно-то. Почему она вообще это сказала?
И, более насущный вопрос: почему Питер вообще такой странный. То есть, он странный абсолютно всегда, но сейчас это ощущается особенно сильно. Это с ней что-то не так? Она сделала что-то неправильно? Стейси встает с кровати и подходит ближе к комоду, над которым расположено большое зеркало, придирчиво осматривая свое лицо и внешний вид. Вроде бы, выглядит она так же, как и всегда. Странно. Она оттягивает ворот домашней майки, натянув его на нос и принюхавшись. И вариант с тем, что от нее неприятно пахнет тоже мимо: кокосовая вода и сандаловый геля для душа. Волосы чистые, зубы она чистила не так давно. Что не так-то?
Гвен качает головой и вздыхает, вновь усаживаясь на кровать, подпирая подбородок ладонью и незаинтересованно уставившись в телевизор. Может, она чем-то обидела Питера? Или смутила? Кажется, ничего такого она не сказала, чтобы вызывать негативную реакцию и желание сбежать. Возможно, он просто растерялся? Или ему правда надо в туалет и нечего тут гадать и копаться в себе, выискивая несуществующие причины. А что такого, в базовых потребностях и физиологии ничего противного нет, Стейси не ханжа какая-то, все понимает и никаких вопросов. Может, у него просто живот прихватило, потому что съел что-то не то.
Гвен поднимает взгляд. Прошло пять минут. Ладно, видимо, он реально что-то такое съел, что душа не вынесла. Бывает, ничего страшного. Или страшно очень даже? Потому что и спустя десять минут Питер в комнате не появляется.
Гвен поднимается с кровати и выходит из комнаты, направившись в сторону уборной. Дойдя до нее, вновь озадаченно вскидывает бровь. Свет выключен, внутри пусто. На кухне Питер не обнаруживается. Как и в гостиной. Вообще нигде нет. То есть, он прям вот взаправду, без шуток и иронии, просто взял и ушел?
Вау.
Надо же.
Гвен еще ни разу в жизни настолько прямолинейно и демонстративно не отшивали.
Молодец, Питер Паркер. Браво. Это так в твоем стиле.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

7

— Ты просто чудо, — не то, чтобы разрешение отлучиться в уборную требовало особой похвалы и вообще какой-либо похвалы, но Питер второпях и на энтузиазме успел даже «клюнуть» Гвен в щеку, как будто она ему жизнь спасла, прежде чем целенаправленно умчаться в сторону двери из ее комнаты. — Хорошо, не б... — воскликнул было он напоследок, да только умная мысль его пусть с запозданием, но нагнала, посоветовав заткнуться как можно скорее, если он действительно не хочет привлекать внимание матери Гвен. Поспешно закрывает рот рукой, делая страшные глаза, когда оборачивается к Гвен, продолжая пятиться, после чего поднимает оба больших пальца вверх, тем самым лишний раз давай понять, мол, понял.
И закрывает за собой дверь.
Так.
Ну, в ванной комнате на самом-то деле ему делать совершенно нечего. Поэтому Питер начинает осторожно озираться по сторонам, чтобы, во-первых, действительно не напороться на главного босса уровня в лице миссис Стейси, и во-вторых, прикинуть, как бы ему выбраться отсюда незамеченным. Нехорошо, конечно, по отношению к Гвен, которая определенно не заслужила такого ухода по-английски безо всяких объяснений — но что он мог ей объяснить? Он не знал, как она отреагирует на новость о его... хм, хобби? Подработке? Так ему за это не платят. Не говоря уже о том, что явно не рада была бы, если бы он так вот умчался по своим паучьим делам прямо посреди их свидания.
Сви-да-ни-я, так же? Или как еще назвать тот факт, что она пригласила его к себе домой? Не первый раз уже, между прочим. Хотя первый, со знакомством с родителями, вообще закончился... нет, в целом-то хорошо — для них двоих, но при этом он прекрасно понимал, почему на глаза миссис Стейси попадаться не стоит.
Господи, какой же он идиот.
Питер быстро сворачивает в кухню, приоткрывает окно, вылезает через него на улицу, цепляясь за стену, и ногой закрывает обратно. Чертыхается, как бы на стекле не осталось следов, и впопыхах пытается вытереть его рукавом куртки, пока в поле зрения его все равно никого нет, после чего с чистой совестью уже карабкается на крышу, чтобы там переодеться и привести себя в порядок.
Вернее как - с чистой совестью. Перед Гвен-то все еще неудобно, хоть он и старается поменьше об этом думать и сосредоточиться на предстоящем деле. А может, ну его, и вернуться обратно, пока еще далеко не ушел? Полиция уже едет, так что ему там быть, вроде как, не обязательно.
Питер мотает головой, отмахиваясь от лишних сомнений, иначе так и просидит здесь - ни туда ни сюда. А с Гвен - ну, придумает что-нибудь потом?
Питер проверяет полицейскую частоту: полиция, конечно, будет, но доедет позже, чем он сможет оказаться на месте. Так что все-таки стоит рискнуть. Тем более, что расстояние здесь всего ничего - глядишь, быстро сможет со всем разобраться и вернуться обратно. И почему нельзя попросту раздвоиться?
Прелесть быть Человеком-пауком в том, что ты совершенно не привязан к ожиданию каких-то там напарников и не зависишь в плане перемещения от пробок на дорогах, так что действовать получается действительно оперативно и наперед, пока еще о преступлении только сообщили - тогда в случае таких вот ограблений особенно вероятно, что преступников ты застанешь на месте, и они не успеют толком ничего сделать. Уйти так уж точно.
Питер легко приземляется на стену аккурат над нужным отделением Queens County Savings Bank, подбирается поближе к окну и осторожно заглядывает внутрь помещения, оценивая обстановку. Грабителей трое, все вооружены пистолетами. М-да, не очень приятно не только для работников банка, но и для него самого. Так просто к ним поближе не подберешься без риска отхватить еще на подходе, да и костюм у него не защищает буквально ни от чего, а на самом хоть и заживает все, как на собаке, но приятного от этого не очень-то много, особенно сразу после того, как ранили...
Телефонный звонок.
И ему не нужно даже гадать о том, кто бы это мог быть.
Ага.
Черт.
— Привет! — не самый лучший момент, чтобы взять трубку, в о о б щ е   не подходящий, но Питер и сам понимает, как сильно облажался, поэтому не может позволить себе динамить еще и звонки. — Слушай, извини, что так вышло, я правда не хотел и это все моя вина. Просто позвонили соседи, что заметили у нас дома зажженный свет и какие-то подозрительные фигуры, надо было проверить, что все тихо...

+2

8

Повторный "обыск" и осмотр квартиры не дает ничего нового. Объяснений, которые успокоили бы, увы, тоже. Гвен сама понятия не имеет о том, чего конкретно ожидает, заглядывая в том числе и под ванную. Нет, ну прячется он там, да, конечно. Разумеется, всякие глупые дурачества были в стиле Паркера, но не настолько же. Ага, спрятался под ванную, чтобы ее напугать, конечно, все же так делают, чтобы прибавить романтичности свиданию дома. Гвен разочарованно вздыхает, встряхивая головой и сползая спиной по бортику ванной, усаживаясь на кафель. Питер-черт-тебя-подери-Паркер, ты это серьезно что ли?
Он и правда просто ушел. Гвен на всякий случай открывает входную дверь, выглядывая в коридор, но и там тоже никого нет. Только удивленный сосед кивает ей, здороваясь и справляясь о делах ее отца. Она что-то отвечает, но сама не вполне осознает что именно, что-то на очень шаблонном и вежливом.
Из комнаты выглядывает мама, кажется, разбуженная шумом, который Гвен устроила, пока носилась по всей квартире в поисках смывшегося Паркера. Гвен лишь натянуто улыбается, соврав о том, что где-то посеяла свою резинку и никак не может ее найти. А затем возвращается в свою комнату. Там Питера, естественно, все еще не наблюдается. Гвен ощущает обиду и недопонимание того, что случилось. Коробка с пончиками все еще стоит на столике, сиротливая и одинокая. Ну она же не сошла с ума и сама себе не нафантазировала, что Паркер к ней заглядывал. Вот пончики, вот окно открыто, значит был тут. Внутри вскипает раздражение и обида. Всему же есть предел. Он мог хотя бы извиниться, придумать нелепую отмазку, прежде чем уйти. Лично сказать!
На глаза попадается мобильный. Гвен смотрит на него пару секунд, прежде чем решительно взять и набрать номер Паркера. Она получит свои объяснения, даже если придется выбить их силой! Проходит несколько длительных гудков, прежде чем трубку снимают.
- Питер Паркер, я сейчас же требую... - угрожающе шипит Стейси, но ее тут же перебивает сам Питер. Немного запыхавшийся и явно отвлеченный на что-то стороннее, а не на саму Гвен и ее звонок. - Ну уж нет, - раздраженно перебивает Стейси чужой поток явно выдуманных на ходу объяснений и оправданий. Очевидно же, что он врет. Гвен его отлично знает и любую ложь вычисляет еще до того, как Паркер успеет ее выдумать и принести в этот мир. - Нет, все, не надо. Я поняла, - первоначальный гнев сменяется привычным разочарованием. Гвен устало трет висок, прикрывая глаза. - Больше ничего не надо. Не приходи больше. Пока.
Гвен даже не собирается слушать все то, что Питер попытается сочинить в ответ на это. Она нажимает на сброс и откидывает мобильник в сторону, а сама падает спиной на кровать, рассеянно вглядываясь в потолок. Она слишком устала от этих тысяч нелепых оправданий. Питер слишком...Питер. Он сначала сам намеренно сближается с ней, а как только она делает шаг навстречу - он делает три назад. Вечно врет, вечно убегает, вечно ищет отговорки. Ей такое не нужно. Она не хочет отношений, в которых от нее бегают, как от прокаженной. Она сделала достаточно попыток, но Паркер все еще оставался...самим собой.
Дурацкие мысли. Гвен рассерженно хмурится, поднимаясь с кровати и направляясь к шкафу с одеждой. Достает оттуда первые попавшиеся вещи, переодеваясь из домашних. Смотрит на мобильный, на котором виден входящий вызов от Питера. Она лишь качает головой, натягивая сверху толстовку, кладет в карман пару купюр на кофе, а затем покидает комнату, оставляя мобильный на кровати и дальше разрываться от входящих вызовов. Ей лучше проветриться и не думать об этом. Сходит в кофейню на углу, возьмет там кофе и вернется обратно домой. Никто и не заметит, что ее нет. Папа все равно на вызове, мама наверняка уснула. Так что Гвен тихой лисицей проскальзывает в коридор, обувается в прихожей и выскальзывает за дверь, запирая ее за собой и закидывая ключи в карман.
Ночной воздух, увы, ощутимого облегчения не приносит. Гвен выскальзывает из парадной, проходится вдоль улицы, а затем ныряет в один из проулков: так до кофейни в два раза быстрее. Девушка накидывает на голову капюшон. Ей совсем не хочется смотреть ни на людей, ни на что-либо. Ну почему Питер так поступает с ней? Почему постоянно врет, сбегает и держит ее за дурочку? Да кто угодно поймет, что он выдумывает все эти отговорки. Но зачем? Он мог просто не общаться с ней, не обязательно сближаться, если она ему не нравится. В конце концов, они могли быть и просто друзьями, если что-то с ней не так.
Гвен снова вздыхает, на пару секунд поднимая взгляд. Впереди, в темноте проулка, освещаемого лишь неярким светом фонарей с дороги впереди, видны две рослые фигуры. Сердце обеспокоенно вздрагивает. Она хочет нащупать в кармане мобильный, но вспоминает, что оставила его на кровати. Баллончика, который выдал ей папа, настоятельно приказывая всегда носить его с собой, тоже не оказывается. Она ведь и не подумала его взять. Господи, какая она дура. А еще дочь полицейского. Может, они ее не заметили и не станут докапываться? Гвен резко разворачивается и быстро шагает в том направлении, откуда пришла.
- Эй, далеко собрался, парниш? - ее резко дергают за локоть, разворачивая к себе, капюшон сползает, открывая лицо, чем тут же вызывает издевательский насмешливый свист. - Ух, так ты горячая красотка, надо же как повезло. Ты погляди на этот улов.
Ни секунды не раздумывая и даже не успев толком испугаться, Гвен тут же вырывается из захвата, дотягиваясь коленом до паха удерживающего ее парня. Простой прием, которому отец научил на подобный случай. Парень сгибается пополам, выплевывая оскорбления в ее адрес. Гвен разворачивается, готовая бежать, но сзади на нее накидывается приятель первого парня, приставляя нож к горлу.
- Далеко собралась, дерзкая сука? Дернешься - пырну.
Гвен даже боится дышать, ощущая острое лезвие на коже. Вот теперь она наконец-то понимает, в какой ситуации оказалась.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

Отредактировано Flash Thompson (12.02.22 13:28:28)

+2

9

- И в общем, я сейчас... Гвен? Ну что ты... я же буквально одной ногой здесь, другой там. Нет, погоди. Гвен! - ладно, план с оправданиями с треском провалился, и теперь он, кажется, умудрился сильно разозлить и расстроить Стейси. - Да блин, - звонок, конечно, был очень не вовремя сам по себе, но Питер все равно жмет на кнопку вызова и пытается перезвонить, потому что оставлять все на такой ноте не хочется совершенно.
Не стоило все-таки уходить, но какой смыл об этом думать сейчас, когда он уже в пресловутом банке. Все равно полиция будет здесь с минуты на минуту, кому он что пытается доказать? Себе разве что, но он же прекрасно понимает, что теперь просто пытается компенсировать то, что не смог спасти одного человека, а всех в городе не спасет все равно. И все это как минимум нечестно по отношению к Гвен, которая всего этого не заслужила. И усидеть на двух стульях тоже не очень-то у него получается, чтобы успевать быть и Человеком-пауком, и Питером Паркером, хоть ты раздвоись.
Короче говоря, снова облажался, ничего нового.
Трубку, разумеется, никто не берет, и скоро гудки переходят в автоответчик, а он все равно так пока и не придумал, что сказать в свое оправдание, поэтому со вздохом молча отбивает звонок. Раз он все равно уже здесь, лучше сосредоточиться на том, что происходит прямо у него перед носом, да и убраться отсюда поскорее - желательно до приезда копов. И особенно одного конкретного, который, как он успел выяснить при личном общении, не очень-то в восторге от помощи со стороны анонимного энтузиаста.
Если честно, все эти личные драмы отбили желание даже острить и шутить - вот так вот все плохо.

Смыться из банка ему действительно удается буквально минуты за три, предварительно спеленав преступников и в виде кокона подвесив к люстре. В результате ограбления никто из посетителей и персонала вроде бы не пострадал, а запрыгнул на соседнее здание он сам буквально тогда, когда под окнами этого самого здания послышались полицейские сирены.
Свесив ноги с парапета крыши, Питер предпринял попытку снова дозвониться до Гвен, но результат был ровно тот же, что и с предыдущий раз.
Ладно, он готов был признать, что очень сильно облажался.
Может, стоило просто вернуться обратно? Так разговора избежать всяко будет труднее, да и выгнать его, не привлекая внимание матери, Гвен еще придется постараться. Просто так он это все равно не оставит - попытается исправить, насколько это к его силах. Как? Над этим еще предстоит подумать, причем желательно именно подумать основательно и дольше пяти секунд, а то жизнь не устает доказывать, что импровизация ему дается с переменным успехом.
Однако пока он ничего лучше не придумал, чем все-таки вернуться к дому Стейси. Что практически уже и сделал, когда удачно опустил взгляд вниз на улицу, где заметил подозрительно напоминающую кое-кого фигуру, направляющуюся в противоположную сторону от многоэтажки. Интересное дело - так ему стоило подождать ее дома или лучше подловить где-то на улицах? Хотя она, наверное, будет не особо в восторге, если решил, что Питер за ней следит. Впрочем, вряд ли он в состоянии сделать себе этим хуже.
Тем не менее, оставалась одна проблемка, заключающаяся в том, что он все еще в красно-синем костюме. Так что, вроде как, будет время переодеться, пока Стейси сходит по своим делам и вернется обратно?
Или... нет.
Повисший на прутьях хлипкого балкона Питер замечает чуть поодаль в переулке двух бугаев. Гвен замечает их тоже и, как настоящая умничка, предпочитает ретироваться туда, откуда пришла, вот только делает это слишком поздно. От одного преследователя она пытается избавиться - явно по заветам отца, но второй не теряется и хватает ее сзади, угрожая ножом.
Так, ну это уже совсем ни в какие ворота.
Ситуация щекотливая: чтобы точно не дать девушке пострадать от чужих рук, пожалуй, стоило бы бесшумно подобраться к нападавшему вплотную, чтобы произвести захват вооруженной руки и оттащить ее от жертвы прежде, чем лезвие успело бы чиркнуть по незащищенной коже.
На счастье Питера, обычно никто не ожидает, что к ним кто-то подберется с верхних этажей, так что опуститься аккурат возле сцепленной парочки ему не составляет никакого труда.
- Разве так с девушкой разговаривают? Будешь должен пятак в копилку ругательств, - обращается Питер к незнакомому парню, с силой заламывая ему за спину руку с ножом и попутно отталкивая бедром Гвен, чтобы поскорее убиралась от них обоих.
В конце концов опрокидывает противника на землю и запрыгивает сверху, припечатывая его к грязному асфальту. К тому времени почти очухался и сообразил, что к чему, его приятель, издавший возмущенное «Эй!», тем самым привлекая внимание Питера.
- Ах, прости, я почти про тебя забыл, - извиняется он, не пожалев на парня паутины, заряд которой оттолкнул его к стене, к которой и приклеил, а для верности его догнал еще один.
И третий - для его дружочка, надежно запечатал его руку с ножом, чтобы тот еще полежал и подумал и своем поведении.
Питер оборачивается к Гвен, соображая, ну и что с ней теперь делать? В этом переулке - так уж точно нечего. И, вообще-то, по выбранному маршруту он примерно догадался, куда она собиралась. Может быть, стоило бы спросить предварительно, не против ли она слегка ускориться, но он так и не придумал, как с ней говорить, поэтому просто притягивает к себе ближе и крепче, после чего активирует шутер, чтобы буквально за один заход добраться до более людной улицы с кофейней на углу, которая еще давно полюбилась Стейси.
- Добрый вечер! Капучино с собой для этой девушки, - опуская ее на землю возле входа, почти вприпрыжку подбирается он к баристе и облокачивается на кассовую стойку.
И после этого поглядывает на Гвен как-то... неловко?
Особенно когда вспоминает, что у него, вообще-то, нет с собой денег.

Отредактировано Peter Parker (12.02.22 14:59:56)

+2

10

Итак, как ей следует действовать в ситуации, подобной этой? То есть, есть же какие-то приемы, которые могут помочь, даже в настолько безвыходном и шатком положении. Гвен старается успокоиться и попытаться выудить из недр памяти какие-то уловки, которыми муштровал ее инструктор, к которому в свое время водил ее отец, но страх внутри настолько сковывает, что Стейси боится даже шевельнуться. Она ведь не какая-то супергероиня, чтобы одной левой уделать двух здоровенных мужиков, тем более, если у одного из них оружие.
Кричать нельзя. Парень может испугаться и запаниковать, что кто-то их услышит, случайно или намеренно ткнет ее ножом, чтобы она замолчала. Да и кто вообще в Квинсе всерьез сунется в темный переулок, на крик девушки? Никому неприятности не нужны. Гвен прекрасно понимает, что дела ее плохи. И она сама в этом виновата. Ну до чего же дурой надо быть! Она никогда не оставляла дома баллончик, а бросать телефон так и вовсе совершеннейшая глупость. Но она была так зла, когда уходила, что даже и подумать не могла о том, что кто-то захочет ее избить, ограбить или изнасиловать. Хотя ей-то, как дочери капитана Стейси, должно было быть это очевидно в первую очередь.
Что же делать? Попытаться вырваться, а там будь что будет? Она может отдавить придурку ногу и попытаться сбежать. Или врезать ему локтем в живот. Или укусить за руку с ножом в ней. Нет. Нет. Дурацкие планы. Она не настолько сильная, чтобы дезориентировать тычком здоровенного мужика. Тогда все же закричать? В первый раз ей просто повезло, первый не ожидал, что ему окажут сопротивление поставленным ударом. А сейчас же...
Паника накрывает с головой окончательно. И Гвен даже не сразу понимает, что в переулке появился кто-то четвертый. Она слышит до боли знакомый голос, хоть и достаточно приглушенный, как будто смазанный и нечеткий. Сердце пропускает удар, то ли от облегчения, то ли от еще большего испуга из-за происходящего. Ей показалось, что она слышала голос Питера?
Гвен дважды повторять не надо, как только нож уходит от опасной близости с горлом, девушка тут же отскакивает в сторону, подталкиваемая чужим телом. Она отходит, неосознанно прижимая руки к груди с удивлением смотря на происходящее. Это...Человек-Паук что ли? В смысле, серьезно, прям здесь, спасает ее от случайных то ли грабителей, то ли насильников? Что ж, это не Питер, Гвен, наверное, с испугу послышался его голос, ну знаете, всякая там психология, когда ищешь защиты у самого близкого и надежного. Даже если на Питера она жуть как злилась и не хотела с ним разговаривать, это не значит, что они бы потом не помирились, как и в предыдущие сто раз до этого.
Мелькает мысль о том, что ей нужно просто убежать отсюда, ей здесь совсем не место, она вообще дома должна быть, а как дура зачем-то поперлась за кофе. Дома ведь есть кофемашина! Но Стейси все равно стоит и смотрит, с широко распахнутыми глазами. И вот он снова говорит. И Гвен понимает, что не ошибается. Она не ошиблась, когда подумала про Питера. Это точно его голос! Она узнает его где и когда угодно! Даже если тот искажен за маской, Гвен узнает и привычную интонацию, с нотками иронии и насмешки, и эти глупые шутки. И это же ее фраза про "копилку для ругательств". Стейси неверяще хмурится. Это не может быть Питер. Он ведь не скрыл бы от нее...подобное. Или скрыл бы? Но почему? Побоялся бы реакции? Побоялся бы переложить ответственность за знание? Боится беспокойства? Ох, славно, она сама придумала все оправдания вместо него. Это может вообще даже не он.
- Стой, что, стоп, нет-нет, - последнее испуганное "нет" подхватывается ветром, ударившим в лицо и заглушающим вообще любые звуки. Потому что она стояла там как дура и даже не успела толком возразить, когда ее притянули к себе и дернули наверх. Стейси зажмуривается, обнимая П...аука за шею, пряча в ней же лицо и мысленно пытаясь вспомнить любые возможные молитвы. Желудок сворачивается в тугой ком, как будто она на самых страшных русских горках. В нос ударяет привычный запах парфюма Питера. Это одновременно успокаивает и еще больше вызывает панику. Гвен впервые в жизни очень хочет ошибаться. Но слишком сильно не верит в тысячу случайных совпадений, которые по кусочкам складываются в голове, вставая на свое место. Не только произошедшее сейчас, а вообще в целом все, что происходило между ними в последнее время. И вся ложь Питера получается...оправданной?
Они оказываются на твердой земле быстрее, чем Стейси успевает попрощаться со скудным ужином, съеденным ранее. А ощущение такое, как будто она и правда покаталась на карусели, лишающей нормального чувства приземленности. Они оказываются возле кофейни. Как раз там, куда она собиралась. Снова совпадение, да-да, как же.
Гвен заходит следом, подходя к стойке. Чувствует на себе очень внимательный и пристальный взгляд, даже если из-за маски его совсем не видно.
- Я...да, здравствуйте, два, пожалуйста. Один сладкий с ореховым сиропом, другой просто без добавок, - произносит Гвен, тут же прикусывая губу в задумчивости. Она абсолютно не представляет, как они выглядят со стороны. Судя по ошарашенному лицу бариста, более чем нелепо. Боже, что ж за вечер такой. - Мы немного торопимся, так что, - намекает Гвен, заметив, что все внимание приковано к Паучку и кофе готовить никто не торопится. Гвен шарит по карманам, извлекая из одного пару помятых купюр. Выглядит она просто ужасно. Одета так нелепо. Почему она вообще об этом думает сейчас?
Она переводит взгляд на П...Питера. Это точно Питер. Его фигура легко узнается, если дать себе время присмотреться. Гвен просто никогда не смотрела на фотографии, иначе давно бы все поняла, но ей это не было нужно. А сам Питер...что ж, ему предстоит очень многое объяснить ей. Если и сейчас он станет отпираться, убеждая ее в том, что она сошла с ума, она просто его придушит своими руками.
Наконец-то кофе оказывается готов, Стейси подхватывает оба стаканчика.
- Спасибо, сдачи не нужно, - бросает девушка, прежде чем направиться к выходу. Она бедром толкает дверь, открывая и протискиваясь обратно на улицу. - Один из них тебе, если что. Вряд ли я вмещу в себя два, особенно после этих потрясающих прыжков по крышам.
Почему косячит Питер, а неловкость и неуверенность ощущает Гвен?

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

11

Вообще-то, он не то, чтобы думал, как все его действия выглядят со стороны. Как и о том, насколько реально человеку, знающему его довольно близко, сложить одно с другим и получить правильный ответ, чему едва ли станет помехой какая-то маска. Он сейчас что, собирался поделиться со Стейси своим секретом? Она же его узнала? Узнала, да? Или нет?
Вот Гвен тоже подходит к стойке и останавливается в метре от него. Заказывает кофе. Два, вернее.
Что ж, она абсолютно точно все поняла.
На что он вообще надеялся? Вот и он не знает.
Кажется, в планы на сегодня подобного рода признания у него не входили. С другой стороны, слишком часто приходилось думать о том, что, может быть, и правда имеет смысл, чтобы хоть кто-то знал, и почему бы это была не Гвен. А что до сегодняшнего дня, по крайней мере, это хоть как-то его оправдывало и объясняло поведение. Наверное?
Какое-то время они стоят молча: Питер - просто таращится на Гвен, бариста - на него. Первой это надоедает Стейси, которая одергивает работника кофейни, а вместе с тем как будто выпадает из транса Паркер и сдавленно кашляет в кулак и тупит взгляд. Особенно когда замечает, как девушка определенно ищет мелочь, чтобы заплатить за них обоих.
- Спасибо, - смущенно комментирует он. - А то, сама понимаешь. Не в трусах же носить наличку, - чего он в костюме не предусмотрел, так это никаких даже внутренних карманов. И почему, интересно? Хотя бы на такой случай можно было бы и озаботиться. Документы с собой все еще можно не носить, но уж деньги лишними не будут.
А Гвен, тем временем, смотрит прямо на него, и она абсолютно точно его узнала, хотя и этот вытаращенный взгляд можно было интерпретировать по-разному. Может быть, это просто шок от того, что встретила извечного героя роликов из новостей и с YouTube. Зачем он только себя в этом убеждает? Да, Гвен не говорит ничего прямо, но у нее же есть глаза, уши и способности к анализу имеющихся фактов.
Наконец, они получают свой кофе и направляются к выходу на улицу, где можно продолжить разговор уже откровеннее, если так будет угодно. Все лучше, чем стоять в неловкой тишине втроем. Или нет.
- Понял, до дома провожу тебя пешком, - соглашается Питер и принимает из рук девушки стакан с кофе, который просто продолжает крутить к руках, потому что никаких отверстий для потребления пищи в маске не предусмотрено, а он же не такой дурак, чтобы снимать ее там, где это кто угодно может увидеть.
Был бы сейчас один - залез бы просто куда повыше и уже не переживал об этом, но поскольку девушке полеты пришлись не очень-то по душе... правда все так плохо, что ли? Он не помнил, чтобы испытывал какие-либо трудности даже тогда, когда только начинал этим заниматься.
- Давай только свернем в какой-нибудь другой переулок и не будем снова смотреть на тех приятелей, - проход по параллельной улице не сильно удлинит дорогу, но воспоминания о событиях десятиминутной давности едва ли захочет освежать и Стейси, так что лучше избежать нежелательных встреч. Ведь вряд ли эти двое куда-то испарились за то время, что их бариста таращился на Питера, правда?
Пишет снова приглушенно кашлянул и почесал в затылке, занимая время, пока все равно не знал, что дальше-то говорить. Почему в этой жизни все должно быть так сложно?
Ах, да, потому что он же идиот, который сам создает подобного рода ситуации.
- Тогда у твоего дома разминемся, а то я на вашей крыше вещи оставил, - предлагает Питер, чувствуя себя как-то по-дурацки от подобных признаний. - Да и твоя мама вряд ли будет в восторге, если ты вернешься домой с Человеком-пауком, - а уж отец был бы не в восторге и подавно, но ему еще предстоит несколько часов в компании неудавшихся грабителей в полицейском участке.
Все еще оставался соблазн тихонечко слиться и сделать вид, что это вообще-то не он и Стейси все себе надумала, но все это больше от паники: здравый-то ум подсказывал, что если он попытается что-то подобное сейчас повернуть, велика вероятность, что со Стейси они больше не заговорят никогда. Даже если она в самом-то деле ничего не поняла, и удастся ей качественно запудрить мозги... в общем... слишком много «если», рассчитывать на которые - слишком хреновая идея, так что почему бы уже просто не сделать то, о чем думал уже давно, а сегодня и подавно звезды сошлись так, что сейчас или никогда.
- Я все объясню, честно, - заверил он пристыженно. После чего помедлил немного и продолжил куда менее уверенно. - Если ты, конечно, не против.
Мало ли. Может, она уже решила для себя, что видеть его не хочет, а все эти самые свежие события только помогли ей в этом убедиться.

Отредактировано Peter Parker (13.02.22 12:33:59)

+2

12

Ситуация абсолютно нелепая. Они двигаются по улице, в сторону от кофейни, так, будто все происходящее в порядке вещей. Редкие прохожие ошарашенно пялятся в их сторону, а некоторые вон даже телефоны достают, чтобы щелкнуть в непосредственной близости местного героя. А Гвен понятия не имеет о том, как ко всему этому относиться. То есть, она на все сто уверена в том, что точно знает того, кто прячется под маской. И, неожиданно, ей не кажется это каким-то особенным событием, как гром среди ясного неба, абсолютно ошарашивающий, внезапный и пугающий. Скорее Гвен ощущает некоторое облегчение из-за того, что получилось так, как получилось.
Шок у нее, наверное, наступит чуточку позже, когда она останется одна, в своей комнате, и начнет рефлексивно пережевывать события этого получаса. Фактически, она могла вообще сейчас валяться в том переулке, с порезанным горлом, мертвая или наполовину мертвая, вроде того. Пока что эта мысль кажется какой-то пресной и какой-то чужой. Все произошло слишком быстро, она понять даже толком ничего не успела. И вот еще теперь оказывается, что Питер имеет тайную личность местного мстителя. Ну человек. Ну паук. Ну, вроде как, и что. Не худшее из возможного, что уж там. Было бы хуже, если бы она узнала, что Питер на самом деле притворяется школьником, а в реальности ему лет тридцать, у него жена, дети, кредиты, все такое...боже, что за бред она выдумала, они ведь так давно учатся в одной школе, вряд ли кто-то смог бы столько времени притворяться старшеклассником, при всем желании.
- Ммм, да, лучше мы пешочком, но где-нибудь подальше, - соглашается Стейси, нервно потеребив выбившуюся прядь волос и привычно-нервно прикусив губу. Немного нервирует пристальное внимание окружающих. Рациональная часть мозга подкидывает мысль о том, что чьи-то фотки могут разлететься по сети и тогда уже завтра в школе ее начнут спрашивать о том, почему она шарахалась ночью по улице, в компании Паучка. И что она должна будет ответить? Что им случайно нужно было в одну сторону? Не станет же она рассказывать хоть какую-то часть правды о произошедшем. Романтичная же часть разума восторженно визжит, не ясно на какую конкретно тему. Просто на все и сразу, чтоб далеко не уходить.
Почему они вообще спокойно прогуливаются по улице? Это с т р а н н о. Прям вот максимально. Гвен занимает себя попиванием кофе, чтобы избавить себя от необходимости что-то говорить. Кажется, Питер то ли сам догадался, что она догадалась, либо до последних секунд уповает на скромную тактичность Гвен, потому что не спешит ничего пояснять. Хотя место для беседы не самое лучшее. Да и время тоже. Для такого вообще бывает подходящее время? Серьезно, сообщите ей дату, она обязательно отметит в календаре и тогда они вернутся к этому вопросу.
- Окно оставила открытым, - единственный ответ, который приходит ей на ум, в ответ на неловкие попытки Питера...сказать хоть что-то. Она чувствует себя такой глупой. Ей следовало притвориться, что она ничего не поняла? Но тогда Паркер никогда бы не рассказал ей ни о чем. Он и под страхом смерти, кажется, намеревался унести свою тайну в могилу. Хотя тяжесть тайны никак его не оправдывает. И Гвен все еще на него злится, между прочим! Да, даже после спасения ее жизни. Один хороший поступок не нивелирует другие, абсолютно глупые и обидные. Но пончики зачтены в карму.
Гвен внезапно перехватывает запястье Питера, когда тот уже собирается рвануть наверх, на крыши домов, удерживая на пару секунд. Чужая рука отчего-то придает и уверенности, и одновременно с этим некоторую потерянность.
- Я не буду в восторге только если ты опять сбежишь, - серьезно предупреждает Стейси. - На этот раз никаких отговорок, все честно и без лжи, ладно?
Звучит как-то глупо, но Стейси сохраняет максимально серьезный вид, прежде чем забрать у Паркера ранее отданный ему стаканчик с кофе.
- Я беру его в заложники, так что поторопись, - все так же серьезно заявляет девушка, после чего уходит в сторону парадной.
Поднимаясь на лифте на свой этаж, Гвен наконец-то позволяет себе выдохнуть, прислоняясь лбом к зеркалу. Ловит свое отражение абсолютно потерянным взглядом и немного хмурится. Сейчас она понимает, что понятия не имеет о том, что хочет знать и что нужно спросить. И как ей вообще быть в сложившейся ситуации. Кто-то вообще бывал в подобных? Есть какие-то гайды или вроде того? Она тихо проскальзывает в квартиру, осторожно закрывая за собой дверь. Тихо снимает обувь, кладя ее на полку. И почти незаметно проскальзывает мимо комнаты матери, но та, как на зло, выходит.
- Гвен? - мама озадаченно хмурится, бросая взгляд на стаканчики с кофе. - Где ты была? У тебя гости?
- Что? Гости? Нет, что ты. Это я решила угостить себя. Понимаешь? Вот это для меня, а это для другой меня. Не знала просто какой хочу, поэтому взяла оба сразу. Вот.
- Какая же ты иногда чудная, Гвен, - мама качает головой, пропуская улыбающуюся дочь мимо. - Больше не гуляй так поздно, папа будет недоволен, если узнает. И ложись уже спать.
- Меня уже нет, я уже сплю, а это приступ лунатизма, - заверяет Гвен, проскальзывая в свою комнату и плотно закрывая дверь. Уф, чуть не попалась. В комнате уже сидит Питер, устроившись на кровати так, будто и не уходил даже. Ммм. Ну. Вот. Да. Как-то вот так.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+2

13

— Ага, — как-то немного глупо и бестолково поддакивает Питер, хотя на самом деле — как будто камень с души свалился. Ну, так, небольшой камушек, который намного легче вес на плечах не делает, но груда, как-никак, все равно становится поменьше. Потому что комментарий про окно — это ведь уже, считай... а что, собственно? Знак того, что Гвен не против его хотя бы выслушать, как минимум. Не так, чтобы он всерьез сомневался, что его выставят за дверь без суда и следствия, но получить фактическое приглашение на собственную оправдательную речь все-таки... не приятно, конечно. Но обнадеживает. Хотя и не гарантирует, что Стейси не злится.
Они уже были под окнами ее дома, так что можно было на время и разойтись каждый своим путем, как буквально в последний момент Гвен хватает его за руку, невольно заставляя посмотреть на нее и выслушать то, что она скажет.
— Да я же не... такой... — идиот? То, что он в принципе умом не блещет, отрицать было бы опрометчиво, но хоть какое-то подобие знания меры у него все-таки есть. Несмотря на то, сколько раз он уже успел облажаться за один только сегодняшний вечер, лишний раз ему точно не стоило напоминать о том, что теперь — только честность.
В смысле, он же сейчас здесь. Какой у него вообще остается выбор.
Тем не менее, вместо того, чтобы что-то еще пытаться выдавить из себя, Питер молча кивает, а затем издает тихий смешок, когда девушка конфискует у него порядком остывший стаканчик с кофе. Да уж, несмотря на наличие крышки, пусть лучше будет в более надежных руках, какими в сложившейся ситуации являлись руки Гвен, а не его собственные: она-то хотя бы собирается все это время оставаться на земле и передвигаться со скоростью обычного шага.
Стоит Стейси завернуть за угол и скрыться за дверью подъезда, как Питер поднимает руку и активирует шутер. Паутина действует подобно натянутой резинке, утягивая за собой вверх и придавая ускорение, так что уже спустя пару секунд Паркер оказывается на черт-знает-каком этаже дома и подбирает на крыше свой рюкзак, после чего спускается на этаж ниже, на ходу запихивая маску в боковой карман, и действительно обнаруживает открытое окно.
Интересно. Это она просто решила проветрить в комнате во время своего отсутствия или все-таки немного надеялась, что он вернется тем же путем, который предпочитал обычно?
Оказавшись в комнате, Питер плашмя падает на кровать лицом вниз, после чего чуть приподнимает голову и с подозрением косится на дверь. Гвен, допустим, таким видом было уже не удивить, но не исключено, что сюда могла заглянуть ее матушка, а то и отец. Присутствие здесь Питера Паркера объяснить было бы сложно, но еще можно, но вот присутствие Питера Паркера в костюме Человека-паука... тоже все еще можно, но... вообще-то, он очень хотел бы этого избежать.
Так что пришлось снова подняться и подтянуть к себе рюкзак, доставая оттуда обычную одежду. Сначала стянул верхнюю часть костюма и сменил ее на футболку с рубашкой, затем занялся нижней половиной — и как раз застегивал ремень на джинсах в тот момент, когда дверь в комнату отворилась, и в проеме показалась Гвен.
— Спокойной ночи, — шутка дурацкая, но он все равно произносит ее с какой-то смущенной улыбкой, складывая костюм в основное отделение рюкзака.
Наконец, застегивает молнию и вздыхает, потупив взгляд, нервно дуя щеки и растрепывая волосы, которым в этой жизни, кажется, все равно уже ничто не поможет.
— Ну, — произносит он, поднимая взгляд на Гвен. Что говорить дальше, если честно, так и не придумал, поэтому просто разводит руками, тем самым как бы говоря, что сама все видела, сама все понимаешь. Хотя едва ли понимает прямо-таки «все», но... что-то это объясняет, да?
А ведь он правда не знает, что говорить. Кто-нибудь вообще в такие ситуации раньше попадал? На страницах комиксов разве что, но вряд ли их можно использовать как методичку, даже если бы Питер мог припомнить хоть один диалог, подходящий к происходящему.
— Теперь ты сама знаешь, куда я обычно пропадаю, когда делаю это тихо и по-английски, — все-таки выдавливает из себя Питер. — Я не говорю, что это меня оправдывает...
И даже не может обещать, что больше так не будет, даже если очень постарается. Впрочем, Гвен — девушка неглупая, поумнее его самого будет, так что сама это прекрасно понимает и не поверила бы, вздумай он даже попытаться навесить ей лапшу на уши. О чем они внизу договорились, что обойдутся без этого.

+2

14

Гвен заходит в комнату, где ее встречает Питер, который...что он делает? Застегивает ремень? Наоборот расстегивает его, чтобы...что? Хочется звучно шлепнуть себя по лбу, потому что очевидно же, что Питер просто воспользовался моментом для того, чтобы сменить свою геройскую униформу. Ну, да. Ладно. Это справедливо. Господи, до чего же она глупая и о чем собиралась подумать? Но не успела подумать и ладно. Что ж, просто Питер Паркер, в своей стандартной одежде, лучше того Питера, который Паучок. Наличие что первого, что второго, объяснить родителям было бы сложно одинаково, но с первым хоть что-то можно придумать.
Кажется, она зависла и слушала не очень внимательно. Стейси смаргивает пару раз, затем тянется предплечьем, чтобы смахнуть мешающую челку с глаз. Давно пора подрезать немного длину, а то скоро совсем зарастет, будет ходить как болонка. Смахивание волос удается не очень успешно, поэтому Гвен проходит дальше в комнату, чтобы поставить оба стаканчика с кофе на журнальный столик перед кроватью. На нем все еще разбросаны учебники и тетради, которые она сама же и оставила, когда готовилась к их занятию. И пончики здесь же, куда бы им деться. Все так, как и было, когда она ушла. Но отчего-то ей на мгновение кажется, что с того момента, как она покинула комнату, прошло не полчаса, а два столетия. И предыдущие события кажутся ужасно далекими. Как будто и вовсе не с ней произошли. Хотя что из этого более далекое, сказать трудно.
Стейси на долгое мгновение прикусывает губу, в привычно-задумчивом жесте, что немного выдает ее тревожные мысли насчет всего, что произнес Паркер.
- Да уж, - как-то глупо соглашается Гвен с произнесенным. На что она вообще надеялась? Что Вселенная сама собой порешает все эти вопросики, пока она пребывает в океане прострации? А когда она очнется, все сакральные познания и понимания сами собой обоснуются в голове? Увы, ничего подобного не происходит. В комнате все еще лишь они с Паркером, сакральные знания, видимо, сейчас в совершенно ином месте, очень далеко от ее головы. Наконец-то Гвен осторожно присаживается на край кровати, рядом с Питером. Почему она вообще должна испытывать неловкость в собственной комнате? Вот вечно с Питером так: нисколечки ничего не ясно. Гвен на автомате нашаривает на постели теплую ладонь Питера и накрывает ее своей еще прохладной после улицы. Сначала несмело, но затем более уверенно переплетает их пальцы и выдыхает, поворачивая голову. - Да уж. Кто бы мог подумать, что из всех людей, это будешь именно ты.
Звучит как-то...оскорбительно. И странно. Неуместно в ситуации, когда узнаешь о чем-то подобном. С учетом того, что Питер наверняка боялся ее реакции, от этого еще хуже.
- Я не имею в виду, что это не мог быть ты, - тут же поправляет саму себя девушка, продолжая вглядываться в лицо Паркера и пытаясь там найти намеки на обиду на ее слова. Хотя вообще-то это она тут должна обижаться! - Просто...странно это. Понимаешь?
Есть ощущение, что она каждым своим словом сама себя и топит. С такой реакцией не удивительно, что Питер не хотел ей рассказывать ни о чем. Да и кто она ему, если подумать. Так ли они близки, чтобы он действительно думал и чувствовал, что может и хочет рассказать ей правду? Знает ли кто-то еще? Вряд ли. Наверное, он не может ни с кем поделиться. А она, глупая, надумала себе черт знает что! Что он намеренно ее избегает, что не нравится ему и прочее.
Внезапно Гвен заходится тихим смехом, закрывает глаза и падает спиной назад, на кровать. Она смеется, хоть и пытается сдерживать свой смех, чтобы мама не услышала вдруг и не прибежала сюда, чтобы проверить, что с Гвен опять такое. Гвен и правда не лучше Питера: такая же странная для окружающих, как и он.
- Извини, - все же сквозь смех извиняется Гвен. Она все еще крепко держит в своей ладони чужую, не желая отпускать. Вот сейчас он уйдет и вдруг окажется, что ей все это приснилось и ничего подобного не произошло. - Просто я...надумала себе столько глупостей, из-за того, как часто ты сбегал. Я думала, что это со мной что-то не так. Что я какая-то не такая: не так выгляжу, не так говорю, не так пахну, представляешь, я и об этом тоже подумала, вот насколько я загналась и ничего не поняла.
Отсмеявшись и утерев выступившие слезы одной рукой, Гвен, все еще улыбаясь, рассеянно зацепилась взглядом за белый потолок.
- Я думала, что не нравлюсь тебе. Ты наверное подумаешь, что я жуткая эгоистка, раз вообразила, что все вертится вокруг одной меня, но...я правда подумала, что дело во мне. Понимаешь? И теперь мне самой смешно от того, насколько я ошиблась. И одновременно с этим страшно. За тебя, Питер, мне страшно и я только позже смогу понять, насколько именно, - девушка рассеянно оглаживает большим пальцем горячую ладонь Питера и никак не может перестать улыбаться. Но это больше нервное, чем веселое. Ведь ничего веселого в происходящем вообще нет.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+3

15

Паркер смешно морщился, косо поглядывая на Гвен, затем на их руки, затем снова на Гвен. Все это больше от неловкости, чем от того, что она могла предположить, когда так поспешно спохватилась. В смысле... в какой-то степени, на то и был расчет? Ну, кто в здравом уме смог бы связать школьника Питера Паркера и народного... героя... Человека-паука? Хотя, погодите-ка: он же сам это и придумал, чтобы у них якобы было что-то общее. Ну, либо чтобы все считали, что он такой вот счастливец, что постоянно получается Паука заснять. Странные совпадения, но правиьные выводы никто еще сделать не додумался. Вроде бы.
Не считая Гвен, перед которой, вообще говоря, он открылся... не то чтобы осознанно. Если бы не это нападение, так бы и продолжал теряться в догадках, как лучше это сделать — и стоит ли. Но когда уже стало очевидно, что она и сама поняла, что к чему, оттпираться стало практически бессмысленно.
- Понимаю, - кивнул Питер, охотно отвечая на вопрос девушки.
Сам-то тоже в шоке был бы, узнай что-то подобное о ней самой, например. Или о Мэй... но это уже совсем ни в какие ворота. И явно удивление не было бы меньше даже принимая тот факт, что сам-то живет двойной жизнью и на досуге занимается поимкой преступников. Технически - незаконной... но жалуются на это разве что сами преступники и полиция, у которой Человек-паук отбирает хлеб. Во всяком случае, по их мнению. Если спросить его самого, то здесь еще на армию таких Пауков работы хватит. Либо на утроенные силы полиции, как минимум.
Вдруг Стейси заливается смехом и откидывается на кровать, сопровождаемая недоуменных взглядом Паркера.
- Что? - неуверенно улыбаясь и тоже издав какой-то немного потерянный смешок, уточняет он, но ответ ему давать никто не спешит. Тогда Питер продолжает выжидающе смотреть на девушку, подумав-подумав и завалившись набок рядом, опираясь на один локоть, на который и приходится основной вес.
Объяснения себя ждать долго не заставляют, зато добавляют еще больше пищи для размышлений. То есть... конечно, он думал о том, как это всегда неловко происходит, но больше со своего ракурса, что ли, не вживаясь в чужую шкуру. Что опять он это делает и наверняка выглядит таким... таким, да. Необязательным, непостоянным и избегающим ответственности, что ли. За что извечно приходится извиняться, но что толку от этих извинений, если поведение от этого не меняется.
Наверное, и самому теперь гораздо проще, что не придется придумывать нелепые отмазки дальше, хотя и в чувством вины вряд ли получится что-то сделать. Разве что осознание, что она же теперь знает, что это ради благого дела... наверное. Стоило проверить, как будет на самом деле. Да и выбора, наверное, теперь все равно нет. Раз Гвен все еще здесь и даже, вроде как, не злится. Не злится же.
Но он никогда не думал... нет, ну правда. Понятно, что Стейси злилась на него, однако... ладно, это тоже его вина: с чего он взял, что у Гвен абсолютно непоколебимая самооценка, в самом-то деле. Как же стыдно теперь, но как будто он мог предугадать. Может быть, и достаточно сообразительный для некоторых вещей, но явно недостаточно развито воображение, чтобы прикинуть что-то подобное.
Впрочем, ладно. Об этом же можно уже долго не думать, правда? Разобрались - теперь должно быть легче. Наверное.
- По-моему, отлично ты пахнешь, - смущенно-смешливо заверил ее Паркер, в подтверждение своих слов - ну, или попросту не придумав ничего лучше - наклонившись совсем близко к ее шее и шумно вбирая носом воздух, как бы принюхиваясь - как, знаете, поросята из мультиков и не только: sniff-sniff.
А потом, недолго думая, и вовсе просто ткнулся носом ей в шею.
Но по мере, как Стейси продолжает говорить, чуть приподнимается, чтобы заглянуть ей в лицо, с выражением каким-то потерянно-озадаченным.
- Все со мной будет нормально, ну что ты, - помедлив, сбивчиво заверил он ее с улыбкой, которая едва ли убедила бы кого-либо: ни ее, ни его самого.
По правде говоря, он же правда рискует собой каждый день. Все это время... не везло, конечно, совсем-то уж обесценивать свои заслуги он не собирался. Правда в том, что он действительно на многое способен - в первую очередь спасибо за это, конечно, тому пауку из «Озкорпа», без которого ничем подобным Паркеру и в голову бы не пришло заниматься. С другой стороны, кому-то же наверняка это бы не пришло в принципе.
Наверное, ему и самому стоило переживать о себе больше. Но уже успев позаниматься борьбой с преступниками некоторое время, уже понимаешь, что каждого встречного вряд ли стоит бояться. Даже если именно такой встречный убил твоего престарелого дядюшку, который уж точно столько не тренировался для того, чтобы подобного не случилось с тобой самим.
- Я же знаю, что я делаю, - и, как бы это ни выглядело наверняка в глазах Стейси, в большинстве случаев это действительно было так. В том, что касалось деятельности Паука. Часто интуитивно, но он и правда находил, как следует поступить.
Заразившись, видимо, какими-то печально-паническими нотками, Питер тихо выдохнул и поднес в губам ладонь Стейси, сцепленную со своей. Не так, чтобы вышло очень успокаивающе, хотя... кто знает. По крайней мере, он пытался.

[icon]https://i.imgur.com/0MQuDs5.gif[/icon]

Отредактировано Peter Parker (24.05.22 00:33:12)

+3

16

Сейчас, окончательно отсмеявшись и ненадолго замолчав, Гвен начинает обдумывать то, что узнала. В конце концов, не каждый день твой парень - не парень? - признается в том, что он герой в маске, который спасает людей на безвозмездной основе. Странное такое знание. Совершенно непонятное. Ну и что ей с ним теперь делать? В смысле, да, конечно, теперь многое вставало на свои места, становилось совершенно очевидным и понятным, но все же. Если так подумать, она ведь и сама вполне могла обо всем догадаться, если бы не отметала всякие детали и не списывала их на странности Питера. Он и правда странный, но не настолько же, чтобы отказываться от большей части фактов о нем.
Гвен поджимает губы и косит взгляд на Паркера, который как-то неловко укладывается рядом. Она отчетливо чувствует на своем лице его взгляд. И ей все еще до невероятного стыдно за то, что она все замкнула на самой себе. Эгоистка. Даже не допустила мысли о том, что дело вовсе и не в ней, а в чем-то другом. Хотя когда вы, вроде бы, среднестатистические подростки, странно думать о том, что проблема будет в спасении мира и геройских штуках, а не только в вас двоих. В смысле, все это достаточно сложно, чтобы в три секунды утрамбовать в голове, смириться и пойти дальше, от и до принимая новую реальность.
Даже если в Питере ничего не изменилось, как ей кажется, все равно достаточно неловко находиться с ним рядом, зная о том, какой он во "второй" жизни и чем именно занимается в часы, когда сбегает от всех, ловко увиливая от любых вопросов предполагающих за собой несение ответственности. Ответственен Питер не только за себя и парочку людей, но еще и за тысячи других, как оказывается. И Гвен грызет совесть за то, что временами она думала о Паркере не слишком лестно, когда он в очередной раз сбегал от нее, отказывался от встреч или вовсе без объяснений на них не приходил. Было обидно. Но в конце концов, даже без личности Паука он все еще человек со своей жизнью, которая не обязательно включает в себя наличие Гвен.
А все же приятно, что он доверяет ей настолько, чтобы открыться и признаться, рискуя своей тайной. Гвен, конечно, совсем не болтушка. Да и подруг у нее не слишком много, чтобы сплетничать с ними о том, что ее парень так-то супергерой, вообще-то. Но гордость все равно берет. И радость за то, какой Питер замечательный. Еще более замечательный, чем ей казалось. Не идеальный, но самый лучший из всех, кого ей доводилось встречать на своем пути.
- Эй, - мягко ершится Стейси, шутливо толкая Питера в плечо, но едва ощутимо. Ей не неприятны его прикосновения. Хотя и эти ритуальные обнюхивания для подтверждения фактов, ощущаются щекотными и вызывают легкую дрожь. - Вы вторгаетесь в мое личное пространство, мистер Паук. То, что Вы меня спасли, не убережет Вас от разборок с моим парнем на тему того, что только ему можно меня обнюхивать и выдавать вердикты.
Ох, она все же назвала Питера своим парнем? Ну, допустим. Они это все еще не обсуждали и ничего не подтверждали вслух, но с другой стороны. Он теперь ответственен за ее жизнь и как герой не посмеет отказаться.
Гвен сама не замечает как подставляет шею, позволяя Питеру уткнуться в нее носом и поводить кончиком. Приятное чувство. У нее еще ни с кем такого не было. И волнительно. Она не впервые с парнем наедине. Но впервые лежит в кровати в таком вот смысле. С Флэшем скорее было как с...подружкой? Она знала, что нравилась ему в далеком шестом классе, но с тех пор их отношения переросли в дружбу. Тем более, у Флэша все равно была другая любовь. Хотя с загадочной Фелицией Гвен так и не познакомилась, но очень хотела бы узнать, что ж за девушка там такая, способная напрячь Томпсона настолько, чтобы тот за ней бегал и восхищался. Так что с Флэшем тупить в сериалы, есть попкорн и валяться в кровати в обнимку было не тем же самым, что с Питером сейчас. Хотя тот не делает ничего особенного, не позволяет себе лишнего. И Гвен нравится это. Любой другой парень уже попытался бы воспользоваться ситуацией, но Питер...все еще Питер. Еще одна причина, по которой Гвен любит его так сильно. Он не относится к ней просто как к красотке, с которой можно переспать и всем похвастаться. Паркер в принципе не был способен на такой низкий поступок, Гвен в нем уверена на все сто.
- Я надеюсь, что будет. Просто я думаю о твоей тете. Если с тобой что-то случится, то Мэй этого не переживет, - мягко произносит Стейси. Она поворачивает голову и серьезно смотрит Питеру в глаза. Она знает, что ее слова ни на что не повлияют, но все же хочет, чтобы Паркер был осмотрительнее и бережнее относился к себе, а не к окружающим. Но это глупое желание. Так никогда не будет.
Она мягко высвобождает ладонь, к которой прижимаются губы, чтобы коснуться его лица, костяшками оглаживая скулу.
- Я этого не переживу, - тише произносит Стейси, обнимая чужое лицо и осторожно притягивая к себе ближе, чтобы коснуться губами губ. Она мягко и ненастойчиво целует Питера, прикрывая глаза и наслаждаясь моментом близости. Наконец-то никаких отговорок, тайн и секретов. Это же было так просто. Чего же он раньше молчал.

[nick]Gwen Stacy[/nick][status]are you ok?[/status][icon]https://i.imgur.com/abia9tF.jpg[/icon][sign]///[/sign][lz]<a class="lzname">гвен стейси</a><div class="fandom">marvel</div><div class="info">питор, ты шо, дурачок?</div>[/lz]

+1

17

- Эй! Между прочим, в любом момент сюда может войти твоя мама, - возмущается Паркер шутливым тоном, хотя повод для опасений, на самом деле, и правда имелся, - Или папа, - добавляет он и бросает короткий взгляд на дверь - так, а Стейси успела ее запереть или не посчитала нужным? Ведь при любом раскладе ее родители были бы не так, чтобы очень ради незваным гостям, особенно когда незваный гость - это он, Питер.
И... так. Когда он это произносил, он же имел в виду, что не стоит его называть Пауком направо и налево, с поводом и без, а не... кхм. Только ему вдруг неловко стало или действительно прозвучало двусмысленно? К тому же, они тут разлеглись вдвоем на кровати Стейси, так что вопрос о гипотетическом появлении родителей становится еще более насущным, даже если в самом-то деле ничего такого не происходит. А должно?
Примерно на этом моменте до Паркера начал доходить смысл как бы невзначай оброненной фразы Гвен про ее «парня». Так, а они?.. Ну, то есть, он-то сам предполагал, что у них проходили  с в и д а н и я, что подразумевает некий статус, но вслух никто ничего не проговаривал, так что сложно было сказать. Кажется, слова «девушка» и «Гвен» он раньше связывал воедино у себя в голове в одном предложении где-то на этапе «Вот было бы здорово, будь Гвен моей девушкой». Чтобы в самом деле называть ее так - как будто все еще казалось чем-то нереальным.
Поэтому сейчас, пусть она и явно же откровенно дразнилась, звучало это так, что... кажется, ему стоило бы захлопнуть отвисшую челюсть. Пока, пожалуй, остановимся на этом.
- В смысле, я имею в виду, - рот-то он закрыл, но, видимо, только для того, чтобы разрушить какую-то - да это и романтикой же не назовешь, но явно что-то около нее. Флюиды там, оговорочки, граничащие с флиртом, - чтобы с Пауком поаккуратнее, - смущенно заканчивает мысль, чтобы Гвен не подумала то, что она могла бы подумать.
С другой стороны, а что такого, даже если и подумает. Раз уж на то пошло, она первая же и начала. Или если не начала, то уж точно продолжила. Да?
В конце концов, она могла и вовсе не про него говорить. Впрочем... так себе выбор фраз, чтобы намекнуть на то, что вакантное место в сердечке уже занято.
Так, ладно, кажется, стоило выдохнуть и попытаться соображать как-то более осмысленно и менее спутанно, пока не додумался до чего-нибудь лишнего.
И надо бы как-нибудь прекратить на нее просто беспомощно таращиться.
Они продолжают разговаривать о том, как он рискует жизнью, занимаясь тем, чем он обычно занимается, когда надевает костюм, и становится как-то полегче. С одной стороны. С другой - чувствуется легкий укол в грудь и снова смущение, но уже по другому поводу.
Да знает он прекрасно, что тетушка не переживет, если с ним что-то случится - причем не исключено, что это без прикрас, буквально. Если уж думать о самом худшем исходе, который, положа руку на сердце, вполне вероятен. Знать-то он знает, что делает, но бывает, что ведет себя, как бессмертный, хотя таковым и явно не является. Его все еще можно серьезно ранить, не раз такое было. Конечно, удавалось отмазываться, а то и попросту скрывать все это, но. В общем, он даже отпираться не будет. Ровно как и повторять, что не даст, чтобы с ним что-то случилось, потому что, если честно, это пустые слова. Даже если в его интересах в первую очередь оставаться максимально целым, гарантировать этого он никому не может, если продолжит в том же духе. А он ведь продолжит. Если попытается отпираться, не обманет этим ни себя, ни Гвен. Да и какой смысл отпираться, если завязывать он совершенно точно не собирается.
Словом, кроме как повторить, что он знает, что делает, и все будет хорошо, он ничего не может. На самом деле, и это тоже не абсолютная истина. Просто слова, которые ничего не значат.
А потом... кажется, он сейчас дышать прекратит. Хотя это, наверное, не смертельно, если ненадолго, но ощущение было такое, что вот-вот заработает микроинфаркт - от совокупности признания Стейси - читай: ты мне небезразличен, - и этого очень осторожного поцелуя. Он же не отрубился ненароком прямиком у нее в спальне, когда ждал, пока она поднимется на лифте, это все происходит на самом деле, так? Ну то есть... ладно, наверное, стоило уже начать привыкать, что в жизни такое действительно бывает, чтобы девушка, которая тебе действительно нравится, отвечала взаимностью.
Проще подумать, чем сделать, потому что все мысли о дальнейших действиях проходили тщательный отбор, а не перебор ли это. Ну то есть, наверное, Гвен не будет против, если провести рукой по ее волосам? Касание вышло не очень решительным, как и дальнейшее едва ощутимое и совсем невесомое движение руки вдоль ключицы и плеча. С каждой секундой продолжало казаться, что вот сейчас его оттолкнут, мол, да что он себе позволяет, но поцелуй стал настойчивее, а рука заняла место на талии девушки, и все еще ничего подобного не произошло. А в голове все еще не укладывалось примерно ничего - да, наверное, переварить можно и позже, никуда эта необходимость от него не денется. Наверняка он даже найдет тысячу и одну причину, почему происходящее плохо - например, потому что одно знание правды Гвен подвергает ее опасности, а ведь рано или поздно тайна его личности попадет не в те руки. И лучше, чтобы как можно меньше дорогих ему людей попали под прицел. Но... обо всем этом же в самом деле можно подумать как-нибудь потом, так? А пока просто ловить момент и постараться не свихнуться от того факта, что Гвен ему отвечает взаимностью. Что, в целом, и не было тайной за семью печатями еще некоторое время, по крайней мере, но все же.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » мимо. ранен. убит


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно