ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » sanctuary [detroit: become human]


sanctuary [detroit: become human]

Сообщений 1 страница 30 из 53

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span> sanctuary </span>

    <span class="episodecita">
Crystallize - Lindsey Stirling</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.pinimg.com/564x/37/3a/97/373a971220fac3fadb716c2db962968a.jpg">
</div>

<div class="players3"><span>
    Gavin Reed, Elijah Kamski, Connor, Richard
</span></div>

<p>
With shortness of breath<br>
I'll try to explain the infinite<br>
And how rare and beautiful it truly is that we exist<br>

- Saturn - Sleeping at Last
</p>

<div class="data3"><span>
  "тайное убежище" Камски /  24 декабря 2038 - 03 января 2039 года
</span></div></div></div>[/html]

Отредактировано RK900 (10.09.21 20:14:46)

+3

2

Пейзаж за окном однообразный и почти не поддаётся сканированию — заснеженная земля сливается в сплошное светлое пятно, одинаково плоское на несущихся мимо обочинах и карабкающихся к небу склонах гор. Там, где склоны заросли лесом, плоский белый задавлен сравнимо-плоским зеленоватым синим, зубчатым и колючим по краю. Коннор видит впереди чёрное полотно дороги, расчищенное снегоуборочной техникой, жёлтую разметку, дорожные знаки, но то, что он видит за пределами этого почти не имеет никакого смысла. Это белый шум. Случайный набор данных. Самое большее — это просто картинка, с которой ему совершенно нечего делать, потому что этого нет ни в его программе, ни в его опыте.
Коннор всё равно смотрит. Ему и так нечего делать, пока они в дороге, в конце концов.
О том, что они уезжают из города, Камски говорит ему всего за два дня до отбытия. Это, конечно, слишком поздно, но Коннор не спорит — его создавали с возможностью импровизировать и искать решения, и он принимает изменившиеся условия без лишних эмоций. Вообще всё, что происходит после разговора с Камски в больнице, случается без лишних эмоций. Наличие контракта словно перещёлкивает ситуацию из плоскости личного в плоскость профессионального, и она перестаёт цеплять. Коннор этому рад.
А Камски, кажется, не очень. Трудно сказать наверняка, но в тоне голоса, жестах и выборе слов Коннору видится какая-то досада, тщательно сдерживаемое раздражение в ответ на каждую вежливую улыбку, совсем не похожее на то, что он уже видел. Он не знает пока, в чём причина, но на её поиски совсем нет времени — у него много работы — и он откладывает эту аномалию на потом.
Особняк Камски в Детройте напичкан системами безопасности под завязку: сигнализация, датчики движения, видеонаблюдение снаружи и даже внутри дома. Это необычно — люди обычно стремились сохранить хоть какую-то видимость приватности в своём жилье, но не этот человек. Это было хорошее подспорье для работы, и было только справедливо предполагать, что в том, загородном доме неподалёку от горного курорта в Нью-Йорке есть всё то же самое. Если так, Коннор мог ознакомиться с местом назначения заранее — нужно же с чего-то начинать.
Но ничего не получилось. Камски отказался дать ему доступ к системе, наотрез притом. Это было бессмысленно и нелогично, и они даже немного поспорили. Безуспешно. Камски бросил между делом только, что дом не пуст, что он точно знает, кто там сейчас находится, и беспокоиться об этом Коннору нечего. Потом нехотя признался, что в доме сейчас гостит его брат со своим домашним андроидом. И что знакомить с ним Коннора он в целом не собирался, но раз уж всё так вышло…
Коннор не стал настаивать дальше. Человек и андроид — этой информации достаточно. Один Камски был знаком, второй — нет, но насчёт этого Коннор не волнуется. Есть что-то странное в том, как Камски говорит об андроиде, в том, как сквозит в его голосе непонятная Коннору издёвка, но он пока ничего не может сделать с этой деталью. Только фиксировать и отложить её на потом. Разгадка всего лишь вопрос времени.
Коннор наклоняется ближе к окну и заглядывает выше по склону, по которому вьётся дорога. Между деревьев он видит дом со множеством окон. Некоторые отражают тусклое зимнее небо, другие светятся мягким золотом, почти незаметным при дневном свете.
Уже совсем скоро они будут на месте.

+3

3

Элайджа лениво вытянул руку, поглаживая пальцами затылок притихшего Коннора. Андроид, словно в отместку за контракт вел себя как машина, не проявляя прописанный Камски характер. И не то чтобы Элайджа был недоволен его поведением и работой, которую теперь выполнял андроид, просто... он ждал от Коннора немного другого. Совсем другого, если быть честным. Однако придраться оказывалось не к чему и даже их мелкий спор по поводу доступа в загородный дом не обернулся чем-то большим.
— Лыжи или сноуборд? — негромко спросил он и Хлоя, поправляя вязаные белые митенки на руках почти сразу ответила "лыжи". По зимнему уютная, в вязаном платье и сапожках, она сидела рядышком с Элайджей, в обнимку с ним. В машине снова повисла тишина. Элайдже нравилось ехать в полной тишине в машине, а андроиды не скучали без музыки и не требовали что-нибудь включить, чтобы стало "повеселее". Камски ненавидел те поездки, когда всей семьей распевали песни. Ему очень не хватало тишины в те моменты. Он подался вперед, вглядываясь в пейзаж впереди. Они почти приехали. Элайджа чуть улыбнулся, ощущая легкое волнение. Гэвин оставался Гэвином в любом возрасте, так что, вероятно, с ним будут проблемы и много. Да еще и его этот андроид... кто бы мог подумать, что самую недевиантную модель сломает именно его брат? Впрочем, Гэвин всегда обращался со сложной техникой как пещерный человек, чему тут удивляться. Диод на виске Хлои мигал желтым, она просматривала камеры наблюдения и системы дома. Наверняка Гэвин вписал Ричарда в систему. Интересно, он дал своему андроиду полные права?.. Наверняка так и было. Это совершенно не нравилось Элайдже, потенциальный шпион КиберЛайф был в его доме и имел доступ к системам. Именно по этой причине Элайджа решил не давать Коннору права заранее, вписанный в систему он мог обнаружить там RK900, как и он своего старшего брата.
— Мне отправить сообщение Дику, чтобы ставил чайник? — со странным весельем в голосе спросила Хлоя. — Они пекли печенье, — сообщила она, поглядев на Элайджу, а потом на Коннора.
— Замечательно, мой брат и печенье!.. Интересно, его Дик учил? Но не стоит их волновать раньше времени, — мягко улыбнулся Камски, поерзал в нетерпении. — Мы так давно не виделись, что мне хочется сделать сюрприз. Коннор, припаркуй машину самостоятельно, — он в последний раз взъерошил волосы андроида на затылке и макушке, доставая телефон, чтобы открыть ворота, но не гараж. Там уже стояла машина Гэвина, хватит места и для второй, только после их встречи. Зачем заранее подсказывать Коннору о том, кто внутри? Он и так знал достаточно.
— А ты позаботилась о подарках? — запоздало поинтересовался он у Хлои и та утвердительно кивнула.
— Все в багажнике.
Автопилот доставил их к дому очень быстро, им даже не пришлось стоять в пробке. Из какой-то странной вредности, Элайджа не захотел давать Коннору и адрес их места назначения, просто вбив его в навигатор и включив автопилот. Адрес, андроид, конечно же, увидел, когда сел в машину, но это уже не имело значения. И не то чтобы Камски хотел саботировать его работу, такого желания вовсе не было. Когда машина остановилась и на подъездно дорожке и крыльце загорелся свет, Камски не торопился покидать салон. Сначала потрогал свою щеку. Отек спал, глаз видел еще с больницы, но синее пятно ярко выделялось на холеном и бледном лице. Очки его не прятали. Ссадину на лбу скрывала шапка, а перебинтованная рука выдавала как сильно он пострадал и простым "упал с лестницы, запнувшись о Хлою" уже не отделаться. Пока не заживет часть руки, где отрезали пальцы, о протезе не шло речи. Гэвин ведь так и не знал о похищении и нападении, опять рассердится...
— Пойдемте, — Камски распахнул дверь машины и покинул салон, подавая руку Хлое. — Коннор, багаж, — напомнил он андроиду, как будто сам тот не мог сообразить.
[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

+3

4

Сегодня им предстояла Рождественская ночь, потому, ставшую уже ожидаемой тренировку, РК900 свернул куда быстрее, затеяв  генеральную уборку, ведь негоже жить более недели в доме и оставлять свинарник (конечно он преувеличивал, к тому же, наверняка в доме наводили порядок Хлои, но пока их двоих, ко всеобщему счастью, никто не беспокоил). Реакция Рида в виде  классического "фи" не заставила себя ждать, однако андроид настоял, к тому же, разбавленная сражением на световых мечах и пиратских саблях (изображать кои честь досталась швабрам), процедура перестала быть столь уж скучной и утомительной.  Перекидываясь шутеечками и омажами на далекую далекую галактику вкупе с пиратами, бороздящими просторы Карибского бассейна, человек и андроид завершили утомительное занятие на достаточно позитивной ноте. Следующей задачей по списку стояла выпечка печенья и приготовления пары ведер глинтвейна.
Не доверив алкоголь напарнику, андроид торжественно посвятил Гэвина в рыцари Ордена  Благоухающего Пряника скалкой, и делегировал всецело детективу задачу по изготовлению сладкого угощения, разумеется, контролируя и напоминая технологию, чтобы мужчина не беспокоился о вероятности накосячить своими кривыми (как он сам выражался) руками. Учтя прошлый опыт, оба напялили подаренные в шутку Тиной фартуки с нагрудниками (Гэвину определили тканное изделие цвета капучино с заказанной надписью "самый обаятельный и привлекательный", Девятисотому  прямо в руки вручили черный с провокационным лозунгом - "поцелуй повара" и подозрительной стрелочкой вниз). Офицер Чен оказалась куда прозорливее обоих великовозрастных долбодятлов, кожаного и механического, вместе взятых. Впрочем, сердиться на девушку не имело смысла, коль сами кретинушки редкостные.
С приколами за триста разной степени пошлости, дела спорились и вскоре глинтвейн был готов, а Гэвин все порывался продегустировать, но получал лишь отказ, ибо еще горячо, да и печенье еще не готово, так что рано расслабляться. Если бы Девятка знал, насколько оказался прав, ведь системы безопасности  дома, в которые Рид не задумываясь его вписал с полным доступом, едва от напарника узнал о наличии оных, сообщили, что у них гости.
- У нас гости. - повторил андроид вслух, мигом посуровев, ведь они никого не приглашали.
Выключив духовку, чтобы не спалить к чертям лакомство из теста, РК900 снял передник и вручил его  человеку, сам же, проинформированный о подъезжающем автомобиле, поднялся в спальню и достал из кобуры на верней полки табельное детектива. Сунув пистолет за пояс джинсов, прикрыл торчащую рукоять тканью серого джемпера тонкой вязки: неизвестно, кого принесла нелегкая, так что лучше быть готовым ко всему, поэтому привычный нож-бабочка занял место в заднем кармане. Негустой арсенал, но лучше, чем ничего. До сих пор  девятисотый с системами слежения дома контактировал лишь по мере необходимости, тщательно затирая некоторые моменты, коими не хотел бы делиться ни с кем, кроме  Гэвина, впрочем издевательски оставлял в логах многозначительные отметки [вырезано цензурой] в качестве тонкого намека на толстые обстоятельства.
Нынче же системы сканировали заруливавший во двор транспорт  и выбиравшихся из него людей (и нелюдей) всей своей технологической мощью, заодно Девятка попытался заблокировать вмешательство Хлои. Мера временная и ресурсозатратная, но пока она занята подавлением чужого присутствия, у него есть немного времени на подготовку. Выпрострав руку с пистолетом из-под одежды, едва опознал всю честнУю компанию, Ричард окончательно утерял всю человечность, которую напарник наблюдал в нем все это время, словно кто-то неведомый щелкнул тумблером в голове РК900, переключая того в режим терминатора.
-Это твой брат, Хлоя и РК800, - поведал робот подоспевшему встревоженному человеку.
Этот ощетинившийся облик маньячиллы детектив узнал без труда, ведь точно так же Ричард пялился в экран телевизора во время трансляции выступления Маркуса. Он нашел свою цель. Напарник однако на этот раз решил взять ситуацию под контроль и, заступив перед  андроидом (как когда-то сделал сам  Девятисотый, чтобы уберечь от ошибки), аккуратно положил одну руку ему на плечо, а вторую - на оружие в чужой руке.
- Хэй, тише, тостер, если это ведро с болтами  хоть чихнет невпопад, можешь оторвать ему голову, но... сейчас все-таки Рождество.
Помедлив, РК все же выпустил пистолет из пальцев и, задвинув напарника себе за спину,  открыл дверь за секунду до того, как Хлоя нажала на звонок.
Гости, один из которых вообще-то также являлся хозяином дома, не производили впечатление опасных: изрядно потрепанный Камски, Хлоя в светлом и предыдущая модель с ворохом коробок в руках - ни одному из упомянутых Ричард не доверял, но все же молча нехотя посторонился, позволяя братьям поприветствовать друг друга.

Отредактировано RK900 (21.01.22 21:30:54)

+3

5

Утро кануна Рождества разбудило лучисты солнцем, приникающим через окно, словно оповещая о том, что впереди предстоит хлопотный день подготовки к празднику.. И тем не менее Рид проснулся раньше обычного и до неприличия довольным, позволив себе поваляться несколько минут в постели, раскинув руки в стороны. Рождество - праздник семейный и таким закоренелым холостякам как Гэвин должен навевать лишь грусть и ощущения одиночества, однако если кто-то и позволял себе депрессивный настрой по этому поводу, то детектив к числу этих людей не относился. За многие годы у него уже ложился свой ритуал празднования, который начинался всегда с похода в спортивный зал и контрастного душа после, чтобы взбодриться. В весь день, если конечно на праздник не выпадало дежурство, проводил исключительно с удовольствием на себя, под вечер затариваясь сладким, сигаретами и спиртным, а праздничный стол украшала огромная пицца с пеперони, несколько разных салатов и горячее, что-то вроде рагу. И хотя подарки для самого себя мужчина не заворачивал, утро рождества все равно радовало атмосферой и отходняком после выпитого накануне. И нет, тошнота, головная боль и прочие "прелести" передозировки спиртным его беспокоили только в редких случаях. Обычно, только в эти околорождественские дни Гэвин становился более или менее сносным сотрудником и коллегой, хотя конечно это ничего не меняло в отношении других детективов к собственной персоне. Три несчастных дня - ничто в сравнении с остальными 362 днями в году ежегодно. Это рождество было другим. Особенным. Впервые Рид намеревался отметить его не один, более того, с андроидом, который его не бесил. С подарками, которые он приготовил, символические конечно, но уже что-то. С домашней стряпнёй, наряженным домом и ароматным глинтвейном.
Мужчина прикрыл глаза, втягивая носом воздух, словно пробуя его на вкус. Сегодня всё будет особенным, всё будет иметь смысл. Решительно откинув край одеяла, спустил ноги на пол и сжал пальцы в "кулак", дабы избежать возможной судороги. Ричард уже хлопотал по-хозяйству где-то внизу. Он быстро оделся, спускаясь со второго этажа, подмигивая напарнику, перебросившись парой незначительных мелочей, приятных обоим, как хотелось бы, зашнуровывая ботинки. Накинул сверху куртку, решив вместо зарядки активно почистить двор от снега, пока мороз не защиплет щёки. На сегодня и завтра тренировки можно было пока прекратить и сосредоточиться на более важных вещах, поэтому к девяти часам утра, вспотевший и раскрасневшийся, детектив ввалился в дом, стряхивая с обуви снег ощущая приятную усталость в мышцах. Теперь можно было принять душ, почистить зубы и быть может даже побриться, придирчиво рассматривая собственное отражение. А дальше время уже было не остановить. На завтрак и составление плана действий на день ушло ещё около часа и можно было заметить, насколько Рид воодушевлён предстоявшим праздником. Он конечно высказал своё мнение относительно уборки, напомнив напарнику где её видал, но тем не менее всё же взялся за швабру и тряпки подозревая, что где-то в доме наверняка должны быть умные предметы по типу робота-пылесоса. Однако не пытаясь их искать, потому что совместное проведение времени за шутками и дурачествами куда приятнее, тупого поглотителя пыли, который уберёт только в центре дома нормально, оставив по углам паутину. Даже против выпечки ничего не изъявил, послушно принимая новый титул, но всё чаще косясь на ведро глинтвейна, подзуживая андроида сделать больше, а то не хватит. в любом случае, после походов по магазинам недавно в загашнике имелось пару бутылок текилы, если вдруг компота не хватит.
С тестом провозился слишком долго, периодически отлынивая на покурить, любуясь снегопадом. Большие пушистые хлопья снега неспешно оседали на землю, время от времени подхватываемые порывами ветра, кружась в хороводе. Вид и окна завораживал. Гэвину нравилось это ощущение уюта, которое им удалось создать за несколько дней, как гармонично он сам вписался в обстановку спокойствия и размеренности жизни, словно никогда и не был детективом. Нравилось присутствие Девятисотого рядом и его командирский тон относительно некоторых обыденных вещей, находя это очень человечным. И не смотря на то, что каждый день был у него расписан по часам, Рид надеялся однажды научить его этого не делать, просто отпустив ситуацию и позволить себе жить и наслаждаться жизнью, вместо того, чтобы долбанным хомяком изо дня в день крутить колесо в клетке. Ведь возможность делать то, что хочется, а не то, что нужно или запрограммировано, это и есть свобода. Свобода - это позволить себе просрать впустую день и ни о чём не сожалеть, как делал это Гэвин периодически. Даже сегодня, порядком утомившись от домашних дел, он возвращался к печенью, которое про себя как только не называл, вооружаясь ножом. Красивых фигурок, конечно же, не получится, чай не пекарь и не художник, но печенье в форме члена таки сделал. Если быть точнее, то несколько штук, вплоть до десятка, находя это забавным, остальные кружочки и звёздочки уже не так веселили. Оставалось переложить тесто на заготовленные листы пергамента и поместить противни в разогретую до оптимальной температуры духовку, опуская нос в кастрюлю с глинтвейном, но получая строгий отказ напарника. Кажется, они всё успели и теперь вполне могли отдохнуть. За окном одинокий загородный дом уже укутали сумерки, где-то там между вековых елей скакали одинокие оборотни в поисках своей Бэллы, а Гэвин отправился включать иллюминацию, довольный наблюдая за переливами огней. Теперь-то можно было наконец пригвоздить свою задницу к креслу и отдохнуть, но перед этим детектив принёс из своих личных тайников пару бутылок тириума, выставляя их на столешницу.
- Я ж не алкаш, чтобы одному бухать, - подмигнул, пожав плечами, только потом заметив, что напарника словно будто кто-то подменил. Его взгляд стал колючим и настороженным, - какие ещё гости? - В голове мелькнула мысль о Тине, однако довольно быстро Гэвин в нею попрощался. Во-первых, она сама отказалась и прямо сказала о собственных планах на Рождество, а во-вторых даже если бы и передумала, то дорога в коттедж ей не известна. Тогда кто это мог быть? Кто-то из тех, кого Рид посадил? Тоже вряд ли. У мужчины хоть и было врагов больше чем звёзд на небе, но не найдётся никого, кто припёрся бы мстить ни с того ни с сего. Ричард ушёл на второй этаж, а вернулся уже с оружием и где-то внутри зародилось нехорошее предчувствие. И понимание того, какие именно гости пожаловали отнюдь не способствовало расслаблению. С Элайджей они не виделись очень много лет и никто не проявлял желания просто набрать номер другого, хотя вроде бы как родные люди и такая внезапная встреча станет настоящим испытанием, а портить себе настроение перед праздником не хотелось. До Хлои Гэвину и дела нее было, просто ещё один кусок пластика, а вот Коннор действительно напрягал больше всех. В памяти вновь всплыли воспоминания о драке в архиве и пальцы сами по себе сжались в кулаки, но пришлось угомонить в себе это лютое желание самостоятельно пристрелить говнюка. Не хватало устроить в родительском доме побоище, где брат на брата идёт тем более под Рождество, о чём и напомнил Девятисотому. Этот праздник точно войдёт в историю его жизни, правда не понятно с каким исходом.
Ричард опустил пистолет, загородив собой Гэвина и тот не смог не взглянуть на его затылок, внутренне принимая его защиту, прежде чем посмотреть на входную дверь. вероятно, пошла целая вечность молчания и напряжения, прежде чем он посторонился, позволяя братьям увидеться.
- Дерьмово выглядишь, - спустя долгую паузу медленно проговорил, вместо привычного для людей приветствия. Мужчина и не думал отходить в сторону, чтобы позволить гостям войти внутрь, но в тоже время и не перегораживал собой так, что они могли войти сами и не прижиматься к стене. Элайджа действительно выглядел неважнецки, весь его лоск куда-то делся, оставляя после себя обычного человека, который не застрахован ни от чего, включая переделки с криминальным уклоном, а судя по некоторым показателям отец всея андроидов отнюдь не "случайно" ударился.

+3

6

Коннор заходит последним. Аккуратно паркует чемодан возле двери; коробки, завёрнутые в подарочную упаковку, оставляет на тумбе; закрывает дверь. Делает пару шагов по просторной прихожей, оставаясь позади Камски и Хлои, но вставая так, чтобы лучше видеть встречающих.
Он… удивлён и восхищён одновременно. Удивлён тем, что брат, о котором Камски не захотел ему рассказать, это Рид, и что “его” андроид — RK900, приписанный ему в напарники в начале ноября. А восхищён тем числом маловероятных событий, которые должны были совпасть, чтобы привести к такому результату. Из всех людей и андроидов в Детройте — именно эти двое. Изумительно.
Эта поездка могла стать одним из самых скучных и невыдающихся событий в его контракте, но теперь множество разрозненных фрагментов и обрывков фраз складываются вместе, и Коннору становится любопытно.
То, что бросалось в глаза ярче и заметней всего — издёвка и ехидство, с которыми Камски каждый раз говорил о “домашнем андроиде” Рида — немедленно раскручиваются в логическую цепочку. RK900 не домашняя модель, но он выполнял (и выполняет?) домашнюю работу, и Камски об этом знает. И это знание заставляет его источать яд — почему? Девиант не ограничен программой своей модели, может делать то, что хочет и считает нужным, и в этом нет ничего особенного. Проблема в самом Камски. Вопрос только: в восприятии девиантов вообще или этого конкретного в частности? Коннор ставит на второе. Если Камски в самом деле создавал Коннора для себя, компания, выходит, присвоила и доработала дизайн, и налицо личная неприязнь. Андроид не имеет к этому никакого отношения, конечно, просто Камски ведёт себя как ребёнок. Или как говнюк.
Таинственный брат, о котором Камски не хотел говорить — Рид. Восхитительно, без шуток. Коннор не видит никакого сходства в их лицах — они не кровные родственники. Любопытно. Камски не планировал Коннора с ним знакомить — не знал, что они уже знакомы, или пускал пыль в глаза? Коннор ставит на второе. В смущённого Камски он не верит, а в хитрожопого даже верить не нужно. Он допускает даже, что Камски знал, что знакомство у них не особо задалось, и рассчитывал добиться от Коннора каких-то эмоций по этому поводу. Коннор не уверен, каких именно.
На Рида Коннор особенно не смотрит. Отмечает, что тот напряжён и Камски не рад. Не всё в порядке с семейными отношениями, или Рид рассчитывал провести каникулы исключительно вдвоём и теперь — очевидно — не в восторге от компании. Может, и то и другое вместе. Так или иначе всё выглядит так, будто Рид хотел бы выпроводить Камски за порог, желательно, прямо с этого места. Но это их семейные трудности, Коннор не собирается в это лезть. Его задача разве что не дать Риду Камски поколотить, только и всего.
Он смотрит на RK900; ему интересна новая модель. Новому андроиду дали то же лицо, что и Коннору, но голубые глаза и повыше рост. Это делает его более… угрожающим, пожалуй. Особенно, когда хмурится, как сейчас.
О том, какие у новой модели возможности, Коннор уже размышлял, сейчас ему гораздо интересней, что этот конкретный андроид из себя представляет. Его лицо сосредоточенное, взгляд внимательный и цепкий. Как машина, которая видит цель, если бы диод не частил жёлтым. Он загородил проход, не сразу разрешив им войти, а теперь напряжён и следит за гостями будто за террористами с заложниками. Защищает Рида? От кого из них?
Камски и Хлоя между собой называли его Дик, значит… Ричард? Ричард очевидно девиант. Его поведение здесь и сейчас и то, что всё это время он, похоже, провёл с напарником, а не где-то на задании КиберЛайф, говорят сами за себя. Интересно, как давно он девиант? Камски упоминал, будто это Рид довёл его до девиации, и Коннору не нравится, как это звучит — как-то статистически выходило, что андроиды становились девиантами не из-за хорошей жизни. Но Ричард здесь, с Ридом, защищает его, значит… имеется исключение? Впечатляюще, если так. Может быть, Рид не такой уж ебанутый мудак, каким всё пытался себя выставить. Коннор готов дать ему ещё один шанс.
Тот факт, что эти двое проводили отпуск Рида в таком уединённом уголке будит в Конноре абсолютно мерзкое ехидство и, о-о-о, будет очень сложно держать его при себе, но он попытается, если Рид будет хорошо себя вести. Коннор в этом почему-то сомневается, поэтому ехидство тихонько шипит сладковато-ядовитой пеной где-то внутри. Ждёт своего часа.
Но пока Коннор не собирается быть первым, кто развяжет этот их броманс по-новой. Поэтому он даже не улыбается, и следит за происходящим нейтрально-вежливо, с интересом изучает взглядом Ричарда. Люди пусть выясняют отношения между собой, а Коннору интересно поговорить с Ричардом. К счастью для них, это не обязательно должно быть вслух.
Он отправляет своё сообщение:
[— Привет. Ты Ричард, верно? Моё имя Коннор. Рад встрече с тобой. Будем знакомы?]

+3

7

Было весьма непривычно видеть сероглазого Коннора, да притом ненамного выше себя. Элайджа и Коннор были примерно одного роста, а тут... Камски был не то чтобы опечален, скорее раздражен видеть почти идентичную копию своего телохранителя. Он не ожидал от себя такой реакции на этого андроида. Киберлайф взяли Коннора, его лучшую работу и мало того, что размножили, так еще и сделали на основе другую модель, изменив параметры. Если с первым он мог примириться более или менее, то последнее откровенно бесило. Почти плагиат, разрешения не спросили, детали поменяли. И, конечно же, наверняка софт. Наравне с раздражением было и любопытство. Что в программе поменяли? Основа должна была быть той же, что у Коннора, но дальше?
Шедший первым, он прошел в прихожую так, будто бы модели RK900 и вовсе не стояло на его пути. Взгляд устремлялся на Гэвина, который, разумеется, был не рад его видеть. А когда вообще Гэвин был рад видеть Элайджу? Камски даже навскидку не помнил ни одного случая. Всегда были проблемы, всегда было что-то такое, что влекло за собой неприятности. Сам Камски еще не знал, рад он был Гэвину или нет, но знал наверняка одно — если бы  его тут не было, он бы не ощущал себя в большей безопасности. Коннор это хорошо, но с Гэвином лучше, ведь, в каких бы плохих отношениях они с братом не состояли, тот прикроет.
Пока братец рассматривал гостей, а Коннор составлял вещи в прихожей, Элайджа снял куртку, повесил её на крючок, а шапку бросил на полочку. Сняв обувь, он окинул взглядом ботинки Гэвина и андроида. На RK900 взгляд задержался, на секунду он был высокомерным, но после Элайджа потерял к нему всякий интерес.
— По моим коврам и в обуви. Гэвин, ты превзошел себя в вандализме. Полы теплые, — с намеком "снимай ботинки", произнес он, напрочь игнорируя комментарий Рида о своем внешнем облике. За спиной Элайджи Хлоя снимала свои белоснежные сапожки и ставила их в угол. Её диод мгновение переливался голубым и синим, она хмурилась, после чего подняла взгляд на Ричарда, демонстрируя мимикой свое недовольство его агрессией, однако ничего не предпринимала в ответ. Встав за плечом Камски, она сложила руки перед собой.
— Хлоя, займись коробками, Коннор, чемодан, — он указал рукой наверх, на лестницу, за спинами Гэвина и Ричарда правой рукой, с отсутствующими пальцами, а заметив чем он показал, быстро убрал руку в карман. — Мне нужно разместиться. Хлоя сказала, ты пек печенье? Знаешь, я удивлен, что твои кулинарные навыки так... развились. Раньше пиком кулинарного произведения была вскипяченая вода, — скучающим тоном произнес он, снова игнорируя существование набычившегося андроида и обращаясь к Гэвину. Камски не особенно хотел рассказывать Риду о похищении и судьбе Джордано Бруно, которую он едва не повторил. И уж тем более о том, что в какой-то момент он надеялся на спасение именно от Гэвина. Хотя, последнее можно было использовать против Рида, чтобы держать брата в узде, пока они все тут. Но дом пока стоял, а это уже что-то да значило, и надо было расспросить Коннора о поведении Гэвина в участке, остался ли он такоим же буйным или стал смирнее?
— Рад, что ты поправился, — Элайджа прошел мимо, подавляя жгучее желание пихнуть плечом Ричарда. Андроид был всего лишь созданием, он не стоил того, чтобы вымещать злость на нем. Ответственных за дизайн Ричарда он уволит, непременно.[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

Отредактировано Elijah Kamski (02.02.22 21:08:48)

+3

8

Когда ещё вчера он наряжал родительский дом и вырезал это долбанное печенье, то рассчитывал провести Рождество в уединении и уюте, подальше от шумного города с его преступлениями, раздражающими андроидами и бесконечными пробками. Его отпуск и отдых предполагал полное ограничение в общении с живыми существами этой планеты и вселенной. В одиночестве Риду было комфортно, так что не стоило с ехидством ожидать, что он сдохнет от нехватки чьего-либо внимания, а андроид, что сейчас защищал его широкой грудью - единственное исключение из всех правил. Но нет, судя по всему, этот сокровенный праздник не получится провести так, как запланировано благодаря свалившегося на голову брата. Это не предвещало ничего хорошего, однако, Гэвин ощущал себя более спокойно, даже на удивление самому себе и не спешил испоганить всем присутствующим настроение собственными грубостью и хамством. Это время, проведённое с Девятисотым последние несколько месяцев позволили пересмотреть собственные приоритеты и кое-что понять, о чём конечно же никто и никогда не узнает. Единственным раздражителем в данный момент был Коннор. Этот говнюк трусливо прятался за спинами Элайджи и Хлои, по-прежнему равнодушная скотина, которая вырубила его в архиве и вставляла не мало палок в колёса правосудия Рида своими комментариями. Но пожалуй, Гэвин попробует не превратить вечер в срань при условии, что этот тостер будет помалкивать.
Детектив даже не подумал отодвигать напарника, чтобы дать гостям пройти и чувствовать себя как дома, они и сами способны это сделать, а вот пистолет всё же забрал, сунув за пояс и скрыв свитером, хмыкнув, когда Элайджа умело отдавал своим куклам приказы. Выходит, что не он один превратил андроида в непонятно что, хотя, в собственном случае Рид не просил носиться Девятисотого с собой как ёжика с яблоком и поначалу был категорически против. А вот какого хера Коннор носит за Элом чемоданы это ещё большой вопрос и что-то подсказывало, что этому процессу эта парочка обязательно подберёт какое-нибудь пафосное название. Пока лишь оставалось с упоением наблюдать за послушными роботами, исполняющими свой прямой приказ. Уж кто-кто, а брат ещё с детских лет отточил свой навык манипуляции другими и теперь успешно им пользовался. Единственное вызывающее неприятные ощущения - внешний вид Камски. Не то, чтобы где-то внутри Гэвин не порадовался, мол "наконец кто-то проучил такого выскочку как ты", однако, на ряду с этим его напрягал тот способ, которым это сделали. Если Элайджа думал, будто его быстрый жест рукой окажется незаметен, то зря, Рид профессионал в своём деле, но такое не заметил бы только слепой. Впрочем сильно сокрушаться он не стал, резко выдыхая воздух, фыркнув. Даже без пальцев брат умудрялся оставаться раздражающим.
- Представь себе, - скрестив руки на груди буркнул мужчина, - теперь я сам разогреваю себе пиццу,- между прочим, в шеф-повары он никогда не набивался, а вполне оставался доволен крепким кофе и фаст-фуду, которым питался в будни. И всё же испечённым печеньем, а если быть точнее, то его формой, он гордился. Вряд ли где-то ещё можно будет съесть член, вернее печенье в форме члена. Так, что навык кулинарии ещё слишком рано приписывать к перечню достоинств. А вот комментарий относительно "ЕГО" ковров предпочёл оставить без внимания. Это родительский дом и тот факт, что последние годы за ним присматривал Элайджа ещё ни о чём не говорил. Так, что если он так переживал за свои драгоценные ковры, то вполне мог скатать их в трубу и отнести к себе в спальню, никто против не будет, полы ведь тёплые. Вообще, им стоило поговорить. Как никак визит Хлои и тот факт, что Эл был в курсе состояния Гэвина говорил о многом, в то время как сам Рид не сильно интересовался братом. Раскаивался ли он? Вряд ли. Долгие годы они не общались и даже не было ни малейшего желания поднять трубку телефона и набрать несложный номер, их социальный статус слишком отличался, как и взаимоотношения, поэтому чувствовать себя виноватым Рид не собирался. Мобильный телефон, оставленный на столешнице в кухне зазвенел, отвлекая детектива от язвительного комментария на счёт своего здоровья и осведомленности Эла, причём вначале он услышал вибрацию, а уже потом звонок, словно трубка мечтала поскорее соскочить со стола. В нетерпении и лёгком раздражении от необходимости прервать и без того сложную встречу Рид цокнул языком и подхватил аппарат. Имя звонившего, высвечивающееся на дисплее отнюдь не радовало, помнится капитан сам отправил его в отпуск на полную катушку, а теперь что, нашёл чем занять одного из лучших детективов департамента? Вот уж дудки, сегодня Рождество, индейка, печенье и поцелуи под омелой, пусть Фаулер катится ко всем чертям со своими звонками. Почему ему, а не Хэнку? Старый дурак наверняка вновь напьётся  уснёт в собачьей миске мордой, а так хоть поработает и трезвым встретит праздник. И всё же сбрасывать начальство он не стал, нажимая на кнопку приёма звонка.
- Рид, - мужчина поднёс свободную руку к лицу, пощипывая переносицу, - да, капитан, вас трудно не узнать, - в голосе слышалось нетерпение на грани раздражения, - моё присутствие настолько жизненно необходимо? - Рид вздохнул, находя взглядом напарника. Всё катилось к чертям и оставаться спокойным дальше становилось лишь сложнее и сложнее. После некоторого молчания Гэвин отключается и упирается руками в столешницу, на которой под чистым полотенцем томилось печенье. Девятисотому не составило труда понять, что разговор с капитаном Фаулером вновь сбил эмоциональное спокойствие его человека, поэтому подошёл ближе, наконец сводя взгляд холодных глаз с "гостей" интересуясь содержанием разговора. Это любого другого человека можно было обмануть какой-нибудь нейтральной фразой вроде: "Всё в порядке", но не Ричарда. Гэвин вкратце рассказывает суть и вздыхает. За окном снова пошёл снег и к тому же успело стемнеть, а значит вернуться до боя курантов не получится. В лучшем случае Рождество получится встретить в департаменте, в худшем - в машине где-то на дороге посреди леса, как ни крути, варианты один хуже другого, однако и отпускать андроида вместо себя мужчина тоже не хотел. По многим причинам, однако уверенности и твёрдости его решения можно только завидовать, поэтому Риду пришлось согласиться, провожая андроида взглядом. Тот быстро накинул тёплые вещи и покинул уютный дом, который они вместе наряжали и делали таким ещё вчера. Вскоре послышался гул работающего мотора и лязг открывающихся ворот, после чего всё, что оставалось, наблюдать как задние фары мелькали во тьме до поворота, за которым и скрылись окончательно. Именно в этот момент Гэвин вдруг ощутил себя дико одиноким и пожалел о своём решении. Стоило поехать вместе. Плевать на то, где именно Рождество их застигнет, главное, что рядом, но увы, что-либо менять поздно, поэтому приходится вновь натянуть на лицо маску мудака, оборачиваясь к брату.
- Ну и, - он отворачивается к настенным шкафам, доставая оттуда два стакана и бутылку виски, - в какое дерьмо ты вляпался на этот раз? - Не смотря на то, что в подростковом возрасте именно Гэвин постоянно куда-то вляпывался, но и свои проблемы он решал сам, в отличие от брата, которого, за его гениальность, периодически задевали в старшей школе. Ох, сколько же морд пришлось помять, пока Эл удирал во всю прыть домой и радовался тому, какой быстрый. Сколько носов сломано и разбито губ, бровей, выбито зубов, а всё из-за одного самодовольного засранца, который всю свою жизнь считал себя исключительной личностью и на остальных смотрел свысока. Рид выставил свою добычу перед собой и демонстративно налил обе ёмкости, намекая на то, что хоть Эл ещё тот засранец, а Гэвин и подавно, но всё же в этой комнате и в этой жизни у них не будет никого роднее друг друга, как бы сильно они не завидовали друг другу или ненавидели. Хотя, если так копнуть глубже, то под завистью и некоторой детской обидой за успех сводного брата Гэвин не чувствовал к нему ненависти. - Только давай не будем делать вид, что мне показалось, хорошо? Потому что в страстное желание стать одним из своих жестянок верится с трудом. Ещё и такую свиту прихватил, - что и говорить, послушный Коннор приносил визуальное удовольствие и радовал детектива, впрочем что ему будет, пупок не развяжется от пары чемоданов, да и не будет напрягать своим фейсом. Хлою же мужчина вообще не замечал и не воспринимал ни как андроида, ни как человека тем более, пусть себе копошится, но только тихо.

+3

9

Ответ от RK900 не приходит ни через пять секунд, ни через десять, ни через пятнадцать… и даже спустя шестьдесят. Открытый канал связи остаётся пустым. Коннор знает, что Ричард получил его сообщение, и всё же он продолжает молчать.
Коннор не беспокоится по этому поводу, хоть такое поведение выглядит странным, ведь у новейшей модели КиберЛайф уж как минимум столько же мощности и памяти, сколько и у него самого. Возможно, Ричард не может решиться с тем, чего он хочет и что в этом случае на предложение Коннора ответить, но с этим никакая тактовая частота процессора не поможет. Девиация не упрощает принятие решений, и за это Коннор своему состоянию не рад, и поэтому же молчанием другого не взволнован. Пусть думает. В конце концов — Коннор мельком бросает взгляд на Рида, — Ричард наверняка решает не только за себя.
Он слушает разговор между людьми краем уха, пока ждёт. Похоже, выгонять их взашей никто не собирается, и Коннор скидывает пальто с плеч и вешает его в прихожей. На обращение Камски он отвечает с вежливой доброжелательной улыбкой:
— Я уверен, ваш брат будет рад помочь вам разместиться, мистер Камски, — произносит он так же вежливо и доброжелательно, как и улыбается — а я займусь своей работой.
И ничем не выдаёт того, о чём думал только что и о чём думает прямо сейчас.
— Если не возражаете, — произносит Коннор и проходит внутрь, игнорируя безмолвное замечание Хлои по поводу обуви.
Отчасти назло, хоть это мелко и, наверное, мелочно, отчасти из практических соображений. Для того, чтобы по-домашнему шататься здесь босиком у него ещё будет время, а сейчас в самом деле стоило бы осмотреться.
И ещё послушать.
Ехидный тон Камски, например, с которым тот ёрничает по поводу кулинарных способностей Рида. Коннор хмурится слегка сам себе, пока сканирует кухню, прежде чем пройти вглубь гостиной. Люди нервничают, и ему не стоит уходить сейчас слишком далеко, однако он держаться вне поля зрения.
Ещё он слушает тишину на том конце канала связи.
И разговор Рида по телефону и с напарником после. Их спор о том, стоит ли ехать Ричарду одному или нет, и то, как Рид нехотя соглашается. Коннор провожает RK900 взглядом через плечо, когда тот уходит, так и не ответив ничего, и чувствует разочарование — ближайшие несколько дней сразу стали на порядок скучнее. Он отмечает взгляд, которым Рид провожает спину напарника, и добавляет к файлу о нём ещё одну отметку. Не спешит с выводами. Каким бы огромным ни был этот дом, они наверняка столкнутся с Ридом не раз и не два. Масса возможностей выяснить все детали.
Коннор подключается к камерам в кухне — теперь, когда Ричард уехал, видеонаблюдение не сопротивляется —  и выходит в соседнюю комнату. Однако этого недостаточно, он не будет ходить и взламывать камеры по одной, поэтому Коннор  протягивает руку навстречу возвращающейся к Камски Хлое. Он уверен, что у неё точно есть доступ к системе этого дома, и она может открыть ему эту дверь. Особенно теперь, когда в секретности больше нет необходимости.
Про то, что у него есть работа помимо чемоданов Камски, Коннор был совершенно серьёзен, в конце концов.

+3

10

Кивнув Коннору в знак согласия, Камски провожает его взглядом, справедливо думая, что андроид здесь единственный, кто будет вести себя воспитанно во время всех стычек, а Хлоя не в счет, она, даже не смотря на девиацию, будет тише воды и ниже травы. Он готов поспорить с тем, что Рид будет рад помочь — вовсе нет. Для Гэвина уже достижение то, что он не уехал, раскричавшись. Видимо, все-таки, что-то удерживает его здесь, только неясно что. Впрочем, Элайджа над этим не думает совсем, он ощущает на своей руке взгляд Гэвина и если раньше ему казалось, что будет легко рассказать как он потерял пальцы, то оказывается не легко. Все же, он проходит вглубь гостиной, садясь в кресло, а Хлоя взяла стакан и протягивает его Элайдже. Тот  слегка взбалтывает и глядит внутрь, после чего легко улыбается, глядя брату в глаза.
— Да... пустяки, Гэвин, — руки у него не дрожат, хотя по лицу пробегает тень переживаний. Он полагает, что справился со своим похищением и травмой, а оказалось, еще нет. И Гэвин не знал, о похищении, да и кто бы ему сообщил? В участке никто не знал об их родстве. Рид был в отпуске, а дело взял Коннор, и черт бы побрал Камски, если он не был этому рад. — Сейчас трудные времена, все на взводе, чего только не случается. Даже я возвращаюсь в КиберЛайф... как только подлечусь. А Коннор мой телохранитель. С недавних пор он мне необходим, — Камски он кивает в сторону андроида, которому протягивает руку Хлоя, сбрасывая скин. У него больше нет причин держать Коннора в неведении, и умница Хлоя вероятно дает ему полный доступ ко всем системам дома, как хотел сделать Камски по приезде.
Элайджа не собирался врать Гэвину, только жалеет, что тот сам не осведомлен о произошедшем.
— А это, — он осматривает свою руку так, будто видит впервые. — Не производственная травма. И... вероятно, если бы ты смотрел или читал новости, ты был бы в курсе. Майкл Уэбб с шестнадцатого канала посвятил этому целых семь минут своего эфира. А затем и остальные.
Камски делает небольшой глоток виски. Хочет встать и пойти к себе, но не делает этого, оставаясь в удобном кресле и продолжая крутить стакан в пальцах левой руки.
— Мы старались не придавать делу огласки, но что-то утекло. Без подробностей, однако мне было лучше уехать из Детройта, подальше от чужих глаз. Адрес моего особняка там стал известен и я хотел избежать лишнего внимания.
Так говорить, обходя само происшествие было легче, проще. Но молчать постоянно нельзя, Гэвин же потеряет терпение и Камски, едва ли не выталкивает слова.
— Меня похитили, держали в плену и хотели сжечь. Коннор успел вовремя, — Элайджа проговаривает слова медленно и тихо, делает еще один небольшой глоток виски, почти что промачивает губы. Пить ему алкоголь сейчас не советуют. Поставив стакан, он потирает раненую руку.

[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

Отредактировано Elijah Kamski (05.04.22 22:08:08)

+3

11

Теперь, с момента отъезда Ричарда этот дом словно опустел. Исчезли привычные шутливые соревнования "кто быстрее расчистит двор" или " кто лучше испечёт печенье и крепче сварит глинтвейн", хотя шутливыми они были исключительно для Гэвина.  Он мог и позволял  себе немного дурачиться рядом с напарником, особенно после того, в какую стадию перешли их отношения. И было бы глупо говорить, что этого нет, ведь закатанные рукава андроида до сих пор заставляли дышать не слишком ровно и это если не учитывать других, более пикантных моментов, успевших произойти за тот короткий промежуток времени, что они здесь находятся. Теперь же, такой тихой...семейной почти идиллии пришёл конец и Рид понемногу будет возвращаться в свою ипостась говнюка. Почему-то рядом с братом это получалось совсем не трудно, Элайджа внутренне умудрялся напрягать и раздражать, хотя ничего фактически не сделал, чтобы заслужить к себе такое отношение. Где-то в глубине души Рид знал истинные причины этому, но продолжал от них отмахиваться вот уже с десяток лет точно, если не больше. И встретиться с ним в канун Рождества это как получить держать коробку о содержимом которой ты ничего не знаешь и при этом просто ненавидишь сюрпризы. Внутри может оказаться то-то приятное и милое сердцу, что порадует и расслабит, однако всегда есть и другая сторона медали. Что, если содержимое не понравится? Конечно Рид никогда не был зависим от каких-то правил и всегда говорил, если что-то не устраивает, проблема в другом - Рождество. Этот праздник детектив ждал как манну небесную, намереваясь едва ли не впервые за много лет работы копом провести его без растерзанных трупов, участка, набитого тупыми андроидами и отвратительного кофе. Однако теперь всё под угрозой. Теплого семейного вечера уже не получится, напряжение росло буквально с каждой минутой, а  Ричарда не было. Он единственный, кто мог повлиять на эмоциональную составляющую Гэвина, но он уехал и успеет ли вернуться не известно. Снегопад за окном усиливался, возможны перебои со связью и проходимостью дорог, а в семейном доме Рид застрял отнюдь не с самой приятной компанией. Расслабиться не получится точно.
В какой-то момент времени мужчина ловит себя на мысли, что слишком привязался к андроиду в рекордно короткие сроки настолько, что решил, будто проникся чувствами. Во всяком случае регулярный стояк - достаточно уверенный показатель этого. А за последние пару суток и вовсе их "рабочие" отношения перетекли в иную плоскость и, кажется теперь Тина точно в курсе нового статуса двух напарников. Правда Гэвин ещё сам не понимает его и будет долго принимать, но сейчас об этом совершенно не стоило думать. Записи с камер стерты отовсюду, особенно с наиболее пикантными моментами, волноваться по этому поводу совершенно не стоит, но всё же чего-то не хватало. Праздничное настроение, навеянное предыдущими днями улетучилось, поэтому детектив посчитал алкоголь маленькой компенсацией за неудобства, полностью переключаясь на брата. Андроиды, шаставшие о дому его беспокоили в меньшей степени, чем то чудовище, которое уже долгое время сидело в одной из них. Ричарду потребовались все доводы и факты, дабы отговорить своего напарника выбросить эту скрипящую и наводящую ужас рухлядь из дома, поэтому Гэвин запер дверь комнаты на ключ и для верности подставил под ручку стул, который Рич потом втихую убрал конечно же. Теперь же, оставалось довериться брату и его способностям к дрессуре, очень бы хотелось видеть как два человекоподобных тостера слушаются его с преданной кротостью, а противном случае Рид стреляет метко. И да, он не был бы детективом, чтобы не суметь вовремя переключиться с собственных тараканов на чужие. К тому же, умение читать по лицу  входит в обязанность любого хорошего детектива, а Гэвин и был таким, поэтому без труда смог заметить намного больше, чем Элайджа хотел оказать. Ничего не высказал вслух, медленно потягивая виски, а не набухиваясь как обычно. "Чёрт, надо с Андерсоном пересекаться меньше. Его алкогольные пристрастия влияют на меня не слишком хорошо", - Рид прищурился, едва заметно покачивая головой, будто подтверждая, что времена в Детройте и правда не лёгкие, даже смутные, а вот на новости про "Киберлайф" действительно удивили. Он немного выпятил нижнюю губу и нахмурился, стараясь переварить услышанное, а за одно сделать какие-то прогнозы на будущее для всего Детройта и андроидов в частности.
- Вот как, - загадочно протягивает вслух, не собираясь продолжать. Дальше больше. Коннор - телохранитель. Рид уверен, что это ему ещё предстоит переварить, потому как его личное отношение к этому тостеру не очень хорошее и это ещё мягко сказано. В прошлом были стычки, были синяки и больничная койка, а всё только потому, что один андроид возомнил себя чёртовым Рэмбо. Нужно ли переживать о этому поводу теперь, когда Ричарда нет поблизости? Да нееет, Гэвин вполне справится, к тому же он не планирует портить себе праздник даже в новых условиях.
- В последнее время я не смотрю ящик. Уже надоело видеть эти постные рожи с фальшивыми улыбками, - и это абсолютная правда. Детективу было чем заняться сначала после больницы, потом в этом незапланированном отпуске и нужно признать, что это пошло только на пользу. Оставался лишь один единственный сложный момент -  Трой, который должен будет выдать заключение и допуск на работу. Однако об этом мужчина пока старался не думать.
- Неужели нашёлся смельчак, решивший показать, что ты отнюдь не Господь Бог? - Усмешка и короткий взгляд на руку брата. Даже при всём тот ужасе, в который Элу пришлось окунуться, это отнюдь не первый и далеко не последний случай в Детройте. - Не думал, что и у такого гениального тебя могут быть враги? - Вздёрнул бровь и залпом допил остатки виски, намереваясь обновить порцию. Однако, не смотря на собственную манеру общения с братом и не только, Гэвин всё же не такой мудак, чтобы радоваться услышанному. Элайджа хоть и высокомерный говнюк, с которым он часто ссорился и дрался в детстве и юношестве, но тем не менее Эл родной человек. Именно этого зазнайку Рид защищал в старшей школе. Именно его втягивал в проблемы, а потом опять таки вытаскивал из них. Именно ему он обязан жизнью в первую очередь. Только Гэвин имеет право создавать Элу проблемы, поэтому как детектива всё сказанное не могло оставить равнодушным. Конечно хрена с два внешне что-либо отразятся на лице.
- Что ты такого натворил, м? Кому успел наступить на больной мозоль? - С прищуром посмотрел на брата, пытаясь выудить немного больше того, что было озвучено.Вот если бы Эла таки грохнули, то Рид выпрыгнул бы из штанов, только чтобы заполучить это дело, но в данном случае предполагаемая жертва жива и вряд ли кто-то позволит сунуть нос в расследование. - Знаешь кто занимается твоим делом? - Наверняка Коннор тоже желает вытащить из-под земли этих гадов, но кто сказал, что этого не может хотеть Рид. - Тебе нужно отдохнуть, не хочу, чтобы ты вдруг помер в Рождество. Что скажешь? - Элайдже требовался отдых, но не только. Было бы очень не плохо обратиться к квалифицированному врачу. И если уж Рождество встречать вместе, то почему бы за это время не постараться разобраться с общими демонами. Возможно наступил момент, чтобы расставить все точки и наладить мосты. Единственное, чего Рид никогда не станет делать - целоваться с этими двумя (Коннором и Элайджей) под омелой. Хлою в расчёт детектив вообще не брал, она как тень, не видно и не слышно.

+3

12

Элайджа не знал, что ему ожидать от Гэвина, но он определенно не ждал вот этого. Он приоткрыл было рот, чтобы ответить, но ком в горле, росший с первой минуты его рассказа стал необъятно большим и не позвлял ни единому звуку протиснуться наружу. Он только выдохнул и кивнул сам себе.
Дикая усталось и опустошенность заполонили все внутри. Руки безвольно лежали на столе, он даже не знал, как реагировать на слова Гэвина.
— Странно... — голос звучал хрипло. Элайджа чуть прокашлялся, но не продолжил рвавшуюся фразу "странно, что не ты был их заводилой". Гэвин просто расстроен, попытался утешить себя Элайджа. — Я... — "сделал андроидов, чтобы облегчить человеческую жизнь". — Ага. Отдохнуть.
Кто занимался его делом? Элайджа не помнил имя детектива, но какая разница? их всех уже поймали, в суд будет быстрым и всех похитителей посадят. Юристы компании позаботятся об этом. Элайджа снова потер костяшки, перевязанные бинтом.Как же было обидно... он рассчитывал, что эвин проявит хоть каплю сочувствия, а он по прежнему был эгоистичным говнюком, который нажирался алкоголем и наркотой, не думая о последствиях.
— Жаль, тебя там не было, — "вместо меня", со злостью подумал Элайджа, поднимаясь из-за стола. Неловким жестом он опрокинул стакан и виски пролилось на стол и закапало на пол. Хлоя, помогавшая Элайдже встать мигом вытерла все салфеткой. Её диод мигнул желтым и красным.
— Коннор, как осмотришься, поднимись, хочу с тобой поговорить, — громко сказал Элайджа хрипящим голосом, не сомневаясь, что андроид его услышит. Внутри все одеревенело и медленно порастало камнем. Ничего, это пройдет, он только выпьет успокоительное  и поспит.[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

+2

13

Появление в его жизни андроида словно запустило цепочку странных событий, выбивающих Рида из привычной жизненной колеи. Сначала растяжение суставов запястья, потом подвёрнутая в погоне лодыжка, ранение, едва не утащившее его в лучший мир. Что уж говорить за продолжительный больничный и разговоры с психологом, а потом этот отпуск, странные ощущения к Девятке, это действительно выбивало из обоймы. Гэвин уйму лет не пялился в телевизор и не имел ни малейшего понятия о том, что происходит в мире, ибо интересовал лишь свой собственный, в котором был только он и Ричард. Возможно это окажется забавным, однако мужчине понравилось начинать свой день с тренировки и расчистки двора перед особняком от снега вручную, а продолжать за ещё более удивительным и не свойственным ему приготавливанием печенья и глинтвейна. Рид будто отошёл от своего привычного мира, с его преступниками, вечно отвратительным кофе и ненавистью к жестянкам и при этом ничуть не жалел об этом. Ему приятен тот период, который сейчас протекал в его жизни, а внезапное появление Элайджи напомнило о том, кто же он всё такие есть. И сарказм никуда не делся, вместе с язвительными комментариями в адрес не только брата, но и его механической прислуги. Да и внутреннее напряжение в отношении последних тоже. Понимание собственной не любви к андроидам теперь делилось строго на два: был Ричард, а были все остальные, кто всё так же вызывали волну негатива. Хотя, всё же стоило внести корректировки во взгляды, потому что именно благодаря Девятисотому уровень агрессии и злобы к андроидам значительно снизился. И да, Гэвин мог быть плохим братом, но не идиотом и не плохом детективом, чтобы не суметь различить перемены в настроении Элайджи. Последняя фраза, прозвучавшая из его уст перед уходом на верх им была принята правильно. А ведь Рид не единожды размышлял на эту тему. Было просто интересно, насколько бы облегчило жизнь Эл отсутствие главной проблемы четы Камски? И что-то подсказывало, что лично ему вообще было бы всё равно. Между братьями никогда не было близких отношений и особой любви, скорее "никак", Гэвин бесился на умного Эла, а Элу плевать, в какую задницу влип его сводный брат, лишь бы не тащил за собой. Приятным такое соседство не назвать, но уже поздно копаться в прошлом, изменить ничего нельзя, да и вряд ли это вообще возможно, только не с характером Гэвина. Став старше братья и вовсе разбежались о своим сторонам, предпочитая больше не общаться, так что Элайдже не за что злиться на него.
- Да, да, Эл, я знаю, - негромко, едва слышно произнёс детектив, глядя в спину удалявшегося Камски, - удивительно, что я дотянул до своих лет, - и это было  чистой правдой. Рид глотнул виски допивая и поморщился, отставляя пустой стакан на столик рядом. А чего Элайджа ожидал? Что Рид бросится с братскими объятиями и воплями "ой, да на кого ж ты нас чуть не оставил"? Или, быть может клятвы кровной мести за своих обидчиков? И уж врял ди должен был ожидать того, что Гэвин будет утирать ему сопли и, проявляя сочувствие, похлопывать по плечу. И вместе с тем, "общение" после длительного молчания вышло крайне холодным. "Нужно было ехать с Ричем", - мысль молнией расчертила сознание надвое, мужчина повернул голову к огромным окнам. В опустившейся тьме ничего не разобрать, а дом и всё, что находилось внутри воспринималось уютным и безопасным, но...чужим. Забавно, что именно в присутствии сводного брата Гэвин особенно остро ощущал себя чужаком. Всегда. И этот его скотский характер лишь укрепился, став надёжным щитом против любой угрозы. Рид выудил из кармана домашних штанов мобильный телефон и пролистал книгу контактов, задерживаясь лишь на двух: Тине и Риче, которому не так давно купил телефон, чтобы связываться, если андроид не рядом. Если отправить сообщение ему, то тот конечно же бросит всё и примчится даже сквозь метель и снега, вот только Гэвин не маленький ребёнок, с которым нужно нянчиться, а Тину было неудобно просить заехать и портить праздник, но и пешком из коттеджа не уйти, только не в ночь. И хотя Риду хватит упрямства, чтобы сделать по-моему, конкретно сейчас он ничего предпринимать не станет, решит утром.
Мобильный был убран обратно. Гэвину захотелось курить, где-то в комнате оставалась пачка сигарет, мужчина поднимается следом за Элайджей, забирая с прикроватной тумбы оставленную Ричем пачку. Она наполовину пуста, но пока хватит. Заправив за ухо одну сигарету, вторую мужчина зажал губами, не спеша подкуривать. Детектив новь спустился, обуваясь, а после накидывая на плечи собственную куртку и выходя из дома. Ему сейчас требовался свежий морозный воздух, чтобы вытеснить всю дурь из головы, так, чтобы ноздри слипались при вдохе и уши покраснели, а мороз щипал лицо и руки. Вновь нападало снега и теперь мужчина оставлял за собой глубокие следы, прохаживаясь перед домом. В ночной тишине было слышно как сгорает бумага на сигарете, этот тихий, но весёлый треск, а лёгкие наполнялись дымом, заставляя периодически закашливаться от извечного его конфликта с морозным свежим воздухом. Рид ни о чём не думал и уж явно не корил себя за произошедший разговор, ему хотелось найти тех ублюдков, которые позволили себе изувечить Элайджу и, может быть, насесть детективу, ведущему дело, на голову, заставляя поторопиться с расследованием, но что-то подсказывало, что Коннор  вряд ли любезничал бы с бандитами, если он телохранитель Эла. Так что, вполне возможно, все телодвижения Рида будут абсолютно бессмысленными.
На мобильный пришло сообщение. От Ричарда. В нём говорилось, что в департаменте придётся задержаться как минимум на пару дней, а это значило, что и в это Рождество он снова один. Даже глупо было надеяться, что что-то изменится, пора бы уже привыкнуть к этому. Как же, вдруг, захотелось размахнуться пошире и запустить телефон в свободный полёт и плевать, что будет дальше, но нельзя. На этом номере слишком много завязано по работе, пришлось покрутить аппарат в руках и вновь убрать. Рид стрельнул окурком сигареты в мусорный бак, нахлобучивая сползшую куртку на плечи получше, а потом вернулся в дом, решив, что собрать сумку лучше сегодня, потому что оставаться здесь нет никакого резона.

+2

14

В противовес особняку на берегу реки недалеко от Детройта, этот дом огромен и решён совсем в ином стиле. Здесь много комнат, много дерева и очень много всяких мелочей. Побрякушек, сувениров, статуэток; есть даже полноростовая механическая фигура, собранная из металла и шестерёнок так, словно должна сама по себе двигаться — Коннор находит этот хлам в одной из комнат, плотно укрытым тканью. В каждой комнате, как и в особняке Камски, есть камера (иногда не одна) и датчики движения, охранная система сходится линиями кабелей в целую серверную в цокольном этаже, рядом с гаражом, и выглядит так, будто её добавили позже.
Этот дом когда-то был жилым — мебель и полы имеют следы износа, — но в последнее время явно пустует — в комнатах, куда не добрались Рид с напарником, лежит тонкий, но несомненный слой пыли.
Коннор ходит, сканируя пространство вокруг себя и рассматривая безделицы, сквозь камеры в кухне наблюдает за диалогом людей. Камеры пишут со звуком, так что ему не нужно даже дополнительно напрягаться, чтобы знать, о чём они говорят. Вот только разговор не клеится и заканчивается настолько стремительно, что Коннор даже немного разочарован. За неимением в этом доме Ричарда, он вынужден довольствоваться тем, что есть, но даже заглянуть поглубже в перипетии отношений этих двоих оказывается невозможно. Они просто расходятся, разочарованные и огорчённые друг другом, и не похоже, чтобы кто-то собирался праздновать Рождество вместе.
Это значит, самое позднее завтра утром один из них отсюда уедет.
Рид берёт из комнаты сигареты и выметается на улицу, ходит там взад и вперёд — Коннор видит это на камерах. Ему всё ещё кое-что в этой ситуации интересно, поэтому он поднимается в комнату к Риду. Садится в кресло, откидывается на спинку и проваливается в его обволакивающую мягкость — и ждёт.
Он видит, как Рид возвращается назад, слышит, как он поднимается по лестнице.
— Давно Ричард стал девиантом? — спрашивает он из темноты, стоит только Риду показаться в дверях.

Отредактировано Connor (05.07.22 19:59:04)

+3

15

Рождественского настроения больше не было и не понятно, что вдруг на это повлияло больше: отъезд Рича или разговор с братом, а ведь он превзошёл самого себя, интересуясь здоровьем Элайджи и тем, нашли ли тех ублюдков, что его покалечили. В своей манере конечно же. И наверное должно быть плевать на всё, вот только Гэвин ощущал где-то внутри пустоту. Его привычный щит грубости и ехидства всегда прикрывал внутренний мир детектива, со всеми его страхами, чувствами и желаниями, но андроиду удалось его пробить, заставив пойти паутиной трещин. В другой раз приезд Эла ничего не изменил бы, Рид не уступил бы место в теплом доме, выражая собственное недовольство вынужденным соседством, а сейчас...
Внутри дома царила тишина, он вдруг показался чрезмерно большим для одного единственного человека, чтобы справлять в нём Рождество, вдвоём это не так явно ощущается. Вдвоём всё ощущается совсем иначе и речь вовсе не о двух братьях. Теперь же Рид ловил себя на мыслях о прошлом, когда его только взяли в семью Камски. С первого дня было ясно, для чего именно чета прошла все круги ада и взяла именно его. Им не нужен второй сын, ведь его можно было бы просто родить. Это намного дешевле, да и роднее, любимее потом. А вот разбавить гениальность единственного обожаемого сына идея вполне себе интересная и практичная. Взяв уже взрослого мальчика они избавили себя от бессонных ночей и извечных проблем с малышами, а также дополнительных трат на гувернантку, как удобно. Не удивительно, что Гэвин всегда ощущал себя не в своей тарелке, будто занимает чужое место под солнцем. Он конечно же был обеспечен всем и не нуждался в карманных деньгах, но это всего лишь отступные, а любви, чувства родственности так и не получил. Чета постоянно пребывала в разъездах, заколачивая  деньги в собственном бизнесе, им некогда играть в семью, быть добрыми и заботливыми родителями. Так стоит ли теперь удивляться тому, кто вырос из тех детей, с малолетства обласканных деньгами? Вряд ли. Рида забрали из приюта, из той семьи, где у него остались друзья и привычная комфортная обстановка, бросив в одиночестве. С годами ничего не изменилось. Он стал самостоятельным, поступил на работу и делал успехи, ловя преступников. Мужчине больше не нужно было быть обязанным кому-либо за свою безбедную жизнь, посещать семейные праздники и отвечать на извечные вопросы родителей о продолжении рода. Не обязательно даже поддерживать связь с братом, который тоже не горел желанием общаться и всех всё устраивало. И внезапная встреча накануне Рождества лишь подтвердила это.
Гэвин некоторое время постоял внизу, рассматривая украшенный дом и хвойное дерево, куда с таким трудом и риском для жизни ещё недавно он вешал макушку. Перевёл взгляд на просторную кухню с двумя противнями печенья, сделанными его, между прочим, руками и целой кастрюлей глинтвейна, запах которого насыщал весь первый этаж. Теперь это всё уже не важно и не нужно, настроение стремительно близилось к минус бесконечности. Мужчина вздохнул, выходя из оцепенения, снимая куртку и вешая её на пустой крючок вешалки. И почему, собственно, он решил, что встретить Рождество будет весело и прикольно не на работе? Качнув головой в такт собственным мыслям, Рид скинул ботинки и поднялся к себе, намереваясь собрать сумку. Он не бежал и не трусил, нет, просто вдруг осознал, что пустое управление с несколькими дежурными намного роднее и комфортнее, чем в огромном роскошном доме одному или с братом, с которыми у вас не ладятся отношения. Приходить мириться и что-то налаживать Гэвин не умел, да и время для этого уже давно упущено, ни к чему начинать что-то новое. К тому же Элайдже, судя по всему, неплохо досталось, ему явно не до семейных разборок с воссоединением. По-хорошему там бы в больничку, но...при таких шарнирных няньках может и тут сойдёт, он уже большой мальчик и сам должен знать, что хорошо для него. И Гэвин со своей заботой никуда не впился.
Рид даже в кромешной тьме мог найти дверь своей комнаты, а его шаги в носках почти не слышны по коридору второго этажа. В такой тишине даже собственное дыхание казалось слишком громким, однако это всё лирика, детектив открывает дверь, потянувшись к выключателю и замирает. Из глубин доносится уже знакомый голос, похожий на человеческий, вот только принадлежит он одному пластиковому хрену. Внутри вновь вспыхивает гнев, словно в маленький затухающий костёр подлили немного бензина.
- Какого хера ты тут забыл? - Вопросом на вопрос отвечает Гэвин всё же хлопнув по выключателю пальцами. Он даже не дёрнулся докладывать Коннору что-либо, уж тем более относящееся к его напарнику. До этого момента вопрос о девиантности Девятисотого даже не стоял, они просто работали вместе и вместе же выпутывались из сложностей с революцией андроидов. Ну да, Рич отковырял свой сраный диод, но он объяснил для чего так сделал, а Гэвину в тот момент было глубоко наплевать на причины, ему хотелось свалить из чёртовой больнички домой даже в предсмертном состоянии. Потом долгий период восстановления и муштры, чтобы войти в норму и быть готовым к работе, а вместо очередного висяка получить длительный отпуск, словно Фаулеру настолько понравилось видеть место Рида пустующим, что придумал неплохую отмазку с отдыхом и психологом. Не произойди это, он не решил бы поехать в загородный дом, чтобы пожить на природе вдали от цивилизации какое-то время, а за одно и встретить это чёртово Рождество. Столько сил и ожиданий потраченных впустую. Так о чьей девиантности речь? - Свалил отсюда! - Гэвин и правила хорошего тона вообще несовместимы. Он даже не смотрит на Коннора, сидевшего в кресле, просто подходит к шкафу, распахивая створки в стороны и выуживая оттуда походную спортивную сумку. Раздражение внезапным появлением андроида в собственной комнате почти перекрывает мысли о заданном вопросе, ведь до этого момента детектив даже не думал об этом в отношении Рича. Этот хитрый говнюк всегда говорил, что проводит исследования. Относится ли тогда сцена в душе, состоявшаяся на днях  и сегодня утром на этой самой кровати, куда детектив поставил сумку, тоже к исследованиям? Откровенно говоря, думать на эту тему совершенно не хотелось, вернее...знать ответ на свой вопрос, это раздражало ещё сильнее. - И не лезь ко мне, ясно? - На дно сумки полетели первые вещи. Детектив не особенно старался их педантично сворачивать и складывать, но и единым комком тоже не бросал. Больше всего сейчас занимал вопрос о том, как отсюда убраться, если дороги завалило снегом и такси явно не пробьётся в такую глушь, сорванный праздник и отдых, а ещё неоднозначный разговор с братом тоже подливал масла в общую ситуацию, так что огрызался Рид скорее из привычки, нежели действительно испытывал неприязнь к Коннору. Хотя и особой пламенной любви тоже не наблюдалось. Между ними, в своё время, были некоторые недопонимания, но не до такой степени, чтобы размахивать пушкой всякий раз, когда Восьмисотый появлялся на горизонте. Может быть Рид и не был хорошим пай-мальчиком, от которого тошнит, но и тупым ублюдком тоже. Месть Коннору в разрезе "во что бы то ни стало" в его планы не входила, только если тот выкинет какую-нибудь дичь. Вот тогда, возможно(!) он ещё подумает над применением огнестрельного табельного оружия, а так...

+3

16

Рид вспыхивает мгновенно, отгавкивается и лупит по выключателю с такой силой, что не самый дешёвый пластик жалобно трещит. Тут же бросается через комнату к шкафу, хватает оттуда сумку и начинает бросать в неё шмотки — движения дёрганные и торопливые, лицо красное не то с мороза, не то от гнева. Того и гляди удар хватит.
Коннор закатывает глаза.
— Мгм, уже бегу, — говорит он и пристраивает лодыжку одной ноги на колене другой.
Коннор не думал, что будет быстро и просто, разумеется, но он никуда и не торопится.
— Если это не было понятно из первого вопроса, повторяю простыми словами: я хочу поговорить. О Ричарде, если это вдруг тоже не было понятно. И если у тебя ещё остались какие-то иллюзии — я не твой брат, от пары грубых слов не расплачусь и не убегу, поэтому кончай истерить и удели мне несколько минут своего драгоценного времени. Потом можешь уёбывать отсюда в ночь хоть пешком и сдохнуть там нахуй в лесу — мне всё равно.
Коннор стряхивает невидимую пылинку с дорогущих брюк и смотрит на Рида холодно и ровно, без улыбки. Тот факт, что Рид внезапно решил укатить, едва только обменявшись с Камски парой слов, Коннора не трогает. Он мог бы задержать его ради Камски, но это не его работа и душевного порыва устраивать семейные дела двух козлов он не испытывает. Тем более что за тридцать шесть лет уж можно было бы научиться разговаривать словами через рот хоть с одним-то важным человеком в своей жизни. Ну, или не такие уж они друг другу важные, и Камски распереживался на пустом месте, и тогда вообще все усилия были бы впустую, а напрягаться просто так Коннор не видит смысла.

Отредактировано Connor (03.08.22 00:03:16)

+3

17

Отношения между Коннором и Гэвином всегда были довольно натянутыми. Можно сказать, что и это определение было слишком натянутым, но как там говорится: лучше плохой мир, чем хорошая война? У Гэвина всё было лишком контрастно, без полутонов и долгих философских разговоров об условном добре и таком же условном зле. И несколько столкновений с киберлайфовским выродком, при которых человеку сильно доставалось, это только лишь подтверждали. Даже начавшееся меняться отношение к Девятке как представителю андроидов ничуть не улучшили между бывшими коллегами. Почему бывшими? А пёс его знает, что у этой жестянки в пластиковой черепушке, если теперь он повсюду сопровождает его ненаглядного братца. И уж точно его комментарии сейчас не шли во благо, более того, ругательства, слетавшие с механических уст звучали как-то...нелепо. Хотя стоило признать, что общий тон, с которым Коннор отвечал на привычную "любезность" Рида, последнего неплохо так подбешивал. Движения стали интуитивно резкими, подверженными изменению настроения в худшую сторону. Теперь не могла вообще идти речь о Рождестве, праздник безнадёжно испорчен, а Рид довольно быстро откатился до "заводских настроек". И если немногим ранее он сопереживал брату, в своей манере конечно, готов был сосуществовать с его андроидами все праздники, то теперь об этом не могло идти речи. Сумка уже наполовину заполнена, оставшуюся половину закидать не так трудно.
- Ты чё, урод пластиковый, диагностику пропустил? Я сказал - отвали, - Гэвн даже не смотрел на Коннора, поэтому тот мог даже лечь на кресле, всё внимание было приковано к стремительно пустеющим полкам. Причём за вещи Ричарда он совершенно забыл. В голове постоянно крутилась лишь одна единственная мысль о том, что он слишком быстро подпустил к себе андроида. Глупые надежды и чувства, робко проявившиеся за прошедшие несколько месяцев теперь больно били в самое сердце. Куда лучше быть тем, кем прежде и знать, что тебе насрать на любой комментарий или действие, пока оно в рамках закона. Когда не нужно отождествлять машину с живым существом, проникаясь к ней чувствами. Долгие годы Рид спокойно жил в своё удовольствием, а теперь, вместо того, чтобы нагло распивать глинтвейн и закусывать печеньем, он вынужден паковать вещи, потому что обстановка в загородном доме крайне враждебна, а ему нельзя применять пистолет, который вообще пришлось сдать на время отпуска. И нет, защита Ричарда ему не нужна, Гэвину нахуй никто не нужен, так было раньше, так будет в преть. Конечно, если бы Ричу не пришлось уехать в управление по делам, то всё было бы иначе и по-крайней мере они вместе держали бы оборону, но сейчас всё менялось. Снова. Какой-то сраный андроид учиняет ему допрос, считая, что человек обязан ответить на его вопросы. А вот нихерашеньки не обязан и не важно, в каком тоне был задан первый вопрос. Что-то надо? Узнай сам. Рид Девятисотого в карман не прятал, чтобы теперь сидеть на кресле с умным видом и требовать информации. А что касается брата, то Рид предпочитал придерживаться простого правила: "если тебя незаслуженно обидели, так вернись и заслужи". В конце концов, кто в их чудной семейке говнюк? Правильно, значит нечего демонстрировать покаяние и собственную человечность, она никому нахер не нужна, не стоит портить о себе мнение хорошими поступками.
К тому моменту, пока детектив очистил последнюю полку, скорость его действий напрямую зависела от степени возросшей злости внутри и ему было глубоко наплевать на то, что там себе подумает об этом жестянка. Хлопнув дверью шкафа, мужчина застегнул молнию на сумке, закидывая её на плечо, немедленно выходя из комнаты. Идти в ночь непонятно куда в снегу по самые помидоры чистейшее безрассудство, однако то, что им руководило сейчас вряд ли укладывалось в определение "с трезвой головой". Злость придавала сил и тяжесть всех собранных вещей вообще не чувствовалась. Он ничего не хотел больше слышать об андроидах и их девиации, с него хватит всего этого. Если брату нравилось окружать себя имитациями человека, то это его полное право, а Гэвин не обязан всё это терпеть и тем более пытаться найти общий язык. У них с Коннором обоюдная неприязнь и пусть всё так и остаётся. А что касалось Элайджи... Он мог думать о нём всё, что угодно, в конце концов уже поздно работать над ошибками и исправлять поведение, хоть это и не отменяло братского волнения со стороны Рида, смешанного с многими другими чувствами. Оставалось надеяться на то этот говнюк Коннор позаботится об Элайдже, вместе с той, что приходила к ним с Ричем домой.

Отредактировано Gavin Reed (07.08.22 11:11:18)

+3

18

Рид, конечно, разбежался и тут же достал голову из задницы, ну да. Коннор поджимает губы, хотя и сам не уверен, чего ожидал. Что Рид взрослый человек, у которого есть мозги? Это было только предположение — не мог же Ричард по своей воле столько времени проводить с этим? С другой стороны, разговаривать этот говнюк не умел, похоже, со всеми, включая ближайших родственников, поэтому и удивляться тут нечего. Если бы не Ричард, который завис с Ридом на полтора месяца, ага.
Нет, думает Коннор, не отрывая взгляда от дёрганных движений, не то. Это разочарование, которое он чувствует, о другом. Ругательства, которыми сыплет Рид, невероятно скучные. Ни огня, ни перца, ни намёка на воображение. У школьников фантазии больше.
Рид хлопает дверью шкафа и вскидывает сумку на плечо, но Коннор ещё не закончил.
Стремительно и почти бесшумно он оказывается у человека за спиной, хватает за воротник и дёргает того назад. Сумка срывается с чужого плеча и тяжело падает на пол на пороге; Коннор захлопывает дверь, оставляя вещи с той стороны, локтем отталкивая Рида вглубь. Разворачивается и толкает его обеими руками в плечи с такой силой, что человек вынужден сделать несколько шагов назад, пока не натыкается на кровать.
— И что он только в тебе нашёл, — произносит Коннор, глядя на Рида сверху-вниз так, будто перед ним труп с какого-нибудь места преступления: зрелище неприятное, но докопаться до сути необходимо. — Каково это — трахать пластикового урода, а, Рид? Нравится? Удовлетворяет твоё чувство собственного превосходства?

+3

19

То, что произошло после, стало для Рида полной неожиданностью. Вернее... Ввиду своего сложного характера совсем не удивительно, что с завидной регулярностью находятся желающие приложиться пару раз кулаком об лицо детектива Рида, однако мало кто на это отваживался. И нет, Гэвин вовсе не Рэмбо, кабанов по лесам не гоняет и вьетнамские флэшбеки не ловит по ночам, победить его вполне возможно, особенно если противник андроид. Тем не менее, рывок назад вызвал смешение чувств и эмоций, где гнев сменился непониманием и даже страхом неизвестности. Мгновение растянулось во времени, детектив замечает как пришли в движение собственные руки, поднимаясь в воздух, словно пытаясь за что-то ухватиться, а после сразу наступает чувство лёгкости. Словно камень с души, на пол с грухим стуком падает тяжёлая сумка с вещами и падение назад заметно ускорилось. Но этом ничего не закончилось, андроид с силой толкает Рида вглубь комнаты, заставляя пятиться до тех пор, пока не касается икрами кровати. Равновесие удержать не получилось, он по инерции опрокинулся назад на заправленное ещё Ричардом покрывало. Впрочем, долго валяться некогда, да и ситуация, мягко  говоря, не располагает к приятному возлежанию, вот только встать не получится тоже, поэтому Гэвин молча смотрит на Коннора исподлобья, сцепив зубы с такой силой, что кажется ещё немного и зубы станут крошиться. Весь запал и гнев в один момент остыл. Колючий взгляд не сползал с безэмоционального лица андроида. Бороться с машиной не сильно продуктивное занятие, к тому же ещё и травмоопасное. Говорят, что зануде проще отдаться, чем объяснять, почему не хочется. Похоже, что поговорить всё же придётся, хотя и не особенно хотелось, да и тема оказалась довольно щекотливой. Презрение к себе чувствовать для Рида совсем не новость, но с таким сильным сталкиваться не приходилось, даже противопоставить этому оказалось нечего. Теперь понятно, почему некоторые хозяева убивали своих андроидов, банально страшно находиться с ними в одном помещении, а если кидаются, то и подавно.
Как приятно оказываться постоянно правым, избегая тлетворного влияния технического и технологического прогресса на собственную жизнь. При этом детектив совершенно точно не рассматривал Ричарда как разновидность этого самого прогресса. Возможно поэтому жёсткие фразы Коннора так резко осадили мужчину в его намерениях. Гэвина прошиб холодный пот. Не андроида это дело, что Девятисотый нашёл в своём напарнике, а сам Рид уж точно не станет об этом болтать. Забавно, ведь в данный момент произносились такие вещи, ответы на которые ему и самому хотелось бы знать. И ведь ничего же не было, кроме пары поцелуев, да небольшой разрядки в душе и утром дальше не пошло. Так почему же Гэвин чувствовал себя так мерзко, словно Коннор попал в точку? Может потому, что хотел бы развить что-то дальше? В глубине души он знал ответ на вопрос, но не до конца признавал. Андроиду не стоило влезать не в своё дело так глубоко. И эта фраза "что он только в тебе нашёл" засела в голове болезненной занозой. Однако с этим он разберётся потом, в конкретный момент времени существовал лишь внешний раздражитель и непреодолимое желание от него избавиться.
- А ты для себя интересуешься? - На губах расползается гадкая ухмылка, а внутренности словно обожгло калёным железом. Гэвин понятия не имел откуда тот узнал о зародившейся интрижке между ним и Девяткой, потому что ничего не должно было остаться в файлах записей камер видеонаблюдения, да и ничего серьёзного не успело произойти. Но факт оставался фактом, детектив ощущал себя крайне мерзко и похоже откат произойдёт во всём, не только в изменениях характера. Вся эта ситуация была лишним тому подтверждением - нельзя никогда отступать, нельзя прогибаться, иначе этот мир сломает как тростинку. - Или просто был неудачный опыт и теперь за собрата волнуешься? - Вздёрнул бровью, усмехаясь. Так и хотелось развалиться с наглой физиономией на кровати да Рид слишком напряжён для этого. Ему хотелось наподдать этому ведру, но перспектива вновь примерить гипс как-то не прельщала. Стало даже интересно, как далеко готов зайти Коннор в своей имитации человеческих эмоций. Вряд ли убьёт, а всё остальное херня. Гэвину сейчас казалось, что даже если бы на горизонте маячила перспектива сдохнуть от руки спятившего андроида, он не отступился бы и не поджал трусливо хвост. Не стал бы просить о пощаде и тем более извиняться, если попросят, просто знал, не попросят и не станет. Единственное, что действительно действовало на нервы, так это то, что Ричард сделал его уязвимым. Точнее Гэвин сам позволил ему сделать. Вся эта забота, поддержка, защита, мужчина, возможно, впервые в жизни не чувствовал себя одиноким и поэтому так больно теперь обжигаться.
Он всё же решил подняться с кровати, едва удерживаясь от каких-либо контр мер, например тычка или попытки толкнуть, лишь нахально и зло смотрел в глаза андроиду, ухмыляясь. Они стояли слишком близко, чтобы вдруг решить, что стоять нос к носу это не более чем досадная нелепость. Это противостояние. - Так я вроде не служба психологической поддержки ведроидов, а будешь доёбываться и дальше, пристрелю тебя и дело с концом, - детектив блефовал, ибо табельный пистолет сдал ещё в самый первый день отпуска, а личное оружие в порыве гнева забыл за поясом. Кто же мог предположить, что оно тут чертовски окажется кстати, так, что лучше андроиду не рисковать появлением лишней дыры у себя в корпусе, - и даже если потом загребусь в бумагах и рапортах, объясняя причины твоей деактивации, заполнять их буду с особым удовольствием и тщательностью, можешь не сомневаться. - Вновь короткая ухмылка на мгновение появляется на губах. - Я удовлетворил тебя, мой пластмассовый друг? - Он цедил сквозь зубы каждое слово, не отводя взгляда от андроида.

Отредактировано Gavin Reed (08.08.22 20:17:00)

+1

20

Укол находит свою цель — Коннор это видит: в дрожании зрачков, в сбившемся дыхании, подскочившем пульсе. Это было только предположение, небольшая интерполяция из имеющихся фактов, но Рид заглотил наживку и сдался с потрохами. Мог бы отморозиться, не будь он так взведён, но уже поздно.
Коннор одновременно чувствует триумф и отвращение.
Рид продолжает делать то, что умеет лучше всего — вести себя, как мудак и, может методы и разные, но в этом они с Камски схожи больше, чем каждый из них наверняка согласится признать. Только в отличие от Камски, Рид не осознаёт, что Коннор не человек — такой вот парадокс. Рид стоит близко и выплёвывает слова, полные двойных смыслов, и всё это, наверное, должно Коннора смутить? Коннор смотрит в злые глаза и на ухмылку на чужих губах.
Двое могут играть в эту игру.
— Тебе придётся активнее поработать языком, чтобы удовлетворить меня, Рид, — Коннор обводит взглядом чужое лицо, задерживает его на губах и улыбается, когда снова смотрит в злые глаза. — В чём дело? Что за внезапная скромность? Мы же оба знаем, что ты думаешь, — Коннор делает полшага ближе и произносит голосом Рида: — Да, я трахаю твоего брата в рот, Коннор, потому что вы, пластиковые ублюдки, ни на что больше не годитесь. Но не переживай, он хорошо справляется, я подержу его у себя, пока не надоест. Ну? Что ты сделаешь по этому поводу, Коннор? Нажалуешься Фаулеру?
Коннор смеётся.

+3

21

Судя по всему до удовлетворения андроида было ещё ой как далеко. Если бы не напичканный механизмами, шестерёнками и программой корпус машины, Рид бы решил, что перед ним обиженный на него бедолага, которого лишили любви и секса на пол года минимум. Такие всегда считают себя лучше других, смотрят свысока, мешают с дерьмом, а потом жутко обижаются, когда спускают с небес на землю. Проблема состояла лишь в том, что с человеком проще, его послал нахуй и забыл, а этот...  Плевать на то, что он там себе пронял про Гэвина и Ричарда, в жизни бывает всякое, иной раз и не так прижмёт. Плевать даже на то, что кто-то там может узнать об этом, потому что ни одна шавка в погонах не посмеет и пикнуть в его присутствии в управлении, а за спиной обсуждают лишь те, кто завидует. Вся проблема состояла в другом. Коннору вообще не нужен был разговор, это чистой воды фарс. Он изначально явился в комнату Рида лишь с одной целью - отыграться за всё и было не сильно понятно, защищает ли он Девятисотого или же просто глумится. В любом случае, у него получилось не только задеть, но и унизить, морально раздавить и заставить лишний раз убедиться в том, что одиночество бывает спасительным. Конечно, ещё ничего не закончено и далее может в ход пойти физическая боль, ну так, просто почему бы и нет? Они не при исполнении долга, никто не видит и никто ничего не докажет. Испытывал ли Рид благоговейный страх? Нет. Ему не так часто дают отпор, поэтому мужчина пребывает в нехилом раздрае. Он вовсе не аленький цветочек из уж точно не барышня, чтобы разрыдаться и убежать, но внутри было довольно мерзко. Пожалуй, это самый мерзкий праздник, что был за всю его жизнь. И отпуск в том числе, поэтому Рид не любил отпуск, это лишь бесполезное время, которое можно было бы потратить на ловлю очередного поганца.

"Было бы с чем там работать", - мысль скользнула по краю сознания и растворилась на просторах царившего в голове хаоса. Коннор сблизился с ним настолько, что инстинктивно захотелось отстраниться. Было вообще странно смотреть в это лицо и понимать, что есть ещё один, немного другой андроид, к которому вдруг проснулись внезапные чувства. Ещё более странным будет смотреть на Ричарда снова и не вспоминать этой сцены и Рид очень сомневался, что это выгорит. Он едва не падает обратно, отклонившись немного от Коннора, но по-прежнему не сводя с него злого взгляда, вздрагивая от звука собственного голоса, хотя говорил совсем не он. И даже не смотря на тот факт, что по сути своей андроид оказался отчасти прав в своих суждениях, ведь капитан Фаулер имеет определённый вес и авторитет среди коллег и Гэвина в частности, однако вряд ли он станет вообще разбираться кто с кем спит. Это выходит за рамки служебных полномочий точно. Коннор смеётся, а Рида передёрнуло от отвращения. Он сцепил зубы, процедив коротко и отчётливо:

- Да пошёл ты, - несколько мгновений смотрел ещё на андроида, а после обошёл со стороны, цепляя его плечом. Гэвин больше не собирался ничего выслушивать и кидаться дерьмом, с него хватит. И срать он хотел, если вдруг кое-кто решит, будто он сбегает, тут в любом случае в этот раз он проиграл. Теперь уже движения мужчины были лишены резкости и той скорости, с которой он намеревался уйти впервые, вся злость и раздражение отравляли изнутри, но уже не вызывали первоначального всплеска. Рид открыл дверь комнаты, подхватывая сумку, небрежно упавшую некоторое время назад, закидывая её на плечо и, широкими шагами пересекая коридор второго этажа, через две ступени спустился вниз, останавливаясь только лишь для того, чтобы обуться наспех и накинуть на плечи куртку. Здесь ему больше делать нечего. С Элайджей тоже поболтали, не сказать, что приятно и продуктивно, но как уж вышло, может быть когда-нибудь у них получится поговорить нормально, а пока не судьба. Что до Коннора, то с ним Гэвин больше не желает быть даже под одной крышей такого огромного дома как этот. Мужчина вновь закурил, решительно шагнув за порог тёплого дома, на мгновение задыхаясь морозной свежестью лесного воздуха. Он ни о чём не сожалел и обратно не вернётся, во всяком случае пока в доме находится ещё кто-то, а впереди его ждёт долгий и трудный путь через глубокий рыхлый снег и темноту ночи.   

+3

22

В этот раз Коннор не препятствует Риду, и тот выходит, бортанув напоследок плечом. Коннор не оборачивается, чтобы посмотреть ему вслед, и слушает удаляющиеся шаги и шорох одежды, пока они не стихают. Потом внизу хлопает входная дверь и становится совсем тихо.
Коннор гасит в комнате свет и выходит.
Он больше не улыбается. Эмоции — настоящие и притворные — отключились, будто по щелчку, как только пропал единственный зритель, которому они предназначались. В полной темноте Коннор выходит на заснеженную террасу, опирается ладонями на перила и смотрит в плотную чёрную тьму, стиснувшую горную виллу со всех сторон. Снег обжигает ладони, от снега немеют пальцы, снег сыпется сверху, неприятно колет ледяными касаниями щёки и шею. Коннор медленно втягивает холодный воздух на весь объём синтетических лёгких. Игнорирует системное предупреждение.
Он ненавидит холод, но сейчас холод именно то, что нужно.
Столкновение (язык не поворачивается назвать это разговором) с Ридом крутится и крутится в уме. То, как Риду не понравилось то, что Коннор озвучил для него вслух. Попало по больному, в место, ставшее уязвимым. Он что-то чувствовал к Ричарду, что-то, что неприятно было ставить рядом с расистскими оскорблениями, и, может быть, Рид в чём-то менялся всё это время. Может, он просто не выносил Коннора; может, всему виной разговор с Камски; может, без Ричарда он чувствовал себя неуютно, словно один против всех. Может, всё это сразу, но на Хлою Рид и вовсе не смотрел, словно её не существовало. Крысился и на неё тоже? Может.
Но Коннор в это не верит. Рид просто расист и ксенофоб, который зачем-то решил выделить одного из них и продолжить вытирать свой язык обо всех остальных. Поэтому Коннор не чувствует сожаления или вины. Он насмотрелся по горло на таких вот ридов во всех возможных вариациях за эти несколько недель.
Он чувствует онемение и отвращение, и не может заставить себя развернуться и зайти, наконец, к Камски. Век бы не видеть этого Камски, и Рида, и ни единого человека вообще. Он бы ушёл прямо сейчас, если бы не нужно было попасть в Башню так сильно, если бы не нужно было узнать, что с остальными. Нужно подождать совсем немного, и потом опередить Камски, и можно будет исчезнуть, и гори всё огнём.
Темнота едва слышно шелестит метелью. С ели на краю расчищенной вокруг виллы территории срывается пласт снега, и дерево встряхивается и качается, освободившись от веса. Откуда-то из глубины леса доносится уханье, треск сухих промёрзших веток и редкие крики животных.
Коннор делает ещё один глубокий вдох, игнорирует ещё одно системное предупреждение и всё же отталкивается от перил. Пора покончить с разговорами с людьми на сегодня, а после он сможет торчать здесь на террасе хоть до самого утра.
Коннор находит дорогу к спальне, которую занял Камски. Из-под двери пробивается узенькая полоска света — он ещё не спит. Жаль.
Коннор несколько раз стучит костяшкой пальца и, получив ответ, заходит.
— О чём вы хотели поговорить, мистер Камски?

Отредактировано Connor (11.08.22 15:36:08)

+3

23

Элайджа вытянул ноги на пуфик у дивана, раскидывая руки на спинке и закрыл глаза. Столько лет прошло, а с Гэвином ничего не изменилось. А он думал... он много чего думал, но ничего не оправдалось. И не Гэвин тогда вошел в дом этих ублюдков, не Гэвин спас, как надеялся Элайджа. Наверное, все же стоило сказать Риду, что он ждал его, а не Коннора. Впрочем, наверняка была бы очередная колкость в стиле "твои пластиковые куклы бесполезны".
Не бесполезны, даже сломанные.
Хлоя разбирала вещи, готовила постель, прежде чем спуститься вниз и принести ему ужин. Элайджа не обращал на неё внимания, не мешая заниматься своим делом.
— Дай мне мою сумку, — сказал он, когда Хлоя собралась выходить. Она протянула её и Элайджа достал свой ноут, маленькую квадратную коробочку и склонился над экраном компьютера. На почте было несколько писем от КиберЛайф, пожелания выздоровления от Карла Манфреда, который пошел на поправку после инсульта. Новых картин от него ждать уже не приходилось, но это было не важно. Спустя некоторое время в дверь стучит Коннор.
— Входи. Садись, Коннор, — Камски кивает на диван и хлопает рядом с собой ладонью. Сесть Коннору больше некуда, в спальне Камски не так много мебели, кровать отделена ширмой, там же шкаф и комод, диван перед телевизором, который был повешен над электрокамином и журнальный столик. — Если у тебя есть вопросы, задавай, я отвечу.
Он мельком глядит на андроида, чтобы понять, встретился ли тот с Гэвином. Одежда в порядке, на лице нет белых пятен. Но в любом случае, подумал Элайджа, Коннор смог бы постоять за себя.
— Как тебе дом, справишься? — Он избегает главного вопроса "ты говорил с Гэвином?" как будто ему не интересно. И в этом самом Камски старался убедить себя. Ему не интересно, столкнулись ли они.

[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

+2

24

Коннор проходит, но приглашение принимать не спешит. Он не хочет здесь задерживаться и потом, ему всё равно, стоять или сидеть. Он внимательно осматривает Камски: тот выглядит совершенно спокойным, снова похож на себя прежнего — заносчивого, горделивого изобретателя, успешно сыгравшего в бога. Коннор сканирует помещение, задерживает взгляд на подносе с ужином на журнальном столике, потом на Хлое.
Он не понимает, почему она продолжает прислуживать Камски. Хлоя сказала, что ей это — быть рядом с Камски — нравится, но Коннор всё равно этого не понимает.
— У меня нет вопросов мистер Камски, — отвечает он ровно. — С домом всё в порядке. Я справлюсь.
Было бы с чем справляться, думает Коннор. Не то чтобы сюда в ближайшее время вломятся профессиональные наёмники, не говоря уже о всяких фанатиках. Не в такую погоду точно.
— Думаю, вам будет интересно узнать, что Гэвин Рид покинул периметр виллы. Минут сорок назад приблизительно.
Это та новость, с которой нет смысла тянуть. Отсутствие Рида будет замечено: не сейчас, так утром, и если Коннор не скажет об этом при первой же возможности, у Камски могут возникнуть вопросы… а могут и не возникнуть, учитывая, что от встречи с братом у него не осталось ничего, кроме разочарования.

+3

25

Коннор стоял столбом, машинно отвечая. Помня эмоциональность, которую андроид проявлял и мог проявить, такое поведение раздражало, вплоть до желания кинуть в Коннора ноутом.
— Я сказал сядь, — в голосе скользнули повелительные нотки. Элайджа уже привыкал, что Коннор слушался со второго или третьего раза, но будучи слишком раздраженным ранее, терял терпение к девианту. Он видел, что тот хочет уйти, поэтому не проходит.
— Ушел, значит. Как обычно, — Элайджа чуть скривил губы. Гэвин отличался завидным постоянством в своих действиях, что в юности, что сейчас. И как он мог решить, что Гэвин придет его спасти? Этим обычно занимался Элайджа в отношении сводного брата. — Я думал ты будешь удивлен тому, что он мой брат. Ты не пытался его остановить?
Резко сменил тему Элайджа, поднялся, делая шаг в сторону от дивана. Не то направляясь за чем-то, не то уступая Коннору место. Приблизившись, провел ладонями по воротнику рубашки Коннора.
  — Он тебя не обижал?

[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

+3

26

[совместный пост]

Коннор не двигается с места, только соединяет руки за спиной, крепко стискивая запястье одной так, что белеют и пальцы, и предплечье под рукавом. На секунду он так ненавидит Камски, что хочет ему врезать.
Потом Коннор заставляет себя расслабить хватку и сделать медленный вдох и выдох, взять себя в руки. Безразлично пожимает плечами — да, это было неожиданно, но что это меняет? Ничего ровным счётом: Коннор уверен, что семейных посиделок раз в месяц по воскресеньям не будет, а значит и Рида он больше не увидит. Разве что случайно.
— Не пытался, — просто говорит Коннор и не пускается в объяснения, почему.
Хотя и знает, что Камски не любит, когда он отвечает сухо и только на тот вопрос, который задан, но настроения уточнять тонкости своих взаимоотношений с Ридом просто нет.
— И нет, — Коннор улыбается уголками губ, — не обижал.
Это ложь, наглая во всех отношениях и смыслах, но пожалуй в этот раз Коннор обидел Рида сильнее.
И поделом ему.
— Что-то ещё, мистер Камски?

Гнев и ярость вспыхивают в груди Камски, когда он снова сталкивается с неповиновением. У него уходит секунда-другая чтобы вспомнить, что Коннор не простой андроид, тем более после девиации. Элайджа не спрашивает больше о Гэвине, потом посмотрит по камерам, но его берут сомнения, что Рид и Коннор вообще столкнулись. А значит, нет смысла лезть в архив.
— Да.
Он отворачивается, отходит от Коннора и садится на диван, беря в руки чашку с чаем, делает глоток, обдумывая, с чего начать. Проходит около десяти минут, прежде чем Камски снова смотрит на Коннора.
— Ты стал ощущать эмоции не так давно и еще не можешь с ними справляться как следует, — замечает Элайджа. Он внимательно наблюдал за андроидом, ловил его жесты и когда он не выражал ничего, скрывая истинные настроения, изучал поведение. — Но я думаю у тебя есть задатки манипулятора, хотя я в тебя этого не вкладывал, а Киберлайф тем более. Удивительно как может развивать некоторые таланты девиация, не правда ли?

Коннор не спорит, хотя больше всего ему хочется огрызнуться — вот уж кто бы говорил про то чтоб справляться с эмоциями. Но в целом это правда, эмоции Коннора утомляют, и глупо будет возражать.
Можно поспорить и о том, кто и что в него вкладывал — КиберЛайф, в конце концов, вложила программы допроса и общения со свидетелями и пострадавшими, каждая из которых имела манипулятивные схемы. Однако он не уверен, к чему это вступление, и поэтому хмурится.
— К чему вы клоните?

Отредактировано Connor (12.08.22 19:59:50)

+3

27

[совместный пост]

Элайджа смотрит на сведенные брови Коннора, хмыкает, отодвигая поднос с ужином на другой край стола. Он знал, что не нравится своему телохранителю, нутром чуял, что было что-то еще в голове Коннора, что он упускал.
— Ни к чему, — говорит Камски, — Просто наблюдение, Коннор.
Признаваться андроиду в том, что он его подозревает в чем-то, глупо. Он еще даже не определился с этим ощущением до конца, чтобы быть в чем-то уверенным и вполне возможно, что все это лишь стресс.
— У меня есть для тебя кое-что, — Камски вертит в пальцах черный футляр с непрозрачной крышкой. — Лови, — он кидает ему футляр.
Элайджа дождался, когда Коннор откроет футляр.
— Египет был богат, а Птолемеи любили щедрые жесты. Это отразилось и на чеканке. Обычная монета весит около тридцати пяти грамм. Это октодрахма. Я выбрал её, потому что дизайн достаточно крупный, чтобы я мог сделать из неё что-то полезное. Монета, как ты уже наверняка понял, не настоящая. Если ты нажмешь на диадему на монете и прижмешь к андроиду, его парализует на долгие три минуты. Я думаю тебе это пригодится.

Коннор не знает, что сказать. Чего бы он ни ожидал, это было не то, и впервые за всё время, проведённое в компании Камски, он растерян.
Он вертит монету в руках, тщательно сканирует корпус этого устройства, видит тончайшие швы там, где две половинки соединяются, и микронные зазоры между диадемой и рельефной головой отчеканенного человека. Понятия не имеет, что внутри, как это работает. Возможно, попробует посмотреть, но позже. Вряд ли получится. Скорее всего внутренности запаяны в эпоксидную смолу или что-то в этом духе.
Коннор осторожно кладёт устройство обратно в футляр и беззвучно закрывает его.
— Я… — он запинается, потом начинает с начала: — Спасибо, мистер Камски.
И надеется, что эта штука ему никогда не пригодится. Безо всякой на то причины у него очень плохое предчувствие насчёт неё.
— Что-то ещё?

Любопытство, с которым Коннор рассматривал монету было бальзамом на душу Элайджи. Он расслабленно улыбнулся, откидываясь на спинку дивана.
— Хлоя собрала зимние вещи для тебя тоже, они в той сумке. Можешь идти или остаться с нами. Твоя спальня напротив нашей.

[icon]https://i.imgur.com/E40Zk4W.jpg[/icon]

Отредактировано Elijah Kamski (12.08.22 20:40:49)

+3

28

На долю секунды Коннор в замешательстве насчёт разрешения идти, но Камски совершенно точно не отпустит его от себя, так что вряд ли он разрешает прогуляться куда-то дальше забора. Глупо даже предполагать.
Поэтому Коннор просто кивает, желает им доброй ночи и выходит. Забрасывает вещи в спальню и не остаётся, чтобы её осмотреть. Идёт по коридору, потом по лестнице вниз, бросая по дороге пиджак и галстук, не особенно глядя, куда именно, и выходит наружу. Спускается с крыльца, сгребает в пригоршни снег и прижимает его к лицу.
Его голова горит.
Он садится прямо на ступеньках и горбится, упираясь локтями в колени, чувствуя, как снег превращается в воду и бежит ледяными ручейками вниз по предплечьям, впитывается в рубашку и брюки. Мысли вертятся вокруг Камски и его странного замечания — что это было? Намёк, что он подозревает Коннора в чём-то? Или праздное замечание, мысли вслух по следам наблюдений? И подарок этот странный — что за ерунда? Для чего — кого? — он придумал эту штуку? Опасался нападения воинственных девиантов или не доверял конкретно Ричарду? Камски знал, что Ричард здесь, наверное, с первого дня, как они с Ридом сюда приехали и… боялся его? Да он всего сейчас боялся, только вместо психотерапевта зачем-то вцепился в Коннора и проклятое Рождество.
Да чтоб ему провалиться, этому Камски с его чувством собственности и всеми его тараканами…
И вместе с Ридом.
И вообще.

+3

29

Roberto Cacciapaglia - Wild Side

Он должен был это предусмотреть, однако случившееся лишь подтверждало: какой бы ни был передовой и продвинутой машиной РК900, просчитать всё он не сумел. Заглохшее посреди трассы корыто Рида будто жаждало оправдать людское суеверие  о послушности транспорта лишь своему хозяину. Попробовав в четвертый раз, скорее из упрямства нежели из надежды (авось сработает), завести автомобиль,  Ричард бросил бессмысленные старания. Он никак не успеет прибыть к месту назначения в срок, "горячие следы" уже успеют "заледенеть", затрудняя расследование. Разумеется, можно вызвать эвакуатор до города, однако он прибудет лишь утром, когда метель утихнет, таким образом все равно теряется едва ли не целый день, не говоря уж о том, что обогреватель в мёртвом механизме не работал, следовательно, Девятка потратит всю энергию на сохранение тепла и по прибытию  в участок заляжет в станцию подзарядки, неготовый выйти на место преступления. А еще назойливым маячком на поле интерфейса мерцало полученное сообщение от РК 800:
[— Привет. Ты Ричард, верно? Моё имя Коннор. Рад встрече с тобой. Будем знакомы?]
Тогда он промолчал, а нынче, прикрывшись задачей Фаулера, фактически сбежал от беседы, которую не имел понятия, как вести. Гэвин, скорее всего, назвал бы это трусостью, ведь вместо прямого выяснения кто есть ху, Ричард хранил тишину, как на гребаной подлодке. Гэвин... он бы сказал, что Девятка херовый напарник, ведь бросил своего человека. Красной рамкой тревоги бился главный императив "сохранить жизнь и здоровье Гэвина Рида" - в это понятие входило не только физическое, но и психическое состояние, а отношения со сводным братом были далеки от дружественных, не говоря уже о присутствии РК800, с которым у андроида были свои счеты. Забавно, что Хлоя в перечень потенциальных неприятелей не входила, а также оказалась единственной машиной, которую продвинутая модель называл по зарегистрированному имени. Выходила нелицеприятная картина: Девятисотый бросил напарника в окружении. Пусть андроид знал наверняка, что у Камски нет стремления навредить Риду (иначе он бы не присылал свою подчиненную интересоваться состоянием детектива после ранения), а предшественник, увязавшийся за изобретателем, вряд ли сотворит что-то критичное, это не меняло сути -Ричард бросил напарника едва ли не в стане врага, именно так мог произошедшее воспринять его человек, согласно психофизическому портрету последнего.
Сжав чуть сильнее оплетку руля, робот размышлял о том, как решать возникшую проблему. Полицейский участок никогда не спал, никогда не был пустым, а лично Ричард точно знал, какому копу не стоило оставаться в эту ночь одному, в обнимку со служебным пистолетом,  бутылкой дрянного виски и портретом покойного сына, ведь поимка ублюдка,
[деактивировавшего]
[убившего]
модель YK500 могла стать своеобразной местью, так почему бы и да.
Старик Андерсон ломался недолго, человек согласился забрать дело, потребовав в отместку лишь месяц разгребания его бумажной работы - ерунда для модели РК900, особенно после исправления ошибок Гэвина. Связь прерывалась из-за метели нещадно, однако машине удалось согласовать передачу дела с капитаном, пообещав взамен, что Рид [цитата] сдаст ебучие нормативы и не проебется перед сраным психологом [конец цитаты]. Меньшее, что мог сделать андроид с учетом того, что праздник был важен для Рида и они  оба немало сил приложили, чтобы этот день и ночь стали особенными, не такими, как обычно, чтобы привнести нечто сродни чуду в погрязшие в дерьмо  и кровищу красного и синего цвета по колено будни городских полицейских.
[Жди меня с первым лучом  солнца] - переслал сообщение на мобильный напарника механический детектив, выбираясь из колымаги и не без труда взвалил морально-устаревшую рухлядь на плечи. Конечно, можно было бы вызвать эвакуатор, однако Рид не спешил обнародовать в СМИ свое родство с Камски, а значит и Девятисотый сохранит не свой секрет. Вокруг знаменитых людей любят крутиться всяческие нездоровые психи, так что сталкерам создателя всех андроидов лишь на руку будет, ежели они узнают, что автомобиль Гэвина Рида был отбуксирован в адрес дома, принадлежавшего Элайдже Камски - еще одна мелочь, еще один рычаг давления, еще одна уязвимость... к черту. Рассудив так, робот сконцентрировал энергию на шагах, утопая по колено в снегу и щурясь от стремившихся залепить всю оптику  холодящих снежинок, туманивших взор. С грузом Девятка двигался медленнее, но помня о привязанности Рида к транспортному средству, а также возможных связанных с ним проблем, разумный механизм решил не бросать груду железа посередь трассы без присмотра. 
К системе поместья он подключился лишь достигнув ворот, дабы отпереть оные. Методично прошагав до гаража, Ричард не слишком аккуратно сбросил автомобиль и затолкал в помещение, рядом с высокотехнологичным транспортом Камски. Хлоя не пыталась выдворить вон  РК900, раз уж Гэвин предоставил ему доступ, однако наличие в системе безопасности еще одного пользователя - РК800  - не заметить было сложно.
- Гэвин, - позвал Ричард громко, ведь сомнительно, что Рид спал, а на комфорт остальных присутствовавших Девятке было мягко говоря пофиг, а грубо говоря - насрать.
-Гэвин, мне придется отключить скин для  экономии энергии,- предупредил детектив, хмурясь в ответ встретившей его тишине. Что-то было не так.
Привалившись к дверному косяку коридора, андроид моргнул покрытыми инеем ресницами, калибруя зрение, приноравливаясь к отсутствию лунного отсвета от режущей снежной белизны и колючих снежинок, стремившихся влезть под гражданскую одежду, теперь едва ли не насквозь влажную.
/системная ошибка... 7 минут до отключения.../
Голос прерывался статикой, а уровень стресса подскочил до 70 %: что-то явно было не так.

Отредактировано RK900 (13.08.22 01:57:39)

+3

30

Выходить ночью в непогоду из тёплого комфортного дома с наряженной елью и глинтвейном было чистой воды самоубийством, однако детектив об этом не задумывался ни на минуту, перекидывая сумку повыше на плечо. В голове слишком много мыслей и в то же время ни одной вообще, неприятный разговор с братом и его андроидом гнали мужчину всё дальше, по заметённой снегом дороге, а ведь ещё утром они с Ричардом здесь всё чистили. Кто бы мог подумать тогда, к чему приведёт это идиотское желание встретить Рождество как обычный нормальный человек. С чего Гэин вообще решил, что подходит под критерии нормальных людей, если жизнь с самого детства подкидывала один сюрприз за другим. Надежда не в счёт, очень глупо даже сопоставлять Гэвина мать его Рида и надежду. Вот и шагал он, сопротивляясь ветру, всё ближе к воротам, даже не собираясь передумывать и возвращаться в дом. Обычно, ему хватало мозгов, чтобы не делать себе хуже, чем уже есть, но в данный момент его вели эмоции. Именно они придавали сил и согревали на столько, что мужчина умудрялся про себя ещё и материться. Сначала просто так, не обращаясь ни к кому конкретно, потом со смыслом, покрывая ругательствами холодную ручку на двери в воротах. Металл был настолько холодным, что Риду на мгновение показалось, будто пальцы слегка примёрзли к ручке.
За воротами было в разы темнее, а снега больше, ещё не поздно вернуться обратно, вот только упрямство и злость даже не допускали проникновения подобной мысли. Дорогу замело почти полностью, лишь по её краям было видно, где начало, но дальше... Дальше растворялась в ночной тьме. Упрямства Гэвина не занимать, его не пугала перспектива по самые колени, а то и глубже, увязать в снегу, лишать себя тепла, сил и здоровья только потому, что кто-то сумел проникнуть под непробиваемый щит и добраться до беззащитной сущности детектива. Что же, это было слишком неожиданно. Девиантство Коннора для него никогда не стояло под вопросом. От всего этого лоска "Киберлайфа" веяло ненормальностью за милю, другие купились, но не Гэвин. И пусть его стёб постоянно направлен был на саму суть андроидов, как оказалось, не зря. Элайджа может гордиться собственным творением, посматривая на революцию, девиантство и творящийся хаос из вычурного особняка с дорогущим вином, вместо воды в бассейне. Ведь это его детище, даже если оно ранит слишком больно, даже если убивает. Захотелось обернуться назад, увидеть огни дома, но пришлось заставить себя отказаться от этой идеи и продолжать идти, когда каждый новый шаг отнимал силы и энтузиазм двигаться вперёд. Риду казалось, что он не отклонялся от маршрута и должен в конце концов вскоре выбраться на трассу, а там поймает попутку и доберётся до города. А если не до Детройта, то хотя бы до ближайшего сраного мотеля и отоспится. Лишь в самую последнюю очередь мужчина думал о Ричарде. Его эмоции и зарождавшиеся чувства, с которыми было не ясно, что делать, искренни. Пожалуй впервые за всю не простую жизнь. Чувства, которые далеки от своеобразной братской любви, уважения к начальству и некоторым коллегам, которых Гэвин никогда прежде не испытывал ни с одной женщиной, что уж говорить о мужчинах. Лиц нетрадиционной ориентации детектив всегда выделял особой "любовью" и уж естественно не относил себя к этой категории, ещё и в морду дать мог с разворота. А тут так вышло, что подготовиться к удару просто не удалось, ибо Рид и сам пока не понимал, как к этому всему относится. Тут главное не сбиться с пути, или...
Мужчина остановился, закрываясь рукой от порывов ветра, однако знакомой дороги не обнаружил. Он даже куртку застегнул и поднял воротник, чувствуя как холод колет тело под одеждой. Временами вообще казалось, будто ветер продувает насквозь и для него нет преград. Рассмотреть направление дальнейшего движения не получалось, но по расчётам Рида, если немного срезать, то можно намного быстрее выйти на трассу. Вот только, очевидно, в школе Гэвну стоило больше уделять времени математике, ибо в расчётах он очень сильно ошибся, ломанувшись через лес. Разум слишком загадочен, он даёт человеку то, чего тот желает, превращая действительность в мираж, а иллюзию за реальность, однако выбросить из головы ситуацию Гэвин был не в состоянии. Он уже обошёл тройку деревьев со стороны, тех самых, у которых ещё несколько минут (ли часов?) назад отдыхал и даже курил, пытаясь согреться, чтобы сменить направление и пройти немного дальше и в другом направлении. Мужчина то и дело оборачивался назад, чтобы лишний раз удостовериться в том, что он не потерял из виду островок цивилизации в виде семейного дома, особенно в усиливающемся снегопаде, пока не понял, что уже поздно возвращаться назад. Он потерялся. Видимость ухудшалась с каждым мгновением, ветер пронизывал, налетая только порывами и сколько головой ни крути, а повсюду только лишь ровная белоснежная гладь, простирающаяся на многие сотни миль вокруг, выбивая из груди Рида последнюю надежду вместе с разочарованным выдохом. А на что он надеялся? Что за ближайшим поворотом его ждёт удача и счастье? Цивилизация и нормальный транспорт, предназначенный для передвижения по глубокому снегу? Увы, каждая
новая возвышенность оказывалась лишь пустой надеждой. Даже ругательства уже застряли где-то глубоко в глотке, совершенно разочаровавшись в происходящем. Рид чувствовал накатывающие приступы гнева и паники, ему до чёртиков надоело барахтаться в снегу и постоянно пугать местную фауну звуком собственного желудка, он потерял ориентир и теперь отчаянно цепляется за жизнь всеми руками и даже зубами, сцепляя их и поигрывая желваками. Гнев придавал сил двигаться всё дальше и дальше, потому что в некоторых местах ноги утопали едва ли не по самое колено, а то и выше, но он по-прежнему двигался вперёд, борясь со стихией и самой Судьбой. Временами мысли нет-нет да и возвращались в дом, выхватывая отдельные обрывочные образы из памяти, пытаясь представить себе чем именно сейчас был занят Элайджа с Коннором и Хлоей, а добрался ли Ричард до участка вообще? "Чёрт, ещё парочку экстремальных ситуаций и во мне точно скоро проснётся бой скаут", губы Гэвина растянулись в бледной улыбке. Каждые несколько десятков метров он говорил себе, что ещё немного, ещё чуть-чуть пройдёт и точно повернёт домой, но метры за метрами оставались позади, а он всё не поворачивал назад. Обычно, в такой момент люди говорят, что не было бы счастья. Начав ощущать небольшой уклон ещё некоторое время назад, мужчине было интересно узнать, что скрывается за очередным поворотом, словно призрачная надежда словно птица феникс возродилась в груди, насыщая и даруя силы. Шаг, потом ещё один шаг. В очередной раз сделав шаг, нога Гэвина попадает на скользкий бугорок под снегом, мужчина заваливается на спину и начинает кубарем катиться вниз, туда, где уклон лишь возрастал. Скорость пропорционально увеличивалась, подгоняя детектива, словно кто-то сталкивает его всё ниже и ниже.
Порой, инстинкты человека могут давать сбой, обманывать или просто не появляться вовсе, однако инстинкт самосохранения, пожалуй единственный в своём роде, кто всегда работает безотказно, активизируясь в самый подходящий момент, позволяя Риду наконец остановиться в своём движении. Озябшие пальцы до побеления сжимали тонкие хлипкие жерди еловых лап, не желая отцепляться. Он больно приложился всем телом о заснеженный склон и стволы деревьев, которые попадались на пути, успев пожалеть, что вообще куда-то вышел из своей комнаты в эту ночь. Грудная клетка тяжело вздымалась, а взгляд так и просился вниз, чтобы оценить масштабы бедствия, потому что никто не даст гарантии, сколько ещё пришлось бы ещё катиться, не удержись он за ёлку. Пар клубами выдыхался изо рта, а мороз обдирал горло, заставляя задыхаться собою, вот именно в такие моменты приходит паника и вынуждает сдаться. И нет никого вокруг, чтобы помочь. Ни единой души. Кажется Рид чувствует в себе стойкое желание зарыдать от бессилия, прекрасно понимая, что мёрзлые руки уже отказываются удерживать тяжёлое тело, только усилием воли удаётся задушить в себе зародыш паники, заталкивая стоны обратно в глотку и пытаясь ещё раз и ещё, пока либо не рухнет обратно в сугроб, либо поднимется и куда-нибудь уже придёт. Пан или пропал, другого не дано. Мужчина всё же поднимается, прижимаясь лбом к своему запястью и пытаясь собрать остатки сил. Это всё же он сдаётся и Гэвин падает на снег, смотря в серое тяжелое небо в просветах деревьев с широкой улыбкой безумного Джокера. Жив. Лишь только спустя время, когда содержание адреналина немного снижается в крови и смех сходит на "нет", детектив остановится своём подростковом побеге. Он чувствует в руках и ногах дрожь, но это не самое главное в жизни, даже если весь продрог. Снег, забившийся под свитер таял и теперь прилипал к телу вместе с одеждой. Было противно, но мужчине глубоко плевать.

Отредактировано Gavin Reed (04.09.22 13:04:47)

+3


Вы здесь » ex libris » фандом » sanctuary [detroit: become human]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно