ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » и в стороны яркие искры летят


и в стороны яркие искры летят

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

и в стороны яркие искры летят

это обратная сторона хищного мира: нельзя показывать слабость, покажешь слабость – сожрут.

https://i.imgur.com/pFe2hAB.png https://i.imgur.com/ZIVzLHI.gif https://i.imgur.com/e0rsnjW.png https://i.imgur.com/XL1uFMg.gif

• дом милый дом/ сборная солянка

Talia al Ghul,  Damian al Ghul

Сколько не бегай, а от судьбы тебе не уйти, Дэмиен. И неплохо было бы научиться держать свое слово, а то последствия несдержанного слова куда страшнее смерти могут быть, правда?

+5

2

[indent] Когда-то давно он хотел стереть Дрейка с лица земли абсолютно по-настоящему. Без каких-либо сомнений, сожалений, извинений и прочего. Нет. Этот человек - был препятствием к его цели - становлением Робином. И убить казалось хорошим вариантом. Поскольку ни о каком восхищении, или хотя бы принятии, этого старшего приемного брата говорить не приходилось. Дэмиан знал, что такое семья, но и семьей Дрейка нисколько не считал.

[indent] Поэтому подлый пинок с головы динозавра и произошел. В надежде эту самую помеху стереть. А после - звук разбитого стеллажа с экипировкой Робина. И Дрейк, что чудом выжил.

[indent] Сейчас же он... немного иного мнения? Возможно. Авторитет в Лиге Убийц было возвращать нелегко, но и несложно. Все же Бэтмен - не самое неизвестное лицо в мире, как бы тщательно Человек в Костюме летучей мыши за собой не подчищал. Нет. Но год назад Дэмиан присоединился к Лигей Убийц почти совсем привычно. Он знал, что его ждет, знал это место, его порядки. В тот момент он почувствовал, что окончательно предал идею Бэтмена. Знает ли отец о его поступке - неясно, но то, что Бэтмен все еще не появился о чем-то и говорит.

[indent] Ну, то есть. Бэтмен то появился, правда другой. Ни отец, ни Грейсон. Дэмиан даже почти уверен, что в том, что бывший Красный Робин на него вышел, поучаствовал Ра'с аль Гул, который не раз и не два давил фактом заинтересованности в этом лице на нервы. Но, вероятно, члены Лиги Убийц, которые могли увидеть схватку двух самых младших из братьев, рассчитывали на большее, чем просто... "Вали домой". Ведь ассасинов обучают иначе. Что проблема наверняка потянет за собой ниточки, и Бэтмен вернется. И вместе с этим аль Гул думал, что в чужих глазах тонет его репутация.

[indent] Хотя, по правде говоря, едва ли Бэтмен - их серьезная угроза, или как-то путает планы. Но даже сам Дэмиан понимает, что от него ждали иных действий.
[indent] Он сам бы ждал. Когда-то.
[indent] Когда сердце знало одну лишь жестокость, когда любой приказ не подлежал осмыслению. Лишить человека жизни - максимально просто, если делал это раньше. А Дэмиан делал.
[indent] Правда с тех пор приказы фильтруются, как и сами планы Главы. Пропускаясь через личное восприятие действительности. Которое с тех пор узнало и другие чувства, помимо тупой жажды крови. О гениальности этого подхода он не задумывался, просто старался далеко не отходить от порядков, знакомых с детства.
[indent] И вот - сам отошел.

[indent] И нестрашно было то, что он не убил Бэтмена. Ну правда. Таких задач никогда и не стояло в Лиге. Дэмиан не хотел бы лишь, чтобы кто-то думал о предвзятом его отношении к своей готэмской семье. Но и как доказать преданность делу Лиги - аль Гул не знал. Все было проще неделей ранее. Когда он по старым привычкам тренировал новичков, назначал миссии, не связанные с Готэмом, и отчаянно игнорировал порывы к самокопанию. Об отце и его отношении сейчас - лучше не думать. О том, как мог огорчить Грейсона - тоже. О том, что мог подумать Дрейк - тем более. И уж точно никогда не касаться даже краем сознания Джона. Это все - стертая глава. Что может помешать рано или поздно, на нынешнем пути. Мысли вообще не нужны в Лиге Убийц - и в этом уже нужно отдать должное медитации.

[indent] В воздухе витает знакомых запах восточных трав, развеянных дымом. Этот запах затрагивает те глубины памяти, где в Лиге Убийц было спокойно. Умиротворенно. Где Талия невзначай могла подарить сыну теплое отношение.  Всплески воды в этом приглушенном свете дают отражение на стены. Вода ванны успокаивает все еще потревоженные вчерашним боем мышцы. Правда к размеру помещения ванной здесь он привыкал долго - она даже не особо походила на среднестатическую цивилизованную, скорее вычурную, огромную, с колоннами у стен и отблесками золота - такого он точно не помнил ранее.

[indent] Но и расслабляться долго бы не вышло. Он это понимает. Тем более - сейчас. Но морозный воздух гор не очень помогал прочистить голову. Ванна в этом помогла... немного лучше. Дрейк, чего бы он не добивался... чего-то явно добился. Руша тот баланс, что выстроился в душе с огромным трудом. В познании себя и обретении целей. В закреплении лидерства в Лиге.
[indent] Господи, как же он задолбал. Почему он его не прикончил - вопрос, конечно, открытый. Вроде как, Готэму нужен Бэтмен - вот почему. А еще его бы не простил Грейсон. Да и отец. Короче убивать Дрейка - даже не входило в планы.

[indent] А еще в планы не входило то, что давление чужих рук на плечи заставит уйти под воду. Правда руки исчезают также быстро, как появились. И, к несчастью, наверное, для Уэйна - это были женские руки, судя по ноготкам, что бегло прошлись по коже плеч.
Вынырнуть - несложно. Никто не препятствует. Но догадка пронзила сознание сразу же. Даже обращать внимание незачем.
[indent] И хотя вода мутная от добавления различных экстрактов, это и неважно - голым аль Гул не был. Это банальная усталость с толикой недоверия после вчерашнего.
[indent] Вдох. Тщетная попытка убрать влагу с лица, проведя по волосам.

[indent] - ماما - кажется, та сказала "не зевай" минутой ранее, но из-под толщи воды разобрать было сложно. Наконец, обращая на неё внимание. Та не выглядит особо заинтересованной. Ну, то есть, вообще. Демонстративно [на его взгляд] покидая помещение.
[indent] Ладно.
[indent] Что, так не терпелось поговорить? Или в очередной раз доказать, что он чем-то плох? Сын Бэтмена закатывает глаза, поднимаясь и беря  свои вещи и облачаясь в них. Вообще, у него не возникает вопроса, как та подкралась незаметно. Да и встреча их оказалось приятнее многих, где та прикладывала к шее острое холодное лезвие клинка. И, сам Дэмиан прекрасно осознавал, рядом с матерью он редко был в безопасности. А иногда - и вовсе на грани смерти.

[indent] Как там говорят? Дом, милый дом? Ага.

[indent] Выходит, тут же обращаясь к Талии: - Я думал, ты в Хадиме. Очень рад, что не забываешь.
[indent] Хотя, конечно, очевидно, почему мать здесь. Да и разговор дальнейший. Но не поязвить парень просто не мог.[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (07.04.21 00:09:33)

+3

3

Когда от дверного арочного проёма ведущего на террасу, оставалось чуть меньше дюжины шагов, девушка стоящая к тучному размеров мужчине спиной, грациозно наклонилась вперёд, устремляя свой тёмный, влекущий взгляд в проём, где колыхались от едва ощутимых потоков прохладного ветра, шторы из шифона. Ветер здесь начинался после захода солнца, задувая в окна с берега. А грозы и дождь и вовсе считались благословением свыше. Когда мужские руки по-свойски легли на оголенные бедра, танцовщица, что-то ласково проворковала. Именно в этот момент в грудь мужчины, позади танцовщицы, с отвратительным чавкающим звуком вонзилась стрела. Мужчина пошатнулся, его руки соскользнув с женских бёдер, повисли плетьми вдоль тела, а кровь отхлынула от лица. Его взгляд переполненный более не вожделением, а страхом, тоже устремился к занавескам, нежный звон соприкасающихся между собой металлических трубочек поющего ветра, утонул в громовом раскате, всполох молнии где-то у самого горизонта, осветил далёкие песочные барханы и саму террасу, вырисовывая по центру той стройную женскую фигуру, что медленно опускала руки, расслабляя плечи, в её руке нетрудно было заметить лук, из которого и была выпущена стрела. Когда ее жертва с шумом, хрипло выдохнув, упала на колени, дрожащими пальцами ощупывая пробитую стрелой грудь, ночная убийца, наконец-то соизволила выйти из тени и явить себя миру. Танцовщица в ужасе, прикусив губу и прижав обе руки к груди, глядела на стрелу, торчащую из груди клиента, потом медленно перевела взгляд на лицо искаженное болью и страхом перед скорой смертью и…усмехнулась.
- Ты можешь идти, أختي, - обратилась к ней вошедшая гостья и та, едва заслышав знакомый голос, бесшумно развернулась, поклонившись вошедшей, чтобы затем, бесшумно ступая по персидскому ковру, слиться с тенью, прихватив с собой протянутый ей лук.
- Нам известно о твоих планах и о том, что ты предал нас. – Женщина, отдавшая приказ, снова обратила свой взор на того, кто всего в трех шагах от неё стоял на коленях из последних сил цепляясь за свою никчемную жизнь. Её рука скользнула за спину, а затем, она продемонстрировала умирающему на её глазах предателю кинжал, рукоять которого была инкрустирована настоящими драгоценными камнями; кинжал, к слову, больше напоминал ритуальный, таким в обычной жизни явно не пользовались. Глаза её, злорадно и холодно сверкнули, она взглянула на лезвие и удовлетворённо усмехнулась, разглядев в нем собственное отражение. Гостья, проникшая в спальню через террасу не выглядела как женщины, которые ходили по здешним улицам, пряча свое тело под обилием надетых тканей, она всем своим видом демонстрировала гибкость и живость, запретную красоту, надев плотно обтягивающий комбинезон , чёрного цвета. Когда женщина приблизилась, зрачки мужчины расширился ещё больше, он приоткрыл искривлённый рот, будто собирался что-то сказать или возразить, но слышно было только предсмертный хрип. Он узнал её, это она семь дней назад, одетая совершенно иначе, менее откровенно чем сейчас, навестила его в его резиденции, где они договорились о сотрудничестве, а после нагрянула полиция и следующие два дня он провел в допросной, где из него пытались вытрясти признание о содействии терроризму и связи с Рас'аль Гулом. Конечно, опасаясь за свою семью, он рассказал все что знал на то-то момент и вот, расплата Лиги, настигла его в Хадиме.
- Талия…
Она обошла его, замерев у него за спиной, как и полагалось палачу, затем холодное лезвие, коснулось его шеи, заставляя вздрогнуть.
- Лига не прощает предательства.
Она точно художник провела кинжалом по шее, перерезая ту, кровь хлынула из раны, орошая собой одежду убитого и персидский ковёр. Не скрывая призрения, Талия подтолкнула тело вперёд, а остальное было делом гравитации. Безобразной лужи крови не было, ковёр все впитывал точно губка. Спрятав кинжал, которым орудовала, Талия негромко скомандовала:
- Возвращаемся домой.

》☆《》☆《》☆《》☆《
Она медленно опустилась в кресло, закидывая ногу на ногу, внешне оставаясь абсолютно невозмутимой. Безупречная осанка, ни грамма лишнего, что мог испортить её фигуру, она выпрямилась в какой-то момент, так резко, словно ей в зад, кто-то вогнал палку, к слову этот самый зад, чуть поерзав, съехал на самый край кресла, все это время к её уху была прижата трубка телефона и на том конце провода, кто-то сухо о чем-то ей рапортовал. Она слушала, изучая взглядом красочное полотно перед собой, сцена одной знаменитой баталии, хотя больше картина напоминала вольную интерпретацию художника на заданную тему.  Взгляд у неё был можно сказать безмятежный, без проблеска сожаления или раскаяния, именно такой, какой должен быть у прирожденной убийцы. Бесстрастная самоуверенность и полное довольство собой. Она не всегда была такой, чаще всего, если ей предстояло кого-то убить по приказу отца или если она уже совершила убийство. Затем она просто сбросила звонок, а телефон, выскользнув из её цепких пальцев, исчез в прорези итальянской сумки цвета багряной листвы, которую она опустила вниз, пристроив у левой ножки кресла. Опомниться ей помогла порция виски, которую она щедро плеснула себе в стакан, прежде чем вышла из номера отеля, направляясь по указателю к вертолетной площадке на крыше.
》☆《》☆《》☆《》☆《
Несколько башен, представшие перед глазами, действительно были разрушены, кое-где из-под завалов ещё струился дым, а камни хранили тепло. Талия скривилась как от зубной боли, а затем стремительным шагом направилась к дверям, если и было с кем её в тот момент сравнивать, то с быком, что таранит лбом ворота, в желании вырваться на арену, чтобы насадить на рога первого, кто попадётся ему на пути. Кто-то мог ошибиться, предположив, что она крайне равнодушна по отношению к своему отпрыску, что он для неё больше красивый аксессуар вроде сумочки из крокодиловой кожи или достоин её внимания небольше чем один из предметов мебели, но взглянув на неё, почти бегущую по коридору сейчас, становилось очевидным что все это вовсе не так. Она многое делала в его интересах, многим пожертвовала, а он…
Талия замедлила шаг, услышав всплеск воды. Вычислить нахождение лидера Лиги было проще некуда, личная охрана, в которой он если честно, меньше всего нуждался, следовала за ним точно тень. Она кивком головы приказала оставить её с сыном наедине, затем, сняв обувь перед входом, подобно змее в густой траве, скользнула в прохладное помещение с бассейном. Её руки касаются оголённых широких плеч сына, надавливая сверху и он с головой уходит под воду. Она могла бы продолжить давить, наблюдая за поднимающимися на поверхность бассейна в котором плавал Дэмиан, пузырьками воздуха, но не успев окончательно поддаться охватившему её желанию одергивает руки.
- Всегда держи ухо востро, не зевай. – Надеяться на личную охрану глупо, они же небольше чем пушечное мясо, тот же Бэтмен мог запросто «вырезать» всех их без лишнего шума, чтобы подобраться ближе. Она выпрямилась, устремляя взгляд на двери. Не смотря на их крайне сложные отношения как матери и сына, Талия все равно воспринимала Дэмиана, как своего ребёнка, поэтому глазеть на него обнаженного не собиралась.
- Нужно поговорить.
Она вышла на внутреннюю террасу, в отличие от той на которой ей довелось побывать в Хадиме, с этой не открывался вид на барханы, здесь она могла любоваться заснеженными вершинами тибетских гор. Буквально из неоткуда появилась прислуга, позаботившись о наличии тёплого пледа и чашке горячего какао. Талия присела в кресло, кутаясь в плед, а затем приняла из рук слуги кальянную трубку, медленно затягиваясь, пока её сын, язвительно приветствовал её. Чуть сощурив свои орехового цвета глаза, она медленно выдохнула пряный дым, образуя облако перед собой.
- Почему он все ещё жив?

Отредактировано Talia al Ghul (16.04.21 18:13:20)

+3

4

[indent] К прохладе вечера и морозному воздуху добавляется другой - приторно-сладкий, с легким оттенком мяты. Запах этот Дэмиану не в новинку, как и погода  в этом месте. Все же он вырос в похожем. Хотя корнями по материнской линии уходит в края более теплые. Но едва ли это имело вес сейчас. Сам же Дэмиан не курил, пусть и пробовал. Для него все же имело вес здоровье, ведь только за счет него он и выживал в мире, и с плохой дыхалкой - было бы сложнее. Поэтому, как подобным увлекается мать, или тот же Тодд, - непонятно.

[indent] Хотя, конечно, когда ты только вылез из воды, - это добавляет пунктов к холодности атмосферы вокруг, а явно не к настроению. Волосы короткие взъерошивает рукой, убирая с них влагу. в ушах все еще неприятно звучит вода, и пусть это ненадолго, - тоже подбешивает. Стоит сказать спасибо матери. Хотя и цель её визита - слишком кристально очевидна. Та её и не скрывает, сразу озвучивая то, что накипело. Это у них семейное даже, наверное.

[indent] - Как-то грубо. Он же пользуется Ямами, - усмехается, намекая на дедушку, присаживаясь рядом, взгляд с матери тоже бросая на пейзаж природный, за пределами балкона. Как бы это место не выглядело безмятежно - этим здесь и не пахнет. Стены здания вообще, помимо богатства и роскоши, пропитаны кровью убитых врагов. Аль Гула это, к слову, не цепляет, - хотя он и жил вдалеке от этого мира большинство сознательных лет, родился и вырос он именно в этом мире, и именно он построил его характер и психику. Говорить о том, хорошо это или же плохо, не приходится.

[indent] - Не помню, чтобы хоть когда-то был приказ убивать Бэтмена, - голос становится холоднее, подобая погоде и окружению, а взгляд теряет всякие эмоции, становясь апатичным. Пускай он и понимает, что рядом с ним - мать, но даже будучи ребенком не воспринимал вовсе критику и наставления родительские. Сейчас же, когда ему за двадцать перевалило, это и вовсе считается каким-то ненужным и пустым. Все же он не зря стал лидером Лиги Убийц, а? Пускай и с оговорочками на Ра'са, который царь и бог этого места беспрекословно.

[indent] - Это был не отец, ты же понимаешь, да? - Дэмиан пожимает плечами, действительно не зная, в курсе ли мать. Хотя он и не сомневался в том, что бывали моменты, когда Талия действительно хотела убить отца, часть из которых - были связаны и с самим Дэмианом. И сына, к слову, тоже. Но вряд ли сейчас, после его возвращения "домой", Талия вообще вспоминает о Брюсе. Хотя кто её знает, но точить зуб на него явно не из-за чего.

[indent] - Да и не Найтвинг, - аль Гул задумчиво прикусывает щеку, позволяя себе этот монолог. Он правда думал, что первыми к нему придут кто-то из этих двоих. Но те, видимо, приняли его выбор, из уважения. Чего не скажешь о Дрейке - уважения в отношениях с тем не было никогда. Этому места и не было, Дэмиан вообще не уверен, что считал его братом, скорее просто смирился, что тот мельтешил на горизонте. Зато он был, - Любимчик деда. Не знаю, расстроился бы тот при его убийстве, или же нет.

[indent] Возможно, здесь замешана какая-то обида. И, по факту, так и есть. Признание аль Гулов тоже было дорого Дэмиану. И оттого всякое отношение Дрейка к Лиге Убийств, а еще слова собственного дедушки про Красного Робина, - действительно цепляли. Пусть он не признается даже себе. Но,  в любом случае, это популярно объясняет его позицию, и уж тем более то, почему Дрейк еще жив. Кажется. Ведь его убийство бы не понравилось обоим семьям, в то время как Дэмиану было, действительно, без разницы. Собственноручно и серьезно он пытался его убить и не раз, это уже казалось личным делом, в которые не должны быть замешаны ни отец, ни мать, ни братья, ни тем более Лига Убийц.

[indent] - Я бы мог. Но конфликты с Бэтменом - едва ли приоритетная задача, - резюмирует он, глядя, как мать отрешенно выдыхает очередное облако пара, что развеивается в воздухе. Пожалуй, даже сын мог признать, что его мать - чертовски очаровательная женщина. Пусть в этой очаровательности и присутствует скрытая опасность. Поэтому и бесконечные отношения матери его не цепляли - слишком привычно. Её манеры игры с мужчинами Дэмиану была понятна еще в юном возрасте, но вот по части воспитания его самого и игр с ним - была осечка. В этом разобраться было крайне сложно, и легче было закрыть глаза, ожидая, все же, удара в спину, когда та еще очевидно хотела запачкать руки в его крови. Сейчас этого чувства нет. Он вообще уверен, что прав во всем, что сказал - это в интересах дел Лиги в том числе, потому как недооценивать Бэтмена - просто глупо и бессмысленно, с  ним легче и полезнее сотрудничать. И дело тут даже не в его прошлой причастности к делам Тёмного Рыцаря. Но ему все же нужна помощь матери в одном вопросе.

[indent] - Это для меня ничего не значит. - звучит, к слову, убедительно, и холодная уверенность в изумрудных глазах наверняка видна отчетливо. Но вопрос в другом, - Но хотелось бы избежать разборок с предателями, усомнившихся в моей верности общему делу, зная моё прошлое.

[indent] А авторитет Талии уж точно неоспорим. Да и та лучше знает, как поступать в таких делах. С Бэтменом работать было в этом плане даже легче, ведь все союзники - члены семьи. В Лиге Убийц, которая пусть и может с натяжечкой претендовать на название "семьи", все обстоит сложнее - ведь никогда не знаешь личность под маской, она тебе и не интересна для выполнения миссии и дела, - и пускай с аль Гулами тягаться опасно, некоторые все же берутся.

[indent] А Дэмиан и так убил своими руками слишком много членов Лиги Убийц. Можете называть это раскаянием - по сути, оно и есть. В общем-то, и сам Дэмиан некогда мог называться предателем, поэтому... в снегах этих мест, уединенности и величии гор, роскоши убранства этого места, он не чувствует себя в безопасности на все сто никогда. В этом и был главный жизненный урок, о котором он, кажется, даже успел забыть, закрывая это другим чувством, более приятным и... личным. Но лукавства в его словах нет. Сейчас и в обозримом будущем - он предан этому дому, и не хотел бы даже обсуждать конфликты со стороной Бэтмена, как и касаться Готэма, возвращаясь в затертое в памяти, как прошлое, место. [nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (29.04.21 00:39:20)

+2

5

На попытку сына отшутиться и перевести стрелки на Рас'а, дочь последнего едва ли реагирует, она выдувает ароматный дым через нос, чуть приподняв соболиные брови. Может быть случись этот разговор месяц назад или годом ранее она отреагировала несколько иначе, резче и жестче, все реже случалось, что её внезапно накрывало и её преданность отцу и его священной миссии, вновь заполняла её голову, вытесняя остальные мысли прочь. Возможно, она и сама не заметила, как в ней что-то поменялось за последний год или меньше. Она реагирует на слова сына натянутой улыбкой, отчего в уголке глаз становятся заметны морщинки и видимо от всего напряжения в котором прибывает она сама, глаз дергается, нерв защемило. Талия прижимает палец к самому уголку глаза, косит взгляд, украдкой поглядывая на сына, ищет сходства с дедом и собой, доказательство преданности семье, но видит больше в отпрыске от отца, даже сейчас, когда он вернувшись в Лигу, вроде как сумел доказать, что здесь его место и будущее Лиги напрямую связано с ним. Она отмахивается:
- Порой достаточно желания, чтобы что-то произошло, а дожидаться приказа можно вечность.
Она касается рукой своего живота, в который будто одновременно, кто-то воткнул с сотню, а то и больше, мелких иголок. Пытается скрыть охватившее её разочарование, но не может, жесты, казалось бы такие обыкновенные, не привязанные к чему-то определённому, выдают её. Если честно, то ей, в большей степени, плевать, кто прячется за костюмом Бэтмена в этот раз, главное что это был не её сын. Она судорожно вздыхает, откладывая в сторону кальянную трубку, пожимает плечами и нарочито с презрением поджимает губы. Талия ненавидит все, что связывает их семью с Бэтменом и тем, что он породил. Она ловит себя на мысли, что устала бороться за внимание сына, за то, чтобы он наконец-то понял на чьей стороне должен быть.
- Любимчик деда. – Передразнивает сына, Талия. Да Ра'с никогда и никого не любил так же сильно, как любил самого себя. Ей немного обидно, потому что долгое время, она считала, что любимицей была именно она, а потом появился Брюс, а из-за связи с ним, позже Дэмиан, где-то между первым и вторым, Найтвинг и Дрейк. Или она уже путается из-за количества наследников Брюса.– Он не любит никого кроме себя. – Талия встаёт с места, чуть тянется, оставляя позади плед и остывающую кружку с какао, к которой даже не притронулась. Затем разворачивается к сыну, нависая над ним.
- Этот конфликт давно бы был исчерпан, если бы Бэтмен и его сторонники были мертвы. – Она ищет в изумрудных глазах сына согласие, хоть что-то что позволит думать ей, что они по одну сторону и Бэтмен и его «миссия» больше не имеют такого значения для Дэмиан, как Лига и её будущее. – Уверен? – Ухмыляется Талия и снова выпрямляется, теперь уже не смотря на сына, изучает долгим и пристальным взглядом горы и снежные шапки тех. Она слишком хорошо знает своего ребёнка и слишком хорошо знает Лигу, там где она готова уступить во имя чувств, которые испытывает к сыну и когда-то думала, что испытывает к Уэйну, убийцы, которые их окружают, никогда не простят и сочтут за предательство.
- Ты отпустил Бэтмена, - она кривится, словно ей сунули под нос что-то дурно пахнущее, затем оборачивается на сына, нетерпеливо притопнув ногой. Она не ослышалась, он ищет её помощи? – Вы устроили черти что на глазах у членов Лиги. – Это факт и даже пусть не пытается с ней спорить, она своими глазами видела то, что осталось от башни и недовольные, хмурые взгляды тоже видела. Её позвали сюда лишь затем, чтобы она нашла и наказала виновных. – Ну, конечно, ты прекрасно осознаешь сам факт того, что тебя сочтут слабым, ведь ропот недовольных уже просачивается сквозь двери в твою спальню. – О, она-то лучше многих знает о чем говорит, ей доводилось слышать ропот и сжимать рукоять кинжала, спрятанного под подушкой. Она хорошо усвоила урок, что с людьми Лиги, ухо надо держать востро – стоит хоть раз оступиться, хоть в чем-то подставиться и все, не простят, своего не упустят, сожрут с потрохами и не подавятся, потому что иной жизни не знают и ненавидят тех, кто пытается что-то в их привычном, в чем-то даже архаическом укладе изменить. Возможно, именно сейчас, пока они тут мило беседуют, на другом конце этого же дома, за плотно закрытыми дверями назревает очередной заговор. И если бы она была менее заинтересована в собственном ребёнке, то непременно бы так и поступила, возглавила «предателей». Она устала и была на взводе последние несколько дней, это заметно было по взгляду и по её осанке; зачистка возможных бунтовщиков и предателей в её планы не входила. – Ты пытаешься меня использовать Дэмиан? – Совершенно непонятно, был ли это кивок согласия или подтверждения её догадки, или этот кивок был исполнен просто потому что её голова была слишком тяжёлой от дум и не имел ничего общего с одобрением занятой сыном позиции. – Быстро учишься. Конечно, разумнее чтобы я выступила на твоей стороне, - она поигрывает бесчисленным количеством колец, надетых на пальцы, продолжая изучать пейзаж, изо рта вырывается облачко пара. – Ведь я твоя мать.  И было бы опрометчиво позволить «предателям» убедить меня в том, что ты недостоин назваться наследником великой империи Рас'а. Хочешь моими руками убрать тех, кто может не разделять твоих взглядов на будущее Лиги. – И снова кивок. Ей не удалось сдержать довольную улыбку, в конце концов она была польщена.
- Прежде всего я бы хотела убедиться в том, что среди нас есть возможные предатели. – Она слегка хлопнула в ладоши, словно это помогло ей структурировать план, зародившийся у неё в голове. – Сегодня. Устроим ужин. Поводом послужит мой приезд. Созови всех, кого посчитаешь нужным.

+2

6

[indent] Морозный воздух проникает в легкие, цепко въедаясь в них изнутри. Дэмиан дышит ровно, а рядом с матерью, спустя очень многое время, и вовсе свободно. Такова правда жизни - никто и никогда не одобрит полностью все твои решения. Для этого не стоит разбиваться на миллионы осколков - свой путь окажется все равно самым верным. И все же аль Гул не до конца понимает материнские чувства. И планы. А именно - убить Бэтмена. Да, что-то тонкой нитью связывает Дэмиана с прошлым, и воспоминания эти не выжечь из памяти, но все дороги туда он оборвал. Даже когда оттолкнул Дрейка, столь недавно.

[indent] "Не убил". Простое решение проблемы. Но не единственное. Есть вещи, когда путь этот - единственно верный, но сейчас это не так. Но он все же не комментирует материнское наставление, хотя и не согласен с ним. Поспешные решение заводили его в ловушку или наталкивали на путь совершения убийства. Желания - недостаточно для убийства. Особенно Бэтмена. И Дэмиан честно не знает, как мать сама относится ко всему этому. Скорее всего - это что-то личное, может даже связанное с ним и его долгой помощи Тёмному рыцарю.

[indent] - И все же я никогда не понимал интерес деда, - фыркает, отводя взгляд в сторону. Если даже Ра'с действительно никого не любил, то... далеко ли ушла его дочь? Любила ли Талия сына? Невольно парень все же задавался этим вопросом, пусть и бегло. Ведь сам не был уверен, что любить способен. Что вообще знает это чувство. Но, что касается Талии... та любила. В редком блеске в глазах, действиях, уступках, терпении. Она любила по-своему. Возможно, как дело, на которое потрачено много сил и времени. А может, и иначе. Все же аль Гул ценили семью, пускай и своеобразно.

[indent] - Мертвы, - парень закрывает глаза и выдыхает. Когда ты убиваешь ученого - твои конкуренты лишаются экологического оружия. Когда убираешь лидера конкурентов - они расползаются, как крысы. Убийство Бэтмена - не принесет решения, аль Гул был в этом убежден. Как и в том, что убийство бывших напарников Дэмиана, что долгое время закреплялись в его окружении, не принесло бы Талии победу. А Дэмиану - спокойствие. - Бэтмена волнует одна точка на карте мира. И в точке этой сосредоточена крупная преступная сила, - аль Гул открывает глаза, обводя им материнский удаляющийся силуэт. - Я не сомневаюсь в силе Лиги, но куда проще позволять Бэтмену заниматься своими делами. Не он, так другие представители Лиги Справедливости.

[indent] Мысль эта оживляет в памяти силуэт человека с красноречивой S на груди. Но не Супермена. Тот явно никогда не носил рвааные джинсы. Вообще-то, силуэт этот в идеале в прошлом и должен оставаться. - И вообще, ты знаешь, что я прав. И поэтому сама не целишься на мышиное гнездо. Мысль эта сложная, но одновременно и простая. Он не обвиняет мать в слабости, не провоцирует на действие. Просто закрепляет в мыслях той, что умеет рассуждать трезво. И правильно. Всегда умел.

[indent] А после та по полочкам раскладывает его проеб. И за это - реально как-то не по себе. Но ситуация дерьмовая, куда ни посмотри. Он же специально оборвал себе пути назад. Забыл лишь доходчиво объяснить это одному человеку. Дрейку. Поскольку думал, что тот был бы последним человеком на планете, кто к нему сунется. А оказался первым. Да-да, это просчет. И Дрейк за это ему заплатит. Он из него еще не всю дурь выбил. А последние сводки Готэма и вовсе говорят о том, что Бэтмен этот - неправильный. Иного наследник от Дрейка и не ждал.

[indent] - Не отпустил, а отказал в сотрудничестве, - неохотно, желваки отчетливо играют под кожей. Слишком похоже на слабость. Слишком. А этого Дэмиан избегал с самого рождения.

[indent] - Мама, - тихое, не замечает, вновь переходя на арабский, когда подходит ближе. Отношения с любым членом его семьи были абсолютно разными. Так, мать не позволяла себе расслабиться. И все же именно она была тем человеком, смотря на которого Дэмиан рос. Чьи мысли впитывал охотно. Ценя любое проявление чего-то, наподобие гордости. Именно она заложила его основу личности. И, наверное, все же подпустила к себе довольно близко, чтобы неясный силуэт террористки обретал четкие родные контуры. - Все используют всех. Это ты сама говорила, кажется. - руку чужую прохладную накрывает, отдавая той последнее тепло. Только так имея возможность выразить благодарность, - Но ты. Всегда. Можешь рассчитывать на мою посильную помощь.

[indent] Рука исчезает с чужой, жест такой же обрывистый, лишь обжигающий толикой внимания, как большинство жестов матери. Это привычка тоже воспитана и привита ей. Выдох в мимолетную пустоту. Правда же ведь в одном, и её озвучила Талия: - Ведь ты моя мать. Правда звучит это иначе. Все также холодно, но с едва уловимой более теплой эмоцией. Дэмиан и не старался описать свои чувства. Он старался показать все действиями. Неосознанно.

[indent] Но Талия права в том, что у него иной взгляд на развитие Лиги. Да она во многом права, в общем-то. Особенно  в плане, что посетил голову женщины. - Сделаю. - точно ответ на приказ, что по сути и есть. Перед тем, как уйти, Дэмиан учтиво чуть наклоняется, что далеко от реального поклона, но первое время било по гордости. Зеленые глаза выцепляют оставленный матерью плед. Но сын душит желание столь странное, но острое - накрыть им материнские плечи. Забота эта была приятна ему в другом доме. Сейчас же она может выглядеть, как подмазывание. И воспринята в штыки. К черту его.

[indent] Шествуя по знакомым коридорам, воплощает идею матери в жизнь, сам или через других передавая весть о званном ужине. Вечера такие нравились всем, поскольку они были богаты на угощения, выпивку и удовольствия. Все то, что Дэмиану было не нужно вовсе. Но... каждому свое?[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (20.05.21 08:47:32)

+2

7

Как и любая мать, старающаяся уберечь собственного ребёнка, она не могла остаться в стороне. Отослав Дэмиана, казалось бы с поручением настолько пустяковым, что с ним могла бы справиться и прислуга, она крепко призадумалась с чего ей самой стоило бы начать. Конечно с тех, кто считал недопустимым вторжение на территорию лиги и уж тем более безнаказанность и возможность в дальнейшем её покинуть. Искать возможных предателей стоило возле тех, кто следуя вековым обычаям, поддержал бы бунтарей, руководствуясь отнюдь не логикой, идя на поводу собственных эмоций и желаний. Яозу Чаошань, по прозвищу птица Рух, был именно таким человеком. Старый, иссохший старец, больше похожий на корень мандрагоры, чем на мифическую птицу, способную уносить в когтях целые корабли, никогда ей не нравился. Прозвище он получил вовсе не за внешнее соответствие с птицей, нет, за свою агрессию и жестокость, за злобу с какой он преследовал своих врагов, было решено его так называть, куда менее важно, но тоже стоило бы отметить, жил он достаточно долго, не так долго, как Рас аль'Гул, но долго, что можно было бы принять за бессмертного.
Талия замерла у тёмной двери, едва ли касаясь руками дверных ручек, чтобы распахнуть перед собой двери. Всё чаще, в стенах этого дома, она позволяла себе не следовать правилам, не стучаться в двери.  Глубокий, скрежещущий, точно камень по кости, голос донёсся до нее:
- Ты знаешь правила, - говорящий был заядлым курильщиком, даже сейчас, судя по паузе, которую он выдержал между своей речью, намекала на то, что во время происходящей в комнате беседы, он курил. – Сестра сказала мне, что лично видела, как наследник Рас'а отпустил человека в костюме летучей мыши. Какие ещё тебе нужны, доказательства, дядя? – еле внятно пробурчал он, а затем резко хлопнул ладонью по твёрдой поверхности стола, повышая голос. – Меня достало это явное проявление неуважения к нам, к нашим традициям. Талия замерла перед дверью точно вкопанная, стараясь даже не дышать. Мерзкий интриган. Цзяньпин действительно был племянником старика и всячески пытался угодить тому, чтобы в будущем занять место последнего, когда тот наконец-то решит умереть. Значит он направил свою ненаглядную Яню следить за Дэмианом. На мгновение повисла тишина, будто бы все пытались уличить всех в шпионаже. Раздался шлепок. Талия закрыла глаза, представляя, как низко нужно было наклониться Цзяньпину, чтобы старик дотянулся до него и отвесил ему пощёчину.
- Они в состоянии сделать из тебя отбивную, - теперь уже говорил старик и голос его дрожал, как крышка кипящего чайника, подпрыгивая на гласных. – Нужно быть круглым идиотом, чтобы направить Яню следить за наследником Рас'а. Талия сжала зубы и едва сдержалась, чтобы не скрипнуть ими. Дэмиан уже достаточное время возглавлял Лигу, чтобы это броское и раздражающее, точно комариный укус «наследник» исчезло из их речи, но, за закрытыми дверями, наедине с теми, кто был предан им, люди служащие Лиге, все ещё сомневались в том, кого выбрал Рас, кому тот, умирая, доверил бразды правления. – Вскоре они поймут, что ты задумал и тогда тебе уже никто не поможет. Под кем-то в комнате скрипнул стул, Талия предположила, что это племянник Чаошаня встал со своего места.
- Выходит ты не слышал. – Едкость его слов, подобно кислоте, разъедала кожу и кости. – Другие согласны. – Сквозь зубы выдавил он, - Они будут драться. И когда победят. – Снова пауза, видимо он намеревался докурить сигарету, прежде чем продолжит. – Они пойдут за мной. Не за тобой, старик. За мной.
Шаги зазвучали так внезапно, что Талия едва успела отпрянуть от дверей, ступив в тень, за колону, чтобы не попадаться на глаза. Определённо, вся беседа, которую она слышала, не предназначена была для её ушей. Мягко закрыв за собой дверь в покои старика, Цзяньпин устремился по коридору вперёд, но через десяток шагов замедлил шаг, вынимая из нагрудного кармана телефон и прикладывая тот к уху. О чем он говорил, дочь Рас'а уже не слышала, мягко и бесшумно ступая по коврам, она избегая лишнего внимания, направилась в свои покои.
Её спальня, находилась этажом выше, в конце широкого, изгибающегося по дуге, коридора. Взгляд скользнул по убранству комнаты. С её уходом здесь мало что изменилось. Кровать была все такой же высокой и широкой, наполовину спрятанной под балдахином, задрапированная атласом , цвет которого напоминал вишневую мякоть. По стенам красовались картины в массивных рамах, составленные в основном из портретов: её, её и сына, отца. В приоткрытые окна из внутреннего сада доносился рык голодного тигра, нарезающего круги по запертой клетке и тревожная перекличка птиц. Продолжая поигрывать кольцами на своих руках, Талия присела на пуфик перед зеркалом, рассматривая себя в его отражении. Она очарует их как делала это прежде, пусть даже в последнее время у неё не хватало сил и желания притворяться.
- Ради сына, сделай это. – Она коснулась локтем столика, чтобы рука не дрожали и аккуратно подвела бровь карандашом. Затем, она швырнула карандаш и тот ударившись о дерево, отскочил от массивной зеркальной рамы и скатился на пол. Руки дрожали, она же, откинувшись на спинку кресла, позволила себе ненадолго прикрыть глаза, вслушиваясь в тишину. Она всегда вслушивалась, не на миг не прекращай думать о том, сколько же на самом деле людей желают ей смерти. Страх не желал отступать. Талия протянула руку к щетке и взявшись за ручку из слоновой кости, коснулась той волос, она водила той по ним до тех пор, пока они не заискрились, а рука не налилась свинцом. Выбирая между белым шелковым платьем, где рукава и лиф были украшены жемчугом и бриллиантами и зелёным атласным костюмом с широкими шароварами, она, конечно выбрала последний.
К моменту её появления в большой просторной зале, невысокие столы уже были уставлены золотыми блюдами, заваленные аппетитными кусками жареного мяса, свежим хлебом и овощами. Вино подавали с ягодами и восточными сладостями. Приглашенным на трапезу, было предложено занять места у стола, устроившись на мягких подушках, расшитых золотыми и серебряными нитями, с обилием полудрагоценных камней по краю. Под звуки флейты, она медленно и грациозно плыла вдоль длинного стола, вслушиваясь в негромкие предположения гостей о том, почему именно сегодня необходимо было всех собрать за одним столом. Она присела на подушках рядом с пустующим местом, где по идее должен был сидеть её сын. И поискала того глазами. Нет, Дэмиана пока ещё не было в комнате. Талия потянулась к бокалу, который слуга наполнил вином и сделала из того щедрый глоток. Вино было намешено с мёдом и показалось ей излишне сладким, но выплюнуть она его не торопилась. Над столом поплыл ароматный густой дым от кальяна, пахнущий персиками. Когда ей протянула мундштук, она плавно отвела его в сторону, позволяя кому-то по левую от себя сторону, вместо неё опробовать крепкий табак, вперемешку с вином и слюной тех, кто до этого, курил кальян. Она бросала взгляды на собравшихся, меткие, колкие, обстреливала ими словно стрелами. Никто не выглядел подозрительным, даже старых Рух и тот казалось расслабленным от вина и дурмана. Когда Дэмиан вошёл в помещение, она едва ли удержалась, чтобы не подскочить с места.  Её чарующая в чем-то даже умиротворенная улыбка сошла с лица в тот же миг, когда она поняла, что её сын направляется к ней в сопровождении Яню. Пряча руки под столом, в складах своих шаровар, Талия сжала пальцы в кулак. Смутное тело проглядывало сквозь  прорези широких рукавов её сорочки. На крепких, крутых бедрах поблескивал и слегка звякал при ходьбе металлический пояс, волосы тёмные, густые и длинные, в нескольких местах были перехвачены широкими золотыми кольцами, на восточный манер. Если она будет весь вечер виться вокруг Дэмиана, как пчела вокруг хлеба с вареньем, то весь их план пойдёт коту под хвост. Талия вытягивает вперёд обе рук по направлению к сыну, ждёт, когда тот коснётся её.
- Рада видеть тебя, بِكْرِىٌّ
Она знает, чувствует на себе чужие взгляды. За каждым их шагом сейчас внимательно следят. Выжидают.

+2

8

[indent] Дэмиана не впечатляла чужая красота. Сердце его было черство для этого. Чувства он считал до чертиков бесполезными и придуманными. Железная убежденность в этом была с самого рождения, и никогда не обманывалась. Почти никогда. Почти. Если быть до конца честным. Но думать об этом сейчас и не приходится, потому что этот рычаг давления с радаров исчез слишком далеко, в другой век, и достать его не сможет никто даже в Лиге. Были свои плюсы в том, что этот получеловек не рядом все же. Но и это не отметает того факта, что Уэйну действительно было до фени. По части "взять то, что хочется" - он скорее находится в позиции "не хочется ни-че-го". В школе красивая одноклассница, с розовыми очками на глазах и абсолютно тупой позицией в жизни, положила на тебя глаз? - плевать. На гала, куда пригласили наследника Уэйна, строит глазки светская львица? - плавать. Маскарад Яню Дэмиан тоже оценил несильно. Хотя, возможно, кто-то бы в его окружении мог оценить хитрый прищур глаз, молочную кожу в зоне декольте, но не аль Гул. По правде говоря, не так много убийц в Лиге, которым могла бы вскружить голову девушка. Хотя именно поэтому зачастую девушки куда коварнее. Да и нет ничего плохого в том, чтобы позволять отдых своему телу, как и брать от жизни то, что хочется, как это и делает его мать, к примеру. Но, ха. Дэмиан же лишь выпускает сухое приветствие на арабском девушке, не больше не меньше, как сделал бы с любым членом Лиги, что решил подойти близко. Взгляд все же бросается на протянутую к нему руку в приглашающем жесте. Ничего личного, но быть чьим-то спутником аль Гул отказывается. - Это лишнее.

[indent] Но он и не гонит её прочь, разрешая находится рядом. Тупого неинформативного диалога он бы не выдержал, поэтому искренне надеялся, что спутница будет прямолинейна. Потому что сам парень мог быть с ней прямолинейной, если она скажет что-то еще, что покажется аль Гулу просто пустым звуком.

[indent] - К чему собрание?
[indent] - Ты и так знаешь. Не думаю, что скажу что-то новое. - мимика аль Гула не меняется, хотя чужое неуважение, что читается между строк, начинает его бесить. Лига Убийц - должна быть семьей. С общими целями, с одной мечтой, с обязательной помощью в реализации. Но это не та семья, где тебе помогут, когда ты споткнулся. Нет, тебя еще и заколят в спину, поскольку не терпят ошибок. К счастью, Дэмиан и не считал, что ошибался. И сам готов убить за свою правоту.

[indent] - Ты же понимаешь, что тебе лучше спросить прямо? - все же взгляд зеленых глаз касается чужого силуэта, но лишь с целью выцепить любое неверное движение, изменение мимики или любое другое действие, что бы выявило фальшь. Ожидаемо, ничего такого глазу и не видно. Членов Лиги Убийц нельзя было назвать глупыми, или плохими актерами, плохими бойцами, не умеющими идти до своей цели до самого конца. Но Дэмиан часто видел на улицах Готэма гребаных предателей, поэтому о собачей верности здесь речи не идет, по отношению к любому человеку в этом здании.

[indent] - О наличии невесты? - Ах, ну да, как будто в их семье так принято, и все дело не в максимально лучших генах наследников.  Дэмиан не закатывает глаза, лишь потому что этот жест - даже еще более эмоциональный, чем на самом деле находит чужой вопрос отражение в душе. А еще, кстати, этого жеста было бы достаточно, чтобы застать врасплох, и даже сунуть нож под ребро, к примеру. Хотя, жест этот лишен изящества, ведь обычно куда красивее выбить признание с чужих уст, чтобы перед смертью поверженный упивался своей ошибкой, и бла-бла-бла. Ой, да ладно, смерть для всех одинакова, и конкретно для Дэмиана всему окружению сложно максимально обосрать последние часы жизни, поскольку они просто ничего о нем не знают, как и убить в принципе. Это тоже должно откладываться в чужом сознании, что всю свою жизнь парень каждый день лишь совершенствовался, а не просто ожидал наследия. Это тоже была, своего рода, его цель, что в семье аль Гулов, рядом с Головой Демона, что подле Тёмного рыцаря.

[indent] Прямой вопрос ему, ожидаемо, не задают, хотя тот и повис между строк слишком ярко. Да и  плевать, ей же хуже, момент упущен, поскольку парень заходит в общий зал. Подготовлено все было очень быстро - но это и не удивительно, хотя бы если посмотреть после на общий чек всего "ужина". В жизни Дэмиан, конечно, таким и не занимался. Но и нельзя сказать, чтобы его сильно впечатляла изысканная еда, дорогой табак, общий изыск, или алкоголь. На самом деле, сам аль Гул даже не пил. Тут, опять же. Почти. И любое такое воспоминание неминуемо касается другой жизни, воспоминания о которой точно заблокированы, но не уничтожены. Как и сейчас ему вспоминается его День Рождения, Тодд, которому было забавно споить "мелкого демона". Этот же Тодд, кстати, тоже немного касался Лиги, но Дэмиан даже рад, что тот в итоге нашел собственный путь. Потому как легче быть преданным подобной организации, если... ты в ней родился, ага.

[indent] Поэтому глава Лиги и не сомневается, что к дурману этого вечера не прикоснется. Как и всегда. Но сейчас все больше лишь от того, что голову как никогда нужно держать трезвой. Сам брюнет отчего-то был уверен, что Талия уже на шаг впереди многих, и смогла овладеть определенной информацией. Это все он узнает позже, если в этом будет необходимость. Все же с самых ранних лет, именно Талия была той, кому Дэмиан доверял.

[indent] Он кивает своей бывшей собеседнице, надеясь, что жест будет расценен правильно, и его ждет успех - она и вправду сваливает. После чего переводит взгляд на мать. Очень и очень сложно полностью понять, какие мысли посещают голову дочери Ра'са. Этого наверняка не знал Бэтмен, этого полностью никогда не мог знать и её сын. И именно это - вызывало восхищение. Дэмиан садится рядом, вдыхая приторно-сладкий вкус то ли угощения, то ли кальянного пара. Он ему определенно не по нраву, но Дэмиан лишь приглушенно цыкает по этому поводу.
[indent] - Выглядишь потрясающе, ماما. Если тебе еще не делали подобный комплимент, то я этого не понимаю.

[indent] Вообще-то, это не ложь, и не цель отвести чужой взгляд за дежурной фразой, пускай подобными комплиментами аль Гул не разбрасывался. Но еще он никогда и не врал, да и фантазии его бы хватило, если бы он по непонятной причине не хотел бы сделать матери комплимент, оттого фраза звучит легко, без тени фальши. - У кого-то еще остались сомнения о причине собрания?

[indent] Потому как причина сидит в центре стола, если что. Но факт приезда Талии аль Гул почему-то медленно таял, как тот же пресловутый пар над столом, но вот след Бэтмена был слишком ощутим. Хотя привирать и бросать пыль в чужие глаза для Дэмиана было не за чем.

[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (20.06.21 00:19:36)

+2

9

Талия немного поерзала на подушках, пытаясь устроиться, а затем сцепила пальцы в замок, чтобы успокоиться. Дэмиан неглуп, чтобы повестись на молодость, красоту и пенсий голос Яню. Делиться своими мыслями он не торопился, как и рассказывать о чем они говорили с внучкой Яозу Чаошаня. В груди медленно тлели угли ревности, обжигающими волнами разливаясь по телу и оседая в кончиках пальцев. Ни одна женщина не могла приблизиться к наследнику Рас'а, пока её не одобрила бы Талия, а последняя , к слову, не одобрила ещё ни одной из тех, кто пытался расположить к себе её сына.
Солнце, садящееся за горную цепь, было уже по-вечернему багровым. Напоследок оно заглянуло в высокое окно, янтарной рябью всколыхнув полупрозрачный тюль, тающим лучом, коснувшись лица Дэмиана. Даже сейчас, явно витающий мыслями где-то далеко, он был дьявольски красив. Узкое лицо с острыми, ярко очерченными скулами нельзя было назвать классически привлекательным, но оно притягивало взгляд. Густые тёмные брови, прямой нос, пронзительный взгляд зелёных глаз, запоминались надолго. В совсем немного выступающем вперёд подбородке, чувствовалась какая-то сила, несокрушимая воля и упрямство. Отцовское. В его облике, но больше все же в движении, сквозило что-то хищное, дикое. Возможно, это был вызов окружающим, дерзкий вызов, не оставляющий никаких шансов на снисхождение. Это уже больше от неё. Её губы тронула усмешка, которую взять под контроль не получилось, никогда не получалось, если её мысли были заняты Брюсом Уэйном – отцом Дэмиана. Оказывается, можно сотворить нечто прекрасное, даже когда вы находитесь по разные стороны баррикад, ведя друг с другом бесконечную войну.
В ее неспешный ход мыслей, ворвался бесстрастный, чуть хрипловатый голос сына, и она попыталась сосредоточиться на происходящем, не отвлекаясь на прошлое, преследующее её, куда бы она при этом не шла.
- Даже если и остались, они это слишком умело скрывают, - она разгоняет ладонью плотное облако ароматного кальяного дыма, медленно обводя взглядом собравшихся за столом. Рука Талии тянется к блюду с виноградными гроздьями, она отрывает одну, крепкую и спелую, подносит к губам, затем неспешно жует, прислушиваясь к чужим словам и разговорам. В её облике нет ничего кроме спокойствия и лени. Но это лишь видимость. Не смотря на внешнюю ленивость она отчётливо понимает, что нужно всегда быть готовой к атаке.
- Девчонка видела, что ты отпустил Дрейка. – Она немного отклоняется назад, одной рукой упираясь в мягкие подушки позади себя, мягко улыбаясь в зал, она боковым зрением следит за реакцией сына, на то, как он в противовес её движению, едва заметно подаётся вперёд. - Цзяньпин приказал ей следить за тобой. Самодовольный болван. – Её глаза слегка сузились от омерзения. – Он пытается убедить деда пойти против нас, говорит, что есть и другие, несогласные с тем, как ты управляешь Лигой. - Её рот искривился в усмешке, когда она продолжила. – Если он решил, что может бросить вызов нам, то пусть это будет один раз. – Взгляд её остался бесстрастным, она будто бы надиктовывала список продуктов к ужину, а не призывала Дэмиана вырезать всю семью, служившую Лиге годами. И все из-за амбиций одного единственного человека. Она отсалютовала своим бокалом с вином кому-то из гостей, едва приподняв тот выше губ, затем пригубила из него. Отставила бокал обратно на невысокий стол, повела рукой над блюдами, словно выбирая, а затем обратила свое лицо в направлении Дэмиана. Он был полон холодной решимости, силы мощной и яростной, способной сотворить с его врагами ужасные вещи. Её сын буравил взглядом Цзяньпина, который негромко что-то обсуждал с соседом по левую руку от него. Яню, заняла место по правую руку от брата, развлекая себя тем, что понемногу отщипывала от хлебной булки по кусочку, отправляя те в рот и медленно, задумчиво их пережевывая.
- Поблагодари их за то, что они пришли и пьют и едят за нашим столом. - Талия не сводя взгляда с Дэмиана, щёлкнула пальцами и на её руке мелодично зазвенели тонкие золотые браслеты, ударяясь друг о друга. Все это было ради привлечения всеобщего внимания к словам сына. Музыка смолкла, а гости неохотно отложили в сторону столовые приборы. Левый уголок её верхней губы едва заметно дернулся вверх, будто она попыталась сдержать свою торжествующую улыбку. Глаза Яню, подведенные жирно чёрным карандашом, уводящем истончающуюся стрелку к виску, засверкали от предвкушения. В такую голову можно забраться без труда, там все настолько шаблонно и предсказуемо, что не вызывает ничего кроме сочувствующей улыбки. Она уже не первую ночь засыпала, видя себя на месте Талии, на подушках рядом с наследником Рас'а, с того самого момента, как объявили о его возвращении и том, что он возглавит Лигу, как и полагается. Внешне она даже чем-то напоминала Талию, особенно, когда пыталась подражать ей в деталях — тот же каштановый цвет волос, те же зеленые глаза, цвета которые она предпочитала в одежде, даже походка, но по манере и подаче себя они отличались, как день от ночи иди как настоящее золото, от серебряной безделушки, покрытой позолотой – при внимательном рассмотрении, непременно заметишь разницу.
- Солнце уже скрылось за горизонтом, - сообщила Талия, поглядывая в направлении окон распахнутых настежь, будто бы желая в этом лишний раз убедиться. - Я думаю, тебе стоит пригласить Яню прогуляться по саду. Я слышала, она очень любит цветы. - Она потянулась под стол, забираясь пальцами под ткань своих шаровар, чтобы вынуть из крепления на щиколотке, кинжал. Этот самый кинжал, она аккуратно подвинула по столу в направлении сына. - Срежь для неё самый красивый цветок, Дэмиан. – ее губы расплылись в коварной улыбке, а зелёные глаза , с хитринкой в уголке, призывно сверкнули. - Подай ей его прямо с куста. И передай, что она его заслужила.

+2

10

[indent] Дэмиан не вспоминал те редкие моменты, когда мышиная семья собиралась вместе под общей крышей (на какой-нибудь дебильный около-несуществующий праздник по инициативе Грейсона). Да, во-первых, это действительно было редко, во-вторых, гарантий, что они все не перессорятся и не перегрызутся не было никаких. И все же там читалось что-то теплое, что-то привычное и родственное. В этом же зале такого чувства нет и быть не могло. Казалось бы, Дэмиан должен был привыкнуть к такому положению вещей, ведь буквально вырос в таком месте. Относиться к людям, как к способу добиться своей цели - было проще всего. Они не беспокоят тебя, не отвлекают на поле боя, от них всегда можно избавиться. Идеальная схема. Она практиковалась годами.

[indent] Правда сейчас избавиться, по всей видимости, хотели именно от него. И это уже было, как минимум, глупо. Даже оскорбительно, что ли. Серьезно? Внук Головы Демона, сын Бэтмена и великолепной (только глупцы так не думают) Талии. Они с матерью вряд ли хоть когда-то будут хоть приблизительно похожи на тех, от кого действительно нет проку. Именно поэтому находиться здесь сейчас абсолютно не хочется. А уж говорить им что-то и подавно. Но голос матери говорит лучше нежного взгляда - это не просьба, не предложение, это приказ. И хотя вся обстановка вокруг его злит... глупо не признать факт того, что он здесь из-за матери и находится, и в ней все же чувствует... что-то очень близкое и родственное. Родное. То, к чему всегда тяготела его душа, как оказалось.

[indent] Ему очень хочется выразить оценку интеллектуальным способностям Яню, но он решает промолчать. Наверное, его мысли не так скрыты от матери все же. Да и едва ли она питала к той особую симпатию (хоть к кому-то из собравшихся), если судить по тону. Дэмиан лишь хмыкает, - Она хочет твоего расположения, - это очевидно, наверное, и для матери тоже, - Или повода занять место. Не зря же заговорила о свадьбе, - Уэйн чуть хмурит брови, обрывая мысль. Конечно, в хитрости было очень много смысла, миллионы оттенков. Но Дэмиан все же больше любил говорить напрямую. Наверное, это даже не отцовское, поскольку у Бэтмена тоже было много скрытых от других мыслей. В конечном итоге, эта правда ранит абсолютно также. Но у каждого свои методы.

[indent] Талия перестала говорить, привлекая к ним внимание. Наверное, разговаривать о чужой тупости в открытую - не самая блестящая идея. Но все же. Ничего остро нового не прозвучало. Понимают ли члены лиги, как предсказуемы их действия? Едва ли. Уэйну было тошно от лицемерия, и он вовсе не собирался вести себя подобным образом. Поэтому и просьбу-приказ матери выполнил по-своему, - Не так часто мы собираемся за одним столом. - это не тост. В любом случае не для него. Дэмиан не одаривает никого взглядом, продолжая, - Сегодня вернулась моя мать. Чем не повод обмозговать дела насущные? - внук Ра'са кивает, как бы давая понять, что закончил мысль.

[indent] Все же следовало понимать, что он сейчас - игрок в партии Талии, которую та уже ведет, пускай обо всем сына предупреждает лишь по факту. Это, кстати, тоже довольно привычное положение дел. Он же сам попросил мать об этом. Хотя ему все еще остается непонятна позиция самой Талии касательно Готэма. И аль Гул не знал - пока не знал - как к этому относиться. В любом случае, первичные цели этого места были в очищении человечества. И Бэтмен на этой доске явно не мешал. Стоит отдать его семейке должное - они [пока] все не испортили.

[indent] Рука Дэмиана накрывает чуть теплое лезвие кинжала. Острое оружие привычно ложиться в руку. У него есть собственные вставные лезвия в браслетах. Но, годы, проведенные в этом месте, учили иначе. Убивать, чувствуя лезвие в руке, на порядок легче, ведь ты контролируешь процесс. Да, речь шла об убийстве - это бесспорно. Аль Гул все же не полностью вернулся "в форму", годы рядом с отцом тоже берут свое. Но он все же не просто агрессивное голодное животное, в том числе бесстолковое, готовое вцепиться в глотку абсолютно любому. Нет. Ему не нужны проверки от матери, возможно кто-то в Лиге даже смекнул, что аль Гулы не откажутся от убийства. И его испытывают. Все это очень злило, действительно ставя парня в один шаг от убийства.

[indent] - Ей понравится твой подарок. Взгляд находит чужие глаза, той девчонки, от присутствия которой было тошно. Дэмиан не стал параноиком - просто знал порядки этого места. Он знал, кто может ценить свое место в Лиге Убийц, кто может знать себе цену, а кто - поступать необдуманно. Они все еще являлись обычными людьми, а на поведение людей Дэмиан за свою жизнь насмотрелся. Он сохраняет контакт взгляда нужное время, чтобы его качание головой в сторону выхода было принято правильно. Аль Гул читает по губам, как брат девчонки проговаривает ей на арабском "не торопись"  и та все же соскальзывает со своего места.

[indent] Возможно жест матери следует расценивать правильно - это тоже проверка. Но зачем? Дело тут вовсе не в оскорбленном эго. Сейчас все члены Лиги в главном зале, но убийство Яню не останется незамеченным. При этом все должны понимать, почему его семья убрала проблему. Другие члены Лиги должны выступать на его стороне и верить его решениям. Не только лишь из-за страха. А потому что и сам он никогда не был только лишь несмышленным мальчишкой, и прекрасно знал, что делает.

[indent] - ما الذي يجعل الثعبان يلدغ ذيله؟ - Дэмиан останавливает в знакомом саду. В детстве он очень любил подобное место. Здесь было... тихо. Не было шума битвы тренировочного зала, не было завываний пленных, не было разговоров. Лишь тихий шелест зелени, помогающий познать медитацию. Мыслль о том, что ему действительно ничего не стоит просто оборвать чужую жизнь - неприятно скоблит сознание. Но зато это приводит к нему нужную мысль - такое убийство слишком простое, это лишено стиля матери. Лезвие в руке действительно склоняется над стеблем, обрывая цветок от питания, - Не рекомендую касаться шипов. Этот сорт опрыскали ядом.

[indent] Их диалог не получается интересным. Разве что чуть более... живым. Яню в его глазах приобретает те черты, что были у сериальных девушек, что даже забавно, ведь убила та явно более пятидесяти человек и досуг явно строит иначе. Но по возвращению он понимает то, о чем говорила мать, кажется. Опухоль не лечат, а вырезают сразу, чтобы та не заразила здоровые клетки. Нужно место. Повод. Доказательства. - Ты хочешь действовать через девчонку, - просто отмечает парень в итоге, найдя мать.

[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (05.10.21 22:59:39)

+1

11

Взгляд Талии медленно скользил по спокойной темной воде искусственно созданного в саду пруда. Вслед за сыном, ушедшим вместе с Яню сюда, она тоже покинула душный зал и устроилась на скамье неподалеку от воды. Талия закрыла глаза, пытаясь хоть немного успокоить свои растревоженные чувства. Не стоит спешить. Спешка – это враг спокойствия. Вот сейчас ее сын подберет ключик к сердцу девчонки, и та, полностью доверившись ему, сама того не подозревая, станет орудием мести в их руках. Нужно набраться терпения и ждать. Она снова взглянула на воду. Больше всего в своей жизни, Талия любила подконтрольность. Ей нравилось подчинять тех, кто ее окружал, наверное это было их общей семейной чертой, передавшейся ей от отца, а Дэмиану от нее. И если для того, чтобы заставить подчиняться других, нужно было запугать или сделать больно им или их близким, то это небольшая цена, она с удовольствием выплатит ее до последнего медяка. Она сведет к минимум количество людей, способных навредить ей или ее сыну. И пусть остальные трепещут от страха, видя, как она расправляется со слабыми и неугодными. Только так, и никак иначе.
Когда она вложила в руки Дэмиана нож, она проверяла его, снова. Она хотела убедиться, что он готов, что, когда придет время, он не подведет.
— Он не подведет, — ее тихий шепот слился с плескавшейся в озере водой. — Он мой сын.
Она ждет его целую вечность. Так ей кажется и когда сын возвращается один, она цепким взглядом осматривает в первую очередь его руки, не в крови ли они. Конечно нет, он никогда не выйдет к людям с перепачканными в крови руками, только если так не было задумано и обговорено заранее. Талия украдкой бросает взгляд на профиль Дэмиана, снова любуется сыном. Талия с секунду молчит, а затем отвечает:
— Я думала об этом, — ее тон серьезен, пристально всматриваясь в глаза Дэмиана, она чуть хмурит свои идеальные брови.  — У меня есть план, но мы не можем использовать его. Пока что, не можем. Нам нужно подготовиться. Не хочу, чтобы все пошло коту под хвост. Не хочу, чтобы наши планы раскрылись преждевременно. — Вытянув руку в направлении сына Талия ждет, когда он вернет ей одолженный ему кинжал. Дэмиан не спешит с этим и, она недовольно цокает языком, поторапливая его.  Забрав у него кинжал из рук, Талия прячет его под ткань своих шаровар, обратно в крепление на щиколотке. В ее голове уже давно созревает план, как поступить со своими врагами. И Дэмиан поможет ей в этом.
— Мы сыграем свадьбу — говорит Талия, наблюдая за тем, как постепенно меняется выражение лица сына от удивления. — Это даст нам некоторое время, чтобы подготовиться. — И снова она вытягивают руку в направлении сына, заботливо оглаживая холодными пальцами его скулу. — Было бы глупо не воспользоваться тем, что Яню заинтересована в тебе, Дэмиан. Мы просто обязаны извлечь из этого выгоду. —  Как же она любит это слово, "выгода" — оно звучит так заманчиво, соблазнительно. Ее глаза горят коварством, когда она вновь поднимает на сына взгляд своих ярко-зеленых, словно изумруд, глаз. Талия чувствует сомнения наследника Ра'са, и в ее мыслях тут же вспыхивает картинка, где он отвергает ее предложение, но лишь на миг. Нет, ее сын достаточно умен, чтобы понять, что в этой ситуации, лучшего шанса не представится. Он не откажет ей.
— Я понимаю, — мягко прерывает она своим голосом бесконечный ток его мыслей, улыбаясь ему. — Ты не в восторге от этой идеи. — Талия делает паузу, позволяя Дэмиану переварить эту мысль, смириться с тем, что придется играть роль, которая очевидно никогда не была ролью, которую он бы хотел когда-либо играть. Дэмиан смотрит на нее долго, слишком долго, и Талия ждет, пока он примет то, что ему придется подчиниться ей в этот раз, потому что она единственная здесь, кто знает своего сына лучше остальных.
— Я дам тебе время, чтобы обдумать, — добавляет она прежде, чем он успевает сказать что-то еще. — Но я не хочу откладывать это надолго. — Она легко улыбается ему, но он, кажется, все еще немного шокирован ее идеей и раздумывает над другими вариантами, поэтому она продолжает:
— Если ты откажешься, я пойму. Но до тех пор, пока ты не примешь мое предложение, хочу заметить, что твое положение в Лиге довольно шатко. — Она смотрит на пруд, на то, как в воде плещутся рыбы.
— Цзяньпин будет действовать быстро и решительно, так он воспитан. У нас есть только один шанс, Дэмиан. Не думай, что сможешь уйти. — Помедлив, она качает головой, подтверждая худшее. — Ты никогда не будешь свободен от Лиги.
Талия сглатывает внезапно образовавшийся комок в горле. Она знает это по собственному опыту. Совсем рядом раздаются шаги и голоса, те кто идет от зала к пруду по тропинке, определенно желают оповестить о своем приближении хозяев этого вечера. Дочь Ра'с аль Гула поднимается со скамьи и взглядом призывает сына сделать тоже самое. Когда они оба встают, Талия берет Дэмиана под локоть, увлекая за собой.
— Мы должны вернуться в зал, к гостям, — говорит она, прижимаясь к сыну.
Они вместе входят в зал, где их, конечно же, уже обсуждают, как и их отсутствие за общим столом. Талии хватает лишь мимолетного взгляда, брошенного в сторону будущий невесты сына, чтобы понять, что идея с цветком из сада сработала - девчонка не выпускает цветок из рук, но касается стебля аккуратно, зная о яде, которым опрысканы шипы. Оставив Дэмиана среди мужчин, которые почти сразу же находят, о чем расспросить лидера Лиги, как только он вновь появляется в зале, Талия отстраняется и молча наливает себе, в поданный слугой бокал, вина. Ее взгляд медленно скользит по залу в поисках чего-нибудь интересного.

+1

12

[indent] Его догадка скорее риторическая - это же вторит мать, и Дэмиан не удивлен. В этой ситуации действительно следовало действовать через какое-то лицо. Нужно было лишь найти жертву, эту самую "опухоль", способную навредить остальным. Объявлять войну в открытую - идея плохая, это могло привести к разобщению Лиги и смене Главы. Это - плохой вариант. Дэмиан и не думал, что в этом месте можно расслабиться. Смерть поджидает тебя за каждым углом, тени - не терпят слабых. Он лишь кивает на слова матери про девчонку. Ожидая услышать материнский план. Все же Лига Убийц - место ей намного более привычное, она знает каждого представителя, она ведает, о чем те помышляют еще до первой мысли в их головах. У аль Гула нет такой власти над ними, наверное, это очевидно. Пускай это вовсе не значит, что тот на сто шагов впереди.

[indent] Смотрит в глаза, а не на протянутую в его сторону руку. В кинжале наверняка был скрыт свой смысл. Только вот не все мысли Талии открыты даже для её сына. Приглушенное цоканье заставляет его вынуть тот из рукава резким движением руки и вложить клинок в материнскую руку.

[indent] Брови чуть сходятся к переносице, взгляд впивает в чужой с большим вниманием. Дэмиан возмущенно выдыхает, что скрывается за песнью ветра. Свадьбу, значит? С ней то? Это и есть план? Лучше бы Дэмиан просто зарезал Яню в саду. Не хочется накручивать себе двойное дно у этой идеи. Вряд ли Талия бы спокойно отдала какой-то девчонке место в Лиге, чтобы просто женить сына. А про ценности семейной пары и говорить не приходится - для обоих родителей это было чуждо, по понятным причинам. Да и для него тоже. Если даже Грейсон не обзавелся женушкой и спиногрызами - что вообще говорить про остальных? Их цели в жизни далеки от подобного. Это что-то из другого мира - более слабого и обычного.

[indent] Ледяные пальцы касаются скулы, вырывая из задумчивого состояния. Он не взвешивает "за" и "против". А ищет зарытый смысл. И находит его лишь в том, что церемонии подобного толка - не чужды их обществу, и на тех все максимально расслаблены, не ожидая подвоха. Только вот играть роль заинтересованного жениха - не хотелось абсолютно. Аль Гул - хороший актер, но у всего есть границы. Особенно в выржении заинтересованности столь посредственной личностью.

[indent] Ласковый тон матери не обманывает Наследника. Та знает, что от идеи он не в восторге. Это не его роль и не его стиль, это - совершенно не о нем. Только вот второго шанса ему не даст. Это снова не предложение. Замаскированный за красивыми речами приказ, еще столь призрачный и неясный. Без конкретики. Убивать под властью этого тона было в разы легче.

[indent] "Ты никогда не будешь свободен от Лиги".

[indent] Его мысли не беспочвенны и сейчас обретают форму. Вот это уже - почти не прикрытая суть. Но мать не открывает ему глаза на что-то новое. К этой мысли Дэмиан возвращался часто в течение десяти лет, эта мысль привела его в этот дом снова. Аль Гул действительно был воспитан Лигой, она плотно засела под его кожей, в его мыслях. Пускай это вовсе не значит, что других путей там нет. Он все еще верен лишь себе, действуя в личных интересах. Отпустить Дрейка - был один из них. Как и согласиться на план матери.

[indent] - Я не буду отказываться. - простое и понятное. Ему лишь нужно самому понять, как лучше действовать. Ведь многое в этой "выгоде" - противоречит убеждениям бывшего Робина. Но звуки чужих шагов ставят точку в их диалоге. Банкет являлся лишь местом определения жертвы. В этом месте все такое, не имеющее и толики тепла. Будь это место другим - явно не было нацелено на миссии столь масштабные и истребилось бы в момент создания.

[indent] Дэмиан кивает матери, следуя за ней. Буквально кожей ощущая на себе каждый взгляд в зале. Яню - в том числе. Но тот больше не режет, не старается добраться до сути. Люди слабы в своих эмоциях. Дэмиан знает это. На своей же шкуре ощутил, сравнительно недавно. Легче было без них - разум кристально чист для чего-то более значимого. Пускай от этого и... пусто. В любом случае, каждое его действие имело вес. И взгляд глаза в глаза будущей "невесте" - тоже.

***

[indent] Свой ответ он уже дал. Правда это не было согласие действительно идти с кем-то под венец, или даже ложиться в постель. Как иначе доказать серьезность намерений - аль Гул пока не знал, но почти уверен, что за все это время характер Главы не стал открытием для членов Лиги. Весь этот фарс привел его в это комнату с фамильными драгоценностями и реликвиями. Парень задумчиво оглаживает неровную поверхность перстня. Всю жизнь он твердо знал, что подобная часть биографии - совершенно не для него, и не из-за внешних обстоятельств, а от внутреннего нежелания. Но почему же сейчас размышления свелись в одной точке, касаемой не-совсем-человека? Возможно, то, что они больше не увидятся и к лучшему. Ведь не хотелось вовсе иметь то, что может пошатнуть уверенность в собственных действиях.

[indent] Эти мысли тоже с ним недолго, ведь, привыкший к звуку теней, Дэмиан ощущает чужое присутствие. И поскольку вход в эту комнату запрещен не для аль Гулов - едва ли кто-то нарывается на конфликт в открытую. Знакомый силуэт тени на стене тоже говорит об этом ярче всего остального, и Дэмиан поворачивается к матери. Здесь можно общаться открыто.

[indent] Ловит материнскую руку, чтобы оставить поцелуй на тыльной стороне ладони. Куда больше избитого человечеством и не несущего смысла "спасибо". - Хорошо, что ты приехала, - где между строчек едва разборчиво читается "я рад".

[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

+2

13

Яню танцевала для гостей, собравшихся в зале, и на нее смотрели при этом почти три десятка пар глаз от разных лиц: круглолицые евнухи в развевающихся халатах, внимательные наевшиеся досыта рослые молодые воины, генералы и советники в ярких шелках и причудливых головных уборах. Ни на одном лице обращенном к танцующей не отражалось ничего, кроме раскованности и безмятежности. Казалось, все вокруг находились под гипнозом: то, как она вела бедром в сторону, затем в другую, плавно отставляя то одну руку, то вторую, не сводя при этом своих огромных глаз с Дэмиана, точно шелковый шнур впиваясь в нежную кожу шеи, под самый кадык, вызывало почти у каждого, кто сидел за столом, тихие невольные вздохи. Кроме, разумеется, Талии. Едва девчонка поняла, что смотрят на нее все, но не тот кто должен, взгляд ее беспомощный метнулся к мягко отстраняющейся от сына, отпускающей его к гостям статной брюнетке – матери лидера Лиги убийц. О чем она тут же пожалела. Яню двинулась было вперед, навстречу вернувшимся из сада будущим родственникам, но словно бы споткнувшись о презрительный взгляд Талии, остановилась, остановленная рукой собственного брата, возникшего из толпы. Цзяньпин склонился к ней с выражением гнева на лице, но удержался от какой-либо грубости, судя по поджимаемым губам, но все равно, что-то прошептал ей на ухо, заставив прижать руку к вздымающейся груди и покорно при этом отвести взгляд, устремляя тот в пол. Дочь Рас'а почти физически ощутила, как кровь прилила к голове бедняжки Яню, а податливое чувствам сердце беспокойно забилось. Талия криво усмехнулась, наблюдая за сценой, которую для нее старательно разыгрывали эти двое. Сомнений в том, что Цзяньпин тоже будет действовать через сестру, не оставалось.
— Она будет хорошей женой. — Голос старика Яозу Чаошань был странно спокоен, он поравнялся с матерью Дэмиана, как-то совсем уж неожиданно, одним словом - подкрался, заложив обе руки за спину и сделав несколько бесшумных шагов вперед, поближе к Талии. Она же в ответ сцепила пальцы на животе и подняла на мужчину взор, ловко перехватив взгляд старика, который тот скосил на ее руки, где-то в своем сознании делая засечку о том, что эта беседа вряд ли будет плодотворной, как ему бы этого хотелось.
— Только не перестарайтесь господин Чаошань, — ровным голосом обратилась к старику Талия, сверкнув глазами из-под темной челки, — Не люблю переплачивать за заведомый обман. Мужчина нахмурился и скривил губы в недовольной ухмылке, но спорить не стал, молча кивнув в знак согласия и в этом сквозило некое хитроватое лукавство, которое вроде бы и было ей понятным и предсказуемым, но в тоже время вызывало в сердце тревогу за себя и за сына, за будущее семьи аль Гул.
— Моя племянница, — старик затянулся через мундштук, который можно было считать продолжением его иссохшей с годами руки, потому что Яозу никогда не расставался с ним и выдохнув ароматный дым перед собой через нос, как и полагалось «дракону», продолжил. — Красива. Умна. В меру добра и заботлива. Ее верность традициям, дому, семье — она впитала с молоком матери.
— Которой из…? — В голосе Талии не было ни иронии, ни насмешки. Ни тени пренебрежения. Просто сухой и бесстрастный вопрос. Губы старика изогнулись в подобие улыбки, очевидно к подобной провокации он был готов.
— Я поставил знак равенства между семьей Чаошань и аль Гул еще в тот день, когда твой отец согласился принять меня в Лигу, Талия. И поверь, я никогда не опускал рук, если мне казалось, что наш союз принесет выгоду обеим сторонам. — последнее он произнес с явным удовольствием. — Яню вполне достойна того, чтобы получить в качестве мужа твоего сына – Дэмиана. Он вновь поднес к губам цилиндрик с дымом и глубоко вдохнул, не сводя внимательного взгляда с лица Талии.
— Я привыкла доверять своим инстинктам, Яозу, — отозвалась дочь Рас аль Гула, выбирая из корзины с фруктами самую крупную виноградину. — И мои инстинкты подсказывают мне, что я должна защищать от посягательств не только собственного сына, но и всю нашу организацию. Никто, кроме меня, не в силах уберечь их от интриг, творящихся в этих стенах. — Реакция на ее слова была неоднозначной – зрачки старика медленно и неконтролируемо расширились, и Талия поняла, что ее слова задели Яозу. Но остановиться вовремя она уже не смогла. — Более того, я ясно даю тебе понять, что не оставлю свой дом без пригляда. И не потерплю рядом с собой никого, кто станет мешать мне в этом.
— Дэмиан слишком молод и неопытен, чтобы править самостоятельно, — не то, чтобы слова дались старику с трудом, но произносить их вслух ему было крайне неудобно. И тем не менее, Чаошань не отступил. — Мальчишка ещё не научился, он не знает, как нужно поступать, чтобы это сочли правильным, и еще, он уже несет ответственность не только за себя. — Старик сделал паузу, давая возможность переварить услышанное. — Осознает ли он это?
— Если наш разговор – это попытка надавить на меня, то я могу с уверенностью сказать, что это не сработает. — в голосе Талии послышались яростные нотки. — Ни за что, — чуть тише добавила она, обводя взглядом зал, будто бы искала среди собравшихся очевидных предателей. — Прежде чем вновь воспользоваться девчонкой, как разменной монетой, реши проблему ее болезненных отношений с ее собственным братом. — Едва услышав такое, Яозу метнул свой взгляд в толпу, будто бы надеялся увидеть то, о чем заговорила дочь Рас аль Гула воочию и убедиться в правдивости оного. — Это бросается в глаза.

***

— Никогда бы не подумала, что мы когда-нибудь будем разговаривать о предстоящем в этих стенах, — устало произнесла Талия после того, как Дэмиан вывел ее на свет. Она улыбается ему, мягко, одобряюще, когда его губы касаются ее руки. Высвободив ее, Талия мягко проводит пальцами по щеке сына, любуется. Сильный и грациозный, с долей подкупающей харизмы он выглядит совсем как его отец. «Как будто покупает тебя», — думает про себя Талия, ощущая, как по коже бегут мурашки. Она переводит взгляд с сына на драгоценности, которые таинственно поблескивают в приглушенном свете комнаты: золотые слитки, старинные монеты, медали, золотые бляшки, ювелирные украшения. Никто и никогда не видел еще столько подобного богатства за раз. Если, когда-нибудь, пещера Али Бабы и существовала на самом деле, то прообразом ей служила именно эта комната.
— Старик Чаошань говорил со мной, — Произносит она, оглаживая пальцами углубление на подсвечнике в виде цапли, задравшей голову вверх, инкрустированном редкими рубинами. Совершенно внезапно ее охватывает желание сесть в кресло, притаившееся в углу, закрыть глаза и подождать, когда все закончится. Но она не может позволить себе этого. Взгляд ее прикован к горе серебра, высыпающейся из шкатулки. Наконец, Талия прерывает затянувшееся молчание: — Как я и думала, они собираются подложить под тебя Яню. Старик буквально пытался убедить меня в том, что что это единственный способ, который позволит тебе удержать власть и не потерять Лигу. — Ее тень медленно скользит по стене следом за хозяйкой, и так же медленно перетекает на персидские ковры, которые с легкостью, не задумываясь, можно было назвать произведениями искусства. —Я дала ему понять, что не считаю Яню подходящей невестой для тебя, Дэмиан. Это моя легенда. — Она усмехается, холодно, просчитано. Ее голос становится тише, и она перестает наматывать на указательный палец пойманную нить жемчуга. — Наш следующий шаг требует от тебя чуть больше актерского мастерства, чем то, которому тебя обучил Брюс Уэйн, заставляя играть роль Робина. Мы должны убедить их в том, что ты не разделаешь моих взглядов. — Тихий шепот, и едва заметная пауза перед следующим словом. — Необходимо, чтобы они поверили, будто ты на их стороне. — Ее взгляд мерцает в полумраке, лишь подчеркивая величие, коим обладает эта женщина – интриганка. — Самое время накричать на меня прилюдно. Ты ведь именно это хочешь cделать, не так ли?
Она движется к выходу из комнаты, в которой хранятся фамильные драгоценности и реликвии, но на пороге замирает, оглянувшись на сына через правое плечо:
— Не забудь кольцо. Ты выбрал идеальное из возможных.

Отредактировано Talia al Ghul (09.04.22 21:31:24)

+2

14

[indent] Дэмиан невольно ластится к единственному теплу в этом месте - материнской руки. В её голос проскальзывает тень усталости. Это не показное, что даже странно. Дэмиану казалось, что плести интриги, ведущие к смерти огромного числа людей, и доказывать свое господство - любимое материнское хобби. А оказывается, она тоже человек, способный просто устать от подобного. Все же это требует огромной аналитики, почти отсутствия сна, и верной планировки действий. От подобного действительно можно устать.

[indent] И все же она помогает Дэмиану. Вряд ли её интерес и мотивация в том, что он - её сын. Скорее это оправдание собственных от него ожиданий. Ведь она же хотела, чтобы он был наследником Лиги - значит, это в её собственных интересах. Это её цель, назойливой мухой жужжащая в мыслях.

[indent] Если говорить прямо - его правление исключало то, что он вообще женится. Поэтому естественно рассуждать об этом им и не пришлось бы ни в стенах этой комнаты, ни на любой другой локации. Это не было принято у аль Гулов - по большому счету, супруги не было и у Ра'са, как и спутника жизни у матери. Сложно сказать, по какой причине. Наверное, это просто мог быть самый простой способ их ликвидировать. У аль Гулов было принято лишь родить наследника с чистейшими сильными генами - вся остальная мишура была без надобности.

[indent] Дэмиан молод, неопытен, по-своему слаб и непригоден для правления Лигой Убийц.
[indent] В этом была его легенда.

[indent] - Тц. Какие они жалкие.

[indent] Все же в его жилах текла кровь создателя Лиги. Он купался в чужой крови, будучи новорожденным. С ранних лет жизни его единственным другом, его ближайшим родственником - были стены этой организации. Она так плотно засела под его кожей, что даже играя в героя, Дэмиан проигрывал борьбу с самим собой. Это уже ничто не исправит. И если кто-то мыслит, что способен понимать это место лучше - он лишь жалкий глупец. Дэмиан не был своим дедом. Он не был Демоном, который некогда привлек людей магией и силой, а также тайной бессмертия. Но зато Дэмиан видел Ад своими глазами, он видел дно человеческих душ, животным воем раздирающий стены лечебницы Аркхем. Его отцом был умнейший человек на планете.

[indent] Именно поэтому он не ведется на материнскую провокацию, лишь безразлично поведя плечом. Мать не на его стороне, а на своей собственной. Он не упрекает её в этом, ведь это правильная позиция, единственная правильная из всех. Играть по её правилам - несложно. Да и мысль, что Дэмиана не способен понять никто из его окружения - тоже совершенно не новая, чтобы не принять её и воспротивиться. Это терзало его слишком долго. Навязанные чужие цели и мечты. Убеждение в собственной непобедимости, гнев и ненависть, застилающие глаза. Когда-то давно все это было его главной ошибкой. Когда-то давно он заведомо проигрывал битву с любым врагом до её начала.

[indent] Бэтмен начался с принятия своих страхов. Сила Бэтмена началась с умения принимать чужую помощь. Дэмиан невольно руководствуется этими нехитрыми правилами и сейчас, чтобы снова не упасть в омут бессмысленных смертей и тупого чувства собственной неуязвимости. Он вырос из этого. И уже очень давно. Поэтому происходящее нисколько не тревожит его душу.

[indent] Однако поразительное качество Талии аль Гул для Дэмиана кроилось не в её хищной опасности, или интриганских решениях. А в том, что спустя долгие годы порознь, несмотря на десятки смертельных ударов, нанесенных ей и оставшихся уродливыми шрамами на его теле; сквозь обман и ненависть... она до сих пор остается для него родным человеком. Экс-Робин и рад бы её ненавидеть, но это место отведено в его душе для других людей, и он уже просто не тратит на это моральные силы, совладав с собой. Ему действительно есть, что сказать ей, поскольку парень не был тем, кто утаивает правду. Но делать из этого клоунаду было её решением. Значит, можно расчесать те старые шрамы, которые уже при всем желании не вскроются.

[indent] Дэмиан нагоняет мать в коридорах. - Ты же прекрасно знаешь, что старые порядки здесь не удержатся после смерти деда? У теней есть собственные тени. Именно они напряженно и ловко скрывались где-то неподалеку. Они постоянно дышали ему в затылок. Это бы напрягало, если бы Дэмиан не вырос в таких условиях. И если бы одной из таких теней не был отец. - Что без него стоит моё имя? - Дэмиан косит взгляд на профиль матери, - А твоё? Ты вообще уверена, что тебя воспринимают здесь всерьез?

[indent] Если честно, Дэмиан и сам в этом не уверен. Просто его с детства приучали выискивать бреши в чужой уверенности и чужих масках. И, будучи Робином, он успешно с этим справлялся. Как бы мать не говорила про успехи в актерской игре Брюса Уэйна - она сама же перебрала всех бывших Робинов черт знает какими путями, и аль Гул сам не знает, какие она в итоге на них составила планы. Да и о самом Брюсе она явно более положительного мнения, чем способна признать вслух.
Но, как бы этого ни хотелось еще десять лет назад, - это не дело самого Дэмиана, а только лишь его родителей.

[indent] - Пора признать, что не все твои решения верны, - заключает Уэйн, выходя в холл. Хотя здесь обозримо кипит жизнь организации, аль Гул не сомневается, что реальные слушатели скорее делают это незаметно, - если ты конечно не считаешь последние десять лет своим удачным решением. Потому что если да - у меня для тебя плохие новости. Аль Гул безразлично цыкает, качая головой, обрывая их дискуссию и разворачиваясь, скрываясь в коридорах.

●●●

[indent] - Если хочешь знать моё мнение, - девушка с ярко выраженной восточной внешностью тщательно вытирает короткий клинок, блики от начищенного металла больно режут по глазам, - Не стоило обрывать связи с...

[indent] - Не хочу, - Дэмиан холодно перебивает, следя за действиями Яню. Её откровенные намеки и флиртующий голос уже задолбали, если честно. Потому что и быть в её комнате он не хочет. Ведь и ситуация по своей сути крайне дебильная. Они оба ведут себя, как дети, слушающиеся родителей. И наверняка на обеих сторонах цель одна по получению надежного руля организацией. Убийство, уничтожение помех. Конечно, аль Гулы в более выигрышной позиции, поэтому этим дебилам приходится крутиться белками в колесе, чтобы решать хоть что-то. Еще бы убийство что-то решало. Мысль эта отцовская, конечно, но Дэмиан и не говорил, что все прошлые уроки забыты. Он вообще хотел бы исправить это старомодное поведение в Лиге, правда сделать это резко явно не удастся.

- Скажи, что ты делаешь? - Дэмиан облокачивается о дверной косяк, складывая руки на груди.
- В своей комнате? Обычно сплю.
- Я не об этом. - взгляд, слегка отдающий привычной зеленью, смещается от клинка к Дэмиану, что все еще не позволяет пройти в свое личное пространство. Игра игрой, но правила для всех одни, и приближение к нему они не включают. Во взгляде девушки проскальзывает понимание. Правда не то, которого он от неё ждал.
- Разве не нормально желать большего? - она говорит о ситуации с замужеством. Это снова слишком плоско.
- Опять мимо. Я про Лигу Убийц. Что ты здесь делаешь? - губы на мгновение складываются в "о", взгляд тухнет и опускается. Дэмиан на это лишь цыкает, качая головой, - Ты понятия не имеешь, что это за место, да? Зачем тебе тогда сдалось это "большее".
На мгновение в душе находит отклик милосердие. Если задуматься, Дэмиан действительно сам никого не убил, с самого прихода в стены своего прошлого дома.
Но это длится недолго. Все портит чужой ответ.
- Я считаю Ра'с аль Гул был прав. Но не во всем. Люди не заслуживают жизни. Но не половина, а добрые девяносто процентов.
Глупая девчонка. Дэмиан ровным отточенным движением сокращает расстояние, давит на эфес оружия, заламывая руку девушку за спину и прижимаясь ближе. - Тогда тебе точно стоит держаться меня. Чужое дыхание учащается и пульс наверняка скакнул. Вероятно, будь он другим человеком, ему бы польстило, как легко переметнулось внимание Яню с собственного брата на него. Но в душе это встречается пустующей тишиной.
- Завтра, - бросает он, скрываясь за дверью.

[nick]Damian al Ghul[/nick][status]justice is vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/tBM085B.png[/icon][sign][sign]and the violence caused such silence
https://i.imgur.com/BxFaJPp.png  https://i.imgur.com/IwZg5mp.png  https://i.imgur.com/7Fqf7jF.png  https://i.imgur.com/xhbtfil.png  https://i.imgur.com/gFUOK98.png
[/sign][lz]<a class="lzname">Дэмиан аль Гул</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center>but you see, it's not me, it's not my family</center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (23.08.22 10:01:01)

+2

15

Дэмиан выглядит крайне убедительным в своем решении жениться на Яню. Талия обводит взглядом обращенные к ним лица и прячет усмешку глубоко внутри себя, но в глазах её нет и тени веселья. Её сын - её гордость звучит крайне убедительно. Дочь Рас аль Гула поджимает пальцы, сдавливая те в кулак, чтобы не зааплодировать. Она смотрит на Дэмиана пристально, словно изучая.
— Поверить не могу, — шипит она в ответ, потому что повышать голос на главу клана, да еще и в присутствии других – это все равно что подписать себе смертный приговор, — что это говоришь мне ты, Дэмиан. — Она прижимает ладонь пониже груди, словно надеется защититься от слов, что ранят любую мать, которая желает для сына лучшего. Талия оглядывает гостей, взглядом скользя поверх голов тех, будто ищет что-то, чего не видит никто другой. Её зеленые глаза так ярко сияют, что становятся похожими на драгоценные камни. Ей приходится опустить голову вниз, чтобы скрыть блеснувшие в глазах слезы. Маленький трюк с острием булавки, припрятанным в рукаве, срабатывает, как и десятки раз до этого.
— Я здесь, чтобы защищать тебя, — говорит она наконец, но за громкими шагами удаляющегося от неё сына, её едва ли кто-то слышит. Её лицо застыло маской в выражении какой-то внутренней борьбы, будто она, даже после всего услышанного из уст собственного сына, пытается найти решение, которое изменит всё.

***

Его «завтра» наступает слишком быстро. Медленно выдохнув скопившийся в легких воздух, Талия открывает глаза.
— Он не должен был этого делать, — уже в который раз повторяет она, стоя у окна в своей комнате и смотря на вереницу автомобилей, подъезжающих к дому. — Просто не должен.
Это все еще игра, и у неё в этой игре особенная роль. И в ней нет места жалости или состраданию. Только жесткий расчет и выверенные шаги. Она должна действовать быстро, чтобы успеть спасти сына и помочь сохранить ему власть. Талия провела рукой по ожерелью, которое выбрала к наряду в котором собиралась появиться на торжестве. Слово «свадьба», которым тут и там разбрасывались союзники семьи Чаошань, включая их самих, ни разу не сорвалось с губ самой аль Гул. Она усмехнулась собственному отражению в стекле. Сложно было назвать их всех поголовно глупцами, с учетом того, что они отчетливо понимали, что шансы на успех таят день ото дня, поэтому очень торопились устроить все подобающим образом. Талия внимательно наблюдала за каждым из них, насколько хватало глаз, а глаза у нее и уши были повсюду, в конце – концов она была ни кем-то там, а матерью нынешнего лидера.
— Им он и останется, — негромко пробормотала она, отметив про себя, что ей наскучило наблюдать за прибывающими гостями с высоты и пора бы уже спуститься и поздороваться со всеми лично. — Никто кроме Дэмиана.
Яню нигде не было видно, хотя буквально за последние два дня и шагу невозможно было сделать, чтобы не столкнуться с этим «очарованием»: то она щебетала с дядюшкой насчет предстоящего торжества, выклянчивая новые и новые подарки, то расхваливала Дэмиану достоинства собственного брата, то улыбалась самой Талии, предлагая ей присоединиться к свадебным хлопотам и помочь с выбором наряда. Кажется, она была единственной, кто свято уверовал в то, что все получится и должным образом. Это было просто поразительно.

***

Ультрамариновый цвет, выбранный Яню, совершенно не сочетался с благородным желто-зеленым цветом – цветом Лиги. Талия недобро прищурилась. Неужели этого никто кроме неё не замечал?
— Мои люди не впустят в зал ни одного из приглашенных гостей, пока это недоразумение не будет исправлено, — Её пылающий взгляд прямо-таки пригвоздил Яню к стулу, на котором та сидела, пока ее волосы укладывали в сложную прическу.
— Но, Дэмиан…
— Никаких «но», — перебила девушку Талия, замирая в нескольких шагах от неё. —Ты будешь выполнять мои приказ до тех пор, пока я являюсь матерью твоего будущего мужа и лидера. А для тебя это значит – всегда.
— Вы не можете отменить свадьбу, —предприняла еще одну попытку будущая невестка, совсем чуть-чуть приподнимая подбородок, чтобы выглядеть достойно в своей попытке противиться.
— Я её и не отменяю, — с ледяной вежливостью в голосе, достаточно терпеливо пояснила Талия, жестом подзывая к себе одного из солдат и что-то нашептывая тому на ухо, а затем снова возвращаясь к беседе с Яню. — Пока зал будут переделывать, гости подождут в саду. А мы, в меньшем количестве проведем церемонию в другом зале. Это несильно нарушит общий план. Соберем только «своих». — В моменте она замолчала, чуть приподнимая брови, и ожидая услышать покорное «да» в ответ.
— Тебе стоит понять одно, дитя, — приблизилась к будущей невестке Талия, и коснувшись кончиками пальцев подбородка той, заставила смотреть в собственные холодным превосходством полыхающие глаза. — И сделать это как можно скорее. Перечить мне и моим желаниям бессмысленно. Я всегда по положению буду находится выше тебя, а значит и слово моё будет весомее твоего. — Талия победно улыбнулась, и глядя на хмурящееся лицо Яню, и не обнаруживая готовности подчиниться, спокойно добавила. — Ты просто не сможешь стать мною. Ведь ты – никто.
Довольная произведенным эффектом, Талия аль Гул отступила от побледневшей как мел невесты и уже через мгновение покинула комнату, оставив девушку в полнейшей растерянности.

***

— Значит, ты все-таки нашла способ омрачить этот день, — старик Чаошань будто бы вырос из – под земли, да так и закрепился по левое плечо от натянуто улыбающейся входящим в зал гостям, Талии.
— Кто ищет, тот всегда найдет, — отозвалась Талия, кивком головы приветствуя кого-то из вошедших. — Ей бы стоило научиться не перечить мне. И, не жаловаться. — Взгляд её изумрудных глаз скользнул по морщинистому лицу будущего родственника. — Если мой сын настолько очарован ей, что не придает внимания деталям, значит я буду делать это за двоих.
Птица Рух усмехнулся в свою жидкую бороду, что связала от приоткрытых желтых губ к его груди точно попользованная, неухоженная пакля.
— Значит он тебе еще не сказал… — напуская большей таинственности, Чаошань тоже кому-то кивнул. — Сегодня утром мы обсуждали свадьбу…
— Все только и делают, что обсуждают свадьбу, — сквозь зубы выдохнула Талия, покосившись на старика. — Почему меня это должно насторожить?
— Может потому, что эта другая свадьба? Я предложил нашему лидеру сыграть еще одну – твой брак с моим племянником был бы очень кстати.
Талия могла поклясться, что его слова прозвучали с нескрываемым злорадством.
Талия сглотнула, пытаясь осознать услышанное.
К счастью старика Чаошаня, в этот момент дверь распахнулась и в зал, под бой барабанов, вошел Дэмиан в сопровождении нескольких людей – верных ему людей. Все разговоры мгновенно стихли. Талия почувствовала, как по спине пробежал холодок, а сердце забилось в бешеном ритме.
Смуглый, с черными волосами и пронзительными глазами, он был похож на демона. Нет, не так. На того, кто всем этим полчищем демонов будет править. Стараясь сконцентрироваться только на этой мысли, Талия присоединилась к процессии, шагая следом за сыном и взглядом изумрудных глаз сверля ему затылок.
Не слишком ли поздно для их плана? Не нарушит ли его предложение старика Чаошаня? Способен ли Дэмиан прислушаться к кому-то помимо собственной матери?

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » и в стороны яркие искры летят


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно