ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Ready to go


Ready to go

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Ready to go

25 seconds, your heart will stop resting
Your body starts shaking
Your mind is not ready to go

https://i.imgur.com/EZPKSmc.gif  https://i.imgur.com/nLcOZoO.gif
https://i.imgur.com/QhLCpnS.gif  https://i.imgur.com/yAAEzGJ.gif

• LA, база Мстителей Западного побережья / август 2025

Charlie Cluster-7, Kate Bishop

Когда у тебя не течет по венам супер сыворотка, ты не homo superior, и магические кульбиты с межпространственными карманами тебе тоже не по плечу, все что остается - тренировки. И хорошо бы, чтобы твой парень всеми тремя мозгами понимал насколько это для тебя важно, перестал дурачиться и проявил хоть немного серьезности в совместном спарринге. Да, Чарли?

Отредактировано Kate Bishop (14.06.21 15:57:29)

+3

2

Жаркая волна горячего воздуха еще не успела накрыть побережье и от океана веет прохладой. Город Ангелов не спит до утра, а потом еще немного до полудня, пока душный зной не проберется в каждую щелочку, не придавит плечи мягкой лапой ленивой кошки улегшейся на крышах домов, лизнувшей асфальт палящими лучами солнца, вытянувшей свой пушистый хвост вдоль зеленых скверов и аллей и не собирающейся покидать улицы до самого заката.

Но пока еще есть время, чтобы жить, чтобы успеть хоть самую малость до зноя сделать что-то, пока не станет совершенно лень шевелиться и даже дышать. И город шумит и живет как большой пестрый улей.

Кейт бежит по побережью вдоль океана мимо играющих в волейбол молодых людей, мимо натирающих свои доски воском серферов, готовящихся поймать удачную волну; мимо детей, строящих из песка сказочные замки и зарывающих в его прохладных глубинах самые сокровенные тайные клады, о которых даже не вспомнят на следующий день. Она обгоняет пожилую пару неспешной трусцой движущуюся в том же направлении и поравнявшись с ними приветливо машет рукой и желает отличного дня, а потом сворачивает на подъездную аллею, где расположились пестрые лавочки и киоски со всяческой снедью, которую так любят жевать неспешные и совершенно никуда не торопящиеся анджелинос.

Притормозив у магазинчика с мини-донатсами, она заказывает два кофе, упаковку пончиков с собой и берет бутылку воды - жара уже дает о себе знать, а до базы еще почти пять километров, которые при удачном раскладе она преодолеет за полчаса. Кейт нагоняет неспешная пожилая парочка с которой она вновь перебрасывается парой приветливых фраз, прежде чем сворачивает на дорогу ведущую к дому.

Живя здесь уже почти два года Кейт не перестает удивляться насколько все-таки местные отличаются от нью-йоркцев. Жизнь здесь течет так плавно и неспешно, будто всем отмеряно бесчисленное количество лет, которые еще успеют потратить на важные вещи, а пока можно наслаждаться океаном, теплой погодой или вон той пролетающей над головой пестрой птахой. Никто никуда не спешит. Время замерло здесь, превратившись в густое желе, вздрагивающее лишь при каких-то совсем уж серьезных потрясениях. Нью-йоркцам вечно куда-то торопящимся и опаздывающим, все время занятым тысячей чрезвычайно важных дел, где упущенная из 24 часов в сутках минута кажется катастрофичной, анжелинос напоминают ленивых морских котиков, разлегшихся у воды и переворачивающихся лишь для того, чтобы подставить солнцу другой бок.

Кейт и сама поначалу куда-то бежала и спешила успеть, сетуя на неторопливый темп, от которого казалось можно заснуть, а потом замедлилась, вошла во вкус, хоть так и осталась самой шустрой девчонкой на районе, в котором прилично поубавилось преступности, когда мститель в фиолетовом трико с луком наперевес прочно обосновался здесь.

- Эй, Чарли, - Бишоп оставляет пакет с донатсами на первом этаже, цепляя из него один и тут же откусив, и поднимается с кофе наверх, туда где расположены комнаты. Ей отвечает молчаливая тишина и гулкое эхо собственных шагов, - девять утра. Проснись и пой, Нью-Йорк, перешедший на режим Лос-Анджелеса.

Кластер еще спит и даже не думает реагировать на жизнерадостные вопли своей подружки, но она ничуть не расстроена этим фактом. Он свернулся в коконе из одеял и наружу торчит лишь лохматая макушка и одинокая левая пятка, призванная видимо выступать радиатором отводящим тепло.

- [Привет, Кейт] - умница Ева не спит никогда, хотя порой Бишоп задается вопросом о том, а нужно ли вообще внешней ЦНС отдыхать и не очень ли это вредно, когда она вот так…

- Привет, милая, - Кейт переключается с ИИ на пятку Чарли, которая с молниеносной скоростью исчезает под одеялом, стоит ее ткнуть пальцем. На разговоры и увещевания осталось не так уж и много времени, жара вот-вот лизнет в лоб и Кластер станет ворчать, что жить в такой душегубке возможно лишь при условии передвижения в ванной, наполненной холодной водой. Кому бы жаловаться вообще, когда можешь ничего этого не чувствовать при наличии такой умницы-бусинки как Ева. Симулятор.

Бишоп не останавливается на достигнутом и тянет одеяло на себя, пока оно полностью не сползает на пол, но даже оставшись без укрытия Чарли не спешит прощаться со сном, тут же распластавшись по всей кровати морской звездой. Вот точно издевается, как пить дать. Ведь Ева уже давно нажужжала ему о присутствии Кейт и о том который сейчас час и что пора приступать к обещанному спаррингу.

- Знаешь, если ты сейчас не встанешь сам, я стащу тебя с кровати за ногу и прямо в чем мать родила потащу в зал, а потом съем все донатсы после тренировки и тебе ни одного не достанется.

В ответ лишь раздается невнятное ворчание, Кластер переворачивается на живот и как в спасательный круг зарывается лицом в подушку, обнимая ее как родную.

- Ну, ты сам виноват, - Кейт зажимает зубами пончик и вцепляется свободной от кофе рукой в ногу, стаскивая Чарли с кровати, - фстафай ифи не фифать тефе флафкофо и фофе - угроза действующая безотказно.

Священный Грааль каждого жителя Золотого Яблока, напиток богов, сильных мира сего, студентов и обычных офисных клерков - стаканчик горячего американо или капучино, будто вросший в руку. Напиток от которого даже переехав на другой край материка отказаться попросту невозможно, потому что можно вывезти нью-йоркца из Нью-Йорка, но нельзя извлечь из сердца нью-йоркца неизгладимую любовь к кофе всевозможных видов.

Можно конечно было обойтись и без угроз, оставить в покое сонного Чарли, забыть о спорте хоть на день и просто расслабиться, но... шутки шутками, а после событий с ребенком-экстерналом Кейт восстанавливалась целых три месяца и еще потом два с лишним ощущала дрожь в пальцах рук, когда натягивала тетиву лука. Это происшествие показало ей как слабо может быть человеческое тело и как мало времени она уделяет тренировкам.

Отредактировано Kate Bishop (01.07.21 17:30:49)

+3

3

Спокойный, солнечный, разморённый жарой Лос-Анджелес совершенно не похож на суетливый, вечно спешащий, строгий и деловитый Нью-Йорк. Здесь хочется подолгу сидеть на берегу, питаться исключительно десертами из кафешек, много бесцельно гулять или лениться на солнце сонным потолстевшим котом. Здесь кажется, будто мир не нуждается в спасении, будто не случается несчастий и не существует опасностей. Здесь не хочется быть героем, носить маску и ловить плохих парней, самое ужасное происшествие здесь — это упавший с доски серфингист или не поделившие лавочку стареющие кумушки. По крайней мере, ему хочется так думать, хочется верить, что они с Кейт выбрали чуть менее опасное место, чем обычно. Место, где они смогут немного расслабиться, отдохнуть, сделать перерыв и побыть наедине; место, где кроме них и палящего солнца с бесконечным запахом океана больше нет ничего и никого.

Они действительно словно бы становятся ближе в Лос-Анджелесе, согретые и ленивые подолгу болтают, покупают кучу вкусной еды и проводят вдвоём кучу времени. Просто_живут. Даже берут небольшой перерыв в геройской деятельности на время восстановления Кейт, хотя время от времени и приходится что-то совместно решать по мелочи. Тем не менее, это очень похоже на отдых — внезапный, незапланированный, но от этого делающийся лишь лучше.

Ему и спать необязательно, но Чарли во всем старается походить на обычных людей: дурачиться, иметь слабости, кушать до отвалу и лениться до полудня в постели. Кому понравится, если парень, с которым ты живешь под одной крышей, будет половину ночи на тебя глазеть без устали, а другую половину шуршать в углу, натачивая боевой нож? Меньше всего ему хочется выглядеть киборгом или чем-то неживым в глазах Кейт. Так что он остаётся в кровати, когда слышит хлопок входной двери, возвещающий о том, что она отправилась на утреннюю пробежку и у него есть немного лишнего времени наедине с собой — не то, чтобы ему это действительно было нужно или реально нравилось, но простое человеческое «валяться в подушках» со временем пришлось ему по вкусу.

Время поутру тянется медленно, как густой мёд. Город за окном неохотно просыпается и лениво наполняется приглушенной какофонией, где-то сбоку стрекочет лопастями вентилятор, мягко колышутся занавески. Это удивительные, ни с чем не сравнимые моменты абсолютного мира и покоя, когда не нужно никуда вставать, спешить, рисковать и спасать, когда можно просто оставаться вот так, в обнимку с одеялом; хочется, чтобы это длилось как можно дольше. К несчастью, у одной девчонки здесь шило в жопе, и Кейт врывается с утренней пробежки свежая, бодрая, ни капельки не сонная, что ужасно неприятно, конечно же, особенно когда ты сам умудрился взаправду задремать и пропустить этот короткий миг счастливого уединения, который стремительно пролетел и оставил после себя сожаления об упущенном. Теперь иных вариантов, кроме как подчиниться, у Чарли и нет вовсе, но он все же пытается.

— Оставь меня…, — слабо стонет из подушек и зарывается лицом глубже, будто это как-то может его спасти. Отдергивает ногу от быстрых пальчиков и прячется целиком под одеялом, тонким, но все равно удушающим — долго ему тут не продержаться; комната медленно разогревается то ли от набирающего силу за окном солнца, то ли от разгоряченной великими планами Кейт.

Как бы там ни было, у девчонки всегда есть план Б. И В. И даже Г, но это уже совсем на крайний случай «все плохо». Так что она хватает за ногу и рывком вырывает из сладкого плена постельки, откуда в ней только такая силища?! Чарли больно прикладывается копчиком об пол и возмущённо таращит заспанные глаза, вращая ими во все стороны. И орал бы дурниной, но упоминание кофе и пончиков немного смягчают трагедию: от вкусного он никогда не отказывается, таков закон.

— Иду.. Иду я, enfant odieux. Ни минуты покоя dans cette maison для несчастного pauvre gars!

С ворчаниями Фантомекс скрывается в ванной комнате, чтобы вернуться посвежевшим и не таким страдающим. В комнате уже пахнет свежим кофе и сладкой выпечкой — наверное, лучший запах в мире. На самом деле, он не испытывает особенной тяги к горчащей чёрной бурде, но Кейт удивительно хороша в лоббировании кофе, так что за долгое время общения с этой заядлой кофеманкой Чарли втягивается. Склоняется ниже и откусывает от пончика в ее руках так много, сколько может, а после окунает нос в ее же кружку, хотя его ожидает собственная порция здесь же — но разве так будет интересно? С улыбкой он тычется в тёплую щеку носом:

— Уверена, что хочешь тренироваться? Мы могли бы заняться чем-то более… мм, интересным…

[Переварить съеденное, для начала?] — зачем-то пытается угадать Ева, пока Фантомекс жадно исследует ладонями мягкие места своей жертвы и пытается урвать поцелуй послаще (чтобы не быть наказанным за сожранный пончик, конечно), но в итоге терпит поражение, ведь Кейт удивительно настойчива в плане занятий. Раньше они никогда не уделяли тренировкам так много времени, так зачем начинать теперь? Вся полагающаяся для поддержания себя в форме физическая нагрузка выпадает на долю заданий и миссий, поэтому нет особенных причин перенапрягаться вне работы. После инцидента с мутантской соплёй их обоих потрепало, конечно, и будучи обычным человеком Бишоп восстанавливалась гораздо медленнее, и все же — Чарли считает это недостаточным поводом, чтобы насиловать друг друга спаррингами ещё до завтрака. К тому же, он мог бы устроить ей физнагрузки и иным способом, лишь стоит ей чуточку расслабиться и хоть немного перестать быть такой серьёзной.

— Зануда, — тихо шепчет ей на ухо, прихватывая губами. — Идём в постель, не упрямься. Я покажу тебе пару новых фокусов, которым точно не научишься на тренировках.

+3

4

Здесь под ярким палящим солнцем и раскидистыми пальмами, среди загорелых тел, и приветливых сверкающих белоснежностью Альп улыбок слушая шум прибоя можно и правда позабыть обо всем на свете, отдавшись неге и покою, позволив жизни просто плыть по течению и ждать, когда она сама свернет в нужное русло и в общем-то не прикладывать особенно никаких усилий. Здесь это возможно, не будь одного «но». И это «но» сейчас сопротивляется ласкам любимого мужчины, которому похоже куда ближе лень анжелинос, чем безумный ритм нью-йоркского драйва.

И Кейт почти готова сдаться, попробуй тут устоять, когда тебя сжимают в теплых объятьях, сладко бормочут в ухо и целуют так, что подгибаются коленки и возникает желание выпрыгнуть из трико прямиком в кровать и никогда уже из нее не вылезать, но… в подсознании все еще свербит вредоносное и неугомонное «но», вьющееся ужом и не дающее покоя.

О этот враг спокойствия, неги и лени - внутреннее я Кейт Бишоп, шиложопое, гиперактивное и вечно несущееся вскачь вперед паровоза. Оно тащит, торопит и почти орет в ухо о том, что промедление смерти подобно, а она у них скоро будет частым гостем при таком раскладе. Мало что ли им было пяти лет распыления, тройного сумасшествия Чарли и супердитяти из-за которого Кейт в очередной раз рискуя окончательно загреметь в ящик и ухнуть на шесть футов под землю провалялась три месяца на реабилитации, ковыляя на костылях и с трудом владея собственными руками. Все это вопило и орало как стадо обезумевших оленей в ее голове, хотя даже эта какофония сейчас готова была сдаться под чарами Кластера. Надо сказать порой он бывал весьма убедителен, не там, где нужно и не в то время, но что уж тут было поделать? Фигура слишком противоречивая и чрезмерно соблазнительная особенно когда вот так с утра пораньше и…

- Чарли, нет! Перестань, что ты черт возьми делаешь? Чарли…

- […фу?] - подсказывает услужливо Ева и тут уж не понять действительно ли она смеется или просто анализирует возможный вариативный ряд ругательств и возмущений, который может последовать дальше, если Кейт продолжит вяло отбиваться, а Кластер напирать.

- Это не честно, - почти стонет Бишоп, сопротивляясь пыхтению в ухо и пытаясь вырваться из цепкого захвата рук, вот тебе и начало спарринга, что там уж будет в кровати… так, стоп! Никаких фантазий, Кейт Бишоп, вы идете заниматься, - …и надень трусы! – очень значимое и своевременное между прочим замечание, потому что… - перестань соблазнять меня голой задницей! Ева, скажи ему уже!

Последнее воззвание к совести, чести и всему остальному разумному и вечному, что базируется в умненькой электронной ЦНС и, к сожалению, не передается ни по воздуху, ни по нервным соединениям, хотя должно было бы!, в адрес носителя, который полностью игнорирует все что ему говорят.

И можно бы было поддаться, да, эта мысль не дает Бишоп покоя. Ведь так просто сыграть в пас и сдать защиту бастиона на милость победителю, да, черт возьми, соблазн слишком велик, а Чарли слишком горяч и настойчив, но Кейт боится, до покалывания в кончиках пальцев и сбившегося дыхания в ночи вместе с приходящим кошмаром, что в следующий раз она может не справиться и тогда все пойдет наперекосяк, тогда уже ничто не сможет спасти положения и незначительная ошибка станет катастрофичной, набирая обороты покатится как снежный ком, нарастая и погребая под собой все до чего дотянется на своем пути. Она боится не только за себя, но и за Чарли, который быть может не показывает этого и хорохорится, но в его глазах читается этот страх возможной потери и Кейт знает, что еще раз он просто не в состоянии будет вынести того одиночества, которое будет длиться куда больше, чем пять прошедших лет распыления. А она сама сможет ли остаться без него? Хотя почему-то мысль о том, что с Чарли может случится непоправимое приходит в голову реже собственного провала…

- Сам ты зануда… - фырчит Кейт, - Ева? - уклоняется в сторону и ныряет под одну из рук Чарли, делая подсечку и опрокидывая Кластера на лопатки, оказываясь сверху, - мы идем в зал и точка, - победоносно сообщает и улыбается, - спасибо, милая, без тебя бы я не справилась!

- [Пожалуйста, полезно иногда быть проигравшим], - умница ИИ кажется довольна собой и если бы имела лицо, наверняка оно бы выражало чувство собственного превосходства над хозяином, который ничегошеньки без нее красавицы не может.

- Идем, - Кейт поднимается и протягивает руку Чарли, все так же продолжающему изображать морскую звезду, чертовски соблазнительную звезду вы бы ее видели, оу май, только теперь распластанную на полу, а не на кровати, - покажешь мне пару фокусов, если победишь… ну… или если проиграешь, я еще не решила, что будет призом за первое место.

+2

5

Кейт сопротивляется. Ах, как же сладко она сопротивляется! У Чарли и мысли не появляется, что она может быть против, ведь ему (его обаянию!) попросту нельзя отказать, к тому же эта девочка намного сильнее вот этих вялых барахтаний в его руках. Сразу видно, что ей очень хочется сдаться под натиском уговоров и соблазнов, хочется проиграть в словесных баталиях; Чарли обожает такие моменты, он ощущает себя невозможно живым и настоящим, а еще бесконечно влюблённым.

Он успевает засунуть обе ладони под коротенький спортивный топик, в котором Кейти, его сладкая Кейти-Кейт бегает по утренним улицам Лос-Анджелеса, наверняка сводя с ума множество случайных зевак. Сжимает пальцы, мацкая за самое мягенькое и нежное, самое сокровенное в женщине — а после вдруг оказывается на полу, непонимающе моргая. Как это произошло? Только что в его руках были два чуда природы, два крохотных апельсинчика, упругих теннисных мячика, и Чарли по инерции продолжает сжимать и разжимать пальцы, имитируя то, что недавно делал под одеждой Кейт. Как же холодно и невозможно одиноко лежать вот так на полу без трусов, да еще и без бонусных тисканий за сладенькие

….Кейт приземляется сверху борцом из рестлинга и выбивает из него весь воздух. Трепетные мечты Чарли об уединении змеятся чёрными трещинами, а после проваливаются в тартарары.

— Ох.. нельзя же так, я нежный, — капризно стонет, придерживая девушку за талию, чтобы не спешила так сильно. Подталкивает ее снизу бёдрами, все ещё не теряя надежды и довольно примитивно намекая на интересное продолжение. Он все еще готов! Все еще может понять, простить и продолжить. Не зря же она уселась сверху? Чарли точно знает, как больше любит его неугомонная наездница.

Идём, тем временем непреклонно требует Кейт, словно бы не замечая его намеков. Он начинает сомневаться, что она вообще способна понимать намёки этим утром. Может, стоит сказать ей прямо? Все же цепляется за протянутую руку и поднимается, состроив печальное лицо. Играет в дурачка, хотя знает, знает и чувствует, что Бишоп боится. Ева фиксирует скачок пульса, изменение скорости сердцебиения, конечно хочется списать это на собственную обворожительность, но они слишком давно вместе, так что он читает ее, будто открытую книгу. Все эти бесконечные тренировки и упрямый отказ от маленьких шалостей и радостей жизни лишь для того, чтобы стать сильнее, вернуться в форму как можно быстрее и больше никогда не допустить того, что с ней случилось не так давно.

Чарли понимает ее, разделяет это желание полностью. Никогда больше он не хочет пережить то, что ощутил пять лет назад, а еще после той заварушки с безумным мутантским дитятком. Ему страшно потерять ее, так страшно, что еще двое готовы выпрыгнуть из его штанов и построить вокруг Кейт непроницаемую стену. Конечно, он так не сделает, даже если очень хочется.. Всё, что ему остаётся, это поддерживать ее и тренироваться усерднее, чтобы вместе стать сильнее. Тогда он сможет защитить ее, тогда она и сама сможет, даже если его не окажется рядом.

— Я заслуживаю извинений! Где мои извинения?

Чарли показательно гундосит все дорогу до зала. Изображает ленивого дурачка или озабоченного идиота просто потому, что не хочет расстраивать Кейт еще больше. Если он тоже будет тревожиться, это напугает ее, а может и что похуже. В любом случае всё, единственное, что в его силах сейчас, это веселиться и помогать в тренировках. Возможно, тогда ей станет легче, а страх очередного провала испарится, будто утренний иней в тёплых солнечных лучах.

— Ты уже разогрелась, так нечестно.., — размахивая руками, будто вертолёт, Чарли «разминается». Любой тренер убил бы его за подобное, но (к счастью) они одни в зале этим утром.

Он возится недолго, ему на полном серьезе не требуются разминки или разогревы. Его тело — универсальное оружие, готовое к бою в любое время суток. Отвешивая смачный шлепок по заднице возлюбленной, Чарли занимает защитную позицию, выставив перед собой кулаки и силясь принять серьёзный вид.

— Ладно, всё! Нападай. Хочу поскорее получить свой приз.

+2

6

Кто бы знал, как тяжело порой быть обычным среднестатистическим homo sapiens с двумя ручками и ножками, когда к тебе не прикручено никаких дополнительных девайсов и вспомогательных агрегатов. Ну ладно, положим, не такая уж она и среднестатистическая, но все-таки проигрывает по многим показателям. Шутка ли, когда в твоем теле не течет супер сыворотка, позволяющая на право и налево без устали раздавать тумаки вражеским солдатам и ломать дрова голыми руками или гнуть материальный мир как тебе заблагорассудится, не умирать и не стареть. Кругом сплошные читеры, а тебе как-то приходится среди всего этого вертеться.

Понимать, что мышцы слабеют и теряют тонус, что для поддержания организма в норме нужно эту пятидесяти пяти килограммовую норму кормить, поить и укладывать баиньки, желательно не на пару часов в сутки, а для полноценного и здорового восьмичасового сна, не прерываемого не только скачками по крышам, но и настойчивым сопением одного особенно неугомонного субъекта, который присутствует рядом денно и нощно и имеет идеальный во всех смыслах организм, которому Кейт порой очень завидует. Как тут не станешь, когда можно не спать, не есть, да еще думать за троих?

Стоит конечно признать, что помимо зависти Бишоп испытывает ничем неприкрытое восхищение при взгляде на Чарли. Нет, он и правда чертовски хорош собой и не потому что он ее парень, нет, но ее восхищает его сила и стойкость. Он поражает своим упорством и высокой силой воли, которую не удалось сломить и подчинить себе его создателям. Он может ерничать и дурачиться, делать вид, что ему все равно и его не волнуют подобные вещи, но Кейт знает, как остро он реагирует на то, что не такой как все, считая себя не человеком вовсе. Но даже если бы он им не был на самом деле, Бишоп было бы все равно. Это же Чарли. Ее Чарли, а уж какой он там расы, вида и происхождения уже не так важно. Созданный в искусственной среде, практически лишенный всей той заботы и комфорта, которыми его могли бы наградить близкие и родные люди, он чудом смог сохранить внутри себя ту частичку тепла, которую теперь так охотно дарил Кейт, и она была безмерно благодарна ему за это.

И даже сейчас, когда ослиное упрямство Бишоп перевешивает баранье упорство Кластера, приправленное ленью и эротическими фантазиями, и они все же вдвоем идут в зал, она благодарна за то, что он принимает ее позицию и понимает почему она ведет себя именно так.

- Ты тоже отлично прогрел свой зад в кровати. Кто вообще спит под одеялом в такую жару, Чарли? - фыркает в ответ дожидаясь пока вертолет угомониться и перестанет махать лопастями в разные стороны, рискуя зашибить спарринг партнера еще до начала боя, - и вообще, как тебя угораздило уснуть, а? Ты окончательно переключился в режим лени и неги? Эй!
Возмущению Кейт не предела, она тут понимаешь ли сама серьезность и сосредоточенность, а ее по заднице шлепают как какую-то породистую кобылку.

- Ну все, ты сам напросился, - бурчит себе под нос Бишоп, хотя прекрасно понимает кто тут в итоге будет победителем. Ей еще ни разу не удавалось уложить Кластера на лопатки. Эффект неожиданности спросонья и, наверняка, помощь Евы не считаются. Чарли и правда совершенен и тут уж нравится или нет, приходится с этим считаться, но с другой стороны сражение с сильным противником - это всегда возможность стать лучше и сильнее, чем ты есть, а Кейт именно эту цель в данный момент преследует.
Чтобы обыграть его необходимо действовать внезапно и рассчитывать на опережение, может стоит отвлечь Еву? Хотя эта хитрая соусница вряд ли отреагирует на подобный маневр.

Она встает в стойку напротив Чарли и нападает без предупреждения, подныривает под его руку стремясь сделать подсечку и обманным маневром уложить на лопатки, но жужжащая над ухом Ева как молчаливый рефери на ринге отвлекает и Кейт сбивается, спотыкаясь и тут же отскакивает в сторону, чтобы не быть пойманной в цепкий захват. Хмурится, сдувает надоедливую прилипшую ко лбу челку и встречается с задорным хитрым взглядом Кластера. Да он издевается, нет серьезно! Провокатор! Он что думает, что она попадется на эти сладенькие ухмылки и стреляние глазками?

Кейт надувает щеки и возмущенно сопит, но не отступает и нападает вновь, стараясь бит по корпусу под углом и наносить удары, которые сложно предугадать, хотя какой в этом толк, если Чарли все равно играючи ее обходит?

- Не подыгрывай мне! - злится Бишоп, отказываясь принимать подачки с его стороны, - Хоть один раз, но я тебя достану!

+2

7

Чарли знает — знает! — что нужно быть серьёзным. Нужно быть внимательным и собранным, нужно постараться и стать достойной поддержкой на сложном пути по достижению высоких целей, ведь Кейт здесь не ради глупостей. Перед ней стоит задача со звездочкой повышенной сложности, она сознательно избрала тернистую дорожку, чтобы стать более сильной и менее уязвимой — и он целиком и полностью разделяет ее рвение, одобряет, поддерживает, в любой момент готовый оказать посильную помощь в любой из просьб, но

ему никак не удаётся оторвать взгляда от ее спортивного топика. Стоит признать, что несмотря на усиленные тренировки с детства и спортивный тип фигуры, в Кейт всё на своих местах. Она подтянута, но вместе с тем аппетитна, и сладенькие кубики пресса не лишают ее округлостей в нужных местах. Просто глядя на неё вот так, у него слегка шумит в голове. Чарли никак не может сосредоточиться, но (возможно) в этом есть и ее вина тоже! Ей следует чуть чаще баловать своего парня вниманием, а не только гонять по делам.

— Уже начали? — притворно удивляется, когда Кейт кидается на него с самым суровым выражением лица, такая строгая, сосредоточенная и напряженная. Она будто боевая машина, мышцы плюс ум, сильная, быстрая, умелая и тренированная; что-то в его мозгу считывает малейшее движение ее мышц и строит предполагаемый маршрут движения, Чарли знает, куда она ударит задолго до того, как она действительно это сделает, но — в нем есть и другая часть мозга, которая в этот самый момент оценивает совершенно иные параметры в девушке, заставляя мышцы его лица расслабиться и разгладиться; он смотрит с трепетом влюблённого дурачка, распахивая руки ей навстречу, когда она без предупреждения и резко срывается навстречу, явно собираясь сделать подсечку, но вместо этого отвлекается и спотыкается, едва не падая, правда тут же группируется и уходит в сторону, чтобы не попасться.

Чарли смыкает руки точно над ее головой, так и не коснувшись, по инерции завершает движение конечностей и обхватывает сам себя за плечи.

— Эй! — его голос полон обиды. — Я думал, это были обнимашки?! Тебе придётся ответить за этот обман.
Он делается показательно серьёзным за мгновение, будто кто-то просто переключает канал, и вот на месте расплывшегося влюблённого дурачка — суровый наемный убийца, профи в своём деле, знаток и опытный игрок, только глаза выдают задором — ему нравятся эти игры. С ней. Вдвоём. Неважно где и когда. Он готов сделать что угодно, бегать по мелким поручениям, соваться в пекло головой и прочими частями тела или даже — вот как сейчас! — подыгрывать ей в спарринге, лишь бы Кейт Бишоп продолжала быть, беззаботная или серьёзная, абсолютно любая, только бы не распылённая очередным безумным титаном.

— О, не беспокойся, я полностью серьёзен теперь. Тебе придётся постараться. Покажи мне, на что..
Чарли как и всегда много болтает, но быстро затыкается, когда ее кроссовок пролетает в миллиметре от уха в сильном ударе ноги, а после движется обратно по дуге, планируя вонзиться точно в висок и выбить из блаженного существования на пару минут точно. Любого другого такой финт точно вырубит, но для Чарли это не проблема, он даже не позволяет себя коснуться, каким-то немыслимым способом изгибаясь и уходя из-под удара. Где-то на этом моменте его преследует желание подхватить ее под ногу и заставить балансировать, она будет целиком в его власти, но — они ведь не играют, Кейт велела ему быть серьезным и не подыгрывать. И он собирается исполнить ее желание.

Отскакивая на безопасное расстояние, не медлит и секунды, тут же с силой отталкиваясь ногами от пола и пулей кидаясь обратно, ввинчиваясь сбоку от Кейт с такой силой, что воздух звенит. Быстрый взгляд вверх, чтобы убедиться, что она успела понять и среагировать (подыгрывает? нет, перестраховывается) — и вскидывает обе руки, вклинивая ладонями между ее рук, хватая за голову и шею, и вот она уже буквально «в его руках», зажатая в захвате, будто жертва огромной змеи, обернувшейся вокруг шеи воротником. Сможет ли она вывернуться из такого? Придётся ей постараться, а пока

Чарли неудержимо склоняется к ее лицу, все ближе и ближе, и его улыбка становится все коварнее. Часики тикают, тик-так, тик-так, думай, напрягайся каждой клеточкой, брыкайся и вырывайся, иначе

твой следующий поцелуй будет моим.

+2

8

Когда ты в детстве выписываешь пируэты у балетного станка, старательно вытягивая носки и пытаясь совершить каждый glissade настолько идеально насколько способно твое детское тельце, и все ради одно улыбки и одобряющего взгляда отца, вряд ли представляешь, что в будущем тебе пригодится это умение для того, чтобы как можно эффективней наносить удары негодяям по глупой ошибке повстречавшимся на пути у героини с луком в фиолетовом трико.

В том мире все просто, там не существует разочарования и боли, пока еще не существует. Там только радостные улыбки, плавное adagio, легкие и точные brise, идеально поставленное fouette. Все ради того, чтобы в один прекрасный вечер зеркало детства дало трещину, и отец перестал быть тем, ради кого стоит стараться. Осталась пустота и одиночество распахнутой настежь души, сквозящей горечью детской обиды и собственной ненужности, сменившейся в последствии горячим яростным желанием стать лучшей версией себя, подогреваемой верной, о да, пока еще наивной верой, присутствующей в ее жизни, что Дерек Бишоп способен исправиться, что он просто свернул не туда.

В детстве всегда так, привычный устоявшийся мир стремительно рушится от одного неосторожного необдуманного действия взрослых, разбиваясь в дребезги, больно раня и превращая некогда яркие краски в серые размытые пятна разочарования и боли, чтобы на осколках упавшего к ногам бытия ярким фениксом вспыхнула новая цель, раскрашивая все вокруг новыми солнечными оттенками веры в тех, кто становится новым героем и занимает самое важное место в юном сердце.

Таким образцом для Кейт в далеком детстве стал Клинт Бартон, обычный человек на фоне остальных героев, наделенных супер способностями, он казался самым уникальным и смелым. Самым удивительным в своей храбрости противостоять всему миру лишь с луком и стрелами наперевес. И это в наше время, когда каждый день небо готово обрушится вытряхнув на несчастные головы жителей выводок читаури, представителей фаланги или еще каких космических напастей пострашней. Рядом с ним Бишоп стремилась стать лучше и верить в то, что обычный человек способен на многое, было бы только упорство, побольше дури в башке, ну и стрелы в достаточном количестве, естественно.

Она стремилась расти и стать лучшей версией себя, доказать, что способна быть героем, лидером и той, кто способен принимать правильные решения, не оглядываясь на прошлое с его темными и противоречивыми моментами. Но все разочарования на жизненном пути, все те маяки за которые смог зацепиться взор и позволить тем самым проложить новый путь, все люди поддерживающие, ставшие семьей, настолько близкой, что узы крови уже не играют особенной роли, когда по духу вы едины, все это привело Кейт в это текущее мгновение, где снова во главу угла поставлено стремление стать сильнее, иметь возможность противостоять ударам судьбы какими бы сокрушительными они ни были.

Чарли быстр и ловок, он способен просчитать все шаги наперед, предугадать практически любое ее движение, он позволяет себе играть с ней, но Кейт ему еще покажет на что способен обычный человек, и у нее есть припасенные в рукаве козыри, которые она обязательно сбросит в нужный момент. Она нападает стремительно, стараясь достать его ударом ноги, но тот с легкостью уходит в сторону и контратакует так что Кейт не успевает выставить блок. Он ужом вклинивается меж ее рук, выполняя захват руками и прижимая к себе, зафиксировав ее шею словно в клешнях.

Вот же негодяй, еще и ухмыляется! Ну ничего, погоди у меня!

Кейт делает вид, что поддается, делая резкое движение навстречу и практически касаясь губами его губ, ты же этого хотел, да? и в этот же момент, поворачиваясь всем корпусом в бок, тем самым ослабляя хватку с одной стороны и сбивая захват согнутой рукой, ставит подножку Чарли потерявшему от неожиданного удара равновесие. Правда не рассчитав силу и траекторию летит следом за ним, кубарем катясь по татами и сгруппировавшись поднимается на колени, отфыркиваясь от собственных волос, выбившихся из хвоста в процессе потасовки.

+2

9

Кейт сопротивляется вяло и склоняется всё ближе и ближе -- и на какое-то мгновение Чарли почти верит в то, что его план по срыву тренировки удался, что он получит свою долгожданную награду, а после им обоим уже будет не до размахивания кулаками, уж он позаботится об этом. Его мысли моментально меняют направление от сконцентрированных и острых, сосредоточенных на боевом режиме, на теплые и вязкие, липкие что потекшее желе; что-то внутри его груди смягчается, согревается и даже чуточку вибрирует от предвкушения, но..

"Я должен был это предвидеть."

Подсеченный под ноги в момент наибольшей уязвимости, Чарли успевает пожалеть о своей доверчивости, когда падает на татами прямо лицом, больно ударяясь всем и сразу. Точнее - ему совершенно не больно, конечно же, все болевые рецепторы остаются в заблаговременно отсоединившейся еще с ночи Еве, но - ему невозможно обидно. Тренировка тренировкой, но ведь нужно щадить его нежные чувства хоть немного! Он рассчитывает на поцелуй, а получает полом в лицо, и спасибо, что зубы остаются на месте, хотя вряд ли это уж такая проблема для того, кто 24/7 носит непроницаемую маску.

Тем не менее, изображая самое обычное повреждение, что получает каждый человек, рухнув лицом в пол с высоты собственного роста, Чарли шипит, пыхтит и придерживает челюсть ладонью в попытках проверить, не сместилось ли чего в ненужную сторону. На первый взгляд кажется, что все в порядке, вторым - он проверяет Кейт, катящуюся кубарем по татами, а после отплевывающуюся от собственных волос. Где-то на этом моменте ему с тоской вспоминается оставленная кровать с миллионом подушек разной величины и упругости, вот бы сейчас нежиться там, выбравшись только к обеду, чтобы доесть вчерашнюю пиццу. Вместо этого он дрыгается здесь, отчаянно лавируя между ролью хорошего бойфренда, приличного спарринг-партнера и идеального оружия, дающего сбой по каким-то невероятным причинам.

- Это было.. подло, - вполголоса жалуется и опасно щурится в ее сторону.
Если отринуть все шутки, стенания и ненужные театральные постановки в попытках изображать человека, то он мог бы свернуть ей шею еще 4,7 минут назад, возможно - даже быстрее, хотя просчитывать подобный вариант и глупо. Незачем тратить ресурс на предположение то, чего не могло - и не может произойти, но иначе ему просто нечем заняться, пока он медленно поднимается с татами, отряхивает словно бы запыленные штаны и разминает поврежденное при падении плечо, на которое пришелся основной удар помимо лица.

По правде, Чарли может закончить всё это в следующую же секунду, но - пожалуй, спарринги случаются не для этого. Они здесь не для того, чтобы покрасоваться или самоутвердиться за чужой счет, унизить и показательно растоптать. Нет, они должны вместе научиться чему-то новому, стать сильнее, сделать выводы - или хотя бы славно провести время.
А впрочем, к черту логику, эта девчонка заслуживает хорошей трепки!
Его взгляд меняется неуловимо, делается острым, внимательным, напряженным, почти остановившимся и без отражения привычных эмоций, с таким - он убивает. Не в последнее время, однако, Кейт ясно дала понять свое отношение к подобному виду разборок, так что приходится сдерживаться, но прямо сейчас он бы в самом деле переломил пару хребтов об колено, встретил несколько голов с ближайшей стенкой, а еще высадил обойму целиком под ребра неугодных, лишь бы получить возможность воспитать свою заигравшуюся пассию в интересующем ключе. И, к слову, отступление - не в его стиле.

Срываясь с места, Чарли отрывисто командует:
- Защищайся!, теперь всерьез,  - и переходит в рукопашную, молотит руками в самых разнообразных па, заставляя Кейт сосредоточиться и как следует попотеть. Рука, рука, нога и снова рука, подсечка, поворот, удар локтем в прыжке, ты же этого хотела? Он двигается плавно, почти лениво, только взглядом режет, будто закаленной сталью, читает каждое ее движение легко, предупреждая и предугадывая любую контратаку, способный заблокировать или даже отразить хоть чертову ядерную боеголовку на полной скорости,

а после, наконец, ловит за запястье и выкручивает, оборачивает к себе спиной - и с силой шлепает по заднице.

Выпускает, снова атакует, сближаясь, но только для того, чтобы уловить момент для очередного шлепка. Как тебе? Заблокируй это! Мисс Хоукай нужно стараться лучше, чтобы не допустить подобного в реальном бою, иначе - будет крайне неловко. Быть отшлепанной собственным противником? Чарли уверен, что Кейт это отлично замотивирует.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (23.05.22 12:55:27)

0

10

Встать мгновенно, за секунду до того момента, когда противник может контратаковать и принять боевую стойку готовясь к защите. В ближайшие несколько минут ей точно не удастся прорвать оборону Чарли. Точнее ему и не требуется это, его атаки всегда точны и высокоэффективны. Занятно даже как это выглядит со стороны. Им явно не хватает сейчас боксерского ринга, и они бы точно походили на борцов из разных весовых категорий. Будто котенок пытается сражаться на равных с дворовым котом, способным загнать в угол взрослую овчарку. Это почти смешно и немного грустно. Спарринги не самая сильная сторона Кейт, она привыкла импровизировать, полагаться на собственную ловкость, смекалку и волю случая. Но как оказалось этого недостаточно, даже когда ты сражаешься бок о бок с совершенным человеком, идеальным оружием способным прикрыть тебя в любую секунду все может пойти наперекосяк, и ты окажешься в ловушке собственной слабости, поэтому...

Сосредоточься, Кейт, нельзя отвлекаться!       

Дыхание не должно сбиваться, она это помнит очень хорошо. Это почти так же как в балете тянуть носок, ставить наклон руки под правильным углом, делать tour en l'air так чтобы точка возврата была та же и крутить fouetté так чтобы не закружилась голова. Почти так же, как и сейчас нужно контролировать собственное тело, понимать как оно движется, чтобы не совершить ошибку. Ошибки непростительны. Недопустимы. Нужно лишь следить за движением своего партнера, чтобы избежать провала. Это просто, нет ничего сложного. Ведь так?

Правда не тогда, когда твой партнер отточенная машина для убийств. Этот трюк с поцелуем Кейт удается только потому, что он несет в себе эффект неожиданности и только по этой причине ей удается обдурить Чарли. Но теперь кажется он настроен серьезно. Из его взгляда ушла задорная искринка и он приобрел оттенок стали. Бишоп нервно поводит плечами понимая, что именно так Кластер смотрит на своих жертв и ее спасает от мгновенной смерти только то, что тот считает ее своей семьей, частью его собственной жизни, которой дорожит. Это пугает и сбивает столку. Этот взгляд несущий в себе угрозу и предупреждение. Он когда-нибудь может смотреть на нее вот так всерьез? Какова вероятность, что однажды она станет той, кто не будет представлять для Чарли никакого интереса? Просто очередное задание. Цель, которую нужно устранить.

Сердце предательски подпрыгивает в груди и делает кульбит где-то у горла, образуя удушливый ком, не позволяющий перевести дыхание. В этот самый момент Чарли молниеносно срывается с места, предупреждая об атаке, но все равно Кейт упускает момент. Она как в замедленной съемке следит за тем как сильные ноги отталкиваются от татами на полу, как напрягаются мышцы рук, как взгляд светлых глаз становится внимательным и острым. Это длиться какую-то секунду, а затем на нее обрушивается шквал ударов. Ей кажется, что он атакует со всех сторон, как будто вновь стал триединым. Бишоп только успевает защищаться не имея ни малейшей возможности атаковать, хотя Кластер выглядит почти расслабленным, настолько гармоничны его движения. Он будто знает наперед, читая язык тела Кейт предугадывает все ее действия.

- Эй! - захват и шлепок выходят болезненными, не физически, но морально. Он и правда считает, что она настолько плоха, что заслуживает порки? Или это его месть за поцелуй? Очередной удар по пятой точке и Кейт шипит рассерженной кошкой, разворачиваясь к Чарли и блокирует очередной удар, но тут же пропускает следующий, - Ай! Черт, да ты издеваешься? - ну и как прикажете с ним тренироваться?!

Бишоп сердится и пыхтит, отфыркивается от волос и разворачивается всем корпусом в сторону Кластера, выставив руки вперед в защитной стойке. От опрометчивой и необдуманной атаки ее удерживает лишь мысль о том, что она снова получит смачный шлепок по заднице, а вечером Чарли обязательно отпустит шуточку на эту тему, предложив положить ей льда вместо кофе в штаны. Семейная идиллия не иначе. 

- Нападай, давай, - Кейт ждет ответной реакции и когда она следует в ответ на призыв с трудом сдерживается, чтобы не дернуться в сторону раньше времени. Она почти уверена, что Чарли почувствует малейший подвох, стоит ей только дать слабину и открыться раньше времени. Поэтому она выжидает до победного, не смея даже перенести вес тела на другую ногу, чтобы не открыться и не подставить себя. В тот момент, когда Кластер сближается с ней Бишоп отклоняется в сторону, уходя от обманной атаки и последовавшего за этим удара, и тут же разворачивается всем корпусом, совершая захват сзади и опрокидывая Чарли через бедро, оказываясь сверху и прижимая его к полу.

- Попался, - довольно ухмыляется, глядя сверху вниз.

+1

11

Кейт так забавно вскрикивает от возмущения каждый раз, когда получает шлепок по филейной части, что это бесконечно веселит самого Чарли, и он никак не может остановиться, хотя и понимает, что играет с огнём. Кажется, он собирался быть серьёзным, но вместо этого едва сдерживает улыбку.

Самой Кейт, тем временем, не до улыбок. Она так отчаянно пытается взять ситуацию под контроль, что ее план становится весьма очевидным. Кластер щурится с подозрением, глядя на выставленные кулаки:

— О, я вижу, что ты делаешь. Но зайчишка не может перехитрить лиса.

Чарли усмехается, прежде чем в самом деле перейти в предложенную атаку. Кейт так сильно старается, что невозможно не подыграть. Он в самом деле до последнего момента не знает, что она собирается ему противопоставить, потому что (наконец, включив мозги) лучница старательно себя контролирует, не выдавая планов ни взглядом, ни лишним движением; язык ее тела нем и ровен, не говорит вообще ничего до той самой минуты, как она не укладывает его на обе лопатки. Времени среагировать почти не остаётся, и хотя такому, как Фантомекс, хватило бы и секунды, все же он уступает ее таланту и рискованному плану, Кейти это заслужила.

— Ох.. нежнее со мной, — капризно стонет с татами, опрокинутый на пол в очередной раз. Но смотрит с улыбкой, на самом деле он бесконечно гордится своею девочкой, и сильной, и смелой, и умной, и хитрой. Если не можешь забороть противника физическим превосходством, тогда обмани его. Неважно, что именно сработает, лишь бы в конце остаться тем единственным стоящим на ногах. Теперь, познав боль утраты, для него физически важно понимать, что Кейт способна за себя постоять при любых условиях, что способна выжить несмотря ни на что и вопреки всему, так что ему не придётся потерять ее вновь.

— Ты молодец.

Последнее он едва слышно шепчет себе под нос, но точно знает, что она услышит. Протягивает руку в просящем жесте: конец тренировки?, поможешь подняться?, теперь мы закончили? Остаётся надеяться, что итог спонтанного спарринга удовлетворил требовательные запросы юной главнокомандующей, оставаться и дальше в душном зале в их общий отпуск ему совершенно не хочется.

— Если хотела увидеть меня лежащим под собой, могу подсказать тебе пару верных вариантов. Но сперва
Душ, думает про себя, а ещё было бы неплохо вернуться в постель; но вслух говорит с такой уверенностью, что сам себе верит:
— свидание, которое я заслужил.
А впрочем, он заслужил не только это, будучи послушным и кротким всё это время. Выполнял все ее прихоти, подчинялся каждой хотелке. Настало время исполнения его фантазий. Все ещё с татами Чарли смотрит более чем решительно: в этот раз ей не отвертеться.

Он вскакивает в одно короткое движение — и тут же подхватывает девушку на плечо, вынося из зала задницей вперёд. Грех такое не демонстрировать, пускай каждый встречный ему завидует (хотя соседей им и не встречается в этот час, в своих фантазиях весь мир сгорает от желаний заполучить это сокровище), Чарли полубегом преодолевает лестницу с двойным весом и скидывает ношу на кровать.
— Доставай лучшее своё платье, мы будем веселиться! Как насчёт спонтанной поездки в Париж? Говорят, там очень красиво в это время года.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (28.07.22 10:53:09)

+1

12

Она победила. Победила! Кейт счастлива и безумно горда собой, хоть и понимает прекрасно, что это единичный случай и момент, когда ее сосредоточенность и концентрация были на пределе, что позволило вот так выбить почву из-под ног у Чарли в буквальном смысле. Но все равно она заслужила похвалу и получает ее, видя в глазах любимого человека одобрение и гордость. Она знает, что молодец, но ощущение поддержки придает еще больше уверенности и удовлетворенности.

- О, что это? В уголке глаза блеснула слезинка? Ты растроган и счастлив или это слезы поражения? - Кейт ерничает, это помогает ей справиться с переполняющими ее эмоциями, потому что победить Чарли оказалось и правда непросто и уж точно на этой триумфальной ноте стоит завершить спарринг, пока ее не провезли носом по татами. Бишоп знает, что второй раз такой финт с ним не пройдет и к следующей тренировке она должна будет придумать что-то новое, если хочет совершенствоваться и двигаться вперед.

Она поднимается и с гордым видом победителя протягивает руку проигравшему, но ее помощь игнорируется более чем полностью. Чарли подскакивает так быстро, что тут же впору дать щелчка по задравшей кверху нос Кейт, она даже не успевает среагировать. В мгновение ока Бишоп оказывается на широком плече и вот уже стяжает не лавры первенства, а исполняет роль мешка с картошкой. К счастью, картошку эту Кластер считает весьма привлекательной, в противном случае зачем таскать свою девушку кверху попой, поэтому можно простить такой способ перемещения в пространстве хотя бы на этот раз.

- Эй, свидание? Что ты задумал? - до Кейт наконец доходят слова, которые в спортивном зале произнес Чарли, когда она ловко сброшенная приземляется прямиков в кровать, из которой часом ранее выкуривала сонного парня под гудящее одобрение Евы, - Погоди, погоди, - она сползает на пол и задрав голову разглядывает довольно ухмыляющегося Кластера, - Париж? Ты сказал Париж? Это тот который с Эйфелевой башней, Лувром и Нотр-Дамом? Правда? Этот Париж?

До нее медленно доходит, как будто все шестеренки в мозгу разом проржавели и теперь наотрез отказываются работать, натужно скрипя и треща, готовые вот-вот сорваться с пазов, но когда наконец проворачиваются до конца... Кейт подскакивает как ужаленная, когда понимает, что Чарли не шутит. Он действительно серьезен и намеревается отвезти ее в Париж. Скажите еще пожалуйста когда-нибудь что иметь парня с тремя мозгами и внешней ЦНС, превращающейся в летающий корабль это недостаток и Бишоп пропишет вам щедрый удар в бубен, чтобы вы не смели говорить подобные глупости.

Будь ты хоть миллион раз геройский герой, крушащий врагов с помощью метательного оружия эпохи палеолита, способный на критическое мышление в самой экстремальной ситуации, но когда тебе говорят о свидании в Париже ты превращаешься в маленькую пищащую девочку, которой только что подарили самый лучший рождественский подарок.

- Погоди, погоди... погоди, - когда первая волна эйфории сходит на нет и способность мыслить ясно вновь возвращается, Кейт замирает посреди комнаты и поднимает взгляд на Чарли. Наверняка она выглядит сейчас совершенно по-идиотски, вся растрепанная, вспотевшая после спарринга и с горящими глазами, но не это важно, - Я же совершенно не готова! - выпаливает она перед тем, как вновь начать метаться по комнате в поисках туфель, косметики, сумочки и... - Какое нужно платье? Маленькое черное? Коктейльное? Танцевальное? Официальное? Нет... оно точно не нужно... Чарли перестать смеяться и... вот черт мне нужно в душ! Срочно в душ! И не смей меня отвлекать, слышишь?!

Женские сборы на мероприятие, любое прошу заметить, больше похожи на погром или начало военных действий не иначе, потому что все вокруг в один момент превращается в хаос и поди разбери, где за всем этим бардаком прячется создавшая его виновница. Но все же игра стоит свеч, когда тебе хочется быть самой совершенной и прекрасной рядом с самым лучшим и блистательным мужчиной. Кейт сияет стоя посдери разорвавшейся в комнате бомбы из одежды. Она ровным слоем устилает все предметы меблировки и, если не знать, что до это парой часов ранее не было сделано предложение о свидании, можно было бы предположить, что тут произошла попытка ограбления. Но среди этого бедлама есть одно прекрасное творение: мисс Кэтрин Элизабет Бишоп. И она готова покорять Париж.

Отредактировано Kate Bishop (11.07.22 09:38:22)

+1

13

— Эй, это не великосветское мероприятие твоего папаши, так что просто надень то, что посчитаешь нужным.
Плюхаясь в ближайшее кресло-мешок и закладывая руки за голову, Чарли с улыбкой наблюдает за тем, как девушка мечется по лофту в попытках собраться. Бесконечно можно смотреть на три вещи: на огонь, на воду — и на то, как Бишоп прихорашивается перед встречей.

Признаться, он требует свидание почти невсерьез и без особенной надежды на согласие, потому что Кейт может найти миллион причин, чтобы отказаться, но ему приятно видеть ее в подобном воодушевлении. Сказать честно, это немного его ободряет. Значит, она все ещё не растеряла былой пыл к их отношениям. Или это просто волшебное название «Париж» так на неё повлияло? Время ревновать свою любовь к городу любви! А впрочем, никто и никогда не поверит, что дочка богатенького олигарха не бывала в этих ваших заграницах.

— Хахах, не спеши так, ещё вдруг сломаешь что-то…
Чарли тихо смеется и провожает ее взглядом, ощущая себя довольным и сытым котом. Пожалуй, прямо здесь и сейчас он может сказать, что его жизнь удалась, что его жизнь — прекрасна. Кейт жива, все его личности вернулись по местам, у них всех новый конфетно-цветочный период, мир понемногу нормализуется, так чего ещё желать? Приставать к ней в душевой, конечно же. А если без шуток, то парочка круассанов и сливочный латте его вполне удовлетворят, пожалуй.

— Я приму душ после тебя, — вспоминая о том, что тоже должен привести себя в порядок после активного спарринга, Кластер (будто по минному полю) переступает через раскиданные вещи, стараясь ни на что не наступить. Откуда у неё столько шмоток и где они скрываются в прочее время? Он лишь качает головой: — Серьезно, осторожнее, в таком хаосе немудрено свернуть шею.
Кейт вряд ли его слушает, увлечённая своими женскими штучками. Ответы ему, впрочем, не требуются, ему нравится подобная бытовая возня — это лучше, чем сходить с ума от одиночества и тёмными ночами в грязных подворотнях пытать людей в попытке получить требуемую информацию. Воспоминание отдаётся неприятным уколом в груди, один из его «я» ворчит эхом где-то в затылке, но быстро стихает. Не самое удачное время, чтобы устраивать разборки с самим собой. Встряхнув головой, Чарли запирается в душевой кабинке и как следует полощется, смывая под проточной водой грязь, пот и неуместные мысли заодно; не хочется портить столь славное время рефлексией о былом.

Переодеваться ему особенно не во что, его гардероб не отличается таким же разнообразием, как у Кейт. Но находится легкая рубашка и летний брючный костюм пятилетней давности, в которые даже получается влезть и застегнуться на все полагающиеся пуговицы и молнии без особенных проблем. Чарли недолго вертится у зеркала, оценивая получившийся лук в попытках осознать, насколько это соответствует ожиданиям его дамы, но в конечном итоге бросает это неблагодарное занятие, ведь подлецу всё к лицу и он прекрасен даже в мешке из-под картошки.

К счастью, Кейт заканчивает со сборами недолгим после него. Она заметно волнуется, и лёгкий румянец ей к лицу.
— Ты ослепительна, mon âme, — искренне мурлычет ей на ухо, любуясь совершенно влюблённо, что вчерашний подросток, ловит за ладони и целует в пальчики, увлекает за собой, и они оба шагают прямо с лоджии в нутро просторного НЛО. Здесь прохладная комфортная температура, несмотря на раскаляющиеся полуденные улицы, а ещё  всё, что нужно, для комфортного полета. Никаких скучных авиационных кресел и ремней безопасности, но вместо них мягкие диваны и внутренний бар, в котором они смогут скоротать время.

— Чем изволите угоститься, красавица?
Словно по волшебству, в его ладонях появляются два бокала. У него нет цели напоить свою спутницу ещё до прибытия к месту встречи, к тому же на красоты Франции нужно смотреть исключительно в трезвом уме, но крохотный аперитив никому не помешает. Сегодня у них запланировано легкое, игривое свидание; ни к чему быть такими серьезными.
— Эта страна всегда казалась мне волшебной. Ты знаешь, что кофе во Франции весьма популярен? Сafé allongé, café gourmand, café vanille française – о, удивительное множество вкусов! Уверен, тебе здесь понравится.

Отредактировано Charlie Cluster-7 (28.07.22 14:45:09)

+1

14

Знаете что такое Париж? Это блеск, шарм и сияние тысяч огней Эйфелевой башни похожей на рождественскую елку возвышающейся над Елисейскими полями, это шик и лоск дорогих тканей и лаковых туфель, едва уловимый шлейф легких духов летящих следом за скрипящими по асфальту шинами дорогих автомобилей, бесследно исчезающих в ночи. Это смех и брызги шампанского, неотразимое очарование искренних улыбок и едва уловимое касание поцелуев и запах кофе по утрам, смешивающийся с ароматом свежеиспеченных круассанов.

А еще Париж - это с грязные узкие подворотни, заваленные мусором в котором копошатся жирные и нахальные голуби, сотни блошиных рынков среди пестрых лавочек и развалов которых так вольготно чувствуют себя карманники и попрошайки. Дети Двора чудес, которые посчитали улицы города самым оптимальным местом жительства и будто стеклись в столицу со всех уголков Франции, раскинув целый ворох палаточных городков, чьи пестрые крыши заполняют Аустерлиц и прилегающие к нему районы.

Париж многогранен, ярок и неприхотлив, он игнорирует то что находится прямо под ногами, воспевая все то до чего невозможно дотянуться рукой. Возвышенный и немного манерный, вычурный и эксцентричный во многом похожий на Нью-Йорк и настолько же ему диаметрально противоположный. Город в который невозможно не влюбиться, если уметь видеть сквозь серую шелуху будней красоту и чувственность неповторимого и неизгладимого шарма старых мощеных улиц и ловить подмигивающих солнечных зайчиков, скачущих сквозь узкие высокие окна.

- Я же не могу просто надеть джинсы, - машет она рукой в сторону Чарли на его замечание о том, что она может надеть все что хочет. Чтобы он вообще понимал в сборах на свиданки. Самому-то наверняка достаточно первое попавшееся из гардероба вытащить и все, красавец готов, - Не мешай, - фырчит через плечо, вновь исчезая за перегородкой, чтобы выкинуть оттуда еще ворох платьев и костюмов. Это сложно - быть красивой, мужчинам не понять.

И вот принцесса Золотого Яблока готова, карета (прости, Ева) подана и кавалер настолько галантен, что в пору зардеться от смущения как на первом свидании... хотя и правда когда в последний раз они были на нормальном свидании? А вообще были? А впрочем все равно, какой смысл вспоминать что там было в прошлом, когда настоящее так прекрасно.

Кейт опускается на мягкий диван и принимает из рук Чарли бокал с вином. Кто еще предоставит такой сервис, как не лучший мужчина на Земле? Даже космические тараканы проигрывают сто очков в собственном самодовольстве и самолюбовании перед подобным очарованием и галантностью. Ева весьма аккуратна, так что они даже не замечают движения, когда ИИ взмывает в небо, растворяясь в нем блестящим скоростным шариком.

- Я не была в Париже тысячу лет, - Кейт заминается вспоминая свою детскую поездку в Европу с отцом, когда ей приходилось буквально просиживать часами в номере отеля, чтобы дождаться когда наконец Дэрек Бишоп вспомнит про существование своей дочери и сможет уделить хоть капельку своего драгоценного стоящего миллиарды долларов времени, - и почти ничего не помню, поэтому отдаю бразды правления в твои руки и готова перепробовать все сорта кофе от un café до cafe noisette.

Кейт действительно счастлива, по другому и быть не может. А когда подлетая к Парижу Ева раздвигает иллюминационное окно шире, Бишоп даже забывает дышать на какое-то время настолько захватывающий вид открывается сверху. Во главе сходящихся уличных лучей возвышается Триумфальная арка, а чуть поодаль виднеются зеленеющие Елисейские поля, венчающиеся как короной Эйфелевой башней и блестит убегающая серебристой змеей Сена, пойманная в объятья бесконечных мостов.

- Чарли... это восхитительно... - она поворачивается в его сторону и лучезарно улыбается широко и искренне.

+1

15

Чарли ловко смешивает коктейль для себя, будто заправской бармен трясёт, подкидывает и вертит бутылки, устраивая небольшое шоу для развлечения, а после наполняет полусладким вином бокал для спутницы. Дефилирует разделяющее их расстояние, будто по подиуму модного показа, и плюхается рядом на мягкие пластины дивана. Нет, он ничуть не пытается перетянуть внимание на себя, ведь настоящая звезда здесь - Кейт. Она прекрасна, как миллионы рассветов самых разных галактик, и кажется ему прекраснее, чем даже в их первую встречу. Когда именно он влюбился так сильно, что сумел поверить и довериться, сумел - подпустить и принять? Избито, но прямо сейчас ему думается, что с первого взгляда, хотя и нужно признаться, что их первая встреча была далека от изысканной французской романтики, воспеваемой в широко известных песнях и фильмах. Кажется, она треснула его сковородкой? А он не остался в долгу и обнес тайный сейф ее батюшки. Ничего не сказать, веселенькое начало! Кто бы мог подумать, что спустя десяток лет они окажутся здесь - сейчас - вместе.

— Тысячу? Мон шери, ты должна была предупредить меня раньше, а впрочем я люблю женщин постарше, — он смеется, с удовольствием хлюпает из своего стакана и жмурится. Ни к чему не обязывающие шутки, легкий диалог, это именно то, чего ему не хватало долгие пять лет в разлуке.
Протягивая ладонь, он накрывает ее пальцы своими. Не нужно быть гением, чтобы догадаться, как дочка богатенького бизнесмена проводила свои каникулы в чужом городе, наверняка вынужденная ожидать аудиенции у собственного отца сутками. Он мягко гладит ладонь в своей и почти мурлычет:
— Положись на меня, это будет лучшая экскурсия в твоей жизни!

С борта летающей соусницы в самом деле открывается великолепный вид. Ввиду часовой разницы к их прибытию в Париже начинаются сумерки, и город золотится зажигающимися огнями, переливается подсветкой, вспыхнувший шпиль Эйфелевой башни пронзает темнеющее небо - ослепительное в своём великолепии зрелище. Казалось бы, что с наступлением вечера город должен засыпать, но жизнь на улицах только начинается. Ночные экскурсии, пожалуй, самые насыщенные и пикантные, Чарли помогает спутнице покинуть борт инопланетного корабля, подхватив под талию и прокружив вокруг себя, а после вновь крепко берет за руку. Сегодня он не собирается отпускать ее ни на миг, и это ощущение стабильности и близости кружит ему голову.

— Смешаемся с толпой, сюда!
Кейти обожает веселье, Чарли тоже не против поиграть. Они зайцами впрыгивают в экскурсионный автобус, чтобы немного послушать гида и обозреть окрестности. Теряются среди хитросплетений улочек и покупают (пожалуй один из самых вкусных в их жизни) кофе прямо из уличного лоточка, обжигают пальцы о свежеиспеченные круассаны, утомленные прогулкой неспешно бредут босиком по набережной Сены, чтобы в конце концов осесть на просторной открытой веранде одного из неизвестных забегаловок с самой настоящей «ля французской» кухней. Они могут позволить себе самые дорогие рестораны, коронованные рядом мишленовских звёзд, но ведь весь смысл в (именно таких) обыкновенных мгновениях.

— Ты просто обязана попробовать их луковый суп, рататуй и киш. И крем-брюле, разумеется.
Чарли делает вздох. Ему кажется, что вселенная бесконечна в этот самый момент, и они двое — ее центр. Ему кажется, вселенная слишком огромна, и они лишь незаметные песчинки. Бесконечное чувство эйфории пьянит его, заставляет возвращаться взглядом снова и снова к причине своих сердечных волнений.
— Dieu, какие запахи! Я так скучал.
Иногда он и сам верит в свою легенду о французском воре в белом костюме. Но этот персонаж давно исчез, растворился в их общей истории. Чарли смотрит на Бишоп, и в груди терпко сжимается послевкусием от сладкого французского вина. Он так скучал - по этому городу - по всем этим чувствам - по ней.
— А знаешь, — тихо бормочет и задумчиво перебирает пальцами нить подвески на шее, спущенной куда-то под рубашку; той самой, что однажды не успел ей отдать.
— Я бы хотел показать ещё одно место в конце нашего путешествия.
Эйфелева башня? Да, точно. Это самое романтичное место во всем мире, оно подойдёт как можно лучше.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » Ready to go


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно