ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » cure for wellness


cure for wellness

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">ethiopia / 201X</span>

<span class="data">bruce wayne, jason todd</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic">
<img class="image first" src="https://i.imgur.com/VGaWsvZ.png"/>
<img class="image second" src="https://i.imgur.com/Rq1D9dg.png"/>
<style type="text/css">
.image.first {
border: 1px solid #000;
opacity:1px;
display:block;
position:absolute;
transition-duration:4s;
}

.image.first:hover {
opacity:0.00;
}

.image.second {
border: 1px solid #000;
}
</style>
</div>

</div>
<small><center>цена спасения?..</center></small></div>[/html]

Отредактировано Jason Todd (18.04.21 00:22:15)

+4

2

Языки пламени танцевали в камине. Брюс не отрывал от них взгляда. Наблюдал, пытался очистить разум от мыслей. Погрузиться в огонь и стать с ним одним целым. Сгореть, чтобы возродиться вновь. Огонь безумная сила с двойственной натурой. С одной стороны, на огне приготавливают пищу, согреваются в лютые морозы. Огонь сила, которая позволила человечеству выжить и достигнуть тех высот, которые имеются. С другой, огонь не знает пощады. Он уничтожает все на своем пути. Здания, деревья, люди. Огню безразлично кто перед ним, все сгорит в его пламени. Сложно передать боль, когда испытываешь на своей коже ожог. Она нарастает волнами. Сначала едва заметная, приятное тепло, которое покрывает кожу начинает нарастать. Ударяет неожиданно. Резко. И затмевает собой все мысли. Оставляет лишь боль, которая закрадывается в сознание. Брюс помнил огонь. Помнил его ласки на своей ладони. Когда погибли Томас и Марта Уэйн. Он держал руку над свечкой. Опускал ее ниже. Ощущал как огонь начинает поглощать его плоть, Брюс был увлечен этим безумием. Не хотел останавливаться. Так он забывал о родителях, существовала лишь боль. И она была тысячекратно слабее той, что он испытывал в душе. Блюдо из чувства вины, желание наказать себя под соусом отвлечься. Тогда его остановил Альфред, сжимал свои крепкие кисти на его плечах и тряс назад и вперед. Назад и вперед. Как тряпичную куклу. Брюсу было безразлично. Это не имело значение в сравнение с тем, что он испытывал. Родители погибли по его вине. И он должен был себя наказать. Боль, страдания, гамма чувств, превращающая некогда веселого мальчишку в тень себя прежнего. Альфред не понимал, ему не дано было понять. Что родители погибли по вине Брюса. И что это не безумие, это осознанный выбор. Как монахи бьют себя плетями по спине, чтобы очиститься, так и Брюс искал это в способен гораздо благородном. В огне, который не знает пощады. Ему безразлично грешник перед ним или святой. Он готов выслушать и ласкать каждого.
И вот все возвращается к тому, с чего началось. Его кровь. Его наследие. Его сын. Мёртв. Брюс Уэйн человек, взращенный трагедией, человек сумевший ее пережить и превратить в свою силу. Вновь пустил в свою жизнь смерть. Безразличие ко всему. Вот что он ощущает в эти моменты. Он должен был его спасти. Обязан был обучить так, чтобы ничто не могло угрожать его жизни. Должен был быть рядом.
Должен. Должен. Должен. Так много должен. И ни одному Брюсу Уэйн не соответствовал.
Но самое главное, он должен был быть для него отцом. Не обязательно лучшим. Просто отцом. Брюс Уэйн, человек спасавший мир десятки раз. Не справился с задачей, которую ежедневно выполняли миллионы человек. Он не был отцом для Дэмиана. В первую очередь он всегда оставался Бэтменом. Ставил долг перед Готэмом выше собственной семьи. И был за это наказан. Брюс ощущал вину, и она давила на его плечи. Какой смысл во всем этом? Он ведет борьбу, ради будущего. Но теперь его нет у семьи Уэйн. Он последний. Без детей. Без наследия. Все что останется после него, костюм с летучей мышью на груди, который не имеет значения. Бэтмен украл его жизнь.
Брюс поднимается с кресла. Подходит к камину, чтобы закинуть полено. Останавливает руку. Смотрит в пламя. В близи оно еще прекраснее. В его глазах отражается танец. Огонь манит его. Зовет. И Брюс подчиняется этому. Подводит руку ближе, чувствует, как руки начинает обжигать. Касания не происходит. Мимолетная одержимость растворяется, и он просто бросает полено, которое тут же охватывается пламенем и начинает «трещать» с новой силой. Огонь действует с позиции силы. И Брюс чувствовал, как в его душе разгорается собственное пламя. Подпитанное гневом и надеждой. Он не может сдаться. Не может опустить руки. И он сделает всё, чтобы вернуть, то, что потерял.
Родители не должны хоронить своих детей. И Брюс Уэйн уже терял одного своего сына. Последствия тех дней до сих пор не забыты. Ему приходится бороться с ними каждый день. Возвращая по крупицам то доверие, которое некогда было между ними. Но сейчас Брюс готов рискнуть всем. Уничтожить тот хрупкий мост между ними, чтобы спасти другого. Выбор. Он осознанный. Он согласен, чтобы они его ненавидели. Пускай так. Главное, что все они будут живы.
Бэтмен ничего не делает просто так. Каждый его поступок поддается логике. У Бэтмена всегда есть план. А, B, C не хватит букв алфавита, чтобы перечислить их все. Бэтмен мастер планирования. И любитель перестраховаться. Но сейчас, впервые за долгие годы у него не было плана. Он просто погрузился в работу. Задвинул мысли о Дэмиане подальше, ведь он не мог повлиять на ситуацию. Пожирать себя изнутри каждый день, было плохим решением. Работа, работа, работа. Она всегда его отвлекала. Эти дни стали темными не только для Бэтмена, но и для преступности Готэма. Ведь герой в костюме летучей мыши вернулся к своим корням. К тому с чего начинал. Ему больше не нужно было быть примером для мальчишки. Он мог действовать жестче. Так как требовала его природа. Ломать кости так, чтобы они не могли правильно срастись, каждый его удар нес максимальный ущерб. Эффективно и жестоко. Так действовал Бэтмен.
- Группа наемников, действующая по всему миру, - Бэтмен перекидывает данные на компьютер Джейсона, - похищения, убийства, терроризм. Профессионалы. Одни из лучших. Ты со мной?

+4

3

Джейсон уже даже не удивлялся, что чаще всего о нем вспоминали именно тогда, когда нужно было на кого-то сбросить грязную работу. Когда подворачивалось дело, которым негоже было заниматься столь преисполненному в своей святости и кутающемуся в теплый черно-черный пуховик на вершине моральных устоев Бэтмен. Он же  н е   у б и в а е т  и вообще людей не калечит. Но с некоторыми из них невозможно договориться хоть сколько-либо мирным способом.
И тогда очень удобным оказывается тот факт, что в зоне его досягаемости всегда есть ручной питбуль, у которого кожа рук все равно давно пропиталась кровью.
Делало ли такое «доверие» Джейсона хоть сколько-либо желанным в стенах Уэйн-мэнор и Бэт-пещеры? Нет, конечно. Все еще убийца, по которому Аркхэм плачет, хотя в последнее время и чуть меньше, да, Брюс? С тех пор, как Джейсон подуспокоился, а вместе с ним и Уэйн, и вроде как поднадоело изображать из себя кровных врагов. Никакого потепления в отношениях это не означает, но, тем не менее, немалый шаг вперед.
Но на этот раз формулировка сообщения, которым сопровождался целый архив перекинутых данных, немного даже сбивала с толку. В каком смысле - со мной? Бэтмен и Красный Колпак с каких-то пор начали работать вместе, а Тодда об этом забыли оповестить? Что за странное желание поиграть в напарников, которыми они давно уже не являлись?
Джейсон пытался понять, в чем подвох, потому что запах его чувствовался очень отчетливо, если не сказать - воняло. И пусть даже несмотря на это он прекрасно знал, какой ответ ждет Уэйна, и отчасти ненавидел себя за это, решил для начала все-таки вникнуть в суть дела.
Действительно, речь шла о международных наемниках, которые к тому же не скупились тратиться на новейшее оборудование - то есть, прилагали все усилия, чтобы быть и оставаться лучшими в своем деле. Даже Тодд не мог припомнить, чтобы слышал об их задушевной компашке, а это о чем-то да говорит. Крышуются рядом чиновников в... Эфиопии, где и расположена их база.
Ну, конечно. Порой Джейсон действительно не мог различить, издевается ли Брюс или ничего такого и в мыслях не имеет и вообще не думает о том, что могут подумать другие. Потому что важно это для Тодда, а для него... да вообще-то где-то в идеальном мире тоже - но, очевидно, мы живем в совершенно другом, где Бэтмену немудрено и забыть о ключевых моментах в биографии собственноручно подобранных ими детей.
Но как уже упоминалось - Джейсон изначально задницей чуял, что что-то здесь не так.
И все же - показывать, что что-то его смущает, Брюсу был не намерен. Подсознательно понимал, что имел право не хотеть возвращаться туда, где прошел, прямо скажем, не лучший день его жизни. И в то же время - не имел право оперировать этим как аргументом. Не всю оставшуюся жизнь же ему бегать оттуда, даже несмотря на то, что эта планета достаточно велика для того, чтобы ему всегда было чем заняться в других местах - даже при условии, что по-хорошему Джейсон не против был бы жить вечно, а там уж как получится. К тому же, выше обозначенная страна была достаточно велика для того, чтобы их обязательно занесло туда, куда он предпочел бы не возвращаться. И потом, не он ли говорил, что все это давно проработал и прожил - насколько это возможно, конечно, учитывая тяжесть событий?
Короче говоря, если бы он отказался только из-за того, что глаз дернулся при упоминании локации, это было бы просто по-детски.

« Вау, ты просишь меня поехать с тобой? »
[indent]  [indent]  [indent] « Почему именно они? Что в них такого особенного? »

В мире столько наемников, заслуживающих расплаты, а Бэтмен, славящийся тем, что обычно безвылазно сидит в своем гигантском мусорном контейнере под названием Готэм, положил глаз именно на этих - даже не с того же континента, где он обычно обитает. Должно было быть что-то еще, что не было указано в присланных файлах, иначе Джейсон вообще ничего не понимал.
Тем не менее, отправив Брюсу предыдущие два сообщения, не дожидаясь ответа, легко собрался - благо «собираться» особо и не требовалось, - сел на байк и рванул через пол-города в сторону поместья Уэйнов - вернее, той его части, что составляла Бэт-пещеру. Все-таки несмотря на то, что все их каналы связи были тщательно зашифрованы лучшими программистами, которых мог бы найти мультимиллиардер, такой как Брюс Уэйн, беседа 1-на-1 всегда была предпочтительнее. Да и личный вертолет Уэйна едва ли будет забирать его прямо посреди города, разумеется, нисколько не привлекая к себе внимания.
- Так что там по твоим наемникам? Рассказывай, - не расшаркиваясь на никому не нужные приветствия, сразу перешел к сути дела Джейсон, стоило ему преодолеть порог логова Бэтмена.

+3

4

- Их наняла Талия, чтобы убить Робина, - Брюс сохраняет спокойствие в голосе. Хоть все его нутро и разрывает от желания кричать. Бить. Ломать кости. Сейчас перед Красным Колпаком стоял не тот Бэтмен, у которого он однажды хотел подрезать колеса. Не тот Бэтмен, который взял его к себе на обучение. Не тот Бэтмен, который не смог его спасти. Перед Колпаком стоял абсолютно другой Бэтмен. Жестокий, беспринципный, желающий лишь страданий и боли. Белые глазницы сужаются, при взгляде на маску Джейсона Тодда.
Он не Дик Грейсон.
В целом да. Вполне себе очевидный факт и ничего удивительного в этом нет. Другое имя, другая внешность, другой характер. Брюс Уэйн думал, что сможет справиться с последним. Разве могло, что-то пойти не так? Говорят первый блин комом, а вот дальше все идет как надо. Вот и Брюс считал, что самое сложное воспитать Дика, со вторым будет проще. Ну подумаешь, он другой, ничего страшного. Система воспитания Бэтмена отлажена на первом. Все будет отлично…Брюс еще никогда так не ошибался.
Джейсон Тодд не был Диком, и это было очевидно с самого первого дня. В тот момент, когда Джейсон пытался украсть колеса бэт-мобиля можно было увидеть, того зверя, который живет в недрах его души. Брюс считал, что сможет усмирить его, контролировать. Превратить этот потенциал в оружие. Шел на риск осознанно, верил, что справится. Он Бэтмен, разве могут стоять перед ним невыполнимые задачи. Уж усмирить мальчишку сможет, сомнений нет. Воспитанный улицами, он был сильнее чем Дик в его годы. Быстрее. Ловчее. Это позволило бы Брюсу пропустить несколько ступеней обучения, где они подтягивали физическую подготовку мальчишки и перейти сразу к основам. И не то, чтобы Дик был слабаком, нет. Но объективно говоря, исходные данные у Джейсона были лучше. Конечно же Брюс не озвучивал это вслух. Но Дик стал Робином, потому что желал этого. Старался, стремился, подчинялся. Было ли все это в Джейсоне? Мог ли он заткнуться, когда от него требовал этого Бэтмен и просто выполнять свой долг? И вновь Брюс думал, что научит его этому. Совладает с природной агрессией и сможет направить ее в нужное русло. Правильное, то которое ведет на путь становления героем, а не преступником. И Брюс получал отдачу, его старания были не напрасны. Глаза мальчишки горели, стоило Брюсу начать рассказывать, как эффективнее всего обезвредить противника, какой калибр выдержит бэт-броня, а от какого лучше уклоняться. Джейсон Тодд хотел быть Робином и старался им стать. И те сомнения, которые присутствовали вначале пути, быстро развеялись. Брюс Уэйн был уверен, что не ошибся и все делает правильно. Пускай он и не искал замену Дику Грейсону. Пускай считал, что Робин, может быть, один единственный и после его ухода Бэтмен возвращается к работе в одиночку. Джейсон Тодд смог показать Бэтмену, что тот ошибался. Ведь он так же, как и Дик Грейсон достоин быть Робином. Достоин стоять рядом с Бэтменом и защищать покой Готэма. И возможно, его бы ждала судьба предшественника. Когда бы он вырос, понял, что хочет выйти из тени. Занять свое место в этом мире и действовать в одиночку. Брюс терял уже напарника. Готов был потерять вновь. Легкое сожаление, что этот момент становился все ближе начало терзать его. Ведь он понимал, мальчишка растет, его жизнь меняется. Тот день, когда он скажет, что с него хватит становился все ближе. Нельзя подготовиться к этому моменту, в любом случае он пройдет скверно. Бэтмен будет говорить, что Робин не готов. А Робин упираться и доказывать обратно. Так было с первым, так будет и со вторым. Но если в случае с Найтвингом, Брюс просто включал упертую летучую мышь, которая не хотела отклоняться от плана по желанию другого человека. То в случае с Джейсоном…он действительно не был готов. Та агрессия, которая жила в нем никуда не делась. Более того, научив его драться, Брюс лишь подстегивал ее. Робин становился все более неуправляем, видел собственный путь и следовал ему. Брюс не был согласен с этим. Там, где можно было действовать мягче, Джейсон предпочитал действовать жестче. Он ломал кости, избивал до потери сознания и вершил свой собственный суд. Проблема становилась все более отчетливая, но как ее решить Брюс не знал. Любые его попытки воспринимались в штыки, а Альфред лишь пожимал плечами, утверждая, что мастер Тодд слишком похож на самого Уэйна в молодости. Брюс смотрел на Джейсона, вспоминал свои поступки. И с улыбкой на губах соглашался. И правда похож. Брюсу потребовались годы, чтобы справиться со своими демонами. Некоторых он уничтожил, других лишь запер, и они всегда с ним, как напоминание каким человеком он может быть. И в случае с Джейсоном Брюс надеялся, что это тоже временно. Сколько потребуется времени? Год? Два? Пять? Все пройдет, и он найдет покой в своей душе и займет равное место рядом с Бэтменом и Найтвингом.
Все пошло не так как рассчитывал Бэтмен. Безумный принц преступного мира Готэма внес свои штрихи с помощью кисти, окунув ее в кровавую краску. Одна из величайших ошибок Бэтмена. Провал, которому не найти оправдание. Боль, с которой он не справился до сих пор. Бэтмен ненавидел себя, за то, что не смог его спасти. Не проходило ни дня, чтобы Брюс не останавливался у фотографии Джейсона Тодда. Не вспоминал о том, как не смог. Не смог спасти своего сына. В день, когда умер Джейсон, чуть не погиб и сам Бэтмен. Он был на грани. Около той самой хрупкой черты, где жизнь перечеркивается окончательно. Бэтмен хотел убить. И он почти сделал это. Жажда мести поглотила его. А все мысли, планы, стремления стали вдруг такими незначительными. Все ничтожно, кроме одного желания. Желания мести тому, кто отнял его сына.
- Они не преуспели. Но никто не имеет право объявлять охоту на мальчишку. Сначала они, потом Аль Гулы. Кара постигнет всех, кто в этом замешан. Мне не нужно, чтобы кто-то меня сдерживал. Контролировал. Мне нужен напарник, разделяющий мои взгляды. Ты понимаешь о чем я?

Отредактировано Bruce Wayne (13.06.21 22:59:11)

+2

5

Джейсон, как говорится, не понял, а потом опять не понял. Слова все знакомые, имена и прозвища - тоже, но картинка... не то чтобы не складывалась, но выглядела весьма причудливо. То есть, Талия, которая Аль Гул - она же мать Дэмиана, который Робин, все так? Не то, чтобы Джейсон не верил, что она ни на что подобное не способна, но все еще странно. Хотя он и не... удивлен? Наверное. По крайней мере, от нее можно было чего-то такого ожидать. Боже, ну и семейка.
Впрочем, сказать на это Тодду было нечего. Вроде как, и так все понятно. Тем более, таким он Брюса не видел... давненько - или вообще никогда? Очевидно было, что мальчишка ему дорог. Можно сколько угодно рассуждать о бесчувственности и черствости Бэтмена, которому собственные принципы дороже кого угодно, но даже Джейсон при всей своей истории отношений с бывшим отцом и наставником не мог отрицать, что тот все-таки человек. Которому - да-да - ничто человеческое не чуждо. В том числе отцовская любовь. И нет ничего удивительного в том, что по отношению к Дэмиану она выражается сильнее, чем к кому угодно из предыдущих Робинов - все-таки родной сын, а не подобранный сирота, уличный оборванец или просто энтузиаст, вбивший себе в голову, что Бэтмену всегда нужен Робин, даже если он сам так не думает.
Так что - Джейсон мог понять, что чувствует Брюс. И мотив для мести вполне логичный даже для Бэтмена с его знаменитыми принципами - которыми по столь исключительному случаю, видимо, можно и поступиться.
Хотя - и невольно задается вопросом, сделал бы Брюс что-то подобное ради него самого? Насколько он мог припомнить - нет. Оставил все как есть даже после смерти. И даже после того, как Джейсон попытался заставить его выбирать, чтобы призвать хоть к какой-то справедливости.
Но Дэмиан, в отличие от него, жив. Что не мешает Брюсу полностью слететь с катушек. Что еще лучше доказывает, насколько мальчишка важен для него - совершенно точно больше, чем когда-либо был Джейсон.
Неприятный осадок все-таки есть.
И все же - отомстить за покушение на младшего Уэйна его отец предлагает Красному колпаку. Явно намекая на то, что ему нужен никто иной, как убийца. Несмотря на то, что у них, вроде как, уговор, которого Тодд честно старался придерживаться.
Интересно.
Если честно, он и раньше не косил всех подряд. Хотя наемники - это, конечно, достаточно серьезно. Скорее всего, раньше бы заинтересовался. Да и сейчас - тоже. Просто... не нужен контроль? Насчет этого у него возникали сомнения. Да-да, сам все это время огрызался в ответ на мнимую возвышенность Бэтмена надо всеми остальными, что если бы он хотя бы начал признаваться себе, что иногда насилие необходимо - было бы гораздо легче. Что некоторые ублюдки достойны смерти - в это Джейсон и вовсе верит до сих пор.
Но сейчас, когда Брюс сам предлагает ему присоединиться к кровавой расправе - чувствует себя странно. Неправильно. Словно от этого что-то может сломаться, хотя Бэтс как будто раньше никогда не действовал вопреки тому, что упорно навязывал другим.
Наверное, все же стоило бы согласиться. Хотя бы потому что - контроль все-таки нужен. И кто, если не Джейсон. Ведь хоть раз Бэтмен доверился именно ему - и никому другому.
Впрочем, не то, чтобы у него совсем не было выбора. Но лучше уж Тодд, чем кто угодно другой, чья кандидатура могла бы прийти ему в голову, когда он в таком состоянии.
С другой стороны, не стоит пока сбрасывать со счетов, что все это может быть очень хорошей актерской игрой. Зачем? Брюс, конечно, считал, что по-хорошему Джейсона за решетку бы отправить, но вряд ли дело было в этом. Короче, ладно, скорее всего, все это просто разыгравшаяся паранойя. Будем считать, что Тодд просто ничего из этого не ожидал. Что, вообще-то, было чистой правдой.
- Талия пыталась убить Дэмиана? - недоверчиво переспросил Джейсон, намекая на то, что если у Брюса есть подробности, он был бы не против их узнать. Раз уж подразумевается, что они будут мстить за Робина, это, знаете, было бы не лишним.
Но самой Талии Брюс, конечно же, ничего не сделает, так? Точно так же, как в свое время просто оставил жить Джокера. Не то, чтобы Джейсон желал ей смерти, но просто пытается отследить тенденцию. Уэйн срывает злость на ком угодно, кроме тех, кто действительно виноват.
- Да, понимаю, - соглашается он. Потому что - действительно понимал. - Выдвигаемся сейчас?
Хорошо бы узнать побольше подробностей об этой группировке, но Тодд заметил, как Уэйн перекачивал информацию с компьютера на компьютер. Очень мило, что скинул все объяснения на машину. Впрочем, так действительно было во многом удобнее. Как минимум, подробнее, так что можно было самому сосредоточиться на том, что посчитает необходимым, а не будет руководствоваться краткой выжимкой из чужих уст.
- Есть что-то еще, что мне нужно знать? - а то подробнее-то подробнее в базах данных, но все-таки стоило признать, что включают они далеко не все. - Как Дэмиан?

+2

6

- Ты плохо расслышал с первого раза? Мне повторить? – его голос звучит грубо, хлестко. Он не подбирает слова, не проигрывает в голове заранее. Действует на эмоциях, что позволяет вырваться наружу его зверю, который готов укусить каждого, кто встретится ему на пути, - Талия пыталась, - и преуспела в этом добавляет про себя Бэтмен. Но Джейсону не нужно сейчас об этом знать. Он не понимал до конца, как второй Робин относится к четвёртому. Какие между ними отношения и как подобная информация может отразиться на Тодде. Но если они оба потеряют контроль. Этого нельзя допустить.
Брюс знает, что он чувствует. Тогда несколько лет назад, он уже испытывал подобное. И самое скверное для Бэтмена, признать, что с тех пор ничего не изменилось. Он не научился бороться с этими чувствами, не научился их подавлять и глушить внутри себя. Бэтмен – история боли. Боль его питает и делает сильнее. Но в такие моменты, именно боль забирает его контроль, сжигает в ярком пламени оставляя лишь одно единственное желание. Мести. И видит бог, не найдется во всем мире человека, который смог бы остановить его в такие моменты. Кроме самого Бэтмена разумеется. Ярость клокочет в груди, она мешает концентрироваться. Мыслить. Брюс не похож на себя. Его движение не имеют плавности, его голос эмоционален. Он пытается держать маску хладнокровия, но она словно треснула и из нее просачивается, все то, что сейчас пожирает его изнутри. Но если…именно такой он настоящий, а все остальное принимаемое им за свой внутренний мир, не более чем иллюзия. Смесь воспитание и навязанного самим собой поведение. Притворство во благо Готэма, не имеющие ничего общего с действительности.
Джейсон спросил однажды, почему Брюс не убил Джокера. После всего, что сделал клоун. Почему. И Бэтмен мог бы бесконечно долго говорить о прощение, вере в каждого, собственные принципы. Все это красивые слова, которые он произносит каждый раз, когда ему задают неудобные вопросы. Какое-то время они действуют, имеют эффект и позволяет избегать правды. Со временем перестают, но всегда существует фирменное исчезновение, которое позволяет скрыться. И только в моменты предельного гнева и злости, Брюс способен дать четкий и честный ответ. Он не убил Джокера, потому что убийство единственное, что отличает его от них. И однажды перейдя эту черту, он уподобится тем, с кем поклялся бороться. Станет ничуть не лучше Джокера, Пингвина, Нигмы. И его клятва…какой в ней будет смысл, если чтобы исполнить ее ему придется избавиться от самого себя? Бэтмен так и не познал душу преступника. Не понял, что ими движет. Где та черта, которая разделяет тех, кто хочет жить в мире и тех, кто готов переступить закон. Годы, проведенные зря. Потерянное время. Бэтмен хотел убить Джокера. И он почти это сделал. Опуская удар за ударом, когда кровь брызгала ему в лицо. Он хотел нанести последний. Решающий. Тот, что оборвет жизнь ублюдка. И было в этом справедливости. Не было благородство. Только месть. Джокер отнял жизнь его сына, Бэтмен отнимет жизнь клоуна. Око за око. И на этом можно поставить точку. Бэтмен никогда не забывал Джейсона. Боль от его смерти преследовала его многие годы. Преследует до сих пор, даже несмотря на то, что тот стоит перед ним. Ведь сейчас перед Бэтменом Красный Колпак…человек так же взращенный болью, сбившейся с пути, и не желавший возвращаться к свету. И лишь в его тени, Брюс видит своего мальчика. Того который пытался скрутить колеса бэт-мобиля. Того, в которого Уэйн поверил. Использовать мальчишек в борьбе с преступностью…в этом было нечто неправильное. И Брюс всегда знал, что такой исход может случиться. И все же рисковал, не ради себя. Ради них. В битвах, закаляется характер, вырабатываются навыки. Не одни тренировки не способны передать, тот момент, когда уклоняешься от очереди автомата, пропускаешь хук справа или выбираешь какой провод перерезать. И если они хотели стать на пути защитников Готэма. То, чем раньше они начнут, тем эффективнее смогут выполнять свои обязанности. И все что от него требовалось, приглядывать за ними и оказывать поддержку. Но даже в этом Брюс провалился. Единожды можно списать на стечение обстоятельств. Дважды…это уже закономерность.
- Сейчас, - произносит Бэтмен и откидывает стекло бэт-крыла. Садится на место пилота и заводит двигатель, - полет будет длинным. Успеешь со всем ознакомиться, - Брюс на мгновение закрывает глаза и делает глубокий выдох. Он проделал долгий путь. Переживал множество событий. Но лишь единожды был настолько близко к этой грани, которая сделает его преступником. Он справится, просто не может не справиться. Нужно лишь держать свои эмоции под контролем…Дэмиан он. Он будет жить, - клянусь, - шепотом произносит Брюс, совершенно не беспокоясь о том услышит ли его Джейсон под ревом двигателей. Вопрос о том, как Робин, Бэтмен оставляет без ответа.
***
- Мы приближаемся, постарайся никого не убивать, - в этом не было привычного приказного тона «НИКОГО НЕ УБИВАТЬ», лишь рекомендация, за нарушение которой Бэтмен не готов карать. Он просто просит «постараться», но старания вещь хрупкая. Они могут как оправдаться, так и нет. Так что, если Джейсон забыл заменить боевые пули на резиновые…забывчивость случается даже с лучшими из нас, - одна минута до точки, - Брюс смотрит на радар, сверяется с координатами, переводит бэт-крыло в режим автопилотирования и взмывает в небо, подхватывая воздушные потоки плащом, он направляется к одной из вышек. Вырубает дозорного без лишнего шума, смотрит в небо. Тодд так же покинул бэт-крыло. Можно начинать. Брюс подхватывает тело и бросает его прямо под свет прожекторов. Сегодня он не будет действовать тихо.
Сегодня. Бэтмен пришел карать.

+2

7

Резкий тон Брюса Джейсону совершенно не нравится и порядком сбивает с толку. Хочется ответить тем же - что он без сомнений и колебаний проделал бы раньше, потому что и сам всю свою жизнь за словом в карман не лез. Потому что обидно - это же Уэйн сам его сюда позвал.
Однако... иди ты нахер.
Джейсон лишь смотрит тяжело, уничижительно даже, долго, но ничего не говорит. Потому что сейчас на кону жизнь Дэмиана, а это посерьезнее отношения его папаши. С Дэмианом они, конечно, не то чтобы ладили, но мальчишка явно не заслужил того, чтобы его жизнь зависела от чужого неосторожного слова. Которое легко объяснить эмоциями, которые лучше всего показывают, насколько он Брюсу небезразличен. Бэтмен всегда скуп на слова, похвалу, что угодно человеческое, но в такие моменты ничего не скроешь.
Джейсон молчаливо соглашается, что подробнее с делом и правда будет время познакомиться, потому что путь до чертовой пустыни на другом континенте займет столько, что не только все материалы перечитаешь, но и сдуреть успеешь в оставшееся время. Но выбора у них все равно нет, как и другого средства передвижения под рукой. И Брюса - все еще можно послать с его внезапными просьбами, но ведь Тодд это не ради него делает, ели так подумать. Или - точно не в первую очередь.
- Боже, я и забыл, какие тесные здесь сиденья, - залезая в Бэт-крыло по соседству с Уэйном, уже не может не прокомментировать Джейсон. Потому что эргономика у него такая, что приходится буквально втискиваться, а ведь он не сказать, чтобы был каких-то сверхъестественных размеров - наиболее среднестатистических, что уж там. - Ты так любишь, когда тебе составляют компанию, обожаю.

* * *

Дорога в несколько часов проходит практически в полной тишине. Неуютной, но от этого желания что-то с ней делать больше не возникает - если попытаться ее нарушить, можно разве что больше друг на друга обозлиться. Да и не знал он, о чем можно с Брюсом поговорить. Тем более, когда он на взводе и полностью сосредоточен на деле. Где-то в процессе недолго перебросились парой фраз о планах, пока Джейсон знакомился с материалами о группировке, да и только.
- Можно перестать мне это напоминать, давно уже проехали, - без особого упрека, скорее как-то хмуро-дежурно заметил Тодд.
Чем больше времени проходило, тем в более смешанных чувствах от этого уговора он находился. Потому что до сих пор считал, что всех без разбору щадить глупо, опрометчиво и безответственно: все, чего от них можно ожидать, это только еще больше невинных жертв. И все же уже как-то привык, что ли, что убийства - самая крайняя мера, перед которой стоит хорошо подумать трижды. Не потому что возникнут муки совести или он сам жизни всякого сброда начал ценить больше - скорее просто привычка уже. Может быть, ему самому это неважно, но он согласился на эти правила.
А потому не знал, как относится к оговорке сейчас, когда не мог ее упустить из виду. Постарайся - все-таки не «шкуру сдеру и живого места не оставлю, если вдруг сглупишь и что-то такое сделаешь». Впрочем, это они выяснили еще в Бэт-пещере и даже раньше - что Бэтмен не стал бы обращаться к Красному колпаку, если бы в его планы не входило насилие. Это-то и настораживало. Казалось, радоваться бы должен - столько лет разное отношение к убийствам портило жизнь обоим. Да вот только - в отношении Бэтмена чувствовалось в этом все же что-то неправильное. Как будто без этих своих херовых, но каких-никаких принципов, был бы уже не он. Джейсон мог бесконечно ненавидеть его за то, что он такой, какой есть, но... лучше пусть остается собой, чем так - и в таких обстоятельствах, когда просто сломался.
И Красного колпака он не ждет, когда выбирается из Бэт-крыла и с ходу начинает вырубать патрульных - Джейсон даже сказать ничего не успевает прежде, чем бесчувственное тело падает с вышки. Только медленно выдыхает, глядя на все это, пожимает плечами и прыгает через лестничный полет, спускаясь вниз, к рыжей пустыне. Подходит к не успевшему еще просечь фишку террористу со спины и вырубает его одним движением. После чего уже достает из-за спины лом, чтобы отделать всех остльных желающих.

+1

8

За годы работы в качестве защитника Готэма, методы Бэтмена претерпели сильные изменения. Он стал мягче. Если заглянуть в вырезки газет времен, когда человек в костюме летучей мыши появился в городе, можно обнаружить, что в те года преступников частенько находили с переломанными костями. Бэтмен бил безжалостно. Максимальная эффективность, не оглядываясь на причинённый ущерб. Главный посыл не убить, но про «калечить» речи не заходило. Это был его город, но Готэм не принадлежал Бэтмену. Свою власть ему необходимо было отвоевывать потом и кровью. Вести войну по всем фронтам. С полицией, преступниками и самим собой. Брюс не мог позволить себе мысли о жалости и пощаде. Его удары были крепки, хруст костей, то, что он частенько слышал в то время. Единственное, что волновало Уэйна. Жажда мести за смерть собственных родителей. И чтобы утолить ее, карающая длань Бэтмена распространялась далеко за рамки Джо Чилла. Он всего лишь единица. Жертва системы, которая ломала человеческую душу. И чтобы победить преступность. Чтобы исполнить свою клятву и утолить жажду. Брюс не должен уничтожать отдельную единицу. Вся система должна была рухнуть под натиском его гнева, который преображался в удары без пощады. Методы Бэтмена, камень преткновения, между защитником Готэма и другими героями. Многие с ним были не согласны, многие пытались вмешиваться. Но для всех был один ответ. Готэм территория Бэтмена и никому не стоит вмешиваться в его методы.
Первый шаг к изменению произошел с появлением Дика. Брюс больше не мог оставаться прежним. Жестоким мстителем, который не гнушается любыми методами на пути достижения цели. Мальчишке нужен был пример для подражания. И если Брюс хотел сделать все правильно. Если он хотел воспитать из него достойного молодого человека. То начинать следовала с себя. Брюс Уэйн должен был стать достойным опекуном. Удары стары мягче. Кости ломались реже. Бэтмен изменился и это заметили и злодеи. Сначала это казалось слабостью, которой можно воспользоваться. Ведь невозможно бояться того, кто перестал внушать страх. Но Дик открыл сердце Брюса. Показал, что в мире существует не только преступность, что путь мести ведет никуда. Мальчишка спас Бэтмена от самого себя и это в конечном итоге стало его силой. Ценность жизни, семья. Вот что делает человека сильным.
Второй шаг, раскрыл Брюсу глаза. Джейсон Тодд. Дерзкий и озлобленный. Агрессия текла по его венам, вырывалась при каждом выдохе. Брюс был с ним строг. Порой жесток. Много раз говорил себе, что с ним тяжелее чем с Диком. Неправда. С ними обоими было тяжело. Но с Тоддом иначе. Ведь глядя на него, Брюс так отчетливо видел в нем себя. Ту самую жестокость, которая управляла им многие годы. Каждый раз, когда мальчишка брал на себя слишком много. Когда очередной преступник терял сознание, даже до того, как его успевали допросить. Брюс злился. Сжимал кулаки. Отчитывал Робина, но понимал. Что он и сам шел этим путем. Джейсон не совершает ничего, что не совершал Брюс Уэйн. И эта строгость, лишь попытка оградить Робина от ошибок который совершал Бэтмен. Каждый отец желает, чтобы дети не совершали его ошибок.
А иначе…иначе Брюс не относился не к одному из них. Все они, всегда будут его мальчиками. Пускай кровь их и не связывает. Узы семьи, крепче крови. И что бы не совершил Джейсон Тодд. Будучи Робином или Красным колпаком. Какие бы слова они не произносили друг другу в порыве ссор. Как бы не были тяжелы их удары друг по другу. Он всегда будет его сыном.
Но эта ночь иная. Этой ночью Брюс делает несколько шагов назад. Возвращает того Бэтмена, который некогда впервые появился на улицах Готэма. Ему не нужно правосудие. Ему нужна месть.
Звучат первые выстрелы и пули сминаются от кевлар при столкновении. Бэтмен даже не пытается уклоняться. Он идет вперед, навстречу тому, кто стрелял. Бьет его кулаком в горло, лишая дыхания, слышит звуки затвора позади себя, бросая бэтаранги вперед, тот проходит по дуге и пронзает кисти стоявших позади защитника Готэма. Он видит тот самый первобытный ужас в глаза человека перед ним. Он борется за дыхание. Он борется за жизнь. Брюс бьет его коленом по животу. И еще раз, прежде чем тело падает на колено, чтобы быть вырубленным ударом локтя по голове. Бэтмен продолжает свой поход. Как некогда варвары захватили Рим, не оставляя после себя ничего. Так и Бэтмен собирается стереть эту базу с лица Земли.
Перед ним попадается юнец. Совсем еще зеленый. Сколько ему? Лет 17? Он сделал свой выбор. Путь преступности. А Бэтмен сделал свой. Он наносит удар по лицу, превращает его в кровавое месиво. Нужно остановиться. Нужно прекратить. Но желание…желания останавливаться Брюс в себе не находит. Он продолжает бить. Удар за ударом, чувствуя, что каждый может стать последним. Гнев затуманил рассудок. Бэтмен готов перейти черту.

+2

9

Такая уж жизнь была у Джейсона Тодда, что лучше всего он научился драться. Еще даже до знакомства с Бэтменом, после которого ежедневные тренировки, предназначенные для натаскивания юнцов в целью борьбы с преступностью, стали обычной непререкаемой нормой. Каждый день, конечно, сражаться ни с кем «в полях» не приходилось, но редкая неделя проходила без того, чтобы не указать местным бандам и просто какой-то швали, где их место.
До всего этого Джейсону то и дело приходилось драться просто для того, чтобы выжить. Не так, чтобы он выбирал этот путь, но если уж тебе не повезло родиться на Аллее преступлений, то тебя в принципе никто не спрашивал.
Ничего удивительного, что жизнь в представлении Тодда в принципе была сплошной непрерывной борьбой и иначе практически никогда не воспринималась.
Такой же борьбой, как сейчас с группой террористов, для близкого знакомства с которыми Брюс завез его аж в пустыню на другом континенте. Потому что сам жаждал крови и на то же рассчитывал и со стороны Красного колпака - что уж этот-то точно не станет его порицать, потому что сам за то же самое долгое время был в Бэт-пещере персоной нон-грата. Разве что можно было Би об этом вежливо или не очень напомнить, но сейчас для этого точно было не время, да и не орать же на всю базу, а Бэтмен успел далековато уже умчаться по отношению к нему, пока он сам разбирался с парой амбалов - один был даже достаточно близок к тому, чтобы задеть Джейсона ножом, гляди ж ты. Ну, Джейсон тоже не церемонится и от души впечатывает противника лицом в бетонную плиту. Кажется, у того даже нос хрустнул, но ничего, переживет как-нибудь, да и это наверняка не самое страшное, что происходило за его наемническую жизнь.
Подстрелив еще одного парня еще на подходе, Джейсон двинулся в сторону Брюса, временами матерясь себе под нос, проклиная вездесущий песок, в котором то и дело увязали ноги. Брюс все это время занят, очевидно, чьим-то избиением - Джейсон наблюдает за этим не так, чтобы совсем с безразличием, но как будто не совсем осознает, что происходит. Подойдя к Уэйну со спину на расстояние не более пяти шагов, всматривается в залитое кровью лицо его жертвы - судя по всему, обычный мальчишка, едва ли представляет какую-то ценность и даже угрозу. Джейсон хмуро смотрит сначала на него, затем переводит взгляд на Темного рыцаря перед собой, который явно не собирается останавливаться несмотря на то, что пацан уже едва ли в состоянии что-то сделать в ближайшем будущем. Хотя и издает еще сдавленные звуки, тем самым давая знать о том, что почему-то даже не потерял сознание, будучи похожим на отбивную.
Кажется, Брюс уже в принципе себя не контролировал и не понимал, что делает. Джейсон даже припомнить себе не мог, когда последний раз видел его в таком состоянии. В таком... отчаянии и бессилии? И это самый знаменитый готэмский виджиланте, которому, казалось, вообще эмоции как отрезало. Хотя Тодду ли не знать, что это не так, пусть и не в привычках старого наставника было показывать что угодно, кроме разве что уничижения.
Останавливаться сам Брюс не собирался.
- Довольно, - произносит Джейсон достаточно громко для того, чтобы Уэйн мог его услышать, и загребает песок ногой, бросая его в чужую спину. Срабатывает это так себе, и Бэтмен его определенно не слушает. А то и не слышит вовсе, чересчур поглощенный своим занятием по избиению... явно не безвинного подростка, но едва ли тот это заслужил.
Джейсон тихо вздыхает и качает головой, после чего подходит к Уэйну максимально близко и без раздумий отвешивает хук в челюсть, на который не обратить внимание уже явно сложнее, чем на предыдущую попытку.
- Да что с тобой?! - шикает он на Бэтмена, нависая над ним сверху и отбрасывая тень на и без того черный костюм. За маской, конечно, не видно, как он смиряет того взглядом и даже скорее сверлит, надеясь увидеть на наполовину скрытом лице хотя бы толику осмысленности. И готовый, если вдруг что, отвесить ему еще одну оплеуху или встать в защитную позу, если вдруг тот решит переключить свой поток агрессии на спутника.
Но вроде бы ничего подобного за ним уже не наблюдается, так что Тодд просто перешагивает через него и холодно бросает:
- Веди давай, - может быть, избить всех, кого падает взгляд, и было конечной целью Уэйна, но это было как-то... не в его стиле? Во всяком случае, Джейсон надеялся, что взяли его с собой прокатиться через четверть Земли не за этим. Или, по крайней мере, не только.

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » cure for wellness


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно