ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Join the Grey Wardens! [Dragon Age]


Join the Grey Wardens! [Dragon Age]

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

JOIN THE GREY WARDENS!

Death in June - Calling

https://i.imgur.com/6JSRQHLm.jpg

• Ферелден, эрлинг Амарантайн, Башня Бдения / 9:31Века Дракона

Elyon Andras, Bethany Hawke

Ферелден нуждается в Серых Стражах. Мор разбит, но его остатки рыщут в тёмных лесах Диких Земель, крадутся в темноте Глубинных Троп. В действиях порождений тьмы чувствуется чья-то воля - словно кто-то направляет разрозненные банды, заставляя их действовать слаженно. Элион Андрас, командир Стражей в Башне Бдения, собирает рекрутов для новой атаки на чудовищ. и одним из таких рекрутов стала Бетани Хоук - урождённая ферелленка, некогда бежавшая в Вольную Марку, маг впечатляющего потенциала. Командир обязан обучить рекрута и посвятить в тёмные тайны творившегося на полях боя ещё до того как эрлинг Амарантайн едва не разрушили до основания непобеждённые монстры.
Они посетят Лотеринг, чтобы выяснить как всё началось.

Отредактировано Elyon Andras (01.08.21 23:36:50)

+1

2

Развалины Лотеринга ещё много лет будут заброшены.
Моровая язва отравила здесь всё, успев поселиться в мёртвой траве. Никто кроме Серых Стражей не посмел бы зайти сюда, в холмы близ руин тевинтерского тракта. Элион почувствовал мерзкий запах, исходящий от моровых опухолей, ещё на подходе к опустошённой деревне. Двое - Элион и посвящённая Хоук, остановились на мраморном спуске с дороги, перед обвалом, разрывавшем тракт. Здесь можно было спокойно осмотреть угнетающую взор картину разрушений.
Командир Серых Стражей должен быть привычен к такой картине, но на самом деле привыкнуть к этому невозможно.
Здесь уже не было стай гарлоков, но остались выводки мелких, лишившихся цели безымянных тварей, которые не могли найти себе места и быстро умирали в междоусобицах. Генлоки ещё шатались здесь, но их обессиленный вид напоминал скорее оживлённых некромантами мертвецов, а не солдат Мора. Карлики не могли им помешать.
Серые Стражи приехали сюда для тренировки.
-Их теперь находят всё реже, но мы не очищаем Лотеринг специально - рано или поздно стаи приходят сюда на постой, потому что это была одна из последних команд, данных им при наступлении. Они воспринимают это место как лагерь. Форпост. - эльф обнажил меч. Орлессианская работа. Даже его доспехи напоминали о том, что командор не местный, хотя в его речи не было ни намёка на акцент. Они пришли сюда пешком, оставив других стражей в лагере неподалёку. Эта вылазка должна была стать испытанием.
Экзаменом.
-Я знаю что ты отсюда, и что бежала от Мора. - Элион надел шлем, спрятав блестящие даже в  едва пробивающемся сквозь моровой туман  русые волосы. -Твоё Посвящение - удача для нас. Я думаю, для тебя настало время отомстить им. Добьём остатки, а остальные придут с отрядом зачистки. Нам нужно выгнать скверну из этой земли. - меч и щит в руке, лук с колчаном за спиной. В это туманное утро они шли бок о бок полные сил и ощущения близости скверны. Прекрасное время для боя - солнце не бьёт в глаза, и нет ни намёка на собирающийся дождь.
Элион нисколько не сомневался в новообращённой - он лишь хотел узнать её боевые качества лучше.  Лишь в таком положении - близко к полю боя, он чувствовал себя спокойно.
Пронзительный визг разорвал тишину. Моровой волк ринулся к дороге из-за холма - одинокая чёрная точка на горизонте, но за ним быстро появились ещё пятеро. Генлоки. Отвратительные клыкастые карлы накинули на осквернённого зверя сеть и начали хором подтаскивать к себе сквозь свирепое рычание, перерастающее в скулёж.
-Нет нужды на это смотреть. Отправь в них заклинание.
Они достали топорики с ясной целью - разделать и без того поражённого болезнью зверя, и утолить голод его больной плотью.

+2

3

[indent] На кончиках пальцев застывали электрические импульсы от волнения, а в горле то и дело пересыхало. В голове нити мыслей образовали спутанный комок, за распутывание которого было страшно браться. Бетани не знала, что ей следовало думать и чувствовать в такой ситуации, никогда в своей жизни она не думала о том, что когда-нибудь попадет в такое положение. Она – Серый Страж! От осознания этого факта хотелось смеяться и плакать.
[indent] Маленькая магесса всего-то хотела сбежать от преследования разоблачивших ее храмовников и напросилась в экспедицию на Глубинные тропы, куда сунулась вместе со своим старшим братом в поисках богатств, способных прокормить их голодающую семью. Им пришлось пережить предательство, побороть целые стаи порождений тьмы, блуждать во тьме. Глубинные тропы должны были стать ее могилой – она поняла это, когда ощутила, как вскипает ее кровь, отравленная скверной порождений тьмы в ходе одной из схваток с этими тварями. Перед глазами предстал мертвецки бледный лик сэра Уэсли со вздувшимися почерневшими от скверны венами. Когда это наваждение растворилось, Бетани увидела, как на нее взирает ее собственное отражение, едва различимое в крови, что наполняла чашу, которую она держала в руках, готовая вот-вот поднести ее к своим губам. Уже тогда она понимала, что… даже если она выживет, то на этом ее мучения не закончатся. Это навсегда: скверна, мор... и смерть.
[indent] Глубинные тропы должны стать ее могилой – если не сейчас, то через десятилетия. Посвящение только отсрочило ее кончину, сделав ее, пожалуй, даже более мучительной. Если бы она позволила Гаррету просто убить ее тогда, то на этом бы все и закончилось. Теперь же ей предстояло стать Серым Стражем, посвятить всю свою жизнь борьбе с порождениями тьмы – отдать этой цели всю себя без остатка, забыть о прошлой жизни. До тех пор, пока ее тело не перестанет справляться со скверной. До тех пор, пока мор не заявит на нее свои права в очередной раз.
[indent] В первую же ночь после пережитого ритуала Бетани не могла сомкнуть глаз из-за навязчивых кошмаров. Страуд сказал, что это нормально – кошмары свидетельствовали о том, что она начала чувствовать порождений тьмы. Это тоже было навсегда. Она покинула палатку, в которой ее разместили, чтобы сесть возле костра. Где-то вдалеке виднелись стражи на ночном дежурстве, их безучастность и холодность вызывала жалость, ведь им приходилось быть такими, чтобы просто облегчить себе жизнь, в ходе которой оставалось лишь пренебрегать любыми чувствами ради исполнения своего священного долга. Девушка смотрела на них с осознанием того, что ей точно так же придется отречься от всего дорогого. Она достала нож из своего ботинка и начала разглядывать его, наблюдая за тем, как по лезвию пробегались блики. И даже не заметила, как к ней кто-то подошел сзади, даже не услышала шаги – слишком была погружена в собственные мысли.
[indent] - Не надо, - тихо, но с сочувствием произнес тогда Страуд. Бетани резко обернулась и спрятала нож. Он что, мысли ее читает? Откуда он…
[indent] Она осмелилась заглянуть ему в глаза и увидела в них лишь понимание.


[indent] Возвращение в Ферелден сгладило охватившую младшую Хоук печаль, но в то же время оказалось совсем не таким, каким она представляла себе при отплытии в Киркволл больше года назад. Тогда как в реальности прошло не так много времени с тех пор, Бетани чувствовала, будто не видела родной край десятилетиями. Это было не похоже на тот дом, который она хранила в сердце, все изменилось до неузнаваемости. Чудом пережившее мор королевство напоминало тяжело дышащего раненого мабари, захлебывавшегося собственной кровью после ожесточенной схватки. Страна пережила такое, после чего не могла остаться прежней. Хотя порой Бетани гадала, то ли это Ферелден изменился, то ли изменилась она сама.
[indent] И все же так ей стало чуть проще справляться с принятием своей участи, чем в Вольной Марке. Было тяжело видеть плюсы в ее положении, но она действительно старалась. В конце концов, больше ей не нужно было прятаться от храмовников, и она могла применять свой дар, принося пользу окружающим. Это даровало так необходимое ей успокоение… Стражи в Ферелдене казались гораздо более дружелюбными, будто все успели стать большой семьей за небольшой срок службы в Башне Бдения. Страж-командор был орлесианским эльфом, но Бетани не питала никаких предрассудков по отношению к Орлею и эльфам, искренне сочувствуя положению последних и считая несправедливым то, как с ними обращались ее сородичи. Но страж-командор Андрас не был похож на эльфов, которых она привыкла видеть – он бы ни за что не позволил никому посмотреть на него с превосходством. Временами он напоминал ей Фенриса, так что поначалу она рассчитывала на неприятности, но никаких предрассудков по отношению к магам в свою сторону она к своему удивлению так и не встретила. Умом она понимала, что стражи действительно ценят магов в своих рядах, но так просто от старых привычек не избавиться.
[indent] Вот только предстоявшее испытание взбудоражило ей сильнее, чем истина о посвящении в орден. Страж-командор решил взять ее в Лотеринг. Ее Лотеринг. Все прекрасно знали, что она выросла в этой деревушке и что ей с семьей чудом удалось спастись от мора. Бетани старалась не думать о том, что происходило в Лотеринге с тех пор, как они покинули его - ей вполне хватило писем старых соседей, чтобы не спать неделю. Но теперь она сама с удивлением для себя обнаружила желание вернуться туда и увидеть своими глазами ужасы, творящиеся в родных краях. Она с энтузиазмом откликнулась, когда страж-командор вызвал именно ее для похода туда. Вся та боль, которую она испытывала в последнее время, была сродни ледяной воде, в которую ее медленно погружали для того, чтобы закалить ее дух. Она должна была вынести все эти испытания.
[indent] В тот миг, когда с Имперского тракта стало видно оскверненную землю, на которой когда-то едва держалась маленькая деревушка, Бетани почувствовала, как во рту снова стало сухо. Она нервно сглотнула, но не остановилась, не позволила увиденному сбить ее с ног. Слишком уж долгий путь она проделала для того, чтобы добраться сюда. Пораженная скверной бывшая территория Лотеринга вызывала смешанные эмоции от растерянности и скорби до гнева и жажды расплаты. Страж-командор Андрас прекрасно знал, на какие эмоции следовало давить, чтобы пробудить в ней Серого Стража, жаждущего посвятить всю свою жизнь борьбе с тем злом, что сотворило это с местом ее детства. Глядя на опустошенный мором Лотеринг, магесса видела свое собственное отражение.
[indent] А в ушах все еще звенело, как в тот момент, когда ей пришлось вкусить кровь порождений тьмы, чтобы стать одной из Серых Стражей... Сквозь этот звон слышался еле различимый шепот сил зла. Бетани уже знала, что так она могла чувствовать присутствие тварей, а они чувствовали ее приближение в ответ, отчего завтрак попросился наружу. Она прикрыла глаза и постаралась глубоко дышать, считая до десяти. С каждым разом должно становиться легче. Когда-нибудь она справится с этим, а сейчас... Сейчас ей оставалось делать вид, что ей все ни почем в надежде обмануть саму себя.
[indent] Младшая Хоук сомкнула искры пламени, срывающиеся с ее пальцев, чтобы собрать их воедино и разжечь между ладонями огненный шар. Жар сгустка энергии обжигал нежную кожу девичьих рук, усиливаясь по ее желанию и подчиняясь ее воле. Магический огонь питался не только ее маной, но и ее гневом, распаляясь все сильнее и яростнее. Взгляд Бетани ненадолго сместился на ее командира: уж сейчас она была намерена показать ему, что он не ошибался в ней. Затем, вновь обратив все внимание на стаю порождений тьмы и убедившись в том, что заклинание готово, она замахнулась и выпустила огненный шар, что со свистом отправился навстречу неприятелю. Прошло не больше нескольких секунд перед тем, как впереди раздался взрыв от столкновения заклинания с целью, огненный шар разлетелся по окружности, сжигая в своем пламени гнусных созданий. Ветер принес за собой отвратительный запах догорающей гниющей плоти. Запах отчаяния и смерти.
[indent] - Кто-то из них мог выжить, учитывая их выносливость. Их нужно добить, - отметила Бетани, поморщившись.
[indent] Еще несколько месяцев назад она и представить не могла, что когда-нибудь скажет подобное столь хладнокровно.

Отредактировано Bethany Hawke (25.07.22 09:51:15)

+2

4

Вид пламени на поле боя не мог не пугать, даже если огненный шар поразил генлоков. Элион не любил вступать в бой с врагом, у которого оставались силы на длительный бой, и магия в этом плане несла огромную пользу, ослабляя авангард порождений тьмы. Но единожды испытав действие заклинания на собственной шкуре, нельзя было воспринимать магов без опасения удара в спину.
К счастью, Бетани не была способна на такое. Андрас оставался в этом уверен.
-Я добью выживших. - эльф перехватил меч поудобнее и быстро пошёл вперёд, полный решимости прервать страдания тварей, изуродованных не только скверной, но и огнём. Они лежали на выжженной траве, от горящей плоти поднимался дурнопахнущий дым. "Дурнопахнущий" - значит действительно невыносимый. Это не был обычный разъедающий глаза дым, настоящий ядовитый газ. Но Андрас прекрасно знал что его лёгкие могут такое выдержать.
Он - Серый Страж. Нет времени беречься, впереди боль и страдания, бой со злом. Таков долг любого, кто связан с орденом.
Древний белый камень под ногами сменился моровой травой. Андрас прислушался к тихим стенаниям генлоков и занёс меч, но что-то его остановило. Он застыл. В этих звуках было что-то ещё. Сквозь чёрный дым проступали неясные волны, и острый слух эльфа уловил хищный клёкот подкрадывающейся с мёртвого угла зрения тени. Крикун.
Когтистая лапа материализовалась из ниоткуда, прорезав черную завесу.  Изогнутая клыкастая морда сгорбленной высокой твари нависла над Андрасом, норовя перегрызть горло. Командор не отступил.
Иной на его месте дёрнулся бы или взмахнул мечом в панической попытке закрыться. Но эльф знал как поступить в таких случаях - острие меча двинулось навстречу распахнутой красной пасти, вызвав фонтан гнойной крови. Крикун вздрогнул, и его конечности безвольно упали. На лезвии меча осталась тяжесть трупа, и Элион опустил руки, не выпуская клинка. Обпёршись сапогом о тушу, он дёрнул оружие на себя, вызвав фонтан крови. Его лицо покрыли чёрные крапинки жидкой скверны, и эльф тут же оглянулся вокруг.
Никакого движения. Ни звука. Лишь далёкие вороны каркали в ожидании пиршества. Эльф медленно подошёл к изжаренным трупам и поочерёдно проткнул каждый. Недосчитался одного.
-Один ушёл! - командир помахал свободной рукой. -Идём дальше.
Всё ради поиска одного-единственного сбежавшего карла, который мог стать слишком большой проблемой для окрестных деревень. В конце концов, в округе ещё оставалось достаточно диких зверей, которых можно было заразить скверной. Элион помнил этих тварей. Видел и людей, искажённых чёрной хворью, их пустые глаза. Слышал отголосок их боли в ритуале собственного обращения. И принял его с достоинством. Это лучше, чем участь орлессианской игрушки.
Эльф пошёл навстречу Бетани, не желая разделяться.
-Всё произошло быстро. Надо держаться бок о бок на случай, если здесь окажется ещё крикун. По моему опыту, они редко бродят в одиночку. - на бледном лице эльфа высыхала чёрная кровь чудовища. Его зрачки расширились в предвкушении боя, и было видно как сильная грудь поднимается в такт дыханию объёмных лёгких бойца. Под пластинчатым доспехом, прекрасно сбалансированным, сияла мелкая кольчуга - явно работа хорошего кузнеца из шевалье. На застёжках можно было увидеть лилию.
-Я давно не видел такого убийственного заклинания. Ты уничтожила их  одним махом. - Элион освободил щит с перевязи и взял свободной рукой. Грифон красовался на старом дереве, которое так ни разу и не сумело пробить ни одно оружие - многочисленные выщерблины и царапины говорили об этом ярко, внушая уважение к работе мастера. -У тебя остались выжившие родные из Лотеринга? - полувопросительно-полуутвердительно. Элион знал об этом, но хотел подробностей. Лучше знать предысторию бойца под своим началом, чтоб быть готовым ко всему. Иначе всегда есть возможность столкнуться с непредвиденными проблемами. -Расскажи мне. Я буду начеку.  От лагеря генлоков не идёт дым, и я не вижу огней. Всё спокойно - найдём убежавшего, разведаем местность, и потом сюда придут с окончательной зачисткой. Видит Андрасте - нам предстоит много работы. Нельзя оставлять всё это на волю Создателя.
Гнойники порождений тьмы ещё краснели у деревьев, как плодовые тела чудовищных грибов. Моровую землю пронизывали странные мёртвые жилы - Элион видел такие на Глубинных Тропах,  но в земле Лотеринга каналы скверны зачахли и больше не могли ничего отравить, постепенно умирая. Но год или два сюда ещё нельзя будет ступать тем, кто не прошёл ритуал Стражей или не защищён магией. Проклятие - чудовищная вещь.
И Элион не хотел чтоб кто-то лишался жизни или рассудка из-за этой древней, нависающей над миром вещи.

Отредактировано Elyon Andras (08.08.21 00:12:47)

+2

5

[indent] После ее разрушительного заклинания в поле остался выжженный по окружности участок оголенной земли. Шум взрыва заставил птиц забиться неистовым вальсом, рассекая свинцовое небо. То были падальщики, слетевшиеся в этих краях в поисках легкой добычи. До чего же… странно использовать столь рискованную магию так свободно, без страха перед свидетелями. Вдали от братьев, готовых броситься на помощь и прикрыть спину. Бетани осталась сама по себе, оторванная от постоянной опеки своих родных, и хотя тоска по ним отдавалась тяжестью в груди, казалось, впервые в жизни она позволила себе расправить крылья.
[indent] Кровь зашумела в ушах – пропитанное скверной насквозь создание с такими ранами не могло уйти далеко и теперь сновало в тенях, выжидая удачного момента, чтобы разорвать нарушителей. Очередной рвотный позыв. Трудно представить, что однажды она просто свыкнется с подобным, как и следует любому серому стражу. Она не отрывала внимательного взгляда своих любопытных янтарных глаз, что заметно потускнели с того самого похода на глубинные тропы с братом, на своего командира, готовая к любым приказам. Смотрела на него и представляла, что однажды станет похожей на него. Суровой, закаленной, хладнокровной. Его лицо окроплено оскверненной кровью противника, но он даже не обратил на это никакого внимания. За время своего краткого пребывания в Башне Бдения Бетани удалось пару раз обратить внимание на не укрытые одеждой шрамы на его руках. Эти шрамы наверняка могли поведать истории о множестве боев, в которых ему удалось принять участие.
[indent] Еще более странным оказалось слышать слова похвалы. Магесса поначалу заволновалась, что переборщила, поддавшись порыву гнева, а потому опасалась возможной реакции своего нового наставника, но то было напрасно. Она по-прежнему чувствовала себя не в своей тарелке, колдуя в открытую, но была бы рада привыкнуть к признательности своих братьев по оружию. Приятно пользоваться своим даром от Создателя на благо.
[indent] - Благодарю. Эти мои умения… очень пригодились нам с семьей, когда мы бежали от орды, - единственное, что нашла сказать Бетани, не знавшая, как правильно реагировать на похвалу. – Рада, что это оказалось действенным против этих тварей, - полезной – вот кем ей приходилось быть, чтобы доказать свое право носить их знамя. Изначально Страуд сомневался в том, чтобы брать ее в орден. Бытие стражем – это не лекарство, а призвание. Бетани являлась для них котом в мешке – никто из них не знал, окупится ли спасение ее жизни. Убивать всех порождений тьмы, что попадутся ей на глаза – меньшее из того, что она может, оказавшись в столь подвешенном состоянии. И в первую очередь ей хотелось доказать самой себе, что она выжила не случайно, а потому что ее жизнь имела смысл.
[indent] Вопросы о ее прошлом не стали для нее неожиданностью, поскольку она осознавала необходимость командующего получше узнать своих подчиненных. Но даже так она чувствовала, что по-прежнему не была готова говорить об этом до тех пор, пока тоска по близким не покинула бы ее сознание. Не проходило и дня без мыслей о том, как они поживали без нее, улучшилось ли состояние Карвера, окупилась ли их экспедиция, как мать пережила ее пропажу… За все это время было лишь позволено отправить им весточку о том, что ей удалось пережить Посвящение. Или Бетани таким образом лишь оправдывала свою неспособность написать им самой после всего произошедшего.
[indent] Выслушав указания стража-командора, девушка кивнула. Она разглядывала окружение со смесью отвращения и тревоги на своем бледном лице.
[indent] - Так точно, сэр. Мать, братья… и дядя. Пришлось оставить их в Киркволле, чтобы вступить в орден, - поначалу сухо ответила она, неуверенно поглядывая временами на эльфа. Она не знала, насколько подробно ей следовало излагать свою биографию, учитывая необходимость быть на чеку в случае атаки. - Отец умер еще до Мора… - вспомнилось ей внезапно, однако ее слова оборвались, когда она задела ногой кучку костей на земле. В этом проклятом крае уже невозможно поселиться. Пройдет немало лет, прежде чем здесь сумеет пробиться хоть какая-то жизнь. До тех пор Лотеринг превратился в безмолвное кладбище, оставшееся после жестокой мясорубки. Сама земля источала скверну, а порождения тьмы продолжали править этим балом смерти, как его полноправные хозяева. - А… у вас есть семья? Прошу прощения, если перехожу черту, сэр, - поспешила извиниться Бетани после проявления столь бесцеремонного любопытства.
[indent] Она резко отвела взгляд от стража-командора, слегка страшась его реакции. Ей не хотелось показаться невежливой или назойливой, но не могла сдержать свой интерес в его биографии или хотя бы ее части, чтобы узнать, что же сделало его таким, каким он представал перед своими подчиненными. Звон в ушах усилился, перед глазами все помутнело – Бетани знала, это могло означать только одно. Она обернулась и увидела, как что-то промелькнуло перед глазами, затаившись. Это отродье было из тех, что умело теряться в пространстве, будто бы растворяясь в нем. Прежде чем генлок атаковал, магесса выставила руку вперед – тишину в окрестностях разбил гулкий хлопок - противник пошатнулся, встретившись с оглушительной волной.
[indent] - Я держу его, теперь снова ваш черед, сэр!

Отредактировано Bethany Hawke (25.07.22 09:55:28)

+2

6

Зря он задал этот вопрос. Зря начал разглагольствовать прямо посреди гнезда порождений тьмы. Разорённого, но всё же обитаемого.
Андрас почувствовал приближение крикуна слишком поздно, его внутренний компас, помогавший находить затаившихся порождений тьмы, дал сбой. Бетани справилась лучше. Она сотворила заклинание молниеносно, ещё прежде чем  командор  поднял щит, чтоб укрыться от удара. Он не сумел заметить и подкрадывавшегося генлока, который споткнулся от посланной магессой оглушающей волны.
-Дыхание Создателя! - Элион изо всех сил рванулся вперёд, на скаку рубанув лежавшего на проклятой земле оскаленного карла, и продолжил удар - клинок подрубил сухожилие держащегося за морду крикуна, сбил с ног. Острие блеснуло в быстром пируэте, и вонзилось в грудь чудовища, истошно завопившего и задрыгавшего конечностями. Меч пришпилил его к земле. -Всё.
Выдох. Элион не чувствовал ещё порождений тьмы здесь. Все гарлоки ушли на юг - их следы петляли между домами, сливаясь в одну мешанину, тропу, ведущую к древнему имперскому тракту. Руины были пусты.
Но так могло лишь казаться.
-Я не сразу почуял их. Спасибо. - эльф вынул меч из затихшего порождения тьмы. -Это может быть плохим знаком, или я просто расслабился. Не знаю точно. Многие из нас уходят в последний путь на Глубинные тропы, наверное ты слышала об этом. Набирают обычно самых отчаянных, но твой случай... он прискорбный. Ещё хуже чем обычно. Ты привязана к жизни, Бетани. - он сплюнул на труп крикуна, скривившись от досады за оплошность. -Моя семья погибла, когда я был подростком. Обычная эпидемия, на них... побрезговали вызывать лекарей. Я из семьи слуг, без фамилии. Заслужил её на службе у шевалье... и это всё были худшие годы моей жизни. Служба Серым Стражем - лучше. Намного. В ней есть какой-то смысл, цель... в сражении за титул оскорблённого орлейского прощелыги всего этого не хватает, особенно когда к тебе относятся как к мусору. А здесь мы братья и сестры, каким бы ни было прошлое каждого из нас.
Моровой ветер задул вновь, с юга. Словно возвещая о том, что в сторону руин Лотеринга движется что-то, заявившее права на эти земли, не желающее отпускать владения. Серый Страж посмотрел в сторону моста и церкви, заподозрив неладное. Он чувствовал что гнездо ещё не пустовало.
-Я хотел сказать что мне жаль. - он не смотрел на неё, смотрел на юг, ожидая знака. Его щит поднят, гербовый орёл запятнан чёрной кровью. -Я не собираюсь заставлять тебя порывать с прошлой жизнью... если надо будет, я отправлю тебя на службу в Вольную Марку. Слышал, после твоей инициации Натаниэль хотел вновь посетить Киркволл. Мы... мы все чувствуем что нечто надвигается. Не Мор, нет. Что-то другое. Чувствуешь это сейчас? Как будто кто-то спящий шевелится, могущественный и древний. - он глубоко вдохнул чумной воздух, надеясь почувствовать как глубоко скверна пропитала это место. -Если у тебя есть навыки целителя, то они могут помочь местной флоре, почве. Если нет - может помочь огонь. - его голос после вдоха приобрёл странный, охрипший тон, словно командор только что выпил крепкого. -Я лишился семьи во время эпидемии тифа. Не знал нормальной, тихой жизни, какая могла быть у тебя с семьёй. Догадываюсь, красивая девушка вроде тебя должна была найти ухажёра. Тебя любили - иначе ты была бы в Круге. В большинстве случаев это дорога в один конец, как говорят. Никогда не смотрел на жизнь там изнутри - не могу ничего сказать...
Волчий вой. Моровые волки. Где-то далеко за холмами. Элион скривился, нерешительно раздумывая между мечом и луком.
-Не люблю заниматься этим. Как ты смотришь на охоту? Или зайдём в церковь, проверим там?
Он не знал что будет худшим выбором. Пока у неё получалось выбирать намного лучше.

+2

7

[indent] Эти новые способности… чем-то напоминали первые проявления магического дара. И то, и другое срабатывало на уровне инстинктов или же представало в качестве новообретенных органов чувств: магия – вторая пара рук, а связывающая с порождениями тьмы скверна в крови – вторая пара ушей. Не нужно думать для того, чтобы ощутить присутствие существ, в чьих жилах течет скверна – это происходит само по себе. Она действительно стала другой после ритуала Посвящения, изменившись физиологически и духовно, и больше не являлась той запуганной ферелденской беженкой-отступницей. Это было эгоистично и глупо, но, думая об этом, Бетани почему-то начинала себя оплакивать. Однако стоило стражу-командору выразить жалость по отношению к ней, она ощутила отвращение к самой себе. Ее переполняла злость от того, что она сама позволяла всем вокруг жалеть себя, даже сама предавалась жалости к себе, от чего хотелось кричать, пожалуй, даже сильнее, чем при виде разоренной Мором деревни, в которой она выросла.
[indent] - Нет нужды жалеть меня, сэр. Стражи ведь не насильно заставили меня пройти через Посвящение, скорее наоборот. Гаррет и Андерс едва убедили Страуда забрать меня. И я благодарна... правда, - напомнила она задавленным голосом, словно она из последних сил старалась подавить любые проявлений эмоций. - Ведь я бы погибла в любом случае, даже если бы я осталась в городе, рано или поздно за мной бы явились храмовники. Создатель же даровал мне второй шанс, которым я не посмею пренебречь. Как и вы, и все стражи, полагаю.
[indent] Преисполненные жалостью слова эльфа послужили катализатором: Бетани решила для себя, что отныне не позволит никому жалеть себя. Выслушав же краткий рассказ о прошлом своего командира, магесса закусила губу, чувствуя себя не в своей тарелке. Она не могла найти подходящих слов, чтобы выразить свое отношение к сложившейся ситуации. Страж-командор пережил немало невзгод и потерь, однако язык даже не поворачивался назвать его жалким в отличие от нее. Путь, который ему пришлось пройти, прежде чем войти в ряды благословенного ордена, закалил его, сделал сильнее. С некоторой долей восхищения Бетани глядела на Элиона и представляла, что, возможно, однажды сама сумеет почерпать силу из своих страданий. Быть может, все это не было напрасно.
[indent] Улицы Лотеринга изменились до неузнаваемости. Среди поросших обломков едва различались очертания стен и крыш. Бетани даже не могла вспомнить, где именно когда-то располагался их собственный дом. Под ногами хрустнула деревяшка, в которой едва узнавалась вывеска таверны «Убежище Дейна». Тогда Бетани невольно подумалось о том, что ей ведь так и не удалось побывать внутри. Лотеринг стал братской могилой для ее земляков, погибших в первой волне Мора, хлынувшего из самых глубин Диких земель. Неподалеку отсюда они сожгли тело отца и развеяли его прах по ветру еще до того, как их настигло бедствие, и тогда Бетани наивно полагала, что смерть отца – это худшее, что могло произойти с ними. Но даже тогда у нее все еще оставалась поддержка близких, которой ей отныне безумно не хватало. Оставалось лишь надеяться на то, что служба с другими стражами все же сумеет хотя бы частично восполнить потерю.
[indent] - Нет! Нет никакой нужды посылать меня в Вольную Марку, - резко возразила она. Гораздо резче, чем намеревалась, отчего поджала плечи и отвела взгляд. - Отчасти я была рада вернуться в Ферелден, невзирая на обстоятельства. Мы все скучали по дому там.
[indent] Дом. Бетани действительно надеялась, что однажды смог бы стать для нее тем домом, который она потеряла. В конце концов, именно оттуда шли ее корни, отчего казалось закономерным желание проникнуться тем местом, где когда-то росла матушка. Интересно, сумеет ли Гаррет выкупить их родовое имение теперь, когда им удалось найти сокровища в том жутком тейге?.. И все же ей не хотелось возвращаться туда, очень сильно не хотелось. От одной мысли кровь стыла в жилах. Тоска по близким и утерянной жизни и без того преследовала ее по пятам, и она опасалась, что в Киркволле эти чувства захлестнут ее с небывалой силой, утягивая за собой в непроглядную бездну. Слишком мало времени прошло для того, чтобы справиться со всем этим, она просто не могла… увидеть тех, кого оставила в Городе Цепей. Особенно того, о ком старалась не думать больше всего, однако неожиданный комплимент в ее сторону от командора и комментарий про ухажера заставили еще незажившую рану вновь кровоточить.
[indent] - Ох, Создатель, нет. Не поймите меня неправильно, - поначалу Бетани выглядела смущенной, однако взгляд ее внезапно сделался печальным. - Я была отступницей в городе, переполненном храмовниками. Такая обстановка в целом не располагает к… романтике, - последнее слово ей далось с трудом, поскольку звучало оно слишком неправильно. - Тяжело найти того человека, которому можно довериться, который не предаст и сохранит тайну, который решится на жизнь в постоянном риске, жизнь рука об руку с магом-отступником. Это… сложно, и я бы предпочла не обсуждать это.
[indent] Она старалась закрыть эту тему как можно деликатно, чтобы не позволить вытянуть из себя подробности о личной жизни. Тем более что никаких подробностей и не могло быть, пусть она по-прежнему питала чувства к Каллену, все же, хвала Создателю, им не удалось зайти слишком далеко, прежде чем ей пришлось покинуть Киркволл. Можно сказать, что ей повезло сорваться с крючка до того, как вскрылась вся правда, ведь иначе я пришлось бы узреть разочарование и ненависть по отношению к ней в одном только его взгляде, взгляде храмовника, готового покарать отступницу. Скорее всего ей пришлось бы бороться за свою жизнь, скорее всего с ним же. И если Бетани еще могла пережить навязчивые мысли о том, как все могло сложиться при других обстоятельствах, то вряд ли бы ей удалось выйти сухой из воды в случае разоблачения. И что хуже всего, вряд ли бы ему удалось то же самое.
[indent] Нужно срочно сменить тему. Что же страж-командор Андрас говорил до этого? Что-то про затаившееся зло в этих краях, не так ли? Возложенный на их орден долг должен отвлечь их обоих от неприятных мыслей о прошлом. Все, что оставалось у них отныне – это то настоящее, в котором им пришлось очутиться в силу обстоятельств. И уж с этим Бетани могла работать.
[indent] - Увы, я знакома лишь с основами созидания. Вряд ли мне удастся повлиять на почву, пораженную моровой скверной. Вы же сами знаете, что от этого нет никакого лекарства, - Создатель милосердный, до чего же беспомощной она себя чувствовала в тот момент. Хотя после сеансов исцеления Карвера Бетани начала больше практиковаться в целебной магии, уговорив Андерса дать ей пару уроков, все же любому магу приходилось сталкиваться с ограничениями, что порой тяжело объяснить тем, кто не был хорошо знаком с ними. – Думаю, в любом случае не помешало бы осмотреться. Любопытно, осталось ли еще что-то от церкви, ведь наверняка там укрылись те, кто не успел вовремя бежать от орды. Бедолаги… молили Создателя о спасении за секунды до того, как были растерзаны. Но хотя бы сейчас я не чувствую порождений тьмы. Наверное, скверна в почве сбивает нас, она здесь… повсюду.
[indent] Почуять одну тварь в целом скоплении ядовитой тьмы - как искать иголку в стоге сена. Время от времени напряженное гудение в голове делало каждую мысль болезненной. И глядя по сторонам, Бетани осознавала, что это еще не самое худшее, что мог предложить им Мор. На глубинных тропах должно быть гораздо хуже, а ведь именно туда отправляются стражи, чье время пришло. Незавидная участь, о которой меньше всего хотелось думать, однако мысли невольно лезли в голову при виде моровых язв в земле.
[indent] - Ох, Создатель… - шепотом слетели слова с ее обветренных губ.
[indent] Они дошли до церкви, которая сохранилась лучше прочих зданий в округе. Кое-где обрушилась крыша, но каменные стены по-прежнему тянулись к свинцовому небу. Однако поражала сознание вовсе не относительная сохранность, а видневшиеся сквозь пробитый и выжженный дверной проем человеческие кости вперемешку с кусками статуи Пророчицы. Самые свежие следы – распадавшиеся тела самих порождений тьмы, павших, судя по всему, от зубов и когтей диких зверей. Место, куда Бетани еще в юности приходила в поисках утешения, обратилось в свое искаженное подобие. Стало так тихо, что не удавалось вспомнить даже ласковый перезвон и умиротворенное пение сестер. Тишина давила на сознание, красивая картинка из воспоминаний разбилась вдребезги, и все, что осталось – это скверна. Бетани замерла и ощутила жжение в глазах, которые без ее ведома уже налились слезами. Горло сдавливало от спазма, а гудение в ушах только накалилось в сопровождении с пульсацией. Дрожащие пальцы изо всех сил сжали посох – она чувствовала необходимость опереться обо что-то.

Отредактировано Bethany Hawke (13.04.22 19:25:28)

+2

8

Элион выслушивал каждый её ответ с неподдельным интересом, не теряя бдительности.
Эта вылазка в любом случае была контрольной, и командор не придавал значение мелким оплошностям, которые могли приключиться с ними обоими. В любом случае, пара озверевших гарлоков или звери-вурдалаки не были для них обоих опасностью.
Он перехватил оружие сразу перед входом в храм, аккуратно распахнув двери. Представшее перед ними зрелище не удивляло, - осквернение тварями песенных залов носило целенаправленный характер. Они делали это специально, и ни у кого в Ордене не оставалось сомнений в том, почему они это делают, и кто стоит за могущественной волей, направляющей архидемонов. Конечно, демоны Тени.
Старые, могучие создания, враждебные миру. Элион остановился и встал напротив Бетани, не решаясь пройти дальше: он видел что сделали с престолом Песни Света.
И лишь тогда заметил, как ей больно.
-Прости. Я специально привёл тебя сюда, чтоб ты понимала с чем мы сталкиваемся. - он посмел прикоснуться к её плечу, не выпуская из руки меч. Выражение лица эльфа не менялось - разве что лёгкое моровое поветрие трепало длинные волосы, заставляя жмуриться. Обычный человек или кто бы то ни было, не поражённый Скверной, не смог бы стоять на досках этой церкви, не чувствуя разлагающей душу магии. Но Серые Стражи чувствовали только скорбь.
И гнев, если выдерживали первое.
-Им чуждо всё хорошее, Свет Создателя - пустое слово для этих тварей. Они хуже зверей. Звери убивают, чтобы утолить голод, а Порождения Тьмы - потому что это приносит им удовольствие. Им нравится осквернять святые места, нравится убивать безоружных и искажать тела тех, кто выдержал достаточно боли. Тебе уже говорили обо всём этом - теперь ты видишь их логово. Это правда. - Элион отошёл подальше от магички, дав ей возможность побыть наедине с мыслями и горем. Он воздел голову к разорванному потолку и увидел их: кости.
Вся церковь была увешана человеческими костями, как погремушками, гирляндами. Теперь, когда врата открылись, и моровой сквозняк прошёлся по забитому мусором и телами тварей центральному нефу,  кости клацали и стучали друг об друга, повествуя об учинённой здесь резне.
Но хуже всего был стон, могучий рёв, раздавшийся из дальнего конца, за разрушенной кафедрой певчих, справа от неё - у покоев Матери.
-Серые Стражи! - возопило нечто, никогда не знавшее жизни вне осквернённых залов. Оно не спешило показаться, и не было видно даже тени воющей угрозы, но... оно явно было разумным.
Андраса передёрнуло от воспоминаний об Архитекторе и его отпрысках. Это был один из них. Но кто?
-Ты один из Послушников! - крикнул командор в ответ. -Покажи себя. - Элион дал знак Бетани держать себя в руках. Он не мог представить себе что встретит одного из них в таком месте, и уж тем более не хотел чтоб неофиты видели говорящих Порождений Тьмы. Это было странно, неестественно - и не укладывалось в картину мира Ордена.
Испытание грозило сорваться.
-Я не могу... - тихий стон бессилия и протяжный вой. -Я заперт!
Элион решился пойти вперёд, потому  что это не могло быть ловушкой.
-Бетани, идём со мной. Я покажу тебе кое-что. Тебе сегодня повезло, на редкость повезло. - он пнул свалявшиеся на пути доски, и только теперь понял что следы разрушений - свежие. Кто-то прорывался сквозь неф, сметая всё на своём пути.
-Убейте меня... - громогласный рык, который можно было бы принять за медвежий. -Они терзали меня... Пытали меня!
И когда командор свернул от кафедры направо, подвинув полог рваной, измазанной кровью ткани перед укромной частью трансепта, - он увидел Его, и ужаснулся.
Это был огр, пронзённый десятком копий, распятый подобно человеческим лидерам, которых находили крикуны.
Он до сих пор истекал кровью, и кровь собиралась в чаши-кратеры.
-Андрасте... - его глаза распахнулись в ужасе, и командор впервые за много лет не знал что сказать.

+2

9

soundtrack

[indent] Мертвой хваткой облаченные в кожаные перчатки пальчики магессы сжали посох, цепляясь за него, как за спасательный круг. Ноги налились свинцом, а кровь стыла в жилах при виде развалин, которые когда-то столько значили для Бетани. Увы, ей все же пришлось увести взгляд в сторону, а затем и вовсе зажмуриться, чтобы найти в себе силы смириться с произошедшим. Гораздо легче было обрести желанное смирение вдали от воспоминаний, которые в этом месте вскружили голову девушке, но сделать это на останках своей прошлой, уже такой далекой жизни стало истинным испытанием для нее, ради которого ее и призвали сюда и которое она так боялась с позором провалить, сдавшись под натиском нарастающей панической атаки. В отчаянии Бетании изо всех сил пыталась дышать медленно и глубоко, считая про себя, чтобы вернуть остатки самообладания. После всего пережитого, после принесенных другими ради нее жертв она не могла так легко сдаться - и тогда вся боль, засевшая неподъемным грузом глубоко в груди, внезапно пересилила страх и подбавила масла в огонь возродившейся решимости. Самой Бетани казалось, что она собиралась с силами слишком долго, но, открыв глаза, обнаружила, что прошло не так много времени. Голос командора и его мимолетное касание к ее плечу окончательно вытянули ее из леденящих душу вод отчаяния на свет, пускай они и стояли в месте, куда не достигала длань Создателя.
[indent] Слова стража-командора Андраса медленно, но верно оседали в сознании, лишь с запозданием обретая смысл. Это не принесло юной стражнице никакого утешения, но хотя бы укрепляло ее веру в их цель. И в собственную значимость в их общем деле, ведь до этих пор Бетани чувствовала себя так, словно она совершенно не вписывалась в ряды Серых Стражей, словно ей была предначертана совершенно другая жизнь, но что-то нарушилось в замысле Создателя. Однако борьба с порождениями тьмы стала для нее личным с юных лет, когда Мор вынудил ее семью бежать из Лотеринга. И вот вернувшись сюда, ей удалось дойти до этой, казалось бы, очевидной мысли. До этого самого момента ей виделась несправедливость во всех лишениях, но что если это была ее судьба, уготованная самим Создателем? Что если все эти испытания были призваны вылепить из нее серого стража, которым она стала?
[indent] - Д-да, я понимаю. Кажется, теперь я понимаю, - не глядя на командира запоздало призналась Бетани перед тем, как она выпрямилась. К тому моменту страж-командор уже отошел от нее, чтобы дать ей возможность самостоятельно перевести дух - и она ценила это. Другие могли бы счесть ее слабачкой, недостойной спасения путем Посвящения, но Андрас оказался терпеливее иных стражей. - Я готова ид... - не успела она договорить, так как низкий громогласный вопль оборвал ее.
[indent] Застыв от растерянности, Бетани встретилась взглядом с командиром, который решил вступить в диалог с... что бы это ни было. Он также дал ей понять, что ей следовало держать себя в руках и следовать за ним, а ей ничего не оставалось, кроме как довериться ему. И хотя одна мысль о том, что же могло таиться во мраке развалин, переживших не одну бойню, ужасала, все же со внешним страхом было гораздо проще справиться. Или же она на удивление быстро адаптировалась. После увиденного ранее глаза уже привыкли к немыслимой ранее жестокости. Весь этот путь будто бы должен был приготовить их к тому, что им только предстояло увидеть. Бетани последовала за стражем-командором, морщась от неприятных потрескиваний, сопровождавших каждый их шаг. Произнесенные с невиданным отчаянием мольбы начинали вызывать жалость, несмотря на контрастировавшее с ними звучание голоса. Возникло такое ощущение, будто дикий зверь оказался одержим духом и попал в капкан, а теперь молил их выпустить его из ставшего тюрьмой сосуда - такое объяснение было бы разумным, ведь в этом месте слишком истончилась Завеса. Увы, истина оказалась не такой очевидной и правдоподобной.
[indent] - Ах! Дыха...ние... Соз...дателя, - еле шевелила губами вытаращившая глаза магесса.
[indent] Ни за что не сумела бы она объяснить, что же шокировало ее больше всего: тот факт, что перед ней предстал говорящий - а значит, разумный - огр, или то, как над ним надругались. Кто? Неужели свои? Разве такое возможно? Безумно хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться в том, что все это было реальностью, а не происками очередного демона из Тени. Однако побледневшая Бетани не могла не то, что пошевелиться - она и моргнуть не могла.
[indent] - Сэр?.. - полувопросительно протянула она, все же сумев отвести взгляд от столь душераздирающего зрелища. Но страж-командор Андрас и сам будто бы лишился дара речи. И ситуация рисковала только ухудшиться. Звон в ушах будто бы стал сильнее, в основании черепа ощущалось давление, от которого темнело в глазах. В этом проклятом месте скверна будто бы заменила воздух, но в какой-то момент ее начало становиться еще больше. Со стороны входа в церквушку послышались хрипы гарлоков и кличи крикунов. В тот же миг движимая пробудившимися инстинктами Бетани вновь сжала посох в руках, но на этот раз готовая к очередному бою с порождениями тьмы.

Отредактировано Bethany Hawke (08.01.22 01:45:33)

+1

10

Кровь Порождений Тьмы. Она поднималась в воздух, испаряясь и насыщая воздух. Руны нечестивых заклятий, высеченные на обугленных досках, сковывающих движение огра, заставляли его телесные жидкости переходить из одного состояния в другое моментально, без жара, но с невыносимой болью. Элион знал такой тип магии: им промышляли орлессианские мастера пыток, но в лапах порождений тьмы эта манера управлять магией становилась вдвойне ужасна. Это не стояло рядом ни с чем, что мог бы сотворить человек, эльф, гном... Андрас видел на какую жесткость способны творения Создатель, но это и рядом не стояло с циклом извращённой жизни порождений тьмы. Командор понимал зачем они это делают: огр был не нужен рассеивавшейся орде, а пищи было мало. Они желали  насытить землю Скверной, чтоб магией её нельзя было очистить сходу, по мановению руки.
Нельзя было медлить. Минута промедления обещала ещё сутки ритуалов очищения, молитв и бдений. Элион желал занести меч без разговоров, но Бетани... Нельзя было подавать такой пример. Там, на Глубинных Тропах, они поступили с Архитектором по-другому, и угрызения совести преследовали до сих пор.
- Он разумен, Бетани, и не бойся: мы имели дело с его выводком в Амарантайне. Я всё ещё не доверяю им. - лукавые слова. Элион заглянул в белёсые глаза обессиленной твари и увидел там сожаление, которое успел почувствовать когда-то в присутствии Архитектора. Это эмпатия - Серый Страж должен ощущать такие изменения в противнике. Выражение морды огра говорило о многочисленных сожалениях, бессилии, боли и желании искупить вину. Это не могло быть обманом: в большинстве своём, дети Архитектора были искренни и неспособны на обман.
- Огр. - цепи чудовища качнулись, вбитые в землю, обнажённую под разбитыми досками пола. -Я знаю о Матери. Я убил её, и тех кто за ней следовал. Ваш Отец всё ещё жив. Это её слуги так сковали тебя?
Странная вибрация в воздухе: словно жар десятка кузнечных мехов обдал их одновременно. Элион отступил, видя что огр раскрыл пасть и пытается подняться, угрожая лишь повредить шкафы и стенки, о которые опирается. Его сковывало сложно заклятие паралича и цепи, но воля к жизни не могла покинуть порождение тьмы так просто: он любой ценой хотел выжить. Это было видно по конвульсиям его больных мышц, пронизанных чёрными нитями.
Элион обернулся и взял Бетани за плечо, видя  что она шокирована происходящим.
- Я не думал что ты увидишь их так скоро. Мне многое придётся объяснить тебе, но с Порождениями Тьмы всё немного сложнее, чем думают другие Серые Стражи.
- Магия!... - жалобное мычание, скулёж огра прервал мысль командора резко, и было понятно как сильно огр желает чтоб эти муки прервались. -Если вы убьёте меня, то они придут и попируют на моих костях. Мне не выжить... они отравили меня корнем смерти. Эмиссар Матери придёт сюда на закате и восстановит гнездо. Мою плоть разорвут гончие, мои кости сотрут в порошок... Сожгите меня! Молю... Я не успел убежать с ордой Отца.
Тревожная, странная речь. Раньше командор видел лишь гарлоков, настолько одарённых волей к речи, и сложно было сказать насколько далеко шёл их интеллект. Этот огр использовал те же слова, что и любое другое творение Создателя. Словно Его дыхание осенило эту осквернённую пасть, подарив настоящую речь.
- Ты слишком умён для огра. Ты одно из любимых детей Архитектора? Куда он направился?
Молчание. Дрожь, рык и содрогание цепь, звон цепей. Вой далёких моровых гончих, учуявших неладное. Элион отошёл, чтоб взглянуть на вход в храм и кивнул Бетани: чисто. Но прибытия подкрепления нужно было ожидать с минуты на минуту.
- Я скажу куда отправился Отец... Если пообещаете убить меня быстро и не трогать его.
- Я обещаю что этот меч пронзит твоё сердце, и мы сожжём твоё тело. Вместе с осквернённой церковью, если потребуется. И мы отомстим выводку Матери за твою смерть. Клянусь, потому что это долг Серого Стража.
-Отец говорил что вы самые опасные из тех кто ходит под солнцем. Я не могу увидеть вас, но чую мага. Развейте заклятие перед тем как убьёте меня, иначе магия ударит по вам... взорвётся.
Его глухой, тяжёлый рык и отдающие потусторонним эхо слова будоражили скверну внутри, подталкивая к исполнению долга. Элион прекрасно знал что делать.
- Бетани, ты знаешь что делать. Развей руны, и я ударю.
Огр встал на четвереньки подобно неваррскому горному примату, открыв кровоточащую рану в груди. Элион взял сияющий серебром клинок в обе руки и приготовился к удару, вновь кивнув Бетани. Эта марчанка не должна была видеть такое...
Но они все делают не то, что должны были бы в нормальной жизни, без скверны в собственных венах.

Отредактировано Elyon Andras (03.07.22 14:30:47)

+1

11

[indent] Это все происходило взаправду, а не явилось ее пораженному скверной сознанию очередным кошмаром. Бетани молча наблюдала за тем, как ее командир говорил с ослабленным, сломленным огром, как если бы с подобными ему в самом деле можно было договориться о чем-либо. Воспоминания о побеге из Лотеринга вновь всплыли на поверхность, те события заклеймили ее душу неизлечимой травмой, из-за чего трудно было отделить образ закованного огра от того чудовища, что чуть было не лишило Карвера жизни, размозжив его о холодную, пропитанную скверной землю. Лишь прикосновение к ее плечу вытянуло ее обратно, помогло ей вновь обрести опору и сосредоточиться на происходящем. Магесса посмотрела на эльфа с промелькнувшим недоверием в глазах, однако все же там нашлось место состраданию и жалости. Даже кровожадные и уничтожающие все живое на своем пути чудовища не заслуживали такой кончины.
[indent] Не удавалось вычленить из их разговора хоть что-то осмысленное, каждое названное имя порождало лишь больше вопросов. Обещание стража-командора объяснить ей суть происходящего не могли успокоить ее, потому что она сама не знала, хотела ли вообще понимать то, о чем они говорили. Бетани не так давно стала Серым Стражем, она не могла быть готова к стольким откровениям - это было слишком жестоко. Конечно, она догадывалась о том, что орден скрывает множество темных тайн, иначе бы неоткуда было бы взяться всей этой загадочности - как правило, чем больше секретов, тем они страшнее. Однако на сей раз все оказалось гораздо сложнее, ей не посчастливилось узреть то, о чем большинство Стражей даже не догадывалось.
[indent] - Вы верите этому существу?.. - с отвращением выдавила из себя Бетани, ощутив острую необходимость прочистить желудок после увиденного. Ни один малефикар не был способен на такое, потому что порождения тьмы использовали скверну при сотворении заклинаний. Магические путы напоминали черные нити, что впились жертве под кожу и терзали его изнутри при каждом движении. Пронизанные болью мышцы огра были готовы разорваться на части от напряжения, кожа была натянута до предела и обнажала каждую вену и артерию, по которым струилась пульсирующая черная скверна вместо крови. - Прошу прощения, сэр. Будет исполнено.
[indent] Пришлось отбросить былые страхи, пересилить саму себя, чтобы выйти вперед, прямо к массивному чудищу, способному без труда разорвать ее на части. Выйти к нему для того, чтобы избавить от его оков, освободить его, довериться ему, потому что он молил о легкой смерти, которую наверняка не заслуживал. Напряженное выражение лица Бетани выдавало ее сомнения и злобу, однако она бы не стала идти наперекор приказам Элиона Андраса - того, кто все это время помогал ей совладать с тягостями ее нового бытия. Закаленный в боях эльф не мог оказаться пособником зла - это было видно по его суровым, но ясным глазам, об этом красноречивее любых слов говорили его поступки.
[indent] Встав напротив огра, Бетани воткнула свой посох в землю и начала концентрироваться на рассеивании взрывоопасных рун. Ее пересохшие и обветренные губы тихо шептали заклинание - намерения, которые она должна была вложить в посох вместе с магией, прежде чем та вырвалась на свободу. На верхушке посоха образовался шарик света, что начал увеличиваться в размерах до тех пор, пока магесса не подняла свой посох и не начертила в воздухе круг. Загоревшиеся после ее манипуляций линии начали стремительно рассеиваться, по земной тверди пробежали вибрации, которые исходили от магических рун, настолько ощутимые, что чуть не сбили с ног обоих стражей. Уши заложило от резкого хлопка, однако никакого взрыва не произошло - все затихло, а огр повалился на землю, избавившись от давивших со всех сторон оков.
[indent] Из груди Бетани вырвался весь кислород вместе с напряжением, по ее лбу скатывались капельки собравшегося от концентрации пота. Пришлось опереться на посох, чтобы устоять на ногах, поскольку она сама не ожидала, что ей придется потратить столько сил на развеивание чужого заклинания, оказавшегося слишком мощным. Она жадно хватала ртом воздух, вытирая ладонью пот со своего лба, прежде чем выпрямиться, однако сковавшую тело дрожь ей так и не удалось побороть. Рука сама потянулась к дорожной сумке, чтобы достать оттуда склянку с лириумным зельем, которое чуть было не вывалилось у нее из рук, когда она дернулась от внезапного треска. Высокий, закладывающий уши крик сигнализировал о том, что чудищам удалось прорваться к ним. Стражи быстро переглянулись с полным осознанием того, как им надлежало поступить в подобной ситуации. Эта вылазка должна стать подлинным обрядом инициации для Бетани.
[indent] - Я встречу их, пока вы доделываете задуманное. Постараюсь задержать их, - твердо заявила она, удивив тем самым саму себя.

+1

12

Талант Бетани очевиден: она безупречно владела рассеянием, как если бы приняла обет храмовницы. Элион с восхищением смотрел как она выполняет свою работу, пока огр с раскрытой кровоточащей пастью молил об избавлении низким, гортанным порыкиванием. Деревянные стены церкви подрагивали при малейшем движении громадного создания. Оба Серых Стража чувствовали его мучения, пронзённого кольями как ферелденские солдаты на Имперском Тракте при продвижении Мора на север, к Денериму. Едва изящное плетение чар Бетани закончилось, Командор поднял меч и шагнул вперёд.
- Ты исполнила приказ без колебаний. Я ценю это. - он резко обернулся, услышав пронзительный визг крикунов. - Я сделаю это быстро. Объяснения потом, стой здесь и не давай им войти. - Элион подошёл ближе к огру ближе и, подняв взгляд на его морду, спросил без страха  перед близостью лап чудовища. - У тебя есть имя?
Визг доносился всё ближе. Они явно были среди растоптанных скамей церкви, рыскали в поисках запаха Стражей, перемешанного с вонью покинутого гнезда.
- Младший... Так Архитектор назвал меня. Нанеси удар прежде, чем они доберутся до моего тела, Страж. - клыкастая пасть протекла новыми струями черной крови, и огре еле сдержал рык. Клокотание крикунов было близко - они подбирались через обломки к брошенным шкафам архива. Трое.
- Да очистит твою душу Создатель, Младший. - Андрас грациозно вскочил на грудную клетку чудовища и с размаха вонзил лезвие между массивными рёбрами чудовища. Младший взмахнул лапами, едва не добравший до нанёсшего удар Стража, но его грозный рык быстро утих. Посеребрённое лезвие из серого чугуна вошло там, где было надо - в осквернённое сердце. Громадная пасть огра закрылась, и рык уступил пронзительному, предвкушающему пиршество кличу крикунов, ворвавшихся сквозь руины в архив. Они не пытались скрыть собственное присутствие, просто ринулись на четвереньках как гончие к свежей плоти, не задумываясь о том что может случиться.
- Бетани, конус льда! - Элион соскочил обратно и рывком оказался рядом с магессой, приняв боевую стойку. Он не успел снять щит,  но боевой клич командора притормозил порождений тьмы, заставив опешить: чудовища знали этот звук, понимали насколько опасен противник, издающий его. Если они напуганы, значит за стенами ещё нет орды.
На морде самой крупной чёрной твари, похожей на помесь вервольфа с цаплей, испачканной в угле, появился испуг. Их голод, рассеянных и лишившихся командования, оказался не настолько сильным, чтоб жертвовать собой. И всё же, их было больше: трое против двух Стражей.
Но рядом с Элионом была Бетани, а не просто солдат.
Лужа чёрной крови достигла их сапог. Быстро, словно фонтан, она изливалась в доски пола, как будто труп огра удерживала на грани жизни и смерти темная магия. Так, словно он был заготовлен для чего-то как сосуд со спиртным в кладовой, напитывающийся и крепчающий. Нет, на этого огра у порождений тьмы были планы, и витающая в воздухе скверна подчёркивала это ощущение так сильно, что мысль нельзя было просто отбросить. Обычный человек не смог бы ступить сюда без того чтоб лишиться рассудка и души. Крикуны бежали по своей, проклятой земле. И Стражи должны были это исправить. Лёд, пламя, металл - неважно что понадобится для того чтоб извести Скверну с лица мира, выкованного Создателем.

+1

13

[indent] Еще не так давно в своих самых страшных кошмарах Бетани не представляла, что однажды ей предстоит в одиночку выйти против целого отряда порождений тьмы. С самого Посвящения она старалась не думать о том, что на самом деле означала ее клятва, как если бы таким образом было возможно отсрочить неизбежное, свою собственную судьбу. Но того хаоса, творившегося в Лотеринге - месте, где она выросла - оказалось достаточно для того, чтобы выжечь в ней все без остатка. Почти - страх все еще давил на нее, но по крайней мере совокупность всего пережитого дала ей силу действовать вопреки. Истерзанный пытками орк остался позади, как и страж-командор - единственный, кто мог ее защитить в этом проклятом месте. Не было рядом никого: ни отца, ни даже братьев ее, на которых она полагалась, сколько себя знала. Бетани впервые шла навстречу своей непримиримой судьбе, крепко сжав в руках посох и расправив плечи.
[indent] Магесса встала там, где когда-то располагался алтарь, и в спешке начертила перед собой руну паралича на крайний случай. Не теряя времени, она обвела взглядом пространство перед собой, анализируя возможные результаты своих заклинаний. На ум сразу пришло осознание хрупкости этого выжженного скверной здании, сокрушить его можно было одним лишь щелчком пальцев. Обрушить на свору порождений тьмы заклинания массового поражения можно было без труда, ведь попросту некуда им было деваться в столь тесном пространстве, но в таком случае развалины церкви стали бы могилой для всех, кто находился внутри. Но у нее по-прежнему было преимущество - расстояние от массивных дверей церкви до алтаря, которое тварям предстояло преодолеть, чтобы тронуть ее и пальцем. В качестве меры предосторожности она, обведя посохом окружающее пространство, притянула к себе лежавшие вокруг нее камни, чтобы соорудить из них магический доспех. Минутами ранее Бетани отчетливо слышала визги крикунов, которых ныне не видела.
[indent] Внушительного размера скамья из дерева сама по себе сбила с ног тех противников, что шли впереди, и выступила препятствием для остальных. Без колебаний Бетани сконцентрировала в своем посохе сгусток энергии, которого оказалось достаточно для того, чтобы поджечь именно скамью, а заодно и тех, кто оказался под ней. Затем она снова обвела посохом пространство, собирая вокруг него влагу из помещения - отец всегда учил пользоваться окружением, уметь приспосабливаться, превращать поле битвы в ловушку для противника. Повеяло холодом, слишком резко для естественного перепада температуры, ведь парящие капли превратились в острые ледяные шипы, что моментально сорвались с места и пронзили источающую скверну плоть чудовищ. Полы святыни в очередной раз окропила их густая черная кровь, ядовитая для всего живого. Остальная масса порождений тьмы резко приостановилась, раздалось их нетерпеливое рычание, их сверкающие в темноте глаза свидетельствовали об их неутолимой кровожадности.
[indent] Голова снова загудела, чутье Серого Стража подсказывало о том, что кому-то удалось подобраться к ней слишком близко. В зоне периферийного зрения блеснула сталь клинка возникшего из ниоткуда крикуна, но тому оставалось лишь рассекать воздух. Благодаря своим новым инстинктам, Бетани удалось вовремя среагировать и отклониться в сторону, пропуская разъяренного противника прямиком в ловушку - ту самую руну паралича, узор которой разогнал темноту своим ярким светом. Данного источника света оказалось более чем достаточно, чтобы разглядеть лицо стража-командора, что рывком бросился к ней, уже готовый к бою. Еле заметно магесса выдохнула от испытанного облегчения, ведь судьба его, оставленного один на один с тем гигантом, не могла не беспокоить его.
[indent] Кивнув своему наставнику, Бетани рассекла воздух посохом и заморозила тех тварей, что успели сократить дистанцию между ними за то время, пока она отвлекалась на удар с тыла. За то недолгое время, что ей довелось побыть Стражем, Бетани научилась ценить опытных лидеров, которые, не обладая талантом к магии, имели представление о том, в какой момент и каким образом можно было добиться наибольшей эффективности мага. Поход в это Создателем забытое место стало для нее не только проверкой на прочность, оно также должно было продемонстрировать ее умение работать в команде. Маг, слишком привыкший сражаться в одиночку, мог с такой же легкостью навредить своим союзникам, как и противникам. После всего, через что ей пришлось пройти, Бетани не могла позволить себе подобную оплошность, она была обязана пройти испытание и показать себя.
[indent] И все же ей предстояло еще многому научиться. Страж-командор поразил гораздо больше порождений тьмы, гораздо эффективнее и стремительнее, чем она когда-либо могла. Ему удавалось грациозно балансировать между обороной и нападением, демонстрируя не столько грубую силу, сколько ловкость и маневренность в своих движениях. Оказалось непросто отвлечься от столь завораживающего зрелища, но в бою глазеть было некогда. Когда стало ясно, что Андрас одним своим появлением сумел привлечь к себе внимание большей части порождений тьмы, Бетани воспользовалась этой передышкой для того, чтобы вывести на земле защитную руну для него, а затем сама бросилась в атаку, продолжая внимать указаниям.

Отредактировано Bethany Hawke (12.09.22 00:07:45)

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Join the Grey Wardens! [Dragon Age]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно