ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » "bf" is for "best friend"


"bf" is for "best friend"

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

“bf” is for best friend, or... not
selena gomez - boyfriend

https://i.imgur.com/UKi7dSA.gif https://i.imgur.com/pMq0614.gif https://i.imgur.com/gbUOaRt.gif
— Все хорошо. Я друг вашего сына.
— Я поняла... по плащу.

Брюс & Кларк
Бэтпещера  •••  Готэм

Ты что-то нашёл? Думаешь, это как-то связано с космосом? Но отчего же так сильно хочется спать? Это не кажется ловушкой, хоть и выглядит таковой. Я же верю тебе, а ты веришь мне. Ведь так, Брюс?

Отредактировано Clark Kent (08.02.21 11:39:28)

+10

2

Общеизвестный факт. Гай Юлий Цезарь умел делать несколько дел одновременно. Достойное восхищения? Определенно. Брюс Уэйн спонсировал исследования в этой области, чтобы понять пределы человеческого мозга. Насколько далеко может зайти человек в параллельной работе собственных мыслительных процессов. Результат не удивил Брюса, это было просто невозможно. Осознанные действия, а не выработанные привычки не происходят одновременно. Можно поднимать свое туловище на турнике, а тем временем продумывать свой следующий шаг в борьбе с организационной преступностью Готэма. Но первое в данном случае будет не более чем инстинкт, которому он следует. Возможно одновременно мониторить ситуацию на улицах города, вникать в ситуацию, в которую в очередной раз влип один из его детей и при этом вести переговоры с сингапурскими партнерами по телефону. Но правда в том, что это всего лишь быстрое переключение между задачами, а не одновременное работа над несколькими делами. И как бы Брюс Уэйн не старался, все его попытки в этом направление не увенчались успехами. Поэтому он просто наращивал скорость переключения между задачами желая достигнуть невозможного. 3 дела у Гая? Кажется, у него была недостаточная мотивация, Брюс ни в коем случае не желал хвастаться, но этого он достиг еще в детстве. Сейчас же он с легкостью справлялся и с десятью. И этого ему было мало, слишком мало. Бэтмен не может быть повсюду, он не способен покрыть весь Готэм своей устрашающей тенью. Не мог, но обязан. Ведь если существует ОН, если он способен это делать. То и Брюс сможет. Вопрос желания, старания, терпения. Не более.
Глядя на него, сложно оставаться равнодушным. Этого не понять через собранное досье. Через набор букв, которые складываются в причудливые слова. Там, где сложно отличить факты от мифов. Он не вызывал в нем трепет, страх, восхищения. Очередной человек в костюме, которого он остановит в случае необходимости. Сила, возможность летать, лазеры из глаз. Все это не имеет значения, если есть план. У Брюса Уэйна всегда был план. И на случай столкновения с ним у него было их пятнадцать. Будь то суша, вода, воздух, космос. Это не имела значения. Он был готов остановить его везде. И это странное чувство неопределенности, которое так редко посещала Бэтмена присутствовало. С одной стороны, он всей душой надеялся, что ему никогда не придется воплощать ни один из своих планов против него. Что их возможная противостояние, это лишь его паранойя, которая не имеет под собой твердой почвы. С другой, Брюс Уэйн хотел этого. Ведь даже Геракл не побеждал такого противника. Победить его означает доказать самому себе, что он достиг совершенства.
Победить Супермена? Было ли это возможно? Символ, который стал гораздо большим, чем всегда стремился Бэтмен. Границы интересов летучей мыши редко выходили за рамки Готэма. Брюса волновал лишь его город, а весь остальной мир имел второстепенно значение. И пока Бэтмен становился символом Готэма. Супермен стал символом всего мира. Тем, на кого надеется, тем в кого верят. Его сила была не страх. Его методы были не жестокость. Он был идеален. И эта идеальность порой раздражала до скрежета зубов. Кто бы мог подумать, что фермерский мальчишка может стать лучшим другом миллиардера? Это в план не входила, еще одна причина, которая раздражала Брюса в нем.
Он вечно. Рушил. Его. Планы.
Все это Бэтмен обдумывал, пока составлял план захода в музей. Прошло ровно 32 часа, как Макси Зевс по очередной бюрократической ошибки покинул стены Аркхэма. Этого ему хватило, чтобы собрать команду и захватить музей античности Готэма. Сейчас у него было около трех сотен заложников, 271 если быть точнее. И простые требования, вертолет, десять миллионов долларов и никаких помех. Под помехами естественно имелся ввиду Бэтмен, который в очередной раз мог стать причиной провала суперзлодейского плана. Жаль, что Максимилиан не понимает, что ничего из этого ему не понадобится. В Аркхэм запрещено брать с собой вертолет или деньги.
Бэтмен зайдет сверху. Разобьет стеклянную крышу, шум осколков даст ему несколько секунд замешательства, прежде чем начнется стрельба. За это время он успеет вырубить двоих. Одного с помощью бомбы-липучки с электрическим разрядом, второму придется сломать руку, прежде чем он произведёт выстрел. Дальше у него будет несколько мгновений, чтобы, укрывшись плащом успеть нырнуть за стойку администратора. Она была не крепкой, но несколько очередей выдержит. Бэтаранг будет запущен в люстру, которая упадет на стреляющего. За это время Макси успеет зарядиться, для того чтобы использовать электричество. Это не нанесет Бэтмену ущерба, он усовершенствовал свой костюм. Молнии Макси для него безвредны. Легкая щекотка, которая не причинит даже дискомфорта. Он подойдет к нему достаточно быстро, чтобы тот не успел понять своей ошибки. Джеп. Джеп. Хук справой. Апперкот левой. Тае тад. Конец.
Все прошло по плану. За исключением того, что стойка все же оказалась недостаточно крепкой. Пуля прошла по касательной от левого бока, рана кровоточила и ее необходимо было зашить. Это могло подождать, Брюс схватил Макси и потащил в подвал музея, для того чтобы добиться ответов. Бэтмен не верил, что тот пришел только ради выкупа за заложниками.
Вместо вопроса был удар. Крепкий, сильный. Будь перед Брюсом обычный человек, то это был разрыв внутренних органов. Макси выдержит.
- Твоя цель? – суровый голос, в который синтезатор преобразовывал его речь эхом отразился от стен. Бэтмен наклонился к Макси, и увидев на его поясе сумку сорвал ее. Заглянул внутрь, увидев там экспонаты музея. Прежде чем отдавать их полиции нужно было разобраться во всем самому. Все оказалось сложнее, чем на первый взгляд. Он должен был это предвидеть.
Уже стоя на улице, передавая Макси в руки Гордона Бэтмен связался с Альфредом и сообщил ему, что в сумке находился диск с криптонским алфавитом. Символ Готэма просил Ала узнать, как артефакт мог оказаться в Готэме и кто в этом был замешан.
Знакомый звук развевающегося плаща. Брюс хмыкнул. Это было слишком предсказуемо. Там, где есть упоминания Криптона всегда появляется он. Супермен. И Брюс не был уверен, что сейчас они будут по одну сторону баррикад. Бэтмен не отдаст артефакт Супермену.
- В гости заглянул? Или по делу? Я занят. В другой раз, Супермен, – произнес Брюс, убирая диск в сумку, слишком показательно. Не скрываясь.

Отредактировано Bruce Wayne (13.02.21 00:30:34)

+6

3

Кларк слышал его во снах, не в силах что-то изменить. Слышал и в минуты, когда взгляд ускользал куда-то за пределы материального мира, проваливался в туманное небытие. Конечно, Кал-Эл слышал его ещё с самого детства, но сейчас этот зов отдавал звоном в ушах, эхом в голове и тяжёлым ударом в сердце. Супермен слышал его, зов Криптона, постоянно, но редко так сильно, как сегодня. Причудливые звуки, что были роднее языков землян, складывались в неповторимую мелодию, заставляющую отбросить все дела, какие только можно. Правда, Зов был коварен. Многократное эхо бесконечно путало и сбивало с пути последнего сына Криптона, заставляя разувериться в идеальном, подпитанном энергией Солнца, суперслухе. Кроме того, привычный порядок событий никто не отменял. Людям всё ещё была нужна надежда, а Кал-Эл был готов её дарить. С каждым новым восходом, с каждым новым вдохом, с каждым новым словом супергерой старался нести справедливость, что понемногу разгоняла мрак и боль утрат.
Когда-то Супермен надел костюм, давая клятву, защищать тех, кто его приютил, тех, кто позволил называть Землю «домом». Даже будучи инопланетянином, он не мог предать своего слова, не мог поступить иначе. Разрываясь на две половинки, Человек из стали продолжал держать высокие дома от падений, спасать людей от жутких землетрясений и пожаров, передавая в руки закона тех, кто нёс хаос. Тем временем, песня криптона звала его прочь, в другое место. Она, как навязчивая мелодия, вгрызалась во внимание, разбивая мысли на тысячу осколков. Губы сами собой повторяли причудливые слова, наполненные мощью былой цивилизации, скорбью ушедших дней и затухающим наследием. Непонимание происходящего сильно нервировало, но Кал-Эл старался держаться.
Супермен летел сквозь белёсые облака, пока очередной клич не сбил его с пути. Неясная пульсация отозвалась эхом на задворках сознания. Впервые направление в сторону источника оказалось таким чётким, но нет… нельзя было бросать тех несчастных в гигантской высотке. Все новости трубили сейчас об этом. Спасатели не успеют, пожарные застрянут в пробке, а день окрасится алыми подтёками крови тысячи заслуживающих жизни людей. Зов повторился, и Супермен не в силах сдерживать боль издал печальный крик, оставаясь на прежнем курсе. Даже с его скоростью он мог не успеть сделать два действия одновременно. Тем не менее, через пару мгновений обладатель алой буквы «S» на груди уже был на месте. Там крики смешались с едким запахом страха, там натужный скрип и лязг «уставшего» металла заполнили всё пространство вокруг. Здание вот-вот рухнет, закапывая под собой тысячи обыкновенных людей. Нужно было быть аккуратным, даже суперскорость может повлиять на то, как быстро здание развалится по кусочкам. Первый вдох, алый плащ поймал пару бликов заходящего солнца, а внизу уже стояла целая толпа непонимающих людей. Второй, каркас здания натужно заскрипел, принимая силу, препятствующую неумолимому обрушению. Третий, руки Супермена крепко впились в стены, а взгляд – в расползающиеся ветви трещин. Четвёртый, количество людей внизу постепенно росло; к спасённым уже спешили отряды скорой помощи, добавляя сирены к общей какофонии звуков. Пятый, часть здания больше не могла сопротивляться напору, рассыпаясь на составляющие, поднимая облако пыли и истошного крика. Шесть, рывок в сторону эпицентра разрушений. Однако внезапно назойливое эхо раздалось снова. Кажется, Кал-Эл даже расслышал своё имя… своё внеземное имя. Секунда замешательства стоила ему неоправданного риска. Семь, криптонец пробирается внутрь, не замечая ни железных балок, ни острых как бритва прутьев – раны и порезы, что всё-таки пробивают прочную кожу, мало заботят Супермена. Восемь, постепенно крики стихают, отступая, кажется, спасены все. Девять, обвал повторился, но теперь неуклюжие корреспонденты стояли под прицелом. Десять, наконец-то, всё кончено, наконец-то миссия завершена. Занавес, опускающаяся глыба пустого стройматериала, всполохи света и огня, громкоговорители, требующие покинуть зону бедствия, вспышки фотокамер и не унимающиеся голоса. Эхо издалека повторилось вновь, заставляя Кал-Эла поднять взор в небо. Здесь он больше не нужен. Когда дым рассеется, то никто не увидит человека с алым плащом. Надежда мимолётна.     
Мысли неслись вперёд, словно вагоны поезда, разогнавшегося до придела. Пространство вокруг превратилось в смазанную тягучую реку, которой не было конца, и лишь странный зов, который указывал направление, был в центре внимания. Секундный блеск и снова мрак. Супермен оказался в Готэме, вотчине Бэтмена. Здесь он был стражем порядка, запрещая кому бы то ни было вмешиваться. Здесь он правил своей непреклонной волей ошибки преступности. Кларк очень ценил зачатки доверия, что возникли между ним и Брюсом. Стоило ли их нарушать ради неясной галлюцинации? Словно услышав эти сомнения зов повторился. Супермену понадобилась всего лишь секунда, чтобы решиться и оказаться в нужном месте, застыв прямо над Тёмным Рыцарем Готэма.
Каких-то пара секунд молчания и он услышал, как тот обращался к Кал-Элу напрямую. От Бэтмена не пахло страхом. Никогда. С самого дня знакомства он был загадкой в ночи, неясной тенью. Просто Бэтмен искал иной справедливости, всё той же необходимой, но чуть более неумолимой, чуть более нерушимой.
- Я слышу его зов, - Супермен медленно опускался вниз, ловя еле заметные потоки воздуха, - Не могу избавиться от голосов в голове. Они всё повторяют и повторяют моё имя. Они… стали… сильнее…
Усталость накатывала постепенно, как странный морок, который вот-вот накроет уютной пеленой. Этому чувству невероятно трудно сопротивляться. И дело совершенно не в мускулах или силе воли. Это что-то куда могущественнее. Супермен даже не смог устоять на ногах при приземлении. Что-то было явно не так.
«Может, Брюс носит с собой криптонит?» - мысль промелькнула так вяло, что угасла на середине. У Супермена стремительно кончались силы. Рывком схватив Бэтмена за его плащ, Кал-Эл успел лишь произнести пару слов:
- Что ты нашёл…
Когда голос провалился во тьму, не зная, где и когда снова увидит свет.

+5

4

Брюс Уэйн не любил подпускать к себе людей. Довериться другому человеку? Подставить ему спину не боясь, что вскоре там окажется нож? Верить другому, как он верил себе? Все это было чуждо Бэтмену. Он просто не мог себе этого позволить. Человек создание слабое, подверженное эмоциям. А они так переменчивы, никогда не знаешь, куда они могут привести. И поэтому каждый человек, которого он подпускал к себе должен был быть тщательно просчитан. Никаких сюрпризов, лишь холодный расчёт. Это отнимало время, столь драгоценное. Зачем подпускать к себе других, когда можно посвятить время Готэму? Он положил свою жизнь на благо города, решение, принятое еще в детстве. Альфред думал, что со временем это пройдет. Мальчишка вырастет и перестанет играть в мстителя. И пускай дворецкого радовало подобное стремление к развитию и совершенству от своего воспитанника, конечная цель не могла не вызывать вопросов. Альфред искренне надеялся, что однажды Брюс одумается и перестанет. Но чем больше проходило времени, чем больше Уэйн погружался в преступную жизнь Готэма. В природу человека и что его толкает на совершение преступлений. Тем больше Брюс понимал, что этому городу нужен герой. Пускай одни не будут согласны с его методами, пускай другие будут сопротивляться всеми силами его правосудию. Брюс точно знал, что нужно Готэму и готов был идти на жертву ради города и его жителей. Даже если эта жертва равняется его счастливой жизни. Брюс знал, что не будет счастлив. Это он осознал еще в детстве, ведь некоторые люди просто не созданы для него. Его жизнь не про счастливый конец, но не трату богатств семьи. Его жизнь — это нескончаемое борьба, выживания на грани разумного. Каждую ночь он выходит из дома в костюме летучей мыши, и никогда не знает, вернется ли обратно. Любой план имеет изъян, даже если он составлен Бэтменом. Кровоточащая рана, к которой он сейчас прикладывает руку самое прямое тому подтверждение.
Он потерял кровь. Недостаточно, чтобы это имело необратимые последствия. Но каждая минута промедления могла стать фатальной. Нужно было торопиться. Вернуться в бэтпещеру. Зашить рану, перевести дух. И возвращаться. И сейчас появление Супермена ставило под угрозу его дальнейшие действия. Появился ли он в городе как друг? Или как враг? Брюс был не в состояние ему противостоять. Не сейчас. Позже. Тянуть время, отодвигать неизбежное. Криптонита с собой нет, хоть Уэйн уже давно решил взять за правило носить с собой небольшой кусочек на поясе. Просто на всякий случай. Для страховки на самый непредвиденный момент. Он не мог показать перед Суперменом слабость, нужно было держаться, не показывать боли, хоть рана начинала ныть пульсирующей болью напоминая о себе. Не один мускул на его лице не дрогнул. Он хорошо научился терпеть боль, даже когда она становилась невыносимой Брюс сжимает покрепче зубы, старается дышать ровнее и не проявляет слабости. Только покажи, где уязвимое место и враг начнет бить в него методично, точечно и беспощадно. Раны нет, ее не существует, во всяком случае пока рядом ОН.
Слова Супермена не имели смысла. Он величайший герой земли, был не похож на себя. Это не тот Супермен, который обрушивал на него свои удары. Не использовал даже четверть своей силы, но Брюс еще долго приходил в себя после той стычки. Влияние со стороны нельзя было исключать, но мысленно на него Брюс отвел не более десяти процентов. Все его мысли сейчас были заняты артефактом. Ему нужно было доставить его в пещеру и изучить. И в тоже время, сейчас он не мог оставить Кларка одного. Кто знает, кто может оказаться на крышах поблизости. Улицы Готэма непредсказуемы и уже завтра можно будет читать на первой полосе, о том, что Бейн раскрошил череп Супермену. И никого не будет волновать, что последний был в этот момент в отключке. Бэтмен успевает подхватить Супермена. Для этого Брюсу приходится отпустить свою рану. Роскошь, на которую он не мог пойти. Но оставить друга было еще большей ошибкой.
Кап.
Кап. Кап.
Капли крови падают на крышу, Брюс отмахивается от этого, покрепче перехватывая Супермена. Он всегда был тяжелее, чем казалось на первый взгляд. Потеря крови начала сказываться на его физическом состояние. Слабость в мышцах становилась все отчетливее. Нужно лишь дойти до бэтмобиля.
- Говорил я тебе, завязывай с блинчиками, Супермен, - усмехнулся Брюс, цепляя крюк за соседнюю крышу и спрыгивая вниз.
Приземление. Боль. Шаг вперед. Новая волна боли накатывает на него, перед глазами образовывается пелена. Брюс не обращает на это внимание. Просто продолжает идти вперед с Кларком на спине. Осталось десять метров. Бэтмен запинается и падает на колено, прикладывает ладонь к ране, кровотечение усилилось. Сколько у него осталось прежде, чем он потеряет сознание? Десять минут? Пятнадцать? В лучшем случае, стоит ориентироваться на пять. Брюс поднимается с колена и делает несколько шагов, бросает Кларка словно мешок с картошкой на заднее сиденье. Падает рядом, включает автопилот и проваливается в прошлое.
Бусы. Бесконечные бусы падают на каменную брусчатку. Этот звук такой отчетливый. Это была его вина. Родители погибли из-за него. Он был слишком слаб. Испугался. И их кровь на его руках. Джо Чилл лишь жертва обстоятельств. Человек слабый, не способный найти другого выхода. Система его прожевала, проглотила и выплюнула. Он гнил в тюрьме, но почувствовал ли Брюс от этого облегчение? Нет. Ведь повинный в смерти Томаса и Марты Уэйн искупает свои грехи на улицах Готэма.
Он открыл глаза и первое, что увидел яркий свет. Затем был Альфред. Брюс поднялся с операционного стола слишком резко. Перед глазами мелькнули яркие вспышки, а бок отозвался болью. Уэйн машинально к нему прикоснулся. Зашит. Мужчина перевел взгляд на дворецкого, в его взгляде читалось недовольство, но он молчал. Альфред просто отмывал руки от крови Брюса. Который раз за неделю? Кажется пятый. Неплохо для среды.
- Спящая красавица? – Брюс огляделся вокруг и получил ответ на свой вопрос. Супермен еще спал. Мужчина поднялся на ноги, подошел к поясу достал из него артефакт и убрал в ящик, который должен был глушить воздействие любых волн. Подхватил со стола кувшин, подошел к Кларку и вылил ему воду на лицо.

+3

5

Кларк Кент всегда был образцом дружелюбия. Самый обычный мальчишка с фермы в Канзасе, который всегда был готов прийти на помощь любому, кто в ней нуждался. Кларку не нужна была награда, ни хвалебные оды, лишь краткий миг яркой улыбки и облегчения на лицах тех, чьё задание было выполнено. Просто молодой Кент видел в этом свою особую радость, свою особую надежду на то, что с каждым таким поступком мир становится лучше.
Прошло время, и на смену Кларку пришёл Супермен, но только ради того, чтобы надежда засияла ещё ярче, чтобы границы добрых дел расширились. Однако всё оказалось далеко не так, как криптонец себе представлял. Люди отчего-то стали считать его богом. Слишком полагались на него, забывая о том, что в конечном итоге он не всесилен и что они могут со многим справиться сами. Любая неудача – любой пропущенный удар – газеты тут же пестрели заголовками о том, что хранитель мира не справился, что боги и надежда оставили этот мир. Просто планка была чересчур высока, а Кал-Эл не стремился ей следовать, продолжая своё самое обычное дело. Да, были и другие, что также пеклись о безопасности этого мира, ратовали за справедливость. Но найти точки соприкосновения оказалось куда сложнее, чем просто идти вперёд по своей дороге.
Каждый из них точно знал, что нужно делать, точно уверовал в своё предназначение, с опаской наблюдая за божественным титулом Супермена. Но Кал-Эл не хотел быть богом, не хотел нести всю ту ответственность, которую с лёгкого плеча возложили на него. Он хотел быть таким же, как все. Но вряд ли Бэтмен разделял его стремления или видел в них безобидные альтруистические начала. Тот был как чёрный лист, скрывающий за слоем краски много невысказанных слов и эмоций. Но те чувства очень часто превращались в слепую ярость, с которой Супермен уже имел честь быть знакомым.
Тогда он уснул быстро, словно в него вонзился бэтаранг с крипотонитом. И Супермен был полностью уверен, что хранитель Готэма припрятал один. Где-то глубоко скрытый, он просто ждал своего часа, чтобы остановить мнимую агрессию инопланетянина.
В мире грёз Кал-Элу привиделся Криптон, но не таким, каким он был на самом деле, а таким, каким Кларк представлял его ещё детстве. Миллионы голосов, шедшие откуда-то из глубоких недр, взывали к последнему представителю своей расы. Они все молили об одном. Остановить грядущее. Но сердцем, Супермен понимал – всё уже поздно. Давно. Бесповоротно. Кончено. Но голоса, словно ничего не знали, словно были в каком-то зацикленном промежутке прошлого, в ожидании неминуемой гибели, которая вот-вот придёт. Снова гибельный треск и пламя, но голоса всё ни уминались.
Кап. Кап.
Капли крови появились так же внезапно, как и началось видение. Плотными струями они стекали по лицу и груди Супермена, оставляя свой багряный след. Он не смог. Никогда бы не смог. Катастрофу не предотвратить. Сердце сжалось само собой, отчего дыхание на какое-то время перехватило, а весь организм обожгло промозглым холодом. Кап. Кровь была повсюду, покрывая сына Криптона с ног до головы. Кал-Эл попытался что-то крикнуть, но ничего не произошло. Просто голоса внезапно стихли, а глаза резко распахнулись, возвращая в реальность. Всё вокруг было мокрым, но не от крови, как сразу же промелькнуло в голове. Только вода. Обычная вода. Голова гудела, словно в неё недавно били молотком, но теперь молящих о спасении голосов было не слышно. И на том спасибо.
- Что ты делаешь? – довольно сердито произнёс Супермен, неспешно поднимаясь и занимая вертикальное положение рядом с Бэтменом. Глаза их встретились, и если какой-то там разряд и пробежал, то светодиодная лампа неподалёку лопнула не просто так. Разорвав взгляд, Кал-Эл быстро огляделся, в поисках того самого предмета, который был источником всех эти странных видений. В комнате было несколько мест, которые не поддавались рентгеновскому взгляду, словно хозяин помещения предвидел такую необходимость.
- То, что ты нашёл, - голос Супермена был громким, но довольно спокойным, для того, кого разбудили холодным бодрящим душем, - принадлежит мне. Ты это знаешь.
После этого Кларк учтиво кивнул Альфреду, который словно тень, протянул ему полотенце. Убрав лишнюю влагу со своего лица, Кент ещё раз осмотрелся, только уже своим обычным взглядом.
- Она может быть опасна, - голос по-прежнему звучал ровно, но были слышны какие-то грубые нотки, - Тебе ни к чему напрасные риски.
Кап. Кап. Странный звук всё ещё эхом звучал в голове. Теперь, когда всё было сухо, оставалось непонятно, откуда… взгляд упал на рану хозяина жилища. Картинка стала понемногу складываться в голове. Негромко хмыкнув, Кларк присел в первое попавшееся кресло, принимая расслабленную позу и легонько потирая лоб, надеясь прогнать странную головную боль.
- Я не собираюсь отнимать её силой, - короткий взгляд на Уэйна, отмечающий слабое подёргивание губ в подобии усмешки, - Но это важно. Для меня.

+3

6

Кто прячется за маской миллиардера и филантропа? Ответ до банальности просто – Бэтмен. Жизнь Брюса — это вечная борьба двух его масок, и даже он не был способен ответить, кто он в первую очередь. Уэйн или Бэтмен? Готэму необходимы они оба, Брюс умеет использовать на все 100% обоих и в тоже время, если перед ним поставить выбор, не знал кто победит. Бывают вопросы, на которые не способен ответить даже величайший в мире детектив. Брюс Уэйн часто мелькал в светских хрониках. Одни его ненавидели, другие восхищались. Но мало кто мог остаться равнодушным к золотому сыну Готэма. Но за всеми этими статьями в газетах, интервью на телевиденье и слухами так сложно было разглядеть истинную суть. Брюс хорошо продумал свой образ, умело отыгрывал его на публике и никогда не показывал себя настоящего. Единицы могли понять его, а вот знал ли кто по-настоящему? Кроме Альфреда, разумеется, вопрос оставался открытыми. Брюс умел ценить дружбу, ведь настоящих друзей в его жизни было мало. Сложно заслужить доверие защитника Готэма, еще сложнее его сохранить. Освальд, Дент, все они стали его врагами. Остались ли у него еще друзья в этом мире? Не семья, которая вынуждена быть с ним, не Альфред, который посвятил свою жизнь семье Уэйн. А друзья. Те, у кого был выбор. Лига справедливости, они спасали мир неоднократно, но можно ли назвать друзьями тех, на кого у него имелись папки? На каждого из них у него был план, как остановить. Победить. Запереть. Сегодня союзники, завтра враги. Никогда нельзя позволять эмоциями брать вверх, существует лишь холодный расчет. Привязанность — это слабость, а дружба ни что иное как привязанность. Поэтому они лишь союзники. Ложась в кровать под утра, ощущая тепло рассвета, Брюс Уэйн отчетливо чувствовал, что в конечном итоге он одинок. Это его выбор. Это его путь. Он не желает другой судьбы. Он не видит себя на бейсбольном матче в кепке любимой команды. Не способен представить разговор с лучшим другом о «отношениях». Дружба – это не про Брюса Уэйна. Но образ требует от него поддерживать подобные связи. Пустая трата времени, столь необходимая, чтобы никто не мог связать Брюса Уэйна и Бэтмена.
И на планете не существовало человека, которому Брюс Уэйн мог бы довериться. Вновь совершить ошибку и поверить, что дружба для него не миф. Не пустое слово. Она реальна. Но никто не говорил о гостях с других планет. Кларк Кент, пускай он и старался быть «таким как все». Обычным мальчишкой с фермы. Глядя на него, слово «обычный» язык никогда не повернется сказать. Идеальный во всём. Даже в своей обычности. Не тот идеал, который раздражает до оскомины, а пример для подражания. Который все же раздражает.
И все же Брюс Уэйн хотел называть Кларка Кента другом. Но насколько лицемерно называть другом человека, против которого просишь Люциуса разработать оружие? Насколько лицемерно называть другом человека, когда не упускаешь возможности выкупить криптонит любым доступным способом. Будь то аукционы или черный рынок? Насколько лицемерно улыбаться в лицо, держа за пазухой план по уничтожению. Дружба ли это? Или очередная попытка надеть маску «Брюса Уэйна», человека, который не остается один даже на одну ночь. Ведь деньги – это сила. И на них можно купить всё. Даже дружбу.
Это гнев в твоем голосе? – Брюс улыбается. Редко явление для Уэйна, сейчас улыбка не искренняя. Он пытается смягчить свои дальнейшие слова. Сгладить острые углы, заставить Кларка повестись на мнимое радушие защитника Готэма. Потерять бдительность. Этот трюк с ним не сработает. Никогда не срабатывал, и все же Брюс не перестанет пытаться. Однажды, у него получится. Брюс не отводит взгляд. Отвести значит проиграть. Бэтмен не знает поражений. Есть в мире вещи, в которых Бэтмен сильнее Супермена и эта одна из них. Во всяком случае сегодняшняя битва осталась за ним, - ты гость с другой планеты. Тебе ничего не принадлежит, - холодно произносит Брюс, глядя на Кларка. Он был готов. Один щелчок пальцев и включатся криптонитовые лампы. Заодно и проверит как они воздействуют на Супермена.
Брюс не знал, что попало ему в руки. Пока не знал. Но в одном был уверен точно, он не собирается отдавать эту вещь в руки Супермена пока не будет уверен, что она безопасна. Для Готэма, мира…Супермена. Брюс уже видел какой силой она обладала. Как она подействовала на Кента и не собирался повторять это вновь. Если эта вещь делает его слабее, ему лучше держаться от нее как можно дальше. И пускай Кент не поймет его мотивов сейчас, пускай смотрит зло, повышает голос. Решимость Брюса останется непреклонной. Супермен не получит артефакт.
- Можешь забрать ее силой, если хватит решимости, - продолжает чеканить Брюс, поднимается со своего места подходит к бэт-компьютеру и проверяет сводки новостей за последний час. Если Готэму требуется его помощь, нет времени на пустые разговоры с Кентом, - ты когда-нибудь задумывался, что, если все пойдет не так? Что если я стану плохим? Ты прикидывал такой вариант развития? Ты готов к этому? Что ты сделаешь Кент? – новостей не было. Удивительно тихая ночь для Готэма. И она не позволяет Брюсу закончить разговор как ему бы этого хотелось. Бэтмен разворачивается к Кларку. Смотрит в его глаза. Брюс надеется, что ни один из его планов никогда не будет воплощен в жизнь. Хочет в это верить, но любая его дружба рано или поздно заканчивается враждой. Это неизбежно. И вопрос лишь в том, кто из них двоих будет «плохим». И какой расклад окажется предпочтительнее для мира. Ведь они оба способны его уничтожить, - этот артефакт часть моего плана на экстренный случай. Часть плана против тебя, Кларк. Поэтому для меня это важно ни чуть не меньше.

Отредактировано Bruce Wayne (24.02.21 00:10:43)

+2

7

«Ты - гость с другой планеты», - слова Бэтмена многократным эхом разливаются в сознании, заставляя взгляд сделаться чуть жёстче, чуть острее, чуть враждебнее. Тёмный Рыцарь играл ва-банк, продолжая упорно атаковать Супермена в самые уязвимые места. Несмотря на то, что криптонец был крепок внешне, но на деле слабостей у него было ничуть не меньше, чем у землян. Просто те всё никак не могли примириться с различиями, бросающимися в глаза, продолжая видеть во всём неизведанном смертельную опасность, неизбежно поджидающую за углом.
Правда, для Кента это всего лишь начало «очередного противостояния». Хватило пары мгновений, чтобы взять себя в руки. Не смотря ни на что, Кларк был просто обязан оставаться спокойным. Иначе как сыграть на нервах у Бэтмена? Без сомнений, Супермену и всему миру было важно, чтобы именно Брюс знал, как остановить «инопланетное оружие», ведь, справедливости ради, нужно было рассмотреть все возможные варианты. Уже не один раз противники пытались вторгнуться в разум супергероев, а многим опасным субъектам, к несчастью, это даже удавалось. Обладатели суперсил действительно могут стать опасным вектором развития событий, если окажутся под властью злого рока.
- Я смогу вернуть тебя обратно, - слова, которые должны звучать по-дружески, вышли совсем по-металлически холодно, бездушно, - Веришь ты мне или нет, но тебе совершенно не о чем беспокоиться.
Кларк всё также оставался в кресле, внимательно наблюдая за действиями хозяина пещеры, за его жалкими попытками сбежать от разговора и нервным перебиранием пальцами по бесконечным кнопкам. Невероятно, но после всего, что произошло, Бэтмен всё ещё боялся его, Супермена, стоявшего так много раз рядом, прикрывавшего его спину в самых разных ситуациях. А теперь этот хранитель порядка ещё признается, что разработка плана по нейтрализации криптонца для него очень важна…
- Ты с таким остервенением искал частички своего прошлого, - Кларк всё же не стал напоминать защитнику Готэма о смерти его родителей и бесконечном поиске имени убийцы, - но готов спрятать от меня частичку дома… моего дома?
Супермен не сдвинулся с места, при этом даже потеряв несколько в холодности взгляда. Словно при упоминании Криптона его «последний сын» преисполнился какого-то светлого чувства. Хоть и Кларк был вспыльчив, но и отходил довольно быстро, давая свободу фермерскому добродушию. Чтобы ни говорил Брюс, невозможно было поверить, что он хочет смерти своим товарищам, тем, кому он рискнул доверить хотя бы малую толику себя. Он просто помешан на контроле, помешан на безопасности, помешан на планировании всего. Как мог Супермен бороться за равенство всех, если бы не принимал Бэтмена таким, как он есть?! Конечно, эта жутко навязчивая слежка и тотальная проверка нисколечко не радовали. Тем не менее, Брюс уже много раз доказывал, что без его подстраховки всё могло бы закончиться куда плачевнее.
- Я-то думал, - Кларк даже позволил себе колкую усмешку, - Что план против меня был готов ещё в начале нашего знакомства, а может, и задолго до него.
То, что Бэтмен никому не доверяет – ясно как свет экранов в тёмной комнате. Чтобы заслужить хоть толику его расположения, нужно быть не просто безопасным, а даже… впрочем, это попросту невозможно. Рыцарь Готэма умудряется даже в команде оставаться своего рода одиночкой, но для Кларка он всегда был частью чего-то важного. Супермен мог легко признаться, что доверяет Бэтмену, даже после слов о плане, который тот готовит. Был бы он тайным, Кларк бы о нём никогда не узнал.
- Послушай, Брюс, - Кларк, наконец, поднялся со своего места и целенаправленно пошёл на своего собеседника, - Ты прекрасно знаешь, что я не какой-то там Готэмский вор. Не притворяйся, что ты меня не знаешь! – Кларк в приливе чувств даже чуточку взлетел, отрываясь от поверхности, - Разве так сложно хоть раз довериться?  
Атмосфера пещеры была невероятно гнетущей, скрывающей от яркого солнца, питающего криптонца. Хотелось поскорее выбраться. Но без таблички, без частички из дома, Кларк уходить никуда не собирался.
- Попробуешь меня остановить? – Кларк двинулся к тому месту, где всё это время была пустота, недоступная инфракрасному взгляду. Супермен шёл медленно, не спеша, отсчитывая каждый шаг ударами сердца. Правда, внутри всё билась одна мысль, как так получилось, что он заснул? Было ли это проделкой Бэтмена? Или… странной посылки с Криптона? Но кем бы был Супермен, если бы позволил себе сомневаться в своих решениях. Удар, а за ним другой… Кажется, Бэтмен сдвинулся с места, но разве он не знает, кто из них быстрее?

Отредактировано Clark Kent (09.03.21 16:10:30)

+2

8

Люди были искусны в словах. С помощью слов они манипулировали другими, заключали сделки, обманывали. Но слова не имели никакого значения. За мужчину всегда лучше всего говорили его поступки. Бэтмен не любил говорить. Это было задачей Брюса Уэйна, тому приходилось заниматься этим постоянно. Лживые улыбки для «друзей», интервью, беседы.
Слова, слова, слова. Вся жизнь Уэйна состояло из слов. Слов, в которые чаще всего он не верил. Лишь обман публики, которая с радостью хваталась за вкусную конфетку не желая копнуть глубже. Слова, слова, слова. Все играют свои роли. Бэтмен играл роль Брюса Уэйна превосходно. Никто и никогда не смел в нем усомниться. А все благодаря словам. Изящным, красивым, утонченным. Но Уэйн, а значит в его крови умение говорить красиво. И только будучи Бэтмен он может позволить себе молчать. Говорить коротко и по делу. Конечно даже Бэтмену приходилось обманывать, но сам Темный рыцарь предпочитал утаивать. Так его совесть оставалась чиста, в первую очередь перед самим собой. Для Брюса подобное поведение было роскошью, снимая маску и покидая бэт-пещеру он становился искусным лжецом. С Кентом не нужно было играть. С Кларком можно было позволить быть собой. Настоящим. Мало кто удостаивался такой чести, даже Робины не всегда могут знать, кто же такой Брюс Уэйн. Да он и сам не нашел ответа на этот вопрос. Меняя сотни масок, так легко затеряться среди них и потерять себя. Перестать различать правду и ложь. И остается только плыть по течению, тщательно продумывая как избежать очередного камня, который пробьет брешь в лодке и потянет ее ко дну.
- Ты сможешь, - губы Бэтмена расползаются в улыбку. Весь его вид говорит о том, что он не верит Кларку. Оружие – Бэтмена страх. Он создал свой образ, чтобы пугать тех, кто привык и сам действовать подобным образом. Бэтмен не просто символ Готэма. Он и есть Готэм. Со всеми его пороками и не идеальностью. Хмурый, пасмурный, вечно дождливый город. Таким был и его защитник. Брюс поборол свой страх, оставив лишь холодный расчет. Но его не покидало ощущение, что однажды он может перейти черту и стать тем, против кого борется. И у него был план на этот счет. План как победить самого себя. Брюс ударяет кулаком по столу привлекая внимание Супермена. Голубые глаза приобретают оттенок озера покрытого коркой льда. Холод между ними нарастает. Совсем как тогда в их самую первую встречу, - мне бы твоей фермерской наивности, - Брюс рассмеялся. Возможно, со стороны это могло показаться, что он не проявляет уважения к собеседнику. Не ценит его, насмехается. Возможно. Бэтмен не умел проявлять эмоции. Но только с теми, кто ему близок он мог позволить себе смех. Редко, настолько, что этот момент стоило бы поймать на объектив камеры.
Брюс игнорирует слова о доме. Он не может отдать ее Кларку. Просто не может. Пока не изучит. Пока не выяснит, что это такое. Отдавать ее сильнейшему человеку на планете просто неразумно. Возможно эта вещь способна свести его с ума. Сделает из Супермена зло подобное Джокеру. Кровь тысячи жизней будет на руках Брюса. Его…друг сойдет с правильного пути. Потому что Брюс пошел на поводу эмоций, доверился слову «дружба» и отдал вещь, о которой не имел ни малейшего представления. Кларк не получит ее до тех пор, пока Уэйн не будет уверен на все 100%, что она безопасна для этого мира. С наследием Криптона шутки плохи.
- Тогда было три. Сейчас их десять, - Брюс пожимает плечами словно эти слова нечто обыденное, как предложение выпить кофе или сходить в кино, - работа с тобой, дала мне возможность тебя изучить…лучше. Ты хоть и Супермен, но имеешь слабости Кларк, - Брюс лукавил. Обманывал. Слова, слова, слова. Планов было пять, на момент знакомства два. Но Кларку этого знать необязательно.
Брюс Уэйн никогда не считал себя героем. Даже будучи Бэтменом, он воспринимает себя как необходимость Готэма. Но не герой. Герои члены лиги. Артур, Диана, Хэл…Кларк. Каждый из них. Но не Брюс Уэйн. Бэтмену никогда не стать ровней им, но это даже хорошо. Герой никогда бы не смог справиться с тем, что несет на своих плечах Брюс Уэйн. Он готов взять на себя всю тяжесть этого мира. Вынести ее на своих плечах, которые не подпитаны суперсилой. И сделать, то, что должно. Даже если его поступки оттолкнут тех, кто ему не безразличен. Друзья роскошь для Бэтмена. Подружили и хватит. Потому что так нужно. А долг превыше всего.
- Я не доверяю даже Альфреду, - правда. Были вещи которые Брюс не рассказывал даже своему дворецкому. Например, то, что случилось во время войны шуток и загадок. Проклятие Бэтмена. Грань, которую он чуть не переступил тогда. Самая темная страница истории Бэтмена – не вынуждай меня, - Брюс поднимается с места. Смотрит на Супермена. Его взгляд больше не холодный. Его глаза пылают огнем. Брюс Уэйн был в ярости и это состояние обычно не предвещало ничего хорошего, - возьми ее. Давай. И можешь забыть дорогу в Готэм. Тебе здесь будут не рады, - Брюс надевает перчатку, костяшки которой усыпаны криптонитовой крошкой. Большой палец руки ложится на красную кнопку. Высокочастотный звук, приятное дополнение для перепонок Супермена.

+2

9

О слабости Супермена к криптониту знали довольно многие. Злодеи и преступники редко держали язык за зубами, особенно, если им предлагали весомую оплату за такие ценные сведения. Правда, вещество это было довольно редкое, да и купить его просто так на чёрном рынке было тоже нельзя. Но, конечно же, нет ничего невозможного. Особенно для богатеев уровня Брюса Уэйна. Очевидно, что у него был свой личный запас, как, впрочем, и у Лекса Лютора, который не упускал возможности добраться до инопланетянина. Конечно, можно было назвать необходимой осторожностью наличие криптонита у Бэтмена, но… есть в этом и что-то странное и даже отталкивающее.
Удары Супермена по защитной жестяной коробке были вялыми, предупредительными. Он хотел лишь проверить, как далеко может зайти его союзник. Или уже противник? Так или иначе, Брюс всегда пускал в ход свои обширные знания. А потому уже первый удар от него получился довольно сильным, относя криптонца в противоположную от ящика сторону. Кларк звучно ударился о какие-то пещерные наросты, но костюм и прочная кожа его защитили, что не сказать об естественных украшениях здешних мест. Свод пещеры выглядел крепким, но после такого удара сверху всё же посыпалась мелкая крошка.
- Я и не думал, что это будет легко, - с натянутой улыбкой на лице прокричал герой с красным плащом, - Но чтобы пускать против меня криптонит? Разве я потерял контроль, Брюс?
В таких встречах вопросы морали всегда стояли очень остро. Для супергероев, чьи возможности во многом превышали среднестатистические, границы всегда были размыты. Они должны были спасти многих, выйти из положения ценой меньших потерь. Но не когда сражались друг с другом. Здесь на кону было нечто иное, чем добродетель и справедливость. Некоторые называли «противостояние ценностей» причиной их частых перепалок. Для Супермена было критически важно обладать ключиком к «родному дому», а для Бэтмена – важной уликой, найденной на его территории. Впрочем, это была далеко не первая их драка. Да и возможно, не последняя.
Два стремительных лазерных луча, вышедших из глаз, бойко понеслись к металлической цели. Возможно, предусмотрительный Уэйн что-то и предпринял, чтобы их остановить, но скорость света сделала своё дело. В защитной оболочке красовались две аккуратные маленькие дырочки. Этих прорех было достаточно, чтобы загадочный артефакт снова возымел своё пагубное действие на Кларка. Кент опустился на одно колено, чувствуя, как властные волны сна снова накатывают на него, но сил для борьбы с наваждением было пока достаточно.
- Почему оно усыпляет меня? – бросил яростно Супермен в пространство, - Это твоих рук дело, Бэтмен?
Тёмный рыцарь Готэма уже упоминал о слабостях. Не уж-то он разузнал о чём-то новом? Кларк просто не мог поверить, что Брюс не остановился в своих изысканиях и продолжил искать информацию, способную навредить своим союзникам. Последовала ли та же участь Диану? Барри? Артура? И всех остальных? А что если данные станут доступны их врагам? Что если негодяи каким-то образом проберутся в его разум. Супермен даже не хотел об этом думать. То было полной ответственностью Бэтмена, и только.
- Такого никогда раньше не было, - в голосе явно звучала досада, - С этой штукой что-то не так. Она не с Криптона. Или успела побывать в чьих-то коварных руках.
Хоть Супермен и оставался в сознании, но сил на противостояние Бэтмену у него не было. Правда, признаваться в поражении криптонец не спешил. Всё-таки они оба были весьма гордыми, потому и сошлись в некоторых взглядах.
- Ты не сможешь её исследовать без меня, - в голосе прозвучал вызов, но в том не было ожидаемой издёвки, - Для тебя это всё равно, что бесполезная безделушка.
Кларк даже представить не мог, насколько далеко может зайти любопытство владельца Уэйн Интерпрайзерс. Насколько легко он перешагивал границы доверия? Насколько просто отказывался от дружбы? Сколько бы они не проводили времени вместе, сражаясь бок о бок, этого всегда было недостаточно, чтобы познать истинную сущность Брюса. Да, он вёл себя как настоящий, по крайней мере, с ним, с Кларком, но всё же никогда не раскрывал своих карт до конца. Криптонец верил защитнику Готэма. Верил, не смотря ни на что. Может, поэтому, сейчас, оказавшись в уязвимом положении и опершись на него, Супермен пытался встать, совершенно не ожидая подвоха.

+1

10

У Брюса Уэйна было много достоинств, которые он умел реализовывать не просто на 100% на все 200%. Но порой достоинства давали сбой и превращались в недостатки. Мешали мыслить трезво и все шло не так как должно было быть. У стратега Брюса Уэйна все шло не так. Что может быть хуже? Одним из ярких примеров является несгибаемая сила воли Брюса, если за что-то берется, то доводит до конца и неважно какие жертвы придется принести для этого. Брюс не хотел отдавать коробку, не собирался отступать. И если ради этой коробки придется пожертвовать дружбой, Брюс готов пойти на этот шаг. Ведь он верил Кларку. Не верил, что тот говорил в серьез. Может он и злится, что удивительно для всегда идеального криптонца, но уже завтра вернет себя прежнего, смирится с положением вещей и все вернется в прежнее русло. А если же нет…ну значит не так сильна была их дружба, если она вообще существовала. Брюс не собирался отступать. Это дело принципа. Он человек, перед ним криптонец. Кларк лучше во всем. Физические данные, личностные. За что не возьмись, он будет лучше. Брюс не завидовал, он давно привык к такому положению вещей. Но есть вещь, в которой Брюс не собирался отступать. Принципы, то что делает героя героем. Ах да, он же не герой, а значит никаких угрызений совести не будет. Брюс заносит кулак, и еще до того, как ударяет Кларка осознает, что не умеет признавать своих ошибок. Никогда не умел. Еще в детстве, когда Альфред ловил его на вещах весьма скверных, таких как попытки преодолеть страх высоты. Когда Альфред повышал голос и говорил, что так нельзя. Это лишь разжигало в Брюсе желание повторить вновь и вновь. Он осознавал, что это неправильно, так нельзя. Но ничего не мог с собой поделать. Слова «прости» и «я был не прав», редко произносятся из уст Бэтмена. А уж перед криптонцем и вовсе никогда не стоит.
И до того, как был обрушен первый удар, Брюс понимал, что зашел слишком далеко. Что он не прав и стоило снять перчатку. Стоило. Но Готэм его город. И Супермену здесь не рады. Кларк прекрасно знал, что без приглашения не стоит заявляться в Готэм [не будем учитывать те десятки раз, когда Кларк заявлялся без приглашения и спасал жизнь Уэйну. Это другое].
- Ты не оставил мне выбора, - лицо Брюса было спокойным, не один мускул не дергался. Но внутри клокотала ярость, но едва сдерживал ее, чтобы не наброситься на своего врага. Чтобы не начать поливать его яростными ударами. Перчатка была не совершенна, она должна была оставить на месте удары раны, но всего лишь отбросила. Провальный экземпляр, необходимо будет доработать. Увеличить концентрацию криптонита.
Кларк еще ни разу не применял в драке с ним лазеры. Ни разу не направлял их на Брюса Уэйна. Но если у врага есть способность, Брюс всегда готов к ее применению. Жаль, что быть готовым не равнозначно тому, чтобы противостоять. Брюс готов получить две ровные дыры в костюме, но не увернуться. Не сможет, слишком быстро. Не в таких условиях. Чтобы противостоять всей мощи Супермена нужна подготовка. Несколько дней. А вот так, на импровизации, он может разве что тянуть время, до того момента пока не…а что не? Не явится Лига? Не усмирит своего? Глупо, это их личное, другим сюда вмешиваться не стоит. Даже Диане. Хоть Брюс и подозревал, будь здесь амазонка, они бы оба пожалели, что вообще затеяли все это. Одного бы связала лассо, вероятнее всего Брюса. А Кларку так сильно не повезло бы. Ему бы пришлось столкнуться с ее суровым взглядом. Тем самым которым она может подавить волю любого из мужчин.
Кларк теряет контроль. Его голос…он изменился. Он не такой как раньше. Бэтмен анализирует ситуацию, и не понимает, чем вызвано изменение в поведение. Смотрит на Кларка и переводит взгляд на коробку, она была пробита. Но для Бэтмена не было никаких внешних изменений. Он показывает Супермену заткнуться жестом.
- Бэт-компьютер анализ воздуха, - громко произносит Уэйн и смотрит на большой экран монитора, где начали заполняться проценты. Медленно. Слишком медленно, - к черту, - выругивается Брюс и откладывая коробку в сторону подходит к Кенту. Подставляет ему свое плечо. Помогает. Коробка не стоит их дружбы. Бэтмен идет на риск. Ставит личное, выше Готэма. Осознанно совершает этот шаг и решает довериться, лучшему из живущих не земле. Если нельзя довериться ему, то можно ли вообще кому-то? – мы разберемся. Вместе, - Бэтмен удерживает Кларка, отводит его в постели, помогает лечь и садится рядом. Извиняться он не намерен. Но это не нужно. Супермен может понять все без слов.
- Анализ завершен, - произносит механический женский голос, - содержание химических веществ в воздухе в пределах допустимого.
Брюс закрывает глаза, прикладывает ладонь к лицу и тяжело вздыхает. Значит магия. Бэтмен ненавидел магию.
- Есть идеи, откуда мне начать? – Брюс мог бы найти зацепки сам, но это займет больше времени. А оно сейчас ценно как никогда, поэтому можно поступиться своей гордостью лучшего детектива и выслушать «чужие» предложения.

+2

11

Кларку хватает сил, чтобы бросить короткий взгляд на своего соратника. Секунду назад тот заставил его поцеловаться с твёрдой стенкой, а теперь спокойно подставляет плечо, словно то было лишь жёсткой «профилактической мерой». Словно говоря: урок усвоен, теперь можно идти дальше. Возможно, в тот миг Супермен на минуту задумался над тем, есть ли у Лиги Справедливости лидер и если да, то кто? Или даже, готов ли он подчиняться детективному гению Уэйна? Не то, чтобы он уже не прислушивался к Бэтмену… Признать его интеллектуальное превосходство криптонцу ничего не стоило. Правда, всё же по большой части они действовали раздельно. Готэм для Кларка не дом. Здесь Супермену не очень-то рады, потому что здесь всё куда сложнее и туманнее, чем в Метрополисе. Взять хотя бы встречу с Ядовитым Плющом. Кто знает, чем это могло закончиться…
- Да, - Кларк вяло улыбается, стараясь взять себя в руки, - вместе, - «стоило за это побороться, даже если тебя просто швырнули об стену».
Кент прекрасно знал, чего стоили эти слова его другу. Видимо, то и держало его на плаву. Сколько бы в нём не было пылкого гнева и кипящей злости, но чувство справедливости всегда возвращало его на верный путь. Кларк надеялся, что внутреннее добро в защитнике Готэма никогда не иссякнет: несмотря на всю тьму, всю бесконечную жестокость, с которыми он сражался ежедневно.   
Монотонный голос бэт-компьютера был сродни колыбельной. К тому времени, как система произвела запрошенный химический анализ, Супермен уже прилёг на постель, стараясь, как мог, бороться с волнами сна. Никаких отклонений – был вердикт системы, а значит дело не в странных парах криптонита. Впрочем, эффекты были очень разные. Кроме того, Брюс волновался, это было понятно по его тяжёлым и частым вздохам и непроизвольным жестам. Его дружеская забота была приятна, несмотря ни на что. Всё-таки они оба очень упрямые, иногда просто нужно выпустить пар.
- Если бы ты мог сфотографировать, найти что-то необычное на корпусе коробки, - начал Кларк и зевнул, не сдержавшись, - то, возможно, я бы увидел знакомые символы. Или старые механизмы-ловушки. Я что-то читал, - Супермен на секунду закрыл глаза, проваливаясь в зовущую темноту, - В Крепости, - мужчина поднял руку и устало постучал по плечу друга, - Но я опять немного вздремну. Прости.
Кларк улыбнулся самой широкой, на которую сейчас был способен, улыбкой, и снова зевнул. Страшная слабость неестественными клещами снова затаскивала его в мир Грёз. Супермен совершенно не подумал о магии, потому что она для него была также далека, как и от Бэтмена.       
- Правда, я никак не пойму, - голос Кларка был наполнен тяжестью, - почему я слышу своё имя. Своё криптонское имя. Откуда вообще идёт этот странный голос?
Ответа Супермен так и не услышал. Весь его мир поглотило беспощадное тёмное марево. Впрочем, совсем скоро «занавес» поднялся, преображаясь в потихоньку собирающуюся картинку. Голоса, сначала неясные, стали нарастать, добавляя происходящему деталей.

- Мы можем не успеть, - голос звучал странно знакомым, - и он даже не плачет.
После этого раздался оглушительный взрыв, и, кажется, запахло пеплом и огнём. Перед взором Кал-Эла были какие-то светящиеся линии потоков энергии и бетонные стены, испещрённые многочисленными трещинами. 
- Иного выхода нет, - голос был другим, более твёрдым и глубоким, - Он найдёт свой путь. Точно найдёт.
После этого столб пыли и оглушительный треск заполнили всё вокруг. Возможно, Кларк даже попытался спасти говорящих, но во сне его движения были не быстрее черепашьих. Картинка сломалась также внезапно, как и собралась новая. Теперь перед Кларком стояли Диана, Брюс и Барри. Кларк был очень рад их видеть и облегчённо вздохнул, не замечая мин злости и отторжения, застывших на лицах бывших союзников.
- Как ты мог, Кларк? - начала амазонка, заставляя криптонца вздрогнуть. Супермен тут же посмотрел на Диану, силясь понять, что же произошло.
- Что случилось? – глупо и по-детски спросил Кал-Эл, пробегая взглядом по всем собравшимся. Здесь не было взрывов и тресков, но напряжение ощущалось куда сильнее. Они все были готовы броситься в атаку.
- Ты просто посмешище, - выдавил сквозь зубы Бэтмен, делая резкий выпад вперёд. Боль, совершенно тупая, расползлась инеем по телу. Потом ещё один, а за ним финальный, со звоном в ушах. Кал-Эл не сопротивлялся. Он просто устало понурил голову.
- Из-за тебя всё кончено, - бросил Барри, сплёвывая в сторону криптонца и исчезая во вспышке золотого.
- Если бы ты послушал…
Земля под ногами задрожала. Это было нарастающее землетрясение. Совсем как то, что он чувствовал когда-то. Действительно, близился конец. И уже ничем нельзя было помочь. Эта планета умирала. Он не смог спасти свой новый дом. Супермен подвёл человечество. Только сейчас криптонец осознал всю горечь в глазах амазонки.
- Я… - и взрыв яркой вспышкой озарил всё вокруг.

Супермен резко распахнул глаза, приглушая крик рвущийся изнутри. Тихое гудение мониторов подсказало, что он всё ещё в Готэме, в гостях у Бэтмена. Правда, самого его не было рядом. Кларк осторожно поднялся и потёр затылок. От слишком долгого сна болела голова, а зрение постоянно теряло фокусировку.
- Брюс, - позвал Кент, в надежде, что тот его услышит. Правда, ровный шум оборудования не нарушили шаги. Тогда мужчина осторожно продвинулся вперёд, ему очень сильно хотелось проверить, как там снаружи… Конечно, то были лишь глупые сны, но всё же. Как коробка с ними связана? Стоит ли говорить об этом Бэтмену?

+2

12

Может показаться, что с Кларком просто.
Может.
Показаться.
Для тех, кто не знал Кларка Кента, так как знал Брюс Уэйн. И ведь с ним действительно просто. Идеальный во всем, прекрасный словно рассвет. В нем нет изъянов. Он оправдывает свое имя одни своим существованием. Ему не нужно стараться, чтобы быть лучшим из всех людей, живущих на земле. Он не прикладывает для этого усилия. Кларк Кент, такой как есть. А он идеален. Но именно эта идеальность и создает все сложности. Конкретно для одного человека. Брюса Уэйна. Бэтмен он всегда стримился к идеалу. В своих поступках, решениях, мыслях, физических и умственных данных. Он потратил годы, на обучение, чтобы выйти на улицы Готэма и понять, что ему еще многому предстоит научиться. Брюс Уэйн носит маску уже больше 15 лет, но так и не смог приблизиться к идеалу. Чем больше он стремится к цели, тем дальше становится от нее. Вот такой парадокс. И время играет против него. Сколько у него осталось? Немного. И Бэтмен понимает, что не успел и половины из задуманного им. Вряд ли успеет. Просто, потому что он не идеален. Никогда не был. Никогда не станет. Он готов признать это, но не отступить. Не сдаваться, один из принципов Брюса Уэйна. Бороться, даже если весь мир будет против. И он готов к этому. И все же не станет идеальным. А с другой стороны Кларк Кент. Идеальный. Такой, каким хотел бы быть сам Брюс. И дело ведь не в силе, не в умение летать. Кларк Кент идеален в первую очередь образом своих мыслей, поступками, стремлениями и желаниями. Он не стремится к идеалу, но остается им. Просто потому, что Супермен такой. И Брюс отчасти завидует, что не может так же. Его мысли темные, грузные, мрачные. В них нет света. В жизни Кларка, свет – это жизнь. Брюс Уэйн стремится быть Кларком Кентом, хоть не стоит и ногтя самого выдающегося человека на земле. Просто не достоин этого. Не заслуживает. И поэтому Брюсу тяжело. Говорить с Кларком, это все равно что вести диалог со своей мечтой. Не сбыточной и недоступной. Но все же мечтой. Кларк идеален. Точка. Брюс нет, но такие как Бэтмен необходимы этому миру. Ведь пока «идеальный» не может переступить черту, сам Брюс был на это способен. Он не полагается на лучшее в людях, он предполагает худшее в них. Поэтому он всегда готов. Кларк нет. Одни назовут это преимуществом, другие предательством. Обе стороны будут правы.
- Все что ты можешь узнать, так же сможет предоставить и бэт-компьютер. Ты забываешь друг, что я Бэтмен. Я знаю все, - не без тени заносчивости произносит Брюс. Сколько средств было вложено, на то, чтобы познать культуру криптона? Скупать все вещь так или иначе связанные с ним не обращая внимание на цену. Брюс готовился к противостоянию и для этого ему были нужны знания. Знания вещь дорогая, во все времена. Особенно те, которые недоступны массам.
Брюс бросает взгляд на друга, прежде чем тот снова засыпает. Это настораживало. И не потому, что новость о том, что Супермен уязвим может достаточно быстро разлететься. Брюс позаботится, чтобы этого не произошло. Сделает все, чтобы данный секрет оставался таковым как можно дольше. Настораживало, что один единственный предмет может иметь такое влияние на сильнейшего человека на планете. И страшно представить, что произойдет если коробка попадет не в те руки.
- Я все выясню, друг – произносит Уэйн, зная, что его не услышат. Кларк уже спит.
Всех знаний, собранных Бэтменом недостаточно, чтобы найти ответ. Его просто нет. Сотни запросов было сделано, за время пока Кларк спал. Сначала стук по клавишам был равномерный, спокойный. Но чем дольше Брюс искал, тем более отчетливо нажимал на клавиши. Раздраженно, теряя терпения. У Бэтмена не было зацепок. У лучшего детектива, не было ничего, чтобы получить ответы и построить теорию. У него не было плана. И это выводило Уэйна из себя. Пока наконец он не разбивает клавиатуру кулаком. Смотрит на разлетевшиеся клавиши. У него не было ответов. Он был бессилен. Бэтмен покидает пещеру, связывается по дороге с Гордоном, чтобы убедиться, что Макси еще в полицейском участке. Оформление документов, бюрократия. Спасибо системе за возможность. Бэтмен просит десять минут без камер. Бэтмен редко обращается к Гордону с просьбой и тот готов закрыть глаза. Как и выключить камеры. Но только не десять минут. Все равны перед законом, даже Бэтмен. Он не задает вопроса. Надвигается тенью над Макси. Ломает ему палец. Берется за второй, сокращает дистанцию.
- Откуда ты взял криптонскую вещь Макси? – низкий голос Бэтмена звучит угрожающе. И в подтверждение своего тона Брюс ломает второй палец, берется за третий, Макси кричит как свинья. Не было в нем сейчас божественного величия и привычного злодейского пафоса. Только страх перед неизбежным, - не вынуждай меня повторять, - Макси старается вырваться. Даже не ответить ударом. Просто вырваться и Бэтмен его отпускает. ЛжеЗевс забивается в угол, дрожит там от страха, но куда он убежит из комнаты для допросов? Брюс бросает взгляд на стену, которая на деле является стеклом. И словно встречается с осуждающим взглядом Гордона, - где, Макси?
- Да в музее, музее! Где же еще! Был заказчик из Метрополиса. Попросил украсть и доставить. Все. Больше ничего не знаю. Имени, зачем, как, почему. Ничего. Только адрес, куда должны доставить.
- И куда же?
***
Брюс вернулся в бэт-пещеру. Столкнулся с Кларком. И ему не понравилось выражение лица друга. Можно списать на усталость, обеспокоенность, недопонимание. И все же. Настораживало.
- Если тебя, что-то беспокоит. Не время это скрывать.

+1

13

За столько времени Кларк успел выучить ритм сердцебиения Брюса. Возможно, это очень странно, но музыку сердца Уэйна невозможно было ни с чем спутать. Даже когда голова гудела от долгого сна. Даже когда концентрация внимания была на чём-то совершенно другом. Супермен практически кожей предчувствовал приближение Бэтмена. Слишком долго и часто они были рядом, слишком долго и часто они боролись спина к спине.
Возможно, сердцебиение – это одно из немногого, что Кал-Эл смог выучить о своём соратнике. Всё же в большей мере нелюдимый Брюс Уэйн оставался загадкой, которую попросту невозможно было разгадать. Впрочем, таланта телепатии у криптонца никогда не было, да и задатков в этом направлении тоже.
- Меня беспокоит? – голос был скорее потерянный, чем скрытным. Супермена вряд ли можно было обвинить в разработке сложных коварных схем, которые он месяцами вынашивал в мыслях. Кларк привык действовать по плану, но тот вряд ли заходил за рамки недели, а чаще – одного дня. Просто потому, что Кент верил, что может решить всё здесь и сейчас.
Но нет, не может.
Не может, когда дело касается многоуровневого запутанного плана, понять который может лишь гений Бэтмена. Впрочем, судя по частому сердечному стуку, стражу Готэма удалось что-то выяснить. Конечно, Супермен всё равно заговорит первым, сначала ему нужно оказать знак доверия, а уже потом ход героя ночи.
- Эта штука, чем бы она ни была, - Кларк осторожно сделал пару шагов от возможного местоположения реликвии Криптона, - Способна дестабилизировать меня на какое-то время. Наверное, я буду сильно мешать в плане, который задумал один из наших врагов.
Было в этих словах и нотка гордости. Да, но явного самолюбования точно не было. Супермен несколько иначе относился к своим силам, чем жители Земли. Он привык к ним с рождения, заботливо оберегаемый своими приёмными родителями, в чьих словах те были даром, призванный помогать. Так Кларк и поступал: стремился помочь всем и каждому, передвигаясь на скорости «воображения», которая для него не была чем-то поразительным. Бэтмен же смотрел на всё это иначе, стоит только вспомнить многочисленные планы по устранению… любого. Впрочем, пока сам страж Готэма сохранял здравый рассудок, в этом был какой-то смысл. Не уж-то сам Уэйн полагал, что плана по его собственному обезвреживанию не нужно, так как он не представляет опасности? Это смешно. В глазах Супермена Бэтмен всегда был достойным соперником.
- Скорее всего, у него будет что-то и на тебя, - всего лишь догадка, но на то были причины, - Недаром они прячутся в Готэме.
Во многом появление Бэтмена в этом городе было предсказуемо. Растущая преступность была в самой сути мегаполиса. Справиться с этой заразой в одиночку под силу разве что великому оратору. Сознание людей – самое непредсказуемая вещь, порой она твёрже стали, а порой одной заметки в газете достаточно, чтобы недовольные толпы показались на улице. Кларк знал об этом как никто другой. Правда, вмешиваться в дела Готэма не смел, и не потому, что Брюс его об этом попросил, а как раз-таки потому, что не просил.
- В силе всегда бывает слабость.
Конечно, можно было начать рассуждать про ответственность, но только слова сорвались с губ Кента, как тот без сил опустился на пол. Силы внезапно странно стали себя вести: в глазах накопилось тепло, а гравитация неведомой силой давила вниз. Правда, всё это длилось несколько секунд, за которые Бэтмен незаметно для самого себя оторвался от земли.
- Ты летаешь?! – голос Кларка был явно напуганным. Осознание того, что происходит, неспешным потоком доходило до его головы. Криптонец с усилием поднялся и попытался взлететь. Какое-то время ничего не происходило, но через минуту его ноги всё же оторвались от Земли, а ноги Бэтмена снова с ней соединились.
- Это устройство временной передачи сил, - голос Кал-Эла звучал взволновано, - Использовался, когда применение сил было невероятно опасно. Например, при сложных родах или во время важных церемоний, - мужчина нервно мотнул головой, - Их было немного, поскольку их применение не совсем безопасно. Обычно сила передавалась другому носителю временно, но были случаи… - наконец, в голове засверкала мысль, - они хотели её забрать.
Снова. Опять.
Кто-то хотел занять его место.

Супермен посмотрел на Бэтмена, следя за зрачками его тёмных глаз. Возникали ли в голове криптонца мысли о том, что сам Брюс хотел завладеть его силой? Конечно, и не раз. Но верить в его предательство? Нет. Здесь всё ещё было множество потерянных паззлов. Супермен с надеждой посмотрел на союзника. Может, у него есть ответы?

+1

14

- Ты меня прекрасно понял, Кент, - голос Брюса стал мягче, лишился хрипоты. Первый шаг на пути к возвращению доверия, которое было утеряно одним мгновением.
Любые отношения для Брюса Уэйна, всего лишь очередная партия в шахматы. Будь то любовные, дружеские или любые другие. Это всего лишь игра, в которой нужно победить. Есть конечная цель. Необходимость поставить шах и мат, после которой не остается ничего. Но сам путь к этой цели весьма интересный, ведь партия…может разбиться на сотню других. Где каждый отдельный разговор становится очередной игрой. Ход конем, ферзем или королем. Множество ходов, еще больше вариантов развития событий. Чтобы выбрать верный, нужно просчитать их все. Среди тысячи, выбрать тот единственный которой будет реален. То, как события будут развиваться. И Брюс тратит множество энергии на этот процесс. И будет большим лукавством сказать, что это не доставляет ему удовольствия. Ему нравится побеждать, это было у него в крови. Уэйны – всегда первые. Во всем. И даже среди супергероев, такой обычный человек лишенный любых суперсил, способен выступать на равных с богами и представителями других рас. Все дело в планирование и только в нем. Тот, кто умеет просчитывать все наперед, обладает гораздо более грозным оружием чем способность летать.
С Кларком сложно. Брюс каждый раз ищет подвох. В чем его изъян. Невозможно быть идеальным во всем. В своих действиях, стремлениях, желаниях, поступках. Супермен, сын Криптона, Кларк Кент. Тот, кто не родился на Земле, но воплощает собой «идеального» человека. Брюс не верил, что это возможно. И все время пытался испытать Кента, найти тот изъян. И каждый раз, к радости, Бэтмена не находил его. К сожалению Брюса, понимал, что ему никогда не достигнуть уровня Кларка Кента. Уэйн обычный, Кент идеальный. И тут нужно нечто большее, чем просто правильное воспитание, нечто чего у Брюса никогда не будет. Чистой, светлой и незапятнанной души.
- Ты величайший герой Земли. Ты всегда будешь мешать, - без тени лести произносит Брюс. Это очевидно для всех и Кларку не стоит скромничать. Конечно, именно в этом весь Кларк, но не найти злодея, попади к которому в руки способ избавиться от Супермена раз и навсегда не воспользовался этим. Кларк величайший. И всегда им будет. Пройдут года и газеты перестанут писать о Бэтмене, лишь старые копы будут вспоминать как юнцами застали защитника Готэма. В случае с Суперменом подобного не произойдет. Брюс уверен, что и через сотни лет люди будут воздвигать в его честь статуи, писать книги и говорить с трепетом о том, кто нашел на Земле свой дом и посвятил свою жизнь его защите.
Брюс пропускает фразу, о том, что у них может быть что-то и на него. Вполне возможно, и недостаток информации сейчас сковывает действий Бэтмена. Ему просто нужно знать больше, чтобы продумать свой следующий шаг. Без информации он ощущает себя неполноценным, словно без руки или ноги. Ведь его сила всегда заключалась в ней. И возможно, это именно то, что у них было на него. Они лишили Супермена и Бэтмена сил. Просто одного буквально, а другого иначе.
- У Макси был только адрес, я попросил одного из птенцов проверить, - те, кто все устроил ждали Бэтмена, придется им подстраиваться под действия третьего участника. Действовать непредсказуемо, неожиданно, так как ему не свойственно. Доверить мужскую работу мальчишке, то, что необходимо в данной ситуации. Прилив энергии становится неожиданным. Брюс сам не понимает, что произошло. Но тепло разливалось по телу, наполняло мышцы силой, словно сама солнечная энергия подпитывала его изнутри, исходила от сердца и вместе с кровью дотягивалась до самых темных уголков его души. Брюс оторвался от земли и заметил это даже прежде, чем Кларк произнес вслух.
- Я летаю, - спокойно произнес Уэйн. Просто констатировал факт. Словно для него это было совершенно обычным явлением. Все его нутро требовало броситься к бэт-компьютеру незамедлительно, чтобы взять анализ собственной крови, но Кларк опередил его порыв своими объяснениями.
- Интересно, - мало вещей в этой жизни удостаивались такой характеристики от Бэтмена. Его сложно впечатлить, но этот прибор…он был опасен и…интересен. Ведь если только допустить мысль о том, на что способен Брюс с его возможностями к планированию и силой Супермена…спасти Готэм, спасти мир. Добиться того, ради чего он все это начал. Исполнить клятву и искоренить преступность. Такой большой соблазн, который завораживает одной своей возможностью. И эти мысли неправильны в своей сути. Сила Кларка принадлежит ему одному.
Ему. Одному. Только он способен совладать с той ответственностью, которую она в себе несет. Только ему одному жить с ней.
- Его нужно уничтожить. Даже у меня есть соблазн. Стоит ли говорить о других? – Брюс подходит к Кларку и кладет ему руку на плечо, - как мне вернуть твою силу? Если существует передача в одном направление, значит должна быть возможность и в другом, - миру не нужен Супербэт. Миру нужен Супермен. Брюсу не нужна эта сила. Брюсу нужен друг, - Брюс подходит к одному из ящиком и набрав пароль достает оттуда криптонит, вытаскивает его голой рукой без перчатки и чувствует, как силы начинают покидать его. Боль, слабость, вот что чувствует Кларк каждый раз. Но сейчас Бэтмен должен ослабить себя, прежде чем соблазн станет слишком высок.

+1

15

Делают ли супергероя его способности, или же причина кроется в верных выборах и невероятной ошеломляющей смелости, граничащей с безумием? Кал-Эл часто думал об этом, спрашивая себя снова и снова, словно в бреду, сможет ли он защитить всех без своего «криптонского наследия»? Безусловно, это станет в разы трудней, ведь он так привык полагаться на свои способности. Всё равно, что человек, который не задумывается о том, как ему помогает слух или осязание, впадает в панику, лишь на минуту потеряв их. Без сомнения, его силы были неотъемлемой часть его самого, почти что его исходным кодом, без которого он чувствовал себя обманутым и неполным.
- Его нужно уничтожить, - слова Бэтмена были довольно спокойными, но от Супермена не укрылась и лёгкая дрожь в его голосе. Кажется, получение инопланетной мощи было чем-то желанным…
- …Даже у меня есть соблазн. Стоит ли говорить о других? 
Честность – это, наверное, то, что не давало Брюсу полностью уйти во мрак. Воспитанная в детстве и развитая после, она стала одним из корней его личности. Да, он мог ошибаться, да, он мог быть жестоким, но старался быть честным. За это Супермен его и уважал. Поэтому Кларк ему верил, не секунды не сомневаясь, что намерения союзника искренние. Даже если то было хорошо сыгранным спектаклем, Кент просто предпочитал думать, что это нужно для очередного гениального плана Уэйна.
- Уничтожить её под силу только тебе, - Кларк вдохнул, делая несколько шагов в сторону, словно недавнее потрясение совсем выбило его из колеи, - Просто такие приборы защищены от нашего, криптонского, воздействия. Но дело даже не в этом, - инопланетянин почесал часть лба между бровями, - Ты уверен, что это единственный экземпляр?
Если коробка одна, то они решат дело в два счёта, ведь с техникой Брюса герои могут не то, что уничтожить, а даже расщепить цель. Но что если то было всего лишь предупреждением, может какой-то изощрённой уловкой, чтобы снизить боевой дух. Так или иначе, у них получилось поселить некоторую тень сомнения в сердце криптонца. Нет, Супермен не боялся, ведь знал, что он далеко не единственный супергерой Земли. Правда, всё же не очень хотел, чтобы кто-то с недобрыми намерениями украл его силу.
- Мне будет спокойней, если ты её оставишь, - голос прозвучал настолько твёрдо, что будто сам воздух немного сжался, - тогда у тебя будет шанс отнять силу у того, кто попытается отнять её у меня.
Не известно, правильное ли это решение, но одно довольно логичное. Самое странное во всём этом, конечно же, откуда эта коробка попала на Землю? Кто её принёс? И откуда ему было известно её действие? Может, это уже паранойя и всё это набор случайных фактов, которые сошлись в страшную картину по стечению обстоятельств? Откуда найти ответы?
- Если у Макси был адрес, то может нам самим наведаться? – слова прозвучали с сомнением, потому что Супермен доверял «птенцам» Брюса, так как взятые под крыло всегда показывали высокие результаты, правда, заражались всё той же отстранённостью, которую Уэйн передавал им, кажется, без своего на то желания.
Кларк снова сделал пару шагов, теперь уже в сторону своего друга, положив ему руку на грудь, словно тепло его тела его могло успокоить. Впрочем, именно такое действие оно и оказывало сейчас.
Я бы выпил немного чая, - это даже был не вопрос. Дело в том, что Кларк не хотел уходить, а хотел на секунду отстраниться от гнетущих мыслей, которые угрожали залезть глубоко внутрь его сознания, разъедая уверенность, - Надеюсь, ты составишь мне компанию.
На первый взгляд Бэтмен и Супермен были очень независимы. Их разделяло так много черт, идеалов и предпочтений, что порой было странно то, как они успевают за секунду найти общий язык, отвергая противоречия и споры. Словно связь была важнее всех дрязг, словно безопасность мира держала их рядом, как две половинки одного щита. На самом деле, Супермен даже отчасти очень гордился их с Брсюсом особыми отношениями. Ведь те были по-своему неповторимыми.
- Я немного запутался, - слова прозвучали чуть тише, - Без тебя мне не разобраться.

Отредактировано Clark Kent (17.05.22 12:51:15)

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » "bf" is for "best friend"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно