ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » cinema of catharsis


cinema of catharsis

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

он представил себе всю ее инженерию
сборку, уход и обслуживание —
и ощутил беспомощность.

[Lindemann - Praise Abort]
https://i.imgur.com/XXdxBde.gif https://i.imgur.com/yGaVYzK.png https://i.imgur.com/g6CuETb.jpg
https://i.imgur.com/mXYeQZe.jpg https://i.imgur.com/htp1K23.jpg https://i.imgur.com/9wU7UNL.jpg
Joker | Scarecrow
[Crane's apt. Present]

но гримасой внутри него засело пророчество:

ВСЕ ИЗМЕРЮ И ВСЕМ ОВЛАДЕЮ
И БУДУ ВНУТРИ ВСЕГО
КАК ВНУТРИ СВОЕГО СМЕХА
НЕ ГЛЯДЯ НАРУЖУ СКВОЗЬ СТЕНЫ
ХОЛОДНОГО КАРАНТИНА МОЕГО ГЛАЗА —

оно сидело в нем, как стальная пружина
медленно раздирая живые жилы.

Отредактировано Jonathan Crane (01.06.21 03:41:46)

+2

2

[icon]https://i.imgur.com/ZWYtxfl.gif[/icon][sign][indent]  [indent]  What? Oh, I'm not gonna k i l l ya...https://i1.imageban.ru/out/2021/03/22/b4d2b70fa07642573462f23046ac0ab8.gif https://i3.imageban.ru/out/2021/03/22/d9ec4310726e823a1279ce6a944131c3.gif https://i3.imageban.ru/out/2021/03/22/d1fda60219a5792b0f41026a9dfb3724.gif [indent]  [indent]  [indent]   [indent] I'm just gonna h u r t  ya... really, really Badнарядила прелестная, обворожительная дочь демона [/sign]

[indent] Через острое плечико льняного пиджака, потерявшим все краски и узорчатую вышивку и представлявшимся издали большим грязным фиолетовым пятном, я смотрю на отходы комбинатского производства, моих подручных. Этих держат в больнице не для починки, а просто чтобы не гуляли по улице, не позорили марку. Их внутренние неисправности - будь то врожденные, которые не подлежат починке, или набитые за много лет налетов лицом на твердые вещи, - мои охотничьи т р о ф е и. Да и к слову, чрезвычайно легко работать с теми, кого крепко попортили, к примеру, поддали лишку в мозгобойной комнате и бросили догнивать в груде поверженных образов, бывшими некогда нерушимым смыслом жизни. Я находил их таких, прибитыми к стене в том же состоянии, в каком их стащили в последний раз со стола, и в той же позе: руки распялены, ладони согнуты, и тот же ужас, поедающий любую вспорхнувшую робкой птицей эмоцию на лице. Я выдергивал гвозди из рук, вытирал слюни и чувствовал запах неубранной мочи, что проедала пол и непрочные перекрытия.
[indent] Никогда я не приравнивал себя - и подумать не мог - к этим поломанным, перегретым машинам со сбившимися и скрипевшими шестеренками, но, осматривая двух здоровяков, вырядившихся в заячьи маски с разноцветными носами, которые были предназначены для детей дошкольного возраста и смотрелись чересчур искусственно на замученных пустынным н и ч е м лицах, я вдруг ловлю себя на безумной мысли, что завидую их неизлечимому механизму. В отличие от них, меня могли починить, и - что еще отвратительнее - попробовали это сделать. И перестарались. Неправильно перемонтировали что-то в моей бедной голове. Пристегнули к столу и забыли отстегнуть.     
[indent] — Мистер Джей… Сэр… Босс, — один из них мельтешит языком, подавая куртку местного курьера, когда я стягиваю с плеч пиджак, за ней шелковую рубашку, измазанную кровью. Не моей. — Хороша ли идея? Вас не видели в Готэме около шести месяцев.
[indent] Я ничего не говорю, принимаю из рук одежду почти нехотя, покрываюсь дрожью под обманной невозмутимостью взгляда, смотрящего на меня из отражения зеркальца, покрытого паутинками трещин. Мне становится тошно - вместо глаз по пробочке размером с пуговку, замедленные, серые и опустелые, как перегоревшие предохранители.
[indent] Где я?
[indent]  [indent] Тот, кем всегда был…
[indent]  [indent] Чье это выжженное лицо в дешевом тональнике?..
[indent]  [indent]  [indent] Мое?
[indent]  [indent]  [indent] Мое?
[indent]  [indent]  [indent]  Это замусоленное с обеих сторон, серое лицо?

[indent] — Кролик ты мой любознательный, подай-ка наш презент, — я хочу снизойти до него, обернуться, но ломаюсь на миллиметре движения, необоримо поддаваясь желанию высмотреть петлички во лбу или разрезы, чтобы установить лазейку, ставшую моей п о л о м к о й.
[indent]  [indent]  Ничего.
[indent]  [indent] Яд проник через глазницы, не иначе.

[indent] От этого мне хочется укусить кого-нибудь за ногу, держусь из последних сил, хотя порывы огрызнуться на весь мир непроизвольно выплескиваются на подручных, и в конце, после звука расколовшегося хряща, я слышу тихий вой одного из них и то, как осколки разбитого зеркальца сыплются с его лица на влажный асфальт.
[indent] Успокаиваюсь. Становлюсь милее, смирнее. Послушнее человека вы и не видывали! В низко надвинутой кепке, а под ней - лицо лунатика, который идет и смотрит простой счастливый сон. Память шуршит о чем-то в попорченном механизме. Сосуды закупориваются с одного конца, ничего не могу с этим поделать. В углах рта вздуваются пузыри, я сильно двигаю подбородком, пытаюсь протиснуть свистящий звучок сквозь горло, и когда мне удается заставить его выйти наружу, это - тихий хрип, и от него у меня м о р о з бежит по коже.
[indent] От натуги я тут же упираюсь в стену. В колючую, неприятную стену цвета помойного ведра, где пахнет хуже, чем от грязной пеленки, и содрогаюсь подобно старому окостенелому кавалеристу с первой войны.

Где она? Где моя ТРОСТЬ, на которую я привык опираться…
на которую я хочу опереться?

[indent] Нет(Ха… Ахахаха), это не от стены пахнет. А от меня!
[indent]  [indent] Я воняю хуже, чем эта грязная пеленка, и если чувствую я, то ОН угадает этот страх и сумеет сыграть на нем.

[indent]  [indent]  [indent] Ребятки, будьте хорошими в моей голове, будьте хорошими ребятками, сотрудничайте, поддерживайте курс учреждения, он выработан, чтобы нас и з л е ч и т ь, или кончим все в его квартире.

[indent] Мне и без того далась с трудом поисковая операция по нахождению квартиры, в которой слово страх не имеет дурного привкуса. Чувствую, что мне здесь не место, мне здесь не рады - но где мне вообще были рады? (Хороший вопрос!) - и все равно прыгаю в унылый подъезд.
[indent] Другой хороший вопрос - почему именно Крейн? До чего же хороший вопрос, черт возьми! Ребята, кажись, вы не такие уж сумасшедшие, вы мне в подметки точно не годитесь!
[indent] Я хочу себя расшевелить вроде того, как аукционщик сыплет шутками, чтобы расшевелить публику перед началом торгов, но от них во мне шевелятся только угрюмые угли безысходности, да и то - с запинкой.
[indent] Шесть месяцев жизни без пестрого холста - бессмысленные шесть месяцев не готэмита расчехляют воспоминания о городе - об этой лавочке со всеми ее потрохами, которую я охотно пытался прибрать к своим рукам, становясь игорным королем, налаживая злую игру в очко. И вот что интересно - за все годы шалой улыбки, пугающей город, ни разу не выпадала случая пожаловать с визитом к кому-то из коллег по цеху в скромную обитель. Обычно я с ноги врывался во временные убежища - их находить было проще, их взрывать было проще. Но тут дело требует определенной бережности, ведь никто меня не видел и не слышал столько времени, и кто, если не Пугало, успел за дни моего отсутствия замыслить ходячий террор живых кошмаров, приводящих жителей Готэма в ужас? Он давно на мое место метил - он один из тех, кто понимает, что даже истинному злу с отточенной логикой мешает хаос.   
[indent] Всем невдомек, что не бывает порядка без хаоса - я нужен городу - ибо без меня он весь плоский, нервный и неспособен, кажется, ровно дышать: трепыхается скачками, как рыба, выброшенная на берег. С большим удовольствием я вдохну в этот бренный ломтик мира жизнь, починю поломанный механизм, но сперва мне нужен тот, кто сможет починить меня.
[indent] Ладонь и пальцы проводят по шероховатой поверхности нужной двери. Под скудным освещением отсюда они кажутся длинными, слишком бледными, нежными - будто вырезаны из мыла. Мыла с душком.
[indent] — Доставка пиццы! Открывайте! — кричу я деланным голосом, растягивая слова на ковбойский манер. Притворяюсь изо всех сил. — У меня пять заказов. Не заставляйте людей ждать! Пицца Гавайская и Маргарита!
[indent] Я распалился еще сильнее и стукнул в дверной глазок, пряча лицо под ядовито-зеленой кепкой, тело - под ядовито-зеленой курткой.
[indent] Смотрю на дверь одним глазом, наблюдаю, как она, некогда неподвижная крепость, приоткрывается, наклоняется и говорит что-то тихим голосом.
[indent] — Бла-бла-бла. Да заберите вы уже пиццу, прошу вас... — чуть ли не впадаю я в истерику и приподнимаю лицо, чтобы мои глаза встретились с глазами, прячущимися в щелочке. — Мистер Крейн.
[indent] Лицо раздувается улыбкой. В гриме обычного прохожего и с выкрашенными волосами в необычайно пошлый розоватый оттенок свинки Пеппа меня видели не часто, но мою улыбку невозможно не запомнить: она оставляет на каждом отпечаток или удовольствия, или злобы, или необузданной ярости, или надобности ее стереть, или…
[indent]  [indent] Столько много или,
[indent]  [indent]  [indent] но ни разу ничего.

[indent] — Надо завязывать с криминалом в одиночку. Знаешь ли, я час проторчал в пиццерии, не мог понять, какую пиццу ты точно захочешь, поэтому… — без приглашения — (ну как обычно) — я нарушаю чужое пространство и без должного смущения протискиваюсь внутрь, бросаю коробки на первый попавшийся мне на глаза стол, — решил добавить секретный ингредиент, который точно тебя заинтересует, — чуть ли не наваливаюсь на стол и заманчиво подмигиваю старому знакомому, постукивая по картонным крышкам. Каждую приоткрываю с придыханием. Ощущаю будущий восторг хозяина. — В гавайскую я добавил мужских пальчиков. А в Маргарите мне никогда не хватало остроты. Поэтому я плюхнул глазных яблочек. Какой запах, чуешь, Крейн? Эх, если бы не моя диета! — шлепнул себя по животу. — Составил бы тебе компанию. Жаль, как жаль!.. С другой стороны - кто я такой, чтоб лакомиться охраной Тетча. Он же твой лучший друг.
[indent] Я развалился еще сильнее и подцепил большими пальцами лацканы. Наша встреча напоминает встречу двух дымящихся либидо. От неудачного сравнения голос срывается на тонкий, задыхающийся скрип, и получается смешно. Обвожу скупые стены взглядом едва заинтересованным, но вовремя спохватываюсь и меняю его, чтобы показать, какой я воспитанный гость.
[indent] — А у тебя ничего так. Сам обустраивал, да-сь? — одобряюще киваю и с видом профессионального дизайнера снова прохожусь взглядом, дескать - насмотреться не могу, и все - лишь бы его немножечко умаслить и намекнуть, что будет ну ой как плохо рушить столь замечательную квартиру излишней потасовкой, хотя вид моего собеседника, который, к слову, никогда не отличался жеманной мимикой, мгновенно и прочно влияет на меня, и я сдергиваю засаленную кепку, широко перекрещиваюсь.
[indent] — Ой ладно тебе, Крейн. Не боись. Улыбнись. Самого Тетча я не трогал, он - трусливый койот, и без меня знает, что к заходу солнца духу его не должно быть в городе. Но вот что странно - я хотел бы лично ему это передать. Ну знаешь. Один на один, — я указываю пальцем то на себя, то на Крейна, быстро, лихорадочно, сам не успевая следить, куда показываю. — Заодно бы задал ма-а-а-ленький вопросик. С полшишечки. Поэтому не мог бы ты… сказать мне, как доброму товарищу, — щеки трещат по швам от натягивающихся в улыбке уголков губ, — где он, а? Можешь его честно предупредить, что я его разыскиваю - ты ж его друг, все понимаю, мы с Бэтсом тоже много чем делимся. И все же - Тетч мне нужен. До меня дошел слух, что он имел наглость взять мою игрушку, — ставлю паузу голосом и щелкаю пальцем по глазному яблоку в Маргарите так, что оно лопается и оседает на накрашенном ногте. — Не люблю, когда трогают МОЕ без разрешения.

Где она? Где моя ХАРЛИ, на которую я привык опираться…
на которую я хочу опереться?
хватит_хватит_хватит

[indent] Вытираю об штанины самым небрежным образом жижу с пальца. Думаю. Крейну понятно, куда я гну и к чему эта канитель с прелестями приличия и элементарная обходительность. И все-таки похоже, что он не получает от этого никакого удовольствия, а потому это удовольствие ему надо дать. Сижу, подтянув колени к груди, обхватив их руками, уставился ему в одну точку - в левый глаз, как глухой, а самому невесть как страшно: вдруг догадается, что я симулирую?
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Поджилки трясутся!

[indent] — Ну хорошо, Крейн. Мы с тобой - люди дела. Так давай по-деловому. Ты мне - я тебе. Баш на баш, а? Что скажешь? Я клоун самыы-ы-ых честных правил...

Отредактировано Joker (18.10.21 23:35:59)

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » cinema of catharsis


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно