ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » межфандом » игра на выживание[resident evil|dc]


игра на выживание[resident evil|dc]

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

И мне плевать, плевать на твои желания
Это игра, игра на выживание
https://i.imgur.com/330tNnS.gif https://i.imgur.com/f7j9vVe.gif
https://i.imgur.com/TJMKLWk.gif https://i.imgur.com/w8HTeGN.gif
Talia al Ghul  vs Albert Wesker

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (17.07.21 19:24:05)

+4

2

Дела шли хорошо. Влияние нью-Амбреллы повышалось с каждым днем, а сделки с продажей некоторого биологического оружия приносили Вескеру немалые  дивиденды. Бизнес процветал, основная лаборатория готовилась же произвести новый модифицированный штамм Уробороса, который должен изменить население всей этой планеты. Уничтожив слабых и оставив только самых способных. А наверху будет стоять ОН и почивать на заслуженных лаврах человека ставшего истинным богом этого мира. Идеальное существо с идеальной паствой. Иди нахрен Озвелл Спенсер. Тебе бы все равно не хватило яиц – вот, что думал Вескер, глядя на свое отражение в железном ведерке для дорогущего шампанского. Но сейчас об этом всем было однозначно слишком рано думать. Установить достаточное количество тайных ракетных колодцев для доставки патогена во все точки мира, слишком медленное и дорогое удовольствие. Поэтому спи спокойно человечество, время для эволюции еще не наступило.

Ну, или не очень спокойно. Ведерко с шампанским стояло не просто так — Вескер ожидал дорогого гостя. И говоря «дорого» имелась ввиду именно денежная сторона вопроса. Альберт ожидал делового партнера, желающего купить несколько образцов его лучшего биооружия. Т-Вирус, Лас-плагас – все что угодно за ваши деньги.  С этой сделки Вескер собирался отжать себе огромный кусок инвестиций. Хотя о заказчике они практически ничего не знали, но это было абсолютно не важно, ведь организации удалось прознать, что они точно не состоят ни с каким мировым правительством или правозащитной организацией.

— Господин Вескер, гостья прибыла, — Альберт скинул ноги с дубового рабочего стола и нажал на кнопку интеркома: — я ожидаю.
Мужчина наклонился к документам, которые готовил для своей сделки и в очередной раз все просмотрел. Предоставленные данные должны были удовлетворить клиента, а если нет, то можно было устроить небольшую экскурсию и показать воздействие его оружия на слабое человечество в материальном виде. В крайнем случае, Вескер всегда мог показать самого себя — его способности всегда действовали на редких заказчиков неизгладимо, даже если они приходили за банальным оружием массового поражения.

Альберт был готов провести эту сделку для укрепления своих позиций на суровом фармакологическом рынке. В особенности, что его организация занималась данным вопросом скрытно и не имела практически никаких реальных фондов. В основном только прикрытие и некоторые лекарственные заводы в Венгрии. Не более того. Все остальное Вескер получал с продажи подобных максимально незаконных товаров. Зачем нужен уран, когда есть вирусы, споры, паразиты и их наука способна научить все это действовать так как им надо.

Стоило дверям в кабинет Альберта открыться, как мужчина тут же поднялся со своего рабочего кресла. Поправив свои несменяемые очки, Вескер вышел из-за стола на встрече к гостье, движением руки отмахиваясь от секретаря.
— Как вам наш комплекс? — Альберт указал на небольшой диван и взял со стола ведерко с шампанским, — прежде чем заняться деловыми вопросами, я предлагаю выпить за наше с вами знакомство и плодотворное сотрудничество.
Вескер опустил ведерко со льдом и шампанским на стол и вопрошающе посмотрел на гостью. Она выглядела молодо, на лицо виднелись следы качественного смешения различных человеческих групп. Возможно, у нее были хорошие генетические показатели. Такие, как эта женщина вполне себе годились в список жителей нового совершенного мира.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

+1

3

Новый день - новая причина открыть глаза. Так много мыслей крутится в голове. И все они какие-то хаотичные, сбивчивые. И, кажется, что она попросту не успевает за ними. Настолько запугана и сбита с толку, что попросту боится признаться себе в том, что никогда не решится на побег. Ты не сможешь сбежать, Талия, потому что тебе некуда бежать. Лига – твой дом. Ты не сможешь сбежать от всего того, что здесь происходит, потому что это дом для всех твоих демонов, которым ты принадлежишь. Ты не сможешь сбежать. А если даже и получится выбраться из Лиги, тогда что с тобой произойдет? Ты ведь не готова ни к чему, ты знаешь единственный верный путь – служение Рас'аль Гулу и делу всей его жизни, сотни жизней. Может быть, тебя убьют. В лучшем случае. Горько усмехается собственным мыслям, переворачиваясь на левый бок и подкладывая под щеку ладонь. – Сдаваться нельзя, – шепчет девушка, закрывая глаза. – В конце концов, мы же здесь не навечно. Рас'у нужен наследник. И ты, эгоистка самовлюбленная, не можешь предать Лигу в такой момент, когда решается судьба всего человечества.
Негромкий стук в дверь, заставляет Талию оторваться от разглядывания собственного отражения в большом зеркале напротив её постели. 
- Войдите, - она приподнимается на локтях, упираясь теми в перину, чтобы лучше разглядеть вышедшего. – Отец? – Она спешно садится в кровати, подтягивая к груди одеяло. На лице проступает беспокойство, которое она не успевает скрыть, голос становится растерянным и неуверенным. Тот подходит ближе, рассматривая дочь с таким вниманием, что Талия чувствует себя неловко. Он ведь пришёл вовсе не потому что обрёл новые знания и может теперь по глазам читать мысли своих людей? Её мысли.
- Как ты себя чувствуешь, Талия? – Его голос звучит…обеспокоенно. Нет, наверное ей просто хочется так думать , на самом деле голос Рас'а абсолютно обычный.
- Я в порядке, - она пытается улыбнуться ему, но выходит это скорее вымученно, чем приветливо. – Что-то случилось?
– Разве обязательно должно что-то произойти, чтобы я пришёл к тебе? – Отвечает Ра'ас, изучая взглядом обстановку. Кажется, что ему тоже немного неловко находиться здесь. Талия откидывается на подушки и со вздохом натягивает одеяло выше, к самому подбородку, почти как в детстве. Он снова хочет её использовать "во благо их общей цели". И пусть он ещё не озвучил это, но слова будто бы отравляют воздух её спальни. Под тяжестью его веса, кровать у неё в ногах, опускается. Ра'ас смотрит на собственную дочь пристально.
- В этот раз все получится. – В своих словах он уверен, впрочем как и всегда. Она не отвечает, по-прежнему не двигаясь, будто бы не слыша.
- Мы снова это делаем? – спрашивает Талия, и её голос почти тихий.
Ра'ас делает глубокий вдох, затем он берет её за руку, переворачивая ту ладонью вверх и вырисовывает по коже пальцем спираль, совсем как в детстве, когда она не желала подчиняться его правилам и непобедимому Демону, приходилось уговаривать её, оставшись наедине. Её рука в его руке дрожит. В этот раз они все сделают правильно. Они справятся. Это должно сработать. Талия медленно кивает. Ра'ас отпускает её руку, проводит тыльной стороной ладони по щеке и наклоняется к её лицу, его губы касаются её лба в благословляющем поцелуе. Она должна справиться. Она сможет это сделать.
***
Биооружие. Талия фыркает смотря на полоску неба в иллюминаторе. Они уже имели дело с чумой. Даже вспоминать не хочется, чем это тогда закончилось. Она до сих пор чувствует на себе руки Бэйна и каждый раз передергивает плечами от отвращения. Самонадеянный мужлан. Такого надо держать на цепи. Она до сих пор не может простить отцу попытку сделать Бэйна частью семьи. Потерять дочь, чтобы обрести достойного наследника. Талия крепче сжимает в руке бокал с шампанским и вздрагивает лишь тогда, когда стекло не выдержав, лопается у неё в руке, а содержимое бокала, оказывается на коленях. Унизительно. Хуже только за ослицу на рынке бы торговался. Она хватается за салфетку, промакивая лишнюю влагу, хмурится ещё больше. Не стоило ей соглашаться на встречу, можно было послать кого-то менее значимого.
- На что уставился, - огрызается, встретившись взглядом, полным презрения, со стюардом, - мне нужны бинты и антисептик. Всё её внимание приковано к осколкам, несколько мелких впились в кожу, попытки стряхнуть их не увенчались особо успехом. Ну почему, почему именно сейчас? Надо было солгать, придумать причину почему она не может в этот раз поучаствовать, отказаться действовать во благо семьи и общего будущего. Талия вдохнула по глубже и приказала себе успокоиться. В конце концов пятно на платье не так уж и заметно. Длинный развивающийся подол, удачно скрывал не только загорелые натренированные ноги, но и подвязанный к бедру кинжал, лезвие которого было узким и трехгранным, такие ещё называли кинжалами милосердия, потому что именно такими добивались противника ещё во времена рыцарства. Удар таким оружием имел собственное название: Ку-де-грас или проще удар милосердия. Не очень эффективное оружие, если честно, не в современном мире, где стоит тебе лишь нажать кнопку, как твоего противника изрешетит появившийся в стене выдвижной пулемёт. В клатче, который она прижимала левой рукой к бедру, помимо помады и флешки с доступом к счету на котором хранились деньги, выделенные для сегодняшней встречи, лежал и заряженный карманный револьвер. Носила она его с собой ещё с тех пор, как ей пришлось впервые столкнуться с Дентом. Какая все-таки была история. Замедлив шаг, Талия позволила себе вдохнуть поглубже и на мгновение окунуться в воспоминания: вот до неё доносятся строчки в исполнении Эллы Морс поющей о капитан Кидде, а мир вокруг меняет все свои яркие цвета на тёмный, подобно крови, бархат, которым обиты стены прокуренного помещения, дым здесь настолько плотный и крепкий, что в горле на вдохе першит, поэтому мужчины стараются прикладываться к своему стакану с виски чаще. Не сейчас, Талия, не сейчас. Тряхнув головой, она снова продолжает свой путь, чуть ускорив шаг.
Кабинет внушительных размеров, впечатлил. Видимо все мужчины грезящие о мировом господства, любили пространство, где-то же требовалось умещать свое непомерное эго. Кожа и натуральное дерево, Талия готова была отдать свою руку на отсечение, абсолютно уверенная в том, что использованное дерево было дорогим и порода его была очень редкой. Немного книг, пара статуэтки, а у основного «хозяйского» кресла была высоченная спинка. Ясно, видимо это и был местный трон. Она улыбнулась, приподняв краешек губы, ничего больше. На заговорившего с ней мистера Вескера, она взглянула в последнюю очередь. Все «поработители» человечества всегда представлялись ей глубокими старцами, ну или не совсем глубокими, скажем как отец, виски которого были тронуть сединой, а из-за вечно сомкнутых за спиной рук, он едва заметно, но все же горбился, в глазах все ещё теплится надежда и уверенность в том, что желанной уже близко и нужно только протянуть руку…
Она немного отступила, меньше чем на полшага, но все же. Темные очки в помещении её смутили, как и то, что ей приходилось, смотря в глаза мужчине, в итоге видеть в стеклах его очков собственное отражение. Высокий и широкоплечий, облачившись во все черное и сидящее идеально по фигуре, он выглядел как киношный злодей из нулевых или живое воплощение образа классического злодея из комикса. Не то, что клоуны из Готэма, предпочитающие заявлять о себе по средствам сочетания цветов и чем ярче цвет, тем более ты заметен. В таких, как её новый знакомый, влюблялись без оглядки. Вблизи он казался ещё выше. Талии больших трудов стоило смотреть на него как на равного, а не снизу вверх. Голос у него был поставленный и глубокий. От того, как он произносил слова, по спине неконтролируемо, бежали мурашки.
- Выглядит очень внушительно. – Она постаралась всем своим видом продемонстрировать смирение и покорность, обычно мужчинам это в ней нравилось; они очень падкими были на её внешность и частенько прибывали в растерянности, когда женщина, вроде Талии вдруг желала им угодить, а уже через мгновение держала у их сердца свой особый клинок, направляя острие того точно в центр. – С удовольствием. – Она вытянула вперёд перебинтованную, в один слой, руку, предполагая, что ей предложат бокал, но в растерянности пару раз моргнул, когда поняла, что отступив Вескер предложил ей самой наполнить себе бокал. Становится все интереснее. Склонившись над столом, она отложила в сторону клатч, взявшись здоровой рукой за горлышко бутылки и потянув ту на себя, потревоженные кубики сухого льда, протестующе загремели в ведерке.
- Отличный выбор, - мельком взглянув на этикету, промурлыкала аль'Гул, наполняя два бокала. – Наводили справки обо мне? – Поинтересовалась она, приподнимая одну бровь. Ее голос был бархатистым, глубоким и чарующим.

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (21.08.21 07:26:25)

+1

4

Цепкий взгляд Вескера не упустил ни легкого замешательства в лице гостьи, не пропустил небольшого пятна на платье, возможно кровавого, а так же перебинтованную руку. Это было довольно странновато, в особенности для переговорщика такого уровня. Или его просто щупали, а настоящая встреча должна была бы произойти позже? Люди готовые убивать других людей в массовом порядке по причинам своей странной идеологии, иногда шли и не на такие ухищрения. Но Вескеру было бы лицемерно их осуждать, ведь его вера в лучший и улучшенный, почти совершенный мир с идеальными людьми – был тоже своеобразной идеологией… и включал массовую гибель людей. Но скорее вынужденную. Должны остаться только лучшие. Из низших слоев сделать лучших… пока не удалось.

— Прошу прощения, что не возьму на себя эту обязанность — хочу чтобы вы лично удостоверились в нетронутости шампанского, бокалов… в нашем деле вырабатывается здоровая паранойя, — Вескер склонил голову в сторону ведерка шампанского, — рад, что комплекс вам понравился.

Глаза Вескера слегка сверкнули красным огоньком под очками. Ему не нужно было отравлять кого-то. Навыки и обретенные способности, делали из Альберта опасное существо. Но мало кто об этом знал, подобные вещи Вескер не выдавал до поры. Держал этот козырь в своем рукаве. Сама же гостья была совершенно не той, кем казалась показаться. Слишком… не вязался увиденный образ со словами сказанными женщиной.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

Эта красотка явно разыгрывала на нем проверенную тактику. Впрочем, это не значило, что Альберт собирался показывать, что раскусил ее. В конце концов, его интересовала по большей степени лишь сделка.  Хотя общество приятной женщины всегда было… хорошим развлечением. Пока она не наскучит.

— О вас сложно… что-либо узнать, Талия, ваша семья  скрытна и умело держит свои секреты в тайне, — Вескер мягко улыбнулся. Ощущение игры в поддавки начало усиливаться еще больше. Это задавало определенную интригу. Но когда было выгодно, Альберт мог спрятать свое чудовищное эго, так чтобы оно выпирало лишь умеренно. И был максимально милым человеком, в особенности, когда это приносило результаты.

Профессионал, это тот, кто добивается максимального результата с наименьшими потерями. Иногда мягкий способ был хорош. Особенно, когда ты работал с клиентами. И если выбор становится между подкупом и убийством… Вескер выберет подкуп, оставив кардинальные меры на потом.

— Надеюсь, вы простите мне мою попытку влезть в ваши дела, просто проверяли, не связаны ли вы с правительством или еще какими-то опасными для нашей деятельности организациями, — рука, кисть которой была облачена в темную тонкую перчатку, потянулась за бокалом. Сам Вескер совершенно не боялся отравления. Хуже вируса сидевшего в нем, уже ничего не могло быть. Модифицированный «предок» был самой злой тварью внутри Альберта. Если не считать его самого.

— Хотя о том, что именно вы прибудете для улаживания формальностей, я узнал в самый последний момент, — Альберт снова мягко улыбнулся, слегка протягивая бокал в сторону гостьи, — предлагаю выпить за наше знакомство и плодотворное сотрудничество.

Вескер слегка задел бокал Талии своим и сделал небольшой глоток шампанского. Ценителем этого игристого напитка Вескер особо не был. Да и вообще не любил алкоголь в целом. Он когда-то туманил разум, а расслабления доставлял мизерное. Сейчас же алкоголь на него действовал слабо. Токсины распадались в один момент и больше ничего не происходило. Быть сверхчеловеком иногда оказывалось довольно… скучно.

— Могу ли я поинтересоваться… что произошло с вашей кистью? — Вескер поставил бокал на столик и отступил от него в сторону. Мягкий шаг мужчины был практически бесшумным, хотя мало кто обращал внимание на этот аномальный факт.
Обступив предмет мебели стороной, Альберт оказался довольно близко к гостье, с интересом и некоторым беспокойством глядя на ее руку. Если Вескер правильно понимал правила игры, то она позволит ему коснуться себя. Или прервет эту игру.
Оказавшись около Талии, Альберт мягко коснулся кончиками пальцев — пальцы Талии, слегка приподнимая ее руку вверх, ту, что была перебинтована и осторожно скрыта женщиной от хозяина кабинета.

Бинт понемногу наполнялся кровью, ее тонкий металлический запах Альберт чувствовал стоя близко к Талии. Запах смешивался со смесью легкого аромата парфюма женщины и ее естественного запаха пота, создавая своеобразную смесь.

— Мне кажется, бинты нужно сменить, — Вескер посмотрел сквозь очки гостье прямо в глаза, ожидая ее реакции на его дерзость. И неожиданную заботу.

Отредактировано Albert Wesker (20.07.21 22:41:10)

+1

5

Охлажденное шампанское пьётся легко. Она бы с легкостью осушила весь бокал в три, может четыре глотка, но медлит, едва касаясь губами ободка фужера-флейты, оставляя на том след от помады. Пальцы не поднимаются выше тонкой ножки, чтобы не нагреть напиток. Она понимающе кивает головой, соглашаясь. Лига не была бы Лигой, если бы все, чем они занимались, чего достигли за годы и десятилетия, стало доступно общественности. Все что они делают, не может быть обнародовано. Лига раз за разом безжалостно расправлялась с теми, кто слишком глубоко совал свой нос в её дела, пытаясь нарыть что-то важное, если тела и находили в последствии, то опознать их было невозможно, но, разумеется, обычно их не находили; люди просто исчезли из собственных кроватей или по пути на работу, нередко спрыгивали с крыш небоскребов, что их приходилось шпателем соскребать с асфальта. И в общем-то молиться в таких случаях бессмысленно.
- Ваша правда, Альберт. – В её взгляде что-то есть, интригующее, манящее, немного с наигранным обожанием; она слышала от мужчин, что такой взгляд нередко лишает их сна, они забывают как правильно их лёгкие должны поглощать кислород, чтобы кровь насыщалась им, что ж это выходит, взгляд подобен цианиду что ли? Как-то маловато романтики в этом, если ты разбираешься в ядах, а Талия, она же очевидно, что разбирается. Немного не о том, мужчины говоря о подобном, редко думают головой, не проводят параллели, не делают выводы основываясь на физике или химии, они в основном ищут способ хоть немного быть романтичными, чтобы в последствии оказаться в постели с красивой и такой таинственной женщиной как аль ‘Гул. Иногда срабатывает, но куда чаще, нет. Она ведь из тех, кто продолжая вот так смотреть с легкостью воткнет в его грудь нож, медленно поворачивая рукоять того. – Я про вас тоже наводила справки. – Талия отпила из своего бокала, медленно, никуда не торопясь. У нее были тонкие черты лица, выдающие в ней восточную женщину. Высокие скулы, слегка вздернутый кончик носа и пронзительный взгляд достались ей от матери, а вот оливковая кожа, тёмные волосы и очерченные брови уже от отца. В моменте ей подумалось, что в ней нет ничего, что обычно привлекало Вескера в женщинах: не исключено, что ему навились блондинки, а не брюнетки, пышные точно сдоба, вместо Талии, чья фигура напоминала идеальные песочные часы.  Иначе она не могла объяснить то, что он и бровью не повёл на её попытки его заинтересовать как женщина, может интересовать мужчину. – Вы очень неоднозначный человек. Я бы сказала – редкость среди всех знакомых мне мужчин. -  Ее теплый, сочный голос скользнул мимо него, как мягкое канадское виски, которое согревает губы, раскрываясь неповторимым букетом на языке и обжигая пищевод, скатывается вниз, разбиваясь внутри тебя о съеденный ранее стейк средней прожарки, как разбивается волна о волнорез. Изучая черты его лица  она невольно поймала себя на мысли, что в этот момент думает о  норвежских фиордах. Определённо он из тех мужчин, что появившись в комнате, непременно привлекут к себе взгляды всех присутствующих.
- Мой отец любит удивлять всех, - чуть пожимая плечами, отозвалась она изучая теперь уже взглядом более осмысленным, кабинет в который её пригласили. – И меня в том числе. – Шампанское как-то слишком резко перестало быть вкусным, заставляя поморщиться и избавиться от бокала, отставив тот. – Считаете, что женщина не способна вести дела и улаживать формальности вроде этих? – Мгновенно отреагировала она на слова Вескера. Талия как-то слишком раздражённо и резко втянула в себя воздух. Её всегда раздражало недоверие отца, то как он принижал её способности в видении бизнеса, лишь потому что она родилась девочкой, а не мальчиком – сыном и наследником всего, что от Рас'а перешло бы к его ребёнку. Свою ошибку она осознала значительно позже, поняла что делала неправильно, когда не спорила с ним, потому что знала, что он всё равно не изменит мнение. Изменит, точнее уже изменил и вот она здесь. – Будьте уверены, Альберт, - она расправил плечи, отчего её грудь стала  выделяться под тканью её наряда ещё больше округляясь, и приблизилась к мужчине почти вплотную. – В случае опасности я смогу постоять за себя не хуже любого мужчины. – Талия помедлила, опустив взгляд в собственный бокал, где ещё оставалось шампанское. – А в чем-то могу оказаться даже лучше. – Она вновь подняла глаза на мужчину, и в них без труда можно было различить пляшущие игривые огоньки. В следующий момент её внимание привлекла книжная полка за спиной Вескера, отступив и обогнав стол по дуге, Талия сделала несколько шагов вперёд и принялась рассматривать корешки книг, некоторых касаясь пальцами и, занималась этим до тех пор, пока, Вескер вновь не оказался рядом, переключая все её внимание на себя.
- Пустяк, - чуть поморщившись, отозвалась она, настороженно наблюдая затем, как её руку пристально изучают. – Стекло бокала оказалось слишком тонким, а я совершенно не вовремя задумалась…- уголки её губ приподнялись, лишь обозначив возможную улыбку. - Я и не заметила, как оно лопнуло. Она слегка поджала пальцы, когда Вескер её коснулся, но руку не одернула. Её взгляд медленно прошёлся по мужскому лицу, спускаясь вниз, к бинтам, которые она использовала, чтобы остановить кровь. Из-за подвижности руки, бинт больше не прилегал плотно к коже.- Да, определённо, бинты нужно сменить. - Затем она огляделась по сторонам, будто бы что-то ища. – Проводите меня до медицинского бокса? - Поинтересовалась Талия. – Я бы ещё раз хотела взглянуть на комплекс, но уже расспрашивая о деталях того, кому мы будем платить.-Последние слова она произнесла с интонацией, которую могла себе позволить разве что только королева. Ее лицо стало серьезным, а взгляд пристальным и цепким. Она расположилась по правую руку от Вескера, шагнул к дверям и дождалась, пока перед ней их откроют, пропуская её вперёд.
Они шли по коридору неторопливо, словно прогуливались по набережной.
- Как-то пустовато для исследовательского комплекса, не находите? – От ее взгляда было сложно укрыться. Она изучала каждого, кто имел смелость встретиться им на пути. Никто не хотел смотреть на неё в ответ, а если и пытался это сделать, то его глаза сразу же опускались. Люди, с которыми Талия пересекалась взглядом, тут же отводили его. По ее выражению лица было понятно, что она что-то обдумывала. Наконец-то она вновь заговорила и сказанное ею, прозвучало как-то слишком резко, без особого доверия, дочь Рас'а не скрывала своего недоверия к информации, которую для неё добыли её люди. -Скажите, Альберт, вы выжили благодаря вирусу?  Просто, - она слегка прикусила нижнюю губу, разглядывая широкие плечи мужчины, - Это выглядит совершенно иначе, чем то что вы нам предлагаете, разве нет? – Она снова сделала паузу, будто бы ища подходящие слова, но затем продолжила. – Я бы очень хотела ошибиться в своём предположении, что ваше сотрудничество с "Лигой" носит односторонний характер, выгодной исключительно лишь Вам.

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (15.08.21 22:25:07)

+2

6

Вся утонченная и манерная, она определенно была хорошо подготовлена. Это бросалось наметанному взгляду Вескера. Что в очередной раз показывало, что его скорее ощупывали. Будет ли сегодня подписан какой-то договор? С какой целью прибыла эта прелестная особа. То, как она даже держала бокал, говорило о ней довольно многие вещи. Вескер сделал небольшой глоток, напиток был действительно не так уж и плох. Цветочный вкус с легкой кислинкой, никакой горечи присущей напиткам низкого класса. Он ей улыбнулся.

Этот взгляд. Он определенно был отработанным не на одном мужчине, и нужно было признать, у Талии хорошо получалось нравиться. Хотя Вескер был уверен, что за этой оболочкой учтивости, скрывается настоящая бестия. И это должно было быть куда интереснее, чем угождающая красотка. И тут нужно было все же расставить точки: точно ли он хотел видеть настоящую личность этой гостьи, или может дела куда важнее этой маленькой игры, в которую его невольно затягивали.

— Да? И что же вам удалось обо мне узнать? — Вескер смотрел хитро, глаза вновь перелились красным огоньком, грозя выдать его маленькую тайну с потрохами, — это звучит как комплемент, но я все же рискну уточнить: что вы имеете в виду?

Она определенно умела завлекать своими речами. Альберту моментально стало интересно, учат ли такому мастерству где-то специально в их организации, или же это был природный талант? Хотя это мог быть слишком личный вопрос, а Альберт, все же собирался сегодня соблюдать нормы общения и приличия. Потому вопросы в лоб стоило избежать. К тому же, в теории, это могла оказаться именно той Талией Аль’Гул, что была дочерью таинственного лидера этой организации.

— Это было приятное удивление, я рад, что мне сегодня довелось с вами пообщаться, — все же, разведка была права — к нему явилась дочь лидера организации. Это был не просто переговорщик. Поэтому решение встретиться с ней лично, было в очередной раз правильным. Альберт мысленно похвалил себя, продолжая делать вид, что он полностью повелся на шарм этой красотки. Но, отрицать было глупо. Она умела создавать нужное впечатление. И была весьма хороша собою… как внешне, так и своими манерами. Вот только, откровенно говоря, Вескеру не терпелось сорвать обертку с этой конфетки, и выяснить какая она за ярким фантиком.

— Я сомневаюсь, что будь вы хоть на йоту некомпетентны, сегодня разговаривали со мной, — Вескер слегка склонил голову, наблюдая за более интересной реакцией. Словно химический реагент, она отреагировала на катализатор брошенный Альбертом. Видимо он невольно задел ее за что-то больное, совершенно не осознавая этого, — я знавал как минимум одну женщину, что была как минимум на полголовы выше меня в вирусологии. А в этом деле — со мной мало кто способен поспорить.

Он с улыбкой наблюдал, как она расправляет плечи, натягивая ткань своего платья, показывая свое тело. Альберт взял бокал и сделал еще небольшой глоток. Пожалуй, с ним нещадно играли. Так бессовестно, что никто из них даже не вспомнил про стопку документов и формальностей с подставными компаниями, лежащами на рабочем столе Альберта.

— О чем-то тревожном? — нужно было хорошо разозлиться, чтобы раздавить бокал, к слову, значит, она его удерживала совсем по другому, нежели сейчас при нем. Это был странный и занимательный вывод, пришедший в голову Альберта.

— Я с удовольствием провожу вас, — они вышли из кабинета Вескера, по сути, это был его второй кабинет, предназначенный для деловых встреч. Его настоящий кабинет находился в другом месте, ближе к лабораториям и там не было практически ничего, что можно было увидеть в этом. Полная противоположность, он скорее напоминал лабораторию. Да и, по сути, ею и являлся.

«И наконец-то о работе» — Вескер только кивнул властному тону своей гостьи. Такое резковатое переключение было еще более занимательным, продолжало интриговать и задаваться вопросом «а что же будет дальше?».

— Большая часть работ закончена, сейчас мы не разрабатываем в этом комплексе ничего совершенно нового, а значит, не проводится никаких экспериментальных разработок, только синтез уже имеющегося материала, — Альберт практически не занимался здесь никакой другой деятельностью, лишь использовал все свои старые наработки. Т-Вирус, Т-Вероника, Лас-Плагас и все их известные ему производные. Он не собирался придумывать что-то новое. Все это было и так смертоносным и имело различные вариации. Для продажи этого было достаточно.

— Я выжил благодаря вирусу и тому, что мой организм его принял, — он остановился, когда они были уже буквально в шаге от дверей медицинского отсека, Альберту пришлось развернуться, чтобы взглянуть на свою спутницу: — мы предлагаем вам оружие, а то, что было испытано лично на мне, являлось биологической модификацией и усовершенствованием человека на генном уровне.

Фактически, Альберт был абсолютно честен. У него имелись различные вариации вируса «предка», в том числе и те, что он создал сам. А так же пресловутый Уроборос, который показал себя не так как ему хотелось. Его следовало дорабатывать и достаточно сильно.

— Сейчас совершенно нет ничего действительно работающего и дающего эффект, который можно было бы увидеть на мне, многое имеет побочные эффекты, которые в некоторых вариантах способны вас попросту убить, — он склонил голову так, чтобы посмотреть на гостью не через очки.

— Но да ладно, я предлагаю вам заняться сейчас рукой, а уж только потом продолжить экскурсию по нашему заведению, — Альберт открыл белую дверь с красным крестом по середине, она послушно раздвинулась, пропуская хозяина и его гостью во внутрь. Освещение автоматически включилось, открывая взору прибывших внутреннее скромное убранство.

Здесь не было никого. По одной причине — большинство обитателей базы имели навыки оказания первой помощи и могли помочь себе или товарищу. А вот случись на базе что-то более серьезное, это бы означало, что тот, кто пострадал — не имел никакого шанса выжить. Ведь все серьезные происшествия на базе могли быть связаны лишь с утечкой биологически опасного материала. А это заражение без шанса на излечение. И выхода могло быть только два: либо ликвидация, либо на лабораторный стол в отдел исследований. Второй вариант не желали абсолютно все обитатели. Вескеру же было особенно плевать на оба, смесь Т-Вируса, «предка» и Уробороса в его организме давали ему пожизненный иммунитет от любой опасности. Даже от смерти.

— Кстати, займется вашей рукой сегодня доктор Вескер, — Альберт вытащил из шкафа халат и надел его поверх своей черной одежды, сейчас он словно сошел со старой фотографии времен работы в исследовательском отделе «Амбреллы». Мужчина в черном костюме, белом халате и черных очках, как неизменном атрибуте его гардероба.

— Присядьте на кушетку, — Альберт открыл один из шкафчиков, вынимая все необходимые инструменты, быстро выложив их на процедурный столик и подтолкнув его к гостье. Взяв в руки ножницы, Вескер внимательно посмотрел на Талию и осторожно удерживая ее руку срезал бинт, бросив его в пустой лоток. Налив антисептика на бинт, Вескер быстро убрал потеки крови, после чего достал небольшой баллончик и нанес тонким слоем пену на рану.

— Это одна из новейших медицинских разработок одной крупной фармакологической компании, позволяет ускорить заживление раны, закрывает сосуды. В общем, оказывает комплексное действие, — Альберт поставил средство на столик, после чего закрыл рану пленкой и сверху плотно залепил крупным пластырем весь порез на руке Талии.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

Отредактировано Albert Wesker (25.07.21 21:40:03)

+1

7

– У Вас имеется учёная степень по медицине? – Любопытство, промелькнувшее во взгляде, перекинулось на остальные черты её лица, смягчая их. Странный вопрос для женщины, которая явилась в научный комплекс ради общения с тем, кто стоит во главе этой организации. Но, это было частью её плана. – Вам идёт халат, мистер Вескер. – Талия неторопливо вошла в медицинский бокс следом за Альбертом, внимательно наблюдая за каждым его шагом и действием. – Классическое сочетание белого и чёрного цветов, выглядит очень стильно. – Она оглядела помещение, слегка щурясь от избытка белого цвета. – Белый - цвет чистоты, а чёрный – показатель...– Её взгляд застыл на кушетке, на которую указал Вескер, медленно повернув голову в направлении надевшего халат мужчины, Талия взглянула на него из-под полуопущенных ресниц, –...твёрдости. Если бы её попросили, она могла бы прочесть целую лекцию об этом.
Она забралась на кушетку, немного поерзав на той, чтобы устроиться как можно удобнее. Немного поразмыслив, Талия отказалась от того, чтобы закинуть ногу на ногу и просто скрестила их друг с другом в щиколотках, совершенно не в стиле женщины, которая намерена была кого-то соблазнить. Возможно, ее поведение могло показаться несколько развязным, но, объяснить почему она не могла иначе, глупо, ведь она делала это больше по привычке, нежели из желания произвести впечатление на кого бы то ни было. Она бы хотела, чтобы Альберт, которого она видела впервые, запомнил ее хотя бы на некоторое время не просто как женщину, которая по щелчку пальцев способна соблазнить любое существо противоположного пола. Но, конечно, и словом об этом не обмолвилась, предпочитая играть в игру, которую мужчины, похожие на Вескера, не очень жаловались. Называлась она - догадайся  сам. В компании Альберта Вескера ей хотелось быть не просто красивой и соблазнительной  хотелось быть умной, женщиной с тайной, которую хотелось раскрыть.
Он был выше Талии на целую голову, и это было еще заметнее, когда она сидела на кушетке, а Вескер медленно приближался к ней, с ножницами в одной руке и металлическим подносом, на котором лежали другие необходимые инструменты в другой. И, когда он был очень близко, его тень накрыла ее. Ее сердце бешено заколотилось. Он определённо знал, как произвести впечатление на женщин. Странно, - подумала она, - всегда думала, что мне больше нравятся брюнеты. Его глаза на мгновение задержались на ней. И совершенно неважно, что он был в темных очках, это было несложно почувствовать кожей. Талия моргнула, пытаясь заставить себя мыслить разумно. Когда холодный металл ножниц, скользнув под бинт, срезал тот, она постаралась не дергаться. Когда Альберт, немного вытянув вторую руку по направлению к столику, взял с того баллончик , слегка встряхивая его, аль'Гул не смогла отвести взгляд от его лица. Он склонился к ней так близко, что она почувствовала от него запах его лосьона после бритья и чистого мужского тела. Кровь застучала в ее ушах. Безотрывно Талия следила за тем, как изгибаются его губы:
— Ты меня хочешь? — мягко спросил Альберт. От одного этого слова внутри все сжалось в тугой клубок. Её глаза расширились и мысленно она поблагодарила бога, что сидит, иначе это было бы катастрофой, потому что сейчас она испытывала чувство, которое по сути невозможно было описать никак иначе, кроме как «её колени подогнулись». Спорить с тем, что Альберт был невероятно притягателен было бессмысленно. «Господи, что со мной происходит?», спрашивала себя Талия, отчаянно пытаясь собрать разбегающиеся мысли в кучку, но ответила вовсе не это:
— Да, – отозвалась она, не сводя с него своего взгляда. Он замер, она тоже. Светлые брови, чуть приподнялись над дужками темных очков. Талия глубоко вздохнула и прикрыла глаза. «Твою мать». Она почувствовала себя ребенком, которого поймали с поличным. Талия сглотнула ком, застрявший в горле. Она почувствовала, как горят её щеки.
–Вы ведь не об этом спросили, так? – Она взглянула на обработанную руку. – Вы что-то добавили в бокал с моим шампанским, Альберт? – Это была попытка возмутиться, изобразить строгость, но она с треском провалилась, потому что глупое хихиканье в конце, все непременно портит. Что ж, ещё один факт, который бы она не смогла оспорить: этот человек имел здесь безграничную власть, а такие мужчины всегда нравились ей больше тех, которые с легкостью помещались у неё под каблуком.
Она сползла с кушетки и постаралась сделать это так, чтобы движение её выглядело непринуждённо.
– Нам необходимо обсудить детали нашей сделки, – мягко проговорила Талия, приближаясь, цепляясь пальцами за отвороты его белого докторского халата. – Расскажите мне ваш самый большой секрет, мистер Вескер, – её губы изогнулись в усмешке, она сделала ещё полшага вперёд, теперь между ними оставались миллиметры свободного пространства. – А я расскажу вам свой.– Последнее она произнесла с оттенком холодного веселья в голосе, разжимая пальцы, отпуская халат. Вескер не сдвинулся ни на дюйм. Тогда ее пальцы – указательный и средний вышагивая по его облаченной в кожу груди, добрались до его плеча, пока вторая рука пальцами коснулась его щеки, очерчивая скулу. Она сделает это медленно. Её пальцы забрались все выше, пока не коснулись темных дужек его очков.
– Что будет, если я сниму с вас очки? – задумчиво поинтересовалась Талия, касаясь их кончиками пальцев. - Скольким женщинам до меня, вы позволили это сделать? В ее голосе проступили нотки ревности, они всегда присутствовали, если в разговоре тет-а-тет, Талии приходилось упоминать других женщин. В этом случае, это была ревность к той, что смогла заставить Вескера почувствовать желание. Вряд ли таких женщин у него было две. До сегодняшнего дня.
– Кто-то ведь должен был заставить вас чувствовать себя живым. – Ее голос был низким, чувственным, таким же горячим, как и ее руки. Талия улыбнулась.

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (20.08.21 14:53:23)

+2

8

— Я думал, что это очевидно, правда, это не медицинская сторона, я научный сотрудник, — Вескер не был уверен, что она не знала об этом, возможно это была всего лишь уловка. Впрочем, ему было абсолютно плевать. С тех пор, как Спенсер был мертв, его прошлое было просто его прошлым. Важно было только то, что будет дальше.

— Спасибо, никогда не задумывался об этом… меня скорее волнует   вопрос практичности, — с этими словами, Вескер поправляет свои очки. В светлом помещении они были как никогда кстати. Этот яркий белый цвет ему на самом деле не особо нравился, но таковы уже были правила. Если лаборатория, то только идеально белая.

В остальном, Альберт мог поклясться, что Талия неприкрыто флиртовала с ним. Это начинало уже походить на какую-то ловушку. Где-то там за стеной уже подлетали боевые вертолеты, готовые на штурм его маленькой лаборатории? Впрочем, так глупо атаковать неизвестную базу, напичканную огромным (в теории) количеством биологического оружия? Кто знает, насколько быстро это могло выйти из под контроля.

Впрочем, это было слишком нецелесообразно. Проще все же купить БОО, чем устраивать из-за него бесполезный балаган. Поэтому эту мысль, Вескер отмел. Скорее всего, его хотели попросту использовать, с помощью эффектной и хитроумной женщины. Здесь их ждало бы разочарование, Альберта так легко все равно было не провести.

Альберт отодвигает в сторону процедурный столик, замирает, после чего  поворачивается в сторону Талии, приподнимая бровь. Он ничего не спрашивал. Вместо немого вопроса поступила лишь тишина. Немного озадаченный Вескер смотрел в лицо женщины. А она же, густо покраснев, в свою очередь отвела глаза от него.

— Нет, совсем ничего не спрашивал, — он вновь отодвигает столик еще дальше от них, слегка отворачиваясь от Талии, и вновь возвращается к ней, с весьма серьезным видом, — мне совершенно незачем это делать, Талия.

Он был прав. Отправляться на переговоры в его лабораторию, на его базе. В его комплексе. Здесь у Вескера был полный карт-бланш. Не говоря о том, что мало кто знал, о его физических возможностях. Почти бессмертный Альберт мог задавать свои правила. По крайней мере, здесь.

— Разве мы не этим заняты сейчас? — совершенно не меняясь в лице, словно она не стояла здесь, в такой опасной для него близости. Непринужденный голос Альберта ни капли не выдавал его волнения. Обычно он бы просто отмахнулся от назойливой женщины. Как это было в свое время с Экселлой. Но сейчас… он почему-то этого не сделал. Хотя сам от себя Альберт ожидал именно этого. Держаться на расстоянии с людьми. Абсолютное большинство, казалось Вескеру недостойными. Сейчас что-то было не так, хоть в эту секунду, она все еще казалось ниже него в этой условной эволюционной цепочке. 

— У меня много больших секретов, хватит ли у вас своих, чтобы узнать их все? — он лишь скосил глаза, следуя взглядом за движением ее рук. Глаза ощутимо ярко сверкнули, когда Талия прикоснулась дужек очков. Когда-то давно он носил их, потому что не любил яркие вспышки. Даже ночью и в помещениях. Не говоря уже о лабораториях. Теперь, он носил их, потому что скрывал свои глаза и просто по привычке. Откровенно говоря, они Альберту слишком нравились.

— Я останусь без очков, — Альберт прищурился. Что она преследовала? Возможно, он был просто параноиком. Когда-то Вескер уже нагло игрался чужими чувствами ради своей выгоды. Это было в его стиле. Слишком в его стиле.

— Немногие, но если ты хочешь, можешь это сделать, раскроешь одну тайну — глаза Вескера светились, сердце билось в груди с непозволительной быстротой.  Это было так глупо поддаваться ее чарам. Сейчас Альберт не был уверен, кто из них на кого сильнее влиял.

— И почему ты решила, что я не чувствую себя живым? — тем не менее, голос Вескера был холоден. Только стук сердца, эхом отдающийся в его ушах, мог выдать его. Но быть ведомым… словно он медленно проигрывал в какой-то игре. Вескер перехватил руку Талии и несколькими шагами прижал гостью к кафельной стене у изголовья кушетки.

— Так… чем мы все же займемся? Делами… или вы, — он снова вернулся к уважительной форме обращения, — хотите узнать мои секреты? У меня их много, Талия.

Его лицо остановилось в нескольких сантиметрах от лица Талии, для этого даже пришлось немного пригнуться, но Вескеру нужно было видеть глаза своей гостьи. Если бы кто-то вдруг сейчас вошел в лазарет, его ждала бы весьма странная картина.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

+1

9

Быть охотником  - прерогатива мужчины, как бы старомодно и глупо это не звучало.
Да, безусловно, мир вокруг меняется ежечасно, в моду входит: культура отмены, бодипозитивный настрой и желание свободно выражаться, сексизм и движение BLM, борьба за равноправие и твиттер диктующий новые тренды ежедневно, укладываясь в смешные сто сорок символов. Но если приглядеться и отбросить все эти «отменить», «запретить» - то что получается? Все то же самое, что и пятьдесят лет назад – женщины все ещё не научились жить вне рамок патриархального института, а пытаются что-то изменить и создают петиции только некрасивые и глупые. Что ж, их право и их личное дело, такие женщины как Талия их не осуждают, поверьте, таким как она, есть чем заняться, ещё до того, как в её голову хлынут мысли о равноправии и том, что «все мужики – сволочи».
От низкого, властного голоса Вескера ее кожа покрылась мурашками. В её взгляде промелькнуло что-то от лукавого и, ещё недоверие граничащее с любопытством. Талия смеётся, чувственно и кокетливо, как умеет смеяться наедине с тем, кто ей нравится, определённо получая явное удовольствие от этой игры.
- Помимо стиля, Альберт, у вас ещё и превосходное чувство юмора. - Она наклоняется ближе. Ей льстит, что такой, как он, уделяет внимание такой как она. Его вежливость и учтивость, приправленные нотками показного равнодушия, задевают, но не злят, скорее распаляют. Забавно, но она думает о том, что все это выглядит как игра на контрастах- купание нагишом в минус тридцать на морозе в горячем источнике.
Конвульсивная дрожь пробегает по позвоночнику Талии аль Гул, стоило только Вескеру, сжав её запястья, заставить её сделать пару шагов назад, вжимаясь в стену, и чувствуя, как его цепкие пальцы , все ещё сдерживая её руки, прижимают те к кафельной холодной плитке, над ее головой. Не многим до него удавалось совершить что-то подобное. Ей бы стоило себя похвалить за то, что она не ошиблась, когда решила, что Вескер любит власть и беспрекословное подчинение. Наслаждается контролем, заставляя аль Гул трепетать от предвкушения.
Да, немного избито, предсказуемо и, скорее всего ему быстро надоедает такой простой мотивчик, возможно именно поэтому он был сегодня и вчера, и две ночи назад, один, или, что маловероятно, женщина, которую предпочитает Вескер, не использует парфюм, совсем. Талия делает вдох, глубокий, почти ровный, чуть сбиваясь лишь в самом конце. Будет обидно, если она все же ошиблась и её догадки на его счёт неверны. Талия запрокидывает голову, [с трудом игнорируя близость лица Вескера], взглядом упираясь в зажатые над ее головой запястья, но на деле, даруя возможность насладиться видом изящной длинной шеи. Длинные ресницы подрагивают, словно в ожидании, очерченные едва заметным розовым перламутром губы приоткрываются. Выступающая под кожей вена, истерично пульсирует в ритме бешено колотящегося сердца. На лице Талии играет легкая улыбка, которую она не спешит прятать, когда взгляд устремляется к рукам. В её глазах плещется азарт. Он хорош, она не в силах этого отрицать. Вероятно, его тайным оружием является врожденное обаяние, некая харизма, которая делала его особенным и опасным, сомнений все меньше в том, что ему поддавались все без исключения, с большой готовностью, чтобы затем, очертя голову, оказаться в его  власти. Ее сердце заколотилось при мысли о  возможном, о том, что сейчас могло произойти. Разве за этим она здесь?
-  Торопиться некуда, - интуитивно почувствовав, что больше не выдержит, отозвалась Талия, едва ощутимо, дернув руками, будто бы проверяя насколько прочны её 'оковы'. - Я освободила свое расписание на сегодняшний вечер, - снова секундная заминка, - … для нашей встречи.- Разумеется. В глазах её полыхало откровенное желание. Талия нервно облизнула пересохшие губы и с силой дернулась повторно, пытаясь вырваться из плена чужих рук. Ее тело прильнуло к телу Вескера так, словно стремилось впитать его жар, его силу, и очевидно, ещё затем, чтобы дать понять, что под её довольно откровенным нарядом, нет белья. Сдаться без боя? Не смешите. Женщины вроде Талии аль Гул, будут биться до последнего вздоха, отдавая себя всю процессу, им совершенно неважно на каком поле и при каких условиях придётся сражаться.
Откровенно говоря, если бы кому-то пришло в голову выслушиваться в их разговор, то этому кому – то стало без труда понятно, что их разговор вышел далеко за пределы обычного флирта. Ее глаза буквально пожирали Вескера, а прерывистое дыхание выдавало то, что она вот - вот готова была перейти к более решительным действиям. В какой-то момент могло показаться, что даже воздух вокруг них уже буквально плавится. Температура карбонатной лавы, извергаемой Ол-Доиньо-Ленгаи абсолютное ничто, по сравнению с температурами настроений в медбоксе, тайного комплекса. Талия усмехнулась вопросу, выдерживая паузу:
- Пока вы изучаете вирусы, Альберт, я изучаю мужчин. - С ноткой триумфа в голосе призналась она, сама не ожидая подобной честности от себя. Слово 'честность' Талия давно исключила из своего рациона,  как многие отказываются от продуктов белого цвета или мучного, и все ради сохранения фигуры.- И вы, - её внимательный взгляд, цвета листьев оливкового венка, которым награждаются победители, изучают мужское лицо из-под своих длинных темных ресниц, – лицо достойное быть запечатлённым на полотнах Рембрандта или Тициана,- не первый мужчина в моей жизни, которого я изучаю. – В ее глазах появилось какое-то новое выражение – взгляд женщины, которая никогда не окажется в объятиях того, кто ее не заслуживает.
Когда она медленно опустила голову в исходное положение, взглядом изучая изгиб верхней губы Альберта Вескера, каждый ее нерв зазвенел в предвкушении. У нее пересохло во рту от желания, которое вдруг стало настолько материальным, что она с трудом дышала. - Предпочитаю узнать будущего партнёра получше, прежде чем заключить с ним сделку, - горячим быстрым шепотом опаляя его губы, призналась она. Альберт Вескер не вздрогнул и не отстранился, когда обжигающие, как песок пустыни, губы Талии аль Гул накрыли его рот. Не было никаких причин сдерживаться, никакого смысла противиться искушению. Сердце выбивало чечетку, а нижние края солнцезащитных очков, чувствовались давящей непреодолимой и раздражающей преградой, которую следовало устранить.
Стоило ей только почувствовать, что давление его пальцев на её запястья ослабло, она высвободилась, не разрывая поцелуя, наощупь отыскав края халата и срывая тот с плеч Альберта и отбрасывая в сторону. Защелка тяжёлого и крепкого ремня на его поясе, тоже ослабла, выскальзывая из петель брюк, с грохотом падая на пол у их ног. Талия поддела пальцами собачку замка, под самым горлом, потянув за неё вниз, неотрывно следя, как под темной плотно прилегающей к груди Вескера, тканью, расходящейся в стороны, все больше становится заметным его обнажающееся тело, даруя её пальцам доступ к его горячей коже. Её сердце билось где-то в горле, отдаваясь гулким эхом в висках, когда её пальцы стягивали медленно вниз с его плеч, по рукам его рубашку. Пальцы Талии прошлись подушечками по его груди, очерчивая рельеф его мышц, поднимаясь вверх, к ключицам в жесте географа изучающего незнакомую ему карту.
Мгновение и, она шагнула не вперёд, но в сторону, за секунду до того, как рука Вескера, ладонью, уперлась в стену над ее плечом. Розовый кончик её языка, скользнул по нижней губе, упираясь в левый уголок губ. Она перевела взгляд с преграды на лицо Альберта:
- Сними их, раз мне не позволил.

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (09.09.21 06:13:50)

+1

10

Все происходящее сейчас развернулось неожиданно не в той плоскости, которой Вескер ждал. Деловой разговор, обсуждение условий контракта и формирование первичного списка условных документов. Сумма за сделку и выбор, в каком формате она будет передана. Бизнес и ничего больше. В итоге он оказывается с женщиной, способной раскрутить его за какие-то полчаса. Такое было абсолютной редкостью, холодный разум и гранитное сердце не были способны к страсти. Так считал Альберт и с годами, коих прошло не мало, он только подтверждал свое мнение. Такое случалось не больше чем дважды. А за столько лет, это было очень редко. Но что-то в этой женщине было такое, что влияло на него сильнее, чем Вескер мог предсказать. Это было плохо и хорошо одновременно. Возможно, Альберту этого даже не хватало, но он никогда не признался об этом вслух.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

— Я уверен, что вы мне льстите… хотите получить от меня больше выгоды? — одно было незыблемым – личное с одной стороны, дела с другой. Хотя Вескер и сам нередко пользовался своим влиянием на людей, их чувствами, чтобы получать выгоду. Откровенно говоря, попросту играл с людьми, заставляя их делать то, что он хочет. И не важно, что это было, шантаж, деньги или же что-то подобное. В ход идет все, что можно использовать. И многое, что нельзя.

И все же в этой женщине было то, что цепляло Альберта. Она была из тех, кто обладал красотой, харизмой и широким разумом. Все, что нравилось Альберту в женщинах или хоть немного заставляло обращать внимание. Невольно, но Вескер следил за каждым ее движением, малейшему изменению маленьких едва заметных морщинок. Она могла обмануть любого, но не его. Прекрасная женщина была несколько старше, чем выглядела. И это так же интриговало — в ней было множество тайн. Собственно, как и у самого Альберта.

— Вряд ли я теперь позволю вам ТАК легко уйти, — на его губах появилась слегка угрожающая ухмылка, с такой Вескер обычно сообщал кому-то о неизбежной и неотвратимой смерти. Но не в этот раз. Хотя определенный триумф он испытывал и сейчас, и в те другие разы: — так что хорошо, что вы подготовились заранее.

Нет, он не отпустил ее, не в первую попытку, ни во вторую. Объективно говоря, даже если бы ей захотелось, она бы не смогла вырваться из его хватки. Хотя Альберт немного расслабил кисти рук, чтобы не принести ей слишком сильную боль. Хотя некоторый след на нежной женской коже наверняка останется, после подобной хватки.

— Я бы спросил, на каком я месте в этом… списке, но на самом деле меня это нисколько не волнует, — он слегка сжал губы, скользя взглядом по ее лицу, вглядевшись в глубокие глаза и переведя свой взгляд на ее пухлые, до нельзя соблазнительные губы.

Талия словно угадывая мысль Вескера, опередила мужчину на долю секунды. Касание женщины казалось обжигающим, как вулканическая лава, что едва не убила Альберта несколько лет назад. Теперь, когда «гостья» была настолько близко, Вескер всем телом чувствовал ее сердцебиение, такое же частое, как и у него. Он мог с уверенностью сказать, что все это перестало быть игрой.

Руки Альберта ослабили свою хватку, позволяя Талии выбраться из его ловушки. Скорее это он оказался в ловушке обольстительницы, что все же знала, что делает. Руки Альберта скользнули по ткани ее платья, ощупывая спину нежными касаниями, пока они продолжали изучать губы друг друга. Скользнув от лопаток до бедра рукой и обратно, Альберт нащупал замок ее платья, уверенно цепляя его пальцами и неспешно расстегивая маленькую тонкую молнию, второй рукой стягивая верхнюю часть одеяния.

— Ты можешь это сделать, если хочешь, — Вескер поймал брюнетку за руку и подвел ее пальцы к своему лицу, мягко поцеловав ее кисть, после чего отпустил, позволяя взяться за очки. На самом деле, он не делал из аксессуара никакого страшного табу. Это был лишь предмет одежды, позволяющий скрывать его холодный и немного злой взгляд  много лет назад. И скрывающий его красные мутировавшие глаза сейчас, свечение которых он не мог скрыть из-за нахлынувшего на него возбуждения: — сделай это и посмотри мне в глаза, если хочешь того.

Он улыбнулся. Мягко, можно сказать — доверительно. Если это вообще возможно было применить в сторону Альберта Вескера. Сам в свою очередь, Альберт вновь оказался близко к Талии, но уже прижимая ее не к стене, а к себе, крепкими объятиями захватив ее, не позволяя ей отодвинуться от него ни на сантиметр. Руки вновь скользнули по спине, по крепкому заду и ее бедру…

— М… ты думаешь, что смогла бы это использовать на мне? — пальцы сквозь ткань нащупали ножны спрятанные под подолом платья, заставив Альберта медленно провести по бедру сзади к переду, собирая ткань за собой и переводя руку к оружию, с интересом ощупывая его.

— Нож, необычной формы… трехгранный наверное?  — второй рукой Альберт сжал ягодицу Талии, опускаясь губами к ее шее и мягко целуя снизу вверх, пока не дошел до ее уха, к которому он неспешно прижался: — что еще ты приготовила для меня? Может отравленная помада?
Вескер скорее пошутил, хотя это все равно было не важно. Так легко его было нельзя убить. И он даже был бы рад показать кому-то свои способности, чтобы немного поиграть с этим легким чувством превосходства.

Отредактировано Albert Wesker (08.09.21 22:01:30)

+1

11

Скользкая дорожка, на которую она шагнула, уверенно, опаляя взглядом, уже в самом начале этого пути была темной, извилистой, оставляющей отметины на коже, как временное напоминание о том, что боль может быть и приятным дополнением к затянувшейся игре, если, конечно, знать как ее выдержать.
Её поцелуй медленно и неотвратимо по капле вытягивал из него способность сопротивляться, желание уйти прочь, отказаться от всего того, что она предлагала Вескеру. И делала аль Гул это без стыда и стеснения, уголки её губ все ещё плавно изгибались, устремляясь вверх. Абсолютно непристойно. Пошло. Порочно. Связь между ними через касание, взгляды, половинчатые вздохи, издаваемые Талией, когда непростительно грубое сдавливание её запястья, сменяется мягким и ласкающим касанием губ, казалась внезапной и необъяснимой. Она [связь] была грубой и такой безусловно необходимой обоим.
Его пальцы оставляли на её бедрах следы, словно метки. Клеймили. У неё буквально перехватило дыхание, когда он позволил снять с него очки и узнать его секрет. Реакция тела была пугающей и одновременно потрясающей. Глубоко внутри между ног мышцы свело спазмом. Почти до боли. Но в месте с тем это было так мучительно приятно. Пальцы предательски дрогнули, коснувшись дужек очков Вескера, пповторно.Предвкушение. Она раздражённо цыкнула, пытаясь совладать с эмоциями и не оплавиться за секунды под его взглядом подобно свече. За очками, ожидаемо были глаза. Прикрытые на мгновение веки, чтобы привыкнуть к яркому свету бокса. Талия нетерпеливо сдавила стянутые очки в руке, до треска, роняя их под ноги. По телу в очередной раз проносится разряд, она подумала, но лишь мимолетно, что именно так чувствуют себя люди, если находятся в сознании, но к их груди все равно прикладывают заряженный дефибриллятор.
- О, мой Бог. – Шепчет она, без уточнений кому именно обращены её молитвы. Возможно, Богом для неё в конкретный момент, являлся мужчина, в чьих объятиях она себя нашла в эту минуту. В её голосе было столько подобострастия и благоговения, что можно было решить, будто эта женщина каждое воскресенье посещает церковь и перед сном молится за родных. Для полноты картины не хватало разве что только опуститься на колени перед ним. Но аль Гул этого не сделала. Было очевидно, что Альберт уверен в том, что способен произвести  неизгладимое впечатление. Расчет на превосходство над другими был совершенно точным. Его выдавал взгляд, взгляд, что пронзил её подобно булавке, на которую насаживали красивую, но обречённую на скорую смерть бабочку. Совершенно не удивительно, что Талия взирала на него, как на божество, всецело поглощённая и потерянная в нём. – Значит все это правда… - прошептала она и её глаза распахнулись шире, а зрачки расширились, так сильно, как обычно бывает у людей находящихся по кайфом. Она лишь слегка повела плечами, когда верхняя часть платья соскользнула с плеч к широким бедрам. Бюстгальтера действительно не было. Аккуратную и аппетитную грудь, с темно-розовыми сосками, она демонстрировала не без гордости. Длинные волосы, доходившие до лопаток, разметались по плечам. Живот был загорелым и плоским, в небольшой выемке пупка поблескивал пирсинг. Все в ней дышало соблазном. И, разумеется, она провоцировала Вескера.
Её давний гештальт на злодеев ещё не был закрыт. Она искала довольно долго, но так и не смогла найти необходимого. До сегодняшнего дня. Готэмские злодеи с которыми у Талии были общие интересы[углубляться в подробности не стоит], в сравнении с Вескером были детьми из ясельной группы или раздражающей мелочью, гремящей в кармане, в противовес новенькой стодолларовой банкноте. Бешеный, завораживающий магнетизм, противостоять которому все равно что стоять на берегу океана, когда вот-вот на него обрушится цунами, сметал любые преграды. Талия лишь усмехнулась, чувствуя как нахально руки Вескера ощупывают её через ткань выбранного платья.
- Меня с детства приучали защищаться и быть готовой. – Она перехватила его руку, вынуждая обследовать обнажённое бедро, значительно медленнее, тщательнее, в поисках других скрытых под ее одеждой предметов, способных его убить. Запрокинув голову и открыв шею, она чуть склонила голову набок, хищно ухмыляясь соблазнительному шепоту, что обжег мочку её уха. – Мне знакомо милосердие.  Приговоренные мною, редко мучаются. – Талия удивлялась тому как легко и непринуждённо она сама, без давления, готова открыться совершенно незнакомому ей мужчине. И чем только думал Ра'ас  посылая её сюда? – Конечно если все затевать не страданий ради. – Было запредельно хорошо, слово 'страдания' таяло на языке, проговариваясь совершенно нечетко, растянуто и путано. За его пальцами будто огненный след тянулся по телу, опаляя. Все равно что у начала бензиновой полосы, бросить зажжённую спичку и ждать. Её руки легли на его грудь, слегка отталкивая, чтобы иметь возможность заглянуть в эти необычные, немного пугающие даже такую как она, притягательные глаза, где в алой радужке, плясали чечетку, демоны. Она подсматривала за ним из-под опущенных ресниц, бросающих тень на её опаленные жаром щеки.– В сумочке ещё пистолет. – Самое время было вспомнить где она[сумочка], но мысли Талии были заполнены совершенно другим. – И он заряжен. – Последнее произнесла рвано втягивая в лёгкие воздух, когда мужская рука, соскользнув с рукояти, припрятанного под платьем кинжала, устремилась к внутренней стороне её бёдер, под ткань. Талия непроизвольно, подалась бедрами вперёд, неосознанно [неосознанно ли?] приглашая. Разум затуманился, а остатки самоконтроля, увязли в этой вязкой белесой пелене, исчезая безвозвратно. Пресс, под её соскользнувшей с груди к животу, ладонью, был каменным.
- Ты, Альберт, уникален. –  Хрипловато и соблазнительно прошептала она, приподнимаясь на носочки и придвигаясь ещё ближе, вплотную. Её приоткрывшиеся на выдохе губы идеально вписались в ямочку надключичной впадины, соскользнув к обнаженному крепкому плечу, впиваясь в то зубами, когда она опустилась, стопами коснувшись пола, позволяя узловатым и ловким пальцам погрузиться в неё, бесстыдно минуя те полоски, что звались тонким кружевом. Замирая где-то между больно и невозможно хорошо, на грани реальности, на пределе чувств. Наощупь находя молнию топорщащийся ширинки, шорох раскрытия которой потонул в её преждевременном стоне. Платье было бесстыдно сорвано и сброшено вниз, когда не пожелало спасть само, скомкавшись над бедрами. Впрочем с брюками они тоже предпочли не церемониться. Через одежду переступали нетерпеливо, неуклюже. Похоть разъедала сознание, как кислота лакмусовую бумажку. Воздуха было катастрофически мало. На вдохе сознание оплавлялось, обволакиваемое его запахом. В груди, в солнечном сплетении, нестерпимо жгло, как будто её пытались клеймить, раз за разом прикладываясь не раскаленным до бела железом, но горячими ищущими что-то находящееся под запретом, губами. Она чувствовал их — вжимающиеся в нее, впивающиеся, присасывающиеся, обжигающие и жаждущие. Порывистый и сильный, он, казалось, мог одним лишь усилием воли удержать её на весу. Желанием был пропитан каждый изгиб тела. И Талия едва могла противостоять, когда Вескер поднимался, губами к её выпирающим ключицам, и дальше, к шее. Повинуясь какому-то первобытному, необъяснимому инстинкту, идущему откуда-то из позвоночника, а может быть и из переплетений её ДНК, на уровне совершенно ей непонятном, о котором часами могут болтать учёные – генетики, она оплела его подобно лиане. Стена позади неё, к которой Вескер её прижал, удерживая навесу, стала влажной и теплой, кожа налипала к плитке, натягиваясь от ритмичных движений двух тел. Зажатая между стеной и обнаженным разгорячённым телом Альберта, Талия впивалась ногтями в его плечи, жадно поглощая вибрации его тела. Её приоткрытый рот теперь оказался на уровне его лица, её сбитое дыхание смешалось с его и с каждым его выдохом она вбирала в себя этот поистине животный рык, который слышала, всякий раз, когда впивалась ногтями сильнее дозволенного, раскачиваясь всем телом, постепенно погружая его в волны экстаза. В моменте они замирали, на секунды, оставаясь неподвижными, то ли вслушиваясь в сердечный ритм друг друга, то ли прислушиваясь к звукам извне, объединяясь, кожей впитывая каждое новое движение друг друга, а затем вновь продолжали танец наслаждения, с каждым витком всё больше отдаляясь сознанием от окружающего мира.
- Кто ты, черт возьми, такой…- жадно и судорожно выбирая в лёгкие воздух, ошарашено шептала южанка, не в силах больше контролировать себя, ощущая, как в очередной раз теряет самоконтроль и впечатывается влажным лбом ему в плечо. Сплошное безумие, сумасшествие. Повиновение инстинктам.
А в висках на повторе стучало: Хищник. Нарцисс. Злодей. Талия скалилась, впиваясь попеременно зубами, в маячащие перед её лицом губы Вескера, не желая ему уступать. Расстояние до точки безумия стремительно сокращалось. Оргазм накатывал, сокрушающей волной, снизу вверх от скрещённых на мужской талии ног, до корней волос, усиливаясь с каждой секундой. Талия всхлипнула, затряслась и выгнулась назад, вытягиваясь по стене, как струна. За пару секунд ноги стали совершенно желейными. Сердце колотилось в горле. – Да! – выдохнула она, медленно подавшись вперёд. Ее бедра и живот, прижатые к его животу, задрожали, когда она кончила снова. Удовольствие стало почти невыносимым. Все ощущения, от каждого прикосновения, казалось, усилились и слились в один большой водоворот, затягивая и ослепляя её.

[icon]https://64.media.tumblr.com/643063c385fc163e1062b054c648ab75/ea879866270bcb0e-04/s540x810/3f6bc53fd35c538654f0a7c1c60e6ea88cc1d408.gif[/icon]

Отредактировано Talia al Ghul (12.04.22 14:26:29)

+2

12

Последние месяцы Вескер прозябал в забвении. Словно призрак своего прошлого, на самом деле он не продвинулся в своих целях ни на йоту. Его враги хоть и расслабились за время отсутствия лидера Амбреллы, но все еще были сильны. И пока его организация под руководством несменного даже от рук самой смерти лидера, разрасталась и укрепляла свой фундамент, сам Вескер внутри словно гас. Зажатое пламя нужно было разжечь, и для этого нужна была встряска. Такой встряской оказалось появление ее – манящей, соблазнительной. Развратной и доступной… но доступной только для него. Потому что один он мог разорвать с этой конфетки фантик. Вескер не знал когда по-настоящему чувствовал влечение. Это было так давно, словно в прошлой жизни.

И сейчас старое чувство казалось чем-то непривычным, даже несколько чужеродным, заставляя сердце биться чуть чаще, словно он вновь оказался в бою. С одной стороны это было практически правда – эта женщина была в действительности опасной, она хотела быть таковой. Но Альберт был для нее слишком крепким орешком. И если она выиграла в битве за его внимание, то, даже подобравшись так близко, как никто другой, все равно ничего бы не смогла сделать.

Глаза в глаза, встретившись без каких-либо преград, осматривая ее лицо в мельчайших деталях, Вескер наконец видел ее настоящие эмоции. Смесь восхищения, настоящего возбуждения и толики удивления были как никогда искренними, что по настоящему уверяло Вескера в своей победе, по крайней мере в определенном списке пунктов.

Сама Талия не знала, к кому обращается – Альберт же не сомневался никогда, он бог и никто более другой. Все остальные лишь жалкие тени, зажатые его светом. Губы Вескера тронула легкая смесь улыбки с едкой ухмылкой. Он шумно вдыхает, чувствуя как глаза через мгновение, меняют свою форму, подстраиваясь под новое освещение. Довольный созданным эффектом, он практически не обращает внимания на окончательный хруст очков уже где-то под ногами. Лишь как-то на автомате подмечая, что нужно взять запасные из шкафа в кабинете.

— Что именно? — Вескер приподнимает вопросительно бровь, продолжая едко ухмыляться, наслаждаясь внезапным восхищением в глазах своей гостьи, попутно оглядывая ее обнаженное тело. Маленькую ямку в шее, тонкий изгиб плеча, высокую грудь и идеальную талию. Эта женщина была генетическим совершенством, словно греческая статуя, высеченная из мрамора крепкой рукой скульптора по точно высчитанной формуле. Сердце предательски застучало еще немного быстрее, разгоняя кровь по телу, оповещая все это расползающимся из груди жаром.

— Значит, мы во многом похожи, Талия, — губы касаются уха женщины, переходя от слов к мягкому поцелую, словно хищник, обнюхивавший замершую в безвольном ужасе жертву, — какая ты противоречивая персона.
Рука подцепляет ремешок оружия, заставляя его соскользнуть с ноги на кафельный пол, а крепкие пальцы хозяина продолжают ощупывать нежную кожу бедра Талии, словно там осталось еще какое-то оружие.

— Пистолет против меня бесполезен, но ты уже об этом и так знаешь? — все еще легкая издевка в его голосе. Вескер продолжал наслаждаться своей маленькой игрой, подпитывая свое неуемное эго даже в этой пикантной ситуации, продолжая пальцами исследовать тело покоренной (действительно ли?) женщины. Очередным трофеем — на его виртуальной полке достижений.
Дальше тактический холодный разум поддается моменту — и словно теряясь в событиях, он уже слабо контролирует себя. Еще секунды назад руки скользят между ее ног, закладывая дальнейший путь, нежными касаниями ощупывая уже не ткань платья, а нежную женскую кожу. И уже платье жестоко стягивается вниз, как ненужная и мешающая преграда.

Когда одежда уже ничему не мешает, остатки разума покидают сознание человека и даже безрамерное эго Вескера неспособно этому помешать. Лишь момент животной близости, между крепко прижатой к кафельной стене женщины, и поддавшегося своим плотским желаниям мужчины, объединяет их обоих. Резкие движения, синхронные друг другу и прикосновения рук по телу, под неприличные влажные звуки — в неопределенное время, сдабриваются громкими вздохами, всхлипами и стонами.

Потерявшись на волне своих чувств, Альберт отдался лишь похоти появившейся между ними. Сначала это была лишь малая искра, которая для Вескера неожиданно и быстро превратилась в электрическую бурю. Увлеченный процессом, он совершенно ничего не ответил Талии, продолжая двигаться и чувствуя как его тело начинает подходить к пределу. Всхлип Талии, судороги и крепкие объятия только подтолкнули Альберта ускориться. Он застонал, отодвигаясь от горячего женского тела, забрызгав ее бедра уже не в силах пошевелиться. Постояв несколько секунд, продолжая удерживать женщину прижатой к стене, Вескер все же ожил и усадил Талию на кушетку, оглядывая раскрасневшееся лицо «клиентки». Все же Альберт не выдержал и прильнул к губам женщины, разбудившей в нем давно покинутое желание.
— Я Альберт Вескер, владелец небольшого бизнеса в сфере биотехнологий, — он провел своей рукой по шее Талии, ее груди и животу, — неужели ты забыла, как мы познакомились всего с час или два назад?
Наглая ухмылка застыла на лице Альберта, когда он вернулся взглядом к лицу Талии, оторвавшись от созерцания разгоряченной от секса фигуры Талии.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

Отредактировано Albert Wesker (09.04.22 22:16:21)

+2

13

Впервые за долгое время её ничто не сдерживало. Да, она прибыла сюда не по своей воле, повинуясь приказу отца, но все остальное…секс случился не потому, что ей был отдан приказ [хотя зная Ра'са не исключено, что подобный исход тоже рассматривался], а потому что она сама так захотела. Особенно когда стремительно и неумолимо он вдавил ее в стену. Мгновенно, жадно, исступленно. Закрыв глаза, она пылала в его объятиях, прислушиваясь к его тяжелым хриплым выдохам. От кончиков волос до пальцев на ногах все трепетало, стремительно поднимаясь все выше и выше.
Когда Альберт усадил её на кушетку, она ожидала чего угодно, но не поцелуя. В незначительных деталях, но он отличался от тех, которые уже случились между ними. У этого было что-то большее. Черт бы его побрал.
— И как я могла забыть об этом, — она хрипло, горячо выдохнула ему в рот, кончиками пальцев лениво скользя по его груди. — Видимо ты был не до конца честен со мной, — улыбка коснулась её губ, когда она провела пальцем по контуру его подбородка, его губ, его правой скулы. — В шампанском все же что-то было. — Ей действительно проще думать, что помутнение рассудка случилось под действиями препаратов или таблеток, что все это временно и уже завтра ее это совершенно не будет волновать. Подавшись ближе, она пощекотала его кончиком носа, затрагивая щеку, побуждая его к новому поцелую. И получила желаемое. Она всегда получала то, чего желала, даже если требовать приходилось от того, кто считал себя…богом? Он был безупречен с ее точки зрения, без всяких оговорок. И он был единственным мужчиной, который смог ей угодить просто тем, что, не занимаясь делением мира на чёрное и белое, позволил случится случайному, но совершенно потрясающему сексу. Как только, Альберт отступил, она сразу же скрестила ноги, закинув одну на другую, но при этом совершенно не стесняясь продолжила демонстрировать свою грудь. И что это все-таки было? Она никогда прежде не чувствовала подобного. Неужели, окончательно выжила из ума? Ухмыляясь, Талия аль Гул откинулась на кушетке, выставив позади себя руки и поймала взгляд Вескера. Сердце все ещё гулко колотилось, ударяясь о ребра изнутри.
— Я должна извиниться, — она поискала на полу то, что раньше могло зваться очками. — надеюсь у тебя имеются запасные. — На деле же очки ее беспокоили меньше всего, но хотелось казаться более открытой и искренней, что ли. Нижняя губа дернулась, и она прикусила ее зубами, затем отпустила, окидывая оценивающим взглядом мужской подкаченный зад, на который натягивались штаны. — Хотя, если честно, мне понравилось…— это была странная, но необходимая для начатой между ними игры, пауза. —…без них. Талия пристально наблюдала за тем, как резко и властно затягивается ремень, опоясывая змеей. Одного этого движения вполне хватило, чтобы она сжала бедра крепче. Ходячий разврат. Такие простые движения не должны, не могут так волновать. Но ей, черт возьми, это понравилось. И дело похоже[да простит её отец с его приказами[ей вообще похоже придется исповедоваться после случившегося сегодня]] в сексе, в адреналине, который от этого зверски поднимается внутри. Если он ей позволит, то она никуда отсюда не уедет. В попытке сдержать эмоции, Талия хлопнула ладонью по кушетке, а вовсе не с целью привлечь к себе внимание.
—  Не хочу показаться назойливой или скучной, — она грациозно спустилась с кушетки, подбирая с пола раскиданную одежду, игнорируя при этом взгляды Вескера. — Но, нам придётся обсудить рабочие моменты. — Подобрав платье с пола, она пару секунд задумчиво рассматривает лоскуты, в которое то превратилось, цокает языком, но говорит о другом. — Я не могу вернуться к отцу ни с чем. — Она тянется за докторским халатом, свисающим с крючка на стене и, забирает тот себе, накидывая на плечи, высвобождая тёмные волосы из-под воротника. Ведёт плечами, пытаясь свыкнуться с менее приятной тканью, чем та, из которой было сшито её платье, а затем усмехнувшись оборачивается к Вескеру, медленно и испытывающее застегивая пуговицу за пуговицей, поднимаясь от низа к вороту. — Он хочет получить пару образцов твоих новейших разработок. — несколько шагов по полу, шлепая босыми ногами, и она наклоняется вниз, чтобы взять в свои руки скинутые в спешке туфли. — Говорит, что это крайне важно. — Стереть с лица земли недостойных всегда в приоритете Ра'с аль Гула. Выпрямившись, она разворачивается в направлении стула, но врезается в Альберта Вескера, вторгнувшегося в её личное пространство. Немного болезненная и едва уловимая усмешка задевает уголок ее губ, когда она, касаясь рукой широкой груди Вескера, упирается в ту ладонью. Не сейчас. Цена его не волнует. Он заплатит сколько скажешь. Не продешеви.

[icon]https://iv1.lisimg.com/image/14495939/245full-eiza-gonzalez.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/t308713.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/t828444.gif
[/sign]

Отредактировано Talia al Ghul (20.04.22 06:59:08)

+1

14

Градус постепенно снижался, чувства притуплялись. Такой эмоциональный всплеск был словно удар молотом по голове. Вескер давно позабыл о таких чувствах, особенно после произошедшей мутации. Ощущения все еще искрами блуждали по его телу, напоминанием о том, что он многое потерял. Даже в молодости, Альберт имел эмоциональный диапазон не больше чем у офисного стула. С годами, после пройденного обучения, после всех интриг и предательств, ему и вовсе казалось, что внутри что-то сломалось. Только выполнение поставленной цели будоражило его сознание и вызывало такие не поддельные чувства. Все остальные вокруг превращались лишь в инструменты, которыми можно было с легкостью пожертвовать. Только чувство тотального превосходства кружило и волновало Вескера до сегодняшнего дня. Даже боль в вулкане не была такой… сильной.

— Мне кажется, это ты что-то подстроила, — слишком близко. Они снова целовались, сцепившись губами, словно для обоих это было в новинку. Свежие чувства, это даже немного пугало. Словно Вескер где-то совершил ошибку. Но чего ему было бояться после вулкана? Даже такой жар не смог ему навредить в достаточной степени, чтобы окончательно его стереть: — я должен признаться… со мной давно такого не происходило.

Сердце все же пришло в норму. Даже небольшое отступление от ритма было непривычным. Глаза Альберта коротко вспыхнули и вновь погасли, пока он осматривал тело своей (своей ли?) любовницы. Тонкая крепкая талия, свидетельствовала о хорошей физической подготовке. Крепкая, отличной формы грудь — вызывала желание вновь прикоснуться. Высокие плечи с сильной шеей. Талия была невероятно сложена, но физические показатели… не то чтобы одним этим можно было поймать Альберта на крючок.

— Пустяк, у меня где-то были еще, — он хитро улыбнулся. Вескер носил очки долгие годы. Острое зрение было несколько чувствительно к свету, да и глаза могли выдать его. Холодный взгляд контрастировал с улыбкой. Этому его научили еще в годы обучения и с тех пор Альберт не расставался с темными очками. Потом мутация и ему пришлось еще и скрывать свечение из глаз.
— Кажется, я должен тебе платье, — Альберт хмыкнул, оглядывая за движением бедер спускающейся с кушетки женщины. Губы пересохли — женщина точно была настоящей хищницей. Хотя они находились все равно на разных ступенях. Мутация делала его физические возможности непостижимые для простого человека, хоть и тело находилось в нестабильном состоянии.

— Я могу предложить различных существ, наша компания значительно продвинулась в аспектах создания биологического оружия любого плана, по запросу можно вырастить тварь соответствующую любым целевым показателям заказчика исходя из его запросов. Управление будет происходить исходя из чипов ингибиторов, которые наша компания так же вживляет своим целям, новейшая запатентованная технология, — Вескер поправил свою одежду в соответствии с тем, как она должна была бы выглядеть.

— Так же есть несколько образцов вируса, которые я могу продать. Но их количество строго ограничено, в мои планы не входит привлечение слишком большого внимания к организации, а массовое использование вирусов корпорации Амбрелла может привлечь ненужное внимание, — он подходит ближе к ней, раздумывая, что все же требуется заказчику: оружие или вещество для хаоса: — воздействие вируса на организмы контактирующие с ними будет предсказуемым, двадцать процентов умирают, шестьдесят превращаются в не контролируемых зомби, пятнадцать могут приобрести спонтанные мутации. Полтора процента способны получить иммунитет, еще процент приобретет невероятные возможности. Половина оставшихся процентов – это вероятность чего-то непредсказуемого.

Альберт оглядывает женщину снизу вверх и ловким движением руки перехватывает ее кисть: — как твой порез?

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

+2

15

Без её каблуков, разница в росте с Вескером ещё сильнее бросалась в глаза. Ухмыльнувшись, Талия снова взмахнула своими длинными ресницами, на пять с плюсом отыгрывая святую невинность в этой обители разврата. Каждый раз, когда она так делала мужчины в непосредственной близости от её тела, будто под гипнозом выдавали шаблонное: «я подарю тебе полмира», или «у меня есть для тебя сюрприз», или ещё что-либо в этом духе. До сегодняшнего дня. Что-то между ними было, но она это не контролировала. Мысленно пытаясь себя успокоить, дочь Рас'а самонадеянно шептала 'пока что'. Её взгляд скользнул по собственной руке, которой касались пальцы Альберта Вескера. Пластырь оказался не очень надёжным, не выдержал.
– Я в порядке, Альберт. Заживет. – Его забота подкупала, голос Талии стал чуть ниже, нежнее, вернулась лёгкая хрипотца, и она не могла не задуматься, какую цель преследует, этот человек, используя против нее ее же методы манипуляции чувствами. Мягко высвободив руку, она, сделав пару шагов к стулу, присела на край того и аккуратно поставив перед собой туфли, под собственный вздох, надела их. Эти несколько минут они провели в относительной тишине, не считая тихого, ненавязчивого гудения кондиционера.
– Значит, не любишь повышенное внимание к своей персоне? – Как бы между делом поинтересовалась дочь лидера лиги убийц, не сводя глаз с лица Вескера. По ее взгляду было понятно, что все то время, что она возилась с халатом и туфлями, она над чем-то размышляла, помимо того, что задавала на вид совершенно безобидные и даже какие-то совершенно поверхностные вопросы.  – В этом вы с моим отцом похожи, – стул под Талией скрипнул, когда она сменила положение тела, закидывая ногу на ногу. За невозмутимостью, которую она умело демонстрировала собеседнику, едва заметно, но все же улавливалось какое-то нарастающее разочарование, проявившее себя чуть позже, когда она позволила себе недовольно цокнуть языком. Не особо удивилась, конечно, такому раскладу, в конце концов у нее был какой-то паттерн на мужчин подобного типа, начиная с её непростых отношений с отцом. И как же сейчас не хотелось копаться в себе выискивая собственные недостатки, отвлекаясь от самой сути происходящего. Она отогнала эту мысль прочь, не позволяя ей испортить то хорошее, что уже успело случиться с ней сегодня. Их глаза снова встретились.
Глядя на Альберта ей стало понятно, почему её отец так хотел приблизить его к себе. Вескер был слишком уникален, умен, устраивать с таким человеком открытую конфронтацию или вставать у него на пути, могло вылиться в колоссальные проблемы в будущем, если бы их пути внезапно пересеклись. Отличительной чертой Рас'а всегда было умение действовать на опережение.
– Он тоже прочно обосновался в 'серой зоне', пока остальные делят мир на чёрное и белое. – Неправильно было бы оставлять тему, не разъяснив причин, по которым она так некстати упоминала того, кто, по сути, стал организатором этой встречи. – Для бизнеса, который он ведёт, было бы правильнее, чтобы на встречу он прибыл лично, но…– ее губы чуть скривились, будто Талия пыталась не выдать своих эмоций, –…он прислал меня.
Не было ли это ошибкой?
Избыток белого, стерильного цвета действовал на нервы. Когда они только вошли сюда, было не так заметно, что в воздухе пахло дезинфицирующим средством, сейчас же он тяжестью оседал на корень языка, взывая к неконтролируемой жажде и заставляя морщиться. Она, нервно дернув правым плечом, поднялась с места, благодаря каблукам, став заметно выше в росте:
– Рассмотрим вариант с штаммом вируса. – Твердо и без лишних эмоций произнесла Талия. – Я знаю своего отца. Он захочет 'испытать' его прежде, чем задействовать тот непосредственно в…– она нервно сглотнула вместе с горечью, набившее оскомину 'Готэм', ведь знала наверняка, что конечная цель для вируса именно он - город, который для Рас'а точно бельмо на глазу. – Мне нужен доступ к компьютеру, если ты хочешь получить свои деньги. – Она оглянулась через плечо на Вескера, прежде чем переступив порог медотсека и покинуть тот.
– Бокал хорошего красного вина тоже был бы кстати.
Вернуться тем же путем в кабинет Вескера, каким они пришли сюда, дополнительных проблем не вызвало. Талия хорошо запомнила дорогу, лишь единожды усомнившись в том, где необходимо было повернуть.
– Как вирус повлияет на людей, у которых уже имеются некоторые мутации? – Её пальцы скользнув внутрь клатча вынимая оттуда на вид совершенно ничем непримечательную флешку, затем она вытащила и смартфон, обе вещицы крепко сжав в руке. Талия проследила взглядом за Вескером, оценивая его движения – двигался он грациозно и уверенно, как и полагалось хищнику в своих охотничьих угодьях. И когда он жестом пригласил её сесть в кресло перед большим монитором, она удивлённо изогнула левую бровь, едва ли сдерживая смешок:
– Ты правда настолько доверяешь мне? – Или это очередная игра? – ноутбука было бы вполне достаточно. – Последнее она произнесла, уже садясь в предложенное кресло и протягивая Вескеру флешку. Она ему тоже в какой-то степени доверяла. – Без неё мне не получить доступ к счету. – Взгляд Талии переместился на экран монитора перед ней. От вращающегося символа корпорации «Амбрелла» было крайне сложно отвести глаза, но ей необходимо было с этим справиться ради конечной цели. Несколько раз быстро моргнув, она застучала пальцами по клавишам, выводя на экран непонятное приложение с логотипом уже её организации, под которой вполне официально существовала Лига Теней, имея возможность проводить почти законные операции по миру со своими союзниками и теми кого хотелось бы заполучить в качестве союзников. Открыв доступ к управлению счётом, она мельком взглянула на Вескера, едва заметно покачала головой и вернулась к своему занятию – уже более короткими быстрыми движениями вводя различные команды. Наконец её пальцы замерли над клавиатурой, а на экране сложно было не заметить поле ввода и подмигивающий в нем текстовой курсор. Улыбка дочери Демона сделалась откровенно плотоядной. Она откинулась на спинку удобного кресла, слегка поерзав в том:
– Можешь ввести сумму, которую считаешь правильной, Альберт. – Ее телефон ожил, мягко завибрировав по столу, она продержала его рукой, прежде чем ответить на звонок. – Слушаю.
– Вижу программа активна, значит договориться получилось? – Голос отца, звучал мягко, как звучал в моменты, когда он был абсолютно доволен результатами происходящего.
– Отчасти, – уклончиво дала свой ответ Талия, выжидающе смотря на Вескера, но стоило ему только протянуть руку к клавиатуре, она замедлила его, коснувшись прохладными пальцами тыльной стороны его ладони, а вторую руку положив на подлокотник кресла. Мобильный она зажала между плечом и ухом, хотя удобства в этом было мало.
– Я ошибся, когда поручил эту встречу тебе, Талия? – Оттого как резко сменился его тон, кровь стыла в жилах, даже у его собственной дочери. В эти моменты она ненавидела себя, но отца, все равно ненавидела больше.
– Никак нет, отец, – ответила она, позволив своему голосу дрогнуть., но интонацией все равно подчёркивая статус того, с кем вела телефонную беседу. Её взгляд прямо-таки въедался в лицо Альберта Вескера, все то время, что она говорила с Рас аль Гулом по телефону. Губы то и дело поджимались в узкую, непривлекательную тонкую линию.
– Я жду результатов, Талия. Не разочаруй меня.
Она не знала, сколько времени просидела неподвижно, как будто оцепенев. Смартфон, выскользнув из тисков, образованных плечом и ухом, сполз вниз, набирая скорость будто на трамплине и вылетел за пределы кресла, глухо стукнувшись об пол где-то у ног. Талия подняла глаза на Альберта и встретилась с его пронизывающим взглядом.
– Рас аль Гул хочет, чтобы мы лично проконтролировали распространение вируса. В случае если ты откажешься, все договоренности будут аннулированы, и сделка отменена.
Это все, что ей удалось выдавить из себя.

[icon]https://iv1.lisimg.com/image/14495939/245full-eiza-gonzalez.jpg[/icon][sign]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/t308713.gif https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/2415/t828444.gif
[/sign]

+2

16

Женщина перед ним была красива. Даже слишком. Словно ловушка. Теперь Альберт увяз в ней по самые уши, видимо стоило быть более бдительным. Такие женщины только и делают, что вертят мужчинами. Это сквозило в каждом ее движении. Осталось только распознать, насколько ей легко удается вертеть им, или же у них это взаимное?

— Конечно, наши спреи весьма эффективны, — он беззаботно и несколько нагло улыбнулся Талии, напоследок успевая осмотреть ее руку беглым взглядом. Действительно, порез выглядит куда лучше, возможно, ему даже не нужен пластырь, — кажется, твоя рука действительно заживает.
Он проследил взглядом, как она медленно надевает на свои ноги свои туфли. Аккуратными и осторожными движениями, одна ножка в одну туфлю, следом другая в другую.

— Повышенное внимание может погубить, — Вескер кивнул, пропустив мимо ушей сравнение с отцом Талии. К этому человеку было не мало вопросов, на самом деле. Но Альберт не очень был уверен, что хочет их задавать. У него было стойкое ощущение, будто Рас Аль Гул был из одного ряда, что основатель Амбреллы. А тот оказался ничтожеством и в итоге так ничего и не добился.

Что же касается самого Вескера, он был готов с уверенностью в семьдесят процентов сказать, что за ним определенно следили. По крайней мере, разбирали его известные факты о жизни под лупой. Интересно, как они закрывали многочисленные проблемы и не одну смерть за спиной Альберта. Некоторым этим событиям, особо нельзя было дать ответа. Особенно при том, что отчет одного сотрудника, запихнувшего его в лаву, наверняка было достать очень легко.

— Может, я тоже разделил мир на черное и белое? Но по-своему? — Альберт хмыкнул, — пожалуй, я прощу ему эту прихоть. С тобой вести дела куда приятнее, я думаю.
— Хм, абсолютное число паттернов предлагаемых мною к продаже, уже много раз были продемонстрированы, и у меня есть парочка испытательных зон, специально для этого, — Вескер едва скривился. Такое недоверие ему абсолютно не нравилось, а тратить свои ресурсы и так же подвергаться ненужному вниманию, казалось ему глупым.

— Доступ к компьютеру и вину можно получить все так же в моем кабинете, — так они отправились вновь к кабинету, проходя по пустым коридорам комплекса, преследуемые лишь холодными взглядами окуляров видеокамер, равномерно распределенных по всему их пути.

— С большой вероятностью – никак. Вирус рассчитан на обычных людей, существа с имеющимися изменениями, скорее всего, будут иммунны. В некоторой доле, весьма низкой, может возникнуть уникальный штамм вируса, — Вескер показал на свой компьютер, указывая, куда Талии можно примостить свой зад, прямиком на его кресле. Никакого лишнего доступа получить от этого «терминала» она не могла, система отслеживала, кто сидит перед компьтером. А ни у кого на базе не могло быть как минимум таких же глаз как у Альберта. Вескер лишь кивнул Талии, забирая из ее руки «ключ» и вставил его в порт, скрытый в столе.

— Что же, если вам нужен базовый вирус в размере города, без моего участия, с учетом необходимой демонстрации и моего участия в демонстрации… — Вескер протянул руку уже чтобы отметить необходимую цифру, но провибрировавший звонок моментально отмел данную необходимость.
Краткий разговор Талии с отцом (и по совместительству главным плательщиком), в целом не понравился Вескеру. Он явственно слышал волнение, исходящее от Талии, от ее сердца, ее тела и ее голоса. Она сама взяла за руку Вескера, тем самым дав ему еще более легкий способ ощутить все ее скрываемые эмоции. За ширмой влиятельной женщины, скрывалась испуганная дочь. Упавший телефон не  улучшил общей картины происходящего.
— Дай угадаю… его интересует все тот же Готем? Единственный источник информации, кстати, который помог мне немного разгадать ваши тайны, прежде чем мы вообще пошли на этот деловой разговор, — Вескер слегка улыбнулся, —  Альберт ввел новые цифры с учетом своего личного вмешательства в операцию, — с учетом моего присутствия, моих людей, издержек на перевозку, зарплату сотрудникам и прочие расходы… стоить это Рас аль Гулу будет столько.

Введя круглую сумму на экран компьютера, Альберт вытянулся в полный рост и нажал на кнопку интеркома, вызывая своего помощника.
— Мне нужен самолет, а так же группа для проведения операции, цель «Готем», Америка, главным привлеки Хенка, — Альберт отпустил кнопку и подал руку Талии, — на самом деле, я бы не рекомендовал дорогой гостье, даже близко подходить к месту распыления. В течении нескольких часов, весь город станет заразным очагом кишащим обезумевшими людьми, и только спустя двадцать четыре часа вирус станет инертным. Мы же не хотим уничтожить весь мир… сегодня?

Альберт первым вышел из кабинета, двигаясь в сторону самолета до промежуточной точки в Америке. А дальше их ждал вертолет — для самолета не было особо безопасного места, а вот зависнуть над городом на вертушке было бы куда безопаснее. Хотя самому Альберту было плевать, нового места для вирусов в его организме уже не было.

Отредактировано Albert Wesker (11.08.22 13:56:34)

+1

17

Какими бы не были изначальные договоренности между Рас аль Гулом и Вескером, отец определенно их наглым образом нарушал, так ей подсказывало сердце, а не ухмылка или полное безразличие самого Вескера, которого она еще пару следующих мгновений держала за руку, хотя и необходимости в этом не было. При упоминании Готэма, сердце Талии забилось быстрее. Она спешно убрала руку, отводя взгляд. Конечно Альберт знал о Готэме. Он был достаточно умен, чтобы навести справки о своих «партнерах» прежде чем окончательно согласиться на сотрудничество с Лигой.
— Его всегда интересует Готэм. — Она наклонилась за выпавшим из ее рук телефоном. — Ни один из источников, с которыми ты мог контактировать, — она выпрямилась, медленно поднимая взгляд по широкой мужской груди к лицу Вескера, — и которого Лига не приговорила к смерти, не знает достаточно о планах Рас аль Гула. — Талия сделала паузу, — Даже я – его дочь и Второй Глаз Демона. Мгновение они смотрели друг на друга, пока Вескер не склонился над клавиатурой выводя желаемую сумму на экран. В ответ она издала резкий и неприятный смешок, лишь искоса взглянув на экран и, лишь мгновение спустя, произнесла:
— Как пожелаешь, Вескер. — Она протянула руку к клавиатуре и ввела семизначную комбинацию из цифр, позволяющую начать транзакцию. — Как я уже и сказала, ты получишь деньги только когда мы «проверим» товар.
Ее голос был резко холоден, как и улыбка, которую она подарила Альберту Вескеру.
— На твой счет каждый час будет падать различная часть от этой суммы, возможно доллар, может быть сотня, — она пожала плечами. — У моего отца своеобразное чувство юмора, но это хотя бы дает тебе возможность знать, что никто не пытается тебя надуть. Но это, пока что, всё, что я могу сделать для тебя.
Вложив свою руку в ладонь Вескера, которую он ей протянул, Талия поднялась с места, внимательно слушая, как ее спутник по интеркому дает указания своим людям. Мозг лихорадочно анализировал каждое произнесенное им слово. «Готэм? Он планирует сразу лететь в Готэм?» Она замерла у дверей кабинета, вперив взгляд в свои руки, в то, как длинные ногти вонзались в ладони. «Лететь в Готэм нельзя. Там Дэмиан. Там Джейсон. И… — она сглотнула, —…там Брюс. Она была похожа на рыбу, которую вытащили из воды на берег, благо стояла к Альберту спиной и видеть он ее вытаращенных глаз и приоткрытого рта не мог. Она на несколько секунд закрыла свои глаза, выждала момент и на выдохе поняла, что ей наконец-то удалось справиться со своими эмоциями. Первая её улыбка, которой она одарила проходившего мимо Альберта, была абсолютно растерянной.

— Альберт, — Талия замедлила шаг, позволяя высокому и статному блондину в темных очках прилично обогнать её. Площадка для взлета была крытой и оттого ее голос усиливался эхом. Пришлось сократить дистанцию, как только Вескер, оглянулся на неё, и обойти его, буквально преградив ему путь к самолету. — В Готэм лететь нельзя. Она снова видела собственное отражение в темных линзах солнцезащитных очков, но знала наверняка, что за ним полыхают алым цветом, его подвергшиеся мутации, уже давно нечеловеческие, глаза. Ее ладони медленно коснулись груди Альберта Вескера, отчетливо ощущая, как ткань из которой был выполнен его плащ напоминает чешую змеи. В груди у Талии затрепетало, сердце пропустило удар, рано или поздно она доиграется и попытки изменять правила чужой игры у нее закончатся так же, как у кошки кончаются ее девять жизней. Она сделала глубокий вдох и выпрямила спину, осознавая, что рядом с Альбертом Вескером все её мысли напоминают безобразную кашу, наполняющую ее голову изнутри. Так недолго и выболтать ему все свои секреты.
— Оставь Готэм моему отцу. — Талия обвела взглядом пустую площадку по левое плечо от себя, подбирая правильное и убедительную причину это сделать, — Он для него как долгожданный подарок в Рождество, который точно существует под елкой, но его нельзя открыть раньше, чем наступит рождественское утро. Этот город давно поглотил его, и именно поэтому он до сих пор не разрушил его. — Он просто не может. губы Талии растянулись в усмешке, — Свои деньги ты получишь. Даю тебе слово.
Она сделала шаг назад, никем не сдерживаемая, а затем медленно зашагала к трапу ожидающего их самолета.
В кабину к пилоту она вошла так, как будто этот самолет принадлежал ей и пилот тоже.
— Сменим курс. — Пилот попытался ей возразить, но Талия прервала его одним едва заметным движением брови. Ее рука коснулась спинки кресла, в котором сидел пилот. — Мы должны приземлиться на острове Крагос. Как только она убедилась, что на координаты полета были изменены, она вышла из кабины в салон, сделала пару шагов по довольно свободному проходу между несколькими креслами и приземлилась в одно из них.

0

18

— Я могу сказать только одно, излишняя патетика в отношении этого грязного городка мне кажется лишь помешательством, — он ухмыльнулся, косо поглядывая на ее лицо и закрывая глаза возникшими, словно из неоткуда, новыми очками. На самом деле вытащенными из одного шкафчика в кабинете, буквально несколько минут назад.
— Без обид, вся ваша таинственность для меня в принципе несколько наигранна, — он едва не фыркнул вслух, что, было бы наверняка расценено Талией как прямое оскорбление. Хотя от Вескера такую наглость стоило ожидать, как и многие другие неуважительные слова и мысли. Альберт мог себе это позволить… потому что он был тем, кем он есть.

— Это не в моих правилах, — Альберт поморщился. Его водили за нос. И это могло закончиться плохо, если бы не несколько приподнятое настроение.  Все же можно было на это сделать исключение. Хотя верить на слово кому-либо он не желал. Всюду были предатели и те, кто желал его краха. Этот урок он усвоил давно. Особенно, когда связывался с женщинами в узких платьях. Таких можно было перечислить много. Ничем хорошим это не заканчивалось ни разу.

— Давай закончим на том, что если бы с этого начался бы весь наш разговор, то сделки уже не было, в дальнейшем Рас аль Гулу стоит это учесть, сегодня – исключение, — Вескер нахмурился, задумываясь, было ли это так и задумано главой «клиентской» организации. Или же ему исключительно повезло отправить именно Талию на эти переговоры. Конечно, так играть со своей дочерью, кто-то мог сказать, что это было довольно низким. Но, Альберт был иного мнения на этот счет. Люди, были в первую очередь инструментом для достижения своих целей, а уже потом начинали играть какие-то другие связи. Некоторые узнали об этом слишком поздно для себя. Но хорошие инструменты нужно было беречь.

— Еще какое-то шаткое условие? — Вескер резко остановился, обогнав Талию на несколько шагов и, развернулся на каблуках своих ботинок, довольно громко щелкнув обувью по половому покрытию технического коридора.

Она встала между ним и самолетом. Заставив Альберта поднять бровь выше очков. Мужчина медленно выдохнул, слушая эту подозрительную тираду. Нет, если бы ему предложили бы избавиться от назойливой проблемы, которая сидела как иголка в самой середине пятки, он бы определенно согласился. Дело было не в Рас аль Гуле и неприятности и неудачи могли скрываться под самым носом у этого «сильного и несломленного» человека. В виде его собственной дочери. Вескер усмехнулся. Стоило бы дать указание сделать это все именно в Готеме и посмотреть, что же произойдет дальше. И все же, в этот раз он решил не идти по самому очевидному пути — послушай женщину и сделай все наоборот.

— Дело не в деньгах, — Вескер поднялся в салон самолета и игнорируя все уселся на свое место, закидывая ногу на ногу и вытаскивая из бара бутылку какого-то, скорее всего, чудовищно дорогого виски. Бокал быстро наполнился коричневатой жидкостью и, звякнув кубиками льда, Альберт сделал большой глоток, словно алкоголь мог заглушить несуществующую жажду.

— Мисс аль Гул, мне кажется, из ваших прекрасных уст льется все больше и больше лжи, настолько, что я в ней сейчас утону, — глаза Альберта сверкнули оранжевым настолько ярко, что невозможно было скрыть их свечение даже за толстым стеклом умных очков.
— Это начинает душить, — он допил остатки алкоголя из своего бокала, после чего рывком оказался за спинкой кресла Талии, склонившись к ее уху. Пустой бокал упал на опустевшее кресло Альберта, через мгновение после его перемещения.

— Давайте поговорим начистоту, Готем до сих пор находится на своем месте, только потому, что его не дают снести до основания маленькие тайны Талии аль Гуль, которые она безуспешно сейчас пытается выдать за… хммм, личное желание своего отца? — Вескер медленно втянул воздух носом, разогнувшись и сложив руки облаченные в перчатки на плечи Талии, нежно массируя их, — тут возникает вопрос, или он безумец. Или же я прав и за вашими словами таится маленькая… или даже огромная ложь?

Альберт коснулся интеркома на стене салона самолета и все же отдал приказ сменить курс, после чего вернулся на свое кресло, звонко стукнув бокалом об стол и, принялся вносить корректировки по плану использования их вируса в новых условиях. Им нужно было найти вертолетную площадку и место для приземления самолета вблизи новой точки, чтобы не заразить вспомогательный персонал. Даже на все меры предосторожности, рисковать людьми, надежными инструментами, он не собирался.

[icon]https://i.imgur.com/JS6wmrW.gif[/icon]

+1


Вы здесь » ex libris » межфандом » игра на выживание[resident evil|dc]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно