ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » we know where you fucking live


we know where you fucking live

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

The world was stripped of its superficial surfaces
We don't intend to just eat the street
The asphalt is the good meat
https://i.imgur.com/cEelE4z.gif
https://i.imgur.com/RvjINHC.jpghttps://i.imgur.com/572vqNz.jpg
https://i.imgur.com/4ePJJx4.gif
https://i.imgur.com/bDYvc9n.jpghttps://i.imgur.com/FSWBcQE.jpg
https://i.imgur.com/PaBWpqp.gif
Jason Todd | Jonathan Crane

So what's a nice place like this
Doing 'round people like us?
//

[ava]https://i.imgur.com/7aKQZ2M.gif[/ava]

Отредактировано Jonathan Crane (07.04.21 05:42:31)

+8

2

Джейсон от души потянулся прямо в кресле и до хруста в позвоночнике размял шею, не переставая пялиться на экран гигантского монитора с выведенной на нем химической формулой.
Преступность в Готэме - как неубиваемая лернейская гидра: отрубишь одну голову - вместо нее отрастет две. Отправишь за решетку одну банду - вместо нее соберется пара других. Уничтожишь производство одного наркотика... да, все верно, вы наверняка уже уловили нить, и дальше можно не продолжать.
Сейчас он как раз смотрел на ветвистую структурную формулу нового наркотика, захватившего город буквально в течение пары-тройки недель. Достать его в студенческом городке оказалось проще простого: повышение работоспособности, внимания и концентрации, снятие сонливости - все, что доктор прописал прилежным студентам в период экзаменов. Вдобавок к этому хорошее настроение и обострение работы всех органов чувств - ну не чудо ли? Во всяком случае, на время действия наркотика. Пока мало кого волнует, что вместе с тем уже несколько человек было госпитализировано с прогрессирующим отеком мозга, да и перестараться с дозой было проще простого. Последнее уж точно никогда никого не смущало.
Из Джейсона так себе химик, и все же формула кажется знакомой. Несмотря на разношерстность готэмского контингента, не так много преступников занимается изготовлением новых веществ - особенно из тех, кто мог бы ему примелькаться. Пробивает по базе данных полиции одно имя за другим - да что там, раз уж на то пошло, самое первое - и почти сразу находит то, что нужно.
Два рисунка во многом повторяют друг друга, но все-таки невооруженным взглядом видно, что не являются идентичными. Тот, что новее, Тодд бы сказал, выглядит, как... подделка. Как будто кто-то попытался декомпозировать старый наркотик Крейна, не имея возможности заполучить оригинальную формулу. Или, может быть, дорабатывая старый рецепт - что, не исключено, мог сделать и сам Крейн. Но что-то ему подсказывало - чутье, наверное, если кто-то в это верит, - что дело он имеет с новой фигурой, которая пока пробует себя на малознакомом поприще и пытается выработать собственный стиль... копируя лучших.
Впрочем, подписываться кровью под этой версией Джейсон не собирался. Какой бы опыт в расследовании похожих дел ни был у тебя за плечами, всегда остается право на ошибку. Вернее, нет, конечно, у него такого права, но от вероятности ее все равно никуда не деться.

Как ни крути - все равно все дороги ведут к Пугалу.

Который, насколько помнил Тодд, вообще-то, не так давно покинул стены Аркхэма. Не то чтобы по воле правоохранительных органов. Со всеми его заслугами перед городом едва ли его выпустили бы в ближайшую пару жизней. Очень жаль, ведь в таком случае придется поднапрячься, чтобы найти его. Впрочем, все еще ничего невыполнимого. Спросить пару людей, при особой несговорчивости - выбить дерьмо вместе с признанием: может быть, Красный Колпак завязал убивать по уговору с Бэтменом, но действовать жестко от этого не перестал. Однако, вероятнее всего, самому Крейну ничего не грозит - просто... поговорить.
Возможно, это окажется пустой тратой времени: если тот действительно непричастен к производству этой новой дряни, то толку от этого разговора может оказаться мало. Тем не менее, пока это самая очевидная зацепка. Если находишь чьего-то подражателя, то первым делом неплохо бы обратиться к автору оригинала, не так ли? Стандартная схема действий.

Новая база Пугала, естественно, оказывается окружена людьми - куда же легенды Готэма без десятка-другого подручных. Хорошо, что у Джейсона тоже многолетний опыт обхода разного рода патрульных. Двоих возле двери он вырубает синхронными ударами, не успев завершить прыжок и мягко опуститься на пол - те и подумать наверняка не успели, что происходит что-то неладное.

Короткая заминка на возню с замком.

- Доктор Крейн, - при виде фигуры того, кого в городе лучше знают, как Пугало, не особенно ждет, чтобы к нему приблизиться, прежде чем начать говорить. - Доброй ночи.

Впрочем, насколько доброй - зависит исключительно от него самого. Да и предлог для визита, честно сказать, не самый радостный.

Без оружия в руках - чтобы лучше дать понять, что пришел не за головой собеседника. Впрочем, все еще не исключено, чем все в результате закончится: пушки-то если не в руках, то всегда под рукой. В конце концов, сам Крейн может быть иного мнения о характере переговоров, которые должны происходить между ним и Красным Колпаком - учитывая, что репутация у последнего честно заработанная, что мирным путем решать вопросы не привык. Оттого, впрочем, наверняка виден контраст: как обычно ведутся дела и что происходит сейчас.

Джейсон готов поспорить, что Крейну даже пояснения будут не нужны, по какому делу к нему в убежище залетела красная птичка из Бэт-семьи - слухи-то по городу распространяются быстро, а у него в этом к тому же есть - скажем так, профессиональный интерес. Все эти преступники сколь угодно могут являться целями поимки Тодда - а некогда и убийства, - но чего у многих из них не отнять, так это ума. Глупость в этом городе, как правило, слишком дорогого стоит.

+2

3

- Доброй. - соглашается Крейн, прячущий в кармане иглы, выросшие на костяшках.

В полумраке его личного кабинета, отличающегося от лаборатории обилием теплых тонов и толстых книг, красное пятно тяжело разобрать на составные. Степень вооруженности Пугалу приходится проверять вблизи - надев на ходу очки поверх плотно прилегающей маски и подойдя к Колпаку тяжеловатым, медленным шагом, в котором было больше усталости, чем угрозы. Велик был соблазн просто пустить газ по комнате, догнать того в тумане и окончательно пригвоздить к земле инъекцией смерти, но память об Аркхэме пока была слишком жива. Крейн, признаться, успел отоспаться на год вперед и изрядно отяжелеть от медикаментов и чрезмерной социализации - назад в больничные стены решительно не хотелось, а Колпак так кстати обращался слишком уважительно, чтобы списывать это на стандартную процедуру погони не совсем правильного героя за совсем неправильным злодеем. Поэтому Пугало сначала дает ему шанс - оказавшись впритык, оценивает взглядом с головы до ног, не спеша говорить что-либо еще. Вдумчиво кивает чему-то своему и отходит на шаг назад, снимая очки и оставляя их на близлежащей книжной полке.

- Оружие есть. Но. Не в руках. Что ж, будет честно, если... - Крейн вынимает из кармана ядовитую руку и отстёгивает перчатку со шприцами от остального костюма, закрывая протоки из труб, в которых плескался токсин, - Я поступлю так.

Перчатка отправилась вслед за очками, но у него все еще оставались распылитель между рукавом и запястьем, и начиненная огнестрелом кобура. Но-но-но, не в руке же. Значит, правила соблюдены. Не столько ради действительной безопасности друг для друга, сколько во имя зеленого света переговорам. Просто формальность. Вежливых лобызаний не могло быть в излишестве с алым фениксом, что давно славился перьями-саблями - иной раз избивал так пылко, что лучше бы возобновил убийства. Крейну не посчастливилось испытать теорию на себе, но у него были глаза и уши, и развитая подкорка, которая, несмотря на все старания холодной рациональности, все еще знала, что такое страх, и умела на нем настаивать. Пугало сел за свой рабочий стол, откинувшись на спинку сидения, и приглашающим жестом указал на укромно ошивающийся в углу комнаты второй стул. Учитывая расстояние, предполагалось, что Красный Колпак сам его поднимет и опустит напротив Крейна, оставив между ними один лишь стол. Гостеприимство огородного страшилы все-таки имело границы - не превращалось в услужливость даже под угрозой смирительной рубашки. В локтях и предплечьях заныло и даже будто затекло от одного лишь воспоминания.

- Много лет назад, еще будучи врачом - ну, вы в курсе - я пустил по Готэму много разных наркотиков под крылом Фальконе. Само собой, их пытались и дублировать, и менять, и бог знает что еще. Этот последний слизан с алкалоида, который, являясь эффективным стимулянтом, заодно приводил к аффективным расстройствам, агрессии, вспышкам гнева и дальнейшей деградации личности, если вовремя не загреметь в реабилитационный центр. Однако. Тот, кого вы ищете, поменял психологическое воздействие на физическое - не то чтобы одно и другое не взаимосвязаны, но удобства ради... думаю, вы понимаете меня, - Крейн говорит неторопливо и часто смотрит то в стол, то на руки Колпака, то словно бы и вовсе в никуда. На последнем лишь предложении поднимает глаза, чтобы убедиться - малиновка-феникс, склевавший несколько его зерен-охранников, не против разграничения тела и разума, хотя это и одно целое.

- Я не сомневаюсь, что отек мозга - это самоцель, а не ошибка. Иначе откуда у этого человека талант убрать мою изначальную задумку, не пожертвовав при этом мощностью стимулирующей составляющей. Впрочем, убирать не равно строить, а добиться отека проще, чем симптомов поражения медиобазальных отделов лобных долей... и это без самого поражения так какового, а значит, и без долгосрочных осложнений, если человек вдруг слезал с наркотика, что маловероятно, и тем не менее, - Крейн нехотя остановился, поймав себя на том, что разговаривает устами уязвленного эго и словно на ходу подбирает аргументы, почему его замысел лучше и тоньше и требовательнее в исполнении. В груди аж сделалось горячо - он легко уходил в фанатизм, когда речь шла о работе, но вне маниакальных состояний все еще мог себя контролировать.

Будет ложью сказать, что Пугало не изучил новый наркотик заранее и как минимум не изготовил антидот, как простую тренировку своих умений спустя столько месяцев планомерной деградации в Аркхэме. Тем не менее, спустил его в унитаз буквально в тот же день, ибо вовсе не собирался избавлять Готэм от новых кошмаров. Какая разница, его руками или чужими - разрушение оставалось разрушением. Даже в Готэме людей пока еще рождалось больше, чем умирало, и Крейн был очень заинтересован в обратной тенденции. У него на то были свои причины и, в его сомнительной системе ценностей, более чем уважительные. Ключевым оставалось то, что действительно помогать Колпаку ему вовсе не хотелось, каким бы грубым он не считал новшество на теневом рынке. Изящности в этом пойле было ноль, но иногда главное - это результат, а не процесс. Сам Крейн любил смаковать обе стадии работы. Он откашлялся и снова посмотрел на Колпака.

- Иными словами, вы разыскиваете человека, не только недурно понимающего в химии... - Пугало на миг замялся, пораскинув, стоит ли обращать внимание Колпака на зацепку, которая и так лежит у него перед глазами, но недоступна для считывания без экспертного участия. С одной стороны, этого должно быть достаточно, чтобы откупиться от визитера и деликатно его выдворить, с другой, этого также может быть достаточно, чтобы выйти на новые зацепки. Крейн подумал о разбитой Колпаком охране, о потухших глазах медсестры, точно соревнующейся с ним в депрессии, о вороне, что до сих пор ластился так, словно не видел хозяина век, и подумал, что пошло оно к черту.

- ... но и имеющего доступ к большому количеству белладонны. Она лежит в базе наших наркотиков. Первый элемент в формуле. Он оставил ее воздействие на тело, я - на психику, как уже говорил. Обычно от отравления ею отекает не мозг, он попросту не успевает - но из-за специфики вещества пагубный эффект протекает медленно, из-за стимуляции рецепторов человек не чувствует легкое физическое недомогание и не особо хочет есть. Те, кто выжили или обошлись малой кровью - ели. Отравление давало о себе знать, они вырывали, своевременно обращались к врачу, и так далее. Погибшие от отека голодали на волне эйфории и в конце-концов дотягивали так вплоть до момента, пока в организме не нарушалось фосфорилирование.

Пугало смачивает горло горьким чаем из старого термоса и складывает локти на столе, придвинувшись тем самым ближе к нежелательному собеседнику. Больше знак, что консультация подходит к концу, чем проявление вовлеченности.

- Из-за этого возникала недостаточность аденозинтрифосфата. Цитотоксический отек мозга - а это именно он - случается как раз от нехватки АТФ и кислорода. Поступление последнего сильно нарушается вместе с работой сердца, это неизбежно с любым алкалоидным стимулянтом. Такая история. Еще раз: отек это самоцель, преступник - химик с доступом к белладонне и скверным вкусом. Больше я ничего не знаю. Очень добрая ночь.

Недобро улыбается одними губами, не зашитыми, как обычно, врозь, чтобы обнажать неидеальные зубы для обесчеловечивания себя в лицах жертв. Еще был недостаточно безумен для того, чтобы расхаживать так в одиночестве и облизывать высыхающие мягкие ткани каждые пять минут - кто же знал, что одиночество в итоге будет нарушено. Убрал улыбку так же быстро, как откинулся обратно на спинку стула. Надтреснувший камень опять повернулся к миру гладкой стороной.
[ava]https://i.imgur.com/7aKQZ2M.gif[/ava]

Отредактировано Jonathan Crane (21.04.21 10:49:34)

+2

4

Крейн не выглядит удивленным - хотя об этом в принципе сложно судить, покуда на нем, как и на самом Красном Колпаке, маска от костюма, как будто он кого-то ждал - иначе зачем в собственном логове в одиночестве быть практически в полном обмундировании? Разве что на случай спонтанного появления подчиненных, но Пугало не обременен тайной личности, как более удачливые до избежания поимки готэмские виджиланте - а значит, может беспрепятственно обойтись без этого. Даже Джейсон у себя на территории не страдает от чувства преследования и расхаживает, как ему удобно, а это определенно не включает в себя полный костюм - даже при условии, что разрабатывался он так, чтобы никак не сковывать движения.

Или - на случай таких вот незваных гостей. Камер наблюдения за свою жизнь Джейсон наловчился избегать уже на автомате, значит - мы ждем кого-то еще?

Ну, или Крейн все еще псих конченный, которому удобнее ходить, как чучелу огородному. Что ж, у каждого свои недостатки, и Тодд здесь не за тем, чтобы их обсуждать.

Жест Пугала он оценил, но никак не прокомментировал. Тем более, прекрасно понимал, что обычное его вооружение не заканчивалось на смертоносных перчатках. Но они не в аэропорту, чтобы избавляться от любых вызывающих подозрение предметов, и оба взрослые люди, которые понимают, что доверяй, но проверяй - а сейчас о доверии речи не шло никакой, просто тайм-аут от привычного сценария событий. Тем более, что Колпак сам неплох и быстрее, чем Крейн успеет подумать о нападении, выхватит пистолет, покоящийся в кобуре.

Джейсон проследил взглядом, куда указывает Пугало, но от приглашения последовать его совету воздержался - они не на приеме и не на партнерской встрече, чтобы в расположении сидя друг напротив друга была какая-то необходимость. Да и неуловимо прослеживалось что-то унизительное в том, чтобы пересекать все помещение за этим пресловутым стулом и уже с ним вместе, не зная, как бы поудобнее ухватиться, идти обратно, пока хозяин кабинета рассказывает то, что знает - или не рассказывает, а терпеливо дожидается.

Так что - разворачивается обратно лицом к Пугалу и, не думая даже менять свое положение в пространстве, скрещивает руки на груди в ожидании продолжения.

Было бы логично объяснить Крейну цель визита и начать задавать наводящие вопросы, но тот начинает говорить раньше, чем Джейсон успевает его опередить. И довольно быстро переходит к сути - все-таки док неглуп и сам прекрасно понимает, что бывшему протеже Бэтмена могло понадобиться от его скромной персоны. У всех у них есть уши по всему городу, с жадностью впитывающие любые самые грязные слухи, а когда происходящее касается непосредственно твоей персоны - что, несомненно, такой специалист, как Крейн, усвоил довольно быстро, - то и вовсе практически невозможно устоять, чтобы не следить за тем, как будут разворачиваться дальнейшие события. Должно быть, чем громче и неприятнее дело, тем больше это тешило самолюбие таких людей, как тот, кто сидел сейчас перед Джейсоном и планомерно выкладывал все, что знает - чтобы они побыстрее полюбовно разошлись, Красный получил, что хотел, и впредь от сбежавшего преступника отстал и не беспокоил больше в отпуске от не самых обходительных условий Аркхэма. Хотя вопрос, все ли он рассказывает, оставался еще открытым: не было резона у Страшилы быть с красной птичкой откровенным без утайки. Как и не было причин не приврать - все равно от их химического цеха Колпак был далек и в подробностях не разбирался, но ему обычно это и не было нужно.

Если честно, ему многое неинтересно было из того, что рассказывал ему Крейн. Да, к делу это напрямую относилось, но у него не было цели попасть на лекцию по производству наркотиков, которая поимке подражателя практически не способствовала. Тем не менее, перебивать Пугало он не спешил и даже умудрялся кивать в нужных местах, даже если не то чтобы действительно понимал, о чем речь. Но они здесь и не дискуссию ведут на правах равноценных докторов наук - а для того, чтобы не сбиваться с мысли, Крейну хватало и этого. Так что, вроде как, все довольны, насколько это возможно. Правда, лекция затянулась, и стоять уже было не так удобно, но совету прибрать себе свободный стул издалека Джейсон так и не воспользовался, вместо этого без какого-либо намека на смущение прислонившись к чужому письменному столу, чуть не нависая над рассказчиком.

Итак, что мы имеем? Виновный отлично разбирается в химии (да что бы Джейсон делал без этого заключения, уму непостижимо) и имеет доступ к белладонне - а это уже интересно. Все-таки не зря решил, что стоило поговорить с доком, и тот действительно сможет поделиться чем-то полезным. К тому же, вряд ли стал бы об этом лгать, покуда проверить формулу не составляло труда. Разве что только чтобы потянуть время для кого-то. Но все-таки Тодд склонялся к тому, что Крейн действительно в производстве нового наркотика не замешан - не больше, чем автор оригинала, на которого завелся плагиат.

- Чудно, - выждав некоторую паузу, удовлетворенно кивает он. Все поведение дока явно намекает залетной птичке, что если он узнал все, что хотел, то пора бы проваливать - но Джейсон предпочитает сделать вид, что не замечает характер повисшей тишины. Тем более, что это Пугало закончил, не он. И верить на слово, что вытянуть из него более ничего невозможно, Тодд не намерен. - Скажите мне, доктор, вы же наверняка знаете, кто теоретически мог быть способен на подобное? Я сейчас больше о квалификации, а не мотивах. Никто не приходит на ум? - не факт, что таким образом составленный список подозреваемых был бы хоть сколько-то близко к попаданию, но все было бы больше, чем ничего.

+2


Вы здесь » ex libris » фандом » we know where you fucking live


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно