ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Подними меня, не дай упасть [Marvel]


Подними меня, не дай упасть [Marvel]

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">В этой пропасти я не хочу пропасть</span>

<span class="data">Нью-Йорк / после победы над Альтроном</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/hoE8LSE.gif">
</div>

<p>
Через сердце искра - 220 вольт
<span>
Steve Rogers & Wanda Maximoff (Whiskey)
</span></p>
</div>
Она как маленький дикий зверёк, взрощеный в атмосфере ненависти к тем, кто сейчас называет себя её друзьями. Она не чувствует себя одной из них, сколь дружелюбно к ней бы ни относились, но и идти ей больше некуда. Кто, как не человек, переживший практически всех близких ему людей, поймёт всю глубину её одиночества и сможет отыскать к ней подход.
</div>[/html]

[nick]Wanda Maximoff[/nick][icon]https://i.imgur.com/G5UjZI8.png[/icon][sign]by piterskaya[/sign]

Отредактировано Whiskey (20.07.21 23:12:19)

+7

2

Кто сказал, что медитация мне как-то поможет? Кажется, это был Вижен, заинтересованный в изучении загадочной человеческой натуры и эмоциональных переживаний больше, чем в чём-либо. Я сижу одна в комнате, подобрав под себя ноги и повторяю дыхательные техники в тщетных попытках освободить разум. Бесполезно. Болезненный узел в районе солнечного сплетения не удаётся разрубить, он словно лишь разрасстается в намерении поглотить меня целиком.
Кто-то посоветовал антидепрессанты. Кажется, это была Наташа. Едва ли этот жест был продиктован искренним сочувствием, её беспокою вовсе не я, больше похоже, что она лишь предложила то, с чем сама не расстаётся.
Кто-то советовал ещё что-то, но я чертовски устала от советов. Ни один из них не вернёт мне брата, и сейчас я не слишком верю, что сама сумею примириться и принять его смерть. Всю мою жизнь, после гибели родителей, со мной не было никого, кроме него. Да, порой, мы спорили, ругались, не сходились во мнениях - но теперь я бы всё отдала, лишь бы вновь иметь возможность вступить с ним в спор и прийти к компромиссу, как было всегда. Без него я словно не полноценная. Каждый день я вижу Тони Старка, и я могла бы убить его без особых усилий, сотней разных способов, но без Пьетро не могу, не решаюсь. Словно будет предательством сделать это в одиночку, уже без него. Или я просто трусиха. Больше всего на свете мне хотелось бы поговорить с ним, спросить совета, решить всё как обычно - вместе.
Когда я нахожусь в компании Мстителей, то всячески скрываю свою боль, словно её и нет вовсе. Но их общество меня не отвлекает, напротив, чем дольше я с ними, тем сильнее мне хочется скрыться ото всех в своём одиночестве. Впрочем, оставшись одна, я не испытываю желанного облегчения.
Я вновь закрываю глаза и делаю глубокий вдох. Очередной декоративный стеклянный шарик, обволакиваемый багровым сиянием, поднимается из вазочки в воздух. Вазочка практически пуста, все шарики исполняют свой плавный танец в пространстве вокруг меня, словно небесные тела вокруг светила. Я пытаюсь сосредоточиться на всех них одновременно, думать только об этих шариках, и каков будет следующий замысловатый пируэт каждого из них, рисую в голове узоры, и сверкающие в проникающих в комнату лучах закатного солнца стеклянные сферы послушно складываются в нужную картинку.  Это и впрямь работает гораздо эффективнее, чем я ожидала. Я мягко дирижирую пальцами, и бусины перемещаются в воздухе в такт малейшим движениям фаланг.  Не помню, когда в последний  раз чувствовала себя так спокойно и гармонично, но сейчас я слишком сосредоточена, чтобы размышлять об этом.
Стук в дверь обрывает магию момента. Я вздрагиваю, открываю глаза, и застывшие на мгновение в воздухе стеклянные капли градом падают на пол и кровать и хаотично перекатываются по комнате. Я бестолково рассматриваю усеянный бусинами ковёр, словно меня только что вырвали из фазы глубокого сна, и теперь я судорожно пытаюсь осознать реальность.
- Войдите, - запоздало выкрикиваю я. Неужели Вижен научился стучать, прежде чем зайти? Ну а кто ещё это может быть? Андроид - единственное существо в этой башне из стекла, которое не испытывает ни страха, ни недоверия по отношению ко мне. Люди боятся, что я проникну в их сознание и украду их глупые только им интересные тайны, и Вижен - пожалуй, единственный, кому нечего скрывать. Или не единственный?

[nick]Wanda Maximoff[/nick][icon]https://i.imgur.com/G5UjZI8.png[/icon][sign]by piterskaya[/sign]

+6

3

[indent] Сколько раз можно подняться, когда упадешь? Есть ли у воли придел? Стив, хоть в этом и не признавался, но боялся узнать свои лимиты. Они, естественно, есть у каждого, даже у суперсолдата, каким бы сильным он не казался. У кого-то воля проходит суровые испытания каждый день, натыкаясь на сплошные рифы и пороги, а у кого-то воля борется лишь с бытовыми проблемами и шоколадками. В любом случае, это внутренняя сила, которая не видна, которую очень легко недооценить или же… переоценить. Можно сколько угодно качать мышцы, отчаянно бить себя в грудь, но сломаться при первой же сложности.
[indent] Супергероям важна их воля, их дух – порой, даже больше, чем их сила. Без стальной веры в себя нет контроля, а тогда всем завладевает хаос. Тогда грань между добром и злом становится ещё тоньше, заставляя совершать необдуманные поступки. Долг Стива, как первого Мстителя, был в том, чтобы уберечь других от падений, помочь найти себя, защитить от тьмы, которая неизменно сопутствовала потерям. Так и противостояние с Альтроном не прошло бесследно, оставив кровавый надрез на сердцах многих.
[indent] Роджерс медленно и бесцельно шёл вперёд, смотря в пустоту, стараясь собрать свои мысли воедино. Если Мстители допустили восстание «машины», то, что будет дальше? К тому же в Вижне был уже четвёртый камень бесконечности, который явно не был простым совпадением. Что-то надвигалось, сомнений не было. Да, можно подготовить новую команду, составить какой-то план. Но как бороться с неясностью? Кстати, о новичках. Капитан Америка в нерешительности замер рядом с комнатой одной из них. Не трудно было понять, почему Ванда, была так нелюдима и тиха – её потеря, возможно, была самой большой. Алая Ведьма положила на алтарь победы самое дорогое. А вклад Пьетро, как звали того смельчака, был бесценным. Обычно, на войне присылали письма полные горя, но сестре «посчастливилось» самой увидеть смерть брата. Глубоко вздохнув, Роджерс сделал пару шагов к двери и негромко постучал. Ответ прозвучал не сразу, и капитан Америка уже развернулся, чтобы пойти дальше, когда сдавленный крик поймал его. Осторожно толкнув дверь, Стив с извиняющейся улыбкой, неспешно прошёл внутрь.
[indent] - Прости за беспокойство, - Роджерс не смог удержаться, чтобы не осмотреть всё помещение, всё-таки тактика была его основным направлением, - Я хотел убедиться, что ты хорошо разместилась.
[indent] «…что ты в порядке», - хотел произнести солдат, но многолетняя выправка не позволила ему быть сентиментальным. Многие говорили о великой силе Алой Ведьмы. Что та по щелчку могла прочитать мысли любого, заставляя повиноваться своей воле. Но Стив был уверен, что находился в безопасности. Во-первых, потому что верил в свой стержень, а во-вторых, знал, что воля девушки дала трещину.
[indent] - Ты позволишь? – жестом указывая на кровать, спросил разрешения Роджерс, поднимая один из шариков и крутя его в руке. Обычное стекло было тёплым на ощупь, словно неведомая сила нагрела его. На лицо подавление гнева. Не нужно быть известным психологом, чтобы понимать такие мелочи, малой толики эмпатии вполне достаточно.
[indent] - Я так и не поблагодарил тебя за помощь, - осторожно и издалека начал символ Америки, присаживаясь на край кровати, - хорошо сработано, - Стив осторожно положил шарик рядышком, - Если тебе нужна помощь, то мы всегда рядом. Мстители – это семья. Большая семья.
[indent] Слова – это сильное оружие. Кому, как не капитану Америке, это понимать. Нет, он не мог набиваться всем в друзья, но был готов подставить плечо. Всегда. К сожалению, нет слова, которое смогло бы унять боль, что поселилась в сердце соковианки. Тем не менее, Роджерс хотел дать той понять, что она не одна. Что ей не нужно снова бояться или убегать. Те ужасы, что происходили с ней раньше – закончились. Началась новая эра. Новый виток. Осталось только в это поверить. Может, его веры хватило бы и на двоих, но трудно понять того, кто всё чаще молчит.
[indent] - Нам всем нелегко, - Стив чуть сжал руку кулак, стараясь не давать воли чувствам, - Наш долг сделать так, чтобы их жертвы не были напрасны.
[indent] Шарик чуть подался вперёд, покатившись по изгибам ткани, и когда он вот-вот должен был упасть, то Стив его снова поймал, укладывая на прежнее место. Теперь нужно было немного помолчать, дав слово той, что должна была обличить боль в звуки. Или, по крайней мере, начать дышать…

Отредактировано Steven Rogers (29.07.21 18:58:15)

+5

4

Я не ждала гостей, тем более, не ждала самого Капитана Америку. Едва ли найдётся хотя бы в одном уголке земного шара кто-то, кто не знал бы его историю. Он практически Бейонсе среди Мстителей, только со сверкающим нимбом над головой. Что я успела усвоить будучи телепатом - так это то, что святых не бывает. Каждый человек имеет шкаф со своими скелетами, который усердно прячет за улыбчивым фасадом. Стив вызывает у меня справедливую настороженность: за время, пусть и не особенно продолжительное, нашего взаимодействия, я не сумела даже отыскать этот его шкаф, не то что изучить содержимое.
Открывая дверь в мою комнату, он извиняется за вторжение, и ничего, кроме искреннего смятения и желания наладить со мной контакт, от него не исходит. Он тщательно подбирает слова, но не для того, чтобы показаться лучше, чем он есть, а чтобы не задеть меня не осторожным словом. Это любопытно. Я не привыкла доверять людям, и не спешу верить ему. После гибели родителей в моей жизни был всего один человек, награждённый тяжким грузом моего непоколебимого доверия. Теперь он мёртв.
Я позволяю ему зайти в свою комнату, даже отыскав в себе силы улыбнуться одними губами. Получилось, должно быть неважно, но он тактично делает вид, что и вовсе этого не заметил. Он осторожно ступает, чтобы не поскользнуться на стеклянных шариках, усыпавших всю комнату, и садится на край кровати позади меня. Я вновь поднимаю шарики и один за другим они плавно по воздуху возвращаются в вазочку.
- Я была отчасти виновата в том, что это... - а что, собственно, это было? Война? Битва? Восстание машин? Конец света? Я оставляю любые попытки отыскать определение, всё и так на поверхности, - произошло. Или могло произойти. Я лишь пыталась исправить свои ошибки, и Пьетро тоже, - я уже устала себя мучить, но как прекратить? Если бы я его не остановила в предотвращении попытки Старка завладеть скипетром, ничего этого не произошло бы. Я должна была предвидеть, но не хотела смотреть дальше собственного носа, перед которым развернулась столь долгожданная картина мести.
Он говорит про семью, и я бы огрызнулась, но вовремя прикусываю язык - он тоже потерял всю свою родню, и, в отличие от меня, уже научился с этим жить. Я же пока даже представить себе не могу, что сумею с этим справиться.
- Буду иметь ввиду, спасибо, - отвечаю сухо. Даже если Мстители и семья, то уж точно не моя, я тут лишняя, хоть меня и пытаются убедить в обратном. Что уж говорить, я даже с собой не могу найти общий язык.
Я смотрю невидящим взглядом, как стеклянные шарики по одному наполняют вазу. Спиной чувствую, что он ещё здесь, неужели хочет продолжить диалог, несмотря на мою колючесть? Он хочет помочь. Его мысли такие ясные и отчётливые, словно над ними солнце в зените, не отбрасывают ни единой тени. Эта искренность подкупает и вынуждает меня спрятать шипы. Последний шарик, поднятый в воздух, вместо вазы падает ко мне в раскрытую ладонь. Он ещё хранит едва уловимое тепло его руки.
- Я бы хотела, чтобы этих жертв вообще не было, - тихо отвечаю я. Война уничтожила всю мою жизнь, забрала у меня всех, кого я любила, и ради чего? - Вижен говорит, что избавить мир от воин возможно, только если вывести мировоззрение людей на единый уровень, что статистически не представляется возможным в связи с огромным множеством факторов. Выходит, это никогда не закончится, верно? - я оборачиваюсь и смотрю ему в глаза. - Нам всё время придётся жертвовать и надеяться, что жертвы не напрасны.

[nick]Wanda Maximoff[/nick][icon]https://i.imgur.com/G5UjZI8.png[/icon][sign]by piterskaya[/sign]

Отредактировано Wanda Maximoff (16.11.21 17:29:29)

+5

5

[indent] Готов ли был Стив к сложным вопросам? Нет. А вот, готов ли был к ним капитан Америка? Безусловно. Символу Мстителей просто нельзя молчать, нельзя оставлять ничего без ответа. Иначе, где новым защитникам искать поддержки. Иначе кто покажет им путь, если не он? Стив отчаянно в это верил, считал своим непреложным долгом, своей миссией. И сейчас он не мог подвести Ванду, даже несмотря на то, что сам точно не знал, будет ли тот счастливый день, когда человечество забудет о войнах и распрях.
[indent] Роджерс какое-то время, совершенно не моргая, смотрел на шарик в руках у Алой Ведьмы, всё думая о символизме, который нёс этот её незатейливый жест. Сейчас девушка, казалось, была совсем одна, оставленная целым миром, который она держала под контролем своей огромной силой. Все отчёты и бумаги говорили о том, что потенциал заковианки невозможно вычислить, ведь её сила настолько велика, что остаётся только гадать на что она способна.
[indent] - Иногда даже мы не можем договориться, - с улыбкой начал Стив, - но это не значит, что весь мир продолжит утопать в бесконечном кровопролитии. Солдат перевёл взгляд в сторону. Мысли тут же заполнили разум, разбегаясь тысячами импульсов. Стив всё глубже погружался в далёкие воспоминания прошлого. Раньше мир был куда злей и опасней. Война сотрясала весь мир, сжигая судьбы многих людей дотла. Тогда мне казалось, что пути обратно не будет, что расползающийся пожар не остановить. До того, как я понял, что могу всё изменить. Хотя бы попытаться.
[indent] Боялся ли тщедушный бруклинский мальчишка надвигающегося смога войны? Конечно. Но об этом никому не будет известно, потому что то чувство сгинуло, было растоптано стальной решимостью. Сейчас Стив перестал сотрясаться от жертв, потому что в его жизни их было уже слишком много. Слишком часто ему приходилось говорить «прощай», слишком часто он чувствовал себя оставленным.
[indent] - Сейчас всё стало куда безопасней, - Роджерс повернулся в сторону собеседницы, продолжая успокаивать ту своим ровным голосом, - Мы стремимся донести мир во все уголки планеты. Стараемся решить всё без жертв. Или, по крайней мере, дать всем надежду, что то, о чём говорил тебе Вижен, придёт. Осталось лишь немного подождать.
[indent] Стив медленно поднялся, по привычке поправляя штаны, хотя те нисколечко не помялись. Это была всего лишь его привычка. Всего лишь напоминание о том, откуда блондин родом. Из того самого Бруклина, о котором теперь читают лишь в книгах по истории.
[indent] - Пойдём, я покажу, как мы работаем и как делаем мир лучше.
[indent] Обычно капитан Америка не проводил экскурсий, предоставляя это более разговорчивым и идейным представителям команды Мстителей, или даже интеллектуальным системам Старка, но сейчас ему захотелось показать всё самому. По старинке.
[indent] - Там даже есть автомат с бодрящим кофе. Говорят, что этот напиток может поднять настроение.
[indent] Последним своим словам удивился даже Стив, потому что это было на него не похоже. Немного смутившись, Роджерс даже слегка усмехнулся, стараясь скрыть свою неловкость. Просто эта безликая комната, хоть и была достаточно просторной, но всё же заключала Ванду в четырёх стенах, которые давили на неё, приумножая переживания и боль утраты. Когда Алая Ведьма наконец-то поднялась, то оказалась слишком близко к капитану Америка, отчего тот даже немного пошёл краской, но вовремя себя одёрнул, неспешно открывая дверь и пропуская Ванду вперёд.
[indent] Возможно, эта небольшая прогулка как раз то, что нужно, чтобы отвлечься от тяжёлых мыслей. Нет, Стив не хотел, чтобы Максимофф забывала своего брата, или перестала думать о нём. Такую боль она могла пережить только сама. Только девушке известно, как она может жить дальше и только она решит, когда сможет отпустить «призрак» брата.
[indent] - Знаю, - наконец произнёс Стив, когда они немного отошли от её комнаты, - мы начали серьёзный разговор. Не думай, что я от него сбегаю. Просто хочу тебе кое-что показать.
[indent] Их путь проходил через коридоры и этажи, где им попадались люди, которые так и спешили начать разговор. Правда, капитан Америка всякий раз обращал своей взгляд к Ванде, спрашивая что-то незначительное, вроде «ты уже нашла, где здесь бассейн?» или «ты хорошо питаешься?» Естественно, другие просто проходили мимо, не решаясь нарушить их уединения. Наконец, двое оказались в центре отслеживания угроз, где висели большие экраны, и множество данных ежесекундно сменяли друг друга. Точки на экране менялись, переливаясь разными цветами, но всё же в них преобладал спокойный синий. Без катастроф. Без глобальных бед.
[indent] - Добро пожаловать в центр отслеживания наших будущих заданий, - немного сухо, но всё же радушно заметил капитан Америка, - Да, это данные со спутников, которые отслеживают взрывы или катастрофы, где необходима наша помощь. Так мы успеваем спасти больше, а порой, обойтись без жертв.

+3

6

Где берёт война своё начало и удастся ли человеку однажды положить ей конец? Вся мировая история кочует от войны к войне, без перерыва, передышек. Если сегодня за вашим окном мирно и спокойно, значит, оружие идёт в ход где-то в другом месте. Люди склонны к разрушению, и мне это известно как никому другому. Иногда мне кажется, что я уничтожаю всё, к чему прикасаюсь. Но я не хочу быть угрозой или оружием, не хочу, чтобы по моей вине люди гибли так же, как по вине Старка. Не хочу быть похожей на него.
Стив Роджерс - идеалист, это для меня не открытие, на то он и Капитан Америка. Впрочем, раньше мне казалось, что он другой, двуликий, подобно своему союзнику. На публике - партиот, доблестный рыцарь без страха и упрёка, готовый на любые подвиги, чтобы сделать мир лучше, а там, за щитом прячется эгоистичный лицемер. Когда-то уверенность в таком раскладе помогала мне презирать его наравне со всеми остальными Мстителями, однако, на деле презирать Стива фактически невозможно, у меня нет на то ни единой причины, и вряд ли когда-то появится. Из всех его грехов - невыполненное обещание пригласить девушку на танец. И он пригласил бы её, не застрянь во льдах на 70 лет.
Он рассказывает про войну, ставшую самой кровопролитной в истории человечества, и даже тогда он оставался Капитаном Америкой, героем, о котором по сей день слагают легенды, у которого есть толпы фанатов по всему миру. И теперь я знаю, что он делал это не из показной храбрости, а потому что не мог поступить иначе. Он за жизнь видел больше смертей, чем я могу себе представить, возможно, поэтому он пришёл ко мне сейчас.
Он искренне убеждён, что Мстители сумеют добиться утопического будущего для нашей планеты, и мне искренне хочется в это верить, правда, пока получается с трудом. Всё, что связано с этой группой людей ассоциируется у меня с разрушением, и в этом я не одинока.
Стив приглашает меня на экскурсию, и вариант моего отказа, похоже, не рассматривается вовсе. Пару секунд я взвешиваю для себя все за и против, ведь у меня только начало получаться с медитацией, но в конечном итоге принимаю приглашение. Мало кто в этой башне говорит со мной столь же дружелюбно.
- Да, пожалуй, кофе лишним не будет, - бормочу я в ответ, поднимаясь с пола. Уж что-что, а побыть в четырёх стенах наедине с собой я ещё успею. Когда мы покидаем мою комнату, Стив неловко оправдывается за то, что ушёл от тяжёлого разговора, и это меня удивляет. - Я и не думала так. Нам вовсе не обязательно к этому возвращаться, - пожимаю плечами. Есть вещи, которые можно обсуждать днями напролёт, но разговоры ничего не изменят, это лишь пустая трата времени.
По пути к тому месту, котрое хотел показать мне Роджерс, его то и дело пытались вовлечь в разговор, словно желая проверить, по своей ли воле он разгуливает по этажам в компании ведьмы. Они меня боятся, и винить их в этом сложно, однако, эта настороженная враждебность давит, превращая меня в "того, кто сидит в пруду", проводя аналогию с детской сказкой про Крошку Енота.
Мужчина приводит меня в огромный компьютерный центр, жужжащий как большой пчелиный улей. Я чувствую потоки электронной энергии, похожие исходят от Вижена, но иначе, тише.
- Отслеживания? - эхом переспрашиваю я, подходя к большой интерактивной карте и внимательно её разглядывая. Я не сразу нахожу знакомые очертания родной страны, они отличаются от более-менее равномерного синего мерцания вокруг. На этой карте она серая, безжизнееная, словно похороненная на этом электронном листе. Едва эта мысль приходит мне в голову, как по экранам проходит рябь, а системные блоки начинают нервно пищать. Отшатнувшись, я делаю два шага назад и пытаюсь успокоиться. Кажется, компьютеры в этом здании не в восторге от моего присутствия не меньше, чем люди. - Я не специально, - говорю тихо, глядя Стиву в глаза. - Мне наверное лучше уйти.

Отредактировано Wanda Maximoff (21.11.21 13:27:37)

+2

7

[indent] Не трудно было догадаться, на какую точку карты смотрит Ванда. Стив знал это и без всякого подтверждения. Сейчас в Заковии царит тишина. Но не та, что успокаивает и позволяет собраться с мыслями, а мертвенная и звенящая рябь, которая большой еле затянувшейся раной расположилась на карте. То, что случилось, уже не исправить. Так уже распорядилась история их мира. Да, Ванда обладала невероятной магией, которая в потенциале могла что-то сделать со временем. Но принесло бы это долгожданное умиротворение?
[indent] Принятие. Наверное, эта стадия давалась всего трудней, так как была завершающей. Ведь прошлое так отчаянно цеплялось за каждого героя, который волей случая решил защищать хрупкий мир. Роджерс был уверен, что не одному ему пришлось вставать перед множеством судьбоносных выборов, от которых зависела не только его судьба, но и жизни миллионов.
[indent] - Знаю, - голос капитана Америка был чуть мягче, чем обычно, - что ты не специально. Не переживай.
[indent] Протянутая вперёд рука была скорее жестом рефлекторным, чем обдуманным или спланированным. Так Стив попытался помочь Ванде вернуть спокойствие и чувство защищённости. Роджерс верил своей звезде, как символу свободы и безопасности, стараясь всеми силами поддерживать этот образ.
[indent] - Но ты права, - в этот раз Стив был задумчив, - Есть ещё одно место, которое стоит тебе показать.
[indent] Капитан лёгонько потянул за собой девушку, задавая направление движения, но после осторожно разрывая телесный контакт. Всё-таки они не были такими уж близкими друзьями, чтобы позволять себе такие вольности. Кроме того, Роджерс совершенно не понимал, как помочь Максимофф обуздать её дар. Солдат был так далёк от магии и её возможностей, и так близок к чему-то старому, проверенному, логическому или, по крайней мере, научному, что совершенно терялся, когда пытался осмыслить потенциал космической энергии. Тем не менее, отрицать существование волшебства было бы глупо хотя бы с того, что Стив видел шарики, парящие в воздухе.
[indent] - Правда, экскурсии никогда не были моей сильной стороной.
[indent] Идти нужно было недалеко. Тренировочный центр располагался совсем близко от места, где они видели карту. В этот час тот был совершенно пуст, а значит безопасен. Ровный гул мониторов, говорил о том, что системы настроены и готовы к использованию. Осталось только нажать на нужные клавиши.
[indent] - Знаю, что тренировка – это не то, о чём ты желала, но, - Стив улыбнулся краем губ, - иногда выпустить эмоции бывает полезно.
[indent] Капитан Америка застыл у монитора, тыкая в различные его места. Хоть он был здесь не в первый раз, но всё же продолжал путаться, и даже несколько раз замер в нерешительности. Впрочем, это давало время Ванде осмотреться. Вообще, Стив заметил, что девушка чувствует себя лучше, когда вокруг них толп людей. Наблюдая за ней, изредка поднимая глаза от экрана, Роджерс отметил, что Алая Ведьма замерла в нерешительности.
[indent] - Ты хотела о чём-то спросить? – обычно солдаты не обладают особой эмпатией, но парень из Бруклина был во многом особенный, - Ты же знаешь, что можешь мне доверять. Если есть что-то, что ты хочешь узнать, то я рад буду помочь. Это моя работа.
[indent] Стив улыбнулся своим мыслям, нажимая последнюю клавишу. Напротив загорелись два ящика, выдвинув которые можно было найти специальные очки виртуальной реальности. Но не те простые, которыми пользуются современные геймеры. То были разработки куда большего уровня. Стив повёл Ванду к специальному месту, которое напоминало поле небольших квадратов.
[indent] - Если встанешь на него, то окажешься в реальности, которую создала программа, - Роджерс хмыкнул, наверное, надеясь, что он ничего не напутал, - а очки, чтобы увидеть созданное. В любой момент ты можешь сойти с квадрата, и окажешься снова здесь. Управление довольно простое. В любом случае, я буду рядом. Готова?
[indent] Если даже вид Заковии на карте вызывал в ней такие эмоции, то эмоциям явно нужен был выход. Стив знал, что система обладает усиленной функцией защиты, но сможет ли она устоять против «внутренней бури» Ванды… По крайней мере, первый Мститель будет рядом, чтобы защитить и успокоить.

+2

8

Стив не прогоняет меня, и, более того, даже не позволяет мне уйти, будучи полным решимости продолжить экскурсию. Он говорит, что не винит меня в помехах, впрочем, исправлять все неполадки, которые я организовываю с завидной регурярностью, всё равно придётся Вижену, а не Капитану Америке. И всё же, мне приятно, что кто-то не считает меня дурной приметой вроде перебежавшей дорогу чёрной кошки.
Мы уходим из комнаты, и Роджерс провожает меня к следующему пункту в нашем маршруте, попутно отмечая, что экскурсии - не его конёк. Я бы могла подумать, что он кокетничает, но Стив не похож на человека, который будет набиваться на комплимент. Или похож?
- По-моему, ты отлично справляешься, - пытаюсь подбодрить его я, и мне в целом правда кажется, что прогулка весьма занимательная, и если что-то и идёт не так, то это уж точно не его вина.
Новый зал - новые компьютеры. Это здание становится до ужаса предсказуемым, однако Роджерс выглядит очень воодушевлённым, и я не хочу лишать его этого состояния. Я прогуливаюсь вдоль мониторов и странного вида приборов, делая вид, что внимательно их разглядываю, хотя, мне сложно сказать, что я нахожу тут хоть что-то любопытное. Я поворачиваюсь к Стиву, чтобы понять, что от меня требуется, и тут же встречаюсь с ним взглядами. Он интересуется, хочу ли я его о чём-то спросить, и я тут же передумываю задавать вопросы, поспешно мотая головой.
- Спасибо, - отвечаю на его готовность выслушать и сохранить мои секреты, - я буду иметь ввиду. - Он говорит, что я могу ему доверять, но это не так просто, как кажется. Доверие - слишком дорогой подарок с моей стороны, не каждый потянет прилагаемый к нему груз ответственности.
Наконец, Стив завершает свою подготовку и подходит ко мне, чтобы помочь объяснить правила поведения в симуляции.
___
Первый порыв - сойти с чертового квадрата, сорвать с себя очки и сбежать отсюда, куда глаза глядят. Но я слишком долго бежала, может, как раз именно сейчас тот момент, когда нужно остановиться, осмотреться и подумать? Ландшафт вокруг меня в точности такой же, каким я видела его в последний раз, ещё до того момента, как целое государство упало с высоты и в прямом смысле оказалось погребено под собственными руинами. Заковии по факту больше не существует. Смотреть на неё за минуту до уничтожения невыносимо. За гибелью брата я успела забыть, что потеряла не только его, но и всё, что имело для меня значение, хранило мои воспоминания - всё это стёрто и уничтожено, вокруг меня лишь выжженная земля, словно я проклята с самого детства.
Здесь нет ни людей, ни Мстителей, ни тем более марионеток Альтрона, потому что я не хочу видеть никого из них. Почему именно это место? Зачем Стив привёл меня сюда? Как будто мои раны не достаточно свежи, и нужно чтобы они кровоточили прямо на этот потрескавшийся асфальт. Старая церковь смотрит на меня с мрачным осуждением - если бы не я, ничего этого не произошло бы.
Я не хочу переживать это снова. Стив стоит рядом со мной и молча наблюдает. Чего он ждёт от меня? Всплеска эмоций? Истерики? Что я спроецирую Альтрона и уничтожу его ещё тысячу раз тысячей способов? Нет, я не хочу видеть Альтрона, не хочу вновь переживать смерть брата, я хочу увидеть другое.
Пейзаж вокруг нас меняется. Теперь мы видим обычную улицу всё с тем же потрескавшимся асфальтом, только причины у этих трещин совсем другие, церковь стоит невредимая, но немного обшарпанная, её отреставрируют через несколько лет. Я двигаюсь вперёд, точно зная, куда хочу прийти и что хочу увидеть, я не думаю о том, хочу ли я поделиться этим с кем-то ещё, но Стив уже здесь, и меня это, кажется, не сильно тревожит и уж тем более не останавливает. Я хорошо знаю здесь всё - каждый дом, каждое деревце, каждую дорожку. Я вижу все магазинчики, аптеки, автоматы с газировкой точно такими, какими их запомнила. Всё вокруг обрастает мелкими до боли знакомыми деталями, которые когда-то казались простыми и естественными. Я прохожу между домами и останавливаюсь перед детской площадкой, окружённой многоэтажками. Тут солнечно, тепло и уютно, тут кипит жизнь - девочки катаются с горки и на качелях, мальчишки бегают друг за другом - гвалт голосов и смеха заполняет всё пространство.
Вот маленькая девочка в платьице и с двумя туго заплетёнными косичками скатывается с горки и сбивает с ног рыжего взъерошенного мальчишку. Тот вскакивает с земли как пружинка и начинает ругаться, но тут из соседнего куста выпрыгивает другой мальчик, светловолосый и очень похожий на девочку с косичками, он смотрит сурово и что-то говорит рыжему, но тот слушать не намерен и сразу же кидается на него с кулаками, завязывается драка, и все мальчишки с боевым кличем спешат присоединиться к потасовке.
Я не пытаюсь ничего сделать, я смотрю на девочку с косичками, а она смотрит мне в глаза, словно знает гораздо больше об этой жизни, чем известно мне. Потом она будет сидеть рядом с братом и прикладывать абсолютно бессмысленные подорожники к его ссадинам.

+3

9

[indent] Один короткий вдох и картинка появилась, словно всегда здесь и была. Этот воздух, небо и земля. Хоть Стив провёл в Заковии очень мало времени, но успел запомнить это место надолго. Оно являлось к нему в тревожных снах с завидной частотой, всякий раз напоминая, что всё могло быть по-другому. Что-то можно было бы изменить, но было слишком мало времени. Слишком мало.
[indent] Солдат молча стоял, не смея нарушить тишину. Он сохранял спокойствие ради Ванды, ради того, чтобы она, наконец, отпустила часть груза со своей души и доверилась другим. Да, это больно и тяжело. Но через это стоило пройти, иначе будет только хуже. Поэтому Роджерс молчал, поэтому он просто был рядом, чтобы в нужный момент помочь не упасть во мрак собственных мыслей.
[indent] Потрескавшийся асфальт, старая церковь – всё здесь смотрело с каким-то осуждением. Голоса, которые будто говорили: «ты не смог», «ты не успел» и «у тебя не получилось». Это было давно, но рана никогда полностью не затянется. Ни у кого из них, а уж тем более у Ванды.
[indent] Алая Ведьма двинулась вперёд, словно прекрасно знала, куда идти. Словно что-то её отчаянно звало. Стив же просто следовал рядом, предпочитая довериться девушке. В воздухе зазвенело напряжение: возможно, Ванда и не планировала запускать Роджерса так глубоко в свои мысли, но в своём стремлении помогать солдат был неостановим.
[indent] Всё здесь было другое. Не такое, каким Капитан Америка видел это в «своём» Нью-Йорке. Дома, магазинчики, аптеки, автоматы с газировкой – часть чужого мира, с которым Стив так и не успел познакомиться в достаточной мере. Но эти мелкие детали были чем-то особенно важным для Ванды. Стив это знал и без слов, достаточно было взглянуть на то, с какой болью взгляд девушки впивается в каждый из объектов. Она словно вернулась домой, но знала, что ему осталось совсем недолго. Боль от собственного знания поражала до глубины сердца, пропуская заряд через всю кожу. Двое шли в потоке вперёд, словно течение вело их к определённой точке. И вот детская площадка предстала взору во всей красе. Жизнь на ней кипела, вызывая странные эмоции, словно чудесная картинка была показана не случайно. Словно это очередной укор, в том, что жизнь здесь была лучше. Лучше до прихода… всего.
[indent] Девочка катиться вниз. Какое-то время её звонкий голосок был наполнен радостью. Потом столкновение и минута ужаса, которая сменяется напряжением. Потом драка двух мальчишек, что наполнена яростью и самоотверженностью. Ванда же, не отрываясь, смотрела на девочку, чьи косички казались странно знакомыми. Стив на какое-то время тоже уставился на главную героиню всей сцены, но потом осознание пришло само собой.
[indent] - Боль не будет вечной, - слова сами собой сорвались с губ. Роджерс сам до конца не понимал смысла своих слов. Он просто был уверен, что вечное самобичевание ни к чему не приведёт. Они не смогут жить дальше, пока не простят себя, пока не найдут силы двигаться вперёд ради тех, кто погиб в попытках защитить Заковию.
[indent] Звон колоколов, донёсшийся с площади, где они начали свой путь, как нельзя кстати напомнил о самом важном. Они спасли тех, кого успели. И заслуга Пьетро в этом колоссальна. Стив внимательно посмотрел на мальчика. В его лице было столько готовности защищать, столько ярости, которую парнишка был готов пустить в бой.
И пустит. Побежит быстрее ветра.
[indent] Стив много думал над этим. Что меняется в супергерое с осознанием своей силы. Когда наступает момент решения, что нужно делать и в какую сторону двигаться. Решение всегда принимает за считанные секунды. Может, в этом и корень всего.
[indent] Внезапно тучи стали сгущаться. Площадка утонула во мраке ночи. Все дети с неё пропали, и та замерла в тишине. Потом раздались тревожные сирены. Оглушительным рёвом они разрезали пространство, словно ножницы бумагу. Стив взглянул на небо, но не увидел там ни самолётов, ни летящих парашютистов. Возможно, это была ложная тревога или что-то вот-вот должно было случиться.
[indent] - Ты это помнишь, Ванда? – голос Роджерса был спокоен, и не потому что он легко мог оставаться безучастным, а потому что важно было сохранять самообладание, - Нужно найти укрытие.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Подними меня, не дай упасть [Marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно