ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » keep on trying to escape


keep on trying to escape

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

keep on trying to escape

love is blind

https://i.imgur.com/IXgX1Sf.jpg

https://i.imgur.com/g17mMja.jpg

• india

elizabeth & ciel

you can be so violent,
you can be so cruel sometimes,
broken hearts ain't never hard to find,
you're so beautiful sometimes.

[icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 15</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

2

кто делает расклад наших жизней таким образом? кто решает — кому жить, а кому умирать? кто расставляет пешек по доске, не желая даже считаться с ними? ответ прост: кто-то очень надменный, кто-то очень охочий до власти; кто-то, кого я ненавижу всей своей душой, в то время, как большинство поклоняется этим воссозданным божествам, что решают чужие судьбы.
но все не всегда было так. я была очень счастлива, чтила веру и даже ходила в церковь ( понимая не слишком многое, но все же внутри что-то откликалось на зов волшебного перезвона ). у меня было все то, чего желают юные леди и даже немного больше; милые платья, пышные рюши, красивые украшения, самые редкие ленты, лучшие игрушки и... идеальная шпага, с которой я любила проводила не мало времени.
я всегда была дочерью своих родителей — отчаянно сильной, в чём-то безрассудной ( почти не в дурном смысле ) и бесконечно любящей. в отличие от мамы, свои чувства я предпочитала не скрывать, а наоборот — выставлять напоказ. тут я пошла в отца.

но это быстро изменилось. открытость исчезла, стоило небезразличным людям покинуть меня; яркая улыбка превратилась в ухмылку, о которую стоило бы резать чужую кожу; сияющий свет, исходивший от меня по признанию других, тоже постепенно угасает, сменяясь бесконечной тьмой.
место, в котором мне предстояло оказаться после нападения на отчий дом, не предполагало сохранения прелестной миледи лиззи. да и разве возможно такое, когда увидела смерть дорогих сердцу людей? когда не смогла отстоять их жизни, но и с ними уйти не смогла? я осталась совершенно одна, с бесконечной пустотой и пониманием оборванности жизни. пережить ту ночь  оказалось самым ужасным решением. я, переполошившаяся из-за чужих прикосновений, тут же инстинктивно нанесла первый удар; знаете, защитный механизм сработал на отлично. не позволила моральному уроду обесчестить меня, да и выжить тоже не позволила. это была первая кровь, оказавшаяся на моих руках ( и самая жестокая ), но это не спасло от ужасающей участи. было уже поздно. спасать было некого, да и разве могла я, совершенно ещё маленькая девочка? страшно осознавать, что могла, если бы только выбралась к ним чуть раньше, если бы среагировала чуть быстрее. но нет. в какой-то степени, я виню себя в смерти родных.
детский дом в этом плане сломал меня ещё больше. это место больше напоминало крысятник, где каждый сам за себя и не желает замечать горе другого ( потому что там всем приходится несладко ). подобное было непонятно мне поначалу, подобное казалось чем-то неправильным и далёким от норм воспитания. но... в высшем обществе, если подумать, интерес тоже всегда был лишь наигранным. а здесь оно даже лучше в каком-то смысле - не нужно притворствовать или натягивать улыбку для кого-то, когда на то нет желания.

при том, если кто-то тебе не нравится до скрежета в зубах, то можно не стесняться и вступать с ним не просто в баталии, но в драки. конечно, за это следуют наказания ( по каким-то меркам, возможно, даже суровые ), которые я ценю не многим меньше, чем саму возможность отстоять свою точку зрения и честь, если можно так выразиться. ведь эти дети ( если их можно так назвать ) едва ли понимают, когда стоит остановиться.
и я была в их числе; жестокая девочка, наученная не только жизнью, но и своей матерью. уроки, на которые я потратила большую часть своей сознательной жизни, вовсе не проходят даром. если ты хочешь получить что-то - будь то учебник, одеяло, или новый воротничок, - приходится выгрызать это почти зубами. здесь каждый скалится друг на дружку, видя лишь потенциальную угрозу. а уж я-то - чудо, а не ребёнок; из хорошей семьи, с хорошим образованием, да и сама хорошенькая. есть лишь одно но:
- элизабет! - как же часто я слышу своё имя из уст воспитателей, одёргивающих моё плечо. иногда я действительно перехожу границы, слишком обозлённая на всех и вся; но более - на свою судьбу. замахиваюсь рукой в очередной раз, но всё же торможу себя. - что ты снова творишь? ты будешь наказана! - меня уводят прочь от катрин, чей шовчик на платье, перештопанный в пятисотый раз, разошёлся вновь. а ссадина на лице свидетельствует о плохо отражённом ударе. - ты хоть понимаешь, что сама себе портишь жизнь? мы не можем отдать тебя в новую семью, пока ты ведёшь себя так. - нашли чем напугать.
- мне не нужна какая-то там новая семья. я всегда буду мидфорд! - горделиво заявляю я, после чего меня толкают в крошечную комнату, где слишком мало света и не очень-то тепло. зато приятно остаться со своими мыслями и книгами, которые дёргала с библиотеки всё это время.

правда, остаться мне всё равно не позволяют. кто-то решает меня забрать, так как мы - семья. откуда вдруг она объявилась на горизонте? не думала, что остался кто-то, кто заинтересован в обузе.
недоверчиво поглядываю на мужчину, который опустился передо мной на колено, чтобы поговорить словно с маленькой. но... я такая и есть? - знаю, что тебе нелегко пришлось, лиззи. - сокращённое имя мне не доводилось слышать давно, поэтому и дрожь сдержать не удаётся. - прости, что задержался и не забрал тебя раньше. я - винсент фантомхайв, родной брат твоей матери. возможно, ты помнишь меня? или видела на фото? - его лицо кажется смутно знакомым, но не настолько, чтобы сразу проникнуться к нему доверием, и уж тем более - симпатией.
это происходит лишь спустя какое-то время; ведь вместе мы отправляемся в длительное путешествие на корабле, которое оказывается не таким уж простым. меня мутит из-за морской болезни, неожиданно выявившейся, и я толком не могу уснуть, несмотря на действие лекарств. печаль из-за того, что мне пришлось оставить родные края, тоже отравляет моё сердце. но какая бы у меня могла быть судьба там?

правда, индия тоже прельщает меня далеко не сразу. стоящая жара, местный колорит и говор действуют скорее отталкивающе; что за люди здесь живут? совсем не такие, как на родине. но это не значит, что плохие. по крайней мере, слуги в доме кажутся очень добродушными и отзывчивыми. а так я особо и не успеваю выбраться в окрестности, чтобы изучить больше.
жена винсента тоже оказывается очень воспитанной и красивой женщиной, которая спешит увлечь меня чисто девичьими разговорами, от которых я успела порядком отвыкнуть. она же сообщает мне: - сегодня, наконец, приедет наш сын - сиэль. чтобы встретиться и поприветствовать тебя. - немного неловко смеюсь, даже не представляя, на кой мне вообще знакомиться с ним. но раз уж я живу с его родителями, да и вообще... вроде, в этом нет ничего странного.
да и в какой-то момент начинает казаться, что он нашёл занятие поинтереснее и решил не приходить. мне же легче, ведь я не хочу заводить знакомства. тем более, с мужчинами. пусть он и мой брат. правда, уже за ужином, когда я старательно пытаюсь отрезать кусочек мяса, на пороге всё-таки появляется ожидаемый гость. откладываю столовые приборы в сторону, чтобы приподняться с места и склониться в реверансе. - добрый вечер. - не знаю, стоит ли подождать, пока нас представят? кажется, что да.
- сиэль, это элизабет мидфорд, о которой мы рассказывали. лиззи, это наш сын и твой жених - сиэль. - мои глаза распахиваюсь то ли в удивлении, то ли в непонимании. перевожу дыхание, теребя салфетку под пальцами.
- в каком смысле - жених? - что здесь вообще происходит?
- возможно, родители не успели рассказать тебе? вы помолвлены с раннего детства. - я смутно припоминаю нечто подобное, но... я не хочу. словно меня вновь кто-то будет спрашивать. должна ли я рассказать ему о себе? волнует ли его это? кажется, что нет. поглядываю на него из-подо лба. он хоть смотрел в мою сторону?
- да, у меня действительно был жених, которого я ни разу не видела. - усаживаюсь обратно на место, расправляя складки юбок, и вздыхаю. - приятно познакомиться, сиэль. - фраза выходит неожиданно тихой.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 15</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm never leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

3

Воля. Равноправие. Много солнца и соленого ветра в лицо. Вот что значит для меня Индия.

Я родился в холодной и чопорной Великобритании, но уже в пятилетнем возрасте перебрался вместе с родителями прочь от тех берегов и через год бегал с чумазыми индийскими ребятишками по садам, сбивал кокосы палкой и шугал змей. Мама причитала всякий раз, как находила новый синяк или дырку на шортах, но это никогда мне не мешало. Помехой служили разве что уроки, которые следовало учить с большим рвением и большую часть дня, но даже из этого я нашел отличный выход: друзья приходили ко мне в гости и мы всей ватагой зубрили сначала английский алфавит и грамоту, а затем скучные книжки по экономике. В свободное от всех этих вещей время я любил играть с отцом в шахматы и штудировал труды о мореплавании, которым грезил. Почему бы, собственно, нет? Заработать на торговых перевозках можно немало, если обладать нужными связями и знаниями, а итого и иного в моей жизни было предостаточно.

К двадцати одному году я уже расплатился с отцом за корабль, который он купил для меня в качестве подарка ко дню совершеннолетия, купил собственный дом и обзавелся теми самыми надежными торговыми партнерами. Мои дела шли в гору, да и друзья [не все, но те, что остались рядом] преуспели в жизни ничуть не меньше.
— Выпьем за нашего друга Сиэля, в очередной раз поставившего к нашему столу это великолепное вино! — Сома, немного немало, а принц Бенгалии, поднимает бокал прежде, чем отпить из него, а после показательно стонет от удовольствия, развалившись на подушках.
— Не паясничай, дуралей! — Зиглинде, дочь немецкого посла, девушка притворно строгих нравов, швыряет в него заколкой, вынутой из собственных длинных волос и кривится, будто бы всерьез порицает такое поведение. Я-то знаю, что Зиглинде вовсе не так строга, как хочет показаться и вообще отчаянно влюблена в своего слугу, только и ищет повод, как бы выскочить за него замуж.
— Кто тут паясничает, так это ты, — фыркаю, откидываясь на спину. Между нами троими не может быть никаких рамок или стеснения, мы вместе корпели над знаниями, вместе удирали от охранников, посевы чьих хозяев разоряли, и даже вместе лишились девственности.
Да, я рассказываю двум своим друзьям обо всем. В том числе делюсь с ними и неожиданной новостью:
— Отец привез мою невесту из Англии.
Эту информацию мне принес гонец в первый же день после возвращения домой. Я едва переступил порог и снял с себя одежду, пропахшую солью, а старый слуга уже стоял в дверях, чтобы передать приглашение родителей на ужин и призвать не уклоняться от почетной обязанности ввиду предстоящего знакомства.
— Ее родители погибли, так что теперь она будет жить здесь.
Я знал, что где-то на туманном острове у меня есть нареченная, но всерьез рассчитывал никогда ее не увидеть. Все дело в желании выбрать свою жену самостоятельно, познать ее во всех смыслах этого слова, прежде чем заключить союз. С англичанкой такого не получится, ведь они слишком консервативны и слишком зажаты, а эта еще и приходится мне кузиной. Сущий кошмар.
— О, невеста? Не знала, что ты обручен, — смеется Зи.
— Она хорошенькая? — у Сомы же загораются глаза. — Блондиночка?
Мне отчего-то кажется такое любопытство излишним, так что я морщусь в ответ на это. Серьезно, ну что за дело...

А когда прихожу в родительский дом, с сильным опозданием из-за пресловутых посиделок, все же не могу удержаться и не скользнуть оценивающим взглядом по представленной девушке.
— Добрый вечер. Прошу прощения за опоздание.
Она выглядит... довольно миленькой и тихой. У нее и правда светлые волосы, как загадывал Сома, и нежный голосочек. Меня немного напрягает, когда она вскидывается в ответ на фразу отца о нашем статусе относительно друг друга, но в итоге за этим ничего не следует и я дополнительно протягиваю руку, чтобы сжать на мгновение тонкие пальчики. Удастся ли мне склонить Элизабет на свою сторону? Покажет только время.
— И я рад все же познакомиться с тобой, Лиззи, — чуть улыбаюсь. — Как прошло путешествие, понравился океан?
Чем очаровательнее и внимательнее я буду, тем легче? И чем больше узнаю, тем лучше.
— Наш Сиэль — мореплаватель. Мы страшно им гордимся, — смеется мама, будто объясняет причину моего неожиданного интереса.

Ужин проходит за разговорами ни о чем. Я приглядываюсь к своей невесте, оценивая ее манеры за столом и речь, замечаю то, какая она неулыбчивая и зажатая. Ей неуютно в нашем доме? Хотя рядом с матерью она кажется более спокойной. Наверное, тут играет свою роль женская солидарность.
После первого знакомства почти незамедлительно следует вторая встреча. Я приезжаю на следующий день, чтобы сыграть с отцом в шахматы, а после дохожу до гостиной, откуда звучит музыка. Нехитрую мелодию создает вовсе не мама, на которую можно было бы подумать, а Элизабет. Я останавливаюсь в дверях, чтобы не беспокоить лишний раз, оцениваю расслабленное выражение лица и руки, порхающие над клавишами. Она воистину хорошенькая, при ней и ладная фигурка и хорошенькое личико, и выверенные до мельчайшей детали жесты. Уверен, она отлично танцует, а может и с оружием умеет обращаться? Отец обронил невзначай, что его сестра была весьма боевой женщиной.
— Ты прекрасно играешь, — делаю несколько хлопков, когда мелодия заканчивается и прохожу внутрь комнаты. — А танцуешь так же хорошо?
Стоящий тут же граммофон и несколько пластинок позволяют проверить мою теорию сразу же. Я выбираю мелодию вальса, опускаю иглу, а после протягиваю девушке руку, призывая ее подняться.
— Окажи мне честь?

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 21</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

+1

4

почему в моей жизни совершенно ничего не может быть хоть сколечко нормальным или хотя бы близким к тому? не кажется ли богу, что он перебарщивает с моей судьбой, учитывая сколько всего мне пришлось пережить за последние несколько месяцев? я даже вздохнуть спокойно не успеваю, как что-то резко меняется. и что я могу с этим поделать? да только самобичеванием заниматься, что раздражает ещё больше. сейчас не выйдет бороться за свою свободу - я в неизвестной стране, в окружении неизвестных мне людей, которые хоть и не причиняют боли, но не намерены считаться с моим мнением. ведь теперь я принадлежу им, а вскоре буду принадлежать только ему. и то, что он называет меня ласковой вариацией имени - лишний раз это доказывает.
поглядываю на своего жениха украдкой, пытаясь найти в нём... что? что-то родное? незаметно приятное? или неожиданно выделяющееся? это сложно сделать прямо при первой встрече, особенно, когда особо и спрашивать не о чем. ещё в далеком детстве я мечтала встретиться с ним, рисовала его в своих фантазиях, представляла как буду вальсировать с ним на балах. сиэль фантомхайв. я довольно часто уточняла у родителей его имя, но всё равно не могла надолго удержать его в голове. почему вдруг? сейчас оно кажется простым, и словно бы очень хорошо знакомым.
- так я вправду выйду за него? а что, если я полюблю кого-то другого? или он полюбит другую? - такой вопрос зародился в моей голове значительно позже, когда спала пора безоблачных мечтаний и вмешались романтичные книги, в которых весьма много внимания уделялось трагической любви. что, если мы совсем друг другу не подходим? тогда лишь разочаруемся в отношениях, возненавидим и не сможем найти общий язык.

сейчас я очень сильно опасаюсь этого; не хочу страдать в собственном доме, в собственной новой семье. но проверить всё это удастся лишь временем, которого у меня предостаточно.  - честно говоря, я рисовала себе океан романтичным и таинственным местом, но проверить не удалось. к сожалению, я плохо чувствовала себя во время плавания. - даже сейчас, вспоминая те ужасающие моменты бесконечной тряски, меня начинает мутить. склоняю голову чуть ниже, чтобы подавить это ощущение и оставить то незамеченным остальными.
не ожидала, что уже сейчас выявится первая несостыковка в наших взаимоотношениях. значит, мореплаватель? наверняка души не чает в океане. а я же... даже подступиться к нему теперь не желаю. - кажется, совершать совместные путешествия не удастся. - коротко замечаю я, едва заметно улыбаясь. должно быть, это совсем не то, что от меня хотели бы услышать? - как часто вы выходите в океан, господин фантомхайв? - укладываю подборок на свои ладони, поглядывая на парня с интересом. - с какой целью? - мне просто хотелось бы знать конкретнее, чем занимается мой будущий муж. это позволит нам стать немного ближе? - извините, если лезу не в своё дело. - пожалуй, стоит быть осмотрительнее и аккуратнее в каждом своём слове.

потому я всё чаще стараюсь бывать наедине с собой; что бы не сказать лишнего, что бы не сорваться на всё то, к чему привыкла в детском доме. влияние оказалось достаточно сильным, а вернуться к прежнему скромному воспитанию не так-то легко. правда, получается у меня это не то что бы очень хорошо...
я удаляюсь в музыкальную залу сразу же, как слышу голос своего жениха. не хочу сталкиваться с ним сейчас, потому что морально не готова. и буду ли когда-нибудь? может не стоит откладывать всё это дело в долгий ящик. отмахиваюсь от своих мыслей и отыскиваю относительное спокойствие в клавишах, по которым летают мои пальцы. это отлично помогает придти в себя, задумываясь лишь о стройном ряде нот. заканчиваю мелодию, переводя дух и желая приступить к следующей, но мне уже не позволяют.
чуть вздрагиваю, когда слышу медленные хлопки со стороны, и оборачиваюсь через плечо. - спасибо за столь высокую оценку, господин фантомхайв. и добрый день, - неохотно поднимаюсь со своего места, медленно подходя чуть ближе. до этого момента я лишь репетировала долгими часами все танцы, но ни разу не исполняла их в паре с мужчиной. тем более, женихом. - мне всегда говорили, что я достаточно хороша в танцах. но я не репетировала долгое время. в детском доме, увы, не было специального класса. - там вообще многое отсутствовало.
и всё же - вкладываю свою ладонь в его, придвигаясь чуть ближе; машинально поворачиваю голову в сторону из-за того, как близко оказываются наши лица, и отклоняюсь чуть назад. следую за своим партнёром по залу, на ходу вспоминая все возможные движения. дрожь пробегает по всему моему телу - из-за удовольствия ли? ведь я всегда любила танцевать. и сама возможность сейчас кажется невероятной! и, между тем, это очень сильно напрягает. потому я останавливаюсь не сразу, как мелодия заканчивается, а делаю лишний шаг, оказываясь к нему слишком мучительно близко. - извините меня. - отступаю тут же, выбираясь из его рук, и чувствую себя очень неловко. надо же было допустить такую осечку. прикрываю лицо рукой, стараясь отыскать другую тему: - как часто в этой стране проводятся балы? вы часто бываете на них? может, у вас есть постоянная партнёрша и она даже та, кто мила вашему сердцу? - всё же задаю вопрос, который волнует меня в первую очередь. не хочу отнимать у кого-то возможность любить.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 15</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

5

Моя невеста не любит океан — ее укачивает. Моя невеста назойлива — она так настойчиво спрашивает, чем я занимаюсь во время плавания, что создается впечатление, будто хочет вступить в долю. В общем-то, не будь мой бизнес связан с кораблями, так бы оно и было? Мне даже немного жаль, что мы не сможем пересекать водные просторы вместе. Наверное, это было бы здорово. С Зиглинде и Сомой у нас есть общие интересы, поэтому я стараюсь держаться к ним поближе, а вот с Элизабет... пока не так очевидно. Буду ли я готов видеть ее рядом даже без всего?
— Я торгую пряностями и тканями, — улыбаюсь, глядя в зеленые глаза.
Отразится ли в них неприязнь? В Англии торговцы — это почти люди второго сорта, не имеющие никакого отношения к аристократии или имеющие минимальное. Я сам — наследник графа и, живи мы на родине, мне наверняка бы не пристало... Так что скажет истинная англичанка?
— Тебе все еще хочется быть при этом рядом? — добиваю вопросом, чтобы точно понять.

При следующей нашей встрече девушка кажется отстраненной. И даже, будто бы, избегает меня? Такое впечатление складывается из-за того, что она не выходит поздороваться после того, как я пересекаю порог родительского дома и это же становится одной из причин отправиться на поиски самому.
Мелодия вальса наполняет собой небольшую залу, а узкая девичья ладонь ложится в мою руку, как крыло бабочки. От нее приятно пахнет, она идеального роста — ниже меня на полголовы, так что очень удобно было бы податься вперед, чтобы коснуться губами виска или вдохнуть запах собранных в прическу волос. И это на каблучках? Босиком и в простой одежде девушка показалась бы еще милее и беззащитнее?
Упоминание детского дома разрушает фантазии. Мне отлично известно, что там далеко не рай, а дети не ангелы. В детском доме приходится выживать, кулаками и зубами выбивая, выдирая себе путь в лучшую жизнь. Моя невеста из тех, кто предпочитает о таком не думать и следовать за течением или наоборот?
— Тебе нелегко пришлось. Мне жаль. Надеюсь, я и мои родители станем тебе новой семьей.
Я подношу руку, которую сжимаю в своих пальцах, к губам, чтобы оставить невесомый поцелуй на тыльной стороне. Хотелось бы мне стать для нее семьей? Эта девушка слишком противоречива и я пока не уверен, но, пожалуй, в большей степени да, чем нет.
Вести ее в танце оказывается сложнее, чем мне казалось. Движения выверенные, она явно отдает себе отчет в том, что делает, но неопытность все же сказывается на нашем вальсе и когда он заканчивается, то я скорее радуюсь, чем сожалею. И одновременно втягиваю воздух поглубже, когда легкий цветочный аромат касается моего обоняния из-за того, что девушка придвигается опасно близко.
— Все хорошо, — мне хочется погладить ее по раскрасневшейся щёчке, но я обхожусь только мягкой улыбкой. — Балы у нас не такое частое явление, как на твоей родине, но иногда они все же проводятся. Особенно когда очередной посол или его безмерно тоскующая по родным краям супруга желают похвастать новым приобретением. Хочешь посетить несколько ближайших?
Предложение, конечно, подразумевает мое сопровождение. Что до постоянных партнёрш, такое предположение даже смешно звучит.
— У меня есть подруга, просто подруга, она будет хозяйкой ближайшего бала. Я познакомлю вас.

Я вывожу в свет свою юную невесту уже через месяц. Именно это время требуется для пошива бального платья и согласования списка приглашенных в немецкое посольство. Наши имена озвучивают на входе:
- Господин Сиэль Фантомхайв и леди Элизабет Мидфорд, — и мне становится отчаянно приятно от того, как головы поворачиваются к нам, стоящим на входе.
Женщины, конечно же, немедленно начинают шушукаться, завидев соперницу, а мужчины, напротив, одаривают меня завистливыми взглядами. Я и сам себе немного завидую сегодня, так моя спутница хороша.
— Хочешь выпить шампанского? Или может быть сначала потанцуем?
Чуть позже я планирую вывести ее в небольшой садик, раскинувшийся вокруг дома, чтобы сорвать с невинных губ поцелуй, но пока говорить об этом рано. Да и зачем говорить, если можно просто сделать?

Сначала я, конечно же, исполняю желание леди. Мы кружимся в танце, по-прежнему привлекая всеобщее внимание, а после находим в толпе Зиглинде, отчаянно флиртующую с заезжим французом.
— С каких пор ты так лихо изъясняешься на языке любви? — уточняю я чуть насмешливо, используя при этом ее родной немецкий.
— Это ведь язык любви, как ты верно подметил. Разве могу я изъясняться на нем не лихо? — смеются мне в ответ. — Это и есть навязанная тебе невеста? Она ничего.
— Лиззи, знакомься с Зиглинде Салливан, дочерью немецкого посла и моей подругой детства, — вот только не хватало обсуждать присутствующую при ней же, да еще на незнакомом языке! Я обрубаю такие сплетни, предпочитая начать знакомить двух девушек. — Зи, это Элизабет Мидфорд, моя невеста.
— Я тоже буду звать тебя Лиззи, — сходу сообщает прямолинейная подруга, не интересуясь мнением новопредставленной. — Совершенно прелестное имя. И ты тоже прелестная! А какое платье! Я узнаю руку Нины, тоже люблю одеваться у нее. Как тебе Индия?
Следя взглядом за кругами, которые выписывает вокруг нас неугомонная немка, я ловлю себя на мысли, что отчего-то мне хочется, чтобы девушки подружились. Может быть, так станет попроще отыскать нужный ключик к запертому сердцу? Учитывая наше не слишком удачное знакомство и не такие уж схожие интересы.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 21</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

+1

6

так ли мне интересно, каков человек мой будущий муж? мне сложно найти точный ответ. но, даже если нет, мне стоит пробовать узнавать его лучше; хотя бы ради самой себя и своего будущего. прекрасно понимаю: далеко не факт, что мы объединим наши судьбы и сердца однажды. думаю, он вправе отказаться от навязанной пассии ( в отличие от меня ), думаю, что он захочет быть свободным человеком. хотя, так ли много изменится подле молчаливой супруги, которой может будет всё равно, где он ходит целыми днями и ночами? может, я смогу стать именно такой? зато будет крыша над головой, вкусная еда и почти безоблачная жизнь; больше не нужно будет думать о том, что завтра всё может резко измениться не в лучшую сторону.
тем более, что он торговец; вряд ли мы будем так уж часто пересекаться? он ведь наверняка часто уплывает далеко и на долгое время, так что у меня будет уйма свободного времени. мы не будем надоедать друг другу, что немаловажно. поэтому я улыбаюсь ему в ответ, запоминая, что он торгует пряностями и тканями, и совершенно не жду следующего же вопроса. - о чём вы? - непонимающе поглядываю на него, обдумывая несколько раз смысл вопроса. - меня должно смущать то, чем вы торгуете? или то, что вы вообще торгуете? - прищуриваюсь немного, припоминая, что уже и сама перестала быть дюже аристократкой. - я - лишь сирота, чудом выбравшаяся из детского дома. так что у вас тоже есть все основания не желать видеть меня рядом. - это не вопрос, скорее утверждение. при этом, ответ на его вопрос не даю тоже; причин сразу две, и одна из них вытекает из того, как тот был задан. "всё ещё" подразумевает, что я желала быть рядом с ним всегда (или почти), но это не так. а ещё потому что я сама не знаю ответа; да и как я могу, если знаю его от силы пять минут?

но отчего-то, со временем сил или желания на более близкое знакомство, не обнаруживается. наоборот - мне хочется скрыться подальше; возможно, из-за опасений подпустить кого-то слишком близко к своему сердцу, а потом получить жестокий удар? если я буду всю жизнь одна, то мне определённо не нужно будет переживать потери и даже думать о подобном.
вот только - кажется я уже начинаю вплетать себя в ужасную, коварную паутину; ведь начинаю доверять людям, которые окружили меня заботой. с хозяйкой этого дома я и вовсе могу находиться часами, что удивительно, и мне даже не становится неловко ( или скучно ). хотя, с мужчинами дела обстоят несколько иначе... граф фантомхайв, конечно, не тот, кто много и часто стремится составлять мне компанию, но всё же иногда рядом с ним чувствую себя как-то не так. будто я чем-то ему обязана теперь, раз уж меня вызволил. чего уж говорить об их сыне, которого обязали стать моим женихом, который нежданно появляется на пороге гостиной. зачем, спрашивается, явился?
может, оно к лучшему, что хотя бы один из нас готов сделать первый шаг навстречу. было очевидно, что я к такому буду готова далеко не сразу. неужели я его чем-то заинтересовала? или исполняет свой долг, как всякий хороший сын? мне неясны его скрытые мотивы, да и не хочу я в них лезть. если нам суждено стать мужем и женой, то я приму это; если же нет - тоже приму. это не сильно изменит мою жизнь, и, надеюсь, его тоже не особо коснётся. всего-лишь новый статус, новые узы.

или нет? его слова о том, что фантомхайвы станут моей новой семьёй однажды, задевают и западают намного глубже, чем хотелось бы. моя рука подрагивает в его ладони; лишь бы от всего этого было одно название, и никаких глубоких эмоций. те, кого я потеряла, никогда не исчезнут из моего сердца и не будут заменены. - не стоит жалости. я в порядке. - коротко отвечаю я, поворачивая голову в сторону. собственное напускное спокойствие раздражает ещё больше, но я не хочу, что бы ко мне лезли в душу.
приглашение же на балы, которые бывают здесь не так часто, немного радует. наверное потому, что я всё-таки смогу увидеть то, о чём мечтала с детства? правда, такого удовольствия это уже не принесёт. скорее, усмирит любопытство и добавит хоть каких-то красок. легонько киваю в ответ, почти сразу желая отыскать причину, чтобы сбежать. - думаю, что нам пора к обеду. - не дожидаясь его, устремляюсь к дверям.

платье, которое пошили специально для меня на первый бал, оказывается прекрасным. все эти нежные цвета, украшения, детали навевают множество воспоминаний о прошлой жизни; на мгновение мне кажется, что я снова очутилась в англии и вот-вот отыщу в зале своих родных, которые ласково улыбнутся мне. но этого не происходит. не обращаю внимание на заинтересованные взгляды или шепотки, которыми одаривают нас с женихом, но вот на слова не отреагировать нельзя. - шампанское? не думаю, что мне уже стоит. а потанцевать можно. - правда, я не особо старательно восстанавливала и оттачивала навыки в течение этого месяца. больше занималась чтением или фехтованием, о котором знает не так уж много людей. вернее, только граф фантомхайв, который позволяет мне посещать уроки. здесь это редкое искусство, так что отыскать зал и учителя оказалось той ещё морокой. наверное, странно мне продолжать заниматься, но всё же я принадлежу к рыцарскому роду и хочу сохранить это.
на удивление, танец выходит неплохим - я не отдавливаю мужчине ноги, не прижимаюсь слишком близко ( да и вообще держу приличную дистанцию ). а после меня проводят к девушке, которая то ли чуть младше меня, то ли чуть старше; на глаз довольно сложно определить. но изъясняется на французском она довольно-таки хорошо, как и на немецком. что естественно - это её родной язык. в слова, не имеющие никакого отношения ко мне, не вслушиваюсь; это должно быть лишь между ними ( просто друзьями? ).
но вот замечание о том, что навязанная невеста вполне себе ничего, пропустить сложно. встречаюсь взглядом с тёмно-зелёными глазами напротив и коротко смеюсь. - интересно познакомиться с вами, леди Салливан, - изъясняюсь сначала на её родном языке, припоминая образование предложений (что оказывается не слишком просто, хотя чтение книг я не оставляла). - ваше мнение так резко сменилось с "ничего" на "прелесть", - немного улыбаюсь, разглядывая девушку с ног до головы. на самом деле, она очень красива; однако, есть в её внешности что-то неуловимо ведьмовское. - не стоит называть меня лиззи, мы не близки. - как и с сиэлем, так почему вдруг я дозволяю ему? сама не знаю. - но может однажды. - кто знает, может мне ещё понравится её натура в будущем? просто сейчас получилось немного неловко. - господин фантомхайв, кажется мы помешали романтике, разве это хорошо? думаю, нам лучше оставить леди и её кавалера, который ждёт и никак не дождётся. - поворачиваюсь обратно к девушке, чтобы лучезарно улыбнуться и откланяться. даже не знаю, с чего бы вдруг веду себя так... отвратительно? - до скорой встречи. - что-то мне подсказывает, что именно так и будет.

- я хочу немного прогуляться по саду, - говорю спустя несколько минут, когда начинаю чувствовать определённое раздражение из-за большого скопления народа и разговоров, смешавшихся со звуками музыки. - но я не навязываю свою компанию, могу сделать это в одиночку. не волнуйтесь, не дам себя в обиду. - говорю немного загадочно, поворачиваясь лицом к мужчине. может, я просто хочу побыть одна? слишком отвыкшая от больших скоплений людей. или даже - не слишком привыкшая?..

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 15</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

7

Иногда я ловлю себя на мысли, что моя привезенная из Англии невеста позволяет себе слишком много. Сбегает от меня, когда мы еще не закончили говорить? Например. Или отказывается от того, что я предлагаю ей? Не без этого.

Выхожу вместе с девушкой к другим танцующим парам, кладу ладонь на ее талию и вдыхаю поглубже, когда мы делаем первые несколько шагов под зазвучавшую музыку. Так и жду, что она отдавит мне ноги и удивляюсь, когда этого не происходит. Может быть, тренировалась, пока ждала сегодняшнего вечера? Приятно, если так.
- Думаю, выпить глоток шампанского тебе все же будет можно, - шепчу на ушко, придвинувшись на краткое мгновение. - Не возражай.
Я даже почти не собираюсь этим пользоваться. Разве что чуточку? Не знаю, будет ли она против поцелуя.

Разговор с Зиглинде выходит забавным. Я делаю подруге замечание, не рассчитывая на то, что она вдруг перейдет на личности, и наслаждаюсь, когда Элизабет дает отпор. Разве не чудо? Если такая уверенность в себе и умение постоять за себя - следствие жизни в приюте, то оно пошло ей на пользу.
- Ты полностью права, дорогая невеста. Оставим Зи и ее новое увлечение наедине друг с другом. Не шали, - усмехаюсь, прежде чем откланяться. - Было приятно познакомиться месье Де Валон.
Я очень надеюсь, что француз не говорит на немецком и английском, в отличие от Лиззи.

- Ты поразила меня, - настолько, что я не считаю необходимым это скрывать. - Знаешь еще какие-то языки? Или, может, у тебя есть другие секреты?
Улыбаюсь, отводя с лица девушки аккуратную прядь волос, накручивая ее кончик на палец. Отец намекал на какие-то семейные тайны и особые увлечения, и я не отказался бы узнать о них теперь, хоть не думаю, что мне в действительности об этом расскажут.
Пробегающий мимо официант вручает нам пару бокалов и один я протягиваю девушке. Не откажется ведь?
- Давай, хотя бы немного, тебе понравится.
Стенки сосудов соприкасаются и издают мелодичный звон. Я слежу за тем, чтобы Элизабет отпила хотя бы самую малость, делая глоток сам.
- Что скажешь?

Она изъявляет желание прогуляться по саду и я не считаю возможным отказать в этом или в своей компании. Разве не перекликается оно с моим собственным планом?
- Разве можно оставлять тебя одну? Позволь себя сопровождать.
Предлагаю свой локоть в качестве опоры, а после мы выходим через двойные двери навстречу природе.
В посольстве много цветов, есть даже небольшой водопад. Запахи смешиваются между собой, создавая непередаваемое сочетание, которое я вдыхаю с удовольствием. Освещенные фонариками дорожки и укромные уголки, где было бы удобно спрятаться, дразнят воображение, когда я думаю о том, как затащу Лиззи в одно из таких.
— Что ты думаешь о Зиглинде? — интересуюсь, стараясь завести хоть какой-то разговор, не идти же в тишине.

Минут через двадцать после начала прогулки, когда мы присаживаемся на скамейку, давая отдых ногам, я перехватываю изящную девичью ручку, чтобы поднести ее к губам. В глазах напротив плещется что-то мне непонятное, какая-то смесь из множества чувств, и я не отвожу от них взгляда, надеясь разобраться.
Веду ладонью выше, по запястью до локтя, и наклоняюсь, сокращая расстояние между нами.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 21</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

+1

8

иногда мне кажется, что сиэль пытается надавить на меня, достать из меня что-то поинтереснее и поярче ( чтобы я больше соответствовала его кругу общения и предпочтениям? ) а может я попросту не привыкла к интересу со стороны, к простому желанию узнать человека лучше? кажется, что так: винить без разбора тоже не стоит. нельзя начинать подобным образом отношения с будущим мужем, с тем, от кого частично будет зависеть моя жизнь.
возможно, это так уже сейчас? заглядываю в его глаза, пока мы вальсируем посреди зала, и высматриваю там какую-то особую заинтересованность. связано ли это с тем, что он желает услышать моё мнение по поводу предложенного шампанского позже?
прикусываю нижнюю губу, разрываясь между правилами, которые водрузили мне в голову ещё в англии, и между новыми желаниями, которые призывают открывать все больше. видимо, не то что бы мне вообще оставляют выбора? смеюсь едва слышно и нерешительно отвечаю: — уговорили. глоток шампанского вряд ли сделает со мной нечто плохое. — хотя, конечно, я наслышана о влиянии алкоголя на людей. и видела это в приюте, когда дети постарше крали запасы «праведных» взрослых. надеюсь, что со мной такого не будет? позориться я не хочу, тем более — на своём первом званом вечере. не хотелось бы заполучить славу распущенной девицы, которая совершенно не знает меры. может, здесь ко всему относятся иначе, конечно?.. как сиэль, например.
но мне даже нравится его открытость в выражении эмоций. может, так я буду знать наперёд, что ему нравится во мне, а над чем стоит и поработать. может мне тоже стоит вести себя подобным образом? стать более понятной для него.
а ещё — мне безумно хочется позволить себе доверять ему. тем более, когда он осыпает меня комплиментами... какая девушка сможет устоять? касаюсь своих щёк, желая прикрыть красноту, и поворачиваю голову чуть влево. — на самом деле, я знаю немецкий не в идеале, но может ещё доведётся. — раз уж мне придётся общаться с его подругой? в конце концов, должен же быть хоть какой-то толк в этом всем. — и, если быть честной, то да — у меня ещё есть секреты. но я ещё не готова рассказать о них, думаю... — да и как можно так просто сказать мужчине о том, что владеешь мужским делом? такое нравится далеко не каждому, это может поразить в совершенно ином направлении, в отличие от знания языков. — пусть во мне останется небольшая загадка.

мы плавно соскальзываем на другую тему, чтобы скрыть образовавшуюся неловкость. — а вам нравятся подобные напитки? — мне интересны его собственные вкусы и предпочтения. хоть я и не могу с точностью ответить на вопрос, почему именно меня это так заботит. из-за того, что мы будем женаты и я ответственно подхожу к вопросу? или из-за того, что этот парень ( мужчина? ) мне просто нравится и я хочу узнать его?
наши бокалы встречаются и издают звонкий звук, из-за чего я не могу скрыть улыбки. такое странное... прикосновение между нами? не знаю, оно незначительное, но между тем — своеобразно интригующее. ловлю тонкий запах фруктов, взглядываю на весёлые пузырьки, поднимающиеся все чаще ввысь, а затем и делаю небольшой глоток, очарованно выдыхая. это действительно оказывается очень вкусно. — это... забавно. пузырьки очень интересно просто исчезают во рту. и вкус такой сладкий. — поднимаю взгляд на сиэля, чтобы встретиться с его синими глазами. они кажутся очень красивыми?.. обращала ли я раньше внимание?

мы выходим на природу не сразу, лишь когда мою голову начинает приятно кружить. вдыхаю свежий воздух, напоённый ароматом цветов и свежей зелени, поглубже. здесь так чудесно, что у меня нет никаких сил она то, чтобы сопротивляться. мне нравится это место! сжимаю руку своего кавалера чуть сильнее, словно желая поделиться с ним своими эмоциями, и разглядываю каждую деталь темного сада. — наверное, днём здесь ещё более невероятно. покажете мне как-нибудь? — спрашиваю, но не особо надеюсь, что такое случится.
неожиданный вопрос о зи заставляет меня смутиться. с чего бы он вдруг решил спросить мое мнение? — это неожиданный вопрос. я не хочу делать поспешных выводов о вашей подруге. но если хотите знать, то она показалась мне напыщенной и самовлюблённой. я ошибаюсь? или на большее можно рассчитывать? — улыбаюсь немного таинственно, вспоминая их короткий разговор о языке любви. должно быть, между ними что-то было. — вы очень хорошо знаете её во всех смыслах? — не уверена, что хочу подробностей, но интерес берет верх.

когда мы присаживаемся на лавочку, то я просто мечтаю о том, чтобы снять свои туфли. настолько мои ноги устали, особенно — с непривычки. но сделать это прямо здесь и сейчас, с человеком, который мне нравится — странно. мы не настолько близки, чтобы показать эту свою неряшливую сторону? это немного не в духе леди, если можно так сказать.
но я и думать о том забываю, когда сиэль перехватывает мою ладонь, касаясь нежной кожи тёплыми губами. нонсенс делать это без перчатки, да ещё и прямым касанием, но мое сердце безнадежно пускается в пляс, не рассчитывая на спокойствие. а тепло, доныне мне неизвестное, разливается в груди. — вау, вы настоящий... джентльмен. — даже не уверена зачем говорю так; наверное, из желания как-то скрыть свою неловкость. хотя, румянец и бесконечное покусывание губ говорит ярче за себя.
поджимаю пальцы на ногах, когда он скользит по моей руке выше (мечтаю о том, чтобы платье было с длинным и плотным рукавом; или нет, я ещё не определилась) и вздрагиваю, когда он начинает двигаться ближе, сокращая расстояние между нашими лицами. я точно читала подобное в книгах! это ведь поцелуй?.. мой первый поцелуй! хочу ли я этого? да! поэтому я закрываю глаза, желая полностью ощутить это на себе, и тереблю пальцы между собой. это определенно заставляет нервничать. его тёплые губы касаются моих и я податливо отвечаю, едва заметно и очень не профессионально, но все же. приподнимаю руку, чтобы пальцами коснуться его лица, но вздрагиваю и пугаюсь, когда это происходит. это кажется лишним.
— так вы решили украсть мой первый поцелуй. — говорю, чтобы занять неловкую паузу после. или между? — это было... — так же сладко, как шампанское? или настолько же головокружительно? даже больше. — тепло. — просто говорю я и отвожу взгляд в сторону, чтобы поймать мерцающие вдалеке огни.
— это значит, что теперь вы считаете меня не просто навязанной невестой? или вы столь нежны со всеми девушками? — знаю, что это немного нечестно, но мне так и хочется немного поиздеваться. чтобы отвлечь внимание от собственных желаний? ведь, кажется, я хочу ещё.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 15</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

9

Поцелуй, который мы делим на двоих, оказывается дюже головокружительным. В жизни я разделил с окружающими людьми множество поцелуев: дружеских, семейных, страстных, полных отчаяния. Поцелуй с Элизабет оказывается именно головокружительным, хоть и немного неловким. Она неопытна, но очень искренна. Это чувствуется в неуверенных касаниях; в том, как она вздрагивает, дотронувшись до моей щеки, а когда все заканчивается пытается перевести тему.
Я наслаждаюсь ею каждую секунду и жалею лишь о том, что они обрываются слишком быстро. Мне хотелось бы большего. Мне хотелось бы спуститься ниже и тронуть губами ее шею, разлет ключиц; может даже забраться пальцами под длинную юбку, чтобы коснуться колена. Вот почему ей обязательно быть чопорной англичанкой?
— Тепло, значит? — улыбаюсь в ответ на такое определение.
Отодвигаться я не планирую и когда становится понятно, что нашим глазам не встретиться, осторожно касаюсь ее подбородка, чтобы поспособствовать этому. Тут же оглаживаю большим пальцем впадинку под нижней губой и провожу по линии челюсти. До чего у нее изящные черты все же, та же Зиглинде, для примера, куда более круглолицая.
— Может мы и навязаны друг другу, но ничто не мешает нам стать ближе. Как считаешь?
Шепчу едва слышно, все равно расстояние между нами невелико, а после срываю еще один поцелуй, превращая его в чуть более глубокий и чувственный. Подхватываю ладонью ее затылок, чтобы было удобнее, обвиваю свободной рукой тонкую талию. У меня голова кружится от того, как восхитительно все складывается вот так сходу, как мы подходит друг другу.
— И я ничего не крал. Ты ведь сама мне подарила, разве нет?
Она не была похожа на девушку, которая желает увильнуть от излишне ретивого кавалера, так что о краже не может идти речи. Но если бы так... окидываю ее взглядом, раздумывая над тем, что еще мог бы украсть. Сейчас, пожалуй, еще слишком рано, но вот позже... может и доведется исполнить недавнее мимолетное желание.

Одним балом дело не обходится. Мы посещаем дворец Сомы, который тоже склонен устраивать пышные приемы, хоть и немного отличные от традиционных английских; становимся завсегдатаями в каждом посольстве и таки заявляемся в гости к Зиглинде средь бела дня, чтобы побродить по их саду. Я наслаждаюсь каждой встречей, ведь девушка открывается мне со все новых и новых сторон, льнет ближе, говорит откровеннее. Меня еще и немного занимает ее тайна, та, помимо знания языков, про которую она отказалась говорить. Скажет хоть когда-то? Но давить я не стану. Вместо этого стараюсь быть обходительным кавалером и предупреждать малейшую приходить.
Меня тянет к Лиззи настолько, что даже друзья замечают это:
— А ты в последнее время все чаще с прекрасной невестой, чем один. Скоро и от наших традиционных увеселений откажешься?
Сома застает меня врасплох такими речами, я даже отвлекаюсь от одной из его девушек-наложниц, опустившейся передо мной на колени, чтобы доставить удовольствие языком.
— Не говори глупостей. Как можно от этого отказаться, если на том фронте ничего не светит?
Откидываю голову на мягкие подушки и не могу сдержать стона удовольствия. Когда же приходит разрядка, то перед моим внутренним взором появляется очаровательная невеста, развратно облизывающая губки языком. Насколько неуместно будет желать совсем еще юную девчонку?

Даже если я — извращенец, это все равно не может остановить сексуальных фантазий, все более красочных и ярких. Она снится мне по ночам, ее голосок преследует меня наяву. Приезжать на ужин в родительский дом становится ежедневным ритуалом, как и проводить время за скучными разговорами в гостиной после. Все ради того, чтобы видеть девчушку, слышать ее, наслаждаться музыкой, которую она иногда исполняет.
— Как на счет потанцевать, моя леди?
Когда родители отвлекаются друг на друга, я даже приглашаю ее бездумно покружиться по свободному пространству под аккомпанемент граммофона. Почему нет? Это дает мне отличную возможность прижать невесту к себе поближе, а она вроде и не против.

Я и сам не представляю в какую шагаю пропасть, когда вижу ее или говорю с ней, когда позволяю себе фантазировать о ней. Пропасть просто появляется у меня перед глазами однажды, когда нам всем предлагают остаться и переночевать в поместье хозяев вечера, а мы соглашаемся. Ох уж эти выездные балы, ох уж эти ночевки с незнакомыми [или наоборот!] людьми под одной крышей. Я прилично выпил в этот вечер, но не могу уснуть совершенно по другой причине: ворочаюсь в постели, представляя, что за стеной, почти в шаговой доступности, находится моя невеста. Мы ведь неплохо узнали друг друга, так? Почему бы не сделать последний шаг?
Какое-то время в моей голове еще царствует здравый смысл, но чем дольше — тем меньше. В итоге я поднимаюсь и накидываю халат, приглаживаю волосы и дохожу до соседней двери, чтобы постучать, а после войти. Убеждаю себя, что лишь посмотрю на нее, обещаю себе, что больше ничего делать не стану. Вот только не знаю как быть с этими обещаниями, учитывая открывающийся за дверью вид.
— Привет. Мне не спится и я подумал, что мы могли бы... занять друг друга. Как считаешь? — улыбаюсь, прикрывая за собой дверь.
Я и сам не знаю как много двусмысленности в моей фразе.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 21-22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (02.10.21 11:34:09)

+1

10

сиэль фантомхайв всерьёз начинает нравиться мне; это довольно опасно - доверять человеку, которого я ещё знаю недостаточно. и если кто-то спросит меня, какой он на самом деле, то я затруднюсь ответить. его фасад выглядит уж слишком идеально, чтобы быть правдивым? я не знаю, я не уверена! возможно, во мне играет только моё недоверие, которое пробудилось после всего произошедшего ещё в англии. возможно, я перегибаю с этим палку, ведь, в конце концов, он однажды станет моим супругом, если всё пойдёт правильно. я должна доверять ему. если не научусь сейчас, то потом будет гораздо сложнее.
это служит одной из причин, по которым я не отказываю ему в поцелуе и не сбегаю, хоть внутри меня успевает возникнуть подобное желание. всё это довольно неожиданно, как в тех многочисленных романах; далеко не все они заканчивались счастливым концом, поэтому стоит быть осторожнее в своих эмоциях и чувствах. нужно отдавать себе отчёт в том, что мы оба делаем.
для него всё это кажется куда как проще; это логично? едва ли он ждал свою невестку с туманного альбиона, храня той верность во всём. хотя мне очень хотелось бы, чтобы это было именно так. - конечно... мы должны узнать друг о друге как можно больше. чтобы однажды стать настоящей семьёй. - мои мечты всё ещё просты; он же говорит о том же? по крайней мере, я интерпретирую его слова именно так. просто хочу, чтобы они звучали именно так.
мои уголки губ приподнимаются как-то сами по себе. он прав, я действительно подарила ему этот поцелуй. - я задела вас обвинением в краже? - поджимаю губы, всё ещё невыносимо часто краснея из-за нашей непосредственной близости. он позволяет себе слишком много? или я ещё слишком неопытна? возможно, в индии принято ухаживать за женщиной совсем иначе. мне ещё столько нужно узнать и принять... - вы правы. просто... вы же мой жених, будущий муж. я подумала, что это правильно. - дело было не только в этом, конечно же, но сказать о большем я попросту стесняюсь.

собираюсь ограничивать себя, но сама сворачиваю на совершенно безнадёжную дорожку, в которой я всецело позволяю себе испытывать к этому мужчине всё больше. я позволяю себе следовать за ним, как самая настоящая оголтело влюбленная невестка. начинаю обращаться к нему на ты. иногда мы держимся за руки, когда то позволяют обстоятельства; часто танцуем на самых разных приёмах, которые совершенно отличаются от английских, я уверена; изредка целуемся - порой ненавязчиво, порой более напористо. меня пугает то, к чему это может привести.
поэтому однажды, когда мы оказываемся в летней беседке совсем одни и наши губы соприкасаются, отталкиваюсь, чтобы отпрянуть от него. - не думаешь, что мы позволяем себе много лишнего? - ведь мы всё ещё не женаты, даже не близки к этому. я даже не уверена в том, что сиэль действительно возьмёт меня замуж! как же это глупо, даже немного неловко. особенно если учесть, что иногда я замечаю взгляды других женщин, обращённые к нему; слышу разговорчики, в которых его открыто обсуждают. - в англии всё принято совсем иначе. - хоть я и не уверена, что все следуют этим заветам. сжимаю свои ладони между собой, склоняя голову. мне всё ещё неловко из-за того, что я по сути оттолкнула его!
но, кажется, что сиэль принимает это со всем достоинством и даже не обижается на меня. - прости за вчерашнее, - говорю я после того, как семейный ужин заканчивается и оставляю короткий поцелуй на его щеке. оглаживаю кожу в этом месте пальцами, очень стесняясь даже из-за этого жеста. в конце концов, его родители могут нас увидеть и подумать совсем не то. - а чем вы занимаетесь, когда ты гостишь у сомы? - я знаю лишь, что он часто бывает у него.

наши встречи продолжаются с завидной частотой; и это позволяет привыкать друг к другу, обживаться с нашими недостатками, понимать лучше. это то, во что я верю. и то, что подтверждается почти каждым вечером, который мы проводим вместе. то, как сиэль хвалит мою игру на пианино, а иногда и говорит о том, что я сделала небольшую помарку; то, как он отвечает своей улыбкой на мою; то, как он каждый раз приглашает меня на танец, несмотря на то, что я не всегда была в том хороша. - у меня есть большой прогресс в танцах. думаю, что на следующем балу я смогу показать тебе свои навыки. - шепчу на ухо мужчине, пока мы перетаптываемся с ноги на ногу в гостиной под лёгкий струящийся звук граммофона. мне так тепло и спокойно рядом с ним, иногда я совсем забываюсь.
это же происходит и во время бала: мы много смеёмся, танцуем, а ещё выпиваем несколько бокалов шампанского, поднимая тост за тостом. мне становится так хорошо и весело, что я едва сдерживаюсь от того, что бы поцеловать его. - я бы хотела... поцеловать тебя прямо сейчас, - улыбаюсь, словно глупенькая девочка, заглядывая ему прямо в глаза. - но здесь слишком много людей. - изображаю грусть на своём лице, медленно окидывая взглядом всё пространство. - а тебе понравилось, как я танцевала сегодня? - решаю быстро перевести тему, чтобы не страдать из-за надуманной проблемы.
тем вечером мы так и не целуемся; я прихожу в выделенные комнаты и мечтательно поглядываю на себя в зеркале. мы с сиэлем действительно стали ближе! это так чудесно. провожу почти целый час в ванной, погружённая в свои мечты и думы, параллельно постепенно прихожу в себя после выпитого. переодеваюсь в ночную рубашку, устраиваюсь за небольшим столиком, чтобы заплести косу и не успеваю. неожиданный стук заставляет меня встрепенуться, обхватить канделябр и задуть горящую свечу. комната тут же погрузилась в полутьму, а я уже была готова атаковать! но знакомый голос это предотвратил.
- сиэль? - склоняю голову набок, поглядывая на его силуэт, растворённый в темноте. отставляю тяжёлый предмет на мой столик: - что ты здесь делаешь ночью? тебе нехорошо? - возможно, он поэтому не смог уснуть? делаю несколько шагов вперёд, к нему, но не позволяю себе приблизиться вплотную. это точно лишнее. - если хочешь, то мы можем пройтись по саду и подышать свежим воздухом? - это звучит как хорошая идея, так ведь? так и ему станет легче, и сон возможно подступит совсем скоро. - только давай переоденемся? не идти же в ночных рубашках, - смущённо поглядываю в сторону, прикрывая руками своё тело. пусть я и не голая, но всё же и недостаточно одетая. как для мужчины, который зашёл в мою комнату!

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

11

Должно быть, я излишне спешу по мнению своей невесты. Мы целуемся украдкой на приемах и в родительском доме, и я все чаще ловлю себя на нежелании ее отпускать, особенно, когда Элизабет вдруг выскальзывает из моих рук или неловко флиртует. Она очень искренняя, очень нежная, совершенно наивная и это подкупает больше, чем развратность и уверенность других моих женщин.

Еще помню, как кровь вскипела в моих венах однажды в беседке, когда поцелуй, за которым я потянулся, не состоялся. Девушка отпрянула, почти отползла на другой конец скамьи и взглянула испуганно. Всего пара фраза дала мне понять, что события развиваются слишком быстро для нее. Но захотел ли я остановить это? Ни в коем случае. Напротив, возникло желание ухватить за запястье, притянуть ближе к себе и прижаться к губам, разомкнуть хоть насильно, лишь бы получить свое. Я не уверен, что готов ждать долго, хоть конкретно тогда и усмирил свой порыв, дал ей немного времени.
Желание леди должно быть законом? Может быть где-то в чопорной Англии, которую она вспоминает столь часто, это и так, но мы сейчас не там. Мое терпение окупается уже следующим вечером, когда он просит прощения и даже тянется, чтобы коснуться губами щеки. Я позволяю коснуться себя и отвечаю теплой улыбкой, перехватываю пальчики, чтобы поцеловать их.
— Тебе не за что просить прощения, — стараюсь звучать мягче, как джентльмен, которого она во мне видит.
На деле же надеюсь, что это было в последний раз и больше мне не придется удерживать в узде свои желания из-за глупого стеснения.  По крайней мере, оно оказывается быстро забыто, когда речь заходит о Соме и времени, которое я провожу с ним.
— Интересны мужские вечера? Как-нибудь я возьму тебя с собой, когда ты будешь готова, идет? Увидишь все своими глазами.
Поддеваю кончиками пальцев девичий подбородок, чтобы заглянуть в ее глаза и пробегаюсь по длинной шее легкой щекоткой.

Время идет и Элизабет все чаще радует меня своей смелостью. Взять хоть ее неловкий флирт и упоминание поцелуя, который она хотела бы получить, не будь вокруг множества людей. Дразнит меня намеренно, чертовка? Не удивлюсь, что она даже не представляет к каким последствиям может привести это заигрывание. Или все же? Мы больше полугода ходим вокруг да около, приглядываемся друг к другу. Кто знает, может она и успела вычитать что-то за это время или пообщаться с кем-то более сведущим. Зиглинде и моя невеста не нашли общий язык, но в Индии много англо-говорящих женщин, при желании можно найти подругу почти в ком угодно.

Несколько бокалов шампанского не могут свалить меня с ног, но к этому я добавляю виски и вот тогда становится намного более весело. Я веду в танце девушку, наслаждаясь ее грацией, а когда приходит время разойтись по спальням, то долго не могу выбросить из головы мысли о ней. Настолько долго, что решаю заявиться в соседнюю спальню. Для того, чтобы поговорить? Может быть и за этим.
Меня встречает едва рассеиваемый светом луны мрак и фигурка, замершая у туалетного столика. Я наблюдаю за тем, как она отставляет туда увесистый предмет, чуть склоняю голову к плечу. Что бы это могло значить?
— Я не хочу гулять. Давай лучше побудем здесь, вдвоем.
Мне навстречу уже сделали несколько шагов, но я не собираюсь довольствоваться даже минимальным расстоянием и потому сокращаю его сам. Нахожу во тьме маленькую аккуратную ладошку и чуть сжимаю ту.
— Чем ты занимаешься тут в полной темноте?
В воздухе еще висит характерный запах, который остается после задувания свечи. Неужели я стал тому причиной? Это очень... волнующе. Будто меня ждали.
— Меня терзали воспоминания о тебе, поэтому я не мог уснуть, — придвигаюсь совсем близко и позволяю своей свободной ладони скользнуть на девичью талию.
Ночная рубашка слишком тонка, чтобы могла скрыть от меня тепло кожи или изящные изгибы тела. Я вдыхаю поглубже, с удовольствием поглаживая девушку по спине, задеваю ее лопатки и наклоняюсь, чтобы отыскать губами губы. Поцелуй получается не без примеси алкоголя, который я пил во время празднества, да и в одиночестве, но все равно это приятно.
Опускаюсь ниже, скользя губами сначала по подбородку, а после по шейке и разлету ключиц.
— Ты мне нравишься, Лиззи.
Поддеваю пальцами ткань ночной рубашки, спускаю ту с плеча, чтобы открыть для себя еще один соблазнительный участок кожи и поцеловать уже его.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

+1

12

наверное, мне стоит лучше изучать здешние обычаи, ведь жить мне именно в этой стране ( сколько бы я не грезила о другой ). но я бы не сказала, что активно погружаюсь в это, всё ещё памятуя и проповедуя, если так можно выразиться, английские традиции. да, мы более скрытые и более горделивые, особенно, когда дело доходит до отношений. мы не можем себе позволить открыто заявлять о своих чувствах вот так сходу, мы не можем себе позволить просто поддаваться эмоциям, которые порой кружат голову, мы не можем себе позволить говорить и делать всё что вздумается. отличия настолько колоссальны, что мне тяжело с ними смириться, мне тяжело изменить саму мою внутреннюю суть. как же родители собирались выдать меня замуж за графа фантомхайва? собирался ли он возвращаться в англию однажды? или бы мне пришлось перебраться сюда? они никогда не говорили мне об этом, заставили считать, будто я буду вольна в выборе? или же они не собирались поддерживать эту договоренность в итоге? теперь уже никто не сможет ответить на эти вопросы.
но... я почти не жалею о том, что именно сиэль станет моим супругом. по крайней мере, сейчас мне кажется, что нам не грозит расставание и даже больше - мы подходим друг другу. он очень обходителен, но при этом и довольно-таки открыт. конечно, его прикосновения иногда пробуждают слишком большую бурю в сердце и душе; настолько, что тяжело даже просто вздохнуть. но это не что-то плохое, просто уж слишком непривычное. и опять же - чрезмерно откровенное. мне стыдно признаться даже самой себе, что я жажду его внимания, его прикосновений, его поцелуев. о большем я не думаю, так как не слишком много знаю, а ещё и не слишком хочу. слишком рано, а ещё мы недостаточно близки душевно.

но меня радует его готовность брать меня в круг своего общения; и также добавляет облегчения то, что это как-нибудь не случится сразу. пожалуй, я ещё не совсем готова знакомиться со всеми его друзьями, да и подробнее узнавать его увлечения? сейчас они кажутся безобидными: мореплавание, торговля... что может открыться ещё? что, если что-то плохое? конечно же, от таких мыслей я сразу же отмахиваюсь, ведь это сиэль! он кажется очень хорошим человеком и заботливым мужчиной. но всё ещё стоит помнить о том, что он гораздо старше меня и опытнее; я могу не видеть всей картины целиком?
и всё же я позволяю себе думать, что вижу. кажется, я постепенно теряю голову и влюбляюсь в него; так, как могут только героини романов, без оглядки на возможные последствия. удивляет лишь то, что я не могу никак выдавить из себя признание! будто после этого всё волшебство наших мгновений порушится навсегда. поэтому я стараюсь выражать эти чувства как-то иначе: в желании прикоснуться ( которое чаще облачается в словах ), в ярких улыбках ( ведь никому больше не дарю их ), в поэтичных словах ( иногда я вспоминаю отрывки из стихов и зачитываю их ), в мелодиях на фортепиано ( каждой из которых стараюсь привлечь его внимание ).

а ещё в заботе? не знаю, но я очень сильно стараюсь! и ночью после бала тоже. он выпил довольно-таки много на этот раз, и возможно ему не очень хорошо из-за этого. правда, он отказывается от прогулки, просто желает остаться рядом со мной. - тогда мне стоит накинуть хотя бы халат, - шепчу свои слова, но сама замираю на месте. опускаю взгляд на наши сцепленные ладони, испытывая лёгкий трепет из-за этого.
- я просто хотела заплести волосы, чтобы лечь спать, - покусываю свои губы, стараясь отыскать, какой подтекст он мог увидеть в этом всём? даже не знаю! подумаешь, что в комнате не горит и свечи... хотя, я ведь была вовсе не в постели. но ему лучше не знать, что я потушила свечу, чтобы защищаться, правильно? - но решила оставить их распущенными. - добавляю немного неловко.
его слова запускают волну мурашек по моей спине, а ладонь на моей талии кажется такой горячей сквозь тонкую ткань, что создаётся ощущение, будто поднимается и температура всего тела. - обо мне? - повторяю за ним, не особо понимая, к чему он клонит. но... я не могу сказать, что мне это не нравится. это так волнительно, что я едва держусь на ногах. мне стоит быть разумнее. какой уж там! когда наши губы соприкасаются, я уже едва могу что-то сделать или как-то себя остановить. ведь сама совсем недавно говорила на вечере об этом, о том, что хочу. может быть, именно это привело его ко мне?

здравый рассудок возвращается ко мне не сразу; его тёплые губы скользят по моему подбородку, оставляют цепочку поцелуев на шее и... и я бесстыдно откидываю голову, позволяя ему сделать это. ведь он признался мне, что я нравлюсь ему. что ещё может быть нужно девушке? выдыхаю резко, когда он касается ткани на моём плече и потягивает её чуть ниже. нет, нет! он собирается?.. - по-подожди... - старательно отталкиваю его от себя, чтобы отыскать его взгляд. он ведь слишком много выпил, не совсем видит границы, так? поправляю ткань на своём плечике, скрывая кожу. я и без того ощущаю себя голой! - знаю, что ты много выпил сегодня и мне очень приятно, что я нравлюсь тебе. - мне вовсе не хочется его обижать, но я не могу иначе! - тебе стоит вернуться в свою комнату. сейчас уже очень поздно. - прикусываю свою губу, поглядывая на него исподлобья. почему-то мне кажется, что он настроен совершенно другим образом! стоит ли мне бояться его?

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

13

Оправдания Элизабет такие невинные, а подается мне навстречу в поцелуе она, напротив, с такой готовностью, что я невольно испытываю смятение и не знаю чему верить. Первому или второму? Показались мне все те намеки, которые я успел заприметить при входе или, напротив, ошибаюсь сейчас? Заглядываю в глаза напротив, когда она чуть отстраняется и начинает лепетать оправдания. Жаль, что вокруг темно и в лице напротив почти нельзя ничего различить. Хотя, свет бы едва ли помог мне в этом — уж удерживать благопристойное для каждой англичанки выражение моя невеста умеет отлично.
Сжимаю ее пальцы, скольжу ладонью от запястья к локтю. Почему она отталкивает меня? Мы столько времени провели рядом, столько тем обсудили. Мне казалось, что между нами установилось то взаимопонимание, какое бывает между парами; какое я вижу в своих родителях. И я отказываюсь думать, что ошибался! Всему виной дурацкая манерность.
— Почему ты прогоняешь меня? Сейчас рядом нет людей, которые сочли бы нас излишне распутными, а ты изъявляла желание подарить мне поцелуй.
Напоминаю о недавнем разговоре на балу и тут же наклоняюсь, чтобы поймать ее губы. Мне хочется большего, но я не рискую действовать, проверяю почву. Пальцами пробегаюсь по спине девушки, снова вверх и вниз, задеваю ее поясницу. Как же тепло, как восхитительно от нее пахнет.
— Ты сводишь меня с ума, — шепчу ей на ушко, касаюсь языком мочки и повторно оставляю несколько поцелуев на шее рядом.
Светлые волосы путаются из-за моих прикосновений, лезут в лицо и я отвожу их, пропускаю через них пятерню, наслаждаясь ощущением скользящего шелка.

Не могу больше ждать, не хочу! Какая разница, когда это произойдет, если мы уже достаточно близки и привязаны друг к другу. Уверен, стоит мне зайти дальше и она поддастся, отбросит ложное смущение.
Я обхватываю девушку под коленями, чтобы поднять на руки и пройти несколько шагов до расправленной постели. Опускаю ее бережно, как принцессу, заслуживающую всяческих почестей, но не отстраняюсь, целую снова, не желая слушать возражений. Устраиваюсь на краешке постели, совсем близко, чтобы не позволить сбежать. Моя рука, прежде касавшаяся ее щеки, спускается ниже: по шее, на грудь и животик, тянет вверх ткань ночной сорочки, чтобы задеть бедро безо всяких препятствий. Кожа здесь нежная, бархатная и одно только это пускает иголочки удовольствий по всему моему телу. Насколько же хорошо будет, когда я овладею ею?
— Я хочу тебя, Лиззи, позволь мне.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

14

почему я прогоняю его? вопрос, который не даёт покоя и мне самой; я старательно отталкиваю его каждый раз, несмотря на то, что мы уже почти готовая пара. вот только - проблема в том, что во мне всё ещё бурлит страх и недоверие. я так боюсь, что он окажется не тем, кем я его считаю. я так боюсь, что всё может закончиться плохо. неправильно ли быть настолько зажатой? я так не считаю; для всего необходимо время, особенно для того, чтобы понять друг друга. разве не в этом суть любых отношений? нужно быть особенно рассудительной и разумной, когда дело касается чего-то настолько сложного. нам нельзя поддаваться лишь эмоциям; это, конечно же, хорошо, но... это ведь не самое главное. основа отношений - уверенность в своём партнёре, которую я всё ещё не испытываю. возможно, из-за того, что случилось со мной в прошлом, а может банально из-за воспитания.
но уже то, что я не вспоминаю противных прикосновений незнакомого мужчины, когда я с сиэлем - хорошо. наверное потому, что тот урод особо и не успел что-то сделать. если бы... то всё было бы совсем иначе, едва ли бы я так быстро подпустила бы к себе парня. неужели он совсем не понимает меня? а может я сама путаю его? ведь его правда - я говорила о том, что хочу поцеловать его. - я не отказываюсь от своих слов, сиэль. - проговариваю я, чуть покусывая губы; как бы мне сформулировать свою мысль мягче? да только не успеваю - вновь тону в неожиданном ( ожидаемом ) поцелуе. мои пальцы старательно находят опору в его плечах, цепляются за них. приоткрываю глаза, чтобы разглядеть хоть немного эмоций в лице напротив; но надо ли? его прикосновения говорят сами за себя.

и всё же едва удерживаюсь от того, чтобы не отступить. я обещала ему поцелуй, нет, я хотела этот поцелуй. но также понимаю, что всё им и должно ограничиться. мы и так ступили на слишком шаткую дорогу, и уж определённо - зашли слишком далеко. - мы должны остановиться. сейчас ночь, мы в одних только рубашках, - объясняю свою позицию сразу, как только он отодвигается от моего лица. но смотрит на меня не совсем с пониманием, скорее с лёгкой игривостью и бессовестным желанием. по моей спине пробегают мурашки, на этот раз не из-за удовольствия, а из-за страха.
он придвигается прямо к моему ушку, задевает губами раковину и шепчет откровенные слова, заставляющие меня вспыхнуть. - нет, это просто алкоголь... - шепчу в ответ, упуская выдох из груди, когда парень проходит языком по мочке. - это ещё что? не делай так. - моё дыхание сбивается, я пытаюсь ступить шаг назад, но ноги кажутся невероятно тяжёлыми. никто не сможет помочь мне? даже я сама. с тем уродом, который ввалился в мою спальню, было гораздо проще - на моей стороне был эффект неожиданности, и этот мужчина был мне незнаком, он не нравился мне, я испытывала к нему отвращение.
сейчас всё гораздо сложнее: сиэль - парень, в которого я определённо влюбилась, но теперь всё кажется неправильным. прижимаю руки к своей груди, когда оказываюсь на его руках и заглядываю в знакомо-незнакомое лицо. - ты не должен так касаться меня. мы ещё не женаты, и не слишком хорошо знаем друг друга. - я не понимаю, почему мы вообще оказываемся на моей кровати. вернее, для чего?

но новый поцелуй явно намекает, что он не готов отступиться так просто, несмотря на все мои слова. я жмурюсь настолько крепко, будто хочу сбежать от ситуации хотя бы так. хорошо, ладно, мы же просто целуемся, так? а потом, словно в оппозит моим мыслям, его рука соскальзывает ниже по моему телу. и я чувствую себя так, словно он касается прямиком оголённой кожи... - постой, остановись, - повторяю всё чаще, всё напористее, желая, чтобы он одумался и нам не пришлось попадать в ещё более неловкую ситуацию.
вот только - он будто не желает меня слышать, а может уже просто не может. приподнимает ткань моей ночной сорочки и укладывает ладонь прямо на бедро, заставляя меня вздрогнуть. да что он вообще хочет? он отвечает на этот вопрос почти мгновенно. мы встречаемся взглядами: мои - округлившиеся из-за удивления и страха, его - подёрнутые поволокой алкоголя и удовольствия. - перестань! всё, хватит! - отталкиваю его изо всех сил, используя момент, когда он этого ожидает меньше всего.
- ты пьян, сиэль. я понимаю, что ты сейчас не видишь границы... но они должны оставаться, слышишь? - укладываю руки на его плечи, чуть сжимая их. стоит ли мне ударить его по щеке, чтобы он пришёл в чувства? - я не хочу рушить то, что едва установилось между нами. пожалуйста. - проговариваю с огромной надеждой, на его благоразумие. мне страшно и возможно более разумным решением было бы сейчас... бежать?

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

15

Свадьба. Почему все чопорные англичанки так грезят о свадьбе, так стараются сохранять себя к ней? Будто в этом дне есть что-то особенное, будто есть разница между тем, чтобы переспать со своим мужем или просто с человеком, который нравится. Я, конечно, не был никогда женат, но не припомню, чтобы кто-то из таковых друзей отмечал весомую разницу. Тело и есть тело, оно не меняется в зависимости от того, дано ли божье благословение на близость или нет. Да и есть ли богу вообще до того дело.
Я вздыхаю недовольно, когда Элизабет сообщает, что мне не следует откровенно касаться ее. Если бы только на этом возражения закончились! Нет, почти сразу вслед за тем она отбрасывает всякие аргументы, за исключением моего алкогольного опьянения, и требует перестать трогать ее, целовать или желать. Она требует и даже толкает меня, упирается руками в грудь, только этим сопротивление и ограничивается. Девушка не пытается подняться и убежать, не спешит позвать на помощь. Это приводит меня к мысли, что она просто играет, что на самом деле желает соединиться со мной ничуть не меньше, чем я сам.
— Тебе нравится быть недотрогой, да? — улыбаюсь, перехватывая ее за запястье, дергаю обратно к себе. — Что именно может разрушиться, если мы будем вместе этой ночью? Мне кажется, оно только лишь больше укрепится.
Я в который уже раз нахожу губами ее губы, подминаю девушку под себя, не взирая на сопротивление, и опрокидываю спиной на кровать, оглаживаю ладонью все ее ладное тело. Маленькая, горячая и такая... такая моя. Мне даже сложно подобрать последний эпитет, она и правда ощущается моей, ровно то, что мне нужно и чего все эти годы так не хватало. Навязанная невеста? Что за глупость. Желанная невеста.
Ее руки, прежде сжимавшие мои плечи, очень уместно перемещаются на грудь. Это очень приятное прикосновение. Я перехватываю одну ладошку, веду ею выше, завожу себе на шею. Мне неистово хочется, чтобы пальчики зарылись в мои волосы, перебрали их. Такое всегда доставляет дополнительное удовольствие.
Еще бы она перестала так отчаянно смотреть, возиться и хныкать! Ну что не так?
— Что не так? — повторяю я вслух, наклоняясь к самому ее лицу. — Тебе понравится, вот увидишь.
Я не варвар какой-то и умею доставлять удовольствие. Если для нее это в первый раз... что же, тогда поначалу будет больно. Через боль придется пройти, но я постараюсь, чтобы та закончилась как можно скорее.
— Или дело в пресловутых брачных узах? — все же не удается обойти этот нюанс стороной. — Мы ведь уже помолвлены и однажды все равно поженимся. Не бойся, я не брошу тебя. Если хочешь, можем объявить о свадьбе уже завтра.
Запускаю одну ладонь в вырез декольте, нахожу ладонью нежную грудь и поглаживаю напрягшийся сосок. Спускаюсь ниже, чтобы втянуть его в рот, а после расцеловать кожу вокруг. Подцепляю подол ночной рубашки, и без того уже задравшейся, тяну его выше, чтобы открыть себе доступ к молочным бедрам и плоскому животику.
— Ты сводишь меня с ума, — повторяю фразу, которую сказал едва придя сюда. — Тебе ведь уже шестнадцать? Идеальный возраст, чтобы начать вести половую жизнь.
Кажется, я разложил по полочкам все, что мог, избавил ее ото всех страхов. Причин противиться и дальше больше нет? Надеюсь на то.
Приподнимаюсь на руках, чтобы дотянуться губами до приоткрытых губ. Поцелуй заглушит вскрик боли в момент, когда я войду и моя невеста превратится из девушки в женщину.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

16

почему, стоит только подумать о том, что в жизни начинается новый виток, что счастье ближе, чем казалось раньше, — наступает сущий кошмар, из которого, как кажется, нет выхода? тот, кто стал моим женихом, тот, кто показался мне невероятно обонятельным джентльменом, теперь предстаёт передо мной в совершенно другом свете. или скорее тьме? потому что это можно назвать исключительно темной стороной, которую раскрыл алкоголь, покров ночи и потаенные желания? сделал бы он то же самое, если бы обстоятельства были другими, если бы он сам был в здравом уме? я думаю, что нет и именно это останавливает меня от прямого побега, попыток ударить его. я надеюсь образумить его так, чтобы не испортить наши отношения слишком сильно. но… кажется, он стремится к совершенно другому. ему все равно на ту тонкую ниточку доверия, которая успела образоваться между нами? я просто интересовала его, как набор определённых внешних данных? его просто тревожила более интересная тайна? но вовсе не моей души, а чего-то более обыденного.
злость рождается в моей груди вместе с его предположением о том, что я прикидываюсь. — перестань нести чушь! я просто не хотела портить наши отношения из-за твоей глупости. — выдыхаю резко из-за того, как он дёргает меня к себе. обхватываю пальцами его руку, чтобы убрать от меня, но выходит не очень хорошо. его хватка крепкая. — ты просто не соображаешь сейчас. хватит. — говорю уже более резко и отталкиваю его от себя, чтобы подскочить с кровати. но путаюсь в его же ногах, падаю на постель и оказываюсь плотно прямо под ним. сглатываю, когда он прижимается губами к моим губам и вздрагиваю всем телом. если раньше его прикосновения были приятны, если раньше я испытывала легкий трепет и желание попробовать с ним больше, то сейчас я испытываю отвращение.

утыкаюсь руками в его грудь с намерением отпихнуть, но он прижимается лишь ближе, отвоёвывая всё возможное пространство в моей кровати. мне становится невыносимо страшно, ведь всё действительно может состояться, как бы я не надеялась на обратное. стискиваю зубы между собой, скрывая внутри первый всхлип, родившийся из-за беспомощности. я бью его в грудь, пихаю ногой, пока не оказываюсь вжата в постель ещё больше. откуда в нём столько силы? или почему во мне столько слабости сейчас? он обхватывает моё запястье и укладывает ладонь на свою шею, из-за чего моя вторая рука не выдерживает и не удерживает расстояние между нами. - мне не понравится, я не хочу даже узнавать! не сейчас, не так. пожалуйста. - мне ничего не остаётся кроме мольбы, не так ли? если бы только они работали.
дело ли только в брачных узах? нет, не совсем. мне действительно не хочется делать всё вот так, неправильно, не так, как меня учили. но большая проблема только в том, что у меня нет желания заниматься с ним близостью, становиться его женщиной; при иных обстоятельствах возможно всё было бы иначе, но конкретно сейчас - испытываю лишь ненависть и огромную жалость к себе. бью его по рукам всякий раз, как он касается меня, старательно пытаюсь их убрать, извиваюсь, чтобы выбраться из-под него, но всё оказывается тщетно. кажется, он настроен серьёзно и это становится понятно по его речи. выдавливаю сквозь плач те мысли, что роятся в голове: - мы едва знаем друг друга! - по крайней мере, лично мне не достаточно проведенного времени, чтобы решиться на такой серьезный шаг.

я испытываю отвращение, да, однако моё тело порой чувствует себя приятно (до головокружения), но я подавляю эти ощущения. потому что этот кошмар не может быть приятным, потому что без желания эта связь не стоит ни гроша. жмурюсь на его словах про возраст, про начало половой жизни; господи, за что мне всё это? неужели я выбралась из одной ловушки, чтобы попасть в другую? лучше бы я тогда умерла вместе со своими родными. царапаю его кожу, отталкиваю и даже кусаю его губу, когда он пытается поцеловать меня. жаль, что всё это приводит к нулевым результатам, он лишь резче входит в меня из-за этого. сглатываю, с силой стягивая внутри крик. это невыносимо. - нет, перестань, не двигайся. нет. - бью его кулаками, ударяю ладонью по щеке, стараюсь выбраться из него. - я умру...
внутри всё сжимается ужасающе, делая ощущения ещё более отвратительными. стараюсь доставить ему хотя бы приблизительно ту же боль, которую испытываю сама, в надежде отомстить хотя бы так. веду себя, словно маленькая неспособная девчонка, чёрт подери! мои родители наверняка очень разочарованы, а ещё может и очень расстроены, что не смогли защитить от этого. пока он движется внутри, пока боль терзает всё моё тело, пока он льнёт к моим губам, я чувствую лишь полное опустошение. какой теперь смысл отпираться? самое худшее уже случилось, поэтому я просто опускаю руки на постель, но не перестаю смотреть на него. хочу, чтобы он видел всю степень моего разочарования, моей злости и обиды. пусть даже это его и не тронет.
когда всё заканчивается и он опадает на постель рядом, единственное, что я хочу сказать: - я не хочу за тебя замуж. - шепчу подрагивающими губами, понимая, что теперь у меня однозначно не будет выбора. или?.. всегда можно существовать в одиночестве, если найти работу или поддержку. хоть в другой стране это ещё сложнее. - и не веди себя теперь так, словно ты весь такой обходительный и очаровательный. нет смысла скрывать правду, раз уж я её знаю. - собираюсь всю силу и волю в кулак, чтобы крепко подняться в постели и забраться под одеяло. очень надеюсь, что моё тело не подрагивает и не выказывает всю слабость.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

17

У женщин бывает разное «нет»: кокетливое, больше означающее «да»; недоуменное, обычно сигнализирующее о том, что она и подумать не могла, но в целом не против; недовольное, так и кричащее о том, чтобы держал руки при себе. Я сталкивался за минувшие несколько лет с каждым. Не скажу, что резкий отказ был приятен, но даже с ним можно примириться. Становиться насильником никогда не входило в мои планы.
«Нет», которое говорит Элизабет, похоже на кокетливое. Она ведь так льнет ко мне! Значит не может не испытывать желания. Ее слезы немного сбивают с толку, но не останавливают, да и алкоголь в крови требует продолжать. Это будет безумно хорошо! Зачем отказываться?
Мне льстит мысль о том, чтобы стать ее первым мужчиной. Меня раззадоривает ее сопротивление и мольбы, они такие сладкие. Я не сразу понимаю, что все давно переросло из несерьезной кокетливости в откровенную борьбу. Наверное, только после того, как первая волна удовольствия от обладания схлынывает. Не так страшны алые полосы от ее ногтей и прокушенная губа, которые я получил в результате, как безвольно опущенные руки и потухший взгляд. Она продолжает смотреть на меня, да, но во взгляде этом... смесь из отвращения и разочарования на том месте, где была симпатия.
— Ну перестань, что ты, — я наклоняюсь, чтобы поцеловать ее щеку и подбородок, опускаюсь ниже на шею.
Мне не хватает силы воли, чтобы остановиться, даже видя это. Удовольствие слишком сильно и я толкаюсь в ее тело глубже и глубже, чувствуя, как все внутри нее содрогается от этого.
— Моя хорошая, моя красивая.
Накрываю ладонью ее грудь, аккуратно сжимаю сосок, надеясь на хоть какой-то отклик. Обычно женщины со мной куда отзывчивее.
Все же оргазм оказывается ярче, чем можно было ожидать. Я зажмуриваюсь, с трудом сдерживая стон и едва находя в себе силы, чтобы оставить ее, довести себя до пика уже рукой. Будь на месте Лиззи любая другая женщина, можно было бы не загоняться, но она — другое дело.

Ожидаемо, девушка не сменяет гнев на милость. Даже больше, она заявляет, будто не желает становиться моей женой и поднимается с разворошенной постели. Я напрягаюсь и приподнимаюсь на локте, собираясь следовать за ней куда бы ни пошла, но на деле она лишь забирается под одеяло. Не отметить нервную дрожь, сотрясающую все тело, я не могу.
— Перестань, небо не рухнуло на землю из-за того, что это случилось до свадьбы, — вздыхаю недовольно.
Кокон из одеяла не спасет от моего присутствия. Я сгребаю Элизабет вместе с ним, прижимаю ее к своей груди и бережно поглаживаю. Должно быть, ей сейчас больно, отсюда и такие реакции. Утром нужно будет приготовить для нее теплую ванну.

Утро наступает быстрее, чем можно было ожидать. Хорошо, что я не сплю до одиннадцати утра, иначе было бы совсем неловко!
К счастью, я открываю глаза сразу, как только заря начинает брезжить. Тут же проверяю соседнюю половинку кровати и замечаю златовласую головку, пристроившуюся на подушке. Должно быть, за ночь ей стало душно лежать, укрывшись полностью. В любом случае, тревожить девушку я не спешу, вместо этого поднимаюсь, придерживая рукой гудящую голову, и иду в сторону ванной, где немедленно поворачиваю краны с горячей и холодной водой, а на полочке нахожу душистые масла.
Пока ванна набирается, сам я привожу себя в порядок и только после выхожу обратно в спальню, чтобы присесть на корточки около постели.
— Искупаешься? Вот увидишь, от горячей воды тебе сразу станет лучше.
Я готов отнести ее на руках, лишь бы только согласилась или хоть какой-то знак подала.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

18

сиэль не может быть таким мужчиной! странно пытаться убедить себя в чём-то подобном, когда он делом показал, насколько сильно я ошибалась раньше. но нужно понимать, что здесь совершенно другие нравы и устои, а он значительно старше меня, опытнее и уж точно привычнее к другим женщинам. я для него становлюсь одной из многих, в то время как он для меня первым и единственным. это неправильно, и тоже безумно обидно. но... куда сильнее разочарование от осознания, насколько же он гадкий человек! как можно идти против чужой воли ради собственного желания? ведь я бы согласилась сама в ту же ночь, когда мы только поженились бы. но теперь всё это разрушено, я вновь оказалась в шатком положении, но что куда важнее - меня снова сломали, ввергли в пучину бездонного отчаяния.
я поверила, что здесь смогу обрести покой и свой новый путь, а на деле получаю лишь больше сложностей и страданий. он говорит, чтобы я перестала, он звучит снисходительно, словно пытается успокоить маленькую девочку и убедить, что всё в порядке вещей. он называет меня своей, использует эпитеты, применимые к любой другой женщине. он не останавливается ни на мгновение, несмотря на боль, терзающую меня. почему он вообще стал моим женихом? поджимаю губы, неожиданно желая отправиться в лучший мир, чем здешний. спокойный, приятный, где больше не надо будет терзаться с поводом и без него. но если бы всё было так просто, на деле же - приходится бороться с собой, а заодно и с парнем, что оставил меня лежать в постели.

перебираюсь под своё одеяло, чтобы хоть так отгородиться от всего, а его слова лишь больше уничижают меня. снова эта просьба (приказ) перестать, снова эти слова о том, насколько всё это неважно и незначительно. - только для тебя. ты привык обольщать женщин и затаскивать их в постель, не так ли? - вопрос риторический, ведь он слишком опытный, я бы никогда не поверила даже в то, что у него была лишь пара разных партнёров, к которым он питал какие-то искренние теплые чувства. способен ли он вообще на это? есть сомнения. а ведь он мне действительно нравился. - для меня имеет огромное значение, что ты сделал это, руководствуясь лишь своим желанием. - может, если бы я хотела подобное, то мне было бы всё равно что это произошло до свадьбы, но это не так.
мне не хочется выбираться из-под одеяла даже тогда, когда он притискивает меня к себе, как какую-то игрушку. да, это тоже раздражает, но мне так больно и грустно, я так устала, что нет совершенно никаких сил сопротивляться. а ещё - какая разница? какой вообще в этом толк? засыпаю далеко не сразу, мучаясь от осознания предательства и жестокости. ну почему всё именно так? дергаюсь всякий раз, когда он шевелится совсем рядом и сжимаюсь на своей половинке кровати. почему он остался рядом после всего? мне так хочется вдоволь поплакать...
но это получается лишь утром, когда я слышу, как он уходит в ванную. это ведь займет какое-то время? моя грудь слишком сильно сжата от боли и обиды, мне просто надо выпустить всё из себя, и тогда станет легче? позволяю себе поплакать в голос и умолкаю, когда он вновь появляется в комнате.

наблюдаю за ним из-под одеяла, размышляя над тем, что будет, если я выбешу его и он решит не брать меня в жены? но ради подобного мне всё же не хочется унижаться, как бы страх не сжимал горло. остаться на улице в совершенно незнакомом государстве, без какой-либо поддержки, да ещё и лишенной самого главного, - далеко от предела моих мечтаний. если только покончить со всем разом?
- горячая вода не обладает чудодейственными свойствами, - выдавливаю из себя эти слова, откидывая одеяло чуть ниже. смахиваю слезы со своих щёк, резко поднимаясь в постели. может даже слишком? потому что лучше от этого не становится. - вода не вернет того, что ты отнял. так что лучше уже не станет. - с чего бы он вообще печется о моём состоянии? - волнуешься, что я скажу твоим родителям? нет. я не хочу этого позора. - прикусываю губу, поднимаясь с постели и обхожу его, чтобы пройти в ванную. - и не смей заходить! что ты вообще до сих пор делаешь в моей комнате? - останавливаюсь в дверях и оборачиваюсь на парня через плечо. - простите меня, господин фантомхайв, что иначе теперь разговаривать не получается, да и думать тоже. - я невежлива? да, определённо, но мне настолько всё равно, настолько я считаю, что он заслужил это всё.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

19

Я жестоко ошибся, сочтя просьбы Элизабет остановиться игрой в недоступность. Осознание этого приходит утром, когда солнце поднимается и расцвечивает красками все вокруг себя, когда становятся заметны покрасневшие глаза девушки и дорожки слез на ее лице. Я ошибся и буду расплачиваться теперь за эту ошибку. Ее отношение меняется молниеносно: из нежной и ласковой невесты она превращается в озлобленную на весь свет девицу. Ее трепет и смущение при виде меня исчезают, их место занимает ярость, отторжение. Есть ли хоть какой-то шанс исправить теперь сотворенное? Она права, горячая вода не обладает целебными свойствами.
— Тебе и не нужно то, о чем ты так печешься и из-за чего пролила столько слез. Девственность — это не более, чем инструмент для подчинения таких, как ты, а еще пережиток прошлого.
Хоть я и сожалею о причиненной боли, а лгать все же не собираюсь. В конце концов, это глупо, было бы из-за чего плакать!
То, что можно было ответить и мягче понимаю не сразу. Сжимаю зубы, когда меня пытаются выставить за дверь, делаю шаг вперед. Что я делаю в ее комнате? Я набрал ей ванну! И почему мне нельзя войти, если между нами уже было все мыслимое и немыслимое?
— Расслабься, я не собираюсь повторять произошедшее. Дам время, чтобы перестало болеть.
Обещание тоже срывается само собой, возможно, слишком жестокое для этого утра. Да, я собираюсь повторить все не раз и да, мне понравилось быть с ней. Только ей пока об этом знать рановато?
— Прими ванну и расслабься, Лиззи. Тебе не о чем беспокоиться, поверь, — я перехватываю ее за запястье и подношу к губам тонкие пальчики, чтобы оставить поцелуй, а после исчезаю за дверью.

Мне не составляет труда вернуться в свою спальню незамеченным. Я даже ворошу постель, создавая видимость того, что спал в ней. Спустя же четверть часа спускаюсь вниз и прохожу в гостиную, где такие же жаворонки расселись по диванам и креслам в ожидании других гостей, куда больше любящих поспать.
Завтрак назначен на десять утра и моя прекрасная невеста спускается аккурат к нему. Я оценивающим взглядом прохожусь по ее лицу и фигуре: личико выглядит куда более свежим, чем несколькими часами ранее, а движения хоть и немного скованные, но это не так уж бросается в глаза. Видимо таки отдохнула.
— Как ты себя чувствуешь? — спрашиваю, подавая ей руку, чтобы проводить в столовую.

Пока мы ждем подачи первого блюда, я перехватываю пальчики своей невесты снова. Пора бы развеять ее страхи и сообщить всем вокруг о том, что и так известно, но требует подтверждения.
— Минуточку внимания, пожалуйста, — прошу, пресекая все разговоры вокруг. — Мы с моей невестой, леди Элизабет, хотим объявить, что решили пожениться в течение ближайшего года. Ожидайте приглашений на свадьбу уже в этом месяце.
Формулировка получается расплывчатой, ведь я пока не знаю какое время выбрать, но тут главное само известие. Собравшиеся немедленно осыпают нас поздравлениями, кто-то даже жиденько аплодирует, а мои собственные родители одобрительно кивают. Не думал, что они согласятся так просто... или не считают нужным спорить при посторонних? В любом случае, у меня есть отличный козырь в рукаве теперь. Да и после шестнадцатилетия странно ставить палки в колеса. В брачный возраст девушка уже вошла.
Я взглядываю на нее, желая оценить эффект. Разговоров о том, что не желает за меня замуж ведь не будет?

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

+1

20

нет, серьёзно! мало того, что он сделал всё это со мной, так ещё и продолжает гнуть свою линию. хоть бы разочек извинился за случившееся... но, видимо, он не считает это необходимым, да и вообще едва ли видит свою вину. а с чего бы? ещё ночью он говорил о том, насколько не важна девственность и вообще старательно видел только то, что хотел (например, что я на самом деле заигрывала с ним). - не нужно? это было решать не тебе, знаешь ли. - сжимаю руки в кулаки, переводя взгляд в сторону. как же мне не хочется видеть его, не говоря уже о том, чтобы иметь с ним хоть какие-то общие дела. но он сделал всё, чтобы я никогда не смогла уйти от него. это ли раздражает меня больше всего? нет, не знаю, не уверена... возможно! - инструмент для подчинения, значит? здесь ты прав, ты лишил меня возможности выбора, тем самым подчинив себе. - а что мне теперь остается? пытаться сбежать от него, чтобы опозориться окончательно? да и куда, по правде говоря? стискиваю зубы между собой, сдерживая вздох отчаяния. - но зато ты не прав в кое-чем другом. я лила слёзы не столько из-за того, что ты лишил меня девственности, сколько из-за того, насколько моё мнение не нужно, насколько оно жалкое и несущественное на самом деле.
именно поэтому я почти сразу стараюсь выставить его вон, хотя он кажется не слишком того хочет. или же у него попросту совсем другие планы? ещё везёт, что он почти сразу же опровергает мои самые ужасные мысли, тут же нарисовавшиеся в голове. - о, правда? так благородно с вашей стороны. - почему я настолько сильно злюсь на него? внутри меня всё горит от несправедливости происходящего, от его поведения. наверное это потому, что разочарование оказалось слишком сильным. я всегда представляла себе своего жениха совсем иначе - милым, заботливым, добрым, открытым и учитывающим моё мнение (в конце концов). судьба настолько несправедлива ко мне? и чем только я заслужила всё это? теперь уже не так важно. но это не означает, что я просто позволю ему изображать из себя невесть что. ненавижу это больше всего! то, что он заставил меня поверить в то, что он - почти идеальный тип мужчины. выхватываю свою руку из его хватки, окидывая холодным взглядом; - я уже говорила, чтобы ты не вёл себя так. зачем вообще надо было лгать? - вот что странно, сразу бы мог взять желаемое. может хотел понять - а надо ли оно ему вообще?

эти мысли занимают меня и в то время, пока я принимаю ванную. да ещё не забываю про боли внизу живота... как же всё это бесит! опускаюсь под воду с головой, даже не задумываясь толком о том, что творю и есть ли в этом что-то неправильное. лишь, когда служанка стучит в дверь, а затем и вскрикивает, выскакиваю из воды. - просто задумалась. - сразу говорю я, а потом замечаю в её руках простынь с отпечатками моей крови. - у меня неожиданно начались женские дни. и я соберусь сама, - должна ли я оправдываться? не знаю, но мне отчаянно хочется этого. иначе кто-то может подумать чуть больше, иначе кто-то может прийти к ужасной правде самостоятельно.
но она лишь между мной и сиэлем, которого я встречаю слишком скоро. - если ты надеешься, что уже всё прошло, то нет. - отвечаю ему с лёгкой улыбкой на губах, стараясь не показаться остальным слишком странной или недовольной обществом жениха. теперь ведь придется изображать парочку, так, чтобы никто не догадался о неладном. и зачем только было так всё усложнять? 
этот же вопрос возникает в моей голове, когда он высказывает своё намерение жениться на мне в течение года. не слишком ли странное это заявление с утра пораньше? а если вспомнить, что с нашего знакомства прошло не так много времени, а к этому ещё и прибавить мой возраст, то получится совсем уж кошмар наяву. поджимаю губы, стараясь не выглядеть пристыженной или слишком недовольной. опускаю взгляд к тарелке перед собой, аккуратно вынимаю свою ладонь из его хватки, чтобы никто не заметил и дожидаюсь, пока все отвлекутся от нас. - так сразу захотел жениться на мне? - раньше он так не рвался к этому. всё же чувствует ответственность за случившееся? не мудрено.

дальше, благо, он на какое-то время (короткое) исчезает из родительского дома, поэтому мне удаётся посветить это время самой себе и наведению хоть какого-то подобия душевного равновесия внутри себя. рэйчел временами задаёт мне вопросы, на которые довольно сложно ответить, так что в основном я говорю коротко: - я в полном порядке, или - конечно я рада быть невестой, или - конечно мне нравится ваш сын. - как же я не хочу врать, но эти люди ни в чём не провинились передо мной. и я вовсе не хочу, чтобы они знали не самые приятные подробности. ведь вдруг... они тоже согласятся, что это в порядке вещей? я не хочу разочароваться ещё и в них.
обычно именно рэйчел отвлекает меня от игры на пианино, но в этот раз на пороге возникает сиэль фантомхайв собственной персоной. надеялась ли я, что этот момент не наступит? конечно нет, это было бы глупо даже предполагать. - ты надолго здесь? или проездом? - говорю это скорее для того, чтобы разрушить повисшую тишину. закрываю клавиши крышкой, после чего поднимаюсь со скамеечки и делаю несколько шагов в сторону окна от него подальше.
правда, неожиданное предложение потанцевать и объятия со спины, не позволяют держаться в стороне. но всё получается совсем не так, как раньше - нет этого волшебного ощущения, нет этих надежд на лучшее... есть просто движения в такт музыке, взгляд, сфокусированный на его броши и руки, едва касающиеся его. - тебе нравится? - мне и вправду интересно, что он испытывает в такие моменты. - что ты чувствуешь? - желание? или что-то ещё?
резко останавливаюсь и делаю шаг назад, в очередной раз испытывая тягучее разочарование. - уже поздно, так что я пойду... - разворачиваюсь почти сразу же, но это не помогает сбежать. сиэль предлагает проводить меня, и мне становится интересно, последует ли за этим что-то ещё?

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

21

Обратился ли я монстром в глазах своей невесты? Судя по ее словам и поведению, и попыткам держаться подальше — да. Я сжимаю пальцы в кулак после того, как покидаю ее покои и направляюсь к себе, повторяю ровно то же движение за столом, стоит только ей аккуратно высвободиться из моей хватки. Не слишком ли она дерзкая?
— Раз уж я тебя «испортил», не должна ли ты радоваться возможности прикрыть позор? — шепчу девушке на ушко.
Для всех вокруг мы обмениваемся милыми глупостями, так что я добавляю улыбку на губы и немного нежности во взгляд.
— Скажи «спасибо», что хочу жениться.
Лишил ли я ее возможности выбора своими действиями? Уж не знаю, был ли этот выбор вообще... раз мы помолвлены с детства, даже с рождения. По крайней мере, вслух и при всех возражений не звучит, значит, она таки соображает в каком положении оказалась.

Язвительность на тему того, что боль еще не прошла, остается без моего внимания. Я и без слов это знаю, потому исчезаю на время с горизонта и окунаюсь в подготовку дома к грядущему появлению в нем хозяйки. Да и нужно подписать больше сотни приглашений — тоже непростая задача, хоть в них пока и нет даты.
Когда я вновь появляюсь в доме родителей, то ничего особо не меняется, разве что дата и месяц на календаре другие, а Элизабет по-прежнему проводит свое время в музыкальной гостиной. Я прислоняюсь плечом к косяку, вслушиваясь в мелодию, и делаю несколько шагов вперед только после того, как та заканчивается.
— Я не покидал город, — отвечаю на ее вялый интерес. — Ты соскучилась?
Предполагаю, что нет, но спрашивать все же буду, при том до тех пор, пока не услышу положительного ответа. Мне хочется его услышать, хочется вновь увидеть огонь в ее глазах. Кто бы знал, что его будет так легко затушить.
— Потанцуй со мной? — зову, протягивая вперед руку, а после с удовольствием обнимаю ее за талию.
Танец получается... не таким, как прежде. Нет той легкости и того очарования, не видно ее волшебных глаз. Девушка таращится на какие-то элементы моей одежды, а ее ладошки едва-едва касаются меня. Досадно...
Ее вопрос становится отражением моей досады. Нравится ли мне? Может ли такое нравится? Это совсем не то же самое, что наслаждение близостью.
— Нет, мне не нравится. Но это не меняет того, что я соскучился и хочу тебя поцеловать.
Приподнимаю ее личико за подбородок и невесомо трогаю губами губы. Конечно, она не отвечает и я вздыхаю от разочарования. Ну сколько можно упрямиться?

Этот вопрос занимает меня и после того, как девушка изъявляет желание отправиться к себе. Часы едва-едва показывают девять, еще можно было бы посидеть в гостиной, поговорить. Вот только, похоже, она своими отказами желает вынудить меня проявить жестокость? Если так можно называть близость.
— Я провожу тебя, — сообщаю об этом так, чтобы возможности отказаться не было.
Мы идем по пустым коридорам, поднимаемся на второй этаж и доходим до заветной двери. Очень удачно та находится в противоположной стороне от той, где ночуют мои родители. Очень удачно и очень раззадоривающе.
— Я зайду. Тебе ведь нужна помощь с платьем, — это тоже не вопрос.
Закрываю дверь в спальню за собой и чуть кручу рукой, призывая девушку поворачиваться спиной. На ее платье несколько десятков крючков, но мне не впервой расправляться ни с ними, ни с завязками корсета. Напротив, это даже приятно: как развернуть дорогущую и изысканную конфету. Я даже губами прикасаюсь к линии шеи и плеч Элизабет, пробуя на вкус кожу.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

22

да, я и сама очень далека от мягкости в своих словах, но вот услышать подобные грубости от него кажется просто возмутительным! зажмуриваюсь на мгновение, чтобы не позволить себе проявления искренних эмоций; сжимаю руку в кулак под столом, испытывая желание вмазать ему прямо сейчас и прямо перед всеми. но мы же тут о помолвке объявили, так что это далеко не подходящее время. приходится перевести дыхание, натянуть улыбочку на губы и прошептать очевидное: - я ненавижу тебя, сиэль фантомхайв. - какой же он, оказывается, ужасный! угораздило же меня попасть в его цепкие лапы; впрочем, то случилось чуть ли не с рождения, раз я была ему обещана.
но он прав в том, что с таким позором никто не захочет взять меня замуж, а я осталась безо всякой поддержки в этом мире. что я могу сделать самостоятельно? да ничего! даже банально не могу отказаться от него, от замужества с ним, хоть и представляю, насколько это будет ужасно! что это будет за жизнь? и стоит ли пытаться прожить её? всегда куда проще отказаться вообще от всего! самоубийство? вряд ли это выход, которого мне желали бы мои родные. - такому едва ли можно радоваться, и за такое едва ли можно благодарить. - лепечу себе под нос, потому что эти слова так и просятся наружу, но между тем мне страшно, что он может действительно бросить меня. правда это и так может произойти, стоит ли пытаться строить из себя невесть что? даже если и так, то это точно будет не образ любящей девушки, а вот безразличие и нейтралитет изобразить можно. всё самое сокровенное уже случилось, сколько бы я не страдала из-за этого, а семейная жизнь, какой бы она не была, тоже скорее всего случится.

правда, после своего странного обещания сиэль исчезает на длительное время; задумываюсь ли я о том, что на деле он обманул меня? пожалуй, да, такая мысль закрадывается в голову, но раз меня не выгоняют из дома фантомхайвов - меня всё более чем устраивает. отсутствие компании жениха скорее благо; возможно, в нашем браке будет также? он будет где-то вне дома, а я просто буду жить в своё удовольствие, изредка пересекаясь с ним. такая перспектива меня даже устраивает, может стоит поговорить с ним о таком раскладе? относительная свобода действий друг для друга, да и в любви тоже. правда не знаю, захочу ли искать себе другого мужчину? все они кажутся мне теми ещё моральными уродами. не хочу видеть вообще никого из них!
жаль, что моё одиночество обрывается одним из вечеров; ведь мой жених возвращается в отчий дом, и кажется не к своим родителям. или он уже пообщался с ними? спрашивать я не буду, да и у него уже успевает возникнуть совершенно другой, совершенно странный, вопрос. он рассчитывал, что если пропадёт из моей жизни на достаточное количество времени, то всё вернётся на круги своя? глупость какая. - ты же знаешь ответ на этот вопрос. нет, я не скучала. - сцепляю ладони в замок, отводя взгляд в сторону. я скучаю по своей симпатии к нему, но она так быстро почти испарилась...

ключевое слово здесь 'почти'; всё-таки мне не совсем противно, когда он прикасается ко мне, когда мы кружим по залу в импровизированном танце. а когда он говорит так неожиданно о том, что соскучился и хочет поцеловать, то сердце даже пропускает пару ударов. в момент, когда он приподнимает мою голову, мы впервые встречаемся взглядами за этот вечер. у него довольно красивые глаза, если бы только в них не таилось столько лживости и жестокости; забавно теперь осознавать его истинную личность, разочаровываться даже в каких-то внешних чертах. поэтому я закрываю глаза, когда он приближается ко мне и касается губ. я едва чувствую что-то, кроме желания сбежать. в детстве я мечтала о совсем другом, но о принце и любви можно позабыть.
жаль лишь, что даже отделаться от моего жениха не получается. он порывается пойти вместе со мной в комнату, идёт следом и едва ли интересуется моим мнением (снова). я уже чувствую, к чему именно это ведёт и вряд ли смогу это избежать. так почему я вдруг пытаюсь отказаться от его общества? - я могу позвать служанку, если мне нужна будет помощь. почему ты вдруг вызываешься? - смотрю на него, закрывающего за собой дверь в мою комнату, но не предпринимаю никаких действий. какие варианты? кричать и вырываться в его собственном доме? просто смешно. да и как отреагируют его родители? которые считают, что между нами все хорошо.
поворачиваюсь к нему спиной, чувствуя напряжение в каждой клеточке своего тела при каждом его прикосновении. - зачем ты так целуешь меня? - стискиваю губы, покусывая их; не знаю даже, что именно чувствую в этот момент. - тебе больше не с кем делать это? - отодвигаюсь от него, как только он расправляется с верхом моего платья и снимаю его, откладывая на стул. - впрочем, в это я не поверю. ты не выглядел как тот, у кого нет опыта. - расстёгиваю верхнюю юбку, откладывая её всё туда же. - и со многими ты делал это против их воли? - разворачиваюсь к нему лицом, складывая руки на груди. - обещал кому-то жениться? хотел ли этого искренне раньше? - на мне всё ещё остаются нижние юбки и верхний топ, которые я не собираюсь снимать так сразу. ещё неясно, чем именно всё это закончится.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

23

«Это». Элизабет говорит о близости так безлико, так отчужденно, что даже забавно. Под «этим» ведь можно понимать все, что угодно и только особо стеснительные люди полагают, что сомнений возникнуть не может. Отчего им так тяжело произнести слово «секс» или хотя бы «близость»? Как будто они запретны или, более того, отвратительны сами по себе.
— Я целую тебя потому, что хочу. Я желаю близости с тобой потому, что это ты. Зачем мне другие?
Зарываюсь носом в волосы над ее ушком, вдыхаю непередаваемый запах. Приятно, куда приятнее чем я мог подумать. Она права, у меня было множество женщин, но ни одна из них не вызывала в душе непонятный трепет, который есть сейчас.
Мне немного досадно, что девушка воспринимает в штыки каждую попытку быть ближе или позаботиться. Я сделал с ней что-то против воли? Да она ведь сама изо всех сил намекала на это! Даже если нет... Сжимаю губы и выдыхаю медленно, стараясь сдержать досаду. Да, хорошо, возможно она не намекала и даже просила остановиться, а я не послушал. Вот только все уже случилось! Зачем продолжать играть в недотрогу.
— Прости, что обидел тебя, — шепчу я, обвивая ее руками и замирая на несколько долгих секунд.
После из моей хватки высвобождаются и принимаются раздеваться. Я слежу за этим со смесью смятения и интереса. Она вообще понимает насколько противоречивые сигналы подает?
— Элизабет, ты непоследовательна, знаешь? — выразительно перевожу взгляд на одежду, сброшенную на стул. — Если ты так сильно против того, что между нами происходит, то стоило бы прекратить. В противном случае, я делаю вывод, что нет.
Вновь приближаюсь к ней и заключаю в объятия, трогаю губами уголки ее губ, спускаюсь поцелуями по подбородку и шее. Девушка прогибается в пояснице, то ли инстинктивно, то ли из-за того, что я удерживаю ее за талию, а она хочет отодвинуться, и так у меня появляется больше доступа. Расцеловать ее ключицы и грудь тоже приятно.
Одним движением подхватываю свою невесту на руки, чтобы быстро добраться до кровати и уложить ее туда. Присаживаюсь рядом и в очередной раз прикасаюсь к ее губам, наслаждаясь их теплом и мягкостью. Покусываю нижнюю губу, затем верхнюю.
— Я никогда прежде не обещал никому брака, так что ты особенная, будь уверена.
Забираюсь пальцами под короткий топ, накрываю ими грудь и мягко массирую, пока ее сосок не становится твердым. После проделываю то же самое с другим.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

24

почему он отвечает мне так, словно между нами существует нечто большее? нечто эфемерное даже, то, что другие называют любовью. он хочет близости со мной, потому что это я? чушь собачья! хотя, а какая ещё может быть причина? но думать о чём-то глубоком, о чём-то значимом, попросту не получается. ведь мы знаем друг друга слишком недолгое время, не успели даже толком понять, но он уже готов говорить о чём-то подобном. или мне лишь кажется, а для него это и есть игра? мы ведь воспитаны совершенно по разному, об этом нельзя забывать. - ты так рассуждаешь, будто... желаешь не просто близости со мной, хоть это и не так. - иначе бы оказался он прямо в день своего возвращения в этой комнате, изъявил бы желание раздевать меня, словно это в порядке вещей? хотя, если бы это было только желание, то я могла бы отказаться, но нет - это был ультиматум.
тем неожиданнее оказывается его объятие - нежное настолько, что невольно создаётся ощущение, словно мы оба - влюблённые, которых разлучала на время сама судьба, а теперь вот случилось счастливое воссоединение. но нельзя воспринимать всё именно так, потому что это неправда. но вот незадача - что-то внутри натянуто вздрагивает, когда он извиняется; что с ним вдруг? сиэль извиняется за то, что лишил меня девственности насильно, или за что-то другое? я не знаю, но ещё хлеще - не понимаю, как именно мне реагировать. ожидает ли он изменений в моём отношении к нему? или дело в чём-то другом? закрываю глаза и втягиваю воздух поглубже, касаясь его ладоней, чтобы выбраться из объятий. нельзя обманываться его поведением, как это было в прошлом. - я не уверена, что могу верить твоим словам и действиям. - взаправду ли он сожалеет о произошедшем? или лишь делает вид, чтобы добиться своего? ведь сам же недавно признался, что наше нынешнее взаимодействие ему не слишком-то нравится.

моё решение раздеться самостоятельно - последствие того, что в прошлый раз он не оставил мне никакого выбора. сейчас я хочу быть властна хоть над какой-то частью процесса. да, может это и глупо, и даже по детски, но я всё равно не смогу избежать того, что произойдет. так есть ли смысл пытаться? - ты ведь всё равно сделаешь то, что захочешь. разве нет? - оборачиваюсь на него через плечо, обнимая себя двумя руками. готова ли я к повторению давней ночи? не думаю. но это всё равно придётся пережить. - или хочешь сказать, что решил пойти за мной в комнату лишь для того, чтобы побеседовать? и комментарий про помощь с платьем - это действительно невинная помощь, которую ты пожелал оказать? - заглядываю ему в глаза, когда он вновь оказывается близко-близко и стараюсь не вздрагивать от поцелуев.
все они ничего не значат, лишь механический процесс, лишь желание показать свою власть, не так ли? жаль только, что моё тело настолько податливо его чарам, если можно так сказать. все эти действия вызывают физическое наслаждение, которое я подавляю изо всех сил, чтобы не стать просто марионеткой в его руках. не будет такого, чтобы я пожелала его всерьёз. не будет такого, чтобы я признала, что в итоге то насилие привело к желанию. это же просто бред! так почему собственное тело предает меня?
даже, когда мы оказываемся в постели, внутри меня что-то напрягается и горячится, а мурашки бегают по коже без остановки. какой кошмар! правда, один момент всё же вызывает полное отторжение; особенно, когда я пытаюсь отодвинуться и он прокусывает мою нижнюю губу. - перестань! больно! зачем ты кусаешь их? - почти ругаюсь на него, потому что это уже верх странности. выдыхаю немного громче, из-за неожиданности, когда парень накрывает мою грудь ладонью и массирует сосок. почему это вообще приятно? сглатываю, возвращая на лицо маску безразличия. - возможно, ты никому не предлагал брак лишь потому, что я была твоей невестой всё это время? - самой в это верится слабо, но с другой стороны - почему бы и нет? его родители могли быть против, учитывая договоренность с моими мамой и папой. - а ты хотел? жениться когда-либо. ты казался мне свободолюбивым, во всех смыслах. или ты знаешь, что в браке со мной всё будет также для тебя? - мне интересно, чего же он ожидает от наших отношений, если их можно так назвать? упираюсь ладонью в его грудь, чувствуя, как он приподнимает ткани моих юбок и касается внутренней стороны бедра, ведёт выше. прокашливаюсь, стараясь совладать со своим психологическим отторжением очередного насилия и дышу очень глубоко, прикрыв глаза. всё же резко выпаливаю: - почему тебе не делать это с кем-то другим? моя грудь ещё не выросла, да и я сама ещё не выросла. - что за чушь? особенно про грудь.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

25

Я хочу, чтобы все стало как раньше: чтобы она трепетала в моих объятиях от наслаждения, а не от страха; чтобы она тянулась ко мне с полным пониманием того, а не сквозь внутреннее сопротивление; чтобы смотрела как прежде. На деле же мои действия будто делают все только хуже и Элизабет с каждым прикосновением, с каждым словом ускользает лишь дальше, закрывается лишь больше. Да, она раздевается самостоятельно, когда мы оказываемся в ее спальне, и это можно было бы воспринять за намек, я даже и воспринимаю поначалу; вот только когда мы оказываемся на постели, когда я забираюсь сначала под ее топ, а после и под нижние юбки, становится очевидно, что это не так. Что мне с этим делать?

— Прости, прости, я не хотел, — зализываю ранку на ее губе, которая образовалась из-за моего неумения совладать с эмоциями.
Ранка кровоточит и я трачу несколько минут, уделяя внимание только ей и покрывая поцелуями все лицо своей невесты. В какой-то момент мне кажется, что она сейчас заплачет, но этого не происходит.
— До встречи с тобой я не думал всерьез о браке и об ответственности перед женщинами, — сообщаю, стараясь... развеять ее сомнения? оправдаться? — Ты особенная, говорю же.
Для меня самого удивительна эта особенность. Это надо же было так запасть, так привязаться, чтобы желать даже сквозь сопротивление.
Провожу большим пальцем по ее лбу, разглаживаю складочку между бровей, целую это местечко. Мне хочется большего: взять ее снова, насладиться ощущением жара и тесноты, вырвать из груди стон наслаждения, который она будет так стараться задушить. Но хорошая ли это идея? Приведет ли это нас назад к нежности, к влюбленности? Кажется, что нет и чем больше я буду упорствовать, тем глубже будет становиться пропасть.
— Лииизззиии, — шепчу, наслаждаясь звучанием ее имени. — У тебя замечательная грудь, не выдумывай.
Вторя этим словам, я спускаюсь цепочкой поцелуев по ее шее и ниже, накрываю губами налившийся твердый сосок. Как так получается, что ее тело поддается мне, а она сама нет?
— Ты похожа на бутон розы, такая же нежная и такая же красивая. Идеальный возраст.
Я мягко глажу и массирую, и целую ее, надеясь услышать, заметить хоть какой-то признак удовольствия. Вот только когда поднимаю глаза, то замечаю, что она зажмурилась и глубоко дышит скорее стараясь успокоиться, а не потому что ей нравится. Это разочаровывает, да настолько, что всякое желание продолжать исчезает. Да, следует признать, что сейчас происходящее очень похоже на насилие и мне не нравится эта мысль.
— Ну перестань, пожалуйста, — зову с легкими нотками мольбы и приподнимаюсь, чтобы вновь поцеловать в губы. — Я не буду этого делать сегодня. Хочешь?
Возвращаю на место ее юбку, ранее поднятую до самых бедер; оправляю короткий топ, чтобы закрыть груди, хотя и не удерживаюсь от желания чуть сжать ладонью одну из них. Сознательно отказываюсь от того, на что имею полное право, но с надеждой получить больше, когда условности перестанут нас сковывать.
— Давай просто поспим вместе. Хочешь принять ванну сначала?
Отодвигаюсь, сажусь в постели и смотрю на Элизабет, чуть склонив голову к плечу. Какова теперь будет реакция?

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

Отредактировано Ciel Phantomhive (14.09.22 10:57:14)

0

26

он только и делает, что извиняется теперь; это тоже часть какой-то игры, которую он намерен вести? или за этим скрывается искреннее сожаление за то, что он сделал со мной раньше и за то, что случайно (или скорее нет) делает теперь? я совершенно не понимаю его, а он, думаю, совсем не понимает меня. мы вообще не созданы друг для друга! так как же так получилось, что судьбой нам написано пожениться однажды? почему это никак нельзя изменить? смогу ли я когда-то не вздрагивать от каждого его прикосновения, смогу ли не испытывать отвращение или ненависть, всякий раз вспоминая, как беспощадно и резко он отнял мою невинность? не знаю, но мне придётся как-то совладать теперь, ведь я - падшая женщина, которую больше никто, кроме него, не посмеет взять в жёны.
- перестань! ты думаешь об ответственности и свадьбе лишь потому, что наши семьи о том договорились. - особенная? ха! я представляла себе, что с особенными, что с любимыми, обращаются, словно с драгоценными хрустальными цветами, которым страшно лишний раз навредить. либо же его определение особенности отличается от моих представлений кардинально, что будет неудивительно. - а ещё мне немного жаль тех женщин, что были с тобой раньше. почему вы делали всё это, не испытывая друг к другу ничего? я не понимаю. - здесь совершенно другие ценности, на которые мне нужно обращать внимание, здесь совершенно другие правила, которые рушат привычную картину моего мира. сейчас я жалею женщин, которые спали с ним, но вряд ли они были против. - неужели их устраивал тот факт, что они отдают свою невинность кому-то, с кем не проведут всю жизнь? - может мне нужны все эти глупые вопросы, все эти странные разговоры, чтобы понять немного больше. смогу ли я тогда принять его таким, какой он есть? звучит сомнительно.

жаль, что даже отговорки вроде возраста и маленькой груди, не помогают. возможно, раньше ему попадались лишь его собственные ровесницы или даже девушки постарше, а тут... проснулся интерес к тем, что помоложе? прикусываю губу, которая и так ещё не перестала кровоточить, когд парень подхватывает губами сосок и посасывает его. почему моё тело становится лишь горячее? это приятно! хоть и не должно быть. - идеальный возраст? - вторю его словам, немного растерянная из-за такого утверждения. - потом, через несколько лет, будешь искать себе девчонок помоложе, которые согласятся переспать с тобой? надеюсь, что только тех, кто согласится... - мне до сих пор обидно за себя, да, и никому такой же судьбы я желать не хочу.
и я откровенно удивляюсь тому, что он даже замечает это, когда останавливается и предлагает ничего сегодня не делать. поглядываю на него с нотками замешательства, словно ожидая нападения, но затем всё же отдаляюсь от него, пока это позволительно. - почему ты не захотел подождать до свадьбы? - задаю этот вопрос спокойно, раз уж сейчас он не собирается заниматься своими привычными вещами. - почему нельзя было просто продолжать свою разгульную жизнь? раз для тебя настолько важно быть с женщиной в этом самым смысле. - складываю руки на груди, прикидывая, как бы всё было, если бы мы просто продолжили более спокойное общение друг с другом. - а мы бы могли просто постепенно узнавать друг друга. конечно, если бы я в тебя влюбилась, меня бы ранил тот факт, что ты параллельно делал всё это с другими девушками, но не думаю, что настолько, как сейчас ранит вся эта ситуация. - хотя сказать наверняка всё-таки сложно.

мотаю головой в разные стороны, понимая всю пустоту начатого разговора. это уже просто не важно, и ничего не способно изменить. - я пойду в ванную, - поднимаюсь с постели, кидая на него короткий взгляд. отчего-то сейчас, с наклоненной вбок головой, мягким вопросительным взглядом и приоткрытыми губами, он выглядит мило. так, словно не может причинить никакого зла. какой же это обман, и как же от этого грустно. - ты искренне нравился мне, - говорю об этом шёпотом как-то произвольно, хоть и понимаю свою ошибку. разворачиваюсь на носочках и иду в ванную, чтобы скорее погрузиться в тёплую водичку, которая наверняка поможет мне забыть о плохом хотя бы на время.

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

+1

27

Хочу ли я жениться на Элизабет из-за того, что когда-то давно наши семьи о том договорились? Едва ли. В моей памяти еще жива первая реакция на ее приезд: сомнение, отторжение, желание противоречить. В моей памяти еще живы и все попытки позабыть о чертовом обязательстве: бесконечные оргии и попойки с друзьями, отъезд из страны под предлогом торговли. Далеко не сразу реакции и желания изменились, далеко не под влияем отца или матери. Эта девушка изменила меня, вот только отчего-то отказывается в это верить. Быть может, я не соответствую образу идеального принца на белом коне, который она нарисовала в своем воображении? Ну да, неудивительно, ведь хоть у меня и есть несколько лошадей в личном распоряжении, предпочитаю я все-таки находиться на палубе своего корабля, а не верхом; да и манеры, судя по мнению чопорной англичанки, оставляют желать лучшего.
Перевожу дыхание, разочарованно покачивая головой. До чего же она глупенькая и недальновидная. До чего же это очаровательно.
— О нет, моя хорошая, не жалей других женщин и не сомневайся в том, что жениться я хочу именно на тебе. Если бы не хотел, ты бы меня и не увидела после первой встречи. Видишь ли, я свободен поступать как вздумается, а заставить жениться человека, которого нет в стране, весьма затруднительно. Полагаю, не заинтересуйся я в твоей персоне, ты бы провела всю жизнь в ожидании, расцвела и завяла, никем не замеченная, потому что отец и мать склонны были бы продолжать настаивать до самой смерти кого-то из нас.
Усмехаюсь, представляя себе эту картину. Было бы досадно? Может отчасти. Не очень-то приятно находиться в бегах и не показываться на глаза родным людям вовсе. С другой стороны, точно нашлись бы те, кто меня развеселил и прикрыл: мои женщины, мои друзья. Она не просто так вспомнила о других, но видно, что не способна этого понять.
— Женщины, проводившие со мной ночи, получали невероятное наслаждение и незабываемый опыт. В этой стране ценится именно опыт, а не пресловутая невинность, а чем больше партнеров, тем быстрее он растет, тем проще отыскать мужа. Понаблюдай за индийцами и поймешь, — оставляю на ее губах еще один поцелуй.
Жаль, что поток вопросов на этом не иссякает. Осмелела ли она достаточно, чтобы вывалить их лишь после того, как я дал себе труд отступить? Вопросы звучат... да как глупость они звучат! но все-таки, из уважения к своей невесте, из желания снова проникнуть в ее сердце, я стараюсь ответить на каждый. Мало вероятно, но вдруг она все же проникнется?
— Сейчас ты в идеальном возрасте, чтобы привлечь меня, а после наверняка будешь в идеальном возрасте, чтобы удержать, — усмехаюсь, развенчивая тем самым надежды однажды избавиться от нашей близости.
Красивые цветы остаются красивыми на любом этапе своей жизни. Она заинтересовала меня юностью, да, но это еще не предел. Может когда-то я действительно потеряю интерес, но едва ли это случится из-за того, что ее грудь станет больше или лицо перестанет дышать свежестью.
— Объясни мне, зачем нам ждать? Секс — тоже отличный способ узнать друг друга, даже более хороший, чем просто разговоры. Вдруг бы мы поженились и выяснили, что не подходим друг другу в этом самом плане? Вдруг бы мой член оказался слишком большим или слишком маленьким, чтобы доставить тебе удовольствие, — ухмыляюсь. — Теперь же я знаю, что это не так.
О да, она реагирует на каждое прикосновение. Она даже могла бы испытать оргазм, если бы только позволила себе.

Вот только единственное, что девушка себе позволяет — это ретироваться в сторону ванной, будто бы я позволю ей находиться там в одиночестве долго. Пока шумит вода, я жду и не шевелюсь, лишь прислушиваюсь с любопытством, представляя, как она медленно избавляется от остатков одежды, как аккуратно опускает в воду пальчики одной ноги, проверяя температуру. Идеальна ли та или, может быть, слишком горяча? Если второе, то она наверняка отдернется, чуточку поморщившись, снова покрутит краны. Если же первое, то постепенно перенесет вес на эту ногу, а после заберется полностью, даст воде ласкать кожу, наслаждаясь этим.
Спустя минут пять после того, как все стихает, я отрываюсь от сладких фантазий и начинаю медленно раздеваться: рубаха, сапоги, брюки и нижнее белье. Дверь в ванну не заперта: ждала ли она или попросту забыла? Теперь понять так сложно. Я вхожу внутрь медленно, позволяя девушке в полной мере осознать это; приближаюсь к ней, оценивающе оглядывая свободное пространство в небольшом бассейне.
— Не против, если я присоединюсь? Не хочу ложиться, не сполоснувшись, — улыбаюсь широко и тоже пробую воду.
Лиззи выглядит настолько же растерянной, насколь и очаровательной. Я с удовольствием изучаю ее тело сквозь толщу воды, пока устраиваюсь поудобнее напротив. Ступни кажутся такими маленькими, совсем как у Золушки из сказки, а изгиб от широких бедер к узкой талии будто требует прикосновения. Все-таки, есть в англичанках и их чопорной манере одеваться кое-что хорошее: формы, которых не достичь расслабленным индийским женщинам.
— Почему ты считаешь, что близость между мужчиной и женщиной — это неприменно что-то плохое? — все-таки интересуюсь, тоже желая разобраться в ее мировоззрении.
Спустя же несколько минут, покидаю свое место, чтобы оказаться ближе и тронуть губами розовые губки своей невесты. Все-таки она слишком красива, чтобы просто находиться вдалеке.

[status]you bring out the worst in me[/status][icon]https://i.imgur.com/wjLoas1.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">сиэль фантомхайв, 22</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">I saw you standing there and I knew nothing, no nothing can change you. I decided to play when I knew you were fire.</div>[/lz]

0

28

неужели его родители действительно бы позволили мне провести всю жизнь в роли старой девы? я думала, что если у нас не сложится с их сыном, то они в память о моей семье помогут найти другого жениха здесь или позволят вернуться в англию (правда, там мне тоже понадобится чьё-то покровительство).
поджимаю губы, всерьёз задумываясь над тем, что же будет, если фантомхайв просто передумает жениться на мне?.. в конце концов, его натура не кажется мне постоянной; он любит свободу и признался в этом достаточно открыто. наверное, возможность всё удержать есть и она куда проще - это просто не будет брак, в котором мы ограничим друг друга хоть как-то, хоть в чём-то. он сможет сбежать в любое время в морское путешествие, или к другой женщине... безусловно, это далеко не та жизнь, о которой я мечтала. да и брак едва ли можно назвать желаемым.
да и как можно, когда твой будущий муж настолько интересно рассуждает о других женщинах? значит, больше ценится опыт? что ж, тогда здесь всё совершенно иначе и неудивительно, что наши взгляды совершенно не совпадают. - выходит, что мне стоит провести ночь не только с тобой, но и с другими мужчинами, чтобы стать лучше? - что ж, это определённо не похоже на то воспитание, которое я получила. и далеко от того, какой я рисовала себе свои будущие отношения, свою будущую семью. - мне будет непросто освоиться в этой стране. - заключаю просто, ведь обратного мнения от меня не могут ждать. он прекрасно понимает и сам, как я воспитывалась. надеюсь. однако, это не помешало ему вторгнуться в мое личное пространство и порушить все.

мне оказывается мерзко слушать его рассуждения о том, что секс даже лучше разговоров раскрывает человека другому. я кривлюсь, хотя мне хотелось бы сохранить лицо непроницаемым. - вот оно как для тебя… но что, если мы будем раздражать друг друга, что если у нас нет общих тем для разговора? получается, что можно утешиться тем, что ночью можно просто стонать, а потом разбегаться? - я не знаю почему меня это так раздражает даже! - и хватит говорить такие вещи… ты не волновался обо мне или моем возможном неудовольствии. ты волновался о себе, и своём возможном неудовольствии. и только. - ведь мои мольбы тогда остались не услышанными, вопреки всем надеждам. - даже если сейчас это может быть хоть сколько-то так, то изначально ты думал только о себе. да ты взял меня, как какую-то девку из борделя! меня не так воспитывали, и ты это знал.
как-то все глупо и странно складывается между нами. почему я вечно злюсь на него? и осядет ли когда-то горечь в моей душе? не знаю, но я хочу думать, что он раскаивается. вот только на деле только этого не видно… скорее, он активно пытается убедить меня в том, что все случившееся было необходимым и скорее помогло нам, нежели наоборот. как так?

ухожу в ванную с этими тяжёлыми мыслями, опускаюсь в тёплую воду и утыкаюсь лицом в колени. так тяжело! вздрагиваю, когда слышу лёгкий скрип и чувствую небольшое дуновение ветра; я не закрыла дверь! что ж, здесь остаётся только пенять на себя. да и смысл теперь скрываться от него? он все видел, и уже все сделал. страшнее только возможность забеременеть, если он будет не аккуратен…
отвожу взгляд в сторону, когда он подходит ближе, и стараюсь скрыть своё смущение. да он издевается, что ли? я не уверена, что готова видеть его голым прямо перед собой. а ведь хотела спокойно искупаться, придти в себя, попробовать поразмышлять о чём-то более нейтральном. чтобы не злиться на него снова! но я не говорю ни слова! да и что могу? будто если я скажу ему, чтобы выметался, то он так и сделает! ха, ещё чего, скорее уж он решит, что это какая-то забавная игра.
пока он забирается, я пытаюсь скрыться побольше - пододвигаю свои ноги поближе к себе, приобнимая их, чтобы заодно скрыть и верхнюю часть тела. и почему он не мог подождать, пока я закончу, чтобы помыться? но зато хоть сейчас решил поинтересоваться моим мнением... это могло бы быть даже приятно в какой-то степени, если бы было сделано до его решения забрать мою девственность. вздрагиваю из-за поцелуя и отодвигаюсь от него ещё чуть дальше, стараясь ответить на вопрос. - я считаю, что такая близость должна быть по согласию, вот и всё. и желательно после свадьбы, потому что только так девушка может быть уверена, что её не бросят, как какую-то попользованную куклу. - ведь что тогда произойдет? девушки зависят от мужчин. - без мужа девушке в англии придётся очень туго. но, думаю, ты и так знаешь как обстоят дела. поэтому я считаю, что произошедшее поневоле - это плохо. - накручиваю на палец намокшую прядь волос и опускаю голову ещё ниже. - ты знал как я воспитана, но всё же обошёлся со мной так. думаю, я имею право злиться на тебя. - подняла голову и удивилась неожиданной близости сиэля. - пожалуйста, не так близко...

[nick]elizabeth midford[/nick][status]dahlia[/status][icon]https://i.imgur.com/O78kwaj.jpg[/icon][lz]<a class="lzname">элизабет мидфорд, 16</a><div class="fandom">kuroshitsuji</div><div class="info">losing track of time, why i'm hever leaving, leaving you behind?</div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » keep on trying to escape


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно