ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » только для эстетики


только для эстетики

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

мы обязательно будем

офигенными друзьями обещаю

https://i.imgur.com/MMFcVTt.png

• Питер / осень 2019

морсов феликс климентьевич
романов евгений степанович

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

Отредактировано Francis Barton (30.09.21 16:52:38)

+1

2

— Два вопроса: почему я, — кожаные подлокотники широкого кресла ощущаются под ладонями идеально, — и сколько мне за это заплатят.

Идеально тошнотворно.

Самая «прекрасная» новость, какую только можно было услышать за сегодняшний день, прогремела громом среди ясного неба, когда в телегу прилетело довольно короткое голосовое сообщение, содержание которого сначала заставило думать, что это какая-то дерьмовая шутка, потом — взбеситься, вызвериться на ближайших тарелках и после тоскливо опуститься на кушетку в прихожей.

Павел хорошо поставленным, но ужасно гнусавым голосочком требовал немедленно заявиться к нему в офис, чтобы обсудить детали обучения нового лица компании. И не было бы проблем, если бы компания эта была, например, связана с рекламой, финансовыми услугами или что-то рядом в тех сферах.

Обучение нового лица компании в сфере вебкам означало только то, что у всех уже существующих и работающих «сотрудников» появлялся потенциальный серьезный конкурент, грозящий откусить приличный кусок от просмотров, подписок и донатов. Особенно, если его обучение доверили одному из лучших.

— Ну что ты, Женечка, — приторное «Женечка» лично для Романова отдает желчью, — сразу о деньгах. Нельзя же так. Ты ведь понимаешь, что это не только тебе надо…

«...это надо нам всем, Женечка!» — очевидная и неприкрытая ложь. Надо это было исключительно Павлу, гребущему бабки с просмотров, ведь если ему взрастят очередную звезду, то бабок этих станет значительно больше. Малая доля на всех моделей, некоторый процент сотрудникам технического обеспечения платформы, а остальное — Павлу в карман.

Вот это — правда, суровая и без каких-либо приукрашиваний.
А все, что сейчас мягко затирал Павлик — иначе его не назовешь — было ничем иным как редкостным дерьмом.

Вебкам — это не про богатство, славу и сладкую жизнь. Хотя, ладно, славу определенную и весьма специфическую тут получить проще простого. Павел набирал мальчиков и девочек всех возрастов от совершеннолетия, руководствуясь исключительно тем принципом, что у кандидатов должны быть симпатичные мордашки и нихуевые такие физические данные по телу. И Женя ему с самого начала не понравился.

— Рожа у тебя уж больно серьезная, не зайдешь ты, — сказал Павлик тогда, сложив губы в куриную жопку. И был твердо намерен его не брать к себе в «штат», предположив, что денег он не принесет.

Кто ж знал, что серьезный, строгий образ, выдерживаемый не только в выражении лица, скрытом за маской, но и в манере поведения и даже в стиле одежды, настолько зайдет зрителям, что выведет едва родившегося на вебкам-платформе Мастера сразу же в топы.

— Тебе всего лишь нужно все рассказать, показать, научить… Помочь мальчику раскрыться. Короче, зачем я тебе это объясняю? — начальник машет рукой, мол, отвали уже, задолбал глупые вопросы спрашивать.

Евгений откидывается на спинку кресла, закидывает ногу на ногу и мягко постукивает пальцами по колену, как делал обычно, когда злился, и во время трансляций, заставляя большую часть зрителей намертво прикипеть взглядом к экрану в желании...каком-либо, Женя не то чтобы часто о таких мелочах задумывается.

— А если я откажусь? — вопрос уверенный, но тихий, потому как Романов и без того знает, что ему ответят.
— Тогда я закрою твои трансляции. А потом выяснится, что ты нарушил наш контракт и должен теперь за это денег. Тебе оно надо, Женечка?

Нет, не надо.

Это просто встреча. Познакомиться, пообщаться, на скорую руку показать одну из арендованных Павлом квартир, где проходят записи. Нет, никакого с места в карьер, но потенциальная звезда должна с самого начала понимать, куда она попала. Женя вот понимал, куда шел, и теперь не имел никакого желания позволять кому-либо носить розовые очки дольше положенного.

Он ждет его внизу у консьержа — молчаливого деда, не задающего вопросов — и еще раз смотрит на скинутую в телегу фотку будущего кого-то там. Знать не знает, каким образом будет этот смазливый мальчик завоевывать себе аудиторию.

— Как звать тебя? — окликает еще на пороге, узнав в высоченном парне новенького. Симпатичный, конечно, даже очень. А если еще и под шмотками порядок, то вообще никаких проблем почти не заимеет.

— Я Женя, кстати, будем знакомы, — и руку протягивает вежливости ради, хотя сама перспектива возиться с кем-то за буквальные копейки далеко не радует.

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+2

3

Феликс спрыгивает со ступенек поезда и подтягивает лямку рюкзака, забрасывая его на одно плечо.

Питер встречает противным моросящим дождем, стоит только шагнуть из-под козырька вокзала. Ему бы в метро, спрятаться, скрыться, нырнуть, но приходится свериться с визиткой и включить навигатор на телефоне, который уводит по Лиговскому проспекту куда-то во дворы, к фактурным домам-колодцам, где тусклое серое небо можно увидеть только в полдень. Романтика большого Питера. Белые цифры через трафарет - телефона наркош и проституток, мирно спящий под газеткой бомж. Подростки, гогочущие над чьей-то шуткой.

Подъезд, несмотря на внешнюю обшарпанность дома, оказывается вполне приличным. Феликсу почти стыдно за натекшую с ботинок грязь; к счастью, долго ждать не приходится. Сначала он, привычно уставившийся в пол, видит белые кеды, потом скользит взглядом по светлым джинсам, потом...

Ого.

Феликс ловит себя на мысли, что этот Женя намного приятнее и привлекательнее в жизни, чем на экране монитора. Более живой, менее... артистичный.  У Жени оказываются очень яркие, но уставшие глаза. Рыжие волосы, явно выкрашенные, потому что брови намного светлее; широкий разворот плеч, крепкое рукопожатие. Взгляд - изучающий, внимательный, настороженный. Не фальшиво-бесстрастный, как на видео.

Он изучал "конкурентов", конечно, когда вливался в эту жизнь, в новые документы, в свою историю парнишки из маленького городка, совершившего неудачный каминг аут и оказавшемся в большом городе - без денег, но с визиткой вебкам студии в кармане. Его "порекомендовали" знакомые с прошлой "работы", на которых нажали местные менты, и вот теперь даже отрядили... Женю.

- Феликсом звать, - отвечает честно. В документах всегда старается выбирать собственное дурацкое имя, потому что за репутацию не беспокоится, но куда опаснее риск провала, инстинктивного желания откликнуться не на псевдоним, а на настоящее. И тогда - конец, его не должны поймать, иначе столько работы - многих людей - коту под хвост.

- Приятно познакомиться, Женя.

Феликс улыбается.

Они поднимаются на третий этаж. Здесь высоченные потолки и хлипкие деревянные двери, у одной из которых его сопровождающий останавливается, возится с ключом. Феликс спокоен. Ему не придется убивать и воровать, это ведь уже неплохо? Секс? С сексом он справится. Он изучал видео конкурентов, в конце-то концов.

Внутри после яркого света проходной приятный полумрак. Играет негромкая расслабляющая музыка, дверь в две комнаты из трёх плотно закрыты, поэтому Феликс идёт в ту, откуда доносится музыка. Здесь освещение знакомое: контраст красного и синего. Зонирование: в одном углу кровать под мягкими софитами, установлена камера. У самой двери хлипкий табурет и столик, на котором стоит подготовленный ноутбук, где уже открыт всем знакомый сайт.

Феликс сбрасывает свой рюкзак под ноги и тянет молнию на толстовке.

- Мне полностью раздеваться сразу? - спрашивает почти вкрадчиво, склонив голову к плечу.

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

4

Феликс производит впечатление мальчика догадливого. Но эдакий тепличный цветочек, который никогда до этого самого момента не сталкивался с реальной жизнью. Они все такие — наивные и светлые, верят в добро и легкие деньги. Показывать на камеру сиськи — это не продажа собственного тела, а протест. Не шлюха, а «Рождение Венеры» на мягких простынях с самотыком наперевес.

Не все из них — очень мало — приходят в вебкам, зная, куда именно они идут. Женя вот знал. И был готов пахать, как проклятый, чтобы выбиться в топы, получать повышенный процент с донатов и зарабатывать столько денег, сколько зарабатывает сейчас. Чтобы на жизнь целиком хватало и не нужно было гречку жрать весь год.

Вебкам — это все еще не про легкие деньги.
Это про слезы, разочарование, отвращение к себе и к сексу. Это про профессиональное выгорание, когда уже даже симулировать оргазмы сложно. Это про мудаков по ту сторону экрана, запросы которых нужно удовлетворять, но запросы которых поистине чрезмерны, а платить при этом никто из них не хочет. В России очень жадный зритель, он хочет все и на халяву. И приходится шарить в психологии, либо обладать охуеть какой харизмой, чтобы кошелек у таких мальчиков и девочек открывался тебе сам.

— Да, — Женя быстро кивает, даже не осматриваясь, уверенным шагом идет к кровати и садится на нее с совершенно расслабленным видом, — полностью и сразу.

А чего тянуть? Нет, камера не пишет, да на главной странице сайта еще не висит анонс стрима — сегодня работают другие, и потому Женя хотя бы сейчас может не думать о том, что ему надо будет в будущем показать.

«Тизерни мальчишку, это же элементарно!» — гнусавый голос Павлика застревает в мозгу надолго. Блядство.

Романов с Феликса глаз не сводит: не столько потому, что ему действительно интересно на него пялиться, сколько из вполне разумных соображений — Феликс должен привыкнуть к тому, что на него смотрят. На него будет смотреть его партнер, если он будет работать с кем-то. На него будет смотреть оператор, если он будет работать с оператором, а большинство — работает. На него будет смотреть толпа людей. Да, не прямо в глаза, но объектив — отражение сотен, если не тысяч пар глаз. Смущение, если это не часть заранее продуманного образа, это дикий стресс, и если смущаться всякий раз, то никаких нервов не хватит.

Феликс медлит, снимает одежду вроде бы уверенно, а вроде и заметно в мелких движениях то самое замешательство, которое в дальнейшем будет только мешать. Женя подпирает щеку рукой, уперевшись локтем в колено, ждет терпеливо, но потом, усмехнувшись про себя, тихонько напевает один знакомый трек на английском. Что-то про грехи, невинность и «покажи мне, как надо». Без всякой злобы и раздражения, но чужая осторожность забавляет:

— Слушай, ты серьезно пытаешься меня соблазнить? — он может сколько угодно говорить, что Евгений ошибается, но сколько раз Романов наблюдал за тем, как люди пытаются произвести впечатление, — Просто разденься и все. Не надо красоваться.

Феликсу будет сложно. Объективно сложно в этой сфере, потому что типаж у Феликса совершенно классический — сладкий мальчик, которых полно как в вебкаме, так и вне.

— Чем собираешься заниматься здесь? — у Жени слегка дергается бровь, когда Феликс медлит, коротко раздумывает, стоит ли снимать трусы. Он ясно сказал: полностью раздеваться, так в чем проблема? Кисейная барышня? Но вроде как вопрос решается, ненужная тряпка оказывается в общей стопке одежды.

— Сюда подойди, — короткий характерный жест пальцами. Он хочет увидеть его при свете мягких софитов, убедиться, что тени полумрака не скрывают самое важное.

— Проблемы со здоровьем, психикой есть? Жесткие табу, чего ты точно делать не будешь ни в каком случае?

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1

5

- Я не знаю, - со всей честностью отвечает Феликс.

Да, Феликс не знает, пытается ли соблазнить Женю. Красивого парня с низким, глубоким голосом, который умеет приковать к себе внимание, на которого - что уж скрывать - Феликс успел уже подрочить пару раз, пока готовился к заданию, и пусть первым в него кинет камень тот, кто не. Да, Женя умелый игрок.

И да, Феликс не знает, чем собирается заниматься здесь. Не представляет, что сейчас включится камера, и нужно будет улыбаться, и заигрывать, и казаться доступным - но не слишком, потому что теперь его, Феликса, очередь, заставлять смотреть на себя как можно дольше. Он не должен вылететь слишком быстро, должен пробиться если не к топам, то хотя бы к тем людям, которых приглашают на закрытые "экспериментальные" вечеринки. Феликс смотрит на Женю: очень собранного, очень закрытого сейчас, - и думает: этот ведь тоже на чем-то сидит.

И Феликс не знает, что ему придется разрешить сделать с собой, чтобы узнать об этом.

- Я неплох в карточных фокусах... - он затыкается и, послушный знаку, поворачивается вокруг своей оси. Женя смотрит, как на товар, как на колбасу по акции, словно решая, стоит ли скидка риска отравиться. Феликсу почти обидно.

- Еще я занимался легкой атлетикой. Типа, я гибкий. И умею терпеть.

Женя не выглядит впечатленным.

- Знаю английский? - пробует Феликс, уже понимая, что его хотят взять за шкирку, сунуть в руки трусы и выставить за дверь. Он трёт переносицу и сбрасывает с себя шутливый тон, который явно не заходит в общении. Смотрит серьезно теперь, насколько это возможно с членом наперевес перед человеком, который даже кроссовки не расшнуровал.

- Слушай... Жень. Я, честно, никогда этим не занимался. Но я легко и быстро обучаюсь, я видел все эти стримы, и твои тоже... Доминанта из меня не получится, но могу быть... - он сглатывает, почти искренне испытывая дискомфорт, стоя навытяжку, как юный курсант. - Могу быть нижним? Могу быть тем, кто я есть, свежим мясом, пробовать всё... в первый раз, использовать свою неопытность, это ведь сработает для начала?

Феликс думает, что ему совсем не хочется что-то изображать или использовать. Женя, даже сейчас, сидя на краю кровати, напряженный и скованный, кажется очень горячим в этом мягком бисексуальном свете, и Феликс остро жалеет, что они не могут сейчас просто завалиться вместе в эту постель и переспать, вместо того, чтобы играть в сложные игры.

Но на таком много просмотров не заработать, а Феликс сюда не удовольствие пришел получать. Он слишком расслабился. Слишком.

- Я знаю, что это не твое дело. Но... мне нужны деньги, и я готов стараться. Поэтому нет, у меня не будет никаких жестких табу, если в этом вопрос.

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

6

— У меня четыре нижних. Чем ты можешь быть лучше них, и почему я должен взять тебя пятым? — вопросы в лоб, как они есть.

Разумеется, Феликс еще ничего не знает. Не знает, что он может, что он хочет и хочет ли. Феликс напоминает героя какого-то сопливого фанфика про мальчика, которого насильно выдали за незнакомого мужика, и тот теперь мнется и не знает, куда себя такого несчастного деть, пытаясь спрятаться от выжидающего и пожирающего взгляда супруга. Кажется, после этого на двадцати страницах текста начинается описание секса разной степени подробности, а в шапке произведения скромно спряталась приписка жанра «омегаверс».

Проблема только в том, что у них не фанфик, а реальная жестокая жизнь.

Его не впечатляет все то, что говорит ему о себе Феликс: типично и избито, разве что знание английского поможет общаться с зарубежными зрителями без сторонней помощи оператора. А в остальном все безумно простенько и ни о чем.

— Сработает, — Женя медленно кивает, но даже в этом кивке веры ни на грош, — на стрим или два. А может и вовсе не сработать, потому что зритель здесь искушенный. Не ту контору ты выбрал для своего дебюта.

Романов без всякого стеснения протягивает руку, еще подзывая жестом к себе, трогает кожу бедер, слегка сжимает — все это без всякого сексуального подтекста, — наблюдая за тем, насколько ярко и скоро остаются на ней следы. Это действительно не его дело, тут парень прав: причины, по которым кто-то идет в вебкам — это личное дело каждого. И Евгению совершенно наплевать, почему тот или иной человек сюда приходит. Многие все равно надолго не остаются.
Не важно, деньги это или что-то еще, Жене до этого никакого дела нет. Тут каждый сам за себя.

И ему стоит, наверное, плюнуть на все, всучить Феликсу его шмотки в руки и пинком под зад отправить гулять по промозглым улицам Питера, солгав Павлу какую-нибудь максимально убедительную хрень про чужую совершенную необучаемость. Никто ведь не будет проверять, а если Павел и расстроится [разумеется, да], то Женя ему все возместит за ближайшие стрима три-четыре, на которых привычно срубит бабки с процентами.

Евгений встает, нырнув ладонью под подушку, выуживает оттуда простую белую маску и жестом человека привычного надевает ее на себя, пряча лицо за непроницаемым пластиком.
— Плохо, когда у человека нет табу, — медленно обходит постель, достает из кармана телефон и ставит его на авиарежим, чтобы никто не мог ему помешать, — это ужасно заканчивается обычно.

Бросает короткий взгляд в стороны камеры: он все еще знает, что она не работает, но этого наверняка не может знать застывший у кровати Феликс, опасливо наблюдающий за тем, что же прямо сейчас предпримет Женя, внезапно поменявший тему их разговора. А он просто встает с другой стороны кровати, тонет в свете софитов и переливе цветов, коротко указывает ладонью на ворох одеял:
— На колени, — ну Феликс же хотел быть его нижним, так? Значит, пусть будет нижним.

Разумеется, он не собирается совсем уж переусердствовать, только лишь ногой вытаскивает из-под кровати небольшой ящичек — лично он стримит в этой квартире и комнате не часто, но даже здесь есть вещи, которые могут ему пригодиться. Веревка, например.

— Я отдаю приказ, — красная плотная веревка резко контрастирует с бледностью кожи и едва виднеющимися чернилами татуировок, — ты его выполняешь. Ты же хотел быть моим Нижним, так?

Никаких имен и прямых обращений, он даже намеренно не дает видеть свое лицо.

Что ж, раз уж не будет никаких табу, то...

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

Отредактировано James Rogers (10.08.21 23:08:34)

+1

7

Скрывшись за маской, Женя лишает всякой надежды прочитать его и понять, что происходит: настоящая трансляция? театрализованное представление? попытка запугать? На камере не горит огонька, но это еще ничего не значит: местные правила игры нужно изучить на своей шкуре, только тогда можно будет хоть о чем-то говорить наверняка. Он послушно опускается на прохладные, чуть влажные от питерской сырости простыни, старается выглядеть сбитым с толку, пусть и ожидал какой-то проверки.

Никак иначе, верно?

Феликс нервно облизывает губы и едва заметно напрягает мышцы, когда на них ложится толстый нейлоновый жгут, но его предосторожности излишни: Женя в своей маске даже двигается иначе, и оставляет достаточно пространства, чтобы не перекрыть кровоток. Вдобавок, в его хитром плетении, которое от рук уходит к ногам: Феликс раздвигает их послушно, предугадывая чужое намерение, - есть заготовленное слабое место, и это тоже помогает расслабиться.

Женя молчит, Феликс тоже. Остается лишь тяжело, сбившееся тут же дыхание и шорох затягиваемых узлов.

Вздрагивает, когда тёплые на контрасте с прохладным воздухом пальцы проходятся по спине, заставляя выгнуться и позволить веревке оплести плечи, лишая еще больше свободы движений. На светлой коже легко остаются отметины, стоит только немного поерзать в путах, и Феликс едва сдерживает скулёж, когда всё подмечающий Женя проводит ногтем по чувствительным от холода соскам, прежде чем надавить на плечи, заставляя опуститься еще ниже, фиксируя вот в таком унизительном положении, давая камере обзор на каждую мелочь, на каждую деталь. Феликс... старается отвлечься. Его не возбуждает связывание, но он слишком давно не трахался, чтобы не реагировать на очевидно привлекательного парня, который трогает... во всяких местах. Да и физические реакции никто не отменял, а Женя... ну, умелый парень, это заметно было еще на видео с его нижними, которые тащились даже от совсем пиздецовых, на взгляд Феликса, ситуаций.

Впрочем, эта умелость сейчас самому Феликсу не на пользу.

Потому что, закончив обвязку, Женя замирает лишь на мгновение, верно, считывая, что новичку не настолько хуево, как требуется. Потому что - теперь уже за пределами поля зрения Феликса - тянется снова, верно, к своему ящичку и достает из него резиновый кляп, ярко-красный, тон в тон к веревке.

Вот теперь ему удается заставить... не занервничать еще, но закусывает шарик Феликс с не самым приятным выражением лица. Он почти сразу же смежает веки, прячет вспыхнувшее раздражение за ресницами, надеясь, что Женя ничего не заметил или, по крайней мере, списав всё на нервозность... типа первого раза. На самом деле Феликсу не нравится, как его отрезают от контроля ситуации. От возможности защищаться. Умом он понимает, что Женя с ним ничего не сделает, но годами вбитые инстинкты...

Женя плотно затягивает ремешки, тянет за выбеленные под нужный образ пряди, заставляя вскинуться, как норовистого жеребца, отчего часть узлов смещаются, усиливая болезненное возбуждение. Феликс пытается снова обрести устойчивость, но Женя, тварь такая, не торопится ему помогать.

Напротив, ловит эту неуверенность, и Феликс почти уверен, что улыбается тот под маской, когда достает плотную - красную, блядь - повязку на глаза. Феликс даже губы закусить не может, только впивается в кляп посильнее, когда Женя коварно отсекает еще один орган чувств, завязывая шелковые ленты на его затылке. Полная темнота вкупе с невозможностью услышать собственный голос, с невозможностью пошевелиться не обрушивается одним ощущением, но давит тем больше, чем дольше Женя оставляет его в покое, видимо, отойдя в сторону, к ноутбуку, чтобы контролировать подписчиков, если это и в самом деле его стрим.

Его, Феликса, дебют.

На секунду ему страшно: раскрыли, поймали, но нет, такой интуит как Женя скорее цепляет слабости по наитию, тому шестому чувству, ощущению чужих тела и чувств - слишком большой опыт. И все же успокоить себя надолго не удается. Слишком много темноты. Слишком много тишины. Феликс сдерживает дыхание, пытается считать про себя - четыре, пять, шесть, Женя ведь не ушел, не бросил его тут умирать, распятого, доступного, подходи и...

Он дёргается. Раз - сильнее, второй, так, что жгут врезается в кожу запястий. Не порвать. Не вспомнить, где нужно затянуть. Дыхание перехватывает: еще раз, попытаться вытащить руку, сломать большой палец, если понадобится, сорвать с лица повязку, вытащить кляп, спастись, спастись...

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

Отредактировано Francis Barton (01.09.21 13:22:42)

+1

8

Феликс излишне напряжен. Тяжело угадать на самом деле, связано ли это с неудобным положением тела, со стрессом ли из-за якобы запущенной трансляции, или же все дело в неопытности, но на возбуждение это похоже в меньшей степени. Хотя и оно присутствовало — Женя подмечает все, выхватывая отдельные моменты, удерживая их в сознании, постоянно думая о них. Ему важно все держать в уме и ничего не упускать, потому что вместе с тем, как он надевает на лицо невзрачную маску, скрывающую его собственные черты лица, он берет на себя ответственность за чужое здоровье и даже, потенциально, жизнь.

Нельзя допустить, чтобы слишком сильно перетянула веревка, пережимая кровоток; чтобы слишком сильно обжег воск, оставляя некрасивый распухший след на коже; чтобы было слишком больно, слишком удушливо слишком…

слишком.

Это важно. Это определяет его, как Мастера, как профессионала. Как взрослого человека, в конце концов!

Феликс чертовски красив. Честно сказать, если бы Женя не умел абстрагироваться от происходящего, то вид этого скованного веревками тела неплохо бы возбудил. Красное на бледном смотрится прекрасно; Романов тщательно следит за тем, как вяжет узлы: не слишком ли туго, не слишком ли неудобно даже с учетом, в целом, не самой удобной для Феликса позы — слишком раскрытой и беззащитной.

На сколько тебя хватит, малыш?
Где твои пороги?

У Евгения на самом деле не стоит цель возбудить или, напротив, сломать и довести до ручки. Как минимум потому, что он не настолько жесток, как может показаться на первый взгляд. Просто со стороны Феликса было весьма опрометчиво вот так легко разбрасываться отсутствием табу, поэтому теперь Женя просто обязан это на самом деле проверить, начав с малого. Кому и что он здесь пытался доказать? Что он пытался доказать лично Жене, стоя абсолютно обнаженным посреди комнаты? Жене не надо ничего доказывать, ему такие люди были совершенно не интересны по сути своей.

Веревка, кляп и лента на глаза — лишь малая часть из того, что он мог бы сейчас сделать с Феликсом, тем более, что тот дал ему такой соблазнительный карт-бланш. Настолько соблазнительный, что у Жени зудят ладони от желания потрогать, пощупать, ущипнуть пару раз. Едва ли это из-за чужой безотказности. Скорее, просто потому, что Феликса до этого едва ли кто-то трогал именно так: пройтись флоггером по коже, стянуть крепко запястья наручниками, подвесить куда-нибудь под потолок. Жене все еще скучно, подобное все еще превращается для него в рутину, но вместе с тем появился человек, с которым, вероятно, проснулся бы былой интерес.

Впрочем, далеко вперед Романов не заглядывает — Феликс сбежит также, как сбегали до этого другие, кто приходил в вебкам или до этого никогда даже не слышал про Тему.

Он всего лишь отходит чуть в сторону, прижавшись бедром к столику с ноутбуком, и наблюдает со стороны, когда Феликса внезапно накрывает…паника?
Да, определенно, это именно она. Женя распознает ее в напряженных мышцах спины, в дерганных движениях и очевидных попытках рывком вытащить себя из пут. Женя хлопает крышкой ноутбука, закрывая его, срывает с лица маску и в два шага сокращает расстояния до бьющегося в ужасе Феликса; движением быстрым, но точным дергает жгут в паре мест, из-за чего веревка развязывается так, словно ее ничто не удерживало на теле.

В животе привычно что-то ухает вниз, Романов не любит, когда такие моменты происходят, когда все на секунду выходит из-под контроля и вот-вот разрушится. Нельзя позволить, чтобы все сломалось.

Лента, кляп — к черту все, предметы улетают куда-то в сторону, с шорохом проскальзывает по полу красный шарик. Дрожащее тело обхватывает широкими ладонями, дергает уголок одеяла, заворачивая в него теплым коконом, прижимает к себе крепко.

— Феликс, я здесь, — заставляет смотреть на свое лицо и не отводить взгляд, смотрит мягко, но уверенно. Говорит тихо, словно укрощает строптивую и беспокойную лошадь.
— Никакой съемки нет, Феликс, никто тебя не видел. Все в порядке, все хорошо, — чужая дрожь ощущается под ладонями даже сквозь плотное одеяло. Женя позволяет себе прижаться виском к губам, как успокаивали бы ребенка. Феликс похож на ребенка с огромными перепуганными глазами. У него влажные от ледяного пота волосы.

— Что напугало тебя? — отвлекает на свой голос, на себя самого. Сидит на этой самой кровати и мягко укачивает, повторяя, что все закончилось, что все нормально и никто ничего плохого не сделает. Даже он сам.

— Ответь, Феликс, что тебя напугало? Что случилось?

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

Отредактировано James Rogers (01.09.21 21:47:18)

+1

9

- Слишком...

Слова даются с трудом. Первая в его жизни паническая атака оказывается большим сюрпризом, а ведь Феликс всегда считал себя крепким орешком, без проблем проходящим все нужные психиатрические и психологические тесты, адекватно оценивающим свои возможности. А вот не. А вот обломись. Какой-то мальчишка в маске и пара веревок - вот и вся его устойчивость. Феликс с ужасом думает, что будет дальше. Он должен, должен с собой справиться, разжать побелевшие в костяшках пальцы, которыми вцепился в подставленную руку, сосредоточиться на по-настоящему, искренне обеспокоенном взгляде Жени. Совладать со спазмом, сжимающим горло.

- Слишком... много. Сразу. Я не... дай мне пять минут.

Феликса все еще бьет холодный озноб, он заторможенно моргает, прижимается щекой через слой одеяла к груди Жени, к мерно бьющемуся сердцу. Благодарно выдыхает, что весь цирк с первым стримом был фикцией, потому что теперь ошибка Феликса выглядит не настолько критичной. Не конечной, во всяком случае. Осознание это помогает собраться, отцепиться от Жени, запустить пальцы в волосы, зачесывая их назад. Попытаться.

- Давай... давай ещё раз. Только... если можно. Предупреди, что ты будешь со мной делать? Я смогу сыграть... что ни о чем не подозреваю. Но неизвестность. Плохо, - говорит отрывисто, торопиться начинает, когда по взгляду Жени чует скорый отказ. Вот тут его чуткость играет не на руку Феликса. И прикинуться, что никакой атаки не было, точно не выйдет, может, надавить на чувство долга? Женя явно не в восторге с ним тут возиться, значит, вынужден заниматься с дебютом нового нижнего против воли.

- Правда.

Феликс выбирается из одеяла, из объятий. Трёт запястья, но это больше чтобы ощутить свободу, чем из-за оставленных следов: натертостей почти нет, Женя и правда профессионал своего дела. Если Феликс перестанет страдать хуйней, он сможет многое почерпнуть у опытного... пользователя, не говоря уже о возможной информации, которая приведёт к скорому окончанию его карьеры вебкамщика. Женя явно здесь на хорошем счету.

Феликс поднимается на ноги, разминает шею, забив уже на наготу. Смотрит сверху вниз виновато, и так же виноват улыбается.

- Мне это очень важно всё. Не представляешь как. Пожалуйста. Извини. Давай начнем сначала.

Он одним ловким движением оказывается рядом с Женей, опускаясь на одну колено и протягивая ему оброненную маску, всё еще дышит тяжело, но уже заглядывает просительно в глаза. "Это для твоего блага", - обещает себе, наблюдая за чужими сомнениями. - "Ну же. Не будем доставлять друг другу проблем".

- Включи камеру, - то ли просит, то ли приказывает. - Если мне снова сорвет крышу... это только поднимет рейтинги.

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

Отредактировано Francis Barton (02.09.21 15:10:12)

+1

10

Феликс быстро приходит в себя. Это хорошо, он не разводит сопли по полтора часа на тему своей тяжелой доли, но Женя все равно продолжает наблюдать, чтобы вовремя заметить тот самый момент, когда его накроет снова, и тогда уже начавшуюся истерику прекратить будет намного сложнее. Но Феликс не истерит и не психует, дыхание его постепенно выравнивается, взгляд становится куда более осмысленным. Он больше не пытается сломать себе конечности в попытке освободиться, забиться в угол в потребности спрятаться от всего окружающего мира разом. Это хорошо, это достаточно крепкая психика и стабильная ее работа. Феликса не приходится вытаскивать из омута.

А еще это очевидный Женин косяк. Нет, даже проеб: пацан совершенно не знаком с подобными вещами и вместо того, чтобы подумать головой, Романов зацепился за «отсутствие табу» и решил, что даже в самой классике можно сделать все и сразу. А какие могут быть табу, если человека банально даже не связывали, видимо, до этого.

Евгений проводит ладонью по собственным волосам, убирая назад лезущую в лицо челку, в жесте усталости складывает руки на коленях, продолжая сидеть на кровати и наблюдать за Феликсом со стороны. Спасибо хоть, что следов не оставил. Было бы совсем ебано.

— Прости. Это целиком моя вина, — это правильно — извиниться, тем более, что он действительно в этой ситуации поступил, как мудак. То, что мальчишку повесили именно ему хомутом на шею, ни в коем разе не становится проблемой самого мальчишки. И срываться на нем каким-либо образом было неправильно, а Женя понимает, что его безалаберность в такой ситуации — именно что срыв. Протест. Нежелание работать по правилам. Риск чужой жизнью ради того, чтобы доказать какому-то мажорику при деньгах, что ему никто не имеет права указывать, что делать, как и с кем.

Феликс еще что-то продолжает говорить про то, что им надо бы начать с начала. По-хорошему, да, надо. Но не сейчас и уж точно не сегодня.

Включи камеру.

— Нет, — уверенно и твердо режет поперек чужого предложения, больше похожего на приказ. Подсознательно чувствует отголоски подобного тона в голосе и противится им уже больше по привычке.
— Это не сработает, а оплачивать потом тебе психотерапевта накладно.

Чуть наклонившись вперед, сокращая расстояние до лица Феликса, Женя забирает из пальцев маску и убирает ее обратно под подушку, будто ничего и не было. Усмехается мягко и слезает с кровати, кидая в сторону Феликса его же трусы:
— Сегодня мы уже ничего не будем делать. На сайте даже анонса еще нет, так что стрим подождет. А твои пожелания я учту. Подумаем, что можно будет с этим делать.

Романов вздыхает, потягивается медленно, жмурясь с тихим стоном, приводя в тонус затекшие мышцы.

— Я понимаю, что ты ко мне не привык и не доверяешь мне достаточно. Это нормально, я принимаю это, — широкой ладонью трет собственную шею, потом лицо и снова оборачивается к Феликсу, убирая руки в карманы джинсов, — могу предложить попробовать...просто провести время вместе. Просто поговорить, ты привык бы к моему присутствию.

Даже если Женя не хочет возиться с Феликсом, он все еще хочет оставаться профессионалом не только в чужих глазах, но и, в первую очередь, в своих собственных. Чтобы в следующий раз он не творил херню, как сегодня. Это может плохо кончиться.

— Что думаешь об этом? Одевайся.

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1

11

"Я думаю, что никому не смогу доверять".

Но Феликс смягчает взгляд, кивает и натягивает трусы. Следом джинсы, художественные порванные под коленом, влезает в разношенные кроссы. Не голым становится чуточку легче: надевая толстовку поверх футболки, он чувствует, как возвращается уверенность, а давящая тяжесть первого стрима откладывается на завтра, и уже завтрашнему Феликсу придётся с ним иметь дело, тогда как сегодняшний Феликс может только обдумывать внезапное предложение Жени.

Он слишком мало в индустрии, чтобы определить изнутри, нормально ли такое поведение. Все ли доминанты хотят приручить новичка, всем ли комфортнее общаться за пределами камеры, выносить часть истории за пределы круга, очерченного софитами. Какая-то часть Феликса очень глупо, по-девчачьи хочет думать, что Женя пытается наладить контакт именно с ним, что он особенный, но эта мысль быстро уходит. Не нужно обманываться заботой, с которой его прижимали к себе, едва ли не укачивая, убеждая мягким голосом, что всё в порядке. Всё и правда в порядке, просто Женя работает на свою репутацию, на результат.

- Зовешь меня в кино? - хмыкает, снова обретая равновесие, смотрит чуть склонив голову. Теперь они снова почти на равных. - Шучу. Ну... слушай, давай. Я тут забронил себе комнату целую в коммуналке, можем махнуть... не знаю. Алкоголь лучше ведь не пить? Я плохо переношу.

Очередная ложь, но Феликс старается лишний раз не рисковать.

Да и Женя не слишком похож на парня, который увлекается чем-то спиртным или незаконным.

- Я пока покурю тогда, - говорит, чтобы не давить.

На улице, куда Феликс проскакивает мимо консьержа, продолжает накрапывать дождь. Успевает стемнеть, и во дворе-колодце едва хватает света от окон. Феликс забивается под арку, лезет в карман за пачкой, закрывает от сквозняка зажигалку. Дурная привычка, подцепленная в тюрьме, прижилась на слишком долгое время, но сейчас знакомый привкус сигарет помогает прочистить голову. Есть ли у него шансы подружиться с Женей? Вряд ли, они сейчас на слишком разных уровнях. Можно попробовать продавить связь наставник-учитель, но долго она не продлится, да и Женя сам говорил о других нижних. Ладно. Пока не стоит строить далеко идущих планов, сориентируется на месте.

Он поднимает голову, когда хлопает дверь подъезда.

В очередной раз невольно отмечает, какой Женя красивый, особенно на контрасте с обстановкой и окружением. Ему бы жить в нормальном мире, с такой же красавицей-женой, на спокойной и сытой работе, а не продавать себя на камеру, обучая тому же других малолеток.

- Будешь? - спрашивает Феликс, когда Женя подходит ближе. - Я тут, недалеко. Чтобы, ну, на работу долго не добираться, - улыбается краешком рта. - Пешком доберемся? Или ты про потусить вместе не сегодня имел в виду?

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

12

— Фу, коммуналка, — лицо Жени остается...никаким, потому что никак иначе, кроме низкого от искренней неприязни к предмету обсуждения голоса, он своих эмоций не выдает, монотонно собирая вещи и дергая куртку со спинки стула, — мне в них тесно.

Жил он в коммуналке как-то: клопы, тараканы; соседи, с которыми так или иначе приходится встречаться в коридорах и считаться с их мнением и жизнью за стенкой. Ни тебе громкой музыки, ни тусовок. Приводишь к себе кого-нибудь? Ну так и терпи на утро возмущения от соседской бабы Нюры или лови на себе хитрые смешки из категории «я все знаю» от какого-нибудь Сергей Сергеича или его дочурки. Никакой приватности, никакой личной жизни, никакой свободы и власти над своей судьбой.

Ему действительно в них тесно и буквально нечем дышать, и когда широкие плечи совершенно не метафорически застревают в дверном проеме, это раздражает, а не смешит и вынуждает искать для себя новые варианты.

Так ему досталась квартира в старом фонде, где Женя планомерно делает своими руками ремонт, присматривая за тем, чтобы дочь внезапно не удумала есть клей. Она может, конечно. Она и не такое может. Только тут, в своих четырех стенах, Романов, упав на тогда еще голый матрас посреди комнаты, мог свободно раскинуть руки и совершенно не переживать о том, что он кому-то там мешает, слишком долго занимает ванную или трахается слишком громко. Он вообще может трахаться теперь так, как сам этого хочет, и там, где хочет. Совершенно нормальное желание взрослого половозрелого мужика, которому и тридцати еще не исполнилось.

Романов даже не морщится, когда с козырька над лестницей подъезда [ну не может классический подъезд носить гордое звание парадной, ну] ему на голову падает пара холодных капель. Высматривает горе вебкамщика под ближайшей аркой. Когда Феликс предлагает сигареты, не отказывается, напротив, вытаскивает одну из пачки, хотя у него самого в кармане куртки еще полупустая лежит, и, пользуясь отсутствием значительной разницы в росте за счет того, что Женя банально стоит на кособоком бордюре, чуть наклоняется вперед, прикуривая прямо от чужой зажженной сигареты. Глубокая затяжка. Тлеющий огонек зажатой в пальцах табачки в полумраке очерчивает дугу и сизый дым срывается с губ, пряча пару внимательных синих глаз на короткую секунду-две.

— Единственное, что я сейчас хочу, — начинает тихо, чуть с хрипотцой, щурясь слегка, — это банально поесть и поспать. Можно в любом порядке. Проводить — провожу, но к тебе точно не хочу, потому что заранее ненавижу всех твоих соседей.

Евгений не пытается казаться приятным, говоря начистоту все так, как думает, даже если это кому-то может показаться излишне грубым. Романов слишком долго воевал за собственный комфорт, чтобы теперь легко променять его на возможность поболтать с кем-то новым в жизни в неформальной обстановке. В конце концов, для этого всегда есть места куда более подходящие.

Вибрирует в кармане уведомление о входящем сообщении. Свободной рукой Женя быстро разблокирует телефон и что-то шустро печатает повернувшись так, чтобы так просто подсмотреть было нереально — дурная привычка еще с детства, когда о тайне личной переписки не шло и речи:
— Сегодня точно ничего не будет, — не отвлекаясь от набора текста, говорит Женя, — но вот завтра могло бы быть. У нас есть время до пятницы, сегодня….вторник, если не ошибаюсь. Да, вторник.

Клац. Сообщение в ответ отправлено.

— До этого времени у нас есть возможность узнать друг друга поближе. Телефон дай, — руку протягивает, потом смотрит на устройство в руках, мол, зафиг мне телефон на блокировке, и убирает свой в карман.

Дожидается, когда снимут пресловутую блокировку и, на сей раз повернувшись к Феликсу лицом, демонстративно не заходя никуда в личные приложения, хотя их толком тут и нет, находит заметки и скоро набирает в новой записи адрес.

— Вот сюда приедешь завтра. Можешь выбрать, какой фильм смотреть будем. Ничего такого, просто вместе посидим. Если хочешь, конечно, — адрес одной из корпоративных квартир, пустующих на данный момент, — и спасибо.

За телефон благодарит запоздало, вкладывая его обратно в чужие руки.

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1

13

- Тебе спасибо, - искренне отвечает Феликс.

Комнатка в коммуналке на третьем этаже: огромные ступени заставляют ширить шаг. Дом старый, пахнет плесенью, тараканами и неуловимым ощущением старости: то ли самих стен, то ли всех тех людей, чтобы умерли здесь за триста лет стояния Питера над Невой. Должно угнетать, выбивать из колеи, но... Но Феликсу нравится. У него есть ключ, которым можно запереться от других людей, в комнате можно курить: по крайней мере, дымили прошлые жильцы, от которых осталось знаковое желто-сизое пятно на потолке над окном. Вместо кровати какой-то рассохшийся диванчик, скрипящий, кажется, от взгляда на него, но зато в комплекте идут почти новый постельный набор и теплое одеяло, которое точно пригодится, потому что по полу гуляет сквозняк.

Феликс отодвигает стол от окна: наверное, нужно будет спросить разрешения и выбросить, куда ему стол, работа у него будет только на кровати (три ха-ха). Потом убраться было бы неплохо, грязи от прошлых обитателей осталось на его вкус многовато, хотя паук Василий в углу над шкафом-гробом, занявшим половину полезной площади, выглядит вполне дружелюбно, его можно и оставить. Ладно. Женя определенно был прав, когда отказался здесь... не то, что ночевать, но и оставаться. Эта комнатка не слишком подходит его белым кроссовкам.

Ванная остро пахнет хлоркой: хоть где-то следят за порядком.

Быстро ополоснуться, сбегать на улицу покурить перед сном и забуриться в кровать.

Уснуть, правда, не получается. Усталость от дня в поезде, от свежих впечатлений перетрясывает, мешает просто закрыть глаза и вырубиться. Феликс ворочается с боку на бок какое-то время, а потом, понимая, что на старых пружинах скорее растрясет себя окончательно, чем успокоится - включает телефон. Жмурится от яркого света, тянется за проводами наушников. На сегодня у Жени запланирован стрим, и Феликс подключается как раз к моменту, когда аудитория успела разогреться.

На Жене, конечно, маска, и он, конечно, полностью одет. Феликс скользит взглядом по его фигуре, по тому, как сильные пальцы сжимают стек, постукивая по свободной ладони. На нижнего, связанного веревкой глубокого синего цвета, внимания почти не обращает, не он сейчас Феликса интересует, но глубокий, чуть ниже на записи, чем в жизни, голос, который приказывает стоять ровнее, не бездельничать. И нижний честно старается развести ноги, подставляясь, и...

Феликс вырубает стрим.

Он не может понять, что чувствует. Он был на этом месте, он будет на этом месте. Это по его телу Женя пройдется: стеком, ладонью, чем только захочет, заставит стонать или кричать, сделает на время, пока включена камера, зависимым от себя. Феликс думал об этом: еще до того, как увидел своего "учителя", но никогда еще мысли не скрежетали так отчаянно несмазано внутри головы, цепляясь одна за другую и запуская какие-то совсем уж неясные шестеренки, которые не крутились прежде. Феликс снова вспоминает полуулыбку Жени и то, как осторожно и заботливо кутал тот в одеяло, как пропустил пряди меж пальцев и убедил, что снова нужно дышать.

Может ли Феликс доверять Жене? Скорее всего, нет, но притягательности его отрицать невозможно.

Следующим вечером он покупает в "Пятерочке" бутылку колы и попкорн: они ведь кино собрались смотреть?, а фильм уже в метро торопливо гуглит по рейтингу "лучшие премьеры 2019 года". Выбирает Алладина, потому что смутно помнит мультик детства, плюс, здесь ведь не будет каких-то крупных звёзд кино, верно?, и Феликс не спалится на своем крайне поверхностном знании современной культуры.

Очередной дом в паре кварталов от Лиговского, где зайдёшь в очередной колодец и потеряешься среди однообразия старой застройки. Феликс видит впереди знакомую спину и...

- Жень, - окликает негромко, ускоряет шаг. - Вот, - протягивает целлофановый пакет. - Эт нам на вечер.

Женя... уставший, по шкале заебанности баллов на пять из десяти, но эта утомленность как-то по-особенному благородно оттеняет его лицо. Словно герой классической русской литературы, если забыть о слишком ярких рыжих волосах.

- Я только перекурю быренько, оки? - спрашивает Феликс, торопливо сглатывая и отводя взгляд. Это не свидание, даже близко. Это работа. "Успокойся". - Ты сегодня еще работаешь? Мы до скольки?

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

14

Шелестит целлофан пакета. Женя заглядывает внутрь буквально на секунду, чтобы увидеть большую бутылку колы и пару коробочек с попкорном — положи в микроволновку и наблюдай чистое волшебство. Ответственный, подготовился.

— Нет, я сегодня не работаю, — ему хватило того, что пришлось переться на другой конец города, потому что одному из его партнеров пришлось поскандалить. Романов не любит строптивых. Нет, не так. Романов не любит сук, отчего-то решивших, что если он обратил на них внимание, то теперь можно чего-то в принципе требовать. Такие первым делом начинают дуть губы, морщить свои прелестные носики и ебать мозги, методично выедая их чайной ложкой, соскабливая остатки с черепной коробки. Отвратительный тип людей, и Женя уже пытался порвать эти идиотские отношения и раз и навсегда прекратить их встречи, но у него вымолили последний шанс.

Что ж, видимо, шанс этот себя уже изжил.

Феликс нервничает. Это заметно буквально по тому, как тот скоро отводит взгляд и будто бы слишком дергано ищет сигареты в карманах. На сей раз Евгений с этим ничего не делает, никак на это не реагирует, только молча протягивает свою пачку и помогает закурить, как-то флегматично уставившись в чем-то для него занимательную темноту ближайшего поворота за домом. Сам он к сигаретам не прикасается, решив, что сумеет расслабиться, лежа на диване перед телеком.

— Что за фильм будем смотреть? — Романову так-то все равно, он многие из них смотрел, и пусть не то чтобы сильно следил за новинками, но как-то так получилось, что список знакомых ему картин с каждым разом становился все больше. А если мультики — так и подавно.
Сашка забавно пялилась в экран, когда они проводили время вдвоем, тыкала маленькими пухлыми пальцами в экран при виде семерых гномов, смеялась над ними, а то и вовсе засыпала под боком, пока Белоснежка ждала своего принца.

Принца, насильно забравшего поцелуй у несовершеннолетней спящей девушки, не способной оказать сопротивление.

Женя хмыкает тихо.

Как жаль, что взрослый мозг в один момент перестает верить в сказку.

Они поднимаются в нужную квартиру. Совершенно типовая, даже чем-то похожая на ту, в которой они вчера с Феликсом проводили время, только чуть менее обжитая. Ее действительно использовали для съемок в последнее время как-то уж сильно редко, поэтому пустующую жилплощадь как-то само собой стали использовать как место, куда можно было приехать просто отдохнуть, собрать мозги в кучку и порой даже выспаться.

— Аладдин, значит, — повторяет просто так, стаскивая со стола свободный ноутбук и подключая проводом к экрану телевизора, пока Феликс уходит возиться на кухню со снеками под киношку. Звучит, включившись, микроволновка, тонко позвякивают чистые стаканы.

Когда Феликс возвращается с уже всем готовым, Романов заканчивает последние «приготовления» и разбирает диван, потому что так на нем банально удобнее разложиться, и если уж, так и быть, кто-нибудь из них уснет, будет куда проще и комфортнее.

— Видел мой вчерашний стрим? — вопрос без подвоха. Так, интереса ради, потому что пацан обмолвился, что смотрел Женины трансляции. Интересно, он и вчера тоже смотрел или вдруг перестал, когда осознал перспективу скорого сотрудничества с Мастером, которому навязали подопечного?

— Что думаешь о нем? Все, что у тебя на уме.

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1

15

Диван продавленный местами, что и ожидать от сутенерской квартиры. Феликс, впрочем, устраивается почти с удобством, находит под задницу подходящую ямку, под спину подкладывает подушку, под боком на пионерском расстоянии - успевший сбросить белые кроссовки Женя. Сегодня на нём простая черная футболка, тёмные джинсы: неброско, аккуратно, непримечательно. Серый житель Питера, подстать поребрикам и парадным. Феликс фыркает себе под нос и только качает головой, когда на него поднимают вопросительный взгляд. Женя какой угодно, только не серый, и дело вовсе не в рыжих волосах или ярких глазах, дело в каждом его движении, в каждой интонации, на стриме и в жизни; он из тех людей, на которых всегда посмотришь минимум дважды.

В нём как будто нет сомнений.

Тогда как в Феликсе сомнений достаточно.

- Смотрел, - признается честно. - Но не до конца. Выключил.

Он думает еще мгновение или два, поднявшись на локте, чуть сверху вниз - решает, что лучше сказать. В комнате сытно пахнет попкорном, соленым и карамельным, на выбор; шипит, оседая, в наскоро сполоснутых стаканах кола. У Жени мерно тикают наручные часы: едва ли семь вечера, целая ночь впереди. Верхнего света в комнате нет, только круглое кольцо лампы для съемок, слегка приглушенное, отбрасывающее чудные тени на чужое лицо. Даже в этом освещении видно, какие голубые у Жени глаза. Чёрт. Феликс выдыхает, опуская голову.

- Не знаю. Это всё как в мультике про Простоквашино. Ну, где вашу маму и тут, и там показывает, - он переводит пальцем с Жени на тёмный экран ноутбука, где уже готов к запуску фильм. Нужно удерживаться на тонком равновесии между откровенностью и разумностью, Женю нельзя спугнуть, но он должен почувствовать доверие.

- И я подумал, что в жизни ты совсем другой. Что всё это на стриме немного... ненастоящее, и что ты больше играешь, чем получаешь какое-то удовольствие. Прости. Просто вчера... я думал, будешь безжалостнее. Но ты затормозил, и хоть понимаю, что это всё только нашего общего... дела, потом подумал, что эта забота ощущалась куда искреннее, чем всё представление до моего срыва.

Качает головой, ложится всё-таки рядом. Тянет к себе на колени ноутбук, договаривает быстро, почти нехотя:

- Не то, чтобы я тут тебе Америку открывал, да? И я типа... не претендую. Блин, ну... - Феликс ерошит волосы, смотрит чуть искоса, виновато, - я типа рад, что буду работать с парнем, который не кайфует с моих слёз.

Потому что этого Феликс уже успел за свою жизнь наесться.

Он смешно морщит нос, быстро вскидывает ладонь:

- Только не выгоняй! Я правда не пытаюсь к тебе клеиться. Честно. Ты сам просил сказать всё, что думаю.

Феликс улыбается осторожно. Нажимает на пробел, откидываясь удобнее. На тёмном экране вспыхивает заставка замка, пролетает, очерчивая дугу, фея. Феликс косится на Женю, на его силуэт в этом полумраке. Спрашивает негромко:

- Мы... ну... просто будем смотреть фильм? Мне, типа, можно во время него разговаривать? У нас вообще... будут какие-то правила?

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

16

Интересно, почему выключил? Увидел что-то не то, не понравилось или, наоборот, понравилось настолько, что это вызвало по итогу стыд?

Женя не спрашивает, оставляя право на некоторую приватность и возможность сохранить некоторые секреты, какими бы они не были. Услышать мнение со стороны от человека по большей части не заинтересованного всегда полезно. Взгляд на вопрос в две пары глаз дает более правдоподобный результат и открывает вид на некоторые аспекты, до этого не заметные.
Романов не перебивает, даже выражением лица никак не обозначая своего отношения к услышанному, тем более, что и не услышал он ничего такого особенного, что могло бы проложить между ними пропасть или кого-либо обидеть.

— Я работаю, Феликс. И вся эта игра на публику всего лишь приносит мне деньги, хотя, не стану скрывать, изначально я тоже относился к этой работе как к возможности совмещать приятное с полезным, но потом оставил только «полезное», — Евгений подпирает голову рукой, уперевшись локтем в спинку дивана чуть выше подушки, слегка зарывается пальцами в волосы на виске, — удовольствие я привык получать в иных обстоятельствах и явно не под прицелом камеры. Открою тебе ма-а-аленькую тайну: мое положение доминанта и установленные мною же правила позволяют мне...скажем так, слегка симулировать. Без вреда для общей атмосферы стрима. В нашей профессии, знаешь ли, тоже бывает выгорание. И каждый справляется с ним, как умеет.

Страдает ли от выгорания сам Евгений? Он, наверное, едва ли может четко ответить на этот вопрос даже у себя в голове. Ему, несомненно, нравятся практики, которые он являет миру, ему действительно интересно этим заниматься. Как хобби. Но совмещать хобби с работой… тут могут возникать закономерные неувязочки.

— Ты заплакал и сорвался, потому что я поступил дико непрофессионально, — Женя на долю секунды поджимает губы, вспоминая тот момент, когда напряженное в ожидании тело в один миг становится таковы из-за стресса, ужаса и паники. Слезы в Теме — нормальная практика, но не когда ты доводишь до слез чем-то, что может ранить.

— И я все еще несу за это ответственность, и вообще все это с самого начала дерьмово вышло с твоим «у меня нет табу» и… — качает головой, прерываясь, и вытягивается на диване удобнее, меняя свое положение и одновременно с этим слегка дистанцируясь эмоционально, — не важно. Забей, это мой косяк был, есть и будет.

Картинка на экране сменяет кадр за кадром. Женю не смущает то, что он услышал и, более того, он не собирается теперь Феликса выгонять за откровенность. Хотя бы потому, что он сам его об этой откровенности и честности попросил. Отпивает немного колы, слегка морщась от газов, потому что те щекочат нёбо. Косит на Феликса глаза, когда тот слегка неуверенно в свойственной ему манере задает очередной вопрос.

— Нет, никто не запрещает тебе говорить, — усмешка мягкая, голос едва заглушает звуки из телевизора, — но если тебя интересует… тут есть веревка. Еще бы. И я могу тебя связать. Только руки. Только кисти, если быть точным. В остальном ты будешь совершенно свободен. Я не буду завязывать тебе глаза, затыкать рот или…

Короткая заминка, Евгений склоняет голову в некотором жесте задумчивости, продолжая всматриваться в кино, но тут же, поведя плечом, продолжает:
— Ты знаешь про «стоп-слово»? — что-то, что в обычной речи часто не мелькает, но что легко вспомнится за сессию, — Придумай его. И если тебе что-то не понравится или ты захочешь уйти — я повинуюсь слову и все прекращу. Если ты, конечно...хочешь начинать и жаждешь «правил».

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1

17

На экране дикая тусовка в пещере с обрушением всего и вся сменяется более плавными диалогами. Так и разговор в комнате стихает, лишаясь острых ноток, по крайней мере, так кажется задумавшемуся Феликсу. Женя приоткрывается: говорит открыто, наверняка честно. И стыдно признаваться, немного радует, что тот не относится к своей работе с фанатизмом, потому что с любителями куда сложнее иметь дело, чем с профессионалами.

- Капитан Америка, - улыбается Феликс краешком рта. - Что? Я видел фильм, у него классная задница.

Он примеряет на себя ситуацию: бормотание ноутбука на коленях, приглушенный свет. Мягкий, почти домашний Женя, пусть всё ещё в разряде полного незнакомца, но, кажется, не пытающийся то ли воспитать, то ли приручить, как в прошлый раз. Он сам: уже чуть успокоившийся, выспавшийся, без мандража первого опыта. Феликс кусает себя за губы, кидает быстрый взгляд на Женю, который не торопит - ждёт вежливо, с ленцой следит за происходящем на экране как будто не в первый раз.

Странно, зачем бы взрослому парню веб-камщику детские фильмы? Ладно, ладно, у каждого свои интересы. Феликс только укладывает мысленно еще одну черту к портрету Жени, обещая себе проработать его образ позже; и вновь обращается к своему нутру. Мысль о том, что ему свяжут руки и вот так придётся просидеть... час? сколько там осталось до конца фильма? - кажется туповатой. Феликсу руки связывали и в более неприятных обстоятельствах, вернее, нынешние обстоятельства и вовсе неприятными не назовешь, так что едва ли предложенное станет испытанием.

Не вытолкнет за границу.

Будет ощущаться привычным. Хм.

- Ладно. Давай попробуем, - говорит быстро, но уверенно. И тут же.

- Подожди, - он поднимается на локте, когда Женя, дождавшись согласия, ставит фильм на паузу и отодвигает ноутбук.

- Я тут подумал, ну... может, сделаем что-нибудь еще? Просто... не вставляй кляп. И... - Феликс выдыхает, смотрит чуть исподлобья, - не надевай маску? Мне будет, наверное, проще, если я буду видеть твоё лицо. Обещаю, что не доведу до края, как в прошлый раз. Научи меня, семпай.

На душе становится чуть легче.
С губ срывается смешок, он пожимает плечами.

- Прости. Я серьезен. М, ну, со связыванием рук у меня денег никаких не хватит на колу, а у тебя времени - на то, чтобы я не сорвался на первом стриме. Проведи по лайту? Как инструктаж. Необязательно как мастер, просто... как противогаз учат надевать. Вот мол сейчас я связываю руки, потом бью ремнем по заднице, чтобы во время стрима меня не переклинило. Если для тебя это работа... ее можно научиться ее выполнять. Выдрессируй меня?

Феликс садится на пятки и деловито стягивает с себя футболку, аккуратно складывая и убирая ее в сторону.

- Я не знаю, могу ли я доверять тебе как мастеру, потому что у меня мастеров никогда не было. А вот как учителю и профессионалу...

[nick]Felix Morsoff[/nick][status]капитан никто[/status][icon]https://i.imgur.com/HsCuKKE.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">Феликс Морсов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>может это снится
не грусти - не надо
ты моя пропажа
ты моя отрава</div></center>[/lz]

+1

18

— Но ты же понимаешь, что мы не сможем придумать план, которому будем безоговорочно следовать? — Женя садится на диване ровнее, смотрит на Феликса прямым и спокойным взглядом, — Тут ведь вопрос даже не в сценарии. Дело в аудитории. Ты же понимаешь, что моя истинная цель — она? Да, по первому разу, конечно, поблажки будут. Зрители, как стая акул…

Коробка под кроватью — совершенно классическая — на месте. Романов достает оттуда веревку ярко-красного цвета и стек, который не факт, что будет использовать, но пусть рядом полежит, авось не станет пугать Феликса так внезапно. Так и быть, никакого кляпа и маски.

— Они чувствуют фальшу и требуют зрелищ. Всякий раз все более разнообразных, — Евгений пересаживается Феликсу за спину и заставляет завести назад руки, которые тут же в первые два мотка сковывает веревкой, но не слишком сильно, чтобы не нарушать приток крови к конечностям, — и если они скажут мне выпороть тебя, я буду вынужден это сделать, потому что мне за это платят деньги. Я не знаю, за что Павел решил так над тобой поиздеваться и заставить работать именно со мной, потому что как раз в моих стримах быть подготовленным ко всему просто невозможно. Хотя иногда я могу им в чем-либо отказать.

Моток за мотком, Женя вяжет узоры от запястий до локтей и выше, потом тормозит, вытаскивает из шлевок чужих джинс ремень и заранее расстегивает пуговицу с молнией, чтобы нигде не давило и не тянуло, потому что джинсы — не самая удобная штука с этой своей плотностью. Потом и вовсе задумывается, цыкает тихо и сам тащит ткань вниз, оставив на месте только белье.

— Ты занимался легкой атлетикой, — Женя звучит мягко, но уверенно, одновременно обволакивает всем собой, но лишний раз старается не давить, оставляя лазейку за лазейкой, чтобы непривычный к таким вещам человек просто не психанул, как это было в прошлый раз, — ты гибкий. И у тебя сильные ноги.

Легкое прикосновение к бедру, как напоминание, что Феликс здесь все еще не один.

— В чем проблема была найти другую работу?

Интересуется просто так, поддержать простенькую беседу, пока они тут проводят все по лайту. Пару раз спрашивает, не туго ли, не страшно, и вроде как на оба вопроса получается ответ отрицательный. Феликс умный мальчик, он должен сообразить, когда ему следует ляпнуть это свое забавное стоп-слово.

Веревка дальше стягивает лодыжки и сковывает их с руками вместе, отчего Феликсу приходится прогнуться в спине и слегка упереться плечом в плечо Романова. Больше Евгений ничего не делает.

— Я говорю — ты выполняешь. Понятно? — утвердительный кивок, — Сейчас я…просто буду тебя касаться. Могу и шлепнуть. Ладонью, не стеком. Иначе тебе будет слишком много. Просто. Касаться. Ладно?

Кладет подбородок на подставленное плечо, оставаясь за спиной, но попадая в поле зрения хотя бы немного. Прохладная ладонь ложится на живот, слегка надавливает и тут же едва ощутимо проводит по коже от пупка до солнечного сплетения. Вторая — на бедре, поглаживает пальцами рядом с краем боксеров.

— Расскажи о себе. Не прерываясь. Все, что посчитаешь нужным. Я хочу слышать твой голос, пока не прикажу тебе обратное. Ответь, если понял, — Романов звучит лениво-сонно и в то же время взглядом следит внимательно, впитывает реакции и эмоции, позволяет воспринимать себя без привычной маски, но в то же время удерживает себя от яркого проявления собственных чувств.

[nick]evgeny romanov[/nick][icon]https://i.imgur.com/ISzfJaD.png[/icon][sign][/sign][lz]<a class="lzname">евгений романов</a><div class="fandom">rusreal!au</div><div class="info"><center>сверху солнце глотало пыль</center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » только для эстетики


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно