ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » bruce who [dc & gotham]


bruce who [dc & gotham]

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

gotham, 20XX [indent]  [indent]  [indent]
https://i.imgur.com/9uoz7Gd.gif [indent]  [indent]  [indent]
[indent]  [indent]  [indent] https://i.imgur.com/ZWa7PMY.gif
[indent]  [indent]  [indent] lil bruce ft. red hood - wait what

Отредактировано Jason Todd (26.05.21 23:59:46)

+6

2

Этот дом стал чужим. Ощущение, которое нельзя озвучить вслух. Даже Альфред не сможет его понять и посмотрит на юного Брюса с осуждением. Поколениями семья Уэйн жила в этих стенах. Его отец, дед, прадед. Все они называли это место домом. Но теперь прогуливаясь вдоль длинных коридоров, которые после захода солнца едва освещаются тусклым светом ламп Брюс не ощущал, что он дома. Просто в гостях, где следует вести себя прилично и не трогать ничего лишнего. Без отца, без матери все воспринималась иначе. Беззаботные дни, когда он мог быть ребенком, прошли. Нужно было повзрослеть. Начать думать, как взрослый, начать поступать как взрослый. Жаль, что этого не сделаешь, просто щелкнув пальцем. Мало решения, нужно соответствовать. Но то и дело глаза Брюса Уэйна начинало щипать, стоило ему только вспомнить о той роковой ночи, когда Джо Чилл застрелил его родителей. Да, он уже знает имя человека, лишившего жизни его родителей. Офицер Гордон сдержал обещание и поймал убийцу. И лично пришел, чтобы сообщить эту новость. Брюс принял ее стойко. Хоть в груди и клокотала жгучее чувство ненависти к Джо Чиллу и всей его семье. Брюса не волновали причины. Этот человек лишил жизни его родителей и обязан был понести наказание. И если его посадят в тюрьму, то отделается он слишком просто. Смертная казнь в штате была отменена задолго до рождения Брюса. Жаль. Джо Чилл заслужил смерти. Око за око. Жизнь за жизнь. Человек отнявший две жизни? Разве может ли понести иное наказание? Суд посчитает, что может. Всю свою жизнь он проведет в комфортных тюремных условиях наслаждаясь государственным обеспечением. Злит. У Брюса достаточно денег, чтобы нанять убийцу. Он даже рассматривал этот вариант. Опять же не произносил слова вслух, считая, что Альфред воспримет эту идею крайне отрицательная. Его дворецкий был правильным, Брюс же таким не являлся. Зло должно быть наказано. И если для его наказания нужно пролить кровь, пусть так и будет. Он думал обратится к другу отца. Кармайн Фальконе. Брюс помнил встречу с этим итальянцем. Помнил, как пожимал его крепкую руку на похоронах родителей. Слушал слова соболезнования и…что, если Брюсу однажды понадобится его помощь, он всегда готов протянуть свою руку вновь. История Готэма пропитана семьями Уэйн и Фальконе, и они должны держаться вместе, ради будущего. Брюс не видел в этом будущего, только месть, но этого вполне достаточно, чтобы он продумывал план как сбежать из дома, чтобы наведаться в ресторан, который так любил Кармайн.
Одна проблема. Альфред следил за ним, не оставлял надолго наедине. Каждый шаг Брюса был под контролем. Нельзя просто убежать. Боится, что Брюс попадет в беду. Боится потерять его вслед за Томасом и Мартой…боится не сдержать обещание, данное старшему Уэйну, позаботится о наследнике. Глупо. Смерть приходит неожиданно. И от нее невозможно убежать. Если суждено умереть – умрешь. И ничто этого не изменит. Не оружие в кобуре, не излишняя опека дворецкого. Брюс видел смерть и не боялся умереть. Главное успеть отомстить за родителей. Слезы вновь подступают к глазам. Он должен стать сильнее. Ради них, тех кто отдал жизнь, чтобы его защитить. Брюс не видел другого способа забыться о боли, кроме как причинить себе еще большую. Он достает свечу, стоящую в шкафу, поджигает ее пламенем спички, ждет, когда воск растает и капает его себе на ладонь. Он уже проделывал это раньше, пока Альфред не видит. И сначала было больно, сейчас его ладонь уже привыкла. Нужно было подниматься выше. Капать на запястье, предплечье. Там, где окончания не привыкли. Он закалит свое тело к боли. Научит его не обращать на нее внимание. И когда настанет день, что боль от воска будет незначительной, есть язык оранжевого пламени.
Брюс так и не смог сбежать из дома. Прошло три месяца с того дня как погибли его родители. Боль затупилась, тренировки дали свой результат. А его мысли прояснились. Он теперь не хотел мести. Анализируя ситуацию, изучая дело убийства его родителей. Брюс пришел к выводу, что Джо виноват. Он нажал на курок и нельзя снимать с его ответственности. Но заглянув на ситуацию глубже, можно сказать, что у него были на то причины. Не конкретно убийство Уэйнов, а причины пойти на ограбление. Голод, безработица, долги. Пороки низшего слоя общества Готэма. Для Брюса была удивительно разница между ним и теми людьми. Они не жили, они существовали. Пока он мог позволить себе полететь в любую страну мира, купить любую машину или здание. Они думали о том, где найти средства чтобы прокормить детей или заплатить за аренду небольшой комнаты на окраинах города. Не один человек не должен думать об этом. Не один человек не должен жить в таких условиях. Но если верить статистике, больше половины жителей Готэма жили именно так. Чем больше Брюс изучал, тем больше он приходил в ужас. И за всем этим стояли криминальные семьи Готэма. И тот, к кому он хотел обратиться за помощью, возможно был главным злом города. Кармайн Фальконе. Его тонкие пальцы проникли во все сферы Готэма. Он жадно пил его соки и кто знает, сколько еще сможет продержаться этот город? Брюс дал клятву. На могилах родителей он пообещал, что непременно сделает город лучше. Искоренит преступность и даст таким людям как Джо Чилл возможность жить лучше. Он не простил Джо, но теперь понимал…и кто знает. Возможно, именно это первый шаг на пути к прощению?
Наконец он смог сбежать. Притворился спящим, вызвал такси и нырнул через окно собственной комнаты, предварительно связав простыни между собой. Его путь по-прежнему лежал к ресторану Фальконе. Только на этот раз Брюс решил понаблюдать. Понять кому в этом городе можно доверять, а кому нет. Ведь всякий кто явится в ресторан – враг Готэма. Будь то Мэр, комиссар, да хоть сам президент. Путь мальчишки лежал через Аллею преступлений, место, где застрелили его родителей. Он старался не обращать внимание на боль, которая ураганом поднималась в груди. К слову, вокруг погода была тоже пасмурная. Фонарь в темном переулке не горел тогда. Не горит сейчас. Брюс пробирается вперед. Стоит ему ступить на место, на котором еще остался белый мел, как фонарь загорается. Начинает моргать. Брюс наблюдает за ним, пытается понять в чем дело. Так продолжается минуту, две, три. Он слышит голос Альфреда, видно дворецкий следовал за такси. А затем вновь темнота. Странно. Брюс оборачивается назад, но Альфреда на том конце переулка нет.
- Альфред? – мальчишка зовет дворецкого, - Ал, - тишина. Ответа не следует. Шаг за спиной заставляют его отвлечься. Он видит двух парней. Они выше его на голову и направляются к нему. По взглядам Брюс понимает, что мимо они не пройдут. И беседа будет далеко не дружеская. Ал говорил, что в таких ситуациях лучше бежать. Но Томас Уэйн не бежал. И Брюс не побежит. Лезвие ножа, сверкнувшее в темноте, меняет расклад сил, который и без него складывался не в пользу Брюса. Нож у горла учит смирению. Они вытаскивают кошелек, бьют мальчишку в живот. Брюс сгибается пополам. Падает на колено. Теперь они уже бьют его ногами. Смеются. Брюс закрывает голову руками в надежде спасти себя от сотрясения.
Не стоило сбегать из дома. Не стоило возвращаться сюда

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Bruce Wayne (30.05.21 23:20:50)

+3

3

Джейсон потягивается до хруста в позвоночнике в ожидании, когда бариста в уличном ларьке доделает его кофе черный, как [место для вашей избитой шутки]. Ему глубоко срать, что на нем все еще маска и в целом полное облачение Колпака - да и работнику забегаловки, кажется, тоже - или, во всяком случае, ведет себя так, как будто его совершенно не волновало бы, спустить к нему с небес за стаканчиком навынос хоть сам Господь Бог. Даже бровью не повел: ну Колпак и Колпак, экая невидаль. Благо убивать он давно уже перестал, да и всем известно, что угроза от него может исходить только для преступников - а если совесть чиста, то и, вроде как, бояться тоже нечего.
Тодд душераздирающе не то зевает, не по вздыхает, что механически искажается шлемом. Разминает шею, склоняя голову то к одному плечу, то к другому, крутит корпус из стороны в сторону, максимально сводя лопатки. Устал, как собака, так что следующим пунктом его маршрута должна была оказаться собственная берлога под полицейским участком - до которой, впрочем, тоже еще нужно дойти - и упасть на нерасстеленную постель лицом вниз. Казалось бы, зачем тогда кофе - но он сейчас находится на той стадии усталости, когда его хватит, кажется, аккурат на полчаса, чтобы дойти до дома.
В обмен на стаканчик Джейсон глухо благодарит и отправляется дальше по улицам ночного города, закинув куртку за плечо и придерживая ее свободной рукой. Активирует сенсор, чтобы отодвинуть заслонку шлема, иначе пить оказывается как-то не очень удобно, сами понимаете. На пустынной улице, едва освещенной парой фонарей, ему не встречается никого, и это просто блажь какая-то и подарок судьбы.

Но, кажется, всего понемногу, и хорошего особенно - и вскоре он слышит какую-то возню в переулке.

[indent]  [indent]  [indent] Слишком знакомом переулке, в котором прошло слишком много значимых и не очень дней в жизни Тодда.

Он даже не удивлен, что именно здесь, по всем законам природы и этой жизни в принципе, опять что-то происходит. Кажется, что-то происходит здесь просто всегда. И если бы хоть раз при этом - что-то хорошее.
Судя по всему, двое грозных громил нашли какого-то щуплого малолетку. Ух, как впечатляет и внушает уважение. А Джейсон, как дурак, естественно, опять не может пройти мимо - извините, не в его смену, даже если она закончилась уже эдак полчаса назад. Вот только кофе допить так и не успел - поставил его на асфальт за углом, но даже если достоит - Тодд сомневается, что на обратном пути о нем вспомнит.
Джейсон натягивает куртку - а с тяжелым вздохом потерев глаза и переносицу, закрывает еще и шлем. Пушки наготове, но он надеется, что у этих двоих хватит благоразумия сразу прикинуть, что ловить им сегодня нечего - или, во всяком случае, не здесь. Тодд - все еще белая ворона Бэт-семьи и при необходимости сломает обоим носы, чтобы лучше доходило, но это же лишние телодвижения, окей? Может быть, попадись они ему чуть ранее этой же ночью - разборки прошли бы бодрее. А сейчас - извините, давайте порешаем все вопросики в паре слов и разойдемся каждый по своим делам.
- Ребят, стыдно должно быть: такие большие дяди - и на ребенка нападете. Самим-то не противно? - сладкая парочка отрывается от избиения мальчишки и синхронно переводит взгляд на вторгнувшегося в их уютное единение виджиланте, заблаговременно направившего на них обе пушки. Даже на расстоянии Джейсон без труда читает сменяющиеся у них на лице эмоции: от откровенно возмущенного «кто нахуй» и намерения навалять и ему тоже - до сомнения в том, не стоит ли действительно закончить на сегодня упражнения. Преступники в Готэме, как правило, борзые, и какие-то тренированные борцы с преступностью их могут и не смущать, но эти, очевидно, задумались, что все-таки они втроем немного разного калибра. И даже если более крупный из них шире Колпака в полтора раза, может, и не стоит оно того, чтобы с ним связываться. Тем более - Джейсон готов поспорить, что ограбить жертву они уже успели, а убивать не планировали, поэтому в любом случае с минуты на минуту уже бы ушли - просто появление Тодда придало им ускорения. Потому что как-то неохотно, но все-таки отошли от мальчишки, прошли мимо него самого и скрылись где-то за поворотом, провожаемые пристальным взглядом Колпака.
- Так-то лучше, - хмыкнул себе под нос Джейсон и снова обернулся к парнишке, который так и остался лежать поодаль. Подошел ближе, склонился над ним и снова начал говорить. - Эй, ты как... - спрашивать, в порядке ли он, конечно, было бы верхом клоунизма, поэтому Тодд слегка запинается, подбирая другое выражение. - ...встать можешь? - на всякий случай сразу протягивает руку, готовый этому помочь.
Что ж, одному сегодня ему, очевидно, уже не побудешь, да и сон тоже откладывается, пока не разберется с этим малым. Но не оставлять же его здесь, правда? У Джейсона, как-никак, совесть есть и какое-то понятие об ответственности. Мы в ответе за тех, кого спасли, и все такое.
Вид у мальчишки был тот еще, но - не без помощи Джейсона - вертикальное положение он все-таки принял, что не могло не обнадеживать - значит, точно жить будет.
- Чудно, - произносит он, тем не менее, придерживая мальчишку, чтобы точно не вернулся обратно на землю, а то мало ли что. - Имя-то у тебя есть?

+3

4

«Мы поднимаемся», так сказал Томас Уэйн, когда Брюс упал в колодец. В тот день Брюс испугался как никогда в жизни. Было страшно и больно. Глаза щипало, а веры, что его найдут и спасут не было. Правда орал он тогда так, что сложно было бы не найти. Да и упал он не так глубоко. Но страх такое чувство, которое даже самое незначительно превращает в больше и всепоглощающее. Слова отца крепко засели в голове у Брюса, и он решил, что отныне всегда будет подниматься. Отец один раз его уже спас. Этого достаточно, отныне он будет спасать себя сам. Стоит упасть и слова отца вновь проносятся в голове. Они придают сил, словно сам Томас протягивает руку и помогает ему подняться. Но сейчас чувствуя тяжелый удар ботинка, нет никаких сил подняться. Он сам влип в это дерьмо. И никто не придет, чтобы его спасти. Брюс знал, чем все это закончится. Помнил отчетливую картинку как застрелили родителей, помнил звук, с которым рассыпались бусины по брусчатке. Финал подобных ограблений всегда один. Один раз родители уже помогли ему избежать смерти, второго шанса не будет. Так глупо. Брюсу стыдно, что он так глупо попался. Ему хочется подняться и убежать. Однажды он непременно вернется, но сейчас бежать самый верный выход. Но стоит ему убрать руку от головы, упереться об землю, как по руке прилетает следующий удар. Выбивает ее. И вновь он лежит, уткнувшись в землю. Бесполезно. Нет не единого шанса вырваться.
Можно крикнуть. Позвать на помощь или полицию. Но какой в этом смысл? Это Готэм. Жители Готэма равнодушны до чужих проблем, а полиция с радостью забирает свои откаты и закрывает на все произошедшее глаза. Если бы у него на лбу была табличка «Брюс Уэйн», ему бы наверняка помогли в надежде на вознаграждение. Или просто похитили, чтобы потребовать выкуп. Но в любом случае не стали убивать. Но такой таблички нет. Он просто мальчишка, который забрел не в тот район, когда уже давно пора лежать на кровати укрывшись одеялом. Держи удар, так говорил ему Альфред во время тренировок. Брюс не умел держать удар. Стоило перчатке опуститься на его челюсть, как он сразу заваливался на спину. И как боксеры это делают? Как выдерживают все эти удары не обращая внимание на боль? Брюс не понимал. Да вот только те удары, которые наносил ему Альфред, теперь казалась совершенно несущественными. Дворецкий его жалел. В реальной жизнь бьют намного больнее. Да и сказать «стоп, хватит, перерыв» здесь не получится. Уэйн уже просто надеялся, чтобы все это закончилось. А как именно, теперь не имело значение. Слишком больно, чтобы сопротивляться. И с каждым ударом сил остается все меньше. Он отплевывается кровью, размазывает ее по своему лицу. За кошелек даже не борется. Пусть забирают.
Голос в темноте привлекает внимание. Заставляет отвлечься и пропустить очередной удар. Их сообщник? Непохоже. Его перестали бить, Брюс рискует, но все же поднимает голову. Улавливает едва заметные очертание человека. Люди вокруг напряглись. Кажется, эта встреча не входила в их планы. У Брюса появляется…
…надежда.
Надежда, что в этом городе еще остались небезразличные люди. Что сейчас если ему и не помогут, то хотя бы вызовут полицию. И если Брюсу повезет, то среди них окажется Гордон или некто похожий на него. Честный коп, который сможет помочь. Надежда разгорается пламенем в душе и страх отступает. Сейчас Брюс понимает, что умирать он еще не готов. А его вера, в собственную клятву избавить город от преступности крепнет. Ведь пока есть подобные тем, кто его избегает, до тех пор будут появляться новые Брюсы Уэйны, мальчишки, оставшиеся сиротами по вине преступников. Сколько боли и страданий слышали эти улицы? И только герой, может излечить этот город. Герой подобный тому, что сейчас стоят в начале переулка.
Брюс хватается за протянутую руку. Боль отзывается в ребрах и ноге. Но кажется ничего не сломано. Было бы сломано, то вовсе встать не смог бы. Держится гордо, во всяком случае старается. Подбородок поднят высоко, взгляд уверенный. Брюс смотрит на своего спасителя. Странный он. Зачем ему этот странный шлем? Кто он такой? Столько вопросов, но и задавать их становится крайне неловко. Все же этот человек его спас, а тут Брюс со своими вопросами.
- Спасибо…тебе…вам.
Вопрос об имени ставит его в тупик. С одной стороны стоящий перед ним человек уже доказал, что он «хороший». С другой деньги способны превращать «хороших» людей в «плохих». А у Уэйна слишком много денег, чтобы не поддаться соблазну. Говорить свое имя нельзя. Определенно нельзя, ведь Уэйны известны на весь город. А недавние события о которых не хочется вспоминать, еще больше осветили все в прессе. С другой стороны его фотографии были на первых страницах, странно, что этот человек его вообще не узнал. Или узнал? И просто проверяет собственные догадки. Так. Имя. Хорошо. С этим просто. Он Томас, а фамилия? Хм. Кейны не так известны в городе. Да и мало ли Кейнов существуют в штатах. Просто совпадение, никакой связи с братом его матери.
- Томас Кейн, - Брюс переминается с ноги на ногу. Врать плохо. Еще хуже врать, когда не умеешь делать этого совершенно. А Альфред говорил, что хуже Брюса врет только мэр города. Что это означало Брюс так и не понял, но видно особый «английский» юмор. А может на курсах дворецких такому обучают. Но и уточнять тогда Уэйн не стал, неловко. Покивал головой мол все понял и отлично, - а тебя…вас как зовут? И нам, наверное, стоит уйти, пока те громилы не вернулись со своими дружками. Боюсь будь их пятеро, без драки они не убегут. А я так себе помощник. Не хотелось бы вас в это вмешивать. С другой стороны, вы уже вмешались. В общем. Лучше уходить.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

+2

5

Томас Кейн. Говорил мальчишка явно неуверенно, но Джейсон не мог утверждать наверняка, что он лжет: может быть, голос так звучит от стресса, и он просто еще не до конца пришел в себя, что и не удивительно. К тому же, вид у самого Тодда был не сказать, чтобы очень доверительным, да и репутация... уже получше, чем была когда-то, но все-таки две пушки на виду едва ли обычным гражданским каждый раз придавали уверенности в себе. Тем более, перед ним ребенок. Тем более, ребенок, который, очевидно, далеко не каждый день сталкивается с насилием: выглядит для этого слишком интеллигентно и как-то по-домоседски. От таких больше ожидаешь, что они получат травмы, свалившись с лошади на ипподроме, а не в драке с местными задирами. Ну, либо разве что в качестве их жертвы, будучи не в состоянии что-то противопоставить. Примерно как сейчас.
Хотя, справедливости ради, сейчас у него определенно не было никаких шансов. Может быть, и не стоило этих ублюдков так просто отпускать, чтобы не стимулировать чувство безнаказанности - что можно сделать отбивную из малолетнего мальчишки и остаться при этом целыми, невредимыми и при добыче. Но да что уж теперь: нужно было об этом думать прежде, чем дал им уйти.
Да и, раз уж на то пошло, не его дело. Ему этого ребенка не усыновлять. И меры безопасности с его стороны тоже небезосновательны. Главное, что обращаться он теперь знает, как к парнишке, а тот пусть уж будет добр отзываться, если вдруг на самом деле имя не его. Что все еще не факт — волноваться можно по очень разным поводам.
В конце концов, сам Джейсон ему тоже не может ответить искренностью, так что кто он такой, чтобы судить.
- Красный Колпак, - усмехается он слегка поскрипывающе-механически, все благодаря маске. - А ты в городе недавно, да?
Иначе было довольно странно это слышать. Не то чтобы Тодд зазвездился - просто здраво оценивал, что едва ли в Готэме, а то и во всем Нью-Джерси, было много людей, которые о нем не слышали: все-таки орудует здесь он уже далеко не первый год и зачастую достаточно громко. Даже сейчас, когда уже (практически) перестал убивать, то и дело кто-то что-то говорит в СМИ. За что, впрочем, стоит сказать спасибо еще славе «мертвого Робина» - откуда только эта информация просочилась в медиа? - а уж все, что напрямую касается Бэтмена, люди и вовсе проглатывают за милую душу.
Можно было бы сделать пацану скидку на возраст, но... практика показывала, что именно среди подростков с их юношеским максимализмом и стремлением все идеализировать городские виджиланте были как раз-таки особенно популярными - и, можно сказать, ролевой моделью, примером для подражания. Так себе пример - конкретно из него так уж точно, - но просветительские ролики так не делать он точно записывать не намерен, поэтому...
Забота малыша была такой трогательной, Джейсон почти пустил скупую слезу умиления - хотя скорее издал тихий, едва слышный смешок. Можно подумать, ему доставили бы слишком много неудобств эти ребята, даже если бы их действительно было пятеро, а не двое. Конечно, в столь поздний час, когда перспектива попасть домой была так близка - уже не хотелось напрягаться, а если бы их было пятеро, наверняка бы могли уже подумать, что способны задавить его не качеством, так количеством... ладно, кажется, этот малой действительно слишком мало осведомлен о том, чем Джейсон занимается по жизни.
Тем не менее, он был прав в том, что не было смысла им здесь засиживаться - удобством и уютом аллея Преступлений точно никогда не отличалась. К тому же, даже если пацан был в состоянии ходить, это не значило, что ему не здорово досталось и не нужно доставить его... а куда, собственно? Сдать на руки родителям? Отвести в больницу?
- Не бойся, они уже не вернутся, - заверил Джейсон. Таким обычно не нужно ничего, кроме бумажника, телефона и часов, а у мелкого они уже должны были их отнять. В том, что что-то такое, что можно было бы продать, у него раньше было, Тодд даже не сомневался: насмотрелся в своей жизни на одежду с любым ценником от премиум-брендов до откровенного ширпотреба, так что представлял себе, что мальчишка не так прост - даже если его дорогущий костюмчик успели истоптать и вывалять в грязи. К самому же Красному Колпаку этот сброд точно не сунется, если только совсем не тронулись умом. - Но ты прав, нечего нам здесь больше делать. У тебя родители-то есть? Где ты живешь?
С заветной кроватью этот мальчишка, конечно, разлучит его еще надолго, но что уж поделать, если начал помогать. В таком виде он этого Кейна точно одного не оставит, да еще в этом районе посреди ночи. Он же тогда точно здесь убьется. Так что придется еще немного поиграть в службу спасения детей от обидчиков, прежде чем отправиться на покой. Черт бы побрал эту работу с ненормированным графиком.

+2

6

Брюс Уэйн никогда не был открытым ребенком. Веселье и безобразие не про него. Конечно, как и у всякого ребенка периодически случались исключения, и он веселился, капризничал, творил вещи за которые ему потом бывало стыдно. Но такие моменты случались редко, чаще он предпочитал модель поведения отца или Альфреда. Холодность, разумность, благородство. Два человека, два мужчины на которых он желал равняться. «Брюс успевай быть ребенком» смеясь говорила мама, на что получала вопросительный взгляд собственного сына. Что это означало? Он и так ребенок, а то, что ему неинтересно идти и играть в футбол с другими детьми, вовсе не означает, что он не ребенок. Просто это неинтересно. И вот сейчас Брюс ощущал себя странно. Он не может доверять этому человеку, один хороший поступок еще не делает его хорошим. Разум буквально кричит, не доверять. Но в тоже время Брюс чувствует, что он может довериться этому странному парню. Просто может. Словно они знакомы уже много лет и давно являются друзьями. У Брюса не было друзей, а значит вся ситуация становилась страннее в квадрате. И даже, то что он не называет свое имя, ограничиваясь прозвищем не вызывает в Брюсе чувство недоверие. Так надо и он, кажется, понимает почему? Забота о тайне личности? Собственной семье. Стоящий перед ним явно не обычный человек, то, как убежали грабители, дает понять, что они боятся Красного колпака. Страх. Брюс знал, что такое страх. Но не понимал как один человек может вызвать страх у другого. Вот Брюс боялся летучих мышей и это логично. Рожи у них капец какие страшные. Но эта маска не была страшной, интересной, но не страшной. А значит они боялись его не из-за внешнего вида. Он умеет драться? Определенно умеет. Возможно даже лучше, чем Альфред. А это прямо уровень, ведь лучше Ала никто не дрался. Брюс знает о прошлом своего дворецкого, любил слушать его истории перед сном, конечно понимал, что многие моменты Ал упускает, что армия не может существовать без убийств. Разведка не может иметь не запачканные руки. Но все это неважно. Ал лучший боец из всех, кого знал Брюс. А Красный Колпак вероятнее еще лучше…интересно если его попросить он научит Брюса? Так вот разумно не называть свое собственное имя. Наверняка у него есть семья, те кого он любит и о ком заботится. И если каждый встречный будет знать имя, то тогда семья будет в опасности. Это одна сторона медали, а вторая заключается в том, что имя делает человека человеком. А прозвище, это символ. Неизведанное, необъятное, абстрактное. А символ вызывает страх гораздо больше, чем обычный человек. Очень логично и Брюсу очень нравилось. На грани восхищения.
- Это не твое настоящее имя. Но я принимаю такой ответ, Красный колпак. Но при одном условие, - Брюс начинает воспринимать это как игру. Увлекательное приключение, которое может перевернуть его жизнь. Дать ему цель в жизни. И наконец избавиться от боли после смерти родителей, - я буду называть тебя Красным колпаком, если ты будешь называть меня бэтбой, - Брюсу показалось забавным. Он боится летучих мышей, а значит они могут испугать и других. Логично? На все 100%.
Он родился и вырос в Готэме, но редко покидал стены особняка. Поэтому сложно ответить на вопрос парня. Недавно ли он в городе? Всю жизнь. А знает ли он город? Совершенно нет. Много слушал от отца, но сам никогда не мог понять даже половины из того, что говорил отец. Новая ветка метро? Приют для бездомных? Все это для Брюса лишь слова, рассказанные отцом, сам же он рос в тепличных условиях семьи Уэйн. И эта возможность лучше понять отца. Увидеть город таким, каким его видят другие. И Уэйн точно не хотел упускать эту возможность.
- Я родился в Готэме, но живу за городом, - абсолютно честно ответил Брюс. Если слишком много врать, можно забыть, о чем уже врал. И тогда вся ложь вскроется словно карты. Да и не умел он врать. Сколько раз Альфред ловил его с остатками сахарной пудры на лице. И попробуй тут докажи, что это не он съел пончики. В общем, лучше максимально честно себя вести. И не забывать откликаться на Томаса. Ах черт. Он же теперь бэтбой. Тогда все отлично, - а ты давно? А ты хорошо знаешь город? Покажешь? Ты не подумай, если надо. Я заплачу. У меня есть деньги, - Брюс Уэйн один из богатейших жителей города. Живя в роскоши и богатстве, он знал, что не всем так повезло как ему. Так же он знал, что деньги правят миром. Тот, у кого много денег у того много власти. Они нужны всем. И самый простой способ добиться желаемого это предложить денег. Конечно, существует риск, что Красный колпак мигом перестанет быть хорошим парнем и схватив его за шиворот кинет в подвал требуя с Ала выкуп. Но Брюс верил, что это не тот случай. А узнать Готэм очень хотелось.
- Родители, - Брюс опустил взгляд, - они погибли. Недавно, - мальчишка сжимает кулаки и поднимает взгляд полный решимости, - не хочу об этом говорить, - рана еще не зажила. Вряд ли вообще заживет. Но что Брюс уяснил для себя отчетливо. Чем меньше он об этом говорит. Тем меньше боли испытывает. Поэтому разговоры о родителях действительно лучше отставить в сторону, - а у тебя есть семья? Они не против, то что ты занимаешься этим? – чем этим Брюс решил не уточнять. Он еще не понял, как это называется. Просто человек в маске…ну не супергерой из комиксов ведь он в конце концов. Но если не супергерой, тогда кто?

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Bruce Wayne (17.07.21 12:15:04)

+2

7

Джейсон издает тихий смешок: а парень наблюдательный. Действительно, было бы странно, если бы Красный Колпак было бы именем, данным ему при рождении. Сейчас, конечно, всяких фриков хватало: кто Эппл ребенка назовет, кто Дейнерис, - да и в то время тоже таких было немало. Американская культура в этом плане вообще довольно гибкая, так что именами вроде Ривер уже никого не удивишь. Но все же это было бы уже слишком странно.
Словом, крыть Тодду было нечем, а вот выбор малыша, как его называть самому Джейсону, еще больше его позабавил.
- А у тебя с фантазией не очень, да? - посмеиваясь, мягко поддел он мальчишку.
Хотя, впрочем, чего он ожидал - ему же лет десять или что-то около того. Двенадцать, может. В этом возрасте дети уже достаточно смышленые, но особых проявлений фантазии от них можно не ожидать. Наверное. Если честно, у него очень скудный опыт общения с детьми, а себя в том возрасте вспомнить было уже сложно. Тем более, вряд ли его самого с этим Томасом было бы справедливо сравнивать - уж слишком рано Джейсону пришлось повзрослеть и научиться самостоятельности, беря ответственность не только за себя, но и за мать.
Да и, впрочем, не ему осуждать этого Бэтбоя за подражательство. В смысле, кто в этом городе не наслышан о том, кто изначально был Красным колпаком? Что до решения называться именно так со стороны Джейсона - он даже подсчитывать не пытался, сколько раз из-за этого его считали ебнутым и просто поехавшим на всю голову. И сколько раз пытались понять, почему все именно так. Мотивация, конечно, была. Хотя сейчас уже изжила себя. Но имя все равно осталось - уж слишком многое они вместе пережили.
- Родился и вырос прямо на этой улице, - усмехнулся он в ответ на вопрос, заданный мальчишкой. Совершенно безобидный кусочек информации даже для того, кто предпочитает оставаться инкогнито: сколько миллионов людей в Готэме живет, сколько жило и уехало, сколько жило и уже умерло. Тем более, на аллее Преступлений: район хоть и центральный, но крайне неблагополучный, а именно такие кварталы обычно и отличались особенно плотной концентрацией населения. В любом случае, малой даже не знает, сколько ему лет, чтобы один этот факт ему говорил хоть что-то. Отследить совершенно невозможно, так что ничего страшного. Тем более, о чем-то им говорить все равно надо, а это почти неизбежно влечет обмен личной информацией, если, конечно, не подразумевает сугубо деловую встречу - что явно было совершенно не их случаем.
Ладно, если пацан просит его «показать» город - значит, наверное, действительно незнание многого, о чем он, казалось бы, должен был слышать, можно было скостить. Хотя, опять-таки, в Интернете современные детишки шарят почище его - старика в свои двадцать с чем-то, так что инфополе у них должно быть ого-го. Но да ладно, существуют же люди, которые в XXI веке до сих пор верят, что Земля плоская - по сравнению с ними кто угодно покажется образованным, насмотренным, начитанным и интересующимся общественными настроениями. Главное, что про самого Бэтмена мальчишка хотя бы наслышан, раз решил скопировать его имя, но так, чтобы не полностью, так сказать.
На предложении ему денег за услуги экскурсовода Джейсон готов был уже в голос рассмеяться, но все-таки подавил это в себе, только тихо и коротко хрюкнув.
- Давай, Бэтбой, ты сначала подлатаешься, а потом покажу тебе все любимые паршивые забегаловки и места, откуда открывается лучший вид на город, - с улыбкой (которую за шлемом, конечно, не видно, но, может, слышно?) произносит он. - А за хорошее поведение сделаю это даже абсолютно бесплатно, - просто представил, как бы это выглядело иначе: грозный виджиланте Красный колпак обирает детей, чтобы показать им Готэм. Все-таки он пока еще не совсем отчаялся в жизни, чтобы зарабатывать на нее таким образом. Да и вообще на доход в последнее время жаловаться не приходилось. Хотя и бывали времена, когда им с Харпером на пару буквально с горем пополам удавалось сводить концы с концами.
Тем не менее, мальчишку и правда отделали хорошо. Даже при условии, что на детях травмы заживают быстрее, чем на собаках, ему нужно было время, чтобы отлежаться, прежде чем планировать длительные прогулки. Энтузиазм и любопытство похвальны, когда они своевременны.
- Оу, - тихонько испускает Джейсон. Везет же ему на сирот, ничего не скажешь. Рыбак рыбака, что ли? Собрал вокруг себя диаспору - так теперь происходит какое-то ее самопроизвольное расширение? Хотя «спасибо» здесь, конечно, в первую очередь стоит сказать Брюсу-сироте, который когда-то подобрал осиротевшего Грейсона и тем самым стал законодателем моды. - Ну, можно и так сказать, - уклончиво ответил он в ответ о семье. Мать давно умерла - он тогда был не намного старше Томаса. Отец - не совсем только что, но в сравнении - что-то около. Но своего рода «семья» у него действительно была - пусть в ней ему и не были особенно рады. Сам-то он на это преимущественно мог бы ответить взаимностью. - Есть те, с кем мы взаимно друг о друге заботимся, - пояснил Джейсон. После чего не удержался и шумно ухмыльнулся - боже, что за забавный малыш, как только умудряется нащупывать такие темы - еще немного и Тодд решит, что все-то он блефует, что ничего не знает. Хотя и звучит при этом совершенно искренне. - Не в восторге, - ухмыляется он. - Но это неважно.
Сколько раз они с Брюсом срались вплоть до мордобоя - даже пытаться считать было гиблым делом. Но это и правда было неважно, потому что - ну что Уэйн мог ему сделать? От своего выбора Джейсон отступать не собирался, да и лимит доверия некогда опекун и приятный отец прилично уже истратил. Конечно, он был не в восторге, когда отбившийся от дома птенец начал решать те же проблемы, что и он, совсем другими методами. Сейчас уже хотя бы почти не убивает - только если без этого совсем никак не получается. Тем не менее - папочка все еще недоволен. Но что уже Джейсон мог с этим сделать - помыкаться перед ним точно не собирается: как-нибудь переживет без его бесценного одобрения, а если понадобится - то и вообще без какой-либо поддержки.
- Так что... - задумчиво начал Джейсон и осекся едва ли не на полуслове. Раз мальчишка живет за городом - значит, разумнее будет сначала где-то обработать его раны, а потом уже доставлять по адресу, так? Если только не возникнет никаких возражений с его стороны. Значит, нужно было прикинуть, куда безопаснее его доставить в первую очередь - видимо, из своего собственного жилья, где есть мало-мальские наборы первой помощи. - Давай тебя все же подлатаем, а потом скажешь, куда доставить и кому передать на руки? Что думаешь, Бэтбой?

+2

8

Замечание, что у него не очень с фантазией было весьма…обидным. Нет, Брюс был не из тех, кто делает выводы по одной лишь фразу и сразу скатывается в истерику если его ожидания не оправдываются.  Несомненно, в прошлом так оно и было, но после смерти родителей все изменилось. Брюс осознал всю ответственность за свои поступки и что манеры красят мужчину. Поэтому постоянные истерики сменились хладнокровием. Хладнокровие, на которое в принципе был способен ребенок его возраста. Брюс старался равняться на отца, быть таким, чтобы Томас мог сказать: «Я горжусь тобой». И пускай отец уже не мог сказать, но этот ориентир единственный верный по мнению Брюса Уэйна. Поэтому вместо того, чтобы обидеться, Брюс пытался понять, почему Красный колпак так сказал. Было ли дело в том, что «Бэтбой» действительно звучит не совсем подобающе или же…он узнал в нем Брюса Уэйна. И в последнем не было ничего удивительного, пускай его лицо и не мелькало во всех модных журналах, но в газетах пару раз появлялось. И это не смотря на старания Альфреда, который пытался уберечь Брюса от всевозможных проблем, связанных с политикой. «Желтые» газеты не предоставляли проблем, как выяснилось их можно подкупить. Но главная газета Готэма…их так просто подкупить было нельзя. Тех, кого нельзя подкупить, можно просто купить. Но Брюс решил, что это лишнее. Он ничего не смыслил в издательском деле, да и просто считал неразумным тратить десятки миллионов с одной единственной целью. Избежать собственных фотографий в газете. Мальчишка предпочел пережить эту проблему, чем решать таким радикальным способом. И пускай собственное лицо видеть было неприятно, но сама статья была вполне приемлимой. Она не порочила память родителей и представляла Брюса Уэйна в весьма выгодном свете. Хоть последнее и волновало мальчишку мало. В общем, узнать в нем Уэйна было не самой сложной задачей. И если сейчас Брюса поймали на лжи, то ситуация была весьма неловкой. Он не хотел обманывать, того требовало безопасность. И в тоже время Красный колпак точно не заслужил, чтобы его обманывали. Может стоит сказать ему правду? Или же им продолжить играть в эту игру, где каждый принимает ту информацию, которую ему дают. Брюс очень надеялся, что ложь не испортит зарождающеюся дружбу между ними. Конечно, рано говорить о дружбе…но Уэйн хотел бы подружиться хоть с кем-нибудь. Альфред был его семьей, а не другом. Друзей у Брюса не было…человек может жить без друзей. Но общения. Обычного человеческого общения с человеком, который не произносит каждый раз «Мастер», было необходимо. Почти так же, как воздух.
Экскурсия от человека, который родился и вырос на этой улице звучала заманчиво. Слишком заманчиво, чтобы быть правдой. Поэтому сначала Брюс даже не поверил, в услышанные слова. А потом подумал, а почему, собственно, и нет? Пускай солнце уже зашло за горизонт, но у взрослых в это время жизнь только начинается. Это была его первая ночная прогулка по городу. И Брюс даже не сомневается, что она будет незабываем. И все благодаря ему…новому другу. Здорово. Круто. Но то, что он не хочет брать денег напрягало. Отец говорил, что в Готэме многим не повезло так же сильно как Уэйну. Так почему он тогда отказывается? Ему не нужны деньги? Это странно. Очень странно.
- Мой дворецкий говорит, что каждый труд должен оплачиваться. Иначе он просто обесценивается, - Брюс произнес это на автомате. Хотел казаться взрослее и мудрее, чем есть на самом деле. Но стоило произнести, как Брюс понял, что ляпнул очень лишнее. Прямо очень. Дворецкий. Его дворецкий. Теперь колпак точно будет знать, что Брюс далеко не из бедных. И это может стать проблемой. А может не стать. Брюс понимает, что если Колпак захочет, то повяжет его на раз два. От такого не убежать. Поэтому скрытность и осторожность было лучшей тактикой, которую Уэйн успешно так провалил. Ну и ладно. Не очень и хотелось. Будь, что будет. И, возможно, Брюс не рассуждал бы так спокойно. Но странное чувство доверия не покидало его. Словно он знал этого человека и мог абсолютно точно сказать, что может ему доверять. Нет, он не видел в Красном Колпаке доброго человека, который и мухи не обидит. В каждом его действие буквально читалась опастность и сила. А еще от взгляда Уэйна не укрылась, и кобура, в которой находились…пистолеты. Оружие. И Брюс как никто другой знал его разрушительную силу. Последствия этой силы до сих пор преследуют его в кошмарах. Вывод один. Красный колпак не добряк, но Брюс все же…доверяет ему. Хоть не одной причины делать этого у него не было.
- Здорово, когда есть те, кто о тебе заботится, - грустно произнес Брюс и постарался отбросить мысли об отце и матери. Он еще не смирился с потерей, сомневался, что вообще сможет когда-нибудь это сделать. Но Брюс понимал, что жизнь на этом не закончилась. Необходимо двигаться дальше. Если не ради себя, то в память о них. Вряд ли мама и папа, были бы довольны тем, что он съедает себя изнутри, - а они такие же как ты? Тоже спасают мальчишек на улице? – Брюс не знал, как их назвать…на языке крутилось слово герои. Но правильно ли назвать героями тех, кто носит оружие? А если не герои, то кто они?
- Я бы не хотел ставить известность никого из моих…мммм, - Брюс задумался, подбирая слово, - никого из моего окружения. Поэтому мне бы переночевать до утра, а там уже вызову такси, - Брюс мог бы позвонить Альфреду. Непременно бы встретился с его осуждающим взглядом. Возможно даже был бы наказан. Но не это главное. Брюс хотел провести больше времени с Красным колпаком. И как знать, возможно перенять его опыт. Хотя бы на самую малость. А для этого жизненно необходимо было задержаться.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

+2

9

Джейсон задержал на мальчишке взгляд, рассматривая его внимательнее.
- Забавно, - произнес он. - Я знаю дворецкого, который говорил то же самое.
Хотя, в целом, наверное, не такое уж и критичное совпадение? Может, это прописано в каком-то общем кодексе дворецких, существует же такой? Или они между собой общаются. Или подхватили от кого-то третьего. Готэм - город большой, но профессия специфическая, наверняка в их кругу все друг друга знают. Так что ничего удивительного, что Альфред говорит так же, как кто-то еще. На самом деле, и мысль-то не такая мудреная, чтобы было чему удивляться.
Ну, и это отчасти объясняло зацикленность мальчишки на том, чтобы за что-то Тодду да заплатить. То, что семья у него непростая, было понятно еще до упоминания дворецкого. Джейсон принялся мысленно перебирать у себя в голове, кто вообще мог себе позволить такую роскошь в Готэме. И, вообще-то, на самом деле, много кто, но вряд ли многим пришло бы в голову. Все-таки для наличия дворецкого надо быть... определенного происхождения? Как в финансовом плане, так и национальном, что ли. Какая-то штука из Англии скорее. Еще и голубых кровей, ага. Словом, даже наличие состояния не означало, что такая мысль вам хотя бы придет в голову.
Пытался вспомнить, у кого вообще могли быть дворецкие - и были, - кроме Уэйна, но как-то тщетно. Возможно, он успел что-то упустить, хотя и неплохо разбирался в городском светском обществе - спасибо уж за это воспитанию этого самого Уэйна. И тому факту, что обычно в криминальных делах замешаны либо самые богатые, либо самые бедные.
Но никаких Кейнов в Готэме он не помнил - во всяком случае, таких, чтобы могли себе позволить особняк с дворецким. Речь не о Кэт и Кэсс сейчас, уж конечно. Значит, скорее всего, мальчишка лжет. Что, в общем и целом, и так было предсказуемо.
Томас, Томас... почему-то вспомнилось, что так, кажется, звали отца Брюса. Хотя имя и нередкое, на самом-то деле. Но совпадение забавное. Грешным делом подумал уж, что, может, еще один внебрачный отпрыск Брюса - это бы заодно объясняло, что дворецкий его говорит, как Альфред. А после того, как все они узнали о Дэмиане уже тогда, когда он был немаленьким и еще как мог сам за себя постоять, было бы чему удивляться.
- Не все в этом мире решают деньги, малыш, - снисходительно усмехается он.
Иначе Джейсона бы здесь и сейчас не было и никакие разговоры с пацаном он бы не вел. Хотя и трудно спорить, что зачастую без денег жизнь больше похожа на выживание. Раз уж на то пошло, даже их труд от безысходности Харпер как-то пытался монетизировать, выкупив в ЛА несколько рекламных щитов - не времена, а стыд, да и только, но из истории уже не вычеркнешь.
В конце концов, даже с Брюсом периодически они договариваются о какой-то оплате. Не говоря уже о том, что отмываемые деньги тех, за кем Тодд охотится, он присваивает себе вообще без спросу.
Короче говоря, явно не бедствует, чтобы получать материальную помощь от какого-то побитого мальчишки.
- Да, что-то вроде, - посмеивается Джейсон.
Раз уж на то пошло, о Брюсе-то лучше и не скажешь: только тем и занимается, что каких-то мальчишек не только спасает, но и подбирает себе на попечение. С остальными в этом плане, конечно, сложнее, но Джейсон почти уверен, что Грейсон даже бабушек через дорогу переводит, не то что разгоняет уличных воришек.
- Вообще-то, не только, - продолжил он, но дальше запнулся. Потому что - как объяснить, чем они занимаются, тому, кто каким-то образом раньше об этом ничего не слышал? Уж конечно, не всегда дело ограничивается такой мелочевкой, зачастую они реально жизнью рискуют. Да и умирают в процессе, что уж там. Джейсон в этом, может, и был первопроходцем, чем и прославился, но со временем постепенно это стало... не то чтобы обычным делом, однако не обошло практически никого из тех, кого он знает. - Я бы сказал, борются с преступностью, - пожал он плечами.
Теми или иными методами, из-за которых постоянно на ножах, но в общем и целом - да.
- Заметано, - коротко и беззлобно смеется он. Не то, чтобы Тодд вообще мог уведомить кого-либо без ведома пацана, хотя бы потому что тот, скорее всего, все-таки предпочел представиться фейковым именем, но и настаивать тоже не стал. Ладно уж, ему несложно составить этому Бэтбою компанию до утра, раз все равно в это ввязался. Тем более, от планов его подлатать отказываться не собирался, а это как раз поможет скоротать время.
Ближайшая квартира была уже буквально в паре кварталов от них. Бывал там Джейсон от силы пару раз, так что выглядела она... как обычная съемная квартира. Какая-то базовая мебель, успевшая порядком покрыться пылью, но не так, чтобы критично. Просто место, где никто не появлялся недель уже эдак, до и до этого тоже нечасто.
- Залетай, - скомандовал Джейсон мальчишке, топтавшемуся на лестничной площадке, закрывая за ним дверь, когда тот просочился внутрь. На ходу забрасывает кобуру куда-то в угол комнаты, стягивает куртку, а за ней, недолго думая, и шлем складывает на стол, на обратном пути меряя комнату широкими шагами и задумчиво ероша волосы.
Аптечка в ванной не так чтобы блистала ассортиментом, но содержимого вполне хватало, чтобы базово обработать какие-то ушибы и кровоподтеки. Так что Джейсон прихватил из нее все самое необходимое с собой и вернулся снова к Томасу, вывалив медикаменты на диван, с деловитым видом взявшись разматывать бинт и краем глаза поглядывая на пацана.
- Как себя чувствуешь?

Отредактировано Jason Todd (11.09.21 14:09:50)

+2

10

Этот парень не был похож на того, кто знает дворецких. Не то чтобы Брюс настолько сильно разбирался в парнях, которые знали дворецких. Ну, вот просто не был он похож на такого. Сложно представить его в дорогом костюме разговаривающим о политике, падение акций и прочих прелестях, о которых непременно говорят во время всяких светских мероприятий. Ну вот как не представляй, а совершенно не предоставляется. И нет, это ни в коем случае не носит дурной оттенок и скверную оценку. Сейчас Брюсу даже нравилось, что он не был похож на всех тех, кого он знал. Хотелось ему общения. Такого непринужденного общения, с самым простым человеком. Который не будет судить Брюса по тому, что случилось и по тому, что видел мальчишка. Не будет рассказывать о том, как ему «очень жаль». Не будет пытаться найти слова поддержки, от которых становится легче. Просто не будет видеть в нем Брюса Уэйна. Пусть видит кого угодно, дурачка, забияку, избалованного юнца. Но не Брюса Уэйна. Ведь Брюс Уэйн чертовски устал носить эту маску. Она была ему необходимо, ведь он черт возьми Уэйн. И да он сказал черт. Альфред наверняка бы стал ругаться, услышав из его уст подобное слово.
ЧЕРТ! ЧЕРТ! ЧЕРТ!
Ах как хорошо на душе сразу. Приятно так. Легко. И никто не осудит. Хотя строгий голос Альфреда все равно возникает в голове. Но какая разница. Возникает и возникает. От него всегда можно отмахнуться и не замечать.
Красный колпак был другим. Брюсу очень хотелось сказать, что он был «своим». Но разве мог он надеяться, что он был «своим»? Нет не мог. Но очень хотелось бы. Ведь он хоть и видел в Брюсе ребенка, но не делал всех этих пренебрежительных замечаний. Словно Брюс личность, а не просто богатенький наследник Уэйнов. И, наверное, сейчас в голове должно щелкнуть знаменитое, дети не берите конфеты у незнакомцев. Этому учат каждого. И точно не стоит никуда идти с незнакомцами. Этому тоже учат каждого. Но Брюсу конфет не предлагали, а пойти с ним он сам напросился. Какая проблема? Никаких проблем. Хоть Уэйн и готов в любой момент дать деру, но разве это поможет? Не поможет. Догонит. А значит остается только доверят. Он и доверял. Даже мысли не возникало, что это ошибка. Не единой. Что тоже было странно. Ведь Брюс считал себя взрослым не по годам. Эдаким мудрецом запертым в теле ребенка. А значит должен был хоть что-то почувствовать, что говорило «против» этой идеи. Но чутье молчало. Да и зачем тогда забивать себе этим голову?
Брюс понимающе кивнул на замечание про деньги. На самом деле не до конца понял. Но не нашел, что сказать. А когда не знаешь, что сказать. Лучше промолчи. Умнее покажешься. Ему и правда было непонятно, как это деньги решают не все. Не. Разумеется, никакие деньги мира не способны вернуть ему родителей или сделать Санта-Клауса реальным. Но когда речь заходит об отношениях между людьми. Разве деньги не решают все? Разве у него не было всего? Странная мысль, которую ему еще предстоит обдумать позднее. Было в ней зерно истины, и так глубоко он об этом еще не задумывался. Хотелось даже сказать спасибо, за наводку. Но молчаливого кивка достаточно. Слова здесь были излишни.
Борются с преступностью. Это было интересно. Брюс не слышал, что в Готэме кто-то боролся с преступностью не считая копов. Что он имел ввиду? Как это? Красный колпак точно не был похож на копа, скорее на наемника из боевиков или мстителя, который вышел на тропу войны. Но точно не на копа. А если он говорит, что его семья тоже борется. Может ли это означать, что таких в городе не один человек. Интересно, какие тогда у них прозвища? Желтый колпак? Черный колпак и Зеленый колпак? Или же колпак здесь не главное. А вся суть в цвете? Красные перчатки, красное пальто и красный колпак? Красная команда? Но почему же тогда Брюс ни разу о них не слышал. Они действовали настолько скрытно, что не один журналист до них не добрался? Или же их существование скрывает полиция? На месте полиции Брюс бы скрывал. Ведь подобные «мстители» явно дискредитирует всю «систему».
Оказавшись в квартире Брюс, огляделся. Обычная квартира. Ну так он себе представлял обычную квартиру. Все же его дом был не совсем обычным. Но это была самая обычная квартира. Без изысков и дизайнер над ней явно не работал. Все просто. Комфортно. Удобно. Брюсу нравилось. Краем глаза он подмечает, куда красный колпак закинул кобуру. Нет. Глупая идея. И все же подмечает. Топчется по квартире нерешительно, словно боясь, что в любой момент Красный колпак может передумать и выгнать его. И в таком случае Уэйн понятия не имел что делать. Наконец набравшись немного смелости он позволил пройти себе внутрь и сесть на диван. На самый край. Нерешительно.  А тем временем парень явно знал, что делает. Слишком ловко он управлялся с бинтами. Даже Ал не управлялся с ними так ловко.
- Нормально, - произносит Брюс и еще раз смотрит на кобуру в углу. Да черт возьми. ЧЕРТ! Плохая идея. И как всякая плохая идея она становится навязчивой. Крепко заседает в голову и не отпускает. Брюс знает, что ему нужно. И знает, что он это сделает. Поступит неправильно. Некрасиво. Но ему нужно. А он Уэйн. Уэйны всегда добиваются, чего хотят. Поэтому, когда Красный колпак скрылся. Пошел он в душ или же обработать собственные раны. Брюс не знал. Мальчишка проходит в угол и достает пистолет. Оружие оказывается тяжелым. Заметно отягощает руки. А он ведь держит его обеими. Смотрит на предохранитель, но не снимает.
Оружие у него есть. Осталось только…
Спалился.
Это даже не черт. Это. Это.
ПИЗДЕЦ.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

+2

11

Нормально. Джейсон хмыкает, отрывая лоскут бинта, но никак ответ не комментирует. Судя по тому, что он видел, отделали парня неслабо, и это еще принимая во внимание, что он ребенок все же - кости еще более хрупкие, чем у остальных. Но и зажить по идее должны тоже быстрее. К слову, хорошо хоть, что переломов у него нет - вроде бы. Может быть, ребра одного, но это точно не то, из-за чего требуется неотложная госпитализация. Уж Тодд со своими ребрами проходил это не раз и не два.
Тем не менее, молодец, что держится. Да и что он еще мог ответить, кроме как «нормально»? Не то, чтобы его кто-то осудил, если бы он начал жаловаться - сталкивается с таким этот Томас явно нечасто, ведет совершенно не хулиганский образ жизни - уж школьных задир за годы своей жизни Джейсон на первый же взгляд определять наловчился. Замолк после этого как-то странно, ведь до этого чувствовал себя... не то чтобы совсем в своей тарелке, но чем-то интересовался, какие-то вопросы задавал. Впрочем, ладно, у Тодда не было цели домотаться до парня - пусть переварит все произошедшее и немного придет в себя, поговорить еще успеют, если будет желание или необходимость. А сейчас лучше уж закончить со всем этим побыстрее и привести мальчишку в порядок, насколько хватит умений. Но уж что-то, а латать ушибы, царапины и порезы со своим образом жизни Джейсон наловчился уже давно.
И когда, кажется, все, что можно было обработать, оказалось обработанным, надо было приличия ради выбросить весь накопившийся мусор из обрезков бинтов, часть из которых еще и была угваздана в мазях. Пришлось собрать все это великолепие в пару горстей и отнести в ванную до ближайшей урны.
Не знал же Джейсон, что когда вернется, его будет ожидать несколько иная картина, нежели он оставлял после себя. Хотя сам тот еще идиот, конечно - надо было догадаться оставить ребенка в одной комнате с оружием без присмотра. Даже если казалось, что ребенок этот довольно безобиден.
Твою мать, а.
- Он заряжен резиновыми пулями, если что, - совершенно нейтральным и спокойным тоном информирует Джейсон, наблюдая за мальчишкой и не давая себе проявить ни толики беспокойства.
Да и было бы о чем беспокоиться. Даже если у него кишка окажется не так уж и тонка и действительно выстрелит, на Тодда все еще броня, которая уж с резиной справится без проблем. Он ведь не лукавил: договоренность с Брюсом все еще была в силе, и лишние проблемы на этот счет Джейсону были не нужны. Иначе не было бы смысла вообще искать какие-либо компромиссы. Джейсон не вполне отдавал себе отчет, на кой ему вообще нужно поддерживать эти отношения, но откатываться назад до той точки, когда он только вернулся в город Красным колпаком, не хотелось тем более. Слишком многое с тех пор изменилось, включая его самого.
Иными словами, с мальчишкой он сейчас совершенно не лукавил.
- И что ты собираешься делать? - с любопытством уточняет он. Даже руки примирительно поднял, чтобы парень видел, что его спаситель совершенно не враг ему сейчас. Хотя мог бы преодолеть расстояние между ними и вырвать пушку из чужих рук без особого труда. Только делать этого не хотелось совершенно. Пусть лучше Томас сам взвесит, что и зачем делает, и придет к какому-нибудь решению. Обезоружить его Джейсон успеет в любой момент, если уж до этого дело дойдет. А пока видно же, что он просто потерян и не очень-то соображает, что и зачем делает. Тем более, упоминал же о проблемах - что родители умерли недавно. Не то, чтобы это его оправдывало, но трамва-то тяжелая, явно еще не переварил произошедшее, раз даже разговаривать об этом пока не готов.
Постепенно Джейсон меняет позу и теперь просто подпирает собой дверной косяк, скрестив руки на груди. Все еще смотрит внимательно через так себе скрывающую лицо маску, которая по привычке почти всегда была надета под шлемом. Он, конечно, кретин тот еще, что все это вообще допустил, но ничего критичного пока не произошло, да и времени у них до утра навалом, так что - ладно уж, постоят, пока мальчишка что-нибудь для себя не решит, зачем ему пушка и кого именно он с ее помощью собирается карать. Или не собирается - им обоим будет проще, если в конечном итоге остановятся именно на этом варианте.

+2

12

До этого момента Брюс ни разу не держал в руках оружия. Даже в тире. Ведь в тире он ни разу не был. Отец всегда говорил, что не нужно ему это. Зачем учиться стрелять, если этот навык никогда не пригодится в жизни Уэйна. Оружие удел слабых. Сильные решают вопрос словами. Так говорим Томас. И Брюс не смел ему возражать. Ему было интересно попробовать, но не к Марте же с этим идти? И тем более не к Альфреду. Поэтому все что связано с огнестрелом для него было под строгим табу. Хотя самому Брюсу почему-то казалось, что его отец, мать и даже Альфред в своей жизни стреляли. Ну хотя бы разок. В том же тире. Но точно стреляли. И возможно поэтому пытались оградить от этого своего сына? Возможно. Слишком мало информации, чтобы сделать однозначные выводы. 
Он правда думал, что пистолет окажется легче. Никогда не придавал значение тому, сколько весит оружие, когда читал статьи. Его интересовали другие вещи. Такие как отдача, скорострельность. А вот вес, казался чем-то незначительным. Он ведь не слабак, если в кино держат пистолет одной рукой, то Брюс точно справится двумя. Сейчас это казалось ему сомнительным. Ведь если нажать курок, появится та самая отдача. И тут бы устоять на ногах, не говоря о том, чтобы еще раз нажать курок. Это его просчет, который он не учел. Все же не зря говорят, что теория ничего не стоит без практики. Брюс прочитал с десяток статей, но только ощутим в ладони холодный металл понял как же это тяжело. Не только физически, но и эмоционально. У него в руках оружие. И достаточно одного движения указательным пальцем, чтобы убить человека. Убить. Человека. И почему изначально в его голове это казалось так просто, а сейчас возникают сомнения? Брюс не знал. И это пугало, даже больше, чем чудовищная мощь в его руках.
- Резиновыми? – недоверчиво произносит Брюс и переводит взгляд с оружие на Красного колпака и обратно, - ты шутишь? – Брюс пытался прикинуть, способен ли его новый знакомый вообще на шутки. Казалось, что нет. Он не шутил. Но резиновые пули. Серьезно? Кому такое вообще в голову придет? А главное зачем? Ведь разве смысл пистолета не в том, чтобы убивать? Чтобы оставлять детей сиротами. Резина на это была не способна. Пистолет, который не несет угрозы. Это звучит так глупо, - зачем? – спрашивает Брюс. Он правда хочет понять, зачем нужны резиновые пули. И ответ он намерен получить сейчас, - у тебя должна быть настоящие. Просто обязаны быть, - тихо добавляет Брюс и направляет оружие в сторону. Альфред говорил, что если направил оружие будь готов стрелять. Брюс не был готов стрелять в этого человека. Он в принципе не хотел стрелять ни в кого. Кроме одного конкретного. Того кто лишил жизни его родителей. Это единственная жизнь, которую хотел отнять Брюс Уэйн. Все остальные его не интересуют.
Джо Чилл заслуживал смерти. И Брюс не собирался отступать на пути своей мести. Джо отнял жизнь двух Уэйнов и было ошибкой пощадить третьего. Стоило завершить начатое и убить всех троих в том переулке. И сейчас эта ошибка настигнет его. Брюс нажмет на курок. Сделает все сам и совершит возмездие. Потому что так будет правильно. Система не работала, судьи продажны, копы коррумпированы. Справедливость в Готэме искать бесполезно. И Брюс готов быть тем, кто создаст ее своими руками. И если для этого придется запачкать их в крови. Он готов. Плевать, что говорят другие. Что убийство забирает частицу души и прочий бред. Брюс не верил во все это. Он убьет и это вопрос, который не обсуждается.
- Ты не понимаешь, - вместо ответа на вопрос Брюс предпочитает удариться в такое типичное. Такое детское. И такое ничего не объясняющее. В обычную обиду непонятого и обиженного ребенка, - и не поймешь, - Брюс бы махнул рукой, да руки заняты. Пистолет до сих пор у него в руках, - он убил моих родителей. А я убью его. Око за око. Не переубеждай. Я давно для себя все решил, просто сейчас подвернулся удачный момент, - вот так просто. Брюс начинает расценивать людей как инструмент. Удачу и случай, который можно использовать. Ему стыдно за свои мысли, но стыд не способен их изменить, - позволь мне это сделать. Я не останусь в долгу. Серьезно. Я богаче чем ты думаешь. И очень влиятелен. Скажи чего хочешь и все будет. Но дай мне боевые патроны и возможность уйти с оружием.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

+2

13

Джейсон сначала смотрит на мальчишку долго, затем вздыхает. Какие уж тут шутки. Ну, хочет - пусть проверит, что от резины будет. Главное - пусть в светильник не целится, а то не очень приятно потом будет собирать осколки.
- Перебесился, наверное, научился идти на компромиссы, - признается он. По правде говоря, он и сам никогда для себя не формулировал четко, почему ему все это вообще понадобилось - а если и формулировал, то забыл. Просто устал соревноваться с Брюсом, да и глупо было отрицать, что несмотря ни на что, хотел быть ближе. По поводу убийств-то точно не передумал - скорее смягчился и перестал быть таким же категоричным, как раньше. Сложно.
Однако, оружие не всегда должно убивать - это инструмент, помогающий остановить того, кого нужно остановить. Почему наличие резиновых пуль так удивляет? Есть же еще целы спектр оружия, которым убить надо еще постараться - но чтобы выбить из колеи и покалечить их вполне хватает. Или защититься от чужой атаки. Раз уж а то пошло, Джейсон и сам использует не только пушки, но и лом, как минимум. Хотя в этом случае ему точно не нужно объяснять, что им убить можно не менее эффективно, чем огнестрелом.
- Да уж конечно, куда мне, - стоило бы сохранять серьезную мину, наверное, но Тодд не отказывает себе в удовольствии и посмеивается в ответ на категоричные заявления парнишки касательно того, что Красный колпак его не поймет. Интересно - наверное, примерно так же ощущали себя Бэтмен, Найтвинг и прочие, когда он сам начинал заводить ту же шарманку? Может быть, еще с нотой обреченности - за давностью и бесполезностью всех этих разговоров. Джейсона же было не переспорить - да что там, до сих пор отчасти такой. Не то, чтобы ему было жаль, но отрицать это было бессмысленно.
Джейсон подходит к Томасу и усаживается перед ним на корточки, разглядывая его отчаянно-решительное лицо. Хотя, на самом деле, и не решительное вовсе - видно же, что пацан сам не знает, чего хочет, и боится. Смотрит на пацана достаточно долго, размышляя.
- Слушай, - начинает он. - Я понимаю. И уверен, что тот парень действительно заслуживает смерти за то, что сделал с твоими родителями, - примиряюще соглашается Джейсон. - Я точно не тот, кто будет тебя отговаривать от того, что если человек виновен, он должен быть наказан, - раз уж на то пошло, пару-тройку человек он все еще сам убил бы при первой же возможности, и гори оно все. - Я сам был на твоем месте и долгое время не понимал, почему мой наставник не убил человека, который, мхм, сделал мне больно.
Наверное, не стоит парня шокировать подробностями своей жизни и смерти, раз он сам этого не в курсе? Джейсон не знает, как можно быть готэмским подростком и не знать того, что происходит на улицах города, но ладно. Мальчишке все еще 11 лет, и живет он явно в каком-то своем оторванном мире. Да и кто Тодд вообще такой, чтобы судить, что там должен и не должен знать среднестатистический готэмец - у него-то самого понятно, что профдеформация.
- До сих пор не понимаю, если честно, - тихо усмехнулся Джейсон. - Просто, наверное, смирился, что он не изменится. Да и стараюсь, наверное, тоже из-за него. Быть лучше, что ли, - поживает он плечами. - Раньше-то тоже считал, что преступников проще всего убить, и вообще делал много чего, чем сейчас не горжусь, - да и вообще не может объяснить даже сам себе. Раньше все это имело смысл - кажется. Сейчас от неоправданной жестокости к некоторым людям откровенно подташнивало, но теперь-то что - все равно ничего не исправишь. Можно попытаться хотя бы не поднасрать им еще больше.
Джейсон выпрямляется и подходит к окну.
Он ведь и правда понимает мальчишку, как никто из их семейства. И явно имеет меньше всех прав для того, чтобы его останавливать. Тем не менее, поступить так с ним и дать сделать то, что он хочет сделать, тоже не может. Вряд ли мальчишка передумает со временем, но если что и надумает, то пусть уж хотя бы в сознательном возрасте и уже порядком подостыв, когда сможет все нормально спланировать, а не побегать искать виновного, едва раздобыв оружие, которым все равно никого не убьет.
- Просто не губи себе жизнь, парень, - продолжает он. - Если у твоей семьи есть влияние и деньги, используй их, чтобы добиться правосудия. Будь умнее. Тебе точно не нужна слава малолетнего убийцы до конца жизни.

+2

14

Брюсу стыдно, он знает, что сейчас не прав. Но не может отступить. Почему-то ему кажется, что многомиллиардное состояние не зарабатывается уступками. Поколениями его семья не уступало, ставило перед собой цель и шла по ней до конца. И сейчас Брюс поставил цель и не мог свернуть. Сложно [невозможно] подобрать слова, которые заставят его передумать. Он твердо для себя решил, что не будет слушать голос разума, который сейчас выступал в лице этого мужчины. Потому что слушать его, означает зародить в семье сомнения. А Брюс просто не может сомневаться. ОН УЭЙН. А Уэйны падают, но всегда поднимаются. Смерть родителей — это огромное падение, длинное в несколько суток. Но он выжил. И как знать, возможно лишь для того, чтобы отомстить. Брюс должен отомстить. Кровь за кровь, глаза за глаз. Таков закон, не Готэма, не Штатов. Таков закон сил гораздо могущественных чем границы государства или города.
До этого момента Брюс восхищался мужчиной, который одним своим голосом заставлял всякую шпану дрожать. Да что скрывать, самому Брюсу было страшно слышно тембр его голоса. И ведь он даже не пытался говорить с Брюсом строго до этого момента. Просто существует сила, которую можно прочувствовать, слыша лишь голос, видя лишь взгляд. И такой силой обладал этот мужчина. Вот если бы его отец обладал этой силой…то да. Он бы остался жив и смог бы защитить мать. Но Томас не был так силен как этот мужчина. А Брюсу остается только мечтать, что однажды он достигнет хотя бы половины подобной силы. Только мечтать…
- Компромиссы? – Брюс устал удивляться за эту ночь, но все же удивляется. Неужели есть кто-то кто сильнее чем он? Чтобы ОН шел на компромиссы с ним? Или дело тут вовсе не в силе, а в отношениях? Вот Альфреда вряд ли назовешь превосходным бойцом, ну да он умеет владеть шпагой, но кому нужна шпага в XX веке? Как боец Брюс уверен Альфред слаб. И Брюс легко его превзойдет. Но тем не менее Уэйн всегда будет прислушиваться к дворецкому. Потому что их отношения построены не на силе, а уважение. Так что возможно и у этого Красного колпака есть тот, кого он уважает и поэтому готов пойти на уступки…глупо, конечно. Готэму нужен тот, кто не побоится замарать свои руки и убить, когда необходимо. Для многих в городе жизнь стала легче со смертью парочки ублюдков.
Эти откровения…они были личными. И Брюс задумался, означает ли это, что он теперь в особой касте? В касте людей, которым доверяет Красный колпак? Или же это ни черта не означает, и он просто говорит, то что Брюсу нужно услышать, чтобы отказаться от своего пути? Брюс не знает. И не понимает. Но цепляется к словам, словно в них скрывается истина. ЕМУ НУЖНО ЗНАТЬ.
- Возможно это была проверка? Проверка как ты держишь удар? Или же…или я тоже не понимаю. У вас все сложно, да? – Брюс уже давно опустил пистолет. И задумался, каким же должен быть наставник Красного Колпака? Брюсу он представлялся седым длиннобородым старцем. С тонкими-тонкими усиками, который хрипловатым голосом повторяет «Еще подход». «Еще». «Еще». И каждый раз остается недоволен. Непременно он опирается на трость при ходьбе. Но стоит его разозлить, как этой же самой тростью он по спине проходится с такой усердием, что лучше не злить. Если не хочешь залечивать спину ближайшие дни. А кто хочет? Да никто не хочет.
- Ты предлагаешь мне подкупить судью? – Брюс не стеснялся произносить свои мысли вслух. Это преступление и за него можно сесть. Но за убийство тоже можно сесть. Да и это ведь просто слова. Обычные слова. Произнести слова – не совершить преступление. Хотя…в Готэме возможно все. Как знать какие последствия может иметь его открытость в дальнейшем, - скажем я мог бы подкупить судью. Мог бы даже подкупить адвоката. Сделать все так, что человек сядет на пожизненное. А уж тюрьма место непредсказуемое…там происходит многое. Хм… - Брюс загорелся идеей, распрямил плечи, но чем дальше раскручивали ситуацию его шестеренки, тем больше изъянов он видел, - но это ничего не изменит. Коррупцией искоренить коррупцию? Злом бороться со злом. Разве это выход, Красный колпак? Я не знаю, что делать, - Брюс оседает на пол и хватается за голову, - я просто по ним скучаю. Мне их не хватает, - и вот мальчишка который стойко перенес похороны, ходил с высоко поднятой головой и не проявлял слабости…надломился. В столь неподходящий момент.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

Отредактировано Bruce Wayne (01.12.21 19:31:39)

+2

15

- Компромиссы, - подтвердил Джейсон. Затем призадумался, насколько дети в 11 лет вообще смышленые, и на всякий случай пояснил синонимом. - Уступки, - ему показалось, или мальчишка как-то... удивился? Если не сказать - разочаровался. Ну, что тут скажешь, пацан: умение стоять на своем - не всегда самое важное и правильное, что есть в этой жизни. - Просто в какой-то момент понял, что война - штука утомляющая, поэтому нет смысла воевать еще и с теми, с кем у вас общие цели, но разные методы. Да и учитывая, что вы оба из этого города никуда не денетесь... - усмехнулся он, присаживаясь на корточки перед пацаном и разводя руками. Мол, сам, наверное, должен уже понять, даже несмотря на возраст. Когда знаешь, что с человеком еще жить и жить, рано или поздно кто-то должен пойти на мировую. В случае Брюса Уэйна этим кем-то, вероятно, в 101 случае из 100 должен быть его оппонент, и с этим тоже приходится мириться.
Проверка?.. Джейсон вообще не понимал, куда мальчишка клонит. Проверка чего? Возможно, Тодд что-то не договорил, чтобы у того в голове сложилась подобного рода картина. Да что уж там, Томас и сам признался, что не понимает, так что какой с него спрос.
Но нет: Джейсон уверен, что никаких проверок не было, только Бэтмен и его баранье упрямство, не позволяющее принять чужую точку зрения и увидеть бревно в собственном глазу. Просто это Брюс - фраза, которую без лишних пояснений поймут те, кому приходилось с ним достаточно долго взаимодействовать - или, по крайней мере, долго изучать поведение, даже если лично пообщаться не было возможности.
Джейсон отрицательно покачал головой.
- Да уж, - фыркнул он, снимая оставшуюся маску и утомленно протирая пальцами глаза.
«Сложно» - не то слово. Даже ввиду всего того, что Джейсон тут ему наговорил... хотя почему «даже»? В сущности, он же обрисовал весь оплот этих самых сложностей. Наверное, пацан хочет подробностей? Он, сказать честно, даже не знает, с чего начать, так что если есть конкретные вопросы - может попробовать спросить, посмотрим, насколько Джейсон сможет разоткровенничаться. Не забывая при этом, что тайну личности все-таки никто не отменял, особенно для того, с кем Тодд знаком от силы пару часов - даже если это всего лишь ребенок. Ребенок, достаточно соображающий, чтобы взяться за пушку, от чего его еще и приходится отговаривать.
- Да почему... да ну нет же, - он уже почти опешил от того, к какому выводу смогли привести мальчишку его слова, так что, возразив ему, тихонько даже прыснул. - Зачем сразу подкупать судью? Раз у твоей семьи есть деньги, то пусть для начала не купят судью, а наймут лучших адвокатов. У тебя есть конкретное имя и весомые доказательства? Тогда нужного приговора не должно быть сложно добиться. - поясняет он.
Боже. Готэм, конечно, помойка редкостная, да вот, видимо, еще хуже, чем Джейсон предполагал, раз даже тепличный неженка в первую очередь думает о взяточничестве, а не то что он может просто воспользоваться услугами лучших специалистов, раз деньги все равно есть. Хотя, опять-таки, учитывая, что речь идет о Готэме, то, может, и его правда в словах тоже была, что законом можно ничего и не добиться, так что имеет смысл думать наперед, что делать, если все пойдет не как должно.
И вот как Джейсону ему объяснить, что не стоит делать того, о чем он только что думал, если Тодд сам буквально пятью минутами ранее говорил о том, что вообще-то того же мнения, что некоторые люди заслуживают, чтобы их убили? Он не знает. Да не будь ему всего-то 10-11 лет - может быть, и вовсе бы об этом не размышлял - просто не хочется толкать на преступления несмышленого ребенка. А если ты убиваешь убийцу - как ни крути, это все еще убийство, так что меры наказания вполне однозначны. Да и в целом - это явно не то, чем должны заниматься дети. Все-таки на сознание и дальнейшую жизнь влияет очень сильно.
- Я знаю, - только и смог отозваться Джейсон, когда мальчишка все-таки сломался.
И, не особенно понимая, что делать дальше и что вообще сейчас было бы уместно, осторожно притянул его к себе, одной рукой приобняв за плечи, а второй, прежде чем сделать то же самое, осторожно отобрав у него пистолет и не глядя отшвырнув куда-то себе за спину.

+2

16

- Я знаю, что такое компромиссы, - Брюс даже улыбнулся. Просто не смог сдержать улыбку в себе. Он хоть и ребенок, но ведь не тупой, - у нас вечная война с дворецким. Где никто не хочет идти на компромиссы. Я побеждаю чаще, почти всегда, - гордо произносит Уэйн и выпячивает грудь вперед, словно от этого она у него стала больше. Интересно, а сколько нужно заниматься, чтобы иметь такие же большие бицепсы как у Красного Колпака? Наверняка очень много. Очень. Брюс одно время хотел заниматься, но сдался после десяти отжиманий. Слишком тяжело. Прямо руки сводит и неприятно так. Как некоторые получают от этого удовольствие он не знает. Настоящая пытка над собой. А что касается компромиссов, Брюсу самому с ними было сложно. Не в его характере уступать другим. Отец всегда говорил, главное оставаться собой. И что Брюс может поделать с тем, что он такой? Да ничего не может. Он не уступает. Идет до конца. Он Уэйн и это заложено в них природой.
- Война плохо, - произнес очевидную вещь Брюс. Он слышал о войнах. Крупных войнах. И все они несли лишь боль и страдания. Не было в них ничего хорошего или благородного. Только в кино и книгах войну романтизируют. Но если копать глубже, понимать. Война, то что всегда стоит избегать. И если Красный колпак понял, что лучше не воевать, чем воевать. Брюс лишь сильнее проникается к нему уважением. Ведь он видит…такой как он мог бы найти в себе силы продолжить. Проиграть или победить, неважно. Он мог бы воевать. Но выбрал мир, вместо глупой и бессмысленной войны. И чем больше Брюс о нем узнает, тем больше хочет быть похожим на него. Слишком он…Зорро. Да. Именно Зорро которым так восхищается Брюс. Оказывает живет в Готэме. И имя ему Красный Колпак.
- То есть? – Брюс замолкает, подбирая слова, - поступить правильно так? И, наверное, этого хотели мои родители. Но что, если адвокаты не справятся? Я хочу быть уверенным в результате, а не надеяться на систему. Дядя Кармайн говорит, что, если чего-то очень сильно хочется, нужно просто брать. Не оглядываясь на остальное. Ведь остальное всегда совпадет с нашими желаниями. Только те, кто готов рисковать добиваются своего. Как-то это все слишком сложно. Мне нужно подумать, - стандартное окончание фразы, когда Брюс запутался. Так он частенько отвечает и Альфреду, когда их спор приводит его к неожиданным выводам и двум совершенно разным дорогам. Нельзя идти обеими. Можно выбрать только одну. Паста или рис? Это серьезный выбор и над ним нужно подумать. Вот так и здесь. Нужно подумать. Поступить правильно и ненадежно, или же добиться желаемого пускай и переступив черту закона. Но если переступить необходимо, для того чтобы свершилось правильное дело. Так ли это плохо? Моральные ориентиры Брюса сбиты, и пока он не нашел в себе силы поднять их вновь. Столько путей, столько дорог. И так страшно ошибиться. Ведь пути назад уже не будет. Выбор с последствиями, которого ему предстоит жить. Он не может поступать поспешно и необдуманно. Эта встреча случайно, но она многое для него значит. Помогает прояснить темные моменты и разглядеть тропы, которые ранее были не видны. Брюс благодарен. Богу или Дьяволу, смотря кто там сидит и решает за всех. Что этот шанс, выпал ему прежде, чем была совершенна ошибка. И поэтому сейчас, рыдая навзрыд. Совсем некрасиво, не как в кино. Брюс пытается обхватить широкие плечи мужчины и вжаться в него как можно крепче. Он не плакал на похоронах, не плакал и после них. Говорил себе, что должен быть сильным. И сейчас он наконец позволил себе эту слабость. При совершенно незнакомом человеке, которому за столь краткий миг знакомства начал доверять свои самые темные и неправильные мысли. И Брюс рад, что его не осуждают в этот момент. Позволяют плакать. Позволяют быть слабым. Ведь только выплакав всю боль, он наконец сможет двигаться дальше.
- Спасибо тебе, - мямлит Брюс лишь крепче обхватывая Красного колпака ладонями, - правда спасибо, - продолжает Брюс. Прижимаясь щекой к плечу мужчины, Брюс чувствует, что оно уже все мокрое. Шмыгает носом, но все же не отпускает, - я бы хотел встретиться еще. Если ты не против. Я не настаиваю, но хотел бы. Через неделю или месяц. Когда у тебя будет время. Что скажешь? – наконец отстранившись произносит Брюс, а живот тем временем начинает урчать, - а еще я бы съел пиццы, - Альфред против пиццы, говорят, что эта еда не подходит молодому растущему организму. Но Альфреда тут нет. Почему бы не воспользоваться ситуацией? – Пиццы и спать. В таком порядке, - замашки Уэйна никуда не деваются. Все должно подчиняться строгому порядку.

[icon]https://i.imgur.com/5yV90Hg.gif[/icon][sign][/sign]

+2

17

- Лучше сначала хотя бы попытаться поступить правильно, - пожал плечами Джейсон.
У этого Томаса же влиятельная семья? У обычных менеджеров банка не бывает дворецких. Тодд, конечно, всю жизнь прожив в Готэме и будучи в состоянии навскидку назвать всех мало-мальски влиятельных лиц в городе, названной мальчишкой фамилии припомнить не мог. Вернее, мог, конечно, не не среди каких-то достопочтенных господ. Но, как он уже предполагал и ранее, либо мальчишка неуклюже лжет, либо можно допустить, что чего-то Колпак все-таки не знает. В первом случае его даже можно было понять: из соображений безопасности, ни к чему откровенничать в первым встречным, к тому же еще и довольно мутным. Раз уж на то пошло, сам Джейсон представляться настоящим именем тоже не стал.
Впрочем, как бы то ни было, новость об убийстве родителей Томаса должна была засветиться в ленте, если его семья действительно так много значит, но об убийстве никаких пар Тодд в последнее время не читал. Все еще слишком странная ситуация, однако... ладно, его-то дело в любом случае за малым: спасти мальчишку, не обязательно после этого выводить его на чистую воду, как будто тот ему что-то должен. В конце концов, велика вероятность, что после сегодняшнего дня они и не встретятся никогда. Если, конечно, его и взаправду не понесет нести правосудие собственноручно вопреки какому-либо здравому смыслу. Сейчас-то он ведь едва не побежал искать преступника невесть где, прихватив с собой чужой пистолет.
- Ты прав: чтобы чего-то добиться, нужно рискнуть, - соглашается Джейсон, чувствуя, что мальчишка начинает... плакать? Он не знает, как на это реагировать, но в целом... пусть выпустит эмоции. Тяжелый день у него был. И явно не один за последнее время. -  Но брать любой ценой - так себе путь. Чем тогда ты лучше, чем тот, кому собираешься отомстить.
Говоришь, как Брюс, с ехидцей заметил Джейсон сам про себя. Хотя, может быть, это не так уж и плохо: он же никогда полностью не отвергал идеологию бывшего наставника, и правила у него были даже в самые худшие времена, которых он худо-бедно старался придерживаться. Что же касается установки «хочешь - бери»... очевидно, дядюшка Томаса не очень-то чист на руку. И совестью заодно - хотя тут уж скорее налицо факт ее отсутствия. «Вижу цель - не вижу препятствий», - не совсем то, что никак бы не задело непричастных, хот бы по касательной.
И об этом рассуждает Красный Колпак, официальное количество жертв которого перевалило за сотню, а неофициальное и считать бессмысленно, ага.
Справедливости ради, Джейсон все еще считал, что все до единого заслужили то, что с ними произошло.
Но учить этому едва знакомого ребенка он точно не намерен, чтобы еще брать за это ответственность.
Пусть лучше и правда доверит дело профессионалам и попробует решить все по закону. Если он действительно из влиятельной семьи, у него на руках есть доказательства, а убийцу никто не крышует (что, конечно, вряд ли, учитывая первый факт, что родители его - люди-то не простые), то все должно закончиться в его пользу. Или, во всяком случае, будет оправдание, что он сделал все, что мог, прежде чем переходить к другим методам.
Джейсон молчит в ответ на благодарности и усмехается желанию парнишки видеться чаще. Чтобы что? Вместе заказывать еду из «Макдональдс» и играть в файтинги?
Впрочем, если так вышло, что Джейсон - единственный человек, с которым Томас может обо всем откровенно поговорить, может быть, и правда не стоит лишать его такой возможности. Звучит странно, однако... наверное, Тодд готов был допустить, что можно и продолжать поддерживать связь. И даже тот факт, что они оба не говорят правды о том, кто они есть - ну, для самого-то Джейсона в отношении оппонента это редко становилось проблемой. и искать нужную информацию он умел.
- Поздно уже для заказа пиццы, вряд ли поблизости что-то работает, - усмехнулся он, после чего постарался высвободиться из объятий пацана, чтобы проверить, есть ли что-то существенной в холодильнике - при условии, что на этой квартире он не очень-то часто бывает. - Давай отложим пиццу на утро, а пока перекусим тем, что есть? - предложил он.
Интересно, а дворецкий не волнуется о том, где пропадает его подопечный? Джейсон попытался представить себе Альфреда на его месте... да впрочем, с Альфредом под одной крышей всегда жили дети, проходящие школу жизни Бэтмена. С одной стороны, это здорово прокачивало способность за себя постоять, а с другой - зато угрозы становились сразу серьезнее, но все это прекрасно представляли и шли на них сознательно.
- Тебе не надо никого предупредить, что ты в порядке? - на всякий случай интересуется он, а то все-таки заставлять волноваться опекунов мальчишки не хотелось бы. Обычные люди, которые этого не заслужили.

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » bruce who [dc & gotham]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно