ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » snowslip


snowslip

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

https://i.imgur.com/Z6i9BtS.png
https://i.imgur.com/BnCddJI.png
https://i.imgur.com/4fdsVvL.png

• драконий хребет / pre-1.2

kaeya, albedo

Что-то на Драконьем Хребте привлекает внимание юного алхимика. При содействии Мондштадта Альбедо получает все необходимое оборудование для грядущих работ, а так же, несколько рыцарей и Капитан кавалерии помогают главе исследовательской команды Ордо Фавониус расположиться в малознакомой горной местности. Но разве Кэйа хоть когда-то делает что-то без возможности получить хоть какую-то выгоду?

[icon]https://i.imgur.com/JohwKGb.png[/icon]

Отредактировано Kaeya (28.07.22 20:40:57)

+2

2

Прося помощи у жителей, он почти уверен, что ему не будет отказано. Слишком сильное впечатление Альбедо произвел на людей своими знаниями, своими манерами. И меньше всего он уверен в том, что его ждет на Драконьем Хребте, но все же тянется ко всему неизведанному, словно что-то зовет его в это, забытое богами, место. И ведь такой неизведанный экземпляр попал к нему в руки совсем недавно. Альбедо обнаружил странное семя и сразу загорелся идеей вырастить его, или же получить краткий момент жизни, но делать это вдали от города без нужного оборудования оказалось невыполнимым, поэтому алхимик обратился за помощью и получил ее. Он даже отметил на карте точку, где именно ему нужна лаборатория. Ей оказалась пещера, хорошо защищенная от ветра, что свирепствовал в горах. Оставалось лишь дождаться окончания строительства, но алхимик решил сам наблюдать за ходом работы. Однако, когда все было почти законченно [оставались лишь кое-какие дополнительные работы по доставке еще одних нужных вещей], Альбедо ожидал сюрприз. Капитан кавалерии выказал желание сопровождать сегодняшнюю экспедицию в горы. Эта идея не нравилась алхимику, но он не стал возражать, лишь пожал плечами, тем самым давая молчаливое согласие.
- Думаю, вам не стоило идти, сэр Кэйя, - произносит Альбедо, когда они были уже далеко от города. – Ваши люди хорошо обучены, так что вряд бы мне угрожала опасность, - продолжает спокойным тоном, идя недалеко от Кэйи. От лошади он отказался. Почему-то верховая езда единственное, что он не мог освоить. Кэйя Олберич, конечно, не вызвал у него недоверия, но и раскрывать свои секреты перед ним алхимик не собирался, а внезапное желание сопроводить экспедицию настораживало, ведь Альбедо слышал слухи, что ходили про капитана кавалерии.
«Он никогда не делает что-либо без выгоды для себя» - размышляет юный алхимик, явно не понимая, какой резон Кэйи ехать в такое место. Разве у него нет дел в городе? Альбедо бросает короткий взгляд на своего спутника, словно ответ будет перед ним лежать на поверхности.
- Вы ведь поехали со мной не ради контроля работ, верно? – наконец, он спрашивает напрямую, все равно их не подслушают. Большая часть людей Ордо Фавониус была занята тем, что следила за грузом, который был слишком ценен для Альбедо.

Отредактировано Albedo (02.11.21 14:23:23)

+2

3

[icon]https://i.imgur.com/JohwKGb.png[/icon]

Альбедо, как и положено алхимику, интересовался многим. Кэйа был прекрасно осведомлен о том, что Принц Мела часто находится за пределами Мондштадта, исследуя ближайшие территории. Являясь капитаном исследовательской группы, он, тем не менее, чаще всего путешествовал один. Порой, Олберич даже не верил в этот статус молодого человека, ведь ни разу не видел кого-либо, кто относился к той самой группе исследователей, подконтрольной Альбедо. Тимей и Сахароза, что совершенно точно проводили с алхимиком больше времени, чем кто-либо еще, никогда не составляли ему компанию в путешествиях и поэтому даже ненавязчиые и аккуратные беседы с ними, не дали Кэйе желаемого результата в виде хоть какой-то конкретной информации о том, какие же все же цели преследует Альбедо в своих странствиях. Но когда алхимик попросил помощи в обустройстве лагеря на Драконьем Хребте и переносе некоторого оборудования, Олберич заинтересовался столь нетипичным поведением того, кто, кажется, никогда не стремился оседать где-либо. Было вполне ожидаемо, что рано или поздно какое-то место или объект заинтересуют Принца Мела, но вот что-то изменилось в его поведении. Прикрытая вдохновенность и некоторая озадаченность, однако, не смогла скрыться от внимания кавалериста. Альбедо создавал ощущение того самого ученого, что становиться словно на шаг ближе к своей цели.

Кэйа вызвался в качестве добровольца практически сразу, лично обратившись к человеку, что стоял перед рядом из рыцарей, занимаясь отбором для выполнения задачи среди членов Ордена. Одобренный легким кивком магистра Варки, Олберич понял, что если бы не возможность выбраться за пределы города, то провел бы очередной день без какой-либо пользы из-за отсутствия поручений и слишком мирного существования Мондштадта. Схватив, удачно предоставленный, шанс за хвост, капитан, ко всему прочему, удостоился чести возглавить экспедицию, а наличие повозок и части кавалерии, выделенной для сопровождения ценного груза, вовсе укрепили его позицию и значимость.

Он наблюдал за Альбедо, когда тот оказался у главных городских ворот, вежливо поклонился, чуть приподнявшись в стременах. Не стал переубеждать его, когда алхимик отказался от лошади и предпочел идти пешком. Некоторое время смотрел на него, повернув голову на бок и бросив взгляд поверх шипастого позолоченного наплечника. А вскоре и вовсе сблизился, мягко потянув на себя узду, заставляя животное остановиться, для того чтобы после сравняться с Альбедо. Кэйа готов был начать один из тех легких и непринужденных диалогов, но собеседник действует на упреждение и начинает разговор первым. Алхимик всегда казался отстраненным, но при этом Олберич не ожидал столкнуться с подобными словами. Вежливость, которой Принц Мела способен был покорить любого мондштадца словно ушла на второй план, стоило Альбедо почувствовать неладное, что-то заподозрив. Словно предоставляя время для ответа, алхимик выдерживает паузу, которую кавалерист с удовольствием использует, словно жаждал их разговора.

- Драконий Хребет, на сколько мне известно, изучен крайне поверхностно, - Кэйа говорит с открытой доброжелательностью в голосе, так, как ответил бы любому другому в Мондштадте, уста его окрашенные легкой улыбкой, - к тому же, кажется, не редко у подножия можно наткнуться на похитителей сокровищ, - поворачивая голову к Альбедо, Олберич показывает ему что-то кроме своего профиля за все то время, что они находится в пути, - необходимо минимизировать риски.

Короткая вереница, состоящая всего из трех повозок, двигалась медленно, следуя по большаку в сторону, возвышающейся над лесами, Драконьего Хребта. Даже издалека можно было видеть те снежные шапки, что покрывали каменные склоны. Кэйе давно была интересная история этого места, явно выделяющегося на фоне всей той зелености, присущей землям, подконтрольным Анемо-Архонту. А именно, Олберича интересовало имело ли это место схожая с Каэнри`ах судьба, возможно, оно было также уничтожено и предано забвению теми, кто наблюдал за Тейватом с высоты парящего острова - Селестии. Еще в юношестве рыцарь издалека созерцал таинственный горный пик, сжимая в руках книгу, взятую с полки на винокурне с лаконичным названием - Виндагнир. И по мере их приближения к Хребту Кэйю охватывала мысль о том, что ему стоит только протянуть руку и он сможет коснуться чего-то тайного, того, что неосознанно привлекало внимание потерянного принца разрушенной цивилизации.

Неудивительно, что алхимик задал подобный вопрос. Юноша был не одним из тех простаков за городскими стенами, которых обмануть кавалерист мог не прилагая особых усилий. Достаточно сделать серьезное выражение лица и они поверят в любой бред,  даже в то, что его близкий родственник - пират. Альбедо подловил капитана и пусть вопрос не уколол, и не ударил под дых, но Кэйа все же надеялся подольше поиграть в свою игру.

- Я действую, следуя руководству для рыцарей, - Олберич юлит, что и не скажешь при взгляде на него, производящего впечатление уверенности, хотя, он и правда контролировал ситуацию, - "братство ордена дружное и сплоченное, и это - самая твердая опора Ордо Фавониус", - безошибочно цитирует Кэйа текст, с которым должен был ознакомиться как минимум один раз каждый, действующий от имени Ордена и во благо Мондштадта, - но ты прав, было бы глупо предполагать, что меня интересует только это. - Именно исходя из того, что Альбедо был далеко не глупым человеком, Олберич мог рискнуть, рассчитывая на некое сотрудничество. Даже сам алхимик мог заметить, как его манипуляции с жизнью не вызывали в рыцаре должного удивления. И секрет был не в железной выдержке или в том, что Кэйа успел многое увидеть и теперь его невозможно удивить. Олберич жил в окружении подобной “магии”, в Каэнри’ах жизнь рождалась под руками людей в расшитых одеждах с длинными подолами и Альбедо буквально повторял все то, что рыцарю и без того было знакомо. Алхимик стал возможным ключом, который просто обязан был открыть дверь домой, дорогу к которому Кэйа искал с того самого дня, когда отец оставил его у порога Рагнавиндров. Может то, что заинтересовало Альбедо, также относилось к давно почившей грандиозной цивилизации.

Извилистый путь привел их к первым признакам былого величия. Руины исчезнувшего государства встретили их, почти до основания, разрушенной стеной и несколькими колоннами. Сложно было даже предположить, для чего предназначалось это место, учитывая, что все остальные постройки должны были находиться значительно выше по склону. Воображение дорисовывает некоторые детали, ведет стены вверх, выкладывает каменный пол под их ногами, основываясь на, зачитанной до дыр в детстве, книге. Кэйа, направляет белоснежного жеребца вперед и подходит к единственной, почти полностью сохранившей свою форму, детали - арке, на верхней части которой не хватало пары блоков. Касаясь рукой каменной поверхности, Олберич прикрывает глаза, словно прислушиваясь к своим чувствам и ощущениям, но не чувствует ничего, даже холода под своей ладонью. Несмотря на то, что он, благодаря своему Глазу Бога и элементу, был крайне устойчив к низким температурам, остальные рыцари не могли похвастаться подобным, посему, перед тем как продолжать путь, Капитан командует:

- Приготовиться к восхождению на Хребет. - Повторять дважды не пришлось, люди в латах незамедлительно стянулись к одной из повозок и, откинув, накрывающий груз брезент, стали разбирать теплые накидки с меховыми воротниками.

Отредактировано Kaeya (03.07.22 13:04:44)

+3

4

Альбедо молчит, обдумывая слова капитана и едва заметно хмурясь. Не то, что бы он не доверял Кэйе, но вот присмотреться к нему точно стоило. Слишком странная тяга у капитана кавалерии к этой экспедиции, которую легко прикрыть фразой «минимизировать риски» для простого человека, но не для алхимика, что сейчас пытался читать Олберича, как открытую книгу. К слову, получалось не очень. По правде сказать, Альбедо бы и сам управился, если бы не оборудование. Олберич цитирует текст, который алхимик и так хорошо знает, но это всего лишь прикрытие, а вот следующая фраза заставляет вновь задуматься, но уже над тем, что же ищет Кэйя в этом, забытом богами, месте.
- Не поймите меня неправильно, сэр Кэйя, но мне кажется, что, с таким количеством людей, риски только увеличатся, - в его голосе появляются нотки беспокойства. – Ваши люди хорошо обучены, но они не знают с чем могут столкнуться на Драконьем Хребте, - он останавливается и окидывает быстрым взглядом группу рыцарей, а потом возобновляет шаг, чтобы не отстать. В Мондштадтте действительно ничего не знали о Драконьем Хребте, даже искатели приключений и те, были весьма скудно о нем осведомлены, а рыцари ордена и подавно. И все же слова капитана кавалерии не давали покоя, поэтому дальнейший путь Альбедо прошел молча, лишь поглядывая в карту, начерченную самолично. Он подозревал, что Кэйя интересовался давно почившей цивилизацией, но это были лишь подозрения, ничем не подкрепленные, но сегодня видно сами архонты решили принести ему сюрпризы.
Когда извилистая тропинка приводит отряд к руинам, Альбедо становится молчаливым свидетелем действий Кэйи и часть догадок подтверждается, однако алхимик молчит, лишь наблюдает за капитаном Ордо Фавониус, решая оставить свои размышления в тайне настолько, насколько получится. И только когда Кэйя отдает приказ приготовится к восхождению, а рыцари начинают разбирать теплые вещи, алхимик решает снова поднять тему истинного пребывания Олберича на хребте и подходит ближе к нему.
- Так зачем вы поехали, раз сами мне признались, что безопасность не единственная причина? – вновь эта напускная вежливость, а взгляд голубых глаз пристально изучает капитана Ордо Фавониус, дабы он вновь не начал уходить от ответа в своей излюбленной манере.

+2

5

[icon]https://i.imgur.com/JohwKGb.png[/icon]

Беспокойство – последнее, что им нужно было в данной вылазке. Такие места, как Драконий Хребет не терпят нерешимости и любого другого проявления слабости. Неаккуратно поставленная нога могла стать причиной серьезной травмы, а то и больше, причиной грустных вестей для родственника того, кто решился подняться по столь недружелюбной вершине. Кэйа много читал, точно знал о том как не нравились Хребту какие-либо посетители. Храня под своим снегом тайны, он стремился выгнать любого, кто подступит слишком близко. В тем-то Альбедо все же был прав: чем больше людей, тем больше шансов нарваться на неприятности. К тому же, вечно держать в поле зрения большую группу людей – сложно. Но это относилось к тем же искателям приключений, но не к рыцарям, для которых слово “дисциплина” была не пустым звуком. Ранее глава исследовательской команды то и дело сверялся с картой и Олберич чуть вытягивает шею, стремился разглядеть среди схематичных изображений на бумаге интересные пометки. Несмотря на точно выведенные прямые и волнистые линии, что образовывали схематичный рисунок Хребта, Капитан кавалерии не мог заметить каких-либо ярко выделенных деталей. Скорее всего, они были понятны только для владельца карты и единственную отметку, которую мог заметить сторонний наблюдатель – место будущего лагеря. Кэйа не договаривался с Альбедо о маршруте, единственный, кто знал путь - алхимик. Ими не был совместно разработан план продвижения по вершине, Олберичу непривычно настолько доверяться кому-то, и, кажется, единоличное знание точного пути передвижения – риск куда больший, чем численность группы.

Пока привычные силуэты рыцарей набирали объем за счет утепленной одежды, у Альбедо и Кэйа появились лишнее минут без какого-либо дела. Олберич не нашел бы лучшего способа скрасить время, чем разговор. Прямой вопрос в лоб вызывает у Капитана улыбку. Любопытство алхимика подкупало. Убрав ладонь от арки и перехватив поводья, он не сводит взгляда с Альбедо, вероятно наивно полагающего, что Кэйа так просто назовет ему истинную причину своего присоединения к группе. Лошадь шумно втягивает ноздрями воздух, встряхивая головой, и пускает ноздрями пар на выдохе. Похоже, даже досюда добрались отголоски мороза, но это ничто в сравнении с, ожидающими их далее, условиями.

Размять кости, к тому же, – с легким смешком начинает Олберич и выдерживает секундную паузу, – Драконий Хребет полон секретов, кто знает, что можно здесь найти, не так ли? – Кэйа не мог ответить откровенно и со всей честностью. Ему это было не к чему, хотя, возможно, было бы полезно. Вдруг Альбедо решится на сотрудничество с тем кому, по слухам, исходящим от большинства людей о кавалеристе, доверять совсем не стоит. Однако, в планах самого Олберича совсем не стояло цели прямо сейчас идти и искать ответы на вопросы. Сначала нужно было осмотреться, исследовать доступную местность и условия. К тому же, в любом случае, без союзников Кэйа не справится, а заручатся поддержкой кого-то из Мондштадта – опасно, легче воспользоваться наемниками или действовать руками похитителей сокровищ, если умело убедить первых и вторых в золотых горах, они по каменным блокам разберут остатки руин, чтобы добраться до несуществующих сокровищ.

Предоставьте накидку для сэра Альбедо. – Не сводя взгляда с алхимика, снова командует Олберич и, как только к ним подбирается один из рыцарей с теплым элементом одежды в руках. Всего день назад Сестры из Собора собственноручно пришивали меховые воротники к плотным плащам с знаками отличия Ордена на спинах. Сложно было представить их вылазку без подобных подготовительных этапов. Только переть Кэйа плавно переводит взгляд на острые вершины Хребта. Скалистый массив, окруженный плотным покровом облаков, выглядел завораживающе. Мгла, маскирующая возможные опасности, облюбовала подножие. Подходящие к зениту дневное светило не спасало ситуацию, а лишь усугубляло, ведь по виду рыцарей легко было предположить, что им совсем не хотелось уходить из под ласковых солнечных лучей в холодную неизвестность. Само собой, напрасно ждать от них какой-либо самоотверженности. Кто угодно на их месте взвесил бы все риски и сделал вывод в логичную сторону, но работа есть работа, да и клятвы, данные Ордену, не могли позволить поступить так, как хотелось на самом деле. Олберич же видел в этой вылазке приятный бонус для них всех – теперь можно было точно поучаствовать в спорах за кружкой пива с приключенцами по поводу храбрости, которые только и делали, что задирали рыцарей насчет их однотипных патрулей.

Когда одна из повозок окончательно опустела, настало время выдвигаться. Один из рыцарей остается с лошадью и средством для перевозки грузов внизу. Кто-то назовет его счастливчиком, но по сути он, в случае несчастного происшествия, должен был в кратчайшие сроки донести до Джинн неприятные вести или просить о подмоге. Сократившаяся до двух повозок вереница, окруженная рыцарями, побрела вперед сразу, как только Капитан обратился к единственному кто знал путь с просьбой вести их дальше. Когда-то через глубокую реку, которая протекала у подножия Хребта, пролегал каменный мост, воздвигнутый древней цивилизацией. Но время беспощадно, под суровыми холодными ветрами некоторые каменные блоки покинули обозначенные места и в итоге, с прошествием нескольких сотен лет, в некогда надежном строении, образовались пустоты. Благо, приготовления не остановились только на теплых накидках. Часть охотников и плотников из Спрингвуда реконструировали проход при помощи балок и прочных деревянных листов. Без проблем группа продвинулась вперед, оставив позади зеленые мондштадские равнины.

Снег покрывал землю, редкую траву, невысокие кустарники и деревья. Копыта лошадей, привычно для животных, проваливались наполовину, в то время как рыцари погружались в белую пудру закристаллизовавшийся воды по щиколотку. Альбедо шел впереди, в то время как Кэйа занял место заключающего колонну. К тому же, так удобнее наблюдать за рыцарями и важным грузом. Нигде не было видно следов ног других людей, только снежных лисиц рядом с деревьями. Это хороший знак, дарующий надежду на беспрепятственную переправу до будущего лагеря. Тонкие ветки деревьев, лишенные листвы, словно костлявые пальцы цеплялись за навес на тележке, намереваясь обнажить алхимическую аппаратуру и дорогостоящие ингредиенты.

У них не было протоптанной тропы или даже каких-либо табличек обозначающих направление. Местность совсем неизведанная и единственное, что помогло бы заплутавшему меж валунами путнику – надежный компас. Пока Альбедо вел их вперед, Олберич мог спокойно разглядывать окружение. Детали руин, припорошенные снегом, притягивали к себе взгляд Капитана кавалерии. Слижком уж узоры на каменных колоннах напоминали ему о доме, от того каждый раз встречать крупицы древней цивилизации было волнительно. Хруст веток и шуршание в зарослях промозглого кустарника – нормальное явление. Сходящий снег и присутствующие, несмотря на трудные условия для жизни, животные являются источником постоянных звуков. К ним быстро привыкаешь, поэтому что-то, выходящие за рамки привычного не остается незамеченным. Несмотря на сложность поставленной задачи и общую опасность, рыцари вполголоса общались меж собой. Кэйа, находясь позади, не мог отдать жестом команду замолчать и остановиться, посему, натянув поводья, заставляя лошадь остановится, Олберич немного отстает от основной группы. Снег, с шумом больше чем обычно, скатывается вниз по еловым веткам. Когда перед группой открывается дивный вид на огромное высохшее дерево, кавалерист чуть сощурился, стараясь выглядеть среди двигающихся хвои нечто тревожное, отстав от остальной группы на несколько полноценных метров. Он резко распахивает глаза, заметив точку с ярко-голубым свечением, слышит как болт разрезает воздух и отсекает часть на игольчатой кисти ветви. Ведомый рефлексами, Кэйа склоняет голову и арбалетный снаряд пролетает мимо, чуть ли не касаясь щеки. Олберич удивляется еще сильнее, ощущая холод кожей щеки. Крио элемент, оставляя за собой световой “хвост”, врезается в спину одного из рыцарей, заставляя его вскрикнуть и упасть на колени. Жеребец, обеспокоенно заржав, затоптался на месте, а когда со всех сторон подступили хиличурлы, и вовсе встал на дыбы.

Отовсюду послышались переговоры на языке, который был понятен только кавалеристу. Примитивные хиличурлы напали по нужде в пропитании. Само собой, люди не входят в их рацион, но вот одна из повозок была укомплектована и запасами продовольствия, в равной пропорции с алхимическими ингредиентами. Пара хиличурлов, держа в руках крио-слаймов приблизились к группе, пока несколько стрелков с арбалетами и шаманчурлы расположились на каменных возвышенностях. Раненого рыцаря подхватывают под руки и оттягивают за тележку, пока тот, парализованный крио элементом, не мог пошевелить хоть какой-то конечностью своего тела.

Отредактировано Kaeya (03.07.22 13:04:37)

+4

6

Альбедо вскидывает удивленно брови на фразу Кэйи. Ему всегда казалось, что у капитана кавалерии всегда найдется повод получше, чем прогулка по заснеженной горе. В конце концов, он пожимает плечами, понимая, что Олберич что-то явно не договаривает, но сейчас ни время и не место допытываться, о чем именно он умолчал.
- Я думал, у вас всегда найдется лишний повод размять кости, - отвечает алхимик, сверяясь с картой еще раз, прежде чем надолго убрать ее в свою походную сумку. – Не все секреты этого места будут кому-либо понятны, сэр Кэйя, - с этими словами он идет вперед, нисколько не заботясь о том, как его слова будут восприняты. Альбедо привык говорить все прямо, пусть даже часть его фраз звучала слишком странно для простого обывателя и что-то подсказывало ему, что Кэйя не обидится.
«Сейчас даже я их понять не могу» - размышляет алхимик, ведя группу за собой и не забывая посматривать по сторонам, ведь самый главный враг здесь – беспечность. Мало ли кого может заинтересовать вереница повозок с людьми. Кое-где, среди снежной пустыни, попадались колоны, части арок, что были когда-то массивными сооружениями прошлого, но они никак не трогали алхимика. Он привык раскапывать тайны настоящего, а не прошлого. Слова его спутника заставляют остановиться и одарить Кэйю вопросительным взглядом.
- Сэр Кэйя, не стоит беспокоиться, мне не… - Альбедо осекается на полуслове, видя, что ему несут накидку, принимает ее из рук рыцаря, со вздохом. – Спасибо, - он накидывает ее, ощущая себя довольно неуютно, будто краб в тесном панцире.
«Она совершенно лишняя, если на нас нападут» - думает алхимик, продолжая путь. Надеяться на то, что их путь пройдет без происшествий было бы непозволительной роскошью и наивностью, которой Альбедо не отличался.
- Я благодарен за вашу заботу, но накидка это лишнее, Кэйя, - произносит алхимик, бросая свой взгляд на вершину горы. Конечно, им не придется забираться настолько высоко, лишь сделать несколько подъемов. Альбедо тщательно выбирал место, чтобы его можно было найти в случае необходимости. Он ждет, когда одного рыцаря оставят с лошадью, чтобы провести отряд дальше. Кажется, что на этом отрезке пути руин еще больше, но Альбедо на них не смотрит, обещая себе, что потом изучит получше. Сейчас нужно добраться до лагеря, ведь в таких местах могут быть монстры, облюбовавшие их как пристанище. Алхимик хмурится, слыша за спиной тихие разговоры, понимая, что так они могут быть легкой добычей, но не может их остановить. Альбедо замечает, как с одного дерева скатывается снег, слишком быстро и слишком много. И в следующий миг, как по мановению волшебной палочки, он слышит едва заметный свист и успевает отойти в сторону, чтобы не попасть под болт, но крик позади означает, что он достиг цели. Однако ему некогда осматривать пострадавших, все внимание алхимика занято хиличурлами, подступающими со всех сторон.
- Если такой болт попадет в одну из колб в повозке, я не ручаюсь за последствия, - с этими словами Альбедо осматривается по сторонам. Хиличурлов немного, но с ними точно придется повозиться. Алхимик быстро оценивает ситуацию, а затем наклоняется, прикладывая руку к земле, и недалеко от Олберича распускается лотос, окрашивая пространство вокруг золотым свечением.
- Что вы там говорили про «размять кости», сэр Кэйя, - Альбедо сбрасывает ненужную накидку и оказывается рядом с капитаном, наблюдая за наступающим врагом, пока в воздухе возникали кристаллы.

+2

7

[icon]https://i.imgur.com/JohwKGb.png[/icon]

Слова алхимика заставили рыцарей насторожиться. Все это время они везли нечто опасное просто в повозке, которая могла неудачно подпрыгнуть на камне и привести к чему-то непоправимому. Конечно, теперь никто не хотел проверять насколько могли быть разрушительны реагенты в стеклянных колбах, но так же, ловить своим телом арбалетные болты никто не горел особым желанием. Особенно сомнения подкреплял вид их, пораженного ранее, коллеги. Однако, они не искатели приключений, для которых не было ничего особенного в тому, чтобы осесть на землю и закрыть голову руками или, тем более, панически убежать. Но и допуска хиличурлов близко к повозке было неоправданной глупостью. Раненого рыцаря оттащили и оставили между двух повозок, так он был закрыт хотя бы с двух сторон, ведь еще одно попадание снарядом мог бы просто не пережить. Освободившись, пятеро людей в латах Ордо Фавониус рассредоточились, готовые защищать ценный груз и своего приятеля с такой решимостью, словно делали так не в первый раз, что было довольно необычно, учитывая уже давнее отсутствие каких-либо серьезных происшествий.

Распустившийся поодаль цветок изначально озаряет на долю секунд яркой вспышкой в небольшом радиусе от себя. Это заставило человекообразных существ замереть на месте, а некоторых попятится назад от, хорошо заметной, гео-волны, испускаемой образованной конструкцией. Тревожное лепетание, даже без понимания отдельных слов, говорило о том, что хиличурлы испуганы вспышкой, а вот образовавшиеся в воздухе кристаллы вызывают интерес, как и любое другое элементальное проявление. Эти примитивные представители фауны всегда были заинтересованы в подобных вещах, о чем говорили, в данном случае, болты арбалетов, наполненные чистой крио энергией.

Шамачурл, поведя в воздухе костяным посохом, образует под собой ледяной постамент, мгновенно возвышается над землей и Кэйа, наблюдая за пульсирующим свечением из-под черепа на изголовье громоздкой, по сравнению с размером бормочущего хиличурла, взывающего к силе крио, конструкции в его лапе, понимает, что они все встряли в пренеприятнейшую ситуацию. Бирюзовый глаз в прорези предназначенной для рта, быстро перемещается из угла в угол, стараясь следить сразу за всеми чужаками на своей земле. Олберич коротко посмотрел за свою спину, в рыцарях виднелась готовность стоять до конца, но стоили ли хотя бы одной жертвы те склянки? Капитан мало понимал в алхимии, но отчего-то был уверен, что все эти ресурсы вполне возобновляемые, в отличие от человеческих.

Быть рыцарем – это не обязательно использовать грубую силу. Им были даны мечи не для того, чтобы при любом удобном случае доставать их из ножен. Нужно было уметь разрешать конфликты компромиссом, но разве подобное возможно с этими существами? Кэйа был известен своими довольно рискованными выходками, поэтому, возможно, никто даже и не удивился, когда кавалерист сделал несколько шагов назад, опустил руку в повозку и взял из общей кучи сырой кусок мяса, который уже успел немного подмерзнуть. Обе стороны конфликта оставались неподвижными, словно ожидая момента, когда кто-то сделает первый шаг.

Mita, — громко произносит Олберич, смотря на шамачурла, самого авторитетного из их племени, — mosi. — Добавляет он, аккуратно сближаясь с недружелюбным монстром. Людям нужно было пройти дальше, а хиличурлам пропитание, которое не так легко добыть в промозглых краях, поэтому обмен мог стать взаимовыгодной мерой, позволившей без проблем продолжить путь. Держа на вытянутой руке объект потенциального обмена, Кэйа задевает ногой, парящий невысоко над снегом голубоватый кристалл. Щит окружает рыцаря, оставляя некоторое пространство внутри, достаточно для того, чтобы рука с мясом находилась под защитой. Ледяные частицы, отражая свет, кружат вокруг барьера, образуя небольшой шлейф, тянущийся за, удаляющимся от повозок фигурой кавалериста. Человекообразное существо, покачиваясь, переступая с ноги на ногу, на вид было явно заинтересованный тем, кто способен разговаривать на их примитивном языке. Тяжелая поступь послышалась с боку, но Кэйа только успевает повернуть голову в сторону звука, как мохнатая лапа, покрытая наледью, наотмашь бьет по барьеру.

Лавачурл, судя по всему, спокойно отдыхал за камнем буквально в нескольких метрах от развернувшихся событий. Зная иерархию хиличурлов даже поверхностно, можно было предположить, что именно этот крупный монстр являлся лидером нападающих существ. Одного его размашистого удара достаточно, чтобы отправить Олберича в полет до ближайшей сосны. Кристальный барьер защитил от первостепенно удара монстра, но вот от столкновения спины и ствола дерева могло спасти разве что чудо, которого не случилось. Резкая боль в спине заставляет распахнуть глаза, а вместе с ним приходит и осознание вынесенного, из случившегося, урока: договариваться стоит только с людьми. Подобные существа слишком непредсказуемы для надежды на их благоразумие и осознанность.

Снег, спавший с потревоженных ударом веток, припорошил обмякшее тело кавалериста. О том, что ранение имело не летальный исход, свидетельствовал пар, выходящий при выдохе из слегка приоткрытого рта Кэйи, однако, кавалерист не двигался из-за потерянного сознания. Словно получив тот самый “знак”, остальные хиличурлы приступили к действиям. Стрелки, замерев и прицелившись, держали людей на прицеле, пока, держащие в руках крио слаймов монстры, бросили свои снаряды к ногам людей, заставляя их сместиться к повозкам. Лавачурл, развернувшись к Альбедо, что теперь являлся для него ближайшей целью, пронзительно взревел. Следующий удар обеих лап приходится по промерзшей земле. Ряд, вырывающихся из-под снега шипов устремился к алхимику.

Отредактировано Kaeya (03.07.22 13:04:27)

+2

8

Альбедо хмурится, осматривая врагов, в то время как в воздухе возникает еще больше гео-кристаллов. Ему не жалко потерять несколько склянок, если они просто разобьются, но вот если смешается содержимое, последствия невозможно будет предсказать, поэтому он и предупредил отряд. Но алхимик совершенно не был готов к спонтанным выходкам со стороны Кэйи и сильно встревожился, когда он отошел к повозке с провиантом.
- Нет, стой, они не… - Альбедо пытается удержать Олберича от глупого шага, но он уже заговорил с хиличурлом, держа в руке кусок мяса. Алхимик замирает на месте, наблюдая за этим странным спектаклем, не думая рассеивать кристаллы, потому что такие спонтанные идеи добром не заканчиваются. Больше удивляет не факт того, что Кэйя знает их язык, а его поступок и на мгновение показалось, что сейчас все решится мирным путем, но в следующую секунду все пошло не так. Альбедо слишком поздно замечает лавачурла и не успевает предупредить, а в следующую секунду видит, как Кэйя летит в сторону, отброшенный огромной лапой.
«Хорошая помощь» - думает алхимик, смотря на нового противника и надеясь, что с капитаном все в порядке, потому что ему некогда оказывать Олберичу первую помощь и проверять, как он себя чувствует. Сейчас у него иная проблема, что уже с ревом перешла в атаку, да и остальные противники готовились сделать тоже самое.
- Не дайте им приблизиться к грузу! – кричит Альбедо солдатам, в то время как пущенные кристаллы пробивают нескольких врагов, а сам он успевает отпрыгнуть в сторону, до того момента как шипы приближаются к тому месту, где алхимик был секунду назад. Рев лавачурла оглушает, мешая сосредоточится.
«В ближнем бою мне его не победить, меч тут бесполезен» - Альбедо высвобождает часть энергии глаза бога и по площади, на которой находится цветок, проходит волна, сбивая с ног несколько хиличурлов. Он понимает, что эта конструкция продержится недолго, поэтому меняет план, решая оградить оставшийся отряд от противника, но успевает прорастить из земли лишь несколько больших кристаллов, что пронзают хиличурлов, которые подошли слишком близко к людям.
Злобный рев раздается где-то справа, а потом алхимик ощущает сильный удар, который выбивает воздух из легких и отбрасывает его в сторону. Он совершил ошибку, позабыв о главном противнике. Проходит несколько секунд, прежде чем Альбедо поднимается на ноги, пытаясь понять, что делать дальше. Лавачурл недовольно рычит, явно собираясь нападать снова. Позади него рыцари сражаются с остатками хиличурлов, оттесняющих их ближе к повозкам, однако сейчас Принц Мела не может никак им помочь.
«Мы могли бы просто победить их и идти дальше, но нет, нужно было не вовремя вспомнить про дипломатию» - внезапная мысль прокрадывается в голову, пока он пытается обдумать дальнейшие действия. Вряд ли получится проткнуть врага гео-конструкцией и остаться невредимым. Чтобы прорастить шипы в такой громадине необходимо немного времени, да и подобраться придется поближе. При таком раскладе Альбедо рискует встретиться со стволом дерева, если чудовище его отшвырнет, а это означает позднюю помощь остальным. Громкий рев монстра вынуждает действовать быстро, отбросив продумывание примерного плана. Альбедо сооружает очередной лотос возле себя, рассчитывая таким образом выиграть немного времени. На внезапную помощь он даже не надеется.

+1

9

Рёв лавачурла — первое, что Капитан услышал, наконец, очнувшись. Проведя в бессознательном состоянии не больше минуты он, теперь пробирался между шумом каких-то посторонних голосов в голове. Стараясь вытащить хоть какую-то внятную мысль. С трудом получается слегка приподнять веки. Сильная боль в спине, особенно в месте прямого удара отрезвляет, однако тело все еще не слушается, позволяя слабо шевелить разве что кончиками пальцев. В глазах плывет, крайне сложно сориентироваться и точно определить свое местоположение. Голова настолько тяжелая, что её и не поднять, чтобы сменить угол обзора и довольствовался лишь доступным. Олберич следил за происходящим так, будто все еще пребывал во сне, без возможности выбора, не способный в момент повлиять на ситуацию. Силуэты впереди размывались, теряли четкие границы.

Никто не подошел, не помог Капитану, наверное, оно и к лучшему. В конце концов, пока Кэйа не шевелился, он не привлекал внимание враждебно настроенных существ, а значит находился в относительной безопасности. Альбедо больше волновал груз в повозках, и его даже можно было понять, хотя, с другой стороны, к чему алхимику с собой столь опасные вещи? От поступи лавачурла земля сотрясается. Могло ли все пойти иначе? У них, к сожалению, изначально не было и шанса избежать конфликта с примитивными существами. Возможно, выходка Олберича и была сомнительной, но он сделал хоть что-то и помимо с болью в спине, которая останется с ним на несколько дней, Кэйа сохранит воспоминания об этом дне. После он сможет как следует проанализировать ситуацию: выявить в первую очередь свои ошибки. Хотя, даже сейчас было понятно, что главной проблемой стала не смелая выходка кавалериста, а отсутствие внятной информации об опасных участках на их пути.

Ладонь проваливается неглубоко в снег, когда рыцарь неспешно поднимается. Повезло, что не парализовало от такой силы удара. Олберич поднимается, упирается рукой в ствол хвойного дерева, с которым совсем недавно столкнулся и быстро оглядывает окружение, пока изо рта вырываются облачка пара при каждом тяжелом выдохе. Их положению не позавидуешь, они находились в лапах врага, окруженные и явно не имеющие преимуществ. Где-то там, у самого подножия стоял рыцарь, внимательно всматривающийся в Драконий Хребет, ожидая возможных сигналов, если что-то пойдет не так, но пока никто так и не подал знаков.

Теплые огни пляшут между небольшими заснеженными камнями, а примитивные крыши свидетельствуют о небольшом поселении. Наверное, их можно было увидеть только с этого ракурса, находясь немного поодаль. Что ж, получается монстр даже сделал для Капитана некоторую услугу, отшвырнув так далеко от остальной группы. Хиличурлы оказались тут не случайно, это чужаки с телегами оказались на границах их территории и, соответственно с этим, инстинкты диктовали им определенную манеру поведения. Рев отвлекает от мыслей, заставляет резко вернуть взгляд в сторону лавачурла. Очередной лотос распускается рядом с Альбедо, и Кэйа понимает, что ударных волн, исходящих от искусственного цветка, недостаточно чтобы надолго сдержать буйство вожака.

Олберич часто рискует. Иногда может показаться, что Капитан намеренно попадает в самые сложные ситуации. Возможно, в этом даже есть доля правды, но Кэйа всегда найдет выход даже из самой запущенной передряги исключительно из-за опыта, приобретенного подобным образом. Ордо Фавониус редко заглядывает на Драконий Хребет, лед — не самая типичная стихия, которой приходится противостоять. Что-то опаснее слаймов оказалось проблемой, среди них, кажется, только кавалерист знает как бороться с холодом. Резкие движения даются с трудом, но если и действовать, то быстро. Меч в руке блеснул лезвием, отражая снег. С того места, откуда поднялся рыцарь, пропал небольшой камень. Кэйа быстро оказывается у повозок, откинув, ничего не подозревающих, хиличурлов подальше. Раз алхимику так важно было содержимое повозок, наверняка там было что-то, что поможет отбить нападение.

Пока рыцари стараются удерживать хиличурлов поодаль, Олберич, непривычно сосредоточенно и в спешке, ищет что-то под плотным брезентом. Склянки, неподходяще весело, зазвенели друг об друга под его пальцами. Кэйа подхватывает случайную, даже не подозревая о содержимом и, чтобы возыметь хоть какое-то представление, подхватывает пробку зубами, извлекая резким движением головы из горлышка. В нос ударяют привычные ноты. То, что надо. Небольшая часть жидкости протекает от рукояти к острию меча, остаточными каплями падает во встревоженный снег под ногами. Легкий лязг за спинами рыцарей, у основания лезвия теперь навсегда останется след в виде небольшого углубления — то место, куда Олберич ударил камнем, чтобы добыть нужную искру. Пламя, подпитанное алхимическим ингредиентом, не типичного синеватого оттенка, словно не из этого мира, но сохранило жар. Кэйа видел его раньше. Запах, до боли знакомый, пропитал как-то одежду, когда Капитан, еще будучи совсем юнцов, опрокинул колбу одного из алхимиков на себя. Это было так давно, в королевстве, о котором уже и не помнят.

Олберич выходит вперед рыцарей, взмахивает мечом перед собой широко наотмашь, вынуждая хиличурлов громко залепетать и отойти еще дальше от повозок. Самодовольная ухмылка появляется на лице кавалериста, короткая команда слетает с губ, бутылек и камень вложены в руки одного из рыцарей. Кэйа отвлекает существ пока остальные совершают такую же последовательность действий, что Олберич раньше. Только после этого он смог, обогнув основную часть хиличурлов направиться к Альбедо. Алхимик неплохо справлялся с ролью приманки, удерживая вожака на необходимом от остальной группы расстоянии. Лавачурл, не чувствуя усталости даже под весом наледи на своем теле, продолжал наносить удар за ударом, огромной лапой стараясь зацепить юркого парнишку, отгоняя его все ближе к огромному валуну, стремясь минимизировать возможность человека к отступлению. Кэйа вырывается вперед, на ходу ступая на один из кристаллов, образованных пульсирующим цветком. Щит защищает от возможного удара, но Олберич опережает существо, удар пылающим мечом приходится лавачурлу аккурат по ледяному рогу на серой маске. Отпрянув, огромный монстр не сводит взгляда с желанной добычей в виде Альбедо, не оставляя своей гнусной затеи раздавить это хрупкое тело даже когда один из ледяных наростов, имитирующий рог, валится на промерзшую землю, разбиваясь на крупные осколки.

Кэйа не желает убийств по своим, одному ему понятным, причинам. Но вождя примитивного племени ни напугать, ни заставить отступить. Тем более с ним невозможно договориться. Здесь был всего один выбор: либо он, либо они. Рука сильнее сжимает рукоять, пламя угасает с каждой секундой промедления. Ситуация у повозок налаживается, огонь придал уверенности рыцарям. Ледяные щиты и стрелы больше не являлись чем-то непреодолимым. Холод расступился перед алхимическим пламенем.

Мне нужен твой лотос у него за спиной, как только я подам знак, — Олберич не дожидается ответа Альбедо, уверенности в том, что алхимик успеет тоже нет, поэтому Капитан лишь добавляет: — рассчитываю на тебя. — Срываясь с места, Кэйа вновь атакует, лезвие задевает грудь лавачурла, ответный удар не заставляет ждать.

Сейчас! — Срывается с губ короткое, на выдохе, вместе с облаком пара. Рыцарь ныряет под лапу, уворачиваясь от мощного удара на манер того, который немного ранее отправил его в нокаут, и тут же растворяется в воздухе, пропадая из виду, исполняя то, что никто кроме него в Мондштадте не мог.

[icon]https://i.imgur.com/JohwKGb.png[/icon]

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » snowslip


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно