ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Terra Nova [Overwatch]


Terra Nova [Overwatch]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

The wall that we failed to break down

Can't let us find a common ground.

https://i.imgur.com/7COepbS.png

• Лунная колония "Горизонт" / настоящее время

Siebren de Kuiper, Lucio Correia dos Santos

Вернуться к началу начал всегда тяжело, вернуться туда, где ты был поражен в самое сердце - еще сложнее, зная, что за тем последовали мучительные  годы заключения. Но, быть может, там, куда сложно вернуться, лежат ответы на все вопросы, что до сих пор оставались торчащими из спины  ножами?

[nick]Lucio Correia dos Santos[/nick][status]жизнерадостный лягух[/status][icon]https://i.imgur.com/vWJBU2o.png[/icon][sign]I got my head in the clouds and got my feet on the groundhttps://i.imgur.com/4HTHSt9.png https://i.imgur.com/49zd62Z.png https://i.imgur.com/kdNfU9q.png https://i.imgur.com/wp8PSap.pngYou see I've been around the world and flipped it upside down[/sign][lz]<a class="lzname">Лусио Коррейя дос Сантос, 26</a><div class="fandom">OVERWATCH</div><div class="info"><center>Con el ritmo y la voz,<br>Con las palmas y el amor,<br>Con el ritmo y la voz,<br><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=911"><b>Olvidamos</b></a> el dolor</center></div>[/lz]

Отредактировано Harry "Galahad" Hart (24.03.22 12:23:39)

+1

2

[nick]Siebren de Kuiper[/nick][status]со мной вопрос решенный - я умалишенный;[/status][icon]https://i.imgur.com/FE14Q6k.png[/icon][sign]как зовут эти розы на столе у окна?
https://i.imgur.com/55M7vfo.png https://i.imgur.com/3W64iFK.png https://i.imgur.com/w94mbBg.png
им светит Луна, я им дам имена...
[/sign][lz]<a class="lzname">Сибрен де Койпер</a><div class="fandom">Overwatch</div><div class="info"><center>Я живу под наркозом <br> в <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1082"><b> ожидании </b></a> сна;</center></div>[/lz]

Там, за пределами иллюминатора, где в удушливо-мрачном пространстве бескрайнего космоса светилась голубоватым светом Земля, лежали ответы на все его вопросы, они были прямо перед его глазами. Но дотянуться  до них так просто было все еще невозможно. Что помнил он об этом месте? Как давно он был здесь в последний раз? О, это было давно, кажется, вечность назад, и память о том  дне все еще  до конца не вернулась. Быть может, и хорошо, что она не вернулась. Провальный эксперимент доктора де Койпера одновременно вписал его имя в истории и тут же стер его, заменив его одной буквой. Сигма — совсем непоэтично, скорее пугающе. Особенно, учитывая, что Сигма родился там, где для всех внезапно исчез доктор де Койпер...
Лусио. Это имя было непривычно тягучим, экзотическим, пряным, как корица или сладким, как шоколад. Такие имена по ту сторону света  от места, где  родился и вырос Сибрен. Лусио — означает Светлый, конечно, это имя подходило ему, как нельзя лучше. Похожий на яркую комету, он обладал удивительной особенностью — он зажигал сердца, воспламенял души. Сибрен читал, что Лусио предводил восстание в  Бразилии, возглавлял изгнание Вишкар. Он ознакамливался со всем, что пропустил за годы своего заточения, жадно поглощал все, что пропустил, выпав из жизни. И в целом он знал, что мальчик с таким экзотическим для северного уха именем — знаменитость, электронный музыкант, добросердечный мотиватор. Быть может, это все, что он знал или это было всем, что ему следовало знать о Лусио, как  о медийной  личности. Впрочем, тот отличался тем, что на сцене и в жизни он был одинаков, был самим собой — вот и весь его секрет. Добряк, рубаха-парень, самоотверженный, бесстрашный, неунывающий оптимист, изо всех сил вертевший земной шар. Занятная, однако, характеристика...
Он мог бы служить в разведке, он мог бы играть в кино. Он даже мог бы быть детским врачом, но Сибрен де Койпер посвятил себя науке, все его научные труды, годами накопленные в качестве бесценного багажа, позволили ему рискнуть, как никто и никогда не рисковал до него. Но риск ведь дело благородное, а также невероятно опасное. Как бы там уже ни было, а все случилось, и история сослагательного наклонения  не имеет. Долгие  годы гений содержался в застенках спецучереждения и никто не задавался вопросом, что под капельницами в бредовых снах прозябает светило науки. И живое воплощение ее бесконечно-упрямой власти над всем живым...
У них было мало времени, чтобы сойтись в мнениях относительно музыки или фундаментальной науки, их стычка была короткой и не увенчалась никакими  взаимными приятными впечатлениями. Громкие звуки раздражали растревоженное сознание, а  оно рождало демона, который причинял насилие, и  это — было его любимым занятием...
Здесь рождались надежды, мечты и умирали великие начинания, обращенные в пепел. Отсюда не успевали спастись, и здесь же  жило так много воспоминаний, словно они не оставались в  забвении на долгие годы. Доктор де Койпер снова ступил в эту  обитель скорбной памяти, чтобы принять это, и отпустить. Потому, что впереди было великое множество дел, которые нужно было сделать, пусть и в память об ушедших днях. Ему предстояло прикоснуться к  запретному снова, но теперь не боясь, что оно выйдет из под контроля. Он держал это запретное в руках, держал крепко и уверенно, он был сам себе доказанным феноменом. Отныне он точно знал, что все пойдет строго по плану, теперь вариант сбоя был исключен. Сигма знал точно, каков великий замысел Вселенной, да и у той были на него, поди, свои планы...
Так или иначе, имевший прямую наследственность, Лусио мог ассистировать доктору де Койперу. Ему не поручалось ничего сверхъестественного, только то, в чем его помощь могла быть неоценимо-полезной. А именно в вопросах звукоизвлечения и звукового воздействия. Музыка воистину могла исцелять, если речь шла о Лусио, и доктору де Койперу был показан терапевтический  эффект в случае с его нестабильным сознанием. Не сказать, что тот был совсем умалишенным, эта фаза прошла, прошла агрессия и он научился слушать свою иную сущность, которую даже удалось задокументировать и
пропустить по всем грифам секретности. Вот только сущность эту  никто не видел, никто не мог точно сказать, какой  он — темный  доктор Сибрен де  Койпер, и  он ли это в принципе. Разум антиматерии, вошедший в его тело, или подавленная агрессия и страхи, излившаяся в форме жадного до страданий окружающих психопата.
— Лусио... Лусио...
Он был миниатюрным и чересчур хрупким в руках доктора, его темную, бронзовую кожу покрывала  испарина, а где-то глубоко во взгляде, затянутом поволокой, Сибрен еще мог различить сверкающие  огоньки. Он  бился в чужих руках, как будто все было в первый и одновременно в последний раз, как будто эта темная ночь не сменится  днем. Но, да, здесь, за  толстыми герметичными стенами колонии ночь никогда не прекращается, и утро наступит через несколько часов  там, на Земле. Его тело и разум все еще измеряли все по земным часам, как привыкли. Цепляясь пальцами и комкая в них простынь и одеяло, он вряд ли знал, как красиво в полутьме выглядела его бархатистая смуглая  кожа, настоящая манящая экзотика. И, не смотря на пикантность ситуации, он мог себе позволить не сдерживать свои стоны — здесь все было слишком герметично, как в космическом корабле, и те, кто проходили бы мимо дверей  бокса, все равно не услышали бы  ничего необычного. Его дыхание билось в  груди под крупными ладонями доктора и  это было восхитительно, от начала  и  до конца.  То, как жадно губами он хватал воздух, тоже было восхитительным, и Сибрену это чертовски нравилось...
Он был открытым, бесхитростным и откровенным, слишком честным и незамысловатым, сумасбродным, но это его красило. Та искренность, с какой он отдавался в руки доктора, была восхитительной, неподдельная и очень живая палитра эмоций, душа нараспашку, как и всегда. Горячий и ненасытный мальчишка, который совсем не думал, что будет, когда  он проснется. Настанет утро — там и подумаем? Резонно решать проблемы по мере их поступления, но было ли для  Лусио происходящее проблемой...?

+1

3

[indent] Решение присоединиться к агентам Овервотч не было спонтанным, и уж точно не являлось прихотью молодого музыканта и предводителя восстания в Рио, вдруг словившего свою звезду, что он может и весь мир изменить. И.. Лусио ведь и правда мог это сделать. Не в одиночку, но вместе с теми, кому судьба человечества так же небезразлична, кто готов вместе с ним держать последний рубеж, что бы ни случилось. С теми, кто помогал ему и без такого громкого звания героя — простыми людьми, которые следовали за юным бразильцем, зажегшим их сердца. Он словно был маяком для всех тех, кто сохранил в своей душе это светлое чувство веры: в свои силы, в человечество, в справедливость или в мир во всём мире — не важно. И пусть это была лишь маленькая искорка, тлеющая среди остывших углей, из неё он раздувал бушующее пламя. Он и сам был как яркая звезда, огненный шар посреди безмолвной бесконечности, разгоняющий своим ослепительным светом темноту. Образно, конечно, выражаясь, хотя свою любовь к неоновым цветам бразильский музыкант нисколько не скрывал.

[indent] Его целеустремленности можно было позавидовать, впрочем, доктору де Койперу и своей хватало с избытком: именно она и привела его к заключению в четырех стенах, когда дело его жизни обернулось... тем, чем обернулось. Провалом? В ученом сообществе отрицательный результат тоже считается результатом, да и последствия дерзкого эксперимента вряд ли можно было бы назвать подобным образом. Сибрену всё же удалось подчинить себе силу гравитации. Пусть не сразу, пусть правительственные агенты всеми способами пытались то изучить, то подавить этот феномен, стерев имя ученого везде, кроме нескольких папок с грифом "Секретно". Он просто для всех перестал существовать, запертый на много лет теми, кого охватывал первобытный ужас перед неизведанным. Они боялись того, что Сибрен — Сигма может сделать, имея поистине уникальную силу, для которой ему не требовалось ровным счетом ничего, только воля и желание. Это он и сделал, когда ремни наконец перестали стягивать тело до болезненного напряжения, когда беспокойный разум, расколотый на части, очистился от того медикаментозного коктейля, что ему пустили по вене. И, надо сказать, в чем-то Лусио его мог понять... Файл с досье "объекта Сигмы", выданный новоявленному агенту перед операцией, вызвал в нём целую бурю эмоций, от искреннего сочувствия ученому до болезненного, горького разочарования в тех людях, что позволили этому случиться. Парень не признавал вины Сибрена в тех разрушениях, которые понесла его тюрьма в Нидерландах, и не приписывал жертвы ни ему, ни его темному, безумному гению. Даже после, когда крупная фигура, столь легко парящая в воздухе, мелькала в сводках об очередных нападениях "Когтя". "Его используют", упрямо доказывал он тем, кто записывал де Койпера в "психопаты, которые терроризируют наш мир", и не хотел даже слушать осторожных — или не очень, — заявлений, что он перешёл черту, и будучи безумным ученым с возможностью перевернуть фундаментальные законы одной лишь только мыслью, более ни перед чем не остановится. Да, ученые — люди с долей беспринципности, что и позволяет им идти вперед. Но ведь открытие доктора де Койпера предназначалось не для потехи собственного эго, а для блага всего человечества!

[indent] Удивительно, но практически слепая вера Коррейя-младшего в светлые помыслы ученого позже найдет своё подтверждение, почти слово в слово, когда Лусио выпадет шанс задать северянину так интересующий его вопрос. Один из тысячи, на самом деле, которые обуревали его, наверное, с самого момента их первой встречи лицом к лицу. Какие-то только ощущались в воздухе между ними, но не произносились вслух, другие парень задавал смело и с тем самым ребяческим любопытством, которое и заставляло-то на протяжении многих сотен лет людские умы двигаться вперед. Сибрен, наверное, и не предполагал даже, в ком найдет своего самого благодарного слушателя, а юный бразилец, в свою очередь, не думал, что это будет настолько увлекательно.
***
[indent] Их знакомство — состоявшееся даже не во вторую встречу, — тоже можно было назвать странным: вот вроде бы только в прошлый раз он пытался их убить, считая это жестоким экспериментом, а теперь... Теперь казался таким потерянным, будто бы это и не он был вовсе, словно бы наконец спал морок, что застилал его глаза и разум. На этот раз здесь не было ни фиксирующих ремней, ни капельниц, ни стерильных коридоров — и не было того яростного желания причинить насилие в ответ на насилие. Лусио ясно увидел эту связь ещё тогда, и настоял на нормальных условиях для разговора. Разговоры, разговоры... Долгие годы — разговоры с людьми в белых халатах, у которых были всё те же вопросы и те же ответы, только лица менялись, в "Когте" тоже явно были свои психиатры, способные какое-то время держать Сигму под своим контролем, и всё же долго обманывать гениальное сознание они не могли. Потому он счел, что прямота и честность будут лучшим способом наладить контакт, и не прогадал.

[indent] Ещё одной удивительной догадкой стало воздействие определенных звуковых частот на состояние Сибрена: целительный эффект музыки Лусио несколько отличался от обычного, удивительным образом успокаивая расколотое сознание — нехитрым путем перебора — персонального выступления, как потом пару раз называли это другие, — он нашёл именно его сочетание, которое действовало лучше всего. На вопросы о том, войдет ли это в его следующий альбом, юноша отшучивался, и только Сибрену было известно, что записанный для него трек высвечивался на экране лаконичным "Vento Solar"*. Компактный плеер с парой наушников и уже подобранным плей-листом Коррейя подарил ему в первые дни, пока ни Овервотч не знал, что делать с Сибреном, ни он сам не представлял, что делать дальше: почти не осталось тех, кто бы помнил его как доктора де Койпера, а современный мир и не знал ни о нём, ни о его открытиях. Зато хорошо запомнил Сигму — и вряд ли такое первое впечатление можно было бы исправить в одночасье. Предстояло разбираться с властями, с беспокойной общественностью, да и в целом процесс его возвращения обещал быть долгим и нелегким. Но это было нужно. Втягивать его снова в эту борьбу за мир, только теперь по другую сторону баррикад, казалось юноше, да и другим членам вновь собравшейся миротворческой организации, неправильным, но и лишать Сибрена права выбора — тоже. А так... его запись была бы с ним всегда вне зависимости от того, что решит доктор, и одно только осознание этого грело Лусио душу.
***
[indent] Когда он захотел вернуться туда, откуда всё началось, никто не стал отговаривать ученого — это было его решение. Лунная колония "Горизонт" была амбициозным проектом, но неудачи постигали её одна за другой, точно злой рок: сперва вышедший из-под контроля эксперимент де Койпера на международной станции, затронувший в том числе и её, затем, после восстановления, ещё один, когда генетические манипуляции с гориллами привели к их возросшей агрессии и следом — к восстанию. Не заладилось что-то с базой на Луне, мысль о которой будоражила человечество уже больше века... И всё же она была важным звеном в борьбе за мир, который отсюда был весь, как на ладони.

[indent] — ..Вы только представьте, аудитория — вся планета, и технически половина жителей Земли будет присутствовать на концерте просто потому, что Луна вот она, прямо над головой! — Бразилец не растерял ни капли своего энтузиазма, и раз уж ему предстоял полет туда, то и в этой ситуации он один за одним находил плюсы. Его заставили, чтобы постараться оградить от прямых боевых действий? О нет, это было откровенно глупое предположение: даже если некоторые его соратники переживали за молодого музыканта, силой удерживать никто никого не собирался. Но с их доводами о том, что возвращение Сибрена — довольно стрессовая для него ситуация, и будет лучше, если они продолжат аудиотерапию, он согласился без лишних раздумий. И, признаться, в глубине души надеялся на то, что мироздание даст им небольшую передышку в виде затишья между стычками с "Нуль-сектором", "Когтем" и другими расшатывателями установленного порядка, и можно будет полностью сосредоточиться на этой миссии. Развернуть свой штаб на покинутой космической базе? Почему нет? Сил, времени и средств потребуется много, но перед трудностями Коррейя никогда не отступал и просто не позволял этого делать другим, заражая оптимизмом и верой в собственные силы. Он прекрасно знал, на что способны простые люди, если верят в то, что делают. Выступить на Луне, чего прежде ни один музыкант не делал? Этой мысли он не скрывал, болтая об этом больше как о вдохновляющей возможности, нежели о плане, но правда же, это было бы удивительно! Разумеется, после того, как они хотя бы оборудуют базу всем необходимым. А возможность провести ещё немного времени в обществе доктора де Койпера... Что же, и этого Лусио тоже не отрицал, что ухватился за неё, наверное, сильнее всего. Просто потому, что ему нравилось. Он с удовольствием и неподдельным восторгом слушал о тайнах космоса и вообще Вселенной, которыми с ним охотно делился Сибрен, сперва удивившийся такому интересу. Пробовал национальные блюда — конечно, это правильнее всего было бы сделать в самих Нидерландах, но вы бы только видели глаза доктора, когда ему, находящемуся за тысячи километров от родины, к кофе были предложены те самые две тонкие хрустящие вафли, скрепленные сиропом, — и продолжал задавать вопрос за вопросом, казалось, обо всём и сразу. Его любопытство и желание узнать и попробовать всё было незримым спутником Лусио с детских лет, но сейчас оно словно бы сконцентрировалось вокруг Сибрена — Сигмы.

[indent] Его не пугал собственный повышенный интерес к персоне де Койпера, нет. Коррейя-младший был не из тех, кто отрицает происходящее, если оно не укладывается в какие-то рамки, и запирает собственные мысли и чувства на замок. Разве можно представить это с ним, всегда открытым, таким честным и живым, живым по-настоящему?.. "Будь что будет" — мысленно подбадривал он себя, когда несколько сумбурно признавался мужчине в своих чувствах, и в те казавшиеся чертовски долгими мгновения тишины, пока тот не ответил. Вряд ли Сибрен когда-нибудь задумывался, как на самом деле звучит его поставленный голос: он притягивает, заставляя обратить к нему всё внимание и слушать. Пробирает до мурашек, когда он что-то с упоением объясняет что-то, и осторожно, мягко обволакивает, когда доктор мурлычет себе под нос какую-нибудь мелодию, что случается довольно часто. Оставляет странное ощущение, стоит ему перейти на родной язык, по-своему красивый, и врезается намертво в сознание сбивчивым шепотом, которым он произносит его имя снова и снова, непривычное северному уху. Лусио откликается на него так искренне, так ярко, не пряча своих эмоций, словно живет последний день, и завтра никогда не наступит. Признаться, и жил он с этим убеждением, что жить надо сейчас, ведь никому знать не дано, что случится на следующий день, а раз за разом откладывая всё на потом, "до подходящего момента", "до лучших времен", рискуешь и вовсе опоздать. Всё происходило стремительно, словно вспышка падающей звезды на черном небе — но считал ли сам юноша это слишком поспешным? Едва ли...


*"Vento Solar" - порт. "Солнечный ветер"

[nick]Lucio Correia dos Santos[/nick][status]жизнерадостный лягух[/status][icon]https://i.imgur.com/vWJBU2o.png[/icon][sign]I got my head in the clouds and got my feet on the groundhttps://i.imgur.com/4HTHSt9.png https://i.imgur.com/49zd62Z.png https://i.imgur.com/kdNfU9q.png https://i.imgur.com/wp8PSap.pngYou see I've been around the world and flipped it upside down[/sign][lz]<a class="lzname">Лусио Коррейя дос Сантос, 26</a><div class="fandom">OVERWATCH</div><div class="info"><center>Con el ritmo y la voz,<br>Con las palmas y el amor,<br>Con el ritmo y la voz,<br><a href="https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=911"><b>Olvidamos</b></a> el dolor</center></div>[/lz]

Отредактировано Harry "Galahad" Hart (24.03.22 12:23:52)

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Terra Nova [Overwatch]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно