ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » medicine is killing [one piece]


medicine is killing [one piece]

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">emergency, h e l p </span>

<span class="data">альтернативная японоиталия</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/EywkmSH.jpg">
</div>

<p>

<span>
law & zoro
</span></p>
</div>

</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][status]problems?[/status][nick]Roronoa Zoro[/nick][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz][sign].[/sign]

+1

2

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]maybe[/status][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info"></div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/wOR9Vvl.jpg[/icon]

Сталь создана для того, чтобы резать.
Ты не задумываешься об этом, когда смотришь на обычный нож, который используется в быту, для нарезания хлеба. Не смотришь так на канцелярский нож и не воображаешь на нем кровь, когда надрезаешь бумагу. Чуть больше задумываешься, когда видишь коллекционный кинжал или катану на чьей-то стене. Возможно, она заточена, а возможно и нет. Но вряд ли ты станешь фантазировать о том, как она вонзается в чью-то плоть и легко надрезает ее. Быстро и бесшумно. Холодное оружие - это в принципе самое честное оружие, намного честнее, чем огнестрел. Пистолеты трусливы, потому что нагоняют инстинктивный страх неизбежного. Ты точно знаешь, что не успеешь уклониться или убежать, если держащий оружие в руке вдруг решит выстрелить. А шанс должен быть у каждого, вне зависимости от того, кто именно перед тобой.
В каком-то смысле, перед острой сталью равны абсолютно все и у каждого есть шанс на то, чтобы переизбрать свою судьбу, оборачивая ее в свою пользу. Ты сможешь уклониться или отразить острие, если будешь достаточно быстр и ловок. Но все еще зависит и от мастера, держащего меч - или катану, не важно - в своих руках. Иной мастер не оставит тебе ни единого шанса на спасение. Но это не будет нечестным. В убийстве всегда участвуют двое. Ровно так же, как и в спасении.
Затяжки на чужой коже выходят идеально ровными. На самом деле, для Ло держать глаза открытыми во время процедуры - совсем не обязательное условие. Он мог бы сделать и операцию с закрытыми глазами, если дать ему хотя бы минимальные условия для этого. Вообще-то, причин много и он знает каждую из них, просто озвучивать вслух совсем не обязательно. Он знает ровно так же хорошо и досконально, как и того, кто сейчас сидит перед ним.
Трафальгару нравится работать в абсолютной тишине. В каком-то смысле, это более стерильно и безопасно. Как помыть руки, надеть перчатки и обработать их антисептиком: просто, очевидно и понятно. Можно этого и не делать, но лучше все же соблюдать минимальные правила, чтобы избежать осложнений впоследствии. Вот и с посторонним шумом так же.
В лаборатории Трафальгара пахнет медикаментами, сандаловыми благовониями и сотней книг, половина из которых никак не может перекочевать со стола обратно на полки. Это единственная вольность в плане беспорядка, которую он себе позволяет: зачем перекладывать книги с места на место, если каждая из них ему может понадобиться в любой момент.
Порядок Ло любит. Как и размеренность во всем, что его окружает. Можно сказать, что полуобнаженный Ророноа, сидящий на высоком стуле перед ним, которому в моменте времени штопают рваную рану на груди - это часть стабильной размеренности. Когда привыкаешь к чему-то настолько, что глаз постепенно замыливается и воспринимает предмет за часть интерьера. Неотъемлемая и вечная часть, как те самые книги на столе.
Это не хорошо и не плохо. Это просто есть.
Как есть и та самая тишина между ними. У Зоро, наверное, есть какие-то мысли насчет того, что между ними происходит и почему все это стало нормой. Или о том, почему Трафальгар вообще позволяет этому быть нормой. Когда-то давно он пообещал вышвырнуть Зоро, если тот заявится еще раз и посмеет заляпать кафель кровью. Но с тех пор прошло очень много времени. И было много моментов с кровью и кафелем, но Трафальгар не сделал ничего из того, что пообещал. Не захотел, пожалел, придумал тысячу других причин не поступать так - об этом они тоже говорить не станут.
Касательно стали и мастерства. Ророноа, конечно же, мастер своего дела. Послушен и идеально заточен под то, что сделал делом своей жизни. И он ровно из тех, кто определяет чужие судьбы сам. Просто он бестолочь, которая часто подставляется - но это ведь другое, правда? Как другое и то, что с этим дерьмом про "сокрытие своих слабостей", Зоро приходит именно сюда. К Трафальгару.
Штопать его - не сложнее, чем пришить оторванную лапу плюшевому мишке. Трафальгар специализируется больше на том, что буквально возвращает обреченных с того света. И все эти отвлечения на мелочевку выглядят по меньшей мере странными.
Трафальгар откладывает инструменты в сторону, еще раз проходясь смоченным тампоном по новому шву, который совсем уже скоро превратится в очередной шрам. Тело у Ророноа - что стена заключенных, на которой методично отмечается каждый прожитый день. В каком-то смысле, все это забавно.
- И что произошло на этот раз, - наконец-то хмыкает Трафальгар, стягивая перчатки с ладоней, покрытых татуировками. Конечно, носить смерть на руках и дарить жизнь - во всяком случае, пытаться это делать - тоже очень своеобразная ирония. Но те, кто очень любили острить об этом, очень быстро запоминали, что это не лучшая мысль. Человек, который может убить голыми руками, просто правильно надавив на пару точек - так себе предмет для шуток и иронии. Но Зоро в принципе не шутник, что добавляет ему очков симпатии. Которые прикладываются к той сотне, которая просто за умение помолчать и не нарушать стерильную и восхитительную тишину. Ло заглядывает в чужое лицо и иронично выгибает бровь. - Надеюсь, ты компенсируешь мое время чем-то стоящим. Это в твоих интересах.
Конечно же, Зоро очень любит игнорировать тот факт, что у Ло есть тысяча важных дел, помимо того, чтобы играть в заботливую жену. Но смерть ему судья.

+1

3

Кровь на руках, кровь на лице, кровь на остром клинке.
Кровь всюду. И всюду - трупы. Зачистка прошла успешно, семья Кизару ликвидирована. Но холодное предчувствие не отпускает, инстинкты кричат об опасности. Остальной мелкий шлак добивает остатки, "Черная нога" курит в беседке, рассказывая прелестному трупу о том, куда бы он потащил её на свидание, если бы та была живой. Весь этот бред слушать сил нет. Зоро разве что пальцем у виска не крутит, но делает это мысленно. Мысленно же и прикуривает, явственно пытаясь представить зажатый в собственных губах фильтр. Ни черта не успокаивало.
Зато у него есть силы пройтись по кабинету убитого босса, слушая, как хрустят осколки под подошвой черных туфель. Покопаться в чужом баре, как в своем собственном? Почему бы и нет? Мертвому весь этот коллекционный алкоголь уже ни к чему. Пальцы намертво сжимаются на нетронутом односолодовом виски, датированным несколькими десятилетиями назад, хорошо выдержанном в лучших традициях данного производителя, ведь на Хакушу не хватило бы и трех его жалований. За ровной светлой бутылкой с глубокой янтарной жидкостью прячется ещё несколько штук таких же, но спасти удается из всех только одну - ту, что сжимали пальцы. Удар обрушивается со спины, от которого Зоро успешно уклоняется, перекатываясь в сторону, вскидывая руку с зажатой катаной, чтобы атаковать, прижимая бутылку к себе ближе. И это играет с ним дикую шутку. Последний защитник семьи Кизару метит в бутылку, но такого кощунства к алкоголю, ещё и элитному к тому же, он никому не простит.
Чужой клинок вспарывает грудную клетку, словно масло, но Ророноа не мешкает, дьявольски сверкая широкой улыбкой и отрубая сначала чужую руку, сжимающую меч, а потом и вовсе даря быструю казнь обезглавливания. Слышится чертыхание и отборный мат Санджи, который все же среагировал на звуки борьбы. Поздновато, правда. Минус одно очко за некомпетентность, Зоро так и скажет боссу, когда придется отчитываться за исполненную миссию.
Рана нестерпимо болит, но киллер не издает никаких звуков, разве что морщится, когда из него выдергивают меч. Кровь хлыщет и перед глазами естественно мутно. Но он все равно стоит на ногах и даже идет ровно. Почти. Бутылка свободно прячется во внутренний карман. Трофей того стоил. Жаль остальные спасти не удалось.
Ноги ведут его знакомой тропой. И плевать совершенно, что кое-кто обещал больше не пускать на порог. Он снова здесь, с рваной раной, истекает кровью. И даже станет оправдываться, не произнесет лишних слов. Говорить - это слишком тяжеловато, когда у тебя в груди зияет кровавая пропасть.
Вполне привычно положить пиджак на стол, занять свое место на стуле, стянуть ровным движением галстук, а с рубашкой, которую останется только выкинуть в мусорное ведро, разберется непосредственно док.
Зоро наблюдает молча за выверенными движениями пальцев Ло. В этом было нечто искусно тонкое, гипнотизирующее. Как и во всей этой тишине, в которой каждый раз они оказывались здесь вместе. Слова - это лишнее, ненужное оружие, которое может только помешать. Ророноа не любил пустого трепа под рукой на миссиях, поэтому прекрасно понимал, что доку это также без надобности. Убивать или спасать - грань между ними весьма тонкая, не подвластная влиянию, зависящая в полной мере от тех, чьими руками оно происходит.
Насколько органично они смотрелись сейчас с Ло со стороны?..
Стежок за стежком. Будто пришивали душу обратно к этому телу. Зоро находил странное умиротворение во всем этом, ловя себя порой на мыслях о том, что получить рану на очередном деле - это ритуал, от которого он не может избавиться, ведь после этого следовал тет-а-тет молчания с доком.
По крайней мере курить больше не хотелось.
Шов тянет, но это привычная глухая боль. Болевой порог Зоро весьма высок, а если ещё и алкоголем, как обычно это бывает, закинется, то даже не вспомнит на утро о том, что был ранен. Шрамы - это нет ничто, они просто есть и будут дальше. А Ророноа, если честно, плевать, насколько он полон шрамами снаружи - внутри их гораздо больше.
Зоро обводит взглядом привычную обстановку, делает глубокий вдох и смеется, когда Ло заканчивает его обрабатывать, от чего легко звякает тройная серьга на левом ухе. Тишина уходит на покой, но это совершенно не напрягает, потому что выстраивать диалоги с доком - это ещё одно увлечение, о котором говорить не стоит. Это сродни остаточному ощущению от хорошего секса, когда накрыло с головой и просто невероятно легко.
- Я всего лишь спасал её, - взгляд падает на оставленный рядом пиджак, а рука нащупывает прохладный бок бутылки, вытаскивая объект защиты на свет, - Не мог подвергнуть опасности такой ценный алкоголь.
Ророноа буквально прижимает её к сердцу, но памятуя о том, что грудная клетка сейчас, как сгусток лавы, всего лишь аккуратно ставит бутылку рядом с собой.
- Телом расплатиться? Оно и так в твоем распоряжении, ты только что идеально украсил его ещё одним шрамом, - Зоро усмехается, опуская голову и лбом прижимаясь к чужом плечу, вдыхая запах медикаментов. На самом деле Ророноа совсем не против побыть в тишине ещё. Молчать порой было намного приятнее всего остального, если в этом обоюдном молчании принимали участие двое.
- Да, да, так и быть поделюсь с тобой своей находкой, ради которой я не поскупился дать тебе очередную работу и отвлечь от безусловно важных дел, заключенных в чтении всех этих книг, которые ты уже, вероятно, наизусть цитировать можешь.
Зоро выпрямляется, уверенно придвигая бутылку Ло. Но как от сердца отрывает.

[nick]Roronoa Zoro[/nick][status]problems?[/status][icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][sign]and there is comfort between your breaths
and I use sense to help
[/sign][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz]

Отредактировано Allen Walker (03.08.21 22:53:41)

+1

4

У каждого врача, помимо пресловутой клятвы, данной давным-давно и, вроде как, даже взаправду, существует еще тысяча законов, которым приходится следовать. Эти клятвы, законы и смыслы каждый придумывает сам для себя. Зависит это, конечно, не от фантазии и извращенных представлений о том, как должно быть в идеальном мире, а просто от окружающей тебя действительности.
Кто-то работает в частных и дорогих клиниках, приучая себя к тому, что улыбка - залог наличия отличной благодарности в кармане. Больницы те не воняют стерильностью, но пропитаны ею. И максимально пытаются воплощать иллюзию комфорта и безопасности. В таких клиниках Ло не очень-то нравится. Стерильность - это хорошо. А все прочее, что ее сопровождает, - это откровенно хреново. Там к тебе отнесутся как к пациенту только в том случае, если перед этим ты всех убедишь в том, что достоин хорошего отношения.
Есть государственные больницы и пункты первой помощи, где помогут всякому, кто в этом нуждается, вне зависимости от статуса больного. Эти больницы хороши теми принципами, которые диктуют следовать данной клятве: помогать всякому, кто нуждается. И плохи тем, что лекарства там всегда самые дешевые, некачественные и едва ли призванные действительно лечить, а не просто поддерживать минимум, помогающий не умереть до ужина. Стерильность в тех местах - нечто такое, к чему относятся исключительно с тяжким вздохом и покачиванием головой. Бюджета не хватает даже на минимум. Ло ненавидит государственные учреждения. В них все настолько отдает безнадегой, что хочется выть.
Поэтому он предпочитает альтернативу: своя небольшая подпольная лаборатория, в которой он сам устанавливает правила. Он сам решает, кого и когда захочет принять, как и кому помочь, и надо ли вообще помогать. Поток клиентов при всем при этом, достаточный, чтобы продержаться. Кто-то благодарит деньгами за то, что не выставил вон, а взялся за излечивание того, кто уже не одной, а сразу двумя ногами в могиле. Кто-то информацией. Кто-то благодарит и тем, что не дает задавать Трафальгару лишних вопросов о роде его деятельности. Это удобно.
Ло денег никогда не просит. Он вообще в принципе ничего не просит. Ему достаточно просто долгого и длинного взгляда, чтобы люди и сами все поняли. Даже самые откровенные мудаки, если вытащить их задницу из пекла, теряют всю свою спесь и понимают, когда нужно быть благодарным.
В прошлом Ло доводилось в основном не спасать, а потрошить людей. Временами заживо. Временами - нет. Работа на банды - самое скучное дерьмо на свете. Работа на Дофламинго - дерьмо помноженное на дерьмо в квадрате.
- Есть тотализатор на тему того, что убьет тебя быстрее: меч, пуля или цирроз печени, Ророноа-я? Интересно взглянуть на то, прогадаю я или немного заработаю на твоей безалаберности. С учетом того, что живым от тебя пользы все же немного больше, чем от мертвого, я нашел бы применение и второму варианту развития событий, - Трафальгар насмешливо щурится и скалится краем губ, немного обнажая зубы.
Использованные перчатки, перемазанные бурыми пятнами, летят в урну. Туда же отправляются и окровавленные бинты.
Ло краем глаза наблюдает за Ророноа, который все так же продолжает волноваться лишь о том, что у него там по наличию алкоголя. Как врач, Трафальгар должен пожурить балбеса, перечислив тысячу противопоказаний к тому, чтобы заливать свою пустую голову крепкими напитками. Как человек, который точно знает, что если Зоро и умрет от чего-то, то точно не так и не здесь, просто фыркает. Читать Ророноа лекции - это натурально пустое сотрясание воздуха, ведь он как воплощение поговорки о том, что в одно ухо влетает, а через второе улетучивается, словно никогда и не было.
- Для того, чтобы расплачиваться телом, для начала тебе необходимо хоть раз сделать так, чтобы оно не разваливалось на части всякий раз, когда мы видимся. Я врач, Ророноа-я, а не Господь Бог, вечные чудеса твоего воскрешения однажды могут отказаться мне не под силу, - Ло поднимает взгляд на Зоро, проскользнув вдоль новой раны, которая совсем уже скоро превратится в очередной шрам. И, так уж получилось, что Ло, вероятно, единственный человек, который знает наизусть каждый шрам на карте чужого тела. Ло вопросительно-иронично вскидывает бровь, а затем возвращается к неторопливой стерилизации инструментов. Это самая важная часть. Нельзя бросать свои инструменты как попало, все обязательно нужно привести в порядок и разложить по своим местам. - Если очень хочешь меня видеть и пить со мной, можно это делать не так. О существовании иных способов рассказывать не стану, может сам потом проконсультируешься со знающими людьми. Но имей в виду, что это возможно.
С учетом того, какие именно у Ророноа друзья и знакомые, совет определенно не лучший. Зоро не самый долбанутый из всех представителей их компании. Ло знает куда как более отвратительных людей, вызывающих интуитивную тошноту. Роси бы сказал, что это рефлексы, от которых более не избавиться, но, вроде как, ну и что. Ророноа не вызывает иных чувств, кроме симпатии. Искренней и понятной. Иначе Ло и не взялся бы штопать эту дурью башку всякий раз, когда тот соизволит притащиться. Без предупреждения, естественно.
- Заучивание, Ророноа-я, не равно полноценному пониманию. Например, я прекрасно выучил то, как ты реагируешь на те или иные препараты, но это совсем не означает то, что мне периодически не следует перепроверять свои данные. Медицина не терпит пренебрежения и упования на "вдруг", - Трафальгар наконец-то откладывает свои инструменты, удовлетворившись их состоянием. Разворачивается, вальяжно упираясь бедрами о стол и скрещивая руки на груди, в расслабленной позе. - Это взятка врачу, попытка меня смягчить или просто предложение к приятному разговору?
Вообще, наверное, все это вместе и сразу. Но Ло, пожалуй, совсем не против.

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]make me[/status][icon]https://i.imgur.com/PY07zsv.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">it may hurt, but you won't have time to feel anything</div>[/lz]

+1

5

- По слухам от моих людей: ставят больше всего на последнее, и поровну - на первое и второе. Лично я поставил на первое, - и ни грамма язвительности, кроме усмешки над этим обыденном делом. Ведь ставки действительно принимались, Зоро не шутил, - от мертвых пользы мало, ты прав, а в моем случае - абсолютно никакой.
Ведь даже заработай он плохую печень, то все остальные органы тоже будут не в лучшем состоянии, даже не продашь их на черном рынке. Да и трупом стать - дело недолгое, но все же не хотелось, чтобы там, после, его распотрошили на составляющие. Или же, если на то пошло, стоило составить завещание на имя дока, даруя ему после смерти разобраться с внутренностями и с телом в целом. И это тоже совершенно не шутка. Зоро действительно так думает, на полном серьезе.
Сидеть на холодном столе - удовольствие такое себе, даже если место под тобой уже согрелось. Ророноа разминает мышцы, стараясь не тревожить рану, чтобы не разошлись наложенные швы. А то тогда его выгонят совсем и, правда, больше никогда не пустят. Да и пускать кропотливую аккуратную работу насмарку - не хотелось от слова совсем.
Пока Ло занимался своими делами, Зоро спрыгнул со своего места, накидывая на плечи пиджак и прохаживаясь неторопливо вокруг, чисто чтобы занять себя и отвлечься от накатывающий от препаратов сонливости. Ступает бесшумно вдоль стеллажа с книгами, читая названия на корешках, большинство носивших слова из незнакомых иностранных букв: все образование Зоро ограничивалось выпуском из средней школы, в старшую идти не было смысла, его официально взяли в семью и все дальнейшее обучение проходило дистанционно. С иностранными языками не заладилось сразу же, с родным-то справиться было сложно. Куда лучше давалась математика, а ещё лучше - нормативы по физкультуре, прирожденный талант у него в этом не отнять совершенно.
Хотя куда больше выделялся талант в выборе алкоголя.
- Мы видимся как раз, потому что я случайно ловлю собой пули и клинки, - со знанием дела отзывается Зоро, не касаясь вещей дока, чтобы не вызвать у того лишнее раздражение - никому не понравится, если будут трогать твои вещи. Ророноа знает, что лишь оправдывается и Ло на самом деле прав. Ведь можно видеться совершенно без этого вечного повода, наполненного железным запахом крови, антисептиками и ровными рядами стежков на собственных ранах. Ведь можно было просто прийти и остаться.
Ведь каждый раз - как последний.
Зоро не может знать, вернется ли он в следующий раз живым, или его хладный труп притащат лишь для того, чтобы сжечь потом в крематории или распотрошить. Следующий раз - понятие слишком шаткое для мира мафии. И это очевидно, Ророноа не нужно добавлять и говорить об этом вслух, ведь Ло и сам это прекрасно должен понимать.
Стоит только покинуть стены этой клиники, как не останется ни следа от расслабленности. Зоро всегда при обязанностях, всегда держит под контролем всех мелких якудза и рядовых подай-принеси. Ловить всех, кто покушается на жизнь его босса. Зачищать врагов, перешедших дорогу его клану.
Если однажды становишься частью этого грязного мира, то выйти из него равно получить пулю в висок. Об отдыхе и речи идти не могло, а моменты передышек - странных, ненавязчивых и наполненных тишиной, дыханием двоих и приятным холодком - случались вот сейчас. Прямо как сейчас.
- Мне показалось или ты сказал, что заучиваешь и обновляешь свои знания, чтобы применять их на мне? - бросает Ророноа через плечо, от очередного обращения к себе испытывая странное ощущение внутри сродни тому, которое испытывают коты, когда их начинают гладить и чесать за ухом. Зоро неспешно идет дальше, обходя стол, пальцами все равно сгребая за горло принесенную выпивку и мягко её бултыхая и встречаясь взглядом с доком. Весьма серьезно и сурово. Впрочем, ничего со своим выражением лица Ророноа поделать не мог, оно у него всегда таким было: с таким родился, с таким и помрет.
- Всё из перечисленного? Расслабься, док, сегодня я не умру. Благодаря твоим стараниям. Так что доставай стаканы! Нужно оценить то, ради чего пришлось рисковать. Не зря же говорят, что лучшая дезинфекция - это алкоголь.
Зоро растягивает губы в усмешке, совершенно не торопясь уходить. Позже, когда будет глубоко за полночь. Он уйдет позже. Здешний прохладный свежий воздух действовал слишком пагубно на Ророноа, потому что, кажется, в нем явно что-то было, что всегда действовало на него наркотическим способом. Слишком хорошо здесь дышалось. Слишком тихо, отсутствовало множество взглядов, вечный шум и суета вокруг босса.
Хотя бы сегодня. Хотя бы сегодня хотелось побыть немного эгоистичным и остановить время. Затормозить его здесь. Словно так и должно быть. Для Зоро это место было не только тем, где ему спасут жизнь, заштопают и приведут в порядок. Нет, Ророноа правда благодарен Ло, что тот все ещё каждый раз спасает его шкуру с того света, не отпуская в вечные объятия Смерти.
Это место было убежищем.
Но ведь Ло, вероятно, и так об этом знает. И понимает.
Поэтому Зоро требовательно перекатывает янтарный алкоголь с одного конца бутылки на другой и выжидательно смотрит на дока, намекая взглядом, что если тот не даст стаканы, он приложится к бутылке и так, и вновь занимая свое привычное место на столе. И нет, ему не все равно, что несколько минут назад он сам щедро презентовал этот трофей Трафальгару. Просто после этого дня и пережитого действительно не помешает выпить.

[nick]Roronoa Zoro[/nick][status]problems?[/status][icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][sign]and there is comfort between your breaths
and I use sense to help
[/sign][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz]

Отредактировано Allen Walker (08.10.21 21:57:35)

+1

6

Стерильность, тишина и порядок успокаивают Ло. Он любит, когда вещи находятся на тех местах, где он их положил, даже если со стороны может показаться, что не так уж он и зациклен на теме абсолютного порядка. Еще есть шутка о том, что порядок на самом деле равноценен хаосу, если вглядеться, но это совсем уже из разряда философии.
В какой-то момент Ло даже кажется, что Ророноа в какой-то момент стал частью необходимого порядка в этом помещении. Если его нет, то как будто что-то не на своем месте и чего-то не хватает. Мысль достаточно странная. Трафальгар ловит ее за хвост и с интересом ученого препарирует, разглядывая внутренние подоплеки сделанных выводов. Но ответов все равно не находит, сколько бы ни искал. Это тоже достаточно странно.
Трафальгар хмыкает себе под нос. Привычная ухмылка едва заметно касается губ. Лицо Ло и его мысли никогда не поддаются чтению, на мир он всегда смотрит с некоторой отстраненностью. Просто сторонний наблюдатель, не желающий лично прикасаться к большинству вещей. Посторонние прикосновения Трафальгар в принципе не переносит, но так уж выходит, что это часть его работы и обыденности. Врач, который ненавидит контактировать. Поэтому на его пальцах красуется "Смерть", чтобы большая часть людей в ужасе отшатнулась.
Зоро не отшатывается, а всегда охотно подставляется под эти руки. Может, потому что он идиот. А может и потому что у самого руки ничуть не лучше. Вероятно, все это вместе и сразу.
- В твоем случае, ты вообще экспонат божьего чуда, Ророноа-я. Тебя надо показывать студентам, в качестве практического пособия того, что не у всего есть предел, - в бога Ло, если честно, вообще не верит. И его ужасно раздражает то, когда за спасение жизни люди благодарят кого-то свыше, а не того, кто непосредственно спасал. Вот тебе и клятвы, вот тебе и верность своим обещаниям. Неблагодарность Трафальгар ненавидит больше всего. Но все еще среди прочего. Возможно, все это было даже немного комплиментом Ророноа. Ло и самому уже достаточно интересно то, каким будет предел тому, что они делают. Где предел чужой выносливости и стойкости, и где предел талантов. В себе Ло не сомневается. Он столько раз вытаскивал конкретно Зоро с того света, что тому впору падать ноги и покланяться своему спасителю. Впрочем, Ло это не слишком бы понравилось. Унижения хоть и входят в список фетишей, но явно не в таком формате. И не с этим человеком.
- Других причин для встреч у нас нет? Я думал, что тебе бывает интересно послушать о том, кого из ваших врагов я так же заштопал и поставил на ноги, сколько бы вы ни старались отправить их навсегда на покой. Информация, Ророноа-я, бывает гораздо опаснее клинка, - теперь Трафальгар уже откровенно смеется. Мугивара-я даже если и интересуется своими противниками, то только теми, что видит перед собой, ну или теми, с кем собирается встретиться в перспективе. Побежденные за врагов не считаются. И Ло знает, что эта информация не нужна Мугиваре, значит и Зоро она не нужна подавно. И это одна из вещей, которую Ло ценит. Обычно к нему приходят еще и затем, чтобы сторговаться на тему полезных сведений. - Дофламинго передает пламенный привет. И с большим нетерпением ждет, что вы предпримите дальше.
На этот раз усмешка выходит горькой и неприязненной. Все знают о том, под кем Ло на самом деле "лежит" и частью чьей группировки является. Даже если формально Ло выбил себе независимость и определил свою территорию нейтральной для всех. Это совсем не означает, что чертова птица его куда-то отпустит дальше, чем на расстояние хорошо затянутого поводка. Ло щурится, наблюдая за тем, как Зоро разглядывает вещи и полки, словно и правда заглянул в музей, а не в место, где бывал тысячу раз до этого. Впрочем, Ло не возражает и позволяет это делать, все еще внимательно вглядываясь в изгиб чужой спины и плечи. Столько шрамов и каждый из них Ло помнит наизусть. Иронично, что чужие помнит, а свои совсем нет.
- А тебе кажется, что жизнь замирает, стоит тебе уйти? У меня достаточно работы, Ророноа-я. Увы, я не занят одним лишь только тобой. Хотя я все еще не понимаю, чем именно плох медик из твоих ребят. Но мог бы попросить, я бы выделил персонально для тебя кого-то из своих, они все равно по большей части слоняются без дела, - наконец-то маска отстраненности и насмешливости окончательно спадает. И проступает простая усталость от всего. И банальный недосып, отражающийся залегшими пятнами под глазами и некоторой несвойственной Ло растрепанной несобранностью.
- В твоем случае, организм рыдал бы от счастья, если бы ты следовал той диете, которую я тебе прописал. Уменьшение количества алкоголя - это не преступление против твоей личности, Ророноа-я, а суровая необходимость, - Ло неопределенно хмыкает, а затем все же закатывает глаза и достает из навесного шкафчика пару прозрачных стаканов, припрятанных среди десятка склянок, каждая со своей этикеткой и надписью, выведенной каллиграфическим идеальным почерком. А говорят, что врачи пишут непонятно, но Ло разрушает этот стереотип.
Ло преодолевает расстояние между ними, ставит стаканы на стол, на котором Зоро расселся с комфортом. Трафальгар смотрит неодобрительно и слишком очевидно. Он протягивает ладонь и указательным пальцем касается ложбинки между чужих ключиц, слегка надавливая. Отчетливо ощущается пульс.
- Наливайте, мечник-сан, сегодня можно и без диеты как-нибудь, я закрою на все глаза.

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]make me[/status][icon]https://i.imgur.com/PY07zsv.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">it may hurt, but you won't have time to feel anything</div>[/lz]

+1

7

Зоро задумчиво склоняет голову, ловя взглядом в отражении стеклянных дверок одного из шкафов своё отражение. Невзначай ловит каждый затянувший рубец, каждый росчерк шрамов - успевших выцвести и слиться с кожей и всё ещё находящихся на стадии заживания, оттого и заметными более темными стежками выделяясь на нём. Шрам пересекающий левый глаз тоже достаточно приметен - ему уже два года. Искусственный глаз под веком неотличим от настоящего, поэтому даже никто не подозревает о том, что Зоро видит лишь наполовину. Ни один враг не догадывается о том, что в любой перестрелке и стычке Ророноа по большей части полагается на инстинкты, чем на зрение. И, возможно, отчасти поэтому он всё ещё оставался жив.
Впрочем, нет. Живым он оставался, потому что его вовремя доставляли под пальцы, на которых была выбита смерть, но отчего-то эту смерть ему так и не приносили они, а являлись спасением. Каждый раз. Возможно "Смерть" Трафальгара была сильнее, чем вечная костлявая спутница Зоро, алчущая его жизни. Возможно, Ло не хочет проигрывать раунды с его смертью, поэтому всегда вытягивает Ророноа из её крепких объятий. Даже когда кажется, что уже невозможно - док все равно делает это возможным.
- А не дьявольского? - усмешка выходит достаточно широкой, Зоро ловит в отражении спину Ло, проходится по линии плеч и останавливается на растрепанном темном затылке, - Скорее уж тогда как пособие того, куда лучше всего наносить смертельные удары.
Зоро больше явно походил на дьявольское отродье, чем на что-то обожествленное. Его путь усеян кровью и трупами, и даже неизвестно толком, когда он подобным стал. Как желание стать сильнейшим породило дьявола в человеческом обличие. Встреча ли с Мугиварой, в семью которого не войти оказалось делом непосильным, или пресловутая судьба, которая твердила после знакомства с боссом не только убивать, но и защищать семью.
Ророноа слишком ценит свободу и не будь его боссом Луффи, то он никогда бы не оказался связан по рукам каким-либо кланом, верно служа лишь себе одному после смерти мастера додзе, в котором он воспитывался на ранних порах.
- Когда моего босса интересовала информация? Он её забудет тут же, даже не воспримет толком и пошлёт куда подальше, набивая рот очередной горой еды, успевай только подносить, - Зоро смеётся, потому что это было правдой. Для Мугивары информация - это что-то на грани фантастики, чтобы в одно ухо влетело и вылетело через другое, не задерживаясь внутри вообще нисколько. Босс был сам себе на уме и от этого страдали, к сожалению, не только враги клана. Более того, Ророноа действительно не станет пользоваться знаниями Ло и торговаться с ним, чтобы получить информацию. Использовать в этих целях того, кто каждый раз спасает твою жизнь, казалось неблагодарным делом. Для выпытывания информации, если она станет необходимой, существуют другие люди в клане, Зоро этим заниматься не станет. Даже сама мысль того отзывалась внутри натянутой струной горечи и нежелания вообще о подобном думать.
- Пусть засунет свой "привет" себе в задницу, которую ему надерет наш босс, если он ещё раз высунет свой птичий клюв из своей норы, - уверенно парировал Зоро, но по спине пробежали неприятные мурашки от воспоминаний о Дофламинго, а руки невольно сжались в кулаки, будто окажись сейчас птичий босс здесь, напротив него, он бы бросился на него тут же, чтобы жестоко убить и подвесить гирляндой к потолку. Этого отвратительного человека ненавидел не только он, а, пожалуй, все в его клане. Мугивара не раз и не два предлагал Ло перейти под крыло их клана, разобраться с Дофламинго раз и навсегда, но до финального результата это всё так и не доходило.
- Наш медик достаточно хорош, я ценю его способности, но мне действительно стоит говорить о том, почему я прихожу сюда, а не иду к нему? - так ли важна причина того, что он снова и снова оказывается здесь, в стерильной чистоте, в воздухе, пропитанными дезинфицирующими средствами и лекарствами, в звуке дыхания дока, в зоне его острого взгляда, который исследует каждый клочок его тела, будто оно принадлежало лишь ему одному? Дело совсем не в том, что Зоро не хотел беспокоить доктора в их клане, ловить на себе причитания Нами, кока и всех остальных, ловить сопереживающие, жалеющие взгляды, полные волнения за его очередные смертельные ранения. От этого всего хотелось скрыться. Он терпеть не мог видеть это жуткое волнение и страх потерять его в глазах босса и всех остальных, а также то, что выглядит слабым и уязвимым в такие моменты. И это лишь - одна из малых причин, почему Зоро приходил именно сюда и доверял свою жизнь рукам "Смерти". На одну десятую доли секунды Ророноа даже становится совестно, что он напрягает его лишней работой в виде себя, отмечая и регистрируя где-то у себя под коркой усталый вид дока.
- Если бы эта диета была со вкусом алкоголя, то я бы от неё не отказывался, ты же знаешь. Что не убивает, то делает сильнее, - Зоро легко пожимает плечами, мгновением долгих секунд наблюдая за Ло, а после отвлекаясь на то, чтобы снять деревянную пробку с бутылки и лишь вновь поднимая взгляд, когда док оказывается рядом. От ладони Трафальгара веет прохладой, но Ророноа не отодвигается. Поднимает руку, указательным пальцем касаясь его пальца и ведя в сторону по ключице, откуда начинался росчерк поперечного глубокого, но уже давно затянувшегося шрама, с усмешкой без слов говоря: "как-нибудь уж закройте на это глаза, док".
Наполняет стаканы янтарной жидкостью на два пальца, но не притрагивается к одному из них, лишь неотрывно и собрано смотря на Ло. Пусть тот не требует с него благодарности за каждый раз очередного спасения, но Зоро не умеет быть должным. А этот долг накопился уже достаточно, чтобы и дальше закрывать на него глаза.
Он подается вперед, склоняется к его уху так, чтобы шепот на гране слышимости мог услышать только док:
- Если я принесу тебе голову Дофламинго, этого будет достаточно?

[nick]Roronoa Zoro[/nick][status]problems?[/status][icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][sign]and there is comfort between your breaths
and I use sense to help
[/sign][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz]

Отредактировано Allen Walker (31.10.21 15:15:10)

+1

8

Воздух в комнате наполняется чем-то горьковатым, смешивается с антисептиком, нотками спирта и отчетливым привкусом крови, который оседает на кончике языка. Именно так, как есть сейчас, слишком идеально. Тот странный комфорт, к которому Ло привык и в котором ощущает себя правильно и естественно. От Зоро едва ощутимо пахнет остатками его парфюма, хотя все это в большей степени перебивается алкоголем, кровью и спиртом. Зоро тоже всегда идеально вписывается в стандарты Трафальгара, он как будто естественно вливается и становится частью всего, что Ло неизменно окружает.
Книги, инструменты, сотни склянок, с содержимым известным и понятным лишь Трафальгару и больше никому, холодные поверхности столов и полок. И среди всего этого Ророноа. Теплая и пульсирующая жизнь, смешивающаяся в идеальных пропорциях с остальным, мертвым и стерильным.
Ло ловит взгляд чужих глаз, усмехается краем губ, больше иронично, но это нечто, что больше прочего можно отнести к нормальному и человеческому в нем. Ло слишком отвык быть просто человеком, у которого помимо смерти на руках может быть еще что-то. Что-то, что может увидеть другой человек, посторонний. Дофламинго тоже к нему прикасался, но это было не так, это чувствовалось не так, воспринималось не так, виделось не так. Все было насквозь фальшивым и неправильным, совершенно чужим. Роси тоже прикасался. Это было приятно, это было хорошо и тепло. Но все равно не так, как сейчас. С Зоро вообще все и всегда было неправильно, но одновременно с этим так очевидно и как будто даже необходимо.
- Мугивара-я не очень умен, если не воспринимает криминальных боссов всерьез. Хорошо, что за него есть кому подумать. Мне нет дела до того, выживет он в этой войне или нет, война в принципе мало меня интересует, но если он не будет думать, шрамов на тебе станет гораздо больше. И не все из них я успею заштопать, - Трафальгар говорит отстраненно и как будто абсолютно скучающе. Вроде как, они обсуждают это не в первый раз. И не в первый раз Трафальгар предает свои собственные позиции независимой стороны, делясь своими наблюдениями и соображениями. Иногда к нему приходит Нико-я и они очень долго разговаривают, в том числе и о том, как можно все обставить так, чтобы бестолочь Мугивара не помер раньше положенного срока. Иногда приходит Нами-я, тогда они говорят уже гораздо конкретнее, потому что она знает цену словам и любой информации. У Нико Робин интерес ученый и исследовательский, у Нами - практичный и направленный исключительно на то, что происходит сейчас и произойдет позже. Иногда, как сейчас, приходит Ророноа-я, и тогда они говорят обо всем и абсолютно ни о чем. И Ророноа не пытается продать или что-то выкупить, его стиль отношений с людьми основан на совершенно иных ценностях. - Ты мог бы хоть притворяться, что слушаешь меня внимательно. Иначе в следующий раз невнимательным могу быть уже я.
По сути, Трафальгар лжет сам себе и всем окружающим. Невозможно быть беспристрастным наблюдателем, иметь какие-то свои цели и одновременно с этим быть вынужденным служить чужим. Фальшиво это. Несет гнилью остатков гордости и любых возможных ценностей.
Трафаьгар ведет пальцем, подталкиваемый чужим. У Ророноа горячая кожа. В этом нет ничего поэтического, просто организм поднял температуру тела и пытается бросить все силы на излечение. Понятно и просто. Но все равно прикасаться приятно. У кого-то линия жизни и судьбы отображена на ладони, а у Зоро вот все его линии - росчерки шрамов на коже. У Трафальгара преобладает исследовательский интерес: он хочет прочесть каждую линию и заранее узнать, что будет дальше. Но ему никак не удается добраться до сути, как только он разгадывает хоть одну линию, сам же ее и создавая, ее перечеркивает новая. И снова приходится начинать работу заново. С Зоро никогда не бывает достаточно просто, чтобы понять до конца.
- Может, нам стоило бы проработать твои рефлексы и маниакальное желание носить татуировки из шрамов. Хотя в психологии я не так хорош, мне она кажется слишком утомительной, с телами работать интереснее, они материальны и ощутимы, - с ухмылкой откликается Ло. Вероятно, он прекрасно знает, почему Зоро приходит сюда раз за разом, даже когда находится в состоянии близком к смерти. Это нормально. Рефлексы Трафальгару понятны. Как и желание придерживаться знакомых паттернов. Но все равно увлекательно, как ни посмотри.
Горячий шепот обжигает ухо, дыхание оседает на шее. А Ло неожиданно смеется, негромко, а скорее подводя черту сказанному выше. Ему нравится это. И не нравится то, что Зоро решает, что игры в рыцаря здесь уместны. Для него все игры и сплошной азарт, гонки со Смертью, заигрывания с ней же. Стучит ей в дверь, а затем весело смеясь убегает, хотя и не без очевидных потерь.
- Ты не готов к этому. Пока что, - это не отрицание и не подтверждение того, что это именно то, чего Ло хочет и к чему он ведет. в конце концов, планов у него хоть отбавляй. Механическая работа руками оставляет много времени на размышления. Трафальгар немного отстраняется, ловя чужой взгляд и отвечая своим, внимательным и нечитаемым. - Сейчас вы не можете выступить против него. Оба умрете. Возможно, кого-то из вас вынужден буду убить именно я. Мне бы этого не хотелось, я стараюсь отойти от этой стороны дел, даже если не всегда могу.
Трафальгар наконец-то отводит взгляд, подхватывает наполненный стакан, подносит к губам и медленно делает пару глотков. Зоро слишком уверен в себе. И это не так чтобы действительно к лучшему.

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]make me[/status][icon]https://i.imgur.com/PY07zsv.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">it may hurt, but you won't have time to feel anything</div>[/lz]

+1

9

На самом деле Луффи был гарантом странного хаотичного шторма. Босса их семьи никогда не интересовали сложности. Более того, все сложности он просто терпеть не мог. Для него существовала только одна, прямая, как шпала, собственная логика. Возможно, потому что Мугивара все ещё никак не мог повзрослеть, задержавшись в развитии где-то в лет десять. Возможно - Мугиваре проще быть именно простым, чтобы переживать ещё одно столкновение с другими, более сильными и могущественными семьями и кланами.
Возможно - стоило поговорить с боссом по возвращению. Но толку от этого заочно никакого нет. Мугивара покивает головой и всё сделает по-своему. Более эгоистичного босса представить невозможно. Ло тоже до невозможного прав, потому что смотрит со стороны, анализирует и наблюдает, даже если не принимает никакого участия в войне. Ему не составит труда оценить соотношение сил, предполагать дальнейший расклад действий. И Зоро слушал, просто потому что голос Трафальгара отражался от стерильной мебели, обволакивал и оседал где-то приятном звоном внутри.
Зоро не волновало, сколько на нём ещё возникнет шрамов. Не волновало, что однажды окажется слишком поздно и он навсегда уйдёт под руку с костлявой. Интересно, расстроится ли Трафальгар, если в один момент Ророноа перестанет приходить сюда? Отреагирует хоть как-нибудь на его смерть или останется таким же беспрекословным? Вероятно, просто продолжит жить, как и раньше, без изменений. Ещё и рад будет тому, что внеплановая работа наконец-то перестанет его беспокоить.
Рядом с Ло удивительно тихо, спокойно. Нет шума и суета. Нет бесконечных криков, повышенных тонов и детского сада, который пытаются изображать некоторые члены клана. Нет бесконечного утомительно препирательства, как с Санджи и Нами. Нет сочувствующего взгляда, как с Робин и Бруком. И ради ощущения тишины, пропитанной мертвой гладкой стерильной чистотой, Зоро возвращался каждый раз. Даже когда сил совсем не оставалось, даже когда его здесь совершенно не ждали.
- Так тому и быть. За ошибки босса расплачиваются те, кто этого босса окружает, это же очевидно, - всё произойдет своим чередом, а страх смерти отсутствует напрочь и у него, и у Мугивары. Войну тоже не все способны пережить и если Ророноа проиграет, значит, оказался слишком слаб, чтобы пройти сквозь неё.
Мечник смеётся, запрокинув голову, хотя следовало бы придержать этот смех. Ведь над смертью нельзя смеяться? Ведь однажды она отомстит за этот смех, возьмёт его за горло костлявыми пальцами или выдерет сердце, проломив рёбра. Зоро несложно представить свою смерть. Он её в принципе испытывает каждый раз, особенно, когда его тела касается Ло, зашивая очередные раны. Ни грамма сомнений, точные, выверенные движения. Да, это действительно Смерть.
- Не смеши меня, док, мои рефлексы пагубны, бесполезно их прорабатывать, - усмешка выходит более чем широкой, а взгляд натыкается на чужой слишком открыто, потому что Зоро и здесь нечего скрывать или избегать. Рефлексы, привычки - даже не нужно вдаваться в психологию, чтобы обозначить банальную зависимость. Кто-то безуспешно зависим от никотина, а кто-то, как Зоро, зависимы от того, чтобы его раны латали одни и те же руки, которым уже давно доверил свою жизнь. Стоило задуматься над этим, остановиться. Только - бесполезно.
- Если не сейчас, то когда? Сам знаешь, что Луффи это не остановит, он всё равно пойдёт. И я пойду следом за ним, - Зоро выпрямляется, едва морщась от боли, проскользившей змеёй по телу от заштопанной раны, но подхватывает свой стакан, делая глоток и испытывая привычные приятные ощущения жара, которым опаляет крепкий алкоголь горло изнутри. Нет ничего прекраснее хорошей выпивки. Особенно, когда она столь ярким пламенем воспаляет внутренности. Зоро делает ещё один глоток, прикрывая на мгновение глаза и проводя языком по собственным губам, ощущая терпкий привкус выпитого на них. Слишком божественно. Настолько, что даже места для шуток не остаётся. Мечник Мугивары вообще шутить не умеет, зато прямо излагать все мысли - это всегда пожалуйста.
- Так что можешь убить меня прямо сейчас, пока есть идеальная для этого возможность, - Зоро упирается ладонью в холодную поверхность стола, делая очередной глоток и поднимая взгляд на Трафальгара. Выпивка - тоже зависимость, которую не излечить, просто потому что Ророноа и не хочет от неё избавляться, иначе какая тогда радость у него останется в повседневной жизни?
- Как тебе? Этот виски.
Добавляет уточнение лишь на тот случай, если вопрос воспримется, как продолжение его идеи с убийством прямо сейчас. Усмешка само собой наползает на лицо, а бутылка в руках появляется автоматически, будто приросла к его ладони намертво. Зоро наполняет свой стакан и вопросительно смотрит сначала на дока, потом на его стакан, склонив голову. Впрочем, послушать о том, как Трафальгару идея с его убийством тоже было бы неплохо. Слушать о смерти голосом Ло всегда было приятно для слуха.

[nick]Roronoa Zoro[/nick][status]problems?[/status][icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][sign]and there is comfort between your breaths
and I use sense to help
[/sign][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz]

+1

10

Жизнь полна контрастов. Они все наслаиваются друг на друга, отбрасывают тени, обрастают рефлексами, бликами, светом. Ло не художник, ему абсолютно равнодушно то, красив этот мир или же нет, каким его себе воображают другие, как видят, как чувствуют, в какие слова и краски все это облекают. Не имеет значения. Ло привычнее работать с материальным и фактическим, с тем, что может соприкоснуться с его ладонями. Будь те в перчатках или же нет - все одно, ощущается одинаково. Латексные перчатки похожи на продолжение кожи, так же въедаются и вливаются, как татуировки, нанесенные на пальцы. Трафальгар мог бы быть романтичнее: набить на ладонях нечто, что напоминало бы ему о Росси, что давало бы стимул к тому, чтобы не совершать многих ошибок.
Идти против Дофламинго - ошибка. Но слишком соблазнительная. Соблазнительнее прочих, потому что очень близка и к ней тоже можно прикоснуться. Ровно так же, как он сейчас почти соприкасается с Ророноа-я. Легкая усмешка касается губ, но взгляд Трафальгара привычно холоден и отстранен. Он знает, что Мугивара к нему лоялен. Неизвестно о первопричинах и смыслах этого, может причин этому и нет вовсе. У Мугивары любая разумность подменена безумным и обезбашенным энтузиазмом, толкающим вперед. Быть выше и сильнее всех, что за глупая мечта. Ророноа тоже лоялен. Возможно, даже слишком. Но с учетом того, что их отношения не имеют четких и конкретных рамок, это тоже едва ли нуждается в пояснениях. Команда Мугивары в целом воспринимает Трафальгара за бродячего кота, который наведывается к ним в гости, воспринимается частью привычного интерьера, но в целом никому не принадлежит, даже если ему рады. С учетом того, что формальный "дом" Ло находится под жестким стальным крылом одной известной всем птицы, сколько объяснений ни ищи - ни одного не найдешь.
Трафальгар думает о том, что если Мугиваре не достанет сил тягаться с Донкихотом, то может и это нормально. В конце концов, Трафальгар привык платить по своим счетам сам. Он сам пришел к Минго, сам виноват в смерти Росси, сам теперь работает на благо "семьи". Это череда его личных выборов, которые в разрезе мало на что влияют. Он не важная фигура на этом поле, в дамки выбьется вряд ли, но вполне способен продвинуть любую другую фигуру, которую посчитает нужным. В масштабе вселенной - не имеет смысла. В масштабе покоя этой комнаты - вполне имеет.
Трафальгар вертит бокал в руках, вновь бросая взгляд на Ророноа. Изгибает губы в усмешке. Улыбка у Ло всегда неприятная, не вызывающая у увидевшего хорошего предчувствия, скорее наоборот. Никогда нельзя угадать, о чем думает Ло. Всем кажется, что он где-то далеко и думает о чем-то "возвышенном" и "нездешнем". В реальности же Трафальгар более чем приземлен: он смотрит на свою жизнь в перспективе и пытается найти путь наименьших потерь для себя. Зоро же, судя по всему, все это не кажется занимательным или интересным. Его мысли, вопреки всему, тоже отличаются от предполагаемых и приписываемых.
- Моя задача сделать так, чтобы все вы дошли. Желательно без потерь, но здесь без гарантий. На голом энтузиазме и без поддержки Мугивара-я доберется максимум до гробовой доски, - спокойно парирует Ло. Алкоголь немного развязывает язык. Но может Ло сам себе его развязывает, позволяя некоторые оговорки. К примеру, он никогда обычно вслух не признается в том, насколько лоялен к Мугиварам и что ставит на них, пусть и с тысячей "но", "если" и "вдруг". Многие из обивающих этот порог желали лояльности Трафальгара и готовы были хитрить, продаваться и угрожать, ради необходимой информации. Трафальгар знал в тысячу раз больше, чем рассказывал, просто потому что цена любому знанию всегда высока, главное найти нужного покупателя. К примеру, тот же Юстасс-я торговался неправильной валютой, извергаясь угрозами, проклятиями, вперемешку с обещаниями. С Мугиварой торговаться не было смысла, но Трафальгар знал, что в любом случае получит то, на что нацелен. Это будет честно. Они ведь все за честность, так?
Трафальгар свободной ладонью касается груди Ророноа, обтянутой бинтами. Кожа ярко контрастирует с болезненной белизной бинтов. Татуировки на фоне выглядят еще чернильнее, чем обычно. Похоже на пустоту, пожирающую изнутри.
- Ты не ценишь мою работу. Я бы не стал тратить свое драгоценное время на то, чтобы потом самому перечеркнуть свою работу, - спокойно откликается Трафальгар. Единственный, чьей смерти он отчаянно ищет и желает, живее всех живых. Может, речь про Дофламинго, может, про него самого. Одинаково болезненно и неприятно. Трафальгар ловит чужой спокойный взгляд, глаза выдают искорку веселья собственным мыслям о смерти. Они как будто эхом откликаются внутри Ло. Он намекающе постукивает по бокалу, предлагая обновить содержимое. Если смотреть со стороны, то они похожи на любовником. Зная Зоро, тот точно любимчик Смерти, так что ничего удивительного или же странного в этом нет.
- Мне нужно знать о ваших планах. Помимо тех, которые предполагают бездумный рэкет обнаглевших и лезущих вперед. Мугивара-я так и не дал мне определенного ответа на вопрос о том, что он намерен делать с Мамочкой. Время идет, Ророноа-я, я не очень люблю неизвестность.

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]make me[/status][icon]https://i.imgur.com/PY07zsv.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">it may hurt, but you won't have time to feel anything</div>[/lz]

+1

11

Даже если уличить возможность того, что гробовая доска достигнет его босса, то следом она заберет к себе и остальных. Каждого по очереди. Нынешние Мугивары, их нахождение под одной крышей - заслуга исключительно Луффи. Каким бы бесом он не был, в какие авантюры не ввязывался, рискуя заработать пулю в висок или вовсе сложить свою голову, по маслу скользящую с чужого меча, босс оставался принципиальным эгоцентром всех их вместе взятых.
На самом деле их клан уничтожить достаточно легко. Достаточно убрать босса и все остальные станут уязвимыми мишенями, которых выловить и отстрелять, как на пагубной охоте, окажется очень просто. В этом был смысл, который всегда раскачивался на качелях штормах и никогда не находился в равновесии, потому что босс не любил сидеть на одном месте. Поэтому любой каприз хоть и порицался, но не возбранялся по итогу. И если Мугивара лез в пекло, то приходилось, матерясь сквозь зубы, следовать за ним. Потому что пока тот развлекается, спина у него открытая. Сколько подобных случаев имело место быть уже? Бессчётное множество, равное количеству шрамов на собственном теле, каждый из которых своего рода история. Подумаешь, что цена не задетой спины или головы босса кроется в вечной боли, потому что шрамы всегда нарывают, даже после того, как заживут и перестанут кровоточить?
Ещё одна польза от алкоголя, который притупляет все эти неприятные ощущения, с которыми смирился с малых лет, что они уже просто стали родными. Без них совершенно не то.
Неоптимистично крайне, но Ророноа уверен, что они - не дойдут. Ещё несколько лет, возможно, одно десятилетие. Не больше. Человеческий предел имеет место быть и однажды настанет. Успеют ли они за это время достигнуть желаемых результатов? Кто знает. По крайней мере попытаются, поставят на кон всё, включая собственные жизни. И будут держаться до конца, пока ничего от них не останется.
Ради чего? Вопрос как всегда интересный, можно сказать - открытый, потому что отговорка "ради простого течения жизни" не подходит, выглядит слишком натянутой. Но других Зоро не знает. Зачем усложнять, когда всё достаточно просто?
- Ценю, - опровергнуть слова Ло - само собой разумеющееся, как и слегка отодвинуться назад. Жест исключительный, чтобы плеснуть янтарной жидкости в чужой бокал, не забывая после и о своём, - Однако в следующий раз ты можешь легко отказать, не браться за этот гиблый случай. Тогда всего лишь моё тело перейдёт в объятия смерти навсегда. Одним клиентом станет меньше.
Усмешка легко ложится на лицо, которое даже с ней не теряет нейтрального выражения, просто потому что Зоро не умеет выражать эмоции. Точнее, сделать это может только в бою. Когда такое стало привычкой? Уже и не вспомнить, но, вероятно, очень давно.
Приложиться к спиртному снова, кажется, идеей более удачной, как и поднять следом взгляд сверху над бокалом, упирая его в Трафальгара. Близкое расстояние, на котором они находились, даже таковым назвать нельзя, а слово "интимное" и вовсе не способно ничего описать. И тем не менее Ророноа не отсаживается дальше, не двигается, хотя мог собраться и уйти. Но все ещё остается, предпочитая вот так близко накидываться с доком, крайне расслабленно. Даже если темы для разговоров подобному не способствуют совершенно, но это ведь всего лишь слова. А что спрятано за ними знать, пожалуй, лучше не стоит никому из них.
- Ты не сможешь услышать от меня подробностей, кроме общедоступных. У Луффи нет скрытых мотивов, тебе это известно самому. Весь бизнес Мамочки либо окончательно будет разрушен, что не останется ни камня от него. Либо, если мы не успеем, он будет расхвачен другими кланами по частям и это принесёт ещё больший хаос в мир.
Зоро и самому подробности неизвестны. Всё прозрачно, потому что речь идет о Мугиваре, но с учетом обстоятельств и меркантильности той же Нами, можно успешно предположить, что у каждого члена семьи уже намечены свои планы по тому, какой кусок следует отхватить от дел Мамочки. Каждый преследует свои цели, но объединяет их лишь только один босс, слову которому они повинуются вне зависимости от обстоятельств. Ророноа же в этой клоаке тоже имеет наметки поживиться на чужом поле и раздобыть там интересные редкие клинки. Главное в итоге все равно остается обеспечение безопасности боса.
- Хочешь присоединиться к этому пиру?
Приглашение на кровавое рандеву - лишь малая часть того, что может предложить Ророноа Трафальгару. По факту Ло лучше никогда там не светиться, во избежание неприятных обстоятельств со стороны крышующей его птицы. С другой стороны - если Ло нужно было что-то от Мамочки, то Зоро мог это принести и положить перед ним, как приносят вырванные сердца воронам, чтобы они склевали их без всякого сожаления.
Конечный выбор всё равно за доком. Крах же Мамочки - дело времени, только обернётся это всё для преступного мира тем ещё хаосом, в котором будет много смертей и разрушений. Не только со стороны вражеского клана, но и с их тоже.
Возможно, даже для Зоро сегодняшний раз - действительно последний.

[nick]Roronoa Zoro[/nick][status]problems?[/status][icon]https://i.imgur.com/RDv4Scz.jpg[/icon][sign]and there is comfort between your breaths
and I use sense to help
[/sign][lz]<a class="lzname">ророноа зоро</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">любую проблему можно убить. но не запутанные дороги</div>[/lz]

+1

12

Вопреки сложившемуся мнению о Трафальгаре Ло, о его нелюдимой итнровертности и агрессивной защите своего личного пространства, исключения все же находились. Иногда случайно, иногда целенаправленно и с разрешения - желания - самого Ло.
К примеру, с Мугиварой получилось совершенно случайно и не так чтобы от Ло хоть что-то зависело в этом вопросе. Мугивара в целом отличался взбалмошным нравом, капризностью и умением добиваться того, чего он хочет, вне зависимости от того, чем именно это "что-то" являлось. Мугивара просто однажды увидел Ло, кивнул сам себе и втиснулся в тщательно ограниченное личное пространство, удобно обосновавшись рядом и заявляя, что теперь Ло с ним. Хочет этого Ло или нет - как и говорилось ранее, самого Ло об этом никто не спрашивал. Но нельзя было не признать того, что такое вот тесное соседство с Луффи приносит свои плоды. Хорошие. Тщательно выращенные в том числе под пристальным взглядом Трафальгара. Вопреки всеобщему мнению о Луффи, тот дураком не был. Прикидывался им в полной мере, ведь так удобнее, это да. Но не являлся им по сути.
Ророноа дураком не был так же. Идиотов Трафальгар в целом не терпел в своем окружении и избавлялся от них настолько быстро и бесшумно, что никто не замечал подвоха. Иногда с подачи Дофламинго, иногда по собственному настроению, временами и просто так, потому что захотелось.
Ло знал, что точно так же давным-давно мог избавиться от каждого из Мугивар. С такими как Зоро, Луффи, Усопп, Чоппер, Ямато и Фрэнки было бы просто. С Нами, Робин, Джинбеем, Бруком и Санджи сложнее, ведь они были слишком хитры и умны. Но не невозможно. Ло так же знал, что Зоро об этом в курсе больше прочих. Луффи мог бы быть в курсе, но предпочитал не придавать значения милым странностям Трафальгара, ведь собрал вокруг себя еще более безумных ребят, чем Трафальгар, так что одним безумцем больше, одним меньше - он не делает между ними особой разницы и для него они все свои. Зоро проблемный, потому что Зоро ближе всех. Он в так называемой суперпозиции. Одновременно подставляется больше прочих, раз за разом доверяя свою жизнь в руки Ло, и так же находясь достаточно близко для того, чтобы в любой момент перерезать Трафальгару глотку. Быстро и бесшумно. В каком-то смысле, Ло это нравится.
Даже слишком нравится.
Он ненавидит неизвестность и сюрпризы. И обожает то, что с Зоро все понятно, очевидно и ясно. И одновременно с этим не особо.
Они сейчас находятся ближе, чем это полагается в их "отношениях". С другой стороны, что вообще есть такое их отношения и что они из себя представляют - вопрос открытый и безответный.
Ло протяжно хмыкает, наблюдая за тем, как стаканы снова наполняются с легкой руки Зоро. Значит сегодня планы придется отложить, с другой стороны, отдых ему не помешает. Очень давно не помешает. Даже если Ло не планировал напиваться.
- Я не для того тебя спасал каждый раз, чтобы отдать Смерти раньше того срока, который сам установлю, - Трафальгара более чем устраивает то, что Ророноа не отличается особенной болтливостью. И не задает уточняющие вопросы о том, почему именно Трафальгар так ревностно заинтересован в том, чтобы Ророноа не умирал еще некоторое время. Просто прихоть? Трафальгар давал врачебную клятву, но едва ли всерьез оглядывается на нее в своей деятельности. Он использует свои таланты лишь тогда, когда считает нужным, а не при всяком удобном случае. Даже не потому что всех не спасешь, а больше потому что эти все мало его трогают и интересуют. Зоро - исключительный случай. Трафальгару просто интересно проверить, сколько тот выдержит, прежде чем умрет, в какой-то момент просто не добравшись до него. Ло не утверждает, что не придет сам, но не утверждает и обратного. Он лишь хмыкает, поддевая стакан пальцами и прикладываясь к нему губами.
- Меня не интересуют безделушки. Про Понеглифы я могу спросить и у Нико-я, она не прочь поделиться доступной ей информацией, - Ло хмыкает, отводя туманный взгляд от чужого лица и перекатывая в уме произнесенное Зоро. Не стоит обманываться. И стоит помнить, что тот предан в первую очередь Луффи, а затем уже по списку идет кто-то еще. Трафальгар не настолько много успел зацепить и присвоить себе, чтобы требовать хоть чего-то. В конце концов, жизнь Зоро для самого Зоро - не такой уж ценный ресурс, за который тот станет выменивать хоть что-то. - Я хочу, чтобы ни единая завалявшаяся доска, бумажка или монетка не достались Дофламинго. Он сейчас активно стелится под Кайдо, а значит намерен зацепить хоть что-то из того, что останется в скором времени бесхозным. Я знаю чего он хочет. В свою очередь, я хочу то же самое, чтобы оно не досталось ему. А там пусть хоть сгорит синим пламенем, власть или деньги меня все равно волнуют слабо.
Трафальгар вновь внимательно смотрит на мечника и усмехается краем губ. Он опускает ладонь и вальяжно облокачивает стакан на чужое бедро, склоняя голову набок.
- Мамочка уже в курсе, что ее собираются сместить и разорвать на части. И знает, что Кайдо возьмется ей помогать только за определенную плату. Очень высокую, но у нее выбора нет и придется платить. Если они договорятся, то Мугивара-я может не выйти победителем и вместо Мамочки разорвут вас всех. У Мугивары-я ведь уже тоже есть чем поживиться и вы все успели неплохо подняться с тех пор, как начали претендовать на эти земли.
Ло мягко выдыхает, смотря на непроницаемое лицо Зоро, не выражающее никаких эмоций.
- У меня есть идеи о том, как сделать так, чтобы они не договорились. Тогда Мамочка останется без поддержки. Можно будет убрать ее, а затем Кайдо. Хотя уверен, что Мугивара-я предпочтет переться в лоб. Но я предлагаю сесть и подумать, чтобы избежать ненужной возни, потерь и шумихи.

[nick]Trafalgar Law[/nick][status]make me[/status][icon]https://i.imgur.com/PY07zsv.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">трафальгар ло</a><div class="fandom">one piece</div><div class="info">it may hurt, but you won't have time to feel anything</div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » medicine is killing [one piece]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно