ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » пока кормил ее с ложки, рассказала мне секрет[DC]


пока кормил ее с ложки, рассказала мне секрет[DC]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

пока кормил ее с ложки, рассказала мне секрет

Нас кое-что объединяет, помимо взаимной неприязни.

https://i.imgur.com/Od3EOz0.gif https://i.imgur.com/jR8S5zB.gif https://i.imgur.com/Kh6wTtq.gif

• Готэм / почти настоящее

Роман Сионис, Талия аль Гул

Мой союз с твоей бывшей женой стабильней телеканала.

+2

2

Иметь дела с теми, кто мыслит рамками "захвата-уничтожения-порабощения" мира достаточно сложно, если сам ты мыслишь куда менее глобально и приземленно. Наверное, чувство, диктующее разрушать разрушения ради в целом Сионису знакомо и он способен его понять. Тем более, когда его пытаются завуалировать в какие-то красивые слова, пряча глубинную суть. Которая на проверку так же банальна и ясна, как и все прочее.
Если коротко и понятно: Сионису скучно. До отвратительного и уродливого безобразия. У Аль Гулов есть деньги, сила и власть. А у Ра'аса Аль Гула совсем нет никакого воображения. Когда ты уже слишком стар для того, чтобы мечтать о чем-то помимо смерти - своей или чужой не принципиально и не столь важно - то сознание неизменно само поражает смерть. Это духовное вымирание и кажется слишком скучным Сионису. Вычурным, показушным и как будто намеренно-прицельным.
Все выглядит так, будто цели у Черной Маски и Лиги Убийц достаточно схожи, чтобы пойти двумя параллельными прямыми, временами повторяя друг друга. Но, как известно, те параллели никогда не пересекутся на графике, даже если в теории он бесконечен. Жизнь Аль Гула и может быть бесконечной, во всяком случае, пока его мифическая волшебная лужа бодрит его кости. Но Роману лучше многих известно то, что всякий ресурс конечен. Вероятно, об этом знает и Ра'ас, раз решил взяться за Готэм всерьез, а не как обычно.
Что ж, попивать вино, сидя в своем далеком особняке, и раздавать приказы - это тоже своего рода работа. В каком-то смысле, это Сионису даже на руку. Потому что встречаться лично с главой Лиги Роман пока не готов и он это признает. В случае чего, он может только развести руками и сказать, что предложить ничего существенного не в силах. Слова "пока что" и "в скором времени" - самый худший спутник на серьезных переговорах. А Сионис и сам предпочитает вещественные факты. Валюта хоть и может высчитываться в нулях и единицах на электронных счетах, а хруст реальной налички всегда приятнее. Во всяком случае, Сионис придерживается именно этого в своем бизнесе. Он бы не пробился, если бы жил одними фантазиями и обещаниями. Вероятнее всего, так он точно наверняка был бы уже мертв. Быть мертвым предпринимателем в планы Сиониса пока что не входит. Этим пусть развлекаются всякие Джокеры и Денты, то умирающие, то воскресающие, словно святые великомученики.
Роман жестом ладони просит официанта обновить содержимое его бокала. Стул напротив него все еще, естественно, пуст. Он и не ожидал, что она соизволит явиться вовремя. Если бы на ее месте должен был быть мужчина, то Сионис воспринял бы опоздание за оскорбление. И не поскупился бы на то, чтобы этот неизящный жест перечеркнуть кровавым крестом, ставя точку в так и не случившемся партнерстве. Но то, что сегодняшняя его спутница - это Талия, меняет достаточно многое. И Роман не злится.
Это хороший ресторан. Его новое приобретение, которое он только сегодня решил навестить и лично опробовать, чтобы оценить. Приятная музыка, самое главное живая, как он любит. Классика благоприятно влияет на пищеварение. А эстетика в еде едва ли не важнее самой еды. Их столик скрыт так, чтобы сидящих за ним видеть не могли, зато они сами прекрасно могли видеть зал и всех присутствующих. В целом, неплохо. Сионис ненавидит, когда на него пялятся и разглядывают его шрамы, пересекающие лицо. Сегодня он без своей маски-черепа, в ней нет никакой нужды. Можно сказать, это своеобразный жест доверия. И капля любопытства. Ему временами нравится наблюдать всю гамму эмоций на чужих лицах. И все попытки пытаться не замечать то, что уродует его лицо.
А вино и правда ничего. Он подхватывает бокал, держа его за тонкую ножку, немного болтает вино в нем, подносит к носу, вдыхая аромат. Отличное вино, по всем стандартам идеальное. Роман даже позволяет себе легкую улыбку. В жизни его радуют всего несколько вещей: хорошее вино, красивые женщины и большие деньги. Сегодняшний вечер должен подарить ему все эти три вещи разом. Только если слухи не врут и Талия Аль Гул и правда так красива, как о ней говорят, а не просто подстилаются и врут, чтобы их не убили за правду.
Официант подходит и тихо сообщает о том, что гостья уже прибыла. Роман сухо кивает и вновь жестом ладони отсылает официанта, сказав ему пригласить ее и не заставлять ждать слишком долго. Ждать Сионис просто ненавидит и еще больше ненавидит заставлять ожидать других. А ей лучше и правда оказаться настолько невероятной женщиной, как ему о ней и рассказали. Иначе все его ожидание не окупится и будет он крайне зол.
Он не оборачивается, не встает галантно из-за стола, чтобы отодвинуть и придвинуть ей стул. Зачем, если для этого существуют официанты? Он просто поднимает взгляд, когда она садится и внимательно смотрит на ее лицо. И правда. Еще более красивая, чем о ней говорят. Что ж, значит ожидал не зря.
- Звонок был крайне неожиданным и застал меня врасплох, - вместо приветствия, начинает Сионис, все еще испытующе глядя в ее лицо. - Тем более, твой отец ясно дал понять, что я слишком мелкий и жалкий, чтобы делать на меня ставку. И тогда твой личный визит удивляет в два раза больше.
Роман взглядом указывает официанту на чужой пустой бокал, который тот тут же спохватившись спешит наполнить вином, а затем быстро извиняется и уходит. Роман даже не смотрит ему вслед. С этой оплошностью он потом разберется. И настроение его, как и возможная снисходительность, целиком и полностью зависят от того, как пройдет этот вечер.
- Итак. Передумал он или к нему это отношения не имеет?

[nick]roman sionis[/nick][status]funeral rave[/status][icon]https://i.imgur.com/gfh222s.gif[/icon][lz]<a class="lzname">роман сионис</a><div class="fandom">detective comics</div><div class="info">Do I look like religion?
Do you think you could preach me?
And did I look like I'm violent?
Then baby, why don't you shoot me?</div>[/lz]

+1

3

Хороший стратег, выстраивая для себя четкую стратегию, должен просчитывать свои ходы и ходы своих оппонентов наперед. Важно не только продумать свой стратегический план, но и иметь представление о планах противника, знать его сильные и слабые стороны, возможности и намерения, предвидеть возможные ходы противника. Непревзойденный стратег хорошо знает о том, что существует два основных элемента – изучение противника и составление прогноза. Ра'ас Аль Гул – ее отец, был именно таким человеком, хорошо понимавшим в стратегическом искусстве. За годы, нет, за десятилетия он заимел обширные контакты и обширные знания во всех областях, которые были важны для его выживания и процветания. Он, несомненно, был выдающимся человеком. Но, несмотря на свои значительные познания в стратегической науке, он так и не смог уберечь свою дочь от необдуманного шага, как не старался, вынужденный все чаще оставаться в стороне, почти абсолютно беспристрастным свидетелем ее действий.
Как обычно, все началось с того, что Талия покинула обитель Лиги, возмутившись попыткам Ра'аса привести ее к мысли о том, что ее отъезд невозможен, хотя бы потому что ее присутствие необходимо ему здесь, ведь он получил бы еще немало поводов для волнений и был крайне озабочен состоянием дел в Лиге, с каждым новым днем атмосфера в стенах убежища убийц накалялась все сильнее. И так уж вышло, что она была почти единственной его верной союзницей и была нужна ему сейчас как никто другой. Возможно, говори он с ней на равных, хвали он ее, Талия бы согласилась с отцом, но Ра'ас никогда не умел быть тактичным, даже по отношению к собственным детям. Он всегда и во всех старался найти изъяны, а еще он искренне считал, что всегда прав. Для него не существовало авторитетов, кроме его самого, а значит, не существовало никого, кто мог бы возразить или хотя бы оспорить его мнение. Даже те, кого он лично признавал как достойных людей, не могли быть равны ему, что уж говорить о тех, на кого он смотрел лишь снисходительно и свысока, как смотрел он на свою дочь, на Талию. Когда она уходила, Ра'ас Аль Гул не предпринял попыток ее остановить, лишь раздраженно махнул рукой и отвернулся. «Вот и славно», — подумала она — «Я ухожу, а он пусть остается и разбирается с этим сам. Это справедливо» Она почти наслаждалась моментом. Похоже, настало ее время, время для очередного приключения на собственную голову. Если она правильно рассчитает свои ходы, то эта история будет иметь хорошее продолжение, достойное такой как она.
Как правило, Талия нравилась мужчинам: низким, высоким, кареглазым и мужчинам с голубыми глазами, спортсменам и курильщикам, тем кто ставил на зеро и детективам, работающим в полиции. Она умела подыскивала ключик к каждому из них, если это могло сулить ей выгоду. Она умела завоевывать их доверие, расположить к себе, очаровать. Талия была прекрасной актрисой, не имея при этом актерского образования. Не многие из женщин могли бы с ней конкурировать. Не многие бы рискнули.
По стеклам обоих окон монотонно барабанил осенний дождь. За неплотно сдвинутыми шторами поочередно вспыхивали красные, зеленые, золотистые и пурпурные огни огромного города. В дальнем углу комнаты беззвучно работал телевизор. В Готэме даже в столь поздний час бурлила жизнь: в подворотнях, потными от волнения пальцами сжимая рукоять выкидного ножа, очередной бездомный пытался обокрасть какого–нибудь бедолагу,  за углом, в темном закутке между домами на главной улице  кто–то отчаянно кричал о помощи, за окном в одном из домов на верхних этажах несколько людей в масках и вооруженных пистолетами и автоматами, что–то не поделив между собой, затеяли драку, а еще в каких–нибудь десяти кварталах отсюда, где–то в районе парка, в очередной раз совершив удачный побег из лечебницы Аркхем, психопат по кличке Джек Потрошитель перерезал глотку очередному своему неудачливому пациенту, оставляя кровавое послание защитнику Готэма – Бэтмену.
Готэм никогда не спал, улицы его были полны движения. Его обитатели – бродяги, бездомные, маньяки и психопаты, наркоманы и головорезы – все они, жили своей жизнью, порой совершенно непонятной для нормального человека. Эти люди существовали вне правил, вне морали, вне законов и установленных порядков. Миндалевидные глаза Талии аль Гул скользнули от экрана ноутбука в сторону окна, она прислушалась, а затем встав с удобного кресла, подошла к окну и отодвинула тяжелую штору, устремляя взгляд в антрацитовое небо. Когда луна не была скрыта тучами, она с легкостью могла заметить, как ловко, быстро и бесшумно передвигаются по крышам, ловко перепрыгивая с одной на другую Робины – верные помощники Бэтмена, патрулируя ночной город. Но не сегодня. Она снова шагнула вглубь комнаты, замирая над столом, по которому была раскатана старая карта, края которой были прижаты к поверхности воткнутыми в стол метательными ножами. У карты не хватало куска, кто–то крайне неаккуратно вырезал его, судя по неровным краям, перочинным ножом. Талия уже неделю и два дня изучала карту в поисках каких–то дополнительных подсказок, которые бы позволили ей разгадать карту, не тратя время на поиск недостающего куска. «Здесь бы пригодились знания и дотошность Нигмы» – подумала Талия, задумчиво кусая губы. Прблема заключалась в том, что Нигма незадолго до ее приезда в Готэм угодил в Аркхем за то, что в очередной раз пытался свести Бэтмена с ума и довести до грани с помощью загадок и головоломок, которыми был одержим.
«Нужен другой план, другой союзник», – размышляла девушка, осторожно касаясь пальцами карты. – «тот, кому это могло бы быть выгодно, кто бы знал, что он хочет получить взамен». Таких людей, как правило, в Готэме было немного. Много кто хотел заполучить власть, но мало кто из этих людей, мог бы помочь Талии с тем, что она задумала. Ее внимание привлек репортер, яростно жестикулирующий перед камерой в прямом эфире, позади него, фоном горело здание. Пришлось прибавить громкости, чтобы понять, о чем именно идет речь.
– ...недалеко от места возгорания были задержаны несколько человек, называющих себя обществом ложных лиц. Насколько нам известно, эти люди подчиняются преступнику по кличке Черная Маска. По не подтвержденным данным именно его люди устроили пожар в этом здании. Полиция Готэма... – Талия уже не слушала, о чем говорил репортер, вернувшись к своему ноутбуку, она принялась изучать всю доступную Лиге информацию на Черную Маску, интуиция ей подсказывала, что он именно тот, кто был ей нужен. К утру у нее уже был план оставалось только его осуществить.

В зале было душно и приторно пахло алкоголем вперемешку с парфюмом, как будто кто-то целенаправленно разлил парочку флаконов на ковер под ноги гостям этого заведения. Огни рампы, освещающие круглую сцену, вспыхивали и гасли, то озаряя ее ярким светом, то снова погружая в полумрак под восхищенный шепот гостей. Пианист увлеченно играл «К Элизе» и казалось, что он не замечает никого и ничего вокруг. Его руки двигались по клавишам, словно сами по себе без контроля со стороны сознания. Талия обвела цепким взглядом зал, притормозив в дверях, хотя видела куда именно направился сопровождающий ее к нужному столику официант.  Никогда до этого самого дня она лично не встречалась с Романом Сионисом, но знала о нем практически все, благодаря тому что Лига никогда и никого не выпускала надолго из виду, ежедневно и ежечасно отслеживая все что происходило в Готэме.
Роман Сионис не был крупным. мощного сложения мужчиной. Костюм, который он выбрал для встречи не мог скрыть его атлетически - рельефного тела. Правильные черты лица, широкие плечи, узкие бедра и длинные ноги, выдавали в нем человека, который не первый год старательно держал себя в форме. И пусть сейчас, зная о том, что Талия приближается к его столу, он и не встал, торопясь приветствовать ее, она догадывалась о том, что этот человек всегда двигался с кошачьим проворством. Роман никогда не был женат, но обладал многими женщинами. Одним он симпатизировал сам, другие без памяти влюблялись в его статус и его богатства, а некоторые просто пытались его убить, потому что считали, что он виновен в их несчастьях. Талия медленно опустилась на предложенный официантом стул, улыбаясь своему собеседнику лишь уголками чуть приподнятых губ. Его цепкий, въедающийся под кожу взгляд не сулил ничего хорошего.
– Мой отец не имеет никакого отношения к тому, что я сейчас нахожусь здесь, – сдержанно произнесла она, стараясь не рассматривать шрамы на его лице, а после усмехнулась, откидываясь на спинку стула. – Но, раз уж мы, покончив с любезностями, сразу перешли к делу, хочу сказать, что я единственная кто может заставить его передумать на твой счет. Талия взяла в руки свой бокал с вином, и поднесла тот к губам, делая несколько маленьких глотков. Она знала, что именно сейчас, Сионис слушает ее очень внимательно, хотя внешне не подает никакого вида, будто бы ему совершенно все равно на то, что говорит женщина, сидящая напротив него. Понимая это, Талия усмехнулась и сделала еще глоток, прежде чем продолжить:
– Разумеется, я хочу кое-что в качестве ответной услуги. – На секунду ей показалось, что он вот-вот попросит ее убраться восвояси, но нет, этого пока что не произошло.
– Я кое-что ищу. И эта вещь находится в Готэме.
На некоторое время за столиком воцарилось молчание, затем Талия снова заговорила:
– Проблема в том, что я не знаю кто именно приобрел эту вещь на аукционе, где она была недавно выставлена. – девушка сделала паузу, – Никто не знает. Я уже поговорила со всеми, кто был в курсе этой сделки, но никто так и не смог мне помочь в этом деле. Но одна птичка мне напела, что этот аукцион устраивал некто по прозвищу Черная Маска - лидер общества ложных лиц.

+1

4

Отношения - это всегда игра. Временами она быстрая, легкая, веселая и приятная, в целом ни к чему не обязывающая. Временами же, эта игра оказывалась сложной. Над ней необходимо было обстоятельно думать, сосредоточенно, не жалея ни времени ни сил. Чтобы добиться какого-то результата, надо очень постараться. Чтобы получить желанный результат - сделать практически невозможное.
Роман понимает, что с Талией Аль Гул не получится быстро и просто, весело и легко тоже никак не выйдет. Но он на это и рассчитывал, когда соглашался на эту встречу. Он искренне надеялся на то, что скучать ему точно не придется. Такие женщины - это всегда опасность, страсть, азарт и интрига. Все ровно то, что будоражит и заставляет биться сильнее, разгоняя застоявшуюся в венах кровь.
Роман смеряет ее пристальным и внимательным взглядом. На губах на долю секунды проскальзывает хищная улыбка. Он не обманывает себя иллюзиями о том, что она могла заинтересоваться им в целом и общем, это все сказки для абсолютно и безнадежно глупых людей. Очевидно, что она здесь по какому-то делу. И об этом они очень скоро поговорят, быть может даже не станут размениваться на прелюдии, ни к чему это, они оба знают, чего хотят друг от друга, здесь нет места фантазиям и мечтаниям. И именно по этой причине Сионис заинтересован достаточно сильно. Такие женщины как дочка Ра'аса, всегда знают чего хотят. И, мало того что они знают, они всегда настроены получить желаемое и непременно получают. Это ему нравится. Он хочет именно этого.
И совершенно не хочет ничего банального или же хоть сколько-нибудь скучного. От нее Роман ожидает многого и уверен, что не разочаруется. Такой вариант и вовсе не рассматривается за реальный.
- Мы можем сначала полюбезничать. Хотя я и сомневаюсь, что ты преодолела весь этот путь исключительно ради того, чтобы обсудить со мной благополучие этого города, инфраструктуру или просто пропустить пару бокалов вина. Даже если оно и достаточно хорошее, - Роман одновременно подталкивает к сути дела и вместе с этим намеренно уводит в сторону, подкидывая иные варианты для развития диалога. О Готэме он готов говорить две вечности подряд. Но для этого, вероятно, необходимо приглашать на свидание Бэтмена. Хотя и в этом случае вечер закончится даже не успев начаться. Сионис не хотел бы, чтобы его новое детище было разрушено игрушками этого безумца в бдсм костюмчике мышки.
Роман поднимает бокал и крутит его пальцами, все так же внимательно глядя на женщину перед собой. Определенно, она именно настолько красива, как о ней говорят, хотя обычно во вкусе Сиониса немного другие женщины. Он привык выбирать тех, кто умеет держать рот на замке и кого, в случае чего, можно без зазрений совести пустить в расход, как отработанный материал. Большая часть женщин - исключительно красивое приложение для мужчины. Но Талия Аль Гул явно не из тех, от кого можно легко избавиться и заткнуть рот. Скорее, это она попробует подстроить все так, чтобы это он замолчал навсегда и ресурсов на это ей вполне хватит, он не сомневается. Что ж, временами приходится просто принимать чужие правила игры.
- С чего ты взяла, что мне вообще хочется, чтобы он передумал? Есть и другие люди, готовые вложиться в мои проекты и начинания, - Сионис позволяет себе легкую и немного снисходительную улыбку. Она думает, что взяла быка за рога, но, кажется, все же немного ошиблась и промахнулась. Во всяком случае, это не тот рычаг давления, под которым он легко сдастся, прогнется и согласится. Разумеется, он мог бы помочь и просто так. Только он здесь не благотворительная организация и не занимается волонтерской деятельностью. Цена должна быть у всего, не существует ничего, то достается просто так, заплатить придется за каждую вещь. Хорошо, что она достаточно мудрая женщина, чтобы это сразу понять и не топтаться на одном месте, не зная с какой стороны подойти. Деловой подход Сионису нравится даже больше, чем заигрывания, хотя и от них бы не отказался.
- Опустим пока тему торгов, к ней вернуться можно и позже, мы ведь не собираемся обманывать друг друга и я надеюсь на честность, - Роман подносит бокал с вином ко рту и делает глоток, не разрывая зрительный контакт и продолжая изучать женщину взглядом. То, как откровенно и очевидно она старается не смотреть на шрамы, уродующие его лицо, в целом скорее забавно, чем раздражающе. Хотя обычно он быстро выходит из себя, если замечает подобную реакцию. Но в целом, этой женщине он прощает все ее попытки, достаточно провальные и неловкие. Она наверняка привыкла окружать себя красивыми вещами. И красивыми людьми. По ней это очевидно. - Аукционы проходят достаточно часто, это не особое событие. "Недавно" слишком расплывчатое понятие, - Сионис деланно равнодушно пожимает плечами, не подавая вида, что особенно сильно заинтересовался произнесенным. Из-под молотка уходит достаточно много ценных и редких вещей. На подпольных аукционах тем более, только там добавляются и те вещи, которые предназначены для особенных людей и их нужд. - Вещей много, людей тоже предостаточно, не так-то просто узнать, кому и что было отдано. Если речь об обычном аукционе, то и там непросто отследить. А особенность подпольных в том, что там всем гарантируется полная анонимность, мисс Аль Гул.
Все это она и так знает, разумеется. Раз уж ей пришлось обратиться непосредственно к нему. Даже у таких людей не бывает достаточно средств и связей. Забавно. И еще забавнее, что именно руки Аль Гулов не дотянулись до чего-то. Только если это именно их инициатива, а не маленький грязный секретик одной мисс.
Роман поощряюще улыбается, предлагая продолжить беседу и вновь поднимает бокал, дожидаясь, пока собеседница звякнет по нему своим. Диалог намечается достаточно интересный.

[nick]roman sionis[/nick][status]funeral rave[/status][icon]https://i.imgur.com/gfh222s.gif[/icon][lz]<a class="lzname">роман сионис</a><div class="fandom">detective comics</div><div class="info">Do I look like religion?
Do you think you could preach me?
And did I look like I'm violent?
Then baby, why don't you shoot me?</div>[/lz]

+1

5

— С чего ты взяла, что мне вообще хочется, чтобы он передумал? — Талия медлит с ответом, но потом, чуть приподнимая темные брови, уводит взгляд в сторону, смотрит на симпатичных официанток, что принимают заказ у дальних столов. Ее ответ – легкое пожимание плечами, в голове звучит отрепетированное: это ведь не трудно, мистер Сионис, я всегда держу руку на пульсе, в моих руках всегда самая актуальная информация. Губы Талии дергаются в улыбке. Он может заключить сотни сделок, пытаясь обойти в этом умении хоть Кобблпота, хоть самого Брюса Уэйна, но этих связей и денег все равно будет недостаточно, чтобы впечатлить Ра'с аль Гула. К тому же незаконное обогащение и наращивание мощи, не покидая Готэм привлечет внимание Бэтмена, а это уже проблемы посерьезнее, чем попытки спровадить восвояси красотку вроде Талии, пытаясь убедить ее в том, что ему вовсе неинтересны ее предложения.
— Интуиция, Роман, — она посмеивается над очевидностью своего ответа и снова тянется к бокалу с вином, но там слишком мало. Приходится перевести взгляд в зал, подзывая жестом официанта. Талия чувствует, как мужской взгляд скользит по ее скуле, точно холодное лезвие из дамаска, обводит кожу под выступающей ключицей и опускается ниже в вырез ее платья. Это сулит ей проблемы. — Надеюсь, моя фривольность, не доставит мне проблем. Мне просто нравится, как звучит ваше имя. — Взяв меню, Талия перебирает его страницы пальцами. Не то, чтобы она голодна, просто нужно как-то отвлечься, ненадолго, пока не схлынет чувство неловкости за свою выходку. Это, конечно все больше игра, и чтобы смутиться, ей требуется нечто большее, чем просто от деловой беседы переключиться на более непринужденную и приватную. Но пока ему нравится, пока сам Роман не против, она будет продолжать.
Наконец их взгляды встречаются. Наверное, впервые с момента как она подсела за его столик. Талия концентрируется исключительно на его глазах: почти черных, зловеще мерцающих при неярком освещении, и почти не дышит, ее грудная клетка замирает на вдохе.  Ничего себе «вау эффект» и дело-то вовсе не в шрамах, о них она прознала заранее, можно расценивать как то, что подготовилась. В образовавшемся между ними кармане, из-за разделяющего их стола, за которым они оба сидят, искрит. Может быть это игра света, а может быть и правда в его взгляде что-то такое, что легко считывается как наличие общей тайны, объединяющей их, но недоступной другим. Мужской подбородок слегка дергается вверх, тени смещаются, шрамы становятся виднее отчетливее. Он смотрит. И Талия смотрит в ответ. Исключительно благодаря этой уловке, ей удается не отвечать ему на вопрос честности. Она не хочет, чтобы ее поймали на лжи. Она даже с собой не всегда до конца бывает честной, что уж говорить о других.  Именно поэтому ей лучше не нарываться.
Талия делает глоток вина из своего бокала и облизывает губы. От пристального взгляда у нее чешется шея, наверное, это что-то нервное, но игнорировать не получается. Она заводит два пальца – указательный и средний, сомкнув их друг с другом, за левое плечо, ближе к затылку и слегка трет участок кожи подушечками. Со стороны выглядит так, будто немного задумалась над вопросом.
— На прошлой неделе. — Она скормит ему нужную информацию порционно, чтобы он наверняка заглотил наживку. Ее пальцы теребят сережку с бриллиантом в ухе, и так же легко отпускают ее, чтобы ухватиться за ножку винного бокала. Если она выпьет еще, то велика вероятность потерять себя. Напряжение нарастало с невыносимой медлительностью, в манящей атмосфере, с которой они оба так развязно заигрывали. — Если бы речь шла об обычном аукционе, Роман, — она будто нарочно произносит его имя чуть растягивая букву «р», а затем «а», — я бы не искала помощи у вас. — Логично Но, Сиониса этим не зацепить, он уже знает детали, он их уже даже с удовольствием смакует, запивая вином из собственного бокала. И Талия, подхватывая свой, касается тем бокала Романа Сиониса, прежде чем сделать новый глоток.
Хитрый ублюдок.
Ей не должно быть стыдно за собственные мысли, но все равно живот сводит. Но, черт возьми, ей почему-то это начинает нравиться. Талия улыбается Роману, но ее полуулыбка выходит немного раздраженной. Надо сделать паузу, чтобы эти колебания ее настроения немедленно прекратились. Она будет стараться изо всех сил.
— Это музыкальная шкатулка. Примерно второй половины семнадцатого века. — продолжает Талия с улыбкой, чтобы свернуть разговор в нужное для нее русло. — Из цельной древесины, и, если моя информация верна, то использовалось ореховое дерево. — Конечно ни слова о том, что у шкатулки есть потайное дно. — Инкрустации выполнены перламутром и слоновой костью. На крышке использовалась ручная роспись. — Она делает паузу, потом добавляет, словно спохватившись: — Работа немецкого мастера. 
Талия немного хмурится, не торопится вслух спрашивать о том, попадалась ли такая занимательная вещица на глаза Роману. Вместо это снова переводит взгляд на меню, на ламинированные страницы того, с интересом изучая блюда, которые могут приготовить на местной кухне.
— Вы не против, Роман, если я что-нибудь закажу? Что посоветуете?

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » пока кормил ее с ложки, рассказала мне секрет[DC]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно