ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » an act of kindness


an act of kindness

Сообщений 1 страница 30 из 31

1

an act of kindness

https://i.imgur.com/lrTobAm.jpg

https://i.imgur.com/fa3zxFd.jpg

• america

elizabeth & ciel

an act of kindness is what you showed to me. it caught me by surprise in this town of glass and ice. kindness, so many people passed me by but you warmed me to my core and you left me wanting more

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (08.08.21 00:09:48)

+1

2

мне не нравится то, что нашей семье приходится уехать из привычного дома в совершенно другой штат. я знаю, что это временно, да и не то что бы я ненавижу это место... просто я хотела провести всё лето со своими школьными друзьями, а вместо этого придётся найти здесь новых, да ещё и постараться не привязаться к ним.
конечно, во всём этом есть и плюсы: например, родители перестают ссориться и ругаться из-за всякой ерунды, которую они там себе обычно придумывают! если честно, каждый раз, когда я слышала их крики из своей комнаты - мне становилось невыносимо печально. хоть мама и говорит, что это часть привычной и нормальной жизни, но мне так не кажется. разве они не должны бесконечно любить друг друга и оберегать? должна ли я попытаться это исправить? или может это получится как-то само по себе? не знаю. но одно я извлекла из всего этого наверняка: если у меня не будет желаемых взаимоотношений, то я не выйду замуж и не буду рожать ребёнка. это же глупо, разве нет?
- хочешь я почитаю тебе сказку? - как-то раз говорит мама, наверное немного позабыв, что мне уже не четыре года и я вполне умею читать сама. но... я не бяка какая-то, потому с лёгкостью позволяю. мне хочется, чтобы она была со мной почаще в этот период; всё-таки я только налаживаю здесь контакты, да и ничего не строится за пару дней.

бабушка почти каждый день готовит мне разные вкусности, которые я беззастенчиво кушаю и не опасаюсь последствий. даже если я немного потолстею, то это ничего! разве пухленькие щёчки мне не пойдут? хотя, слишком усердствовать тоже не стоит... - здесь неподалёку есть клуб скаутов, в котором состоят замечательные девочки. думаю, что вы подружитесь, - бабушка теребит мою щёчку и я улыбаюсь ей во весь рот, прожёвывая очередную булочку с корицей. как же мне хочется уже обзавестись хоть какими-то приятными знакомствами здесь. иначе я сойду с ума от скуки? просто не хотелось бы всё время проводить за чтением комиксов или книг, или просмотром телевизора, или чем ещё. общение со сверстниками очень важно! - но я ничего не знаю о скаутах! - выпаливаю очередную сложность, которая попадается на моём пути и вздыхаю. неужели меня не примут из-за этого?
но девочки оказываются куда как более открытыми к новым лицам [ возможно, дело в том, что одна из девочек, о которой они постоянно шипели наедине, ушла от них без объяснения причин ] и позволяют мне присоединиться. наше общее дело оказывается не очень легким, зато я нахожу себя в мастерском плетении фенечек и помощи в вызволении котов с деревьев.
конечно, это далеко не всё, над чем мы трудимся нашей небольшой компанией. например, ещё продаём печенье, чтобы собрать побольше средств для лечения братьев наших меньших. - мы должны продать всё! каждую коробочку! потому что от этого зависит жизнь котят! - бойко говорит наш (не)гласный лидер, потягивая за собой тележку. домов обойти приходится много, но в основном везде нас ожидает успех.

пока мы не продвигаемся ближе к окраинам. - новенькая, сходи-ка вон в тот дальний дом. а мы займёмся остальным тут. - оглядываюсь через плечо, чтобы заприметить лишь силуэт. интересно, встретит ли меня там только недовольство хозяина или он окажется радушным? но это не единственная мысль. честно говоря, в первые несколько секунд меня напрягает его отдалённость от остальных домов...  однако, я не собираюсь выказывать страха, не дождутся! - отлично, схожу. - забираю пять коробок с печеньем, укладываю их в небольшую сумку и отважно отправляюсь на встречу, как я надеюсь, безопасности.
ещё издалека видится небольшое движение. ага! это не может не радовать, значит я смогу продать все эти коробки и они все выкусят у меня. потому что я - прелесть и само очарование, никто не сможет устоять. но по приближению я понимаю, что это маленький мальчик... что ж, у него всё равно могут быть деньги на карманные расходы или он может поклянчить у родных! так даже удобнее.
- привееет! - произношу с широкой улыбкой на губах и бегу к нему вприпрыжку; чего это он там делает? заинтересованно смотрю на ветку в его руках, осматриваю всё его лицо и тело. он кажется немного... странным? но всё же не менее красивым оттого! - как тебя зовут? почему ты сидишь здесь совсем один? - я всегда любила заводить новые знакомства, так почему бы сейчас не сделать то же самое? - твоё время определённо скрасят эти шоколадные печенья с кремовой начинкой. ммм, - достаю одну упаковку, чтобы показать наглядно. - для тебя я сделаю скидку! потому что ты очень симпатичный, хоть и перемазанный немного. - все мальчишки его возраста не очень-то следят за собой, так что это не удивляет.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (11.08.21 23:46:38)

+1

3

Я так сильно скучаю по своим родным... По маме, которая хоть и была строга, но в тайне обязательно подкладывала мне в школьный рюкзак кулек с конфетами или печеньем; по отцу, который научил кататься на велосипеде и даже разрешил однажды потрогать руками настоящий машинный двигатель; по старшему брату и кузине-погодке, с которыми мы гоняли наперегонки в волчьем обличье. Конечно же, я скучаю по бабушке, которая притворно ругала нас, выйдя на крыльцо:
— Смотрите, еще попадетесь людишкам на глаза! Они сделают из ваших шкурок шубы.
Бабушка была доброй на самом деле и это она прикрыла меня собой, защитив от падающей с потолка балки.

Наш дом выгорел изнутри почти полностью, осталась только внешняя оболочка, как пустая скорлупка от яйца. И я такой же: пустой и никому ненужный.

Я плохо помню, что именно тогда случилось. Дом горел, наполняя легкие едким дымом, из-за этого же дыма отчаянно слезились глаза, так что видел я все весьма размыто. Крики вокруг лишь дезориентировали еще больше: всем было страшно, все метались из одного угла в другой, но никак не находили выхода:
— Они обсыпали дом пеплом рябины, так что нам не выйти!
— Они стреляют, стоит только открыть дверь!
— Проклятые охотники, как их земля носит!
В стае были люди: моя бабушка, жена моего дяди, ее младшая сестра, которая стала парой моему брату совсем недавно. У них был бы шанс спастись, если бы только не пули, изрешетившие входную дверь.
Мама накинула мне на голову свою блузку, смоченную в воде, прежде чем убежать куда-то, а брат прижал к своему теплому боку. У нас не было выбора, кроме как умереть, но умирать мне отчаянно не хотелось. Как же моя скрипка, дожидающаяся в музыкальном классе, как же мои друзья?
— Все будет хорошо, Сиэль, Лиззи, не волнуйтесь.
Голос брата дрожит, когда он обещает это, так что поверить таким словам сложно и потому я молчу, только встречаюсь глазами с кузиной, прижавшейся к нему с другой стороны. Бабушка кажется куда более уверенной: она появляется из ниоткуда и требует от нас превратиться, а после наставляет:
— Когда я открою дверь и сотру линию из порошка, бегите со всех лап. Не оборачивайтесь. Не слушайте никого. Просто бегите до тех пор, пока дом и все люди не останутся далеко позади. Забейтесь куда-то подальше и не выходите некоторое время, переждите.
Я прижимаюсь животом к полу сбоку от двери и дожидаюсь сигнала. Дальше неразберихи становится лишь еще больше...

Мне не удается остаться рядом с братом или кузиной: они пропадают в суматохе, во всполохах пламени и свисте пуль. Я единственный вырываюсь в темноту леса и петляю между деревьев и кустов, надеясь сбить со следа возможную погоню. Хорошо, что папа научил меня этому чуть раньше.
Норка под корнями дерева спустя несколько часов сумасшедшего бега, оказывается очень кстати. Я забиваюсь туда прямо так, в волчьем облике, и чутко прислушиваюсь к предрассветным звукам.

Лес еще долго гудит после пожара, а звери настороженно прижимаются к траве при малейшем шорохе. Я среди них и совсем не сразу решаюсь вернуться к дому. Приехавшие в ту ночь в дому пожарные и полицейские забрали тела, но я чувствую запах крови своих близких, нахожу по ней следы брата, оборвавшиеся на самой границе с лесом, и кузины, которая сделала буквально десяток шагов за порог. Бабушка, распахнувшая для нас дверь и разрушившая круг из пепла рябины, так и погибла там, на пороге. Наверное, ее расстреляли за излишнюю храбрость...

Никого из моей семьи не осталось в живых: осознание настигает меня в один миг, вырывая из груди всхлип, постепенно переходящий в жалобный вой. Всякий раз как я думаю о потерях, он разносится над лесом, будто призывает тех, которые ушли, возвратиться.
Мне больно и одиноко, но даже так я не иду к людям. Бабушка тогда велела затаиться, переждать, но не уточнила сколько именно. Охотники живут среди людей, а если я появлюсь, то они мигом меня признают.

Охотиться в одиночку не так просто, как в компании других членов стаи. У меня еще недостаточно быстрые лапы и мало выносливости, так что с едой выходит не всегда и все же я стараюсь: разрываю пойманного кролика или белку прямо на месте, собираю ягоды и грибы в лесу, пью воду из ручьев. К дому возвращаюсь нечасто, лишь если особенно сильно тоскую. В подвале сохранились кое-какие вещи и я с удовольствием разбираю их, устроившись на крыльце или на заднем дворе, где прежде стоял стол.

Именно на крыльце меня однажды застает врасплох девочка с пачкой шоколадного печенья. Точнее, я замечаю ее издалека: она пахнет чем-то сладким, у нее звонкий голос и ярко-красное платье; такую сложно не заметить. Будь она не одна, я бы давно скрылся в кустах, но от ребенка не должно быть большой проблемы, да и к тому же она тоже меня видит, а потому устремляется вперед почти вприпрыжку.
Стоит нам оказаться достаточно близко, как незнакомка принимается бойко болтать, пытаясь продать мне печенье, а я в свою очередь спрыгиваю на землю, чтобы приблизиться. Такая маленькая не может быть охотником, правда? Повожу носом, остановившись в одном шаге, и окончательно убеждаюсь в своей безопасности. Тогда только решаюсь заговорить:
— У меня нет денег, — пожимаю неловко плечами, переведя взгляд на соблазнительную упаковку.
Оно шоколадное? Люблю шоколад, сто лет его не ел. Бабушка раньше часто пекла для нас, но теперь даже ее рецептов из старой книги не сохранилось.
— И у меня нет родителей, которые могли бы заплатить, — в этом сознаваться еще более неловко.
Мне так не хочется, чтобы она считала меня неудачником. Что же можно сделать для этого? В школе говорили, в древности люди обменивали одни товары на другие и так выживали. Может и сейчас сработает?
— Я могу поменяться! — отбегаю к крыльцу, чтобы поднять свою утреннюю добычу за хвост. — Эта белка еще свежая, теплая даже. Возьми ее вместо денег?
Даже если она человек и не может есть сырое, то ее собственные родители точно смогут приготовить мясо, так? Улыбаюсь как можно более бодро, стараюсь выглядеть уверенным, ведь она говорила, что я симпатичный. Вдруг сработает и убедит ее? Но отразившееся на чужом лице удивление говорит о том, что это пустая затея.
— Не хочешь? Понимаю, деньги всегда лучше.
Осматриваю свою белку оценивающе, прежде чем унести ее обратно. Ну и ладно, зато у меня будет ужин...

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

4

мальчик хоть и дюже симпатичный ( настолько, что моё сердечко всерьёз пропускают удар, а глаза так и жаждут подольше на него смотреть; может даже поближе? ), но настолько же и странный. при том, это открывается почти сразу! вздрагиваю, когда он поднимается и быстро преодолевает расстояние между нами, не оставляя даже возможности отступить. мне показалось, или он был слишком... - шустрый ты. - хихикаю немного неловко, задаваясь и ещё одним вопросом: он что, только что понюхал меня? так со мной ещё ни разу не знакомились, это даже немного забавно. и очень необычно! мне нравятся странные дети, с ними бывает куда интереснее играть, чем с чрезмерно ( да и в целом ) благовоспитанными, например. со странными можно не бояться, что тебя отвергнут за глупую шутку или лишнее действие. - приятно пахну? - мне интересно его мнение: это завораживает, но одновременно и смущает. что, если ему не понравилось и он открыто это выскажет? будет немного странно, а ещё стыдно. так что к лучшему, что мы переводим тему?..
жаль только, что наш разговор и скорая покупка печенья не клеится; или клеится, но каким-то очень своеобразным образом. он рассказывает мне всё так открыто и честно, что я и на долю секунды не сомневаюсь в сказанном. несмотря на то, что звучащее приводит в шок и непонимание одновременно. - как же так? где же твои родители? кто же тогда заботится о тебе, покупает тебе сладкое или новые игрушки? - склоняю голову набок, даже не предполагая, насколько сильно это может ранить. - ты живешь в этом доме? он выглядит... не новым. - говорю я откровенно, несколько раз кивая головой. что-то странное есть в этом месте: отталкивающее и привлекающее одновременно. могло ли что-то случиться здесь? что-то, из-за чего ребёнок оказался в одиночестве? и так ли уж он одинок? может он имел ввиду, что его родители злые и не разрешают ему есть сладкое?

предложение поменяться звучит очень интригующе, так что мне хочется потереть ручки, но они сейчас заняты. а жаль, потому что стоило бы их освободить. мои глаза округляются из-за удивления, а потом, неожиданно даже для себя, вскрикиваю от ужаса, когда понимаю, что в его руках крохотная белочка. роняю все коробки на землю, неловко топчась на месте. - т-ты... она что? - что с ней могло произойти? она умерла, а он нашёл её в таком состоянии? я не могу поверить, что маленький мальчик мог так поступить с ней. он совершенно не выглядит злым. нет, я не хочу даже предполагать, что он такой. иначе бы не понравился мне. но предлагать такой обмен... странно. видимо, он очень сильно хочет это печенье.
наблюдаю за тем, как он возвращается обратно к крыльцу, чувствую его грусть и растерянность даже? как же мне быть? ведь я должна продать это печенье, принести им деньги, но нет. если и выкинут из скаутов, то это не страшно. мне не очень-то и нравилось. вздыхаю, присаживаясь на колени, чтобы собрать все коробки. - деньги лучше. а иногда не нужно ничего, - уж точно не труп белки. стараюсь, кстати, избегать его взглядом, когда подхожу к мальчику сзади. протягиваю ему все оставшиеся коробки, дожидаясь пока он развернётся. - только не съешь всё за сегодня! а то живот будет болеть. - серьёзно даю небольшое напутствие, как это обычно делают родители и негромко смеюсь. интересно, он старше меня?
- я - лиззи. все так меня зовут, - моё полное имя слишком длинное. по нему ко мне обращаются только взрослые, когда я с чем-то напортачу. - ты не ответил как зовут тебя. я хотела бы дружить, - я не собираюсь сдаваться просто так, даже, если он не хочет говорить мне. но почему? неужели он не так уж часто играет с детьми? или не хочет этого? - ты не любишь знакомиться? ты из тех детей, кто уже считает себя взрослым? сколько тебе? - раз он даже живёт без родителей, вау! но кто-то же должен следить за ним? оглядываюсь по сторонам, но не вижу никого в ближайшей округе. но они могут быть и на работе. ничего ведь, если я посижу тут ещё немного?.. - стоит ли скорее взрослеть, чтобы выйти замуж и вечно грызться со своим мужем? - по крайней мере, жизнь моей мамы выглядит именно так в моей глазах.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

5

Я совсем отвык быть рядом с людьми, притворяться в их присутствии, так что девочка сразу же отмечает, по ее мнению, странности, а на самом деле обычные волчьи повадки. Мои щеки алеют из-за простого комментария о запахе и о шустрости, так что я откашливаюсь и отворачиваюсь на мгновение. Будь здесь мама, она отругала бы меня за неосторожность... Но мамы здесь нет, теперь я предоставлен сам себе, вот и приходится выкручиваться:
— От тебя пахнет выпечкой и яблоками. Твоя мама пекла пирог?
У меня рот наполняется слюной от одной только мысли о горячем пироге, посыпанном сахарной пудрой, с нежными яблоками под румяным тестом. И одновременно с тем в левой стороне груди сжимается боль при мысли, что моя семья больше никогда не соберется на кухне и не отведает лакомство, которое так классно получалось у бабули.
Легче не становится, когда моя новая знакомая начинает задавать вопросы об этом. Я слишком откровенно сказал, что родителей нет? Наверное, стоило солгать и отговориться запретом на сладкое, упомянуть кариес и походы к стоматологу. Мама и правда очень часто этим пугала еще пару лет назад, да и бабушка тоже, а значит так делают все взрослые в мире со всеми детьми. Она бы поняла. Только сказанного обратно уже не возвратить и приходится попросить то единственное, что мне теперь остается:
— Не говори никому, что видела меня здесь, хорошо? Пусть это будет секретом.
Выдавливаю улыбку, стараясь не выказывать пресловутой боли в сердце [она не настоящая, это все в моей голове]. Нельзя позволить, чтобы сюда вернулись другие люди и снова начали прочесывать лес из-за ее слов. Хуже будет только, если вернутся охотники, устроившие все это. Вряд ли мне удастся скрыться от них снова?

Я совершаю сегодня одну ошибку за другой! Сначала упоминание об отсутствии родителей и денег, а теперь еще и убитая мной белка... Девочка вскрикивает и роняет свои коробки на землю, смотрит на тушку с ужасом, будто никогда не видела, как на кухне разделывают мясо курицы или свинки. Хотя может и правда не видела. Я сжимаю зубы, чувствуя обиду. Кто-то из членов стаи уж всяко похвалил меня за добычу, а не впал в истерику. Человеческие девчонки все такие неженки?
Огрызаться мне не хочется, поэтому я просто возвращаюсь к крыльцу. Может быть, она вообще сбежит за то время, что я стою спиной, не захочет оставаться рядом с монстром, убившим белку? Слышу шорохи и дыхание, даже биение ее сердца. На удивление, оно успокаивается достаточно быстро, а затем становятся слышны шаги, вот только не убегающие от меня в спешке, а наоборот приближающиеся.
Я поворачиваюсь, не веря собственным ушам, и встречаюсь взглядом с зелеными глазами, а потом оказываюсь навьючен коробками, что еще недавно сжимали чужие руки.
— Мне правда можно их взять? — голос опускается до шепота.
Откуда такая щедрость? Не слышал о том, чтобы люди помогали другим за даром. Я выгляжу настолько жалко?
— Спасибо большое, — но отказываться не собираюсь.
Почти утыкаюсь носом в упаковку от печенья в итоге, вдыхаю запах. Да, аромат сладостей смешивается с картоном и краской, но он все равно очень приятый. У меня даже в желудке начинает урчать, хотя я и ел совсем недавно.
— Меня зовут Сиэль. Я рад познакомиться с тобой Лиззи, подносящая дары, — подмигиваю неловко.
Не только же королям и королевам из Хроник Нарнии и кучи других сказок носить прозвища? Складываю коробки на крыльцо и устраиваюсь рядом, а после протягиваю девочке руку, предлагая забираться.
— Давай съедим несколько штук прямо сейчас?
Мне приходит в голову, что она может не одобрить полдника всухомятку, но чай взять неоткуда. Хотя, если она захочет вернуться, то я мог бы раскопать в завалах старый чайник, чтобы подогревать его над огнем, и собрать в лесу подходящие травы для аромата, и вкуса.

Беседа завязывается как-то сама собой. Лиззи упоминает скучных взрослых и не менее скучных детей, которые им подражают, а я звучно фыркаю в ответ на предположение, что и сам могу быть таким.
Еще не хватало. Мне десять, взрослеть я не спешу, хоть и придется. А тебе сколько лет?
Да, мне придется повзрослеть. Так даже мама говорила не так давно, с чем я не желал не соглашаться. Уже сейчас я понимаю, что не могу всю жизнь провести в лесу и придется однажды выйти. Просто не сейчас, а когда станет немного безопаснее, может быть, ближе к холодам...
— Замужество мне не светит. Но с женой грызться я тоже не хочу. Если бы ты была моей женой, то стала бы пилить?
Раскрываю, наконец, упаковку печенья и благовоспитанно предлагаю его для начала даме, лишь затем сам подхватываю кругляш, чтобы проглотить почти целиком.
— Вкусное! Откуда ты его взяла, да еще столько? Зачем продаешь?

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

6

надо сказать, что его точность даже удивляет меня! что этот мальчик вообще из себя представляет? он что-то вроде гения запахов? возможно, будущий парфюмер, раз уж так точно различает их? я оттягиваю свою кофточку, чтобы вдохнуть легкий аромат яблок, который уже должен был бы выветриться. всё-таки я много времени брожу по округе с девчонками. - вау! это удивительно, но правда. только это моя бабушка пекла пирог, он был невыносимо вкусным! кажется, скоро я наем себе вот такииие щёки, - оттягиваю кожу, чтобы примерно изобразить будущие размеры. а если я не остановлюсь, то это действительно грозит стать правдой.
пока я задорно хихикаю, мальчику становится грустно? склоняю голову набок, чтобы вглядеться в опустившиеся уголки губ, в потерянный взгляд, в сжатые ладони. ну да, у него ведь нет родителей, которые могли бы приготовить ему вкуснятинку? мне становится даже стыдно за то, что вот так просто хвалилась полученным лакомством. наверное, мне стоит как-то прийти к нему и принести бабушкиного пирога? и свою фигуру уберегу, и порадую кого-то! воодушевляюсь собственной мыслью, ставя рядом с этим дельцем кружочек ( и однажды я поставлю в нём галочку ).
но неожиданная просьба немного отвлекает от насущного, заставляет немного непонимающе взглянуть на мальчишку. почему я не должна никому рассказывать о нём? какая может быть большая тайна в том, что здесь живёт мальчик? вопрос ли в том, что он здесь совсем один? но правильно ли будет на моем месте утаивать это? возможно, мне наоборот стоит быть более ответственной и сказать? но... тон его голоса, даже через улыбку, заставляет меня дрогнуть и проникнуться, несмотря на то, что я не представляю какая история может храниться за этими глазами.
- тебе повезло, что я очень люблю секреты! - провожу пальцами по своим губам, изображая в конце поворот "ключика" в "замке" и после выбрасываю воображаемую вещь в сторону. - но тогда мы ещё увидимся? - по крайней мере, в моменте мне кажется, что я очень сильно хочу этого! потому что он настолько же своеобразный, насколько и симпатичный. то есть, очень даже сильно. и это мне нравится в нём, совсем не отталкивает. плюс - особого шарма добавляет его загадочность, да.

а вот убитая белка снимает несколько звёзд, но я всё же стараюсь вопить не слишком сильно. мало ли при каких обстоятельствах она появилась здесь ( хотя слова о том, что она ещё теплая, немного смущают... ). но я девочка решительная и храбрая, по крайней мере пытаюсь себе такой казаться, и потому не позволяю себе отступить так просто. в конце концов, меня воспитывали совершенно по другому. и судить кого-то по одному поступку, который сложно охарактеризовать как промах ( его вообще сложно охарактеризовать как-либо? ), - неправильно! да и во мне всё ещё не дремлют благородные начала.
тем более, это того стоит. понимаю это, когда я слышу вопрос. он настолько не привык к тому, что кто-то может давать что-то? или слишком не доверяет мне? - даже нужно, раз дают! не волнуйся, это очень вкусные печенья. - и я уж точно не злая королева, которая решила отравить... принца? то, как он утыкается носом в коробку, конечно, не говорит о королевском воспитании, но зато выглядит очень мило. это заставляет меня улыбнуться; да, он определённо любит шоколад! потираю руки между собой, решая в дальнейшем поэкспериментировать и принести что-то ещё.
- подносящая дары? этого обо мне ещё точно не говорили, - задумчиво пробубнила я; возможно, потому что я не самая щедрая девочка в округе? обычно я предпочитаю не делиться своим, но здесь какое-то совершенно особенное дело. или обычное желание понравиться? кажется, у меня даже получается? - я рада с тобой познакомиться тоже! сиэль! такое необычное имя... ни разу не слышала. ты не местный?

усаживаюсь рядом с ним на крыльце, не отказываясь от предложения о том, чтобы полакомиться печеньем. надеюсь, что девчонки не ринутся меня искать здесь, потому что сейчас вообще не до них! да и хочу ли я делиться своим новым знакомым? думаю, что нет. - мне восемь! и быть детьми определённо лучше. взрослые даже не пытаются играть во что-то, всё время хмурые, как грозовые тучи, фу, - это действительно не нравится мне, даже подбешивает. зачем же тогда вообще всё это?
неожиданно смеюсь над его вопросом, очень живо представляя себя его женой. интересно, как это могло бы быть? - а ты любишь смотреть фильмы и мультики? собирать игрушки и комиксы? если да, то какие могут быть проблемы! - общие интересы - залог успеха любых отношений... наверное. - ну и если ты не любишь смотреть на других девочек. - прищуриваюсь наигранно, кое-как сдерживая смех. хотя на самом деле... собственничество - одна из моих черт.
- о, да я приехала в этот город ненадолго, решила обзавестись компанией, вот и хожу с девчонками-скаутами. продаём печенье, чтобы собрать денег для кошечек и собачек, которые попали в беду. - на самом деле, мне немного грустно и стыдливо из-за того, что я отдала это печенье просто так. с другой стороны, у меня есть отличная идея! - не волнуйся! я поклянчу денег у родителей, чтобы добавить их! потому что животных очень жалко. - грустно вздыхаю я, потому что видела всякое неприятное. - а ты помогаешь животным? - задаю этот вопрос ещё и из-за того, что видела у него труп белки... должно же быть этому какое-то оправдание? - может, у тебя даже есть домашний питомец?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

7

Никак не могу понять, нравится девочке небольшое прозвище, которое я неожиданно даже для себя придумал или нет? Она не слишком ярко реагирует на него, поэтому я не рискую как-то продолжать эту тему и переключаюсь на неожиданное удивление, связанное с моим собственным. Конечно, я знал, что для наших мест оно необычное и непривычное, ведь даже на его родине встречается не слишком часто, но с вопросом о том, местный ли я, сталкиваться прежде не приходилось.
— Почему не местный? Я тут родился и вырос. Мама назвала меня французским именем просто из-за того, что любила все французское.
Улыбаюсь неловко, чуть опустив глаза и переминаясь с ноги на ногу. Французский язык она тоже любила и потому мы все старательно учили его, чтобы разделить ее страсть.

Меня радует, когда девочка соглашается съесть принесенные ею же печенья и забавляет наш неловкий разговор. Это почти напоминает прежние времена, когда мы болтали с кузиной о всяких глупостях, не слишком заботясь реальной жизнью. В реальной жизни мне приходится самому добывать себе еду и искать местечко потеплее в холодные ночи; реальность сильно переоценивают.
— Я люблю комиксы, и фильмы, и игрушки. Тебе нравятся шахматы? Или может бильярд? Отец говорил, что когда я подрасту, то стану очень опасным игроком. Или может ты любишь компьютерные стрелялки?
На самом деле, у меня нет никакой уверенности, что девочке может быть интересно. Но ведь она не рассчитывает всерьез, что я люблю кукол? Хотя некоторые довольно красивые и она сама напоминает одну из них.
— Раньше у меня было много игрушек. Уверен, я мог бы побыть шофером для твоей Барби, если она любит кататься...
В итоге я придумываю себе роль даже в чисто девчачьей игре и радуюсь этому. Все лучше, чем разговоры о домашних питомцах, наверняка вызванные недавней ситуацией с белкой. Разве волк и овца могут дружить? А волк и кот? Я встречал котов в лесу пару раз, но ничего, кроме желания растерзать их они не вызывали. Хотя…
- Когда я был совсем маленьким и был жив мой дед, то у него был друг, который держал кошку. Он шутил, что это фамильяр ведьмы. Хотя едва ли мужчина мог быть ведьмой…
А вот друидом и советником стаи - вполне. Он и после захаживал к нам, говорил о чем-то с родителями, а вместе с их гибелью исчез и сам.
- Я любил играть с ней. Она забавно фырчала и топорщила усы. Постоянно пыталась вдарить когтистой лапой, но нас таким не проймешь.
Я смеюсь, вспоминая то беззаботное время. Сейчас-то понятно, что кошке не нравился волк во мне и она пыталась защищаться, пусть не очень успешно, а тогда… Все ли дети немного живодеры или я один такой?
Взглядываю на девочку, пытаясь отыскать ответ на свой вопрос. Она-то уж точно любит животных и не решится причинить кому-то врет. Может и муху не убьет, даже если та будет жужжать над ухом?
- А у тебя есть любимец?
Если она будет и дальше меня подкармливать, то им точно стану я.

Стоит девочке засобираться домой [а это происходит довольно скоро], как я не удерживаюсь от вопроса:
- Ты придешь еще?
Перехватываю ее руку, чуть сжимаю, пока не получаю утвердительный ответ. Раз уж моя тайна раскрыта, то я совсем не против видеть ее почаще.

Она и правда приходит, каждый день или через день. Рассказывает как много животных удалось спасти благодаря проданному печенью, делится рассказами о своей семье и даже приносит игрушки.
Я на полном серьезе учу ее нескольким простеньким приемам самообороны, стоит только узнать, что она совсем не умеет защищаться. Когда же нас застигает врасплох дождь, то тащу в дом, под крышу.
- Здесь местами течет, но всяко лучше, чем на улице. Устраивайся поудобнее, а я согрею чай.
Мне удалось разыскать чайник и затащить в дом сухих палок, устроив небольшой очаг. Я предусмотрительно сделал его на месте камина, так что опасности быть не должно. И мне нравится уют, который создает потрескивание пламени, маленькое и контролируемое, оно совсем не похоже на дикую стихию, погубившую всех моих любимых.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

8

не знаю по какой причине, но меня очень сильно радует, что мальчишка оказывается местным. наверное, потому что теперь нет опасений по поводу того, что он неожиданно исчезнет, вернётся в родные края? зато со мной это вполне может произойти, но сообщать об этом явно рано. ещё совсем не факт, что мы вообще увидимся ещё хоть раз, или что станем настолько близки для таких новостей, но даже небольшая надежда согревает моё сердце.
не знаю, с чего бы вдруг он настолько понравился мне? дело ли в симпатичной внешности, которая радует мой глаз? или в необычном характере, словах, общем поведении, которые так отличны от остальных и тем привлекательны? а может даже во французском имени, которое для него выбрала мама. - это так прикольно, я тоже хочу. почему меня назвали так скучно? будто даже не задумывались. наверное, то, что первое в голову пришло... - вздохнула, испытывая определённую досаду. меня что, не любят родители? или не очень-то были рады моему появлению? - а почему твоя мама любила всё французское? она была родом из франции? - это наверное не обязательно, но меня всё равно терзает любопытство. хоть он и звучит несколько грустно, может эта тема не слишком хороша?

тем более, когда есть другие. мы слишком увлекаемся рассуждениями о том, что именно могло бы сблизить нас настолько, что избавило бы от ссор и руганей, которые есть между моей мамой и отцом. так мы довольно быстро узнаем о наших увлечениях. - о, вау! ты умеешь играть в шахматы? я пробовала научиться, но... это было сложно понять, - мне стало немного стыдно признавать свою слабость, поэтому я отвернулась на несколько мгновений. - я уже не играю в куклы. но спасибо... - это даже немного задевает мою гордость, хоть я и продолжаю любить свою кэндис нежно. мы с ней провели много времени в детстве, когда я воображала различные истории в своей голове для неё. и хотя такие увлечения типичны для девочек - я не хотела быть типичной. - но я хочу стать опасным оппонентом для тебя в бильярде! - мне понравилась сама эта мысль, поэтому уже дома я собиралась поговорить с родителями, чтобы меня обязательно поучили этому искусству.
он рассказывает о забавной кошечке, совсем непокладистой и с дурным характером; конечно, куда милее играться с теми, кто того хочет. но у таких тоже есть свой шарм, да и всех их нужно любить, как же иначе? - мне повезло немного больше в плане кошачьего опыта. у моего дедушки была просто милейшая кошка, которая любила забираться прямо на колени и мурчать, чтобы её погладили. - улыбаюсь довольно, вспоминая о том очень-очень детском времени. хоть я ещё и не совсем выросла. - но мы не держим домашних животных, а жаль. я всегда просила себе щенка, но мне отказывали. потому что это лишняя ответственность, как всё время говорит мне отец. - нравоучительно сказала я и вздохнула, снова ощущая досаду.

солнце начало понемногу заходить за горизонт, так что я почувствовала необходимость возвращаться домой. да и девочки могут волноваться из-за моей неожиданной пропажи. - мне пора, уже скоро будет темнеть, - я поднимаюсь со своего места рядом с мальчиком, отряхиваю своё платье и вздрагиваю, когда он неожиданно цепляется за моё запястье. разворачиваюсь через плечо, чтобы встретиться с его взглядом, полным надежды. так он хочет увидеть меня ещё раз? старательно подавляя довольную улыбку, я кивнула головой. - до завтра. - я развернулась ещё раз, чтобы помахать ему рукой, а потом зашагала по тропинке прочь.
девочкам пришлось довольно быстро объяснить, что печенье я растеряла, пока убегала от неожиданной угрозы в виде дикого зверя, которого я едва смогла разглядеть. они вряд ли поверили в мои слова, но это было не так важно, потому что печенья у меня всё равно больше не было. я пообещала попросить денег у родителей, с чем они предпочли согласиться и их настроение вернулось в норму.
а потом я начала утаскивать из дома кусочки пирога, который приготовила бабушка, чтобы угостить своего нового друга. кажется, он остаётся доволен домашней выпечкой, поэтому радуюсь и я сама. таскать более существенную еду оказывается немного сложнее, но я всё равно пытаюсь побаловать его, потому что даже представить не могу, кто именно о нём заботится. неужели он предоставлен сам себе?
как-то раз завеса тайны приоткрывается мне, когда я впервые попадаю в большой дом. снаружи он выглядел как заброшенный, совсем не первой свежести, но внутри открылось куда больше - порушенные конструкции, сажа, пыль, обугленные стены. - что здесь произошло? - но это наверное слишком не важный вопрос, потому что есть кое-что куда более страшное. - ты живёшь здесь? совсем один? - мне становится его невыносимо жаль, ведь такой жизни абсолютно точно не пожелаешь. как такого милого мальчика могли оставить? - тут же просто кошмар! как тебе не страшно здесь? это твой дом взаправду? - возможно, лезть настолько бесстыдно и не стоило бы, но вопросы так и вырываются из меня. и чем больше я смотрю на обстановку вокруг - тем больше. - чем же ты питаешься здесь? как принимаешь душ? во что играешь?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

9

Воспоминания о маме и ее трогательной любви к Франции поднимают в моей душе волну грусти; разговоры об игрушках и шахматах сводятся к разговорам об отце и даже треклятая кошка если и радует, то совсем не так, как в детстве. Теперь все, что было прежде в моей жизни, будет восприниматься вот так? Я думаю об этом ночами напролет, когда лежу в темноте, прислушиваясь к звукам ночного леса. Если остаюсь ночевать на улице, то наблюдаю за тем, как звезды перемигиваются у меня над головой и меня тянет поделиться с кем-то переживаниями. Вот только из всех, кто готов слушать, сейчас есть только Лиззи.

На вопрос о том, почему ее назвали так скучно я чуть не рассмеялся, помнится:
— Ну конечно же они не ткнули пальцем в небо. Наверняка им нравилось твое имя, ведь это еще и имя королевы. К тому же «Лиззи» звучит очень мило.

А на желание стать для меня опасным оппонентом в бильярде я протягиваю вперед руку с оттопыренным мизинцем:
— Тогда обещай тренироваться и мы с тобой сыграем лет через двадцать.

Что до домашних животных... наш опыт общения с кошками разнится очень сильно, я даже немного завидую.
— Что случилось с дедушкиной кошкой, она умерла?
Уточняю с любопытством, но куда больше навостряю уши при упоминании щенка и почти киваю: все правильно, собаки куда интереснее и умнее.

Лиззи заполняет собой весь мир, прежде пустой и гулкий. Лиззи становится для меня причиной улыбаться и ждать наступления нового дня. Я и раньше не собирался сдаваться, но теперь к упрямству добавилось кое-что новое и безумно важное — желание. Правда иногда она все же задает неприятные вопросы.

Я укладываю поленья в камин и поджигаю их в то время, как девочка оглядывает все вокруг. Стоило предположить, что ее смутят обугленные стены и кое-где рухнувшие перекрытия между первым и вторым этажом, но я никак не предполагал, что она начнет так по-взрослому говорить об этом.
— Я не совсем здесь живу... — пытаюсь увильнуть от толковых ответов, ну не говорить же всерьез, что настоящий мой дом — лес. — Дом сгорел... его подожгли...
Воспоминания о случившемся встают у меня перед глазами с каждым новым словом. Я сглатываю тяжело, когда в нос попадает дым от едва-едва разгорающегося пламени, смотрю на него безотрывно.
— Все погибли... — голос звучит не громче до шепота, но мне нет особого дела до этого.
Руки опускаются, желание что-то делать или держать лицо пропадает. Я присел около камина, чтобы погреть нам чаю, но в итоге так и остаюсь там, глядя безучастно перед собой. От дождя на улице стало прохладно и даже внутри помещения это чувствуется, ведь окон здесь нет. Вот бы почувствовать человеческое прикосновение сейчас, согреться его теплом... но у меня никого нет.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (25.08.21 19:54:22)

+1

10

мальчику нравится моё имя? не знаю, никто ещё не придавал ему особенного значения [ или хоть какого-то? ]. и я всегда считала, что оно просто слишком обыденное, чтобы ожидать чего-то другого. да и сейчас... сиэль скорее поспешил обменяться любезностью? а если думать ещё глубже, то он его и не хвалил вовсе. лишь припомнил, что такое же имя носит британская королева, а производное от него звучит вполне мило. лиззи меня называл всякий второй; я всегда считала, что этим людям попросту лень проговаривать всё имя целиком. но может дело в том, что оно действительно звучит мягче и нежнее?
при том - не то что бы мне не нравилось моё имя, оно действительно звучит довольно величественно и красиво. но от того, что так зовут очень многих, становится не настолько приятно носить его. словно сливаюсь со всеми остальными. наверное, я слишком рано начинаю думать о подобном.
тем более, что крутой всегда можно стать, если приложить достаточно много усилий! а если вспомнить, что я пообещала мальчику однажды победить его в бильярд. - но почему надо ждать так долго? целых двадцать лет! да мы будем уже почти старики! - я тогда лишь обиженно поджала губы, но зато это значило, что мы встретимся ещё. правда, я решила, что это будет не через двадцать лет, а через пару дней.

а потом ещё, и ещё, и снова. в этот же период я заявляю отцу, что хочу научиться играть в бильярд и шахматы, чтобы однажды составить конкуренцию своему новому другу. отказываюсь от компании девочек, которые и сами то не особо пылали желанием взаимодействовать со мной. по их мнению, я вносила недостаточно вклада и абсолютно не старалась. в чём-то я была готова с ними согласиться, в чём-то - нет. но, так или иначе, я и не надеялась на то, что меня будут уговаривать. проще уходить всё-таки, если тебя и не ценят. пусть страдают из-за потери теперь.
скучно мне без них точно не будет. в конце концов, мы в этом городе не слишком-то и надолго, однажды мне бы всё равно пришлось с ними попрощаться. но как же быть с моим новым другом? к тем девчонкам я не относилась как-то по особенному, а вот сиэль...
но я даже не думаю о грядущем будущем, это для взрослых. наоборот - я акцентирую всё своё внимание на настоящем, обращаю на мальчика всю свою нерастраченную энергию. и прямо-таки чувствую, что необходима ему! это какое-то волшебное, ценное чувство, поселяющееся в моей груди.
а в один из дней, вместо этого, поселяется глубокое отторжение. наверное, я сама в этом виновата? ведь реагирую очень остро, когда впервые оказываюсь в его жилище. или что это может быть? мне сложно понять, ведь он как-то уклончиво пытается отрицать. - если не здесь, то где? - хоть мне и страшно немного, но я всё же задаю вопрос. может быть он просто нашёл укрытие, сбегает от родителей, чтобы побыть в одиночестве.

слова, которые звучат немногим позже, опровергают всякие мои теории. мне становится неловко из-за того, что я так решительно подняла эту тему, а теперь даже не представляю, что могу сказать. вздыхаю немного дёргано, едва ли представляя, что он может испытывать сейчас. я лишь видела во всяких фильмах, что люди нелегко переживают трагедию, что иногда им даже нужен врач. но что, если он совсем один? кто может помочь ему?
поднимаю взгляд на мальчика, сидящего перед огнём, разведённым в камине. а подсознание само подкидывает возможные изображения людей, которые не могут выбраться из пламени. иногда оно бывает слишком опасным, изничтожающим. что могло произойти той ночью? и имею ли я право вторгаться в его личную жизнь?
осторожно поднимаюсь на ноги, делаю пару шагов вперёд, чтобы опуститься на колени подле него и коснуться спины. как вообще можно действовать в такой ситуации? не придумываю ничего лучше, чем просто обнять мальчика. чтобы отвлечь от мыслей, отвлечь от разговора, который я сама и затеяла. от него удивительно пахнет лесом: свежими травами с еловыми нотками. шампунь такой? отмахиваюсь, потому что это далеко от насущного.
- прости меня, я не знала, - да, мне всё ещё стыдно, всё ещё страшно, что таким образом наковыряла затянувшуюся (или вряд ли?) рану. - но ты будешь в порядке. теперь я позабочусь о тебе, - глупо говорить это, да и мы оба понимаем, что это полнейший бред! и всё же - мне хочется дать это обещание, хочется помочь ему. касаюсь его мягких волос, треплю их очень аккуратно. - этот дом наверняка был очень красивым. - я вижу эти старые отголоски раннего интерьера, эти масштабы. наверняка, здесь жило очень много людей. - и... если ты захочешь поделиться, сочтёшь, что так тебе станет легче, то я всегда выслушаю! - вспоминаю фразу из фильма, да и в предыдущих мне явно помогло лишь знание кинематографа. это вообще куда тяжелее, чем кажется.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

11

Я хотел тепла и Лиззи обнимает меня со спины, гладит по голове, как делала иногда мама. Я с трудом подавляю жалобный всхлип из-за этого жеста и замираю на месте, не зная как поступить. Должен ли развернуться и обнять ее в ответ или может стоит отстраниться, попытаться не выглядеть жалким? На деле мне хочется больше первого, чем второго, поэтому я все же поворачиваюсь на коленях и обвиваю девочку обеими руками, прячу лицо у нее на плече. На этот раз от нее приятно пахнет ванилью. Снова бабушка постаралась? Улыбаюсь, чувствуя, как заноза в сердце при мысли о чьем-то доме и царящем там уюте неожиданно становится меньше. Я должен бы завидовать, но куда больше рад, что у моей подружки есть те, кто о ней заботятся. Наверное, каждый ребенок заслуживает того, чтобы о нем заботились.
Отвлеченный на объятия, я делаю вид, что позабыл про вопрос о месте, в котором живу. Слова же о том, чтобы поделиться своей горечью, если захочется, вызывают желание вывалить ей немедленно все скопившееся на душе и лишь осторожность говорит: нельзя, следует быть аккуратнее. Может ли обычная девочка знать об оборотнях, может ли догадываться про опасность, которая нас поджидает? Думаю, это будет для нее лишним. Вдруг она станет бояться меня и больше не придет?
— Спасибо, Лиззи, — в итоге это все, что мне удается выдавить.

Из прострации, куда я провалился, вытаскивает свисток, чудом сохранившийся на носике чайника. Он призывает, даже требует скорее снять с огня и разлить кипяток по чашкам, так что я отодвигаюсь от девочки и протягиваю руку с кочергой, чтобы подцепить ручку.
Чашки у меня тоже видавшие лучшие дни, щербатые и не самые белые, хоть я старательно тер их песком у ручья за домом. Вместо чайных пакетиков или заварки я кладу туда собранные в лесу травы.
— Выглядит странно, но ты попробуй, вдруг понравится.
Улыбаюсь, прежде чем протянуть своей гостье напиток и достать угощение — одну из коробок с тем самым печеньем, которое я старательно берег.

Наши встречи продолжаются и с каждым днем я все больше привязываюсь к своей подруге, все чаще хочу ее видеть. Становится тяжело отпускать ее по вечерам домой и потому мы засиживаемся допоздна, а потом я провожаю ее по лесной дорожке до дороги, где уже становится светлее.
Дни делаются все короче, а ночи все холоднее и только волчий облик помогает мне согреться в своей берлоге под корнями дерева. Купаться же в ручье становится почти невыносимо и все же я старательно делаю это, чтобы не выглядеть неряхой перед девочкой. Купания ли оказываются причиной из-за которой однажды я чувствую себя хуже обычного и даже принимаюсь чихать? Меня знобит все утро и весь день, но я стараюсь не замечать этого, греюсь у огня и улыбаюсь, когда Лиззи показывается на пороге дома.
— Наконец-то, я заждался! Была занята с друзьями-скаутами?

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

12

сиэль выглядит таким миленьким, когда обнимает меня и прижимается поближе; а ещё... мне очень тепло из-за этого жеста. конечно, в своей жизни я побывала в разных объятиях - в маминых, в папиных, в бабушкиных, а ещё иногда меня обнимали друзья, но этот раз кажется каким-то особенным? возможно из-за того, что я сама сознательно сделала это? а может потому, что это мальчик? не знаю, я раньше была как-то абсолютно безразлична к тому, как выглядят или ведут себя мальчишки. они казались мне больше надоедливыми выскочками, которые не знают когда остановиться. и я искренне закатывала глаза каждый раз, когда руби нравился то один, то другой. она всё мямлила, что они выглядят симпатичненько. а теперь... неужели я и сама так считаю? эта мысль заставляет мои щёки вспыхнуть, а мои руки вздрагивают на его спине. совсем не такого я ожидала от нашего знакомства, от нашей дружбы? я уже достаточно сильно привязалась к нему, чтобы было больно думать об отъезде.
тем более, что мне хочется, чтобы ему было с кем поговорить. всё выглядит так, что я единственная бываю здесь, рядом с ним... чего я всё ещё не понимаю толком! разве может быть ребёнок его возраста совсем одинок, без присмотра взрослых? я так ни разу и не решаюсь задать эти вопросы родителям, опасаясь, что они попросту запретят мне гулять с моим новым другом. а ещё сиэль просил меня молчать, не говорить никому о нём, словно он скрывался от всего этого мира. кроме меня. это заставляет меня чувствовать себя особенной.

но, видимо, недостаточно, так как он не решается рассказать мне свою историю. пересиливаю себя, чтобы не начать давить из-за благого любопытства. и мы оба удачно обращаем всё своё внимание на неожиданно вскипевший чайник, который начинает довольно громко и противно верещать, из-за чего я чуть жмурюсь. это такое себе, конечно!
принимаю чашку с небольшим сколом, лёгким налётом и посмывшимся рисунком, из рук мальчика и недоверчиво вглядываюсь в жидкость. чай выглядит довольно странно, вернее - это точно не что-то привычное, но всё же может оказаться вкусным? мне совсем не хочется расстраивать его, поэтому я поднимаю голову, натягиваю улыбку и делаю несколько глотков горячего. на вкус это оказывается... почти никак, на самом деле. может оно к лучшему? - это странно, но в будущем у тебя все шансы стать чайным мастером! - наверное?
удивлённо поглядываю на коробки с печеньем, которые мальчик достал из каких-то закромов. - ты чего хранишь их? я дала их вовсе не для того! я ведь могу принести ещё... - словно это сокровище какое-то, в самом деле. хотя, для него это наверное так? - я принесу тебе всякое, так что не храни их. покусываю губы, осматривая жилище ещё раз. как ему не страшно бывать здесь совсем одному?

наверное, это волнение заставляет меня оставаться рядом с ним всё чаще. правда, родителям мои долгие прогулки нравятся не особо сильно, но я стараюсь намекать им, что я уже взрослая девочка, да и вообще хожу здесь неподалёку с друзьями. они лишь обречённо вздыхают, ругают меня снова и снова, а потом снова обречённо вздыхают. бормочат что-то о том, что переходный возраст должен был настать значительно позже.
жаль только, что холода подступают всё ближе и держаться в холодном лесу кажется такой себе идеей. поэтому я начинаю проводить с мальчиком всё меньше времени, но зато приношу ему старую куртку из дома и шарф, чтобы он хоть как-то согрелся? мне совсем не нравится, что он остаётся здесь совершенно один. я всё думаю, как бы это исправить, но видать я не настолько умная, чтобы придумать.
правда, всякое терпение заканчивается, когда я замечаю его кашель, осиплый голос и чихание. сокращаю расстояние между нами почти бегом. - да ты так разболеешься! - он даже может умереть? нет, нет, к таким рискам никто из нас не готов. прищуриваюсь, окидывая его очень долгим и тяжёлым взглядом. в таком месте, безо всякой медицины, заботы и тепла, он совсем пропадёт. - так не пойдёт. ты идёшь со мной, и это не обсуждается! - стараюсь звучать убедительно, как самый настоящий взрослый. даже складываю руки на груди, чтобы точно смотреться непоколебимо. киваю несколько раз, а потом дожидаюсь, пока он потушит небольшой огонь.
- в нашем доме тепло и хорошо, там есть лекарства, а ещё тёплое молоко. - веду его следом за собой окольными путями, раздумывая над тем, как бы пробраться на второй этаж незамеченными? - а тебе хватит сил, чтобы взобраться к тому окну? а я пущу тебя, как только проберусь внутрь. хорошо? - я опасаюсь, что это не получится, но иных вариантов не придумывается.
раскрываю входную дверь и извещаю всех: - я вернулась, - на этот раз даже отвечают, что я уж слишком быстро, но в ответ лишь отмахиваюсь и беру несколько вкусных конфет со стола. мне предлагают присоединиться к обеду, но тут у меня точно находится отговорка: - а как же сначала переодеться и помыть руки? - бегу вприпрыжку по ступеням, чтобы как можно скорее оказаться в комнате и раскрыть окно. говорю негромко: - о, вау! у тебя получилось! ты очень ловкий, - довольно улыбаюсь, пропуская его к себе. - у меня здесь небольшой беспорядок, но ты можешь расположиться на моей кровати. я принесу тебе еды! ну и поем сама, - неловко хихикаю, доставая конфеты из кармана и укладываю их на столик. - ух, я тебя точно вылечу. - никогда не было желания становиться врачом, но тут вдруг внезапно появилось. - и не кушай конфеты до обеда?.. ой, не знаю, здесь можешь решить для себя сам. не понимаю этих ограничений со стороны взрослых. - пожимаю плечами, направляясь к выходу из комнаты, но резко останавливаюсь. - кстати, можешь принять ванную? в моём шкафчике есть полотенце, можешь взять любое. и может даже какую одежду... - не сразу задумываюсь о том, что это немного неловкое предложение и бегу вниз по лестнице, чтобы приступить к обеду.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

13

Не помню, когда в последний раз меня ругали или так грозно смотрели. Наверное, в то время родители еще были живы и ничто не предвещало беды. С тех прошла маленькая вечность, я научился быть самостоятельным и совсем позабыл каково это — испытывать стыд и неловкость перед другим человеком. Поднимаю глаза, когда Лиззи нависает надо мной, сложив руки на груди и не выказывая ни доли улыбки. Она злится? Знать бы еще из-за чего. Да, у меня першит в горле и голос осип, а из груди периодически вырывается кашель, но разве это не ерунда?
— Как же я могу пойти к тебе? Там твоя семья, — неловко передергиваю плечами в ответ не на просьбу даже, а на ультиматум.
Что они скажут, если увидят меня? Еще решат, что девочка связалась с побирушкой. Не хочу такого!
— К тому же я не люблю молоко...
Ни теплое молоко, ни холодное не может быть вкусным. Как люди его пьют, а главное зачем?

Только меня все же совсем не спрашивают. Приходится подчиниться и потушить разведенный в очаге огонь, а потом пойти следом за девочкой, уверенно зашагавшей прямо через лес. Откуда ей известно о таких тропках? Лиззи сжимает мои пальцы в своих и я не спрашиваю, только наслаждаюсь теплом ее руки, теплом человеческого прикосновения.

Дальше мне приходится проявить чудеса ловкости, чтобы забрать по растущему плюшу на второй этаж и пролезть в открывшееся окно. Спрыгиваю на пол как можно более бесшумно, опускаю раму и неловко стягиваю с ног грязные ботинки. Вокруг так чисто, что мне страшно наследить и вызвать этим негодование. Спросить, правда, куда девать обувь я не успеваю: Лиззи торопится вниз, чтобы покушать вместе со своей семьей. Здорово, что в это время я могу искупаться.
Стоит ее шагам стихнуть, как я прохожу в сторону ванной и мою подошвы своих ботинок под краном, избавляясь от грязи, а потом оставляю их сохнуть неподалеку на кафельном полу. Долго рассматриваю ванную, но в итоге решаюсь только на душ и вытаскиваю с полочки в шкафу пушистое полотенце. Не могу удержаться, вжимаюсь в него лицом, чтобы вдохнуть поглубже запах чистоты. Сто лет его не ощущал.
Из одежды у моей подруги, ожидаемо, только все очень девчачье и едва подходящее мне по размеру. Только на верхней полке обнаруживается пижама с зайками, она же и единственная оказывается более менее в пору. Мне не до проявлений гордости, приходится взять то, что есть.

Я стою под струями горячей воды без малого двадцать минут, то прибавляя напор, то чуть уменьшая его. Это такое невыразимое удовольствие, что не передать словами. Как и возможность намылить все тело душистым мылом.
Выбравшись, я наверняка благоухаю, как ромашковое поле, но совсем не стыжусь этого. Подхватываю с тумбочки одну из конфеток, которые мне оставила Лиззи, и закидываю ее в рот. Нехорошо, конечно, есть сладкое до еды, но и чувствовать сосущую пустоту тоже неприятно.

Очень скоро появляется и девочка. Я улыбаюсь ей радостно, потому что успел порядком заскучать в одиночестве.
— У тебя очень уютная комната. Но кажется, как будто ты не до конца обжилась здесь?
Я ожидал, что в девчачьей спальне будет больше игрушек, а стены окажутся покрыты розовыми обоями.
— Твои родители точно не будут против? — этот вопрос меня занимает даже больше, так что его я озвучиваю сразу вслед за первым.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

14

мне так и хочется назвать его маленьким привередой, но вот только - что-то останавливает. кажется, что в нынешней ситуации это будет неправильно, да и кто будет вести себя послушно, когда болеет? я всегда ною и требую невесть чего, когда чувствую себя нехорошо. он же наоборот - требует, чтобы о нём не заботились, так как это пустяки? и всё ищет каких-то отмазок, чтобы не идти с той, кто хочет эту заботу проявить. боится ли он проявить слабость в моём присутствии? мама частенько говорила мне, что мальчики - большие показушники, которые будут скрывать свою боль, чтобы не выглядеть не крутым. - ты всё равно будешь крутым для меня, - сразу проговариваю я, не слишком уверенная в том, что это поможет.
но он всё же идёт следом за мной, более не говоря слов возражений и не предпринимая попыток сбежать. из-за этого на мои губы как-то без приглашения вползает улыбка, полная довольства, в том числе собой. я справилась с тем, чтобы уговорить мальчика пойти в мой дом! наконец он не будет мёрзнуть в своём обветшалом местечке; я и раньше задумывалась об этом, но действительно - как он вообще выживает там? может стоит попросить родителей помочь ему? эта мысль всё чаще закрадывается ко мне в головку, но пока я ей всё же сопротивляюсь. потому что он просил меня хранить тайну, а ещё потому что мне немного странно рассказывать о нём.

поэтому последующее время при родных я едва раскрываю рот; лишь для того, чтобы закинуть приготовленную еду и поблагодарить всё за неё же. на меня довольно странно поглядывают, словно не могут взять в толк, что со мной творится в последнее время, но так и не задают каверзных вопросов. по крайней мере, пока я не встаю из-за стола и не набираю в тарелку еды. - ты же только что покушала. куда тебе ещё? - этот вопрос заставляет моё сердце заколотиться немного быстрее, но меж тем такие слова дополнительно вызывают возмущение. что ещё за ограничения такие? им что, жалко еду родной дочери? именно на это я и решаю сыграть, состроив самую большую (почти вселенскую!) обиду.
выпячиваю губки, прижимая к себе тарелку ближе. - вам что, жалко еды для своей любимой дочери? я просто проголодалась! - недовольно бурчу я, сразу же получая попытки взрослых откреститься от таких обвинений и намекнуть на то, что я всё неправильно поняла. это мне только на руку, поэтому я великодушно прощаю их (хоть они и не совсем извинялись) и откланиваюсь, чтобы поскорее уйти в свою комнату. надеюсь, что они не додумаются чуть позже зайти и проведать меня.

когда захожу в комнату, то едва сдерживаю смех; мальчик смотрится в моей пижамке уж слишком забавно. я ещё такого не видела! прямо сейчас он похож на милого малыша, так и хочется потискать. - это определённо твой стиль. хочешь оставить? - не упускаю возможности немного пошутить, ставя на кровать тарелку с едой. - а это тебе! - сразу заявляю я, чтобы приступал к пище, пока я буду рассказывать... сама не знаю о чём.
- мои родители просто не узнают! - начинаю с очевидного, с простого, чтобы потом уже переходить к более сложному. - ведь ты просил меня сохранить всё в секрете? а я не уверена, как им обо всём рассказать без подробностей. - пожимаю плечами, понимая, что это тоже довольно странный выход из положения.
- и... я не живу здесь. вернее, это дом моей бабушки. мы приехали сюда лишь на время и скоро вернёмся к себе в город. - вожу носком по полу, чувствуя поднимающийся стыд. из-за того, что не рассказала ему раньше, видимо. это так неправильно, даже по большей части бесчестно. ведь мы стали достаточно близки? я даже не уверена, что у него есть кто-то, кроме меня. - у тебя ведь есть кто-то ещё? или... или я могу поговорить с родителями всё-таки, и тогда, я уверена, они захотят заботятся о тебе также, как я. тогда ты поедешь с нами. - обхватываю его ладони, заглядывая прямо в синие глаза. он ведь тоже этого хочет? или мне то лишь кажется? выдыхаю медленно и пресекаю его попытку ответить сейчас: - покушай и хорошенько подумай об этом. а я сбегаю в душ. если что, спрятаться можно в шкафу, - хихикаю чуть слышно и ухожу в ванную, где до сих пор стоит яркий запах цветов.

возвращаюсь где-то через полчаса, заставая мальчика на своей кровати. - мы можем посмотреть какой-нибудь мультик? - включаю телевизор, подыскивая какой-нибудь интересный канал. - можешь выбрать. - передаю пульт, а сама отхожу к шкафу, чтобы достать вторую подушку. - лови, - кидаю подушку в его сторону и подхожу к кровати, чтобы разобрать её и убрать в сторону покрывало. - ложись. она достаточно вместительная, чтобы мы устроились здесь вместе, - а сама выхожу в коридор, чтобы добыть лекарств из аптечки. благо ещё, что все уже успели устроиться либо в комнате, либо в гостиной, так что моих шуршаний особо не замечают. развожу порошок, который мне обычно даёт мама, уповая, что это поможет и возвращаюсь. - держи и выпей поскорее. - протягиваю стакан с мутной жидкостью и стремительно занимаю место на второй половинке кровати.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

0

15

Лиззи назвала меня крутым и эти слова крепко засели в моей голове. Попыталась льстить, чтобы избавиться от сопротивления? Уж наверняка. Едва ли есть что-то крутое в том, чтобы жить одному в лесу и питаться сырым мясом, мыться в ручье, избегать людей. Я самый настоящий трус, раз до сих пор не показался никому, кроме нее, и едва ли когда-то перестану им быть. Каждый раз даю себе отсрочку, говорю, что подожду еще немного, но недели ожидания превратились уже в месяцы, а я по-прежнему вздрагиваю из-за каждого шороха, жду возвращения охотников. Что если я навлеку угрозу и на семью своей подруги? Опасно надолго оставаться здесь, как бы ни была приятна забота. Просто немного подлечусь, а после вернусь в лес, к едва-едва стоящему дому моей семьи.
Так я говорю себе, стараясь не реагировать на подколки девочки. После душа я прихожу в благостное расположение духа, так что ладно уж, пусть смеется над моим видом в девчачьей пижаме. Тем более, что она принесла мне настоящую еду! Беру с покрывала тарелку и подношу ее поближе к лицу, чтобы вдохнуть аромат тушеной картошки, овощей и мяса. Это невероятно аппетитно! Как же мне повезло.
— Спасибо тебе, — говорю со всей возможной признательностью прежде, чем взяться за ложку.
Дальше я могу только слушать, ведь мой рот занят. Да и послушать есть что: тут информация и о секретах, которые Лиззи собирается держать от родителей, и о, внезапно, ее вероятном скором отъезде. Я чуть не роняю тарелку, слишком удивленный, если не сказать неприятно пораженный открытием. Прежде мне не приходилось задумываться о том, что она может уехать, исчезнуть, точно ее не было, хотя следовало бы. В конце концов, я учился в местной школе, куда ходят все дети, и точно запомнил бы такую яркую девочку. Дурак!
Опускаю голову, разглядываю несколько секунд узор на покрывале. Неужели нам предстоит расстаться и я больше никогда ее не увижу? Даже речи не может быть о том, чтобы стать частью ее семьи. Какие нормальные родители согласятся воспитывать оборотня? Со мной будет куча проблем. Хоть мне и велят подумать об этом, но я сразу качаю головой, отказываясь.

Дальше мы устраиваемся под одеялом и смотрим мультики, а я не могу отделаться от чувства, будто очутился в прошлом. Когда в последний раз мне было так тепло и уютно, и рядом был близкий человек? Именно в прошлом, в благословенном и беззаботном детстве.
— Единственный нормальный персонаж в этом мультфильме — Сквидвард, — я даже поворчать решаю о том, что совершенно далеко от реальности.
Я выбрал мультфильм про губку и его друзей просто из-за того, что ничего другого не попалось. Но может стоило остановиться на какой-нибудь истории диснеевской принцессы? Это и то раздражало бы меньше.
Хуже только «лечебный» порошок, который оказывается в моих руках. Лимонный ароматизатор бьет прямо в нос и я морщусь, желая только одного — вылить напиток в раковину и умыться. Вот только вместо этого приходиться давиться под строгим взглядом моей благодетельницы и костерить на чем свет тех, кто это придумал.
— Фээ, мама мне такую гадость никогда не давала... Пойду, умоюсь.
Выползаю из под одеяло и добредаю до ванной, где долго стою, вдыхая запах хлорки и почти наслаждаясь им. Заодно мою кружку, чтобы не оставлять следов.

Дальше становится лучше: на следующий день я остаюсь на несколько часов в одиночестве, ведь Лиззи все еще должна учиться, и провожу их за блаженным ничегонедельньем вперемешку со сном. Для надежности перебираюсь в шкаф: там не очень много места, зато можно не волноваться быть застуканным. На обед нас кормят вкусным супом, а за ужином мне перепадает несколько кусочков жареной курицы. Это так волшебно, что мой желудок стонет от удовольствия!
К тому же мы проводим много времени за игрой в карты и в морской бой, я даже помогаю девочке собрать замок из конструктора лего, который она привезла с собой. После этого становится еще лучше: теперь можно играть в осаду замка и спасение принцессы из самой высокой башни. В качестве принцессы, правда, выступает плюшевый заяц, но что за разница.
Мое самочувствие становится лучше: хватает двух дней, чтобы любые признаки болезни пропали. Задерживаться на более длительное время я считаю неправильным и потому на утро третьего дня говорю о том, что вернусь обратно в лес.
— Ты ведь еще придешь ко мне? Вы же не в ближайшие недели уезжаете? — спрашиваю с беспокойством.
Вдруг я выберусь из окна сейчас и больше никогда ее не увижу.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

16

мне так сильно не хочется оставлять мальчика здесь - совсем одного, продолжающего жить в таких жутких условиях, отгородившегося от всего остального мира. что, если он снова заболеет и ему будет некуда пойти? ведь я уеду, оставлю его. это бесчестно с моей стороны, но какие могут быть варианты? кроме того, что я уже предложила; интересно, он отказывается войти в мою семью из-за стеснения или из-за нежелания уезжать, оставлять эти земли? а может ему просто не хочется жить с кем-то, что, если ему нравится отвечать за себя самостоятельно? я ещё долго буду ломать себе голову над этим, попытаюсь придумать что-то ещё, но в моменте куда важнее быть рядом с ним - и мыслями, и действиями. тем более, что он особо никак не реагирует на то, что я скоро уеду; может, ему и вовсе всё равно?
вздыхаю и включаю мультик, чтобы мы оба смогли отвлечься от всех возможных мыслей. раз уж нам не суждено жить вместе, то по крайней мере сейчас есть возможность насладиться фантазией о том. поглядываю время от времени на своего друга, стараясь уловить в его лице хотя бы намек на смех, но кажется ему совсем не нравится история о подводном мире. могу с ним согласиться, меня она тоже больше раздражает, чем нравится, но... он же сам выбрал. правда, у меня здесь и не так много дисков, а соответственно - выбора. - наверное, - чуть смеюсь в ответ на его ворчание; до чего же он бывает забавный. и, наверное, к лучшему, что не опасается открыто выражать своё мнение. может он всё-таки не пропадет, когда останется совсем один? но всё же сердце неприятно сжимается от одной только мысли, нашла о чём думать снова!

хорошо ещё, что необходимость лечить мальчика отвлекает от всех этих занудных и заунывных рассуждений. правда, никак не ожидаю, что его реакция на обычный и привычный порошок от простуды, будет настолько яркой. почему вдруг он испытывает отвращение? лимон же! освежающая штука, да и пьётся очень легко, хотя бы не мерзко. меня даже задевают его слова о том, что это гадость! надуваю губки, наблюдая за тем, как он исчезает в моей ванной комнате. вот в такие моменты его откровенность скорее делает всё значительно хуже; - почему нельзя было сказать спасибо? я же тут забочусь! - раздражает, когда твои намерения истолковывают как-то иначе, да и такая реакция... едва ли кому-то могла понравиться всерьёз. заползаю на постель, укрываюсь полностью одеялом и притворяюсь спящей, когда он возвращается обратно. мне как-то не хочется разговаривать с ним сейчас, потому что недовольство оказывается довольно сильным.
правда, к утру от него не остаётся и следа; стараюсь не разбудить его своими сборами, напоследок аккуратно проверяю его температуру, сравнивая с собственной и приношу ему завтрак - булочки с малиновым джемом и пару яиц. правда, когда прихожу со школы, то застаю его неожиданно в своём шкафу. - почему ты здесь? кто-то заходил? - мое сердце даже стучит немного чаще из-за неожиданного волнения. но, благо, моей тайны никто не заметил, как и в дальнейшие дни. хоть родители и удивляются тому, что я забираю еду к себе в комнату даже после того, как ем с ними, но всё же не лезут с вопросами.

я надеюсь, что наше совместное времяпровождение продолжится ещё хотя бы пару недель, но по факту проходит лишь пара дней, после которых мальчик стремится сбежать. а я-то думала, что нам весело вместе, что играть в различные игры по вечерам и тихонько смеяться, приятно. но может быть так кажется лишь мне? а может он просто смущается от того, что пользуется гостеприимством? отчаянно хочется верить, что второе, но сомнения всё же есть. правда, те развеиваются, когда он спрашивает про то, приду ли я к нему и как скоро уеду. знать бы мне ответ на второе... - я не знаю, как скоро мы уедем. но я приложу все усилия, чтобы попрощаться перед этим! - родители ведь позволят мне, в случае чего, сбегать к нему? вернее я скажу, что пойду попрощаться с другом, а каким именно им знать необязательно. меня ведь предупредят заранее? всё не может произойти уж слишком резко.
в последующие несколько недель ничего особенного не происходит; я навещаю своего мальчишку, принося ему домашнюю еду и вкусняшки, приношу чай в термосе и некоторые теплые вещи. - ты точно в порядке? если что, то не стесняйся приходить ко мне! ты ведь знаешь как, - говорю ему мягко, сжимая его ладонь в своей и улыбаясь мягко. как же хочется, чтобы он оставался моим другом всегда.
но неожиданные слова родителей ставят меня в тупик. - зачем ты ходишь в заброшенный дом? там же могут быть бомжи! - они усаживают меня на стул, словно какую-то заключенную, и принимаются допрашивать. я чувствую себя неуютно, да и не забываю помнить об обещании - я никому не скажу про мальчика, но... теперь они знают о его убежище, они ведь так и так нагрянут туда? - там погибла целая семья, это далеко не лучшее место для прогулки. - наставления заставляют сжаться меня на стуле, что же делать? я могу помочь ему! даже если он считает, что это не то, что ему нужно. - погибла не вся семья! я познакомилась там с мальчиком, из той самой семьи, он жив и ему надо помочь. - прикусываю губу, чувствуя себя буквально предательницей. что потом скажет сиэль? когда поймет, что я все это подстроила. но мне так сильно хочется помочь ему.

родители на следующий же день звонят в социальную службу, которая опережает меня и сообщает, что там совершенно никого нет. я сразу же вырываюсь из дома, не слушая возражений; да, потом меня определённо накажут, но что ещё значит, что его нет? по итогу, папа отправляется вместе со мной к дому, где не оказывается совершенно ни одной души. я брожу внутри дома, стараясь отыскать мальчика. - сиэль, это я! пожалуйста, выйди ко мне... я хочу помочь. - оглядываюсь по сторонам, надеясь увидеть следы его присутствия, но тщетно. - я давала ему печенье, он очень ценил их, - непонятно почему! лучше бы съел их... открываю тот самый тайник, находя нетронутые коробки. даже не забрал их?
- детка, в этом возрасте такое бывает. тебе было одиноко? - не совсем понимаю, к чему именно задают такой вопрос, потому даже не оборачиваюсь. - ты наверняка выдумала себе этого мальчишку? потому что не получилось подружиться с кем-то ещё здесь? - последнее верно, конечно, но он не может оказаться вымышленным... или может? - мы обращали недостаточно внимания на тебя, прости. - папа обнимает меня за плечи, прижимает к себе, но я всё равно чувствую себя как-то не так. этого не может быть! он даже жил у нас... но никто этого не заметил. что, если?...

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

0

17

Кажется, иногда я обижаю Лиззи своими необдуманными словами или излишне резким поведением, а иной раз заставляю о себе беспокоиться. Мне такого вовсе не хочется, но иначе пока не получается. Из-за того же лекарства в носу ужасно свербит и хочется чихнуть, а в шкаф я забираюсь просто из соображений безопасности — в норе тоже тесно, зато спокойно. Как такое объяснить простому человеку? Никак, а она в итоге обижается. Обида отчетливо ощущается в воздухе, когда я возвращаюсь в комнату из ванной комнаты, где споласкивал кружку, становится заметна по бугорку из одеяла, в который превращается девочка, укрывшись с головой.
— Я тебя обидел? Прости, пожалуйста, — глажу ее по, наверное, плечу.
Со мной отказываются разговаривать, так что я устраиваюсь на постели рядом и долго смотрю в спину своей единственной подруги. Сон забирает меня в объятия далеко не сразу.

Зато уже к следующему дню все нормализуется и девочка даже заботливо спрашивает о причине, побудившей меня забраться в шкаф.
— Я просто... не хотел по случайности попасться кому-то на глаза, — ковыряю носком пол, а после стараюсь переключить внимание на что-то другое. — Как дела в школе?

Я не жду предательства со стороны Лиззи, но все же что-то меняется однажды днем. Сама девочка не приходит ко мне, зато вместо нее с трассы к дому сворачивает машина с несколькими людьми внутри. Я издалека их слышу и чую, так что приходится быстро прихватить теплые вещи, разложенные тут же, на полу, да сигануть в лес, а после бежать-бежать-бежать в свою норку между корней деревьев. Задерживаюсь совсем ненадолго, аккуратно выглядываю из кустов, чтобы рассмотреть двух женщин и мужчину. Они не похожи на охотников, у них в руках папки с документами и ручки, будто они приехали все осмотреть и записать. Ищут выживших, ищут меня? Как бы не так!
Нет способа спрятаться от людей лучше, чем перекинуться в волка, если эти люди — не охотники. Именно так я ускользал от социальных служб ранее и теперь не собираюсь поступать иначе. Когда же они уезжают, а к дому приходит Лиззи... ничего не меняется.
Девочка не одна, с ней незнакомый мне мужчина, запах которого я уже прежде замечал на ней. Отец? Как она могла привести с собой отца, если обещала хранить мою тайну? В сердце ввинчивает гвоздь обиды и досады. Мне так хотелось верить ей, так хотелось видеть в ней друга и надежного человека. Я даже думал, что она может стать чем-то большим, той таинственной «второй половинкой», о которой иногда говорила мама. Я ошибся? Не стоило доверять незнакомке, какой бы очаровательной та не казалась.
Отступаю в кусты, игнорируя отчаянный зов, а после разворачиваюсь и со всех лап бегу прочь от дома. Лишь бы перестать слышать! На деле, правда, звонкий голос еще долго преследует меня в мыслях.

После этого дня я не вижу ее ни разу, да и не спешу возвращаться в разрушенный дом. Нора в корнях деревьев оказывается куда уютнее, а в волчьем обличье не так чувствуется холод. Повезло еще, что настоящих морозов в наших краях особо не бывает!
В Рождество, когда все звенит от радости и предвкушения чуда, я выбираюсь в город и брожу по улицам, заглядывая в лица людей. Каждый спешит домой, к своим близким, но не забывает забежать в магазин за мандаринами или последними подарками. Вот бы и мне также: ждать дома возвращения родителей, сидеть у елки и вдыхать ее хвойный запах, а бабушка пекла бы на кухне имбирное печенье...
Тоска по Лиззи в эти дни тоже особенно сильна. Я даже вскарабкиваюсь к ее окну, чтобы заглянуть в комнату поздно ночью. Рама опущена и подцепить ее у меня не получается, так что наблюдать за мирным сном девочки можно только через стекло, но она как будто улыбается, да и выглядит умиротворенной. Может уже забыла обо мне?

К весне уверенность в этом становится лишь сильнее. Мы не встречались лицом к лицу почти полгода, наверняка она решила, что мальчишка из заброшенного дома был плодом фантазии. Ее отец очень старался быть убедительным, помнится...
Не имея возможности попросить о помощи, я вынужден самостоятельно заботиться о своем внешнем виде. После того, как нужда бродить в волчьем облике постоянно уходит, я забираюсь в пустующий дом, чтобы принять там душ. Заодно вытаскиваю из шкафа одежду мальчишки, находящегося в отъезде вместе с родителями, и надеваю ее. За зиму я подрос, так что вещи пятнадцатилетнего подростка велики лишь чуть-чуть. Удача.

Деревья постепенно покрываются листвой, сквозь землю пробивается свежая трава и теперь находиться на природе становится настоящим благословением. Я люблю поваляться прямо на травке у берега озера, отогреваясь и наслаждаясь жужжанием стрекоз и пчел. К лесному озеру мало кто ходит, так что я не опасаюсь быть застуканным, а зря. Человеческие голоса доносятся до меня с противоположного берега и я резко сажусь, вглядываясь в пришедших. Кажется ли, что среди голосов выбивается один-единственный и очень родной? Она так и не покинула город до сих пор, может быть, ждет окончания учебного года. Так или иначе, увидеть Лиззи вновь будет приятно, но страшно. Раньше, чем я успеваю задуматься об этом, мое тело начинает изменяться и принимает облик волка.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

+1

18

кажется, что я совершаю большую ошибку, когда следую за желанием помочь своему другу. наверное, стоило держать своё слово до самого конца, даже, если для этого пришлось бы соврать семье; в конце концов, не так уж и редко это случается. а теперь... я не могу отыскать сиэля - ни в его заброшенном доме, ни в окрестностях, ни где бы то ни было ещё. мне миллион раз говорят о том, что вся семья, живущая в этом месте, сгорела и никого из выживших не нашли. как это возможно? ведь я была с ним всё это время, я разговаривала с ним, я смеялась и играла вместе с ним, мы были друзьями.
- это случается в детстве, - завести воображаемого друга. у меня был бен, с которым я коротал время. - отзывается отец, когда за очередным ужином повисает неопределённая тишина. не знаю, почему я до сих пор не захлебываюсь слезами - наверное, потому что ещё не до конца поняла произошедшее, и уж тем более не приняла это. мотаю головой из стороны в сторону; вот уж нет, никто не может понять меня. и что ещё страшнее - всем безразлична судьба ещё совсем маленького мальчика, кроме меня одной. что это за взрослые такие вообще? никто не хочет воспринимать нас всерьёз! - он... настоящий. перестаньте говорить так, словно он не нужен никому. - меня расстраивает буквально каждая попытка родителей поговорить со мной. когда они уже перестанут? я не знаю. но замечаю, что и они тоже разочаровываются, а может это волнение? учитывая, что я никак не отпускаю всё это дело и продолжаю упорно ходить к тому самому дому в надежде, что наткнусь на него однажды. не мог же он куда-то просто исчезнуть...

я начинаю волноваться в довесок ещё и из-за того, что с ним что-то могут сделать. или уже? ведь неспроста же он просил хранить в тайне то, что он жив. от одной только мысли моё сердце начинает ныть; что я вообще могу? толком ничего. такие вопросы должны решаться старшими, но приходится полагаться только на себя. правда, сколько я не хожу, сколько не зову его по имени, - ничего не происходит. а ближе к весне в доме так вообще оказываются бомжи, которые решили поискать себе ночлег, видимо. - уходите! это место... жилое. - они лишь смеются из-за неожиданной настырности и наглости девчонки, и подступают вперёд. сжимаю ладони в кулаки, стараясь заставить себя стоять на месте и отстаивать свою точку зрения до конца, но какой уж там.
страх оказывается сильнее, поэтому я убегаю прочь, не оглядываясь; в надежде, что они не погонятся за мной. но что, если они сделали что-то с ним?.. из-за этих подозрений вынуждаю отца пойти со мной туда ещё раз, он уже выпроваживает бомжей, говоря о том, что иначе вызовет полицию и проходится со мной по всему дому. но ни единой души. папа поднимает меня на руки и заглядывает прямо в глаза, словно надеется наконец достучаться до меня. - девочка моя, всё будет хорошо. тебе нужно больше времени посветить учебе, чтобы отвлечься. - как это вообще возможно?
конечно же, я не исполняю их пожелания в полной мере и все равно продолжаю заглядывать; оставляю еду, некоторые вещи (вроде шампуня, мыла или лекарств), но так и не знаю, кто именно их забирает. может быть, те самые бомжи, а может быть и сиэль! хотелось бы верить в последнее...

когда наконец подступает лето, а значит и время отъезда, я всё же решаюсь оставить записку возле его дома. ' сиэль, привет! я очень надеюсь, что ты в порядке. прости меня, что рассказала... но я искренне хотела помочь тебе. а теперь едва ли хоть когда-то увижу. все кругом говорят, что ты - лишь плод моего воображения, но я не хочу в это верить. ну... спасибо тебе. более дурацкое окончание сложно придумать, но я просто не знаю, как мне попрощаться! мы ведь никогда больше не увидимся, правильно?
хотя, когда мы отдыхаем возле озера, я будто бы замечаю его силуэт неподалёку. отвлекаюсь от своих закусок и сразу же бегу в эту сторону; он тоже захотел попрощаться? - сиэль! - отчаянно зову я, но так никого и не нахожу. хотя, не совсем... здесь оказывается прелестный пёсель. - ох, видимо мне показалось. привет, малыш. - тяну в сторону головы руку, чтобы коснуться гладкой шёрстки. - ты не потерялся? - присаживаюсь рядом с ним и заглядываю в его глаза, словно бы... находя в них что-то знакомое, а ещё грустное. кажется, всё из-за моих собственных эмоций.
слёзы выступают на моих глазах, поэтому я тянусь вперёд и обнимаю малыша, утыкаясь без особых раздумий в шерстку. треплю её, надеясь, что он не разозлится на меня за эти вольности. - боюсь, что мой друг мог потеряться также, как и ты... но я надеюсь, что он в порядке и просто не хочет видеть меня. - это больно, конечно, но куда больнее, если с ним что-то случилось! - мне жаль, что мы так и не встретились перед моим отъездом. мы никогда больше не увидимся, да? - мне больше не с кем поделиться этими мыслями, наверное поэтому я и не сдерживаюсь, озвучивая их сейчас. перед тем, кто всё равно ничего не поймет! и оно к лучшему... - я принесу тебе что-нибудь поесть, а то мы уже скоро уходим. - отодвигаюсь   и поднимаюсь на ноги, чтобы пробежать обратно к нашему небольшому пикнику. родители уточняют, что я там делаю и я рассказываю коротко про встретившегося друга. они ругаются, но не слишком сильно, поэтому я собираю несколько кусочков мяса и возвращаюсь к псу. выкладываю всё на пластиковую крышечку и удивляюсь тому, что он не кушает. не успеваю даже поворчать, потому что меня окликают. - ладно, я пойду. обязательно кушай хорошо!
а затем настаёт время, когда приходится покинуть город насовсем. а там начинается и череда сеансов психотерапии, где меня продолжают убежать в том, что сиэля никогда не было. они приводят доводы, которые пугают меня, но они же позволяют дойти к более серьёзному отношению к вопросу: а может я действительно его придумала?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 8-9</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (14.02.22 00:05:38)

0

19

Мир неуловимо меняется перед глазами, стоит только сбросить человеческую шкуру и натянуть волчью. Все становится крупнее и ярче, а запахи острее. Я даже могу уловить разговоры людей, находящихся дальше по берегу и топот ног той, которая приближается ко мне.
Девочка выныривает из кустарника рядом так быстро, что даже моргнуть не успеваю. Сейчас поднимется крик? Небось она испугается хоть маленького, а все же волка и бросится к родителям. Если так, то не видать мне больше отдыха на берегу — всю округу заполонит отлов. Прижимаю уши к голове, не слишком обрадованный такой перспективой. Будь у меня возможность, то еще и зажмурился бы.
На удивление, вместо крика я слышу лишь свое имя, а после и предположение, что «малыш» потерялся. Малыш — это я, конечно, кто бы сомневался. Странно. Меня приняли за собаку? Склоняю голову чуть вбок, когда чужая ладонь тянется к холке, но не уворачиваюсь: пусть гладит, если так хочется. Тем более, что это приятно, оооооочень.
Зеленые глаза наполняются слезами и вот тут мне становится дико стыдно за свое раннее поведение. Нельзя было исчезать, нельзя было избегать встречи. Да, нельзя, но как бы я смог объясниться? Стоит только попасться на глаза служителям закона и меня тут же упекут в приют, где выжить будет ой как непросто.
Делаю несколько шагов навстречу и чувствую, как меня сжимают маленькие, но сильные детские руки. Тыкаюсь носом девочке куда-то в ухо. Мне очень хочется сказать «прости». Я совсем не думал, что она будет помнить и переживать так долго, так сильно. Моя благодетельница... паршиво я отплатил за помощь себе. Мне хочется сказать: «я здесь, мы уже встретились», но волчья пасть не предусмотрена для разговоров, а перекинуться прямо сейчас... нет, это слишком.

В итоге мне дают несколько кусочков мяса и прощаются, да при том навсегда. Это звучит так ужасно, что верить не хочется. Вся холодность и отстраненность слетают мигом, а сожаления о потерянном времени наваливаются и прижимают к земле.
Еда остается нетронутой, вместо этого я бросаюсь следом за людьми, стараясь оставаться незамеченным ими. Куда бы они не поехали, чем бы там не занимались, я пойду следом. Не хочу, чтобы все заканчивалось вот так!

На деле проследить за конкретной машиной оказывается совсем непросто, да и пробежать многие километры лишь на своих четырех лапах тоже. Я выбиваюсь из сил, несколько раз теряю след и только тоненькая ниточка привязанности, да едва уловимый запах зовут за собой.

Мы оказываемся в Сан-Франциско, огромном городе, который никогда не спит.
Район, где живет Элизабет, выглядит очень и очень презентабельным, волку там не место. Я лишь в облике человека мелькаю иногда на улице, слежу за тем, открыты ли занавески на окнах. Пару раз мне удается увидеть девочку спускающейся с крыльца и садящейся в отцовскую машину. Всякий раз она бывает не одна и подойти, заговорить оказывается невозможно. Да и что я ей скажу? «Прости, что бросил»? Такое себе извинение. И можно было бы забыть, жить только для себя, но дурацкая привязанность не дает покоя. Ее образ даже согревает меня по ночам.

Все же прожить долго на улице и не попасться оказывается непосильной задачей. Беспризорников в городе отлавливают с особым тщанием, а я сам через несколько месяцев бродячей жизни очень устаю от нее.
В приюте, конечно, едва ли хорошо, зато есть теплая постель, горячая еда три раза в день и душ. Ох, душ мне нравится особенно. Впрочем, уроки тоже — я очень скучал по возможности учиться, в том числе музыке.

Спустя почти два с половиной года после гибели моей семьи я, наконец, примиряюсь со своим одиночеством. Место, куда меня привозят, наполнено в основном людьми, но я также встречаю пару волков и одну хитрющую лису. Мы сбиваемся в подобие стаи, чтобы обрести хоть какую-то защиту и уверенность в завтрашнем дне, а потом... потом на пороге появляются родители Лиззи.
— Будьте вежливы с мистером и миссис Мидфорд, — говорит одна из воспитательниц, указывая на них.
Мне не нравятся такие вот посетители — это всегда значит, что они пришли выбирать себе ребенка, точно звереныша. Кому такое может понравиться? Я уж точно не желаю быть зверенышем.
Обычно потенциальные «родители» избегали приближаться, опасаясь связываться с хулиганьем, но не сегодня. Мужчина и женщина выцепляют меня взглядами и направляются через весь зал, огибая столы.
— Привет, можно присесть рядом? — женщина даже пытается быть дружелюбной.
Я киваю. Ну не сбегать же, в самом деле? Они все-таки мне знакомы, хоть и условно. Только сложно поверить, что эти люди пришли сюда за ребенком. У них есть Лиззи! Ведь есть же? Холодный пот выступает у меня на лбу из-за неожиданного испуга: вдруг с ней что-то случилось.
— Тебя зовут Сиэль, да? Очень необычное имя. У нашей дочки был друг и его звали так же, как тебя. Она очень по нему скучает.
«Скучает»? Раз не в прошедшем времени, значит все в порядке? Это немного успокаивает. Хотя мысль о том, что они подошли только из-за совпадения имени все равно польстить не может. Все мы здесь — лишь зверьки и наша цель понравиться.
— Мне не нужна новая семья, — говорю я жестко.
Еще не хватало, чтобы они чего-то напридумывали. Я — оборотень, с такими как я обычно сложно. Моих друзей забирали и возвращали несколько раз, так что...

[heroinfo]<DIV style="FONT-SIZE: 14px; LINE-HEIGHT: 14px; FONT-FAMILY: Calibri, Arial, sans-serif; padding: 3px;"><b> сиэль фантомхайв, 10 <sup>y.o.</sup> <br> [kuroshitsuji]</b></DIV><div style="padding-right: 0px; font-family: tahoma; font-size: 10px; text-align: justify; line-height: 100%;">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/heroinfo][icon]https://imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][nick]Ciel Phantomhive[/nick][status]running for you[/status]

На удивление, визиты не прекращаются, сколько бы раз я не повторял, что желаю оставаться там, где нахожусь. Конечно, не обходится без пропесочивания мозга со стороны воспитателей, но мое мнение от этого не меняется:
— Никакого усыновления. Нет!
И именно на этом они меня ловят:
— Тогда может ты согласишься на патронаж? Сможешь жить у нас в выходные и на каникулах, мы будем ездить в поездки и весело проводить время. Ты сохранишь свою фамилию, сможешь претендовать на льготы при поступлении в университет. Хочешь? Мы же будем поддерживать тебя на этом пути.
Жить на выходных и ездить в поездки, значит, видеть Лиззи часто, очень часто. Признаться, я так сильно скучаю по ней, что сказать «нет»... оказывается просто невозможно.

Так я и попадаю в просторный дом на одной из престижных улиц, а по лестнице мне навстречу сбегает она. Прошло почти четыре года, нескладная девочка со смешными хвостиками исчезла, уступив место симпатичной девчушке.
— Знакомьтесь. Сиэль, это Лиззи, наша дочка. Лиззи, а это Сиэль, теперь он — член семьи. Надеюсь, что вы подружитесь.
Я изо всех сил стараюсь не пялиться, честно. Нужно вести себя отстранено. Да и вообще, помнит ли она меня еще?
— Привет, Лиззи. Рад встрече, — киваю, сжимаю лямку своего рюкзака.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 10-14</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (13.02.22 18:57:25)

+1

20

- ну что, ты готова к путешествию обратно домой? - нерешительно киваю несколько раз, всё ещё ворочая головой из стороны в сторону, стараясь высмотреть своего друга возле нашего дома. я обозначила для него день, в который мы планируем уехать, но это не помогло. наша дружба закончится вот так? хотя, пора признать - она закончилась давно, ещё в тот момент, когда я предала его. тяжело от этой мысли до сих пор, ведь мне даже не удалось извиниться за всё это... сиэль просто исчез, но я искренне надеюсь, что с ним всё в порядке и он не попал в руки неприятелей. сиэль просто исчез, словно его никогда и не было.
эта мысль пугает ничуть не меньше; что, если я действительно его лишь придумала? я кричу до одури на каждого всякий раз, когда они начинают нести всё тот же бред о том, что это лишь плод моего воображения. говорю, что все они просто не любят моего друга и настолько, что не хотят даже признавать его существование.
и если меня беспокоит мой друг, оставшийся где-то далеко, то моих родителей беспокоит моё душевное состояние. именно поэтому меня приводят к какой-то тётеньке, которая наблюдает за мной из-под очков молчаливо, записывает что-то, а потом начинает задавать довольно резкие вопросы. мне она не нравится! - вы все просто хотите, чтобы я предала сиэля! и забыла о нём точно также, как глупые взрослые, - бурчу себе под нос, складывая руки на груди и недовольно поглядывая в сторону. кажется, тётке такое отношение тоже не нравится, но она лишь сдержанно вздыхает. ну да, ведь взрослые не могут себе позволить откровений, так? - я его не выдумала, - продолжаю держаться этой свой позиции, несмотря на то, что дурацкие мысли всё же закрадываются в голову.

тем более, что этому помогают всплывающие силуэты мальчика, то возле нашего дома, то возле моей школы. может ли он быть здесь, в сан-франциско? как он мог добраться сюда самостоятельно? - ведь есть автобусы, которые ходят к нам, - отвечаю самой себе, но... неужели он решил приехать, чтобы увидеть меня? правда, если бы это было так, то он бы хоть раз подошел ко мне, а не просто держался на расстоянии. да и как нашёл наш дом среди множества?
тётеньке или родителям об увиденном не рассказываю, так как их слова кажутся очевидными заранее. да и я сама... не уверена уже, что сиэль был взаправду в моей жизни. всякий раз, когда я бегу навстречу этому силуэту, тот исчезает, или я натыкаюсь лишь на убегающего пёсика.
- тебе не достаёт внимания со стороны родителей? - спрашивает как-то женщина, поправляя без конца свои очки. она думает, что так выглядит важнее и умнее? тоже мне! - или плохо сходишься со сверстниками? - воображает тоже, что всё знает, но... может мне стоит перестать отпираться и попробовать поговорить начистоту?
- нет, вот ещё. у меня куча друзей и родители всегда со мной. - какая же тогда может быть причина для того, чтобы выдумать себе друга? дело в том, что он был симпатичным мальчиком, которых частенько обсуждают другие девчонки? потому что у меня самой не было друзей противоположного пола? мне хотелось, чтобы на меня обратил внимание кто-то из мальчиков? а что, если так?

конечно, вся эта терапия не до конца стирает мою уверенность в том, что сиэль был в моей жизни, но убавляет её в несколько раз. а может этому способствует время? - мы подумываем о том, чтобы усыновить мальчика. что скажешь? будет тебе братик, - может мне это действительно поможет? поэтому я с лёгкой улыбкой киваю, одобряя это их неожиданное решение. конечно, я ещё давно говорила о том, что не хочу быть единственной в семье - хочу с кем-то играть, о ком-то заботиться и получать ответную любовь. возможно, именно это я искала в сиэле, но о нём теперь стоит забыть.
или нет? - мы встретили в приюте мальчика по имени сиэль, - это очень неожиданное совпадение, которое пробуждает сразу уйму воспоминаний и мыслей. что, если он всё-таки здесь? что, если он всё-таки существует? - думаю, что вы подружитесь. - именно так говорит мама с лукавой улыбкой; приняли ли они решение только из-за имени и меня самой? или же из всех им действительно больше всего приглянулся этот мальчик? надеюсь, что последнее, потому что иное кажется странным и неправильным, но уточнять не решаюсь.
узнаю лишь о том, что тот вообще не хочет становиться чьей-то семьёй, хочет быть самим по себе. это ещё больше напоминает того самого сиэля, который не хотел выбираться из своего дома к другим людям... череда совпадений, или?..

когда я вижу его на пороге нашего дома спустя почти четыре года, то не могу просто спуститься дальше. сиэль выглядит прямо как сиэль... только взрослее. сколько ему уже? - сиэль, - шепчу его имя, но не понимаю, как такое может быть. это ведь другой город, да и вообще - как он оказался в приюте? мне столько хочется спросить, вот только я не уверена, что имею хоть какое-то право. прикусываю губу и медленно спускаюсь по лестнице, поглядывая на него с подрагивающей улыбкой. как хорошо, что я решила надеть небесно-голубое платье. ведь мы снова встретились, я даже и не надеялась уже! родители знали, что именно делают? или же это просто судьба? мой новый братик, мой старый друг, и тот, кого я предала. наверняка ему до сих пор больно. знал ли он, куда именно ехал? помнил ли лица моих родителей с давних времен? помнил ли меня?
опускаю голову, замирая на несколько ступеней выше, и раздумываю над тем, что сделать. я не хочу отказывать себе в удовольствии, но готова ли принять последствия этого решения? гордо поднимаю голову, а затем прыгаю через несколько ступенек с раскрытыми руками прямо на него. мы едва не падаем, но это оказывается очень приятное ощущение. - я рада, что мы встретились вновь, сиэль. я переживала за тебя. - поверит ли он в такое? или лишь больше засомневается? отодвигаюсь немного, замечая удивлённые взгляды родителей. - я очень рада его видеть! моего нового брата, - хватаю его за ладонь, чтобы повести за собой на кухню. помню, как носила для него еду, а теперь могу кормить его вполне открыто. - что ты хочешь? у нас есть суп, а ещё стейк с салатом. хочешь сок? а может пока просто хочешь перекусить печеньем? хочешь посмотреть со мной фильм? или может хочешь заняться чем-то другим? - выпаливаю настолько быстро, что сама смущаюсь из-за такого поведения.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 9-12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (17.02.22 23:56:59)

+1

21

Мне снится сон? Или это неприглядная реальность вдруг преобразилась настолько сильно, что в жизни вновь появилась Лиззи? Я задерживаю дыхание, когда девочка медленно и степенно спускается по лестнице, любуюсь ею неосознанно. «Красивое платье» хочется сказать мне, но вместо этого лишь крепче сжимаю губы, стараясь не проронить ни слова. Очень кстати, ведь степенности хватает ненадолго: последние несколько ступенек она преодолевает бегом и налетает на меня, точно маленький ураган. Мы чудом не падаем, а я уже открываю рот, чтобы возмутиться, но и тут оказываюсь слишком медленным. Ее «встретились вновь» дает понять, что девочка помнит и мое сердце немедленно пускается вскачь. Если помнит, то злится? Если помнит, то обижена на пренебрежение? Объятия, конечно, говорят о другом, но мало ли какую игру она может вести перед взрослыми. Тем более, что без игры не обходится.
— Я не твой брат, — открещиваюсь от неаккуратных заявлений и выворачиваюсь из цепких рук.
Мне очень хочется оказаться в обещанной отдельной комнате, сбросить там рюкзак и побыть несколько минут в одиночестве. Вместо этого меня тащат на кухню и предлагают разнообразную еду, точно я не ел годами. Суп, стейк, салат? Не слишком ли? Зато против фильма я бы не возразил: в памяти немедленно всплывает наш просмотр Спанч Боба. Только попозже, не вот так сразу.
— Можно мне оставить где-то вещи? — спрашиваю в итоге для начала.

Моя комната выглядит... безлико, но этого следовало ожидать. Прежде здесь наверняка ночевали нечастые гости, да и сам я ничуть не лучше. Прохожусь от двери до окна, раздумывая о том, каково было бы жить в этой семье постоянно, выглядываю на улицу. Окно выходит во внутренний дворик, небольшой, но живописный.
Теперь, когда родители Лиззи оставили нас одних, можно и поговорить? Не знаю, правда, как и о чем... Правильных слов за эти годы я не сумел подобрать.
— Почему ты не сказала им сходу, что мы знакомы? Ты ведь меня узнала.
Последнее не нуждается в уточнении. Я заметил искру узнавания в зеленых глазах, как и вспышку радости [?] от этого. Стыдно. Если бы только я был сговорчивее, то нам не пришлось разлучаться совсем.
Зато теперь я знаю как мучительно быть вдали, как натягивается где-то в груди струна, неведомым образом привязавшая меня к одной конкретной девчонке. Чувствует ли она то же самое? Наверное, если бы чувствовала, то не стала называть своим братом. Мы не можем быть родственниками, нет и нет! Никогда еще связанные духовно волк и человек не оставались «просто друзьями» и я отказываюсь быть первым. Хотя решимости для чего-то другого у меня тоже нет. Я ведь даже поговорить с ней откровенно не могу.
Поворачиваюсь в Лиззи лицом и складываю руки на груди, глядя на нее, стоящую около двери. Не слишком-то уютная встреча, не такую я себе представлял. И всему виной моя растерянность.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 14</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (14.02.22 18:25:40)

0

22

он оказывается так... холоден в отношении меня, что невольно становится очень грустно и обидно. он так резко говорит мне, чтобы не называла его братом, что кажется будто он вообще не хочет иметь со мной ничего общего. что я должна с этим делать? неужели он до сих пор злится на меня из-за произошедшего четыре года назад? было глупо надеяться, что всё окажется так просто и он с радостью примет меня обратно. взглядываю на него из-под ресниц неуверенно; может я действую слишком порывисто и стоит проявить больше терпения? зачем я его потащила следом за собой, зачем так сразу прижала к себе? в конце концов, мы не виделись так давно, мы наверняка стали совсем другими. и уж явно одно: он ко мне относится не слишком-то хорошо. и стоило бы это учитывать перед тем, как я приняла глупое решение ринуться к нему навстречу. как же теперь это исправить?
но для начала родители берутся исправлять сотворенное мной недоразумение, мама даже обхватывает плечи мальчика, словно пытаясь поддержать. - наша элизабет бывает очень порывиста, не пугайся слишком. к этому можно привыкнуть со временем. - становится стыдно, что они подобным образом представляют меня перед ним. стискиваю посильнее маленького медвежонка, которого всё это время держала в ладони и хотела подарить тому, кто станет моим братиком. но всё стало немного сложнее теперь. - пошли мы покажем тебе твою новую комнату. - они все устремляются на второй этаж и я отправляюсь за ними следом, ища повод попросить хоть кого-то из родителей оставить нас наедине.

проскальзываю в комнату вперёд родителей, занимая скромное местечко у стенки. - здесь, пока что, мало вещей, но со временем это станет твоей любимой комнатой! - сразу же говорю я, стараясь как-то смягчить факт того, что в этой комнате всё довольно просто - без дополнительного декора, каких-то фандомных вещей и прикольных штучек. мой папа соглашается кивком головы с этим утверждением, а потом мама дополняет: - ты можешь сделать здесь всё, что захочешь и обставить всё так, как понравится тебе. можем все вместе сходить в магазин, выберешь то, что придётся по душе. - встречаюсь взглядом с мамой и умоляюще смотрю на неё. кажется, она всё понимает и без того. - что ж, мы пойдём и приготовим ужин.
потираю аккуратно носочком, нерешительно поднимая на него взгляд; что я должна сказать теперь? как именно должна выправить отношения между нами? жаль, что не успеваю и всё становится только хуже после его вопроса. даже и не знаю, как реагировать? - да, я узнала тебя. но не сказала, потому что хотела узнать твоё мнение - хочешь ли ты вспоминать, что мы знакомы? хочешь ли, чтобы они узнали, что ты был тем, кого, как они считали, я придумала? - что именно не так? что ему не нравится в мысли о том, чтобы стать ближе? обнимаю себя двумя руками, надеясь, что всё станет лучше как-то само по себе? потому что особых идей у меня нет. часть меня надеялась, что если мы и встретимся, то скорее оба обрадуемся и не будем вспоминать плохое. но ситуация получается обратной.
- ты больше не хочешь меня видеть? - спрашиваю мягко, хоть и понимаю, что вопрос в своей сути глупый. мы не сможем не видеться, мы не сможем просто делать вид, что не замечаем друг друга. родители явно заметят это и поймут. - я знаю, что сильно обидела тебя тогда. но я хотела сделать как лучше. они знали, что я хожу туда, всё равно бы проверили - я понадеялась, что они помогут тебе, что ты обретёшь семью. и в моём лице тоже! я хотела быть рядом, но всё испортила. - выдыхаю медленно и сокращаю расстояние между нами. обхватываю одну его ладонь, чтобы вложить в неё маленькую игрушку. - пусть это будет первой деталью в этой комнате. - убираю свои пальцы от него, пока не очень понимая, а хочет ли он вообще моих прикосновений? будет ли терпелив к ним?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (20.02.22 00:47:08)

+1

23

Невозможно оставаться отстраненным, когда рядом кто-то настолько искренний и теплый, как Лиззи. Все в моей душе рвется ей навстречу, желает утешить и попросить прощения за годы вынужденной разлуки. Это вовсе не ее вина, скорее уж моя и моего упрямства. Вот только... я и сейчас его проявляю: когда опускаю свой рюкзак в кресло около окна, когда останавливаюсь, прислонившись поясницей к подоконнику. Им вовсе незачем так стараться.
— Я буду проводить здесь не так уж много времени, поэтому мне не нужно что-то особенное. Спального места и стола со стулом для выполнения домашней работы достаточно.
Окидываю светлую комнату взглядом: тут неплохо, в приюте о таких условиях остается только мечтать. В конце концов, мне не будет мешать храп пяти соседей или их же шумные посиделки. Разве что присутствие Лиззи? Но она ведет себя так робко, что у меня закрадываются сомнения.

Когда мы остаемся наедине, то сомнения оборачиваются уверенностью. Первый порыв прошел, раскрепощенность и детская непосредственность исчезли. Теперь она едва смотрит на меня из-за неловкости и даже обнимает себя двумя руками, будто нуждается в защите. Мои волчьи инстинкты немедленно поднимают голову, требуя утешить.
— Мы знакомы. Какой смысл делать вид, что это не так? — я склоняю голову к плечу.
Инстинкты удается подавить — они не должны править балом. Вот только что дальше? Ждать первого шага от расстроенной девчушки глупо и все же она в очередной раз удивляет меня, вкладывая в ладонь плюшевого медвежонка. У того серая плюшевая шерсть, пара заплаток [явно играющих декоративную роль] и синий нос, контрастирующий с глазами-бусинками.
— Тэдди? — я поглаживаю его по голове подушечкой большого пальца.
Этот медвежонок похож на меня — такой же брошенный и такой же внезапно понадобившийся кому-то. В горле встает ком из слез, навернувшихся впервые за минувшие со смерти моей семьи годы. Лицо от этого искажается, некрасиво кривится и я делаю шаг вперед, чтобы обнять того единственного человека, которого все последние годы и хотел видеть рядом, а еще чтобы спрятаться от него же. Все-таки она особенная, раз единственным жестом и несколькими словами сумела вскрыть нарыв. Не скажу, что прямо сейчас я этому рад, но в будущем точно буду.
— Ты все делала правильно: мне нужна была помощь. Я отказывался от нее из страха, хоть и осознавал насколько сильно ошибаюсь, — перевожу дыхание. — Мы не можем быть семьей, но я не против... дружить с тобой.
Завязавшийся в груди тугой узел чуть ослабляется и я выдыхаю то, о чем думал в последнее время, из-за чего вообще согласился на патронаж. Конечно, своим присутствием я все еще ставлю их всех под удар, но может быть в таком урезанном формате никто не придаст значения? Да, я просто надеюсь, что охотники, появись они на горизонте, прохлопают что-то ушами. Наивно? Очень, но иначе никак.
— Спасибо за подарок. Я буду беречь его, — улыбаюсь, чуть отстранившись.

Не знаю, правда, насколько хорошим другом могу быть. Для стаи я — незаменимый защитник, но для Лиззи? Стараюсь стать таковым и для нее, а начинаю все с разговора с родителями. Девочка упомянула, что они считают, будто ее друга никогда не существовало, а после я не мог не приметь, что каждую субботу она отправляется на беседу с «доктором», откуда возвращается потерянной.
— Мы можем обсудить вопрос лечения Лиззи? — спрашиваю я однажды субботним вечером во время ужина. — Чем именно она занимается с той женщиной и почему?
Сжимаю под столом ладошку смешавшейся девочки, а после встречаю прямой взгляд ее отца.
— Это я был тем мальчишкой из заброшенного дома. Я существую и мое имя не просто так созвучно с его именем. Кстати, печенье я не съел из-за того, что было дико его жаль. Все ждал подходящего случая.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 14</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

0

24

почему ему совсем не хочется сделать своё собственное, особенное место? я вот люблю создавать из своей комнаты что-то интересное, новое, в соответствии с моими интересами. ему настолько всё равно на подобное? или он просто считает это лишним? или он просто не хочет привыкать к этому дому, к моим родителям и ко мне самой? но ведь он согласился сюда приехать, он ведь согласился здесь жить, и в этом случае... я не понимаю, что именно не так! поджимаю губы, но не высказываю ни слова, опасаясь, что это встанет мне боком уже совсем скоро. это его желание и его решение, которое я должна уважать. наверное, именно подобной точки зрения мне не хватило в прошлом, чтобы не потерять его доверие.
сейчас же всё уже испорчено, но он хотя бы не пытается отказаться от того факта, что знает меня. это даже вызывает улыбку на моих губах; хоть и не без грусти, ведь нельзя забывать с какой интонацией он сказал об этом. - я подумала, что ты можешь захотеть скрыть это. потому что... ненавидишь меня за произошедшее. - предательство всегда даётся тяжело; даже со стороны едва знакомой девчонки, к которой ты уже успел всё же привыкнуть. ведь мы действительно многое делали вместе, а теперь подобное вряд ли светит.
наивно пытаться изменить всё подарком, зато может это поможет начало для крепкого моста между нами. если бы я знала, что это будет он, то подготовила бы подарок побольше и понужнее, но здесь у меня было много сомнений, поэтому... только небольшой мишка-тэдди оказывается сейчас в ладони мальчика. - да! мне хотелось сделать подарок, но, когда я увидела тебя, поняла, что этого мало. но это ничего - я исправлюсь. этот будет первый, но не последний! - решительно киваю головой, понимая, что нужно будет принять участие в улучшении внешнего вида его комнаты, раз он сам скромничает. по крайней мере, возможно, что дело именно в этом.

замираю от неожиданности, когда сиэль в пару шагов сокращает расстояние между нами и прижимается ко мне. моргаю несколько раз, стараясь осознать ситуацию; почему вдруг? неужели простой тедди сработал настолько отлично? я не понимаю! но хочу этого до безумия и потому обнимаю его двумя руками, поднимаясь на носочки, чтобы уткнуться лицом в его предплечье. сейчас он гораздо выше меня, что неудивительно... - я просто не должна была делать это так резко, не поговорив с тобой. за это мне очень стыдно, но я исправлюсь! - киваю пару раз головой, впервые за долгое время испытывая облегчение. наверное, этот тугой узел из-за вины до сих пор висел мертвым грузом в сердце и не давал спокойно дышать. правда, в свете прощения - меня удивляет его мысль о том, что мы не можем быть семьёй. хорошо ещё, что не отвергает меня совсем! - дружба - это прекрасно. я скучала по тебе, сиэль. - как и по полному осознанию о том, что он всегда был настоящим.
- но как ты оказался здесь, в сан-франциско? неужели это судьба? - это даже воодушевляет в каком-то смысле, ведь иначе назвать подобное стечение обстоятельств сложно. - это так удивительно! что мы оказались в одном городе, хотя ты не знал, где я живу, да и то, что ты теперь живешь именно с нами! - обхватываю его лицо двумя руками, не скрывая своей улыбки. - это замечательно. наверное, судьба свела нас именно для того, чтобы я смогла исправить свои ошибки и мы вновь смогли бы быть друзьями.

правда, когда я заявляю родителям о том, что наш сиэль - это тот самый сиэль, то они вновь считают, что я не в себе. - должно быть, это из-за имени? оно действительно редкое. - почему они настолько не хотят верить мне и всё равно заставляют идти к этой женщине, которая смотрит на меня с откровенным безразличием и задаёт абсолютно странные вопросы, на которые мне не хочется отвечать. сейчас эти приёмы становятся ещё более каторжными, ведь я знаю наверняка - мой сиэль настоящий, мой сиэль приходит к нам очень часто (жаль, что не живёт постоянно).
и словно угадывая моё настроение, и конкретный волнующий вопрос, мальчик высказывает свои мысли по этому поводу за одним из ужинов. правда, меня всё это немного смущает и потому я склоняю голову ниже. вдруг они решат, будто я подговорила его? сжимаю ладонь своего друга покрепче, словно пытаюсь набраться таким образом решимости. - ты так и не съел его, сиэль? - да, этот вопрос возможно не к месту сейчас, но я не могу сдержаться.
правда, на слова родителей (предсказуемые) тоже приходится ответить. - ты сейчас говоришь правду? или лиззи попросила тебя соврать ради неё? мы знаем, что она недолюбливает миссис макриди, но это не повод... - сиэль довольно быстро опровергает их слова и возможные дальнейшие сомнения. - это правда он! я ведь говорила вам... это действительно кажется невероятным, но это факт. и я рада, что мы встретились вновь. - не могу не высказать это вслух, поглаживая кожу ладони моего друга под столом. этот жест вызывает смешанные эмоции: удовольствие и смущение. слишком это как-то... откровенно даже, можно сказать?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 9-12</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

25

Мне совершенно не нравится самоуничижение, с которым Лиззи говорит о своих ошибках. Меня совершенно не интересует ее желание их исправить. Мы оба налажали, так какая теперь разница кто начал первым? Я извинился, она извинилась и этого вполне достаточно, чтобы забыть, двигаться дальше. Зачем продолжать размазывать сопли по лицу?
Наверное, мой взгляд или нахмуренные брови намекают на то. По крайней мере, девочка заканчивает с извинениями и вместо этого задает опасный вопрос: как я оказался в Сан-Франциско и почему. Хорошо, что у нее даже заготовлен ответ на этот вопрос: судьба. Ну да, конечно, если судьбой можно назвать сбитые до крови подушечки моих лап или прятки по подворотням города, то это была именно она. Я хмыкаю скептически, но не спорю. Какой в этом прок, в конце концов, я сам того пожелал, сам отправился в путь, да и не жалею об этом. Единственное, из-за чего я собираюсь спорить до хрипоты, это совместное проживание:
— Я не живу с вами. Я просто гощу здесь.
В конце концов, у меня есть моя стая и я должен быть рядом.

Лиззи тоже является моей стаей и я не могу видеть как родители обижают ее. Иначе ведь это и не назвать? Они заставляют ее посещать врача, который пытается убедить девочку в том, что она фантазерка, да при том на ровном месте! Это побуждает меня к тому, чтобы раскрыть правду, а заодно и чужие глаза, но вместо согласия я внезапно сталкиваюсь с недоверием. Вот тут-то и поднимает вновь голову скептицизм, связанный с этой семьей. Хорошо, что я не стал их сыном.
— Соврать? — я вздергиваю бровь, — Идите в приют и поднимите мои документы, там все записано. Впрочем, я удивлен, что вы этого до сих пор не сделали.
Оправдываться я не собираюсь. Если уж видят во всех лгунов, то пусть хотя бы делают это на основании фактов, а не выдумок. Вот уж кому тут просто необходима помощь специалистов.
— Лиззи больше не будет ходить к этой миссис Макриди или как там. Вы хоть понимаете, что пытались лечить ее от того, чего никогда не было?
Меня злость разбирает от одного только осознания. Хорошо еще, что не взялись за таблетки! А если бы да? Не представляю свою жизнь в случае, если бы никогда не сумел поговорить со своей маленькой подружкой. Неосознанно, я сжимаю ее пальчики чуть крепче.
— Я больше не возвращался в дом, так что доесть печенье просто не было возможности, — отвечаю на вопрос девочки, полностью развернувшись к ней. — Жаль, оно было вкусным.
Интересно, продают ли такое же в Сан-Франциско? Я не против попробовать его снова. Стоит найти подработку и заработать денег хотя бы для этого.

В одной из автомастерских требуется помощник и я с удовольствием нанимаюсь туда. Так у меня появляются свободные средства и кое-какие навыки, а вместе с ними меньше времени на рефлексию. Теперь после школы я отправляюсь прямиком на работу и провожу там время до заката и даже после оного. С Лиззи я при этом стараюсь общаться, как и со своей стаей, но неуклонно чувствую, что связи постепенно теряются.
Шоком для меня становится тот факт, что у девушки появляется парень, а потом другой, но самым страшным, пожалуй, оказывается не это. Куда страшнее то, что в город приезжают охотники и дружбу именно с одним из них она заводит.
— Я волнуюсь за тебя. Твой парень мне не нравится, — говорю я однажды, когда мы крутимся в субботу вечером по кухне в попытках приготовить ужин. — Что ты в нем нашла?

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 14-16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (20.02.22 13:08:28)

0

26

почему он воспринимает саму возможность жить с нами, стать частью семьи, в штыки? дело в каком-то желании быть самостоятельным, решать свою судьбу? или в банальном упрямстве? хотя, возможно, это одно и то же сейчас. должна ли я пытаться переубедить его? кажется, что нет; зачем вновь пытаться навязывать своё мнение, если его собственное настолько очевидно и нерушимо? да и мы только-только помирились... если это можно так назвать? мне стоит стараться лучше! поэтому я пытаюсь мягко обосновать своё предложение: - я поняла. но надеюсь, что ты будешь гостить почаще. и в том, чтобы обставить комнату по своему, нет ничего плохого, - наоборот, мне хочется, чтобы это место не выглядело так безлико даже, если он будет появляться здесь не очень часто. зато когда будет - его сердце наполнялось бы чем-то светлым, из-за мыслей о том, что ему нравится.
поэтому уже на следующий день я приношу сюда несколько мягких игрушек, которые послужат началом более долгой и кропотливой работы, которой я займусь, пока он будет отсутствовать. хочу сделать ему сюрприз, да так, чтобы это порадовало! тогда мне стоит узнать его лучше - любые увлечения, интересы или какие-то необходимые вещи. приходится вызнавать всё ненавязчиво, как бы вскользь; например, когда мы решаем посмотреть фильм, то я спрашиваю, какие он уже смотрел и что ему нравится. чтобы не только подобрать что-то подходящее для просмотра, но и чтобы потом закупиться постерами, может какими-то фигурками и мягкими игрушками. вряд ли родители ограничат меня в этом желании! да и должны же они сами понимать, что теперь попросту обязаны узнавать своего (почти)сына лучше и обеспечивать его. они ведь сами решили пойти на такой шаг, а значит и ответственны быть должны.

правда, когда на ужине они заявляют о моей готовности соврать, то становится как-то не по себе. да, они искренне считали, что я всё придумала, но это не означает, что я пошла бы на такое, чтобы попросту освободиться от миссис макриди. хотя прежде я тоже пыталась отвертеться от этих встреч, потому что эта женщина безумно не нравится мне. например, говорила родителям, что больше волноваться не о чем и я уже позабыла о своём 'вымышленном' друге, но сама же потом необдуманно рассказывала, что видела его на улице и нужно его найти.
но вот то, что они не изучали личное дело того, над кем взяли опеку разочаровывает. вглядываюсь в тарелку перед собой, даже и не зная, о чём думать? кажется, мои родители оказываются в похожем положении, так как за столом повисает молчание, которое обрывается не сразу. - в таком случае, мы обсудим всё ещё раз. - по итогу говорит папа, хотя его голос кажется довольно тусклым. он чувствует стыд за произошедшее? может быть не думал, что его будет отчитывать ещё совсем мальчишка?
поворачиваю голову в сторону сиэля, мягко улыбаясь ему; он действительно заступился за меня. это так мило. - тогда я должна найти это печенье специально для тебя. но у нас ещё есть и другое, может оно тебе тоже понравится? - довольно заявляю я, предлагая ему выйти из-за стола и хватаю упаковку печенья, чтобы мы вместе ушли в комнату. - мы пошли смотреть фильм, - заявляю я родителям перед тем, как мы уходим. а то атмосфера всё ещё казалась слишком накаленной, да и кажется, что им нужно поговорить.
через пару дней я приношу ему в комнату то самое печенье, которое добыла в одном из супермаркетов, и оставляю на столике. а ещё через несколько недель, когда начинаются каникулы, начинаю окрашивать стены в более яркий оттенок зелёного, с чем мне помогают мама с папой. добавляю постеры, уговариваю родителей купить несколько стеллажей, новую кровать и рабочий стол, так что кругом становится очень симпатично и свежо. расставляю то тут, то там всякие декоративные мелочи и книги. ведь выглядит достаточно по мальчишевски? мне хотелось бы верить.

жаль только, что и это не очень помогает нам сблизиться. сиэль всё чаще пропадает где-то вне дома; даже если приезжает сюда, то в основном для того, чтобы просто скинуть вещи и уехать на подработку. я скучаю по нему, но жизнь всё равно продолжается и в ней есть место хорошему. ведь в школе у меня тоже есть друзья, которые всё время напоминают мне о том, что красотой нужно пользоваться, раз уж она дана. сама я не знаю, как относиться к отношениям в четырнадцать лет, поэтому в основном просто общаюсь с мальчиками, которые, кажется, в свою очередь надеятся на большее.
кажется, про то же самое думает даже мой друг, когда на горизонте появляется переехавший из другого штата мальчик. - он довольно-таки милый, мы просто общаемся. он забавно шутит, а ещё играет на гитаре и поёт неплохо. - не знаю даже, что именно я должна в нём искать, если пока не заинтересована в отношениях? или всё-таки?.. сложно соврать, что он мне не симпатичен. ведь и внешне приятен, и по общению тоже. - почему он тебе не нравится? - подхожу ближе к сиэлю, опираясь ладонями на столик, где он дорезает лук. склоняюсь ниже, чтобы заглянуть ему прямо в лицо. - и как ты вообще узнал? видел меня вместе с ним? - конечно, он провожает меня иногда от школы до дома, но всё же - я не думала, что кто-то мог заметить.
- кстати, мы давно не проводили время вместе. может хочешь сходить со мной на школьный бал? - покусываю губу, готовясь сказать и ещё одну фразу. немного неловко, но я не замечала, чтобы у него был кто-то! а значит есть все шансы на желание с его стороны. - моя подруга, нэнси, кажется положила на тебя глаз. не хочешь сопроводить её? - снимаю блокировку с экрана, чтобы наспех найти фотографию рыжеволосой девчонки. - она очень красивая и на неё многие заглядываются, но ей очень понравился именно ты. помнишь, мы вместе заходили к тебе в мастерскую? я ещё приносила тебе обед. только ты ей не говори, что я рассказала всё вот так! сможешь притвориться, что не знаешь о её отношении к тебе?

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 12-14</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1

27

В новой семье [которую я все еще отказываюсь таковой считать] меня окружают заботой. Начинается все с Лиззи, конечно: она перекрашивает стены в отведенной мне комнате, выбирает мебель, развешивает плакаты и расставляет фигурки супергероев. Когда я впервые вижу это, то с трудом подавляю вставший в горле ком — уж очень похоже на мою старую комнату в доме родителей, на мою обычную и безвозвратно потерянную жизнь.
— Выглядит прикольно, спасибо, — я киваю девочке, стараясь не показывать владеющих мной эмоций.
Тем более, что на этом забота не заканчивается: тут и печенье точь-в-точь такое, какое она приносила мне несколько лет назад в заброшенный дом; и совместные просмотры фильмов по вечерам; и даже видео-игры, в которые мы играем вдвоем на одном планшете. К тому же мистер Мидфорд нередко зовет меня с собой, чтобы починить какую-то поломку в доме, а миссис Мидфорд подкармливает вкусненьким в тайне от всех остальных. Больше всего, пожалуй, я привязываюсь к старушке, живущей в этом же доме. Она редко выходит к нам, все больше предпочитая уединение собственной комнаты, так что по-началу я даже не замечаю ее присутствия. Лишь когда меня просят отнести поднос с едой, становится понятно, что тут заботятся не только обо мне.
— Спасибо, молодой человек, — шамкает беззубым ртом старая леди, когда я расставляю тарелки на столике, приставляющемся к креслу. — Как тебя зовут?
Я представляюсь, а она вдруг взглядывает на меня очень ясными зелеными глазами:
— Фантомхайв? Мой покойный муж был дружен с Фантомхайвами. Ты ведь тоже волк?
Она улыбается, а сам я нервно оглядываюсь, проверяю плотно ли закрыта дверь. Только после этого опускаюсь подле нее на колени.
— Да, я волк. Только ваша семья об этом не знает, не говорите им, — прошу неловко.
Как посмотрят на меня все эти люди, если узнают страшную тайну? Вдруг отвернутся? Такое случается редко, но не опасаться я не могу. Пара ребят из приюта, например, до сих пор отпускает дурацкие шуточки вслед моей стае.
— Не скажу. Особенно, если ты будешь иногда приходить и развлекать меня волчьими историями. Можешь? Это напомнит мне о моем старике, я скучаю по нему...
Тоску о потерянных близких можно понять, та знакома мне не понаслышке, так что и соглашаюсь я быстро.

В итоге мы радуем историями друг друга. Я рассказываю о красоте весеннего леса, об азарте охоты за белками и о том, как волчьи фишки помогают выжить в мире людей. Мне же рассказывают такие подробности о моей семье, про которые я даже не мог и подумать. Ну например то, что мистер Мидфорд был обручен с теткой Френсис — сестрой отца, погибшей в возрасте шестнадцати лет.
— Уж как он горевал... После этого-то и решил, что не хочет иметь ничего общего со стаей. Предпочел уехать в большой город, выучиться тут и остаться. Его нынешнюю жену тоже зовут Френсис. Ну не интересное ли совпадение?
Совпадение и впрямь интересное. Кроме того, становится очевидно, что мистер Мидфорд вовсе не так глуп и наверняка догадывается о том, кто я. Странно, что решил взять под опеку.

Этот вопрос я откладываю на далекое будущее, когда его вообще придется обсуждать. Ну не поднимать же самому? Вместо того, предпочитаю наслаждаться миром и покоем, который мне стараются обеспечить. Еще бы охотники не приезжали в город! Или хотя бы держались подальше от Лиззи.
Мечты-мечты, ведь сама девочка не видит ничего зазорного в общении с одним из них. Знала бы она то, что знаю я... Но в первую очередь меня уязвляет то, как она отзывается о навыках незнакомца в игре на гитаре. Кто бы сомневался, что он харизматичный и умеет расположить к себе. Не то, что я.
— Я умею играть на скрипке, но это не так впечатляюще, да? Слишком скучно и консервативно, — ворчу, не поднимая глаз.
Лук уже давно нарезан, но я не откладываю нож, рублю квадратики почти что в пыль, лишь бы не смотреть на девушку, оказавшуюся совсем близко.
Почему у меня так болит в груди? Никогда не считал охотников хоть в чем-то лучше, они ведь просто убийцы, а теперь вот завидую. Может тому, что он способен разговаривать с Лиззи и даже шутить? У меня когда-то тоже была такая возможность, я сам от нее отказался. Глупец!
Когда девочка спрашивает сначала о том, почему ее ухажер мне не нравится, а после и удивляется, что я вообще о нем знаю, сдержаться становится очень сложно:
— От него несет кровью за версту и этот запах остается на тебе!
Прикусываю язык слишком поздно. Что за бред? Что она теперь подумает? Мало того, что я заявил, будто могу чувствовать запахи одних людей на других людях, так еще и обвинил парня неясно в чем.
Откладываю нож и тоже опираюсь ладонями о стол, около которого мы стоим, отделенные друг от друга как раз столешницей.
— Он мне не нравится, потому что я знаю о нем то, чего не знаешь ты. Поверь, тебе лучше держаться от него подальше, — пытаюсь говорить спокойно, хотя внутри все переворачивается. Сейчас надо мной посмеются?
Вместо этого девочка делает неожиданную вещь: она... зовет меня на танцы? Склоняю голову к плечу, отчасти ощущая себя псом, которого удивил его хозяин. Обида и злость немедленно забываются, вместо них в сердце расцветает надежда: если она зовет, значит хочет быть именно со мной. Парнишка-охотник не так важен?
Конечно, все оказывается совсем не просто и это вовсе не приглашение, чтобы пойти вместе. Нет, она печется о благе своей подруги. Я кидаю косой взгляд на рыжеволосую девчушку с россыпью веснушек и красивыми голубыми глазами. Хорошенькая, но до Лиззи не дотягивает.
— Видимо я должен быть польщен... Что на счёт тебя, ты пойдешь со своим парнем и мы будем делать вид, что на двойном свидании? — сдержать иронию не получается.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 14-16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

0

28

я уже давно не ощущала душевной близости со своим, казалось бы, лучшим другом. сиэль отдалился от меня, словно никогда и не хотел быть рядом. так как я могу продолжать навязываться? прошли те годы, когда я была ещё совсем юной и беззаботной, когда я продолжала назойливо крутиться рядом, уповая на что-то большее. мы почти стали семьей, но уж слишком номинально, чтобы это можно было воспринимать всерьёз? по крайней мере, он сам говорил именно так, ясно дал понять, что не будет считать меня своей сестрой. но мне было бы достаточно, если бы он считал меня другом… вот только — наверное, наше время было упущено давным-давно; наверное, после моей ошибки слишком сложно восстановить былое доверие. конечно, это не значит, что он ненавидит меня (по крайней мере, так не кажется), но и не желает иметь со мной нечто большее, чем просто небольшие диалоги иногда.
это расстраивает меня, безусловно, поэтому я стараюсь найти как можно больше друзей в школе. а ещё разговариваю об этом с бабушкой, которая положительно отзывается о мальчике. ну неудивительно, с чего бы ему не произвести хорошее впечатление на других? только вот жаль, что со мной он бывает даже реже. конечно, в отличие от бабушки, я часто бываю вне дома. наверное, он находит в ней хоть какую-то компанию, когда приходит сюда в отсутствие остальных? она говорит, что я просто преувеличиваю и хочу слишком многого. возможно, она и права, но это не особо успокаивает. мне все ещё хочется, чтобы мы с сиэлем были немного ближе…

но пока кажется наоборот. даже предстоящий семейный ужин, доныне гревший мне душу, кажется будет не слишком простым. ведь мы почти ругаемся ещё до начала, хоть и не совсем ясно с чего бы. что за реакции у него сегодня? может быть на работе что-то произошло? или поругался с друзьями? моргаю несколько раз, стараясь сохранять самообладание и быть максимально понимающей. хоть это все и ранит. — ты никогда не рассказывал мне, что умеешь играть на скрипке… — неожиданно тихо отзываюсь, смотря на доску перед ним. почему он так осуждающе разговаривает со мной? — я бы хотела послушать, это романтично очень по особенному. — решаю быть мягкой по отношению к нему, чтобы сгладить возможные углы, которые вновь грозятся образоваться.
но могу ли я что-то предотвратить? кажется, сиэль настроен очень враждебно и что бы я не говорила — это становится только хуже. почему же он так реагирует на чарльза, если даже не знает его? ответ удивляет меня тем больше, чем дольше я кручу его в своей голове. — кровью? — мои глаза расширяются от удивления, даже не представляю, что он вообще имеет ввиду. — кажется, ты шутишь? — потому что я даже не знаю, что ещё можно подумать о таком выражении. — и слишком утрируешь… что такого может наделать пятнадцатилетний подросток? он выглядит вполне обычно. — пожимаю плечами, вспоминая манеру речи и действий парня. знаю, что мало что понимаю в этом мире, но…
хотя, мой друг-брат уверяет, что этот парень не так прост на первый взгляд, как можно подумать. но за отсутствием деталей — я даже и не знаю, что должна подумать. — ты можешь рассказать мне больше? я не очень понимаю, что ты имеешь ввиду… — если ему нечего сказать, то эта просьба звучит уж очень странно! что у него за личные счёты могут быть с чарльзом? я сомневаюсь, что они вообще встречались… или да? всё-таки тот тоже переехал откуда-то издалека, но я не знаю откуда именно. что, если они были знакомы в детстве? что ж, если это так, то он мне расскажет?

стараюсь наладить разговор между нами, приглашая сиэля на предстоящие танцы. но кажется вновь делаю только хуже! — тебе не нравится эта идея? или сама нэнси? — он почти не реагирует на девочку, которую я ему показала. иной раз я думаю о том, что он вообще не заинтересован в противоположном поле или отношениях как таковых. это слишком странные мысли, но у меня есть пара знакомых геев, в этом нет ничего такого… правда, мой брат выглядит совсем по другому. наверное он просто не заинтересован в отношениях. — и я планировала пойти с вами двумя! чтобы провести время с тобой, но при этом обеспечила бы свидание. — киваю пару раз головой, находя пальцами его ладонь. — если тебе будет комфортнее, чтобы нас было четверо, то я соглашусь пойти с чарльзом. я пока думала, стоит ли… — мне сложно сказать наверняка, что именно остановило меня от согласия.
ой! — резко мне пришла в голову мысль, которая могла бы объяснить многое. — может быть, у тебя уже есть девушка? ну или парень. прости, что не подумала об этом сразу. — мне становится невыносимо стыдно за собственную глупость; в конце концов, он старше меня на два года! логично, если у него кто-то есть… — можешь взять с собой партнёра тогда? я все равно хочу сходить вместе на школьный бал! мы так мало времени проводим вместе… — проговариваю с грустью в голосе, а потом резко обнимаю его прямо с боку. прикрываю глаза, довольно улыбаясь; давно же мы не были наедине! — я так скучаю по тебе, сиэль. ты не хочешь общаться со мной? я слишком достаю тебя? — не поднимаю на него взгляд, все ещё тыкаясь носиком в его руку. так проще говорить то, что беспокоит.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 14</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (26.03.22 00:19:07)

+1

29

Я разве никогда не говорил об умении играть на скрипке? Девочка укоряет меня в скрытности и становится действительно неловко. Может и забыл, может даже не думал делиться... В конце концов, это было давно, еще до гибели моей семьи. Сейчас у меня нет инструмента, мои пальцы давно забыли как это — касаться струн, да и в приюте возможности учиться не представилось бы: слишком дорого, слишком бессмысленно.
— Если как-нибудь удастся одолжить скрипку, то я сыграю тебе, — улыбаюсь неловко.
Зря завел об этом разговор: ее парень всяко более умел, чем я. Может, он даже слагает песни в ее честь? Такое мне тоже недоступно.

Еще один прокол связан с упоминанием крови, которая так или иначе пятнает руки любого охотника. Я почти уверен, что хваленый Чарльз уже не раз побывал на охоте, может даже убивал волков, потому что от него разит прилично. Не верю, что дело просто в окружении. Может ли он быть жесток? Угрожает ли Лиззи опасность? Она явно в это не верит, даже переспрашивает, а мне и нечего ответить.
Ну не рассказывать же на полном серьезе об оборотнях и охотниках? Я мог бы даже показать, вот только напугаю этим девочку и оттолкну от себя, а еще подставлю под удар нас обоих. Вдруг обо мне станет известно, вдруг подозрение в пособничестве падет на нее? Нет уж, лучше неведение и пусть она считает, что я преувеличиваю.
Дергаю уголком губ, а после недовольно сдуваю с глаз челку:
— Просто моего слова тебе недостаточно? Обязательно лезть в то, что тебя не касается? — за грубым тоном прячется забота, но едва ли она это понимает?

По крайней мере, она не собирается идти на бал с этим убийцей! Или я только что невольно подтолкнул к тому? Изучаю взглядом лицо девушки, принявшее задумчивое выражение и лихорадочно соображаю как бы сказать, что она поняла неверно. Тем более, что поняла неверно она не только это, но еще и вероятность моих отношений с кем-либо.
— Что ты выдумываешь? Нет у меня никого, особенно парней.
Краснею до кончиков ушей от такого предположения и в очередной раз дергаю уголком рта. Мда, такой себе у нас разговор получается, весь полный обвинений и недомолвок. Хотя бы тут, но я все же могу быть откровенным. Раскрываю рот, чтобы озвучить то, что заставляет сердце частить, а после замираю на долгую секунду. Девушка обнимает меня сбоку, вжимается лицом мне руку и говорит... очень приятные слова, если так разобраться. Они даже заставляют по-настоящему улыбнуться.
— Просто пойдем на танцы вдвоем. Не нужен нам никто посторонний: ни Чарльз, ни Нэнси, — выдыхаю то, что задумал.
Немножко страшно, что она откажется. С другой стороны, смеяться уж точно не станет. Каждый из нас должен сделать шаги навстречу друг другу, если я хочу однажды встретиться на середине. Следующие слова даже срываются сами по себе, без определенного плана:
— Я тоже по тебе скучаю. Мне не хватает тех деньков, когда мы только познакомились.
Еще меня очень давно интересует вопрос и его я тоже решаюсь задать именно сегодня:
— Ты любишь собак? — никакой связи с предыдущей темой разговора, но так хочется узнать.
Чуть поворачиваюсь и обнимаю ее, утыкаюсь носом в золотистую макушку, вдыхаю аромат шампуня и духов, которые она только недавно начала использовать. Становится очень-очень спокойно и правильно.

[status]running for you[/status][icon]https://i.imgur.com/70caFwM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">you're a candle in the window on a cold, dark winter's night and I'm getting closer than I ever thought I might.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (22.03.22 18:24:29)

+1

30

по крайней мере, он обещает однажды сыграть на скрипке для меня; это очень приятно! хотелось бы, чтобы мы вообще проводили побольше времени вместе, наедине, так, чтобы никто не мог помешать. даже родители. странно ли это? наверное да, когда речь идёт о мальчике. мои подруги бы уже хихикали по этому поводу, говорили бы о моей влюбленности. но ведь всё не так! им просто не доводилось встречать хороших парней, с которыми можно было бы просто дружить. а что, если на подсознательном уровне я хочу чего-то большего, чем просто дружба? глупость какая! поджимаю губы, неожиданно представляя, каким красивым бы был сиэль под лучами дневного солнца, льющегося из широких окон; как сосредоточенно он бы выглядел, зажимая струны пальцами и удерживая смычок; как совершенно особенная музыка звучала бы только для меня. я хочу этого! так что обязательно нужно будет достать откуда-то скрипку. это, однако, будет гораздо позже...
резко становится совершенно не до этих мыслей, когда заявления мальчика становятся слишком необычными. что именно сделал чарльз, чтобы заслужить такую немилость? мне становится очень и очень интересно, но разъяснений не следует. даже вздрагиваю, когда он окатывает меня такими вопросами (на которые и нет ответа). опускаю взгляд на свои подрагивающие пальцы, нервно покусываю губу и стараюсь обдумать, почему он так разговаривает со мной. что не так? что его так сильно раздражает во мне? или во всех сразу? - если это меня не касается, то зачем было начинать говорить об этом? - мой голос не звучит агрессивно, в отличие от его, а вопрос получается скорее слабым и грустным. мы определённо теряем ту тонкую связующую ниточку между нами; а может её и не было никогда? может я себе всё придумала?
ещё и с предположением о его отношениях выходит поистине по-идиотски! я предположила невесть что, надеясь, что так узнаю о нём больше, а по итогу вызвала лишь негодование. да и кому бы понравилось, если бы начали выдумывать, когда не просили? боже, да я же совсем ничего о нём не знаю, если так разобраться. он и не стремится рассказать, а я и не пытаюсь налегать, чтобы вызнать (если только самую малость).

всё же... я безумно не хочу терять его вот так просто! пусть сочтет меня дурой, но я хотя бы попытаюсь выстроить то, чего между нами нет уже давно. может я поступаю слишком резко, когда кидаюсь на него с объятиями? зато это позволит задержать его рядом, позволит высказать те слова, что застряли в моей голове. и кажется это даже неожиданно имеет куда более хороший отклик, чем я предполагала. - о, правда? - почти пропеваю в ответ, раздумывая над тем, как же всё пройдет. удастся ли нам восстановить баланс, который мы когда-то потеряли? или это будет лишь первый шаг на длинном пути? как бы то ни было, но это уже прорыв прямо сейчас. не знаю только, как донести до нэнси, что ей отказали, если можно так сказать... не люблю приносить такие вести, но по другому никак. обманывать нехорошо тоже. - в чём ты хочешь пойти? хочу подобрать что-то подходящее. - не будем ли мы выглядеть как парочка? не важно!
куда важнее то, что он тоже думает о прошлом; жаль только, что мы оба скучаем по тем денькам, но никак не может восстановить их. - теперь я стала слишком доставучей? - смеюсь в ответ, делая возможное предположение о том, почему мы вообще отдалились когда-то. ответит ли он на это, или проигнорирует? даже и не знаю, как оно было бы лучше. отвлекаюсь на полноценные объятия, которыми он неожиданно решил одарить меня, и прижимаюсь поближе с улыбкой. сиэль уже выше меня почти на полторы головы, но это ощущается даже как-то по особенному уютно. - собак? неожиданный вопрос. но... кто же их не любит? они же милашки - и большие, и маленькие. на самом деле, я просила родителей завести щеночка, но они были против. одно время мы довольно часто переезжали, так что их можно понять. - пожимаю плечами, поднимая голову, чтобы заглянуть в его глаза с легкой улыбкой. - но когда я вырасту - обязательно возьму себе собаку! - правда, пока сложно предположить какую... но это будет ещё не скоро.
жаль, что по итогу нас прерывают родители, которые решили напомнить о себе и об ужине, который мы так "активно" готовили. пришлось отступить друг от друга, неловко улыбаясь, и вернуться к обязанностям.

а потом настал вечер школьного бала, поэтому, как только я собралась, то сразу прилетела в комнату сиэля. - как тебе? мне идет зеленый? - я покружилась дважды вокруг своей оси, чтобы он смог оценить моё короткое платье изумрудного оттенка с вкраплениями блеска. мне не очень понравилось, как получились локоны, но тут уже ничего не попишешь. переделывать было бы слишком муторно. - ты уже готов? мама хочет нас сфотографировать, ну ты знаешь - ей очень нравится это делать. - но он и так это знал, даже непонятно, зачем я это сказала. в конце концов, для него она тоже делает отдельный альбом. подхожу ближе к нему, поправляю пальцами лацканы его пиджака. - красавчик, сразишь абсолютно любую сегодня, если ты понимаешь о чём я. - смеюсь задорно, а после хватаю его за руку и тяну за собой по лестнице. внизу нас уже встречает вспышка фотоаппарата.
мы быстро добираемся до школы и попадаем в самую настоящую толпу, которая даже немного пугает. я прекрасно знала, как именно всё проходит, но почему-то всё равно удивилась, как в первый раз. вдыхаю поглубже, встречаясь взглядом с нэнси, а затем и с чарльзом. - вы сегодня вместе? - загадочно улыбаюсь, надеясь, что они уже успели начать встречаться. тогда они бы оба отстали от меня, ведь так? но куда важнее другое. - это сиэль, мой... - поворачиваю голову в его сторону, раздумывая над тем, какое же звание я должна выбрать. - он мой друг! - сжимаю его ладонь в своей, улыбаясь двум другим друзьям.
спустя час (или даже немного больше) мне немного надоедает здешняя атмосфера. нэнс, которая пытается заставить меня предпринять активные действия одним взглядом, да и чарльз, который всякий раз пытается подступиться, но словно опасается. - я кое-что придумала. - заговорщически говорю прямо сиэлю на ушко, а затем вытягиваю его из зала. мы бредём по школьным коридорам, пока не попадаем в класс музыки. - здесь точно есть скрипка. - уже подтягиваю стул, чтобы забраться на него и посмотреть в шкафу. - найди где включить свет. - говорю сиэлю, вставая на носочки, чтобы подцепить нужный чехол, но вместо этого теряю равновесие и падаю.

[icon]https://i.imgur.com/L3wGZMM.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 14</a><div class="fandom">original</div><div class="info">these are the days that bind you together, forever</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » an act of kindness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно