ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » turned off


turned off

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

[html]

    <head>
        <style type="text/css">

body {
    background: #000;
    color: #fff;
    font-family: "Open Sans";
    font-size: 13px;
    font-weight:300;
    line-height:1.5em;
    margin: 0;
    padding:0;
    background-size: cover;
    background-attachment: fixed;
}

::-webkit-scrollbar-thumb {
background-color: transparent;
}

#content-box {
    width:650px;
    height:365px;
    overflow-y:auto;
    overflow-x:hidden;
    margin: auto;
    margin-top:50px;
    border-radius:0px;
}

.pic {
margin:auto;
    width:650px;
    height:370px;
    background: url(https://i.imgur.com/ex27tNB.png);
    z-index:10;
transition-duration:0.96s;
}

.pic-image img {
    height:130px;
   padding: 100px;
    position:relative;
    padding-top:0px;
top: 10px;
   opacity: 1;
animation-direction: alternate
    -webkit-transform: scale(1,1);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1,1);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
}

.both:hover {
filter: none;
transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    -webkit-transform: scale(1.2,1.2);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1.2,1.2);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
}

.sk {

}

.riv {

}

.sk:hover {
filter: none;
transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    -webkit-transform: scale(1.2,1.2);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1.2,1.2);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
}

.riv:hover {
filter: none;
transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1.2,1.2);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    -webkit-transform: scale(1.2,1.2);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1.2,1.2);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
}

.wordbox {
   filter: grayscale(1);
   font-size: 15px !important;
    text-decoration: none;
    margin: auto;
    text-align:center;
    height:40px;
    line-height: 40px;
    letter-spacing: 20px;
    text-transform: uppercase;
   opacity: 0.5;
    -webkit-transform: scale(1,1);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1,1);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
}

.wordbox:hover {
opacity: 1;
filter: none;
     transform: scale(1.2);
               -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
    transition: all 0.4s ease-in-out;
}

#links {
   filter: grayscale(1);
   font-size: 35px !important;
    text-decoration: none;
    margin: auto;
    text-align:center;
    height:40px;
    line-height: 40px;
    letter-spacing: 20px;
    text-transform: uppercase;
   opacity: 0.5;
    -webkit-transform: scale(1,1);
    -webkit-transition-timing-function: ease-out;
    -webkit-transition-duration: 550ms;
    -moz-transform: scale(1,1);
    -moz-transition-timing-function: ease-out;
    -moz-transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
    transform: scale(1,1);
    transition-timing-function: ease-out;
    transition-duration: 550ms;
}

#links:hover {
opacity: 1;
filter: none;
     transform: scale(1.2);
               -webkit-transition: all 0.4s ease-in-out;
    -moz-transition: all 0.4s ease-in-out;
    transition: all 0.4s ease-in-out;
}

h3 {
font-size: 18px;
}
</style>
    </head>
<body>
<div class="linkbox">
    <div id="content-box">
        <div class="pic">
            <div class="pic-image" style="display:table; margin:auto;">
<p class="wordbox" style="margin-top: 173px; position: absolute; z-index: 10000;">hurts</p>
            <img class="riv" style="margin-top:103px;" src="https://i.imgur.com/ZJ7HkNV.gif" />
<p class="wordbox" style="margin: auto;
display: table;
text-align: center;
margin-top:-63px;
    color: #525252;">damon
<br> &
<br> elena</p>
<p> </p>
</div>
    </body>[/html]

oops

[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (25.08.21 19:10:58)

+3

2

[indent] [indent] Выключи их, и боль уйдет.

[indent] Вот так просто – по щелчку. Ни боли, ни горечи, ни эмоций. Блаженная пустота без полутонов, без сожалений и сомнений. Так проще. Так правильно, ведь иначе невыносимо.

Сколько прошло дней с пожара? Ни малейшего понятия: прошедшее время слилось в единые долгие сутки, переполненные суматохой и извращенными выключенной эмпатией словами сочувствия, сыпавшимися со всех сторон. Пустые звуки, ненужное никому мельтешение в угоду потревоженной неприятными новостями совести сердобольных горожан, соседей, друзей. Она с удовольствием бы отмахнулась от всего, но и это было слишком много для нее – проще наблюдать за не интересующим происходящим со стороны, так люди скорее поспешат вернуться к своим делам и оставят ее в покое.

Усталость, читавшаяся на лице девушки, как нельзя кстати играла на руку истории о «несчастном случае», но, увы, в реальности говорила о скуке, голоде, разыгравшемся за несколько дней повышенного внимания городка к ее персоне. Громкие заголовки, полицейские сирены и красно-синие огни подобно калейдоскопу искажались в причудливых сочетаниях в каждом заданном ей вопросе, так и не удостоенном ответом. Позднее ее поведение спишут на шок – травму от потери брата, родительского дома и всего прошлого, которого теперь у Елены Гилберт, по мнению окружающих, попросту не осталось. Они вольны были придумать все, что угодно, лишь бы отстали от нее и убрались обратно в свои пыльные офисы, истосковавшиеся по сенсациям, которые Мистик Фоллс всегда охранял особенно рьяно.

И все же сидеть без дела и терпеливо ждать было слишком, вновь, скучно.

Волосы, казалось, еще сохранили запах горевшего дерева, некогда бывшего домом, пеплом развеянного по округе, как и те скромные вещи, заботливо кем-то собранные на первое время после произошедшего. К сумке Елена так и не притронулась, не имея ни малейшего понятия, какие «памятные» вещи успели сохранить от ненасытного пламени, и, признаться, не хотела знать – ни к чему, ведь это ровным счетом не имело никакого значения и ничего не меняло. Все смертны, все когда-то проходит, нужно двигаться дальше, а прошлое пусть остается в прошлом, ведь не вызывает чувств. Никаких. Лишь настоящее имеет значение, ведь способно принести хотя бы подобие эмоций.

С наступлением сумерек у особняка, наконец, воцарилась долгожданная тишина – до чуткого слуха не доносилось и шепота, за исключением редких шагов в одной из соседних комнат. Чем не идеальное время, чтобы перестать играть «паиньку» и сбежать из надоевших четырех стен? Елена пыталась сделать это и раньше, но неизменно навязанная компания кого-то из братьев ее не устраивала. Как и пустота, накрепко поселившаяся в ее мыслях и сердце, изредка рассеивавшаяся только мимолетным порывом, продиктованным сиюминутным желанием – иметь, получить, присвоить. Буря эмоций, слишком сильных, чтобы с ними бороться, слишком болезненных, чтобы их принять, разрывала ее сердце каких-то несколько дней назад, но сейчас практически забылась на фоне безнаказанной вседозволенности и сладкой свободы в действиях, и казалась лишь наваждением, бежать от которого хотелось как можно дальше, как можно быстрее. Елену не беспокоило, что подумают, почувствуют другие, чьи-то задетые чувства волновали ее в последнюю очередь, не отдаваясь в душе ничем, кроме насмешки: это было забавно, правда, наблюдать за красноречивыми оскорбленными взглядами и невысказанными или же произнесенными возражениями. Не согласны – сделайте что-то, вперед, это хотя бы весело! К черту слова, уговоры, даже угрозы, это пустая трата времени.

Взгляд на пару мгновений задержался на напольных часах, отсчитывавших короткий бег секунд махами маятника – у нее еще была шанс поймать кого-нибудь в парке или у баров, в конце концов, вечер только вступал в законные права. Наскоро переодевшись в более подходящую поводу одежду, Елена накинула на плечи куртку, даже не думая брать телефон, бесшумно спустилась на первый этаж и так же незаметно вышла из душного помещения на прохладный свежий воздух. Будь она прежней, самой собой, то обязательно бы обратила внимание на яркие закатные краски неба, перемешавшиеся с сероватыми рваными облаками, но сейчас все вокруг стало лишь декорациями, сменить, [разрушить] которые не составляло ни малейшего труда, было бы лишь желание.

Ей показалось, или распахнулось со скрипом окно? О, нет, не показалось – голос Стефана настойчиво окликнул ее, но Гилберт, даже не обернувшись, быстрым шагом, перешедшим в незаметный человеческому взгляду бег, растворилась на пустой дороге. Считанные минуты привели ее в центр города, кипевший и живой, далекий от вечернего сонного марева после продолжительного дня.

Склонив голову набок, Елена остановилась на одной из улиц, примыкающих к главной площади, и внимательно осмотрелась, прикидывая, где можно поймать самых беспечных жителей Мистик Фоллса, не накачанных вербеной после последних событий. Может, пожар и не был такой хорошей идеей? Накрутив прядь волос на палец, девушка неторопливо двинулась вдоль тротуара в направлении баров, располагавшихся чуть в отдалении от оживленных дорог.

Ну чем не удача! Стоило ей подойти ко входу крайне сомнительного, но от этого не менее переполненного бара, как буквально на нее с невысокой лестницы выпал мужчина, прикрывавшийся от толчков охраны офисным портфелем – идеальнее и не придумаешь.

-Оу, прошу прощения, неудачно вышло,- с глупой усмешкой отозвался тот, одернув мятую рубашку и попытавшись пригладить истерзанный за вечер галстук омерзительно зеленого цвета. Елена не ответила, лишь прищурилась на мгновение и в следующее же мгновение дернулась к нему, вопреки инстинктивной попытке мужчины отшатнуться. До хруста костей сжав пальцами его плечо, девушка прокусила заострившимися клыками кожу на шее и сделала жадный глоток. Кровь в мгновение брызнула на белую ткань его офисной одежды, скрывая неугодные глазу заношенные заломы. Вот только вместо так необходимого жара, сытости и биения сердца человеческого сердца в такт своему Гилберт почувствовала обжигающую боль, раздиравшую горло и заставившую выпустить из рук обмякшее тело. Снова вербена, снова ошиблась. Черт возьми!

Хрипло вздохнув, девушка практически упала плечом на каменную кладку здания и зажмурилась, пытаясь сосредоточиться хоть на чем-то, кроме невыносимого жжения, растекавшегося по венам. Ей нужна была чистая кровь и как можно скорее.

[sign]No care, no care in the world
https://i.imgur.com/WfWJSg9.png https://i.imgur.com/2MHDpaq.png https://i.imgur.com/EVESF1O.png
I don't care, I don't care anymore
[/sign][icon]https://i.imgur.com/zgcrK5w.gif[/icon][nick]Elena Gilbert[/nick][status]darling dearest dead[/status][lz]<a class="lzname">Елена Гилберт</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info">First rule of being a vampire is realizing how <i>awesome</i> you are</div>[/lz]

Отредактировано Emma Swan (02.04.21 01:42:35)

+2

3

Вы-клю-чай.

Решение казалось максимально простым. А я в своих решениях уверен. Тогда - в глазах младшего брата - я нашел поддержку в этом действии. Пускай тот потом и будет отрицать, если будет, конечно. Всем в горящей комнате дома Гилбертов было очевидно, что просто - не будет. Все чувства вампира усилены. Если человека бывает сложно подбодрить, поддержать, то вампира - вовсе невозможно. Особенно для тех, кто делать это не умеет вовсе. Звуки барабанной дроби. Да-да, для таких, как я.

Стефан отключал чувства. Это рвало брату башню. Ещё сильнее её рвало лишь после - от сожаления. Я неизбежно терял его, потому что ничего не мог сделать с его тараканами. Потому что Стеф погряз в самобичевании, в мыслях, что сущность его чернее, чем тот сам мог вообразить. И когда знаешь человека ни один век, а еще он рос у тебя на глазах - это тяжело. Когда это коснется Елены - я не сомневаюсь, это выльется лишь в похожее, если не большее, дерьмо.

В этом я отличаюсь от них. Все мои поступки - осознанные. Каждый обман, каждое убийство - я знаю, что это делал я, что я не святой, не даже около того, меня не назвать героем чьей-то истории, я просто, черт, вот такой. У меня свои цели, отказываться от которых также эгоистично, пусть и по отношению уже ко мне. Я собрал комбо из ненависти всего окружения Елены - да и откровенно плевать я хотел на мнение сборища дегенератов - но она верила. Она бы не прошла этот путь без помощи - даже без такой помощи - и пусть барби-по-совместительству-лучшая-подруга будет потом утверждать мне обратное.

Да, я хлебнул некоторое дерьмо, но я не терял брата. Для Елены, так же как и для меня, это был последний близкий человек. И та бы быстрее самовыпилилась, чем приняла факт того, что возрождать мертвецов в её сверхъестественной тусовке еще не научились.

А я этого не хочу.

Я хотел помочь, и это был единственный способ. Да все ей, блин, хотели помочь, но вышло так, как вышло, ладненько? Поэтому просто обращение ко всем, кто думает, что знает её лучше, мог помочь лучше, все на свете можно было сделать лучше:
идите нахер

Надеюсь, что все слушали внимательно, и не пропустили ни буквы, но повторить я могу - проблем ноль. Вернее, проблемы есть, но не в этом. А в относительно новом вампире на улицах города, который и жажду контролировать не умеет. И если даже без эмоций старший вампир может просто без зазрения совести (если та еще не отвалилась к херам за несколько лет) развлекаться с жертвами, то первые годы жизни уходят на контроль. Знать точку невозврата для жажды, контролировать силу, чтобы не сломать шею, знать, как не задеть клыками сонную артерию - и прочие-прочие 1000 и 1 развлечение для старичков.

Елена - одна большая проблема. В общем-то, так было всегда, ведь все последнее время каждый её знакомый рисковал своей жизнью чуть ли не каждый день, но немного сменилась сама проблема конкретно сейчас. Общее мнение состоит в том, что груз вины раздавит Гилберт окончательно, и возвращать ей чувства придется. Чем раньше, тем лучше. Потому как то, что Елена может махнуть в любую точку планеты и потеряться окончательно - не хотелось никому. Как и добавление проблем Елене, кроме её же собственной совести.

Короче это все круто, но пока это именно Елена играет с нами. Потому что знает одну точку давления. Прикиньте. То, что мы не можем ей угрожать и ценим её чувства. Спорить в этом с ней, конечно, дело пустое, я пытался, Как бы я ни умел блефовать - здесь... сложно. Правда сложно, и запихнуть эти чувства куда подальше я просто не могу.
Слишком эгоистичен.

А Стеф упускает её. Брат, конечно, понимает, что проеб нехилый такой, но на ссору времени нет. Срываюсь искать Гилберт, что в час-пик пятницы не так-то просто. Она же ведь полюбому дров наломает - что показывала уже не раз и не два.
Даже являясь сравнительно древним, задействовав все доступные силы - сложно услышать, почувствовать Елену. Город кишит вампирами, а хищник без человеческой составляющей - идеальный охотник.

Но все же удается. Услышать вскрик мужской, а дальше - хрип, тихий, женский.
Картина понятная. Но... Черт, еще пару лет назад я  бы просто свернул мужчине шею. Без голоса совести на фоне, которая, наверное, звучит как хор ангелов. Нет? Писк комара подойдет? Да кому вообще важно, как она звучит, её просто нет. Нет ей места.
Сейчас же чувство какой-то нелепой дрессировки душит. Елена не оценит. Посмотрит своими карими лупиками, вздохнет тяжко, и отвернется на очень долгое время. Ну, то есть, сделала бы это, скорее всего, будь она собой.

Мужчина отрубается. Простым действием вампирской руки об косяк черного выхода. За звуком музыки даже охрана не услышит. Об этом я подумаю потом. Потому как шипение, раздирающее носоглотку вампирши, что въедается точно кислотой, но точно не растением - слышно почти без концентрации. Не самый приятный на свете звук, особенно когда речь идет об Елене Гилберт.

Но я знаю, что это её не убьет. Вербена лишь обезвреживает. Пусть и... максимально неприятно. Это пройдет, верь мне, Елена. Потому что дров ты наломала сама, Гилберт.

Быстрый набор брата, когда рука ложится на женскую и хватает в цепкий захват. Чтобы не сбежала.
- Я нашел, Стеф. Слушай мой чарующий голос и не... - брат появляется, бегло осматривая ситуацию, - ладно. Я займусь этим парнем, а ты - мисс "у меня все зашибись".

Потому как мужика надо избавить от вербены. Вылечить. Стереть память. Конечно, невозможно понять сходу, есть ли в  чужой крови вербена, но, черт, Елена. Для меня все же вариант со случайным трупом не был бы таким напряжным. Уж простите мои извращенные вкусы (не прощайте, как-то и похер).

Взгляд брата настораживает. Стеф с секунду смотрит в пол, точно прикидывая, потом бросая все же чутка щенячий взгляд мне в глаза. Черт, это же работало куда больше по времени, чем просто в детстве. Но уверенность в голосе младшего Сальваторе незыблемая. - Наоборот.

И исчезает. Это странное смирение меня, кстати говоря, бесит. Максимально. Лишь только семнадцать лет нашей жизни прошли круто, остальное время - мы были влюблены в одну девушку. Это просто нечестно. И сделать с этим что-то - почти совсем невозможно. Плотно сжимаю челюсть, смотря  в уже смеющиеся карие глаза напротив.

Очень рад, что тебя это смешит. Потому что твоя бесчеловечность, Елена, сидит у меня в печенках.

- Прогуляемся. - я не предлагаю. Из этого места надо слинять. Не в четыре стены моего дома, а, видимо, туда, где тебе будет свободнее. Планов по твоему психологическому оживлению у меня нет. Подхватываю на руки, чтобы слинять с городской черты в лес. Тут - можно прижать к дереву, разрывая свое запястье, я морщусь от довольно привычной боли. Предлагать долго не надо - я то питаюсь отнюдь не животной кровью. Почти чистая кровь - Елене пить мою кровь, даже будучи вампиршей, не в новинку.

Стеф, наверное, думал, что я приведу её в особняк. Мне даже почти стыдно. Нисколько, по правде говоря, но... смысл в этом? Никакого, вот именно. Спрашивать о самочувствии бессмысленно - Елена сейчас не то чтобы говорит полезную информацию, скорее больше дерзит. - Ладненько. Ты же знаешь, что мы можем вместе...
"пить кровь живых людей"

Трансляция речи прерывается, когда слуха касается волчий вой. Конечно, в Мистик-Фоллсе ИНОГДА бывают обычный волки, но все же...
ДА СКОЛЬКО МОЖНО
- Гороскопы смотрела? Не напомнишь, когда там полнолуние?
[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

+2

4

Вышло действительно…неудачно. Как и сказал незнакомец, так не вовремя подвернувшийся Елене. Мало того, что жажду не утолила, так еще и только разожгла ее – в прямом, увы, смысле. Хрипло и жадно вдохнув воздух ртом, девушка рвано опустилась на асфальт, бессильно откинувшись на грубую кирпичную кладку здания.

Виски пульсировали, отдаваясь болью аж где-то в шее, напрягая связки и не давая выдавить и звука, хоть как-то отличавшегося от хрипа. Ее вены кипели изнутри – вербена будто прожигала сосуды, подбираясь к сердцу. Зажмурившись, Гилберт запустила руки в волосы и крепко сжала ладони в надежде, что эта пытка скоро закончится. Да, оплошность ее, но сожаление она по-прежнему не чувствовала, ничего, кроме растекавшейся по телу сковывавшей боли, мерзкого ощущения собственной беспомощности. Тонкая грань между эмоцией и чувством была глубоко похоронена под убежденность, что так лучше, правильнее и проще. Слишком сложно позволить себе ощущать что-то большее, чем плоская, такая понятная боль.

И, похоже, терпеть девушке оставалось недолго – быстрые шаги, уловленные чутким слухом сквозь пелену пламени, разжигаемого вербеной, растворенной в крови, как и нечеткая, но вполне узнаваемая, как будто его можно было с кем-то перепутать, фигура Деймона, были ее спасением.

В другой ситуации Елена бы даже сказала, что рада его компании, за одним лишь исключением: его появление было очень кстати, не более. Подыграть несложно, использовать такие очевидные чувства братьев в своих интересах – еще проще. Сдавленно застонав от неуемной боли, девушка подняла взгляд на старшего Сальваторе и протянула к нему дрожавшую руку. Не рассчитала только, что тот не купится так просто после плохо скрываемого на протяжении последних дней безразличия с ее стороны. Вместо жизненно необходимого глотка чистой крови, Елена укололась о ядовитый усталый взгляд вампира и раздраженно сморщилась, когда тот не слишком аккуратно сжал ее запястье. Неужели правда думает, что у нее есть хоть какой-то резон пытаться сбежать? В таком состоянии?

Чисто из принципа дернув рукой, девушка практически повисла на Деймоне не в силах самостоятельно держаться на ногах – слабость вкупе с неумной болью делали свое дело. Ее взгляд упал на неподвижное тело ее несостоявшейся жертвы, и на губах непроизвольно появилась слабая усмешка. Тот все еще дышал, пусть и был без сознания. Удивительное проявление сострадания, Деймон! Самому-то не скучно от себя?

Гилберт не удивилась и тогда, когда на «месте преступления» по первому же звонку объявился Стефан, и лишь выжидающе смотрела на братьев, пока те пытались решить, кому придется возиться с ней. И это забавно, действительно. Ужимки и сомнения, читавшиеся по одним их только взглядам вызывали смех, но Елена смогла лишь сдавленно закашлять, из-за чего горло вновь болезненно вспыхнуло.

Любопытно, почему Стефан отказался? Предпочел возиться со смертным вместо того, чтобы в очередной раз попытаться вправить ей мозги. Не верилось, что он просто подписывался в собственной беспомощности.  Может, ее бесчувственность слишком сильно напоминало ему его собственные подвиги в бытность «потрошительства»? Впрочем, плевать. Компания Деймона всяко веселее.

Ведь правда? Не разочаруй, пожалуйста.

Елена столкнулась с ним взглядом и скривила губы в циничной полу-усмешке, на которую только хватило сил. Неопределенно дернула плечом, будто у нее был какой-то выбор: сейчас ей придется сговорчиво подчиниться, какие бы у нее планы ни были.

Несколько мгновений и они оказываются в лесу, не том, что окружал особняк Сальваторе или скромно обрамлял «загородные» домишки, а среди действительно высоких и густых деревьев, до которых уже не доносился шум города. И д е а л ь н о.

Вербена по-прежнему курсировала по венам Гилберт, не давая забыть о неприятном жжении, но от физической боли, в отличие от душевной, куда легче отрешиться – стоит лишь переключить фокус на нечто другое, кого-то другого, если быть точным. Елена не заботилась о том, чтобы попытаться запомнить дорогу, которой Деймон притащил ее сюда, даже не смотрела по сторонам, лишь скользила взглядом по острым чертам его лица и с приятной легкостью понимала, что и сейчас эмоции не предают ее, не выворачивают наизнанку из-за необъяснимых самой себе чувств. Ни вины перед вторым братом, ни ненужной влюбленности, которая только все осложняет – только мимолетное удовольствие, куда более яркое, чем человеческое.

Не долго думая, как только первые капли крови вампира упали на землю, девушка схватила его запястье и, не церемонясь, впилась клыками в рану, осознанно, неделикатно разрывая ее еще сильнее. Солоновато-сладкая жидкость в одно лишь мгновение разогнала всю боль: вербена с каждым глотком растворялась все сильнее, пока не перестала чувствоваться вовсе. Но с одновременной эйфорией Елена уловила отголоски эмоций Деймона, как только ее собственное сердце поймало ритмичное биение его. В этот раз она не пыталась расшифровать их – знала, что не понравится, в любом случае. И все же с каждым мгновением, явно затянувшимся, они напоминали о себе все сильнее и сильнее, пока девушка не заставила себя отшатнуться в сторону. Сердце в груди предательски сжалось на мгновение из-за перенятого вместе с кровью чувства, но Елена с тем же усердием отбросила неугодные мысли в сторону, запрокинув голову чуть назад и полностью сосредоточившись на приятной сытости, расслаблявшей тело.

- Вместе?- переспросила Гилберт, вытерев губы тыльной стороны ладони, и вопросительно вскинула брови. Неужели Деймон решил переключиться на стратегию принятия? «Если не можешь справиться с чем-то, возглавь это», кажется как-то так. Впрочем, пока он ей не мешает веселиться, пусть остается. Но, похоже, в недостатке компании этот вечер не останется – волчий вой донесся до них сразу с нескольких сторон. Для Елена это значило лишь то, что скорее нужно убираться обратно в город, никакие гороскопы и лунные календари не меняли ровным счетом ничего.

- А нам так нужно выяснять, совпадение это или нет?- она лишь пожала плечами и, отбросив волосы за спину, развернулась в сторону, противоположную той, откуда послышался вой. Остановилась лишь из-за промелькнувшей на мгновение мысли: компания Деймона пусть и не мешала, пока, но рано или поздно обещала стать обузой. А оборотни или волки, не суть, могли вполне стать неплохим отвлекающим маневром.

- Вот и проверить, если тебе так интересно. Не отставай,- Елена весело улыбнулась, практически так же, как умела раньше, и быстро дернулась в глубь леса. В этот момент ей было все равно, что это плохая идея – очень плохая. В конце концов, кто не рискует, тот не пьет. А чувство азарта вполне могло бы ей сейчас пригодиться за неимением других эмоций.

Не оглядываясь на Деймона, она ловко лавировала между деревьями, стараясь двигаться в сторону волков, но не напрямую к ним, а чуть издали – не из соображений безопасности, а чтобы иметь возможность напасть на них исподтишка.

Вот уж не подумала бы, что такой скучный вечер может так быстро преобразиться.
[nick]Elena Gilbert[/nick][status]darling dearest dead[/status][icon]https://i.imgur.com/zgcrK5w.gif[/icon][sign]No care, no care in the world
https://i.imgur.com/WfWJSg9.png https://i.imgur.com/2MHDpaq.png https://i.imgur.com/EVESF1O.png
I don't care, I don't care anymore
[/sign][lz]<a class="lzname">Елена Гилберт</a><div class="fandom">the vampire dairies</div><div class="info">First rule of being a vampire is realizing how <i>awesome</i> you are</div>[/lz]

+1

5

Самому Деймону не нужно было отключение чувств. Никогда. Да, он был на войне (с легкими оговорочками) и видел смерти, еще будучи человеком. Он связался с бессмертным существом, Кэтрин, и даже сцеловывал вкус крови с её губ. В конце концов, он был очень эгоистичен, и без всяких там сверхъестественных рубильников мог жить спокойно. Стефан это знал, скорее всего. Для того, возможно, отключение человечности выглядело как нечто вроде утра после попойки - часть из действий, совершенных внутренним "я" ты помнишь, но лучше бы не помнил. Вкупе с усиленными эмоциями, при их возвращении - всегда была огромная катастрофа. Вот и с Еленой будет также - в этом вампир ни чуточку не сомневался, только из-за этого и желая вернуть ей эмоции. Ему все еще не нравилась их пресловутая связь, и это все еще ощущалось, как затянувшаяся ирония, но... кажется, связью сейчас и не пахнет. Иначе бы Гилберт сидела в особняке, как миленькая, и это как минимум.

И все же чертовски тяжело ощущать обмен кровью. Дело тут даже не в человеческой составляющей, а другой, вампирской. Что слишком связывает на короткий срок. У него возникают воспоминания с тем разом, когда Деймон предложил Елене выпить свою кровь впервые. Разницы никакой, надо сказать, даже невзирая на то, как именно вампирша совершает трапезу. В первый раз - было более осторожно, но. Это вообще не суть, Деймон уже давно привык к тому, что походу такой же конченный, как и все окружение Гилберт. Хотя... желание врубить этот чувствительный  рубильник обратно было еще за столетие до рождения Елены, или около того. Только не ей, а брату. Возможно сам вампир даже потерялся в какой-то дебильной петле времени с выполнением одного и того же действия. Для вампира это, кстати, вполне себе реально.

- Да, пить кровь.

Это для неё новости? Неужели? Память услужливо не подкидывает картины того, когда для неё он был не самым приятным лицом и компанией из-за своей жестокости? Да плевать как-то. Их различает то, что сейчас в Елене говорит не личность, а жажда, зверь, который для всех вампиров одинаковый. В личности её же ничего подобного не прописано вовсе. Поэтому и задерживать её в этом состоянии не стоит, но и как вернуть - совершенно непонятно.

Но Сальваторе не успевает среагировать на чужое движение, и рука беспомощно рассекает в воздух, вместо того, чтобы предвосхитить чужое желание убежать. Сам вампир цыкает, закатывая глаза. Это игра? Серьезно? Как-то не очень, на троечку, если честно, опыта у той все же не так много в подобном. Но хватает, чтобы разозлить Деймона - тут надо признать. Всю ночь гоняться за ней он не будет. И уже почти готов действовать более жестко. Почти. Ведь когда тебя не воспринимают всерьез - кому такое вообще понравится? аллё, леди, к вам вопрос. Не вздумай проворачивать такой херни с вампирами постарше. По крайней мере, чужого веселья вампир совсем ни капельки не разделял, даже с учетом того, что на бурчащего деда был не похож (похож, но нечасто, согласитесь).

Все же сложно, и почти совсем невозможно любить монстра. В знакомых чертах лица не прослеживалось и намека на нужную эмоцию, столь знакомую и узнаваемую. Это была лишь оболочка, а с подобными "оболочками" Деймон уже умел дело, в лице Кэтрин. Да, да, окей, возможно и желание вернуть Елене эмоции - более эгоистичное, только отвалите, и без вас тошно. Елена была в двух крайностях - отсутствия эмоций и неумения контролировать усиленные эмоции от потери. В общем, ситуация - дерьмовая, как ни посмотри. И сдалось младшему Гилберту умирать молодым, ну правда, отсиделся бы дома. Ведь даже сам Сальваторе уже привык к нему, казалось бы. Да и к дому Гилбертов.
Все это странно. Но думать об этом сейчас, да и когда-либо еще, не приходится.

Сейчас он закатывает глаза, срываясь за вампиршей. Надеясь, что та все же недостаточно прошарилась в вампирских возможностях за столько короткий срок. Потому что от этих бешенных псов сутулых, что громогласно называют себя то ли оборотнями, то ли гибридами - тошно. Собрались же в Мистик-Фоллсе разные уродцы, господи, как будто и без них жилось зашибись. Кому расскажешь - не поверят. Слишком сильно отдает бредятиной.

Ему, на самом деле, было абсолютно неинтересно, что за мысли посещают юную шатенистую голову, куда интереснее просто оттащить Елену обратно. Дэмиан пробовал убегать от волков. Это было не очень весело. И, кстати, не всегда успешно. Впечатление даже не на троечку, а на минус один из ста, если вы спросите.

И, кстати, леса Мистик-Фоллс - вот совсем не романтическое место. Но это так, на всякий. Если вы, конечно, не любитель острых ощущений. Буквально.

Деймону удается её догнать - и это, на самом деле, уже половина победы. Ведь сопротивляться ему бесполезно в силу возраста. А вампир сильно сомневался, что список различных хитростей Гилберт пополнился новыми пунктами.
Правда и сами действия Елены заставляют желать лучшего. Ведь иначе зачем, з а ч е м, искать таких приключений на пятую точку? Адреналина не хватает? Так вроде даже у вампиров чувство самосохранения не страдает. Ах да, простите. Мы же зубоскалим в сторону первородных. Ну тогда да, все нормально, развлечения интересные.

Все происходит быстро, почти незаметно для человеческого глаза. Рядом с вампирами оборотни звереют. Один из них нацеливается прямо на Елену. Деймон отталкивает волка, который врезается в дерево с характерным звуком ломающихся костей и веток. Но это вампира мало интересует. Он чуть ли не за шкирку хватает вампиршу, вынуждая следовать за ним также быстро. Останавливается лишь в родовом склепе Сальваторе, зная, что здесь волков обычно не бывает. Хотя и был шанс, что те могли последовать. Но если верить собственному слуху - они не сделали этого.

Деймон же впечатывает вампиршу в стену, встряхивая за плечи.
- Что за игру ты затеяла? Не могла поиграть с Барби в... барби, я не знаю? - голубые глаза с ненавистью гипнотизируют карие. Он же хотел по-хорошему. Неужели даже под влиянием отсутствия эмоций сложно понять, что для тебя - лучше? Потому что Деймону кристально очевидно, что его предложение хреновым не было. Даже Стефан, будучи без эмоций, не всегда пренебрегал подобными.

Больно.

Не морально, нет, физически. Знакомое жжение в руке, в которое верить не хочется. Но да, истина слишком проста уже в жизни Деймона Сальваторе - беда не приходит одна. (Даже парочкой вряд ли. Хм... три? Десять? Сто?) В любом случае долго гадать и не приходится, ведь рука собственная - на плече Елены - перед глазами. Разорванный рукав с кровавыми подтеками - тоже не заметить сложно. Этот факт заставляет лишь шумно выдохнуть. А от чужого взгляда, что пробежался на руке, и вовсе убрать ту с чужого плеча, одергивая рукав, как будто это могло помочь. Жест этот был с целью сказать "Забей, это не самое главное". Не то, чтобы её это вообще волновало сейчас, ага?

- Давай все же выбор развлечений будет на мне. Ну или на моем заместителе, получается. Вижу, ты в восторге от этой идеи. Круто, потому что возражения не принимаются.

[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

Отредактировано Riven (05.06.21 22:30:16)

+1

6

Если бы у Елены спросили, на кой черт она решила побегать наперегонки со смертью – то бишь не отличавшимися дружелюбием оборотнями – она бы разве что потянула время задумчивым молчанием, глядя куда-то сквозь своего собеседника и бесцельно играя с окрашенной прядью волос, и, так и не дав ответа, понеслась дальше на звук волчьего воя. Потому что все было до банального просто: ответа у нее не было и для самой себя. Ведь дело было едва ли в недостатке адреналина; риск теперь ощущался разве что металлическим привкусом на губах, перемешанным с оборванным вздохом несчастного, попавшегося ей под руку, и точно не был чем-то благородным. Не было страха, не было сомнений в своей безнаказанности, от чего хотелось раз за разом доказывать самой себе, что боли нет, что даже самое паскудное, с какой точки зрения ни посмотри, решение не отзывалось назойливым писком где-то в мыслях. Блаженная тишина, что отождествляла свободу. Окружение – лишь декорация, дешевая и легко заменимая, играть с которой весело какие-то короткие мгновения, ради которых, собственно, все и затевалось. А если и они не приносили хоть какого-то удовлетворения, от них стоило избавиться как от сломанной игрушки.

И к вопросу об игре, Гилберт было любопытно наблюдать за реакцией Деймона на ее выходки. Она прекрасно знала, что можно было ждать от Стефана, но еще не до конца была уверена, насколько хватит терпения у его брата: а проверять было…занятно. Да, пожалуй, самое подходящее слово. Как не лишенный эгоизма, с хромающим моральным компасом вампир будет пытаться перевоспитать ее, вернуть ту часть, что делала ее самой собой? Уж точно не собственным примером – святошей он никогда не был и не будет. Не говоря уже о том, что он сам подтолкнул ее к этому решению, подсказал, как справиться с лавиной боли и страха, разрывавших ее мысли. И, пожалуй, Гилберт должна быть ему за это благодарной, но прощать предсказуемость все равно не станет. Если он действительно решит потворствовать ее безумию, это разочарует. Если примет сторону брата – тоже. Но пока глупый и откровенно самоубийственный забег под аккомпанемент воя оправдывал себя, она же видела не отстававшего Сальваторе рядом.

Вот только убежать от него Елена, как ни старалась, не смогла бы. Цепкие пальцы ловко схватили ее за запястье, вынуждая остановиться, но все же своей цели она добилась – волки оказались всего лишь в нескольких метрах от них. Скалились, рычали, медленно приближаясь к парочке неугодных вампиров, что отражались практически беспомощными фигурками в желтоватых зрачках оборотней, нашедших свою добычу. Гилберт забавляло, насколько их действия были им неподвластны, управляемые заложенными в них животными инстинктами. Вот только закономерных мыслей о том, что она сама не многим отличалась от них, щелкнув «выключателем» эмоций и вверив себя хладнокровным инстинктам убийцы, не возникло. Ощущалось лишь пренебрежение и безразличие к тому, что по ее прихоти они оба оказались в смертельной опасности. Без преувеличений. Разглядывая затаившихся животных, она могла только ухмыльнуться. Дернулась в сторону, лишь на шаг, будто бы нарочно провоцируя их на выпад. Сработало, но не так, как ей хотелось бы.

Деймон должен был убежать, а не вступаться за нее – Елена успела бы увернуться, заметив движение волка еще до того, как он бросился в ее сторону, так ей казалось. Но это было лишь еще одним доказательством того, что предугадать действия старшего Сальваторе у нее получалось откровенно плохо. Это раздражало, но по-прежнему было интересным: как фильм смотреть, только со своим участием. Вроде бы и плевать на его героев, но за происходящим наблюдать нескучно.

Послышался гулкий хруст костей и жалобный визг покалеченного оборотня, отпугнувший других, что казалось Гилберт неплохой возможностью разделаться и с оставшимися, но Сальваторе вновь решил за нее, потащив за собой стальной хваткой подальше от этой части леса. Ей оставалось только подыграть, все равно не было возможности вырваться, увы и ах.

И каково было ее разочарование, когда они оказались на затхлом кладбище, ближе к городу, чем ей хотелось бы. Из всех мест Деймон решил выбрать именно это?

- Ждешь извинений? Ты не должен нянчиться со мной, не обязан и можешь быть свободен. Если так хочется присматривать за кем-то, советую обратить внимание на Стефана,- фыркнула Елена, поморщившись от ощутимого удара о каменную стену пыльного склепа и встретившись взглядом с голубыми глазами вампира. Видя, чувствуя практически, как встречный взгляд горит от раздражения и откровенной злости, она расплылась в улыбке и не смогла сдержать смешка. Кажется, и терпение старшего Сальваторе уже на исходе. Так скоро?

А если подумать, то не сказать, чтобы кто-то другой мог составить ей компанию сейчас – стойко выносить ее скверный бесчувственный характер. Капризная, неожиданно слишком правильная Кэролайн, раздражала своими нравоучениями, как будто решила воспользоваться удачным случаем и заставить всех окружающих забыть, какой стервой сама была поначалу, и на фоне окружающих выставить себя святой. Что же касается Бонни… С Бонни все было куда сложнее из-за магии, которую та не постесняется использовать против нее, уже проходили. Больно, унизительно и ни капельки не оправдано. Остальные же просто с переполнявшим сочувствием смотрели на Елену, что выносить тоже было довольно сложно, особенно, когда не чувствуешь ничего, что должно было бы выворачивать душу и чувства наизнанку. Сердце все так же мерно билось, а мысли были заняты только тем, что ей приглянулась чья-то ленточка для волос. Так что компания Деймона, похоже, была еще не самым худшим, пусть и навязанным, вариантом.

Гилберт сначала подметила паузу, повисшую в воздухе, и только после почувствовала запах крови, инстинктивно окинув взглядом саму себя. Разодранный рукав рубашки Деймона она заметила только через пару долгих мгновений, но в лице не изменилась, хотя глаз отвести не смогла, с чрезмерной внимательностью оглядев рану. Почему она не затягивается? Наверняка ведь зацепился о ветку, в которую и отбросил оборотня… Оборотень.

Дыхание девушки перехватило – на короткую секунду, что измерялась даже не пропущенным ударом сердца или вздохом. На чертову секунду Елена вновь ощутила испуганную боль, сдавившую горло, но поспешила затолкать эту мысль как можно глубже. «Выключатель» вновь щелкнул, и оживший на мгновение взгляд вновь погрузился в безразличную пустоту.

- И что за идея? Запрете меня в склепе, как Кэтрин? Или снова посадите под замок в особняке? Сомнительные у вас развлечения,- Елена могла лишь дернуть правым плечом и поднять пристальный взгляд на вампира, чуть склонив голову набок в несвойственном ей жесте. Что она выискивала в лице Деймона, какую эмоцию? Подтверждение своим опасениям или наоборот, что-то, что могло рассеять ненужную тревогу?

- Надеюсь, твой выбор не остановится на склепе, потому что иначе мы точно не сойдемся во мнении. А бегать я устала,- обойдя мужчину, Елена отбросила волосы за спину и собралась подняться по ступеням на свежий воздух. Пыль и сырость, свойственная этому месту, раньше имела свойство успокаивать, но сейчас же отталкивала, торопила как можно скорее покинуть мрачное, чересчур тихое кладбище. Она вновь повела плечами, неуютно, слишком дергано, в брезгливой попытке отбросить атмосферу унылого склепа. Ее ли?
[nick]Elena Gilbert[/nick][status]darling dearest dead[/status][icon]https://i.imgur.com/zgcrK5w.gif[/icon][sign]No care, no care in the world
https://i.imgur.com/WfWJSg9.png https://i.imgur.com/2MHDpaq.png https://i.imgur.com/EVESF1O.png
I don't care, I don't care anymore
[/sign][lz]<a class="lzname">Елена Гилберт</a><div class="fandom">the vampire dairies</div><div class="info">First rule of being a vampire is realizing how <i>awesome</i> you are</div>[/lz]

+1

7

Можно было называть себя героем. Основывать свои действия на каком-то странном, но принятом у людей, моральном кодексе. Закрывать им все свои реальные мотивы и желания, лишь чтобы не конфликтовать с собственной совестью. Для вампиров есть еще один путь - отключение всего человеческого вовсе. Слишком уж легкий путь, но какой есть, если привык жить с этой всей моральщиной, дабы не быть удушенным в итоге этой же самой совестью. Или любыми другими эмоциями, все же ранее Еленой руководила боль от потери.

А можно просто без всех этих сложностей - всегда четко давать ответ самому себе, чего же ты такого хочешь. Ведь это совсем несложно, а? Я справляюсь. С совестью своей, кстати, даже и не знакомился, иначе бы та проела мне плешь очень и очень давно. Для кого-то - читай "всех" - мои поступки могут быть неправильными. Но зато я не строю иллюзии о том, что передо мной - просто зверь, порожденный вампирской сущностью. Ох, да бросьте. Это Елена. Которая просто старается не утопиться в своей боли разными способами, и да, я немного в этом ей помог. Грешен. Выясняли уже.

И все же... мне не понравилось то, что, когда карие глаза мазнули по ране, толики эмоций не возникло. Я их ждал. Эгоистично, нарцистично, все как я люблю. Несильно, на троечку, мало ли что вообще могло занимать мысли Гилберт сейчас (ничего, например, тоже отличный вариант). И все же это как-то неприятно бьет по эго, что еще не окончательно уничтожено вампиршей. Да, у нас... связь? была, чем Стеф когда-то объяснял внимание Елены вообще. Но сейчас как-то неприятно скоблит то, что ей абсолютно плевать.

Кстати, боль тоже так себе. Вероятно, заражение попало в крупную вену, напрямую. Зашибись. Типа меня еще и просят её развлекать, круто, какие потрясающие идеи, мм... до инцидента желания никакого не было, а сейчас вот прям завезли, такой подъем и воодушевление, просто с ума сойти! Ну же, Елена. Махнем в Вегас? Осушим весь город, обдолбанный наркотой? А дальше аж целое нихрена? Ты такое развлечение ждешь? Да-да, есть пара-тройка... сотен подобных желаний в жизни любого вампира, уж я об этом знаю и видел. Иначе вечность проматывать просто невыносимо.

Но вечности, кстати, у меня сейчас вообще нет. Горюющих по этому поводу тоже особо не наблюдается. Мои предки в этом склепе наверняка бы аплодировали стоя, просто за счет проёба, к которым привыкли и которых от меня даже ждали. Опять жертвенность, которую ты выбрала своей религией, шлет меня прямиком в ад.

- А тебе разве не все равно на развлечения? Видишь ли, быть клоуном сей-час как-то абсолютно не тянет.

Вообще-то, мне нужно сбагрить Гилберт кому-то. Я бы выбрал Бон-Бон, но она все же человек, да и тоже немного... агрессивная сумасшедшая ведьма после гибели своего бойфренда. Зато будет, с кем потрепаться о смерти младшего брата. Ладно, идея говно, отметается. Футболист на пенсии, что чудом еще выжил, тоже явно компания так себе. Стефан отметается хотя бы потому, что сам из внимания не отпустит.
А вот Кэролайн, в целом, должна справиться. Я в неё не верю, но вариантов, кстати, мне не завезли, если кто не понял.

Руку неприятно обжигает, и я даже примерно представляю, как картинка выглядит под рукавом. Фигово она выглядит, если что, максимально фигово. Мои вены в зоне укуса уже явно засохли. И почему я такой удачливый на оборотней? Почему по лесу не могли бегать единороги, в мою сегодняшнюю смену? Ах, ну да, мою жизнь перетоптала черная кошка, а потом еще и смачно на неё харкнула, не иначе.

Я бы приказал ей сейчас, пользуясь долбанной связью. Потому что еще несколько мгновений - и сил, чтобы её удерживать, у меня просто не будет. Или галюки заставят кричать на каждое дерево в лесу, упорно видя в нём - как иронично - любовь своей жизни. Ситуация могло быть менее дерьмовой, но не могла.

Не удерживаюсь и шиплю, сгибая руку, будто бы это вообще могло помочь. Не помогло. Сделало даже больнее немного. Надо бы выучиться на врача. Хотя, да, херня это все, рецепт от этой лажи лишь один, и наверняка глушит бурбон в другой части страны, а то и на другом матерке вовсе. Потому что интерес в крови Гилберт у гибрида пропал, по понятным причинам. Это неплохо, но... но.

Я уже был у грани между жизнью и смертью. Она не пугает того, кто привык жить с мыслью, что заслуживал смерти давно. Это не суицидальные замашки даже, просто какое-то тупое смирение. Я видел его даже в карих глазах, с год назад. Все мы в этом городе - просто шайка психов, это слишком очевидно. Потому что бросаемся на нож, но явно не с целью сдохнуть. А с какой тогда? Ну же, кто расскажет? А, да никто, с психами на серьезные темы не разговаривают.

У меня же было несколько часов в прошлый раз. Вряд ли сейчас все будет хуже. Ладно-ладно, готов признать, что утешение - такое же говно, как и ситуация, и ждать хорошего исхода явно не стоит. Но выбирать, опять же, и не приходится.

- Так и не удирай, в этом мнении мы явно сойдемся, - голос все равно шипит, то ли на Гилберт, то ли на руку, то ли на склеп, который и самого меня нещадно бесил не самыми приятными воспоминаниями, а может, на всю ситуацию вообще.

Так, секундочку. Мне не особо в кайф сейчас будет за ней бегать. Вампирские способности ускоряют не только движение, но и все тело, вместе с гоняемой кровью. А кровь с ядом - коктейль так себе. Но всегда можно Елену заболтать. В этом у меня, вроде как, есть заслуженная Нобелевская... Пулитцеровская?... какая-нибудь премия. - Хотя почему бы и не склеп, знаешь? Зато не придется далеко тащить мою тушку. И ты буквально можешь заболтать меня до смерти. Кто еще может таким похвастаться?

Хорошо, что мозг отъедет через пару часиков, потому что еще безэмоциональным вампиршам я в любви не признавался (делал это уже раньше, рефлексировал еще 160 лет, так себе), это даже подгон от оборотней. Потому что Елена вот устала бегать, а я конкретно задолбался от всей происходящей херни, что явно заслужил подобный отпуск. Если бы еще кто-то тыкву Елены на место поставил - было бы вообще зашибись, но в чудеса и Санта-Клауса я не верил уже слишком давно. Возможно, даже и в человеческой жизни это прошло мимо меня.
[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (26.08.21 11:33:48)

+1

8

Тишина, разбавляемая тяжелым дыханием вампира, начинала оглушать, от нее кружилась голова, заставляла морщиться и судорожно выдумывать, на чем сосредоточить беспорядочные мысли, чтобы только не позволять себе чувствовать что-то, кроме эгоистического раздражения. И жажды. Она всегда была к месту и, по сути, одним из немногих камней преткновения сейчас. Горло все еще горело, как и вены, по которым еще в небольшой концентрации перегонялась сердцем вербена, отдаленно напоминая о допущенной оплошности. Ну, с кем не бывает. Но стоило признать, иногда удобно иметь нянек, готовых всегда прийти на помощь. Поблагодарить братьев за гиперопеку, что ли?

Кровь Деймона действительно была спасением в тот момент, но ее все же было недостаточно. Стоит ли надеяться, что в такое время на кладбище заглянет случайный прохожий? Нет, глупо, а жаль. Бегать она действительно устала, а главное блюдо, само заглянувшее на званых ужин, пришлось бы очень кстати. Глубоко вздохнула – выдохнула; помимо могильной сырости и склепной пыли, Елена уловила сладковато-металлический запах крови, и медленно обернулась через плечо. Снова будто бы удивилась, хотя еще несколькими минутами ранее отчетливо видела разодранный рукав рубашки, пропитавшийся кровью. Вот только в памяти этот момент не остался, исчез в ту же секунду, как она моргнула. Но сейчас абстрагироваться было куда сложнее. Тем более что сознание, ясное и неотягощенное какими-либо переживаниями в этот самый момент, заботливо возрождало в памяти уже знакомые ей последствия укусов оборотня.

Если это, конечно, действительно был он. А не неожиданное проявление неуклюжести сто-с-лишним-летнего вампира. Какое предположение выбрала Елена? Естественное, самое маловероятное. То, что не отзывалось  болью в сердце, что не мешало оставаться бесчувственной стервой.

От этого умерла Роуз; не то, чтобы у Гилберт была причина жалеть об этом, ведь та с дружком хотела передать ее Клаусу под торжественную музыку, что обернулась, в итоге, похоронным маршем. Неловко получилось.

От укуса Тайлера чуть не погибла Кэролайн, но это оказалось лишь скромной попыткой Клауса привлечь ее внимание и героически спасти. Искусно, но бестолково.

От укуса оборотня чуть не умер Деймон. И Елена была с ним каждую предположительно последнюю минуту до появления Кэтрин с весточкой от самоотверженного Стефана. Она помнила, как отреагировала в первый момент, когда новость обожгла ее то ли страхом, то ли удивлением. Хорошо помнила, как боролась с чувством вины, как плакала у него на плече, как рада была видеть спасительную склянку с кровью Клауса. Все это было чем-то вроде картинок, пролистываемых в памяти, но не отзывавшихся ничем, кроме осознания того, сколько уже было пройдено. Единственная мысль, дребезжавшая в сознании, ограничилась слабой уверенностью в том, что все происходящее сейчас не было повторением уже пройденной истории. Молния не бьет в одно место дважды – Деймона не мог укусить оборотень. Вот так просто.

- А я думала, что тебе обычно ничего не мешает оставаться в амплуа клоуна,- фыркнула Елена, поднявшись на одну ступень и прислонившись плечом к каменной кладке. Краем глаза она видела, как медленно и болезненно Деймон сгибает руку в локте, но взглядом осмысленно скользила только по выгравированным на плитах именам и датам, нечетким, погребенным в истории и забытым в памяти. Перед ней раскинулась скорбная история рода Сальваторе, закончившаяся на двух глупцах, выбравших в качестве своей любви не ту девушку, с завидным упорством перетягивая ее внимание друг между другом, наподобие дурацкой детской игры. И ведь все равно проиграли оба!

Любовь вообще та еще глупость, особенно сейчас в глазах Елены, неспособной на какую бы то ни было любовь, кроме той, что была обращена к ней самой. Существовало только «я» и ее собственные желания, которые были в безоговорочном приоритете. Забота окружающих скорее раздражала, не тешила ее самолюбие, ведь даже без эмоций Гилберт не стала второй Кэтрин. Ей не нужна была всеобщая любовь, не нужно было и внимание, сострадание и вообще какая-либо компания – та, чьим двойником Елене приходилось быть, была жалкой и трусливой, и все равно повернутой на эмоциях, пусть и дрянных и крайне эгоистичных. Десятилетия погони, страха и одиночества – все это она сполна заслужила за ворох сотворенных ошибок, потому что была и оставалась дерьмовым человеком. Чем Гилберт обязана за смерть родителей, брата и все это безумие, завязанное на вампирах, оборотнях, ведьмах и двойниках, в один момент решивших испортить ее самую обычную жизнь? Она имела права слететь с катушек, а остальные, в свою очередь, - не имели права ее судить.

- Думаешь, сойдемся? Тебе бы как раз стоило куда-нибудь поторопиться. К брату, например. Пожалеет и подлатает, как он умеет,- Гилберт дернула правым плечом и лениво-медленно потянулась, поднявшись еще на ступень выше, так, чтобы чувствовался ветер, залетавший с листьями и другими запахами в приоткрытую дверь склепа. Мало ли что.

- О, не ожидала, что ты будешь пытаться давить на жалость,- рассмеялась девушка и взъерошила волосы, зажмурившись на пару мгновений. Прислушалась непроизвольно в этот момент к дыханию Деймона, пытаясь так опровергнуть свои любые самые мрачные мысли. Какая, впрочем, вообще разница?! Сбежать и дело с концом. Это ведь просто. До выхода из склепа еще десяток ступеней, дальше – побежит, куда вздумается. В город, чтобы напиться вдоволь, в особняк, чтобы заставить Стефана понервничать, на какую-нибудь вечеринку, чтобы повеселиться. Выбор преогромный! –Еще большим может похвастаться Кэтрин. И Стефан. Вот уж кто до смерти скучный.

Но вместо того, чтобы убежать, снова, Елена вдруг изменилась в лице – улыбка исчезла, а деланная веселость сменилась пресной скукой. –Ты серьезно думаешь, что я такая глупая? Поведусь на что-то подобное?- ровным, ничего не выражавшим голосом проговорила девушка, дернувшись к Деймону и бесцеремонно схватив его за руку. –Глупый и жалкий трюк. Может, это еще и вы со Стефаном собрали стаю волков, чтобы все смотрелось правдоподобно? Вот на это, наверно, даже было бы забавно посмотреть!

Не успев договорить последнюю фразу, Гилберт с легкостью разодрала и без того потрепанный рукав до самого плеча. Укус заметила далеко не сразу, но когда взгляд зацепился за посиневшие, уже пересохшие вены проследила по ним до глубоких отметин от клыков. Она отшатнулась практически сразу, почувствовала, как дыхание перехватило, как сердце ускорило свой бег. Руки будто бы онемели и теперь покалывали, отдаваясь неприятной слабостью. Взгляд метнулся к лицу Деймона, живой, испуганный.

Нет.

Не время.

Не место. Не сейчас. Еще и с этим она не справится.

Елене понадобилась пара секунд, чтобы от испуга на лице не осталось и следа. Дыхание ровное, как и неслышное практически сердцебиение. Елена накрепко держала «выключатель», так было проще, правильнее и безопаснее для самой себя. Она не была готова к панике, эмоциям, которые незамедлительно пришли бы следом. А потому вновь с еще большим усилием закуталась в безопасный спасительный кокон.

- Тебе правда стоит поторопиться к брату, я смотрю.

[nick]Elena Gilbert[/nick][status]darling dearest dead[/status][icon]https://i.imgur.com/zgcrK5w.gif[/icon][sign]No care, no care in the world
https://i.imgur.com/WfWJSg9.png https://i.imgur.com/2MHDpaq.png https://i.imgur.com/EVESF1O.png
I don't care, I don't care anymore
[/sign][lz]<a class="lzname">Елена Гилберт</a><div class="fandom">the vampire dairies</div><div class="info">First rule of being a vampire is realizing how <i>awesome</i> you are</div>[/lz]

+1

9

Когда происходит какая-нибудь хрень, от которой тебе максимально паршиво физически, да так, что и соображать не выходит абсолютно - подрубаются просто какие-то звериные инстинкты. Хочется делать что-угодно, чтобы эта боль прекратилась. Если что, не спасает даже то, что оборотень Деймона уже кусал. Боль от этого не становится привычной или знакомой, она все еще ощущается совершенно омерзительно. Ну вот мало ему было проблем что ли?

Сальваторе уже и не помнил, что ощущал, когда его впервые укусил оборотень. Ну, то есть, он помнил все, что происходило, в целом догадывался, что это больно, но все равно забыл все это, как страшный сон. Зато напасть эта не забыла Деймона. Что уж там у него было то? Болью в руке он точно не отделался. Можно даже отловить какие-то степени паршивости. Ну, до того момента, когда уже очевидно, что тебе хана. Перед глазами все еще мелькает укушенная оборотнем Роуз. Ее состояние. Галлюцинации. Бледность. Потливость. Бессилие. Явно неприятные воспоминания.

Почему это вообще должно быть так долго и фигово? Что за странное умение у оборотней против вампиров? Ну, то есть. Наверняка эти зверюги не просто кровушку у людей пили, а раздирали население на клочки. Да-да, то есть прямо отрывали куски плоти рядом острых клыков. У них же явно не все дома при обращении. Ах, ну да, если судить по Тайлеру - дело не только лишь в обращении. Нечто вроде общей фамильной черты.

Короче, как бы ни старался Деймон - он просто слишком не оборотневед, чтобы прикинуть, сколько еще протянет его тушка. Да, видел, да, пробовал на себе, но если честно - оба раза прошли как-то незаметно, пускай и длились чертовски долго. И парит Деймона отнюдь не рана. Тот еще при первом укусе не был против рассчитаться с жизнью и уйти на заслуженный покой. Опять же, не из-за того, что жизнь ему не мила, а просто. Куда больше Сальваторе парила Гилберт. Как-то приятнее подыхать, зная, что дома все в порядке. Это, конечно, сценарий слишком идеальный для нашего мира, но почему бы и нет? Не так уж и сложно для Елены не носится по городу и убивать людей. Так что будь уж добра - не выпендривайся.

- Ох, вау, ты подумала, что-то новенькое, - фырканьем отзывается вампир, закатывала глаза. Вот что-то когда надо - наша Елена не думает. Когда можно спасти свою тушку и избежать проблем, например. Зато она думает про клоунов, вы посмотрите. - Могла подумать в лес не бегать, было бы прикольнее, ты попробуй на досуге. - этого досуга, конечно, не случится. Всем вокруг это известно. Елена костьми ляжет, но будет делать то, что считает правильным. А правильное в её случае всегла - это неуместная и тупая жертва себя самой. При таком раскладе её прожитые восемнадцать лет - просто подарок какой-то. Смерть совсем не иллюзорна, и сейчас ощущается Деймоном снова особенно остро. Правда и путей к спасению не завезли. Что, ему пойти поныть брату, чтобы тот опять побежал к Клаусу? Нет уж, в этот день сурка попадать как-то не хочется. Да и вообще...

Ничего не боится тот, кому нечего терять.

Смерти Деймон уж точно не боялся. Здесь могли быть высокие размышления о любви, но их нет. Всем известно, что Сальваторе любил. Возможно даже той любовью, о которой слагают оды - хз, как-то все равно какой. Он просто делал, что хотел, для дорогого человека. Как итог - его друзья мертвы, брат его ненавидит, а с женщинами все вообще как-то не фонтан. Одна спала с ним, чтобы собрать комбо из братьев, вторая - по велению какой-то херни, названной вампирской связью. И вот он здесь, возле второй, которой как-то и все равно, проводит свои последние часы, развлекая молодую вампиршу, да такими способами, которые еще не придумали. Блеск. Он бы и рад жаловаться, но это просто его жизнь.

- Да не жалуюсь я, а говорю по факту, уж не обессудь, - вообще-то, обсуждать укус хотелось меньше всего. Просто потому что во-первых, это как бы все еще больно, во-вторых, как-то унизительно что ли. Но это так, по желаниям, их же кто-то выслушивает? Ему только не хватало Стефана, льющего крокодильи слезы, для полного счастья. Может быть это эгоистично, но умереть до того, как младший Сальваторе узнает - звучало более прикольно. Да-да, трусливое напоминание себе о своей эгоистичной сущности. Но Стефан слишком много для него значил, так просто бы не получилось уйти, как и в прошлый раз, когда условия были более благоприятные. Даже забавно говорить о них так.

Так, ладно, Деймон, думай. Что реально могла желать вампирша без чувств? Чего могла желать Елена без чувств? Чтобы на этой почве устроить ловушку. Пригрозить своей ручкой почерневшей не получится - там в глазах на это ноль эмоций. А кого тогда сделать главным оружием по включению эмоций? Квортербека? Да блин, он же человечище еще, че с ним сделаешь. С Кэтрин в этом плане проще - она по жизни стерва, которая вряд ли знает о существовании рубильника вообще, он ей  и не нужен. А какие вообще еще есть варианты?...

Похоже, что реакции все же чуточку начали подставлять вампира. Поскольку приближение Елены он не проследил. Действие той вызывает новое шипение, и он невольно ударяет вампиршу по запястью, чтобы лишний раз не тянула ручонки, когда не надо. - Давай договоримся так больше не делать. Это не вопрос. - недовольно цедит он, встречаясь со взглядом. Испуганным. Медленно до него доходит смысл чужих слов. Гилберт ему не поверила. Она думала, что сейчас находится впереди них, зная, что её человечность хотят вернуть обратно. И все случившееся для неё - постановка?

Мда уж, все веселее и веселее.

Однако реакция вампирши все же согревает черствое сердце. Ей не все равно. Она просто внутренне отрицает свои опасения? Вот даже в  этом Елена не может все сделать проще. Ну вот как Деймона вообще угораздило в неё влюбиться? Ходячая катастрофа. - Волки сами охотно собираются в кучку в полнолуние, не слышала о таком? - шутка как-то не клеится, чувство, растущее в груди, абсолютно непонятное, мутит мысли. Или это делает яд оборотня? Неважно, короче. Диалог стало склеить еще сложнее.

- Ну тебе же плевать, - Деймон все же берет себя в руки, а заодно и хватает за локоть вампиршу, все же обратившись к своим способностям. - Вот сама и расскажешь Стефану веселую историю моей последней ночки при встрече. Уверен, это будет уморительно, - хмыкает, кивая в сторону выхода. План в голове созрел так себе, на троечку. Но сойдет. Как будто есть другие, ну серьезно, - Какие планы?
[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (21.12.21 22:59:16)

+1

10

Ей проще было отмахнуться, нежели взглянуть на ситуацию трезво и объективно. Куда проще было свалить всю вину на Деймона и его абсолютно раздражавшие и бесполезные попытки разбудить так ненужные ей сейчас эмоции. Если бы он не стал искать ее, то Елене не пришлось бы сбегать. Не стал бы преследовать – не полезла бы в лес. Не пытался бы защитить от нападения оборотней, не подставился бы сам. Так пусть мирится с последствиями своих решений, начиная с того самого, которое подтолкнуло Гилберт к выключению эмоций.

Она не при чем. Не ее вина, не ее проблемы.

Это позволяло сделать вздох, свободный, что не сдавливает легкие в испуге. Это почти что доставляло удовольствие – не беспокоится о яде, медленно отравлявшем организм вампира; не чувствовать н и ч е г о. Гилберт помнила все, что было «до», ощущала отголоски, привкус тех чувств, от которых отказалась, поэтому так настойчиво, слепо почти что, бежала от них, наплевав на всех и вся. Она знала, что такое боль, помнила страх и отчаяние, но вместо грусти сейчас испытывала лишь… хладнокровное принятие? По щелчку перемахнула через все остальные фазы преодоления какого-либо потрясения, которых накопилось чертовски много для одного единственного человека. Не отрицала случившееся, хотя плохого произошло действительно предостаточно, никто и не поспорит. Не злилась на судьбу и не стремилась разгадать головоломку с двойниками, коей ей посчастливилось родиться. Не пыталась торговаться со своими чувствами, их попросту не было. И уж точно не боролась с депрессией. Она была готова двигаться дальше, перешагнув все, что было до этого, превратив это в пепел и развеяв на ночном ветру. Было и прошло – так проще, так нужно. Все умирают, уходят, рано или поздно. Вампиры – не исключение.

Может, укус вовсе предназначался ей самой? Может, она искала проблем на свою голову, чтобы, не испытывая страха, подвести черту своей проклятой жизни? Но Сальваторе все испортили в очередной раз своей гиперопекой. Так пусть разбираются с последствиями.

Елена прикрыла глаза, позволила себе ухмылку, беззвучный смешок, так и не сорвавшийся с ее губ, чуть солоноватых до сих пор от выпитой недавно крови. И все же как бы она сейчас не выглядела со стороны, волнение, назойливое, как трескотня сверчков поздней ночью или пение первых птиц с рассветом, отчетливо ощущалось где-то в висках. Оно исчезало, растворялось в безразличии и появлялось вновь, но пока что тревожило не более, чем легкая головная боль.

Коей в скором времени непременно станет Деймон.

- Ах да, и как же это я пропустила уроки по биологии, на которых рассказывали про повадки оборотней. Придется остаться на второй год и отработать,- дернула плечом Елена и, закатив глаза, уже сделала было шаг обратно к выходу из пыльного склепа. Провести в нем остаток ночи с вампиром, который в любой момент начнет нести еще большую чушь, чем обычно, ее не вдохновляло ни на мгновение. При новых обстоятельствах – тем более. Ей вполне хватит бездушности, чтобы оставить его умирать в одиночестве. По крайней мере, милостиво избавив от своей компании. Так ей казалось.

Она фыркнула, с легким удивлением взглянув на руку Деймона, неожиданно крепко схватившую ее за локоть, и вскинула брови в немом вопросе. Долго он все равно ее не удержит, так зачем это все? – Предпочту, чтобы вы со Стефаном провели эту ночь вместе, напоследок. Я сыта по горло временем, когда была связана с тобой, не хочется еще и возиться с тобой. Мне хватило. Так что как-нибудь без меня в этот раз.

Елена столкнулась со взглядом Сальваторе, выдержала холод голубых глаз в повисшей на мгновение тишине, прерывавшейся только неровным сердцебиением, и усмехнулась уголком губ, почти что грустно. Она могла ничего не чувствовать к нему, никакой привязанности, чем бы та ни объяснялась, но все же с некоторым сожалением, преувеличенным, конечно, поймала себя на мысли, что будет скучать по красивым чертам вампира. Но увы, жизнь вообще жестокая штука.

- Планы? Сдать тебя на руки Стефану.

Гилберт могла легко убежать. Подождать, когда Деймон перестанет контролировать свои способности, и оставить его в семейном склепе наедине со своими мыслями, пока его сознание не сгорит, а яд не доберется до сердца. Это не составило бы никакого труда и было самым простым вариантом, но она почему-то выбрала попытку довести его к брату. Как будто ей было дело, как он проведет свои последние часы. И одна только эта мысль, вдруг произнесенная вслух в ответ на простой вопрос, спонтанно, необдуманно, заставила ее вздрогнуть, как от ожога. «Головная боль» росла, ускоряя бег сердца, что злило и раздражало только сильнее. Деланое безразличие давало трещину. И, что самое страшное, незаметно для нее самой.

- Так что поторопись, ради меня еще разок, м?- холодно произнесла девушка и попыталась дернуться к выходу, рассчитывая на то, что ей хватит сил сдвинуть Деймона с места. Чем раньше она избавится от его компании, тем лучше. Тем безопаснее для нее самой.

Время, которое до этого казалось чем-то эфемерным и бесконечным, вдруг схлопнулось до нескольких часов, которые безвозвратно утекали сквозь пальцы. Елена вдруг заторопилась, хотя еще ни разу за последнее время не проявила какую-либо излишнюю суетливость, и, как бы ни пыталась себя одернуть, не могла остановить бег истеричных воспоминаний, ярко рисовавших уже прожитые картины с подобным сюжетом.

В тот раз у Деймона оказалось довольно много времени, чтобы Стефан успел что-то придумать. В то время Клаус был в городе. Как и Кэтрин. Как и многие другие, кого уже вовсе не было в живых. Да тогда вообще все было совершенно иначе! Елена зажмурилась на пару мгновений, качнув головой в попытке отбросить назойливое беспокойство, превращавшееся в сотню обвиняющих шепотков, подобно иголкам впивающимся в виски.

Она не виновата в случившемся! Хватит!

- Да, ты прав, мне плевать. Но мне надоело. Лить слезы я в этот раз все равно не буду, так что моя компания сейчас тебе ничем не поможет. Давай не будем тратить время друг друга и сделаем так, как хочу я. До скучного просто, - она огрызнулась и в очередной раз попыталась выдернуть руку из крепкой вампирской хватки.

[nick]Elena Gilbert[/nick][status]darling dearest dead[/status][icon]https://i.imgur.com/zgcrK5w.gif[/icon][sign]No care, no care in the world
https://i.imgur.com/WfWJSg9.png https://i.imgur.com/2MHDpaq.png https://i.imgur.com/EVESF1O.png
I don't care, I don't care anymore
[/sign][lz]<a class="lzname">Елена Гилберт</a><div class="fandom">the vampire dairies</div><div class="info">First rule of being a vampire is realizing how <i>awesome</i> you are</div>[/lz]

+2

11

Сердце тяжелыми ударами бьется об ребра. Неприятненько. Вдвойне неприятный факт, что от этого - яд оборотня лишь больше расползается по организму. Но как заставишь сердце остановиться, не превращаясь в мумию? Правильно, никак. А для мумии должно пройти слишком много времени, плюс-минус столько же, сколько человека настигает смерть от голода или жажды. А это, вроде как, около недели. Иначе говоря, дохрена.  Так что этот план заведомо отметается, как провальный. При неудачном раскладе - Деймон умрет в течение суток, может раньше, если Елена сжалится и добьет мученика. Ну а что ей стоит? Получается даже интересно и иронично. Ведь Деймон то думал убить кого-нибудь из её друзей, чтобы надавить на больное. Вернее, такая мысль у него была. А получается, что выбор пал на него самого. Скажем честно - убить и страдать от того, что убил - было бы очень глупо. Значит, вероятно, вампирша не сжалится.

Ладно.

Деймон не то чтобы всерьез обдумывает планы и развлекательную программу. Это все же не по его части. Он больше по части импровизации. Ну, так, чтобы если и произошло какое-то говно, то это не рушило установленные планы, а значит, не ломало боевой дух. А еще с него бы ничего не спрашивали, потому что форс-мажорные обстоятельства, ну умер и умер, че бубнеть то. Гениальное решение, короче говоря. Только единственный нюанс в том, что сейчас даже импровизировать то не особо получается. В сухом остатке он сейчас все еще в лесу, все еще с Еленой без эмоций, и в каком-то плане, в это дерьмо он загнал себя сам, ведь сам же её чувства и отключил. Блеск. Это же надо так облажаться.

Соображать получается крайне паршиво из-за боли в руке и надоедливого шума собственного сердца. Так в один момент еще и в голову остро стреляет болью, заставляя поморщиться, и лишь увеличить хватку на чужую руку, чисто машинально. Хорошо, что Елена дернулась раньше. Сжал Деймон неслабо, мог и повредить ей что-нибудь.

Так, о чем там они говорили с Еленой? Хотя нет, не Еленой. Тон голоса Гилберт лишен стервозности, он одновременно твердый и мягкий, она не тянет гласные. Деймон любил этот голос, он слишком часто слепо следовал за ним. Возможно первое время Кэтрин могла его обманывать, но точно не сейчас.

Стефан. Стефан. Стефан. Как она задолбала цепляться к брату. Когда-то давно это была ревность. Сейчас - Деймон просто не мог позволить ей приблизиться к родному человеку, потому что она абсолютно никогда не приносила в его жизнь ничего светлого и хорошего. Даже если где-то в кудрявой голове и были чувства, живые, человеческие и настоящие, -  то они настолько прогнили из-за нутра, что Деймону её даже не жалко.

Рука Деймона скользит вниз по предплечью девушки, цепляясь за запястье. - Может хватит паясничать? Кому ты пытаешься доказать свою нужность? Мне? Стефану? Себе? Ты не нужна нам. - выплевывает он по слогам в чужое лицо. Это не просто бредни. Кэтрин - безумно красива, когда-то давно она очаровала Деймона. Но, видимо, это просто вкус у него такой. Он уже давно влюблен в другую. И влюбился даже раньше, чем сам осознал. Чувство к Кэтрин никогда не было таким чистым и искренним. Это была глубокая симпатия, увлекшая юношескую голову. Не уважение, не забота, не любовь.

Но все напасти должны же случаться одновременно, а? Почему рядом должна быть обязательно она, когда в его жизни все скоропостижно идет по пизде? Это просто какая-то дрянная закономерность такая. Перед смертью ожидаешь увидеть что-угодно - Ангела, Дьявола, свет в конце туннеля, но видишь обязательно Кэтрин. Каждый долбанный раз. У неё что, интуиция такая? Или подработка в Аду?

- Я. Тебя. Не. Люблю.

Ну так. Для непонятливых. А ведь когда-то она что-то похожее говорила ему. Как иронична бывает жизнь. Пирс наверняка все это до фени, но высказался - аж полегчало. Почти ничего не болит. Если не считать все тело. От Кэтрин ему ничего не надо - и видеть её стервозную физиономию тем более. Даже если бы она могла помочь. Нет уж, спасибо. Это точно было бы не просто так, а быть в должниках Кэтрин - такое себе удовольствие. Смерть прикольнее будет. С другой стороны, Кэтрин наверняка здесь не просто так. Ну, состроить из себя милосердную, кинуть в руки Стефану, а Стефан же у нас чистосердечный - спишет парочку косяков по доброте душевной. Вот это было бы в духе Кэтрин. Но он с ней никуда не пойдет. Пусть заказывает буксир. Прощение и заслужить надо, так что он хотя бы попортит ей праздник.

- Сгинь, Кэтрин... - голос хрипит, в горле першит, говорит становится просто невозможно, потому что к горлу подкатывает кровавый комок. Он наконец-то отпускает чужую руку, прокашливаясь. Так, а много ли он вообще сегодня ел? Потому что этого он вот вообще не помнит. У него сегодня в распорядке дня были пытки Елены, пытки Елены и пытки Елены. Между ними же был обед, правильно?

Деймон косо смотрит на свою руку. В прошлый раз укус зарос, просто не полностью, он напоминал уродливый шрам от волчьих клыков. Сейчас он даже не зарос. И сколько же яда должно было быть на зубах той псины, чтобы произошло такое? Деймон все еще слишком не оборотневед.

Ладно, нет, знаете что. Когда-то он был готов сгореть на солнце, лишь бы не мучиться и не собирать толпы (парочку человек) сопереживающих возле себя. Сейчас солнце ему не подкинули, поэтому работаем с тем, что есть. Если эта параша решила добить его быстрее - пусть сделает это. Ну или Кэтрин, на худой конец. Может она хоть раз за жизнь Деймона сделает что-то неплохое.

[nick]Damon Salvatore[/nick][status]really one and only[/status][icon]https://i.imgur.com/c4PspKp.gif[/icon][sign]v a m p i r e s can't procreate.
https://i.imgur.com/VtY6gh0.gif   https://i.imgur.com/8w9otgX.gif   https://i.imgur.com/effcBHq.gif
but we love to try.
[/sign][lz]<a class="lzname">деймон сальваторе</a><div class="fandom">TVD</div><div class="info"><center>if I see something I haven't seen before, I'll throw a dollar at it. </center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (11.05.22 21:24:22)

+2


Вы здесь » ex libris » альтернатива » turned off


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно