ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Francez en e vélin auel


Francez en e vélin auel

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

[nick]Sir Godfrey[/nick][status]... в горле стрела;[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/809064.png[/icon][sign]. . . не слушай их песни, не пей их вино - холодные камни утянут на  дно;
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/83726.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/475858.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/310320.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/32190.png[/sign][lz]<a class="lzname">Сэр Годфри</a><div class="fandom">Robin Hood</div><div class="info">Со мной,  <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1082"><b>Ваша Светлость</b></a>,  гулял ты во сне по Черной Поляне, по белой стене... </div>[/lz]

Francez en e vélin auel

Tri Yann - Francez

https://i.pinimg.com/originals/92/95/4c/92954c994613c03413495cd06e9944c9.jpg

• Франция, Фонтенбло / XII век

Sir Godfrey, Philip II of France

Заключая сделку с Дьяволом, распишись вином, а не кровью.

Отредактировано Hamish "Merlin" Mycroft (10.01.21 16:43:26)

+2

2

[nick]Sir Godfrey[/nick][status]... в горле стрела;[/status][icon]https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/809064.png[/icon][sign]. . . не слушай их песни, не пей их вино - холодные камни утянут на  дно;
https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/83726.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/475858.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/310320.png https://forumupload.ru/uploads/001a/48/60/911/32190.png[/sign][lz]<a class="lzname">Сэр Годфри</a><div class="fandom">Robin Hood</div><div class="info">Со мной,  <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1082"><b>Ваша Светлость</b></a>,  гулял ты во сне по Черной Поляне, по белой стене... </div>[/lz]
Ричард Львиное Сердце - король Англии - должен был умереть, и  это было предрешено. Так тому и быть. Тост.
Отказаться  от обеда было бы оскорблением, и, как воспитанный человек, сэр Годфри не ответил отказом. Отказывать королю - не много ли дерзости? Впрочем, самой большой дерзостью было уже приехать сюда...
С охоты к обеду подали дичь с каштанами и специями, что было очень кстати. А за вкусным обедом можно было поговорить и о более мелких деталях предстоящего  убийства. Убийства, которое совершить было так просто. И всего лишь Ричарду не следовало нарушать условий уговора между  ним и Филиппом. Но кто читает между строк, заключая договор? Только искусный купец. И именно таким человеком скорее был Филипп, нежели воинствующим поработителем земель. Дипломатом, дальновидным правителем, далеким от зверств войны и ее грязи.  Разве, что ему никак не претило плести интриги... А с таким подобающим собеседником, как Годфри не грех было заговориться  до вечера.
Судьбу английской короны решили: Ричарда- в могилу, да поглубже,  а Джона пустили бы на костер за крайне неумелое правление и без вмешательства французской стороны. Впрочем, занять силой пару-тройку городов было совсем недурной мыслью даже при таком удачном стечение обстоятельств. 
Да что, право, за король Джон? Променял жену на французскую потаскушку, и, воодушевившись своими эротическими свершениями, позабыл о том, что корона требует правления. А не бесконечного вина, распутной девки на члене верхом, да поборов. Что сделаешь, а ведь в каждой семье не без урода, хотя и батюшка его старался...
Ослабленная страна, в которой правитель не удосуживался внутренней политикой и с  охотой слушал любого, кто бы ему поддакнул в  нужный момент, не конкурент. Ни в каком из смыслов. Живи и здравствуй, Британия, сжигай города, режь народ, заливайся вином, и умирай!
А что же после? Об этом говорить еще было рановато, во всяком случае уже  договорились о цене вопроса. Ох, и  дороги нынче были вопросы английской короны.
Сумерки сползли незаметно, потянулись из леса сумраком, с реки - туманом, пехота неплохо набралась, и до утра  они были не слишком полезны. Не то, чтобы Его Светлость не знал наверняка о том, как грешна французская пехота пьянкой. Впрочем, они не рассчитывали сегодня выдвигаться, а Филипп не ждал случайного гостя. Правила гостеприимства  никак не позволяли бы выгнать своего свежеиспеченного союзника в обратный путь в ночь без сопровождения, но и тот не сильно собирался... Не пристало, хах, ему путешествовать без свиты. И лишь в редких случай, подобно тени, он перемещался один, не нуждаясь в сопровождении, лишних глазах и ушах...
С сумерками пришел холод, а с  ним сырость наполнила воздух на берегах Сенны. Свои серенады запели лягушки и ночные птицы. И, если первые еще рисковали быть поданными на ужин, то последних таким не напугать, и над округой зазвенели многоголосья, которым вторила царская псарня. И в этой странной кутерьме запахло каким-то весельем и ужином...
- ... Это не так важно, милорд, остальное - за мной... - Годфри бросил на Филиппа беглый взгляд, опрокинув с ним вина.
К чему были излишние разговоры. если сэр Годфри не отличался миролюбием, не привык щадить, не слыл человеком добросердечным, когда речь доходила  до его собственных интересов?
Его ждали здесь, во всяком случае его ждал Филипп. И визит его был вопросов времени, впрочем, теперь, с  новыми полномочиями ему было бы  грешно не припомнить о предложении предприимчивого господина из Франции. А высокое происхождение почти всецело гарантировало Годфри свободу, свободу передвигаться и не иметь за собой никаких хвостов. Ведь уйти из-под крыла английской короны, прибыть во Францию и распивать вино с Французским королем - хм, сомнительное занятие, не правда  ли? О, да, правда, правда. За измену короне ведь грозит дыба... или отсечение головы? Какая разница, если на кону как минимум шанс получить ту самую корону в свои руки. Ему бы  она чертовски подошла, без ложной скромности.
Еще бокал, еще и снова, под аппетитный ужин и незатейливую беседу. Собеседник умен, знает английский, на котором и разговаривает с гостем, тактичен, харизматичен, и, казалось, в его речах проскальзывали мстительные нотки в адрес Ричарда. О, да, с таким утонченным вкусом последний не мог не вызывать как минимум раздражения. Раздражения, если не хуже. И там,где пахло местью, дышать полной грудью для Годфри было милее всего...
Так скоро стало понятно, чья ставленница сивенькая и тощепыльная вертихвостка, оседлавшая Джона так удачно, что он лишился последних остатков своего невеликого ума. У курицы за зернышко умишка прикупил, как в народе говорят. Невелика работа взять под яйца такого недоумка, да и вертеть им, как душе угодно. Вести в какую угодно сторону, а  тот, что телок на веревочке - мычит, да кивает,а еще думает, что это он идет вперед, а не веревочка ему путь плетет. Путь на  бойню, где собьют ему дурную головушку, а потом на вертел его. И пировать. А матушку  он отродясь не слушал...
И, выйдя к берегу реки, чтобы подышать ночным холодом и проветрить голову, Годфри, совершенно точно знал, как заплести тугие сети вокруг Джона. Близки - не близки ли они были, будучи молочными братьями, а то, что один чуть не разбазарил, а второй до ума  доведет, обобрав, было очевидным. Еще не хватало свой удел передать на погашение дефицита казны. Из этой казны ему что прилетит? Как старому  другу, и то не факт, что не удержат процент. И этот вариант интересовал все меньше. Гораздо больше нравилась Годфри корона.
В серебре едва движущейся воды он рассматривал, как причудливо сплетаются воедино яркие блики, отражающие свет взошедшей Луны. Полнолуние, ясное небо и река - колдовская печать, а не добрый знак, но и это как поглядеть. И во влажной прохладце, что ложилась на плечи и забиралась под слои одежды, заставляя мурашки пробежать по спине вниз, было что-то приятное. Отрезвляющее ли? Вряд ли. Вечер еще не был окончен. Он только начинался, и все самые интересные беседы были еще впереди. Чем  ближе полночь без сна, тем тише речи, тем крепче вино, теми страшнее сказки...
Еще одна бутылка была позади, и костры гасли один за  одним, даже царская псарня умолкла, отсыпаясь вповалку поближе к сонным лошадям. Закуска уже не требовалась, хмель был похож на полог над головой, смазавший все звуки и краски до приятных полутонов. Тускловатое мерцание свечей не беспокоило глаз, а бокал не требовался. Так, под пересуды и перемывание костей, перешли на питие из горла. Не слишком утонченно, но куда менее лицемерно нежели под протокол, чеканя каждое слово, тщательно выбирая следующее.
Меховая накидка чужого плеча на своих грела именно так, как того бы сейчас хотелось, когда звенящее ясной ночью небо щедро рассыпало над головой драгоценности созвездий. В обрамлении листвы, почти черной в потемках, казалось, что есть две реки - та, что тихо шуршала у ног,и та, что была высоко над головой. И редкие блуждающие огоньки светлячков напоминали Годфри те, о ком говорить стоит с излишнем почтением, словно о монарших особах. Их крылья тонки, их голоса звонки, как колокольчики, но не стоит себя обманывать - все они злые дети Болотного Короля.
- Is iníon d'aoire mé féinig gan amhras... - ему даже нравилось ощущать тяжесть чужой головы на своем плече. По крайней мере это было безопаснее, чем кинжал в чужой руке при собственном сданном оружии. - Aililiú na gamhna na gamhna bána,  na gamhna b'iad a b'fhearr liom...
Под незатейливый мотив, так похожий на песни волшебных существ, бутылка опустела уже на половину, а более тяжелый хмель уже отказывался валить с ног.  Он не приходил, он только тяжелым плащом покоился на плечах,  словно тяжелое одеяло. И уже не придет. Впрочем, стоило бы  оно того?  Но прежде, чем упасть в любезно предложенное спальное место в королевском шатре, еще стоило освежиться.
Берег слегка проседает под босыми ногами и холодная вода серебриться, зазывая к себе. Не заходить далеко, пару раз окунуться в холодную воду, и бодро выскочить на берег, небрежно накидывая на себя плащ. И добить бутылку, в теплом шатре приняв из рук тонкую рубашку, поразительно не подходящую для военного похода. Ах, да, Филипп не мастак ходить в  эти походы, ему неинтересен этот бесцельный грязный век шатания по округам и дальним рубежам, выколачивая себе колонии. Впрочем, ночевать на пышных подушках и в обрамлении мехов, набравшись изрядно, ему чертовски к лицу. С дорогим гостем он уговорил порядком вина, и утром, возможно, ждала его расплата за столь безрассудный вечер, но по его благому расположению духа сказать о сожалении было просто невозможно. А Годфри утром ждала дорога обратно и свита сопровождающих, благо, карты знали маршрут лучше, чем похмельный рассудок. Но это будет еще только утром, не самым ранним...
- ... И... что с  того я получу, Ваше Высочество...? - Годфри усмехнулся тому в заросшую шею, допивая остатки уже на королевских мехах, не видя  ничего зазорного в том, чтобы полюбоваться на парочку свежеоставленных алых кровоподтеков на чужой шее. Ворот королевской рубашки все равно высок, скроет и это на утро. Если Филипп увидит в  этом  хоть какой-то смысл, конечно. Сдавалось ему, что он и далее возражать не будет. Пара засосов на шее - какая, право, чепуха!
А пока Годфри нравилась эта веселая и пьяная ночь, плывущая по течению, уносимая волнами реки. - Английскую корону, ммм? Надеюсь, эту рыжую проблядь взашей вытолкают  в монастырь, когда моя нога ступит во дворец, mon cher? А что, если я передумаю, и не захочу возвращаться? - сквозь улыбку, более похожую на оскал, обратился Годфри к Филиппу, натягивая на голову пышное одеяло. - Останусь здесь или захочу перебраться во дворец? Духовенство будет рвать и метать, чтобы подкинуть  на мой костер дров...
Церковь его мало интересовала, как и духовенство с их лживыми истинами и правдами исподволь. Монахи были грешны, в большинстве своем стоять на костре им надлежало самим в первую очередь. Впрочем, в лице французского монарха Годфри снискал себе отменного собеседника на тему прегрешений церкви. Так что сэр сомневался, что духовенство посмело бы сказать ему хоть слово. Да и потом сказать слово мог каждый, впрочем, как и выплюнуть отрезанный язык после.
Играть в  эту увлекательную игру с хмельным Филиппом можно было вечно, допивая остатки вина в бокалах, если бы  он не помнил, что ночь не бесконечна. а утром его все еще ждала дорога. Чтобы глотнуть свежего воздуха и ненадолго оставить  чужую шею в покое, он предпочел выбраться из-под слишком тяжелого одеяла и вороха мехов, весело отмахиваясь от последних остатков приличия. К чему? Казалось бы здесь никто не против того, что происходит. И, кажется, все только начиналось. И хотя вино жажду не перекроет, Годфри с сожалением заметил, что и бокалы и бутылки пусты. Бросив взгляд на своего игривого визави, заметив ему вслух, что ночь тут довольно длинна, если не спать.

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Francez en e vélin auel


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно