ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » you got power over me


you got power over me

Сообщений 1 страница 30 из 41

1

you got power over me

robot koch - nitesky

https://i.imgur.com/Hpj6LWi.jpg

https://i.imgur.com/ccMCUhR.jpg

• kingdom of nabataea

princess elizabeth, ciel

i get lost all the time in my thought, in my mind
you come through like a light in the dark, give me sight

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

2

Я умею контролировать пламя и знаю, как его погасить. Я люблю держать на ладони подрагивающий огонек, любуясь им и наслаждаясь его теплом. Но ночь, когда моя привычная жизнь исчезает в пламени, становится исключением. Наверное, даже с десяток опытных ведьм и колдунов не потушили бы тот пожар... если бы хотели.

— Сиэль, проснись! Вставай скорее, одевайся, вот.
Старший брат почти вытаскивает меня из кровати, сонного и растерянного. Он же помогает избавиться от пижамы и влезть в брюки и удобную рубашку, накинуть на плечу теплую кофту. Я не сразу начинаю понимать, что происходит и куда мы спешим, этой ночью не планировалось наблюдения за звездами, как и ритуалов. Так в чем дело? Только в коридоре, пока меня ведут служебными ходами в сторону кухни, замечаю шум и крики на нижних этажах, чувствую едва уловимый пока, но запах гари.
— Что случилось? — я неуверенно хватаю брата за ладонь, когда он открывает дверь, ведущую с кухни, и пытается вытолкнуть меня на улицу.
Я вовсе не хочу никуда уходить. Зачем это нужно? Даже если пара подопытных вампиров, сидевших в клетках, взбесилась, семья обязательно успокоит их. Если же случилось что-то пострашнее... [даже не представляю что], то зачем мне уходить? Я хочу остаться со своими родными!
— Ты должен бежать, Сиэль. Ты должен спастись и выжить. Ты будешь очень сильным колдуном, ковен нуждается в тебе. Поэтому иди в лес и ни за что не оглядывайся, и не возвращайся сюда. Понимаешь?
Со мной говорят, как со взрослым, а у меня в горле встает ком и на глаза наворачиваются слезы. Меня прогоняют? Но из-за того, что я нужен кому-то другому? Я не хочу! И в то же время не решаюсь спорить с братом, у нас мало времени и я трачу его на глупости. Последние объятия, последние слова одобрения... Когда дверь кухни, подпертая стулом, распахивается и в ней появляются солдаты, я понимаю, что исчерпал отведенные минуты.
— Беги!
Михаэль призывает огненные шары, которые должны бы помочь защититься от нападающих и я поворачиваюсь спиной, чтобы кинуться бегом прочь. От двери кухни ведет небольшая тропинка через задний двор к скрипучей калитке, а оттуда — в лес. Я слышу крики за своей спиной, я чувствую жар разгоревшегося пламени, охватившего все помещение, но я не оборачиваюсь — моего брата там больше нет.

Было бы здорово, если бы вслед за моей семьей не стало и нападавших, но они оказываются куда более ловкими, чем то можно было ожидать от людей. Несколько даже увязываются за мной, кричат вслед, требуя остановиться и сдаться, обещая свободу и жизнь. Я не верю и не подчиняюсь приказам. Я хорошо знаю эту часть леса, ведь часто собирал здесь травы. Там, где чужаки натыкаются на кочки и сучья, мне удается пробраться без потерь. Зарево за моей спиной намекает, что уходить надо еще дальше, как можно глубже.

К рассвету я выбиваюсь из сил и падаю у корней огромного дерева, под защитой кустарника. Крики преследователей стихли, но мне то и дело кажется, что вот-вот послышатся чьи-то шаги и я буду обнаружен. Только сил бежать не осталось. Сворачиваюсь клубочком, надеясь остаться не найденным, подкладываю ладонь под щеку, надеясь хоть так смягчить жесткость земли, и закрываю глаза. Конечно же, мне снится пожар...

— Попался!
Меня вздергивают на ноги, ухватившись за воротник. Это немного похоже на пробуждение минувшей ночью и в то же самое время совсем нет. Тогда меня удерживали заботливые руки, а сейчас их обладатель желает причинить зло.
— Надо отрезать ему ноги, тогда не сможет бегать.
— Да зачем он нам? Просто убей. Все равно король велел вырезать всю семью. Только этот и удрал, да еще так далеко.
Двое стражников переговариваются так, будто я глупый кролик и не понимаю ни слова. Может они правда меня таковым считают? Пинаю того, который влез в мое укрытие, под коленом и изворачиваюсь, чтобы приземлиться на ноги, когда его рука разжимается. Прорываюсь прочь, в заросли кустарника чуть дальше. Я маленький, они не должно поспеть за мной.
— Вот же маленький ублюдок!
В спину прилетает чем-то очень маленьким, но болезненным. Я вскрикиваю и запинаюсь о собственные ноги, падаю, выставив ладони перед собой, отчего под лопаткой режет только еще больше. Нельзя мне лежать! Оборачиваюсь через плечо, чтобы заметить двоих в опасной близости и поднимаю руки, призывая свою магию. Огонь вспыхивает между нами, давая секунду задержки и я бегу прочь. Конечно же, пламя выдаст меня! Как жаль, что нельзя превратиться в воздух и утечь вместе с ним; как жаль, что нельзя превратиться хотя бы в того же кролика и переждать опасность. Почему магия так бесполезна? Почему я так мало могу?!

Шарохаясь от каждого постороннего звука и движения, я провожу в лесу этот день и следующую ночь. Моя спина саднит, а дотронувшись до больного места пальцами, я обнаруживаю кровь. Не знаю, чем мужчина кинул в меня, но это явно могло бы избавить их от необходимости дальнейшего преследования, если бы не чудо.
Ягоды, которые я нахожу, и травы становятся плохоньким обедом, но стоит быть благодарным даже за это. Вода в ручье кажется такой вкусной, что не удается сдержать стона. Жаль, мне не во что ее набрать. Обмыв ссаженные ладони и намочив кусок тряпки, бывший подолом рубашки, чтобы приложить его к ране, я долго бреду вдоль неглубокого русла. То и дело наклоняюсь, чтобы напиться, но в итоге приходится свернуть в сторону.
Потеряться в лесу — это не самое приятное, что может случиться. И я именно потерялся. Давно уже кончились знакомые мне места, теперь вокруг только стволы деревьев, яркая листва и щебет птиц, а чтобы выйти к деревне или городу, надо знать где они, но это явно не про меня. Видимо, я не слишком преуспел в своем спасении.
В ночи, думая о кратеньком сне, я пытаюсь залезть на дерево, чтобы утреннее происшествие не повторилось, но лопатка болит так адски, что от этой идеи приходится отказаться. В итоге я снова устраиваюсь под деревом, откинувшись спиной на него, и часто просыпаюсь на протяжении ночи, опасаясь шорохов.

Зато когда неподалеку останавливается лошадь со всадником даже не веду ухом. В чувство меня приводит оклик и, вновь, шаги. Вздрагиваю, распахиваю глаза и кручу головой. Я вовсе не хочу быть вздернутым за шкирку! Почему они не оставят меня в покое?
Натыкаюсь взглядом на светловолосую девушку, чей голос и слышал сквозь сон. Вижу вооруженного стражника, приближающегося ко мне.
- Нет!
Они действуют как-то слишком медленно для тех, кто собирается ловить беглеца. Это дает мне фору: я успеваю вскочить на ноги и броситься прочь. У них собаки... мне нужна вода, чтобы сбить их со следа. Здорово, что шум реки слышно даже отсюда. Я хотел сходить ночью, чтобы напиться, но побоялся упасть, ведь течение может быть мощным; зато теперь это очень кстати. Только предательский корень не дает мне добраться, выскакивает под ногу, цепляет за нее и путешествие к берегу мне приходится проделать кубарем. Это больно! Сжимаю зубы, когда ударяюсь головой обо что-то твердое, тяну руку к воде, оказавшейся совсем близко, но сознание мутится, а разум отказывается искать пути спасения.
— Нет...
Наверное, в этот момент я и отключаюсь.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (18.06.21 09:32:07)

+2

3

каково это - каждую секунду осознавать, что стал монстром? без возможности отменить это, отрешиться, как от чего-то несущественного. каково это - каждую секунду помнить, что больше не принадлежишь человеческому роду?
я никогда не забуду, как всё моё тело будто сгорало дотла, как глаза застилали горячие слёзы, а место укуса пульсировало с особой беспощадной силой. я цеплялась за чьи-то плечи, желая оттолкнуться, но была ли у меня такая возможность? да... я могла бы сделать это, но я отчаянно хотела жить.и я прекрасно понимала, если прерву это действие - умру.
чужие слова очень громко звенели в моей голове, словно их не просто произнесли рядом с моим ухом, но поселили прямо в черепную коробку и пускали по кругу. - интересно будет посмотреть, как отец попытается убить родное дитя... - да, конечно же, это всё делается ради... мести?.. мне не слишком понятной. я знаю, что мой отец чувствует угрозу в других существах, но я ещё ни разу не видела, чтобы кого-то из них казнили просто за то, кто они есть. лишь за их деяния, нарушающие законы королевства. но может ли всё быть сложнее, чем может показаться простой принцессе?
- прошу вас... - я захлёбывалась собственной кровью, я чувствовала, как дрожат мои руки и ноги. и, между тем, моё тело наполнялось будто бы бесконечной силой, которая ранее застилалась болью. - удачи, принцесса. - эти слова звучали ядовито, я запомнила их очень хорошо, и лишь позже поняла весь смысл, который в них вкладывался.

как только моё тело отпустили и я упала на землю... начался сущий кошмар. всё происходило в каком-то бреду; я царапала своё собственное горло, чувствуя лишь бесконечную жажду. я хотела людской крови настолько сильно, что ничто в этом мире не было в силах меня остановить. ужаснее всего был даже не факт убийств, но то, что я наслаждалась процессом, когда выпивала каждого из своих людей досуха. я никогда прежде не чувствовала такой власти, как в этот момент; содрогающиеся, молящие, плачущие - они хотели, чтобы я остановилась. но я... не могла, не хотела. ведь мне всё ещё отчаянно хотелось жить, куда как отчаяннее, чем прежде ( лишь позже я поняла, что лучше было позволить себе погибнуть ).
я превратилась из принцессы, невесты и дочери в монстра. знаю, что сама молила все высшие силы о том, чтобы свадьба с мужчиной, которого я совершенно не знаю, не состоялась; но не думала, что ответом и решением станет всё это! собираясь в путь я думала лишь о том, что сам принц эльбы откажется жениться на мне - я бы смогла сотворить что-то дурное, чтобы отвадить его от этой мысли. по крайней мере, я наивно в это верила.
судьба же распорядилась куда как более необычным способом. ведь наш экипаж так и не добрался до соседнего королевства; что уж там - из нашей делегации вообще выжила только я. и то меня теперь с натяжкой можно назвать живой. ещё и кровь большинства людей оказалась на моих руках. что же я могла сделать с этим, как думаете?

о возвращении домой не было и единой мысли. честно признаться, моя голова вообще была пуста большую часть времени - она либо сгорала в агонии и нетерпении, либо наполнялась блаженным успокоением на короткое время. но я не думала, лишь действовала.
ровно до того момента, пока однажды мои пальцы не сжались на горле маленького мальчика, который так неудачно потерялся в лесу. картинка в моих глазах мутилась, но я чувствовала его страх через запах и сильную дрожь. - мамочка! - он кричал оглушительно громко, он взывал к своим родным людям, о которых и я думала в момент обращения. моя мама... воспитывала меня совершенно по-другому. но она просто не предполагала, как всё обернётся через десяток лет.
- я очень хочу... есть... - кажется, тогда впервые включился мой разум, который начал спорить с животным инстинктом. и тогда же, впервые, меня догнало осознанием того, сколько невинных я уже лишила жизни - лишь из-за того, что сама хотела жить. имела ли я на такое право? конечно нет. - беги живо, пока я не передумала. - я провела языком по одному из своих клыков и отвела взгляд к небу, ослабила свою хватку, а затем и вовсе убрала руку. отпустить добычу оказывается сложно, даже с чувством вины.
но прогресс появляется; сначала я сокращаю количество жертв, стараясь контролировать себя и действовать, когда уже нет никаких сил. а затем перехожу к более гуманной пище - лесным зверькам, которые тоже порой желают жить, но... у меня нет выбора. воспитывать в себе силу воли приходится долгое время, слоняться по лесам и небольшим заброшенным домикам - тоже. я не привыкла к такой жизни, но и вернуться домой по первой кажется слишком опасным.

лишь, когда я сама почувствовала уверенность в собственном новом теле и жажде, позволила обнаружить себя и вернуть домой. приходится очень много и долго лгать о том, что я потеряла память, ударившись головой; приходится очень муторно и извилисто придумывать причины, по которым я отсутствовала целый год. - это всё... я рад, что ты вернулась, элизабет. - отец всегда узнает своё дитя, неправда ли? хоть он и смотрит на меня как-то недоверчиво поначалу, вглядывается в поблёскивающие зелёные глаза, проходится изучающе по всему моему телу. я ведь не запачкала платье кровью? такого казуса не могло случиться... - мы отложим свадьбу ещё на некоторое время. - и это становится очередным облегчением, потому что я никогда не смогу жить с обычным смертным. осталось лишь отрешиться от всего этого навсегда.
зачем я вообще вернулась? ведь я знаю теперь о своей вечной жизни, о своей ужасной болезни, которая не пройдёт никогда. но также мне слишком интересно, что происходит в этом мире с существами. мне нужно понять, что именно делает мой отец, мне нужно понять причину, по которой вампиры так сильно ненавидели его.
сейчас же я могу доверять в замке лишь двум людям: моей личной служанке и моему личному рыцарю. они оба, всегда, служили мне верой и правдой. они оба любили мою мать очень сильно, потому лелеяли и меня, куда больше, чем родной отец. мужчина по имени гарри, темноволосый и довольно стройный для своих лет, был раньше рыцарем моей мамы. а после её смерти - пожелал служить мне, защищать и оберегать меня. лишь позже он признался мне, что дал такое обещание френсис, когда она была на смертном одре. но полюбил меня, как родное дитя... именно потому сейчас я рассказываю ему о том, что случилось на самом деле.

вместе мы почти ежедневно отправляемся ловить дичь подальше в лес, чтобы никто не смог заметить, как я пью кровь. это жутко и дискомфортно, но выбора нет. в один из таких дней, мы даже натыкаемся на стражу, которая рыскает по всему лесу в поисках кого-то... но зачем?
- принцесса, - они склоняются передо мной в поклоне, не шибко желая объясняться. - здесь опасно сейчас. мы пытаемся поймать преступника. - что за бред они несут? и что вообще произошло? я не слышала ни о каких проблемах внутри дворца, но у моего отца слишком много тайн. чувствую, если зарыться в них с головой, то отыщется немало грязи. - спасибо за беспокойство. скоро я поеду обратно, - оборачиваюсь на гарри и подаю ему сигнал, чтобы мы начали двигаться. нужно разобраться в происходящем...
мы скачем вперёд ровно до момента, пока я не улавливаю запах кровь и не замечаю чьё-то тело возле дерева. к своему стыду, моей первой мыслью оказалось - вгрызться в чужую плоть, но она же была краткосрочной и ужасной. - боги! гарри, посмотри, в порядке ли он? - я сама подаюсь ближе и спешиваюсь, пока мужчина склоняется к мальчику. но тот резво вскакивает на ноги и несётся, словно от прокаженных. - постой! куда же ты? - что за сумасшествие? почему он выглядит настолько замученным? что вообще делает один в этом лесу? не может быть, чтобы... они ищут его?
- мы поможем! осторожнее! - роняю я, бросаясь за ним следом, но не успеваю предотвратить падение. в этой вампирской силе никакого прока, черт подери! - гарри, сюда, скорее. - аккуратно спускаюсь ниже по склону и присаживаюсь рядом с мальчиком. вся его одежда оказывается перемазана кровью и грязью, его лицо выглядит напряжённо и замученно, а попытка сбежать говорит сама за себя. что они сделали с ним? в чём он мог провиниться? касаюсь его щеки, задеваю растрёпанные волосы и несдержанно вздыхаю. я не могу просто оставить его здесь. - помоги мне, подсадишь его ко мне. - мужчина легко поднимает мальчика и мы следуем к наспех привязанным лошадям. взбираюсь на свою и протягиваю руки, чтобы принять драгоценный груз; обхватываю ослабленное тело мальчика покрепче и чувствую, как медленно бьётся его сердце. нет, нет, только не угасай! на мгновение прижимаюсь лбом к его затылку, перевожу дыхание и лишь затем решительно устремляюсь вперёд. лишь бы никого не встретить.

дорога проходит без приключений; я пропускаю гарри вперёд, чтобы он смог расчистить нам путь и позволить свободно пройти с заднего входа замка. мы идём тоннелями, которые использует лишь королевская семья, чтобы сокращать путь. и только в своей комнате позволяю себе спокойно выдохнуть. - паула, обмой его и уложи на мою постель. - скидываю с себя плотный сюртук, массирую свою шею и хожу взад-вперёд по комнате. укрывать его здесь не должно быть проблемой, но это скорее краткосрочное решение.
- ваше высочество... - девушка подзывает меня к себе, когда обнаруживает на спине мальчика не глубокую, но всё же рану. приказываю промыть её, пристально наблюдая за процессом. - спасибо. купи ему что-то из одежды, - протягиваю ей монеты и отпускаю из комнаты. провожу ножом для бумаги по пальцу и касаюсь раны по всей длине. наблюдаю за тем, как стягивается кожа и исчезают всякие следы.
касаюсь лба мальчика, пытаясь понять, есть ли у него жар, но... моя рука слишком холодная? мне сложно угадать наверняка. но зато он жив наверняка. возможно, мне стоит капнуть каплю крови прямо ему в рот? поможет ли это? я не знаю, никогда не пробовала. - ты ведь в порядке, правда? что же случилось?.. - этот вопрос всё ещё остаётся открытым, покуда гарри не узнал деталей из сплетен и разговоров других.
замечаю, как ресницы мальчика подрагивают, и не могу сдержать улыбку. значит, он точно будет в порядке. это благословение свыше. — привет. как ты себя чувствуешь? — заглядываю в глубокие синие глаза, испуганные, конечно же. — здесь ты в безопасности, так что не волнуйся. я позабочусь о тебе. — оглаживаю его щёку, мягко улыбаясь. поверит ли он? успокоится ли? - меня зовут элизабет. а тебя?

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

Отредактировано Elizabeth Midford (19.06.21 19:08:59)

+2

4

Мне не снится ничего. Может это из-за того, что я вовсе не сплю? Вязкая чернота сгущается перед глазами против воли, когда я лежу у берега реки, на зеленой траве и чувствую невыносимую боль во всем теле, а после также отступает. Вот только я нахожу себя вовсе не в привычном лесу, среди природы. Мое тело ласкают мягкие простыни, а голова утопает во взбитой подушке. Противная боль где-то в спине, над лопаткой, ставшая неотъемлемым спутником после того, как стражник ранил меня, исчезла без следа. Или только притаилась? Осторожно напрягаю мышцы, чтобы проверить, но ничего не происходит. Как это возможно? Я чувствую запах свежести и чистоты, и, может быть, солнца. Открываю глаза медленно, отчаянно надеясь, что окажусь в своей спальне и обнаружу все произошедшее лишь сном. Может, Михаэль сейчас заглянет ко мне и велит подниматься к завтраку? Или младшая сестренка, еще безымянная, раскричится в комнате родителей, требуя порцию молока?
Вместо привычных звуков родного дома я слышу незнакомый голос. Мне не приснилось, все было наяву, ведь этот же голос позвал меня в лесу, этот же голос призвал стражника, чтобы тот проверил дышу ли я еще. И добил? Распахиваю глаза, ища взглядом источник опасности, и нахожу его в лице светловолосой девушки, пристроившейся опасно близко, протянувшей руку и прикоснувшейся к моей щеке [!]. Нельзя никого к себе подпускать! Я дергаюсь прочь, в панике утягивая за собой одеяло, которым был накрыт. Они забрали мою одежду, знали, что голышом мне сбежать не удастся. Сжимаюсь у изголовья кровати, так, чтобы держать в поле зрения всю немаленькую комнату и ее... хозяйку? Не понимаю зачем они лечили мои раны и почему она выглядит такой доброжелательной. Разве можно быть доброжелательной к встреченному посреди леса чужаку?
— Где это "здесь"? — уточняю хрипло.
В горле першит от сухости, да и после "сна" я чувствую себя отвратно. Смотрю исподлобья на девушку. Не слишком ли она расслаблена?
— Элизабет — дочь короля? Или Элизабет — придворная дама?
Понятия не имею, что именно правда и есть ли та среди перечисленных вариантов, однако знать мне хочется. Мало ли сколько "Элизабет" живет на свете, но если я в королевском дворце... то пропал. Отсюда мне не выбраться и не добраться до людей из ковена. Здесь я погибну, если умудрился попасться. Становится дико стыдно перед Михаэлем, который отдал жизнь за мою свободу в то время, когда сам бы мог спастись. До чего я бесполезен...
Игнорирую вопрос о собственном имени. Зачем оно ей? Ищет подтверждения моей принадлежности к колдовской семье?
— Зачем вы это делаете? Что вам от меня нужно?
Вопрос звучит довольно обтекаемо, я стараюсь, чтобы он так звучал. Мало ли, какие секреты мне раскроются, если не добавлять конкретики?

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

5

его реакция, выражающая полное отторжение и неприязнь, вполне себе ожидаема. неизвестно, сколько времени его мучили и сколько времени за ним гонялись действительно плохие люди. но лучше ли я? учитывая, что стала сущим монстром - вопрос неоднозначный. но я не позволю себе причинить зло ребёнку, это мне уже удалось выяснить на горьком опыте. и всё же - часть меня преследует корыстные цели, помогая этому ребёнку; мне хочется выяснить, что не так в этом королевстве - раз и навсегда.
вопрос лишь в том, что мальчик не сможет стать ответами на все мои вопросы... пока ещё даже непонятно, кто он и что из себя представляет. но... его кровь пахнет немного иначе, чем людская. будто бы в ней есть что-то ещё, доныне мне незнакомое. одно можно сказать точно - он не вампир. и вряд ли понимает, что я - да. это к лучшему, потому что он и так боится меня ( и всего кругом ) слишком сильно.
- ты в моих покоях. - отвечаю без заминки, опуская руку к постели, чтобы она не служила лишним триггером и поводом к волнению для мальчика. - я не могла оставить тебя в лесу, одного. тем более, в том жутком состоянии. - он ведь почти умирал! как можно быть остаться равнодушной? он ещё совсем ребёнок, у которого вся жизнь впереди. если наши солдаты преследовали его, то у меня есть миллион и один повод ненавидеть их всех. они были готовы навредить ему? нет, убить. надавливаю на переносицу, размышляя, как смогу сама извернуться из этого дела. хотя, кто сможет подумать на принцессу и посметь проверять её покои? к чёрту их всех. даже, если они заявятся, то мне придётся раскрыть себя.

мальчик оказывается догадливым, даже слишком. хотя, принцесса элизабет должна быть очень известна... интересно, чем? говорят, что моя репутация безупречна. почти, или вернее - была, в далёком прошлом. до моего исчезновения, которое кинуло тень и сомнения на каждый уголок моей жизни. но меня это мало волнует. ведь это позволило отсрочить свадьбу на неопределённый период, который я соберусь растянуть до конца своих дней.
но это не важно, куда важнее то, что думает обо мне этот мальчик? - да, ты прав. я - принцесса элизабет, и ты сейчас во дворце. но не волнуйся, никто здесь не навредит тебе. ты всегда будешь только рядом со мной, - всегда - это слишком? - ты слышал обо мне что-то плохое? боишься меня? - опускаю голову набок и поглядываю на перепуганного малыша. я не очень-то и умею обращаться с детьми, тем более в таких ситуациях, но, думаю, ему сейчас нужна вода и еда. приготовлено только первое, а из последнего только лишь небольшой перекус.
- думаю, ты очень вымотан. прости, что не сразу сообразила, - ведь мне-то самой хочется пить только кровь. подношу к нему поднос с водой и печеньем. - не волнуйся. - пью воду из другого стакана, чтобы позволить ему понять, что ничего здесь не отравлено? надеюсь, что это поможет. звоню в колокольчик и дожидаюсь, пока паула подойдёт в комнату. - подай мне ужин в мои покои. скажи, что я себя чувствую не очень хорошо, - но здесь нужно будет соблюдать баланс, чтобы всё не выглядело слишком уж подозрительно.

- понимаю, что у тебя может быть много вопросов, но, наверное, я смогу ответить не на всё. - и мне действительно жаль, что я владею столь крохотными кусками информации. зато есть и лёгкие части: - что мне нужно от тебя? что ж... мне хочется, чтобы ты твоя жизнь больше не подвергалась опасности. ты ведь ещё совсем юный, и мне очень жаль, что тебе пришлось пережить подобное. - аккуратно, прослеживая взглядом его реакции, веду по накинутому покрывалу ладонью и нахожу его руку, чтобы чуть сжать. - и я искренне хочу помочь тебе. - потому что однажды, когда мне пришлось пройти через свой личный кошмар, никто не был готов помочь мне? хотя, я даже не пыталась найти в ком-то поддержку, была настроена также враждебно, как он сейчас? потому что так сложно доверять кому-то на поверку. но и одному проходить через все тяжбы может быть невыносимо.
- я надеюсь, что со временем твоё отношение ко мне поменяется, - улыбаюсь с небольшой толикой надежды, а потом отвожу взгляд к дверям, в которые вошла паула с готовым ужином. - тебе нужно набраться сил. - даже не знаю, должна ли я помочь ему поесть? он всё ещё кажется слабым. - я могу покормить тебя? - уточняю очень осторожно, опасаясь нарваться на колючесть. - после этого, я обязательно отпущу тебя спать.

и я исполняю своё обещание. он засыпает в моей постели, пока я долгое время сижу у окна и смотрю на близлежащие пейзажи. иногда меня выматывает то, что кругом стоит темнота и все спят; иногда меня раздражает то, что я толком ничем не могу заняться во время бодрствования. но... сегодня я чувствую себя спокойно, даже предвкушаю какие-то серьёзные изменения в своей жизни ( в лучшую сторону ) из-за появления этого малыша. мягко ступаю по полу в сторону постели, чтобы неслышно опуститься на матрас и взглянуть на расслабленное выражение лица. через какое-то время мне придётся придумать план куда более действенный, чем просто сидеть здесь до конца наших дней, но не так резко. ему нужно время, чтобы восстановиться, а мне - чтобы разобраться во всём. - что же случилось? - я скорее просто шевелю губами, чем произношу этот вопрос. едва задеваю его щёку и вздыхаю. боюсь даже представить, что могло случиться с его семьёй? но я должна узнать.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

6

Может лучше было умереть вместе с моей семьей? По крайней мере, это случилось бы быстро. Если бы я не проснулся, какой-нибудь стражник просто зарубил меня во сне, не испытывая ни жалости, ни стыда. И тогда не пришлось бы гадать о причинах, побудивших принцессу подобрать в лесу подозрительного оборванца; не пришлось бы бояться быть замученным или выставленным на потеху толпе по приказу короля. Я ведь теперь так опасно близко от него, что и подумать тошно: мы находимся в одном здании.
— Искренне хотите мне помочь? С чего бы?
Я гипнотизирую взглядом оставленный на тумбочке стакан воды — только руку протянуть и можно будет напиться. Не рискую этого делать даже после того, как девушка демонстративно наполняет из кувшина второй стакан и отпивает из него. Она разве не дочь своего отца? Если он так жесток... то разве и она не такая же? В желудке предательски урчит и становится не до размышлений, ведь в последний раз я нормально ел аж позавчера.
Тяну руку к печенью на расписной тарелочке, осторожно откусываю самый краешек, а как только чувствую на языке волшебный вкус шоколада, то сразу же запихиваю в рот целиком. До чего же это волшебно! Опустошаю тарелку, позабыв обо всех разговорах, а следом тянусь и за стаканом. Что мне теперь терять?
—О вас не так уж много известно. Только то, что вы красивы и организовали нападение на себя, чтобы сбежать со свадьбы, — пожимаю плечами, когда припоминаю один-единственный прозвучавший вопрос. И не могу удержаться от встречного, — это правда? Про нападение.
Уж то, что она красивая видно и так...

Неприметная служанка стучит в дверь сначала за тем, чтобы получить приказ, а после чтобы внести в комнату поднос с горячей едой. И хотя я недавно съел печенье, подкрепиться жарким кажется отличной идеей. Руки чуть подрагивают, но я все равно упорно работаю вилкой и ножом, радуясь есть не то, что сорвал с куста секунду назад. Я так увлекаюсь, что не оставляю Элизабет ни кусочка.
— Простите, ваше высочество, — шепчу немного неловко, разглядывая пустую тарелку.
Во дворце кормят не так уж плотно, как можно было подумать. Почему они не послали блюдо побольше, чтобы хватило на двоих? Если у меня будет возможность исправиться, то я обязательно сделаю это. Подавляю зевок, неожиданным образом чуть не ставший причиной вывиха челюсти, спешно прикрываю рот рукой.
— Прощу прощения, — повторяю еще раз, но на этот раз по другой причине.
Насколько хорошей идеей будет уснуть сейчас? Медленно сползаю на подушки, отодвинув опустевший поднос к самому краю кровати, но все же опасаюсь закрывать глаза. Вдруг она только выглядит безобидной?
— Можно мне назад мою одежду?
В кармане брюк должен был остаться кулон, полученный не так давно от мамы. Я хотел бы сейчас сжать его в руке, чтобы хоть так почувствовать себя ближе к ней.

Сам не замечаю, как все же забываюсь сном. Сколько не стараюсь противиться этому, а измученный организм побеждает, вот только не желает подарить мне настоящий отдых. Вместо покоя и желанного забвения я вижу на обратной стороне век полыхающий огонь, уничтожающий все на своем пути, и фигуру, протянувшую к нему обе руки.
— Мамочка...
Я узнаю ее издалека: высокая рыжеволосая женщина с такими же голубыми глазами, как мои собственные. Бегу к ней, надеясь на объятия, прижимаюсь покрепче, стоит только оказаться рядом, и дышу так глубоко, как только могу. От мамы всегда пахло лесными травами вперемешку с выпечкой и это было так уютно. На глазах наворачиваются слезы.
— Мама, я больше не увижу тебя? Мама?
Она гладит меня по голове и говорит что-то, но гул пламени все же скрадывает слова.
— Не бросай меня, мама. МАМА!
Последний зов срывается с губ чуть громче обычного. Будто бы можно дозваться умерших... Этот же зов меня и будит. Я всхлипываю, ощущая сосущую пустоту в груди, а после замираю, когда чувствую незнакомые прикосновения...

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

7

отвожу взгляд от мальчика на несколько мгновений, теребя пряди своих волос; он задаёт слишком уж серьёзные и разумные вопросы для своего возраста? думаю, что родные готовили его ко всему плохому, что может случиться в этом мире. и ведь даже ничуть не ошиблись в том, что ему придётся проходить через такие ужасы. ему могло бы повезти куда меньше, что уж - мне могло повезти куда меньше; шанс опоздать был слишком велик, шанс увидеть труп невинного ребёнка. жмурюсь с силой, стараясь абстрагироваться от кровавых воспоминаний.
- ты не веришь в то, что некоторые поступки могут быть бескорыстны? что я могу хотеть помочь тебе просто потому, что не могу оставить ребёнка умирать? - складываю руки на груди и поворачиваюсь к нему лицом. я не звучу резко, но мне очень хочется донести до него самую простую истину - в моих действиях нет никакого подвоха. - понимаю, что мои слова ничего не доказывают, но действия покажут всё в будущем. так что... не волнуйся, прошу. - да и есть ли у него другой выбор, кроме как довериться мне? но я понимаю, насколько ему страшно, понимаю, что не должна бы сейчас давить вообще.
потому молчу, когда он всё-таки не притрагивается к стакану с водой; зато чувствую маленькую победу, когда он откусывает кусочек шоколадного печенья. верно, ведь он всё ещё ребёнок... разве может он удержаться от вкусняшек? ярко улыбаюсь, прикрывая губы двумя пальцами. но стоит ли есть так торопливо? словно за ним гонятся, или вот-вот отберут тарелку!

но радость и торжество длятся недолго; ведь затем, неожиданно, всплывает история с нападением. о, да, я слышала про этот замечательный слух о том, что я настолько не желала выходить замуж и потому приплатила разбойникам. пусть уж лучше все считают так, чем знают правду. - я и вправду капризная принцесса, поэтому очень не хочу выходить замуж за того, кого не знаю. но то, что произошло... - касаюсь своей шеи, провожу пальцами по месту, в которое меня тогда укусили и выдыхаю очень медленно. тогда я оставила навеки свой человеческий облик и свою человеческую жизнь. - не было подстроено мной. - конечно же, я не собираюсь говорить ему о последствиях того дня, но эту маленькую правду могу раскрыть. не хочу, чтобы он думал, что я хотела убить тех людей в угоду себе... хотя, почти так оно и вышло?
слава кому бы то ни было, что в комнату входит служанка с едой и отвлекает от происходящего разговора. он всё равно ни к чему не ведёт. зато мальчик очень усердствует, чтобы набраться сил - доедает абсолютно всё и умудряется извиниться. - ничего страшного, я всё равно не голодна. - и уж ещё более странной частью становится то, как он называет меня. слишком уж официально. - и называй меня элизабет, договорились? - не думаю, что он пока что готов назвать своё имя в ответ, так что не спрашиваю. если он захочет, то скажет сам.
- твоя одежда была в никудышном состоянии, так что я попросила сжечь её. но не волнуйся, завтра тебе привезут новую, - думаю, что служанка сможет отыскать что-то более-менее подходящее. лицо мальчика, правда, выглядит не то что недовольно, но... расстроено? - что-то не так? - неужели что-то важное могло быть скрыто в этой одежде, чего я не заметила? быть честно, я и не осматривала одежду.

вечер раскрывает лишь пару тайн, которые могут и не служить полноценными ниточками. гарри докладывает мне о том, что ничего не удалось выведать про мальчишку, но есть кое-какая зацепка - ведь накануне в одном из поместий произошёл пожар, в котором никто не выжил. кто-то намеренно сделал это? кто-то из здешней стражи? точного ответа нет, но я почти уверена, что не ошибаюсь. - зачем им всё это? - мой вопрос не громче шёпота. - возможно, он - единственный выживший? - оборачиваюсь через плечо на мальчика, который уютно свернулся на моей постели. - спасибо, гарри. ты очень помог мне.
- ещё кое-что, ваше высочество... завтра будут обыскивать каждый уголок дворца. - прищуриваюсь, не понимая, с чего бы вдруг? это ведь бред! как они могут рыться в вещах принцессы? возможно, мою комнату обойдут стороной? хотя, если дело касается мальчика, то стражи явно припомнят, что видели меня в лесу и захотят убедиться в моей невиновности. ведь после того, как я пропадала, доверие ко мне, скажем так, упало чуть ли не в минус.
- спасибо, - обхватываю его ладони и легонько улыбаюсь, а после отпускаю его из своей комнаты. что же я завтра буду делать? брожу по комнате взад-вперёд, и нахожу успокоение только на своей постели, рядом с мальчиком. просто стоит помнить, что всё это делается неспроста, а ради благой цели.

неожиданно, среди ночи, слышу зов мальчика; да, естественно, он зовёт маму... даже я звала её, когда моя жизнь заканчивалась и начиналась совершенно другая. сжимаю руки в кулаки и придвигаюсь чуть ближе. боже мой, почему он должен проходить через всё это? прикусываю свою губу, чтобы не расплакаться, и касаюсь его протянутых ладоней. сжимаю одну из них, желая оказать хоть какую-то поддержку в такой тяжёлый момент. затем и вовсе обнимаю его, чувствуя лишь то, что должна. это сложно назвать материнским инстинктом, но вот человеческим - да. я не могу оставаться вдали, если он испытывает такую тяжёлую боль и страдание. что случилось с его родителями? если он действительно из того поместья, то утешить мне его нечем.
потому сжимаю его ещё крепче в своих руках, когда он продолжает звать маму. - ш-ш-ш, милый, всё в порядке. она не бросала тебя, она этого не хотела, я знаю. - но у неё не было выбора, потому что смерть не спрашивает. она только берёт. а здесь... случай ещё более дурацкий. никому не оставил выбора человек, который решил, что может распоряжаться чужими судьбами. каков же бред! глажу мальчика по голове, чуть баюкая в своих объятиях. он так сильно встрепенулся, и так резко замер, что... показалось ли мне? отодвигаюсь немного, чтобы заглянуть в распахнутые глаза. нет, не показалось. - не бойся. - прошу слишком уж самонадеянно. - хочешь я почитаю тебе сказку? - чтобы забыть о плохом.

тем более, что утром нас ожидает ещё куда более ужасное. кошмар наяву. - я обещала тебе, что здесь ты в безопасности и так оно будет. - говорю мальчику сразу же после завтрака, подаю новую одежду и прошу его укрыться в моём большом сундуке с одеждой. - но тебе нужно побыть очень тихим, справишься? - если всё пойдёт не по плану, то придётся идти в ва-банк. вот о чём я думаю, когда укрываю мальчика своим платьем и оставляю небольшое отверстие, чтобы ему более-менее легко дышалось.
стражники приходят лишь через полчаса, стучат, но тут же открывают дверь. стук для галочки, получается. - вы не имеете права врываться в мои покои без разрешения. - возмущённо проговариваю я и делаю несколько шагов вперёд, пока один из них бесцеремонно входит в комнату. - ваше высочество, мы сожалеем. это приказ его величества - обыскать каждую комнату, даже вашу. - складываю руки на груди, негромко смеюсь и закатываю глаза. да уж, король естественно стоит за всем этим. разве могло быть иначе?
- тогда осматривайте. только не трогайте мою одежду, тем более - нижнее бельё. - не хотелось бы всё это стирать потом, хотя всё равно придётся. наблюдаю за каждым шагом стражников, стараясь даже не смотреть в сторону сундука. нужно оставаться предельно спокойной, а иначе меня выдаст собственное волнение и взгляд не туда. - а что вы вообще ищете? пропала какая-то ценность моего отца? кто-то подозревается в краже? тогда глупо искать здесь. - мужчины переглядываются между собой, но говорят мне лишь пару слов.
- мы ищем преступника. - неужели малыша? приподнимаю одну бровь и вздрагиваю, когда они ступают к моему сундуку. чёрт, чёрт, чёрт! я рассчитывала, что сегодня мы обойдёмся без кровавого побега. провожу кончиком языка по проступившим клыкам и делаю несколько шагов вперёд. - не стыдно вам копаться в женском белье? как здесь вообще может скрываться кто-то? - мне хочется остановить их хоть как-то, отвадить от сундуку, тщетно. но... на поверку, в сундуке оказывается пусто. засовываю своё удивление поглубже и дожидаюсь, пока они осмотрят остальное. - мы закончили, ваше высочество. извините за беспокойство. - улыбаюсь им наигранно сладко, прощаюсь и закрываю за ними двери. где же мальчик? раскрываю сундук, снимаю смятое платье и обнаруживаю его. - ох, слава богам! я думала, что придётся разбираться иначе. но ты... владеешь силами? ты маг? - это интересно, дело обрастает деталями.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

8

После бесцельных блужданий по лесу и сна на холодной земле мне не верится, что можно снова лежать, свернувшись калачиком под теплым одеялом, уткнувшись носом в пахнущую свежестью подушку. Я жмурюсь от удовольствия, а после распахиваю глаза, когда оно кажется слишком уж преступным; я даже щипаю себя пару раз, чтобы убедиться — не сплю. Все так странно и так зыбко... И хотелось бы думать, что даже если сплю, то проснусь в своей постели дома, да только не верится. Почему-то резко перестало вериться.
Элизабет же... выглядит очень обеспокоенной и очень же милой. Мне нравится наблюдать за ее перемещениями из своего укрытия, нравится любоваться переливами солнца в длинных светлых волосах. Она совсем не похожа на какую-то знатную особу, тем более, на дочь короля. Слишком искренняя для того? И слишком заботливая. Сложно было не заметить, как ей не понравилось мое недоверие и как ранило упоминание о свадебном кортеже, угодившем в засаду. Что-то еще случилось тогда? Мне неожиданно хочется оказаться достойным рассказа. Будет ли у нас возможность узнать друг друга лучше? Я отдаю себе отчет в том, что завишу от ее решений целиком и полностью, и совсем никак не могу на них повлиять. Да, я ребенок, но далеко не так наивен, как мог бы.

Засыпая, я надеюсь, что не проснусь под прицелом множества взглядов и не стану объектом шепотков. Как же, колдун! И мои надежды даже сбываются. Я просыпаюсь от собственного крика, от ласковых объятий и теплых слов. Я просыпаюсь и не могу дышать, но очень хочу, ведь от девушки рядом со мной наверняка упоительно пахнет. Вот бы только сердце перестало стучать, как сумасшедшее; вот бы еще слезы не лились рекой. Ну почему я выжил, а они — нет? Пойму ли я когда—то причину, побудившую всех спасать меня...
Не хочу, чтобы Элизабет были видны мои слезы! Зачем только она отодвигается? Жмусь к ней ближе, утыкаюсь лицом куда-то в плечо и с трудом перевожу дыхание, слыша прорывающиеся всхлипы. Мне нравилось ощущение чужих пальцев в своих волосах... А вот сказка... Сказки мне раньше читала мама, так что я не уверен, что смогу отделаться от ассоциаций.
— Расскажи мне что-то... реальное. У тебя есть домашний любимец?
Спрашиваю первое, что приходит на ум и зажмуриваюсь, когда слышу тихий, но мелодичный голос. Это совсем не похоже на маму. Это как-то... иначе.

И вновь я не замечаю, как засыпаю. Осознаю это только утром, когда солнечный свет будит меня внезапным проблеском прямо в глаз, заставляя зажмуриться, а пальцы сводит из-за того, как старательно я всю ночь цеплялся за чужое плечо. Отдергиваю их почти сразу же, неловко взглядываю на девушку, так и пролежавшую все время рядом.
— Простите... Доброе утро.
Отползаю на противоположный конец постели и сажусь, подтягивая ноги к груди. Сегодня я чувствую себя лучше: тело не так болит, а голова совсем не тяжелая. Наверное, все дело в хорошем сне и благотворном настрое. Так я думаю, накидываясь на принесенный сытный завтрак.

—Элизабет... — обращаюсь к своей спасительнице сразу после, когда она протягивает мне одежду и отходит, чтобы дать возможность натянуть ее. — У вас не будет проблем из-за меня?
Очевидно ведь, что никто не в курсе. Колдун под самым носом у короля! Интересно, что сказал бы Михаэль, если бы знал?
Справляюсь с ремнями подтяжек, защелкивая их, и невольным, почти автоматическим, движением лезу рукой в правый карман. Обнаруживаю там, правда, пустоту вместо заветного материнского кулона, но иное ждать было бы глупо. Сжимаю губы, стараясь подавить вновь возникшее яростное желание расплакаться. Хватит! Я и так доставляю проблемы. Но все же... хоть я и сказал вчера, что там не было ничего важного...
— Я смогу посмотреть на угли, где жгли мои вещи? По крайней мере подвеска должна была сохраниться...
Все же не могу сдержаться и не попросить. Это ведь всего ничего, правда?

В обмен на это [хоть мне никто и не обещает] я забираюсь в большой сундук из под одежды и позволяю накрыть себя несколькими женскими платьями, и сижу тихо-тихо, дожидаясь разрешения выйти. В сундуке приятно пахнет свежими вещами, но самого воздуха катастрофически мало, так что постоянно приходится бороться с желанием вдохнуть поглубже и шумно. Но куда хуже становится, когда в комнате появляются посторонние, которых мы и ждали, видимо. Они ходят совсем, как у себя дома, переговариваются о чем-то незначительном, но я не стараюсь вслушиваться в слова. В моем сердце поселяется паника: если они будут достаточно дотошны, то залезут в сундук, где я сижу и тогда никакая груда платьев не спасет от разоблачения. Зажмуриваюсь до боли. Что же мне делать?
Далеко не сразу на ум приходит заклинание, которое я когда-то подглядел в отцовской книжке, а даже если и приходит... я совсем не помню, как оно выглядело! Только саму идею: невидимость. Шевелю аккуратно пальцами, пытаясь представить каково это — создать заклинание самому. Отец как-то упоминал, что я — пряха, и звучал при этом очень гордо, говорил, что мне не понадобятся книги и зубрежка, стоит только подрасти. Вот бы уметь все уже сейчас!
Тяжелые шаги раздаются в опасной близости, голос Элизабет пытается остановить их, призвать к ответственности, но все тщетно. Я зажмуриваюсь, когда тяжелая крышка приподнимается и представляю себя прозрачным, невесомым, неощутимым. Приходится затаить даже дыхание, чтобы не выдать себя им.
Голоса смолкают. Они уже нашли на меня? А потом возобновляются снова и крышка захлопывается.
Я распахиваю глаза, не веря в собственную удачу. Неужели получилось?!

Уже через минуту ответ становится очевидным. Я перебираюсь через высокий бортик и улыбаюсь немного смущенно.
— Колдун. Я и вся моя семья... — которой больше нет. — Иначе с чего бы им охотиться за нами?
Отмахиваюсь от ранящей мысли, даже головой трясу, надеясь, что это поможет. После делаю несколько неуверенных шагов к Элизабет и обнимаю ее, обвивая руками вокруг талии.
— Спасибо.
Хватит ли одного простого слова, чтобы выразить благодарность за все, что она для меня сделала? И я ведь был настолько невеждой, что даже не представился.
— Меня зовут Сиэль Фантомхайв.

Не знаю сколько я смогу прожить в одной комнате, спрятанный от посторонних глаз. Тем более что во дворце глаза наверняка есть у каждой стены. Ну, уши уж точно, мне так Михаэль говорил. Проходит один день и второй, и следом за ними неделя, а потом я понимаю, что являюсь не единственным секретом Элизабет. Она таится даже от меня, но сложно не обратить внимание, что девушка почти не спит и мало ест, а ее прикосновения едва ли можно назвать теплыми. Не ледяными, конечно, как в человеческих сказаниях! Но не теплыми.
— В нашем доме жило несколько вампиров... Отец держал их для опытов, мы были не такими уж и хорошими, если так разобраться...
Раньше я об этом не думал, но с тех пор, как на меня самого открыли охоту начал понимать.
— Люди мало что понимают в вампирах, как и в колдунах, и в оборотнях, хоть кичатся этим. Я знаю, как отличить одну расу от другой...
Я говорю это осторожно, на пробу, и поглядываю на девушку из под ресниц, больше внимания сосредоточив на вилке и ноже в руках. Сталь не убьет ее, серебро тоже. Мы оба это знаем, так что надеюсь, она вдруг не сочтет меня опасным.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+1

9

мальчик кажется мне загнанным и раненным зверьком, который отчаянно цепляется за жизнь; при том, прошлую жизнь. такой могла бы быть и я, если бы только жажда не затмила мой рассудок в первое время. позволяю ему прижаться к моему плечу, чтобы скрыть заплаканное лицо и пытаюсь не акцентировать внимание на всхлипах. неудивительно, что всё теперь даётся ему тяжело. потерять всё, что любил и ценил - не просто сложно, нет, запредельно. к этому нельзя подготовиться морально, да и отыскать точку опоры необычайно сложно, когда земля трещит под ногами. а всё, что мне остаётся, гладить его волосы, шептать слова успокоения ( пустые для него, уж наверняка ) и надеяться, что со временем мне удастся сгладить эту боль в его сердце.
- домашний любимец? - вопрос настолько неожиданный, что я вздрагиваю и легонько смеюсь. не думала, что в такой момент его заинтересует подобное; но это хороший шанс отвлечь его. да уж... я повстречала столько зверьков за последнее время, но о них-то точно не стоит упоминать. они явно не были домашними, и ещё более явно - не любимцами. - в детстве у меня был кролик. мама подарила мне его на пятый день рождения, и я очень сильно его любила. у него была очень красивая и гладкая шёрстка, а ещё он забавно дёргал усиками и прыгал туда-сюда. когда мамы не стало, мой любимый виви тоже сбежал и я осталась совсем одна. - это не должно было быть грустной историей, но прошлое не оставило мне выбора. - но со временем становится легче. - хотя, конечно же, боль никуда не уходит совсем и навсегда. надеюсь стать в его жизни человеком, который принесёт лёгкость и хоть какое-то счастье.

поглаживаю его по спине и аккуратно опускаю нас на подушки, ему стоит попробовать поспать. я продолжаю свои рассказы о домашних питомцах: о собаке, которая принадлежала моему отцу и была не совсем похожа на своего хозяина (потому что ласкалась, гонялась за всеми и игралась); о медвежонке, которого выхаживал друг моего верного рыцаря (по крайней мере, он утверждал, что в его словах нет и капли лжи!); о небольшом драконе, который потерял свою маму и был найден неравнодушным человеком (возможно, здесь я немного присочинила, но сиэль уже спал).
я лишь немного дремала, а когда солнце начало подниматься над горизонтом - просто лежала, наблюдая за подёргивающимися ресницами мальчишки. что может сниться ему? надеюсь, что нечто приятное... хотелось бы, чтобы он набрался сил. его пальцы всё ещё крепко сжимают моё плечо, словно он боится, что я тоже его оставлю. неожиданно и очень же приятно, и даже важно. улыбаюсь ему, когда голубые глаза постепенно раскрываются и коротко смеюсь, слыша очередные извинения. - доброе утро. и не стоит извиняться. - ему и не за что; я ведь сама пожелала остаться рядом с ним этой ночью. знала ведь, что неприятные воспоминания могут атаковать с большой силой.
он выглядит лучше сегодня, доверяет куда больше и без вопросов принимает завтрак, новую одежду. почти без вопросов, по крайней мере. - не стоит волноваться за меня. я смогу решить проблемы, - даже, если для этого придётся применить силу и покинуть дом навсегда. следующая просьба расставляет все точки над 'и'; я даже не подумала о том, чтобы проверить его карманы, чтобы убедиться, что там нет ничего важного. потираю руки между собой, прикидывая, как лучше теперь поступить. - я распоряжусь, чтобы твой кулон нашли во что бы то ни стало. так понимаю, он многое для тебя значит? - принадлежал родственникам, по которым он так скучает? наверняка матери. я тоже храню нечто подобное. - если они не справятся сами, то мы сходим ночью на это место. договорились?

надеюсь, что с этим справятся мои слуги; потому что выпускать мальчика из своих покоев всё-таки слишком опасно. потому что, пока не очень и понятно, с чего бы вдруг его так активно разыскивают. ведь охранники выглядят очень настойчивыми и опасными, когда обыскивают каждый угол даже моей ( или всё-таки тем более? ) комнаты. значит, этот мальчик представляет для них угрозу, о которой мне даже помыслить сложно?
спустя небольшое время мне открывается правда. да, он оказывается колдуном; такое можно было предположить, но... что он сделал конкретно плохое? чтобы нарушить законы. хотя, судя по его объяснениям, гнались за ним просто потому, что он другой расы. - это часто происходит с такими, как вы? - с готовностью обнимаю его двумя руками, чтобы он не чувствовал себя одиноко в такой момент. и уж тем более - с таким вопросом от меня. не слишком ли я жестока? - я не знала, была слишком слепа, наверное. - чувствую себя отчасти виноватой, хотя не понимаю, что вообще могла сделать в этом случае лично.
только то, что уже сотворила - когда спасла этого мальчика, хоть и не очень понимала от чего и зачем. - сиэль... - шепчу его имя и приседаю перед ним, чтобы заглянуть в лицо. - спасибо за твоё доверие. - я знаю, что это огромный шаг для него и для нас вообще. притягиваю его чуть ближе и обнимаю; я ведь всё, что теперь у него есть? мне никак нельзя обойтись с ним нехорошо.

но всё оказывается не так просто. одно дело - мне знать его тайну, но другое дело - ему знать о моей. первые слова, сказанные за ужином, напрягают меня и заставляют громко сглотнуть. неужели меня настолько легко раскусить? возможно, оно и к лучшему? что сиэль теперь в курсе. это не означает, что другие тоже смогут угадать. - понимаю. - поджимаю губы и опускаю столовые приборы. - и как много ты знаешь о вампирах? боишься, что я могу... - поднимаю взгляд на мальчика, скорее настороженно и опасливо, нежели угрожающе. - сделать тебе что-то плохое? потому что я - вампир. - складываю руки на груди и медленно выдыхаю.
- насколько понимаю, твоя семья тоже считает вампиров монстрами? - поднимаюсь со своего места и отхожу к окна; - и ты тоже. я могу это понять, я и сама считаю себя монстром. - втягиваю воздух поглубже, вспоминая всё, что успела натворить в состоянии одержимости. - я стала вампиром в тот день, когда на наш кортеж напали. - я уже упомянула один раз случившееся, но без хоть каких-то подробностей. теперь же добавляю лишь немного, чтобы дать ему понять больше? что я этого не хотела? - потому я так долго отсутствовала. - сложно обрести человеческие очертания после такого.
- если ты не боишься, то мы можем пройтись до места, где жгли твою одежду и поискать кулон? с утра они ничего не нашли. и я подумала, что для тебя сам процесс поиска тоже может быть очень важен. и возможность выйти из моей комнаты ненадолго, вдохнуть воздух полной грудью. - но доверится ли он мне вновь? надо же, как за пару недель всё резко изменилось вновь! - я не укушу тебя, не причиню тебе зло. я научилась контролировать себя.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

10

Элизабет начинает свой рассказ с потерявшегося домашнего любимца, кролика, подаренного ее матерью, и я очень четко представляю себе этот дрожащий белый комочек, выскочивший из комнаты своей хозяйки и заплутавший в огромном дворце. Должно быть, он носился по коридорам, испуганный и несчастный, отчаянно голодный, но не способный найти еду. Забежал ли он на кухню, где с ним случилось непоправимое или попался собакам? Наверняка во дворце есть псарня.
Я вздрагиваю, впервые задумываясь о том, что по моему следу вполне могли бы пустить псов, окажись преследователи чуть более подготовленными.
Дальше рассказ утекает в сторону медвежонка и дракона, но последний я уже не слышу, только во снах мелькает кроха дракон, сначала зовущий жалобно свою маму, а после счастливо живущий рядом с человеком. Если дракончик справился, то и я смогу? Ведь могут же люди продолжать жить после гибели всех своих любимых?

Может быть, ответ на мой вопрос кроется в том, чтобы полюбить кого-то еще... Элизабет, со всей ответственностью подошедшую к заботе о подобранном оборванце, уверяющую, что справится с проблемами? Сложно, ведь любовь и привязанность — это не то, на что решаешься головой.
Но первый росточек, наверное, прорастает в момент, когда я оказываюсь внутри сундука и могу только уповать на дальнейшую ее благосклонность, а потом сознаюсь в том, кем являюсь. Страшно ли мне? Немного. Ведь если бы она боялась магии, то сдала бы меня в ту минуту, как увидела "пустой" сундук. Раз этого не случилось, то все в порядке.
— Я не знаю часто ли это происходит. Родители только запрещали использовать силу при посторонних, говорили, что это может быть опасно.
Наверное, причина запрета крылась именно в опасности со стороны короля? Тогда как же о нас узнали, если они были так осторожны...
Лицо девушки оказывается совсем рядом и отвлекает от бесконечных раздумий. Я чуть ли не впервые заглядываю в ее глаза, оказавшиеся зеленее, чем молодая листва на деревьях.

Мы проводим много времени вместе: за разговорами и редким смехом, и в тишине, когда каждый занимается своими делами. Моя новая жизнь полна ограничений, но она хотя бы есть и за это я не могу не быть благодарен каждый день. Завожу же разговор о естестве своей спасительницы скорее из желания избавиться от последних секретов между нами, вот только она реагирует совсем не так, как хотелось. Я ожидал, что она может увидеть во мне угрозу своей спокойной жизни во дворце и подле отца, но оказывается, что девушка считает угрозой себя. Недоверчиво поднимаю глаза, откладывая столовые приборы на тарелку, слежу за тем, как она отходит к окну, как прижимает к груди руки.
— Я совсем не это имел ввиду! — растерянность завладевает мной и первые слова вырываются сами по себе.
Соскакиваю со своего места, чтобы обойти стол, но приблизиться не решаюсь. Вдруг она теперь не захочет прикосновений от того, кто считает ее "монстром"?
— Моя семья... Мы поступали плохо. Сейчас я думаю, что отец мучил тех вампиров своей магией и за это они его ненавидели. Но нам с тобой незачем ненавидеть друг друга, правда же?
Делаю шаг вперед и касаюсь локтя девушки, безмолвно прося ее повернуться. Не нужен мне никакой кулон, если она будет думать, будто я ее боюсь или мою преданность можно купить таким образом.
— Я не боюсь тебя. Если бы ты могла причинить мне вред, то сделала бы это в лесу, а не привезла к себе и не выхаживала неделю за неделей.
Моя ладонь скользит ниже, трогает аккуратное запястье и в итоге я нахожу пальцами ее пальцы, чтобы чуть сжать их.
— Лиззи? — мягкое сокращение от слишком официального и слишком длинного имени пришло мне на ум как-то ночью, когда я наблюдал за ней, тихонько собирающейся, чтобы на несколько часов покинуть комнату. Для охоты, должно быть. Но даже если охота шла на людей — мне все равно. — Я не против прогуляться с тобой. Тот, кто лишил тебя твоей обычной жизни был монстром, а ты — нет.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+1

11

неужели мои вылазки из дворца оказались куда как более заметными, чем мне хотелось бы? конечно, было глупо полагать, что мальчик не обратит совершенно никакого внимания на такие странные действия. наверняка ведь неоднократно просыпался среди ночи, может даже пытался отыскать меня, пока я была слишком занята поиском пропитания? сжимаю переносицу крепче, чем нужно из-за ощущения собственной глупости. он вряд ли решится рассказать о том, кто я, всем вокруг — ясное дело, что мое слово против его будет весить куда больше. но дело совсем не в этом! я ведь вовсе не таких отношений хотела с ним, я ведь вовсе не хотела раскрывать свой образ монстра и убийцы. не перед мальчиком, который нуждается в заботе и защите. как вампир может оберегать кого-то, если сам по себе представляет угрозу? это глупо и неуместно, но я все же отчаянно желала этого.
даже не знаю, как теперь выпутываться из всего этого; отхожу ближе к окну, чтобы поразмышлять — теперь мне вновь придётся заслуживать доверие, доказывать, что я не такая, как многие вампиры? хотя я больше и не встречала себе подобных, лишь видела издалека и старалась избегать. хотя уж наверняка многие знают о принцессе, обращённой в назидание. или те вампиры не стали кичиться своим достижениями всем вокруг? иначе бы кто-то уже знал и внутри дворца тоже… это интересно. но не о том сейчас! встряхиваю головой, накручивая прядь на палец. как же быть?

вот только решение приходит вовсе не ко мне, а к мальчику, который так отчаянно сказал, что не имел ввиду ничего плохого. стоит ли верить? верит ли он в это сам? вот где самый главный вопрос. я поворачиваюсь к нему медленно, нерешительно, словно всерьёз могу нанести вред одним только взглядом. — возможно, твои родные мучили вампиров неспроста. но мне хотелось бы знать причину. — в чем именно было дело? настолько ли плохо быть тем, чем я стала? для всех, даже для других рас. закрываю глаза, перевожу дыхание и лишь после взглядываю на мальчика. — я и не смогла бы ненавидеть тебя. — он выглядит прелестным ребёнком; возможно, если бы он был чуть старше, воспитан своими родителями чуть глубже, то тоже не смог бы принято близость с вампиром. но в этом случае — иное дело.
ты прав. я никогда не хотела причинять кому-то вред, но… — иногда я не в силах это контролировать, иногда монстр внутри меня так и порывается вперёд, ждёт своего шанса, чтобы атаковать. знал бы он все то, что я сотворила — едва ли решился посмотреть в мою сторону, вряд ли бы думал о моей человечности. — я не причиню тебе боли, обещаю. — может быть так моя человеческая сущность всегда будет править головой, из-за серьёзного обещания. хочется верить, по крайней мере.
вздрагиваю, когда он называет меня лиззи, и внезапно перед глазами встаёт образ мамы. она широко улыбается, раскрывает руки и готовится впустить меня в свои объятия… она звала меня так. сжимаю свободную ладонь, встряхиваю головой, возвращаясь в реальность. — я рада, что ты не боишься. все будет хорошо, я обещаю. я защищу тебя. — улыбаюсь как можно более ободряюще и мягко сжимаю его ладонь в своей. — тогда пошли. подышим свежим воздухом.

я привыкла выбираться по чёрным ходам на улицу, чтобы отправиться на охоту, и сейчас дорога ничем не отличается. на моем спутнике длинный плащ, который позволит ему «раствориться в темноте». хотя, вряд ли кто-то будет следить за моим ходом, не с чего, ведь проверка уже пройдена. и я ни разу не натыкалась на трудности. так и сейчас — мы бредём в темноте, в сторону привычных деревьев, у которых мой рыцарь оставляет привязанную лошадь. — давай помогу взобраться. ты когда-то катался? — конечно, в бессознательном состоянии вместе со мной — не считается. приподнимаю его выше и усаживаю в седло. сама запрыгиваю следом и обнимаю мальчика одной рукой. — держись крепко. — нужно быть осторожной, чтобы не привлечь лишнее внимание. но обычно стражники обходят эту часть леса стороной в ночное время, не дежурят здесь, потому что опасно. и все, кто встретятся на пути мне, определенно будут убиты. не хотелось бы. и им, думаю, тоже.
дорога занимает примерно двадцать минут, после чего мы спешиваемся с лошади и оказываемся возле остатков пепелища. — здесь сожгли твою одежду. сейчас я достану фонарь, чтобы мы могли заняться поисками. думаю, что маг и вампир должны справиться с неожиданной атакой, в случае чего. — усмешка касается моих губ, но на деле это довольно опасно. стоит ли вообще шутить на эту тему?
зажигаю пару небольших фонарей и передаю один из них мальчику, который с готовностью тот принимает. надеюсь, что нам удастся отыскать то, что так дорого его сердцу. вожу пальцами по земле, цепляясь за ветки и траву, но никак не могу найти ничего интересного. может ли статься так, что эта вещь утеряна навсегда?
запах крови ударяет в нос совершенно неожиданно; этот запах отлично мне знаком, он же чертовски соблазнителен. сжимаю траву под пальцами, дышу глубже и чаще. нельзя становиться монстром, ведь я обещала ему защиту, а не наоборот! поднимаю на него взгляд, но начинаю говорить лишь через пару-тройку минут: — ты поранился? — придвигаюсь очень близко, перехватываю его руку и разглядываю рану. я вижу её отчетливо даже так, в темноте. черт! резко прокусываю свой палец и провожу кровью по повреждённой коже, которая постепенно затягивается. — так стало лучше?

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

12

Я вовсе не хочу недосказанности и поэтому, когда Элизабет спрашивает о причине, побуждавшей мою семью держать тех вампиров в клетках, раздумываю лишь долю секунды. Она ведь не посчитает меня ужасным из-за этого? Я не мог повлиять на ситуацию, хоть мне и было жаль малышку Клодию, выглядевшую немногим меня старше, но прожившую на сотню лет дольше.
- Они хотели узнать секреты вампирской силы, скорости, способности оставаться вечно нетронутыми временем. Разве это неудивительно? Отец хотел знать обо всем, чтобы после передать детям и внукам, чтобы мы знали слабости тех, кто мог напасть на нас и могли защититься. Так он говорил. Он был исследователем.
Верю ли я тому, что говорил мой отец? Теперь уже не знаю, как научила меня жизнь, каждый может лгать, даже родной человек. Элизабет же… запинается, когда сознается в том, что не хотела бы причинять боли никому и я почти чувствую, что там таится секрет. Наверное, секрет не самый приятный, но что мне за дело? Она добра ко мне, она обещает обо мне заботиться и большего не нужно. Я тянусь ближе, чтобы обнять девушку и уткнуться лицом куда-то ей в живот. Пусть ей не понравилось имя, которым я ее назвал... но мне так спокойно здесь, рядом с ней, будто мы вовсе не рискуем каждый день быть пойманными.

После примирения следует прогулка, которая заставляет мое сердце забиться быстрее. Я кручу головой во все стороны, пока мы идем по тайному ходу, цепляю взглядом паутину и старые держатели для факелов, и не могу отделаться от мысли, что когда-то здесь могли ходить вражеские солдаты, чтобы напасть на мирно спящих обитателей, а может по этому же ходу убегал кто-то значимый и важный, кто точно не должен был попасть этим врагам в лапы. Как мы? Хоть мы не так уж значимы.
Я сжимаю ладонь Лиззи покрепче, когда замечаю выход и вдыхаю полной грудью свежий лесной воздух. Непередаваемое ощущение! Я думал, что возненавижу лес после целого дня блужданий, но нет, он все также  прекрасен, как был прежде.
— Я немного умею ездить верхом. Но чаще сидел за спиной брата...
Мы с Михаэлем выбирались к озеру, чтобы вдоволь накупаться и попрактиковать нашу огненную магию, много болтали и смеялись. Я обожал бывать с ним. А теперь меня устраивают как девицу, впереди! Даже щеки начинают алеть от неловкости. Хорошо, что вокруг темно, так что я просто хватаюсь за луку седла, чтобы не свалиться и еду молча, прислушиваясь к ночным звукам.
Полянка с остатками костра по центру, где мы в итоге оказываемся, совершенно не примечательна. Я иду к выжженному на траве кругу, отличая его контуры в свете узкого полумесяца, и хорошо, что не додумываюсь создать несколько огненных шаров, чтобы осветить пространство, ведь Элизабет оказывается куда более предусмотрительной. Фонари потихоньку разгораются, но в их свете мало что можно различить.
— Кулон выполнен в форме восьмиконечной звезды. Твое зрение должно быть острее, вдруг ты увидишь его первой.
Я старательно шарю руками в траве, но поглядываю чаще все же на девушку неподалеку. Интересно, как она реагирует на запах крови? Стало ли все лучше со дня обращения? Пресловутая Клодия действительно была монстром в человеческом обличье, так она реагировала на запах крови... а Элизабет? Я прикусываю губу, раздумывая о том, готов ли пережить нападение на себя, смогу ли защититься, но не успеваю принять решение. Невидимый в темноте кусочек чего-то острого, на который я кладу ладонь, впивается в кожу, прорезая ее и заставляя вскрикнуть от боли. Отдергиваю ладонь инстинктивно, но легче от этого не становится, приходится дернуть за то, что застряло. Кусок стекла улетает в темноту, а я зажимаю рану свободной рукой и скукоживаюсь, баюкая ее. Больно-больно-больно! Вся конечность будто пульсирует и поэтому я не сразу слышу тяжелое дыхание со стороны. Элизабет тоже стало плохо? Я поднимаю голову и вглядываюсь в полумрак, пытаясь различить выражение на ее лице. Что, если она нападет на меня все же? Как мы оба будем жить с этим?
Но на самом деле обещание удерживает нас обоих в рамках. Девушка хоть и оказывается рядом, но вовсе не для нападения, а напротив, в ее голосе звучит беспокойство и очень скоро ее собственная кровь показывается из раны, чтобы утешить мою боль.
— Ого, как ты это сделала? — я склоняю голову к плечу.
Агония сходит на «нет» чуть ли не быстрее, чем возникла, а края раны стянулись так, что я даже не могу нащупать их пальцами.
— Ты сама в порядке? Что еще ты умеешь?
Понятия не имею, знал ли отец о таких свойствах вампирской крови, но мне становится дико интересно все остальное. А вот шарить руками в траве кажется делом бесполезным. Похоже, кулон потерян безвозвратно? Вздыхаю тяжело и поднимаюсь на ноги.
— Пойдем домой... Только давай пешком?
Лошадь приходится вести в поводу, но мне нравится наша импровизированная прогулка. Несколько раз я срываюсь с места, когда слышу аромат лесных цветов и однажды таки нахожу их в темноте, подсвечивая себе крошечным огоньком. Собираю густо-фиолетовые колокольчики, а возвратившись к Элизабет вручаю ей букет.
— Вот, это тебе. В благодарность за мое спасение.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

13

сила и скорость… слова мальчика не идут из моей головы ещё долгое время, ведь становится очевидно, что я зазря игнорирую свою новообретённую сущность. мне явно дано то, что для большинства невозможно, хоть я и не хочу иметь с этим ничего общего. но очевидно же, что уже имею! так зачем игнорировать преимущества, с которыми я могу стать непобедимой? с которыми я смогу не просто защитить себя, но и того, кому пообещала свою заботу. разве это не стало теперь моей главной задачей и ответственностью? наверное, я как-то слишком резко повзрослела из-за всего произошедшего, раз уж теперь мне отведена целая вечность. это заставляет о многом задуматься; например о том, что я должна принести больше добра в этот мир, но никак не зла. несмотря на то, что я была наказана именно великим злом; это не значит, что и я теперь должна стать мстительной стервой. хотя, возможно, это было бы намного легче? кто знает.
теперь же мне приходится учиться понимать детей, хотя раньше я не имела возможности наблюдать за их ростом и развитием. я просто… пытаюсь быть ближе к мальчику, просто стараюсь угадывать его желания. но удаётся ли мне это? не очень понятно. ведь когда я спрашиваю про езду на лошади, то руководствуюсь любопытством — ведь второй лошади у нас явно нет сейчас. да он и не говорит что умеет, скорее — что уже пробовал со своим братом. из-за того приходит мысль: возможно, мне стоит перепроверить информацию о его семье? вдруг кто-то ещё остался в живых. неправильно лишать его возможности вернуться. даже, если я хочу оставить его подле себя. слишком эгоистично… но я не хочу быть одна, тем более теперь.
правда, он реагирует на любую близость ко мне как-то странно. не очень любит, когда я оказываюсь рядом или прикасаюсь… с другой же стороны, сам частенько хватает меня за руку или обнимает. возможно, он и сам не уверен, как ко мне следует относиться. стоит подождать ещё больше времени.

может, сажать его спереди было ошибкой? я не знаю, мне казалось, что так будет удобнее и безопаснее. — что-то не так? тебе неудобно? — задаю вопрос, когда мы уже приближаемся к месту и замедляю лошадь; поглядываю на его выражение лица сверху вниз, стараясь разгадать эмоции. не знаю даже, из-за чего он так мог расстроиться. может из-за того, что сам не может контролировать процесс? но я не могу доверить ему такое, не сейчас, не под покровом ночи, да и вообще это слишком опасно.
как и то, что я его вообще притащила сюда, логически рассуждая. но как иначе? это важно. он описывает кулон, который нам необходимо найти, и я задумываюсь над его словами. мое зрение действительно стало острее, но сейчас уже сложно припомнить, каким оно было до всех изменений. вдыхаю поглубже и стараюсь воспользоваться его же подсказкой, стараюсь заставить себя рассматривать каждую деталь, несмотря на тьму. — я вижу не так плохо, но кажется… и недостаточно хорошо. — однако, мой взгляд что-то цепляет в траве — нечто блестящее, и я тяну руку вперёд, сжимая в ладони. это оказывается чем-то очень острым. а потом…

в нос ударяет чарующий аромат чужой крови; настолько сладкий запах, что невозможно воспротивится и остаться в стороне. мальчик, сидящий в траве неподалёку, даже не пытается шевельнуться, когда я приближаюсь. это доверие? кажется, что так. но ему бы стоило опасаться меня, так почему же в нем не чувствуется силы, которой он бы защитился сейчас? потому моя внутренняя сущность отступает за несколько мгновений до того, как я касаюсь его руки. ранение я оглядываю уже ясным взглядом, точно знаю, что буду делать с этим — и делаю.
но почему-то, сиэль удивляется… не так уж много он знает о вампирах? это кажется сомнительным. значит, никто не пользуется кровью, кроме меня? или так и не открыли этого? откровенно говоря, даже я открыла это случайным образом: когда напала на человека, разодрав его щеку своими ногтями в попытке удержать. я ещё плохо управлялась со своим телом, поэтому и сама цепляла ветки, не слишком хорошо уклонялась от чужих ударов. когда я сбила мужчину с ног и нависла сверху, то получила резкий удар остриём ножа прямо по виску. сознание лишь немного поплыло, поэтому я увидела, как моя кровь капала на чужую щеку и стягивала края кожи. я лишь сказала, что это интересно, и отступила. оставила этого человека в живых. а потом пробовала ещё, и ещё, пока не убедилась в том, что моя кровь может помогать. это порадовало мою человеческую сторону. и сейчас это тоже очень радует меня. но как ответить на вопрос… я не уверена.
моя кровь… она немного волшебная. — улыбаюсь ему, чуть сжимая его ладонь в своей. — не настолько, как ты сам, но все же. кое-что умеет! — захочет ли он продолжать изучение вампиров? закончить дело своего отца. даже если так — не думаю, что он решится использовать меня для этого? да и не тот возраст, пока что, не та сила? поэтому я признаюсь откровенно. — это все, что я умею. ну и ещё есть… но это скорее нечто ужасное. — хотелось бы уметь что-то ещё полезное, способное помочь нам, но увы.

да, пошли пешком! — не отказываюсь от вечерней прогулки, беру его за руку и веду за собой в темноте. как бы нам не наткнуться на кого-нибудь; но, думаю, что мы их заметим. мой слух сейчас немного (или намного?) острее прежнего. но я не могу проконтролировать все; застываю на своём месте с лошадью, когда сиэль убегает в сторону. — осторожнее только. — негромко кричу ему вслед и слежу за его силуэтом неподалёку, это слишком опасно, но я все же позволяю. и не могу скрыть удивления, когда он преподносит мне букет ярких колокольчиков. улыбка проглядывает как-то сама по себе; беру цветы в руки и утыкаюсь в них лицом. запах настолько чарующий, что я не могу сдержать вздоха восхищения. — спасибо большое. мне ни разу не дарили цветы… ладно, нет. дарили. но чтобы это было искренне, — никогда. лишь поклонники, которые заинтересованы в моем титуле. — понимаю плечами и касаюсь носа мальчика. он очень милый, и однажды станет галантным джентльменом. — у меня тоже есть для тебя кое-что… — выуживаю из кармана подвеску, которую нашла на пепелище под куском земли, и вручаю ему. — храни его и больше не теряй. он ведь много значит для тебя. — уверена, что так.
наша прогулка заканчивается лишь через добрый час; мы идём медленно, разговариваем, даже набираем ягодки с одного куста. опасно настолько долго быть в открытом месте, но это кажется не важным, ведь сиэль выглядит таким счастливым. — хочешь покататься на лошади? — отступаю чуть назад, позволяя мальчику забраться самому и контролирую движение лошади. иначе — слишком опасно. — когда-то сможешь кататься самостоятельно. — пытаюсь подбодрить его, пока веду все ближе к месту, где нам нужно будет вернуться к пешему ходу. — а пока пойдём отдыхать?
когда мы возвращаемся в комнату, я подбираю одну из своих цепочек в шкатулке, чтобы надеть на неё кулон. сиэль в это время занят купаниями, в которые я не вмешиваюсь. он всё-таки мальчик. когда он возвращается — предлагаю надеть подвеску. — теперь будет на твоей шее. или ты не хочешь? — уточняю аккуратно и предлагаю ему помощь с застежкой.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

14

Волшебная кровь. Я думал, что такое применимо только к ведьмам и колдунам, чью кровь еще называют «поющей», но, как оказалось, мы не единственные уникальные создания природы [да и что удивительного]. Улыбаюсь, перехватывая ладонь Элизабет. Такое открытие немного затмевает собой горечь от потери кулона, последнего связующего звена с моей семьей, и я цепляюсь за него. И за мысль о том, что это чуть ли не единственное умение моей спасительницы.
— Как же так? У вампиров есть сразу несколько уникальных талантов, позволяющих настичь жертву. Их можно применять не только во вред.
Я цитирую отца, но надеюсь, что звучу достаточно умно, чтобы мне можно было довериться. Ведь как интересно будет потренироваться вместе! И это же станет отличным поводом чаще бывать за пределами четырех стен. Мы совсем недолго сидим взаперти, но как же сильно это надоедает.

Поэтому я использую каждую секундочку, чтобы насладиться свободой и порадовать ту, которая находится рядом. Она очаровательно реагирует на простенький букетик, так доверчиво утыкается лицом в бутоны, говорит такие милые слова... Лиззи вся целиком — милая и мягкая, и она заслуживает много-много счастья.
— Я научусь создавать цветы с помощью магии, чтобы радовать тебя каждое утро! — обещаю с запалом.
Раз уж мне нельзя покидать комнату, то хотя бы так. Наверняка есть какой-то способ превратить в цветок старую щепку или спичку? Они ведь сродни природе.
Впрочем, обещание быстро забывается, ведь всего через мгновение в мою ладонь ложится кулон, тот самый кулон, мамин. Я зачарованно обвожу пальцами колкие грани. В темноте плохо видно, но даже тактильных ощущений достаточно, чтобы на глаза навернулись слезы счастья.
— Спасибо! — я снова кидаюсь обниматься, пряча свою слабость таким нехитрым способом.
Дальше все становится только еще лучше. Я забираюсь на лошадь и важно поддаю по ее бокам пятками. Обожаю кататься! И идущая рядом Элизабет, которая позволила это, совсем не досаждает тем, что ведет коня под уздцы. Брат тоже так делал и говорил, что ему будет спокойнее, если он сможет контролировать процесс.

Мне немного грустно покидать лес, но я безропотно ныряю в тайный ход, когда Элизабет открывает неприметную дверку. Еще счастливее меня делает только горячая ванна. После хорошей прогулки очень здорово поплескаться в воде. Я гоняю по волнам небольшой деревянный кораблик, который получил не так давно от рыцаря моей спасительницы. Представляю, как тяжело было морякам во время шторма и закручиваю воду в вихри, чтобы воссоздать его. Тряпичные паруса быстро промокают, игрушка заваливается набок, начинает тонуть и только тогда я останавливаюсь. Не хочу сломать. Вряд ли мне достанется еще один.
— Пора в порт! Ремонтироваться и пополнить запасы пресной воды! — интересно, так бы звучала речь капитана, если бы он существовал?
Откладываю кораблик на стул рядом, а после складываю локти на край ванны, прижимаюсь к ней грудью и смотрю в сторону двери. Что нужно делать теперь? Обычно стоило мне наиграться, как приходила мама и помогала вымыться. В предыдущие дни я не придавал значения своему одиночеству, но сегодня мне так хочется, чтобы кто-то пошоркал спину... и в то же время так неловко звать.
— Элизабет? — окликаю чуть слышно.
Она ведь вампир, вдруг придет? Но ничего не происходит и я перевожу взгляд на кусок мыла. Вздыхаю тяжело. Ну ладно, сам, так сам.

Я выхожу в спальню, кутаясь в большую ночную рубашку, но не чувствую особенной свежести. В следующий раз нужно будет попросить что-то, чем можно будет потереть спину все же...
Быстро забываю о рутине, когда вижу свой кулон, качающийся на цепочке. Энергично киваю, радуясь придумке. Цепочка точно не сгорит в огне, не будет риска что она перетрется, а значит я и правда смогу носить ее на шее, чего не мог делать раньше.
— Я очень хочу. Спасибо, Элизабет!
Прижимаю звезду ладонью к груди сразу, как она касается кожи и прикрываю глаза. Такое чувство, будто меня коснулась мама...
— Давай мы потренируем твои вампирские чувства. Завтра?
Сегодня я устал, но мне очень интересно побыть ее тренером. Как иначе девушка научиться всему, если не будет даже пытаться?

Моя семья, которую я вспоминал на протяжении всего дня, снится мне этой же ночью. Мы сидим в гостиной и передаем по кругу блюдо с яблоками, отец и брат говорят о чем-то, мама воркует с новорожденной сестренкой, а я смотрю на них во все глаза. Они такие счастливые, полные жизни. Кто и почему отнял это у них? Комната занимается огнем из-за моей обиды, из-за негодования, из-за злости. Родные лица исчезают в мареве, а голоса сменяются одним единственным, но тоже хорошо знакомым.
Когда я открываю глаза, балдахин над нашей кроватью пылает...

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (10.07.21 11:14:18)

+2

15

я даже не представляю, о каких таких скрытых талантах говорил сиэль... огромная сила, благодаря которой те вампиры смогли одолеть часть нашего экипажа (оставшаяся оказалась предназначена мне и бесконтрольному голоду)? необычная скорость, благодаря которой им ни разу не удалось попасться и хоть как-то пострадать, в то время как мы несли лишь потери разного характера? а может и что-то ещё, что мне сложно предположить? даже забавно, насколько мало я знаю о собственной природе; неудивительно, конечно, ведь и неоткуда. а теперь - маленький мальчик сможет научить меня? это могло бы показаться кому-то забавным, но не мне. он явно имел больше дел с вампирами, чем я. и как бы это ни было странно, он - единственный, кому я вообще могу доверить подобное дело. не искать же учителя среди кровососов...
да и это небезопасно; сейчас совершенно никому нельзя доверять, в этом королевстве и особенно в стенах этого замка. мы можем серьёзно пострадать, если сделаем хотя бы один опрометчивый шаг. наверное, потому я так стремлюсь поскорее вернуться к себе в комнату, пока ничьи глаза не заметили нас. один чёрт знает, какие существа могут работать на моего отца, несмотря на то, что он отлавливает основную массу. но кто-то, чтобы спастись, может делать разную грязную работу... встряхиваю головой, когда мы проникаем в чёрный ход; верно, сейчас нам уже никто не может навредить. и никогда не сможет, по крайней мере - в моих силах сделать это возможным... правда, без помощи сиэля это вряд ли станет возможным.

этот вечер и ночь проходят относительно спокойно; он самостоятельно справляется с купаниями, хотя я не уверена, что стоит оставлять его одного? мне в детстве помогали со всем этим. но он всё-таки мальчик; непонятно, как он воспримет подобную помощь от той, кто не является его матерью. это может быть немного неловко? или же я себе напридумывала несуществующих сложностей, чтобы дополнительно не возиться с ним? но нет, это точно сущий бред! мне нравится заботиться о нём, как о своём младшем братишке или даже сыне, которого у меня теперь никогда не будет. пытаюсь ли я заведомо восполнить пустоту в своём сердце таким образом? не уверена, что именно руководило мной по первой, но теперь всё точно не так. я проникаюсь к нему всё больше и больше, это явно не просто эгоистичное желание.
думаю, что он тоже это чувствует? иначе как ещё можно описать то, что он так относится ко мне, несмотря на всё произошедшее? его глаза горят из благодарности, он не сомневается больше в моих словах или решениях; мне кажется, что он, как и я, начинает привязываться ко мне. прикипать. - вот и правильно, что не отказываешься. - улыбаюсь благосклонно, застёгивая цепочку на его шее. так он хоть сможет почувствовать себя ближе к тем, кто ушёл из его жизни. а вот тренировки сделают его ближе ко мне. - что ж, учитель, хорошо. давай попробуем посмотреть, способна ли я на что-то ещё. - ворошу волосы на его макушке, не сдерживая улыбку. до чего же он милый.

ровно с этой мыслью я прикрываю глаза где-то в середине ночи, лёжа рядом с ним. кажется, что так нам обоим как-то спокойнее; но здесь ключевое слово - ' кажется '. мне нельзя было терять бдительность, но даже таким как я иногда нужно немного отдыха и дрёма. это служит моей первой ошибкой, которая приводит к катастрофическим последствиям. хорошо ещё, что моё чутьё стало куда как острее, как и рефлексы. меня будит жар и треск, опознать откуда легко - над головой разливается огромное полотно пламени. вздрагиваю так, словно действительно могу умереть ( а может и могу? откуда знать ). поворачиваюсь в сторону мальчика, подкладываю руки прямо под него, чтобы обхватить и поднять. - сиэль, просыпайся! - его ли это рук дело? сложно сказать наверняка, а вот предположить... да, это я могу. он - маг, а значит в его силах сделать подобное. но зачем? возможно, неосознанно.
поднимаю его на руки и прижимаю к своему телу, ловя краем взгляда надтрескивающуюся балку; чертовски опасное положение, которого удаётся избежать. крепко встаю на ноги и осматриваю комнату, почти сразу соображая, что именно необходимо сделать. ведь скоро здесь будут охранники; если они до сих пор не вбежали означает только то, что заснули. раскрываю дверь под огромным гобеленом и опускаю мальчика на землю. - тебе придётся побыть здесь, пока мы не разберёмся с этим и не станет безопасно, хорошо? - подхватываю с тумбочки поднос с водой, небольшим количеством закусок и прибираю платок. - если станет тяжело дышать, то намочи и приложи к носу. и беги подальше от комнаты, но не убегай из дворца. я заберу тебя. - сжимаю его ладони после того, как отставляю в сторону поднос. - всё будет хорошо. - закрываю дверцу, окидывая его взглядом последний раз. я понимаю, что ему страшно, но сейчас другого выбора нет.

- помогите! кажется, свеча упала и подпалила мою шторку. - выбегаю из своей комнаты с криками, чтобы скорее привлечь внимание. и всё дальнейшее время слежу взглядом за гобеленом, на который не успевает перекинуться огонь... к счастью. но выдохнуть с облегчением позволяю себе лишь в тот момент, когда всё заканчивается - а на это уходит не меньше часа. красивая кровать превратилась лишь в обугленный каркас, как и рядом стоящая тумбочка. но это ничего. - ваше высочество, на некоторое время вам нужно будет переселиться в другие покои. мы всё подготовим. - поджимаю губы, лишь легонько улыбаясь; это логично, но чертовски сложно.
- распорядитесь, чтобы мне скорее поставили новую кровать в эту комнату. и прибрались. - на новом месте я определённо буду чувствовать себя менее уверенно, а я этого совершенно не хочу. прошло ещё не меньше пары часов, которые раздражали меня каждой прошедшей секундой, прежде, чем я смогла вернуться обратно к своему сиэлю. даже не представляю, насколько мучительно было меня ждать... а ведь его ещё нужно безопасно провести к новой комнате. благо хоть, что она оказалась не так далеко.
плотно закрываю за собой дверь в старой комнате, отодвигаю гобелен и наконец раскрываю секретный ход. сначала глазам предстаёт лишь тьма, а затем я нахожу взглядом силуэт мальчика, обнимающего свои собственные колени. а ещё, кажется, я слышу всхлипы?.. подбегаю к нему, опускаюсь рядом и бережно прижимаю к себе. - тсс, всё уже позади, всё хорошо. посмотри на меня. я ведь обещала, что приду за тобой. ты не поверил мне? - обхватываю его лицо двумя руками, смахиваю слёзы с его щёк и грустно улыбаюсь. - или просто испугался? - целую его щёку, касаюсь своим лбом его и вздыхаю. - прости, что пришлось оставить тебя, да ещё и так надолго. - заглядываю в ярко-синие глаза мальчика, надеясь увидеть там понимание. и прощение тоже. - а теперь нужно перебраться в новую комнату очень тихонько. сможешь идти? и... сможешь ли использовать магию, чтобы скрыться? на всякий случай.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

16

Я не успеваю толком осознать происходящее вокруг из-за резкого пробуждения, а Элизабет уже подхватывает меня на руки и поднимается с кровати. Воздух вокруг нас раскаленный из-за близкого пламени, пахнет горящим деревом. Я вдыхаю поглубже, цепляясь обеими руками за шею девушки, и не могу отвести глаз от пылающего балдахина. Это я сделал? Моя злость? Комната во сне пылала тоже, но чтобы это перешло в реальность... прежде такого не случалось.
Цепляюсь за рукав чужой ночной сорочки, поднимаю глаза. Мне вовсе не хочется оставаться в одиночестве в темном и пустом каменном коридоре. Это совсем не весело и даже фантазия не способна приукрасить происходящее.
— Ты правда за мной вернешься?
С трудом сдерживаюсь, чтобы не допустить в голос позорных плаксивых ноток, но глаза все равно пощипывает. Мне страшно, мне очень страшно. Ведь я навредил... А вдруг она испугается и я такой больше не буду ей нужен? Хоть Лиззи и уверяет в обратном.
Мне оставляют платок и воду, и небольшое количество печенья на подносе, а потом дверь закрывается, отрезая меня от звуков внешнего мира. Я вдыхаю поглубже, обнимая свои колени, и прислушиваюсь. Как много времени займет вся суета? Чуть-чуть, но мне все же слышен гомон слуг и топот десятков ног. Они тушат пожар? Я и сам бы мог, если бы только проснулся пораньше.
Не знаю, сколько проходит времени, но я успеваю основательно замерзнуть и слопать все печенье. Запах гари, довольно сильный, досаждает мне все время, так что совет с платком я начинаю использовать почти сразу и одновременно же маню к себе чистый, хоть и промозглый, холод из прохода. Я ведь не задохнусь здесь? Я ведь смогу дождаться?
Только чем дольше жду, тем меньше надежды остается. Когда же звуки за тяжелой дверью полностью стихают, то моё сердце проваливается в желудок. Про меня забыли?
Всхлипываю тихонько, но очень быстро понимаю, что слушать теперь некому и потому даю себе чуть больше воли. Не завываю, конечно, это было бы совсем стыдно [прежде всего перед собой], но шмыгаю носом, не считая нужным даже утирать его рукавом рубашки. Ткань пижамных штанов быстро промокает, но и на это я не обращаю внимание.
Я так занят самосожалением, что даже не слышу, как дверь распахивается. Обращаю внимание на чужое присутствие только, когда Лиззи оказывается рядом и обхватывает ладонями мое лицо, стирая со щек слезы. Мои губы кривятся в этот момент и я кидаюсь обнимать ее с еще большим рвением, чем прежде.
- Я просто… здесь одиноко и очень тихо, и страшно.
Вздыхаю, когда у меня переспрашивают о том, поверил ли я ранним обещаниям. Немедленно становится стыдно за свои сомнения, так что уж пусть лучше девушка думает, что я испугался темноты.
- Обещаю больше не ныть. Прости.
Старательно растягиваю губы в кривой улыбке и поднимаюсь на ноги. Я готов сделать что угодно, лишь бы уйти отсюда. Поэтому призываю магию со всей возможной старательностью, а та в ответ откликается куда быстрее и охотнее, чем прежде.
- Забери меня отсюда…
Шепчу потише, чтобы не напугать внезапным голосом из пустоты, а когда оказываюсь внутри обезображенной комнаты, то останавливаюсь ненадолго.
- Ужасно. Это смогут починить?
Я знал, что бесконтрольная магия опасна, но впервые вижу ее последствия.
- Можно мне забрать кораблик?
Бросаюсь в сторону ванной комнаты, вытаскиваю с полки свою игрушку и после возвращаюсь, говорю о том, что готов.

Пройти по длинному коридору до соседней комнаты не составляет труда, а стоит оказаться за дверью, как я тут же сбрасываю маскировку и оглядываюсь. Здесь все... немного иначе, зато есть большая кровать и ванная, и свободное пространство для тренировок. Отлично!
— Постараюсь ничего не разрушить, — улыбаюсь неловко, оборачиваясь.

Я правда очень стараюсь, хотя и чувствую силу, которая иногда бурлит где-то в груди и рвется наружу. Оттачивать свои навыки особенно негде, а выбраться на улицу теперь, когда потайной ход мне недоступен, кажется чем-то нереальным. Остается только проводить дни напролет около окна, чтобы нет-нет, да поймать на лице луч солнечного света и почувствовать веяние легкого ветерка. Но даже то — редкость.
Отвлекаться приходиться с еще большей старательностью. Здорово, что рядом всегда есть Элизабет, которую нет-нет, а приходится подтолкнуть к использованию навыков, выходящих за пределы человеческих возможностей.
— Уверен, если бы ты хотела, то могла с легкостью услышать о чем разговаривают твой отец и те советники, про которых говоришь. Если выйдешь в сад, окна тронного зала будут совсем недалеко.
Я щурюсь с легкой хитринкой, поглядывая на девушку. Решится ли она подслушивать, хоть и не так явно? Знаю, что нам обоим хочется чуть больше ориентироваться в том, что творится в этом королевстве.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

17

почему вдруг сиэль усомнился в моём обещании? это серьёзно задевает меня, но стоит учитывать, что он ребёнок и мог попросту испугаться за время, которое уже прошло. я долго отсутствовала; да и кто бы не подумал о самом плохом, находясь в чужом месте, в холоде, в одной лишь ночной рубашке, да с парой печенек? моя неопытность в обращении с детьми читается сразу же, стоит взглянуть на его босые ноги. как я могла оставить его в таком виде здесь? дурочка! покусываю губы, пока прижимаю его поближе к себе, стараясь оторгеть, и не могу не ругать себя за недальновидность. что, если он заболеет? конечно, я смогу попробовать его исцелить?.. хотя, внутренне-протекающие процессы я однозначно не пробовала лечить. лишь внешние, на которые легко можно капнуть своей крови. а что в этом случае? дать ему вместо чая моей крови? такое себе предложение.
- и ты прости меня, что так долго, хорошо? - глажу его по волосам, успокаивая и себя таким образом. всё-таки мне тяжеловато управляться с ребёнком, несмотря на то, что он уже успел стать моей отрадой и отдушиной. просто я боюсь предать его доверие, боюсь разочаровать и стать в его глазах монстром? как для многих других. - обещаю больше не оставлять тебя. - киваю головой, утирая остатки капель с его щёчек. ну до чего он прелестный, хоть слёзы ему и не к лицу. надеюсь, что больше никогда не доведу его до такого состояния... он должен быть счастлив.

- пойдём, - мне сложно ориентироваться в пространстве, но нащупать его ладонь всё же удаётся. сейчас я хочу быть убеждена, что он - рядом, что не оставлю его ненароком где-то посередине. и не зря, ведь уже в моей комнате он притормаживает; наверняка, оглядывается кругом? мне бы не хотелось, чтобы он винил себя в произошедшем. просто его магия искала путь наружу, он не смог бы с этим ничего поделать, ведь ещё многого не умеет. в моих силах это изменить? хоть я и толком ничего не понимаю в колдовстве. - не бери в голову. они всё починят, купят кровать даже лучше и мягче прежней. - улыбаюсь ему (надеюсь, что ему?), поглядывая на следы разрушения. не могу сказать, что это не жутко, но с этим уже ничего не поделать.
его неожиданный побег и желание забрать кораблик заставляет встрепенуться, потянуть руку в его сторону, но... всё же я молчу и не пытаюсь остановить мальчика. переминаюсь с ноги на ногу, поглядывая в сторону двери; едва ли кто-то внезапно решит зайти, но лучше быть подготовленной. сжимаю руки в кулаки и неловко вздрагиваю, когда дверь ванной скрипнула. вот вам и храбрость, да возможность противостоять врагам. уже успела напугаться. - давай я понесу кораблик? а то будет странно, что он летит по воздуху. - принимаю из его рук вещь. - пожалуйста, держись за моё запястье. - опускаю свою руку, чтобы он поскорее уцепился за неё и выхожу из комнаты.

недолгое путешествие выходит безопасным, к счастью. когда мы переступаем порог временной комнаты, то я выдыхаю с облегчением. просто сейчас особенно страшно выводить его - так как ещё свежи воспоминания людей отца о пропаже мальчика-мага. - ничего не разрушить? - выхожу из состояния полной задумчивости, поглядывая на сиэля озадаченно. неужели он всё-таки так печётся о произошедшем? опускаюсь перед ним на колени, обхватываю плечо и заглядываю в тёмно-синие глаза. то, что я хочу сказать, очень важно исполнить. но уверена ли я в том, что смогу? не знаю, но должна. - тебе нужен учитель. тот, кто сможет помочь тебе обуздать магию, научиться её контролировать. я постараюсь найти кого-то, кто поможет нам. - коротко касаюсь его щеки и поднимаюсь на ноги. стоило дать подобное распоряжение сразу же, как я узнала о природе его сил. сейчас появился особенно крепкий повод.
но всё оказывается далеко не так просто: сделать подобный запрос и остаться вне подозрений... да это почти невозможно! как маг решится приходить в стены замка? нужен тот, кто уже долго находится здесь и не так уж сильно опасается власти моего отца. постукиваю пальцами по краешку стола, в очередной раз обращая внимание на то, как грустно мальчик смотрит в сторону окна. я понимаю, что ему хочется почаще быть на улице, но даже этой малости сейчас дать не могу. - мне очень жаль, - шепчу я безнадёжно, почти сразу переключаясь к предыдущей своей мысли, благодаря словам сиэля. - не совсем далеко? да как можно что-то услышать с такого расстояния... - я понимаю, что вампиры могут быть вполне талантливы, но не я! никогда раньше не слышала чужие разговоры настолько хорошо на таком расстоянии. - я попробую. - раз уж он просит меня, то как я могу отпираться?

выхожу во двор спустя несколько десятков минут, брожу по саду, завороженно разглядывая цветы. - прошу, срежьте для меня несколько роз. хочу поставить себе в комнату. - прошу садовника, пока околачиваюсь почти под окнами тронного зала. нужно и время как-то занять, да и я хочу порадовать своего мальчика. мои глаза расширяются в удивлении, когда я действительно фокусирую внимание на чужом разговоре и понимаю, что эти люди даже не в поле моего зрения...
- тогда устройте налёт сегодня ночью, обязательно избавьтесь от этих еретиков. сожгите их дом дотла, если понадобится. не оставляйте никого из них в живых, - признаю голос своего отца и прикрываю губы ладонью. мужчина, что срезал для меня цветы, протягивает букет мне в руки, но дожидается реакции далеко не сразу. потому что я оказываюсь потеряна для внешнего мира; одно дело - слышать от других, что твой отец творит ужасные вещи, но другое дело - убедиться в этом самостоятельно. почему он отдаёт такие приказы? что двигает им? еретики, значит; ну да, они ведь мешают спокойной жизни своего короля, который слишком боится того, что не знает. - ваше высочество?... - фокусируюсь взглядом на садовнике и всё-таки забираю то, что просила. как же тяжело. - спасибо. - выдавливаю улыбку и почти сразу ухожу.
- как же так? мой отец всегда был таким? - врываюсь в свою комнату резко, не сдерживая глупые риторические вопросы, а стоило бы. встречаюсь взглядом с сиэлем, прижимая к себе цветы покрепче. - это... это для тебя. - протягиваю этот небольшой подарок, а сама даже не могу сосредоточиться на радости мальчика. меня одолевает сразу же столько мыслей. - я ничего не могу сделать, чтобы помочь этим людям. они просто погибнут ни за что по прихоти моего отца, - закрываю лицо двумя руками и опадаю на пол. - сиэль, я никому не могу помочь. - даже тебе.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

18

Лиззи обещает мне учителя и я недоверчиво, и в то же время завороженно, смотрю на нее. Учитель, настоящий, для меня? Не кто-то из родни, кто будет больше внимания уделять чтению, а не обучению, а человек, сведущий в колдовской науке, способный рассказать о тайнах, научить секретам, помочь справиться с растущей внутри меня силой. Как же здорово это будет! Я зажмуриваюсь на короткое мгновение, представляя, а после тяжело выдыхаю.
— Ты не сможешь никого привести сюда, а я не могу выйти. Это безнадежно, — качаю головой, опуская глаза к полу. — Не волнуйся, я справлюсь сам.
Осознание разочаровывает, да и я не очень верю в то, что говорю, но если стараться...? Стоит вернуться к дыхательным техникам, которые разучивал с Михаэлем, они точно помогут контролировать пламя.
— Может быть найдется какая-то книга? Это была бы отличная помощь.

Сам я никогда не был учителем, только наблюдал за другими, но по мере сил все же стараюсь рассказывать Элизабет о ее расе и их навыках, а иногда и подстегивать желание потренироваться. Когда она уходит на прогулку по саду, то я несколько долгих минут наблюдаю за дверью, отчаянно мечтая сделаться невидимым и броситься следом. Приходится побороться с собой, чтобы остаться в комнате. Берусь за кораблик, вожу им по покрывалу на кровати, представляя море. Мечты — это все, что у меня сейчас есть.
Дуновение ветра из-за открывающейся двери становится неожиданным. Я хмурюсь, вскидывая голову: неужели девушка уже вернулась? И пугаюсь, когда слышу чужую речь; не нахожу ничего лучше, чем нырнуть под кровать, прихватив свою единственную игрушку.
— Наконец-то она ушла! Никогда не дает прибраться в покоях.
Незнакомый голос, должно быть, горничной заставляет сжаться и как можно тише отползти к стенке, куда кровать придвинута. Они будут здесь все ворошить? Они заглянут в мое убежище? Сердце колотится как сумасшедшее и я тяжело сглатываю, опасаясь быть пойманным. Если меня найдут, то убьют? Может сочтут, что я вор. Как жаль, что пришла не Паула!
Две девушки принимаются за уборку, хохоча и перемывая кости всем обитателям дворца. Я слушаю эти сплетни, слабо представляя о ком в них идет речь, и даже немного отвлекаюсь, так что чужие ноги прямо около постели становятся сюрпризом. Закусываю губу, шепча слова заклинания невидимости, а после встречаюсь взглядом с незнакомкой, заглянувшей под постель. Она ведь не видит меня, правда? Хоть и смотрит очень пристально.
Девушка хмурится, недовольно морщится, а после исчезает из поля зрения и чихает откуда-то сверху.
— Ну и пылища. Не хочу туда лезть и протирать. Потерпит!
Вторая соглашается с ней и призывает заканчивать.

Через четверть часа я остаюсь один, но вылезти решаюсь далеко не сразу. Пристраиваюсь под окном, но так, чтобы от входа меня не было видно, поднимаю лицо повыше и шумно дышу, стараясь надышаться чистым воздухом. В носу и правда свербит от пыли...

Лиззи приходит не так уж скоро, зато с новостями и подарком! Я завороженно принимаю из ее рук букет роз, зарываюсь в них носом, чувствуя приток сил от кусочка живой природы, появившегося совсем рядом. Пока я не оказался отрезан от внешнего мира, то и не думал насколько может быть прекрасно каждое его проявление!
Только совсем нет времени предаваться глупым восторгам: моя спасительница выглядит расстроенной, если не раздавленной, и почти плачет. Я откладываю розы в сторону, чтобы не мешались, и опускаюсь на пол, чтобы погладить расстроенную девушку по волосам.
— Ли... Элизабет, объясни толком, что ты слышала? Что сделал твой отец? Кому ты хочешь помочь?
Золотистые пряди такие мягкие и от них так приятно пахнет! Я уже не в первый раз это замечаю, но не устаю восторгаться.
— Я ведь с тобой, а значит у нас тут небывалый союз. Только подумай, сколько всего могут натворить вампир и маг вместе?
Нам только нужно знать кого мы спасаем...

Проведенная Элизабет нехитрая разведка становится для меня первым за долгое время поводом покинуть дворец. Пока мы едем к дому тех несчастных, кто оказался под ударом королевских наемников в этот раз, я не устаю наслаждаться свободой и даже срываю несколько листиков с проносящихся мимо деревьев, чтобы растереть их в ладонях и надышаться свежестью.
Потом, правда, мне приходится дышать запахом пожарища, которому я помогаю разгореться, но это меньшая цена за спасение человеческих жизней.
— Мальчонка, ты ведь колдун? Пойдем с нами, мы поможем тебе найти твой ковен.
Женщина-демон тянет ко мне руки, когда нам приходит пора прощаться. Она и правда выглядит милой и доброй, но мне совсем не нравится ее предложение. Я отступаю на шаг назад, хватаясь за руку Лиззи и трясу головой: мне вовсе не нужен ковен, я и так счастлив! Особенно, если счастлива Элизабет, а она должна быть, ведь теперь отлично знает, что вовсе не бесполезна и еще как может помочь окружающим.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

19

видимо, сиэль сомневается во мне больше, чем я предпочитала считать до этого дня. сначала думает, что я была способна оставить его одного на произвол судьбы в тайном проходе, а теперь уверенно заявляет, что у меня не получится найти ему учителя. никто не спорит, что здесь есть множество-множество проблем, которые придётся решить перед тем, как подобное удастся претворить в жизнь. и всё же - почему всё настолько плохо с доверием? конечно, прошло ещё слишком мало времени, но ведь он ребёнок… разве дети не должны быть чуточку больше наполнены верой к другим, да и всему миру? дело ли в том, что он уже изрядно успел пострадать и разочароваться в жизни? боюсь, что так. тем больше мое желание сделать своё предложение реальностью.
берусь в первую очередь выполнить его вариант: отыскать книгу заклинаний. или скрытых тайн магов? я даже не знаю, но что-то определенно должно быть. и если раньше я думала, что придётся добывать это из непонятных далей, то после неожиданных открытий в голову закрадывается мысль: отец ведь может сохранять какие-то артефакты, как предметы достояния и триумфа. это разливает мерзкое чувство в моей груди. чувствует ли он хоть какую-то ответственность за эти жизни? или считает, что все в порядке вещей?
сжимаю виски ладонями, опускаясь прямо на пол рядом со своей кроватью, и неловко взглядываю на мальчика. он не должен был видеть меня такой; сейчас окончательно разочаруется во мне? подумает, что у меня ни за что не удастся его защитить? раз уж я такая слабохарактерная... — просто наш король собирается убить сегодня ночью ещё больше. из-за того, что они не такие как мы! как они, вернее. понимаешь? — это полный и абсолютный бред, я никогда не придерживалась мнения о том, что нужно предвзято относиться к другим. но, к моему стыду, раньше я вообще не обращала никакого внимания на происходящее в мире. — я была абсолютно пустоголовой принцессой. я заслужила то, что произошло со мной, — сейчас я впервые осознаю, что это могло быть и не наказанием вовсе. хоть задумывалось так.

перехватываю ладонь мальчика, которой он поглаживал мои волосы, чуть сжимаю и заглядываю прямо в его глаза. он прав! мы ведь вампир и маг, черт подери. куда уж обычной кучке наёмников до нас? а ещё уверена, если бы существа знали бы об  приходе людей короля ( или если бы они не приходили ночью, как трусы ), то они могли бы отвоевать свою жизнь. вопрос лишь в том, что это временно. а мы… мы можем помочь решить все раз и навсегда. или это тоже лишь отсрочит неизбежное? выдыхаю медленно, раздумываю над тем, могу ли вовлекать в такую опасность сиэля.
— я ведь особо ничего не умею. но, если что, выпью досуха любого, кто попробует коснуться тебя. — пугающе ли звучат подобные вещи? наверное, если только можешь стать объектом моей угрозы. — давай спасём их. — я не хочу добавлять слова о том, что его семье помочь не смогла. это и так очевидно, и ужасно меж тем. насколько же он мог быть счастливее, если был бы со своими родными. провожу ладонью по щеке мальчишки, стремясь разглядеть в его глазах грусть. ведь наверняка он думает о том же… о том, как несправедливо погибли его родители; о том, что мы ничем не помогли им. и даже не могли в тот момент времени. хотя, если бы я знала раньше, то... решилась бы я на попытку помочь? даже не знаю. вряд ли.

наша долгожданная прогулка несёт слишком огромное значение. я готовлюсь к тому, что произойдёт вечером, как к войне: что морально, что физически. беру с собой оружие на случай, если способностей вампира будет недостаточно. дополнительной сложностью становится то, что нам приходится пройти к моей старой комнате под покровом устилающегося заката ( благо, незамеченными ), пройти через привычный тайный ход.
обращаю внимание на улыбку мальчика, который должно быть очень счастлив вдохнуть свежего воздуха и вообще оказаться снаружи. — хотелось бы мне, чтобы у тебя было больше возможностей выходить из этого треклятого замка. и уж явно не для того, чтобы рисковать собой. — на этот раз, когда мы берём лошадь и проходим чуть вглубь леса, я думаю несколько раз прежде, чем помогаю ему взобраться. и решаю уточнить: — должна ли я помочь? или ты справишься? — я не против того, чтобы он учился самостоятельности. думаю, что он и сам мечтает об этом. — на этот раз можешь поехать позади, если хочешь? как тебе удобнее? — мы решаем это вместе и, я надеюсь, что это помогает нам сблизиться хоть немного.

дорога занимает приличное количество времени — отчасти потому, что я не уверена в направлении, отчасти потому, что я боюсь нарваться на неприятности раньше времени. я каждые несколько минут касаюсь ладоней мальчика, обнимающим меня, чтобы хоть так убедиться, что он в порядке. а ещё иногда задаю вопросы, чтобы услышать его голос. все же мне удобнее следить за ним, когда он передо мной…
план, который мы придумали, нехитрый и основывается исключительно на моих знаниях о способностях сиэля ( уверена, что границы куда шире и я даже представить их не могу ). мы выводим людей наружу; правда, все не получается так уж просто. — вас сегодня убьют люди короля, если не пойдёте с нами. — я говорю предельно четко, стараясь надавить на них больше страхом? я не знаю. да и иной способ не идёт на ум. но сомнения в правдивости слов, естественно, возникают. и лишь благодаря сиэлю, магу, выжившему после нападения, удаётся исполнить планы.
дом пылает прямо перед нашими глазами, но я знаю, что задерживаться нельзя. мы двигаемся вглубь леса, и я клянусь, что могу услышать мат приехавших на место наёмников. наверняка ведь соврут отцу, что работа сделана, иного выбора у них нет. разве что… ринутся искать нас? — вам нужно скорее уходить. — говорю я, волнуясь также и о нас с сиэлем. нас не должны поймать здесь. но неожиданная инициатива спасённой женщины-демона заставляет меня застопориться на месте. она права, мальчику нужно другое окружение, ему нужен ковен. так почему я так сильно не хочу его отпускать? но давить, наверное, не стоит. это ему решать. или нет? я всё же не доверяю первой встречной… потому прищуриваюсь, разглядывая женщину не без интереса и опасения. собираюсь возразить, но сиэль делает это первым и обхватывает мою ладонь. едва подавляю улыбку, которая все стремится вползти на губы, и перевожу взгляд. — спасибо за предложение. но мы справимся. — по крайней мере, я отчаянно верю в это.
мы прощаемся с семьей демонов, и я предлагаю сиэлю очень сумасбродную мысль — немного прогуляться. это небезопасно, само собой, но сейчас мы достаточно далеко от места их пылающего дома, да и вряд ли их пойдут искать в сторону замка. — спасибо, что выбрал меня, — смущённо говорю через какое-то время. — хотя я не уверена, что позволила тебе уйти с едва знакомой женщиной. — может быть, это слишком большое ограничение, но как иначе? он же может пострадать от рук тех, кто выглядит добрым.

значит, ему нужно обеспечить обучение в стенах замка. во-первых, я достаю несколько книг, не представляя, насколько они могут быть полезными? — если поймёшь, что это ненужный материал, то скажи и я принесу что-то другое. — я попросила своего рыцаря поискать больше, и он выглядел как-то странно в эти моменты, с опаской поглядывал на меня. с чего бы?
ещё более испуганным он выглядел, когда речь зашла об учителе. — госпожа, это ведь слишком опасно. вы же знаете своего отца… — никогда раньше не видела его таким. оглядываюсь на сиэля, перелистывающего страницы книги и вздыхаю. да с чего бы мне должно быть дело до этих размытых границ? - я смогу защитить его учителя, - по крайней мере, это именно то, во что я верю. огонь, который вспыхивает за моей спиной, остаётся незамеченным мной по первой. лишь взгляд рыцаря, переполненный первородным страхом, и взмах его рук, заставляет меня обернуться. и заметить, как огонёк просто пропал сам по себе. что-то здесь не так... - это ведь не сиэль сделал, так? - естественно, мужчине приходится во всём сознаться. да и был ли смысл скрывать?
- когда вы стали вампиром, а затем и впустили мальчика-мага, то я хотел признаться. но не выдавалось случая. - балда! я же ему тут говорила про учителя уже неясно сколько раз. - зато теперь ты сможешь его действительно учить. ты рад? - последний вопрос относится к мальчику, который уже успел оторвать взгляд от книги.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

20

Наш план по спасению семьи демонов нельзя назвать ничем иным, кроме как везением чистой воды. Иначе не объяснить то, что мы выбираемся из замка безо всяких проблем и успеваем к нужному дому даже раньше убийц, а еще нам верят те, кому мы хотим помочь, хотя предоставить им доказательства и нет возможности. Верят ли они из-за того, что пугающая правда исходит из уст таких же нелюдей, как они сами? Я надеюсь на это и на то, что так и будет продолжаться, что ведьмы, вампиры и демоны продолжат верить друг друга не взирая на гонения и предательства.
Хотя меня призывают совершить таковое уже минут через десять. Глупо как-то... хоть мы помогли сегодня друг другу и долг красен платежом, а все же я не готов бросить то, что лишь недавно обрел и устремиться в неизвестность. Не готов проститься с Лиззи? Это тоже.
Мы идем по лесу, достаточно отдалившись от пожарища, озаряющего небо где-то за пышными кронами деревьев, и я радуюсь каждому мгновению этой прогулки. Ведь мы только вдвоем здесь, можем позволить себе дышать полной грудью, говорить, не сдерживая голоса, даже хохотать, если захочется.
— Разве я мог выбрать не тебя? Ты спасала меня столько раз, ты так добра ко мне. Ты для меня ближе всех. Я люблю тебя, — улыбаюсь открыто, чуть потянув девушку за руку, чтобы она остановилась и взглянула на меня. — Я ни за что тебя не оставлю.
Мне совсем не стыдно говорить такие откровенные слова. Что такого в том, чтобы признаться сестре в своей привязанности? Родителям и брату я часто это говорил, а они в свою очередь говорили то же самое мне.
— И хорошо, что ты плохо отнеслась бы к моему желанию уйти с незнакомцами. Я все еще ребенок и много не понимаю, так что заботься обо мне и дальше, пожалуйста.
А вот последнее... говорить о том, что повидал пока в жизни недостаточно — унизительно, но отец всегда считал, что нужно осознавать свое место, чтобы научиться большему. Я хочу следовать его заветам.

Через несколько метров пути мне приходит в голову забава:
— Ты хорошо видишь в темноте? Если нет, то давай учиться. Вампиры, которые жили у нас, говорили, что могут отличить зайца среди травы в полной темноте. А ты чуешь рядом кого-то из живых существ? Попробуй их найти, а потом увидеть?
У меня нет вампирского чутья или зрения, но я умею слушать природу и этот слух подсказывает, что не так далеко от нас и правда притаилось животное. Я очень хочу знать — какое.

Для возвращения в замок нам все же приходится забраться на спину лошади, которую все это время мы вели за собой и я даже не упрямствую, вскарабкиваясь на место впереди наездницы.
— Похоже, что так тебе спокойнее. Но это только сегодня!
Нельзя было не заметить, как она волновалась на пути сюда и мне вовсе не хочется заставлять делать это снова.

Правда все равно приходится. Элизабет находит для меня книги по магии и хлопочет, стараясь убедить кого-то из колдунов взяться за обучение. Мне неловко, мне страшно за нашу безопасность, но все же я не возражаю. Дело в продолжающей увеличиваться силе, которая тоже может стать угрозой.
Принесенные гриммуары я листаю с упоением: какие-то из заклинаний кажутся знакомыми, а какие-то я открываю для себя впервые. Жаль, что нельзя опробовать несколько зелий, найденных на тех же страницах, но я успокаиваю себя мыслями о будущем, ведь когда-то возможность появится? Равно, как появляется учитель.
Конечно, все дело в моей неловкости при отработке заклинаний, когда одно из них выходит из под контроля и вновь чуть не уничтожает комнату. Зато спаситель оказывается куда ближе, чем можно ожидать и уже скоро мы приступаем к урокам.
— В тебе чувствуется огромный потенциал, малыш. Не уверен, что смогу научить тебя многому, но всему, что сам знаю — точно.
Мне нравится полученное обещание и я в свою очередь собираюсь впитать все знания до последней капли.

Не так уж скоро, но мы все же возвращаемся в первые покои принцессы, где заканчивают делать ремонт и устанавливают новую кровать. Признаться, мне безумно нравится мягкая перина и я с удовольствием прыгаю на ней по утрам, перед тем, как постель застелят.К нашим услугам теперь еще и круглосуточный доступ в тайный ход, так что кроме бессмысленных прыжков я занимаюсь его изучением: нахожу лаз, ведущий на дворцовую кухню и в сад; обнаруживаю маленькую комнатку позади тронного зала, где очень удобно слушать все разговоры; обнаруживаю даже дверь в королевскую опочивальню и пару раз наблюдаю за мужчиной, что держит в страхе существ со всего королевства. Это не совсем та свобода к которой я привык, но зато хоть какая-то и она мне нравится.
Когда эта свобода становится поводом, чтобы спасти наши жизни от возможного разоблачения, то я немедленно использую ее.

А начинается все с дневника. Мы живем в одной комнате, так что я часто вижу книжицу в кожаном переплете, куда Элизабет порой записывает происходящее за день.
— Разве твоя память не совершенна? Зачем писать?
Первое время мне не хватает решимости спросить, но в итоге любопытство побеждает.
— Там и про меня есть?

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 7-8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

21

сиэль задаёт вопрос о том, мог ли он выбрать не меня, и откровенно говоря, я считаю, что мог бы. так бы он смог стать счастливее вдали от этого ужасного замка, с возможностью выбираться из четырёх стен в любое время, как только пожелает и быть ближе к природе ( я знаю, что ему этого сильно не хватает ). смог бы отыскать себе новый ковен, или хотя бы колдунов, которые помогли бы развить силу. смог бы обрести новую полноценную семью, которая сможет его защитить? унизительно считать себя недостаточно сильной для такого, зато отчасти правдиво. несмотря на то, что я - принцесса, на меня также могут открыть охоту. уверена, что отец не задумается о родственных чувствах или желании меня уберечь, если вскроются подробности моего нынешнего состояния. а мои силы вампира мало пригодны, но я должна это изменит. ведь слова мальчика заставляют меня ощущать куда как большую ответственность за его жизнь, за его судьбу. потому что он доверяет мне, и это признание одно из самых ценных. а ещё говорит о любви. неужели мы успели стать настоящей семьёй, неужели он успел настолько проникнуться ко мне?
улыбаюсь мягко, останавливаясь рядом с ним и присаживаюсь на колени, чтобы взглянуть глаза-в-глаза. оглаживаю его щёки, размышляя в это мгновение лишь о том, что этот мальчик, найденный в лесу, стал для меня куда роднее, чем все прочие. даже те, с кем мы связаны узами крови... - я тоже люблю тебя, - обнимаю его двумя руками, почти вжимая в себя. это настолько приятно быть кому-то нужной, быть чьей-то опорой. - и никогда не отпущу тебя. если только, ты сам этого захочешь однажды. - оглаживаю его волосы, улыбаюсь немного грустно, вглядываясь в глаза напротив. знаю, что придёт день и мне действительно придётся отпустить его.

но пока что у нас достаточно времени для того, чтобы быть вместе. особенно этой ночью. правда, я думала, что мы прогуляемся обратно к замку без дополнительных приключений; предложение моего подопечного оказывается неожиданно очень специфичным. я понимаю, что он хочет мне помочь, но мне немного стыдно перед ним... потому что он надеется на мои ощущения и способности, вот только - я их совершенно не чувствую! вдыхаю поглубже, переводя взгляд в темноту. да что здесь вообще можно увидеть или почувствовать? я настолько отчаянно стараюсь, что у меня начинают болеть глаза. - я не уверена... что у меня получится. - закрываю глаза, чтобы вдохнуть поглубже, скрыть своё отчаяние; и неожиданно чувствую что-то, слышу что-то.
испуганно раскрываю глаза, чтобы сфокусироваться взглядом на белке. на какой-то момент мне даже кажется, что я расслышала, как бьётся её сердце, почувствовала, как бежит кровь в маленьком тельце. - там белка. - показываю пальцем в направлении раскидистых деревьев, и мы быстро начинаем продвигаться всё ближе к ней, чтобы увидеть отчётливо. бедняжка так напугалась, что быстро начала взбираться по дереву всё выше от нас. я смеюсь чуть слышно, отмечая вслух: - кажется, это очень умная белка, которая почувствовала угрозу.
а потом с опаской пробирались сквозь деревья уже мы; хорошо ещё, что сиэль сел впереди меня, иначе я бы снова извелась. это позволяет мне более свободно следить за обстановкой, иметь возможность сделать хоть какой-то маневр. но моё сердце становится чем дальше, тем более неожиданно спокойно, а ещё очень радостно - потому что мой мальчик может насладиться свежим воздухом, и добавляет ещё то, что нам сегодня удалось спасти жизни. это многого стоит, пожалуй. - мы такие молодцы, - целую его в макушку перед тем, как спрыгнуть с лошади.

жаль, что позже у нас не удаётся совершать таких вылазок вместе. да и есть дела куда важнее - например, научить его контролю магии и помочь развить способности. конечно, я едва ли участвую в процессе, лишь иногда наблюдаю за его уроками со стороны и радуюсь молча достижениям. из-за того, что всё приходится делать тайно, нужно быть очень аккуратными. особенно, если заклинание окажется слишком сложным или сильным... не хотелось бы снова создавать подозрительный инцидент, после предыдущего за мной и так наблюдают пристальнее. но, естественно, не в покоях.
попроще становится, когда мы возвращаемся обратно в мою комнату, ведь здесь есть тайный проход, где вполне себе можно тренироваться. несмотря на то, что места там не особо много. а ещё пару раз замечаю, что сиэль пропадает без моего ведома. хоть и не злюсь, но очень волнуюсь, что он может быть пойманным. да, этими проходами мало кто пользуется; да что уж, я вообще не видела, чтобы кто-то ими пользовался, и всё-таки... это не стирает риски напрочь. - будь осторожнее, хорошо? - прошу его как-то ночью, когда читаю вслух разные истории и готовлю его ко сну.
а когда он засыпает, всегда переключаюсь на написание собственных историй, желая запечатлеть каждое мгновение - своей старой и новой жизни. так что мой дневник продолжает разрастаться словами, и поскольку он закрывается на ключик, хранящийся на моей шее, я мало чего опасаюсь. а стоило бы...
- да, здесь есть и про тебя. - отвечаю с довольной улыбкой как-то раз, когда сиэль застаёт меня за записыванием мыслей. - не знаю по поводу совершенной памяти, но я не хочу потерять ни мгновения. хочу запомнить то, какой я была и какой стала. а ещё... мне банально нравится писать, особенно про тебя. это успокаивает. - и я не сразу осознаю, насколько это опасно может быть в чужих руках.

пока дневник не оказывается у моего отца. даже не осознаю, как именно всё получилось таким образом... я всегда была очень аккуратна со своими вещами, и совершить такую ошибку - это не просто глупость. неужели кто-то заподозрил что-то, и решил забрать дневник? надавливаю на виски, понимая, что это сейчас вообще не важно. куда важнее забрать книгу, пока она не оказалась раскрыта любым из доступных способов. но вряд ли она нужна отцу? если только это не подстроено специально. волнение возрастает в моей груди, хоть я и стараюсь выглядеть спокойно ради сиэля. но скрыть что-то от него... не выходит. - мой дневник оказался у отца. я видела его сегодня в кабинете, когда он вызывал меня. хотела забрать, но он отправил меня прочь. - касаюсь своих губ, вздыхая и уже готовясь к худшему. - мне показалось, что он всё ещё закрыт. так что я попробую забрать его снова. - взглядываю на мальчика, опасаясь увидеть на его лице страх или смятение. да, произошла сущая глупость ведь... - не волнуйся. если что - мы наготове. - по крайней мере, я тоже времени даром не теряю и стараюсь тренироваться в лесах. слух, зрение, скорость. я определённо лучше обычного человека.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

22

Мне нравятся истории, которые Лиззи читает мне по вечерам: в них принцессы оказываются спасенными из высокой-высокой башни и от злого дракона отважными рыцарями; колдуньи находят в лесу потерянных детишек и помогают выбраться, вернуться к семье; а короли всегда добрые и понимающие, уж точно не из тех, кто готов истребить целые деревни из-за простой непримиримости. Для меня становится новостью, что девушка записывает в свободное время и собственную историю, скрупулезно оставляя на бумаге след. Может быть, это и правда однажды будет полезно? Может быть, полагаться на память не стоит, даже если эта память очень хорошая, вампирская.
Чего мы не можем ожидать, так это исчезновения дневника. Целый день моя спасительница мечется по комнате, будто зверь, хватается то за одно дело, то за другое. Если она и думает, что выглядит спокойной, то не для меня.
— Что случилось? — я решаюсь заговорить уже вечером, после ужина.
Откладываю в сторону очередной гриммуар, заклинания из которого понадобятся мне для завтрашнего занятия, и перехватываю девушку за запястья. Она ведь расскажет мне, не посчитает слишком ребенком, чтобы делиться? Заминка и правда получается недолгой.
— Как же так...
Сложно даже представить, чтобы такая важная вещь по нелепой случайности вдруг оказалась у короля. Кто-то предал нас, кто-то забрал его и вынес? Но если мы уже разоблачены, то зачем тянуть и почему не доложить обо всем напрямую?
— Мы наготове — к чему? — я чуть склоняю голову к плечу, когда слышу слишком уж самонадеянные слова.
Может наши умения и позволят защититься от пары-тройки стражников, но не от всей королевской армии! Уж не знаю, любит ли отец свою дочь настолько сильно, чтобы закрыть глаза на ее сущность, но если вдруг нет — мы покойники.
— Ты будешь готова убить своего отца в случае опасности?
Я должен знать ответы на свои вопросы, я должен быть готов. Минуло время со дня гибели моей семьи и пусть оно было незначительным, я все же многое узнал о людях и о жизни. И я многое знаю о ней — она не поднимет руку на своего близкого человека, едва ли сможет вообще хоть на кого-то.
Перевожу дыхание и опускаю глаза к полу. Мне очень-очень страшно, а ведь я надеялся, что здесь мы будем в безопасности, что в ближайшем окружении искать едва ли станут. Жаль, но надежное убежище превратилось в золотую клетку. Или пока нет?

Мы ложимся спать, но в эту ночь я долго ворочаюсь с бока на бок, стараясь отрешиться от мыслей и от видений о грядущей расправе над нами обоими. В итоге мне в голову приходит безумная идея, которая и вовсе вытесняет сон.
Сажусь в постели как можно аккуратнее, спускаю ноги на пол и оборачиваюсь к заснувшей Лиззи. Надеюсь, она не притворяется и не проснется. Мне нельзя шуметь, так что я лишь надеваю на ноги тапочки, в которых обычно хожу после ванны и накидываю халат на пижаму, а затем выскальзываю в потайной ход и некоторое время бреду в полной тишине, стараясь не издать ни звука.
Я должен забрать дневник у короля самостоятельно, чтобы не вызывать у того лишних подозрений нервозностью Элизабет. Если ее отец пока не приметил чужой блокнот, то кража останется незамеченной. В успехе мне способствует дезилюминационное заклинание и заклинание тишины, которые я выучил недавно. Было бы еще лучше, знай я какое-то заклятье сна, но вот этого мы пока не проходили. Придется быть аккуратным.
К счастью, мне достаточно хорошо известны ответвления тайного хода и в кабинет как раз ведет один из них. Отворить скрипучую дверь и не привлечь внимание как раз и помогает магия. Дальше приходится спешно оглядеться и на цыпочках прокрасться к рабочему столу, заваленному почти горой всяческих бумаг. Несколько минут я судорожно копаюсь в них и чем больше времени проходит, тем больше начинаю страшиться, что придется уйти ни с чем. И почему я не расспросил Лиззи о том, где именно она видела книжку? В темноте еще и очень плохо видно, так что можно в легкую спутать...
Но когда мне в итоге попадает в руки тот самый дневник — я узнаю его сразу.
— Заперт на ключ! Ну конечно.
Восклицаю шепотом, досадуя, что не догадался раньше. Быстро оглядываюсь, опасаясь, что выдал себя. Не думал, что король имеет привычку спать на кушетке в кабинете вместо того, чтобы отправиться ночевать в удобную кровать, но это действительно так. Именно поэтому и нужны были все меры предосторожности.
Слишком обрадованный своим успехом, я запинаюсь о стопку книг, лежащих прямо на полу и почти падаю. Конечно же это означает шум, конечно же человеческая фигура начинает шевелиться. Это заставляет мое сердце упасть в пятке. Я замираю на месте, во все глаза вглядываясь в темноту. «Только бы не проснулся, только бы не проснулся!»

В итоге ничто не помешало мне покинуть кабинет также, как я туда попал. Оказавшись внутри тайного хода и закрыв дверь, я шепчу для надежности запирающее заклинание. Нельзя позволить, чтобы кто-то обнаружил ходы, отрезал нам пути к отступлению при необходимости.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (25.09.21 10:07:56)

+2

23

я знаю, что сиэль недостаточно верит в мои силы или свои собственные; это логично, да, но не он должен быть настолько взрослым и рассудительным в таком возрасте. мне должно было быть достаточно просто сказать слова, которые успокоили бы его и отвлекли, но какое уж там! не позволяю себе вздрагивать из-за каждого его вопроса, но внутри всё натягивается тонкой стрункой, которая вот-вот грозится лопнуть от перенапряжения. ведь на самом деле, мне очень страшно даже представить, что нас будет ждать при худшем исходе. смогу ли я применить свои силы, потенциал которых не раскрыт даже на половину? сможет ли он применить свои силы, если тоже едва приступил к их изучению?
и что куда важнее - смогу ли я действительно убить своего отца, если других вариантов не будет? даже со всем разочарованием, он всё ещё остаётся родным человеком; пусть и не самым любящим, не самым заботливым. смогу ли я разорвать его глотку, или вырвать сердце? смогу ли подарить более лёгкую смерть? не знаю, но мне нужно защитить и себя, и мальчика, опеку над которым я так решительно приняла. - если не останется иного выхода, то мне придётся сделать всё, чтобы защитить хотя бы тебя. ты точно сможешь выбраться отсюда, ты знаешь потайные ходы. твой учитель поможет тебе уйти, - по крайней мере, мне остаётся надеяться, что сил хватит, чтобы хотя бы сдержать тех, кто будет агрессивно пытаться схватить нас.

видимо, я настолько изматываю себя думами и излишним волнением, что даже засыпаю рядом с мальчиком. мне нельзя бы быть настолько беспечной, мне нельзя сейчас поддаваться усталости, потому что всё может вскрыться в любое мгновение. если ещё нет? может они специально выжидают ночи... из-за этого мне снятся затянутые, банально кровавые сны, из которых мне никак не удаётся выбраться. - мы хоть и сделали тебя всемогущим созданием, но толку от тебя по-прежнему мало, - шепчет мне тёмная, размытая тень из-за угла, пытается лишний раз напугать меня? или уж скорее пытается дать мне мотивацию к тому, чтобы прилагать усилию к сражению? - ты хоть знаешь, чем чревато твоё бездействие? - этот голос кажется куда как более знакомым, почти родным; я оборачиваюсь, чтобы столкнуться с самой собой. - защити его.
это заставляет меня подскочить в постели, рвано выдыхая; в комнате царит легкий полумрак, но я отлично вижу каждую деталь. и потому замечаю исчезновение мальчика мгновенно. я не могла проспать нечто подобное, я бы услышала, если бы его решили забрать. да нет, это просто бред! меня бы уже попытались обезглавить за пособничество тоже. спрыгиваю с постели, накидывая лёгкий халат, и заглядываю в пустеющую ванную комнату. где он может быть? возможно, мой рассказ о пропавшем дневнике увлёк его в совершенно неправильном направлении? прикусываю губу, приоткрывая гобелен, который скрывает проход в туннели. я не могу просто позвать, но... если напрячься, то я смогу почувствовать его?

однако, мне даже не приходится этого делать: я слышу, как чужие шаги отдаются эхом и становятся всё ближе ко мне. а моё зрение позволяет мне разглядеть сиэля даже издалека, осознать, что это именно он. слава богам, если таковые существуют! - больше. так. не делай! - серьёзно проговариваю я, опадая на корточки перед ним. мне так тяжело сейчас оставаться на ногах.
взглядываю на свой дневник, ставший корнем всех проблем, который мальчик сжимает в своих ладонях. я прекрасно понимаю, что он это сделал ради нас, но чёрт подери! - ты не должен решать мои проблемы! кто из нас здесь взрослый? больше не смей так рисковать, серьёзно. - выдыхаю после этой тирады чуть более нервно, чем стоило бы и прижимаю мальчишку к себе. - я не срываюсь на тебе... просто волнуюсь, и я не хочу, чтобы ты попал в беду. тем более, из-за меня. - утыкаюсь лицом в его плечо и прикрываю глаза; всё должно стать спокойнее и лучше со временем, ведь так?

но если бы! мой отец неожиданно заявляет во время одного из ужинов, которые мы редко проводим вместе, что в наши края направляется принц соседнего государства. - я решил, что сейчас самое удачное время, чтобы заключить союз. мы находимся в шатком положении, нам нужно больше войска. - полагаю, что меня пригласили вовсе неспроста. и получаю точный ответ почти сразу: - союз посредством брака, конечно же. - не сразу обращаю внимание на то, как сильно сжимаю вилку в руке - настолько, что та изгибается. он считает, что прошло достаточно времени для очередной попытки, не так ли? а может он и не намеренно выжидал раньше, просто кандидатов достойных ( по его меркам ) не было? - элизабет, ты меня слушаешь? - слышу, как меня окликают - всё громче, всё жёстче и всё-таки поднимаю взгляд. - да, отец. - единственный короткий ответ, который удаётся выдавить.
что ещё хуже - я замечаю, что сиэль будто бы становится всё слабее. естественно, находится всё время взаперти без достаточного воздуха и солнца - невозможно для такого юного организма. я должна что-то предпринять, но как? что? - сиэль, у тебя получится скрыть нас обоих ото всех? - мне важно понимать его навык, мне важно рассчитывать на какие-то сверх возможности. нам всего-то нужно выбраться из замка - это не сложно, мы уже проделывали это, но нашу мою пропажу довольно быстро обнаружат. - или нужно что-то другое... может сымитировать смерть? - усмехаюсь коротко, вспоминая о своём бессмертии. эдакий каламбур. - отец собирается женить меня вскоре, отправить подальше. я этого не хочу, поэтому мы сбежим отсюда. чем быстрее - тем лучше. но как-то нужно дать себе фору...
мучаю себя несколько дней подряд, вертя в голове один за другим варианты, но в итоге самый простой кажется и самым действенным. нет времени на то, чтобы играться с судьбой. - прости, что не оставляю выбора. придётся снова довериться мне, - протягиваю руку мальчику, ожидая, когда он схватит её и мы сможем уйти отсюда под покровом ночи. - если что-то пойдёт не по плану, то ты должен забрать лошадь и ускакать как можно дальше, хорошо? это тебе. - отдаю свиток с драгоценностями, которых может хватить хотя бы на первое время. я вовсе не хочу, да и не собираюсь, оставлять его, но случиться может всякое.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

24

Меня отчитывают вместо того, чтобы порадоваться моей удаче или похвалить за храбрость. Стоит мне сунуть нос из тайного хода в комнату, как Лиззи налетает на меня с требованием никогда больше не рисковать, сжимает мои плечи, обнимает крепко-крепко. Я тоже инстинктивно обвожу свои руки вокруг нее, но вот со словами сложнее, слова не находятся. Я надеялся, что она не заметит моего отсутствия и будет мирно спать, а после пробуждения просто найдет свой дневник, столь важный. Может поблагодарит меня? Может поцелует в щеку? В последнее время меня занимает мысль о том, чтобы она поцеловала меня, как дамы целуют своих рыцарей в романах. Это же ничего? Просто невинный, но приятный поцелуй, выражающий привязанность.
Вот только меня считают ребенком, которого надо опекать и о котором надо заботиться. Не видят во мне кого-то, способного помочь. Да, до взрослых лет мне еще далеко, но все же! все же хотелось бы иного.
— Прости, я не хотел тебя волновать.
Сначала оправдываюсь. Я должен оправдаться, ведь так? Раз уж она настолько сильно волновалась, что поднялась с постели и даже выглянула в тайный ход. Опоздай я на несколько минут и мы бы разминулись, моя спасительница бросилась бы неизвестно куда, чтобы меня искать?
— Но разве мы не должны заботиться друг о друге в равной мере? Я ведь мужчина, а ты принцесса, о которой нужно заботиться. Подумал, что было бы здорово просто предотвратить все плохое.
Дальше я намекаю на свою обиду. Я не заслуживаю отповеди! Даже если она говорит, что волновалась и совсем не хочет на мне срываться.
— Это было не сложно, совсем мелочь. Твой отец, конечно, неожиданно ночует прямо в своем кабинете, но я был ловким.
Затем немного хвалюсь, чтобы показать — я не просто какой-то там мальчишка, у меня есть навыки и есть моя магия. Я даже выжил и сбежал от напавших на мою семью! Дважды! Разве я не молодец? Почему только она должна нести за все ответственность.
Глажу девушку по спине, стараясь успокоить. Ничего, она обязательно поймет, что может на меня полагаться.

Все случается даже быстрее, чем можно было ожидать? Проходит совсем мало времени, а мы приходим к разговору о побеге, в котором я должен помочь. Сжимаю руки в кулаки, отчаянно соображая. Как именно нам скрыться, чтобы остаться незамеченными, чем может помочь моя магия? Перебираю в голове все полезные заклинания, но кроме невидимости и атакующих ничего не придумываю. Учитель тоже едва ли подскажет, совсем недавно он признавался, что обучил меня всему, что только знает сам и признавал мой скорый, даже поспешный по его мнению, рост.
— Твой отец не собирается отлучиться куда-то? Было бы здорово сбежать в то время, когда его не будет и послать за нами погоню окажется некому.
Наверное, это пустые мечты, ведь одной ночью Лиззи не дает мне уснуть и велит одеваться, подхватывает сверток, в который еще раньше собрала украшения, немного одежды и еды, а после ведет нас обоих из замка наружу. Я цепляюсь за ее ладонь, испытывая неожиданное волнение. Как мы будем жить вне замка, кем станет моя принцесса, не будет ли она в беде? Ни на минуту я не усомняюсь, что мы будем вместе и даже радуюсь, что замужеству она предпочла свободу и меня, но от вопросов это не избавляет. Мне следует расти скорее, набираться знаний и опыта, чтобы точно превратиться в достойного защитника! И конечно даже речи не идет о том, чтобы оставить ее тут в беде, если что-то пойдет не так.

Мой учитель встречает нас недалеко от конюшни и протягивает поводья лошади, полностью готовой в путь. Я предпочел бы, чтобы их было две: так проще уехать далеко, животное меньше устанет; и все же не ропщу, отлично помню как за меня волнуются.
— Берегите друг друга, ваше высочество, Сиэль.
Наставник взлохмачивает волосы на моей макушке и я зажмуриваюсь на мгновение от удовольствия. Он совсем не похож на моего отца и все же чем-то его напоминает.

Жаль, что уехать далеко не получается. То ли мы натыкаемся на каких-то стражников, защищающих замок, то ли наше ее исчезновение замечают, но навстречу выходит мужчину, вооруженный до зубов и, что опасно, с луком в руках. Хорошо, что Лиззи оказывается быстрее него и прыгает вперед, видимо, собираясь защищаться любой ценой. Я тяну за поводья, останавливаясь на месте и спешиваюсь. Сколько еще вокруг врагов? Кручу головой во все стороны, но пока никого не вижу и не слышу, так что нам стоит поторопиться и убираться отсюда. Почему моя защитница так долго? Мужчина уже давно упал на землю и вряд ли в ближайшее время сможет оказывать сопротивление?
— Лиззи? — я зову ее, делая несколько шагов вперед.
Мне кажется или девушка... пьет кровь этого неудачника?

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

25

кажется, мальчику совсем не нравится то, что я его отчитываю. неудивительно, конечно; ведь если бы он был того же мнения, что и я сама, то не ринулся бы вызволять мой дневник. вздыхаю не без горечи, прижимая его ещё ближе к себе. почему с детьми бывает настолько сложно? я очень люблю этого мальчишку и безусловно благодарна ему за помощь, потому что иначе всё могло бы быть потеряно. но риски были очень высоки: кажется даже выше, чем если бы отец всё прочитал самостоятельно. в последнем варианте у нас был бы хоть какой-то запас времени, а здесь сиэля бы просто обезглавили на месте. 
отодвигаюсь немного, чтобы обхватить его лицо двумя руками и заглянуть в синие глаза: - ты ещё успеешь стать заботливым мужчиной, сиэль, не торопи время и позволь мне оберегать тебя пока что. я знаю, что ты очень сильный и смелый, мне очень приятно, что ты хочешь защитить меня тоже. я просто... слишком боюсь, потому что этот замок так и кишит врагами! страшно даже представить, что было бы, если бы тебя заметили. они бы не стали даже разбираться. - поджимаю губы, покусываю их изнутри, чтобы не всхлипнуть случайно. я не могу не защитить его, я не могу позволить ему попасть в беду. знаю, что приходится быть отчасти противной и злостной тётенькой, но пока того требуют времена.
- тебе стоило сначала поговорить со мной. мы бы могли продумать план, я бы хоть как-то смогла следить за твоей безопасностью. - может, прислушивалась бы к биению его сердца, ждала бы его в одном из коридоров, затаив дыхание? - мне совсем не хочется ворчать на тебя, правда. - поглаживаю его щёки с лёгкой улыбкой, треплю их. - спасибо тебе. ты и вправду спас наше положение. - касаюсь его волос, провожу по прядкам пальцами и лишь затем вспоминаю, что сейчас глухая ночь. - надо вернуться ко сну. тебе, по крайней мере. - наверное, я уже не буду спать сегодня, потому что мне оно и не нужно. а ещё на случай, если что-то всё-таки пошло не так.

и всё действительно идёт не так: только не совсем в том виде, в котором я того ждала. возможность в скором времени стать чьей-то женой не то что не радует меня, нет, ужасает. подчиниться какому-то придурку? да никогда в жизни. уж лучше рискнуть всем... единственная проблема - я вновь боюсь за мальчика, который может либо остаться один, либо погибнуть. как же много переменных, которые я попросту не смогу учесть! но я стараюсь особо не грузить свою голову этими мыслями, потому что иных вариантов у нас всё равно нет. придётся пойти на риск, чтобы попробовать спасти наше общее будущее. звучит так глобально, что хочется истерически посмеяться. но по факту - это даже не преувеличение.
мы выбираемся из замка почти бесшумно, идём по давно изученной тропинке. на этот раз, я оглядываюсь даже чаще, несмотря на то, что уже отточила свой слух и смогу услышать чьё-то присутствие. ведь смогу же? кровь так пульсирует в ушах из-за волнения, что я даже не уверена, честно говоря.
благо, мы добираемся до верного слуги без сложностей. я обхватываю поводья лошади настолько крепко, словно стараюсь вложить в это прикосновение всё своё волнение, сбросить его таким образом. не мудрено, что ничего не выходит. - спасибо тебе за помощь, за то, что всегда был со мной. - шепчу на прощание мужчине, прекрасно понимая, что едва ли мы встретимся ещё хоть раз в этой жизни. мне нельзя будет появляться в этих краях даже... или спустя время? - возможно, мы ещё встретимся. - приобнимаю его коротко, а затем отступаю, чтобы запрыгнуть на лошадь позади мальчика и прижать его к себе поближе.

наше путешествие прерывается лишним шумом со стороны; я ловлю взглядом мужчину ещё до того, как он появляется рядом с нами и спрыгиваю с лошади ещё на ходу, чтобы подавить опасность до её возникновения. могут ли окружать нас? но я никого больше не чувствую, кроме него. кто это может быть тогда? почему он здесь? просто решил ограбить нас? что ж, у меня для него плохие новости.
несмотря на его внушительные размеры, я оказываюсь сильнее и поваливаю его прямо на землю, вызывая сильное удивление. особенно, когда он понимает, что не может даже пошевелить руками, которые я обхватила. - какого хр... - его сердце так сильно бьётся из-за неожиданного страха, я прямо чувствую, как кровь циркулирует по его венам, так и призывая меня. нет, я даже чувствую запах крови... успела поранить его?
сжимаю его горло ладонью, сдавливая артерии и упиваюсь моментами, пока он задыхается и пытается вырваться. будет лучше, чтобы он оставался живым... чуточку; провожу языком по губам, а потом медленно склоняюсь, чтобы вонзить клыки прямо в мягкую плоть. это просто чертовски прекрасно, я и забыла о том, как хороша человеческая кровь. насколько она вкусна. жертва подо мной едва брыкается, словно ещё надеется выбраться, но я надавливаю всё сильнее.
и лишь голос сиэля, зовущий меня по имени, выталкивает обратно в реальность. в который раз он уже зовёт меня? оборачиваюсь медленно, ощущая, как по подбородку стекает ещё тёплая кровь. сталкиваюсь взглядом с мальчиком, который уже успел подойти достаточно близко, чтобы всё разглядеть. мой взгляд мечется от жертвы, которая едва дышит, на сиэля. я же ужасна, вновь потеряла контроль! что будет, если я наврежу и ему так однажды? утираю тыльной стороны руки кровь со своих губ, поднимаюсь на покачивающихся ногах и отступаю в темноту. - я не хотела, чтобы ты видел такое... чтобы ты увидел во мне монстра, - несмотря на то, что это - моя сущность. - не подходи... вдруг я не смогу это проконтролировать? я не знаю... - сжимаю свои виски обеими руками, склоняясь всё ниже к земле. я должна защищать его, а сама устраиваю сцену!

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

26

По мнению Элизабет я слишком спешу, стараясь стать для нее защитником. Так ли это? В детство мне уже все равно не вернуться, а застрять посередине было бы неприятно. Я хочу брать ответственность за наши жизни и участвовать в принятии решений если не на равных, то хотя бы на треть. Почему не могу?
Возражать не решаюсь, а спрашивать бессмысленно. Уверен, Лиззи не сможет объяснить свою позицию просто из-за того, что в ее глазах я ребенок, а детям ничего не объясняют, за них просто принимают решения.

По крайней мере в вопросе о побеге из королевского дворца мы солидарны. Мне не приходится прикладывать усилий, чтобы переубедить свою спасительницу, ведь я и сам того хочу. Даже радуюсь грядущей свободе. Смогу ли я после бывать на улице в любое удобное время, видеть солнце не сквозь стекло? Может даже вернусь к сбору трав, которым мы часто занимались вместе с мамой... Наслаждаюсь мечтами об этом во время нашего короткого пути верхом.
Приходится прерваться из-за незнакомца, преградившего путь. Меня выдергивает в реальность настолько резко, что это даже больно. Больно из-за того, что до желанных мгновений покоя еще далеко.
К тому же приходится беспокоиться об Элизабет, бросившейся разобраться с мужчиной, да так и застрявшей там. И проблема не в том, что она выпила чужой крови, а в том, как отреагировала на мой оклик. Замираю на мгновение, когда мне велят не подходить, а после спрыгиваю на землю и иду вперед, ведя за собой похрапывающую лошадь.
— Перестань, ничего не страшного не случилось, — стараюсь звучать также, как и обычно.
Ведь правда же не случилось ничего, что могло бы вызвать у меня негатив. Чего она испугалась? Бросаю взгляд на мужчину, лежащего на траве и чуть морщусь от вида его обрюзгшего тела. Ну какой же омерзительный! Он заслужил то, что получил.
— Уверен, ты ничего мне не сделаешь. Ты же моя спасительница.
На пути очень удачно оказывается небольшое деревце,  к которому я и привязываю нашего коня. Так у меня освобождаются руки, чтобы обнять Лиззи и погладить ее по спине. Вжимаюсь лбом в ее солнечное сплетение и надеюсь, что это хоть немного успокаивает.
— Если ты монстр, то и я тоже.
Улыбаюсь ей немного спустя как можно шире, уже зная, что за нашими спинами собралось еще несколько человек, готовых атаковать. Кто-то даже вскидывает лук в намерении выстрелить. Прежде чем стрела срывается с тетивы, я чуть разворачиваюсь и взмахиваю рукой, призывая пламя. Оно вспыхивает прямо о противников под ногами, охватывает их с жадной готовностью, пожирает, вырывая крики ужаса и боли. Я не отворачиваюсь, наблюдаю за полыхающими живыми факелами, разбежавшимися по поляне. Кто-то приближается к нам в слепом порыве нестись неизвестно куда, так что его приходится остановить ударом большого пласта земли, который я поднимаю в пару движений. Это, наверное, жестоко, но для чего мне еще силы, если не для самообороны?
— Пойдем отсюда? Нас ждет наша новая жизнь.
Тяну девушку за руку в направлении, где оставил лошадь. Хлопаю испуганное животное по шее, обнимаю ненадолго, чтобы успокоить. Под моими руками, не без участия волшебства, нервные хрипы стихают и появляется возможность вновь забраться в седло.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 8</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

+2

27

ничего страшного не случилось? не должен же ребёнок говорить такое, если перед ним разворачивается подобная сцена. вот только - сиэль никогда не был обычным. я припоминаю, что у них дома жили вампиры и возможно потому он относится ко мне снисходительнее, прекрасно зная, как себя ведут мне подобные? как сложно им бывает сдерживаться? как порой легко потерять рассудок? и тем ни менее - перед ним сейчас лежит почти труп человека. который, впрочем, пытался нас убить. я бы всё равно не позволила ему оставаться на ногах, так есть ли смысл сейчас корить себя? конечно нет, но мне сложно просто остановиться. ведь я уже впадала в похожее отчаяние, когда меня только обратили и не представляла, как подавить это чувство бесконечного голода.
что, если из-за этого я причиню вред единственному, кого хочу уберечь? это слишком сильно пугает меня, настолько, что я пытаюсь найти место потемнее, чтобы скрыться от лунного света в надежде, что он не увидит кровавых пятен и огня в моих глазах. эйфория от вкуса сладкой крови ещё не сошла на нет, скорее уж - стала чуть более бледной и незаметной. так почему сиэль настолько доверяет мне? несмотря на то, что я была с ним всё это время милой и сдержанной, всё может измениться за считанные минуты. он ведь наверняка это прекрасно понимает! видел же то, как ведут себя такие, как я. наблюдал за ними в клетке. и хотя я действительно не хочу ему навредить, меня страшит сама вероятность такого исхода. что, если я окончательно потеряю рассудок?

вздрагиваю (потому что упускаю момент), когда мальчик неожиданно оказывается совсем близко и обнимает меня. это кажется мне очень милым, и даже заставляет ощутить нечто очень важное - каково это быть принятым кем-то, быть понятым кем-то. всё ещё страшно от того, что я могу навредить ему, что я могу сойти с тормозов в любую секунду. но не сейчас! нет, нет, я вообще всегда смогу контролировать себя, если он вот так будет рядом со мной, если он вот так будет говорить мне все эти слова и обнимать меня так крепко. я чувствую себя нужной и нет ничего приятнее этого, нет ничего более доказательного, чем это. - не называй себя монстром, это совсем не так. - как он может им быть? конечно, он повелевает опасной магией, но не убивал десятки людей по прихоти собственного тела. он контролирует себя.
и он, в отличие от меня, даже сейчас прекрасно владеет собой и замечает опасность, когда та начинает маячить прямо перед самым носом. чёрт! я безнадёжно медленно двигаюсь, упускаю инициативу, из-за чего мне остаётся лишь наблюдать за тем, как мальчик берёт на себя такую тяжёлую ношу и ответственность. за чужие жизни. пусть и тех, кто хотел навредить нам; да, они получают по заслугам, но мне совсем не хотелось, чтобы он брал на себе подобное. грехи, которые должны висеть лишь на бездушном и бессердечном создании ночи. - прости, что тебе пришлось пройти через это. - немедленно присаживаюсь и обвиваю его двумя руками, крепко прижимая поближе к себе. надеюсь, что в будущем не придётся подталкивать его к таким действиям. наблюдаю за тем, как полыхает чужая плоть, как они склоняются на колени, а потом и вовсе падают навзничь. - однажды ты станешь непобедимым. ты уже могущественный маг, - касаюсь его волос, а затем оставляю короткий поцелуй на щеке. только благодаря ему я ещё не впала в истерику и сохранила своё лицо, это приятно.

---

- сиэль, подашь мне немного приправы? я тут пытаюсь приготовить тебе кое-что вкусненькое, - довольно улыбаюсь, напевая себе мелодию под нос. прошло уже пять лет с того момента, как мы сбежали из проклятого замка, и я не жалела о своём решении ни мгновения. да, мне пришлось отказаться от богатой и обеспеченной жизни принцессы, но это совсем не заставляет грустить. скорее наоборот? я стала куда как более ответственной, и что куда важнее - свободной.
поначалу нам приходилось обходиться деньгами, вырученными от продажи моих украшений и платьев, которые позволили нам достаточно, чтобы купить небольшой домик, но не так уж много, чтобы спокойно жить дальше припеваючи. так что пришлось отыскать подработку, чтобы обеспечивать нас необходимым - едой, обувью, книгами. одеждой я стараюсь обеспечивать нас сама, так как времени достаточно, учитывая, что сон мне не нужен особо. я делаю это иногда лишь для имитации реальной жизни, которую давно утратила.
- сиэль! ты чем-то занят? - разворачиваюсь через плечо и даже немного пугаюсь, завидев его перед собой. - я каждый раз удивляюсь как в первый... ты стал слишком высоким, уже даже чуть выше меня! нечестно. - смеюсь мягко, принимая из его рук баночку с перетёртыми травами. - спасибо. уже скоро будет готово, так что сможешь спокойно поесть и пойти гулять с друзьями. - радует, что он успел обзавестись парочкой здесь. в конце концов, он подросток и сейчас самое время наслаждаться дружбой. а может и отношениями? или ещё слишком рано? - кстати, сегодня к нам зайдёт эдвард. будь с ним милым. как со мной. - даю небольшое напутствие, теряясь на несколько длинных мгновениях в мечтаниях об этом добром мужчине. мне действительно очень повезло встретить его здесь, отыскать романтику, о которой я уже и не думала особо.

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 19-24</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

28

Монстр ли я? Сила, дремлющая внутри, иногда намекает, что да. Иногда она поднимает голову и вырывается на волю, как то было в ночь нашего побега, а иногда сворачивается где-то в груди уютным дремлющим котенком. Никогда не знаю, чего ожидать от самого себя в следующий момент, но никогда не жалею о последствиях. Магия — это то, что спасало мою жизнь не один раз; кроме того, она отлично помогла осуществить побег. Где бы мы были без этого?
Иногда мне снится та ночь, полная напастей: мужчина, выскочивший первым и приведший Элизабет в замешательство, его пособники, присоединившиеся позднее. Тогда мне пришлось убить десяток человек, они все сгорели и страшно мучились при этом. Лучше пусть так, зато ни один не добрался до нас.
Кроме этой ночи в памяти всплывает и другая: когда погибла моя семья. Тогда магия тоже стояла во главе угла, стала не только помощницей, но и причиной трагедии. Что знали мой брат и родители, почему спасали меня так настойчиво? Они-то уж точно не считали меня монстром — жизнью жертвуют из иных побуждений.
Все самое плохое происходит по ночам, в этом я уверен твердо. Вот и с Элизабет мне придется проститься ночью — так нашептывает недавно проявившийся дар предсказывать. Хорошо, что это произойдет не сразу, сначала нас ждет несколько счастливых лет.

Мы уезжаем так далеко от королевства, где оба родились, как это только возможно. Мы живем в очаровательном маленьком домике, где нет никаких тайных ходов, но зато нет и стражников, и напуганного неизведанным короля. Я наслаждаюсь каждое мгновение, чувствую себя счастливым и важным, и сам стараюсь подарить такие ощущения.
— Ты ведь не жалеешь, правда? — спрашиваю иногда Лиззи по вечерам, пока она занимается шитьем, а я сам старательно разбираю собранные днем травы.
Я знаю, что она не жалеет, просто мне приятно слышать подтверждение этому. Мои чувства трансформируются с течением времени: обычная детская привязанность оборачивается чем-то более значимым. Вот только я понятия не имею чем именно до тех пор, пока в нашей жизни не появляется третий, лишний.

Эдвард Крестьянин — так я зову мужчину, положившего глаз на мою принцессу, осмелившегося подбивать к ней клинья. Ужаснее только то, что девушка с охотой приняла ухаживания и окунулась в них с головой. Скоро мы будем счастливой семьей? Монстр, каким я не был и не стану, особенно охотно поднимают голову именно в то время, когда я вижу их вместе. Этот ублюдок любит показывать свою значимость: обнимать ее при мне или целовать, да и на словах не забывает напомнить кто из нас всего-то мальчишка.
— Будь аккуратнее, иначе мальчишка поджарит тебя однажды, когда ты зазеваешься, — эта мысль весьма соблазнительна.
Если бы только после я смог сохранить расположение той, из-за которой мы соперничаем...

Да, Крестьянин знает о моей силе, как и еще несколько десятков местных жителей. Место, в котором мы живем теперь, принимает колдунов и ведьм как данность, у нас даже есть работа, если мы того пожелаем. Я с удовольствием помогаю захворавшим целебными отварами, нередко очищаю от злых духов землю, где планируют строить новый дом, и к тому же хожу в подмастерьях у местного волшебника. За это мне платят, пусть и гроши, а я с гордостью приношу монеты и опускаю их в общаг, откуда мы черпаем на мелкие нужды.

Самым же прекрасным в этой простой жизни я считаю возможность быть с Элизабет и принимать ее заботу: вкусную еду, новую одежду, немного внимания в свободное время. Когда она просит о помощи, то я никогда не отказываю. Вот и очередной день начинается с запаха чего-то вкусненького с кухни. Закончив с умыванием, я проскальзываю в дверь и снимаю с полки приправу, которая так нужна.
— Прости, не сразу услышал. Что ты готовишь? — пытаюсь заглянуть девушке через плечо, чтобы разглядеть блюдо.
Я совсем не расту и это одно из основных разочарований. Другие мальчишки к тринадцати годам уже точно догнали в росте старших сестер, а то и поравнялись с отцами, а я все еще выгляжу будто ребенок. Обидно, да и поводом для подколок, известно от кого, служит.
— Быть милым с твоим крестьянином? Только если по нему будут петь панихиду, — фыркаю выразительно.
Открываю дверцы буфета, чтобы достать оттуда тарелки и столовые приборы, после подогреваю усилием воли большой медный чайник. Каждый должен вносить свою лепту.
— В следующую субботу будет большой праздник: костры, вкусности, гадания, музыка и танцы. Пойдем вдвоем?
Может даже удастся притвориться, что мы — пара. Мне бы очень этого хотелось.

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 13</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (05.12.21 16:19:59)

+2

29

теперь всё станет гораздо лучше.
бесконечно верю в эту простую фразу, потому что мы прошли через столько сложностей, что теперь уж наверняка заслужили спокойствие и счастье. возможно, мне и не обрести конкретные составляющие - такие как любовь, полноценная семья, но надо ли оно мне настолько сильно? в конце концов, у меня есть любимый мальчик сиэль, который рядом со мной. останется ли, когда повзрослеет? это совсем другой вопрос, да и не хочется заглядывать настолько далеко в будущее. ведь там таится и факт того, что он с большей вероятностью погибнет раньше меня. если только не найдутся сведущие охотники на вампиров, которые решат покончить со мной. возможно, через какое-то время подобный исход покажется мне хорошей идеей. но не сейчас.
- я не жалею, совсем. я счастлива, что нашла тебя тогда и что теперь мы оказались здесь, вдали от родины и тирании моего отца, только вдвоём. в безопасности, надеюсь. - и теперь точно планирую её обеспечить, ведь в прошлый раз, в лесу, мальчику пришлось самому разбираться с кучкой наглецов, которые решили преградить нам путь. не должен ребёнок отдуваться за взрослого; я позволила себе тогда проявить огромную слабость, которая больше никогда не должна показываться. я здесь несу большую ответственность, да и... не хочу, чтобы на сиэле появилась хотя бы царапинка!

а затем, совершенно неожиданно, в моей жизни появляется ещё один мужчина, которого хочется защищать. мне не доводилось иметь романтических отношений за свою жизнь, да и не рассчитывала уже, но всё же подобное получается как-то само. и потому всерьёз начинаю думать о том, что это судьба. ведь эдвард принимает меня такой, какая я есть - с самым огромным недостатком, а именно не_человеческой сущностью.
жаль только, что совсем никак не получается сделать своих мальчиков добрыми друзьями, а не пассивно-агрессивными врагами. я же вижу то, какие они недовольные взгляды бросают друг на друга, хоть и не могу понять почему. - ты даришь куда больше своего внимания сиэлю, - как-то раз говорит мне эдвард и я не могу скрыть своего удивления и недовольства. подобного обвинения я никак не могла ждать, потому что... они оба мне дороги, я люблю их одинаково сильно, но по разному. но всё же кажется логичным уделять большее внимание ребёнку, а не наоборот. - вы мне оба это говорите, так что... - может взять и обидеться на обоих? а то ишь! - я не могу разорваться. и ты прекрасно знаешь, что я ни за что не перестану проводить время с ним. он дорог для меня, очень. - вздыхаю, припоминая и наше с сиэлем знакомство, и наш побег. нас объединяет куда больше, пускай и связывают совершенно другие чувства. - и ты тоже. - подхожу и целую его губы, заглядывая прямо в глаза. разворачиваюсь через плечо, когда эд чуть склоняет голову и смотрит куда-то в сторону. - сиэль, ты уже вернулся? - мне каждый раз становится неловко, когда он застаёт нас за маленькими взрослыми действами. понимаю, что в этом нет ничего плохого, но всё же. - я приготовила суп.

мы часто разговариваем с моим мальчиком именно в моменты, когда я готовлю. наверное, потому что он нередко помогает мне? да ещё и успевает помогать магией соседям! не понимаю, откуда в нём берётся столько активности и желания. он слишком хороший, по крайней мере - по отношению ко мне.
- о, ничего страшного. главное, что ты здесь, - треплю его за волосы, чуть оглядываясь, и принимаю траву из рук. - решила сделать карри с рисом. надеюсь, что получится не очень остро. - поднимаю ложечку, чтобы попробовать немного соуса, и чуть не давлюсь, когда слышу ответ на мою просьбу. прокашливаюсь чуть слышно, заставляя себя подавить вздох. что это значит? - пожалуйста, не говори так. почему у вас всё с ним идёт так плохо? чем он тебе не нравится настолько сильно? - мне и вправду интересно, чем именно он заслужил подобное отношение. я не знаю, почему у них всё пошло наперекосяк, но какая-то тайна здесь определённо кроется. - эдвард не плохой человек, он не причинит зло тебе или мне. - стараюсь как-то убедить его в собственной правоте, но едва ли получится. - подай тарелку, наложу. - принимаю посуду из его рук, накладываю небольшие порции и после мы рассаживаемся за столом. как самая настоящая семья! это каждый раз греет сердце.
- вдвоём? - поднимаю взгляд от блюда, раздумывая над его предложением. понимаю, почему именно он говорит так... и знаю, что эдвард тоже обязательно позовёт меня с подобным подтекстом. боже, что же мне с ними делать. надавливаю на переносицу, едва слышно выдыхая. - хорошо, давай проведём этот вечер вместе. как в старые добрые времена. - ведь всё действительно довольно сильно изменилось, возможно, ему попросту грустно из-за этого?

фестиваль получается очень красочным и даже помпезным для подобной местности. здесь помогла и магия, что украсила всё кругом лентами, маленькими фейерверками, сияющими маленькими звёздами, парящими прямо перед нашими лицами; и обычный человеческий труд, который привнёс множество различной еды, конкурсов с призами, да различными шоу. я держу сиэля за руку, следуя по тропинкам вглубь; мы жуём небольшие мясные шашлычки, купленные в одной из лавок и смеёмся над мужчиной, который чуть не поджёг себе штаны, пытаясь победить в состязании. 
- я слышала, что какие-то мерзкие мальчишки дразнят тебя из-за роста. ты ведь уже дал им отпор? разрешаю воспользоваться магией, только не серьёзной. хотелось бы, чтобы они выжили и нам не нужно было бежать в другое место. - конечно, я просто шучу, и потому не могу сдержать смеха. и из-за того чуть не врезаюсь в учителя магии, внезапно возникшего на нашем пути. - ох, извините. добрый вечер. тоже веселитесь? - приобнимаю сиэля, чтобы прижать его поближе к себе, как бы обозначая, что мы - точно да.
- не только, элизабет. я искал вас, чтобы сообщить отличные новости. но сначала... - он оборачивается по сторонам, а потом сразу же начинает шагать в сторону увиденного. подманивает нас за собой и я, чуть насторожившись, таки следую тоже, потягивая за собой мальчика. - хочу познакомить вас с магами, которые многие годы учат волшебству в небольшой частной школе. они знают намного больше, чем я, и у них есть опыт, который не сравним с моим собственным. они воспитали очень много сильных магов! уверен, что сиэлю стоит поучиться у них. правда, это находится в другом городе. - он прав, да, лимит моего мальчика ещё далёк. он слишком силен, чтобы просаживать свой талант за просто так. но другой город... что ж, это ведь ненадолго? - это звучит просто потрясающе. так ведь, сиэль?

[nick]princess elizabeth[/nick][status]never ending story[/status][icon]https://i.imgur.com/qzJEuTj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">принцесса элизабет, 24</a><div class="fandom">original</div><div class="info">flames licked the walls tenderly they turned to dust all that i adore</div>[/lz]

+2

30

После переезда я будто снова становлюсь обычным мальчишкой: беззаботным, хоть и одаренным, с кучей друзей. С мальчишками мы бегаем в лес, где лазаем по деревьям, а иногда охотимся на птиц и мелких зверьков. С Элизабет часто сидим во дворике и греемся на солнышке. С учителем обсуждаем законы магии. Мне нравится эта жизнь и это раздолье, даже Джинни, прибившаяся к небольшой стайке парней и вечно щеголяющая с разбитыми коленками, не вызывает отторжения. Раз ей так хочется, то почему бы нет?
— У меня был старший брат, который научил стрелять из рогатки и быстро бегать, я вам пригожусь, — так она сказала в день знакомства.
Она и правда не кажется обузой, даже наоборот. Еще с ней бывает полезно поговорить о мотивах в поведении других девчонок, в том числе Элизабет. Джинни помогает мне примириться с существованием Эдварда, подсказывает как лучше завоевать внимание моей лучшей подруги и болеет за каждый промах.
— Наверное, она думает, что ты еще ребенок,  — такой себе вывод, но куда деваться.

Мне больно видеть, как Эдвард манипулирует Элизабет в угоду собственным прихотям, а происходит это нередко. Иногда я ловлю их за разговорами о том, что надо бы отправить меня куда-подальше, якобы учиться магии; иногда он вымогает у нее поцелуи, да при том обязательно так, чтобы это стало известно мне; иногда он пытается украсть ее целиком, стоит только городскому совету объявить об очередном празднике. Последнее еще не удалось провернуть ни разу — я всегда рядом, но вдруг когда-то получится? Именно эта мысль побуждает меня тоже пытаться. Я всякий раз верю, что старания увенчаются успехом и однажды именно так происходит.
— Почему я не могу говорить о твоем крестьянине то, что думаю? Он тебя не заслуживает. Он слабый, жадный и к тому же смертный.
Я не понимаю, почему все эти вещи нужно проговаривать вслух, если они настолько очевидны. Пытливо заглядываю Элизабет в глаза, но не вижу в них отклика. Остается лишь тяжело вздохнуть. Если я продолжу говорить гадости, то могу однажды нарваться на скандал? Не хочу ее терять... никогда.
— Мы так давно не бывали на мероприятиях только вдвоем. Давай забудем на этот вечер об Эдварде и повеселимся, — улыбаюсь, подхватывая вилкой немного мяса и отправляя его в рот. — Очень вкусно!

Так и выходит. Мы принимаем участие в паре конкурсов, жуем вкусности, которые готовят прямо на лотках, и много смеемся. Это самый волшебный вечер за последние несколько месяцев, так что я отказываюсь омрачать его думами о том, как именно Лиззи удалось избавиться от Эдварда.
— Я уже объяснил им, что дразнить колдуна — плохая идея. Они прониклись и даже не умерли, — хохочу в ответ на каверзный вопрос, снимаю зубами кусочек мяса со шпажки.
Жаль, что беззаботные мгновения не длятся долго — с соседней дорожки выныривает мой наставник и заводит серьезный разговор. Я хмурюсь все то время, пока мы идем в сторону мужчины и женщины, присевших у одного из разведенных костров. К ним никто не подсаживается, не исключено, что пространство ограждено магией. Хочется ли мне иметь с такими дело? Не факт. Еще и речь про другой город! А это значит, что придется оставить своих друзей, свою работу и постоянных заказчиков; придется оставить Лиззи! Черта с два. Даже если она выглядит воодушевленной и поворачивается ко мне за согласием, я не собираюсь давать его.
— Нет, ничего потрясающего не вижу.
Хмурюсь до боли, окидываю всех собравшихся недовольным взглядом. Стоит ли подозревать в корыстности? Вряд ли, но как же они не вовремя!
— Я не поеду ни в какую школу. Мне хорошо и здесь. Элизабет, разве я мешаю? Зачем ты хочешь меня отослать?
Оборачиваюсь к своей спасительнице и спрашиваю почти с обидой. Почему она поступает так, неужели хочет остаться с Эдвардом наедине? Ведь даже не задумалась о том, чтобы проверить кому меня пытаются передать на обучение. Вдруг это уловка ее отца? Вдруг они враги?

[status]tell me you love me[/status][icon]https://i.imgur.com/7nNhkaT.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 13</a><div class="fandom">original</div><div class="info">questions of science, science and progress, do not speak as loud as my heart</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (05.12.21 16:19:40)

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » you got power over me


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно