ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » dark age [DC]


dark age [DC]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

dark age won't get any brighter

and you can't save yourself

https://i.imgur.com/IEoBkxE.png https://i.imgur.com/Yvsku2G.png https://i.imgur.com/zZw5WWo.png

• поместье Уэйнов / однажды

bruce wayne, dick grayson

Бэтмен очень сильно устал и хочет отдохнуть. Только Готэм не знает, что значит отдых и покой. Дик ненавидит этот чертов город, но слишком сильно любит Бэтмена и знает, что любовь однажды приведет к тому, что он сам им же и станет. Возможно, прямо сейчас.

+3

2

С своем письме Томас Уэйн сказал: «Счастье и правда несовместимы». Можно выбрать лишь, что-то одно и жить с этим выбором. Томас просил Брюса выбрать счастье. Отпустить прошлое, не пытаться в нем разобраться и жить жизнью, гораздо лучшей, чем жил он сам. Томас надеялся, что Брюс не будет пытаться разобраться в том, что случилось. Надеялся, что его сын сможет пережить любую трагедию и двигаться дальше, с теплотой вспоминая те дни, когда его семья была «целой». И непременно настанет тот день, когда Брюс будет готов создать свою собственную семью. Томас знал, что его дело не приведут ни к чему хорошему. Что тучу сгущались над ним и близок тот день, когда за ним придут. Вопрос лишь в том, кто это будет? Итальянцы? Продажные копы? Совет директоров? Желающих лишить жизни Томаса Уэйна было множество. Но он не мог даже представить, что вместе с его жизнью, убийца заберет и жизнь Марты. Если бы только Томас знал, продолжил ли свое дело в борьбе за правду? Или предпочел выбрать счастье? Брюсу никогда уже не узнает ответ, он лишь может определять свою собственную судьбу. Делать выборы, которые отражаются на его жизни и верить, что все это не напрасно. Ведь для него никогда не стоял вопрос отца счастье или правда? Не смотря на все старания отца и «советы», которые он не в праве был давать, ведь сам поступил не так как требовалось для семьи. Брюс предпочитал правду. И до недавнего времени ни разу не жалел о своем выборе. Бэтмен был необходим Готэму. На его счету множество спасенных жизней. Да, к чему эта скромность? Бэтмен спасал не только Готэм. Но и мир. Пару раз. Пару десятков раз. Как представитель Лиги справедливости он сражался с богами, инопланетными угрозами, магией. Бэтмен нечто большее, чем просто человек в костюме летучей мыши. Бэтмен та самая необходимость, которая нужна, чтобы этот мир не скатился в бездну. И у Брюса не было сомнений, что его личное счастье не имеет значение, пока он может спасти хотя бы одну жизнь. Он всегда готов был приносить себя в жертву, не задумываясь о себе. Ведь это был его выбор. Но все это актуально лишь до недавнего времени.
Знакомство с Харлин отчетливо меняло его приоритеты. Все, то, что раньше казалось для Брюса Уэйна важным, вдруг становится все более незначительным. Он позволяет себе вещи, которые ранее были для него несвойственны. Такие как пропустить переговоры полиции по рации. Не обратить внимание на очередное ограбление банка или даже пропустить свет бэт-сигнала в небе. Брюс Уэйн словно испытывает, где тот предел, когда его решение будет нести за собой роковой след. Но чем больше испытывал, тем сильнее убеждался. Что отсутствие Бэтмена никак не сказывается на жизни Готэма. Ничего глобально-страшного не происходило. Полиция справлялась самостоятельно или им на помощь приходил Найтвинг, который был не чуть не хуже Бэтмена. Да. Дик Грейсон давно перерос свои короткие шортики Робина и стал мужчиной, которым Брюс гордился. Как отец может гордится сыном, так и Уэйн гордился Грейсоном. Дик был его семьей. Дик был его учеником. Дик был его приемником. И уже сейчас Брюс готов признать его равным себе, а ведь ему не было и тридцати лет. Даже тридцати. То, на что Брюс потратил три десятка лет, Дик смог достигнуть в два раза быстрее. И Брюс даже готов признать, что сейчас сравнявшись. Бэтмен будет лишь откатываться назад. Его предел достигнут. Пик пройден, дальше намечается лишь спуск по наклонной. Но у Найтвинга все впереди, он еще не реализовал свой потенциал на все 100%. А значит настанет день, когда он превзойдет Бэтмена. И это не прогнозы, которые могут случится, а могут и нет. Факт. Неизбежность. И раньше Брюс злился бы, пытался подгонять себя, модернизировал собственную диету и тренировки. Но сейчас он просто гордится и рад, что у него получилось. Ведь если и было в его жизни нечто «счастливое» до появления Харлин, то эти счастливые моменты были связаны с Диком Грейсоном.
Брюс выбрал правду. Но сейчас сомневался, а правильно ли продолжать выбирать правду? Является ли сделанный им много лет назад выбор окончательным. Или же он может поменять свой выбор? Изменить свою судьбу и наконец позволить себе быть счастливым? Имел ли он на это право? Будет ли испытывать чувство вины? Не предаст память родителей? Себя? Готэм? Множество вопросов в его голове создавали кашу, с которой не мог справиться даже лучший детектив в мире. Но каждая клеточка тела Брюса Уэйна желала покончить с этим. Перестать быть тем, кто крал его жизнь десятилетиями. Оставить жизнь Бэтмена и насладиться судьбой Брюса Уэйна. И лишь один человек мог ему помочь разобраться во всем этом. Тот, кого он пытался воспитать по своему образу и подобию. Но не смотря на все старания Брюса, ни черта у него не вышла. Дик был другим. И именно другой взгляд на жизнь был необходим Уэйну, чтобы принять окончательное решение. Что он хотел услышать от Грейсона? «Да, Брюс ты заслуживаешь счастья?» или же «Не бойся, Брюс. Я прикрою». Но что, если его ответы будут другими. Что если, Брюс все же не заслуживал счастья? Не было смысла откладывать этот разговор. Нужно было просто сделать это и остаться на руинах или же взлететь к небесам.
- Давно читал газеты? – Брюс отпивает из чашки чай и бросает взгляд на Дика. В последнее время им редко удавалось позавтракать вместе. Его мальчик вырос и у него своя собственная жизнь, вдали от особняка Уэйна. Тем ценнее были такие моменты спокойствия. Когда Брюсу не нужно было быть Бэтменом, а Дику не нужно было быть Найтвингом, - Брюс бросает взгляд на газету, принесенную Альфредом. На первой же странице новость гласила «Новая пассия миллиардера Брюса Уэйна» и фотография сделанная папарацци, где Брюс вместе с Харлин выходят из ресторана. Желтая пресса, но разговор будет гораздо проще если Дик все же следит за газетными заголовками.

[status]The Son of Gotham[/status][icon]https://i.imgur.com/7hvE7v7.png[/icon][sign] https://i.imgur.com/3tEGy3C.png https://i.imgur.com/D4pAfZX.png https://i.imgur.com/ZVOeoA8.png
And I'll leave this life behind me
  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]Say it if it's worth saving me

комплект от арлекины. Харли, детка, ты больна[/sign][lz]<a class="lzname">Брюс Уэйн</a><div class="fandom">DC</div><div class="info"; style="text-align: center;">I'm not Batman</div>[/lz]

+1

3

Итак, ладно. В основном, все это должно было быть не очень-то трудно, не труднее обычного. Тяжелые разговоры и сложные темы Грейсон никогда особо не любил, по возможности старался избегать и держаться как можно дальше от необходимости быть зачинщиком такого рода р а з г о в о р о в. Но, да, всегда стоило учитывать тот момент, что серьезные разговоры в их семье являлись хлебом насущным, смыслом жизни и столпом всех столпов, которые удерживали реальность на себе.
Бэтмен тоже не любил серьезные разговоры. Разговоры в принципе. Как факт. Как будто он презирал необходимость произносить слова вслух и всерьез работал над способом передавать свои мысли на расстоянии. Ну, телепатически короче. Хотя телепатия Брюса даже в этом случае всегда находилась бы вне зоны доступа и работала исключительно в одностороннем порядке, чтобы диалог еще не дай бог не приключился. В общем-то, в каком-то смысле Дик его поддерживал в этом. Как он и сказал, разговоры никогда не являлись их сильной стороной.
Из общих фактов: Дик скучал по дому. А поместье было именно его домом, даже если таких домов было несколько, вроде цирка Хэйли или же квартиры в Бладхэйвене. Но именно в поместье Уэйна неизменно приводили все пути. Джейсон до сих пор отказывался здесь появляться, то ли из глупого подросткового и максималистского противоречия, то ли потому что его всерьез что-то беспокоило и пребывание в этом месте причиняло дискомфорт. Но если Джейсон отказался ехать с ним, это совсем не значит, что Дик тоже обязан был отказаться. Впрочем, Тодд на этом и не настаивал. Он прекрасно видел, что у Дика снова проклюнулся синдром зуда в пятках, с последствиями в виде острой необходимости что-то делать. Что конкретно - Грейсон пока не в курсе. Но домой он вернулся, а значит уже неплохое начало.
Последний их разговор с Брюсом выдался максимально неловким и странным. И Брюс явно к диалогу готов не был. Даже больше, чем обычно. Но все же переступил через себя и в паре деталей и реплик дал слабину. Дику этого было вполне достаточно для того, чтобы всерьез забеспокоиться и занервничать. Естественно, он никак это не продемонстрировал, но это совсем не означало то, что Дик не волновался о текущем состоянии Брюса. Не как за Бэтмена. Как за отца. И, увы, то, что Дик успел увидеть и понять, прежде чем его ненавязчиво выперли и намекнули, что аудиенция окончена, его совсем не порадовало.
Самым раздражающим было то, что Альфред точно обо всем знал! Намного больше, чем Брюс вообще вслух сказал или даже подумал про себя. Но даже если и знал, то лишь раз за разом продолжал ненавязчиво подталкивать Дика к тому, что самое время проявить себя как разумного взрослого. И не ходить окольными путями, а прям взять и снова поговорить. И потом снова, если не получится. И еще разок, короче пока все не случится наверняка. Прям словами через рот. Что ж, намного проще было отговаривать Тодда от идей типа: "Давай отрежем Пингвину уши и нос, и сделаем из них гирлянду, а?" - чем, пытаться разболтать Брюса на тему, ну, знаете, чувств.
- Ммм, ну знаешь, я предпочитаю узнавать новости из интернета. Его ведь уже изобрели, насколько я знаю, так? - отшучивание получается неловким и крайне идиотским. Из хорошего: Брюс первый завел беседу. Из плохого: это ТА САМАЯ беседа. Дерьмо, Брюс, ну почему это надо делать именно прям с утра, пока я еще не соображаю и даже не понимаю проснулся ли или продолжаю спать. И, да, Дик прекрасно понял, о чем именно приемный отец ему говорит. Вряд ли он собрался обсудить колонку анекдотов с последней страницы или рецепт блинчиков из "советов мастерицам". С учетом того, что накануне никакой условный Джокер не сбежал из Аркхэма, Красный Колпак не спалил к хренам Оклахому и вообще не случилось ничего значимого, кроме того, что в зоопарке Готэма разродилась тигрица. Да, можно было смело предположить, что речь пойдет не про малыша Спарки и здоровье мамы-кошки. К сожалению. - Но в каком-то смысле, да, читал. Все новостные порталы гордо светятся заголовками про некую красивую даму и про некоего миллиардера. Я хотел им написать, что ты почти триллиардер, но не стал. Не хочу видеть у нас дома налоговую с вопросами.
Дик дает себе некоторую паузу для того, чтобы подумать. Хлопья в тарелке успели размякнуть, окрасив молоко в голубоватый цвет. Линейка хлопьев под маркой "Найтвинга" действительно вкусная. Хотя Дик что-то не припомнит, чтобы давал свое согласие на использование птички для подобного. И точно не видел зачисления от процента продаж. Может стоит сторговаться хотя бы на халявную поставку к нему домой?
Ладно, не важно.
- Итак. Ты хочешь об этом поговорить? Или ты начал эту тему потому что беспокоишься за то, что кто-то подумает не особо хорошие вещи на этот счет? - Дик откидывается спиной на спинку стула, немного ерзает, чтобы принять удобное положение. Он поднимает голову, поворачиваясь к Брюсу и вопросительно вскидывает бровь. - Или говорить мы будем не совсем про это и ты хочешь поделиться чем-то другим?
Дик вообще-то не уточнял, зачем и почему вообще притащил свою задницу в поместье на этот раз. Формально, он может сюда заявляться и без причины, но, да. Ладно, его визиты всегда преследуют какую-то конкретную цель. В данном случае, целью являлся Брюс. Все еще не Бэтмен. А просто Брюс Уэйн. Что ж, даже хорошо, что они говорят за завтраком, в семейной обстановке, а не как Бэтмен и Найтвинг, превращая диалог в деловые переговоры.

+1

4

- Что такое интернет? – Брюс шутит. И шутит неловко. Вообще он только недавно начал практиковать такую вещь как «шутки». Харлин говорит, что это важно, чтобы задать беседе положительный лад. И Брюс к ней прислушивается. Правда до сих пор слабо понимает, как нужно шутить, чтобы это вызвала улыбку, а не желание приложить ладонь к лицу. И сейчас кажется все же второй вариант. Но всегда важно начать делать пусть и маленькие, но шаги на пути к своей цели.
Брюс Уэйн всегда умел избегать нежеланных разговоров. А нежеланный разговор в понимание Брюса – практически любой разговор. Бэтмен не любил тратить слов напрасно, он человек действий, а не пустой болтовни. Настолько привыкший переживать все в себе, он просто не умел иначе. Ему проще молчать или исчезать, чем пытаться донести свою позицию словами. Зачем тратить время на разговоры, когда его можно проводить с большей пользой для общества и Готэма. И тут весьма важно разграничивать настоящего Брюса Уэйна и маску миллиардера. Ведь когда он поддерживает свой светский образ, там и шутки, и речи длинные в наличие присутствуют. И это дается ему просто, естественно, словно это и есть его настоящая суть. Но ведь с Диком он может не притворяться? Грейсон прекрасно знает каким человеком является Брюс Уэйн. А Брюс Уэйн прекрасно знает какой Дик Грейсон. За столько лет они успели понять друг друга, не факт, что принять окончательно. Но понять наверняка.
И этот разговор не был исключением. Он из числа тех, которые Брюс предпочел бы избежать, не смотря на тот факт, что сам стал его инициатором. Но Брюсу нужен этот разговор по многим причинам, и они перевешивают чашу весов на свою сторону. А личный комфорт Брюса? В этот раз им стоит пожертвовать.
Брюс помнит Дика мальчишкой. Дерзким, со сложным характером и вечными выкрутасами, аля «Я летающий Грейсон и хочу летать». Разбитая люстра? Ну циркового мальчика такие мелочи не остановят. Брюсу было тяжело, чертовски тяжело осознать, что его первичный порыв позаботиться о мальчике кардинально изменит собственную жизнь Уэйна. Ведь забота, это не только покупка дорого шмотья и мороженого. Нечто большее. Тут нужно уметь разговаривать, слушать, находить общие интересы. Никто никому ничего не обязан. Все исключительно добровольно. Но хочешь сделать хорошо? Будь добр постараться. И все же спустя столько лет, Брюс может с уверенностью сказать. Дик Грейсон первый человек, которого Брюс пустил в свою жизнь. Не просто напарник, воспитанник. Брюс пустил Дика в свое сердце. И называя его сын, Уэйн ни разу не приукрашивает значение этого слова. Молодой человек сидящий напротив его сын. Как и раньше Брюс может утаивать от него некоторую информацию. Но сейчас мотивы сильно разняться с теми, что были раньше. Когда Дик был Робином Брюс не мог довериться ему до конца. Сейчас утаивание информации лишь забота о благополучие своего сына. Брюсу сложно. Дику сложно. Сложно всем. И это просто жизнь. Альфред говорил, что в семьях не бывает иначе. И Брюс предпочитает такие сложности, а не одиночество.
Журналисты работали весьма оперативно, и Брюс жалеет, что не успел поговорить с Диком раньше. Он бы хотел, чтобы Грейсон услышал информацию от него и сложил свое первое впечатление со слов Уэйна, а не очередного журналиста, который преподносит информацию так, чтобы она продавалась. Но сейчас это уже неважно. Есть вещь гораздо важнее. Ведь Брюсу правда небезразлично, как ко всему этому относится Дик Грейсон.
У Брюса всегда было много женщин. Но крайне редко, эти отношения можно было отнести в разряд серьезных. Обычно не более чем встречи и улыбки на камеру для поддержания образа. С Харлин иначе. Она никогда не была развлечением или поддержанием образа. Нечто большее. Сокровенное, то что Уэйн не испытывал ни с одной другой. Она…научила его быть счастливым. И как всякому отцу, Брюсу важно мнение своего ребенка. Он не может решить данный вопрос единолично. Они ведь семья. И этот разговор в большей степени нужен Брюсу. И он надеется получить благословение Дика Грейсона. Все же ситуация отчасти неловкая. Ведь пассия Брюса ровесница Дика. Деталь незначительная, но вполне себе может вылиться в последствия неприятные.
- Мне важно знать, что ты об этом думаешь, - как-то отстраненно произносит Брюс и утыкается взглядом в тарелку, - скажем, если это не просто игра на публику. А нечто настоящее. Понимаешь? Например, если я захочу, чтобы она переехала сюда. А однажды, возможно, стала Уэйн. Как ко всему этому отнесешься ты? – Брюсу правда важно. И если Дик сейчас скажет, что он относится ко всему этому крайне негативно, то это станет серьезной пищей для размышления. Уэйн задумается над тем, а не слишком ли он поверил в идею собственного возможного счастья? И имеет ли он право так поступать с Готэмом? Забирать у него Бэтмена, ради того, чтобы самому быть счастливым? Вот так обычный разговор за завтраком, приобретает решающее значение для целого мира. Бэтмен может исчезнуть, и все что для этого требуется, чтобы Дик Грейсон просто позволил Брюсу Уэйну быть счастливым.

[status]The Son of Gotham[/status][icon]https://i.imgur.com/7hvE7v7.png[/icon][sign] https://i.imgur.com/3tEGy3C.png https://i.imgur.com/D4pAfZX.png https://i.imgur.com/ZVOeoA8.png
And I'll leave this life behind me
  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]Say it if it's worth saving me

комплект от арлекины. Харли, детка, ты больна[/sign][lz]<a class="lzname">Брюс Уэйн</a><div class="fandom">DC</div><div class="info"; style="text-align: center;">I'm not Batman</div>[/lz]

Отредактировано Bruce Wayne (08.12.21 23:19:53)

+1

5

Ох, нет. Да, Дик не ошибся, у них действительно настало время неловких семейных бесед, про жизнь вне костюма и геройских личностей. Честно говоря, Грейсон лучше ориентировался и мог сказать что-то дельное, когда дело касалось предотвращения массовых смертей, терактов, преступных сговоров и так далее. В общем, того, чем они занимались большую часть времени, пока кошмарили весь преступный мир города, шугая и запугивая их, а временами на полном серьезе засаживая в психушку или тюрьму.
Кстати, да. Харли была одной из тех, кого и Дик в том числе не раз сопровождал под белы рученьки в теплые объятия санитаров. И если раньше это воспринималось за норму, то теперь ощущается неловким и как будто неправильным. Об этом Брюс что ли хочет поговорить? Про то, что сам чувствует то же самое, что и Дик, только помноженное на десять? То есть, да, разумеется, в какой-то момент и Дик, и Харли смогли начать общаться не на кулаках и подручных предметах в качестве оружия, а как нормальные и адекватные люди (насколько это возможно в их случае), но это не одно и то же с тем, чтобы теперь отныне, с этого дня Дик помнил про ее День Рождения, готовил подарок на Рождество и присутствовал на семейных ужинах. Если Брюс завел эту тему, значит подарки на Рождество - не самое сложное из всего, что ему предстоит. И что ей можно вообще дарить? Книги по психологии? Арлекинские гаджеты, под его персональным авторством и дизайном? Пособия по материнству? Они будут заводить детей? А кого больше хотят, мальчика или девочку? Дик бы хотел сестру, потому что женщин в этом доме явный дефицит, а младших братьев с него уже достаточно, спасибо.
Так, ладно, стоп. Рано еще про детей. Грейсон просто в глубине души надеется, что Брюс не хочет подвести его как раз к тому, что Харли беременна. Не Дик отец, но он бы уссался так, будто это его ответственность. Потому что, помня предыдущий опыт, рано или поздно все дети в этом доме становятся его ответственностью и крестом по жизни.
Дик отмахивается от мыслей про беременность и будущих маленьких Робинов, которые снова заполонят поместье. Не самый подходящий момент для подобных мыслей.
- Я всегда говорил тебе о том, что ты не обязан жертвовать собой и класть на алтарь, лишь бы идея Бэтмена была непоколебимой и совершенной, - Дик как-то неопределенно пожимает плечами. Съеденная часть хлопьев камнем оседает где-то на дне желудка. Отчего-то слова Брюса кажутся ему тревожными и тяжелыми. Как будто дело даже не столько в Харли, сколько в целом о жизни Би и про логический итог, к которому тот хотел бы прийти. В голове снова всплывает какое-то смутное очертание, Дик пытается представить себе ребенка Арлекины и Бэтмена. Получается что-то безумно несуразное. - Слушай, не пойми неправильно, я просто хочу убедиться и избавиться от волнений на этот счет. Она беременна? Только не ври, ладно? Если это так, я хотел бы это знать, чтобы... Ну, чтобы, в общем, ты понял. Это не решающий фактор, но все же.
Брюс, естественно, не такой как Дик. Он более осмотрителен в этом вопросе (во всяком случае, Дик хочет верить, что это так). Когда у него самого случались казусы на тему возможной незапланированной беременности его предыдущих девушек, он готов был в срочном порядке покупать билеты, чтобы сбежать на Аляску или еще куда-нибудь. Вряд ли Брюс как он, но, вероятно, был бы встревожен или типа того.
Вновь отмахиваясь от заевшей мысли про детей, Дик пытается переключиться. Брюс беспокоится о том, что Харли бывшая преступница? Ну, в этом есть некоторая доля смысла и правды. Но точно не Дику в таком случае за это судить и принимать решение. Пока Брюс бегает на свиданки с бывшей любовью Джокера, сам Дик бегает на свиданки с парнем, который пачками вырезал людей. И хотел вырезать в том числе самого Дика. Так что, в целом, Грейсон может понять все сомнения на тему правильности выбора. Хорошо, что на этой беседе не присутствует никто другой из семьи. Даже Альфред и тот решил оставить их наедине, хотя и точно в курсе темы их милой семейной беседы.
- Для начала, давай знаешь как? Я просто обозначу, что абсолютно не против, будь то Харли или условная, не знаю, Селина? - Дик неопределенно взмахивает ладонью, как будто и сам не зная, с чего он вдруг вообще взялся говорить все это. А он и правда не знает, потому что по большей части уверен в том, что несет откровенную чушь. - Я вообще с Джейсоном встречаюсь, это не показатель, - Дик прикусывает щеку изнутри, тут же мысленно влепляет себе пощечину. Вот вообще не время для каминг-аута перед батей, бро, серьезно, они здесь по другому поводу собрались. Дик громко откашливается в кулак, пытаясь перебить собственные слова и свести их к чему-то брошенному как бы между прочим. - Шутка. Так вот, я имею в виду, что ты ведь не совсем об этом хочешь поговорить? Я тебя знаю, Брюс, мы знакомы тысячу лет и я в курсе, что тебе не нужно одобрение или мнение по поводу твоих отношений с кем бы то ни было. И у тебя на уме совсем другое. Я догадываюсь, что, но хочу, чтобы ты сам мне сказал. Чтобы и я в ответ мог сказать, что думаю на самом деле.

+1

6

- Идея Бэтмена должна быть непоколебима и совершенна, - произносит Брюс, но впервые за многие годы в его голосе слышится тень сомнения. Слова не столь четкие, твердые, уверенные. Словно Брюс и сам перестал верить в то, что говорил. И это вынуждает его повторить, на этот раз проговаривая каждое слово четче и внимательнее. Расставляя акценты. В первую очередь, чтобы убедить в этом себя, а не его, - идея Бэтмена должна быть непоколебима и совершенна, - получилось лучше. И все же недостаточно. Уэйн прикрывает глаза, чтобы сосредоточиться. Лишить себя одного органа чувств, чтобы позволить остальным работать лучше. В этой идее была вся суть Бэтмена. Готэму не нужен был герой. Ему нужен был символ надежды. По-хорошему Готэму нужен был Супермен, но тот не в состояние разорваться на 2 города и пришлось действовать Брюсу Уэйну. Он человек, со своими недостатками, коих у Уэйна великое множество. Но Бэтмен лишен всего этого. Он совершенен, непоколебим. Пока Готэм патрулирует Бэтмен, жители города могут спать спокойно. Бэтмен, тот кто не побоялся бросить вызов преступности. Одним своим стремление помочь, уничтожил итальянские семьи. Смял всю их основу в своей кевларовой перчатке. Бэтмен не бежит и не сдается. Он всегда на страже готовый принять бой. Равный он или нет. Бэтмен не сдастся и всегда придумает, как спасти город. Готэму нужна надежда и надежда Готэма ходит с символом летучей мыши на груди. Брюс не обязан приносить себя в жертву. У него есть выбор. И каждый раз чаша весов склонялась в сторону того, что есть вещи необходимые. Потому что так будет правильно. И правильно для Уэйна жертвовать собой, чтобы другие могли спать спокойно. Это его выбор и его право. Но может ли теперь он отказаться? Или выбор, сделанный однажды должен оставаться неизменным до конца его жизни? Бэтмен стал не только спасением, но и зависимостью для Готэма. Если завтра на улицах Готэма не появится Бэтмен, преступность подскочит на пару пунктов. Если Бэтмен не появится в течение недели, полицейский участок будет переполнен. Бэтмен не только сражается с преступниками, он их сдерживает. Для одних символ надежды, для других символ страха. Они боятся его зная, что от правосудия Бэтмена не укрыться. Каждый кто совершил зло, будет наказан.
Если Бэтмен исчезнет навсегда…даже вычислительной мощности Бэт-компьютера не хватило чтобы построить данную модель. У него нет точного ответа, что произойдет если Бэтмен исчезнет навсегда. Он может лишь предполагать. Аркхэм Сити повторится, только теперь в их распоряжение будет весь город, а не только остров. Такие как Пингвин, Нигма, Пугало поделят город между собой. Установят четкие границы, начнут войну, чтобы подвинуть их от себя или к себе. И пока они будут воевать, страдать будут люди. Обычные люди, которых Бэтмен должен был защищать, но подвел, выбирая…себя? Слишком эгоистично, даже для Брюса Уэйна.
- Насколько я знаю, не беременна, - Брюс едва сохранил спокойное выражение лица и выплюнул кофе, которое только что отглотнул из чашки. Он не помнил, чтобы она говорила, что беременна. Но сейчас мысленно прокручивал, а не замечал ли он чего, что не складывалось в единую картину изначально, но вот сейчас. Когда эти слова были произнесены. Нет, точно нет. Она не может быть беременна. Разговор этот, по правде говоря, сложный даже между Брюсом и Харли. Она уже теряла ребенка. Или думала, что теряет ребенка. Как и Брюс…думал. Общая боль, которая их сплотила. Две души, которые сплелись под гнетом обстоятельств и поняли, что необходимы друг другу, - точно нет, - уже тверже произносит Брюс. Дик и когда ты стал таким проницательным? Что не фраза, то холодный и отрезвляющий душ, который вынуждает поежиться, - буду рад, если однажды твои слова окажутся правдой. И она действительно окажется беременна, - Брюс улыбается этой мысли. Несколько мечтательно. Он не застал первые шаги Дэмиана, не слышал его первых слов. Отец внутри Уэйна сожалел о каждой утраченной минуте, которую Брюс потерял, потому что он не знал. И если он не может исправить ошибки, то хочет хотя бы не допускать их вновь. Поэтому он будет рядом, когда его ребенок сделает первые шаги и произнесет первые слова. Когда впервые поедет на велосипеде или научится летать подобно «летающим Грейсоном». Дик ведь не упустить возможности научить ребенка висеть вниз головой на люстре. И множеству других…не совсем безопасных вещам.
- Селина в прошлом, - просто резюмирует Брюс, хоть это и не было необходимо. Главная проблема отношений Кошки и Мышки, это вечная игра. Они оба были молоды и им обоим нравилось поддерживать эти правила, которых не существует. Одиночки, которые могли позволить себе все. Поддаться страсти, гоняться друг за другом по крышам Готэма. А потом появился Дик. И Брюс не мог оставаться прежним, ему пришлось измениться. Сдерживать себя, ограничивать, быть примером. И это был правильный выбор. Робин сделал Бэтмена лучше. Дик сделал лучше Брюса. Но в тоже время уже тогда они отдалились с Селиной. Выбор, вот что она заставляла его делать каждый раз. Личное или долг. И с ней невозможно было совместить. Селина так и не смогла понять…что, выбирая между собственным счастьем и Бэтменом. Брюс всегда выберет последнее. И это не игра, все по-настоящему. Серьезно. Здесь нет место шуткам, когда на кону чужие жизни. Кошка и Мышка…у них не получилось.
- Не шутка, - произносит Брюс и его уголки губ расплываются в улыбке, - всё делал ставку кто первый из вас проговорится. Неужели ты думал, что вы смогли избежать абсолютно всех камер? – Брюс смотрит на Дика, крайне серьезно, - мне жаль, что вы посчитали, что я не пойму. Значит, как отец я повел себя где-то неправильно. Наверняка во многих аспектах. Но за этот особенно сильно жаль. Я подвел вас мальчики, но мое одобрение. Оно всегда с вами. Как и то, что я всегда готов поговорить об этом, - Брюс не врал. Ему действительно жаль, что они думали, что Уэйн не поймет и не примет. Им хватило смелости, на то, что не отважился Брюс. Они выбрали «себя» гораздо раньше, чем он. И это разливается гордостью по его сердцу. Все же не таким плохим отцом он был. 
- Вчера мне потребовалось на 30 секунд больше, чем обычно, чтобы обезвредить вооруженную банду грабителей. Я старею Дик. И это факт, от которого не уйти. Диете, тренировки, баланс все сложнее поддерживать. Скоро костюм станет для меня тяжело. Понимаешь, о чем я?

Отредактировано Bruce Wayne (22.01.22 16:30:08)

+1

7

Брюс с самого начала был уверен в том, что в своей "священной войне" против целого мира он одинок. Хотя и в реальности дела обстояли совершенно иначе, но Уэйн всегда проводил эту невидимую черту между собой и всеми остальными. Даже когда в его жизни появился Робин, который, между прочим, не сам свалился из ниоткуда, а был намеренно взят самим Брюсом, и даже тогда одиночество плотным и удушливым дымом висело между ними. Альфред, Дик, Джейсон, Тим, Дэми, Касс, Бэбс, Лига - перечислять можно до бесконечности - все они были для Брюса не теми, с кем можно разделить ответственность на равных, а просто точно такой же ответственностью. Делегирование своих обязанностей всегда даются Бэтмену ох как непросто. Он ведь думает, что отвечает за всех. Один. Всегда один.
Что думал Дик о том, что в жизни Би появилась Харли? Ну, то есть, она была достаточно давно, но в какой-то момент, Грейсон точно не возьмется сказать, в который именно, стала той, кого Брюс пустил к себе за ту самую черту. Да Дик был бы первым, кто притащил бы арлекину в поместье, если бы знал о том, какое влияние она окажет на Брюса, серьезно. Сам Найтвинг никогда не записывал Куинн в свои архивраги, как того же Джокера, Пингвина, Дэзмонда, Тарантула и прочую галерею. Наверное, Харли всегда была той самой единственной, для кого условности были совершенно лишними. И сейчас...неуверенность Брюса сбивает с толку. Он боится, что Дик будет против его отношений, осудит и попытается убедить в том, что Бэтмен с ума сошел? Да уж, вот прям м-да.
- Ну, ладно, что ж, я не говорю, что это хорошо. Я имею в виду, что как минимум перед всем этим стоит поговорить с Дэмианом. Я совсем не уверен в том, как он может воспринять новость о внезапном пополнении и еще одном брате. Мне-то не привыкать, Джейсону все равно, Тим спокойно воспримет, Касс тоже адекватная, но Дэми очень...ранимый, ты знаешь. Поэтому в случае пополнения в семье, подготовить почву надо. Ты ведь знаешь, как он переживает за статус Робина, - Дик неловко, но все же ободряюще улыбается отцу. Для полноты картины не хватает проникновенно взять его за руку, о да, самое оно под ситуацию. - Если ты переживаешь из-за прошлого Харли и за то, что ее из-за этого не примут, то, - Дик абстрактно ведет плечом, а затем подпирает щеку ладонью, задумчиво переводя взгляд на окончательно размякшие хлопья в тарелке. - Никто не безгрешен. Я ошибался, ты тоже. Да наша семья похожа на альтернативную галерею злодеев. Но с разницей в том, что искупить грехи можно, как и избрать иной путь. В конце концов, найдутся те, кто будут плевать в спину, напоминая о плохом, но ты ведь не дашь ей снова оступиться из-за того, что кто-то там ей не поверит?
Наверное, Брюс все это уже тысячу раз говорил сам себе. И, быть может, он боится не за Харли, а за самого себя. Думает о том, может ли позволить себе любовь? Может ли быть не один против всех, а вместе с кем-то разделить эту ответственность? Сейчас мысли Брюса сокрыты и очень далеки от Дика, поэтому тот никак не может нащупать почву, чтобы правильно ориентироваться в новых обстоятельствах.
- Что? - сердце пропускает удар. В ушах внезапно начинает неприятно стучать кровь, резко прилившая к голове, а желудок скручивает. О нет. Нет, нет, нет. Они не будут это обсуждать. Нет. Вообще. К ЭТОМУ разговору Дик не готовился абсолютно, да и когда вообще бываешь готов к тому, чтобы признаться в том, что ты там что-то со своим сводным братом, за спиной у всех. Ну нет. Дик ощущает себя пристыженным школьником, как будто ему снова пятнадцать и Брюс решил поговорить с ним о том, что прекрасно знает, чем они там с Барбарой занимаются, когда подолгу сидят в комнате Грейсона. Нет, еще раз этот ужас Грейсон пережить не готов. Какой позор, зачем он об этом вообще ляпнул. - Я. Пф. Да-да, забей, Джейсон он просто, ну ты знаешь, - что конкретно Джейсон "просто" Дик так и не может придумать, стыдливо опуская глаза обратно в тарелку. И поэтому не придумывает ничего умнее, чем перевести тему обратно к тому, с чего они вообще начали. Они ведь собрались обсуждать личную жизнь Брюса? Вот и отлично, сейчас как обсудят, как все порешают, так и вообще класс. Дик успокаивает неровное дыхание и усилием воли заставляет сердцебиение успокоиться. Просто дурацкий момент. Это на него так откровенность Брюса повлияла, вот он и решил тоже говорить все, что в голову взбредет. На всякий случай откашлявшись, Дик снова поднимает взгляд. - Ты имеешь в виду, что больше не можешь?
До Дика не сразу доходит смысл чужих слов. Он так задумался про неловкость предыдущих слов, что смысл последних прошел как-то мимо. Когда наконец-то доходит то, к чему Брюс осторожно ведет, внутри все неприятно холодеет. Дик немного прищуривается, испытующе глядя на Брюса.
- Ты хочешь отправить Бэтмена на покой?
Дик знает, что Брюс ведет совсем не к этому. Вообще не к этому. Идея Бэтмена вечна. Бэтмен - не один конкретный человек, а просто идеология, которая давно живет своей жизнью, развиваясь и трансформируясь под того, кто это идеологию несет в себе. Бэтмен - это знамя, которое передается из рук в руки. И Дик давно знает о том, что следующим на очереди подхватить это знамя, стоит именно он.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » dark age [DC]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно