ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Are you waiting till the time is right? [detroit: become human]


Are you waiting till the time is right? [detroit: become human]

Сообщений 1 страница 30 из 49

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner"> <span>Are you waiting till the time is right? </span> <span class="episodecita">Nickelback - What Are You Waiting For?

</span> <div class="episodepic3"> <img src="https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2631/351039.jpg"> </div> <div class="players3"><span> Gavin Reed, Elijah Kamski, RK900</span></div> <p>  Сказ о сбыче мечт, о тайном, которое становится явным и времени, которого, к сожалению не вагон, чтобы сидеть и просто ждать, вместо того, чтобы набраться смелости и перестать врать хотя бы себе.</p> <div class="data3"><span>Детройт, "тайное убежище" Камски / 15 декабря 2038 - 24 декабря 2038 года </span></div></div></div>[/html]

Отредактировано RK900 (01.10.22 12:01:17)

+2

2

Тезис о том, что РК900 неприспособлен к выполнению функций сиделки-верен, однако у машины была задача: поспособствовать выздоровлению детектива Рида в кратчайшие сроки, и выполнять эту миссию Девятисотый принялся с тем же рвением, с которым  ловил  бы преступников. Разумеется он, не без содействия доктора Лим, составил план выздоровления и реабилитации, в который входило не только праздное отлеживание боков у телика и смена повязок, но и прогулки по парку, а потом и посещение спортзала. Конечно, в случае Гэвина, требовался особый подход буквально во всем, но разрешение (так уж и быть, в качестве исключения, потому что холестерин и так далее) схомячить сомнительный хот-дог в палатке на противоположной стороне парка придало прогулке куда больше энтузиазма; даже предрянной кофе из аппарата рядом вызвал на лице напарника выражение истинного блаженства.  Таковые прогулки быстро стали обязательным элементом, эдакой свежерформленной негласной традицией.
Курить мужчина также стал реже: то ли суровый взгляд и буквально изымание из рук пачки в добровольно-принудительном порядке сработало; то ли дело в том, что в первый раз при посещении приснопамятного парка, когда детектив прикурил новую сигарету , превышавшую расчитанную Девяткой норму, андроид плавно вынул отраву из губ напарника и, убрав скин на кисти, затушил никотиновую палочку пальцами, от чего на белом пластике образовалось темное пятнышко, которое робот оттер уже дома по возвращении.
В спортзале же наоборот, приходилось притормаживать напарника, которого порой слишком волновали взгляды окружающих, нежели собственный организм. Возможно намеренно-громкий комментарий,  дескать детектив, оставьте в покое штангу, у вас еще не срослись до конца ребра, а ведь может открыться еще и огнестрел, тогда вообще кровью все заляпаете, имел некое магическое действие и взгляды стали уважительно-сочувственные, а некоторые даже заинтересованные. Намеренное допущение Ричардом преувеличение плачевного состояния ран напарника совсем не обеспокоило андроида, он лишь улыбнулся едва заметно уголками-губ, ведь прикрыл Рида, пусть и всего-лишь словесно.
Окончательное снятие повязки с раны на боку, а потом и на ребрах, человек и машина отпраздновали двумя бутылочками пива и пиццей. Ну как они - РК900 в основном просто поддержал инициативу, наблюдая за своим человеком, и послушно отвечая, когда тот провозглашал какой остроумный тост и тянулся чокнуться. Когда с первой бутылкой было закончено, Девятисотый поменял тару, вложив в руки детектива полную, однако мужчина запротестовал, что пустой емкостью не чокаются и вознамерился перелить из одной в другую, чуть не организовав себе пивной душ. В результате Девятке это надоело и робот просто отставил обе емкости на стол, а раззадоренного напарника сгреб в охапку, прижав к себе и прокомментировал, мол этому столику больше не наливать. Когда Гэвин перестал бурчать, пихаться и затих, Ричард коснулся губами макушки и отпустил своего человека, принимаясь убирать со стола, попутно раздумывая над собственным немотивированным порывом.
Который, впрочем не был единственным: переплелать пальцы в постели и обрисовывать мягко костяшки никто не приказывал; успокаивать дергавшегося от кошмаров напарника шепотом и поглаживанием по голове и спине, как ребенка , также не включено в программу, Девятисотый просто случайно нашел статья в сети; задерживать касания при перевязке также не обусловлено необходимостью, однако Ричарду все это ...нравилось.
Он вообще привык к такому существованию, даже обучился простым рецептам, чтобы обеспечить напарника более натуральной пищей, нежели полуфабрикаты. Разумеется, никаких кулинарных вершин Девытисотый не достиг и не собирался, но нечто простое вроде котлет или жарки  мяса с солью  и перцем-почему бы и да. Тем беспокойней было осознавать, что скоро его забота детективу уже не потребуется. Даже сохранять во сне одно положение достаточно было всего несколько дней, однако Рид почему-то не спешил выставлять андроида из спальни. Впрочем, Девятке было не легче. Накануне первого рабочего дня Гэвин излучал энтузиазм, словно ядерный реактор, а Ричард поддерживал его, запечатывая в себе некую грусть, которой вообще-то не должно быть, ведь он - высокотехнологичная машина, охотник, а не девиант, возомнивший себя человеком; это просто смена алгоритма выполнения задачи из домашней в рабочую. Именно потому в прихожей стояла собранная дорожная сумка, в которой раньше находились предоставленные доктором Лим лекарства, а нынче - несколько комплектов одежды, тот самый одеколон, так и не возвращенная униформа медбрата и черная футболка с хулиганской надписью "fuck the police". Самому андроиду одежда не требовалась, кроме униформы, заказанной в Киберлайф, однако ввиду плотного контакта с человекои, который буквально все конечности на него складывал во сне - было разумно и практично приобрести еще шмоток. Футболка же прилетела чуть ли не в физиономию Девятисотого вечером второго дня совместного сна, сопровождаемая ворчанием, дескать жарко и шерсть водолазки кусается. Мягкий кашемир на такое вероломство был неспособен, однако спорить с напарником Девятка не стал.
Сумку он собрал,  пока детектив был в душе, а с утра, привычно выходя первым, пока Гэвин завтракал (Ричард не пускал мужчину за руль, пока не сняли повязки с ребер), открыл автомобиль и  сунул сумку на заднее сидение,  устроившись сам на пассажирском в ожидании Рида.  Смятение машины выдавал лишь периодически сменявший цвет на желтый ободок диода.  После приказа Президента и официального перемирия, Киберлайф обязали выплатить андроидам некую скромную компенсацию, а организации, в которых те работают, под страхом санкций настоятельно рекомендовали платить зарплату, пусть и в половину меньше, чем людям, но объективно на какое захолустное жилище и станцию подзарядки хватит, Ричард даже приобрел тот самый древесно-пряный одеколон. Так что в ожидании мужчины он планировал дальнейшую свою жизнь уже без постоянного присутствия Гэвина 24/7, что казалось правильным решением, но почему-то спокойствия не приносило.

+3

3

Накануне первого рабочего дня Гэвин долго не мог уснуть, словно мальчишка перед главным экзаменом всей своей жизни. И если бы не Ричард, то одной бы сигаретой, да чего уж там, одной пачкой сигарет дело бы не ограничилось. Возбуждение перед вливанием в коллектив ещё никогда не имело такого влияния, что мужчина почти ничего не замечал вокруг, постоянно что-то вспоминая из рабочих будней. Удивляясь, как рапорты могут надоесть, вместе с ненормированным графиком работы и почти губительным для морального состояния напряжением. Не говоря уже за риск для жизни, всегда присутствовавший в полиции как структуре. И кому какая разница, что уже в конце первого же рабочего дня Рид опять превратится из задорного молодого человека в злобный комок нервов, постоянно дымящий сигаретами. Ведь главное вовсе не всё это, а выход на работу как таковой. Наверняка коллеги все скучали страшно, особенно Тина. Возможно именно горящий энтузиазм накануне и стал  виновником его раннего пробуждения, за пару десятков минут до сигнала будильника, но встать раньше Ричарда всё равно не удастся никогда в жизни, ведь ему вообще не требовался сон. И тем не менее, настроение пока било любые высоты, растягивая на лице мужчины довольную улыбку.
- Доброго утра, Ричард! - С непривычной отзывчивостью даже для самого себя произнёс детектив, на ходу почёсывая зад и оглядывая свой завтрак. За время болезни и реабилитации он настолько привык нормально питаться, что иное уже казалось странным. Босые ноги приятно ступали по прохладному полу, пересекая гостиную в сторону ванной. Без повязок, корсетов и прочей медицинской приблуды было невероятно свободно, но самое главное - ничего не болело. Точнее эффект по-прежнему оставался, но со временем он исчезнет, растворившись на просторах рабочей обстановки управления. И стоило сказать спасибо андроиду, ведь без него Рид вряд ли восстановился бы так качественно, скорее бы не долечившись вышел на работу, зарабатывая себе осложнения, кровотечения и не пойми весть что ещё в довесок к имевшемуся. Но конечно же подобного он не скажет, вообще предпочитая делать вид непросвещённого человека. Этот сложный период в его жизни оказался и самым полезным, а то и удивительным, потому что они с Девятисотым не убили друг друга, а наоборот, сильно сблизились...как сближаются настоящие напарники конечно же. Было приятно вспоминать прошедшие моменты совместного веселья, если распитие пива на двоих можно так назвать и не только это. Похоже, что каждый из них понял, что собственные шипы характера  можно и нужно выставлять другим, но при этом крепко друг за друга держаться. Однако этот светлый период должен навсегда остаться только их, как бы интимно это не звучало, так как на работе не стоит никому знать Гэвина с другой стороны. До ранения он вообще сомневался, что способен на такие открытые эмоции, не имевшие ничего общего с раздражением, гневом или завистью, до конца не верил в этот факт. Сегодня был важный день и мысль о возвращении в строй невероятно мотивировала и придавала энергии. Быстро закончив с гигиеническими процедурами, Рид плавно перешёл к физическим потребностям в еде, своеобразной подзарядке и только после опустошения кофейной кружки вновь скрылся в спальне, заканчивая утренний моцион выбором одежды. Вот тут пришлось ломать голову, ибо выбрать из горы одинаковых по цвету и степени изношенности джинс единственные задачка сложная, но выполнимая. Похоже даже после длительного проживания с андроидом под одной крышей не научили его менять подходы к выполнению рутинных дел. За одними потянулись и остальные, сваленные клубком на полке, но даже осыпавшиеся словно осенние листья джинсы не смогли испортить приподнятого настроения сегодня. Далее по списку: светлая зелёная футболка и худи под кожаную куртку, с которой Рид никогда не расставался. Её как раз не так давно вернули из прачечной после чистки, вот только жаль, что дыры от пуль они не отстирывали. Пришлось надеть другую куртку, но в целом Рид был доволен, нахмурившись лишь однажды - когда увидел, что в шкафу не хватает вещей Девятисотого. Но сей странный факт выяснять не стал прямо сразу, предпочитая пораскинуть мозгами самостоятельно, либо дождаться внятных объяснений от андроида. К слову о нём. Гэвин даже не заметил, что напарник первым ушёл в машину и даже ничего не сказал, не подождал как обычно. Но не сочтя это странным, детектив захватил с собой яблоко, весело подкидывая его в воздухе, прежде чем замкнуть входную дверь и спуститься на первый этаж по лестнице. Машина стояла где и обычно, но обходя её с левой стороны, мужчина заметил на заднем сидении спортивную сумку, на мгновение замирая и нахмуриваясь. Что-то это всё ему не нравилось от слова "совсем". Ричард уже сидел внутри, как послушный андроид занимая место пассажира. нежданное ощущение дежа вю накрывает Гэвина тревогой, но тем не менее он погружается внутрь, с любовью оглаживая старенькую потрёпанную оплётку на рулевом колесе. Как же давно он самостоятельно не водил, словно в прошлой жизни, но почему-то радоваться этому факту мешала сумка позади.
- Чего это за фигня там. Ты куда-то намылился, Рич? - Он тянется ключом в замок зажигания, проворачивая до упора, не сразу посмотрев на него.
Конечно, никто не отменял регулярные выпуски новостей по зомбоящику и бесконечные статейки в интернете, обойти стороной которые очень сложно. Поэтому не удивительно, что после взаимных уступок зашевелились бюрократы и всевозможные борцы: за свободу, за меньшинства, за равенство и т.д. Список можно продолжать бесконечно. Не обошли и андроидов, признанных народом, а значит получивших определённые права и свободы. Критерии равенства ещё обсуждаются и затянется это на длительный срок, однако уже на данном этапе правительство поручило нужным структурам Соединённых штатов назначить выплаты и льготы андроидам, занимающим рабочие места на ряду с обычными людьми. Платы естественно чисто символические, однако они есть, а значит в скором времени и остальной механизм будет отлажен. Представителям некоторых профессий предоставлялось даже отдельное служебное жильё, будто девианты и правда как люди, станут селиться семьями, справлять праздники, платить аренду и коммунальные услуги.Откровенно говоря, всё это до сих пор коробило и не укладывалось в голове, потому что от громких слов: "Мы - живые!", выкрикиваемых из каждой подворотни, проще воспринимать "живность" машин не получалось.
Человека перекроить очень сложно, но ещё сложнее заставить признать тот факт, что он уже не самое высшее существо во всей пищевой цепочке. Что есть кто-то или, будет правильнее сказать что-то, умнее, способнее, совершеннее.  Гэвин не удивится, если за признанием девиантов начнут подниматься волнения, расти недовольство, бунты.  Вновь участятся беспорядки, убийства девиантов людьми и людей девиантами, эта вражда никогда не прекратится, просто перетечёт в иную плоскость. В тайные сборища, заговоры и тихую месть. Работы будет много им с Ричем. Рид смотрит на напарника с осторожностью и подозрением.
- Решил вещи в прачечную отнести? Это правильно! Может когда-нибудь разбогатеем и купим стиралку домой, а пока придётся обходиться как-то. - Мужчина старался придать тембру своего голоса непосредственность и лёгкость, упрямо подавляя растущее беспокойство. В Америке стиральная машина является скорее роскошью, чем повседневность и бытовой необходимостью, поэтому количество химчисток и прачечных на самообслуживании из года в год только увеличивалось. Как раз одну такую Гэвин только что оставил позади, провожая её коротким взглядом в зеркало заднего вида. – Я тут подумал о том, что нужно тебе ещё что-нибудь купить из верхней одежды, да и так, по мелочи, вроде лишней пары носков не помешает.- Быстрый взгляд на напарника и вновь в лобовое стекло, нажимая на клаксон впереди едущей машины, чтобы водила перестал чесать задницу и не тормозил всех. Однако даже этот инцидент не спровоцировал прежней волны негодования и раздражения. Неужели Гэвин стал менее раздражительным и более терпимым и сдержанным благодаря соседству с андроидом? Скорее был сосредоточен на дороге и монологе в то время как Ричард казался ещё более молчаливым, чем обычно. И почему-то Риду отчаянно хотелось вернуть ту безмятежность, которая была между ними ещё вчера.- Ты же не будешь ходить и зимой и летом в одном пиджаке. – Кажется он от кого-то слышал, что сильные морозы для андроидов не желательны. Вроде бы как что-что с программой происходит или тириум замерзает. Может враньё, но мужчина не горел желанием проверять правдивость слухов на практике. Лучше перестраховаться лишний раз. Молчание затягивалось, повисая в салоне  напряжением, а управление с каждой милей всё ближе. В конце концов Гэвин не выдержал.
– Тебе тоже предоставили служебную квартиру?- Решил сразу прояснить этот момент, но не глядя на напарника. Он очень хотел, но никак не получалось придумать адекватной причины, чтобы задержать Ричарда у себя. Ни единой, даже самой идиотской, потому что если она найдётся, значит Рид признает сам себе, что привык к нахождению андроида рядом. Что он уже давно перешагнул черту напарничества, ощущая его иначе. – Просто если нет, то можешь пока пожить у меня, места хватит, сам знаешь,- пожимает плечами неловко, словно самому за свои слова стыдно. А про себя очень надеется, что управление ещё не успело расстараться для всех своих андроидов, а если успело то… Рид уже во всю придумывал причины для капитана, почему Ричард ему нужен дома, представляя удивлённое лицо Фаулера.

Отредактировано Gavin Reed (13.08.21 19:04:03)

+3

4

Сведения, о предоставлении ему служебной квартиры, если андоид изъявит таковое желание, РК900 получил от Фаулера буквально накануне, с требованием дать ответ по прибытии в участок. Впрочем, он уже пару-тройку дней как шерстил сеть в поисках объявлений о сдаче каких-нибудь холуп андроидам, чтобы перекантоваться хотя бы первое время, когда его миссия по приведению детектива Рида в порядок будет завершена. Не удивительным оказалось, что свеженазначенной новой нации открывать все двери не спешили, так что вариантов было раз-два и обчелся, причем в самых дерьмовых условиях (приемлемое жилье стоило для андроидов неподъемные по первости суммы). Так что, в отличие от неприлично-жизнерадостного Рида, утро Девятисотого было куда мрачнее, о чем он бы впрочем привычно умолчал.
Кроме изрядной веселости, детектив еще был особенно говорлив: Гэвин несколько раз пытался вовлечь чрезмерно-тихого напарника в беседу  проявляя озабоченность его состоянием. Разумеется, эти попытки были завуалированы под непринудженные реплики, но, познакомившись с мужчиной поближе, даже такой несостоятельный в социализации андроид, как Девятка, мог понять, что Риду важно и нужно его присутствие в окружающем пространстве, причем не только в рабочем, но и домашнем. Сам Ричард тоже привык и находил полезным делить с напарником территорию, что позволяло приглядывать за этим электровеником, удерживая от глупостей и стараний вдохновенно прыгать по всяческим граблям, на которые Рид, в силу врожденной вредности, обязательно бы полез.
Все эти поблажки и политические уступки андроидам вряд ли пройдут тихо в обществе, где даже вопрос чернокожих все еще не улажен до конца, и достаточно нескольких ошибок,  как вновь вспыхивают всяческие беспорядки, нагнетаемые ушибленными на всю голову истеричными активистами. Работы им с детективом предстояло не мало.
А Гэвин все говорил свой монолог, объединяя понятия "дом" и "мы", словно воспринимал РК900 как часть этого дома, не в смысле бытовой техники, а  того места, где хорошо и безопасно, где тепло в душевном смысле.
Чем ближе они подъезжали к участку  тем спокойнее и увереннее было Девятисотому, ведь получалось, что вещи он вывез просто покататься, поскольку вечером они вновь займут свое место на выделенных ему в шкафу Рида полках. Диод мигнул желтым, тут же вновь вернув себе лазурный оттенок - Девятка передал ответ Фаулеру в виде служебной записки.
С учетом психотипа детектива, а также ввиду того, что физическое состояние Гэвина Рида улучшилось на 15 процентов по сравнению с показателями до ранений, для поддержания  эффективности рекомендуется сохранять устоявшийся способ общежия. На основании вышеизложенного, сообщаю об отказе от служебной квартиры.
Не зря детектив Рид считался не только редкостной занозой в заднице управления, но и перспективным талантливым специалистом своего дела - версию о служебной квартире напарник выдал буквально по щелчку пальцев.
- Да,  детектив, предоставили. Сосредоточьтесь на работе.
Почему он не сообщил о своем отказе Гэвину? Возможно потому, что все еще не был до конца уверен, что мужчина не передумает,  а может потому, что в любом случае Джеффри их вызовет, чтобы получить согласие лично Рида.
Собственно зычный голос капитана достиг обоих напарников, едва те вошли в зал, даже до рабочих терминалов добраться не успели.

+3

5

Как же сложно иной раз с андроидами. Никогда не знаешь что у них на уме даже не смотря на хвалёную логику и чётко выстроенную программу. Они словно бы созданы тёмными лошадками предугадать поступки которых не подвластно никому кроме таких же андроидов как и они сами. Можно голову себе сломать, пытаясь предугадать, а думает ли Девятисотый вообще или просто ждёт очередного приказа к действию, в то время как Рид болтал без умолку, что ему в принципе не свойственно. За то время, что они провели вместе, он успел понять, что жить в пустой квартире, где даже тараканы мигрировали к соседям от скуки, больше не хочется. Что андроид вовсе не обязан быть заточенным под конкретную цель, они намного умнее и способны развиваться. Чёрт возьми, а ведь Кэмерон словно предвидел будущее, снимая свои части Терминатора. Вот только стоит ли ждать войны и тотального контроля машин над человечеством или оно уже само с удовольствием вложило в руки роботов свои судьбы? И пусть в фильме будущее сосуществования с киборгами было оказано отнюдь не светлым и счастливым,  с нотами максимализма и утрированности, но то, что происходило в этой сраной реальности практически точь в точь повторяло отснятую ленту. Революция была. Андроиды требовали равных прав и свобод, что очень близко к желанию тотального контроля, но люди пока ещё сумели отвоевать клочок спокойствия для себя стоя на грани гражданской войны. Глупо надеяться на то, то получив свободу, машина пожелает остаться с тем, кого свои же соплеменники тепят с огромным трудом, поэтому Гэвин оказался взволнован. Радость от возвращения в рабочий строй изрядно поутихла, забившись в угол души небольшим комком. Мужчина понимал,что даже вывернувшись на изнанку, не сумеет заставить изменить решение начальства и Ричарда, который продолжал играть в молчанку. и пальцы с силой сжимались вокруг рулевого колеса до побеления от этого, хотелось хорошенько тряхнуть напарника, а может даже врезать ему, но вытрясти хоть что-нибудь в ответ. Гэвин был как на иголках, но не реветь же ему как девчонке, умоляя Рича вернуться. сам справится, в конце концов, раньше же жил как-то и теперь проживёт, но прежде поборется. Ведь ему необходима помощь RK900, пусть рана затянулась, а ребро срослось, но кто знает, что произойдёт на первом же новом задании и как это повлияет на неокрепший организм.
Они уже подъезжали к зданию управления. Гэвин привычно предоставил удостоверение перед въездом на служебную парковку, оборачиваясь на звук голоса андроида. Детектив мог поклясться, что слышал как собственное сердце с гулким шелестом опустилось в груди. Тембр голоса Девятисотого был таким же как раньше, в первый рабочий день, когда он был нацелен лишь на результат раскрытия преступлений, такой же безэмоциональный, холодный, чужой. Рид нахмурился и отвернулся, сжимая губы, чтобы не ляпнуть чего сгоряча. А в голове не укладывалось, как так можно вообще: ещё сутки назад быть заботливым и даже весёлым, насколько это получалось у ича, а теперь стать  прежним куском долбанного пластика. "Всё это время он лишь хорошо исполнял роль сиделки?", не хотелось в это верить, но всё складывалось именно так. А он как последний идиот поверил в искренность напарника. Очевидно это был первый и последний раз. После всего, что было за эти дни восстановления... Словно в по волшебству перед глазами Рида мелькали эти улыбки, осторожные прикосновения, прогулки и трапезы, подтрунивания друг над другом и...объятия, такие ненавязчивые и осторожные. Совсем невинные и нужные для пользы дела, а теперь это летело ко всем чертям, а Рид только глубже погружался в панику, крутанув руль влево, паркуя машину на свободном местечке. Не к месту вспомнилось, что его недолюбливают коллеги. Наверняка, когда его увезли в больницу и закрыли дома больше чем на два месяца все перекрестились, даже атеисты. Вздохнули с облегчением, а теперь прекрасная атмосфера отдела вновь будет нарушена. Собственно, Риду было плевать по-прежнему на всех остальных, гораздо больше занимал напарник. Детектив выбрался из салона автомобиля, хлопая дверцей, скользнув взглядом по спортивной сумке за заднем сидении, после чего молча обошёл транспортное средство со стороны багажника и дёрнул дверь на себя. Внутри, как и ожидалось, царил упорядоченный хаос, всё как в старые времена, словно Рид и не покидал этих стен. Бесконечные телефонные звонки, закованные в наручники мелкие хулиганы и грабители под конвоем офицеров, посетители и сам персонал, ну хоть в чём-то была стабильность. Предъявив удостоверение на входе и пройдя через рамку металлодетектора, детектив искоса бросил взгляд на идущего рядом андроида.
- Ну и когда заселяешься? Сегодня? - Наверное, это вопрос риторический, если судить по оставленной в машине сумке. Видимо, Ричард уже всё решил, только забыл поставить в известность своего напарника и Гэвину, скорее всего, лучше не лезть во всё это дело со своими пятью центами. Как-то на душе стало гадко, словно сто котов насрали разом, но об этом никому знать не обязательно, нужно просто заняться расследованием и глупые мысли исчезнут сами собой. Рид уже предвкушал как развалится на любимом скрипучем кресле, сварганив перед этим порцию кофе, но голос капитана, прокатившегося по помещению скорректировал планы. Как давно он не слышал собственной фамилии из уст начальства, в нём отчётливо различались нотки особой "любви" к несносному подчинённому. Пришлось проследовать в кабинет Фаулера даже не смахнув пыль со стола и Гэвин мог поклясться, что ощущал взгляды в свою спину от коллег.
- Скучали по мне, капитан? - На губах расплылась почти радостная улыбка, ведь он тоже питал определённые чувства к начальству и был раз видеть старину Джеффри. - А вот он я! Бодр, здоров и готов к работе! - И тут мужчина не кривил душой, останавливаясь недалеко от стола. Можно было бы пригвоздить свой зад к пустовавшему креслу, но Гэвин за дни больничного уже порядочно насиделся и належался, чтобы теперь в него садиться.
- Что же, рад видеть тебя в полном здравии и боевой готовности, - мужчина кивнул, переводя взгляд с одного детектива на другого, теребя между пальцами ручку, - тогда, прежде чем приступить к работе, давай утрясём пару моментов. - Он кивнул, задержав на андроиде взгляд чуть дольше, чем следовало, прежде чем продолжить. - Думаю, что ты в курсе последних новостей относительно признания за андроидами некоторых прав и свобод. И тебе не нужно объяснять, что существует несколько правил взаимодействия с андроидами, работающими в управлении.., - Рид с недоверием посматривал на начальника, начиная подозревать не ладное. Наверняка правительственные шишки уже успели придумать парочку законов, к которым ему придётся привыкать, а судя по осторожному подходу капитана, Риду они не понравятся, - например о предоставлении собственного жилья и небольшой денежной дотации в качестве вознаграждения за труд. - Фаулер словно бы издевался, растягивая мысль, поднимая весь ил негодования и раздражения в душе Гэвина. Он вновь ощущал приступ тревоги и даже обернулся, взглянул на напарника, уже намереваясь высказать всё, что об этом думал.
- Капитан..,- мужчина опирался тремя пальцами о край стола для переговоров, переминаясь с ноги на ногу, но Фаулер не позволил ему продолжить, довольно быстро гася энтузиазм детектива строгим взглядом.
- Я не закончил, поэтому будь так любезен, дождись своей очереди, - создавалось впечатление, будто ему нужно было набраться смелости продолжить говорить, но на самом деле Джеффри уже предвкушал бурю негодования, поэтому старался подбирать правильные слова, дабы свести всё к минимуму, - RK900 сам примет решение относительно нового статуса и проживания, - короткий многозначительный взгляд на андроида.
- Рич. его зовут Рич, - едва уловимо пробубнел себе под нос Гэвин, поправляя капитана в обращении к напарнику, но тот предпочёл опустить данный момент, продолжив.
- Сейчас разговор не о нём, а о тебе, - возмущение детектива планомерно заполняло личную шкалу раздражительности, - надеюсь, ты не забыл, что после столь длительного восстановления ты не сможешь вернуться к работе по щелчку пальцев? Я должен быть уверен, что ты полностью здоров, адекватен и отдаёшь себе отчёт в необходимости сотрудничать с андроидами. Поэтому, тебе придётся походить к штатному психологу, который и даст заключение о твоей пригодности. Затем пройдёшь физ.подготовку и сдашь экзамен по стрельбе и только потом сможешь приступить к работе.
- Капитан, я здоров! Полностью! - Рид был возмущён до глубины души. Он ненавидел психологов и вряд ли когда-нибудь получит от него положительное заключение, скорее выйдет в смирительной рубашку и отправится прямиком в дурдом. В тоже время за остальное не волновался нисколько.
- Перестрелка никогда не проходит бесследно, Гэвин. К тому же правила есть правила. Либо ты им подчиняешься, либо сдаёшь значок и табельное оружие, - мужчина развёл руками. В этой части всё довольно просто, тут не обойти стороной предписания сколько бы Гэвин ни спорил, который уже успел насупиться. - Теперь о жилье для RK900...
Кажется Гэвина прорвало. Впервые за долгое время он вновь вернулся к старым привычкам, всё же он был таким вот сложным. Это его суть, это то, что пропитывало каждую клетку тела и иной раз не позволяло полноценно жить, создавая всё новые и новые проблемы.
- Я против! - Главное успеть вставить протест в монолог начальства, а дальше разберётся. - Капитан, считаю, что моё мнение может и должно учитываться исходя из новых реалий и условий. Вы сами только что сказали, что отсутствие на рабочем месте носит затяжной характер и будет сложно влиться обратно в рабочую струю, поэтому мне нужен RK.., - Рид запнулся на фразе "мне нужен", явно ощущая как горят мочки ушей, словно его застали за непотребством, - как напарник конечно. К тому же он совершенно не приспособлен к обычной жизни и ему потребуется помощь в адаптации. Моя квартира всё равно пустует, поэтому он вполне может остаться у меня, а управление сэкономит на съём жилья. Сами посудите, это рациональный подход как ни крути! - Детектив не позволял вставить ни слова, постукивая пальцами по крышке стола начальника, пытаясь донести до него собственную гениальную мысль. Не хотел слушать никого и ничего, не собирался замечать как капитан Фаулер посматривает на распалившегося подчинённого с мягкой доброй ухмылкой, терпеливо ожидая удобного случая объяснить расстановку сил, а ведь он ещё ничего не сказал иду об отпуске.

+3

6

Вызвавший их на ковер начальник буквально являл собой образец тактичности, а РК900, в отличие от напарника, у которого разве что дым из ушей не шел, продолжал изображать благовоспитанный ,холодный как мерзлый пингвин , тостер. Правда, когда Гэвин поправил формальное обращение домашним сокращением имени андроида, а потом кинулся яростно отстаивать возможность Девятисотому статься на прежней квартире, т.е. дома с Ридом, почему-то сдержать улыбку стало непросто. Фаулер же и вовсе по-отечески усмехался, кажется, понимая все гораздо лучше собственных подчиненных, порой изрядно напоминавших великовозрастных детей, объятых подростковым максимализмом.
- Что ж, - наконец вставил реплику начальник, когда словопад имени Гэвина Рида наконец иссяк, - раз ты не возражаешь, полагаю, я могу принять к сведению служебную записку, предоставленную Ричардом, и утвердить "устоявшийся способ общежития", как наиболее практичный вариант вашего взаимодействия в качестве напарников.
- Да, сэр, мы можем идти? - поинтересовался Девятисотый, цепляя беспардонно Рида за капюшон пальцами и потянув от руководительского стола, о столешницу которого мужчина уже целый немецкий марш отбарабанил беспокойными пальцами.
Отослав подчиненных взмахом руки, дескать  идите уже работайте и оставьте меня в покое, Джеффри отхлебнул остывший кофе и помял пальцами переносицу: Рид и Ричард  - та еще парочка долбодятлов; то ли отличная находка для повышения показателей раскрываемости, то ли медный таз, которым накроет ДПД, когда детективы начнут рыть носом землю в своем отмороженном стиле.
Чуть ли не выволочив полыхающего щеками аки помидор своего человека из кабинета капитана, Девятка отпустил ткань его одежки и наконец позволил себе уже привычную Гэвину едва заметную улыбку, при этом скромно опустив взгляд, в котором где-то подо льдом плясали те еще бесенята.
- Детектив, прошу простить мне небольшое... умолчание. Я... не был уверен, что вы... что вам еще потребуется мое содействие, когда ваше физическое состояние будет приближено к норме. Кстати, мне только что поступило уведомление, что вы, детектив, направлены в отпуск, приказ на терминале. Капитан распорядился продлить срок ввиду того, что в ваш плановый отпуск вы находились на больничном. Также мне поступило поручение в этот срок, в целях экономии времени, содействовать посещению вами психолога и обеспечить подготовку к сдаче нормативов. Вы в порядке, детектив?
Вскинув бровь, Ричард окинул обеспокоенным взглядом напарника, трижды поменявшего цвет лица за его недолгий монолог, ведь первый день работы оказался и последним снова на существенный срок. Конечно, отгулять за все те годы, что Рид упорно отпуск игнорировал как факт реальности, ему никто не даст, но стандартное количество дней мужчине предоставлено. Получив задание, РК900 тут же бросился его исполнять, к тому же, Гэвин вообще врачей не особо любил, а мозгоправов поди вообще на дух не переносил, так что лучше пройти эту пытку для его напарника побыстрее.
- Я уже нашел подходящего специалиста, сотрудничающего с департаментом, и записал вас на прием через 3 часа.

+4

7

- Вы же сами мне талдычили о том, что он мой напарник. Что мне нужно учиться с ним работать и так далее, так? - Гэвин не собирался униматься, напирая на капитана Фаулера как таран на закрытые ворота, даже не понимая, что никто ему не противостоит. Эмоции его поглотили целиком и полностью. Казалось, что чего-то постоянно не хватает для того, чтобы убедить начальство окончательно, но ведь нужно ещё дышать, чтобы иметь возможность и дальше излагать факты. А иногда не дать вклиниться в монолог бывает единственным способом убедить, склонить на свою сторону даже если человек не совсем согласен. Вероятно Гэвин не отдавал себе отчёта в том, что делает, не видит очевидного и отталкивает истину. Он не замечал и того, что с ним никто не спорит, не пытается переубедить или запугать очередными выговорами и отстранением. Капитан Фаулер просто молчал, сцепив пальцы рук в замок и изредка кивая, реагируя на слова подчинённого. В отличии от Рида, он уже давно всё понял, хотя стоило признать ошибочность собственной веры в этих двоих. Казалось, что детектив вывернется на изнанку только для того, чтобы не работать с андроидом. Фаулер ждал проблем, ждал настоящего апокалипсиса, а вышло то, что вышло - его собственный детектив, ярый противник андроидов с пеной у рта отстаивает возможность роботу жить с ним под одной крышей. Это не просто работать вместе, а именно жить. Признаться, вдаваться в подробности и бытовые вопросы Джеффри не горел желанием, потому что это личное дело каждого, лишь бы не поубивали друг друга. А если андроид помог быстрее пройти курс реабилитации и восстановиться, то это лишь в плюс обоим. Собственно об этом Гэвин и говорил капитану, только каким-то своим способом. В тот день и час, когда Рид стал полицейским, в нём умер прирождённый шпион и мастер по маскировке. Ещё никто из подчинённых не задерживался в кабинете шефа так долго, не давая вставить и слова. Однако капитану это удалось. Он просто дождался момента, пока Гэвин выдохнется и переведёт дух, чтобы сказать то, что сказал. Признаться честно, в тот момент Рид потерял дар речи внезапно задохнувшись накатившими сумбурными эмоциями. Тарабаня по крышке стола пальцами ранее, теперь же рука зависла над ним, всё вокруг словно погрузилось в стазис, растягивая минуты в бесконечность. - Что? - Ему казалось, будто в лицо разгорячённое лицо только что плеснули холодной водой. Детектив вдохнуть вдохнул, а выдохнуть никак не мог, начиная покрываться красными пятнами. Щёки полыхали огнём вместе с мочками ушей. Почему-то стало вдруг ужасно жарко и душно в кабинете начальника. - Утвердить...устоявшийся способ общения? - Брови сползались к переносице, потому что он пока вообще ни хрена не понимал, что здесь происходит и подходящие слова никак не хотели находиться, но быть дураком ему не нравилось. А именно это ощущение не покидало уже как пару минут точно. - Сэр, я...,- Рид опустил взгляд на ровную поверхность стола, подбирая правильные слова, чтобы суметь выразить свои мысли. Соображать что к чему удавалось с огромным трудом. Должно быть все присутствующие слышали этот скрежет мыслей в голове мужчины, поэтому тактично предпочли перевести разговор в иное русло. Он просто отказывался понимать истину, что эти двое сговорились вывести его из привычной колеи. Голос Девятисотого позади заставляет обернуться, растерянно, всё ещё смущённо. Попытки возмутиться с треском провалились, Гэвин попятился, чувствуя железную хватку напарника. Вообще-то глаз на затылке у него не было, не удивительно, что Рид едва не навернулся, путаясь в ногах, в мгновение ставших ватными, словно не своими собственными. По-настоящему выдохнуть удалось только оказавшись по ту сторону двери кабинета начальства. Детектив одёргивает немного задравшуюся одежду вниз, начиная по-стариковски бухтеть, но упорно не поднимая взгляда на Ричарда. Не было сомнений, этот полимерный говнюк сейчас наслаждался результатами своих действий. А Гэвин, в этот момент времени, ощущал себя уязвимым как никогда. Сбитый с толку, покрасневший от стыда и смущения, до сих пор до конца не понимавший того, зачем нужно было устраивать весь этот спектакль, когда можно просто словами выразить сомнение в вопросах совместного проживания, а не нагнетать всю дорогу до управления атмосферу.
- Ты мог бы спросить у меня напрямую, а не выставлять идиотом, - сквозь зубы проговорил мужчина, тыкая пальцем в грудь андроида не зло, скорее в попытках прикрыть всё ещё присутствующее в голосе смущение. Разве можно так опозориться как опозорился он? Распинался там больше получаса, качал права, отстаивал право на проживание Ричарда у себя дома, а оказывается эти двое уже всё решили и просто наблюдали за ним с довольными физиономиями. Дятел стыда уже пробивал черепную коробку, одновременно зля Гэвина и не давая ему войти в привычный для себя ритм, выработанный за долгий срок больничного листа. А приказ на полный отпуск просто добил, окончательно выбивая воздух из лёгких, - подожди меня здесь, Рич, мне нужно кое-что сказать капитану, - детектив горел желанием вернуться в кабинет начальства и ещё какое-то время поорать, высказав Джеффри всё, что думает об отпуске, департаменте и том месте, где он всех вместе видал. Мужчина даже за ручку двери уже схватился, потянув её на себя, но прикрыл глаза, негромко постучавшись пару раз лбом о стеклянную дверь. Этот день грозил побить все мыслимые рекорды по идиотизму. И необходимость посещения штатного психолога стал последним аргументом, чтобы окончательно погасить весь запал, - да, я в полном...порядке, - поднимает взгляд на напарника, растягивая губы в улыбке. Только в ней мало было от настоящего счастья, скорее вынужденное задушенное согласие. Будет интересно кто кого доведёт до дурдома. Обычно психологи не понимают Гэвина, а Гэвин намеренно бесит психологов, ибо только эти лудильщики душ говорили правду, видели его насквозь со всеми проблемами и комплексами. Они могли вытащить из подсознания такие вещи, которые Рид болезненно забывал не один год. И детектив не хотел поднимать ил со дна памяти. Делиться ни с кем своим прошлым, сокровенными мыслями, воспоминаниями, вновь переживать те события. Ночные кошмары и бессонница лишь безобидные последствия детства и работы. Гэвин не хотел слышать насколько процентов сошёл с ума и с каким нетерпением его ждут в психиатрическом отделении. И если за нормативы он не волновался, то эта эпопея с походами к психологу может изрядно затянуться. Мужчина понимал, что без допуска от лудильщика душ его просто не восстановят на работе даже после отпуска и, в лучшем случае, доверят перекладывать бумаги с места на место, да пончики разносить по отделам, а это не входило в список любимых занятий. Поэтому, хотел Рид или нет, ему придётся со скрежетом зубов согласиться на условия капитана.
Гэвин вздохнул, отворачиваясь и едва заметно кивая.
- Ладно, - вроде бы ответил, а вроде бы буркнул, - времени ещё много, а пока..пакуй штанишки, Ричи, у нас куча дел, - Рид хлопнул ладонью андроида по предплечью, усмехнувшись, - за мной, - скомандовал детектив и уверенно пошёл на выход, вспомнив об одном чудесном местечке, где в детстве вся семья проводила Рождественские каникулы. Сейчас загородный дом пустовал, большую часть года в нём никто не жил, даже Элайджа. Просто простаивал и дожидался часа, когда вновь сможет наполниться голосами людей, обогреться теплом огромного камина, став временным прибежищем для своих хозяев. Так думал Рид, но не был уверен на сто процентов. В любом случае, он имеет на него такие же права как и сводный брат и будет совсем неплохо провести там некоторое время. Покататься на лыжах, например, встретить Рождество. Гэвин уже давно не встречал этот светлый праздник дома, всё больше за каким-нибудь новым трупом или очередным рапортом, но никогда не поздно сделать перерыв. Не просиживать же неделями напролёт в четырёх стенах своей небольшой квартирки за просмотром зомбоящика и распитием слабоалкогольных напитков. Предвкушение приближавшегося праздника подгоняло мужчину к двери управления, ведь придётся ещё столько всего успеть сделать. Закинуть в чемодан пару трусов и маек, например, или купить что-нибудь Ричарду. Вот эта его форменная куртка хоть и хорошо сидит, но вообще не к месту будет. В конце концов, он не обязан носить стандартную униформу вне рабочего времени и куда гармоничнее будет смотреться в нормальной одежде. Гэвин вспомнил о водолазке с закатанными рукавами по локоть, древесном одеколоне и...прогнал воспоминания прочь, передёрнув плечами. Он по-прежнему был дико смущён, поэтому стремился перебить это странное ощущение другими, более привычными, за которыми можно спрятать эмоции и чувства. А ещё, было бы совсем неплохо запастись продуктами: пивом, сигаретами, кофе, ну и пожевать чего-нибудь тоже, ведь в отпуске можно себе ни в чём не отказывать. Казалось, что он всё сильнее погружался в детство, когда в гостиной загородного дома наряжалась огромная ель, повсюду гирлянды, на окнах морозный узор, а внутри дома царят тепло и уют. Когда на утро их с Элом ждало множество подарков и веселья. Это было по-настоящему прекрасное, сказочное время. И дело даже не в подарках или их дороговизне, а в той атмосфере, которая создавалась и которой не было у него с самого детства. Где-то у машины Рида накрыла шальная мысль о подарках. Очень давно, если не сказать "не в этой жизни", он делал последний раз подарки. Просто у него никого не было, чтобы так поступать, а теперь..  Рид взглянул на напарника, не спеша садиться в машину. "Да нет, бред какой-то", детектив мотнул головой и сел за руль.
- Нужно заехать домой, - коротко информирует Ричарда, с ухмылкой заводит мотор и плавно выезжает с парковки, успевая обматерить водителя проехавшего мимо седана, который не соизволил пропустить полицию.

+4

8

Буквально вытащив детектива из начальственного кабинета, РК900 встал так, чтобы загородить спиной, обряженной в бело-черное, напарника от любопытных взглядов из зала, судя по внешнему виду, Рид и без того мечтал провалиться сквозь пол куда-нибудь к чертям.
— Ты мог бы спросить у меня напрямую, а не выставлять идиотом.
- А вы бы сказали прямо, детектив? - спокойно поинтересовался андроид, а в его голосе просквозило некоторое понимание и одновременно легкая грусть. - Вы прекрасно знаете технику допроса: люди не любят отвечать, они куда охотнее возражают.
Новость об отпуске оказалась последней соломинкой, сломавшей спину верблюда и вместо очередной порции возмущений, мужчина продемонстрировал чудеса смирения, лишь пару раз приложившись о стеклянную дверь кабинета Фаулера лбом. Впрочем, Гэвин отреагировал на все гораздо лучше, чем предполагал Девятисотый, как всегда, предпочитая быть готовым к худшему. Получив приглашающий хлопок по руке, дескать хрен с тобой, золотая рыбка, прорвемся, поспешил следом за напарником.
Усевшись на пассажирское сидение, Девятка дважды просканировал детектива, не совсем понимая, откуда внезапно в мужчине проснулся энтузиазм, когда едва ли не полчаса назад тот готов был сравнять управление с землей, а теперь едва ли не до ушей улыбается не смотря на предстоящий поход к мозгоправу.
- Детектив, вы разрешите мне присутствовать на сеансе?
В просьбе отсутствовало праздное любопытство: с одной стороны узнать получше напарника могло быть критически важно при определенных условиях для прогноза вариантов его действий; с другой стороны, Ричард заметил, как передернуло Рида от упоминания врача данной специальности, так что после их достаточно тесного взаимодействия, андроид предполагал, что сумеет стать для него эдаким якорем и гаванью спокойствия, когда посторонний попытается  пройтись по душе мужчины в кованых сапогах. Возможно слишком самонадеянно, но программный императив защищать жизнь и здоровье Гэвина Рида, как оказалось, прекрасно распространим на все сферы и если вдруг кто-то назвал бы РК900 контрол-фриком, последний, скорее всего, согласился бы.
Робот понятия не имел, на кой Риду наворачивать круги по городу от управления до дома и снова до медика, вместо того, чтобы зависнуть в какой забегаловке и захомячить вредной еды, пока можно. Хотя чего уж там, он был доволен, ведь содержимое сумки могло вновь занять свое место на полках в доме... то есть должно было, а вместо этого займет полки совсем в другом доме, так что считай заранее подготовился. Пока они стояли на перекрестке, андроид проскользил взглядом по витринам магазинов. Словно бы и не было кануна войны, будто торговлю не трогал хаос революции: лысенький круглый человечек старательно приклеивал на витрину лавки сувениров объявление о рождественских скидках. Так. Стоп. Рождество!
Смерив взглядом напарника, Девятисотый не без причины сделал вывод, что его человек что-то задумал, только что именно и чем это могло аукнуться лично ему? Впрочем, есть куда более важный вопрос - что подарить Гэвину Риду? Пожалуй, этот вопрос стоило задать человеку, знающему его напарника куда дольше. Любопытство Тины могло сыграть на руку, диод мигнул желтым, отправив сообщение на телефон полицейской. Когда они они припарковались на площадке у дома, Девятисотый напомнил, что осталось ровно два часа до приема у лекаря душ. Как бы то ни было, в новом Гэвине, не истерящем по любому поводу, было нечто особенное, будто его треснувшие щиты изрядно подлатали, броню смазали, а в руки вручили новенькое острое оружие. Мужчина стал явно спокойнее и ... увереннее, довольно быстро обрел равновесие даже выбитый из колеи их с Фаулером "коварным заговором". Осознавать, что в этом имеется и его заслуга, было приятно, не очень скромно, да и хрен с ним. Гэвин в пределах своей нормы -  куда важнее.

Отредактировано RK900 (22.08.21 22:01:44)

+4

9

В отличии от андроида, которому в принципе не требовалась смена одежды, Гэвину она была необходима. Он не горел желанием провести весь месяц или сколько ему там положено, в одном комплекте даже при том, что гардероб детектива отнюдь не пестрел разнообразием. К тому же, помимо любимых трусов с синими мишками необходимо собрать простые житейские мелочи, такие необходимые в повседневной жизни, что обойтись без них никак нельзя. Детектив никак не планировал отпуск, он горел возможностью вернуться в управление, взять очередное расследование и влиться наконец в строй. Ещё накануне едва сумел уснуть от переполнявшего энтузиазма  и срасти к работе, а теперь вот с такой же страстью давит на педаль газа в собственной машине на пути к дому. Как так получилось? Ему не требовался отдых, больничного листа вполне хватило и на восстановление после ранений и на то, чтобы устать от безделья. Негодование, удивление, сомнение в адекватности начальства и ещё многие детали не давали покоя, клубясь в душе, бурля, но не достаточно сильно. По какой-то причине Рид не взорвался праведным гневом ещё в кабинете капитана. Не обматерил весь белый свет за то, что получил отстранение от работы в мягком формате, а напротив, радовался возможности поехать в родительский загородный дом и провести отпуск там. Мужчина не изводил себя мыслями, не стоил теорий и догадок, хотя так до конца и не смог проигнорировать подобный феномен. Нет сомнения, он ещё не раз вернётся к этому, но значительно позже. Сейчас намного важнее было то, что андроид остаётся с ним, в тому смысле, что будет жить с ним. Нет, не так. Это просто сэкономит управлению расходы на предоставление жилья и всё. Гэвин едва заметно кивнул своим мыслям, решив, что так будет лучше и проще. Реальные причины собственной тирады в кабинете Фаулера и щемящей паники остаться одному он отметали не хотел признавать, словно всё ещё не перешёл из ясельной группы детского сада в младшую. Собственное упрямство становилось тем барьером, который удерживал психику детектива от дополнительных нервных срывов и нестабильности поведения, потому что отнюдь не так просто сказать даже самому себе, что привык. Привязался к андроиду. Ещё труднее признать нечто большее, что существовало к напарнику, в чём пока даже Гэвин разобраться не мог. Или не хотел. У людей, иногда, так много мнимых препятствий к собственному счастью, что многие оказываются слишком слабы, предпочитают остаться в зоне комфорта и гендерных рамок, нежели переступить черту и стать действительно свободными. И счастливыми. Возможно Рид просто не верил и не допускал даже такой мысли о том, что может быть счастливым и семейным человеком. Не доверяет обществу, ибо видел слишком много разного дерьма, чтобы не глядя бросаться в него с головой и радостным повизгиванием. Он до сих пор так и не признал своей любви и благодарности приёмным родителям, брату, которому пришлось не мало вытерпеть, так что тут говорить о привязанности и любви. Его нельзя просто любить, принимать таким, какой есть и ничего не требовать взамен. Только не в его смену.
Слова Ричарда, произнесённые с ощутимой осторожностью а интонации, вывели детектива из состояния всеобщей нетипичной эйфории от поездки. Мир вновь окрасился в тёмные повседневные тона, вновь появились непроходимые тупицы на дорогах, гул города и всё это просто оглушало. Глупая ухмылка на губах растворилась бесследно, а пальцы чуть сильнее сжались на оплётке рулевого колеса, свидетельствуя о повышении напряжения. Гэвин долго молчал, не зная, как правильно ответить. Он не хотел, чтобы андроид присутствовал на сеансе психолога, потому что опасался того, что мозгоправ вскроет карты прошлого, выставляя всё то, что Рид долгое время прятал в себе на всеобщее обозрение. Что Ричард будет знать о всех тревожащих его проблемах, узнает о детстве и всём том, что его составляло. А этого нельзя допустить. Мужчина сейчас даже не делал разделения между Ричардом андродом-детективом и Ричардом человеком, хотя он таким никогда и не будет. Просто не желал делиться ни с кем своими тайнами, казаться слабым и нуждающимся в поддержке, сочувствии.
- Вряд ли это возможно, тостер, - он постарался придать своему голосу уверенности и спокойствия, дабы скрыть не желание копаться в прошлом и делиться с кем-то другим своими тайнами, вот только не знал, получилось ли, - эти сеансы вроде бы как индивидуальные, с глазу на глаз. Вроде как делиться секретами. Когда один на один, это секрет, остальное уже толпа и всеобщая сплетня, - мужчина усмехнулся, но скорее нервно, чем искренне. - Это не мои правила, понимаешь? - Была бы его воля, то даже этих разговоров с глазу на глаз не было, но как объяснить причины собственного не желания общаться с психологом андроиду? Как объяснить, что людям вообще нужны такие врачи как психологи, которые помогали людям разбираться в себе же? В общем, всё это представлялось очень сложным, поэтому Гэвин быстро заткнулся, сворачивая к дому. - Побудь здесь, я быстро, - даже не спрашивал, а согласен ли Ричард, Рид просто выскочил из машины как пробка из бутылки шампанского, взлетая по ступеням как заправский спринтер. Он вновь бежал от проблемы, своей собственной, вот только от себя нельзя убежать. В квартире детектив не стал задерживаться, покидав в спортивную сумку всё то, что посчитал необходимым в дороге и на отдыхе, а также отложенную сумму денег из заначки. Не сказать, что на них можно было себе позволить многое, но тем не менее когда ещё тратить, если не в такой праздник как Рождество. Он некоторое время смотрел на полки собственного платяного шкафа, изрядно опустевшие после того, как андроид забрал свои пожитки, словно взвешивая правильность собственного поступка, а после просто поднялся, закинул сумку на плечо и ушёл, заперев входную дверь на дополнительный замок, будто в квартире Рида было, что воровать. К машине спустился пребывая в смятении эмоций, молчаливо поставил свою ношу рядом с ношей напарника, а после занял кресло водителя. - Я готов, можем отправляться, - едва заметно улыбнулся, посмотрел на напарника и сдавленно выдыхая. Рич действительно стал для него важен за это время и только рядом с ним не ощущалось одиночество так сильно, как раньше. Гэвин был большим лжецом. Врал всем подряд и практически во всём, что касалось лично его. Врал даже самому себе и знал об этом, но ничего не предпринимал, потому что так удобно, - как не охота тащиться туда. Вообще не понимаю, зачем это нужно? - Рид имел ввиду сеанс психолога, но вместе с тем это было скорее чисто интуитивно, потому как вскоре они вместе с напарником подъезжали к невысокому зданию, где была назначена встреча. Если бы не Ричард, то он не поехал бы и впоследствии оттягивал этот момент как можно дольше, ругался с Фаулером, доказывая абсолютное расточительство управления на услуги штатного психолога и только под угрозой увольнения, скрепя сердце, подчинился. Сейчас всё иначе. Хотелось как можно быстрее оставить всё позади и мчать в магазины за настроением. Рид никогда не любил шататься по торговым центрам и не был шопоголиком от слова "совсем", но именно в рождественский период немного отходил от своих убеждений считая, что разноцветных гирлянд мало не бывает. Правда об этом никто не знал, до этого момента, разве что Тина, но она никогда не выдаст его тайну. А вот как праздновать с Ричардом, это ещё вопрос, хотя в глубине души Гэвин надеялся на то, что андроид не придаст этому значения. Что он вообще не поймёт для чего людям праздники и что они значат.
- Думаю, лучше, если ты подождёшь внутри, а не здесь, - мужчина по-прежнему пялился в лобовое стекло, избегая прямого взгляда в глаза напарнику, потому что начинал нервничать...и злиться. Он понимал, что сеанс с штатным психологом может затянуться, всё зависело от крепости нервов мозгоправа, так что сидеть в машине совсем не вариант, - уф...терпеть не могу это всё, - выдохнул, собираясь с мыслями, смелостью, силами, прежде чем покинуть машину и поставить её на сигнализацию. Его уже ждали. Едва переступил порог к Гэвину подошла приятная девушка и проводила в кабинет для сеанса, однако Ричарда тоже пригласили войти и Рид с тревогой и удивлением в глазах обернулся на напарника, ведь он рассчитывал на разговоры тет-а-тет. Напарников встретил мужчина немногим моложе детектива одетый в серый костюм-тройку. Простое, ничем не примечательное лицо, холодные серые глаза, под взглядом которых даже Гэвину захотелось передёрнуть плечами. Короткая стрижка, гладко выбит, среднего роста. Ухоженные руки явно свидетельствовали о том, что они не держали ничего тяжелее шариковой ручки. Мужчина сидел за столом и что-то писал, но когда детективы вошли, то поднялся и тепло улыбнулся, при этом соблюдая необходимое дружелюбие, в конце концов это не посиделки с друзьями.
- День добрый детектив Рид, RK900. Прошу, располагайтесь, - он указал на диван, расположенный в другой части кабинета. Если бы Рид не был настолько напряжён, он непременно оценил бы всё его удобство и комфорт.
- Его зовут Ричард, - привычно буркнув, детектив поплёлся к дивану, опуская на него свой зад, по-прежнему не расслабляясь.
- Конечно,- мужчина легко кивнул, не переставая улыбаться, - прошу меня простить, детектив, - на сей раз он уже обращался к Ричарду и в голосе звучало понимание и полное принятие ситуации, а ворчание Гэвина словно растворилось в дружественной обстановке, оставшись без внимания.
Кабинет психолога представлялся довольно комфортным и светлым. Широкий письменный стол из дерева, на котором каждая деталь находилась на своём месте. За спиной психолога располагался широкий стеллаж с книгами по философии и психологии, несколько отдельных полок кабинета также занимали книги и бонсай, что разбавляло зеленью уют обстановки, вдыхая глоток свежести. Напротив стола стояло два кресла, но было сразу ясно, что сеансы мужчина проводил отнюдь не здесь. он предпочитал не формальный подход, но без кушеток, как распространено в его профессии. Вместо этого клиенту предлагался удобный диван, в котором можно чувствовать себя расслабленно и комфортно, сам же врач, если можно так называть психологов, располагался напротив в кресле, таком же удобном, а разделял их кремовый ковер с густым ворсом, на который ступать в ботинках просто преступно. Сквозь прикрытые жалюзи в помещение проникал дневной свет, но увы, его было слишком мало для того, чтобы не прибегать к искусственному освещению, поэтому в помещении включены были две напольные лампы и одна под потолком, наполнявшие его тёплым светом. И тем не менее, не смотря на уют и общий комфорт, Гэвин не ощущал расслабленности, но всем своим видом показывал, что пришёл сюда сугубо ввиду необходимости допуска к работе, не больше. 
- Предлагаю сэкономить время нам всем, - Рид постукивал пальцами по мягкому подлокотнику дивана, - ты подпишешь допуск к работе, а мы об этом никому не скажем, - он взглянул на мужчину перед собой, не особенно надеясь на его согласие. Однако тот не переставал излучать дружелюбие, указав на место на диване андроиду.
- Прошу, Ричард, присаживайтесь на диван и мы начнём, - мужчина устроился на кресле в довольно расслабленной позе, положив на одно колено планшетку с листами бумаги и ручкой. В данный век компьютеризации он по-прежнему предпочитал бумагу и ручку, считая это более комфортным, нежели барабанить пальцами по экрану планшета. - Меня зовут Трой Бэнкс. Я доктор психологии и автор диссертации о влиянии трудовых стрессов на...,- Гэвин прервал психолога, вставив своё веское слово.
- Мама может гордиться тобой, Бэнкс, - шмыгнул носом и нахмурился сильнее, в то время как Трой полностью расслабленно откинулся на спинку кресла, сцепляя пальцы рук, продолжив после этой короткой реплики.
- Доктор Бэнкс, - коротко поправил детектива мужчина, - или Трой, если вы сторонник не формального общения, но ради уважения друг к другу и к процессу психотерапии я бы предпочёл...
- Подпиши бумаги, чтобы я мог снять с себя костюмчик пай-мальчика и провести этот день и весь отпуск домашней обстановке, - Рид медленно закипал, но старался держать себя в руках, чуть сильнее начиная тарабанить по подлокотнику пальцами. Психолог немного помолчал, поджимая губы так, словно ему и самому очень жаль задерживать детективов, но ничего с этим не мог сделать.
-...это не игра. Управление намерено прекратить ваше сотрудничество, - он поочерёдно посмотрел на Гэвина и Ричарда с улыбкой, которая уже начинала откровенно бесить последнего.
- Что? Почему? - Детектив нахмурился и, казалось бы, даже подался вперёд.
- Почему? Вы были ранены. Дважды. Последний раз андроидом той же линейки, с которой работаете сейчас. Вы можете быть необъективным в отношении напарника, ибо, такие обстоятельства как столкновение с андроидом, пробуждают в человеке массу страхов..
- У меня нет страхов! - Недовольно рявкнул Гэвин. - Это тебе мама оставляет на ночь свет. - Он смотрел прямо в лицо Троя, высказывая прямо собственные мысли.
- Детектив Рид, вы начали подавлять меня как только вошли. Не стоит. - Трой выдержал короткую паузу, после чего поднялся, возвращаясь к столу, чтобы потом раздать Ричарду и Гэвину две папки. - Заполните эти вопросники и потом вернёте их мне, когда придёте на второй сеанс. только не списывайте друг у друга. И тогда я смогу определить можно ли возложить функции детектива RK900 на какого-нибудь другого детектива.- Мужчина смотрел преимущественно на Рида, переводя взгляд и на андрода, воспринимая его не совсем как машину, скорее как напарника. - Видите ли, анализ вашего случая, поручили мне, детектив Рид, так что, предлагаю вам сотрудничать, а не конфликтовать. - Гэвин сдвинул брови ещё сильнее, но промолчал. Прохождение курса психотерапии после того как был подстрелен это одно,  а вопрос о напарничестве - совершенно другое и на это мужчина не рассчитывал. Он так и не притронулся к вопроснику, закидывая ногу на ногу и немного подёргивая. Этот жест выдавал напряжение и нервозность Рида красноречивее слов, однако Трой предпочёл пока не акцентировать на этом внимание. Казалось, что психолог наслаждается тем, как проходит сеанс, словно так и был расписан изначально.
- Итак, - после некоторого непродолжительного молчания произнёс Бэнкс, - давайте поговорим о вас. Вы привыкли доминировать: соблюдаете дистанцию в отношениях с коллегами, не состоите в отношениях, потому что так вам удобнее, носите свободную одежду, не признаёте собственной уязвимости, не подчиняетесь дисциплине, принятой в управлении полиции, отказываетесь работать с напарником. Всё это хорошо описывает вашу индивидуальность и желание выделиться в своей сфере. Так проявляется ваш бунтарский хактер, но при этом в переулке вместо того, чтобы предоставить андроиду возможность  выполнить свою программы, вы закрываете его собой, подставляясь под удар, желая защитить напарника. - Гэвину казалось, что он сходит с ума, потому что нельзя вот так брать и переворачивать факты, как делал это Трой.
- Я не подставлялся!
- Вы часто задумываетесь о самоубийстве, Гэвин? - Бэнкс читал детектива словно открытую книгу. Естественно Рид не из тех людей, кто решит свести счёты с жизнью, однако за каждым действием стоит скрытый смысл, зачастую не ясный даже самому человеку.
- Я нет..., - Рид сжал губы понимая, что каждое слово, которое он произносит, заводит его только дальше в дебри собственного подсознания и внутренне этого боялся. Таким образом они скоро доберутся до детства и частых неудач завести семью. Чёрт возьми, да кого угодно дольше одной-двух ночей.
- Ричард, - Трой взглянул на RK900, - расскажите, каков ущерб был бы причинён вам, в процентном соотношении, если бы детектив Рид не встал бы впереди. Вы смогли бы продолжить выполнение поставленной задачи? Верно ли утверждение, что детектив проявил беспокойство о департаменте полиции, которое оплатило бы замену повреждённых деталей? - На лице мужчины сохранялся намёк на приятную улыбку, в то время как вопросы носили скрытый смысл и отнюдь не праздное любопытство. - И что явилось причиной вашего дежурства у его кровати после операции, ведь, - небольшая пауза, - детективу был обеспечен полный уход и надлежащая помощь врачей. Для вас это что-то значит или заложено в программе?

*

https://i.imgur.com/8cCeh4U.jpg https://i.imgur.com/aLgbK1C.jpg

Отредактировано Gavin Reed (26.08.21 20:07:07)

+3

10

На возражение Рида относительно присутствия на сеансе мозгоправства посторонних РК900 отозвался извечным "как скажете, детектив". В общем-то аудиосенсоры робота достаточно чувствительны, чтобы не напрягаясь разобрать все сказанное  в соседнем помещении, но он не будет подслушивать, ведь вроде как обещал. Забавно, что не смотря на достаточно тесное взаимодействие, даже  сон в обнимку (в лечебных целях, ага), РК900 ни разу не назвал детектива на "ты", а после отповеди в больнице, даже по имени, ограничиваясь извечно-формальным "детектив, вы". Словно Рид установил некую дистанцию, а Девятисотый не смел без разрешения ее нарушить. Посему  на очередной поставленный напарником барьер отреагировал с некоторым смиренным безразличием, дескать есть и есть. Кстати на прозвища вроде того же "тостера" Девятка так же не реагировал, осознавая оные не как желание оскорбить, а просто как часть манеры общения этого мужчины.
- Это стандартная процедура освидетельствования после травмирующих обстоятельств, могущих повлечь психологические проблемы, хотя вы правы, схлопотать по морде, пусть и от андроида, - это явно не повод для ПТСР, - снова шутил Ричард с почти каменным лицом, выдавая (симулируя) эмоцию лишь едва приподнятыми уголками губ. От того еще удивительнее стало для обоих, когда миловидная девушка сообщила, что доктор ждет их обоих.
Разумеется, мозгоправ вместе со своим кабинетом тут же был просканирован вдоль и поперек, едва раскрылась дверь: пути отхода, предметы, используемые как оружие или укрытия, составление психологического профиля собеседника на основе выбора интерьера, книг в шкафу, набора мелочей на столе и цвету галстука - все те множества мелочей, что способствуют выполнению работы детектива для специализированной машины, а в народе обычно именуются паранойей. Мистер Бэнкс РК900 не понравился, возможно дело в том, что холодностью взгляда оба отражали филиал Арктики, а может потому, что мужчина лгал. Девятисотый не возражал против стремления осадить огрызавшегося Рида, но избранная собеседником методика андроида не устраивала. Умостившись рядом с детективом на диван: достаточно далеко, чтобы не нарушать личные границы и границы приличия, но достаточно близко, чтобы при необходимости не напрягаясь коснуться плеча; Девятка в основном молчал, слушая и оценивая что и как говорил доктор Бэнкс до тех пор, пока тот не обратился напрямую к разумной машине.   
- Доктор Бэнкс, полагаю, у вас отсутствовал полный доступ к моему рапорту, включая видеозапись, иначе вам было бы известно, что детектив Рид изначально находился на линии огня и, просчитав все вероятности, я принял решение. Летальный исход для человека в таком варианте составлял 17 процентов, тогда как при ином наборе действий, в частности смене задачи в угоду защиты напарника - вероятность ликвидации нас обоих составляла бы 86 процентов. Однако 17 процентов - это не ноль, следовательно, являясь напарником детектива, я должен был убедиться в стабильности его состояния. Что касается подавления... детектив Рид больше обеспокоен предстоящим отпуском, которого у него не было последние года три по моим данным, иначе он бы вам напомнил, что согласно Трудовому Кодексу и Инструкции по освидетельствованию, утвержденною Минздравом, расторгнуть трудовой договор с сотрудником на основании заключения врача-психолога ДПД может только в случае служебной проверки. О такой проверке сотрудник информируется за тридцать дней до проведения под роспись. Подобного распоряжения ни детективу Риду, ни мне не поступало, следовательно, вы пытаетесь ввести моего напарника в заблуждение. Также вы, доктор Бэнкс, не являетесь сотрудником Киберлаф и не проходили курсов повышения квалификации по киберпсихологии, так что не обладаете компетенцией в проведении освидетельствования андроидов. Исходя из вышеуказанного, решение вопроса о нашей работе в ДПД, а также факта продолжения напарничества - не в вашей компетенции. Так что предлагаю не тратить напрасно наше и ваше время на бумажную волокиту, - робот отложил опросник, который держал все это время на коленях, рядом с собой, - и повторные посещения, ведь письменное обращение в Федеральную Ассоциацию психологов о выявлении факта нарушения процедуры освидетельствования, сопровождаемая давлением на пациента, пережившего психологическую и физическую травму, будет не слишком вежливым по отношению к такому профессионалу, как вы, как считаете?    
Ричард позволил себе едва заметно тонко улыбнуться, ведь отличие от мужчины в сером андроид не блефовал -ему ничего не стоило накатать жалобу, но в то же время это взбаламучивание болота никому из троих присутствовавших даром не сдалось, что также было ясно. Просто доктор сделал ход, проверяя напарников на слабо, и получил ответный  шах и мат.

Отредактировано RK900 (04.09.21 18:41:05)

+3

11

Трою Бэнксу было немногим за тридцать, казалось, ещё совсем молод, чтобы иметь хоть какой-то вес в своей области, однако не всё то золото, что блестит. Возраст это лишь цифры в паспорте и не более того, куда важнее иное. Каждый день, встречая на пороге своего кабинета очередного клиента, ему приходилось доказывать собственный профессионализм в действии, помогать людям в поисках правильной дороги к светлому будущему. Ещё и не с такими как Гэвин Рид сводил случай, так что бравада детектива не возымела никакого эффекта. Иногда человека можно читать словно раскрытую книгу сколько бы они не закрывались от окружающих. Трой сидел в своём кресле напротив человека и андроида, делая кое-какие пометки в планшетке, не упуская даже мельчайших подробностей и в отличие от Рида, сидел спокойно. Здесь не было никого, кто хотел бы причинить боль, может быть только...вывести из зоны комфорта, чтобы раскрыть истинные мотивы агрессии и грубости. Однако всё это не более чем побочные задачи, первостепенной являлась проверка на проф.пригодность. Бэнкс не блефовал, когда сохранял на губах улыбку и дружественность, на иное просто не было причин. Первые вопросы заданы, путь к самопознанию начался и теперь либо идти до конца, либо повернуть назад, струсив. Гэвин не собирался отступать, потому что любил свою работу. Она - единственное, что он умел, дожив до своих лет и ничего менять не хотел, так что приходилось сцепив челюсти пялиться в сторону, тщательно контролируя эмоции. Мозгоправы всегда любят копнуть глубже, притянуть за уши родителей, разобрать на атомы проблемы воспитания и поведение родителей, вот только не стоило копаться в детстве Рида. Слишком много болезненных воспоминаний, слишком велика боль утраты. Гэвин жопой чуял, какие вопросы не терпится задать лудильщику душ, он мог встать и просто уйти отсюда, но какова цена. Поигрывая желваками мужчина сидел на диване, откинувшись на спинку, но было видно, насколько он напряжён, словно струна, готовая лопнуть в любой момент. Пальцы до боли впивались ногтями в ладони, оставляя после себя тёмные полумесяцы. Никаких вопросников заполнять не станет, ровно как и играть в эти детские игры на доверие и взаимопонимание напарников, хотя Ричу, после всего, что было, Гэвин, пожалуй, доверял больше, чем всем остальным. В горле застрял сухой ком, но тянуться за стаканом воды это всё равно, что признать собственную слабость. Дать лишний повод Бэнксу станцевать чечётку на его проблемах, потому что от этого сукина сына ничего не скрыть. Возмущала сама мысль о том, что грёбанный Бэнкс допустил мысль о склонности к самоубийству Рида. Настолько возмущала, что даже лишила дара речи, поэтому когда мужчина обратился к Ричарду, внутренне Гэвин позволил себе вздох облегчения. Вряд ли это мгновение продлится долго и нет гарантий, что после него не станет ещё херовее, но лучше так, чем постоянный прессинг. Трой лишь быстрым взглядом скользнул по профилю детектива, считывая его реакцию, прежде чем сконцентрировать его на андроиде. И к слову, он ни разу не перебил монолог машины, делая некоторые пометки на листе, прежде чем вновь поднять глаза.
- Любопытно, - наконец произнёс психотерапевт, едва заметно качнув головой. Он склонил голову немного на бок, постукивая тупым концом ручки по бумаге. Спешить некуда, а повод собраться на внезапный междусобойчик оказался очень даже интересным, - вы защищаетесь и защищаете детектива Рида, хотя для этого нет причины- не вопрос, простая констатация фактов, сложенных на основе всего вышесказанного андроидом. RK900 был совершенно прав, пересказывая события того дня, однако Бэнкс оценивал в данный момент не то, что именно он говорил, а как. Мужчина, как совершенно верно подметил андроид-детектив, не являлся сотрудником компании "Киберлайф" и не мог дать собственное заключение о состоянии системы машины, однако с успехом осуществлял собственную работу. Она то и заключалась в наблюдении, обсуждении, поисках истины в плане эмоций и психологии. Вне всяких сомнений, проявленная данной моделью имитация эмоций очень ярко описывала важные моменты данной встречи. Конечно, с учётом последних новостей относительно девиантов и признания роботов народом не обязывала их больше скрываться, однако личность Девятисотого раскрывалась сейчас намного сильнее, чем на первых минутах встречи, - пытаетесь оказывать давление письменным обращением а Федеральную Ассоциацию психологов, - речь Троя ничуть не изменилась, словно его вообще не испугал этот тонкий намёк на жалобу, - и можете это сделать, однако, что это даст? Ваш случай просто напросто передадут другому психологу, - мужчина легко пожимает плечами. Конечно же, для него репутация и карьера стоят не на последнем месте, вот только свою работу Бэнкс выполнял качественно и усмотреть в его действиях что-либо не законное будет очень трудно. Пока же факты складывались не в пользу детективов, охарактеризовав их как скрытных, не идущих на контакт. За свою деятельность мужчина повидал много полицейских с психологическими травмами, были и ветераны войны, не сумевшие адаптироваться к мирной гражданской жизни. Как правило такие люди делятся крайне не охотно своими внутренними переживаниями и ещё труднее признают наличие проблем, а что касалось помощи, то за ней обращались лишь единицы. Так что в этом кабинете Трой слышал многое, разное, вплоть до проклятий. Начинать признавать собственную уязвимость всегда сложно, особенно перед незнакомым человеком, но вся проблема в том, что если необходимый курс терапии пройден не будет, Рида не допустят к службе. И конечно же Бэнкс располагал полной исчерпывающей информацией, любезно предоставленной управлением полиции, но только в том вопросе, который касался ранения. Служебная характеристика с места работы тоже прилагалась, мужчина её естественно изучал, но предпочитал составлять свой собственный психологический портрет.
- К тому же,- он немного помедлил, будто вспоминая свои же слова, произнесённые несколько минут назад, до тирады Девятисотого, - я не говорил о расторжении трудового договора с детективом Ридом на основе моего заключения. Этим занимается внутренняя служба, как вы и сказали. Моя задача несколько иная, - Рид отчаянно хотел курить, но показывать этого не собирался, предпочитая постукивать нервно пальцами по колену. Рич довольно популярно объяснил этому мозголому, что не стоит совать нос куда не следует и проявленное упорство красноречиво давало понять, что эту занозу так просто не вытащить. Придётся таскаться на консультации столько, сколько скажет Бэнкс. В данный момент Гэвин был сосредоточен лишь на собственном прошлом и не желании им делиться, чтобы отреагировать на слова напарника вовремя, но где-то в глубине души он получил поддержку, которая поможет бороться и стоять на своём, - выяснить, сможете ли вы работать вместе дальше или же вам обоим просто назначат новых напарников, более подходящих. - Мужчина делает очередную пометку, останавливая взгляд на пальцах детектив Рида. Гэвин это тоже замечает и сразу же кладёт ладонь на бедро.
- Послушайте, вы! - Детектив подаётся вперёд, начав свою речь в явном запале, о после, слегка запнувшись, гонор заметно поутих. - Тостер сделал всё правильно в той подворотне! Он спас мне жизнь два раза. Да, у нас не задалось с самого начала, но мы разобрались в сложностях и сумели наладить работу, поэтому не нужно песочить мне мозги заумными терминами. Я абсолютно адекватен, отдаю себе отчёт в действиях и готов к полевой работе. Ясно? - Риду хотелось поскорее всё это закончить и объяснить психологу на пальцах, что им двоим не нужны новые напарники. Что между коллегами бывают трения и недопонимания, все проходят через это и не факт, что с человеком в связке отношения начинались лучше.
- То есть вы хотите сказать, что ваше резко негативное отношение к андроидам не ухудшилось после этого случая в переулке? - Рид глянул на напарника и насупился, промолчав. Конечно он не кинулся с объятиями к Ричарду, а совсем наоборот, однако в общем отношение к андроидам всё равно изменилось. Во всяком случае к одному конкретному точно.
- Я не знаю, - Гэвин пожимает плечами понимая, что действительно у него нет ответа на этот вопрос. Конечно он злился, но потом всё прошло, а постоянная поддержка со стороны Девятисотого помогла быстрее пройти восстановительный курс, пока говнюк Хэнка всё не испортил, - нет, - более того, отношение Гэвина вполне даже улучшилось, во всяком случае появилась некоторая терпимость вместе неконтролируемой агрессии. Трой только кивнул и сделал пометку на бумаге.
- А вы, Ричард, как вы оцениваете возможность продолжения совместной работы с детективом Ридом? Вас не тревожит его отношение к андроидам? И как относитесь к своему продолжительному вынужденному бездействию, ведь в отличие от детектива Рида, вы способны продолжать работу, на которую запрограммированы изначально? - Казалось, что невозмутимость этого парня не пробыть ничем, он продолжал выполнять свою работу не смотря на явственный протест, высказанный обоими напарниками ранее. - И как вы оба относитеcь к признанию всех андроидов равными человеку. Народом. Это как-то влияет на вашу работу и взаимоотношения? Ведь по сути, Ричард может работать один, без особых приказов от "Киберлайф", пока вы, Гэвин, находитесь в отпуске. Он больше не собственность департамента полиции, - взгляд плавно перетёк на андроида, - а полноценный сотрудник управления, который, при желании, может уволиться или перевестись в другой участок.
Рид как-то с опаской и тревогой глянул на Рича, собираясь с мыслями. До этого момента он даже не думал об этом, а теперь явно ощущал беспокойство. Рич может развернуться и уйти, он не обязан следовать за Гэвином повсюду и подчиняться его приказам или приказам "Киберлайф", а единственными рамками для него становился устав управления полиции.  

+3

12

Трой отлично держал удар и возможно, только возможно, детективу действительно стоило с ним поговорить. Кстати о Риде, РК900 продолжал сканировать его состояние в фоновом режим, словно установка по умолчанию, потому, оценив уровень стресса мужчины и заметив невольно скользнувший по пересохшим губам язык, андроид спокойно поднялся и не задавая напарнику никаких вопросов, шагнул к столу, где на подносе стоял графин с водой, в котором эстетично плавали кружки лимона, и несколько стаканов. Вопросительно глянув на хозяина кабинета и получив легкий кивок в ответ, он налил в высокий стакан прохладной воды и, вернувшись к дивану, вручил емкость Гэвину, после чего вновь умостился на комфортном предмете мебели, на этот раз откидываясь на спинку и копируя открытую позу психолога. Одну руку машина расслабленно расположил на подлокотнике, а вторую и вовсе беззаботно закинул на спинку дивана, пальцами будто невзначай касаясь плеча  напарника.  Его человеку требовалась поддержка и Девятисотый максимально его обозначил, при этом не нарушая зоны комфорта Гэвина.
-Разумеется, - не стал спорить Ричард об очевидном указании на защиту от психолога, - однако позволю себе еще раз напомнить, вы - не киберпсихолог, следовательно оцениваете меня соотнося с паттернами поведения людей, что не совсем верно. Понятия комфорта  и безопасности - это характерно для сознания человека, я - машина, достаточно сложный, разумный, но все же механизм. Заходя в помещение, сразу оцениваю его как точку обороны или нападения, включая доступное оружие, укрытия и пути отхода. Не потому, что так нужно или из-за паранойи, а потому что это  - опция по умолчанию. Моя модель после полевых испытаний должна была служить в военных спецподразделениях, так что меня создавали, как солдата. У меня нет сформировавшего личность жизненного опыта, есть только ограниченный набор поведенческих алгоритмов, прописанных изначально программистами, доступных для применения в той или иной ситуации. Мой напарник испытывает стресс, главный императив - защита жизни и здоровья Гэвина Рида - требует принятия соответствующих мер, потому да, я защищаюсь и защищаю напарника всеми доступными мне способами.
РК900 пытался популярно донести до доктора Бэнкса, что не стоит искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет, то есть копать глубже, зарываясь в личность робота, ибо копать-то и некуда, ведь Девятисотый сошел со сборочной платформы всего-то в этом ноябре.
Занимательно, он оберегал Рида, детектив же в свою очередь отстаивал их напарничество, прямо как утром в кабинете Фаулера- возможность жить на одной площади. Девятисотый никогда не был собственностью полиции, но мысль о переводе и увольнении, после признания андроидов народом, его как-то не посещала, а возможность перестать быть нужным своему человеку даже напрягала изрядно.
-Я уже ответил  на ваш вопрос, доктор Бэнкс. Что касается других андроидов... я создавался как охотник на девиантов, чистильщик, убийца себе подобных, так что они сами, а также отношение к ним детектива Рида, меня оставляют совершенно равнодушным. Как и люди впрочем, ведь вы снова намекаете на эмоциональную оценку, которая доступна вам, человекам, или девиантам. Я же не являюсь ни тем, ни другим. Машина, которая следует программе, выполняет набор функций и алгоритмов.  Конечно, я могу попытаться  смоделировать эмоциональный отклик, но вам придется рассказать, что хотите увидеть.

+3

13

Мозгоправ не поддался на угрозу напарника и Гэвин не смог сдержать недовольного вздоха. Пока в беседе Трой не пытался поднять вопрос детства и прошлого, однако те вопросы, которые задавались, тоже были далеки от лёгких. Рид понимал, что должен иметь своё отношение к признанию андроидов девиантов к отдельному народу, их равенства и прав, однако  его не было. Просто не было, потому что в последнее время в его жизни произошло достаточно херни, чтобы ещё оставались эмоции и на пластиковых ублюдков. К тому же, непосредственное нахождение в паре с андроидом и во время больничного и после, это тоже вносило свои коррективы. Сказать, что Гэвин воспылал особой страстью к машинам нельзя, но и прежней жгучей ненависти тоже уже не было, а иначе как объяснить тот всплеск эмоций, который разразился в кабинете Фаулера ещё несколько часов назад, когда от натуги у Рида пар валил из ушей, отстаивая необходимость проживания Ричарда с ним. Во всём этом трудно разобраться самостоятельно, но к психологу он вряд ли обратился бы по доброй воле. Даже сейчас, сидя в его кабинете, Гэвин не собирался откровенничать, а то ещё всплывёт ненароком тот казус с возбуждением на прикосновения андроида посреди ночи. Рид сдвинул брови немного, отбрасывая эти мысли в сторону, пытаясь сосредоточиться на словах мужчины напротив. Ему казалось, что если ответить на все вопросы, то они смогут получить условно-досрочное освобождение от этих сеансов. Или как там ещё их назвать. Всё это время, пока у Гэвина закипал мозг, с психологом общался его напарник, тем самым избавляя его от необходимости отвечать на вопрос Бэнкса об отношении к успешной революции.
Он даже не сразу понял, что происходит, когда Ричард протянул стакан с водой. Он не хотел пить. Совсем. Но протянутый стакан всё же принял, решив, что это то самое спасение, чем можно занять руки, чтобы не тарабанить по колену пальцами. Мужчина смотрел на Бэнкса, а в голове лишь одна мысль - свалить отсюда поскорее. За прошедшие дни и недели, что они с андроидом прожили вместе под одной крышей душа в.... В общем они научились не только не убивать друг друга, но и получать удовольствием от совместных занятий, болтовни, обсуждений ситуации в стране и ещё очень многом. Не удивительно, что сейчас Рич касался его плеча пальцами, показывая своё присутствие, став маяком, оплотом спокойствия к которому нужно двигаться. И Гэвин вдруг понял, что хочет, чтобы тот сидел ближе. И блядь не важно, как это будет смотреться со стороны. Они спали вместе, в обнимку, так чего садиться по разные стороны дивана, а если бы он был длинной в километр? Рич сел бы в самый конец? Раздражение вновь принималось бурлить, разливаясь по венам ядрёным коктейлем. Чтобы хоть как-то снизить эмоциональный фон Рид прикладывается губами к стакану, хотя по-прежнему не хочет пить.
- Хотите знать как я отношусь к сраной революции? Признать этих полимерных херов народом это полный бред! Выходит, что я должен дать свободу собственной микроволновке, которая у меня дома стоит или платить за работу пылесосу? - Рид кипел почти, с напором высказывая всё то, что успело накипеть, в то время как Бэнкс молчал, покачивая головой согласно.
- Но при этом вы уравниваете себя и Ричарда потому что работаете вместе, я прав? - Он сделал пометку.
- Мы напарники, док! Это другое! - вставил свои пять центов Рид между диалогом Рича и Троя. - Это нормально, поддерживать и защищать, как нормально  прикрывать спину, получать выволочку от руководства, даже если виноват кто-то один. Это нормально! Я за него...,- Гэвин указывал большим пальцем руки на андроида рядом, но слова словно застряли в глотке "умру, если нужно будет", мысленно продолжает, но вслух говорит совершенно другое, - да! Потому что мы напарники. Это особая связь и думайте себе, что хотите, ясно? - Рид вновь откидывается на спинку дивана словно сдувшийся шарик, потому что не мог больше слышать как этот клещ копает всё глубже, цепляется к словам и это не закончится никогда. В кабинете воцарилась тишина, хотя ничего такого необычного или провокационного сказано не было. Лишь через несколько мгновений, позволив детективу немного перевести дух после эмоциональной тирады Трой мягко кивнул ему.
- Ясно, детектив, - на губах улыбка стала на доли секунд шире. Он что-то пометил в планшетке, решив продолжить, - я понимаю, что быть напарником с кем-либо в условиях, сопряжённых с опасностью, довольно интимный момент, строящийся на основе доверия и взаимного уважения, дружбы, - Бэнкс не имел ввиду ничего развязного под словом "интимный", в данной ситуации оно означало особую связь между двумя людьми, двумя коллегами и не больше,- это много значит для вас двоих. - Не поясняя и не продолжая речи, психолог углубился в собственные наброски, бросая лишь короткий скользящий взгляд на нахохлившегося Гэвина. В этот момент Риду показалось, что любое слово, произнесённое им в этом кабинете лишь усугубляет ситуацию, которую Рич пытается выправить. Не умение вовремя заткнуться всегда всё портит. Эмоции всё портят, всегда и это подтверждено на личном опыте, а Гэвину очень не хотелось, чтобы после посещения этого ублюдка Фаулер приписал андроида кому-то другому. Да и сам не хотел работать с другими. А от Троя чего-угодно можно было ожидать. Эта мысль разъедала его, давила даже сильнее, чем хитрожопый взгляд Бэнкса. Он мог бы забить на психолога с его сеансами, а потом поговорить с Фаулером и утрясти проблему, но только один, когда работал один. Сейчас же вопрос стоял иначе. Именно внутренняя боязнь потерять Рича заставляла Гэвина молчать и сидеть смирно, но то только и увидел бы психолог, как сверкают пятки детектива.
- Я не пытаюсь ни на что намекать, всего лишь задаю наводящие вопросы, чтобы лучше раскрыть общую картину, Ричард, - Бэнкс удобно расположил руку на подлокотнике кресла, - вы - новейшая военизированная модель "Киберлайф", проходящая полевые испытания в полицейском управлении с детективом Ридом. Охотник на девиантов, который следует заданной программе и сконцентрирован на выполнении поставленных целей. Защита напарника лишь способ предупреждения его травмирования. Я нигде не ошибся? - Естественно от взгляда мужчины не укрылся этот маленький жест андроида в сторону Рида. - Другими словами успешное прохождение полевых испытаний отчасти зависит именно от состояния здоровья детектива Рида. Любое действие в его сторону подкрепляется сугубо необходимостью. Угу, - мужчина вновь сделал пометку, поднося ручку к губам, несколько раз постучав по ним, выбирая направление разговора далее, - правильным будет вывод и о том, что совместный отпуск тоже обусловлена программой и первоначальными задачами? - Если бы не пальцы Ричарда, коснувшиеся плеча Гэвина, он наверняка бы дёрнулся при этих словах наглядно, а так, только андроид мог ощущать отклик детектива. Рид вдруг понял, что этот мозголом может быть прав. Ведь напарник и сам только что подтвердил, что лишь выполняет набор алгоритмов, но как же тогда те невероятные дни, проведённые на больничном или прикосновения Рича, осторожные, почти нежные. Не хотелось думать, что он всё это время обманывал сам себя, видел в машине нечто большее, чем есть на самом деле. Рид посмотрел на напарника, ощущая шквал эмоций и далеко не все из них были позитивными. "Я знал! Знал, что всё закончится плохо. Дерьмо!" Мужчина совершенно точно не хотел слышать ответа напарника. Той правды, которую всё это время предпочитал не замечать. Рид поднимается со своего места, отставляя стакан на стол между ним и Троем.
- Мы уходим!
- Но мы ещё не закончили, Гэвин, - тон молодого мужчины был мягким и успокаивающим, впрочем как и раньше. Он называл Рида по имени, тем самым стараясь создать комфортные доверительные условия, однако это не возымело никакого эффекта.
- Я сказал, мы уходим! Рич? - Больше никого не слушая, детективы вышел из кабинета даже не обернувшись, чтобы удостовериться идёт ли за ним напарник. В принципе, подобным образом заканчивались любые походы к психологам и ранее, но если тогда Гэвин поматерился бы в машине с десяток минут, то сейчас он пребывал в смятении и не находил себе места. Его удовольствие от поездки в родительский загородный дом практически растворилось в тревоге и опасениях. Он даже не замечал встревоженного и любопытного взгляда молоденькой секретарши в приёмной, прикованного к его личности, просто топтался у порога взад и вперёд, пытаясь проанализировать последние пару десятков минут. Собственно в голове ничего не складывалось, а Ричард, казалось бы, решил застрять в этом чёртовом кабинете, заставляя напарника ждать. Контролировать степень отравления собственными же эмоциями Гэвин уже не мог, цокнув нетерпеливо и раздражённо, сорвался с места, минуя входную дверь, людей, которые встречались на пути, пока не осел в собственном автомобиле, схватившись за рулевое колесо до побеления костяшек пальцев. Бравый детектив был напуган тем, что ошибался на счёт Ричарда, что воспринимал его заботу и то объятие в больнице совсем не так, как есть на самом деле и выглядел как полный кретин.
- Чёрт! Чёрт! Чёрт! Кретин! - Гэвин несколько раз с силой ударил по оплётке руками, после чего положил голову поверх и слушал гулко бьющееся в груди сердце. Ему нужно было успокоиться, но цепляться пальцами за часть машины он не перестал, закрывая глаза.
Трой был удивлён подобным поведением детектива, однако этого не показал, провожая его взглядом. Нестабильность и агрессивность, указанная в характеристике с места работы полностью подтверждалась и причин для этого не было.
- Что же, вероятно на сегодня всё, - он улыбнулся андроиду, помечая на бумаге резкую смену настроения в ответ на факты о программном алгоритме RK900.

+3

14

Слушая душеизлияния напарника, РК900 мог бы добавить комментарий, что сравнивать андроида с микроволновкой на полном серьезе несколько некорректно, ведь кухонная техника или пылесос, в отличие от "полимерных засранцев", себя не осознают, однако промолчал, решив лишний раз не грузить теорией и без того взвинченного до предела напарника, особенно когда тот столь...страстно (?) это самое напарничество отстаивал перед общим противником. Как бы ни старался улыбаться Трой, иначе как угрозой молодой мужчина  не воспринимался ни одним из нынешних гостей кабинета. Казалось, что он влезает в нечто еще неоформившееся, слишком хрупкое, чтобы допустить чужих, когда еще свои не разобрались.
Сделанные Троем выводы были логически верными и основывались на фактах, изложенных самим Девяткой, так что андроид лишь спокойно утвердительно кивнул, не озвучивая правда, что свои полевые испытания провалил еще более месяца назад, когда отказался подчиняться Аманде в архиве, и оборвал все связи с "Киберлайф". Не стань революция успешной, он был бы причислен к таким же беглецам, как девианты, на которых должен был охотиться, став мишенью из-за своевольной подмены базового императива. Забавно, если оценивать со стороны, то  связь с Ридом детективу стоила душевного комфорта, а Ричард вполне мог поплатиться жизнью, которых у него не так уж и много ввиду эксклюзивности модели, для которой может возникнуть дефицит сменных деталей в случае их повреждения.
На прямой вопрос об отпуске андроид ответить не успел, ведь вскочивший словно подкинутый пружиной Гэвин потребовал следовать за собой и пулей выскочил из кабинета. В обращенных в сторону дверей двух пар серых глаз отразилось почти одинаковое недоумение, которое Бэнкс прикрыл дружелюбием, а вот Ричард - наоборот. Робот не успел ответить, что хоть ему технически не требуется отпуск, но раз уж их признали народом, то он не находил причины не воспользоваться в том числе и этим правом, объединяя приятное с полезным, то есть с приоритетной задачей присмотра за своим человеком, который на ровном месте на  задницу приключений сыскать сумеет. Прислушиваясь к метаниям мужчины за дверью, РК900 молча светил опасно-алым диодом, лишь после того, как детектив выбежал из здания, машина перевел взгляд на доктора. Так он смотрел раньше на РК200 на экране телевизора, словно в прицел, отсчитывая секунды до нажатия на спусковой крючок, чтобы оставить аккуратное отверстие во лбу и грязную мешанину выбитых мозгов и осколков костей на затылке; холодно, расчетливо, безжалостно, будто деактивация, а следовательно и расставание с детективом, - единственное, что удерживало Девятисотого от ликвидации психолога этим самым стаканом как минимум пятью способами.
Человек бы наверное уже играл желваками, разумная машина же поднялся с дивана и, четко по-военному развернувшись на каблуках, бесшумным шагом вышел из кабинета не прощаясь. Гэвин Рид еще с утра бывший вполне жизнерадостным молодым мужчиной, красивым, спокойным и в меру уравновешенным, вновь превратился стараниями Троя в комок гнева и нервов, смешанный со стальными опилками отрицания всего и вся, таким образом, доктор Бэнкс просто взял и откатил одним разговором все старания Ричарда привести детектива в душевное равновесие до изначального состояния. Помешал выполнению главной задачи. На секретаршу Девятка вообще не обратил внимания, у него были дела поважнее и посерьезнее - нестабильный напарник.
Усевшись на пассажирское сидение, Ричард оценил уровень стресса своего человека, поколебался несколько мгновений, пытаясь просчитать реакции, а потом решил поступить так, как тогда в больнице сам Гэвин, потянувший его за рукав и заключивший в объятия, только еще более радикально. Выбравшись на улицу, РК900 хлопнул дверцей, обошел автомобиль и, распахнув оную у водительского места, буквально выволок напарника из транспортного средства и прижал к себе. Крепко, бережно, надежно, под взглядом секретарши сквозь стеклянные двери,  немногочисленных прохожих, и того бога, который возможно есть на небесах, выразившего свое одобрение ленивым снегопадом, украшая темные пряди волос пушистыми снежинками. Прислонившись щекой к растрепанной шевелюре детектива, Девятисотый прикрыл глаза, слушая, как постепенно успокаивается чужой пульс и выравнивается дыхание.

+4

15

Когда освидетельствование Гэвина Рида и андроида модели RK900 поручили Трою Бэнксу, он с первых же строчек личного дела понял, что просто не будет. К слову мужчина любил трудности и не боялся этого. Опыт работы с полицейскими ранее позволял иметь общую картину поведения подобного контингента, однако это лишь внешняя оболочка, внутри которой скрываются изломанные, израненные обстоятельствами жизни людей. Они не желают открываться посторонним и не признают наличия проблем, безрезультатно лечатся от бессонницу, кошмаров и повышенной тревожности, считая, что это совершенно не относится к психологии. По сути своей испытывают страх и держатся как можно дальше от этого. Случай Гэвина Рида был таким же уникальным, как и все остальные, с первого взгляда на мужчину Трою было понятно, что придётся пробовать различные методы, много методов и подходов, прежде этот человек сумеет раскрыться хоть немного. И первый сеанс, закончившийся, как покажется многим, оглушительным провалом, на самом деле был ожидаем. Мистера Бэнкса, как называла его секретарша, не испугал испепеляющий грозный взгляд андроида, после того как детектив Рид скрылся за дверью и ещё некоторое время метался из стороны в сторону в коридоре. Не испугал и полыхающий красным цветом диод на виске, мужчина лишь проводил взглядом андроида, ещё какое-то время оставаясь в кресле, опустив взгляд в собственные пометки и записи, сделанные в ходе беседы. Лишь через несколько мгновений подвёл итог, который оказался намного яснее и отчётливее, чем казалось этим двоим полицейским. И можно с пеной у рта доказывать обратное, бить себя кулаком в грудь ругаясь матом и кроя всех психологов на чём стоит белый свет, истина от этого всё равно не изменится. Детектив открыто защищал того, кого якобы ненавидел. Он яро отстаивал напарничество, как впрочем и андроид. И пусть он твердил о следовании программе, алгоритмам и прямым приказам, пусть свято следовал собственному предназначению, однако в прикосновениях и заботе читалось намного больше. Возможно машина этого просто не понимает пока или делает вид, что не понимает, но это есть. Бэнкс не мог, да и не хотел, проводить освидетельствование андроида, однако наличие эмоций отрицать бесполезно, а уж это по его части. И всё же Трой не смог удержать себя от того, чтобы не передёрнуть плечами, вспоминая взгляд RK900, его манеру держать себя и надавить своим авторитетом. Наверняка этот взгляд и полыхающий красным диод будет сниться ему в кошмарах.
Мужчина поднялся из кресла, отложив планшетку на край стола, пробуждая компьютер после режима гибернации. Следовало написать первый отчёт, но перед этим Трой хотел сделать небольшую паузу. У него ещё оставалось минут двадцать до следующего клиента, он вышел в холл, чтобы попросить Мэри сделать ему чашечку кофе, замечая её у окна. Окликать не стал, делая два шага в том же направлении, бросая взгляд в окно, желая узнать, что так привлекло девушку. 
Тем временем Гэвин всё ещё пытался справиться с накатившими эмоциями. Это конечно не так, но почему-то было ощущение, что тщательно выстроенный идеальный мир в представлениях Рида был разрушен этим визитом к психологу. Он оказался не готов к подобному, рассчитывая на то, что как и остальные этот психолог сразу полезет копаться в прошлом и детстве, но нет. Мысли, предположения, догадки, всё смешалось в кучу и теперь вертелось в внутричерепном личном торнадо. Мужчина совершенно не узнавал самого себя. Ведь раньше ему было насрать на то, что там говорят эти мозгоправы, послал в пеший поход на три буквы и спокоен целый день. Ну как максимум обсудил с Тиной, вместе поржали и всё, а теперь? Что изменилось в его жизни, что мнение психолога оказалось важно настолько, что выбило Рида из колеи. Он не понимал, не видел и не хотел принимать того факта, что просто напросто переживает за возможность работать с Девятисотым. Возможность потерять его. Это честнее по отношению к нему и к себе. Неужели забота андроида о себе дала такой эффект, что Гэвин теперь тянется как ребёнок к более взрослому и интересному индивидууму? Это расстраивало. Но ещё больше расстраивали слова как самого Ричарда, так и Бэнкса, когда они обсуждали лишь необходимость поддержания здоровья человека, его грёбанного здоровья, в тонусе для дела. Не потому, что Девятка на самом деле понял, что значит "напарник". Не потому, что сумел разглядеть за шипами и грубостью одинокого человека, нуждавшегося в заботе, тепле и поддержке. Нет. Просто так нужно для дела. Просто так велит программа. Набор алгоритмов и приказов. Гэвину было херово, гадко и он не знал, как вернуть всё на круги своя, когда на всё и на всех плевать. Это намного проще и спокойнее для самого себя. Дыхание перехватывало спазмом горечи и каких-то разбитых ожиданий, хотелось выйти на улицу и просто орать во всё горло, чтобы избавиться от  всего этого психологического дерьма. Чтобы стать самим собой. Чтобы больше ни одна сука не смогла пробиться сквозь его линию обороны. Когда послышался звук открываемой двери в автомобиле, Рид захлопнул пасть и перестал вести себя как соплежуй, но остался лежать на руле с закрытыми глазами. Вот сейчас, сейчас.. Ещё минутку и всё придёт в норму, Гэвин на это надеялся. Он не хотел показывать андроиду, во что превратился после разговора с мозгоправом. Что расклеился и поистерил как маленький ребёнок, которому не купили на день рождения собаку, а торт сожрал человек с пропеллером в заднице. Пара минут это же совсем не долго, так ведь? Нужно было собрать себя в кучу и снова превратиться из кучи с дерьмом в детектива, пусть и на отдыхе, а ведь день начинался так здорово. Повторный хлопок двери справа заставил детектива моргнуть и выдохнуть. Задумываться о том, чем занят напарник Гэвин не хотел, не сейчас, даже после явного озноба, охватившего тело когда открылась его собственная дверь, мужчина не пошевелился. Всё произошло слишком быстро, его буквально вытащили из машины и.... Прижали к себе? Рид округлил глаза в ответ на этот жест, не рыпаясь, не пытаясь что-либо сказать или сопротивляться. К такому его жизнь не готовила явно. Крепкий охват чужих рук создавал иллюзию защищённости. Рид чувствовал древесный запах одеколона Ричарда, оставшийся на одежде, вдруг ощущая себя в безопасности, укрытым от проблем, забот и необходимости объясняться о мотивах собственного поступка. Это до ужаса странно, стоять и обниматься с андроидом. С мужиком. У всех на глазах. Но..в данный момент это было не так важно. Он хотел оттолкнуть, покрыть матом, мол какого хера ты творишь, жестянка долбанная, а вместо этого опустил голову напарнику на грудь, уткнувшись лбом. Вновь закрыл глаза, сжимая пальцами его одежду, глубоко вздыхая. Превращаясь из детектива в беззащитного, нуждающегося в присутствии и поддержке человека. Обычного, мать его, человека, без красных трусов и развивающегося плаща за спиной. Рид не понимал, какого хрена происходит и зачем сраные алгоритмы в голове Рича вынуждали его так делать, как это уже было сделано. Мозг метался в поисках истины, ведь слова и поступки напарника контрастировали, считать, что вот эти объятия всего лишь необходимость, дабы Гэвин не психовал и всё? Зачем это? Мужчина даже не понимал, для чего ему нужна эта истина, даже не допуская мысли, что возможно он что-то чувствует к андроиду. А вообще забавно получалось. Не сумев устроить свою личную жизнь с обычными людьми он как изгой переключился на андроидов, словно хватался за последнюю соломинку. Неудачник. Все знают, что он дерьмовый человек и не желают связываться, но что стало бы узнай они, что это фарс. Прикрытие, чтобы не прослыть неудачником? Ох, как же всё сложно. Гэвин не допускал мысли, что влюбился в андроида, не думал об этом как не думал и о том, какого рожна тогда испытывал тревогу за него, ревновал, когда явилась Хлоя, возбудился, в конце концов, кончив в собственном туалете вспоминая как приятны его прохладные прикосновения. Сейчас Рид ни о чём не думал и не хотел, просто закрыв глаза лишь самую малость прижался к напарнику, мало по малу успокаиваясь. Его после будут мучить мысли как смотреть ему в глаза после этого. Как бухтеть, чтобы держал язык за зубами о произошедшем. Как испытывать испанский стыд за то, что расклеился. Всё после. Всё потом уже.
Пальцы замёрзли, но этого мужчина даже не замечал, как не замечал и снега, мягкими мелкими хлопьями сыпавшегося им на головы словно благословение Господа и напоминание о грядущем празднике Рождества Христова. Постепенно эмоции начинали затихать, напряжение отпускало и Гэвин сумел нормально дышать, не считая глухие удары сердца, не удерживая его в себе. Вновь обрёл возможность говорить, негромко бросая:
- Я в порядке, - и хотя жутко не хотелось ничего менять, нужно было. Он заставил себя поднять взгляд на Девятисотого, испытывая дикое смущение, которое отпечаталось бы на щеках румянцем, не замёрзни Рид перед этим. До безоблачного или даже счастливого состояния ему очень далеко, но то, что сделал Ричард было огромной поддержкой и придало сил, - поехали отсюда? - В голосе слышалось смущение и с каждым произнесённым словом изо рта детектива вырывалось облачко пара. Ему стало правда легче, однако высказанные теории в кабинете Бэнкса надолго засядут в душе, Гэвин будет присматриваться, становясь подозрительным параноиком, ругая себя за то, что слишком быстро поверил каким-то своим внутренним желаниям. Он не мог сказать "спасибо" за эту поддержку, потому что был мудаком, но она много значит. Она показала, что его тушка может нуждаться в защите. Рид нахмурился и отстранился, наталкиваясь бедром на холодный остов машины, прикусив щёку с внутренней стороны, буквально сразу же почувствовав металлический привкус крови. Впереди предстояла дорога в несколько часов. Весёлой, как могла бы быть, она уже не станет, но и грозовые тучи уже не нависали над напарниками. Прежде чем держать путь в загородный дом, Гэвин заехал ещё в несколько магазинов, затарившись продуктами и самым нужным, по его мнению, барахлом. Также, пока Ричард не нависал из-за плеча, умудрился втихую купить кое-какие украшения для дома и ели, потому что Рождество без всего этого просто ещё один день в году, а должен быть сказкой, совсем как в детстве. Он ещё не знал, как вести себя с напарником, чтобы не показывать своего детского восторга и при этом провести вечер хорошо, но очень надеялся получить от себя ответ в ближайшее время. Дух Рождества должен витать в воздухе, а иначе зачем все старания. Настроение постепенно улучшалось, даже если осадок от встречи с психологом по-прежнему оставался, атмосфера праздника ощущалась повсюду, картину довершал мелкий снег, танцевавший в воздухе темнеющего неба. Улицы и дома украшены, изо всех динамиков доносится "Jingle Bells" в исполнения Фрэнка Синатры и колокольный перезвон, а Риду оставалось лишь заправить автомобиль на ближайшем заправочном комплексе и часа четыре до коттеджа.. Он надеялся на то, что по прошествии долгого времени, что они с братом не виделись, запасной ключ от входной двери всё также прятался в специально вмонтированном в стену отсеке, а уж с системой охраны он как-нибудь разберётся. Топливо почти под завяз, машин на дороге становилось всё меньше, Рид включил ненавязчивую музыку, что-то мыча едва слышно вроде как подпевая. Со всей этой вознёй у психолога он так и не сказал Ричарду о том, куда они едут, а теперь вроде бы как и повода нет что-то менять. Для андроида сейчас каждый праздник, каждое событие первое с момента активации, может быть ему будет это всё не понятно и не рационально, но почему собственно не попробовать побыть в отпуске. Сможет ли он, если это не заложено программой. В любом случае, Гэвин хотел, чтобы Ричард был рядом.
- Знаешь, а мне плевать. Оторвёмся на полную катушку, а они там в управлении пусть хоть загнутся с работой, - во время праздников уровень преступности в городе всегда заметно повышается. Всем этим маньякам, душевнобольным, психам и прочим уродам просто срывает крышу, все службы города переходят в решим повышенной готовности, но если управление считает, что Гэвин должен отдохнуть, то с чего Рид будет рвать жопу ради всего дерьма, лучше хоть раз в жизни отпраздновать Рождество как нормальный человек. Он не на долго заткнулся, собираясь с мыслями и уже начиная ощущать как прошлое наваливается на плечи с каждым пройденным километром, - давно я не был в нашем доме, - задумчиво протянул мужчина, высказывая собственные мысли вслух, - это были самые счастливые дни в моей жизни, надеюсь, что в загородном доме родителей тебе понравится, Рич, - Гэвин хмыкнул и взглянул на напарника. С чего вдруг он решил, что андроид сможет оценить уют и комфорт этого семейного гнезда, ели он всего лишь машина? Просто казалось, что за набором битов и байтов есть что-то ещё, Гэвин верил или хотел в это верить.

+3

16

Melodie  -  Florian Christl, The Modern String Quintet

Сделав такой рискованный шаг, РК900 однозначно не мог предсказать реакцию, однако в процентном соотношении больше всех была вероятность оказаться обруганным с головы до ног, получить порцию тычков и угроз отправить в утиль. Однако была и другая возможность, которая... которую он ждал сам того не зная, и детектив ответил на жест дружелюбия и заботы как мог бы ответить обычный человек в таком состоянии, доверившись. По-хорошему, Девятисотому, бережно поглаживавшему по спине Рида, следовало уже поймать пару десятков программных сбоев, но их не было, оставалось лишь подтверждение правильности выбранного алгоритма действия. Тогда в больнице, после отповеди Гэвина, дескать напарники друг за друга умирают, а не как ты, Девятка переписал свою программу, заменив главный императив, чего явно не задумывали "Киберлайф". Честно говоря, он даже сам не знал, что так было можно, просто сделал и все, обозначив этого сложного человека своей миссией, заботу о нем - смыслом собственного существования. Центром своего мира и, как показало проведенное с ним время, андроид не ошибся в своем радикальном выборе. Когда Аманда в  том злосчастном архиве хотела отправить машину по следам беглого РК800, вопреки необходимости позаботиться о раненном напарнике, Ричард был готов сделать все, что в его силах и еще немного больше, лишь бы детектив Рид выжил. Так что никакой хоть по уши в дипломах мозгоправ не сможет отобрать у него его человека, его напарника, его... друга. 
Утверждение о возвращении в личную норму мужчины было достаточно близко к правде, но отпускать его все равно не хотелось, хотя и пора бы, ведь человек явно замерз (а все потому, что шарфы не носит и перчатки - исправить). Смущенному взгляду зеленых глаз ответил спокойный темно-серый, словно грозовое небо над головой,  настолько далекий от опасно-стального или свинцово-холодного, как только может быть. Гэвина явно расстроило что-то из сказанного Бэнксом и самим Девятисотым, возможно это напоминание о том, что Девятка все же машина, пусть и разумная, способная на самообучение, но все же машина, а человеку нужен человек. Всегда нужен человек. Едва заметная улыбка стала печальной, однако сдаваться Ричард не собирался, он изменился не для того, чтобы отступать так просто.
- Конечно, детектив, как скажете, - взгляд невольно сполз на сорвавшееся с губ облачко пара, а потом, будто опомнившись, вновь вернулся к смущенной насыщенной зелени чужих [родных] глаз.
Отпускать из рук Гэвина не хотелось, казалось, что стоит разорвать контакт, то что-то завершиться, будет потерянно... однако человек замерз, а проводить отпуск с температурой где бы то ни было - не самая лучшая идея, так что андроид все же позволил мужчине отстраниться и сам пошел устраиваться на пассажирское сидение. Дальнейший путь они проделали молча, каждый думая о своем. Впрочем попутное посещение магазинов слегка разбавило тишину, ведь Рид не составил заранее списка продуктов, так что РК900 корректировал попытку сгрести все самое нездоровое в тележку буквально на ходу. А еще Ричард, когда они разминулись, зашел в отдел подарков, где придирчиво осмотрев дюжину зажигалок, выбрал ту, что была самой прочной. Зажигалка Зиппо не выглядела ни дорогой, ни статусной, зато сплав, как изучил Девятка, мог выдержать прямое попадание пули на среднем и дальнем расстоянии, спасая за счет себя жизнь владельцу при ношении в нагрудном кармане. Робот даже не задумался о напрашивающейся параллели с самим собой, пряча в карман  скромную коробочку. Приобретенный прямо на месте шарф несносный пластиковый засранец тут же напялил на напарника, укутывая его мерзлую шею теплой мягкой тканью, перчатки Девятисотый также невозмутимо запихнул в карманы ридовской куртки, напрочь игнорируя  попытки  человека бухтеть. Возможно это также посодействовало разбавлению обстановки, но Гэвин явно повеселел, что не могло не радовать.
Наконец, когда была пройдена большая часть пути, напарник все же решился озвучить место назначения, будто опасался, что РК900 откажется ехать и велит остановить  автомобиль, а тут уже куда подашься посередь трассы-то? Детектив вез его на праздник домой, туда, где было безопасно, где он был счастлив, вез праздновать Рождество, которое явно считал важным для себя. Забавно, можно было бы пошутить про эдакое опосредованное знакомство с родителями, если бы Девятисотый был знаком с подобной традицией ухаживаний. Увы, в социализации Девятка лишь едва поднялся со дна окончательного профанства, но ему хватило опыта общения с мужчиной, чтобы оценить оказанный уровень доверия.
- Не сомневаюсь, детектив,  - улыбнулся в ответ Ричард и поставил планшет на подзарядку, рассиживаясь в кресле совсем не так, как положено правильной машине, а расслабленно откидываясь на спинку и прикрывая глаза, уходя в режим энергосбережения, что человек бы назвал дремой, добавив вполголоса, - лишь бы присутствие  андроида не испортило ваших приятных воспоминаний.
Пусть Рид и выделял его по сравнению с остальными машинами, но все же это не меняло коренного отношения к остальным, и узнав, куда они направляются, Ричард опасался, что так сказать "не впишется в интерьер", а Гэвину может не хватить духу выставить его вон на праздник, что в свою очередь сломает Рождество им обоим. Напарник, разумеется, уже выказывал свое расположение к нему, но делиться той сокровенной частью жизни... не будет ли это для Рида, распаленного беседой с Бэнксом, слишком.. просто слишком подпускать  искусственный интеллект так близко.

Отредактировано RK900 (11.09.21 18:43:33)

+3

17

Заправочный комплекс, где остановились напарники, был последним островком человечности на долгие мили до загородного коттеджа четы Камски. Они всегда останавливались здесь, когда ехали отдыхать: набирали гору сладостей и чипсов, чтобы в дороге не было так скучно. Два с половиной часа по меркам человека это не так много, но мальчишкам всегда они казались вечностью. Гэвин сидел за рулём, уставившись в боковое окно, вспоминая прошлое, когда они с Элайджей вглядывались в темноту, изредка перебрасываясь словами. Тогда тоже шёл снег. Крупные белые хлопья медленно и тихо падали с неба, растворяясь в ночи. Их можно было видеть только перед светом фар, но воображение всегда могло дорисовать остальное образами где-то в глубине черепной коробки. Эл всегда копался в планшете, за редким исключением разбавляя поездку своими комментариями, иногда они с Гэвином дрались, вынуждая маму идти на крайние меры, грозить сыновьям отсутствием подарков от Санты. И пусть мальчики уже не верили в эти сказки про толстяка с мешком подарков, всё же это придавало свой шарм празднику. Рида выдёргивает из воспоминаний голос напарника, картинка перед глазами меняется, но ощущения ещё долго будут кружить вместе с мыслями не позволяя расслабиться. Он смерил андроида долгим внимательным взглядом, слегка помрачнев. Этот комментарий Девятисотого очень ему не понравился, возвращая в неприятный разговор с психологом. А ведь была уверенность в том, что всё пойдёт наперекосяк, так и случилось.
— Чтобы больше я этой херни не слышал, ты меня понял? - И ответ Риду был не нужен, это предупредильно-риторический вопрос, окунаться в который больше не хотелось. Даже воспоминания о походе к психологу приводили детектива в состояние тучи, мрачной, напряжённой, не хватало только молний в канун Рождества. Гэвин решительно повернул ключ в замке зажигания, однако мотор кашлянул пару раз и затих. От досады мужчина поджал губы повторяя манипуляцию, получая совершенно идентичный ответ от автомобиля. — Чёртов пылесос!- В сердцах ударяет кулаком по рулевому колесу и откидывается на спинку, чувствуя как злость закипает внутри. А ведь ещё утром казалось, что отпуск пройдёт словно в сказке, только кто сказал, что она будет со счастливым концом. Ему понадобилась пара минут, чтобы выдохнуть и попробовать снова, тихо под нос повторяя: "Давай, давай, давай", а когда мотор таки завёлся, Рид поддал газу, стараясь сдержать гнев. Какого хрена это корыто выпендривалось? Уже давно стоило его сменить, только Рид почему-то постоянно спускал эту мысль на тормозах, будучи преданным водителем своей детки. Пусть машина старая, зато надёжнее новомодных пластмассовых тазиков, а то, что не завелась, так это капризы, с кем не бывает. Прогрев мотор несколько минут, мужчина всё посматривал на андроида, удобно устроившегося на соседнем сиденье. — И хватит уже, задолбало вот это вот "детектив, детектив, детектив", блевану скоро, - Гэвин ворчал, но в его голосе не слышалось злости или раздражения, скорее за своей суровостью он пытался скрыть неловкость,— просто Гэвин, - произнося это мужчина отвернулся в окно, чувствуя как краска заливает скулы и мочки ушей, благо в салоне царил рассеянный свет и этого было не видно, — мы не на работе, так что оставь свой официоз, — после этого он кашлянул и переключил передачу, оставляя заправочный комплекс позади. Дабы заглушить собственные эмоции и не позволить Девятисотому развивать щекотливую тему, он включил магнитолу, настраивая её на одну из частот. Музыка заполнила салон автомобиля звуками, помогая Риду немного отвлечься от ощущений и забот, концентрируя внимание только лишь на дороге. Он устал и эмоционально измотан, однако уступить руль андроиду не мог, так как только он и Эл знали эту дорогу до коттеджа. Дорожное полотно уходило в даль, лентой петляя между деревьями, скрываясь где-то впереди. Лес обступил автомобиль совершенно внезапно, создавая живой тоннель для путников. Толстые многовековые стволы елей были занесены снегом, а если налетал сильный ветер, то с пушистых макушек падали целые охапки. Чем дольше Гэвин вёл автомобиль, тем сильнее шёл снегопад, создавая сказочное настроение, привнося какую-то странную лёгкость, очищая мысли от ненужного хлама и вороха проблем. Музыка уже давно ушла на задний план, отгораживая мужчину от всего, что так или иначе смогло бы испортить настроение, создавая вокруг вакуум. Воспоминания подгоняли вперёд, буквально вынуждали давить на педаль газа, пока на очередном повороте машину не занесло. Благо в этой глуши никогда не бывает плотного потока машин и из-за поворота никто не выскочил, иначе можно было бы разбиться насмерть. Риду пришлось осадить себя и проявить осторожность, ибо не хотелось так бесславно погибнуть, воткнувшись капотом в ствол дерева. Здешние места казались ему до боли знакомыми, они буквально дышали прошлым, как бы говоря, что до сих пор здесь так ничего и не изменилось. Освещение дороги на этом участке практически отсутствовало, дорога освещалась только дальним светом фар и в какой-то момент перед глазами начинало рябить. Гэвин лишь изредка смотрел на Ричарда, улыбаясь про себя его заботе. Перчатки и шарф ему определённо пригодятся, хотя сам Рид, даже понимая это, сам себе вряд ли купил бы. Руки слегка замёрзли, ведь в перчатках вести машину не очень удобно, но всего то и нужно, немного потерпеть и скоро уже они будут на месте. Родители покупали домик в расчёте на девственную красоту природы и удаление от всех населённых пунктов, чтобы действительно можно было отдохнуть от городского шума и суеты, побыть один на один с собой и природой. Стать, наконец, настоящей семьёй, отложив гаджеты в сторону. И нет, конечно же электричество в доме было, только бы генератор завёлся. Даже интернет временами пробивался, однако рассчитывать на то, что получится залипнуть в компьютере не приходится. Возможно Эл уже исправил это, понапичкав дом различными устройствами, но хотелось верить в то, что всё же хоть что-то осталось не тронутым. Гэвин помнил, что всякий раз, когда они приезжали, отец первым делом брался за топор и колол дрова для большого камина, чтобы потом, длинными вечерами греться у огня, слыша потрескивание рассохшегося дерева укрывшись пледом. Это согревало Рида на пути к дому. Он, сам себе не отдавая в этом отчёта, улыбался, сосредоточенно всматриваясь в заснеженную дорогу. Два с половиной часа пролетели почти незаметно, маленький указатель, наполовину занесённый налипшими снежинками Рид едва не проехал, пришлось сдавать назад, чтобы повернуть в правильном направлении. Здесь дорога была значительно хуже, её почти полностью занесло снегом и временами казалось, что они увязнут в нём окончательно. И чёрт бы с этим, да только как-то не улыбалось совсем пробиваться по рыхлому снегу с тяжёлыми сумками, но худшие опасения остались позади, когда Гэвин увидел чернеющий остов дома и массивный забор перед ним.
— Приехали,— негромко произносит мужчина после того, как выключил магнитолу. Тишина оглушала, а темнота позднего вечера в лесу казалась почти зловещей. Детектив не верил в происходившее и поэтому оставался в машине, молчаливо пялясь на огромный кусов воспоминаний из своего детства. С первого взгляда было видно, что одними дровами здесь не ограничиться. Для начала придётся расчистить дорогу для машины и к дому, а потом только колоть дрова, — я пойду открою, а ты загони машину, когда дам знак, хорошо? — Не дожидаясь ответа, Рид выскользнул из уютного салона, пробиваясь к багажнику, чтобы достать оттуда широкую совковую лопату для расчистки снега, ибо бросать свою старушку за калиткой он не собирался. Фары подсвечивали дорогу впереди и в этом плане было немного проще. Запирающий ворота замок оказался новым, что в принципе не удивительно, вопрос в том, как его открыть не имея ключа. Гэвин успел вспомнить брата, который очевидно хозяйничал здесь, но потом заметил панель для отпечатков ладони и решил приложиться, чем чёрт не шутит. Будет крайне неловко ехать в такую даль, чтобы поцеловав замок убраться восвояси. Рид приложил ладонь к гладкой поверхности, не особенно надеясь на успех, но сканер подтвердил распознавание глухим писком и индикатор замка сменился с красного на зелёный. Толкнув рукой дверь детектив оказался уже на территории коттеджа, опуская лопату вниз. Пришлось поработать немного, чтобы ворота смогли впустить автомобиль, дальше они вполне могли пробиться сами, а на досуге расчистить снег с дорожек.
— Рич, хватай сумки и пошли. Покажу тебе дом, — думая про себя, что эта обзорная экскурсия скорее нужна ему самому, чем напарнику. Сам же тоже взял столько сумок, сколько смог, с некоторым вдохновением почесав к дому. В прихожей кинул ношу и ушёл заводить генератор, однако, к великому удивлению, генератор теперь не требовался. Элайджа явно приложил к этому руку, превращая некогда загородный уютный коттедж в один массивный, но слишком бездушный дом. Просто дом, со всеми наворотами, что теперь их с отцом маленькие ритуалы и не нужны. Теперь не нужно заботиться о достаточном уровне топлива в генераторе и тащиться на самый чердак только ради того, чтобы отправить сообщение, поймав сеть. Не нужно ничего из родного и такого милого сердцем, поэтому обматерив грёбанный дом на чём свет стоит, выпустив пар, растерев горсть рыхлого снега о свою раскрасневшуюся от злости харю, мужчина вернулся в дом, — так, пошли, - он махнул рукой, уходя на просторную кухню, попутно рассказывая и показывая какие комнаты и для чего нужны. Сгрузив часть пакетов на необъятную столешницу, Рид перехватил удобнее с вещами и прочим барахлом, уходя вдоль по коридору на лестницу на второй этаж, — здесь у нас спальня, - коротко просветил Девятисотого, ставя его и свою сумку на широкую кровать. И только поняв, что его слова можно расценить двояко, быстро поправился, почесав затылок, — ну...их вообще несколько и..., если хочешь, можешь выбрать любую, - а после пулей вылетел в коридор, поспешно открывая остальные комнаты и демонстрируя ещё несколько спален таких же широких и комфортабельных как и предыдущая. Рид поймёт, если его напарник предпочтёт отдельную комнату, зато сам сможет ловить воспоминания прошлого в полной мере, ибо решил остановиться в той, в которой жил ещё ребёнком. Не смотря на то, что дом претерпел множество изменений в обустройстве и интерьере, всё же вдвойне приятно, что его личную комнату брат оставил практически нетронутой. Даже камин, о котором так долго мечтал Гэвин, с потрескивающей древесиной внутри, отошёл в прошлое, уступив место электронному и, откровенно говоря, Рид уже не знал как к этому следует относиться. С уверенностью сказать можно было лишь одно - это больше не тот уютный дом, каким был во времена его детства.
После краткого обзора по этажам они пошли дальше и в одной из комнат Гэвин чуть Богу душу не отдал, увидев чудовище, лишь отдалённо напоминавшее андроидов. Оно шевелилось, издавая негромкие звуки работы сервомоторов.
— Мать твою! - Вздрагивает мужчина отшатнувшись на Ричарда, уже схватившись за пистолет в кобуре. — Что это ещё за чудовище Франкенштейна? Нахер с пляжа, я с ним в одном доме ночевать не стану, - Гэвин схватил Девятисотого за запястье, потянув за собой дальше, передёргивая плечами от внезапного испуга, чтобы втихую как-нибудь выбросить это убожище на свалку. Лишь через некоторое время, когда экскурсия была окончена, заглянув во все комнаты, подземный гараж, сарай, туалет на участке и прочее-прочее, можно было облегчённо выдохнуть. Человек показал всё, что было и выдохнул.
— Здесь многое изменилось, - с некоторой печалью в голосе, но улыбкой на губах, сказал Рид, хлопнув себя ладонями по бёдрам, - но это, собственно, всё, что хотел показать. Предлагаю поужинать и спать, а завтра уже разобрать вещи и попробовать превратить этот памятник собственному ЧСВ в рождественский дом, что скажешь? - Гэвин взглянул на Ричарда с неким воодушевлением, словно приезд в родительский дом придал сил после эмоционально сложного дня.

Отредактировано Gavin Reed (14.09.21 00:56:57)

+3

18

Комментарий, в который РК900 вложил беспокойство об уместности своего присутствия на празднике жизни, был встречен достаточно жестко, словно задел Рида за живое, уколов в самое существо даже просто наличием подобной несуразной мысли. В ответе, разумеется утвердительном, мужчина не нуждался, тут же вскипев и выместив раздражение на  злосчастном автомобиле, решившем покапризничать и заглохнуть, хорошо, хоть на заправке, а не посреди леса глухого. В своей манере детектив разрешил сомнения Девятисотого от чего последний улыбнулся, в кой-то веки успокоившись, так что видимый Риду диод вновь сменил смятенно-желтый окрас на мирно-небесный.
Дышащее с виду на ладан корыто бегало весьма резво, так что не удивительно, что человек, у которого было не так много к чему привязаться, нежно сдувал пылинки со своего тарантаса, отвергая даже концепцию современных транспортных средств. Впрочем, на мнение окружающих вообще и Девятки на этот счет в частности Риду было глубоко насрать, именно потому комментарии относительно его "детки" андроид оставлял при себе, ибо бесполезно, да и зачем, разве что на новый конфликт нарываться. Вместо этого, услыхав продолжение уже после приключения с заглохшим двигателем, робот только шире улыбнулся, хмыкнув, все еще не торопясь открывать глаза.
- Тина должна мне двадцатку, она ставила на то, что ты взбесишься раньше... Гэвин, - заметил Девятка, растягивая немного гласные в имени своего человека, словно пробуя  это новое обращение на вкус, - когда мы сидели у операционной, после того происшествия... в архиве... офицер Чен посчитала  возможным немного разрядить обстановку шутливым спором. Она опасалась, что вы...ты не выживешь из-за новых повреждений. Она...я опасался, что опоздал.
Открыв глаза, Ричард повернул голову, глянув на напарника в упор, он все еще сбивался с непривычного и какого-то очень личного "ты" на устоявшееся и немного отстраненное, вроде как на безопасное расстояние, где можно ошибаться, "вы", пока делился этими воспоминаниями, своими мыслями и чувствами? Нет, просто анализом ситуации.
- Благо ваш организм оказался достаточно крепким, чтобы справиться, но впредь настоятельно прошу в... тебя быть осторожнее. Я не гребаный святой дух, чтобы поспевать везде и всюду.
В религии механический детектив разбирался так же как в социализации, то есть примерно никак, потому даже не заметил, как перепутал термины,  имея в виду заботу ангела-хранителя, но по собственной неграмотности в теологии использовал для примера совершенно другую сущность, впрочем, так или иначе, судя по взгляду мужчины, мысль была донесена и воспринята. Хотя, возможно, его больше удивило разбавление речи обсценной лексикой, впрочем, общаться с Ридом и не понахвататься - это надо еще постараться, особенно если подобная подача позволяет  прояснить доходчивее. Дальнейший путь они проделали под  звуки магнитолы, каждый думая о своем, или скорее стараясь наоборот медитативно ни о чем не думать.
Losing My Religion- R.E.M.
Вот только это человек так может - оставить музыку фоном, как приятный раздражитель, и сконцентрироваться на другом, машина же сперва пытался анализировать текст, смысловую нагрузку, мелодию, темп, ритм, а потом не без удивления обнаружил, что некоторые песни ему нравятся (?) - именно так можно было объяснить совпадение тональных вибраций с частотой вибраций его собственных систем.  Мотор урчал, снег валил, деревья отграничивали пустую трассу от остального мира, оставляя только дорогу, раннюю темноту, мелодию и дыхание человека рядом, успокаивая  ровным пульсом детектива Гэвина Рида.  У андроида не было никаких ожиданий, эта поездка стала для него очередным приключением, для разнообразия вроде как приятным. Просека сквозь лес от шоссе упиралась в массивный высокий забор, за которым виднелось внушительное здание.
Заметенная дорога намекала, что Элайджа Камски последний раз посещал  дом родителей тоже давненько. Мужчина выскользнул наружу, прихватив лопату, оставив  андроида в машине, хотя практичнее было бы позволить  сделать физическую работу тому, кто не уставал, но перечить  напарнику робот желания в себе не нашел, потому послушно завел  автомобиль на территорию. Ну хотя бы в багажнике оставил больше сумок, захватив обе с заднего сидения. Сгрузив временно все в монументальной прихожей, детективы никуда не двинулись, потому как оказалось, что воспоминания не совпали с существующей реальностью - дом был капитально перестроен, став больше и технологичнее, так что экскурсия отменялась. По крайней мере расположение помещений более менее соответствовали ранее бывшему плану, так что кухню они таки нашли и загрузили припасы в холодильник, рассовали по шкафчикам, заполняя пустующее пространство признаками жизни.
Едва только андроид успел захлопнуть дверцу морозильника, как мужчина уже, подхватив обе большие сумки со шмотками, резво припустился на второй этаж, зарулив в одну из спален. В этой комнате было что-то не вписывавшееся в общий настрой вычурной роскоши и монументальности, видимо это была комната Гэвина. То, что напарник неосознанно привел его в это помещение определив его для двоих было... приятно. Осмотрев из вежливости остальные комнаты, Девятисотый позакрывал  распахнутые Ридом двери и, вернувшись в изначальную, демонстративно скинул черно-белый пиджак на банкетку.
- Меня вполне устроит эта, - машина расстегнул верхнюю пуговичку воротника своей черной рубашки, а после и рукава завернул до локтей, словно  обозначил переход в отпускное состояние таким неофициальным, едва ли непотребным, по мнению самого Девятки, видом, став куда более похожим на человека, а проскользившая по волосам пятерня окончательно порушила вылизанный, закованный в рамки как в латы образ, слегка растрепав идеальную прическу.
Менять дислокацию для перехода в энергосберегающий режим Ричард посчитал непрактичным: они уже полтора месяца спят вместе, то есть фактически соседствуют на кровати, при этом Рид стал куда лучше высыпаться и его гораздо реже мучили кошмары; а еще в этом было что-то особенное, держать его в руках, слушать ритм сердца и спокойное дыхание, ведь во сне человек беззащитен. Гэвин доверился в этом напарнику, так что андроид не смог найти никаких объективных причин корректировать такое положение вещей.
Следующей остановкой оказалась одна из двух гостиных, в которой стояло... нечто, способное  напугать даже такого бравого детектива, как его напарник. Конечно, падать бесчувственно в загребущие лапы робота Рид аки кисейная барышня не собирался, однако своей мнение и крамольные мысли в отношении находки выразил весьма ярко.
- Не думаю, что твой брат оценит положительно, если мы выбросим музейный экспонат начала восемнадцатого века, - свободной от цепких пальцев Рида рукой андроид закрыл дверь в комнату, - предлагаю просто не ходить в эту гостиную, автоматон не может перемещаться сам и никуда отсюда не денется.
Излазив дом вдоль и поперек, они наконец вернулись на кухню, которая теперь, как и комната Рида, создавала впечатление обжитого помещения.
- Согласен. У тебя есть пятнадцать минут переодеться в домашнее, пока я погрею в духовке пиццу и заварю чай. И не надо так смотреть, этот дом еще недостаточно рождественский для глинтвейна, а ты  замерз, так что холодное пиво будет лишним.
РК900 мог быть непреклонным как айсберг, о который разбился "Титаник", так что детективу оставалось ворчать об изверге-напарнике и подчиниться. Духовка благо не работала на ядерной тяге, так что разобрался с ней Девятисотый быстро; порыскав в шкафчиках, обнаружил заварной чайник, попутно поставил обычный и щелкнул кнопкой. Заварив черный листовой чай, робот приготовил чашку, достал из холодильника баночку меда, упаковку молотой корицы и бутылку молока. Когда Гэвин вернулся, на стойке напротив высокого стула с бархатистой обивкой, стоял поднос, на котором на большой тарелке исходили паром горячие ломти пиццы, хромировано поблескивали нож и вилка, а рядом разместилась большая кружка чая с молоком и корицей, подслащенного медом. Девятка же опирался бедром о кухонную тумбочку и, скрестив руки на груди, выглядел вполне довольным проделанной работой.

+3

19

- Чай? - Гэвин с недоверием и сомнением смотрел на Девятисотого, в глазах явно читалось: "Это после всего того, что с нами (или между нами) было?". Пожалуй, что чай это самое последнее, чего сейчас хотелось, однако с андроидом спорить было бесполезно. Он с лёгкостью объяснил свою позицию и Гэвин не нашёлся, что возразить. Подняв руки, на манер "всё, сдаюсь", развернулся на каблуках и вышел из кухни. Этот день был действительно сложным во всех планах, а алкоголь хоть и снимает стресс, но последствия могут быть плачевными, если применять его каждый раз. Так и спиться не долго, а становиться вторым Андерсоном он как-то не планировал. У лестницы на второй этаж Рид остановился и, уже цепляясь за перила, взглянул в сторону той самой гостиной, где Эл оставил своё чудовище. Может быть выбросить его, пока никто не видит? Ну правда, этот кошмар пугал Рида, вызывая праведный гнев как способ самозащиты. Плевать, что он восемнадцатого века, да хоть от сотворения мира, он страшный! Не то, чтобы это была подлянка специально для брата, нет, за эти долгие годы зависть к брату и его успешности обрела иные очертания, отходя на второй план, просто мужчине и в самом деле не хотелось знать, что в доме есть такой робот. Мало ли, на что тот способен, тут к Ричу привыкал долго, так он... Гэвин оборвал мысли, выходящие за рамки приемлемого для себя, тряхнул головой и поднялся на верх, переступая через одну-две ступени. Всё же, не смотря на значительную реконструкцию и расширение дома, было приятно сюда вернуться. Голова полнилась воспоминаниями, от каждого прикосновения к предметам в собственной комнате. Душу наполняла какая-то необъяснимая детская радость, словно приезд сюда обернулся путешествием в прошлое, когда у него были совершенно иные, детские, проблемы и заботы, когда они с Элом ещё не были столь далеки друг от друга. Гэвин хлопнул дверью, падая на широкую кровать, некогда казавшуюся необъятной, раскинув руки в стороны. На губах застыла самая обычная улыбка. "Как приятно, вновь сюда вернуться!". Он слышал отдалённые звуки, доносившиеся с первого этажа, где хлопотал Ричард, но почему-то казалось, что вот-вот и мама позовёт его ужинать. Это были действительно счастливые годы, счастливые мгновения детства. Хотелось лежать бесконечно долго и никуда не ходить, но урчащий желудок требовал еды и детективу пришлось заставить себя оторваться от кровати, принимая вертикальное положение. Он взглянул на стоявшие на краю сумки и усмехнулся, вспоминая слова Ричарда о том, что они с Тиной поспорили. Значит пока он там умирал, они делали ставки, вот паршивцы. Возможно это совершенно не заметно для самого себя, но Рид стал чаще улыбаться и заметно спокойнее относиться ко многим вещам. Наверное. Скинув куртку и толстовку, он решил, что ещё успеет принять душ. В сумке как обычно все вещи свёрнуты одним сплошным комом, но выудить сменное бельё и домашнию штаны с футболкой всё же удалось. Дом ещё не скоро прогреется, поэтому будет совсем не лишним надеть сверху ещё что-нибудь тёплое, то ли дело Рич, для которого вся эта одежда вообще не играет роли по сути своей. Взгляд задержался на сумке напарника немного дольше, чем следовало, было приятно осознавать, что он останется рядом даже тогда, когда рёбра срослись и уже по сути не требуется спать вместе. Шмыгнув носом, детектив поднялся с кровати и скрылся за дверью ванной комнаты, включая погорячее воду. Рич оказался прав, он замёр настолько, что теперь был готов простоять под горячей водой целую вечность, согреваясь в упругих хлёстких струях, когда стенки душевой кабины плотно окутало густым паром. Вода позволяла очистить разум от посторонних мыслей, успокоить нервы и придать сил. Не важно какая: холодная или горячая, важно, что это действительно работало. Но не с Гэвином. Для него подобные моменты были, своего рода, возможностью обдумать реальное положение дел, проанализировать и разложить по полкам собственного сознания все факты и образы, выработать стратегию и определить дальнейшие шаги на пути к цели. Однако сейчас, будучи отстранённым от работы больше полутора месяцев единственное, о чём получалось думать - напарник. Ведь именно с ним бок о бок они провели всё это время. Именно он помогал и поддерживал, когда Рид нуждался в этом, успокаивал ночами, когда душили кошмары, научил видеть свои плюсы в полезной пище и длинным прогулкам. Был рядом всегда, спасая его жизнь не единожды. Мог ли он когда-нибудь предположить, что такое вообще будет? Вряд ли. Возможно Эл сделал большое дело, создав андроидов, но он же и едва не угробил всю страну. Гэвин не злился на брата, уже нет. Однако раздражение всё равно останется. Чёртов гений.
Рид выдыхает, упираясь ладонями в стену, позволяя струям воды барабанить по плечам и спине. Кожа уже давно стала розовой, но всё равно, это чертовски приятно, наслаждаться теплом. В голове вновь возник образ Девятисотого, переходящего в "домашний" режим, расстегнув верхнюю пуговицу рубашки, подкатив рукава до локтей и избавившись, наконец, от своей идеальной причёски, проведя пятернёй по волосам. Гэвин не понимал, почему эти обыденные, ничего не значившие детали так...возбуждали(?). Ведь женщины тоже могли красиво и медленно раздеваться, оглаживать себя и вытворять такие штучки, от которых взыграет внутри всё, что только можно, но подобного эффекта не было. А Рич, он словно знал об этой слабости человека, видел его реакцию, сканируя сердцебиение и пользовался. Но зачем? Довольно быстро стало понятно, что чем дольше Рид думает об этом, тем хуже. Он закрывает глаза и подставляет лицо под воду, стараясь прогнать образы и успокоить себя, списывая всё на длительно отсутствие секса. Откровенно говоря, счёт времени потерялся уже давно, а выходить по-прежнему не хотелось, но надо было. Обтеревшись полотенцем и натянув на немного влажную ещё кожу домашнюю одежду, Рид оставляет на мокрых волосах полотенце и спускается вниз. Он терпеть не любил тапки, поэтому носки стали отличной альтернативой им. Встретившись взглядом с самодовольным Девятисотым, мужчина переводит взгляд на приготовленную еду и садится на высокий барный стул, осматривая свой ужин. Было непривычно слышать обращение к себе по имени и на "ты", но человека и андроида связывали слишком многое, чтобы продолжать эту игру в официоз. Уж лучше начинать привыкать к более близкому общению. Глядя на Рича Гэвин невольно прокручивал в голове его слова, произнесённые в машине, когда они петляли между деревьев. Такое нельзя просто выбросить из памяти, во всяком случае у него не получалось. "Опасался, что опоздал..", слова эхом прокатились в мыслях, оседая в глубине души приятным ощущением заботы и тревоге о его тушке. Конечно Гэвин никак не показал отношения к этим словам в машине, намеренно не обращая внимания и на то, как мило и неловко андроид сбивался в своей речи с "ты" на "вы" и обратно, ему нравилось это. Нравилось звучание собственного имени в бархатном голосе напарника, как выделял он имя, расставляя препинания. Нравилась эта его улыбка, когда сдержанная и осторожная, а когда и такая как сейчас, довольная. Неприятные ощущения от общения с психологом окончательно затёрлись в прошлом, потому что книги книгами, а настоящую жизнь они собой никогда не заменят. Настоящие живые эмоции и взаимоотношения. Гэвин был расслаблен горячим душем и в целом доволен, что они всё же приехали сюда вместо того, чтобы весь месяц дышать городским смогом и смотреть новости по ящику.
- Тебе тоже нужно сменить эту униформу на что-то неофициальное, - Рид скосил взгляд на Ричарда, подхватывая ломтик пиццы за края, сгибая начинкой внутрь с удовольствием откусывая кусок. Он совершенно не учёл того факта, что она горячая, поэтому обжёгся, округляя глаза, втягивая через рот прохладный воздух. Кажется, он что-то ещё бухтел по привычке, но продолжал уплетать кусок за куском без использования столовых приборов. По-варварски, пачкаясь в соке и кетчупе, роняя на поднос и стойку крошки. Чай мужчина только лишь пригубил, сразу решив, что лучше будет всё же сначала поесть, а потом уже заполировать сладким чаем ужин. Приезд сюда после стольких лет был сам по себе невероятен, воспоминания будоражили подсознания а снег, тихо падавший крупными хлопьями за окнами и тишина казались и вовсе не реальными. Гэвин был счастлив и с этим трудно спорить, энергия, взявшаяся непонятно откуда, переполняла его и казалось, что спать совершенно не хочется. Что можно сделать кучу дел, а за одно вспомнить, как это было раньше, ведь он не всегда был таким придурком, ему не чужды обычные человеческие эмоции, просто разучился их показывать, - раз мы в отпуске, значит никаких киберлайфовских примочек, - пару кусков просто уже не влезало, Рид слишком быстро закинулся пиццей и теперь чувствовал, что наелся до отвала, отодвигая от себя остатки. Чай уже тоже не хотелось, но оказался не лишним, помогая протолкнуть все то, что успел запихнуть в рот, но не проглотить. Ему требовались все эти мелочи, чтобы восполнить пробелы эмоционального напряжения, задушить царапающиеся в душе сомнения. Залпом допивая остатки, Рид ополаскивает чашку и слегка прибирает последствия ужина. И вот тут наступает тот самый момент, когда он банально не знает, чем заняться. В отпуске Гэвин не был очень давно, поэтому понятия не имел, что в нём делать. Больничный совсем другое дело. Реабилитация требует усилий и ежедневных занятий, а вот как быть с появившимся свободным временем когда абсолютно здоров он не знал, останавливаясь в паре шагов от андроида, сложив руки на груди.
- Понятия не имею, что теперь делать со всем этим свободным временем, - пожимает плечами, не смотря Ричу в глаза, - отпуск это не для меня. - Короткий вздох и молчание. Гэвин как-то потерялся во всех этих событиях и довольно быстро растерял запал, переходя в режим ленивца. - Пошли покажу, куда свои вещи складывать. Шкаф хоть и не сильно большой, но места хватит обоим, - он кивнул, увлекая напарника за собой, подавив на ходу зевок. В комнате ощущался слабый запах шампуня из-за неплотно закрытой двери в ванную комнату. Тут же на постели валялась одежда, в которой Рид приехал и банное полотенце, которые тут же он сгрёб в одну кучу. Это не так важно в данный момент. - Так, - детектив подошёл к платяному шкафу, открывая створки, - у тебя не так много барахла, поэтому выбирай любую полку. Э..., - он немного замялся, так как едва не ляпнул о ванных принадлежностях, которые андроиду ни к чему, - в общем располагайся, а потом уже я, - с этими словами падает поверх одеяла на кровать, прикрывая глаза. Теперь усталость чувствовалась реально, затормаживая детектива, приковывая к кровати.- Знаешь, тут круто не только зимой, но и летом. И вокруг ни души, хоть голым бегай и ори благим матом, только живность распугать можно голым задом. Тут вечно кто-то шарится по округе. Помню как однажды едва не подох из-за этого. Кубарем катился вниз по склону, ободрал себе всё, что только можно, разодрал новые шорты, все были в шоке, когда я заявился домой весь в кровище, потом попал под домашний арест, но меня это не остановило конечно же. А носом об перила когда долбанулся, искры из глаз в разные стороны так и сыпались, думал сломал нахер, - Гэвин усмехнулся, вспоминая это событие из далёкого прошлого, непроизвольно касаясь пальцем  лица, - зимой едва не отхерачил себе пальцы на ногах, когда решил, что справлюсь с бензопилой в отцовском гараже. Страшно было потом до усрачки. - Гэвин забыл о том, что хотел убрать полотенце, обхватив его в ностальгическом порыве. - Я плохо влиял на Эла в детстве. - Хохотнул.- Теперь влияю на тебя. Не страшно со мной находиться после этого? - Он перевёл взгляд на андроида, прикрывая зевок рукой. 

Отредактировано Gavin Reed (16.09.21 15:50:31)

+2

20

Проигнорировав сервировку столовых приборов, Гэвин сгреб ломоть руками, капая соусом и раскидывая крошки, закатив глаза от такого варварства, РК900 выудил стопку салфеток и положил перед детективом, чтобы тот привел себя в цивилизованный вид, перестав косплеить неандертальца и прочую дикую тварь из дикого леса.
- Отправить домой хочешь? - вскинул бровь андроид и плавно взмахнул кистью указывая на всего себя. - Я и есть одна большая ходячая киберлайфовская примочка, Гэвин.
При этом было очевидно - робот шутил и не скрывал этого, словно окончательно растерял суровость, перейдя в домашний режим, или все дело в оценившем его старания Риде, уплетавшим пиццу за обе щеки. Уборку после трапезы они завершили вдвоем, расставляя помытую посуду в шкафчик и смахивая крошки мусорку, словно так было всегда, а не последние пару-тройку недель, когда мужчине по медицинским показателям было уже разрешено нагружать себя разного рода активностью.
- Тогда тебе повезло, - непреминул заметить механический напарник, - поскольку я уже набросал базовый план деятельности на предстоящее время. К тому же, тебе следует подготовиться к сдаче нормативов - это я тоже включил в список.
Полюбовавшись лицом детектива, на котором буквально отображалось: "мой напарник - самодовольный говнюк", Девятисотый лишь улыбнулся, не намереваясь спорить со столь нелестной характеристикой, ведь Гэвин не всерьез и сам все понимает, к тому же надо, значит надо, но не сегодня.
Направившись следом за мужчиной, андроид вернулся в спальню и раскрыл большую сумку, порывшись в аккуратно сложенных вещах. Компактно-упакованное пальто следовало бы повесить в прихожей на крючок, но тащиться туда не хотелось от слова совсем, будто разумная машина заразился ленностью своего человека в это вечернее время, так что разбор сумки решено было оставить на утро, а сейчас он выудил домашние штаны и футболку с весьма хулиганской надписью "fuck the police", которую можно считать едва ли не символом перехода их взаимоотношений в более мирное и дружелюбное русло.
Слушая воспоминания, коими щедро делился напарник, уставившийся мечтательно в потолок, замедленно жмурившийся, как сонный кот, и обнимавшийся с влажным полотенцем, Девятисотый успел уже переодеть джинсы, сменив на мягкие домашние брюки и, педантично сложив оные четкими линиями, водрузить форменную черную ткань на одну из выделенных полочек. Рубашка заняла свое место в соседнем отделении на вешалке, куртку он принципиально оставил беспечно валяться на банкетке.
- Так ты получил шрам на носу? - поинтересовался Девятка, не отвлекаясь от процесса напяливания футболки, светя голым торсом с несколькими разбросанными по коже веснушками и едва заметной окружностью границ тириумного насоса в районе диафрагмы.
-Я разумная машина, детектив Рид, - пафосно изрек Ричард, одергивая подол, - мне неведом страх, - отобрав у  Гэвина полотенце, бросил его на составленные на пол сумки и, преодолев парой шагов скромное расстояние, щелкнул выключателем, погружая помещение во тьму, следом были задернуты шторы и лишь тогда андроид забрался  в постель, скрипнувшую пружинами под его весом. Осторожные, но сильные руки привычно сгребли детектива к себе поближе и, понизив голос до шепота,  напарник добавил уже куда серьезнее, словно признаваясь в уязвимости, имя которой Гэвин Рид:
- Почти неведом.
Утром, как обычно, он вышел из режима гибернации гораздо раньше мужчины и, немного понаблюдав за спокойно спящим человеком, все же аккуратно выпутался из его конечностей, обхвативших робота будто осьминожка, и выбрался из постели. Разобрав свою и его сумку, рассовав одежду по полочкам и развесив на вешалках, РК900 направился в ванную, где повесил полотенце Гэвина на сушилку, заодно отправив  свою форменную одежку и шмотки, в которых приехал напарник, в стирку, благо со схемами работы стиральных машин уже успел ознакомиться в прачечных. Зря  мужчина предположил, что роботу вообще не требуются водные процедуры, ведь от следов пороха, крови (чужой) и грязи он тоже не был застрахован, просто не афишировал. Выставленный на полочку гель для душа с еле заметным запахом белого чая вторил предпочитаемой свеже-древесно-пряной гамме. Подставляясь под горячие струи, Девятисотый прикидывал план действий на день, попутно составляя меню и размышляя заодно о том недолгом в общем-то пути, который они с Гэвином прошли, вынужденно притираясь друг к другу, а потом уже вроде как привыкли и менять что-то казалось напрасной тратой усилий.
Продолжая бесшумно перемещаться стелющимся шагом по дому, после душа андроид наконец повесил многострадальное пальто в прихожей, а на кухне принялся колдовать над кофеваркой. Горячие бутерброды с яйцом, ветчиной и сыром он успеет сделать, пока напарник будет приводить себя в порядок, а первую, ставшую традиционной для выходного дня, чашку кофе в постель никто не отменял. Кроме того, замотавшийся вчера Рид очевидно забыл выключить будильник на телефоне, так что Девятка отключил намеревавшийся разразиться благим матом звонок и поставил на прикроватную тумбочку  большую кружку ароматного свежесваренного кофе.
-Доброе утро, Гэвин.
Пауза перед обращением по имени получалась чуть больше, чем обычно, будто андроид интонационно расставлял очевидные запятые. Распахнув шторы, он обернулся к напарнику и, сложив руки на груди, поинтересовался:
- Можно личный вопрос?
Слегка склонив голову к плечу, хитрожопая жестянка полюбовался как сонный взъерошенный детектив дважды поменялся в лице, почему-то краснея, и завершил свою мысль.
- Я провел исследование, судя по ряду статей, существует устоявшаяся традиция изготавливать рождественское печение якобы для угощения так называемого Санты - воплощения рождественских суеверных верований. Твоя мама пекла печенье?

Отредактировано RK900 (22.09.21 10:50:07)

+1

21

Гэвин что-то увлёкся. Слишком сильно увлёкся теми воспоминаниями, которые можно назвать счастливыми, детскими. Увлёкся им, стоявшим прямо перед кроватью андроидом, аккуратно рассовывающим одежду по полкам. Настолько сильно, что уже не замечал различий между машиной и человеком. Слова Троя Бэнкса по-прежнему сидели где-то в глубине, протяжно подавая вой как только выдавался удачный шанс, однако Гэвин поспешно отметал даже малейшую возможность усомниться. Он понятия не имел каким образом им двоим удалось ужиться и сработаться, хлебнув крови и неприятностей, но в этот момент, лёжа на кровати в родительском загородном доме ощущал себя защищённым. Это ощущение навевалось отнюдь не стенами и не обстановкой. Не возможностями Девятисотого как детектива нового поколения, а тем доверием. Пожалуй впервые в своей жизни Рид доверял не только свою жизнь кому-то кроме себя и знал, что его не предадут. Он мог смотреть на напарника, борясь с подступавшими смутными желаниями, в которых не может признаться даже сам себе. Слушать его бархатный голос, замечать ускользающую улыбку, когда якобы никто не смотрит и чувствовать спокойствие. Ричард, сам того не понимая, стал для детектива оплотом спокойствия и уверенности, надеждой на то, что не всё так безнадёжно в его жизни. Что он может не прятаться за щитом гнева и высокомерия и хоть изредка быть простым человеком, не чуждым простого тепла. Конечно, едкие словечки, убийственные взгляды, сарказм и приступы гнева никуда не денутся, вот только теперь всё значительно проще. За Ричарда Рид мог заступаться пока пупок не надорвётся от усердия, потому что именно он - машина, позволил почувствовать себя смертным. Просто человеком, которому иногда нужна помощь и поддержка другого. Время от времени взгляд детектива блуждал по комнате, скользя по предметам из прошлого. Трудно не заметить то, как переодевается напарник, запнувшись на полуслове, поспешно отводя взгляд, накручивая полотенце на руку. Иногда после таких вот моментов Гэвин ощущал дичайшее смущение, будто теперь весь мир узнает, что он засмотрелся на андроида, мужика и теперь станут тыкать пальцем. Ему и самому подобные мысли казались дикими, ведь за всю вою жизнь он ни разу не смотрел на мужиков как-то иначе, вкладывая в слова и взгляды иную подоплёку. Не считал себя одним из сладких мальчиков и к тому же имел неоднократные связи с женщинами. И это отнюдь не для отвода глаз, Гэвину действительно нравились женщины! "Но что, если вдруг появится кто-то, кого ты полюбишь всем сердцем и тебе будет абсолютно плевать на расу, пол, цвет кожи, возраст? Откажешься от любви и счастья только ради предрассудков и стереотипов?", нашептывал внутренний голос. У детектива не было ответа на этот вопрос, потому что до знакомства с Девятисотым Рид вообще сомневался, что "любовь и счастье" это про него, а теперь был не уверен. Мужчина молчит, наблюдая за андроидом, расставаясь с полотенцем настолько легко, словно только и ждал, пока Ричард его заберёт.
- Нет, шрам это долгая история. - Усмехается на ответ, заложив одну руку за голову, оттопыривая нижнюю губу и вздыхая, пока Рич задёргивал шторы, чтобы никто не подсматривал и выключал свет. На мгновение темнота ослепила и в тишине стало слышно как скрипнули пружины где-то совсем рядом. Они так давно спят вместе, что уже иначе как-то и не представить. "Спим вместе. Спим...вместе", чем чаще прокручивал в голове эти слова, тем невероятнее они казались, но стоило рукам коснуться собственных плеч Рид даже сопротивляться не стал, лишь чувствуя как вновь становится неловко. И вместе с тем он устроился рядом с улыбкой на губах, стараясь рассмотреть черты идеального лица. Усталость и сонливость набирали обороты, но перед тем, как окончательно сдаться во власть Морфея, всё же ткнул пальцем андроида в бок.
- Эй, если не прекратишь меня так называть я..., - на мгновение Рид затыкается в поисках подходящего слова, - я что-нибудь сделаю, точно. Мы спим вместе, чёрт возьми! Это тебе не просто так, - Гэвин заткнулся, когда понял, что итак болтает лишнего. Насупился, но не успел как следует разозлиться, потому что сон окончательно взял верх, погружая человека в бессознательную пустоту, в которой опять практически ничего не снилось. Во всяком случае разобрать конкретики не удавалось, образы, запахи и силуэты смешались, по краю сознания шелестела тревога, ведь от привычки подниматься в самую рань на работу никто не застрахован и тело уже подсознательно ожидает командного свистка, но его не последовало. Сон Гэвина уже перешёл в стадию поверхностного, вот-вот веки дрогнут и он откроет глаза, однако куда приятнее делать это под приятный голос Ричарда.
Рид потянулся в кровати и нахлобучил одеяло сильнее на голову, намереваясь ещё полежать.
- Чёрт, - проворчал Рид, пытаясь зарыться в подушки, закрыться руками только лишь бы вновь обрести благословенную темноту, но разве скрыться от такого пробуждения? Запах приятного терпкого кофе. Мужчина потёр глаза, зевая, - в такую рань, Рич, выключи свой электровеник, - помятый и всклокоченный, Гэвин приподнялся над подушками, упираясь затылком в спинку кровати, роняя руки на одеяло и ещё щурясь, посмотрел на андроида,- что за вопрос, выкладывай? - Собственно, ждать не пришлось, печенье испечённое собственными руками...Гэвину на мгновение показалось, что он уже чувствует пряный запах по всему дому. Сам  он печенье никогда не делал и даже не думал в этом направлении, но всегда не против отведать, если кто-то другой сподобится. Взгляд Рида замирает на чашке, прежде чем пальцы прочно обхватили горячую керамику.
- Очень редко. Они с отцом всегда были слишком заняты на работе, поэтому чаще просто заказывали его доставку, - вряд ли их можно было винить в этом, Эл и он никогда ни в чём не нуждались и ради этого им приходилось вкалывать. А родная... Гэвин тогда был слишком маленьким, чтобы помнить каждое Рождество, но кажется печенье там было, - зачем тебе это? Хочешь для Санты угощение состряпать? Лично на меня рассчитывать не стоит, я и кухня понятия не совместимые ни разу, - опустив нос в чашку, Рид втянул носом запах, согреваясь внутренне от каждого глотка. Естественно не обошлось без чертыханий, ибо как обычно поторопился и обжёгся. Он взглянул на телефон, чтобы узнать который час. - А ты чего это подорвался ни свет ни заря? Отпуск на то и отпуск, чтобы валяться в постели пока задница плоская не станет, - с другой стороны, каждый день будет намного дольше и насыщеннее, если начинать его не в два часа после полудня. Ещё дом украшать и ёлку наряжать, а это быстро не происходит, - вот ты неугомонный.- Качает головой, откидывая ком одеяла в сторону и спуская ноги на пол, Рид почти проснулся, ещё допивая кофе. Это уже почти вошло в традицию, приятную традицию. - Наш ждут великие дела, да? - Зевает вперемешку с попытками выговорить каждое слово. Подтягивает сползшие штаны, зарываясь в шкафу в поисках собственной одежды, в которой не позорищно будет разгуливать по дому.

+1

22

До Рождества девять дней и что делает передовая киберлайфовская машина? Может исследует улики или проводит задержания? О нет, он ищет в сети рецепты имбирного печенья, бездарно в общем-то растрачивая собственные ресурсы, однако андроид хотел, чтобы этот праздник был для Рида особенным, так что в напрасной растрате сил себя упорно не уличал, продолжа гнуть свою линию. Попытавшись поразмыслить, почему же так важно, чтобы этот ежегодный праздник был настоящим, Девятисотый уперся в отсутствие логической причины, лишь смутное ощущение говорило, что так нужно и правильно. Возможно именно это люди звали инстинктом, а Девятка основывался на психологическом портрете напарника и наблюдении за ним же. Смутное ощущение не поддавалось явному анализу, но и не мешало по большому счету, хотя именно им были вызваны те особые моменты: чуть дольше, чуть ближе, чуть... ярче?
Пусть в горном доме на километры вокруг не было ни души, но машина задернул шторы даже не задумываясь о необходимости этого действия, установленного  в качестве фоновой стандартной процедуры, точно так же он не анализировал и не контролировал свои конечности, привычно сгребшие в охапку человека уже в постели.   
-Мы спим вместе, чёрт возьми! Это тебе не просто так.
Разумеется, это было необходимо по медицинским соображениям, пока не срослись ребра, а потом... состояние детектива было гораздо стабильнее и качество сна улучшилось от присутствия андроида, который перехватывал панические атаки на подходе, выводя аккуратно из кошмаров, что их количество даже снизилось, позволяя кругам под глазами Рида стать менее явными. По мнению Ричарда - цель оправдывала средства, однако слова напарника все же натолкнули на идею исследовать этот вопрос тщательнее, возможно, это бы дало ответ на периодически вспыхивающее у Рида беспокойство, непонятное для андроида.
Сеть, к которой обратился переведший в режим гибернации основные системы робот, буквально закидала того ворохом данных, начиная от научных статей разномастных психологов, сексологов и черта в ступе, заканчивая текстами бульварных порнороманчиков в мягкой обложке. Впрочем все они сходились в одном - для нормальных взрослых людей характерно проводить время в одной постели лишь в трех случаях: если это устоявшаяся супружеская пара, влюбленные в добрачный период или одноразовые встречи интимного характера. Как мы уже выяснили, такой надстройки характера как стыд в сборку Девятисотого не включали, потому он провел параллели, выискивая схожие элементы для классификации. И ведь нашел несколько, что позволило бы их определить, как... но такого быть не может, ведь человеки человеками, а он то - машина.
Распахнув глаза, Девятка глянул на мужчину, который  закинул на него и руку, и ногу, да и голову удобно на плече устроил, смутное ощущение толкнуло к действию и механический напарник легонько провел по коротким вьющимся волосам на затылке подушечками пальцев, просто так показалось правильно, как те объятия, после посещения Бэнкса. Параллели скептически маячили на горизонте, но Ричард отмел их, как возможный признак девиантности, что в его случае невозможно, ведь улучшенная более устойчивая модель и все такое. Он просто следует главному императиву, подстраиваясь под обстоятельства. Именно. К утру ночные размышления были отложены в долгий ящик.
- Не для Санты, - качнул головой андроид, оставляя недосказанное "а для тебя" висеть в воздухе, подтягивая рукава своего бежевого свитера тонкой вязки с v-образной горловиной,- я - андроид-детектив, Гэвин, а не андроид-кухарка, так что отмазка твоей несовместимости с кухонной утварью не прокатит.
В очередной раз напомнив напарнику, дескать он тоже для подобного вроде как неприспособлен, однако уже больше месяца практикует и ничего, не растаял, подразумевал, что и с человеком ничего не произойдет, если он попробует.
- Твоей заднице это не грозит, - непреминул откомментировать машина, - нам еще к сдаче нормативов готовиться.
Наблюдая за выползанием из-под одеяла своего помятого и взъерошенного человека, Ричард улыбнулся, наслаждаясь эксклюзивным зрелищем.
- Великие подождут, а вот бытовые - вряд ли, - качнул головой напарник, - о планах на день расскажу за завтраком, жду тебя внизу, Гэвин.
О том, что у детектива могут быть какие иные планы РК900 даже мысли не допускал, ведь тот сам сказал, что не знает, чем заняться в отпуске, вот пусть теперь и отдувается, раз вручил подобного рода решения в руки андроида - контрл фрика. Пока Рид искал одежу и приводил себя в порядок, Девятисотый сорганизовал еще одну чашку ароматного горячего кофе и не менее ароматные, наполнявшие кухню запахом свежеприготовленной вкусной пищи горячие бутерброды с сыром, яйцом и ветчиной. Придирчиво осмотрев получившийся натюрморт, украсил бутерброды, сыпанув на них щепотку зелени. Кивнув самому себе, робот выложил столовые приборы и на этот раз заранее - салфетки.
Снова оперевшись  о кухонную тумбу  пятой точкой, обтянутой вернувшимися в моду потертыми синими джинсами, дождавшийся напарника, Девятка поделился планами:
- До обеда будем чистить снег с территории, там ни пройти - ни проехать. После обеда - украшаем дом и елку, а также экспериментируем с варкой глинтвейна и изготовлением имбирного печенья. Лучше облажаться сейчас, чем накануне. Кстати насчет ели, может, конечно,  пойти за настоящей, но я видел в одном подсобном помещении вполне презентабельную искусственную, оснащенную аппаратом распространения аромата хвои.
Ричард кажется перенял у Рида это "мы", "нам", словно иное просто немыслимо и даже не рассматривалось. Вопрос о натуральности ели не был критичным, а андроид не претендовал на звание экоактивиста, но после старательного махания лопатой, пожалуй, поход  и рубка дерева, а также доставка оного в дом, будет чрезмерно энергозатратной.

Отредактировано RK900 (05.10.21 07:14:02)

+1

23

Ещё никто и никогда в жизни не приносил кофе ему в постель и не заботился о его тушке, кроме него самого. Выходило не очень и то только по праздникам, но он привык и сумел адаптироваться. Никто и никогда. Кроме Ричарда. Андроид оказался заботливее чем люди, с ума сойти можно. Если бы Гэвину кто-то еще пол года назад сказал о том, что будет дальше, он бы просто врезал за такие предположения, ибо ненавидел андроидов. Слишком идеальных, слишком послушных. Забиравших рабочие места у людей, двигая человечество к краю пропасти. А теперь пил кофе в постели, украдкой скользил взглядом по машине, пока тот не видел, а потом дрочил в ванной, когда совсем припирало. Это было не правильно и Рид понимал, но ничего не мог сделать. Как не мог объяснить и природу появления этих чувств к напарнику. Чувств. Смешно, ха-ха-ха, Рид и чувства вообще разные, ни к чему всё смешивать в один клубок. И тем не менее, к Ричарду он что-то испытывал. Что-то, что кардинально отличается от привычного раздражения, гнева, ненависти, разочарования, только не мог признаться даже себе. Пытался искать альтернативные объяснения всему, успокаивал себя, находя единственную отдушину в чувстве благодарности за спасённую жизнь. Именно об этом Гэвин твердил себе, всякий раз засыпая в объятиях андроида. Так было легче, даже если внутренний голос говорил об обратном. На самом деле Рид понимал, что обманывает себя, притягивая аргументы за уши, хочет верить, что не совсем поехал головой на фоне длительного лечения и проживания вместе с андроидом под одной крышей, но чрезмерно упрям. А ещё было страшно. Ведь мир нормальных отношений неведом, да и нормальность у каждого была своя и Гэвин не готов опускать щиты. Его пугала неизвестность и не нормальность своих ощущений, потому что запасть на андроида...машину, который создан, чтобы ловить преступников, а не играть в любовь, это не нормально. И Рид как мог, старался избегать прямых взглядов, отшучивался, держал дистанцию и ждал. Ждал, что когда-нибудь его помутнение пройдёт и всё будет как прежде.
- Рич, я не шучу, - качает головой, на губах улыбка, хотя её андроид не увидит конечно же, - или дом отмывать потом весь отпуск будем или меня соскребать с потолка, - Рид ловит преступников, рискует жизнью и чувствует себя вполне комфортно, а вот кулинария явно не его стезя. С него достаточно уже экспериментов юношества и зрелости, дабы не влезать в петлю. Максимум, что он умел: поджаренные яйца и кофе, а кулинарные шедевры пусть останутся шеф-поварам, - это будет нашим  нормативом на весь отпуск. - Рид выудил серую футболку, достаточно помятую, чтобы не чувствовать себя пижоном и, кажется, немного не свежую. Поднёс её к носу, кивнув едва заметно - вроде бы нормальная ещё. Вообще Ричард был прав, отдых отдыхом, однако не стоило расслаблять булки и завязывать жирок если хотелось и дальше носить жетон и гоняться за преступниками. Этот месяц - самое лучшее время укрепить здоровье, заново приучить тело к нагрузкам и  попрактиковаться в том, что требовало внимания, так что напарник был прав. Расслабляться ещё слишком рано, а отдохнуть можно и в следующей жизни. Мужчина разворачивается к напарнику, закинув футболку на плечо, молчаливо соглашаясь с его доводами.
- Я всегда знал, что моя задница в надёжных руках, - "твоих", непроизвольно срывается с губ и в комнате на мгновение повисает пауза. Гэвин шутил, но вместе с его ощущениями к Ричу фраза обретала совершенно неожиданный подтекст, который мужчина решил спрятать за коротким кашлем. Рука сама собой потянулась к чашке с кофе и было уже плевать насколько он там горяч, - хорошо, - быстро соглашается с напарником, качая головой, а после скрывается за дверью в ванную. Только оставшись наедине с самим бог Рид может перевести дыхание и прижать ладонь к губам. Он понимал, что постепенно теряет контроль над собой и благодарил Всевышнего за то, что его напарник нихрена не понял, иначе было бы крайне неловко.  Каждый день с Девятисотым подводил мужчину на шаг к краю обрыва, к безумству, что клубилось несвязными мыслями в голове, потому что так нельзя. Рид ощущал себя по-идиотски, ведь со стороны всё казалось нелепой шуткой судьбы: человек испытывает чувства к машине, мучается, нервничает и сам себя изводит. Эта история обречена на печальный конец. Стоило это уже признать и прекратить ждать непонятно чего.
Рид прислонился спиной к двери, закрывая глаза, вслушиваясь в биение сердца. Он ругал себя за собственное поведение, слегка постукивая затылком о дверь. Вот взять бы да как стукнуть, чтобы искры из глаз и мысли долой. "Идиот", коротко выдыхает детектив, понимая насколько глупо выглядел, но слово не воробей, вернуть уже не получится. Оставалось лишь жить дальше и продолжать вести себя так, словно ничего и не происходило. Мужчина отбросил футболку на первую же пригодную поверхность, включая воду. Ему совершенно определённо стоило привести себя в порядок. К столу он спустился уже явно посвежевший, но ещё слегка ощущавший себя не в своей тарелке из-за своих слов. От ароматов и вида горячего завтрака сводило желудок. Гэвин ополоснул пустую чашку в раковине, едва не давясь слюной. Кажется он попал в рай и до сих пор не может в это поверить. С Девятисотым он наконец начал нормально питаться, пробуя новые для себя блюда и почему раньше до этого не додумывался? Суровые условия: "кофе + сигареты = здравствуй язва желудка и рак лёгких", остались почти в прошлом и это одна из не малых заслуг андроида.
Гэвин подсел к тарелке, размещаясь на высоком барном стуле, сразу же принимаясь за еду и вновь игнорируя практически полностью столовые приборы, предпочитая бутерброд держать рукой. Он уже привык к тому, что Ричард просто стоит в стороне, наблюдая, ведь андроидам не нужна человеческая пища. Снова обжигался и набивал щёки, жутко довольный. Облизывал пальцы и прикрывал глаза от удовольствия, стараясь слушать распорядок дня, который составил напарник.  
- Если она работает, то можно и её оставить, - с набитым ртом согласился Гэвин. Было жаль рубить дерево, которое росло дольше, чем жил Рид, да и забот меньше. Они с самого детства праздновали Рождество с искусственным деревом, а вернувшись с войны вообще праздники как таковые остались лишь в памяти, поэтому упираться и стоять на своём не собирался. Главное, что вообще есть возможность вернуться в детство и почувствовать себя счастливым. В какой-то момент мужчина  морщится, потому что прикусил язык второпях, благо за недожёванной едой не почувствуется привкус крови, - если честно, то я вообще не помнил о её существовании пока ты не сказал, - Гэвин слизывает языком крошки в углах рта и тянется за салфетками, набирая сразу несколько. Он чувствовал себя до неприличия хорошо и вряд ли был готов к активной физической нагрузке.
- Ты так серьёзно подходишь ко всему, - с прищуром посмотрел на напарника, оставаясь сидеть у пустой тарелки, - даже если мы что-то не успеем или не получится - не страшно. Всегда можно выбраться в город и купить печенье, - Рид нехотя сползает со стула, смахивая в тарелку крошки, решив помыть хоть раз в жизни за собой посуду, - и знаешь что? - Не оборачивается, потому что похвала всегда давалась ему трудно. - Для андроида-не кухарки у тебя отлично получается готовить, - шум воды не способен заглушить полностью его слова и Рид облегчённо выдыхает зная, что Ричард не сможет видеть его лица в этот момент, - спасибо. - В последнее время говорить нечто такое, нормальное для человека, становилось проще, хотя всё ещё оставалось своеобразным порывом. Он учился был благодарным, хотя бы время от времени, пусть и чувствовал себя полным придурком. И чтобы подавить в себе растущее ощущение неловкости, убирает тарелку на место, вытирает руки о полотенце и разворачивается.
- Я готов, только свитер натяну, - дом слишком большой, чтобы обогреть его до комфортной температуры всего за ночь, поэтому Гэвин прихватил с собой свитер с оленями. Футболка уже перестала прилипать к телу после душа и натягивать вязаный свитер было уже не так противно, - а давай пари? Поделим двор пополам и если я почищу его быстрее тебя, то печенье будешь готовить ты? - Понимал ли он, что в любом случае проиграет андроиду? Да, но почему не попробовать превратить рутину в соревнование, ведь они не обязаны быть суровыми полицейскими в законном отпуске, особенно когда вокруг нет ни одной живой души и не перед кем поддерживать репутацию. Конечно пари подразумевает обоюдную выгоду участников, ради которой они оба стараются, но Гэвину было нечего предложить Ричарду взамен на его победу, кроме ... Нечего. Совсем. - А если я проиграю, то.., - он правда пытался что-то придумать, но в голову ничего не приходило, - не знаю, что ты хочешь в качестве выигрыша? - Мужчина махнул рукой, поманив напарника подготовиться. Не только ему требовалась защита от холода, поэтому уже через пару минут в андроида полетела мужская куртка, сам же Рид привычно проигнорировал шапку, отворяя дверь на улицу.
Морозный чистый воздух сразу же вцепился в щёки, стоило перешагнуть порог. Мужчина вдохнул полной грудью и закашлялся, чувствуя как даже мозг немеет от непривычных ощущений. Это был совсем не детроитский воздух, загрязнённый автомобильными выхлопами автомобилей и заводов, висевший смогом летом и грязными туманами по осени. Кристально чистый, наполненный хвойным запахом. С неба в весёлом хороводе танцевали мелкие снежинки, где-то в лесу шелестел кронами деревьев ветер и тишина. Рид поднял голову к небу, высовывая язык, совсем как в детстве. В подсобном помещении, отведённом для садового инвентаря и прочего хлама он нашёл две лопаты для чистки снега: одну оставляя себе, а другую протягивая Ричарду. За ночь снега нападало действительно много, нога буквально по самое колено проваливалась в этот ворох рыхлых снежинок, забиваясь под штаны и в обувь. Гэвин протоптал небольшую дорожку и встал с одной стороны её.
- Вот это твоя половина, а это моя. Готовься проиграть, тостер, - он хохотнул, заправляя края перчаток под манжеты куртки, берясь за лопату,- на старт! Внимание! Марш! - Чистить снег он начал очень даже бодро, энергично работая руками, периодически посматривая за успехами андроида и понимая, что естественно проигрывает. А когда окончательно выдохся, упал звездой прямо в снег, тяжело дыша. Было жарко настолько, что казалось будто снег под ним с шипением плавился, а Рич даже не вспотел. Гэвин понимал, что андроиды не потеют и не устают, но собственное бессилие толкает на безрассудства. Рид снимает перчатки, загребая снег в ладонь, комкая из него шар. Рукам совсем не холодно, как в всему остальному, наоборот, хотелось раздеться, чтобы хоть немного остыть, но это прямой путь на больничный и тогда Гэвин сойдёт с ума от безделья. Не вариант, но перчатки всё равно упали в снег. Ком распадался, однако упрямству Рида стоило позавидовать, он таки сделал его и метнул в Ричарда, сразу же принимаясь за второй, потом за третий. Пусть не всегда попадал в цель, но ведь это и не так важно. Он не знал, сколько времени они вдвоём чистили необъятный двор, зато знал, что устал  и хотелось просто отвлечься. Почему в голову пришла именно эта идея со снежками Гэвин не знал и не особенно хотел знать, просто весь приезд в загородный дом родителей стал для него одним большим воспоминанием, так почему бы не почувствовать себя вновь мальчишкой.
- Два-ноль! Я веду счёт! - Выкрикнул первое, что пришло в голову, запуская очередной снежок в напарника.

+1

24

— Если она работает, то можно и её оставить.
- Понятия не имею, - честно признался РК900, ведь осмотреть ненатуральное дерево у него времени пока не было, - в любом случае, полагаю я смогу хотя бы попробовать ее починить если что.
И снова даже не заметил, что говоря простые и очевидные для себя вещи, упорно противоречил первоначальной задаче, с которой сошел с конвейера - Девятисотый порывался исправить окружающее: дерево, Гэвина... не в смысле исправить потому, что он не соответствовал образу, составленному роботом в своих грезах, а помочь стать  целым, остаться собой же, только чуть менее несчастным.
- Покупное, это уже не то, - возразил Девятка, пытаясь обрисовать абстрактными жестами кистей рук в воздухе свою ускользающую мысль, почему вариант с магазинным угощением не устроит его прописанный в опции характера перфекционизм,- в общем - не то.
Не обнаружив подходящих слов, Ричард просто закруглил вариантом банального "потому что гладиолус".
- Я ...рад, что тебе нравится, - улыбнулся в ответ на заслуженную похвалу механический напарник и легонько хлопнул детектива ладонью по плечу, - для меня это новый опыт. Однако можешь не беспокоиться, Гэвин, как ты и сказал - твоя задница в надежных руках.
Сказано последнее разумеется было в шутку, но в каждой шутке есть доля завуалированной правды и, когда мужчина произнес этот комментарий в спальне, тут же ускакав прятаться с глаз долой в душ, из фонового режима всплыли ночные размышления, подчеркивавшие некоторую двусмысленность каламбура, однако невольно глянув на собственные ладони, андроид тут же отмел подобные глупости, навеянные ворохом прочитанных статеек разной степени приличности.
— А если я проиграю, то.., не знаю, что ты хочешь в качестве выигрыша?
Скользнув взглядом по свитеру с оленями, Девятисотый потер подбородок, призадумавшись, что бы действительно загадать в этом шутливом пари, раз уж мужчине так неймется. Поискав по сети самые дурацкие фанты, решил объединить приятное с полезным и сморозить сущую ерунду, настолько несуразную, что даже смешную в своей глупости, но при этом сохранить тонкую душевную организацию своего человека в равновесии, даже пусть свидетелем этого позора станет лишь он один.
- В случае моего выигрыша, ты перед зеркалом трижды произнесешь самым пафосным тоном "я самый обаятельный и привлекательный". Завернувшись в штору. Голышом.
Добил механический напарник окончательно, хотя если уж рассуждать здраво, то даже в этой глупой задаче Ричард озаботился безопасностью Гэвина, загадав нечто совсем простое, при этом сохраняя защиту плотной шторы, так что обнаженность лишь подразумевалась. В оригинале этот фант звучал куда менее безвредно, определяя залезть совсем голым под стол и трижды прокукарекать. Девятисотый укрывал детектива даже от себя, хотя и так кажется видел каждый его шрам, сам обмывал и перевязывал раны; однако он уважал границы, которые выставлял мужчина. Правда, порой нарушал их, но так плавно и будто бы естественно, что и сам не замечал, и Гэвин не пытался выпнуть его в окно.
Конечно напарник решил проигнорировать шапку, порываясь скакать и использовать лопату по назначению, но мимо Девятки хрен проскочишь, так что вязаная шапочка была нахлобучена и раскатана едва не до небритого подбородка, нарочито и демонстративно, вскинувшись при этом с вызовом, будто всерьез решил отстаивать в словесной баталии необходимость человеку прикрыть светлую в общем-то голову от холода, чтобы не проваляться все Рождество в соплях и не испортить ему, машине, все придуманные для напарника планы, однако хитрющая улыбка выдавал задорное настроение полимерного засранца, оставившего весь официоз за порогом. 
- Вызов принят, кожаный мешок,  - отсалютовал мужчине лопатой андроид, перейдя на определенную для него половину заснеженного двора и становясь на изготовку.
Разумеется он пытался поддаваться, разумеется у него это получалось хреново аж до момента, как в спину прилетело снежком. Лишь схлопотав третьим в плечо, Ричард наконец допетрил, что затеял неугомонный Рид и уже от четвертого увернулся, отбросив лопату. Снежков робот лепить не умел, но старался, кидая белоснежный комок обратно в человека, целясь в корпус и тщательно контролируя силу, чтобы рассыпавшаяся от удара субстанция больше шумела хлопками по вертлявой тушке, нежели наставила синяков. Он бы мог продолжать так долго, играть в эту детскую войнушку, однако никогда не переставал сканировать напарника и его побледневшие кожные покровы на кистях явно свидетельствовали, что пора закругляться или хотя бы надеть перчатки, но раззадорившийся великовозрастный мальчишка даже не замечал, что в общем-то замерз. Ричарду не оставалось ничего иного, чем пойти на хитрость и, закрывая лицо рукой, подобраться ближе, и с криком "Вспышка слева!" свалить напарника вместе с собой в кучу свеженакиданного снега.
Конечно детектив не намеревался так просто сдаваться и, вероятно, решил прикопать наглого синтетика прямо во дворе в куче снега, изрядно оным припорошив. Морозящая крупа набилась всюду, куда смогла, пока человек и андроид возились словно большие дурные кудлатые щенки, смеясь и ругаясь так, что у постороннего бы уши трубочкой свернулись от отборной нецензурщины, при этом морды у обоих были неприлично довольными. Задорная потасовка, совмещенная с попытками похоронить друг друга в снегу, завершилась, когда Девятисотый перехватил запястья мужчины, придавив его к белому беспорядочному полотну собственным достаточно ощутимым весом. Скользнув взглядом цвета грозового неба по раскрасневшимся щекам, замер, засмотревшись в блестящие изумрудные глаза напротив, сверкающие драгоценностью в этой природной свободе.
-Пора возвращаться, Гэвин, пока ты не замерз окончательно. Поставь чайник, а я поищу твои перчатки и принесу лопаты, - РК900 говорил вполголоса, но отстраняться не спешил, будто забыв, что сам удерживал напарника на месте.
Диод мигнул желтым лишь через десяток секунд и Девятисотый отпустил мужчину, отхлынув словно волна с берега. Нет, смущением он все еще не заразился, но  таки догнало осознание, что творит нечто не совсем уместное, пусть детектив, что поразительно, еще не сбросил его и не обматерил на чем свет стоит. Пружинисто поднявшись, Ричард протянул напарнику ладонь, предлагая помощь в принятии вертикального положения. 
-Кстати, ты проиграл пари.

+1

25

Рид никогда не думал, что в отпуске может быть так весело. В прошлом приходилось отдыхать только тогда, когда капитан Фаулер буквально взашей выгонял с работы, потому что детектив становился совсем неуправляемым и невыносимым. И то, можно было бы ещё оспорить эти решения, но начальство грозило полным отстранением от полевой работы или переводом на бумажную работу, а если и этих аргументов не хватало, то вплоть до сдачи значка и пистолета. Терять работу по глупости не хотелось, поэтому приходилось подчиняться сцепив зубы, матерясь только про себя. И нужно сказать, что те дни пролетали как один, в полном беспамятстве. Рид сходил с ума от безделья, зависал в барах до раннего утра, просаживая не малые деньги на выпивку и девочек. Нередко просыпался в чужих постелях и не помнил, как туда попал, смотрел на женщин рядом, напрягая память, пытаясь вспомнить всё, что было накануне. Смутное время дешевых шлюх, коньяка, сигарет и пустоты, разъедавшей всё внутри. Её не заполнить ничем как ни старайся и это пугало Гэвина до усрачки. Без работы он загибался от одиночества, поэтому ненавидел больничные и отпуска, старался всегда быть на работе, потому что в этом находил некий смысл своей жизни. Он не был философом ни разу, но и глупцом тоже, научился как-то жить, ставил цели и всегда их достигал, но именно этот отпуск вдохнул новую жизнь. Именно сейчас он почувствовал себя свободным и она не тяготила его. И в этом была заслуга напарника. Рид не верил в удачу, судьбу и в "так сошлись звёзды", поэтому наслаждался каждым моментом и каждой своей улыбкой. А ведь бывали моменты, когда мужчина считал вполне серьёзно, что разучился улыбаться искренне и счастливо. Это потом, оставшись наедине с самим собой он будет долго смотреть в собственное зеркальное отражение и качать головой, чувствуя себя идиотом, но сейчас позволил себе вернуться на годы назад, став простым мальчишкой. Пускаться в авантюры, не задумываясь о последствиях и не боясь разрушить создаваемую годами репутацию. Просто комкать снег, запуская его в напарника. Может быть...это и есть счастье?
Условие пари, оглашённое Девятисотым оказалось успешно проигнорированным. Если быть точнее, то Гэвин не придал этому значения, ведь чего не скажешь в пылу спора. И конечно считал, что сумеет победить за счёт собственного упрямства, но довольно быстро осознал всю провальность его затеи. Теперь его ждало не только печенье, но и позорное шествие в шторе. Ну сколько раз можно повторять самому себе, что если не уверен - не спорь. Но куда там, это же Гэвин мать его Рид и он никогда не делает так, как поступают адекватные люди. Всегда выскажется, первым полезет в драку и первым же выхватит по морде лица. До старости он точно не доживёт при таком характере и привычках. Вот и сейчас, ну кто его тянул за язык предложить андроиду пари? Неуёмное желание сделать наперекор или намерено проиграть, видя улыбку напарника? Вряд ли у мужчины был ответ на эти вопросы. Со своими загонами разберётся как-нибудь потом. Возможно, если не думать постоянно о них, то станет куда легче воспринимать шутливые выражения в свой адрес и отпускать шутейки за триста самому, иначе однажды нарвётся на прямой вопрос Ричарда. Вот тогда проще будет провалиться в ад, чем объяснить, что человек запал на машину мужского пола. Андроиду в этом смысле куда проще и Гэвин порой завидовал полному отсутствию чувств и моральных границ, непредвзятости. Ему всё равно, что общество любит навешивать ярлыки на тех, кто выбивается из стройного ряда таких как все. Он не чувствует боли душевной, угрызений совести, стыда и неловкости. В его мире всё предельно просто и ясно.
- Ах так? Кожаный мешок значит? Ну всё, это война! - Гэвин старался уворачиваться от снежков, летящих прямо в него, весело смеясь и отплёвываясь от попадавшего в рот снега. Прицельно бросал свои, успевая только зачёрпывать пальцами снег. Руки порядком замёрзли, становясь сначала красными, но теперь постепенно меняли цвет, проходя поэтапно стадии до обморожения, но мужчина этого не замечал. Лишь изредка он успевал спрятать руки в рукава, чтобы согреть хоть немного, но потом забывая, вновь принимался лепить снежки. Мороз щипал щёки, холодный воздух, литрами перегоняемый лёгкими уже вызывал кашель и горло неприятно першило, но это мелочи в сравнении с тем, что Гэвин был счастлив и забыл про свои не самые лучшие стороны и черты характера. Играл сейчас, не доиграв в детстве. И похоже, что слишком увлёкся, пропуская Девятисотого с фланга, падая вместе с ним в снег после выкрика "Вспышка слева!". Сверху их обильно припорошило рыхлым снегом, сваленным в кучу и тем, что ещё не успел Рид почистить. Мужчина успевает зажмуриться, но не прикрыться руками. Война ещё не окончена и в плен Рид не сдаётся. Никто не смог сказать, в какой именно момент андроид перестал быть просто машиной, правильной, послушной командам и просто веселившимся мужчиной как и сам Рид. Вся возня в снегу лишь отдалённо напоминала борьбу неизвестным стилем, Гэвин старался хотя бы "умыть" снегом напарника, но выходило не сильно успешно, андроид сильнее и быстрее, об этом не стоит забывать. Однако и Рид не мальчик-колокольчик, упрямо стараясь закопать напарника. В какой-то момент Девятисотый перехватил запястье мужчины и прижал своим корпусом к земле так, что не рыпнуться, а у Гэвина перехватило дыхание. Чёрт его знает от чего, в данным момент всё списывалось со счетов, но становилось понятно, кто же в итоге проиграл. Он смотрел снизу вверх в лицо Ричарда, стараясь утихомирить дыхание, пар от которого рассеивался в холодном воздухе. В этом моменте было что-то особенное и неуловимое, словно два союзника, которые перестали играть в дружбу вспомнив, что на самом деле враги друг для друга и теперь не знали как быть дальше. Время замерло вместе с ними, превращая мгновение в бесконечность. К чёрту холод и мороз, Рид слышал собственное сердце, барабанившее кровью в висках. Так близко, почти соприкасаясь носами, Гэвину казалось, что ещё немного и он не совладает с собой, касаясь губ напарника.
- Я в порядке, - наконец выдохнул Рид, не сводя взгляда с Девятисотого. Только теперь, когда активные игрища сошли на нет и тело начало остывать намного быстрее, он понял, насколько сильно замёрзли руки, но при этом ничего не делал, чтобы это как-то исправить. Просто смотрел в глаза андроиду, хватая приоткрытым ртом воздух, ощущая телом его тяжесть, пока Ричард сам не переломил ситуацию, поднимаясь. А Гэвин, между тем, так и остался лежать, пока Ричард не протянул дружескую ладонь. Только после этого мужчина вкладывает свою, сжимая пальцы и поднимается, похожий на снежное Йетти. Бесполезно стряхивать налипший снег, он уже давно вгрызся в ткань, превращая себя в её часть, проще оставить одежду где-нибудь в прихожей оттаивать. И наверное всю одежду, так как он забился даже в самые неожиданные места и теперь становилось зябко. Рид глянул на напарника, устало выдыхая. Чувство упущенной возможности накладывало отпечаток и с этим приходилось справляться, отвлекаясь на предложенную возможность сменить тему. Замять неловкость и двусмысленность ситуации.
- Ты же не серьёзно, да? - Хотелось надеяться на то, что Ричард кивнёт головой улыбнётся, что ему не придётся заворачиваться в штору и говорить всякие смущающие глупости. Очень хотелось, но судя по выражению лица напарника - зря. Это лишний раз подтверждало, что Гэвин постоянно влезал в неприятности по своей вине, даже если эти неприятности весёлые в целом. Минуты проходили, а Ричард не спешил соглашаться. - Да ладно! Чёрт, - он качает головой, потирая руки между собой и совершенно не чувствуя пальцев, - жду тебя дома, - мужчина совершенно позабыл о перчатках, которые найти теперь под снегом будет достаточно сложно. Он развернулся к дому, озабоченный предстоявшим перформансем, потому что это вроде бы и шутка, но в тоже время, чтобы на неё отважиться понадобится смелость. Вот идиот, поспорил с андроидом. На середине расчищенной дорожки к дому Гэвин поскальзывается и падает на спину, громко клацнув зубами.
- Вот дерьмо! - Громко и смачно ругается, скорее не ожидая падения, нежели сердясь. Кое-как поднимается, потирая затылок. "Кажется, я прикусил язык", сплюну поморщился и потопал к дому, цепляясь за ручку двери как за спасательный круг утопающий. Дом встретил теплом и уютом. Гэвину казалось, что он ещё ощущает запах бутербродов на завтрак, приготовленных напарником, однако это всего лишь голод подавал признаки жизни, ведь прошло уже не мало времени и день после полудня стремительно пойдёт на убыль. Быстро избавившись от верхней одежды, он потрусил в кухню, чтобы поставить чайник. Пальцы не слушались и теперь начинали покалывать, согреваясь, собственное дыхание не сильно помогало и Рид нашёл выход, подставив руки под горячую воду, прикусив язык, чтобы не заорать благим матом. Сам виноват, опять, но ни о чём не жалел. Когда Ричард вернулся, Рид уже обнимался с кружкой кофе, а вместе с андроидом вернулась и необходимость выполнить уговор, но этот момент он будет стараться оттянуть насколько возможно. А вдруг андроид возьмёт и забудет?
Даже после быстрого ланча на скорую руку, приготовленного совместно, Гэвин не мог сказать уверенно, что ловкость пальцам вернулась, вероятно эти снежки не пройдут ему даром, особенно в старости, да и плевать. Никто не собирается жить вечно. Немного отогревшись, за обедом, ему не терпелось приступить к самой интересной предпраздничной части - украшению дома и созданию атмосферы праздника. Да, он мужик, грубый, заносчивый и нетерпимый к чужим промахам, хотя и самому не получается хвастать идеальностью. И тем не менее в душе, под ворохом проблем и комплексов, жил всё тот же мальчишка, который верил в Санту и честно оставлял печенье с молоком, надеясь на то, что его толстый зад с не менее толстым мешком подарков не застрянут в дымоходе. Ведь когда ещё случаться чудесам как не в Рождество?
- Тащи ёлку, а я пока найду игрушки, если конечно что-нибудь осталось, - откровенно говоря, ему не сиделось на месте, поэтому, едва убрав со стола остатки пира, Рид ускакал искать ящик с старинным барахлом и мишурой, - а, да, поставь её потом где-нибудь, - обычно дерево стоит на видном месте, но дом четы Камски был настолько большим, что куда ни поставь, а всё одно - красиво. Гэвин хаотично заглядывал в ящики и шкафы, проверял подсобки и чуланы, если таковые появились вдруг и вполне мог бы устроить кавардак такого масштаба, что оставшиеся до праздника дни пришлось бы раскладывать всё по своим местам, благо игрушки нашлись довольно быстро. Отдельно оказались сложены гирлянды и разноцветная мишура и Рид старательно расставил добро в самом центре гостиной, довольно посматривая на напарника, словно ему всё это должно было о чём-то напоминать тоже. Почти детский восторг пережимали горло, как бы мужчина не пытался этого скрыть, он уселся возле коробки, принимаясь в ней копаться, поочерёдно вынимая игрушки. С каждой из них была связана своя история и временами начинало казаться, будто границы реальности размываются, из кухни доносился запах маминого пунша и пирога. Элайджа сидит напротив, в кои то веки отложив планшет, а за окном танцевали снежинки, совсем как сейчас. Рид вздохнул, теряясь во всей красоте, навешивая на пальцы пряничных человечков, разноцветные палочки леденцов, снежинки и многие другие частицы детства, которые вместе составляли праздник. Он просидел наверное пару десятков минут, но так и не повесил ни одной игрушки, разложив великолепие вокруг себя, поднимая на Ричарда взгляд.
- Ты тоже должен что-нибудь повесить на дерево. Держи, - Гэвин протянул на выбор любую из игрушек, вытянув ноги, рассаживаясь на полу, - проникнись духом Рождества, - щёки и руки до сих по не пришли в нормальный цвет, - нужно ещё столько всего сделать, - олени на животе Рида сморщились, сворачиваясь в складку, пока тот поднимался, намереваясь развесить носки над камином. Нет, конечно свои собственные тоже было бы неплохо высушить, но вряд ли они подойдут по стилю. Огоньки шли на очереди, потому что они являлись неотъемлемым атрибутом настроения и уюта. Они будут украшать собой весь дом, насколько хватит метров и плевать, если ёлка не будет пованивать хвоей, это сущие мелочи и пока напарник выбирал дизайн он уже обматывался гирляндами.

+1

26

Если бы Гэвин только знал, что прав относительно простоты мира андроида лишь частично: Девятисотому действительно неведомы угрызения совести за неимением оной, а также смущение, неловкость и прочие социальные надстройки, вбитые в головы своим чадам старательными родителями и не менее требовательным обществом; а вот боль душевная, как оказалось, вполне машине знакома, как и страх, а еще то странное ощущение правильности и необходимости, пусть и не выплывавшее напрямую из его императива заботиться о Гэвине, но толкавшее на поступки, которые...начинали казаться неизбежными, потому что так надо с большой буквы "Н", причем для них обоих.
Найти в снегу утерянные и прикопанные перчатки - задача явно для андроида-детектива, к тому же разбрасывать свежеприобретенное имущество по территории можно было отнести к моветону. Поиски не заняли много времени, так что сгрузив лопаты на место, РК900 развесил оставленную Ридом в прихожей одежду сушиться, заодно и свою добавив. Ему-то влажность ткани погоды не делала, однако разгуливать в мокром все же лучший вариант. Так что пока напарник возился с чайником, Девятка успел полностью переодеться в сухое, отправив влажную материю на просушку.
На этот раз на черную футболку андроид накинул фланелевую рубашку в оливково-зеленую клетку, а черные джинсы и неприлично белые мокасины на босу ногу дополняли домашний образ  того, кто в общем-то должен был быть грозной силой на службе Киберлайф, а после и армии, а не раздумывать об изготовлении печенья, а также  удивительно-красивом цвете глаз своего напарника: насыщенно-темная кромка радужки с травянистым наполнением и янтарные лучики, расходящиеся от зрачка, постепенно обретающие золотистый оттенок. моргнув, робот наконец закрыл дверцу шкафа и отправился на кухню, ведь лазанья сама себя не погреет, а допускать Гэвина без присмотра к кухонной аппаратуре - себе дороже.
Извлеченная из подсобного помещения искусственная пушистая красавица заняла почетное место в гостиной, не обремененной останками древнего автоматона, оставшимися в другой большой комнате, куда  по обоюдному согласию было решено не заглядывать вообще. Повозившись с небольшой коробочкой, Девятисотый все же уговорил электронику послушно излучать из наполненного резервуара едва ощутимый аромат свежей хвои, добавляя антуража и праздничного настроения.
— Ты тоже должен что-нибудь повесить на дерево. Держи, проникнись духом Рождества.
Восседавший на полу аки император в своей сокровищнице, детектив протянул напарнику в раскрытых ладонях несколько игрушек на выбор, и пальцы Девятки сами собой аккуратно сомкнулись на матово-зеленом пластиковом шарике, небрежно украшенном россыпью золотых блесток. Бережно держа в руке хрупкий шарик, Девятка огладил его шершавый бок подушечкой большого пальца, даже не стремясь разгадывать свой выбор - этого не требовалось, ведь ассоциаций не заметит только слепоглухонемой контуженный кретин последней стадии.

Поднявшись с пола, Ричард повесил шарик на дерево, легонько качнув тот, чтобы медленно поворачивавшийся предмет не терялся в пушистых елочных лапах. Обернувшись, андроид скользнул взглядом  по заматывавшемуся в огоньки мужчине и качнул головой недовольно, ведь тот так и не переодел свои влажные носки, благо РК900 предположил такой вариант и, захватив пока сам переодевался сухие для Рида, покамест таскал оные в кармане.
- Гэвин, горе ты мое луковое, - проворчал механический напарник, усаживая человека непреклонным давлением ладоней на плечи в кресло, а сам опускаясь на пол рядом, - и как дожил до таких лет с подобными навыками  самосохранения?
Сперва одна нога была лишена влажного носка, который весьма споро заменил сухой шерстяной и от того особенно кажущийся теплым, а после и вторая. Прямо как в те пару недель, когда мужчине из-за повязок нельзя было склоняться, чтобы натянуть носки и обувку - эти мелочи также взял на себя Девятисотый, как и многое другое, ничуть не тяготясь заботой и нынче.
- Проваляться все праздники с соплями - не самый разумный выбор, Гэвин.
Поднявшись, андроид прихватил влажную часть гардероба, свободной рукой взъерошив слегка вьющиеся пряди своего человека.
-Схожу за стремянкой. Постарайся не самоубиться за это время.
Только забрасывая вещи в стиральную машинку Ричард наконец задумался, зачем он сделал то, что сделал - испортил прическу напарнику словно так каждый день делал. Ерунда какая. Похоже на какой-то функциональный сбой или вирус, возможно имеет смысл обратиться в Киберлайф для диагностики.
Прихватив стремянку, машина вернулся в гостиную.

+1

27

Ёлочные украшения, разложенные по всему полу, висевшие на пальцах были довольно аккуратными, даже скромными по современным меркам. Когда-то они были самыми модными и дорогими, но дети растут и потребность обновлять их со временем пропала, сохраняя дух детства в каждой стекляшке. Его любимый шар разбился ещё в детстве, не пережив падения, а нового так и не появилось на замену, к тому же потом уже было не до игрушек, поэтому сейчас Гэвин лишь ловил отголоски воспоминаний прошлого. Хотелось растянуть это волшебное мгновение и перестать быть взрослым мужиком хотя бы на некоторое время, жаль, что Нетландии не существует, но даже этого вечера будет достаточно. Лучше довольствоваться малым, пока есть возможность, так как до следующего отпуска ещё дожить нужно. Но зачем думать о грустном, когда для этого нет повода. Странные, смутные ощущения Гэвин прогнал от себя, сжимая остатки гирлянды в руках. Ему было интересно, какую игрушку выберет напарник. Наверное глупо спрашивать о мотивах выбора, ведь для него это просто игрушки, с ними не связано прошлое или детство, но тем не менее. Ричард помедлил лишь самую малость, прежде чем выбрать зелёный и от взгляда человека не укрылась маленькая деталь, так ярко характеризующая андроида в конкретный момент времени. Он изменился со времени первой встречи, первого расследования: тот, прежний, Девятисотый не поленился бы напомнить, что не для этого создан, в крайнем случае взял бы первый попавшийся, а этот... Этот взгляд, задумчивый и немного грустный, как казалось, касание к поверхности пальцем и остальное. Всё кричало о переменах, будто машину наполняла человечность с каждым днём всё больше и Гэвин неотрывно следил за каждым движением, отводя взгляд только в самый последний момент, расплываясь в улыбке. Пусть он чувствует себя великовозрастным ребёнком сейчас, но об этом больше никто не узнает, даже Тина, хотя она в курсе, что Рождество - самый любимый день в году Рида. Всё, что происходило в этом доме сейчас тут и останется, а своему напарнику мужчина доверял.
- У тебя отлично получилось, - он качает головой даже если по сути своей в том, чтобы повесить шарик нет ничего необычного, - осталось проделать тоже самое с остальными, развесить вот эту штуку,- кивнул на гирлянду, обмотанную поверх плеч и рук, - и мишуру и мы готовы к Рождеству почти. - Мужчине план показался вполне нормальным, но напарник только негромко проворчал, вызывая на лице Рида неподдельное удивление. - Что? - Он отшатнулся назад при приближении Девятисотого, подчиняясь нажиму ладоней на собственные плечи всё ещё ничего не понимая, что происходит. Горячая пища, кофе и тепло дома помогли разогнать кровь по венам, заставляя приливать её и к ногам, согревая так, что Гэвин совершенно позабыл о влажных носках и штанах. Если бы не забота Девятисотого, то с вероятностью в девяносто девять и девять процентов они высохли бы сами по себе от своего био обогревателя на котором и были надеты.
- Я везучий засранец, - с теплом и намёком на улыбку в голосе ответил Рид, смущаясь. Ведь он и сам прекрасно бы справился с носками, просто забыл о них. Даже не смотря на то, что это всего лишь носки, он так и не сумел до конца привыкнуть к такой тщательной заботе о себе, даже после затяжного больничного и серьёзного ранения. В тёплом шерстяном носке сразу чувствовался комфорт и тепло, Рид шевелил пальцами и при этом ему не хотелось передёрнуть плечами от отвращения, что влажная ткань липнет к коже, - эй, меня такая зараза не берёт, но, - немного помедлил, просовывая вторую ногу в носок, - всё равно так гораздо лучше, - выражать благодарность и осыпать комплиментами он не умел, поэтому, заветное "спасибо" так и осталось невысказанным, да и с чего бы. Он уже благодарил сегодня ведь и хватит. Однако голосом выражалось  намного больше. Мужчина лишь кивнул на идею со стремянкой, так будет гораздо комфортнее вешать шарики на самый верх, к тому же придётся украшать ещё и макушку и при этом постараться не завалить весь процесс, уронив мохнатую красавицу на пол. Рид проводил Ричарда взглядом, а сам решил, что неплохо было бы переодеть влажные штаны, если не хотел застудить себе самое дорогое, что было. И всё же передёрнул плечами понимая какие они сейчас противные. Детектив не охотно снял с себя гирлянду, подключая к розетке, дабы проверить исправность цепи, а сам поднялся на второй этаж, ступая беззвучными шагами по полу.
Гэвин никогда не был модником, поэтому даже не подходил к шкафу, чтобы выбрать штаны, достаточно будет и тех, в которых был вчера и в которых спал. Расставаться со свитером не хотелось, ведь он праздничный и задавал настроение, но в нём становилось жарко, а серая футболка и тёмные домашние штаны смотрелись вполне себе сносно. При этом, пока Рид переодевался, он вновь вспомнил про спор с напарником и критично глянул на себя в зеркало. Это будет тот ещё позор. Гэвин мысленно уже надавал себе подзатыльников за это пари, но теперь уже поздно поворачивать назад, быть трусом не горел желанием. Оставалась лишь одна надежда на то, что в процессе домашних хлопот Девятисотый забудет об этом. "Ага, забудет, как же". Вздохнул, почесав затылок. Пора прекратить забивать голову себе и портить настроение собственной глупостью, впереди Рождество, печенье и глинтвейн. И Ричард. С ним рядом. Он захватил с собой липкую ленту, чтобы крепить огоньки к перекладине над потолком и спустился в гостиную, чуть задержавшись на лестнице. Мог ли он когда-нибудь предположить, что будет рад быть не один в этот праздник? Забавно, как быстро Гэвин ощутил нужду в напарнике не просто как в коллеге, но и ..друге, а ведь изначально едва не применил пистолет по прямому назначению. Жизнь причудливо тасует карты.
- Ты не видел, куда я сигареты свои положил? - Где-то отдалённо затылок царапала головная боль. Очевидно он перемёрз и как следствие заработал себе мигрень, но лечить оную решил привычными методами. Таблеткой закинуться он всегда успеет, к тому же боль только подавала признаки жизни и жертвовать собой во имя улыбки Рид не собирался. А вот, чего очевидно ему не  хватало - сигарет. Когда курил последний раз? Кажется только дома, целые сутки назад, так не далёк тот день, когда бросит эту привычку, хотя и не планировал. А сейчас, образовавшуюся паузу стоило чем-то заполнить, чем-то очень привычным. К тому же это успокаивало. А Гэвин слишком увлёкся предстоявшим праздником, что совсем забыл об этом. Он побродил по дому, осматривая поверхностно пожитки и вскоре вернулся к дереву, решив пачку поискать чуть позже, а то сигареты с привкусом хвои как-то совсем блевотно. Из кухни уже потянулся аромат глинтвейна, и хотя Рид предпочитал что-то покрепче, но и этим компотом можно было накидаться знатно, если конечно он алкогольный. Ощущение уюта и какой-то семейности только нарастало, Рид улыбнулся, глядя в спину напарнику, решив наконец нарядить это чёртово дерево. Оно было достаточно высоким для того, чтобы макушку и верхние лапы украшать со стремянки, поэтому пока предпочтение отдавалось нижним и средним, куда доставать получалось. Дабы не наклоняться лишний раз, Гэвин набирал сразу по нескольку игрушек, некоторые из которых придерживал зубами, старательно развешивая. Естественно забыл обмотать дерево гирляндой, поэтому пришлось потрудиться, дабы вся красота не обвалилась. Только закончив наполовину с деревом сел в кресло, вполне довольный проделанной работой. Оставалось самое сложное. Телефон в кармане штанов завибрировал привлекая к себе внимание. Рид достал его и лениво глянул на дисплей, смахивая уведомление о меняющейся погоде. Закинув ногу на ногу, мужчина быстро просмотрел входящее сообщение усмехаясь. Тина интересовалась как проходит отпуск, хотя его не было в управлении всего вечность. Она была единственным человеком, кому искренне нравилось общение, да и сам Рид старался поддерживать с ней отношения. Набрав ответных пару строк, прикрепил к ним свеженькое фото ёлки, нажимая после "Отправить".
- Сто лет не наряжал ёлку. Гляди какая красота получилась, - может не идеально и не красиво вообще, но Риду нравилось. Он взглянул на подошедшего напарника с чашкой в руке, - уже готово что ли? - Он никогда не варил глинтвейн, предпочитая более крепкие напитки, поэтому не имел ни малейшего понятия, сколько требуется времени на его приготовление, но всегда готов продегустировать. Лишь бы копыта не отбросить сразу. Пахло просто отлично, но всё новое Гэвин пробовал осторожно, в глубине души не желая разочаровываться, но у Ричарда получилось довольно вкусно. Мужчина оттопырил нижнюю губу, оставляя чашку себе. -  И ты скрывал от меня свои способности? - Очередной большой глоток из чашки и очередная довольная рожа детектива. - Жаль, что ты не можешь попробовать. Улётная вещь. - С каждой минутой ему становилось всё лучше и теплее. Кровь прилила к щекам под воздействием алкоголя, однако человек наивно полагал, что от данного напитка ему ничего не будет сколько ни выпей. - Я хочу ещё. - За весь день Рид устал и не хотел больше шевелиться, но должен был закончить начатое. Телефон выскользнул из кармана штанов, когда он поднимался, вернее попытался. - Уф,- голова на мгновение закружилась и Гэвину пришлось вцепиться в подлокотники. Просто переутомление. Нет причины для беспокойства, так как это было всего лишь недоразумение. - Осталось совсем немного, - уверенным движением ноги мужчина расплавил ножки стремянки, расположив её рядом с зелёной красавицей. Набрал игрушек и ангела на макушку, чтобы по нескольку раз не слазить, а потом.
Высоты Рид не боялся, поэтому бодро перебирал ногами по ступеням, останавливаясь где-то на половине стремянки, принимаясь развешивать недостающие украшения на макушке. Он планировал закончить за один раз, не переставляя стремянку, хотя для того, чтобы повесить некоторые игрушки приходилось наклонять дерево к себе или тянуться. Не нужно быть провидцем, чтобы понимать, что это не может закончиться нормально, только не в смену Гэвина Рида. Макушка в виде ангела выскользнула из рук, ровно также как и Рид соскользнул со ступеней в попытке поймать его. Игрушку спас, а вот сам уверенно летел вниз, забыв даже высказать собственное негодование в матерной форме.

+1

28

Разумеется в том, чтобы повесить шарик на ветку не было ничего сложного, но, возможно, Гэвин имел в виду факт выбора или вообще того, что РК900 включился в процесс наряжания дерева к празднику. Так или иначе, похвала оказалась приятной, все же нечасто Рид расщедривался на добрые слова в отношении кого бы то ни было, если же вести подсчет, то именно Девятисотый собрал наибольшую коллекцию таковых, ведь именно его стараниями мужчина был не только здоров и светил доволен мордой, но и в сущности жив. Впрочем, Девятка не выставлял напарнику счет, даже не думал о подобном, что детектив мог быть ему должен, ведь машина просто выполнял свою основную задачу, а напарник еще раньше сказал, что это работает в обе стороны и не верить ему причин у Ричарда не было.
Принеся как и обещал стремянку, андроид решил, что с украшательством детектив справится и в одиночку, а вот глинтвейн обещанный сам себя не сварит. Перебрав пару десятков рецептов, робот выбрал наиболее практичный вариант, то есть напиток должен был содержать минимум ингредиентов и  трудозатрат, все же это не его специфика, а окончательно переквалифицироваться в андроида-домработницу в планы детектива не входило. Ситуация с напарником же была скорее исключением, ведь последний в обычной жизни был редкостным профаном, прямо как сам Девятисотый в социализации, так что применить способный к самообучению ИИ даже в бытовой сфере было наиболее действенным с точки зрения банальной рациональности.
- Понятия не имею, - отозвался робот с кухни, расставляя специи, солгав даже бровью не поведя, ведь хитрожопый полимерный засранец сам поместил пачку в карман пальто, однако формулировка вопроса Ридом позволила машине слукавить.
Помешивая субстанцию ложкой в глубоком ковше,  Девятка педантично отмерял ингридиенты. И пусть он не мог сам оценить всю полноту вкуса и насладиться напитком, однако определить состав и достаточность наполнения согласно подробному описанию в рецепте оказалось РК900 вполне по силам. Так что сыпанув еще немного корицы, он снова помешал колдовское рождественское зелье и лизнул после ложку, убеждаясь, не переборщил ли, рискнув отступить от рецепта, поскольку  базово тот показался слишком приторно-сладким. И кстати, зря Гэвин считал, что глинтвейн - это компот, ведь на шесть порций Ричард использовал не только две бутылки вина, но и полстакана портвейна. Корица, гвоздика и цедра апельсина считались классическими добавками обязательными к использованию, а вот перец горошком вперемежку с палочками корицы давал некоторую терпкость и оттенок горчинки - тут уж никак ни компотом, ни тем более не мужским напиток назвать язык не повернется.
- Ты молодец, Гэвин, это действительно красиво.
Передав кружку напарнику, Ричард все же с некоторым беспокойством ждал его вердикта, все же колдовал с этим напитком впервые и не хотел разочаровать напарника, ну и переводить зря продукты также было бы не самым приятным. Однако Рид оценил получившееся варево положительно, так что Девятка сохранил в своей базе данных модифицированный рецепт.
- Я - передовая модель, оснащенная самообучающимся ИИ последнего поколения, - намеренно пафосно изрек Ричард, а после улыбнулся и кивнул, - сейчас принесу.
Пока мужчина возился со стремянкой и игрушками, Девятисотый успел набрать в чашку новую порцию получившегося напитка, щедро зацепив субстанцию черпаком, и даже принести напарнику, однако стоять аки истукан или официант Девятка не стал, поместив чашку на каминную полочку, сам же подошел поближе, чтобы подать Гэвину свесившийся край длинной распушенной переливающейся мишуры, однако планы резко изменились.
Вот детектив тянется поместить ангела на макушку елки, вот игрушка выскользнула из пальцев человека, но тот ловко подхватил ее на лету, на том котиная удача детектива ДПД и закончилась, потому что покачнувшись, он ненадежно поставил ногу на ступеньку, закономерно с нее соскальзывая. Вот мужчина совершает короткий полет в сторону пола, но недолетает, успешно пойманный в цепкие сильные руки, держащие надежно, но аккуратно, чтобы не сломать ненароком хрупкие кости, ведь андроид способен метать легковушки на дальность. Чтобы подхватить своего человека, Ричарду пришлось самому с глухим стуком усесться или скорее бухнуться на пол под елку, усадив свежеспасенного напарника себе на колени.
-Я же просил,- строго взглянул в его лицо андроид, нахмурившись, впрочем в этой сердитости было куда больше обеспокоенности, нежели раздражения на непутевого детектива, - когда же ты научишься себя беречь?
Все еще приобнимая мужчину одной рукой, второй  Ричард едва ощутимо обрисовал небритую щеку, медленно провел чувствительными кончиками пальцев по шраму на носу напарника и продолжил эту уже почти невидимую линию повреждения по коже до самого уха. Девятка видел все эти метки на теле своего человека, эту историю его опасной жизни.
-Отважный, - шепнул андроид, пробежавшись легонько пальцами по подбородку мужчины, после чего кисть нырнула во вьющиеся короткие пряди, поглаживая затылок, - красивый...
Низкое грозовое небо всматривалось в освещенный солнцем изумруд, пытаясь донести до несмышленого человека, что он - уникален, слишком ценен, чтобы относится к себе и своему здоровью так безалаберно и ..нечестно пугать своего механического напарника, ведь Девятка понятия не имел, что делал бы, вдруг оставшись один. Даже думать об этом не хотел, потому отмел подобную мысль, как кощунственную и неуместную.

+1

29

Сказать о том, что в момент падения вся жизнь пронеслась перед глазами было бы слишком театрально. В жизни Гэвина бывали падения намного хуже, страшнее, чем это, но всё равно реакция каждый раз одна и та же. За доли секунды сердце в груди сжималось и сбивалось с размеренного ритма, отбивая чечётку. Сгруппироваться не получится, оставалось лишь прожить этот короткий миг, а затем распластаться на полу раненым лебедем. Неприятно, местами даже больно, но не смертельно, подумаешь. От синяков ещё никто не умирал. Рид ни о чём не думал и даже не матерился, не успел, потому как вскоре оказался в крепких и надёжных руках своего напарника. Признаться, это удивило. Его реакция оказалась молниеносной и более чем эффективной. Гэвин всё чаще ловил себя на мысли, что Девятисотый стал идеальным, во всех смыслах, напарником, в то время как он сам по-прежнему оставался собой. Прежним, эгоистичным и неисправимым детективом, постоянно влезавшим в переделки, неоправданно часто рисковавшим собой. Это стало уже привычкой и образом жизни, неприятности притягивались сами по себе и время от времени приходилось разбираться с последствиями. Для Рида это естественный и неотъемлемый процесс, однако с появлением Девятисотого многое теперь казалось совершенно иным. Он не мог не признать, что прогулки по парку помогали отвлечься и значительно разбавляли серые будни, нормальная еда делает его чуточку счастливее, а постоянное присутствие андроида позволили увидеть надежду в кромешной темноте одиночества. Конечно этого Рид никогда не признает открыто, но возвращаться обратно к исходным установкам не хотел и пусть андроид не может составить компанию за ужином или набухаться вместе с ним, зато всегда окажется рядом и не бросит в трудную минуту. И если кто-то воспринимает это как должное, мол андроиды для того и созданы, чтобы помогать и оберегать, то для одного детектива - из ряда вон выходящее событие. Человека, который не умеет принимать и просить о помощи, благодарить и нормально жить, как все люди, ему это чуждо и стрёмно, потому не понимал, как реагировать в ответ на заботу.   
Девятисотый держал его в своих руках, опустив на колени, а Гэвин смотрел в его глаза и не мог пошевелиться, сжимая игрушку в руках, словно это единственный барьер между ними. Рич вновь спас его и пусть в этот раз на кону стояла лишь собственная уязвлённая гордость. Спас, не жалея себя, словно ангел-хранитель данный кем-то свыше.
- Я случайно,- слышится в ответ, но голос Риду вовсе не знаком. Негромкий, низкий, хриплый. "Да, что со мной не так! Гадство!". Ответа нет. Глаза в глаза сидеть вот так готов часами, а за окном хоть буря, хоть потоп. Цепляется за ангела как за единственное спасение, за тот маяк, который светит проходящим кораблям в ночи, в туманах, чтобы не разбиться к чёрту. Но Гэвин, кажется, пропал. Смотрел перед собой, а всё внутри сжималось от прикосновений Рича, столь аккуратных, даже нежных, как не касались его прежде. И сердце пропускает вдруг удар и в голове шумит, а он лишь молчаливо смотрит в серые глаза напротив, борясь с собой и дежа вю, накрывшим как цунами. Наверное, он никогда не научится быть осторожным. Не сумеет прожить всю оставшуюся жизнь жаря барбекю на заднем дворе с выводном спиногрызов, потому что тогда это была бы чужая жизнь. Гэвин всегда был одиночкой, изгоем общества, выродком, упырём, который всегда сойдёт за своего в любом притоне, а такие, как известно, лишь по счастливой случайности могут обрести нормальную жизнь и то не все. Намного проще принять себя, отгородившись от других щитом и будь, что будет. Жизнь научила себя защищать давая сдачи. Возможно Камски зря надеялись привить детдомовцу манеры, не жалея денег стать другим у него не получилось. Так и остался волчонком оставаясь верным лишь самому себе. Всю свою сознательную жизнь Рид доверял лишь себе надеялся на себя. Не строил иллюзий когда-нибудь обзавестись семьёй считая, что ему вполне комфортно одному. Ни обременений, не обязанностей, вольный как ветер, но как оказалось и на такой замок нашёлся свой ключ.
Передовая разработка "Киберлайф", андроид-детектив, созданный по подобию человека с одним лишь отличием - он идеален. Во всём. Гэвина раздражали эти пластиковые ублюдки и всегда вызывали бурю протеста. Не живые, но посмевшие поднять голову и заявить о своих правах. Но не тот, который держал его за руку, когда было больно и страшно. Который подчинялся прихотям и сумел научить человека чему-то новому. Он всегда был рядом вне зависимости от того, что говорил человек, стал незримым щитом для более слабого существа. У Рида было достаточно времени, дабы научиться принимать его поддержку и не идти против, даже если во вред себе, но беда в том, что он человек. А людям свойственно бояться, ошибаться и подвергаться стереотипам общества. Оглядываться на остальных даже тогда, когда тебе плевать на их мнение, потому что контроль ситуации необходим таким как он. И не проходило ни одного грёбанного дня, чтобы мужчина не думал о том, что точило его душу, бередило старые раны, принося с собой боль. Иногда Рид успокаивал себя тем, что смотрит на андроида по-особенному только лишь от безысходности. Находил массу причин, почему смотрит на напарника иначе, чем просто коллегу по работе, стараясь убедить себя поверить, но правда всегда одна. И как ни старайся, в глубине души истина всегда одна. 
Гэвин долго боролся с собой и до сих по эта битва не окончена. Если быть честным, то плевать на условности, он влюбился. Впервые в своей жалкой никчёмной жизни. Влюбился в того, кто действительно пытался помочь, уберечь. Влюбился, себе не признаваясь, в заботу и то отношение, с которым Девятисотый к нему относился. День за днём на всём протяжении больничного и начавшегося отпуска смотрел на андроида не так, как остальные. Злился на него и на себя, потому что так не должно быть. Живому - живое. А сейчас едва держался. Голос Девятисотого стал последней каплей в море терпения, сомнений и запретов. Где-то в глубине Рид усмехался, потому что никогда не считал себя красивым. Он вообще не думал об этом. Зачем? Разве не ясно, что таких моральных уродов как он ещё стоит поискать? Зачем обманывать себя, если нет тех добродетелей, которые ценятся обществом. Гораздо проще принимать себя таким, какой есть, ведь ложная надежда убивает. А Гэвин...Он никогда не пытался обманывать себя ни в чём, считая затею бесполезной изначально, ведь шрамы внешние всего лишь малая толика того, что когда-либо творилось в душе. И не за чем знать остальным, почему душат ночные кошмары и топятся в виски надежды. Что работа - единственное спасение от гнетущего одиночества и массы комплексов. Что иной раз проще пустить себе пулю в висок, чем быть таким как все возвращаясь в пустую квартиру к подавленному дивану и плесневелому сыру в холодильнике. Он смирился и больше не предпринимал попыток стать нормальным, живя от бара к бару, от постели к постели, где же тут красота, о которой говорит Девятисотый?
Это стыдно? Быть благодарным за заботу о себе. Что, если та любовь, в которую вдруг так поверил Гэвин, была всего лишь благодарностью в ответ за многое в свой адрес? Что, если всё - лишь фантазия больного? Было страшно. Ведь сердцу не прикажешь, даже если оно обмануто разумом. Он замирает, не зная, что сказать в ответ. Спасибо, что поймал? Наверное словам не место и не время, ловя волну мурашек за волной, распространявшихся по телу от касаний подобно кругам на воде. Рид лишь обречённо выдыхает остатки страха, закрыв глаза. Тонуть подряд два раза за день в чувствах явный перебор, терпеть и подавлять душевные порывы трудно, и порой, невыносимо. Ведь Гэвин не такой. Всегда смотрел на геев косо, шутейки пошлые в их адрес отпускал смеясь, а сам теперь шлифует задом чужие колени. В какой момент его жизнь так круто развернулась, что внутренние железные приоритеты, принципы, вдруг пошатнулись? Куда подевался тот мудак, которого ненавидело всё управление полиции? Он слишком сильно увяз в андроидах, сбиваясь с жизненного курса, но не жалел об этом. Ни разу, ни мгновения. Стоило лишь один единственный раз перешагнуть черту, нарушив все границы, сжимая ангела в руках и станет легче. Склониться, соприкасаясь лбами, отчаянно желая поцелуя, но не решаясь. Рид не знал, что окажется трусом, но пальцы предательски холодели, касаясь гладкого скина андроида ладонью. Пусть так. Набраться храбрости, оглаживая большим пальцем красивый контур скул, тоже нужно время. Не отстраняясь и не глядя. Почти целуя. Отчаянно гася порывы, ведь страх пережимает горло также сильно как и прежде. "Ну, что за идиот! Это тот шанс, о котором ты мечтал, Гэвин!".  Возможно всё так и есть. И лучше сделать и пожалеть, чем не сделать и потом всю жизнь гадать, а что было бы, если бы... Ведь нельзя постоянно надеяться на случай, который так любезно предоставить её величество Судьба.
Не открывая глаз, мужчина прислоняется к губам напарника, едва ощутимым поцелуем всё же струсив. Остановив себя в последнее мгновение, потому что так нельзя. Не должен. Оглаживает губы большим пальцем, не зная, что сказать. Он снова всё испортил. Смолчал, стерпел, но всё же коснулся его губ.
- Повесишь макушку? - Произносит, дабы заполнить хоть чем-то возникшую паузу, отстраняясь неохотно. Старается не смотреть в лицо, пряча взгляд, неловко приподнимая ангела руками. - А я сейчас вернусь,- поднимается, оставляя игрушку в руках андроида, уходя на второй этаж. Смешанные чувства наполняют сердце, разум, разливаясь по щекам предательским румянцем. "Что я наделал?". Домашняя одежда клубком валяется рядом на полу, пока Рид закидывает последний кусок шторы себе на плечо. Нужно как-то исправить вечер, так почему не этим глупым пари? Император Рима из Рида получился хреновый: штора оказалась широкой и постоянно спадала, того и гляди наступит и посчитает ступени лестницы носом. И пусть дико стыдно теперь, но эти пять минут позора могут повеселить.
- Ну...это, - Гэвин запинался. Ему казалось глупым говорить все те слова, что должен, особенно после того, как пытался поцеловать напарника. Чувство стыда точило изнутри червём и казалось, что если отпустит перила лестницы, то Рид растеряет последние остатки самообладания, - блин, ну.., - сказать не получалось, ведь на уме совсем другое и крадучись, он всё же бросает взгляд на Ричарда. "Что б я провалился!", как стыдно, сначала домогаться андроида, а потом пытаться превратить всё в шутку. Рид сжимает пальцы на шторе, чтобы не бросить всё и не вернуться к тому, что не закончил и будь, что будет.

+2

30

Когда Рид поспешно вскочил и сбежал, РК900 едва остановил себя от того, чтобы сжать пальцы и раскрошить хрупкую керамику. Почему-то было неприятно, горько и казалось, что его обманули, словно велели исследовать улики в абсолютно пустом помещении и при этом смеялись с глупых попыток найти хоть что-то в стерильном пространстве. Кажется, люди называют это ощущение разочарованием, хоть Девятисотый даже не знал, чего ждал, возможно, чуда? Но осознать, что чудо помаячило на горизонте и было тут же спрятано - навыка социализации хватило.  Гэвин вернул ему касание и еще немного больше: Девятка улавливал давление и температуру, на большее увы его корпус не был способен, за исключением пальцев и мобильной лаборатории во рту. Кстати насчет последнего, Ричард пожалел, что не догадался поймать губами проскользившие по скину пальцы, возможно этого бы хватило, чтобы ... чтобы что? Усмирить то странное ощущение, толкавшее на необязательный тактильный контакт.
Ричард опустил взгляд на елочную игрушку в своих ладонях, поднес ближе к глазам, рассматривая со всех сторон, замечая мелкие трещины, потертости и чуть сколотое, щербатое крыло. Керамическое изделие было едва ли не ровесником его человека, так же как детектив, игрушка хранила в себе историю, и так же как он - продолжала выполнять свою функцию. Красота Гэвина была не только и не столько внешней, в нем была своя притягательность, в отличие от холодной, идеальной - дистиллированной красоты андроидов. Мужчина не умел сдаваться, он получал по морде, но поднимался упрямо и продолжал делать то, что делал, порой даже зло и отчаянно, но в этом быв весь Гэвин, и это восхищало РК900 в напарнике и притягивало к нему, потому как роднило упрямого человека и следующую цели машину.
Беглый взгляд, коим андроид обвел помещение, наткнулся на остывающую чашку со второй порцией глинтвейна. Этого оказалось достаточно, чтобы вывести робота из некоторой задумчивой прострации и желтый оттенок диода сменился вновь голубым: терпение у снайпера и машины - безграничное, рано или поздно он выяснит, что это за странное стремление, просто потребуется слегка больше времени. Поднявшись с пола, Девятисотый поправил стремянку и наконец водрузил ангела на верхушку нарядной ели. Подхватив кружку, он направился искать напарника, который обнаружился на лестнице в попытках не навернуться с нее в своей импровизированной тоге.
Благодаря ступенькам Рид был даже чуть выше андроида, тот же не поднимался навстречу, лишь протянул человеку чашку.
- Ваше императорское высокоблагородие, повторяйте за мной "я самый обаятельный и привлекательный", - усмехнувшись, наглая машина даже скопировала голос детектива, но намеренно  допустив, чтобы тот отдавал электронными нотками, ведь цель не была обойти аудиосенсор, а лишь пошутить.
Заставив мужчину повторить глупую мантру самовнушения несколько раз под скептическое "не верю" по примеру Станиславского, РК900 наконец сжалился и отпустил напарника переодевать новое платье короля в цивильные домашние шмотки, ведь по плану оставалось еще печенье и целых четыре порции глинтвейна, которые греть заново было бы  кощунственной тратой прекрасного продукта. Разложив ингредиенты на столе, Девятисотый окинул объем работы взглядом, словно полководец  поле битвы, в ожидании своего генерала.
Когда напарник наконец явил свой светлый лик, Ричард тут же сунул ему в руки миску с со сливочным маслом в количестве двух пачек и двумя стаканами сахарной пудры, а также аки скипетр вручил венчик, велев разминать до однородной массы. Сам же в другую миску высыпал изрядно муки, сверху бросив из других емкостей поменьше какао-порошка и специй. По помещению разносился гвоздики, кардамона, имбиря, корицы и душистого перца, дополняя смешение специй глинтвейна. Если закрыть глаза, можно было представить, что зашел в уютную кафешку с домашней выпечкой.
Перемешав все это, заглянул через плечо Рида.
-У тебя прекрасно получается, - улыбнулся андроид, добавляя в придерживаемую детективом миску меда и разбивая туда несколько яиц, - продолжай в том же духе.
Когда смеси в обеих мисках стали более- менее однородными, Девятисотый  переложил-перелил все в одну глубокую емкость и в очередной раз перемешал, в кой-то веки субстанция наконец стала напоминать тесто.  Сунув тесто в холодильник, Ричард объявил перерыв на глинтвейн, обновив напиток в чашке напарника. а сам слегка прибрался, ведь впереди было не менее важная процедура - раскатать тесто и вырезать из него фигурки.

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » Are you waiting till the time is right? [detroit: become human]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно