ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » ...а боги молчали.


...а боги молчали.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

You and I
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/800/734534.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/800/955061.gif

- Пойми, киса, супер-героев не существует. Значит, мы начнем спасать этот мир своими силами и методами, - шепот на грани слышимости, как можно ближе к ушной раковине, касаясь ее кромки губами, словно кто-то может услышать и раскрыть замысел. Тот самый план, который они обсуждали и на реализацию которого потратили столько времени. Нет, нельзя. Не теперь Только для одного человека, потому что не предаст, не сможет физически. Птичка в клетке. Мушка в сетке. Как там пел Смеагол?
...мушка жужжала, в сетку попала.
Не плачь и не ной.
Скоро ты станешь едой.

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэн</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

Отредактировано Maitora (08.08.21 16:03:37)

+2

2

Карандаш легко скользит по краю бумажного листа. Едва заметные очертания приобретают насыщенность, стоит только надавить посильнее. Темно-серые линии. Чуть светлее. Сделать тень, чтобы портрет казался более живым. Штрихи складываются в образ, который застыл перед взором, а пальцы не могут прекратить двигать. Вэнь Ян прикусывает губу, ощущая разливающееся внутри вожделение только от одного нарисованного по памяти образа. Проводит кончиками пальцев по линиям, подушечками очерчивая щеку, шею, плечи. Представляя слишком ярко. Будто под пальцами действительно бьется чужой пульс, чувствуется теплая кожа. Даже кажется, что если сейчас он втянет воздух, то почувствует запах.
Несколько капель крови выступает на лопнувшей коже губ, слизать их Вэнь Ян не успевает, поэтому рисунок теперь кажется испорченным. Он ловит на себе косые пренебрежительные взгляды сокурсников, резко захлопывая тетрадь, в которой от лекции изучаемого предмета было разве что его название. Вэнь Ян опасается, что они увидели рисунки. Что узнали в них изображенного человека. Они знают. Они наверняка знают!
К черту. Пусть знают.
Вэнь стискивает тонкие пальцы вместе, обнажая острые костяшки, и прижимает тетрадь к своей груди, закидывая на плечо рюкзак и юркой тенью исчезая из аудитории, стоит только паре закончиться. Но даже когда покидает скопление студентов, ему все ещё кажется, что в спину летят упреки и грязные обсуждения его необщительной личности. Пусть подавятся этим, потому что мысли Вэнь Яна теперь заняты лишь объектом его влюбленности.
Ноги сами инстинктивно несут его вперед. Весь мир сузился лишь до одного человека, от которого внутри разливался сладкой негой трепет, подпрыгивало и гулко билось сердце, а дыхание будто бы пересыхало. Боже, как хотелось коснуться его. Недостаточно рисунков, они безжизненны и никогда не передадут всех ощущений. Недостаточно случайно утащенных вещей из личного шкафчика объекта, потому что запах очень быстро выветривался, смешивался со своим и терялось ощущение принадлежности тому человеку. Недостаточно случайных касаний в толпе, потому что задевал лишь ткань одежды, но оставался по-прежнему незамеченным. Недостаточно ежедневной слежки, недостаточно пробраться в чужой дом. Всего этого чертовски недостаточно.
Боже, как просто хотелось завладеть вниманием человека, стать для него воздухом. И как сложно было это воплотить. Посмотри в глаза реальности, Вэнь Ян! Посмотри на себя в зеркало, убедись, какое ты дерьмо неприглядное, отвратительное в своей внешности, которую презираешь. По сравнению с ним - ты обычная блеклая моль. А ведь в первую очередь всегда смотрят и оценивают внешность. Но что взять с тебя? Щуплый, среднего роста, одетый в одну и ту же одежду, потому что денег с подработок хватает только на то, чтобы что-то однажды купить на распродаже и в итоге износить до дыр. Волосы вечно в беспорядке, взгляд куда угодно в пространство, иногда вниз, но не на собеседника, потому что всегда опасаешься увидеть в чужих глазах презрение, жалость и ненависть.
Во вторую очередь смотрят на внутренний мир. Но и тут ты не можешь похвастаться богатством. Потому что пуст. Ничем не занимаешься, ничем не интересуешься, даже учишься скорее ради того, чтобы получить корочку и устроиться на более высокооплачиваемую подработку. О постоянной работе даже не возникает мыслей, потому что  - не сможешь продержаться в компании людей больше трех минут. Ты никогда не был душой компании. Друзей у тебя также заводить не получалось - никто не будет поддерживать связь с унылом дерьмом, который вечно обитает где-то на своей волне. Поэтому ты варишься и варишься внутри себя. Сам с собой делишься открытиями. Сам с собой обсуждаешь какой-то выходящий на экраны фильм или сериал. Сам с собой обсуждаешь и сплетничаешь обо всех тех, кто бросил на тебя косой взгляд.
Кто-то бы назвал тебя психом и послал лечиться в больницу, к психиатру. Сам с собой бы ты во весь голос прокричал такому умнику идти нахер. И ведь действительно случались такие посылы, которые игнорировались. Или же показательным ответом служил средний палец. Правда, обычно за это приходилось после огребать. Иногда, если под рукой оказывалась палка, то Вэнь Ян лупил в ответ. Слабо, но зло. Но неизменно сожалея после, сидя в полицейском участке и выслушивая нотации мамочки затеявшего драку. И всем плевать, что зачинщиком был этот пидор, которому всего лишь показали средний палец в ответ. И всем плевать, потому что крайним всегда будет он, Вэнь Ян. Просто потому что он не соответствовал нормам этого сраного общества.
Да, Вэнь Ян прекрасно знал, что он ничтожество, извращенец и ублюдок, засевший в зоне своего разума и отказывающийся его покидать. Зачем? Внутри себя ведь хорошо, можешь думать и мечтать, о чем угодно. И о ком угодно. Например, о красавчике с параллельного потока, который, казалось, был абсолютно идеален во всем.
Поэтому и становилось жарко при виде него.
Поэтому и следил за ним так часто, будто бы жил с ним вместе.
Но не приближался, тенью оставаясь в стороне, делая почеркушки в лекционной тетради, а ночью, закрывая глаза, представлял, как касается губами к его коже, ловит ими стоны. И совершенно не желая просыпаться от этого сна.
А потом наступало утро и мученическое существование в обществе начиналось по новому кругу. Покуда не произошла глупая ситуация, в которую попасть, пожалуй, мог только он.
Картонный стаканчик с кофе обжигал пальцы, Вэнь Ян едва ли нес его в своих руках по коридору кампуса. В промежуток между парами, когда все галдели и носились, потому что могли. Один из недалеких пронесся мимо за своим другом и девочками, толкнув в плечо Вэнь Яна. Стаканчик от резкого толчка выскользнул из рук и опрокинулся на пол, расплескав коричневую жижу в неприветливую гримасу. Толкнувший даже не обернулся, а Вэнь Ян сверкнул злым взглядом ему вслед. Но больше ничего сделать не мог. Только наклонился, чтобы поднять пустой стакан и выбросить его в ближайшую урну, как не заметил рядом проходящей компании студентов, поскользнулся и зацепился серьгой проколотого уха за чей-то свитер.
- Извините, - Вэнь Ян пробормотал себе под нос, подняв взгляд выше, коснувшись им плеча и вздрогнув. Потому что узнал. Эту линию плеч, ключиц, шеи. Он не раз воспроизводил их на бумаге. В мыслях. В фантазиях.
Стало безумно неловко. Но ведь он не знает, что Вэнь Ян и в дом к нему заходил несколько раз? И шкафчик личный иногда проверял? И что думал о нем все двадцать четыре часа ежедневно?..
Вэнь Ян опустил резко голову, серьга неприятно резанула мочку и вырвалась, так и оставшись зацепленной за чужой свитер. Так опозориться, конечно, нужно постараться. Впрочем, чего уж теперь об этом говорить, особенно когда взгляды всех студентов в коридоре были обращены к нему. Стоило спешно уносить ноги.

[icon]https://i.imgur.com/vrct69q.jpg[/icon][nick]Wen Yang[/nick][status]cage me[/status][lz]<a class="lzname">вэнь ян</a><div class="fandom">original</div><div class="info">under the knife I surrendered the innocence yours to consume, you cut it away and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=800">you</a> filled me up with hate [love]</div>[/lz][sign]there’s no angel in you in the end[/sign]

+1

3

Ночная тишина не давит, ее по сути здесь не существует. Какая к чертовой матери тишина в мегаполисе? В словарном запасе оно есть, но по факту. Город даже не спит, он страдает бессонницей и сотней тысяч болезней, от воплей младенцев, до рокота автомобильных моторов. Его дыхательная система забита сигаретным дымом, смогом и другими выхлопами производимыми людьми. Город бьется в предсмертных конвульсиях, как и многие другие. Как страна. Как весь мир.
Эти люди больны.
Этот город болен.
Эта страна больна.
Этот мир...он болен, он на грани смерти и держится на честном слове и древних обещаниях Апокалипсиса.

С плоского экрана телевизора вещают круглосуточные новости, редкими репликами привлекая к себе внимание молодого азиата агрессивно переписывающего что-то из одной тетради в другую, при этом успевая с особой "вежливостью" огрызаться в микрофон гарнитуры. Зависнув на пару мгновений, сверяется со своими записями и чужими, после чего психует, швыряя обе тетради в стену, вместе с писчими принадлежностями.
- Меня из-за вас, уроды, завялят! - выдернув из уха гарнитуру, переводит вызов на громкую связь. Спиной откидывается на пол, рассматривая причудливую тьму с синеватым ответом и прыгающие тени, сменяющие свою резкость из-за сменяющегося изображения на экране телевизора.
- Лучше бы сосредоточился на нашем деле, а не учебе и своих..., - шипение с кашлем и чужим смехом отзываются желанием закатить глаза до самого затылка и рассмотреть изнутри черепную коробку. - Ты разобрался с проблемой? - Тон более серьезен, практически насторожен. Да, им следует соблюдать некоторую степень осторожности. Да, он немного проебался, когда не предвидел, что эта дура решит устроить сюрприз и залезет не туда куда нужно. НО! он решает эту проблему радикально и девушка уже пожалела...ну, не особо ей сожаления помогут.
- Почти, - уклончиво бормочет, скашивая взгляд на дверь ведущую на первый этаж, - через пару дней пришли кого-нибудь убрать мусор. - Вздыхает почесав кончик носа, волевым усилием заставляя себя подняться на ноги.
- Тогда, через пару дней, передадим тебе часть посылки. Нужно будет проверить...пара тестов, что б наверняка.
- О...тогда с мусором повременить? - Замер, потягиваясь, вытянув руки к потолку, и даже как-то приободрился.
- Именно. Не переусердствуй. - Короткий щелчок вызвещает о том, что вызов сброшен, а ЦзяХэнь радостно выдыхает, можно лечь спать пораньше, а то уже даже удовольствия никакого. В подвал, как на работу. Отстой.

Конечно же нормально выспаться не получилось. Естественно под утро эта идиотка, разодрав руки в мясо, выпуталась из веревки, взялась за молоток и стала долбить им по двери подвала. Вполне нормально, что после такого взбрыка подопечной у ЦзяХэня сдали нервы и...
Сжав пальцами переносицу с силой зажмурился, после чего резко открыл глаза, тем самым пытаясь прогнать хоть часть сонливости, вернувшейся после утреннего бодречка. Сидящий рядом однокурсник смотрит с некоторым...сочувствием даже, и выполняет очень важную миссию, толкает острым локтем под ребра. Действие имеет свой неповторимый бодрящий эффект, жаль что не долгий. ЦзяХэнь даже немного благодарен и шепотом обещает купить ему кофе, во время перерыва, в ответку выслушивая совет, выпить пару банок энергетиков, или во время следующей пары спрятаться на нарах и отоспаться, иначе еще замечаний срубит, а то и неуд. Подобная забота не то что бы коробит, но вводит в некоторое недоумение, хотя... Улыбка расползается по губам и остается лишь кивать, ведь человек получил именно то, чего ожидал. К его словам прислушались. Телефон коротко вибрирует в кармане, требуя внимания, которое ему и уделяется. Новое сообщение от соратника, чей текст заставляет хмуриться: "проверь всех входящих в твой дом, посторонних стоит выгнать".
Посторонних? Каких посторонних? Там нет никого постороннего, только то, что потом утилизируется... Мысленно отмахнувшись пытается вникнуть в остатки зачитываемой лекции и делать хоть какие-то полезные пометки в конспекте. Кажется, скоро намечается какой-то тест проверочный, его точно придется сдать, а что будет дальше уже не известно.

Смех одногодок кажется каким-то издевательством над всем, что кажется ему святым и нужным, потому что они нихрена не понимают. Тупое стадо, зовущееся коллективом, минимально отличающееся друг от друга и лишь следующее за кем-то сильным, либо интересным. За той самой неизвестной переменной, которая подобна свечке во тьме. Поправляет рукава свитера, подкатывая до локтя, продолжая улыбаться, минимально участвуя в разговоре. Ловит чужой взгляд на обнажившейся части руки, вздергивая вопросительно бровь. Девушка улыбается слегка смущенно, а однокурсник, которому таки купил кофе, тычет локтем в бок, чем самым заставляя слегка согнуться.
- От твоего взгляда она сгорит до тла, прекращай, - фырканье собравшейся компании и общий смех над чем-то слабо походим на шутку, но он тоже смеется. А девушка мнется, сжимая свои пальчики в кулаки. ЦзяХэнь даже немного заинтересован, возможно их было бы интересно переломать.
- Больно было? - Упрямый взгляд, и кивок на руку. Не сразу понял, к чему был вопрос, а потом..
- Татуировка? - Утвердительный кивок. - Не особо. У меня высокий болевой порог. - Дежурно улыбается пожимая плечами, на автомате поддергивая рукава выше. Раньше, лет десять назад, сделал бы наоборот, постарался бы скрыть что-то отличительное, сейчас...отучил себя от вредной привычки. Нет смысла скрывать что-то инаковое, что общество может принять, пусть это и подвергнется некоторой степени критики.
- А в старости? Она же наверняка потеряет свой приятный вид, - один из одногруппников хмурится, скептично посматривая в сторону татуировки. На сей раз ЦзяХэнь смеется вполне натурально.
- Я не девушка, что бы задумываться о такой глупости как эстетика через время, - [ты сдохнешь раньше, чем тебе самому придется задумываться о чем-то столь незначительном] это оценивается как завуалированный троллинг, и всем опять становится смешно. Их компанию стараются обходить по широкой дуге, потому что они считаются чем-то вроде...элиты? Бред какой-то. А потом он сталкивается с чем-то, резко останавливается, на автомате придерживая за плечи молодого человека, о, это таки было что-то живое. Извинения звучат странно. ЦзяХэнь склоняет голову чуть на бок, рассматривая незнакомца, точнее его макушку, после чего обращает внимание на то, что на свитере что-то осталось. Отодвинув от себя парня, снимает с вытянутой петли серьгу, проворачивает в пальцах отмечает наличие крови.
- Хмм.. - наклонившись, что бы быть на уровне с чужой опущенной головой и видеть ухо, в котором предположительно была серьга, наблюдает обильно кровоточащую, разорванную мочку, цокает досадливо. - Народ, у нас тут мед.кабинет есть? А то паренек мочку уха порвал. Нужно что-то сделать. - Выпрямляется, беря парня за плечи и разворачивая к своим знакомым, что бы тоже оценили степень ущерба. Девушки взвизгивают от виде крови, ну им большего и не нужно.
- Это у спортсменов спрашивать нужно. Да и вряд ли у них есть швейный набор. У тебя же машина, оттащи в больницу, там все сделают.
Они выглядят взволнованными, но мнутся и не хотят брать на себя ответственность, что вызывает недовольную гримасу. Опять все делать самому. Вот так и вылезают неприглядные стороны человеческой личности, во время внештатных ситуаций, пусть и таких идиотских.
- Предупредите препода, что меня не будет. Потом я домой. - Подталкивает в спину нового знакомого-не-знакомого, всовывая в его руки его же серьгу.
- А? Почему это?! - Вызванное возмущение кажется лучшим, что произошло за сегодняшний день.
- В отличии от некоторых, у меня есть девушка. И у нас годовщина отношений. Нужно приготовить ей сюрприз, - подмигивает, расплываясь в самой сладкой из своих улыбок. Женская часть их небольшой компании вспыхивает румянцами, а парни в один голос зовут извращенцем, но с каким-то одобрением. Он продолжает улыбаться, потому что да, его девушку точно ждет сюрприз, господи боже, ни кто даже не представляет на сколько грандиозный. Она будет в смертельном шоке.
Добираясь до парковки, заталкивая парня в свою машину, а потом и отстаиваясь в стандартной светофорной пробке, ЦзяХэнь отмечает какую-то пришибленность взятого, на краткое попечение, парня. Но как-то мимолетно, вот есть и есть. Слишком тихий. Может ухо болит. Может чувствует себя неловки из-за того что с ним возиться пришлось постороннему человеку. Хрен его знает, лезть в чужую голову не то что бы хочется. И путь до ближайшего медицинского учреждения проходит в тишине. А уже там, около стойки регистрации, обрисовывает в двух словах произошедшее, глупо зависая во время вопроса об имени привезенного, потенциального пациента. Благо тот сам голос подает и все решается. Проводя ладонями по лицу, словно стараясь снять с себя то ли маску, то ли ту тонну ментальной усталости которую ощущает, смотрит на парня.
- Далеко живешь? Нужно будет ждать тебя? - Надеясь на отрицательный ответ, вопрос задается лишь из вежливости. За проведенное тут время нарисовывается несколько неотложных дел, которые требуют к себе пристального внимания. А прочтенные смс-сообщения будто отпечатались на внутренней стороне век.
"пришлось остаться. буянит"
"она у тебя вообще какая-то бешеная. что ты такого сделал?"
"все привезли и установили. девку вырубили, слишком сильно шумела."

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэнь</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

+1

4

Кажется, сердце сместило свое расположение, потому что гулко билось не в груди, а в ушах. Настолько оглушительно, что Вэнь Ян не знал, как на это реагировать, куда себя деть, чтобы сбежать от этого. И что вообще в итоге предпринять, чтобы не стоять застывшем столбом, потому что убежать, когда все внимание прилипло к одному тебе, не представлялось возможным.
Кажется, он забыл, как дышать, а пальцы нервно сжались под длинными руками свитера. Больно впивались собственные короткие ногти в кожу, но всего этого он откровенно не замечал.
Кажется, кровь неприятно стекала вниз из раны, прокладывала дорожку по шее и исчезала за воротом, но ничего абсолютно не ощущалось, разве что неприятная резь в ухе, но слишком неразличимо, словно не с ним.
Кажется, жизнь остановилась для него в тот момент, когда объект, за которым он вел слежку круглосуточно, а думал и того больше, чем в сутках существует часов, склонился к нему.
Его дыхание чувствуется кожей. Настолько близко, рядом, что накрывает непреодолимым ступором. Вэнь Ян не поднимает взгляда, не смотрит, не может. Лишь ловит на периферии это мгновение близости, о которой мог лишь представлять ночами. Впрочем, представлялось обычно не столь невинные картины. Сейчас это неуместно, и Вэнь Ян едва ли плечом ведет, будто бы пытаясь скинуть чужую руку, но в тоже время внутренне млеет.
И там же, внутри, убивает всех этих людей особо жестоко за то, что вообще просто существуют, смотрят на него и встали сегодня у него на пути. Как они вообще смеют высказывать свое ненужное мнение? Показывать эти глупые отвратительные эмоции? Как они вообще смеют существовать на этом свете? Отвращение бьет клокочущим чувством ненависти, которое смешивается с вожделенным коктейлем эмоций, потому что каким-то образом теперь он сидит в машине Цзя Хэня.
Хочется радоваться.
Но в голове заезженной пластиной крутятся его же слова ранее.
"У меня есть девушка".
"У меня есть девушка"?
Увидь Цзя Хэнь его взгляд, наполненный холодной острой жаждой убийства той самой девушки, то чтобы подумал? Наверняка посчитал бы монстром, высадил бы при первом удобном случае и уехал бы от греха подальше. Именно так и представлял подобное Вэнь Ян, поэтому опускал голову так низко, поэтому смотрел на собственные пальцы, перебирая ногтем кольцо на большом пальце левой руки. Он ни слова не произнес за всю поездку и вообще старательно сливался с креслом, желая просочиться сквозь него и раствориться.
Успокоиться было невозможно. Да и как можно быть спокойным, когда твой тайный возлюбленный сидит в нескольких сантиметрах от тебя, а ты сам - в его машине, ловишь такие приходы эйфории, которые и не снились.
Впрочем, нет. Снились. Как раз таки снились.
Дорога до больницы проходит, как в тумане. На автомате получается перебирать ногами, прижимая свой рюкзак к себе, позволяя медицинскому работнику за стойкой беглым взглядом осмотреть рану, и только когда интересуются его именем, прикусывая губу изнутри, он выдыхает тихо:
- Вэнь Ян.
Молоденькая девушка регистрирует его, выдает ему соответствующий номерок очереди и просит ожидать. Только сейчас Вэнь Ян едва поднимает руку и пальцами замирает напротив раны. Мочка горит. Проклятие. Но тем не менее - обиды нет, виноват сам. И благодаря этому случаю - оказался так близко к своему объекту. Это ли не счастье, пусть и мимолетное?
Которое обрывается, стоит Цзя Хэню заговорить.
Ах да, он же торопился к своей девушке.
Вэнь Ян мотает отрицательно головой. Кто он такой, чтобы заставлять Цзя Хэня ждать, ещё и обратно подвозить? И так воспользовался чужой добротой, хотя его объект любви мог и не возиться с ним. Как-нибудь Вэнь Ян сам решил бы этот вопрос с раной, возможно, совершенно никак, наплевав, бросив на самотек, сказав самому себе, что само заживет. А теперь ещё придется выложить сумму за то, что ему обработают и зашьют эту рану. Чудесно. Придется выйти на внеплановую подработку, чтобы хоть как-то уложиться в месячный бюджет.
Вздыхает Вэнь Ян слишком тяжело и шумно, только потом обрывая себя, потому что Цзя Хэнь ещё не ушел.
- Спасибо. За помощь. И извини. Что задержал. - бормочет практически себе под нос Вэнь Ян, но досаточно оптимальным голосом, чтобы слушающий его все-таки услышал.
Отвернувшись, чтобы не оставить и шанса на дальнейший разговор самому себе, он заметил нужный номер очереди над кабинетом и скрылся за ним, вдыхая резкий запах антисептика и лишь едва ли выдыхая, когда белая дверь за его спиной закрывается, отрезая от взгляда Цзя Хэня. Не слишком ли быстро он сбежал? Не подумает ли Хэнь лишнего?
Однако подумать не дали самому Вэнь Яну, потому что как только начали обрабатывать рану, захотелось лезть на стену. После двух порций обезбола, мочку заштопали и она неприятно тянула под наклеенным сверху пластырем.
Что ж, все не так плохо, как может быть.
Для полного счастья не хватало только увидеть девушку Цзя Хэня. Чтобы отложить её образ в памяти, а быть может и попортить ей жизнь в будущем. Наверняка она из их университета. Тогда месть сложится ещё проще. И вовсе Вэнь Ян не зловредный, просто его объекта никто не должен касаться.
Выйдя из кабинета, Вэнь Ян никого, естественно не обнаружил, а на стойке ему сказали, что счет за прием уже оплачен его другом. Вэнь едва не подавился, чувствуя себя невероятно виноватым перед кошельком Цзя Хэня. Но домой он так и не отправился. Закинув рюкзак на плечо, он поймал нужный автобус, доехал до знакомой улицы, соскочив и отправившись по давно изученному маршруту.
Знакомый дом. Знакомое место под деревом, где он прятался, когда подбирался ближе.
Кажется, он даже слышал какой-то глухой неясный женский вскрик.
Но ведь не все то, что кажется, есть правда?
Вэнь Ян делает шаг вперед и понимает, что перед глазами становится мутно. Вспоминает, что утром ничего не ел, плюс небольшая кровопотеря, плюс партия медикаментов, которые в него вкололи. Мотает головой, но даже не замечает, как сделав ещё один шаг, просто падает навзничь, задев рукой капот машины объекта, но уже слыша лишь отдаленно, как завопила сработавшая сигнализация.
Что ж, этот день явно войдет в историю жизни Вэнь Яна, как самый неловкий.

[icon]https://i.imgur.com/vrct69q.jpg[/icon][nick]Wen Yang[/nick][status]cage me[/status][lz]<a class="lzname">вэнь ян</a><div class="fandom">original</div><div class="info">under the knife I surrendered the innocence yours to consume, you cut it away and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=800">you</a> filled me up with hate [love]</div>[/lz][sign]there’s no angel in you in the end[/sign]

+1

5

- Наверняка Ваш друг оценит такой жест, даже не смотря на то что Вы уже уходите, - дежурная улыбка медсестры, за стойкой, слишком профессиональная и искусственная, ее почти жаль. Но лишь почти. Приятная внешность лишь залог того что клиент будет более благосклонно настроен к грабительским ценникам для тех, у кого проблемы со страховкой. А у этого самого Вэнь Яня они определенно были, учитывая перешептывания и хмурые взгляды бросаемые на практически оформленную квитанцию за оказанные услуги. Будет ли он потом бегать хвостом с благодарностями? Не важно. Банковская карта обеднела не на столько сильно, что бы убиваться из-за этого. Отвечать он смысла не видит, лишь усмехается краем губ, прикидывая на сколько быстро сможет добраться до дома и начать заниматься решением своей проблемы. Коротко кланяется, проявляя опостылевшую вежливость, перед тем как уйти окончательно.
Дорога домой не занимает слишком много времени, если не учитывать такие мелочи как начинающие собираться пробки и светофоры, зажигающиеся красным в самый неподходящий момент. Дом - крепость и безопасность, то самое место где можно перестать быть хоть сколько-то заинтересованным и милым, потому что тут ни кто этого не увидит. Ну, почти ни кто. Если прослушиваться, то едва различимы отчаянные поскуливая да скрежет ногтей о закрытую дверь, резко распахнув которую, даже не глядя, пинает сидящее тело, которое с характерным грохотом и вскриками скатывается вниз.
- Заткнись, - выдыхает с долей усталости, спускаясь следом, щелкая включателем. До чего же тупая сука, сидеть в темноте и нагнетать еще больше. Лелеет ушибленные руки, прижимая к обнаженной груди, смотрит с ужасом, практически паникой. Цзяхэню лишь нужно оглядеться и понять, куда поставили посылки. Несколько металлических ящиков с характерной маркировкой, дают определенные намеки, а массивная картонная коробка пестреет десятком цветных стикеров с короткими записками и кучей смайликов. Окей, его компаньоны идиоты, но информацию дали исчерпывающую. - Зарин с зоманом, значит, а что ж не серная кислота сразу? - Ворчит сосредотачиваясь на записках, лишь краем глаза наблюдая за действиями плененной девушки. Видимо почувствовала ослабление бдительности, пытаясь как можно тише и незаметнее добраться до лестницы вверху которой столь манящий, нараспашку открытый, дверной проем. Ее рывок к выходу заставляет тихо рассмеяться, прихватив с одной из многочисленных полок деревянную биту. Он позволяет ей карабкаться вверх, добраться до последней ступеньки, схватиться за стену, со всхлипов подтянуться, через боль поднимаясь на подрагивающие ноги. Ох, ее даже не смущает нагота, лишь бы выбраться...а потом она оборачивается, будто проверить хочет, почему же за ней ни кто не гонится, только Цзяхэнь скалится, срываясь с места, в несколько широких прыжков, преодолевая лестницу, хватает идиотку за спутанные волосы, наматывая на кулак.
- Дууура, не уж то ты думала, что сможешь...сбежать? - трется носом о бледную щеку по которой новые дорожки слез свой путь прочерчивают. А она отбивает, кричит так что в ушах звенеть начинает, на что лишь смеется заливисто, даже радостно, начиная свой спуск вниз, таща за собой за волосы, с силой дергая от чего она падает, рыдающей тряпкой по ступеням скатываясь за своим мучителем. В самом низу она лежит, свернувшись рыдающим клубком у его ног, содрогается от истеричных рыданий всем телом.
- Пожалуйста, отпусти меня, убей меня, отпусти, пожалуйста, отпусти меня, отпустименяотпустиубейотпустиотпусти, - заикаясь бормочет срывающимся голосом, что больше похоже на мантры, либо мольбы обращенные к богу, так отчаянно, что на мгновение хочется прислушаться, но он лишь биту удобнее перехватывается, поднимая и укладывая на свое плечо. Смотрит изучающе на открытую спину и выпирающий слегка позвоночник, перехватывает биту двумя руками, прицеливаясь к месту чуть выше копчика. Он не должна умереть раньше времени, а вот дергаться будет...меньше.
- Все будет хорошо, милая, - воркует практически с нежностью, от чего она крупно вздрагивает поднимая голову и смотря в явном неверии, после чего кричит. Кричит. Кричит. Потому что бита с размаху опускается на ее спину, потому что силы было приложено достаточно что бы услышать едва различимый хруст и он определенно не от дерева. Потому что боль невыносимая, а ему видно, как сместилась часто позвонков. Цзяхэнь присаживается на корточки опуская ладонь на ее макушку, ласково гладит по волосам спутанным, грязным, после приподнимая ее лица на подбородок, - Зато теперь ты не будешь делать глупости, - легкий поцелуй достается углу губ, а у нее лишь одна дорога, в беспамятство. Посмотрев на потерявшее сознание тело, поднимается с легким хрустом в коленях. - Мясо или лапша? - Тишина ему лишь кажется полной и обволакивающие. После таких воплей любые тихие звуки можно ассоциировать с тишиной, лишь через некоторое время... - Какого хуя? - хмурится, прислушиваясь. Автомобильная сигнализация. Кажется даже его. И стоит выключить ее скорее, иначе даже самые похуистичные соседи решат среагировать и потом будут доставать тупыми вопросами. Цзяхэню хочется думать, что это какой-нибудь камень, или спрыгнувшая с дерева кошка, спровоцировали звуковое сопровождение его автомобиля. Ему не хочется, что бы это был какой-то криворукий водитель, "причесавший", его малышку и теперь жаждущий...либо уже сваливший, но все равно ему прилетит по первое блять число. Бита возвращается на свое законное место, выключатель щелкает, погружая помещение во тьму, а дверной замок щелкает, после чего ручка вдавливается внутрь и, хоба! двери словно и нет, она отлично маскируется под деревянную панель которыми обиты стены первого этажа.
Выглянув в окно, жмет кнопку на пульте сигнализации, отключая ее. И вроде ничего такого нет. Ни чужих автомобилей, ни мячей, н чертовой шокированной кошки, свалившейся с дерева. Зато есть...мешок с одеждой?
- ...какого хуя? - шипит сквозь зубы, радуясь тому что не разувался, а на улице достаточно терпимый температурный режим, что бы можно было выскочить без верхней одежды. То что было принято за мешок одежды, на деле оказывается его новым знакомцем из универа. Цзяхэнь смотрит на него сверху вниз, отмечая бессознательность и не слишком здоровую бледность. Думает о том, что сегодня у него не самый удачный день, и не оставить ли это недоразумение приходить в себя на улице? И вообще, какого черта он тут забыл? - Моя доброта убьет меня раньше, чем сам это сделаю, - качает головой проигрывая остаткам человечности, присев на корточки, подхватывает тело, кое-как затаскивая к себе на спину, двигаясь к дому, где сгружает Вень Яня на диван гостиной. План проще пареной репы. Парнишка очухивается, Цзяхэнь вызывает ему такси и отправляет домой. Никакого чая/кофе/пожрать. Хрен, он паршивый хозяин и не любит гостей, случайных свидетелей, и неучтенные переменные.
- Яичница, - выдыхает, взъерошивая волосы на затылке, - и кофе. Много кофе. - По крайней мере у него есть время сообразить пожрать. Волнение на счет незваного гостя остаются в стороне, хотя бы потому что...какая от него может быть угроза? Максимум на второй этаж поднимется когда очнется, или спутает туалет с кладовкой. Дом погружается в тишину нарушаемую лишь звуками готовки.

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэнь</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

+1

6

Порой даже самый невзрачные мечты легко захватывают сознания, начиная искушать не хуже дьявола. Поддаться на уговоры внутреннего голоса, нашептывающего о том, что необходимо сделать обязательно. Ведь иначе - невозможно. Неприемлемо. Слежка, знание всех, как кажется, вещей объекта, возведенного в ранг той самой мечты, которую просто достаточно было касаться. Не напрямую даже.
Странно говорить о трезвой оценке себя, когда полон комплексов, недостатков и ненависти, которая все равно пробивается через социофобию и направляется аккурат стрелой в души тех, кто переходит дорогу. Или же в тех, кто навязчиво пересекается своей дорогой с путем объекта. И личный дьявол изнутри ковыряет сознание, ломает грудную клетку и когтями стягивает сердце и внутренности в тиски, причиняя изрядную, пронзительную боль. Будет сжимать и сжимать, пока нервы не сдадут окончательно. Пока в руке не появится нож. Пока им ты не растерзаешь вещи того, на кого направлены проклятые эмоции, глушащие внутри абсолютно всякий довод разума, уповающий всей чернильной гнили, которую горстями забрасываешь ты же сам.
Ведь и любой дьявол, который блаженно, соблазнительно шепчет твоему сознанию сделать очередной марш-бросок, всего лишь и есть ты сам. Легко спрятать свои желания и амбиции под оболочку кого-то запретного, эфемерного.
И даже сейчас, дьявол говорил открыть глаза и протянуть руку. Проснуться, потому что он, сам того не подозревая, оказался даже ближе, чем предполагал. Вэнь Ян попробовал поднять веки, но глухо застонал: затылок разрывался на тысячу осколков. Вторая попытка прошла успешнее, заставляя резко подорваться и сесть. Обстановка вокруг казалась слишком знакомой. Настолько, что ему даже первоначально показалось, что он все ещё спит. Как никогда - хотелось закурить, но в чужом и таком знакомо-родном доме следить обычным пеплом, потому что пачка самых дешевых сигарет всегда болтались на дне рюкзака, показалось идеей не шибко прекрасной.
Захотелось просто лечь обратно и притвориться, что он все ещё спит, уткнуться носом в обшивку и, как наркоман, втягивать носом запахи, через которые пробивался едва отдаленный аромат кухни. Наверняка недавно Цзя Хэнь его готовил. Едва заметная улыбка и смешок, потому что Вэнь не отказался бы это увидеть собственными глазами. Но границы дозволенного он сам прекрасно знал. Кто он такой, чтобы хоть как-то, хоть каким-либо значимым элементом фигурировать в чужой жизни? Нет, это ведь даже смешно было. Слишком смешно.
Поток критики в собственный адрес захватили мысли быстрее, чем Вэнь Ян все же встал, прогоняя вялую муть перед глазами. Стоило все же найти хозяина этого дома, тот наверняка все ещё здесь. Он опять приносил ему проблемы, даже заставил притащить его сюда. Интересно, а с машиной все в порядке? Он же её не повредил? Оставлять памятные сувениры, конечно, в его стиле, но не до такой степени, которая влекла за собой порча имущества и денежный вопрос.
Тяжелый вздох в тишине звучит слишком громко, как кажется Вэню. Самым лучшим решением было бы просто незаметно выскользнуть через дверь, словно его здесь никогда не существовало, но это могло вызвать ненужные подозрения о том, что он этот дом изнутри знает слишком хорошо. Да и невежливо это, все-таки Цзя Хэнь уже дважды за день его странным образом спасает.
Он придерживается за стену, доходя до порога кухни, ориентируясь скорее по запаху, чем по звукам, полагая, что прошло не так много времени, когда он потерял сознание. Ничего удивительного в этом для него не было, вероятно, ещё и очередная аллергия на препараты сыграла свою роль.
И только Вэнь Ян открывает рот, чтобы обозначить свое присутствие здесь перед хозяином дома, как слышит странные скребущиеся звуки, вздрагивая и поворачивая на них голову. Будто кто-то бился в конвульсиях, поэтому и звуки выходили такими то глухими, шаркающими, то весьма точными.
Правда, они тут же моментально стихли, будто бы ничего и не было. Всего лишь послышалось, наверное?..
Вэнь Ян вновь поворачивает голову и невольно отодвигается на шаг назад, потому что не понимает, как так вышло, что Цзя Хэнь оказался прямо перед ним. От неожиданности даже растерял всю свою смелость и быстро опустил глаза вниз.
- Извини. Я доставил тебе неудобства. Снова, - негромко пробормотал себе под нос Вэнь Ян, вслед за словами потянувшись пальцами к не так давно обработанному уху и в неловкости едва не сдирая коротким ногтем рану. Сегодняшний день просто бил рекорды того, во сколько неловких ситуаций он влипал. У судьбы сегодня выходной и она решила оторваться на нем за все то плохое, что он сотворил с другими? Но ведь он же не специально! Просто люди были такими... раздражающими, они должны получать по заслугам и исключений не существует.
Пальцы стали липкими, Вэнь Ян бросил на них взгляд, замечая бурые разводы крови. Прекрасно, он основательно разодрал рану. Просто победитель по жизни, только в обратном направлении.
- Извини ещё раз, - он качнул головой, не поднимая взгляда, - я пойду.
Стоило ему сделать шаг, как странные звуки, остановившие его несколько минут назад, вновь возобновились. Вэнь Ян вновь посмотрел в ту сторону, после бросив взгляд из под спущенной на глаза челки (боже, он наверняка сейчас лохматый и выглядит ещё стремнее, чем обычно) на Цзя Хэня.
- Ты... - он прикусил себе мысленно язык, едва не спросив у своего объекта обожания о том, когда он успел завести собаку. Они что, хорошие знакомые, чтобы задавать такие вопросы, которые ясно говорили о том, что кое-кто был в курсе жизни другого слишком хорошо, - У тебя есть собака? Кажется, она хочет гулять.
Но это совсем не его дело. Точнее, его, конечно, но Цзя Хэню об этом знать не нужно. Он и так уже превысил лимит общения со своим объектом фанатизма, что теперь, вернувшись в свою жалкую лачугу, будет разбирать по кусочкам каждый момент.

[icon]https://i.imgur.com/vrct69q.jpg[/icon][nick]Wen Yang[/nick][status]cage me[/status][lz]<a class="lzname">вэнь ян</a><div class="fandom">original</div><div class="info">under the knife I surrendered the innocence yours to consume, you cut it away and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=800">you</a> filled me up with hate [love]</div>[/lz][sign]there’s no angel in you in the end[/sign]

+1

7

Поджаривая на сковороде идеальную глазунью, матушка всегда улыбалась, едва заметно, и тихо рассказывала как лучше и правильнее разбивать яйца. Под каким углом правильнее держать нож, если бьешь яйца им, или с какой силой лучше ударить скорлупу об стенку сковороды, если с ножом обращаться нет желания. В любом случае, желток у нее ни единого раза не разбивался, а маленький мальчишка почитал это если не за магию, как за золотые руки матери уж точно. Возможно, с течением времени, ничего не изменилось, а возможно к матери он охладел...на столько на сколько не позволила бы человеческая мораль. У него самого эта самая глазунья никогда не получалась. "Руки из жопы", тот самый диагноз, только самостоятельная жизнь вынуждает идти на крайние меры, а деньги стоит экономить. Примерно из-за этого разбитый желток более не вызывает раздражения, а просто перемешивается палочками вместе с белком в непонятную бело-желтую массу, которую сам Цзя Хэнь гордо именует яичницей. Хрень это, на самом деле, лучше бы лапшу магазинную заварил. С кофе дела обстоят на порядок лучше, хотя бы потому что существует кофемашина и нужно только ткнуть пальцем в кнопку. Где-то в ящиках, или подвале, завалялась турка, на она воспринимается больше как не слишком надежный инструмент для причинения боли. Физической другим, моральной самому молодому человеку, в те неудачные дни когда у техники случаются перебои в работе. Отвратительно, на самом деле. Казалось бы он должен уметь готовить, но нет. Хрен. Зато процесс не плохо заставляет сосредотачиваться, да и мысли в голове не хаотичным потоком друг друга долбасят по маковке, а более размеренно движутся, словно бы позволяя себя оценить со всех сторон.
Палочки застывают над доготавливающейся массой из яиц, словно в нерешительности, что с этим дерьмом делать дальше, но парень просто думает о том, что слишком много за сегодня нежелательных отвлекающих факторов. По хорошему он должен быть сейчас не на кухне, каким-то третьим, десятым, миллионным чувством опасаясь чего-то. Коллеги по планам обязательно высмеяли бы, либо, более предприимчивые, сотворили что-то лишним телом в этом доме. У Цзя Хэня не то чтобы рука не поднимается, ему предпочтительнее действовать в обстоятельствах, когда уже по другому поступить нет никакой возможности. Примерно таким образом он обзавелся подопытной крыской. С нынешним же...гостем...ничего. Просто невольное новое знакомство. Предположительно.
Посторонние звуки не оказываются чем-то неожиданным, где-то в глубине души он даже раздражен, потому что...сколько можно бока отлеживать в чужом доме? Помощь помощью, но у него тут не ночлежка для нуждающихся, даже с учетом того что времени прошло даже меньше, чем было ожидаемо. Плита уже успешно отключена, а намешанная бурда признана достаточно съедобной, что бы можно было отложить ее употребление на более позднее время. Прислушиваться к, разбавляемой чужими шагами, тишине насущная необходимость и маленькая, личная, паранойя. Есть некоторые вещи, которые должны оставаться ненаходимыми, потому и некоторая заминка кажется чем-то едва ли не смертельно подозрительным. Дойти до кухонного проема не долгое дело, также как и опереться плечом о стену, скрещивая руки на груди, пряча кисти плотно сжатые в кулаки. Цзя Хэнь готов практически ко всему и нервы звенящими от перенапряжения струнами натянуты между человеческим здравомыслием и холодным расчетом. Он наблюдает за своим вынужденным гостем с прищуром, кому-то покажется что оценивающе, но он скорее прикидывает, куда бить для большей эффективности и выведения из строя. Слишком близко к тому чего не стоит знать. Не сейчас, по крайней мере, потом уже будет не важно ведь результат затронет большинство.
Чужое смятение такое неподдельное, как будто бы и не должен был хозяин дома ни как среагировать на явно пришедшего в себя нового знакомого, как будто должен был остаться глух и позволить... Короткий хмык срывается с губ, и глаза прищуривает, что бы не было видно слишком явной холодности, это посторонний человек и что бы не вызывать заранее никаких подозрений, нужно быть...доброжелательным? Кажется это как-то так.
- Не отрицаю. Теперь то ты в порядке? Если живешь где-то рядом, нужно было еще в больнице сказать, ты не выглядишь как человек способный к самостоятельному перемещению без проблем. - Взгляд цепляется за окровавленные пальцы, и хочется практически удариться головой о стену, просто потому что, этот парень на самом деле проблемный. Такой же проблемный как девушка в подвале, отвратительно.
Цзя Хэнь привык смотреть и слушать. Вообще. Что позволяет подмечать многое. По этому копошение где-то не совсем внизу....до чего упорная дрянь! практически откровение, вызывающее кратковременный ступор. Он же сломал этой суке позвоночник, она же должна была потерять сознание от болевого шока, а не очухиваться столь быстро и пытаться карабкаться. Зачем ей карабкаться по лестнице, наверняка все руки в кровь, и колени разодрала, но уж на колени то точно плевать, нижнюю часть тела она не должна чувствовать, что избавляет от некоторых дискомфортов. Он слышит, как дрожит чужое тело от перенапряжение, как конвульсионно дергаются руки пытаясь добраться до своей цели. Он знает, что она тоже слышит, слышит что есть посторонний, который может оказаться неравнодушным. Это...блядство.
- Собака... - бормочет задумчиво, с едва заметной истеричной ноткой, костяшками пальцев по стене барабанит. Взять себя в руки окончательно и бесповоротно не кажется чем-то возможным, слишком велик риск, но ведь...он так замечательно притворяется. Потому напускное спокойствие с раздражением, якобы из-за внешних факторов не относящихся к реальности, кажутся ему более чем натуральными и приемлемыми для демонстрации.- Скорее это крысы. У соседей ужасная свалка во дворе, плюс не так далеко дом заброшенный под снос. Наверняка понабежали за жратвой, мелкие вредители. Сегодня же вызову необходимую службу для обработки дома, потравят этих...сук. - Последнее едва ли не шипит с предвкушением. О да, он эту тварь будет травить, и она сдохнет. Сдохнет в муках, как и многие другие потом, просто потому что от мусора и сброда стоит избавляться.
- Спасибо за твою внимательность, надеюсь ты без проблем доберешься до дома, я немного...не в состоянии что бы тебя проводить, этот день вымотал до предела. - Вежливая, располагающая улыбка, чуть склоненная к плечу голова, само очарование, пока в подкорке бьется единственная мысль-желание: "свали отсюда, свали отсюда, свали отсюда, свали отсюда, ты чертовски мешаешь".

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэнь</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

+1

8

Вэнь Ян прячет пальцы от чужого взгляда. Нечего там смотреть, он итак знает, что наплошал, благодаря своей неловкости и нервозности движений, которые всегда возникают в подобных ситуациях. Нынешняя ситуация также относилась к разряду странных, потому что с одной стороны Вэнь Ян был на седьмом небе от счастья - он в одном доме с объектом своего уже достаточно долгого обожания. Но с другой - неотвратимо лезла наружу собственная озабоченность. Разодрал рану, пальцы в крови, сам весь бледный, лохматый и откровенно стрёмный - по крайней мере, так казалось самому себе.
Будь он Цзя Хэнем, то ему было бы противно существовать на одной площади с кем-то подобным Вэнь Яну.
Пальцы невольно снова тянутся к уху, но парень себя одёргивает, бросая быстрый взгляд на хозяина дома, но по-прежнему не смотрит в глаза, оставаясь на линии плеч. Сегодняшним приключениям пора было положить конец, потому что итак позволил себе слишком многое, это может вызвать ненужные подозрения, которые ему совершенно не нужны, чтобы продолжать своё спокойное привычное существование. Ведь к своему фавориту нельзя прикоснуться, зато можно наблюдать сколько угодно, последнее никто запретить ему не сможет, поэтому стоило и дальше цепляться за это. Для всего остального существовали собственные сны и фантазии, которые подберут ему соответствующие видения из подсознания.
Мир забвения гораздо приятнее реального, там можно делать что угодно. В отличие от реальности, в которой он не сможет даже помыслить в сторону того, чтобы прикоснуться к своему объекту.
- Извини за причинение лишних проблем, - Вэнь Ян вновь качает головой, склоняя ту ниже, ему безумно неловко от того, что подобное он совершенно не планировал. Как и доставлять очевидные проблемы своим присутствием в чужом доме, - Я шёл за конспектами к своему одногруппнику, мне стало плохо и я потерял сознание. Даже не знал, что окажусь возле твоего дома.
Он бормочет практически себе под нос, но ложь легко ложится на язык, поэтому придумать несколько тысяч отговорок не составит труда абсолютно. Ведь он вполне мог пропустить несколько пар, благодаря недавнему происшествию, и никто не знает, насколько важными были пропущенные дисциплины. Вдруг ему действительно очень сильно хотелось заполучить конспекты мнимого одногруппника, чтобы не получить потом по шапке от препода?
- А! - восклицание получилось до странного хрипло, даже сам Вэнь поморщился от подобного звука, - Машина. Машина в порядке? Я не поцарапал её?
А если и поцарапал. Неужели у него есть средства на то, чтобы компенсировать ущерб? Но от чистой вежливости избавляться сложно. Если он виноват, то придётся заплатить за ремонт - это прописные истины, так просто ему подобное не простят. Придётся взять ещё одну подработку, чтобы расплатиться. На удивление, Вэнь Ян ненавидел быть должным хоть за что-либо. Может наплевать на подобное в первое время, но потом обязательно начнёт грызть себя за то, что не вернул деньги. Никто не обязан заботиться о нём и тратить деньги на это.
"Заботиться". Это даже звучало отвратительно.
Вэнь Ян наблюдает долгую минуту за перестукиванием чужих пальцев долгую минуту, потом смотрит туда, откуда доносятся звуки. Крысы? Что ж, вполне это могли быть крысы, только тогда бы и звуки они издавали соответствующие. Впрочем, собака тоже бы издавала скулёж и гавканье, если бы ей не нравилось то, что её оставили без внимания. Но крысы... это, конечно, очень проблемно. Стоит вспомнить, как они выглядят и что могут заполнять собой подвал в этом доме, как становилось невыносимо противно и мерзко. Вэнь даже передернул плечами, не в силах избавиться от этого мерзкого липкого ощущения.
Он только кивает головой, совершенно механически.
- Не стоит беспокоиться, я найду дорогу назад. Я и так создал тебе множество проблем и неудобств, извини, что всё так вышло, - выходит чертовски длинно, Вэнь устаёт произносить столько слов за раз и окончательно сдувается весь разговорный запас сил. Он не теряет осмотрительности за собой, оглядываясь по сторонам и всё же, сделав вид, что заметил дверь, ведущую на улицу, тут же к ней развернулся. Тут же лежала его сумка, которую он подбирает автоматически, опускает ладонь на ручку, поворачивая её. Даже открывает дверь, но останавливается на мгновение.
- Крысы. Они всегда будут появляться, поэтому если есть керосин, то просто заставь их его пить. А потом подожги. Самое эффективное средство против них.
К счастью, ни усмешку, ни полубезумный взгляд Цзя Хэнь не видит, поэтому Вэнь стремится исчезнуть совсем и побыстрее, пока не сморозил ещё каких-либо советов по уничтожению крыс. Просто ведь никто опять же не знает о том, что Вэнь Ян половину своего детства провёл в доме своей бабушки, у которой были слишком жирные и большие крысы. Убивать этих тварей со временем стало увлечением. Крайне странным, в какой-то мере избирательным, заставляющим продумать свои дальнейшие действия в изобретении более вредоносных способов убийства.
На улице за это время успело стемнеть и начать накрапывать дождь, поэтому пришлось спешно бежать, накрыв себя сверху поднятым рюкзаком, который всё равно бы не спас от участи вымокнуть до нитки. Только отчего-то Вэнь Яну было абсолютно все равно. Он сегодня облажался по полной, но результат того стоил - провел часть этого дня рядом с объектом своего обожания. Обязательно пометит этот день в календаре, спрятанном в скетчбуке.
Который по прибытию Вэнь Ян не нашёл у себя в рюкзаке, перерыв тот полностью и вытряхнув содержимое на свой матрас на полу. Судорожно вспоминая, где мог его оставить, он так не пришёл к единому выводу. Поэтому на следующее утро, перед началом пары в своем корпусе он начал осматривать практически каждый угол, привлекая к себе внимания даже больше, чем всегда. Хотя обычно он просто абсолютная невидимка для всех, но, кажется, вчерашнее происшествие - такое, по сути, незначительное - мусолили в соцсетях. И это тоже раздражало неимоверно.

[icon]https://i.imgur.com/vrct69q.jpg[/icon][nick]Wen Yang[/nick][status]cage me[/status][lz]<a class="lzname">вэнь ян</a><div class="fandom">original</div><div class="info">under the knife I surrendered the innocence yours to consume, you cut it away and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=800">you</a> filled me up with hate [love]</div>[/lz][sign]there’s no angel in you in the end[/sign]

+1

9

Если бы не умение натягивать улыбку в любой момент и держать ее достаточное количество времени для соблюдения негласных правил, у него бы начали болеть щечные и скуловые мышцы, от напряжения которое вкладывается для удержания их в приемлемом положении.
Если бы он был чуть менее внимательным, то могло бы что-то пойти не так еще больше.
Если бы он был чуть более расторопным, то загугли бы, как удалять голосовые связки и практиковался в этом, несомненно, забавном действе немного ранее, во имя собственного спокойствия.
Множество "если бы", но имеем мы то, что имеем, а именно опустевший, на одного человека, дом отдающийся в голове звуком за хлопнувшейся двери, который словно эхо отдается в голове вместе с чужими словами о методе избавления от крыс. мало по мало улыбка прекращает быть натянутой, не для кого таскать маски и можно расслабиться. Тихое хмыканье сопровождается потиранием подбородка пальцами, после чего он убирает стенную панель и открывает дверь в подвал, щелкая включателем. Смотрит на тело внизу, присвистывая, вторя скулению.
- Слышала? Напоить керосином и поджечь. Считаю что стоит взять на заметку, - в чужих глазах мало понимания, зато боли столько, что дна не видно, - но, в нашем случае подойдет лишь кремация. А пока что, побудешь подопытной крысой. - Цзяхэнь практически мурлычет, неторопливо разделывая упаковки с хим.защитой; контейнерами с самими химикатами; какие-то емкости, видимо для смешивания. Когда дело доходит до самой объемной упаковки, которую с места хрен сдвинешь, закрадываются определенные сомнения. Неужто ему притащили что-то вроде тех самых герметичных камер, как в кино? Куда можно поместить человека и без опасности для окружающего пространства все делать? Не то что бы ожидания оправдываются на сто процентов, но некоторая схожесть имеется. Это на самом деле герметичная камера из какого-то металла, с достаточно большим окошком на крышке и кучей замков. В инструкции, написанной от руки, значится что проблем с избавлением от остатков химикатов быть не должно, оба они хорошо убираются обычной мыльной водой и поверхности чисты, но после использования все равно стоит подождать хотя бы несколько дней, т.к. зоман токсичнее для человека. Далее куча рассуждений на тему и напутствие без химической защиты даже не пытаться ничего делать. Чем дальше текст читался, тем сильнее поднималась бровь и больше появлялось вопросов. Вот, окей, просто окей. Как они представляют все это действо в пределах подвала? "НЕ ПРОЛИВАЙ", единственный, максимально дельный совет, после которого вырывается тяжелый вздох, как в мемах. На благо мира.

Единственным дополнительным пунктом, который реализовал во имя чистоты опыта, был пожертвованный планшет с включенной камерой, упакованный в толстый слой пленки. Видео звонок со второго профиля скайпа и вы прекрасны, наблюдаете бесплатно, без доната и смс за происходящим в подвале собственного дома, точнее за тем, что происходит в той самой металлической коробке. Серьезно, таскать, пусть и едва сопротивляющееся, тело не то чем хотелось бы заниматься перед сном, особенно затянутым в полный комплект хим.защиты. Благом было то, что в подвал была проведена вода и можно было протянуть от раковины шланг, что б перед самым выходом облиться этой самой водой, по-армейски быстро разоблачиться и выскочить из подвала, бегом добираясь до нормального душа. Такой нервотрепной ночи никогда в жизни не было, а...нет, была, но это другая история с бородатыми стенами и опытом строительства по гуглу. Цзя Хэнь, с каким-то больным азартом, ждал, когда же у него проявятся последствия отравления той бурдой, которую он намешал. Но, то ли боги смилостивились, то ли им просто было интересно, что же выйдет из предприятия, все было замечательно. Кроме времени на часах, беспощадно извещающих о необходимости выдвигаться из дома. Малодушное желание послать универ нахер было задвинуто очень далеко, а в закрытый чат отправлена пара сообщений о ходе опыта. Скайп все также транслировал происходящее в подвале, а тела в том самом окошке, не было видно, лишь отвратительные хлюпающие звуки, то ли дыхание, то ли хрен пойми что. Разницы никакой. Важен конечный эффект.

- Хэй! Как там твоя девушка? Осталась довольна? - На плечо опускается рука однокурсника, в чьем тоне читается искренний интерес. Девушки закатывают глаза и активно делают вид, что им совершенно не интересно. Самому китайцу требуется время на осознание вопроса. Какая девушка? Чем довольна? А...точно, свидание, или что он там наплел им вчера, что бы смыться. Пошловатая ухмылка сама собой наползает на лицо.
- Ты себе даже не представляешь, - тянет добавляя в тон мечтательных ноток. Девчонки фыркают, глаза закатывают и шепотом зовут извращенцем, а ему весело с этого. Потому что, о да, они себе даже не представляют. Такое и не стоит представлять, если не готов чем-то жертвовать, к примеру, своей жизнью.
- А тот вчерашний парень, который ухо поранил? С ним все в порядке? - Цзя Хэнь вздергивает удивленно брови, смотря на подавшую голос девушку. Она вчера тоже была в их компании, вероятно по этому и интересуется.
- Кстати да, как он? Было столько крови. Это же ухо... - дальнейшие переговоры оставляет без внимания, ровно до того момента пока его вновь не озадачивают вопросом о чужом самочувствии. Не то что бы это было слишком важно.
- На сколько знаю, ухо ему зашили и он отправился домой. - Лжет, потому что нихрена не домой этот пострадалец отправился. Он обнаружился у его собственной машины, со сработавшей сигнализацией. Рядом с его домом. А потом был внутри и отирался около двери в подвал. Торчал там, будто чего-то ждал, хорошо что среагировать вовремя удалось, ведь ждал, когда очнется и свалит. Что-то разнюхивал, засранец? Маленькая личная паранойя предпринимает попытку разбушеваться и профессионально подавляется реальными аргументами о том, что этот Вень Ян, кажется так его зовут, просто услышал самого Цзя Хэня и очнувшись отправился в его сторону, а это можно сделать лишь через коридор. Логично? Вполне.
- Я слышала, что он сегодня переполошил целый корпус, что-то искал, но не нашел, по всей видимости. - В задумчивости приложив палец к губам вещает одна из одногруппниц, присоединившихся к разговору. Цзя Хэнь легкомысленно отмахивается, не видя смысла как-то реагировать. Потерял и потерял, а то что краем глаза в гостиной видел явно не свой блокнот, или записную книжку, это уже дело десятое, не до того было. Да и сейчас мало что поменялось. Достав телефон, открывает приложение скайпа с видео вызовом, пихает наушники в уши и...не слышит ничего. Качелька увеличения звука ситуации не меняет. Кажется нужно свалить домой и проверить самостоятельно. В чат летит наспех набранное сообщение на которое не реагирую мгновенно, как это бывает обычно. Стоит подождать еще немного. Если она сдохла, то ребята потом просто заберут тело и будут разбираться от чего, в какие сроки и другая хрень. Только легкая нервозность не желает отпускать из своих лап, накрепко вцепившись, подзуживая сорваться с места.

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэнь</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

+1

10

Вэнь Ян сдерживался от того, чтобы не вцепиться себе в волосы.
Но вместо этого цепляется судорожно пальцами в пачку ментоловых сигарет, которую купил в торговом киоске, а теперь сидел на ступенях, ведущих в корпус вуза, и курил вторую по счету сигарету. Вредная привычка вновь обострилась, хотя с ней Вэнь завязал ещё три года назад. Стоило, правда, разнервничаться, как сегодня, как все воздвигаемые стены и барьеры покрылись сетью мелких трещин, рябью бегущих дальше, глубже, заканчиваясь где-то в закоулках собственного внутреннего мира.
В кампусе факультета искусств нигде не наблюдалось чертового скетчбука. Он нашёл три забытых - не им, другими, даже отнес на стойку информации, если вдруг кто-то озадачится поисками, как и он сам. Но своего так и не нашел. И это раздражало неимоверно. Да кому нужны его почеркушки? Верно, никому абсолютно, потому что ни с кем Вэнь Ян не контактирует, не общается и вся его социальная жизнь заключена в кивке на приветствие некоторых одногруппников, но на это всё. Не раз и не два те, с кем он учится в одной группе и потоке, пытались его разговорить, приглашали на первых порах на вечеринки и посиделки, но после череды отказов с его стороны - делать это, естественно, перестали, чему Вэнь Ян был доволен. Нет ничего лучше спокойной жизни, где он сам себе и король, и хозяин, и раб.
Фильтр легко тушится о плитку под ногой, заставляя Вэнь Яна глубоко вдохнуть и выдохнуть. Боль в ухе уже ощущалась, как нечто тянущееся и давно забытое, но парень все равно касается пластыря пальцами, опуская взгляд из-под свисающей челки на студентов. Что ж, оставалось два варианта: больница и дом Цзя Хэня. Но наведаться в чужой дом без приглашения на этот раз может вызвать соответствующие подозрения, поэтому первоначально необходимо прощупать почву, подойти к объекту обожания и узнать.
Как просто звучит. Вэнь Ян даже хохотнул негромко, собрав на себе этим смешком взгляды проходящих студентов. Только стоило найти аудиторию, замереть на пороге и не решиться окликнуть.
Не друзья они в самом деле, и даже не знакомые, а то, что Вэнь фанатеет по этому парню из расчета изымается, потому что пробуждается его типичная закрытость, когда толком не может вымолвить и слова и кажется, что взгляды каждого направлены на него. Каждый смотрит. Каждый сверлит. Каждый пытается копаться своими грязными пальцами в его голове. Каждый смеётся, глумится над ним, будто бы действительно зная, какие мысли вертятся в нём, словно они транслируются над ними большими красными буквами.
Вэнь Ян сглотнул, зацепившись пальцами за дверной проём, чтобы удержать равновесие, ловя свободной рукой проходящего в аудиторию студента.
- Позови сюда Цзя Хэня, - требовательно, тихо, без всяких "пожалуйста", потому что это слово на грани с унижением, которое Вэнь терпеть не может абсолютно. А студент отмахивается, шипя что-то про трупов, потому что пальцы у Вэнь Яна - ледяные, и все же хлопает по плечу его объект, пальцем указывая на него самого, неуверенно застывшего в дверях.
На фоне продолжаются разговоры, а заинтересованных взглядов, особенно с женской стороны, становится на порядок больше. Была бы воля - он лишил бы всех их зрения. Просто перестаньте смотреть. Неужели нет других интересов для собственных глаз?..
- Извини, - вместо приветствия тихо выдает Вэнь Ян, не решаясь поднять собственный взгляд на объекта обожания, смотря на потертые концы своих старых кроссовок. Нужно говорить, нужно спросить, но слова застревают в горле совсем. Вэнь шумно выдыхает, собираясь с силами, встаёт на носки, чтобы хотя бы так сравняться чуть в росте с Цзя Хэнем, чтобы не говорить во всеуслышание. Чтобы услышал вопрос только сам парень, а не кто-то из всей его свиты. Потому что тогда выводы могут делать крайне неоднозначные. И нежелательные.
- Я не оставил у тебя вчера случайно свой скетчбук? Такой небольшой блокнот с записями. В нем лежит важная работа, которую мне необходимо сдать на кафедру, - наглая ложь, но она сама срывается с губ, которые Вэнь прикрывает ладонью, практически шепотом сообщая Цзя Хэню эту информацию. В глубине души Вэнь надеялся на то, что он сам сейчас ошибается. Что скетчбук из двух оставшихся вариантов остался забытым в больнице. Не дома у Хэня. Не рядом с его машиной, если вдруг блокнот выпал тогда, когда он прощался со своим сознанием из-за неосторожности.
Нервы натягиваются ещё более плотной струной. Неимоверно хочется курить, но он и так нарушил своё табу, выкурив две подряд. Равновесие удерживать больше было не особо возможно, поэтому Вэнь лишь ещё крепче вцепился пальцами, до побелевших костяшек, в дверной проём, бросая снизу вверх тёмный взгляд на Цзя Хэня.
- Если он у тебя, то верни мне его. Пожалуйста.
Добавляет в конце и желает провалиться сквозь землю.
Ненавистное слово произносится слишком легко.

[icon]https://i.imgur.com/vrct69q.jpg[/icon][nick]Wen Yang[/nick][status]cage me[/status][lz]<a class="lzname">вэнь ян</a><div class="fandom">original</div><div class="info">under the knife I surrendered the innocence yours to consume, you cut it away and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=800">you</a> filled me up with hate [love]</div>[/lz][sign]there’s no angel in you in the end[/sign]

+1

11

Чужие разговоры и обсуждение вчерашнего его ухода продолжаются, но воспринимаются как какой-то фоновый шум, лишь каким-то краем еще осознает о чем вообще говорят, потому что не то интересно. Другое волнует. Даже не сразу реагирует как все плавно перетекло в сплетни про того парня. Чужая речь кажется грязью и отвратительным месивом. Не то что сам был ангелом, но и в собирательство вплетен никогда не лез, не его это дело. Люди больны. Больны на голову и излечит их лишь чертов тотальный геноцид, когда не всяким дерьмом будут мозги заполнены, когда нужно будет держаться друг за друга, как за те самые соломинки, дабы не потонуть, не сдохнуть. Они объединятся перед общим врагом, как во время второй мировой и...мир станет немного лучше.
Где-то в подвале дома у него уже есть труп. Не первый. Не последний, как подсказывает блядская интуиция. Потому что это лишь первый блин и он обязательно будет комом, просто потому что он не химик, а будущий [не сложившийся] юрист. Почему то в их компании энтузиастов именно ему доверили всю испытательную мутотень. Вероятнее всего из-за того что в армии отслужить успел, хотя, бредово звучит. Скорее потому что лишь у него его собственная недвижимость подходящей планировки и размеров [если не вынесем, так закопаем не отходя от кассы].
Смартфон коротко вибрирует, высвечивая окошко с ответным сообщением. Брови невольно ползут вверх. Какого хера? Сам? Как, вашу мамашу?! Гнев поднимается прибойной волной, а выпнутый стул заставляет смолкнуть все разговоры. ЦзяХэнь тяжело упирается руками о поверхность стола, склонив голову, бездумно бегает взглядом не видя перед собой ничего, лишь цепочку старых воспоминаний которые откапываются, как та самая мертвая стюардесса, только без чьей либо помощи, почти. Чертово восстание мертвецов на уровне менталки, благо не в реальности, спасибо. Как там говорится? Опыт не пропьешь? Не пропил, еще раз спасибо, очень жаль, надо попробовать.
Одногруппники выглядят обеспокоенными, только подходить ближе не решаются, держаться чуть поодаль, словно опасаясь. Правильно делают, если задуматься, хорошо бы сбежать этим баранам на другой континент или лучше планету, не от доброты мысли, скорее от какого-то злого троллинга над самим собой.
- С тобой все в порядке? - Боязливо и чертовски неуверенно, хотелось бы схватить за волосы на затылке и головой об столешницу.
- Просто плохие новости, - приподнимает голову, углом губ улыбается, добиваясь положительной динамики в реакции окружающих. Оттаиваются, не так настороженно выглядят, расслабляются. - Нужно будет уйти чуть раньше, надеюсь, прикроете. - Не стройные положительные ответы удовлетворяют, немного успокаивая. В принципе, можно выпрямиться, с несколько виноватым видом зарыться пятерней в растрепанные волосы. Где-то там вздохи, о да. Внешние данные рулят миром наравне с деньгами и информацией.
Один из парней по плечу ладонью хлопает, в сторону открытой двери аудитории головой кивает, дополнительно еще и пальцем указывая, если не понял, мол, смотри. И ведь смотрит, лучше б не. Потому что недоразумение и катастрофа прошлого дня явилась по его душу. Если б стоял в толпе и был уверен, что ни кто не обратит внимания, то возвел бы руки к потолку, закатывая глаза и вопрошая, "что за хуйня?!". Но. Толпы нет. Есть перерыв и группа студентов рассосавшаяся на какие-то свои компании по интересам. Есть труп девушки дома и вчерашний парень. Миленько.
Он выше, это уже забавно, как-то не отметил этого раньше. Можно даже смотреть сверху вниз, это...вызывает до странности приятные эмоции. Интересно. На девушек так смотреть не получается. Слушая не слишком громкую речь отводит взгляд в сторону, задумчиво почесывая шею. Кажется да, краем глаза замечал какую-то книжицу инородного происхождения, сам такими не пользуется, потому может точно утверждать, с пеной у рта что, не его это. Цзя Хэнь никогда не страдал любопытством вынуждающим людей хвататься за чужие вещи и начать изучать их, вероятно из-за этого не придал особого значения появившемуся предмету и лишь отметил его наличие, задвинув знание до востребования. Переводит взгляд обратно на парня, щурится, приглядываясь. И все же с ним что-то не так.
- Предположим, он остался лежать где-то в районе дивана в моей гостиной, - говорит не слишком громко, дабы не привлекать излишнего внимания к обсуждаемому, а то потом прицепятся, не отоврешься. - Всегда думал что скетчбуки подразумевают рисование, а не записи, - про между прочим хмыкает, руки в карманы запихивает, опираясь плечом об угол стены. - Вечером можешь заехать и забрать, раз он тебе так необходим. Адрес можешь уточнить у ребят, - кивок в пространство кабинета где продолжают жужжать болтовней стайки одногруппников. Посчитав разговор завершенным, возвращается к своему столу, сумку забрать, на вопросительно-возмущенный возглас товарища лишь плечами беззаботно пожимает.
- Я же просил, прикрыть, - улыбку натягивает, кажется сейчас губы треснут от перенапряжения, щеки со скулами уже закаменели, им похер.
- Ты..., вали.
Сбегать с учебы на такой скорости кажется практически преступлением. Оставлять труп не осмотренным кажется преступлением еще большим. Где-то в ворохи таки пришедших сообщений есть совет-инструкция, что стоит сделать, на что обратить внимание и как хранить, до приезда тех, кто заберет тело для более детального изучения и выведение более точных пропорций смешивания БОВов.
На самом деле ему немного страшно оказаться в собственном подвале. Избивать, ломать, убивать голыми руками...знаете, это одно. А когда ты не приложил практически усилий к чужой смерти, но она наступила где-то в непосредственной близости и все равно из-за тебя же, это совершенно другое. В голове нет алгоритма действий и эмоциональных реакций на подобный случай. Именно по этому, добравшись до дома, ЦзяХэнь стоит напротив стенной панели, за которой находится дверь в подвал. Успокаивает дыхание и какой-то идиотский кураж, когда хочется с размаху распахнуть дверь, спуститься вниз перепрыгивая ступеньки, раскрыть ту хрень где находится девушка-уже-труп и, пока она будет вываливаться оттуда раскинуть руки в стороны проорав во всю глотку "ДОРОГАЯ, Я ВЕРНУЛСЯ".
По сути, мало чем отличается спокойное состояние от того возбуждения, насвистывать какой-то прилипчивый мотивчик получается на автомате, пока натягивает хим.защиту, открывает металлическую дверь и рассматривает скривившееся тело в шишках, черно-фиолетовых гематомах и других прелестях избиения, которым не суждено никогда сойти.
- Привет, красавица, я дома. - он чувствует что, улыбается, мягко так, ласково. Проводит рукой затянутой в защиту по спутанным темным волосам, поворачивает лицом к себе, через пластик касаясь губами чужого лба. - Теперь ты сможешь нам помочь.

[nick]Jia Heng[/nick][lz]<a class="lzname">Цзя Хэнь</a><div class="fandom">original</div><div class="info">кто-то не проснется, никогда, никогда. возможно, это будешь именно <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=842"><b>ты</b></a>.</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » ...а боги молчали.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно