ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Sky is falling [World of Warcraft]


Sky is falling [World of Warcraft]

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

SKY IS FALLING

Amberian Dawn - Sky is Falling
Eluveitie - Ambiramus

http://cache.desktopnexus.com/thumbseg/2443/2443235-bigthumbnail.jpg

• Ледяная Корона / Небо раскололось, лидеры государств похищены, Плеть, оставшись без "поводка", штурмует Азерот, и одни отбиваются от нежити, и другие уже ушли за завесу спасать похищенных.

Thassarian, Taelia Fordragon

In war of clarifying,
Northern lights are dying -
Drip drop - the tears are falling;
The missing colour line -
There's something so clandestine,
Drip drop - the sky is falling,
Sealing the gates for thousands of years,
Making silver ashes faded,
Guarding all hope from endless fears,
Watering the empty shell for nothing;
This time, the last word is

loneliness

Отредактировано Taelia Fordragon (20.04.21 02:32:33)

+2

2

[indent] Не по своей воле рыцари смерти стали одними из первых, кто узнал о случившемся, и дело было вовсе не в расколотом небе над Ледяной Короной. У Черного Клинка свои счеты с Плетью, поэтому именно этот орден всегда уделял повышенное внимание активности нежити, где бы то ни было – близ Ледяной Короны между заснеженных хребтов или же в Чумных землях. Мертвецам, обезумевшим от жажды крови, не было нигде места, впрочем, как и любым другим, но последние научились жить в мире с окружающими, ради благой цели, и сейчас это было как нельзя кстати. Болвар оказался свободен, но вместе с тем, была разрушена граница между жизнью и смертью, Плеть вновь обезумела, и всё снова смешалось в очередное бедствие и катастрофу, словно Азерот не мог существовать долго без напастей. Тассариан иногда даже задумывался над тем, было ли вообще время, когда в этом мире всё было спокойно? Учебники и книжки по истории из Даларанских библиотек говорят о том, что войны и катаклизмы существовали всегда. Виной тому… были совершенно разные причины. Корыстолюбивые лидеры, мстительные предатели, пораженные чумой или другой неизлечимой болезнью значимые фигуры. На нынешней шахматной доске той самой значимой фигурой была Сильвана Ветрокрылая.
[indent] Тассариан знал её. Он помнил её красивое лицо и хрупкое женское тело, которое лишь казалось таковым, а на деле показывало достойную выносливость и силу. Она сражалась за свой народ, и это был поступок поистине стоящего генерала, но не таким видел он её подвиги в посмертии. Он знал, что душа, раненая Ледяной Скорбью меняется раз и навсегда, умирает, леденеет, становится лишь призраком прошлого и воспоминанием о былом, уступая таким вещам, как равнодушие, холодность и жажда мести. Сколько Тассариан знал, слышал о ней, ему казалось, что именно месть руководит ею. Какой бы Отрекшиеся не считали её великодушной, рыцарь смерти был уверен, что дело было вовсе не в милосердии. Она была сильной женщиной, но совершенно не мягкотелой. У всего, что она делала, был мотив, Тассариан в этом убедился как никто другой, когда узнал о том, что стало с его верным другом. Сказать, что Тасс был удивлен, когда узнал, что именно она совершила этот безумный поступок? Скорее не удивлен, а разочарован. Где-то в глубине уже омертвевшей души он все же надеялся, что и в ней остается что-то от благоразумия. Даже после гибели старого воеводы внутри теплились отголоски надежды. Теперь её не стало, и наступил очередной катаклизм для всего живого.
[indent] Суматоха в Ристалище Серебряного Турнира завораживала и пугала одновременно. Холод здесь был зверский, словно произошедшее только усилило его и разозлило местную природу. Всюду горели высокие костры, мельтешили солдаты и геройствующие путники, командный голос доносился через завывания сурового ветра Нордскола. Калия – отголосок прошлого Тассариана, стояла под крышей одного из строений турнира, прекрасная, как рассвет в лесах Лордерона, еще не захваченного Плетью. Завидев её, рыцарь смерти не отказал себе в чести поклониться в приветствии и уважении, несмотря на клокочущую внутри боль. Она смотрела на него так, будто знала его, с сожалением и пониманием, хоть он и знал, что является лишь одним из тысячи таких же солдат, которые когда-то служили великому королевству.
[indent] - Леди Калия, - проговорил он, весьма тихо для шумной обстановки в ристалище, но Калия словно услышала его и едва заметно улыбнулась, что-то начертив в воздухе. Рыцарь смерти почувствовал легкий прилив сил и немым кивком поблагодарил жрицу. Это было приятно – видеть её, как подтверждение значимости своего прошлого, но здесь он был не за этим.
[indent] - Мне необходима Ваша помощь. Я знаю, что здесь собираются герои со всего Азерота для борьбы с обезумевшей Плетью. Но я ищу одну девушку, которую поручил мне найти Король Болвар. Несколько дней назад она поступила сюда на службу, но вот уже сутки её никто не видел. Её зовут Тэлия. Я знаю, что вы, должно быть, встретили здесь уже достаточно бойцов и вряд ли помните её… Но если хоть одна малейшая зацепка… Я был бы премного благодарен, Принцесса.
[indent] Калия просияла тоской и смятением, но все же дала подсказку Тассариану, после чего тот незамедлительно отправился на поиски. Пурга, метель, холод ему были не страшны – это его стихия, в которой он жил и которой управлял уже долгие годы. Загвоздка была в другом. Любые следы ветер заметает практически сразу. Если не будет видимых примет присутствия Тэлии, её будет еще сложнее найти, но чтобы ничего не пропустить, Тасс отказался от идеи передвигаться по воздуху. Так есть слишком большой риск что-то упустить, гораздо удобнее искать с земли. Потому пришпорив своего коня, рыцарь смерти направился между горных хребтов прямо в сторону, которую указал последний, кто видел воительницу здесь.
[indent] Тассариан был предельно внимателен. Он заглядывал в каждую пещеру, попадающуюся на пути, убивая попутно вылезающих словно из неоткуда вурдалаков и все больше боясь того, что Тэлия может быть уже давно мертва. Это было бы ожидаемо, если учесть, что она человек, похоже впервые в своей жизни оказавшийся в Нордсколе, да еще и в такой холод. Ему хотелось верить, что это не так. При условии, что она находилась в очевидном родстве с Болваром, в ней должно быть что-то… что не дало бы ей так быстро сдаться. Быть может, она вовсе и не пропала, а просто путешествует по округам? Такое… могло бы быть, но не после раскола границы между жизнью и смертью, когда Плеть начала лезть из всех щелей.
[indent] На подходе к очередному горному склону, Тассариан увидел что-то, торчащее из сугроба. Труп гарпии, из тех, что любят обитать на скалах, разбитые яйца недалеко от её логова… Неудивительно, эти крылатые крикуньи никогда не были мирными жильцами Грозовых перевалов. Следы неподалеку от костра и даже что-то на подобии небольшого самодельного логова говорили о том, что здесь у кого-то был перевал, но никаких вещей, чтобы определить, у кого именно, не было. Тассариан подумал, куда бы мог пойти оттуда, где стоял сейчас, и направился в сторону, которая казалась не такой опасной. Начинало темнеть, и рыцарь ускорил шаг. В сумерках все равно внимательность себя не оправдывает, а вот если станет совсем темно, будет сложнее.
[indent] Вдруг рыцарю смерти показалось, что он услышал что-то, доносящееся вместе со звуками зимнего ветра. Остановив лошадь и прислушавшись, он понял, что это раздавались звуки битвы, и мгновенно метнулся в сторону, откуда ветер их нес. Тэлия сражалась с несколькими вурдалаками, весьма успешно, если брать во внимание их численное превосходство. Соскочив с лошади, Тассариан снес голову одному из мертвецов, а другого взмахом клинка разломил пополам, добивая их наверняка магией льда. Когда с ними было покончено, он обратил свой взгляд к юной воительнице, оценивая её состояние – она явно запыхалась в бою, но решительный настрой читался во взгляде совершенно очевидно.
[indent] - Вы умело сражались, миледи, но видно от холода у вас дрожат руки. Как давно вы в последний раз грелись у костра? – сложив клинки в ножны, Тассариан достал из поклажи фляжку и подкинул её Тэлии. – выпейте. Это поможет, пока мы не найдем место для ночлега, - опомнившись, что не произнес имени, рыцарь смерти продолжил. – Меня зовут Тассариан. Я рыцарь ордена Черного клинка, - решив не раскрывать свою миссию, он довершил, - ищу здесь одну тварь, чтобы убить. Ходить здесь в одиночку опасно, если ты еще не мёртв. Вы, вижу, в числе живых и очень любите авантюры, раз вас занесло сюда одну.

+3

3

The silver line in the melted sky
Sways its coldness next to me -
Back and forth, never asking me why,
The heavy air is closing in...

Расколотое, треснувшее, идущее осколками небо, через которое проглядывали полу-миражами отражения неведомых миров по ту сторону, нависало над головой, давило, грозилось, кажется, в любой момент обрушиться прямо на голову. Было в этом зрелище что-то завораживающее и одновременно с тем пугающее - как и во всей Ледяной Короне, обледеневшей, мёртвой земле, на которую, должно быть, и Альянс, и Орда, сразив несколько лет назад Короля-Лича - и усадив на его место нового - надеялись больше никогда не вернуться.

А пришлось. И из-за Плети, которая, ничем больше не сдерживаемая, обрушилась на жителей Азерота, вновь сея смерть и ужас, и из-за тех, что пришли с той стороны расколотых небес. Пришлось вернуться сюда, чтобы помочь Серебряному Авангарду и Чёрному Клинку - тем немногим, чьи силы никогда полностью не покидали этих мест и приняли первый удар - дать бой нежити, тварям из-за завесы, и - для самых отважных и отчаянных -  прорваться за завесу, чтобы спасти тех, что были похищены.

Телия вздохнула и опустила голову, отрывая взгляд от неба и стряхивая с лица упавшие на него снежинки. Нужно было заканчивать привал и идти дальше, пока ещё не стемнело - поэтому потушив костёр и сверившись с картой, девушка продолжила свой путь, направляясь туда, куда указывали метки, оставленные гномами, которые установили в нескольких местах камеры наблюдения и попросили девушку отправиться сюда и забрать снимки. Одну камеру она нашла рядом с гнездом гарпий - и пришлось буквально вырывать многостражальное устройство из когтей одной из них - второе же лежало в ещё более опасных местах...

Сюда, в Ледяную Корону она отправилась сразу, при первой же возможности. Не могла иначе. Не только потому, что чувство долга не позволяло оставаться в стороне, когда на кону, возможно, судьба мира. Не только потому, что там, за завесой - друзья, за которых юная Фордрагон была готова сражаться и, если надо будет, отдать жизнь. Не только из-за этого - но и ради того, чтобы после стольких лет встретиться с отцом. Отцом, которого она не видела с тех пор, как он отбыл в Нордскол много лет назад, которого она считала давно погибшим - и который всё это время был жив. Да, может, это сложно назвать жизнью, но - он не умер, он здесь, и он свободен - а значит, что бы кто ни говорил, и кто бы ни пытался её остановить (благо, особо и не пытались - быстро поняли, что останавливать Телию здесь и сейчас бесполезно) - она сделает всё, чтобы увидеть отца снова. И Телия была уверена, что отец не забыл её. Не мог забыть. Она верила - её нужно было в это верить - что отец её помнит и любит, и будет рад снова увидеть её.

По прибытию, правда, пришлось задержаться: Плеть осаждала фортпосты Серебряного Авангарда, и защитникам нужна была любая помощь, чтобы отбиться - и Телия не могла бросить их в беде. Не могла она не помогать и леди Калии, вместе с которой она добиралась сюда - и разговоры с которой по дороге сблизили их и дали пищу для размышлений - и вопросов: когда она доберётся до отца, каким она его увидит?

...К камере пришлось пробиваться через толпу вурдалаков - склон буквально кишел ими. Схватив устройство и на ходу закинув его в заплечный мешок, девушка начала прорываться обратно. То один, то другой упырь получал удар молота, падал грудой раздробленных костей, но остальные всё наседали и наседали.
- Да сколько же вас тут?! - выдохнула Телия, пятясь к уступу и делая новый замах - и мысленно молясь, чтобы Свет помог ей сейчас. Хоть как-нибудь.
И помощь пришла - сначала один вурдалак свалился к её ногам, разрубленный пополам, потом второй был снесён ледяным вихрем - пока, наконец, все они не пали от руки нежданного союзника.

- Спасибо, - чуть отдышавшись и опустив молот, выдохнула Телия, ловя фляжку действительно потряхивающими (и от холода, и от усталости) руками и рассматривая своего спасителя, оказавшегося рыцарем смерти, - Эти твари чуть меня не достали - вы меня очень выручили. Костёр я в последний раз разводила..., - она наклонила голову, прикидывая, - Ещё где-то утром, а сейчас уже темнеет.
Поднеся фляжку к губам, девушка сделала несколько жадных глотков, ощущая, как приятное тепло начинает разливаться по телу.
- Или авантюры любят меня, - хмыкула она, - Но без дела мне и правда не сидится. Хотя это сложно назвать простой "прогулкой" - я здесь по делу.
И, протянув флягу обратно, представилась.
- Телия Фордрагон.

+3

4

[indent] Вот уже сколько лет Тассариан испытывал приятный и еле уловимый трепет в груди, когда в глазах напротив стоящего не было видно страха. Он хорошо помнил, как много лет назад, когда рыцари смерти ступили за порог Штормграда, ненависть его граждан было сложно не заметить. И их можно было понять. На клинке каждого из мертвецов была кровь какого-нибудь родственника, и здесь уже не так важно, в каком состоянии и под какими чарами был нанесен смертельный удар. Тассариан никогда не открещивался от того, что сделал, и мысли о том, что это была не его воля, а воля Короля Лича никоим образом не успокаивали его истерзанную душу. Призраки убитых им людей преследовали его в кошмарах, спрашивали, за что они погибли и почему, а он не мог ответить ровным счетом ничего. Потому что сам не знал, для чего же на самом деле все это было сделано.
[indent] Тэлия цвела жизнью. Её темные волосы переливались под бликами опускающейся луны и отблесками бесчисленных сугробов вокруг. Глаза горели несмотря на то, что она устала и запыхалась в борьбе с нежитью. Пар легкими клубками вырывался изо рта – было не на шутку холодно, и Тассариан бы ощутил это, будь все еще жив, но в этой компании он больше являлся представителем мертвых, потому лишь с какой-то толикой сожаления осознавал, что когда-то и он так изумлялся полчищам вурдалаков. Тогда они боролись во имя Лордерона, во имя Короля, а Тассариан не переставал думать о своей семье, что так противилась его отправлению на бой со смертью.
[indent] - Сочту за честь, если леди поделится, что же за дело её привело в такой недобрый край, после того, как мы найдем место для перевала. Оставаться посреди снегов, где всюду блуждают мертвецы, в такой час – достаточно смелая, но глупая затея. Можете взобраться на мою лошадь и немного отдохнуть, пока я найду, где нам остановиться. Эти места мне словно родные, - горько усмехнулся Тассариан, сказав последнее, и кивнул Тэлии на свою лошадь. Да, важным уточнением было бы, что лошадь уже давно не жива, как и её владелец, но того следовало ожидать, тем более, зная кем является сам Тассариан. Протянув руку девушке, рыцарь придержал коня за уздцы, чтобы помочь ей взобраться на него. Лошадь не воспротивилась, наоборот, покладисто повела себя и послушно последовала за хозяином после.
Тем временем, ветер ужесточился, а метель поднялась пуще прежней, и Тассариан понимал, что укрытие нужно как можно скорее. Если он еще был способен пережить такую непогоду в этих местах, на счет леди Фордрагон у него были сомнения. Через час пути он обнаружил пещеру в одном из здешних ущелий, и остановив лошадь, обернулся на спутницу.
[indent] - Я проверю, не обитает ли кто здесь, а вы будьте тут. – снег хрустел под его ногами от усилившегося мороза, но из пещеры не раздавалось ни шороха – только эхо от завывающего ветра. Нахмурившись, Тассариан сделал несколько шагов внутрь, и там, где уже не было ветра, зажег небольшой факел, а затем бросил его вглубь пещеры. Где-то в углу лежала горка костей, судя по виду, довольно старых. Никаких записей на стенах, никаких обитателей – то было неудивительно. Редкий зверь, помимо гарпий и еще пары крупногабаритных созданий, мог выжить в таких условиях.
[indent] Выйдя из небольшого углубления в горе, Тасс произнес:
[indent] - Никого. Думаю, ночь мы можем переждать здесь. – он помог Тэлии слезть с лошади, а потом протянул ей еще одно зелье, замечая, как дрожат от холода её плечи. – Мы разведем костер, и у вас будет возможность согреться, а потом и передохнуть. Пока метель не прекратиться, нам лучше не высовываться. Так что готовьте рассказ о том, как вы тут очутились.

+3

5

Dying colours of the northern sky -
Almost nothing to be seen.
Up and down the comets drifting by;
The air is heavy to breathe...

Тассариан был... необычным и непривычным. Нет, Телии, конечно, уже доводилось видеть некоторых рыцарей Чёрного Клинка что - некоторых - в Кул Тирасе вместе с силами Альянса, что в Штормграде, среди отбивающих новое вторжение Плети, что - конечно же - здесь, в Ледяной Короне, да хоть даже на том же Ристалище. Но, если честно, ни к одному из рыцарей смерти девушка доселе так и не решилась подойти. И тем более - заговорить. Поначалу из вид её просто - не то чтобы совсем пугал, всё-таки Телия не робкого десятка - но напрягал - точно. А потом нежданно-негаданно, как снег на голову - как забавно бы это сравнение ни звучало сейчас, когда снег так и валит прямо на голову - пришли новости об отце, и после этого стало ещё сложнее смотреть о них. Слишком много мыслей возникало в голове. Увидит ли она отца... вот таким? Осталось ли ещё что-то в нём от того Болвара Фордрагона, которого она ещё помнит по редким встречам - последняя была много лет назад, когда он перед отъездом в Нордскол заглянул проведать (кто же знал, что в последний раз!) дочь - тогда ещё подростка - в Боралус? Помнит ли он ещё её? Узнает ли?

И вот подвернулся всё-таки случай одного из Чёрного Клинка увидеть воочию. Заговорить. Проехаться даже верхом на его - такой же мёртвой, как и всадник - лошади. И сейчас, когда такая встреча уже состоялась, страха не было, неловкости - тоже не особо. Зато был интерес. Он ведь один из них - значит, он должен что-то знать и об отце? Неужто не расскажет?

Несколько минут ожидания, пока Тассариан осматривал пещеру, тянулись, по ощущениям, куда дольше. Телия осматривалась по сторонам, на всякий случай поудобнее перехватив свой молот - в этих землях никогда не знаешь, когда и кто может подкрасться сзади. Но вот рыцарь смерти говорит, что там пусто и можно остановиться на привал - и девушка кивает и не без труда -лицо замёрзло - улыбается, соскакивая с лошади и с благодарностью принимая из рук рыцаря зелье.
- Отлично - а то у меня от холода уже начали стучать зубы, - на самом деле, зубы отбивали чечетку уже давно, но Телия была бы не Телией, если бы не храбрилась, - Лошадь тоже заведете внутрь, или привяжете здесь, снаружи?
И вопрос не только в том, что лошадь мертвая, а и в том, что её могут заметить - и не факт, что заметят те, чьему визиту они обрадуются.

Впрочем, лошадью пусть занимается её хозяин, а сама Телия отправилась в пещеру разводить костёр - и вскоре он весело затрещал, озаряя своим светом полумрак пещеры (и заставляя тени заплясать по углам) и согревая. Девушка села у костра, снимая с рук перчатки и грея изрядно окоченевшие руки.
- Тут - это вы имеете в виду конкретно там, где вы меня нашли? - лукаво щурясь, уточнила девушка у Тассариана, - Или в принципе в Ледяной Короне?

Чуть отогрев руки и несколько раз сжав-разжав их, девушка запустила руки в свою сумку и доставая оттуда паёк; над огнём еду можно будет худо-бедно разогреть.
- Впрочем, начну с малого. На эти склоны меня отправила пара гномов из Авангарда, с Ристалища - они установили несколько камер наблюдения за местами скопления сил Плети в надежде, что получится заснять какую-нибудь важную информацию, да отправили меня забрать с тех камер снимки, - она кинула взгляд на сумку, из которой сейчас торчал край достаточно толстой пачки снимков, - Не знаю, попал ли на камеру что-то полезное, но надеюсь, что риск - что их, когда ставили, что мой, когда я прорывалась через гарпий и вурдалаков, чтобы их забрать - окажется не впустую...

+3


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Sky is falling [World of Warcraft]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно