ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » и ходили на нас смотреть, как на зверей в зоопарк


и ходили на нас смотреть, как на зверей в зоопарк

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>и ходили на нас смотреть, как на зверей в зоопарк </span>

    <span class="episodecita">чем ценнее пленник, тем лучше его стерегут</span>

https://i.imgur.com/x3t1Prj.png https://i.imgur.com/NQO5b7e.png https://i.imgur.com/RvjKu4b.png https://i.imgur.com/UonUCn5.png

<div class="players3"><span>
     Anubis, Skadi
</span></div>

<p>
Рано или поздно это должно было случиться. Немногим богам нравится вечное противостояние Ареса и Скади. Боги опасаются, что рано или поздно это приведет к полному концу света, после которого никто из них уже не сможет возродиться и мира, каким мы его знаем, мы больше не увидим. Собравшись вместе, боги решают, что раз уж удалось их остановить в этот раз, хоть Скади и знатно потрепала всем нервы, нельзя их так просто отпускать. И решают боги их пленить, а стражниками сделать для мятежников, тех, кто точно не подведет и исполнит свой долг. Итак отправляют боги богиню зимы к египтянам, а стражником ей назначают Анубиса.
</p>

<div class="data3"><span>
    Египет / Настоящее
</span></div></div></div>[/html]

Отредактировано Skadi (05.10.21 11:00:10)

+4

2

Пустыни кажутся безжизненными. Но это не так. Золотые пески Египта пускай и отличаются от мест обитания других людей, но люди здесь - такие же. Они все также не научились жить, как и в начале мироздания. Самое забавное в этом всем, наверное, то, что первыми были такие же люди, сейчас считавшиеся Богами. Но другие Боги не заботили Шакала. Может быть, если бы он был Богом общения, или споров, или бессмысленности, то обращал бы больше внимания на их распри. Но Шакал - это падальщик, удел которого - отправлять души в их последний путь. Да, наверное, каждый Бог считает свою работу неблагодарной, даже Боги различных пьянств, что только лишь потешаются над людьми, укорачивая их и без того малый век, приближая их встречу с Анубисом. Или Боги веселья. Одна из них, кстати, прямо сейчас мурлыкающе смеется где-то за спиной, упорно не смотря на его работу.

Смертный не видит её, не видит тонкого девичьего стана, не видит золотой кошачьей маски, не слышит ласкающие звуки смеха. Зато видит Шакала, сжался и трясется, прекрасно понимая, что это все значит. С самого рождения. К счастью для смертного, душа не испытывает боли. Потому как когда рука с перчаткой в виде лапы с острыми когтями распарывает чужую грудную клетку, чтобы добыть из неё сердце, смертный кричит уж точно не из-за боли. Анубис всегда был беспристрастен, уж поверьте, такая у него работа. Так сердце оказывается на весах, резко склоняя чаши в свою сторону. Чаша с пером Маат, чистейшее по своей природе, взмывает вверх. Это решает судьбу человека, и тело его сгорает в огне.

Сегодня умерло 1,542 египтянина, а чистых совестью остаются единицы. Баст за спиной недовольно мявкает, но это не имеет никакого эффекта, и та прекрасно об этом знает. Ей обидно, что красоту, что она творит, медленно сжирает время, а после - огонь преисподни рукой Анубиса. Без смерти не было бы порядка, это лишь часть жизни. Баст должна быть благодарна за то, что у неё всегда есть новые полотна для творчества. Как сложна жизнь Богини веселья и красоты, а?

- Я не просил о компании, - рычит, совершенно не скрывая этого. Они всегда будут, как кошка с собакой - это неминуемо и длится долгие-долгие века. Правда люди даже не представляют, насколько это точное определение.

- А я не спрашивала разрешения, - вторит богиня-кошка, касаясь плеча собеседника. За что получает предупреждающий взгляд. Каждая их встреча точно обновляется с выходом Ра на небо, как какой-то чертов день сурка. Анубис игнорирует, Баст - нет. Ей весело. Даже веселее, чем обычно. - Знаешь, что тебе уготовили боги, пес? - девушка снимает маску, знакомые глаза лукаво щурятся, всматриваясь в маску самого Анубиса. Но тот лишь пожимает плечами.

- Мне плевать.

- Чудно. Развлекайся. - Баст теряет интерес к происходящему, танцующе выходя из холла. Анубис честно не понимал, что постоянно влекло богиню-кошку в его царство, ведь её владения - другие. Там куда больше солнечного обжигающего египетского солнца, куда больше шума и... живых. Но, тем не менее, он никогда не гнал её по серьезному. Наверное, все дело в привычке. Бастет - одна из немногих Богов, что ощущается равной с ним, да и плохо представлял себе общение Анубис с каким-нибудь Амон-Ра, что каждый день и так посещает его царство на ладье. Пусть себе светит, от него глаза слезятся, аж тошно.

Анубис покидает холл. За все эти годы у него появились заместители. Да и иногда самим же смертным в этом интереса больше - успевают попрощаться с семьей, пока огромный шакал не заберет их душу. Он входит в свой кабинет, хватается за ограненный бокал, наливает виски и осушает его. Правда чуть позже осознавая, что в его кабинете излишне холодно. Под землей, конечно, куда холоднее, чем наверху, но тем не менее, это очень и очень странно.

Но... знакомый рычащий тембр Сета не дает долго обмозговывать этот момент. Бог войны и чужеземных стран, обличенный в маску (он, кстати, вообще её не снимает, Анубис и позабыл, как выглядит вероятный отец) держит под руку какую-то девчонку. По бледности кожи Анубис понимает, что проблема в ней. Ну, холода. Поэтому настроение вывести её лишь крепнет. Но на руках её знакомые браслеты Исиды, что ограничивают божественные возможности. Анубису все это вообще не нравится, он только что чудом выпроводил Бастет, можно ему отдохнуть?

- Ты не пришёл на общее собрание.

- Ах, да. Ты заметил. Видишь ли - много работы. Вряд ли её бы взял Осирис, согласись. - имя отца, видимо, злит Сета лишь больше. - Хотя забыл сказать, что мне плевать и...

- Следи за ней. Она наша пленница. Пески Египта противоположны её стихии, и сейчас она слаба, но если упустишь - это будет международный скандал, понял?

- Я? Что? С какого...

Шакал готов поклясться, что слышит смех Баст. И что ему ничего не понятно - его вообще не устраивает, с чего его выставляют провинившимся? Они действительно решили завалить дополнительной работой именно его? Это так глупо. У вас есть Боги Войны, правосудия и всякой прочей лажи. Анубис рычит, зыркнув в сторону своей гостьи. И Сет вторит, но намного громче. Сам Бог Войны договаривает все остальное, а после удаляется. Очевидно, что эта чужестранная богиня тоже не в восторге. Скади. Скандинавка. О Ра, можешь забрать её к себе, а? Ей будет охренительно с тобой-солнышком.

Шакал выше девушки на голову за счет маски, трясет рукой с перчаткой, что в человеческой крови, прежде чем взять полотенце со стола и протереть её. - Ты будешь в восторге от моей компании.

[nick]Anubis[/nick][status]ауф[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/287078.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/902316.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/433287.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/97287.gif

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/589234.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/522424.png

[/sign][lz]<a class="lzname">Анубис</a><div class="fandom">egypt mythology</div><div class="info"></div>[/lz]

+2

3

Скади сплевывает красную густую кровь себе под ноги и ее бледное, лишь слегка мерцающее голубым светом лицо искажается от боли, когда ее под руки, по обе стороны от нее, подхватывают чужие руки. Стонет от того, как резко ее поднимают над землей асгардские воители в сверкающих доспехах при полном параде. Левый глаз заплыл и им едва ли что-то видно, а вот правый, правый все так же зло смотрит в направлении притихших богов, жмущихся друг к другу.
— Я все равно победила, — хрипит она на вдохе, смотря на них, смотря на лежащего чуть поодаль и не подающего пока признаков жизни Ареса и склонившуюся над ним Афину. Скалится, когда ее волокут мимо стоящего неподалеку хмурого Зевса, в руке которого искрится выкованная Гефестом для него молния. — Я выиграла, слышите! — запрокинув голову и устремляя взгляд в звездное небо, хохочет Скади, но очень быстро затихает, начав задыхаться. В глазах темнеет, а перед ней возникает расплывчатый силуэт, который словно бы выплывает из воздуха. — Да, ты победила, дорогая, — выдыхает ей в лицо Гера, пока руки Зевса крепко сжимают плечи богини-супруги. — Но я это так просто не оставлю. Ты заплатишь, Скади, дорого заплатишь. И, прежде чем ты поймешь, что произошло, ты будешь молить меня о смерти. — Склонившись ближе к плененной богине зимы, Гера ведет ногтем по бледной щеке, улыбаясь лишь левым уголком своих тонких, точно ниточки, губ. В ее голосе слышится торжество.
— Это угроза, Гера? — Скалится в ответ олимпийской богине брака богиня льда. Она ее не боится, она уже давно никого не боится. Все злое и способное причинить ей настоящую боль на ней уже испробовал Арес и где он сейчас? Взгляд чуть смещается с лица Геры в направлении тела бога войны, его вчетвером не могут унести.
— Нет, милая, это констатация факта. Я больше не буду медлить и размениваться на слова.
— Я не буду просить пощады. — Скади подается вперед, гремя цепями на своих запястьях, вынуждая Геру отпрянуть и раздраженно цыкнуть.
— Еще посмотрим. — Гера не может позволить себе такую роскошь, как проявление слабости в присутствии мужа и детей, которых она породила, в присутствии богов других пантеонов, которые заслышав зов с Олимпа, поспешили откликнуться на зов богини брака. Она смотрит на Скади так, словно та — самое отвратительное создание из всех, которые когда-либо существовали. И ее взгляд не предвещает ничего хорошего.

***

Богами было принято решение провести встречу и решить судьбу Скади и Ареса на горе Олимп, вблизи того места, где эти оба сразились друг с другом и оба проиграли. Половину лиц она даже не узнала, когда ее ввели в круглый зал под двенадцатью колонами, в окружении двенадцати тронов с высокими спинками, которые уже были заняты богами, а рядом с ними стояли и другие боги, второсортные, если ей позволено так выразиться. Ее взгляд скользил поверх голов, в поисках кого-то определенного и наткнувшись на один пустующий трон, замер. Сердце подсказывало, что место было отведено богу Нового Асгарда – Локи, благодаря которому, если честно, она и заполучила свои новые силы, путем, разумеется, не таким уж и честным, но кто, скажите в наше время будет честным с трикстером? Скади усмехнулась. Перехватив ее взгляд, Гера – жена Зевса, коротко дернув уголками губ, направилась к пустующему месту и резко развернувшись к присутствующим лицом, подолом своего наряда, поднимая небольшой вихрь у собственных ног и разметая в стороны лепестки роз, села.
— Начнем. — Обводя взглядом всех присутствующих в зале, произнесла Гера, не смотря на пленницу. Скади же, в свою очередь, продолжала изучать ее, стараясь не упустить ни одного движения. — Я собрала вас здесь, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. Мы не можем более закрывать глаза на то, что творит Скади. — Повисла напряженная тишина. Первым заговорил Сет из египетского пантеона богов.
— Насколько мне известно, Скади не одна виновата в том, что произошло, Гера. Твой первенец - Арес, тоже к этому причастен. Его голос звучал гулко и насмешливо, хотя отчасти это было скрыто маской, которую он постоянно носил. Богиня брака медлила с ответом, впиваясь пальцами в подлокотники собственного кресла. Однако ее глаза вспыхнули, как у дикого зверя, готового наброситься на добычу.
— Сет прав, Гера — Аматэрасу, великодушная Богиня солнца, обратила на себя внимание более мягким и действенным способом не насмехаясь и не указывая олимпийской богине на попытки выдать желаемое за действительное, избегая разговоров о личном и неприятном, о том, что ее сын тоже виноват ничуть не меньше скандинавской богини, чью судьбу сейчас решали остальные боги. — Арес виноват ничуть не меньше, чем Скади.
— С-с-судить надо обоих, — прошелестел Кукулькан, являясь всем присутствующим в виде разноцветного змея, удерживаемого над землей потоками воздуха подвластного ему.
— Я знаю, — наконец-то отозвалась Гера, когда бог ветров майя замолчал. — Время Ареса еще настанет. Сейчас мы решаем судьбу Скади. И в этом решении должны быть едины. Поэтому я и позвала вас сюда. Тюр? — Взгляд Геры сместился на определенного бога, молчавшего до сих пор. Его пытливый и суровый взгляд из-под кустистых бровей был направлен на Скади. Когда к нему обратились он даже не пошевелился, только негромко выдохнул себе в бороду.
— Разве он вообще имеет право голоса? Они ведь из одного пантеона, — возмутилась Кали – богиня разрушения.
—Тише, Кали, — вмешалась Аматэрасу, призывая богиню к порядку. — Тюр храбрый и мудрый бог, ему, как и нам всем не безразлична судьба мира, так что пусть говорит, если есть что.
И Тюр, действительно, заговорил:
— Я знаю, что вы все желаете мира. И я хочу мира для всех богов. Но разве мир будет возможен, если мы допускаем сами то, что бог пытается убить бога, а его союзники ни что иное как сопутствующий этому ущерб? — Его голос эхом отлетел от стен зала. — Скади пришла на Олимп незваной гостьей, ударила по тем, кто этого никак не ожидал, оправдывая свое зло личными счетами с Аресом. Это не может быть тем способом, которым боги должны договариваться о мире. Мы не можем допустить чтобы это повторилось…
— Если боги пантеонов, к которым принадлежат подсудимые не могут сами уследить за ними, пусть это делают боги других панетонов. — Рыкнула египетская богиня Сехмет, и над ее головой засветился солнечный диск с уреем и змеёй. В зале стало совсем тихо, как будто бы все присутствующие затаили дыхание, боясь пропустить хоть слово.
— А как же вс-с-сеобщий запрет на вмешательс-с-ство богов одного пантеона в дела другого. — Напомнил Кукулькан. Сехмет фыркнула, словно разъярённая кошка, которую посмели погладить против шерсти.
— Сехмет права. — Заговорил Зевс, и все обратили свои лица к нему. — Если пантеон не в силах контролировать своего бога, другие пантеоны в праве вмешаться, дабы сохранить общий порядок и равновесие в мире. Зал загудел, ропот пронесся среди богов, и Зевс поднял руку, призывая к тишине. Когда все замолчали, он продолжил:
— Скади отправится в Египет, Сет и Сехмет доставят ее и определят для нее стража, способного сдержать ее силы и амбиции. Повисла напряженная тишина, пока боги обдумывали сказанное. Взгляд Скади полный призрения и праведного гнева был направлен на Зевса. Они бы испепелили друг друга взглядами за миг, если бы не одно но…
Тихий шелест оказался голосом Идзанами повелительницы подземной страны Ёми.
— Отдайте Ареса нам. Во тьме и тишине страны Ёми, ему не стать сильным как прежде, там нет ничего и никого кто бы помог ему вернуть былую мощь.
— Исключено, — Вмешалась Гера, — Арес не отправится в мир мертвых. Он защищал Олимп от угрозы извне, его нельзя наказывать так же, как напавшую на наш пантеон Скади!
Скади, молчавшая все это время, опустив голову так, что ее подбородок коснулся груди, рассмеялась, сначала тихо, едва слышно, но со временем этот смех привлек внимание со стороны, почти всех собравшихся. Последней, переступая через собственную гордость, на нее обратила свой взгляд Гера.
— Если бы не твой сын, Гера, если бы не твой первенец, я бы никогда не явилась на гору Олимп и не пыталась вас всех убить.
Гера, как и подобало матери, не желающей слышать, как ее сына бездоказательно обвиняют в присутствии других богов, скривилась, поведя плечом, будто бы попытавшись сбросить с себя груз вины за действия, совершаемые Аресом.
— Не нравится, не слушай, но твой сын заслуживает чего-то похуже, чем отправиться во тьму подземного мира Ёми за все то зло, что порой покрываемое тобой лично, он совершил. Сколько раз ты закрывала глаза на насилие, совершаемое им, когда смертные и бессмертные молились тебе в надежде получить защиту, а он, прибывая в экстазе ломал им кости и шеи? Я сбилась со счета сколько раз перерождалась, только по той причине, что твой сын, Гера, настигал меня с единственной целью – надругаться надо мной и снова убить! Как ты думаешь, каково это, ощущать себя беспомощной, привязанной к столбу, в то время как твой сын стоит возле тебя, медленно перерезая тебе глотку и наслаждается твоими страданиями? Ты думаешь, мне это нравилось? Думаешь, я хотела этого?
— Уведите Ее! – Гера вскочила со своего места под горький смех Скади. Одного брошенного приказа и вскинутой в направлении скандинавки руки олимпийской богини вполне хватило, чтобы Сехмет – богиня – львица направилась мягкой и грациозной походкой любительницы вина к пленнице. Сет шел следом. Они заменили оковы на руках Скади на оковы, созданные Исидой и только после этого создав портал, из которого потянуло жаром пустыни и в зал стал прорываться мелкий колючий песок, направились к нему, уводя с собой Скади.

***

— Я умею находить общий язык с псами, — усмехнулась Скади, как только Сет удалился, оставив ее и Анубиса наедине. — За каким ушком тебе лучше всего чесать? — Левый глаз, заплывший после нанесённого удара, уже видит лучше, но не так же ясно, как правый, однако этого вполне достаточно, чтобы оценить разницу в росте между ней и Анубисом. В ее улыбке мало миролюбия, но она все равно умудряется сохранить дистанцию выставив перед собой бледные ладони, слегка гремя цепями. — Где, говоришь мне можно расположиться?

+2

4

До всей сложившейся ситуации Анубису не было никакого дела. Ну просто потому что какой вариант - наихудший из возможных? Война богов? Да и пес с ними, откровенно и честно - заебали. Да, в особенности и частности его же собственные родственнички. Но, по мнению, очевидно, большинства - ему заняться нечем, кроме как выслушивать чужое нытье и помогать в самых дебильных просьбах. Куда уж ему до проблем богинь любви и веселья, или же до всевышнего Ра, да? Зато как те "натрудятся" - могут позволить себе пиры и отдых. А Анубису после их трудов еще убирать человеческие трупы, как будто ему это нужно больше остальных.

Шакал в очередной раз закатывает глаза.

Вот могли же ему прислать бога подземного мира. Аида, скажем. Или Хель, если уж так потянуло к Скандинавии. Вот с ними явно было о чем перетереть. А о чем говорить с этой богиней? Как она развлекалась с Аресом? Увольте. Может, Анубис и не так жаден к разговору, как прочие, но лишь один он видит картину здраво. Что может решить кратковременная тюрьма, для богини, что бессмертна? Ничего. А Анубису вот уже скучно.

- Да? И со многими ли псами ты разговаривала? - бог мертвых хмыкает, возвращая свое внимание виски. Вообще-то, это довольно забавно было бы, посмотреть, как же богиня нашла общий язык с псами. Если бы всех богов Египта не увековечили с мордами определенных животных, поэтому люди буквально к животным и обращаются, в своих бедах и несчастиях. Все же близ Нила куда больше ценили животных, нежели людей.
Пускай и в древности.

- Мне без разницы, - голос, приглушенный маской, все же передает рычащие нотки, когда когтистая рука тянется к сосуду с алкоголем. Правда на сей раз разливая его в два граненных бокала. Это даже не из-за гостеприимства. Ему только душного бога в собственных покоях не хватало.

Анубис качает головой, фыркая, - Для уточнения: из-за бога войны Греции, наш бог войны притащил тебя сюда? - сейчас бы сломать что-нибудь. Ну, будь он с весточкой в покоях Бастет - так бы сразу и поступил, не сомневайтесь. Потому что шипящие кошки звучат потешно и ничуть не угрожающе,- Гребанные придурки. Мало мне того, что каждая война сопровождается большим количеством жертв. - Анубис щелкает языком, задумчиво глядя в янтарную жидкость, - а ад уже полон.

Хриплый смех подобает шелесту песка, тонет и обрывается даже в сравнительной тишине комнаты. Анубис в несколько шагов преодолевает расстояние между ним и богиней, протягивая виски. Коготь как бы невзначай царапает стекло, оставляя тонкую неровную линию. - Если расскажешь что-то новое или интересное - сниму наручники. (это что, игра? он явно переобщался с богиней-кошкой) - голова чуть склоняется вбок, рассматривая гостью. Она абсолютно не похожа ни на одного Бога Египта, взращенных солнцем, кожа которых подобает золоту. Её же кожа чуть ли не синюшняя в полумрачном освещении, волосы - бледны, как алебастр или мрамор, которые использовали исключительно для ритуалов. Все в её внешнем виде буквально кричит о том, что здесь быть Богиня не должна - и Анубис с этим только лишь согласен.

В его интересах следить за ней? Вздор. Если другие Боги действительно считают перепалку двух себе подобных проблемой - они просто не представляют себе, что может произойти, если Бог Подземного мира отправится в отпуск. Почему бы и не удостоить их чести лицезреть истинный хаос, с другой стороны?
Ладно, не в эту смену.

Анубис решает, что проще кивнуть госте на диван, заодно и сесть на него. Едва ли той не хватит наглости самой расположиться хоть у него на кровати - ни один бог не лишен излишней скромности - но так, пожалуй, куда легче. Да и незапланированный отдых все же служит неплохой отдушиной - руки благодарно ложаться на спинку, разминая затекшие мышцы. Алкоголь остается не тронутым - он бы и не смог пригубить его в маске. И ему плевать, на самом деле, на эту маску. Это уже привычка даже. Людям он мерещится огромным шакалом. Боги же в начале мироздания и так видели друг друга. Несмотря на то, что Египетская мифология сравнительно более древняя.

Он уже встречал Скади. Правда каждодневно видел слишком много лиц, чтобы вспомнить черты далекой для себя родственницы. - Когда мы виделись с тобой в последний раз? - задумчиво протягивает шакал, скучающе подпирая согнутой в локте рукой голову, и чувствуя приступ зевоты, отнюдь не от усталости.

Это не он её развлекает, а она его, все же. Когда еще Скади побывает в Египте? Ох, и выбор места удачный. Что делать там, на поверхности, если есть подземное царство, действительно. Сет оказался к ней не так жесток, ведь здесь явно прохладнее, чем под палящими лучами южного солнца. Вряд ли та бы растаяла. Но даже у Богов есть свои стихии, и... в этом, видимо, все и дело. Чем может подпитаться Богиня Севера на Юге? Да ничем. Её, похоже, нехило измотали, если судить по нынешней красоте лица. Но это Анубиса тоже волнует ровно нисколько - во-первых, восстановится, не маленькая. Во-вторых, даже если бы и убили, за душами Богов в Подземном царстве охоты нет. Правда помнят об этом только лишь Боги - по несчастью - этого самого царства.

[nick]Anubis[/nick][status]ауф[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/287078.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/902316.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/433287.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/97287.gif

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/589234.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/522424.png

[/sign][lz]<a class="lzname">Анубис</a><div class="fandom">egypt mythology</div><div class="info"></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (28.02.22 20:53:32)

+2

5

— Да? И со многими ли псами ты разговаривала? — Вопрос Анубиса заставляет ее кривить губы в подобие ухмылки, хотя и не просто это, губы ей тоже разбили, едва уголком дернешь и кровит там, где, казалось бы, стало заживать. Она ведет плечом, чуть щурясь, оценивающим взглядом приходясь по фигуре египтянина.
— А ты затворник похоже. — Начинает издалека, все еще надеясь, что с ее рук снимут неудобные оковы. — Я думала таких уже не осталось, все социализировались понемногу. Но, раз ты спросил, я буду честна с тобой, — Скади опускает глаза, — Мне норнами было предначертано бегать с стаей по заснеженным лесам. Я вскормлена волками, с ними и росла, с ними и охотилась. — Она не двигается с места, потому что оковы на ее ногах ей тоже мешают, они такие тяжелые и так сильно давят, что хочется зубами рвать собственную щиколотку в попытке высвободиться. — Я даже сахарными косточками с руки кормила Фенрира. Знаешь такого? Он в день Рагнарёка должен был стать тем, кто убьет Одина. — Она снова кривит губы, и кажется, совершенно недовольна результатом, хотя возможно, все это не больше, чем игра глубоких теней, «ходящих» по ее избитому лицу.
— Долгая и путаная история, — Скади бы отмахнулась от вопроса Анубиса, но ей мешают оковы на запястьях. Она, конечно, пытается, но те раздражающе гремят, заглушая ее слова и приходится снова опустить руки, до момента, пока египтянин не подносит ей бокал с виски. Неплохое начало. — Мы воюем с Аресом так долго, что я уже сбилась со счета кто и кому на этот раз мстит. Но, да, его вина в том, что я здесь имеется. По доброй воле я бы сюда не пришла. — И чуть поморщив нос, добавляет. — Ничего личного. Просто не мой климат.
Она с подозрением смотрит на бокал, протянутый Анубисом, и не торопится принять его. Пока этого не случилось, Скади и подумать не могла, что ее так мучает жажда. А теперь все ее мысли лишь о том, чтобы прильнуть губами к бокалу и осушить его. Если она правильно понимает настроение Анубиса, то он настроен на долгий и непринужденный разговор, он хочет нескончаемых историй, способных развеять его скуку. — Одним бокалом ты от меня не отделаешься, египтянин. — Она делает глоток виски, прежде чем заговорить снова.
— Я обманула Локи и завладела древней шкатулкой, в которой асам удавалось веками сдерживать Фимбулвинтер. Эта трёхлетняя зима, предшествующая Рагнарёку и гибели асгардских богов, когда-то была частью меня, другой меня, той, что оплакивала смерть юного Бальдра, даже став женой Ньёрда, оплакивала так, как принято женам оплакивать своих погибших в море мужей. — И снова глоток из бокала, заглушающий желание всхлипнуть, заставляющий зажмуриться от крепости, сжимающей и опаляющей горло. — Вернув свое по праву, я поняла, что мне по силам в одиночку расшатать Олимп и всех тех, кто столько веков закрывал глаза всякий раз, когда Арес творил дичь. Спорим, что ты никогда в жизни не видел гору Олимп, по самую вершину закованную в лед?
Разоткровенничалась не на шутку и кажется, сама от этого не в восторге, но попросит об этом не распространяться позже, когда они найдут общий язык, как, бывало, прежде. Скади, не смотря на скованность в движениях, достигает цели – диван встречает ее побитое тело мягкостью подушек, где-то рядом тлеют благовонья, легкой горечью оседая на язык. Она больше не стесняется и меняет свой опустевший бокал на тот, что по идее Анубис наполнил для себя, но к которому не притронулся. Справляется с этим ловко, не смотря на оковы на собственных руках.
— Когда мы виделись с тобой в последний раз? — Ее взгляд медленно скользит по маске, за которой Анубис прячет свое истинное лицо. Ей никогда не понять этот фетиш.
— Мы не виделись с тобой, Анубис, целую вечность, — она вытягивает в его направлении руки, жестом и взглядом напоминая ему о данном обещании избавить ее от оков.
Она слышит сдавленное «пффф» в его голосе, приглушаемое надетой маской и почти готова с ним согласиться. Что им вечность, если они бессмертные и перерождающиеся снова и снова, боги? Один быстрый взгляд в прорези маски, за которой различимо мерцание чужих глаз перед тем, как откинуться на подушки.
— Кое – что забывается даже богами. — Она подносит бокал к губам, но не торопится делать глоток, думает о том, стоит ли ему говорить, стоит ли Анубису знать. — Я вот, к собственному стыду, за вечность, успела забыть, как ты выглядишь без маски. Предпочитаю не хранить в памяти долго моменты, в которых имела неосторожность быть слабой и отделяемой от мира пеленой слез, что застилает глаза. — напоминает она, но не только себе. И опрокидывает в себя остатки виски из бокала, но в этот раз не морщится, только кончиком языка слегка скользит к уголкам собственных губ, разлепляя те. — Я знаю, что ты помнишь.  И маска твоя от меня этого не скроет.

[nick]skadi[/nick][status]снегопадла[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2682/359433.png[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2682/745583.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2682/809489.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2682/938203.gif
[/sign][lz]<a class="lzname">Скади</a><div class="fandom">norse mythology</div><div class="info">грешен is my profession </div>[/lz]

+2

6

В прочем, именно это Анубис и подразумевал, когда просил развеять его скуку. Просто скупые подробности всей ситуации. Ну, про Ареса, про Олимп, и все такое. Это же все равно будет сломанным телефоном с разной интерпретацией, но. Здесь, в подземном царстве, развлекать себя особо нечем. Но никто не говорил, что он откажется от слухов, что происходят там, ближе к небесам. - Затворник? Ну прости, - хмыкает Бог, чуть качнув головой, - Не у каждого из нас есть такая простая привилегия, как выходные, когда со скуки лезешь на эту дерьмовую гору. Знаешь же, что даже если по воле богов все живое сгинет, в наших рядах есть те, кому придется разгребать это дерьмо, переправляя души на тот свет. Нет, он сейчас не ноет и не жалуется, а просто говорит факт, большая разница. Справедливости ради, дурачки на эту роль нашлись с похожими характерами. Что Хель, что Аид, что Плутон, Миктлантекутли, Грох, Мара и прочие его друзья по несчастью. Циники до мозга костей, апатичные ровно настолько, что класть им хрен на все эти распри, но ежели нужно устроить конец всего сущего - то это ровно та компания, что была нужна. Жаль только что никто до этого не додумался. Можно же идти всякими хитросплетениями вроде трёхлетней зимы, действительно.

- Спорим, что ты никогда в жизни не видел гору Олимп, по самую вершину закованную в лед? - Анубис лишь безынтересованно пожимает плечами, - Я не видел и саму гору Олимп. Ну вернее явно видел, но был пьян или перепутал её с Гималаями, всё возможно. Зато я видел Тартар. Так что могу сказать, что отношение греков к вашей брани с Аресом - совершенно несерьезное, ведь иначе бы тебя отправили туда, откуда и титаны не возвращаются. А так... - он пожимает плечами, усмехнувшись и чуть качнув кистью руки в сторону стен своей комнаты. Темницей это назвать? Весьма и весьма забавно.

На отнятый бокал Анубис никак не реагирует, а вот демонстрация оков заставляет его усмехнуться. Он подцепляет цепь по центру и чуть тянет на себя. - Моя тётка справедлива. Исида, в смысле. Ты сейчас в них, поскольку считаешь себя виноватой и достойной плена. Но ведь это не так? Тогда просто сними их сама. Это как плацебо для провинившихся, или вроде того. Ключа к ним не существует, - делится информацией шакал, не обращая никакого внимания на излишне громкий вопль за стеной, очевидно какого-то грешника, что не прошел испытание с пером Маат. Но, о чудо, Скади все же разобралась со своими демонами, потому что наручники все же щелкают на её запястьях. - И эй, волчья охотница, имей ввиду, что тебя притащили сюда не просто так. Из этого места уходят лишь те, кому я это позволяю. А я, ты не поверишь, не очень сердобольный.

Любой ныне живущий человек бы не понял, как за десятки веков можно не запомнить биографию каждого бога, хотя бы со скуки. Но эти люди забывают, что богов тоже не два-три человека, толкающихся в одной комнате. Анубис действительно встречал других своих названных братьев и сестер. Кого-то знал больше, кого-то меньше. И биографию каждого просто не упомнишь. Особенно когда тебе до кучи капают на мозги души тех, кто не хочет остаток загробной жизни провести в так называемом аду. Вот и Скади сам шакал помнил ровно настолько. Он не помнил, как та родилась и стала той, кем является. Он не помнил даже, что значит её сила - просто ли это холода, или же зима, а может лёд - столько возможностей, и похожих с ней богов.

Но он понимает, о чем она говорит. Просто потому что некоторое запоминается без твоего согласия. А Скади и сейчас выглядит ровно также, как тогда. И эта потускневшая белоснежность всего чужого облика, пожалуй, даже сейчас приятно царапает мужское начало. Конечно, с годами все Боги теряют свою непосредственность и легкость, озлобляются и черствеют, именно поэтому Боги свежих цивилизаций своего рода сильнее прочих. В них еще не угас тот огонь, с которым рождаются даже сами смертные, пока являются юными и зелеными, верующими во что-то более возвышенное.

Шакал тихо хмыкает.

- Ну ты же не Богиня памяти, всё-таки. Так что едва ли ты можешь знать наверняка. - рука тянется к носу шакала маски, давит на него, снимая ту с головы. - Вспомнила? - бегло интересуется Анубис, пока рукой проводит по немного примятым от маски волосам. - Вообще-то знаешь, я сросся с этой маской. Да и как все мы в Египте, наверное. Не только ты забыла. Пески времени смыли наши реальные внешности из памяти не только людей, но и Богов. Может, оно и к лучшему. Ведь здесь люди никогда не считали себя подобным Богам. - Анубис наливает новую порцию виски в опустевший бокал, а после подносит к губам, усмехаясь, - Хотя недавно Баст заметила, что будь оно иначе, люди едва ли думали, что через минуту попадут в ад, а не в добровольный сексуальный плен, - бог ведет бровью, отпивая из бокала.

[nick]Anubis[/nick][status]ауф[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/287078.gif[/icon][sign]

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/902316.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/433287.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/97287.gif

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/589234.png

https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/1337/522424.png

[/sign][lz]<a class="lzname">Анубис</a><div class="fandom">egypt mythology</div><div class="info"></div>[/lz]

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » и ходили на нас смотреть, как на зверей в зоопарк


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно