ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » trust no one


trust no one

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

in this world you can
trust no one

https://i.imgur.com/ubanjZg.png https://i.imgur.com/22EeEwk.png

• modern city / ~2020

Eskel & Syanna

Большой город существует подобно муравейнику, где каждый работает на благо своей «королевы», без которой выжить - невозможно. В реальности разница лишь в том, что общее благо недостижимо, окутанное паутиной лжи и притворства.
[indent] Можно ли победить такого монстра?
Едва ли.

[sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+3

2

- Эй, дед, сигаретка найдется? – Эскель остановился, прислушался. Звук приближающихся шагов был отчетливо слышен за спиной? Мужчина разворачивается, перед ним стоит трое пацанов. Иначе их было не назвать. Зеленые. Лица их не отягощены интеллектом, но чертовски самоуверенные, потому что их была толпа. В тюрьме с такими просто. Их ебут в жопу. Но здесь на улицах города они ощущают себя смелыми. И правда, что может пойти не так, когда прессуешь «добропорядочных» жителей. Мэр Детлафф, что-то пиздел про безопасность в городе? Про дополнительное финансирование полиции? Оно и видно, бюджет буквально разрывается, а по ночам может гулять даже ребенок. Никакой преступности. Чисто и спокойно. Да. Мудак конченный.
- Парень, не с тем ты связываешься, - лица идиотом вытянулись. Кажется сейчас они напрягали свои извилины, чтобы осознать смысл слов мужчины стоящим перед ними. Нестандартный ответ выбил из-под них почву. Но когда не знаешь, что сказать, достаточно просто включить быка. Один из них приблизился к Эскелю вплотную. В руке его возник нож, который он приставил к горлу дерзкого деда.
- Выворачивай карманы, - его дружки начали весело гоготать, как кобылы в конюшне, - мобилу, деньги и вот ту херню, что висит у тебя на шее. Быстро блять.
Эскель откинулся из тюрьмы неделю назад. Отсидел три года расплачиваясь за грехи своего сердца. Кто же знал, что в конечном итоге та рыжая шлюха его обманет. Ну вообще все знали. Ламберт, Геральт, Весемир, да и сам Эскель был уверен, что в конечном итоге его наебут. Но он поставил всё на кон доверия и проиграл. Жизнь в тюрьме была размеренной. Каждый день напоминал предыдущий. Никакого разнообразия. Жратва, работа, жратва, прогулка, жратва, сон. И так день за днем. И сейчас выйдя из мест лишения свободы у него не было и гроша за спиной. Он остановился у малого, но долго это продолжаться не может. У Ламберта своя жизнь, свои тёрки и такая обуза в квартире ему не нужна. Однажды приходит момент, когда даже «брат», отдаляется так далеко, словно и не брат вовсе. Нужно было найти собственный путь, свое место в этой жизни. Но существовало ли оно? В этом он не был уверен, в отличие от других вещей.
Мужчина точно знал, что у него нет денег даже на мотель, сигареты он пиздит у Ламберта с его позволения разумеется. А еще, что терпения его заканчивалось и нужно было выплеснуть его. Эти обмудки как нельзя лучше подходили для этого, а нож у горла давал ему повод ответить.
- Давай, - Эскель смотрит в глаза юнцу, - убей. И забери все сам. Ну же. Чего ждешь? Ты мужик или баба? Яйца есть? РЕЖЬ, - он мешкался и этого позволило Эскелю схватить его за руку и направив лезвие ножа на бедро юнца сделать резкий рывок. Нож в бедре. Вытащить, повторить с другим. Упал на колени, ударить локтем внос, один дал дёру, а другой уже просил не бить его. Первый оказался умнее, догонять Эскелю было банально лень. А вот второму пришлось познакомиться с тем, что «висит» на шее. Ведь мужчина исполнил просьбу, снял медальон, намотал на кулак и нанес около десятка ударов, оставляя печать морды волка на лбу ублюдка.
В тюрьме его бы посадили за такое в одиночку. Вероятнее всего избили и лишили еды. Здесь же на воле, всё обстояло иначе. Не пойман – не преступник. А камер в округе не было. Слава мэру, который не умел исполнять обещания своей предвыборной компании.
Эскель прошел не более 200 метров, как перед ним возникла новая фигура. Вся такая лощенная в костюме тройке, строгим взглядом.
- Хорошая работа, - мужчина, стоящий перед Эскелем сделал поклон словно они в ебучем средневековье, когда подобные жесты имели свою цену, - у моего босса есть работа для того человека как вы, - мужчина протягивает визитку, которую Эскель не берет в руки. Если есть, что сказать пусть говорит. А всю эту херню может оставить у себя.
- Не интересует, - Эскель собирается пройти мимо. Но следующие слова незнакомца заставляют его во второй раз за вечер остановиться. 50 тысяч. Внушительная сумма, порой убивают за меньшие деньги. В случае с Эскелем они могут стать его билетом в светлое будущее. И нет такой работы, за которую он не возьмется, когда на кону стоит 50 тысяч. Или самое время поторговаться? 70 всегда лучше 50.
***
Похищение человека. Работа, с которой он прежде не сталкивался.
Запугать? Легко.
Разбить стёкла в магазинчике? Без проблем.
Избить? Что может быть проще.
Похитить? Тут недостаточно одного человека, но ему строго настрого запретили привлекать других к делу. Заказчик платит – заказчик диктует правила. 10 штук авансом уже хранились у него под матрасом. Еще 90 передадут, когда он сделает свою работу. Цену назвал от балды, надеялся скинуть до желанных 70. Те торговаться не стали, согласились как есть. Стоило называть больше, сам дурак. Но медведь еще не убить, его шкуру делить рано. У него есть фото, у него есть адрес. Осталось лишь придумать как все устроить.
Эскель помнил, что был такой мультфильм Анастасия. И когда местному альфа-самцу понадобилось похитить царицу, он прикинулся шофером. План простой, незамысловатый. Но он мог сработать. Ведь его цель – королева города. Пускай и не по статусу, но по духу точно. Ее охраняли лучше, чем президента.
Избавиться от водилы было просто. Прикинуться курьером, проникнуть внутрь. Вырубить, переодеться в его шмотье. Забрать ключи. Дело сделано. Осталось лишь проехать пункт охраны особняка. Если его спалят, живым он может оттуда не выйти.
Опасения были напрасны. Охрана мэра те еще куски дерьма, возможно в будущем полетят головы всех этих идиотов. Эскелю было плевать. Вот она, выходит из особняка, он покидает кабину, приветствует, открывает дверь машины. Водители лишь обслуга, их лица не запоминаются, они никто. Пыль. Грязь. Все это играло ему на руку. Стоило им отдалиться от особняка, Эскель останавливает машину, достает пистолет из бардачка и направляет на брюнетку.
- А теперь красотка, открывай окно и выкидывай телефон. Сегодня он тебе не понадобится

+1

3

День однозначно можно было назвать удачным – улыбка кривила губы, самодовольная, походившая скорее на ухмылку, пока цепкий взгляд пробегал по строчкам новостных выдержек, освещавших полный событий для города день. Пара щелчков и на второй половине экрана ноутбука появился график котировок акций, державшихся в практически неизменно «зеленой зоне», зашкаливавшей по ценам за последние несколько месяцев: компания процветала, развивалась с завидным упорством и успехом, очевидно привлекая все новых щедрых инвесторов. До этого дня. Громкие заголовки сообщали о «беспрецедентном» падении курса, последовавшем после принятия мэром очередного местного закона о новом порядке раскрытия информации для компаний, чьим штаб-квартирам посчастливилось разместиться в этом бедовом городе.

–«Особая экономическая зона» накладывала свои обязательства на владельцев бизнеса, которые непременно принесут пользу и защиту инвесторам, –  утверждал Детлафф на одной из записей, случайно открытых Сианной при просмотре ленты новостей. В костюме-тройке с пышной алой розой, еще утром собственноручно закрепленной девушкой в петлице, он выглядел бесподобно, этого было не отнять. Подобный жест с цветком, возможно, мог показаться старомодным, но публика любит маленькие детали, что дополняли образ любого публичного человека. Чем больше говорят о нем, чем чаще мелькает это идиотское интервью в интернете, тем больший урон будет нанесен неугодной компании. Плевать на город, экономику – все давно разрушено и без них.

Забавно, сколького стоит сейчас простое слово и с какой легкостью оно может испугать даже самых рисковых бизнесменов, еще некогда безоговорочно доверявших свои финансы холдингу с незапятнанной репутацией. Слушок там, брошенная фраза здесь, вовремя подкрепленная официальной бумагой за подписью мэра и престиж компании покрывается паутинкой трещин, готовых в любой момент оставить глубокий болезненный порез тем, кто еще сомневался в реальности происходящего, кто не верил вполне очевидным «маркерам», предсказывавшим неизбежное падение.

Сианна не могла сдержать смеха и, сделав небольшой глоток красного терпкого вина из бокала под рукой, поднялась из-за стола. Управлять городом было не сложно, имея достаточно марионеток на руководящих позициях – стоило потянуть лишь за правильные ниточки, не забывая при этом улыбаться, чтобы никто не сомневался в ее искренности и, самое главное, невинности. Ведь все будут считать, что все принятые решения, каковыми они бы ни были, принадлежали лишь им самим, никак не шепотку, звучавшему за их спинами, незаметно, мягко направляя их туда, куда нужно было именно ей.

Разговоры о нравственности остались в далеком прошлом, детстве, если быть точным, когда лишенные всякого сострадания и веры в собственного ребенка взрослые отказались от него в угоду собственному спокойствию. Сианна пережила их, переступила через прах, осевший на ее пути бестелесной пылью, но наследие семьи было по-прежнему живо и процветало под руководством обожаемой всеми родной сестры – с этим смириться было невозможно. Компания по праву старшинства принадлежала ей, не Анне, но украли у нее не только заветную ныне должность, но саму жизнь, хотя бы право на выбор своей судьбы! Однако что ж… Если она не могла вернуть то, что причиталось ей, то Сильвия была готова разрушить это до основания, начиная с компании и заканчивая жизнью единственного родного человека, оставшегося в живых, чьи не пышущие уверенностью интервью наравне с выступлениями Детлаффа к этому часу заполонили сеть.

Глоток, еще один – багровая жидкость в бокале отбрасывала красивую тень на пол кабинета в тусклом свете хрустальной люстры. Проследив взглядом за своим же силуэтом, девушка отставила фужер на соседний столик и принялась расстегивать незамысловатую застежку на туфлях, изрядно надоевших за целый день, тянувшийся в ожидании бесконечно долго. Вернуть прежние позиции компания Анны сможет еще не скоро, если вообще сможет, учитывая, что еще Сильвия приготовила для нее. И ничто не приносило такого удовлетворения, как мысли о почти ощутимой победе. Она была почти у нее в руках, трепещущая наподобие человеческого сердца.

Любой бы сказал, что она могла быть довольна своей жизнью и положением, но этого казалось всегда недостаточно, пусть она и практически достигла самой возможной в этом городе верхушки. Она устала быть  лишь чьей-то тенью, но подходящей возможности пока не находилось – в тени новоиспеченного мэра хотя бы было безопасно. Сианна неторопливо подошла к окну, оставив лодочки на шпильке чуть в стороне, и безэмоционально проводила взглядом в этот момент остановившуюся у входа в особняк машину. Она бы с удовольствием предпочла провести этот день в законном одиночестве, но не сказать, чтобы у нее был какой-то выбор; Детлафф ведь выполнил свое обещание, будет крайне грубо сбежать в такой вечер. Неуютно поведя плечами, Сильвия глубоко вздохнула и, распустив волосы из высокого хвоста, закрыла ненужные вкладки браузера – оставила лишь страницу с прямым эфиром из городской мэрии. Пусть честолюбивый Детлафф потешит собственное самолюбие искренней заинтересованностью Сианны в его достижениях.

–Не думала, что ты сможешь вернуться так рано,- проворковала девушка, услышав за спиной скрип дверной ручки и последовавшие за этим тяжелые мужские шаги. –Неужели спешил ко мне? Это приятно. Ее голос не дрогнул, хотя на лице в этот момент не читалось той нежности, которой при этом отчетливо был пропитан тон, мягкий, почти что радостный: благо, Сианна по-прежнему стояла к мужчине спиной, делая вид, что наскоро дочитывает открытую статью, выеденную на экран.

–Был повод поторопиться. Вижу, ты времени зря не теряла, уже посмотрела запись. Что скажешь?- Детлафф отодвинул в сторону стул, разделявший его с девушкой, и собственнически обвил ее талию одной рукой. От него пахло табаком вперемешку с металлическими нотками, неизменно и неподдельно пугавшими Сианну, несмотря на их с виду давно устоявшиеся отношения. Он не был дураком и святым, ему была свойственна жестокость и гордыня, иначе бы он пробился в мэры – от любой опасности с его стороны Сильвию ограждала лишь то, что тот был очарован ей, но это марево могло развеяться в любой момент. И тогда действительно у нее будет достаточно поводов для беспокойства за собственную жизнь. Однако это было дело будущего, никак не настоящего дня. У них было, что отметить. У нее – определенно.

–Бесподобно, как и всегда. Городу повезло, что выбрали именно тебя,- на выдохе отозвалась девушка и, повернувшись полубоком, коротко погладила Детлаффа тыльной стороной ладони по щеке. Хотя бы в этом она не кривила душой.

Вдыхаю гарь промышленных районов,
Где все как встарь: и лица и законы...
Где мы с тобой играем в прятки

Запах свежезаваренного кофе разбудил ее в этот раз раньше будильника, заведенного на не самое раннее утро: вставать было откровенно лень и из-за количества выпитого прошлым вечером вина, и банально из-за слишком длинного дня вперемешку со слишком короткой ночью, но желание наконец выкроить пару дней для себя все же пересилило любую усталость.

Детлафф уже пару часов как уехал; кажется, она даже помнила коротко прикосновение к своим волосам, но тихого шепота разобрать не могла, да и не хотела. Одиночество радовало и подгоняло ее поторопиться со сборами. В свое удовольствие выпив заботливо принесенный кем-то из поваров кофе, Сианна скользнула пальцами по букету цветов с запиской, открывать которую не потрудилась, и только аккуратно выудила пару бутонов из вазы. Нужно признать, на ее любимые розы Детлафф никогда не скупился, скромный жест заботы в их и без того запутанных отношениях вызывал лишь улыбку.

Так, один цветок Сильвия оставила на кровати в качестве своеобразного извинения за свое отъезд, а второй прихватила с собой, когда закончила со сборами и направилась к выходу из особняка. Вдохнув сладкий аромат бархатных лепестков, девушка улыбнулась каким-то своим мыслям и, попрощавшись с дворецким, провожавшим ее до двери, спустилась к уже поданной ко входу машине.

Все ее внимание было приковано к экранчику телефона, пока она пролистывала последние новости, связанные с семейной компанией, поэтому Сианна лишь молча села в салон автомобиля и отложила на сидение рядом с собой прихваченную розу и сумочку с вещами. Ведь что могло пойти не так? Уже множество раз она пользовалась услугами водителя, заботливо предоставленного в ее распоряжение Детлаффом, так какое ей было дело, сменился тот или нет? Чутье, притупленное недавней победой, дремало и вовремя не предупредило ее, пока не стало слишком поздно.

Машина остановилась на обочине, хотя до ее квартиры было еще далеко. Более того, они оказались где-то на границе городе, вдали от любых жилых кварталов, через которые обычно пролегала ее дорога до дома. Непонимающе нахмурив брови, Сианна мельком осмотрелась и только после этого подняла взгляд на водителя, чтобы столкнуться с направленным на нее дулом пистолета.

«Идиотка.»

–Сколько тебе платят?- через пару мгновений спросила девушка, успешно вернув голосу напускное спокойствие, пока открывала окно и отбрасывала телефон на обочину. Жалеть о потери было некогда, а злить незнакомца – ни к чему. –Я готова заплатить в три раза больше, если ты скажешь, кто тебя нанял, и отпустишь меня.

Сколько бы денег ему не отвалили за этот заказ, она действительно могла достать еще больше – щедрое могло получиться вознаграждение, нужно сказать. Ведь все в этом мире решается одним лишь шелестом купюр. Пожалуй, только уверенность в этом позволяла ей сохранять тень спокойствия в сложившейся ситуации. Если он откажется, Сильвия точно не будет знать, что ей делать. Перцовый баллончик, всегда валявшийся в сумочке, вряд ли спасет ее от пистолета и очевидно неглупого наемника. Да блять, все же так хорошо начиналось.
[nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+1

4

Жизнь - дерьмо. Просто факт. Жизнь — это бесконечный поток дерьма, который сваливается. Стоит разобраться с одной проблемой, как на ее место приходит две новых. Гидра не мифическое существо. Гидра – это жизнь. Только вместо голов она отращивает проблемы. Победить в схватке с этим чудовищем не суждено даже Гераклу. Можно, конечно, попробовать, особенно если любишь страдать. Один хер проиграешь. Эскель это знал, он умел смотреть на мир вокруг объективно. И в мире этом он видел лишь дерьмо. Он мужик простой, звезд с неба не хватающий. Не так уж сильны его амбиции. Ему бы бабу красивую, хату над головой, да работу достойную. Да в целом он согласен на любую работу лишь бы на хавчик хватало, да бабу ту самую красивую в кино сводить. Было ли у него хоть что-то из этого? Хм. Стоит остановиться и подумать. Что тут думать? Ни черта у него не было. Ни бабы, ни дома, ни работы. Даже кредит он не может взять, впав в это рабство, потому что «К сожалению ваша финансовая стабильность оставляет желать лучшего. Ваши доходы за последние пять лет равняются 0». Конечно, у него не было доходов, он же сидел ублюдок ты очкастый. Что за дичь ты втираешь, думаешь если отучился в своем гребанном колледже, надел костюм за сотню баксов и смог завязать галстук, то ты лучше обычного рабочего мужика? Да нихера. Начнется война и такие крысы как он первые побегут с корабля. Страна держится на рабочем классе. На таких как Эскель.
Если взглянуть на мир вокруг, то можно понять. Все сферы жизни были так глубоко на дне, что Эскель сильно сомневался. А можно ли еще спасти этот мир? Пока богатые становились богаче, бедные становились беднее. Элита общества и плебеи, пропасть между ними существовала всегда. Но с каждым десятилетием она становится все отчетливее. Эскель ощущал это на своей шкуре. Еще двадцать лет назад он мог позволить себе купить сочный бургер с хорошо прожаренной котлетой. Сейчас жри макароны и радуйся жизни. Кому в рожу не втащи, обернется проблемами. У каждого ублюдка есть влиятельные покровители, готовые прикрыть их задницы. Эта защита создает мнимое ощущение вседозволенности. Позволяет творить, всё что вздумается. Золотая молодежь позволяет себе отписывать бомжей до полусмерти, просто потому что это весело. Насиловать девчушек, которым не повезло родиться в богатых семьях и чморить любого, кто им не понравится, доводя до суицида. Будь воля Эскеля, он бы разобрался со всеми этими богатыми детками. Показал бы им, что жизнь не управляется деньгами. Что всегда можно нарваться на проблемы, от которых «папочка и мамочка» не спасут. Эскель бы не убил, но пиздил нещадно. Запихнул бы в военный лагерь, где каждый ублюдок понял, что такое ебучая жизнь. Но кто спрашивает мнение простого и туповатого мужика? Он никто. Звать его никак. Он лишь пыль под ногами у тех, кто имеет деньги. Ведь, по правде говоря, они все же решают. Решают всё.
И раз богатые позволяют себе играть в эти игры, то, чем он хуже? Если работа, которая по плечу только мужчине. А есть та с которой справится лишь ублюдок. И если эта жизнь требует от него стать тем, кого он ненавидит. Будь так. Ради того, чтобы выбиться в люди он готов забить хер на свои принципы. Лишь бы перестать питаться макаронами и наконец позволить себе мясо. А грехи…церковь и покаяние прощают все. Сходит, помолится, исповедь зачитает. Все будет в порядке. Его душа из черной вновь встанет чистой, а врата рая отворятся перед ним. Хах. Он не верил в это никогда. Есть только здесь и сейчас. И у каждого есть грань, когда он готов предать даже себя. Эскель смог справиться с тюрьмой, она не сломала его. Он выдержал это испытание. Остался человеком. Защищал совсем зеленых пацанов, которым не повезло здесь оказаться. Защищал от тех, кто хотел наклонить их раком и выебать в обмен на защиту. Эскель не требовал подобного. Он просто защищал. Бил ублюдков, получал по лицу от ублюдков. Но оставался человеком. Боль проходит, кости срастаются, человечность вернуть невозможно. И все было бы хорошо, но, когда зеленые пацаны сами запрыгивают в койку к тем, кого боялись еще вчера…их уже невозможно спасти. Они продались за телек и алкоголь. Их выбор, не Эскелю судить. По-настоящему сломил его выход из тюрьмы. День, который он так ждал. Отмечал мысленный календарь, ставя крестики на датах. Он жаждал вдохнуть чистый воздух свободы полной грудью, но вместо этого допустил отравление себя парами гнили. Тюрьма была честна в своем обществе. А мир…мир протух.
- Покажешь сиськи, и мы договорились, - Эскель усмехнулся и облизнул губы. Он даже не скрывал, что пялится на свой «заказ» с весьма голодным взглядом. Девчина была хороша, у мэра этого чертова города губа явно не дура. Выбрал одну из самых привлекательных цац. Да только сокровище такое уберечь не смог. Конечно, «договориться» они бы не смогли, но грех упускать такую возможность, когда она сама напрашивается. Если бы он хотел, у него хватило силы прижать ее под массой собственного тела на сиденье заднего автомобиля, сорвать с нее одежду. Взять ее силой. Грубо. Получить то, что ему хотелось, а затем уже доставить заказ. Ему сказали доставить живой, живой она останется, про «невредимость» речи не шло. Но он все же оставался человеком, а этот поступок был крайне сомнительного содержания. Поэтому сейчас он просто язвил, а если она воспримет его слова в серьез. Красивая, но дура. Это ожидаемо.
Ох, это было так похоже на этих богатеньких сучек. Опять они ко всему приплетают деньги. Обещают золотые горы и все в таком духе. Эскель знал, отпусти он ее сейчас, и ребятки ее любовника мигом выследят его и отмудохают. Не то чтобы сейчас он избегал данного расклада, но так у него хотя бы будут деньги раз и навсегда свалить из этого города. Он взялся за работу и собирался довести ее до конца. Он мужик, а не продажная шлюха готовая на все за пару лишних баксов. Деньгами его не переманить, красивыми глазами тоже и даже если она раздвинет ноги. Он просто покажет ей какого быть с настоящим мужиком, насладится девочка хоть раз в жизни, а не разыграет карту симулирования. А потом все же доставит ее. Получит свои бабки, заправит полный бак. И прощай чертов город.
- 50 миллионов? – Эскель продолжает пожирать ее глазами. Пару раз двигает дулом пистолета вверх, - нет? Ну как знаешь, - мужчина теряет интерес к разговору, и нажимает педаль газа. Он не боялся, что она накинется на него сзади. Может попробовать, получит локтем по своему прекрасному личику. Жаль будет портить такие губки кровоподтёками, но она сама напросится на подобное. Поэтому лучше ей хоть раз включить мозги и понять, в какое дерьмо она влипла. Жизнь – дерьмо.
И раз речь зашла о том, какая на самом деле жизнь. У Эскеля было, что поэтому поводу сказать. Например, о пробитой шине, которая подвела его в такой неприятный момент.
- Сука, сука, сука, - ругается он и бьет по приборной панели ладонью, - сука, - он закрывает глаза ладонями и думает, где же он ошибся? Почему бог не вложил все статы ему в удачу? Вместо этого предпочитая прокачивать тупо физическую силу. Интеллектом, то его тоже обделили, - только дернись, - произносит грозно Эскель и выходит из машины, чтобы поменять колесо. Невозможно придумать более удачного момента для побега. Возьми ключ, ударь по голове и беги куда глаза глядят. Правда вокруг один лишь лес, не самый удачный вариант. Там волки, медведи, змеи и прочие твари.

+1

5

Вся ситуация больше походила на какой-то глупый спектакль – наигранный и нереальный. Вот только пистолет, направленный ей точно в голову, был вполне реальным, как и «водитель», гнусно ухмылявшийся и беззастенчиво разглядывавший ее. Как же хотелось замахнуться и посильнее ударить водительское сидение, как и подправить похабную улыбку мужчины, пока улыбаться ему уже будет нечем! Но увы, она явно не в тех условиях, чтобы диктовать свои условия. Сианна глубоко, размеренно вздохнула в попытке успокоить бешеное сердцебиение, и надеялась, что этот гулкий ритмичный звук не выдаст ее откровенно разраставшегося страха, хотя сама не сводила внимательного, почти что дерзкого взгляда с мужчины. Его лицо ей было незнакомо. Но если уж быть до конца честной, то она не вспомнила бы и внешность прежнего водителя, не решавшегося с ней заговаривать и, соответственно, так ни разу и не привлекшего ее внимание. Зато этот, блять, постарался: его Сильвия не забудет никогда в жизни, если сможет выйти из этой передряги живой.

Простое, казалось бы, вполне ожидаемое требование незнакомца заставило девушку оскорбленно вскинуть брови. Маска спокойствия дала трещину, ведь даже если он и шутил, то это говорило лишь о том, что деньгами с ним договориться не получится. А это уже становилось практически безвыходной ситуацией. Если не деньги, то действительно чем его можно было купить? Продаются все, нужно лишь знать подходящую цену, уметь вовремя дергать за ниточки, и тогда все будут в плюсе. Так почему это не сработало сейчас?.. Ей посчастливилось стать заказом для единственного наемника с принципами во всем этом прогнившем городе?!

Знать бы, чем именно она привлекла столь щедрое внимание к своей «скромной персоне» - от этой крупицы информации могла напрямую зависела ее жизнь. Если она должна была стать лишь приманкой для Детлаффа, то переживать особенно было не о чем: похитители получат выкуп, Сианна вернется в свою уютную квартирку [пошлет мэра к чертям собачьям и вернется к нему только по достаточно веской причине] и сможет спокойно жить дальше, потратив все свободные средства на телохранителей, чтобы подобного больше не повторялось. Если же прямой целью была именно она… То это значило лишь то, что кто-то смог докопаться до ее настоящих амбиций по уничтожению семейной компании и целого города заодно. И это было очень и очень дерьмово. Ей абсолютно нечего было противопоставить любому из возможных требований в этом случае. Рыдать? Умолять? Просить помощи у Детлаффа, который, если узнает правду, и сам ее убьет при случае? Нет. Унижаться она не будет. Лучше пулю в лоб, если варианта лучше не подвернется.

Успокаивало лишь то, что она была до сих пор жива, хотя у наемника было достаточно возможностей пустить ей пулю в лоб. Значит, она была нужна им в сознании и с бившемся сердцем. А это уже что-то. Это пусть и немного, но развязывало ей руки.

Сианна закинула ногу на ногу и, изогнув правую бровь, вытянула средний палец. –Иди нахер,- коротко фыркнула девушка и отвела взгляд на дорогу в надежде заметить хоть какой-то указатель и понять, в какую сторону они могут двигаться. Она неплохо знала город, но пустынные окрестности и дикие леса, разросшиеся за столько лет, дряхлые и истлевшие, упрямо не хотели пробуждать скудные воспоминания из детства, проведенного в этих краях. Сильвия вообще не многое могла вспомнить о ранних годах своей бурной жизни, лишь какие-то обрывки, вспышки, пробуждаемые какими-то вещами, словами, а еще милым личиком Анны, то и дело светившемся на экранах телевизоров.

Интересно, если бы она действительно смогла найти пятьдесят миллионов за один день, то отпустил бы ее незнакомец? Размышлять о самой возможности такой сделки было глупо, но помогало отвлечься – каким бы богатым ни был Детлафф, он никогда в жизни не решился бы красть у города в таких масштабах. Чертовы принципы! Однако в любом случае на кону сейчас была не только ее жизнь, но и наемника: если он не выполнит «задание», то имел все шансы потом быть убитым, либо теми, кто его нанял, либо людьми Сианны. Так что их общие шансы были равны: пятьдесят на пятьдесят, либо он, либо она. А это уже неплохая вероятность, от которой можно было оттолкнуться. Остановившись на этой явно обнадеживавшей мысли, девушка дерганым движением убрала волосы за уши и стала с еще большим рвением осматриваться по сторонам в ожидании «того самого» момента, которым она могла бы воспользоваться.

Сианне даже не пришлось набираться терпения – характерный хлопок со стороны водителя на какую-то секунду оглушил, и машину коротко повело юзом по неровной дороге. Очень содержательная тирада ее «водителя» вызвала ухмылку, а затем и искренний заливистый смех. Госпожа фортуна – дама очень капризная и неподатливая, проколотая шина еще одно тому доказательство. –Упс,- качнув головой, засмеялась девушка и проводила взглядом почти по-детски нахмурившегося мужчину. Теперь главное было правильно разыграть попавшую ей в руки комбинацию. Ну что, время для «all in»?

Пока мужчина копался в багажнике с инструментами и запаской, Сианна торопливо захватила из сумочки кошелек и ключи от квартиры и, чуть наклонившись вперед, сняла машину с ручника. Если машина «случайно» сдвинется с места в самый неподходящий момент, ей это будет только на руку. Выждав еще пару минут, девушка как можно аккуратнее открыла заднюю дверь и, прикусив нижнюю губу, выбралась на каменистый грунт. Хорошо, что еще не додумалась каблуки надеть.

За всем металлическим шумом работы ее шаги вряд ли можно было заметить – по крайней мере, она постаралась обойти машину как можно тише, хотя пара камешков все же предательски хрустнули под ее ногами. Мысленно выругавшись, Сианна с опасением взглянула на мужчину, склонившегося над задним колесом, и попыталась прикинуть, как ей добраться до ключа, валявшегося на земле, незамеченной, но ни одного рабочего варианта придумать не смогла. Только слепой не заметит движение боковым зрением. Или?..

По крайней мере, стоило попробовать – не убьет же он свой заказ. Выбежав из-за капота машины, девушка сразу же дернулась к баллонному ключу, каким-то чудом действительно умудрившись схватить его с земли в той пыли, что подняла из-за чересчур торопливых движений. Наемник попытался перехватить ее руку с импровизированным «оружием», но Сианна успела выставить перед собой другую. –Ублюдок,- прошипела девушка и наотмашь ударила его ключом чуть повыше виска. Тот отшатнулся и даже осел на землю, но сознание не потерял. Она хотела забрать у него пушку! Но, похоже, времени на это не оставалось. Отбросив ключ подальше, Сильвия мельком осмотрелась и побежала сначала по дорогое в ту сторону, в которую они ехали, а после свернула в леса, хотя прекрасно понимала, что и это не было лучшей идеей. Заблудиться в них было проще простого, особенно, если не иметь конкретной цели, но выбирать особенно не приходилось.

Найти бы телефон, хоть что-то! Если память ее не подводила, раньше часть лесов вырубалась для постройки частных домов, уеденных в глуши природы – единственный ее шанс был именно в этом. Найти хотя бы даже заброшенный особняк, желательно, с картой окрестностей и вернуться под безопасное крыло Детлаффа.

Иногда она очень жалела, что избавилась от всех «жучков», ненавязчиво подбрасываемых ей мужчиной. Сейчас бы ей это пригодилось.
[nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+1

6

Девочка оказалась с характером. На едкое замечание куда ему пойти Эскель лишь усмехнулся, подмечая длинный палец в зеркале. Сколько он таких видел? Самоуверенные, дерзкие, все из себя такие королевы, которым достаточно сделать щелчок пальцами и перед ними сразу открываются все двери, мужики падают на колени и готовы преподнести целый мир на блюдце. Красота сука реально страшная сила. Даже самый нормальный и четкий мужик становится одним сплошным желе, когда к делу подключаются бабы. Им достаточно похлопать ресницами, улыбнуться, дать один единственный намек. И все. Был пацан и нет пацана. Кому как не Эскелю об этом знать? Вон стоит посмотреть на Геральта. Был нормальный мужик, тачки чинил, принципы свои держал. А потом появилась эта Йена и все. Пиздец. Приплыли. Теперь все мысли только о ней. Зовешь Геральта пивка попить, а он не могу, не хочу и вообще Йен держит мои яйца в кулаке. А знаете, когда яйца держат в кулаке чувство весьма неприятное. Ногтями можно в них впиться, пустить кровь. Потом еще месяц болеть будут. Короче Эскель реально не понимал, как все его братаны попадали в эти сети. Но еще больше он не понимал, почему из этих сетей они не хотели выбирать. Когда рыбу достают из воды, что она пытается сделать? Правильно прыгнуть обратно в речку. Когда мужика садят на крючок…он хочет лишь сильнее проглотить его. Так глупо, но работает это уже сотни лет. И еще сотни проработает. В этом Эскель точно уверен.
- Ебать ты стеснительная, курва, - Эскель усмехается и бросает взгляд через зеркало, - я прочекал твой инстаграмм. Там и не такое увидишь, - на самом деле это был чистейший блеф. Эскель и технологии вещь несовместимые. У него не то, что инстаграмма не было, у него и телефон то был кнопочный. Чисто так без понтов и выебонов. Звонит? Звонит, что еще нужно для счастья. А все эти социальные сети, на которые его пытался подсадить Лютик. В жопу их. Ну как. Аккаунт ему, конечно, завели. Выставили даже пару фоток из разряда.
«Я и братаны»
«Я и мой железный конь»
«Я жарю шашлычок»
Но дальше этих трех фоток, залитых в первый же день дело не зашло. Была еще сторис, но Эскель так и не понял, что это.
Похитить цель оказалось просто. Подозрительно просто. Но вот что делать дальше? Сдаст он ее, а потом? Откинут ли ему денег или предпочтут пустить пулю в лоб как свидетелю, который должен молчать? Херовый расклад, нужно было перестраховаться от подобного. Но он дурак. Родился им, помрет тоже дураком. А дурак задумывается о подобных вещах слишком поздно. Изначально стоило напрячь парней, чтобы прикрыли его жопу. Да пришлось бы разделить приз, но в живых бы он остался. А сейчас приходится думать о том, как выбраться из этого дерьма и остаться при своей шкуре. Оставалось надеяться на честность тех, кто его нанял, но богатенькие ублюдки и честность? Это явно нечто из мира фэнтези. Да и там в последнее время все чаще мода диктует совершенно другие правила. Достаточно взглянуть на популярную нынче Игру престолов. Эскель не читал книг, вот еще тратить время на такие глупости. Но смотрел сериал. И удивительно, но даже не ради сисек. Они чаще всего там были весьма сомнительного качества. Для сисек лучше включить порнушку, вот где раздолье для мужского взгляда. В игре был реально классный сюжет. Жизненный такой. «Всем привет, я главный герой, но слишком часто выебывался на нового короля? Голову с плеч». Или же «Был нормальным мужиком, но потом перед мной раздвинули ноги, и я размяк? Здорово смерть». И вот в таких деталях Эскель подмечал, что мир действительно живой. Каждый платит за свои ошибки. А еще ему казалось, что живет он явно не своей жизнью. Что там в мире, где существуют драконы, короли, принцессы, рыцари, зло большее, зло меньшее, а добро лишь в сказках ему самое место. Держать пистолет в руках или меч? Он, не раздумывая выбрал второе. Как бы он не любил свой мотоцикл, но верный конь. Живое существо, которое можно яблочком накормить и как следует погладить ему было гораздо ближе, чем холодный металл. Но судьбу не выбирают, так что закрыть свой хлебальник и не мечтать о том, чего никогда не будет. Он ведь не баба кисельная.
Вопреки распространенному мнению не все мужики любят копаться в машине. Эскель терпеть не мог это занятие. Умел, но ненавидел всей душой. Все это масло, грязь, детали не привлекали его от слова совсем. Он бы предпочел выпить пивка, да футбол посмотреть вместо того, чтобы разбирать в очередной раз движок и думать, а что, собственно, сломалось. А не похуй ли что? Факт, что не работает. И с колесами дела обстояли ничуть не лучше. Он прекрасно понимал, что когда сказал «сиди здесь» нихуя она его не послушается. Поэтому был готов к побегу…был готов ровно до того момента пока не увлекся своей работой. Чем быстрее сменит колесо, тем меньше времени у нее останется на побег. План был неидеален, и полностью провален. Эскель замечает движение краем глаза. Надеется остановить, даже перехватывает руку. Да не ту…удар по голове ключом. Почти наверняка вырубил бы его, но Эскель слишком часто получал подобные. На улицах будучи подростком, в тюрьме. И не сказать, что он привык к этой боли. Просто всегда был чуть выносливее чем все остальные пацаны. Там, где они уже не могли бежать, он продолжал. Там, где мышцы сводило судорогой, он был способен сделать еще один подход. Там, где другой бы потерял сознание, Эскель был ошеломлен, но сохранял трезвость рассудка. Вот и сейчас мощный удар был способен вырубить даже амбала в двое мощнее чем гори похититель. Но он лишь упал. Смотрел ей вслед как она бежит. В лес? Серьезно? К волкам? Медведям? И прочей живности, которая не прочь полакомиться человечиной. Вперед. Удачи. Только на хвост змеи не наступи, быстро укусит, а яд он отсасывать не собирался. Не после такого «удар-шоу».
- Тупая пизда, - выругался он, поднимаясь с земли. Взглянул в боковое зеркало на место куда пришелся удар. Шла кровь, - сука, - подбирает с земли ключ, который еще недавно его крепко поцеловал с твердым намерением сломать им суке ноги. Желательно в коленях. Чтобы больше не вздумала бегать. Продвигается в сторону куда она ушла. Выслеживает ее по следам. Бежит грубо, не смотрит под ноги. Оставляет тяжелые вмятины на траве, сломанные ветви. Найти ее будет просто. Возможно долго. Но просто. Продвигается медленно, помечая каждую деталь. Видит куст дикой малины. Отвлекается от преследования и закидывает в себя пару горстей. Погоня погоней, обеда по расписанию. Продолжает идти по следам. Следы обрываются перед оврагом. Решила спрятаться? Хорошооо.
- Я злой и страшный серый волк, я в красных шапках знаю толк, - кричит Эскель во весь голос и ответом ему служит вой настоящего волка, - раз, два, три, четыре, пять я иду тебя искать, - продолжает надрывать голос мужчина, медленно подходя к обрыву, - попалась, - произносит он и спрыгивает вниз. Видит перед собой брюнетку, хватает ее за волосы, грубо толкает вперед. Пинает тяжелым берцом по печени. Наклоняется над ней, дает пощечину, слабую с его точки зрения. Но по тому, как начала гореть ее белоснежная кожа. Вполне достаточную, чтобы причинить боль, - вторая попытка? Давай. Беги.

+1

7

Дыхание сбилось за какие-то чертовы несколько минут – пробираться через лес оказалось сложнее, чем ей наивно представлялось на первый взгляд, и не важно, сколько километров она регулярно пробегала на беговых дорожках и накручивала на велотренажерах. Все эти попытки держать себя в “форме” вообще имели мало общего с реальной жизнью и совершенно не помогали ей сейчас. Как успокоить испуганно бившееся сердце, отказывавшееся работать даже на адреналине, перегоняемом быстрым током крови по сосудам? Такому ни в одном зале не научат: понять можно было исключительно на собственной шкуре опытным путем, которого, впрочем, лучше не было бы. Сильвия умела постоять за себя, но в этот раз все казалось несколько иначе, и опасность была вполне реальной. И могла стоить ей жизни.

Мало представляя, куда она вообще бежит, Сианна старалась не сбавлять темпа, что, впрочем, помогало мало. Она спотыкалась и не заботилась о том, что по таким следам ее найти будет проще простого. Просто не думала, что кто-то может хоть как-то ориентироваться среди деревьев, не говоря уже о том, что вообще возможно что-то разглядеть по примятым листьям и поломанным веткам, которых здесь и без нее было предостаточно. Ей нужна была лишь фора – чем больше, тем лучше, но она сомневалась, что надолго смогла избавиться от своего преследователя. Полагаться на собственную удачу было глупо и куда правильнее было сразу готовиться к худшему: ее найдут, рано или поздно. Вопрос лишь в том, сможет она дать отпор или нет. И насколько далеко она по-прежнему будет от хоть каких-то намеков на цивилизацию.

Уже давно потеряв счет времени и не слыша за спиной хоть каких-то различимых шумов погони, Сильвия позволила себе остановиться, устало прислонившись плечом к дереву, чью кору плотно оплетало покрывало из мха, чуть влажного и мягкого на ощупь. Она поморщилась, коснувшись растения, и брезгливо повела плечами, мысленно ругаясь на чем свет стоит. Только по собственной глупости – беспечности – могла она попасть в подобно глупую ситуацию. Твою мать! Насколько все было бы проще, останься Детлафф в это утро в особняке: девушка наверняка проклинала бы его за это, но, как минимум, осталась бы в безопасности под его настойчиво заботливым крылышком.

Она криво усмехнулась несвойственным себе размышлениям из разряда “если бы” и чуть качнула головой, раздраженно замахнувшись и ударив кулаком по шершавой древесной коре. Куда проще было винить во всем Детлаффа, нежели себя, но и это, увы, нисколько не решало ее проблемы: как, блять, выбираться из этого гребаного леса? Оставалось просто двигаться в сторону от дороги, рассчитывая на то, что каким-то чудом она набредет на хотя бы подобие построек, старых, новых, плевать. Но и здесь ее ждала очередная неудача. Пышные деревья, перемежавшиеся с сухими давно поваленными стволами, постепенно редели, а жесткая земля сменилась рыхлым песчаным грунтом. Ушла слишком далеко? Похоже на то. Твою-то мать.

Заправив растрепавшиеся волосы за уши, Сианна дерганно обернулась через плечо на лес, оставшийся за спиной, и поджала губы, нервно пытаясь уловить хоть какой-то шум. Хруст веток донесся до нее через пару мгновений, но далеко не сразу она смогла отличить его от свойственного деревьям шороха и треска. Этот отличался, был куда более шумным и тяжелым и определенно точно принадлежал человеку. И вряд ли какому-то лесничему, если такие сейчас вообще следили за сохранностью лесного массива. Нужно было убраться с дороги как можно скорее - спрятаться хоть куда-то.

Куда?

Сильвия дернулась дальше от леса и, пробежав несколько метров, уперлась в обрыв оврага, довольно глубокого, с высокими склонами, что вполне могли служить неплохим укрытием. Выбора, впрочем, у нее все равно не было. Рвано вздохнув, девушка подошла к краю и аккуратно спрыгнула вниз, вжавшись спиной в холодную землю. На что она рассчитывала? Что мужчина двинется вдоль карьера, а она, выждав достаточное время, сможет вернуться обратно к дороге или хотя бы пойдет в противоположную от наемника сторону. Но это было бы слишком просто, настолько, что до банального невыполнимо. Может, ее похититель и не отличался стратегическим мышлением, но идиотом не был и умел выполнять свою работу. От раздавшегося громкого голоса Сианна вздрогнула, не ожидая, что шумную тишину этого места что-то способно так вероломно нарушить. Его слова звучали глупо, а шутка была до невозможного неуместной, но пугали все же ничуть не меньше угроз. Затаив дыхание, она попыталась отойти чуть в сторону от того места, где остановился мужчина, но не рассчитала, что подобный оклик был лишь отвлекающим маневром. За испуганным сердцебиением она не расслышала воя волков, как и не сразу обратила внимание на приближавшиеся шаги. Не удивительно, что наемник все-таки смог застать ее врасплох.

Девушка испуганно дернулась в сторону, как только мужчина спрыгнул на землю точно перед ней, и попыталась спуститься на более пологую часть оврага, но оступилась - толчок в живот выбил оставшийся кислород в легких, заставил бессильно упасть на спину и поджать ноги к груди. Глаза защипало от ноющей протяжной боли, искрами рассыпавшейся по телу, и она невольно зажмурилась на несколько мгновений. Пощечина же напротив заставила распахнуть глаза, обожгла щеку и задетый уголок губ.

Ей хотелось ответить ему, но любые слова, насколько грубыми бы они ни были, звучали бы жалко и точно никак не помогли бы ей сбежать. Яростно дернувшись, Сианна попыталась оттолкнуть мужчину и ударила ногой точно по голени, не рассчитывая даже сбить его с ног. И все же несколько секунд смогла себе выбить. Воспользовавшись коротким моментом, она на спине отползла чуть назад и неловко поднялась, стараясь отойти как можно дальше. И она бы побежала, если бы знала, блять, куда. Обратно она быстро забраться не смогла бы: слишком резким был подъем, а ноющая боль во всем теле точно не добавляла ей скорости.

Но сдавать Сильвия не собиралась, не в ее характере было терпеливо ждать решения, которое упадет на нее с неба; пока “с неба” на нее упал только наемник. -Иди к черту,- прошипела она одними губами и настолько быстро, насколько могла, побежала дальше по оврагу, стараясь не оборачиваться, а больше смотреть под ноги.

У леса послышалось рычание, утробное, громкое. Не похожее на собачье, а скорее принадлежавшее животным, чей вой они могли слышать несколькими минутами ранее. И только этот звук заставил Сианну остановиться, наплевав на то, что мужчина ее догонял. Она отшатнулась в сторону и, вскинув голову, столкнулась с желтоватыми, слишком умными глазами волков, не сводивших с нее хищных взглядов. Вот и истратила свою вторую попытку, которая вполне могла стать последней. Забавно только, что теперь в этой “лодке” она оказалась вместе со своим же похитителем, как раз-таки догнавшим ее.

-Идеи? Тебе же нужны деньги, да? Разделаешься со стаей волков ради награды? Вперед.

[nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+1

8

Еще лет десять назад, в кино был популярен образ героев. Все фильмы снимались исключительно про геров. Marvel, DC и прочие кинокомиксы. В этих фильмах обязательно находился отважный мужчина [иногда женщина] с убеждениями столь твердыми, что об них можно колоть грецкие орехи. Взять того же Капитана Америку, Эскель, к сожалению, не помнит, как его зовут. Стон, Стэн. Что-то на С определенно. Он был задохликом. Чмошником. Таким на которого дунь, а его и снесет. Ничем не примечательный внешне, таких на районе называли «лох обыкновенный», лакомая добыча для всякого быдла, один удар и он лежит. Два удара и теряет сознание. Знай вытаскивай кошелек и нет никаких проблем. Но принципы у Кэпа были сталь. «Как закалялась сталь»? Она определенно закаляется в характере знаменитого Капитана Америки. Вот смотришь на него, и он должен был сломаться словно осиновый прутик. Но не ломается. Не побои, не насмешки. Ничего не способно его сломить. Он знает, что ничего из себя не представляет, но все же каждый раз готов рискнуть своей шкурой, чтобы сделать хорошее дело. Накрыть собой гранату? Да как нехуй делать. Даже такого черствого человека как Эскель восхищала это несгибаемость. И Стиву ведь все окупилось с лихвой. Просто щелк пальцем и вот он уже накаченный красавчик с классной жопой. На него залипают все бабы вокруг, да и карьеру в армии сделал по блату. До капитана за пару лет, ну не красавчик ли?
Но герои быстро надоедают. Кому интересно смотреть фильм об одном и том же? Есть герой. Есть злодей. Сначала злодей отвешивает герою люлей, а затем собравшись с духом герой все же побеждает. Сюжет избит и не меняется годами. Слишком. Скучно. И даже спецэффекты не способны спасти ситуации. Поэтому мода на героев пошла на убыль и их место заняли другие ребята. Антигерои. Это такие ублюдки, у которых моральный компас изрядно сломан, и они вроде и пытаются быть хорошими, но каждый раз их «хорошие» поступки достигаются не самыми благими методами. Эскелю подобные ребята нравились гораздо больше героев. Были они более жизненные чем Капитан Америка. Ну правда, кто готов не раздумывая броситься под гранату, чтобы спасти всяких ублюдков. Ну тех самых которые стебали тебя последние пару месяцев? Антигерой точно не бросится. Не станет рисковать жизнью, игра не стоит свеч и все в таком духе.
Эскель не герой. Эскель даже не антигерой. Он обычный человек с огромным количеством недостатком и весьма малым достоинств. По правде говоря, он сам не знал, а есть ли у него вообще достоинства? Он просто такой какой есть. Не желает меняться, не любит прогибаться. Про последнее правда жизнь редко спрашивает и, если захочет нагибает раком на раз-два. И как бы он не любил, а один хер встает. Просто, потому что обстоятельства всегда выше человека, а железные и несгибаемые существуют только в кино. Взять хотя бы текущую ситуацию, он всегда считал, что похищать человека. Похищать бабу. Дело весьма недостойное мужчину. И вот он здесь посреди леса выслеживает свою цель. Проще воспринимать ее как цель, а не человеком. Цель абстрактная, непонятная. Цель – это цель. Целей нужно достигать. А вот если увидеть в ней человека, то тут уже велика опасность начать испытывать эмоции. Чувства. Жалость, сострадание, симпатию? Все то, что может ему помешать поиметь свои честно заработанные бабки. Он просто берет свою совесть и променивает ее на деньги. Вот так просто и весьма непоэтично. Деньги – это власть. Деньги правят миром. Будь хоть тысячу раз Капитаном Америкой. Но без денег, ты им не станешь. На что спонсировалась разработка сыворотки? Щита? Костюма? Все это деньги. Светлые умы, у которых было стремление создать нечто новое и алчные уроды, которые хотели на них заработать. Что именно не так важно в данном контексте. Личные амбиции? Еще большие деньги? Или победа в войне? Правда неважно, вся суть сводится к деньгам. Без них не существовало бы капитана.
Эскель не отрицает свою природу. Не отрицает, что он животное. Ублюдок, которого интересует только свое собственно «Я». Все эти стремления и благие намерения оставьте для кино. Он реалист и понимает, что может надеяться только на себя. Даже знаменитые «братаны», дававшие клятву на крови, что всегда впрягутся не будут рядом «всегда». Клятвы пустое, слова забываются. Есть только он и его жизнь. Хочешь жить умей вертеться. И будь добр делать это в гордом одиночестве. Нельзя доверять другим. Доверие, вещь которое рано или поздно будет нарушено. Подставить свою спину и почувствовать холодное лезвие между лопаток? Нет. Спасибо.
Эта игра доставляло ему наслаждение. Есть золотое правило, не играй со своей добычей. Эскель в пылу игры забыл об этом. Позволил себе наслаждаться моментом и совершенно не задумывался о том, что в их игру может прийти третья сторона. Волки. Вшивые твари совершенно не входили в его планы. Эскель вообще не любил животных. Коты ссут где попало, псы вечно вытаскивают язык и раздражают одним своим дыханием, кролики грызут все что видят, а крысы просто мерзкие. Не то чтобы людей Эскель любил, те же животные, только разговаривать умеют. Но сейчас вглядываясь в желтые глаза, ведьмак повторял себе.
Ты не герой. Ты не герой. Ты не герой.
Он был быстрее девушки, и он может убежать. Оставить ее здесь посреди леса и пока они обгладывают ее кости он успеет уйти. Покинуть лес, прыгнуть в тачку и свалить из этого гнилого города. План просто, а если план просто, значит он гениален. Никто не сможет его остановить. Никто даже не узнает, что произошло. Даже осудить некому.
Ты не герой. Ты не герой. Ты не герой.
А значит ему будет просто поступить именно так. Выбрать себя, а не их. Она просто цель, глупая дура, инстасамка. Он ничем ей не обязан. Он может уйти. Плевать.
Ты не герой. Ты не герой. Ты не герой.
И все же выступает вперед, закрывает ее за своей спиной, смотрит на трех волков стоящих перед ним. Сплевывает перед собой. Скалится на них, подняв с земли палку. Словно она поможет ему отбиться от них.
- Ткань. Живо, - ноль реакции. Глупая дура. Даже такую простую просьбу не смогла исполнить. Только не поворачиваться к волку спиной. Повернуться спиной, обречь себя на прыжок. Эскель снимает с себя футболку, обматывает ее вокруг палки, быстро обливает из фляжки и поджигает. Огонь будет гореть недолго. Минуты 3-4. Так себе безопасное время, - медленно отступай. Очень медленно пяться назад, - Эскель начинает размахивать факелом перед собой, волки прижимают уши, готовятся к прыжку. С одним у него еще был шанс, против троих его просто не существовало. Возможно, стоило вытащить пистолет. Произвести выстрели. Ранить или испугать. План хорош, да исключением, что патронов в пистолете нет. Это просто обманка, чтобы запугать. Эскель пятится назад, заставляя двигаться и девушку. Они проходят несколько десятков метров, прежде чем ведьмак слышит шум реки, - в воду, - коротко бросает он и делает шаг на встречу волкам. Он задержит их. Достаточно, чтобы она успела скрыться.
Он не герой.

+1

9

Благородство – товар нынче дефицитный, свойственный избранным единицам, что готовы поступиться собственными принципами ради кого-то, не рассчитывая на что-либо, кроме красноречивой благодарности. Не глупцы ли? В таком обществе благородство не способно выжить, отравленном жадностью и продажностью, паразитами поселившимися в каждом доме. Этот мир прогнил, спасать его уже нет смысла, потому что и спасать-то банально нечего. Все, что можно, уже украдено, все, что стоит внимания, выкуплено и значится на счете очередного политика или бизнесмена, а зачастую и того, и другого. Человеческая жизнь – пустяк, недоразумение и просчет, особенно, если этот тщедушный и жалкий человек еще сохранил способность мыслить и анализировать, проклиная мэра и его прихвостней, что своей жадностью грозят городу неминуемым разрушением.

Сианне было плевать на город, некогда поддерживаемый компанией ее семьи, плевать и на его жителей, которые целиком и полностью сами были виноваты в том, что происходило с ними. Трусливые и ведомые, они сами обрекли себя на подобную неприглядную судьбу – туда им и дорога. И Детлафф ничем не лучше. Увлеченный идиот, пляшущий под шепот девчонки, лишь играющей в любовь. За свою глупость каждый вынужден платить, разменная монета лишь каждый раз иная.
Чем придется заплатить ей самой в этот момент? Жизнью, ведь так? У нее нет большего.

Колени предательски дрожали, а сил сделать хоть шаг попросту не находилось: под пристальным взглядом желтых глаз она будто бы вросла в землю, боясь сделать и вздох, чересчур громкий и рваный. Сианна стояла к волкам чуть ближе наемника, могла видеть его лишь краем глаза, поскольку повернуть голову не решалась. Но и выпускать мужчину из вида не хотела. Она ждала от него толчка в спину прямиком в пасти животных, из которых капала слюна, пенившаяся и голодная – двоим им не выбраться в любом случае. А человек будет спасать себя в первую очередь, это заложено в его ДНК, инстинкт самосохранения неизменно берет контроль над телом, откладывая время сожалений на потом. Так у наемника был шанс сбежать, выиграть себе немного времени на то, чтобы скрыться где-нибудь в лесу; это было логично, это было ожидаемо. О каком благородстве идет речь? Только не в ситуации «жизни и смерти». Сильвия и сама бы сделала так, имея хоть какое-то преимущество, но, увы, сейчас она проигрывала по всем пунктам.

Услышав за спиной шаги, Сианна почти зажмурилась, ожидая удара в спину, но долгие секунды, отсчитываемые испуганными ударами ее сердца, не оправдали себя. Более того, удивили. Последнее, что она ждала от мужчины – попытки помочь им обоим. Девушка изумленно вскинула брови, увидев перед собой того, кто еще несколько минут назад грозился убить ее ради наживы, и неуместно, беззвучно рассмеялась, торопливо закрыв рот ладонью. Неужели ему настолько были нужны деньги, а она – живой? Потому что иначе другого объяснения этому самопожертвованию она не находила.

- Что?- переспросила Сианна, даже не расслышав того, что тихо пробормотал мужчина. Она лишь нахмурила брови и торопливо перевела взгляд на волков, которые, кажется, вот-вот были готовы броситься на них обоих. Поняла только тогда, когда вспыхнул импровизированный факел из той самой упомянутой «ткани». Ну что ж, если они смогут выбраться, то хотя бы не ей придется бегать по лесу полураздетой.

Сильвия коротко кивнула и, изредка поглядывая себе под ноги, стала осторожно отступать назад, шаг за шагом. Гулкий шум огня под утробное рычание волков казался особенно громким, от этого было страшнее, что факел погаснет слишком быстро. Далеко они смогут уйти прежде, чем животные осмелеют, прежде, чем ткань прогорит до угольков? Куда им вообще идти посреди леса?! Ответ на вопрос в очередной раз озвучил наемник, привлекая внимание девушки к размеренному журчанию воды где-то за их спинами, сам же остановился и…даже сделал шаг навстречу волкам?.. Ей же не показалось?

«Чертов самоубийца,»- Сианна шумно сглотнула и, не теряя больше времени, гораздо быстрее попятилась к воде. Берег реки был усыпан камнями, поросшими мхом и плесенью, скользкой, нужно сказать, что заметно усложнило ей передвижение. Но волки, так и не двинувшиеся больше с места, кажется, наконец, определились с целью, не став распаляться на них двоих: лучше одна гарантированная жертва, а не две всего лишь возможных. Впрочем, она все равно надеялась, что наемника не просто разорвут у нее за спиной, что у него был хоть какой-то план. Героизм и благородство, может, вещи и сомнительные, но уж точно не должны вознаграждаться таким вот образом.

Напоследок бросив взгляд на мужчину, девушка качнула головой и по колено зашла в воду. Чуть не упала в первый момент, не ожидав такого сильного течения, и вынужденно вскинула руки, чтобы хоть как-то удержать равновесие. Оставалось только ругаться в мыслях и заставлять себя продвигаться дальше. Остановившись на середине, Сианна обернулась – ровно в тот момент, когда один из волков бросился в сторону наемника.

- Прекрасный план, умник,- прошипела себе под нос девушка и, не задумываясь, наклонилась к воде в попытке выхватить камень. Найти что-то подходящее ей удалось не сразу: из-за низкой температуры руки не слушались, а левую и вовсе сводило, перетягивая и без того напряженные мышцы. Но все-таки торопливо выпрямившись, Сианна повела плечами и, замахнувшись, бросила камень точно в одного из волков – и попала же. Вода, камень, бросок. И так несколько раз, пока наемник не оказался у самой кромки воды.

Почему решила помочь? Чтобы спать спокойно, когда (если?) все это закончится хорошо. Чтобы у мужчины не было лишнего повода обменивать ее на награду. Просто потому что пресловутое благородство, вытравленное в ней интернатом и «заботливой» семьей, сохранилось в крупицах под слоем безразличия и эгоизма, не раз спасавшего ей жизнь. Возможно она пожалеет об этом уже через минуту, а пока была готова вновь выискивать на илистом дне камни и замахиваться на скуливших волков, не решавшихся переходить через быстрое течение реки.

Наконец выбравшись на другую сторону, Сианна буквально упала на песок и зажмурилась от неприятной дрожи, бившей тело от холода. Скорее бы согреться или хотя бы добраться до не продуваемого места, но дорога до машины теперь точно будет не из простых – снова перейти реку и не нарваться на диких животных, которых здесь, похоже, более чем достаточно.

Что там она говорила о том, что все хорошо закончится? Шансы по-прежнему были невелики, с наемником или без.

[nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+1

10

У Эскеля все было очень плохо с фантазией. У его родителей вероятнее всего тоже. Кто в здравом уме назовет своего сына с Эскелем? Это все равно, что назвать ребенка Ворт или же Виндов. Так сказать, одним именем повесить вечные насмешки, на то, чтобы ребенок ассоциировался с продуктами одной небезызвестной компании. И плевать, что имя Эскелю дали задолго до того, как был придуман эксель. Кого это сейчас волновало. Но речь не о том какая фантазия была у его родителей. Речь о другом. У него было плохо с фантазией. Настолько плохо, что даже когда он сел в тюрьму, он так и не понял, как так получилось. Нет, несомненно, в чем его обвиняли он знал, и там даже упираться не было смысла. Виновен. Действительно переступил закон и пошел на риск. Вполне себе осознанно. Никто его к этому не подталкивал. Виновен. На все 100%. Но ради чего? Деньги? Оно понятно. Но на что он собирался потратить те самые деньги? И вот тут как раз и проявляется, что с фантазией у мужчины все плохо. Он не знал, куда потратить деньги. А чем может мечтать мужчина? Несомненно, крутая тачка. Ауди, бмв, мерседес. А если еще и из салона, да в полной комплектации. Круто да. Но обычно у каждого мужчины заранее известно, какую именно машину он хочет. Отчетливо видит перед собой цель, ведь о ней он мечтал много лет. Или месяцев, все зависит от финансов. В случае с такими как Эксель, все же много лет. Но вот он сам не мог сказать, а о какой машине он мечтал. Машина, это просто машина. Главное, чтобы ездили и мозга поменьше имела. А все остальное уже приятный бонус. Закрывая глаза, он не видел своего Василька. И это было странно. Ламберт мог точно сказать, что он хочет. Геральт мог. А Эскель не мог. Ограничен. Или просто туп и в этом нужно признаться. Но хрен с ними с машинами, может просто душа его не лежит к ним. Могут быть ведь и другие мечты, которые он может четко перед собой визуализировать. Дом. Ну вот, как раз из той степи, что каждый мужчина в своей жизни должен построить сына, воспитать дерево и вырастить дом. Или по-другому так говорится, вновь не суть. Дом. Свой дом. Тот в котором будешь полноправным хозяином. Нормальная такая мечта для любого мужика. И почти любой мужик точно может сказать, каким будет его идеальный дом. Сколько будет комнат, какие овощи он будет выращивать на заднем дворе, какого цвета крыша. Мелочи они кажутся незначительными. Но именно в этих мелочах и была вся суть. Именно детали делают дом «родным». А Эскель? Эскель представлял просто дом. Вот самый обычный дом, который он видит проезжая через пригород. Таких сотни. Или тысячи по всей стране. И его дом ничем не отличался от любого другого дома. Да и не сказать, что он очень то и хотел «свой» дом. Хотел, потому что надо. А не потому, что это действительно была его мечта. Ну еще каждый мужчина должен мечтать о женщинах. Ну или почти каждый. 21 век время такое…цикличное. Многие греки мечтали о мужиках, теперь вот многие американцы мечтают о мужиках. Но Эскель был не из таких. Его отношения к пидарам весьма прозрачно. Пусть существуют, пока не пробуют подбить к нему свои клинья. А то клин ведь можно и сломать. Он тогда становится пиздецки нетерпимым чуваком. А так, посрать. Вреда не делают, ну и хуй с ним. А вот женщины другое дело. Женщин Эскель любил. Но вновь, наступал ступор. Спроси мужчину, какой его идеал женщины. И он не увидит перед собой картинку идеальной женщины. Скорее можно услышать от него весьма стандартные фразы. Чтобы сиськи были заебись и жопа, что надо. Сколько миллионов подходит под это описание? ДО-ХУ-Я.
И даже пресловутые мужские фразы, на тему. Я бы ее так отжарил, уххх. Подразумевает под собой как минимум десяток поз с детальной проработкой. Но в случае с Эскелем. Да нет там никаких десяток поз и проработок. Он просто не умел представлять. Не варил его котелок в этом направление совершенно. И, наверное, над этим можно было поработать, исправить, развить в себе чувство. Но мужчина считал, что он уже не в том возрасте, чтобы развиваться. Ему бы научиться жить эту жизнь, а не думать о высоком и прекрасном. Впрочем, сейчас и жить становится весьма остро.
Впереди волки. Позади ничего. И он не том, что позади река. Он о своей жизнью. У него за душой ничего не было. Родился. Жил-жил и помер. Вот и вся его жизнь. Эскель не оставил свой след. Не было у него не жены, не детей, не выдающихся поступков. И глупо умирать вот так. Не оставив после себя ничего. А еще глупее умирать, спасая девицу, которая его ненавидит.
- Даже сиськи не увидел, - выругался Эскель надвигаясь на волков. Не то чтобы он был эксперт по охоте. Он вообще охоту не любил, даже когда у него в руках было ружье. Когда у него в руках не было нечего, любви к охоте у него не прибилось. Но сами волки даже опешили от подобной дерзости человека и не торопились нападать. И это ожидание его так же раздражало. Наконец, тот, что покрупнее прыгнул вперед и вцепился своими зубами в предплечье ведьмака. Эскель вскрикивает от боли, благо девица была уже далеко и ему не нужно сохранять свою мужскую невозмутимость. Можно немного и настоящих эмоций проявить. Боль — это боль. И стесняться реакции на боль, весьма глупо. Особенно наедине с собой. Эскель замахивается кулаком и бьет по волчьей роже, что есть силы. Челюсти разомкнулись, а самого волка не отшвырнуло, но явно оглушило. Ненадолго. Вот он вновь совершает прыжок, и мужчина понимал, что второго укуса его рука просто не выдержит. Бам. Камень. Неожиданно. Ему не нужно оборачиваться, чтобы понять, что это не боги улыбнулись ему. А одна девица, которой следовало давно бы убежать себе на благо, решила так же поиграть в полную дуру. Почему так же? Да потому что его поступок был достоин только дураков. Спасайся сам и не геройствуй, так велило ему разум. Но сердце распорядилось иначе. И он пятится к реке, заходит в воду и выдыхает. Живой. Позволяет себе развернуться и идет уже более уверено. Течение реки сильное, с ним приходится бороться. Но адреналин еще не отступил, он по-прежнему в крови, ведет Эскеля вперед.
- У тебя одежда просвечивает, - ухмыляется ведьмак. Все же увидел. Не зря старался. Он протягивает ей руку и помогает подняться, - ее бы высушить. Чтобы не заболела, разумеется, - а сам буквально наслаждается ситуацией и даже не скрывается своей усмешки, - но дело твое конечно. В любом случае здесь оставаться нельзя. Но опять же дело твое идти со мной или нет, - лукавил. Ему было выгодно, чтобы она пошла с ним по своей воле. Так можно не бояться, что она убежит. Но если откажется, всегда можно закинуть на плечо. От заказа он еще не отказался. Эскель идет вперед. Если он правильно помнил, то неподалеку должен быть дом лесничего. Сам лесничий помер несколько зим назад. А дом так и остался пустовать. В ночь идти к машине глупо. Нужно переночевать. Не прошло и пятнадцати минут в тишине, как они все же вышли на избушку, да не на курьих ножках. Эскель выбивает дверь. Морщится от боли, укус все же не прошел для него бесследно, нужно было обработать.

+1

11

Она пожалела о своей сердобольности в тот же самый момент, как наемник открыл рот. Сианна не ждала благодарности и уж точно не нуждалась в бесполезном воспитанном словоблудии, но рассчитывала на хотя бы подобие тактичности. Впрочем, если он просто не сдаст ее заказчику, девушка готова будет простить ему практически любое хамство. И синяки, которые явно останутся на коже после их глупой и, как показала практика, бесполезной потасовки. Свобода вполне подойдет в качестве скромной признательности за ее помощь. Волки его сожрали бы, ведь так? Может, есть у наемника хоть какие-то принципы, в конце концов, и она промокла в ледяной воде не зря.

- Если у тебя здесь где-то припрятана сухая одежда, я с удовольствием разденусь,- фыркнула Сильвия, крепко сжав протянутую руку и рывком поднявшись с песчаного берега. Взгляд мужчины она выдержала, даже не моргнув, не смутившись, но шаг назад от него сделала. Слишком хорошо помнила, какой тяжелой была его рука. При мысли об этом разбитый уголок губ вновь запульсировал неприятной болью; девушка поморщилась, непроизвольно коснувшись холодной рукой еще горевшей щеки, и повела плечами.

Но какими бы мерзкими ни были смешки мужчины, доля истины в его словах все же была: если они не найдут, где можно укрыться и переждать ночь, то она имеет все шансы просто замерзнуть, а наемник – истечь кровью. И из двух зол ей придется выбраться меньшее, если таковое вообще можно было разглядеть в сложившейся ситуации. Она умрет в лесу под волчий вой или в аккомпанемент смеха наемника, когда тот получит деньги за ее голову.

Блять. Потрясающие перспективы.

Сианна не торопилась, хотя выбор сделала практически сразу. Несколько долгих мгновений она смотрела мужчине вслед, будто бы еще могла развернуться и побежать в другую сторону, понадеяться на то, что сможет выбраться из леса самостоятельно. Вот только храбрости на это не хватало. Куда проще держаться за того, кто сильнее и, в случае чего, иметь шанс спастись за его счет, чем сгубить себя самой. И плевать, что тот с куда большей вероятностью станет ее погибелью. То же было и с Детлаффом, то же происходило и сейчас.

Обернувшись на место, где еще несколько мгновений назад была стая волков, Сианна вздрогнула, услышав отдаленный вой, выругалась и поспешила догнать наемника, пока тот не скрылся за редкими деревьями, постепенно превращавшимися в густой лес. Вряд ли она сможет его найти, если потеряет из виду.

Гребаные деревья, гребаная природа – ей хватит на всю жизнь таких прогулок на свежем воздухе. Обхватив плечи руками и уже даже не пытаясь скрыть дрожь и трясущиеся от холода губы, девушка с трудом заставила себя проглотить едва ли сформулированную «просьбу» поторопиться с поиском чего бы то ни было. Молча шла следом за мужчиной, глядя себе под ноги и изредка по сторонам, вдруг заметит что-то, что помогло бы понять, как далеко от города их занесло? Вдруг взгляд зацепился за окровавленную руку наемника, и Сильвия поежилась от пробежавших по спине мурашек, коснувшись своей же руки, будто бы рана могла оказаться и на ней. Как она только не обратила внимания раньше на укус? Хотя кого она пыталась обмануть, в целом, ей было совершенно плевать, чем это закончится для наемника – лишь бы помог выбраться из леса. Зашивать колюще-режущие раны она умела, вряд ли укус волка принципиально чем-то отличался. За исключением, бешенства, конечно.

Одним бешеным созданием будет больше. Всего-то.

Сильвия почти что рассмеялась, нервно, хрипло, но прозвучало это скорее кашлем, нежели чем-то более оформленным. Это и к лучшему.

При виде дома, с крышей, стенами и даже дверью, ее сердце ускорило бег в глупой и наивной надежде на то, что внутри мог кто-то до сих пор жить – лесничий, отшельник, не суть. Но заросшие пылью и паутиной окна довольно скоро задушили любую веру в корне. Держась чуть позади мужчины, Сильвия мельком осмотрела неухоженный дворик с давно сгнившими поленьями и насквозь проржавевшими ведрами и, не найди на нем ничего, что представляло бы для нее интерес, поднялась по скрипучим ступеням в дом.

Затхлый запах ударил в лицо, заставив закашляться от поднятой вторжением пыли. Небольшой, домик, похоже, был когда-то построен на славу и ветхим казался только снаружи. Главное, что стены стояли крепко и хотя бы защищали от ветра, что не могло не радовать – на ночь сгодится. С этими мыслями Сианна захлопнула за собой дверь и, чуть прищурившись, задержала взгляд на наемнике, что решил, наконец, обратить внимание на свою рану. Долго держался.

- Получается, ты все это время знал, где мы? Раз так легко нашел дом,- протянула девушка, обойдя по периметру входную комнатку, и все это время бегая взглядом от мужчины к окружавшей ее мебели. Взяла с кресла возле печки-буржуйки изъеденный молью плед и, легонько встряхнув его, с шумным выдохом завернулась в него. Плевать, что пыльный, плевать, что это за кусок ткани, пусть хоть половой тряпкой был, лишь бы согреться и унять дрожь, бившую тело.

Не теряя времени, Сианна сразу же подошла к небольшой кухонке, которой служили пара тумб и ящиков над ними, и стала бесцеремонно перебирать оставшиеся баночки и склянки, только попадавшиеся под руки. О деланной брезгливости она и забыла, спокойно смахивая паутину и прогоняя потревоженных жуков, раньше двух несчастных нашедших здесь приют. Искала настойчиво, будто бы знала наверняка, что что-то да должно было остаться у лесничего, что проводил здесь не только теплые летние вечера в компании радиопередач за разгадыванием кроссвордов. Если умер внезапно и на его место, очевидно, никого не прислали (хвала прогнившему городу, о, великий мэр), то что-то полезное остаться просто должно было! И ее надежды оправдались – практически полная бутылка какая-то алкоголя. Этикетка от влажности полностью выцвела, но запах вполне соответствовал спирту. Дернув плечом в ответ каким-то своим мыслям, Сильвия отставила бутылку на стол и продолжила поиски. Консервы, аптечка, нож, в конце концов. Пригодится сейчас абсолютно все.

- Как к тебе обращаться-то? Просветишь? Вряд ли тебя устроит «эй ты»,- поинтересовалась она, через плечо бросив взгляд на наемника, так и застывшего на месте.

[nick]Syanna[/nick][status]<cursed>[/status][icon]https://i.imgur.com/BfcCN7I.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/Y44AGOL.gif https://i.imgur.com/ufPtJfm.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Сильвия-Анна</a><div class="fandom">the witcher [modern!au]</div><div class="info"><center>you should see me in a crown</center></div>[/lz]

+1

12

- Может знал, может не знал, какая тебе разница? – пожал плечами Эскель, прежде чем упасть в одно из кресел и закрыть глаза. Этот день пошел совсем не так как он рассчитывал и чертовски сильно вымотал мужчину. Хотелось жрать и спать. Или спать и жрать. В каком порядке, он так и не определился. В доме было оружие. Припрятанная под половицами двустволка, ножи всякие и прочее дерьмо. Поэтому если девица захочет, то запросто может взять ситуацию под свой контроль. Нож к горлу и диктуй правила. Это просто. Особенно когда он сидит перед ней с закрытыми глазами и даже звуки его не особо беспокоят. Абсолютно плевать. Эскель устал, а как известно у уставшего человека чувства самосохранения затупляется. Он делает ставку на то, что ей хватит ума не совершать глупостей. Одну вон уже совершила и теперь они здесь. Как знать, что произойдет после второй? Может перережет ему горло и останется с трупом на всю ночь. А то и две. Ведь выбраться из дремучего леса, не зная дороги крайне тяжело. А связь? Связь здесь не ловит. Заберись хоть на самую крышу, умудрись не упасть и не переломать кости. Связи нет. Вообще. Так что подмога не придет, сколько ее не зови. Как сильно не кричи, срывая голос. Единственным ответом будет вой волком. И даже грибников здесь не бывает. Опять же – волки. Бывает, конечно, браконьеры проходят мимо. Но Эскель сильно сомневается, что девица захочет с ними встречаться. Если для нее такой как Эскель дикий, то о тех и говорить не стоит. Для них красивая одинокая, красивая девица с сиськами аккурат под большую ладонь – подарок судьбы. Не иначе. И делать дела с ней нужны соответствующие. Изнасилование или немного пошлости в своей адрес? Кажется, выбор очевиден. Но это лишь по мнению Эскеля. Какие черти живут в голове у нее он понятия не имел. Может она только об этом и мечтает?
Эскель чувствует холод. И как бы ему не хотелось подниматься, а это было необходимо. Иначе они оба здесь подохнут от холода. Эта дура еще и плед нормальный натянула на сырую одежду. Да кто же так поступает? У Эскеля были на этот плед планы. Самому в него обернуться. Мужчина поднимается и подходит к печи. Дров рядом не оказывается.
- Сука. Мудаки, - ругается Эскель и направляется к выходу. Домишка этот не то, чтобы тайны. О нем знали и другие. Многим он спас жизнь. И правила хорошего тона диктовали. Коль закинул дрова рядом с печью в огонь, то будь добр потом и новые принести. А вот последние гости столь благородны не оказались. И пришлось мужчине выходить на улицу, заглядывать под навес и молить всех известных богов, чтобы там оказались поленья. Ибо сам колоть он сейчас просто не в состояние. Повезло. Нашлись. Набрав охапку, он вернулся в дом, смял попавшуюся под руку старую газету и закинул в печь вместе с дровами. Облил их жидкость для розжига. Не то чтобы это казалось ему правильным. Он мужик старой школы, без всех этих «легких» способов. Сложил веточки домиком вокруг бумаги, подождал пока возьмутся, тогда уже можно деревце и покрупнее положить. Но сейчас не до старых принципов. Нужно как можно быстрее разжечь, чтобы тепло начало распространяться вокруг. «Чирк» звучит зажигалка и Эскель подносит небольшой оранжевый язычок пламени к бумаге. Та вспыхивает и огонь начинает разгораться. Эскель закрывает заслонку и выдыхает. От холода не помрут. Он расстёгивает пуговицы джинс и снимает их с себя, следом снимает и футболку с курткой. Складывает все на печь, которая еще не успела растопиться и принимается искать чем бы закрыть свою наготу. И в другой ситуации ему было бы плевать. Но сука холодно до сих пор. В одном из ящиком нашлись камуфляжные штаны и шерстяная кофта непонятного размера. Слишком растянутая, чтобы вообще считаться за любой известный Эскелю размер. Да и мысль о том, чтобы натягивать шерстяное на голое тело не вызывало у него восторгов. Колется. Неприятно.
А она зря время не теряла. Пока Эскель искал одежду, девица умудрилась найти бухло. И пускай его внешний вид не вызывал доверия. Алкоголь он и в Африке алкоголь. Его невозможно испортить. И пока он обжигает горло, то свои функции выполняет на все 100%. Эскель подходит к столу, на котором стояла бутылка и взяв ее в руки снимает крышку. Принюхивается, словно это могло что-то изменить и делает глоток. Сначала небольшой. Горячая жидкость обволакивает язык и горло. А затем уже более внушительный и щедрый. И приятное согревающее тепло разливается по телу. Небольшую часть он выливает себе на руку, чтобы обеззаразить. Это максимум который он может сейчас сделать, после чего протягивает бутылку брюнетку.
- Выпей. Согреешься, - спокойным голосом произносит он, наблюдая за тем, как девица все еще дрожит. Пары глотков хватит, чтобы протянуть до момента пока печь не начнет топить в полную силу, - Эскель, - произносит он. Ее имя ему без надобности. Оно было в папке, которую ему вручили. Но даже там он не заострял на имени внимание. За именем скрывается личность. А личность обрастает социальными связями. Излишнее дело для его работы. Так можно и передумать. К черту имена. Эскель скрывает одну из рыбных консерв ножом, отпивает сок, который там находился и подцепляет ножом кусок рыбы и закидывает к себе в рот. Не ешь с ножа. Злым будешь. Как хорошо, что он уже злой, - если тебе нужно открыть. То стоит сказать «пожалуйста», - произносит он, доедая свою банку в одно наглое рыло. Теперь можно и отвалиться спать до утра. Так Эскель и решил поступить, вернулся к «своему» креслу, вновь упал на него и закрыл глаза. И почти было заснул, как услышал на улицы движения. Приоткрыл один глаз. Девица на месте. А следом мужские голоса.
- Блять, - произносит он и открыв глаза смотрит на нее. Потом на половицу, которую можно снять и где должно было находиться ружье. Решать нужно быстро. Он подскакивает с места и прижимает ее к стене закрыв рот рукой, - слушай. Очень. Внимательно, - быстро произносит он, не тратя время на любезности, - ты ведь хочешь жить? Да? Я тоже хочу жить. Но влипли мы конкретно. Поэтому сейчас от тебя потребуется быть очень хорошей девочкой. Без лишних слов, - Эскель отпускает ее, нагибается к половице и достает ружье. Проверяет есть ли в нем патроны и протягивает ей, - сядешь в угол. Выставишь перед собой. И будешь стрелять в любого, кто подойдет к тебе ближе, чем на пять метров, - сука, сука, сука. Собственными руками вручает ей в руки оружие. И теперь стрельнуть она может и в него. А почему нет? Он бы так и поступил. Ну подумаешь патрона всего два. А их хрен знает сколько.
Эскель животное. И он этого не отрицает. Не играет в благородного рыцаря. И не пытается быть лучше, чем есть на самом деле. Но даже у животных бывают принципы. И девицу на растерзания всяким тварям он отдать не готов. Даже если цена вопроса – его выживание. Вооружившись ножом, он принялся ждать. Против 3 у них еще есть шансы. С 4 будет сложнее…а 5. Это все. Конец.
В дом зашло шестеро.
- Дом, занят, - произносит Эскель, так словно сейчас они хозяева положения, а не жертвы, - советую найти другой ночлег, - у каждого за спиной по ружью. А рожи красные. Пьяные. Скверно. Пьяный человек своим поступкам не хозяин.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » trust no one


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно