ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Come and stay a while [marvel]


Come and stay a while [marvel]

Сообщений 1 страница 30 из 42

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Come and stay a while</span>

<span class="data">любое место мира / апрель 2004 и далее</span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/2ojNJDU.jpg">
</div>

<p>
I dream of a presence with essence and absence of doubt.
<span>
Logan & Jean Grey
</span></p>
</div>
</div>[/html]

Отредактировано Jean Grey (05.08.22 19:07:45)

+3

2

Утро.
Утро - это говно.
Не то чтобы Логан был лучшего мнения о других частях суток, но в том, что утро - говно, с ним даже большая часть человечества соглашалась обычно. Хотя когда гадское утро перетекло в не менее мерзкий день, он понял, что просто день в целом - говно. Или, возможно, говном был он, Логан. Когда у него в последний раз было приличное настроение (слово "хорошее" в контексте вызывало у Логана только очень кривую усмешку), он уже и сам не помнил.
Скорее всего, еще при памяти, а когда это было, он и сам не знал.
Тем более что не было никаких поводов считать, что он до этого был оптимистом. Интуиция Логану подсказывала, что и раньше он не слишком верил в единорогов и мировое счастье. Это просто не вписывалось ни во что: ни в факты биографии, о которых он догадывался, ни в характер, ни в настроение, ни в общие теории о том, как весело жить и быть мутантом. Особенно тем, у которого с самоконтролем есть определенные сложности.

Логан увернулся от смеющейся девушки, промчавшейся по коридору, а следом и от рванувшего следом паренька. В общем-то, бытие мутантом не предполагало обязательно страданий, самокритики и желания себя сожрать, но Логан проводил их равнодушно-ироничным взглядом и двинулся дальше к тренировочному залу. Он только то потрудился заглянуть в журналы занятий и знал, что толпы молодых и радостных студентов там не будет. Не то чтобы Логан что-то имел против студентов, в том числе и способных радоваться, но пересекаться с ними в день, когда проснулся с отчетливой мыслью "Говно", тоже не хотелось. Почти наверняка завяжется разговор, который закончится тем, что он либо на мелких нарычит, либо пошутит так, что его снова пригласит к себе с трогательной улыбкой Ксавье и будет рассказывать о том, что такое преподавание, как важно правильно воспитывать детей и что он, Логан, был немного не прав. Логан слушал эти лекции по педагогике (ну, как слушал - пытался не сдохнуть с тоски) регулярно, но как-то не очень помогало. Видимо, учительской жилки в нем было примерно столько же, сколько и оптимизма.

День тоже был говно.

Логан свернул к залу, зашел и запер за собой дверь. И уже тогда сообразил, что тут уже кто-то есть. Гадать по косвенным признакам было как-то лениво, так что Логан обернулся и смерил интервента (как будто не он приперся сюда вторым) мрачным взглядом. Радостной улыбкой не озарился, но и рычать на симпатичную рыжую студентку тоже сразу не стал. И даже благородно кивнул, а потом отправился к тренажерам, где привычно было сунулся все перенастроить на максимальные нагрузки и с недовольно отметил, что все так уже и есть. Стоило бы порадоваться, что не надо возиться, но с радостью у Логана  было настолько туго, что он только вздохнул и пошел заниматься.
Чем там рыжая занята, он наблюдал только искоса, просто по привычке следить за всем, что шевелится рядом. Кто знает, в какой момент в чужой голове что-то переключится и его решат убить?..

Ксавье называл это паранойей. Логан полагал, что это все-таки просто разумная предосторожность.

Отредактировано Logan (11.05.21 19:29:59)

+3

3

Доверься мне - говорит ей Ксавьер, и Джин вдыхает поглубже, делая короткий кивок. Она не хочет показать свой страх перед грядущим, потому что одно из главных качеств, которое Чарльз ценит в своей лучшей ученице - это смелость. И Джин оправдывает каждое его ожидание, выполняет каждое его правило, стараясь заполучить похвалу профессора, пожалуй, чуть больше остальных. Он для нее, как приемный отец. Нет, Джин не забыла Джона Грея, но воспоминания о нем связаны с беззаботным детством, тогда как Ксавьер стал ей отличным наставником в самые важные годы становления и познания своих мутантских сил. Может ли она разочаровать его сейчас? Для нее подобное немыслимо, хоть внутренности и сжимает от волнения каждый раз, когда их разговор заходит о прошлом - о том времени, когда Джин Грей едва не потерялась в собственном разуме. Должно быть, она сошла бы с ума, если бы не помощь Ксавьера.

Джин чувствует прикосновение теплой мягкой руки профессора - это утешение? Поддержка? Ей хочется в это верить, когда Чарльз приступает к своим манипуляциям. Барьер в ее голове не может стоять вечно, Джин необходимо овладеть телепатией, приручить ее. Ксавьер говорит, что сдвинет барьер всего чуть-чуть, совсем слегка, и Джин чувствует легкую щекотку в мозжечке, а затем - как будто впервые в жизни осознает окружающий ее мир во всем многообразии эмоций.

Она покидает кабинет профессора и не заходит туда в последующие несколько дней. Сдвинутый блок был мал, всего узкая прорезь, как и сказал мужчина, но Джин стала отодвигать его сама. И тот неожиданно поддался, затягивая Джин в водоворот мыслей, образов, эмоций - она перехватывает их со всех студентов школы, словно поломанный радио-приемник. Они роятся в ее голове, словно пчелы в улье, и никак их не заставить молчать. Последнюю ночь она почти не спала, лишь пару раз проваливалась в дремоту, что не спасло ее от усталости. Джин встает одной из первый и, не дожидаясь, пока школа вновь наполнится гулом голосов и мыслей, прокрадывается в тренировочную комнату.

Джин остается в долгожданной тишине. Переводит дух и подавляет в себе желание лечь где-то в углу и забытья сном. Ей необходимо разобраться в новых способностях и, что еще страшнее, в самой себе.
Сперва ты должна познать себя, Джин Грей, а затем научишься узнавать всех остальных - слова Чарльза звучат в ее голове слишком живо, будто произнесенные только что. Джин не знает, что ей делать, но и идти к Чарльзу за помощью больше не хочет. Не уличит ли он ее в слабости, тогда как уже дал ценный совет. Вся беда в том, что Джин Грей не хочет познавать себя. Не хочет смотреть в прошлое. Не хочет анализировать. С тех пор, как в ее жизни появился Ксавьер, блок стоял не только на ее телепатии, но и на ее прошлом. Было так спасительно легко оставить нежелательные воспоминания в прошлом, начав новую жизнь.

Познать себя - Джин повторяет это, словно заклинание, не замечая, что в какой-то момент оказывается уже не одна. Познать себя. Джин закрывает глаза и погружается в воспоминания: на прошлой неделе старшие студенты решили устроить небольшой пикник, и она слышит свой звонкий смех, когда сидит в окружении друзей. В прошлом месяце, на одном из занятий, ей на стол падает свернутая в трубочку записка: мелкий почерк Скотта, который она сразу узнает, спрашивает, не хочет ли она пойти с ним в кино. Эти воспоминания лежат на поверхности - это все не то. Джин погружается глубже: вот она впервые переступает порог школы для мутантов, волнительно сжимая в руках свой рюкзак, а рядом слышит голос Чарльза, который ободряюще рисует в красках, какой школа станет через несколько лет, и скольких еще учеников он пригласит. Еще немного глубже: Чарльз спрашивает ее, не хочет ли Джин, чтобы он стал ее наставником, обучил управляться с той силой, что таится внутри. И еще глубже: Джин сидит на кровати, в окружении белых стен, она потеряна, подавлена, она где-то не здесь. Не слышит ни голоса родителей, ни голос Ксавьера, который сперва обращается к ней, как обычно, но поняв, что девочка не реагирует, вторгается в ее разум телепатией - маленькая Джин дергается от неожиданности, поднимает на него испуганные глаза.

Нет, все не то. Еще глубже: пригород Нью-Йорка, дорогие дома с идеальными газончиками и белыми заборами - все вылизано, вычищено, будто из фильма. Джин чувствует, как ее туфли слегка проваливаются в мягкую почву, слышит поливальную машину во дворе соседей и голос на заднем плане - "Как насчет сладкого лимонада, девочки?" - голос ее матери, удаляющийся в большой, двухэтажный дом. На зеленой лужайке две девочки, темненькая и рыжая, обеим лет по десять, не больше. Они кидают друг другу мяч, резвятся, о чем-то смеются. Здесь, на этой лужайке, так спокойно, так приятно, так беззаботно. На этой лужайке хочется остаться навсегда. Единственное огорчение - мяч, отскочивший от выступающего камня и быстро покатившийся прочь. Обе девочки кидаются за ним следом, но темноволосая вырывается вперед, не замечая, как заканчивается лужайка и начинается проезжая часть. Резкий звук тормозов и звук ломающихся костей.

Рыжеволосая девочка опускается на колени рядом с подругой, трогает ее за плечо, зовет по имени. Убирает темные волосы с лица подруги и смотрит в ее закатившиеся глаза - в этих глазах предсмертная агония. Боль пронзает каждую клетку тела Джин, будто сломаны все кости, ее бросает в холод, руки начинают трястись, почти невозможно дышать, а разум переполняется страхом неизбежности. Джин Грей чувствует смерть, будто умирает сама, распластавшись на шершавом асфальте. Она не может справиться с этим чувством, оно затягивает ее, подчиняет разум. Тело Джин Грей сковывает холод, но затем появляется еще одно туманное, будто инородное ощущение - словно она в белой горящей комнате.

Отредактировано Jean Grey (20.12.20 01:34:36)

+2

4

Девушка была занята своими мыслями, и Логан просто занялся своими делами. Студентов в школе было много. Ксавьер всегда утверждал, что их должно быть много больше - то есть есть где-то и должно быть в школе, но с общительностью Логана ему и уже имеющихся детей было предостаточно.  Он не испытывал к ним интереса. Профессор наверняка бы использовал эпитет "должный". Должного интереса. Чтобы, с одной стороны, заверить всех (и себя в первую очередь), что хоть какой-то интерес к другим мутантам у Логана имеется (помимо стандартного раздражения, которое у него вызывали любые разумные существа), а с другой, чтобы воззвать к ответственности Логана и его лучшим чувствам. Логан когда замечал эти психологически-психиатрические фокусы, направленные в его сторону, когда нет, но большей частью ему просто хотелось остаться в стороне.
Логан даже слишком хорошо знал о том, что он неправильный. Не такой мутант, не такой человек, не такое нечто без памяти и с черт знает какими способностями.  Слишком не такой по всем фронтам, чтобы рассказывать хлопающим на него глазами наивным студентам о том, что всё с ними отлично, они ничем не хуже других подростков и вообще пришли в этот мир, чтобы строить великое будущее.  Он не спорил - возможно, они и лучше, возможно, будущее перед ними открывалось блистательное.

Только вот Логан судил по себе, и как-то не очень это будущее ему улыбалось.
Иногда Логану казалось, что Ксавьер заблокировал его мозги от лишнего интереса тех студентов и прочих товарищей, что были способны на телепатию, не для того, чтобы защитить Росомаху, а для того, чтобы защитить окружающих от потока мрачных предчувствий и самокритики, который был способен отправить неподготовленного слушателя в петлю довольно быстро.
Если Логан до сих пор сам не вздернулся, то только потому что в его случае и вешаться было большей частью бесполезно.
Обычно Логан быстро замечал, если все-таки, несмотря на все блоки и на все остальные радости, кто-то пытался достучаться до его мозга. То ли звериное чутье, то ли просто пустые мозги резонировали с большим потоком чужих мыслей и интереса, то ли по каким-то другим причинам - откуда было знать Логану, он же не телепат.

Но в любом случае... В любом случае, в этот раз не сработало.
Логан заметил опасность только в последнее мгновение - вот он тягает железо, прикидывая, приносит ли его организму эта нагрузка хоть какую-то пользу или просто ничего не меняет, кроме возможности занять себя ненадолго, а вот он уже... "Черт".
Мозг пронзила боль, а потом Логана оглушило потоком каких-то диких эмоций. Слишком ярких, слишком чистых, чтобы быть настоящими, реальными. Такими они остаются только в памяти - спустя время, когда отсеивается все лишнее. Сам Логан прекрасной памятью похвастаться не мог, но те редкие, редчайшие проблески, которые у него были, напоминали вот этот эмоциональный шквал - оставалось только самое яркое впечатление, которое решительно перекрывало всё остальное.
Плохо было то, что накрывало именно болью. Болью, горечью, отчаянием... Будь это не Логан, а кто-то другой, он бы не выдержал. Слишком тяжело, слишком горько, словно пьешь желчь...

Только Логан к отчаянию привык. Более глухому, хроническому, так сказать. Свежий сильный поток боли уверенно встраивался в его нервы, разъедая разум, но снести Логана, словно тростинку на пути лавины, все-таки не смог.
"Ну точно не день, а говно".
Какие уж тут еще нужны доказательства?
Логан лишний раз себе напомнил, что он не телепат. И вообще в этой области полный ноль, а уж когда речь идет о воздействии такой силы... Но что-то никто не спешил вмешиваться, а сходить с ума из-за чужой боли все-таки в планы Логана на день не вписывалось. Вариантов было не то чтобы много.

И Логан, как всегда, поступил неблагоразумно.
Он открылся чужим эмоциям, пытаясь понять, какого же черта, что к чему и чем провинился он, Логан. Но было не до него, совсем не до него. В чем именно драма девочек, образы которых замелькали в голове, Логан до конца не разобрался, но он уловил главное. А главное всегда, разумеется, это смерть. Неизбежная и пустая, но слишком часто разрушающая жизни не только умершего, но и окружающих. Кто-то умер, кому-то стало от этого больно - эта песня была вечной, в этом мог разобраться даже Логан. Более того, сюжет был достаточно прост и незамысловат, чтобы Логан проникся чем-то сродни сочувствия. Ну, ладно, понимания.
Сочувствие - это было слишком. Слишком сентиментально.
Но это было даже кстати.
Эмоциональный спектр топора помог Логану не утонуть в чужих эмоциях, а минимально понять, какого черта. И опознать одну из девочек - похожа на любимицу Ксавьера, Джин Грей. Ту самую, которую он застал в тренировочном зале. Паранойя Логана в очередной раз не подвела. Жаль только, что такой угрозе набить морду и выпустить кишки он точно не мог.
"Джин Грей, это прошлое, - без особой надежды попробовал пробиться Логан. - Ты жива. Это воспоминание". Это могло сработать только если она его слушает, а Логан в этом обоснованно сомневался. Скорее всего, и его затянуло в чужое сознание только потому, что он был близко.

Близко.
Логан прикинул, хватит ли у него сил, чтобы попытаться забить на телепатический штурм и заставить себя добраться до девушки физически. Что это даст, Логан пока не знал, но нужно же было что-то делать. Выжидать было не в его характере. Но попыток пробиться до осознанной Джин Грей, которая наверняка пряталась где-то в этом ядерном эмоциональном клубке, Логан не оставлял все равно. Если и не поможет сам, то, по крайней мере, возможно, школу не снесет до тех пор, пока кто-то более способный к телепатии почует подвох.

+2

5

Это была смерть; Джин чувствует ее всем телом десятилетнего ребенка, которого потряхивает от озноба на шершавом и теплом после дневной жары асфальте. Это смерть, и она забирается в тело болью, такой сильной, что схватывает спазмом гортань. Хочется кричать о помощи, а не можешь. Это смерть, и она приносит за собой страх: взрослый бы пожалел о прожитых годах, об упущенных возможностях, об оставленных на земле родных и близких, но ребенок не знает всего этого. Не осознает. Сознание маленькой умирающей девочки, а следом и сознание Джин, тонет в непонимании, бессилии и панике, ощущая на неком биологическом уровне близкий конец, затягивающую тьму, наливающееся тяжестью тело. Сознание Джин вопит о помощи - крик этот распространяется намного дальше, чем она способна была осознать тогда и даже теперь, находясь в тренировочной комнате школы Ксавьера.

Джин просит спасения и оно приходит, но не как в прошлый раз, протянув ей руку из белой горячей комнаты, присутствие которой девушка ощущает и сейчас. Холод смерти то и дело сменяется яркими пылающими кадрами: раскаленное пространство будто должно обжигать, но Джин не чувствует жара, не слышит треска пламени, не ощущает запаха. В мелькающей в ее сознании белой комнате царит тишина и покой; такой соблазнительный, такой умиротворяющий покой - если такова и есть смерть, то Джин Грей с искаженным любопытством хочет узнать ее получше. Оказаться внутри. Войти в это ласкающее кожу пламя.

В ушах только звук собственного учащенного пульса и сбившегося дыхания, что внезапно прерывается словами. Человеческой речью. Джин так далека от этого голоса, да и вообще - она всю жизнь так далека от людей, что окружают ее, что хочет отмахнуться и от этих призрачных слов, но те настойчивы: повторяются снова и снова, зовут ее по имени, становятся громче. Следом за голосом приходят прикосновения: чьи-то сильные теплые руки сжимают ее плечи и встряхивают, будто тряпичную, едва живую куклу. Горячие руки проходятся по ее плечам, оставляют след на шее, сдвигают с места, крепко ухватив за талию. Эти руки против ее ускользающей воли напоминают Джин Грей о ее человеческом, еще живом теле.

Джин Грей выныривает из иллюзии, будто из-под воды. Широко распахивает зеленые глаза и со смесью непонимания и ужаса смотрит на того, кто развеял ее жуткий кошмар. Ускользающее ощущение смерти оставляет после себя озноб всего тела и гнетущее ощущение, будто она спала слишком долго, и теперь не знает как и почему оказалась в тренировочной комнате.

- Простите... простите меня, - выдавливает из себя Джин, когда осознает себя сидящей на полу, а в фигуре напротив распознает Логана. Профессора Логана, да? Его руки больше не сжимают ее с прежней настойчивостью, но Джин не позволяет мужчине отстраниться совсем: перехватывает его руку своими ледяными пальцами. Крепко сжимает, чувствуя тепло его кожи, сильные мышцы и даже отдаленно пульс. Он - олицетворение жизни, осознание реальности происходящего, и Джин требуется еще некоторое время, чтобы четко отделить в голове: где иллюзия, а где настоящее. Логан - ее якорь.

- Это была смерть? Значит, вот какая она, - задумчиво произносит Джин, все еще вглядываясь в глаза мужчины. Он ведь тоже был в иллюзии, он тоже должен был почувствовать. Джин не может, вернее, не хочет держать в себе этот тяжелый груз. Ей хочется высказать его, разделить с кем-то, в конце концов, получить утешение, потому что хоть сейчас она и взрослая девушка, но память ловко цепляется за сознание ребенка, которому тогда так никто и не помог.

- Я так любила ее, она была моим самым лучшим другом, - признается Джин, вспоминая маленькую темноволосую девочку, которая навсегда останется неизменной. - Ей было всего десять, это так... несправедливо, - растерянность Джин, наконец, сменяется отвращением - отвращением к смерти. К тому, что подобная участь ждет любого, и на мгновение у нее вновь перехватывает дыхание от мысли, что все близкие, все родные, тоже однажды уйдут из ее жизни. Их всех ей предстоит потерять.

+2

6

До девушки - всего пара десятков шагов. Проблема в том, что Логан настолько увяз в иллюзии, так крепко застрял в чужих малоприятных воспоминаниях, что он не то чтобы был уверен, что и в самом деле по-настоящему передвигается по тренировочному залу. Что, если и это ему только показалось? Убедиться способа у него не было. Телепатия и прочие игры разума - это было от Логана дальше, чем Плутон от Земли. Логан был существом материальным. Материальным до того, что быстро бросил идиотские попытки мысленно достучаться до Джин Грей - она слишком "хотела" видеть то, что видела, чтобы обращать внимание на бесталанные попытки другого мутанта пробиться в ее страшноватый мирок.
Видимо, поэтому Логан стал решать проблему привычным методом - физически. Он, кажется (слово кажется идеально описывало всю ситуацию в целом, но креститься у Логана привычки не водилось), и правда добрался, ухватился, за что пришлось, и хорошенько девушку встряхнул. И тряс до тех пор, пока не стало отпускать его , а у нее взгляд хотя бы немного прояснился и сфокусировался.
- Ну привет.
Логан прикинул, насколько это безопасно, но все же усадил девушку просто на пол. Отойти на безопасное расстояние Джин ему не позволила, и Логан, подумав, не стал вырываться. Это было бы неосторожно - она могла снова взбеситься,  и не факт, что его метод "потряси и всё пройдет" сработает еще раз. Да и выглядела девушка растерянной и испуганной, а Логан, хоть и был чудовищем, но помнил, что он еще и профессор, угу.
- Ты в порядке?

Но Джин Грей явно была не в порядке.
И никто больше сюда не спешил, чтобы навести порядок у нее в голове вместо нее самой. Логан все еще отменно осознавал, что он тут не помощник, совсем и ни разу, но молча остался рядом. И молчал, пока речь не зашла о несправедливости. Справедливость, с точки зрения Росомахи, была понятием мифическим. Вроде темной материи - теоретически она есть, а на деле хрен кто ее когда-нибудь видел. А если даже ее существование и докажет какой-нибудь настоящий профессор, не вроде Логана, то это никак не изменит того, что простые обыватели ее никогда не увидят. Ну, разве что смогут себя утешать, что ученые доказали, что темная материя существует.
И справедливость тоже.

- Обычно смерть далеко не такая эмоциональная и отчаянно рафинированная в плане эмоций, - выдал в итоге Логан, решив, что философия о справедливости это для него чересчур, - не то чтобы я телепат или, того хуже, эмпат, но драмы как правило поменьше. Если речь не о кино и не о детских воспоминаниях.
С детьми вообще все сложно, дети - это такой фильтр, который, даже вырастая, все детские впечатления считает небывало яркими. Почему так выходило, Логан обычно не задумывался. Поленился тратить на это время и сейчас.
- А тебе не стоит нырять в чужие проблемы настолько глубоко, что они становятся своими. Вообще никому не стоит, но... - Логан пожал плечами. У абсолютного большинства и возможностей таких не имелось. Более того, Логан был уверен, что с этим его заявлением даже Ксавьер не стал бы спорить. Да, сочувствие и эмпатия в разумных пределах необходимы, но сгружать на себя чужие беды и проникаться ими настолько - это же свихнешься в считанные дни.  Если не часы.

- Все когда-нибудь умрут, мисс Грей. Но переживание умирания оставьте до того дня, когда скончаетесь сами. Одного раза более чем достаточно для живого существа, - в итоге разродился еще одним умным советом Логан. - Я периодически бываю на грани жизни и смерти и, скажу я вам, если бы я мог этих ощущений избежать - я бы так и поступил.
Возможно, волшебная коробочка небывало оптимистичных советов все-таки закрылась бы, если бы руку Логана отпустили и он смог уйти, но его держали, а вырывать лапу у симпатичных девушек не имел привычки даже Логан. Конечно, если они не пытаются его убить... "Черт, а ведь она пыталась".

+2

7

Джин все еще слегка потряхивает, но ледяные пальцы подозрительно быстро теплеют - возможно оттого, что вцепились они в руку мужчины, а тот и виду не подал. Не отстранился. Не сделал замечание, от которого юной мисс Грей стало бы стыдно. Джин смотрит в глаза мужчины и ловит себя мысли, что обращается к нему не как к учителю, а как к другу. Как к тому, кто даст совет, но не осуждение. За это Джин Грей была особенно благодарна: что действия ее, вернее, те эмоции, с которыми она не сумела совладать, не подвергались оценке, суждению, не выносились, как тот урок, который она должна принять. Как хорошо, думает Джин, что в тренировочной комнате с ней оказался профессор Логан, а не Ксавьер.

- Но ведь это то, зачем мы здесь. Зачем профессор Ксавьер собрался всех нас - чтобы нырять в чужие проблемы и пытаться помочь, - Джин смягчает слова легкой улыбкой, пытаясь разбавить этот излишне серьезный разговор. Свести все если не к шутке, то разбавить повисшее в воздухе ощущение смерти чем-то более легким. Впрочем - легким ли?  Джин в школе уже несколько лет и за это время слышала так много слов о чести, о долге, о спасении людей, ведь мутантам даны особые силы, а вместе с тем и ответственность. И только сейчас Джин задумывается - а кто будет спасать ее саму, если случится непоправимое. Или обратиться за помощью будет постыдным.

- Извините, - Джин, наконец, нехотя разжимает свои пальцы, прекращая удерживать руку мужчины. Смущенно отводит взгляд в сторону, но с места не двигается. Кажется, будто стоит ей подняться, как снова придется удерживать хрупкое равновесие между реальностью и прошлым, в котором она хотела разобраться, но разобралась ли? Джин не знает.

Это была смерть и теперь, будучи уже почти взрослой, Джин рационально понимает, что произошедшее тогда - нормально. Трагично и несправедливо, но нормально. Смерть - это часть жизни, и когда-то придется отпустить всех, точно так же, как некоторым придется отпустить саму Джин, когда придет ее время. Это может пугать своей неопределенностью, но со смертью приходится мириться так же, как и с любым другим законом природы. Ее маленькая подруга умерла так давно - Грей пора отпустить ее, научиться прощаться, но что-то сдерживает ее. Не отпускает. Будто в том воспоминании, в той ситуации, хранилось нечто еще. Какой-то важный ключ, который Джин упускала из виду, и теперь ей хотелось не столько смириться с эмоциями потери, сколько разобраться - почему тогда это задело ее так сильно.

Снова падать в прошлое было опасно, по крайней мере сейчас, когда она еще не так хорошо освоила свои силы. Но был еще один путь - и Джин снова поднимает ярко-зеленые глаза на мужчину. Они все еще сидят на полу, но это лишь краткий миг, и Логан вот-вот встанет и уйдет. Ей не хочется допускать этого. Обдумай свои последующие слова Джин чуть дольше, как сочла бы подобную просьбу совершенно некорректной. Но времени у нее нет, и девушка поддается мимолетному порыву желания. Вновь ловит внимание мужчины и произносит с абсолютно непоколебимым видом: - А вы можете показать мне? Вашу грань между жизнью и смертью. Это помогло бы мне понять... отделить смерть от тех единственных воспоминаний, которые сметают меня потоком детского страха.

Джин сама поражается своей смелости, и чем больше говорит, тем сильнее испытывает это желание. Если быть откровенной - желание заглянуть в голову профессора. Коснуться его жизни, понять часть его натуры, которую он столь тщательно скрывает за отстраненностью от всех, не только от студентов, которые еще слишком юны, чтобы вести с ними разговоры за пределами уроков. Джин знает это: профессор Логан отстранен ото всех, и может поэтому так тянется к нему, будто чувствуя нечто родственное.

- Я загляну лишь туда, куда вы сами меня пустите. И если в процессе почувствуете хоть какой-то дискомфорт, то я тут же все прекращу. Обещаю, - заверяет его Джин. Может ли этот эксперимент быть хуже той иллюзии, которая едва не поглотила их обоих.

+2

8

Логан собирался уйти. Ему вообще не следовало торчать здесь наедине со студенткой и тем более сыпать гениальными советами, от большей части которых Ксавьер попытался бы повыдирать волосы с давно гладкой головы.  Что-то удерживало; Логан точно знал, что это не телепатические силы Джин Грей. И даже не глупая вера в то, что он способен чем-то ей помочь - Логан в это не верил и никогда бы не поверил. Это было... что-то.
Что-то легкое, неуловимое, что-то на грани интуиции и сомнения. Логан - большей частью его паранойя, но в целом просто Логан - не привык игнорировать эти едва заметные зацепки, которые вселенная оставляла то здесь, то там. Объяснялись они, как правило, просто, чем-то обычным и вовсе не стоящим уделенного внимания. Но не всегда, не всегда.
Она ему помочь однозначно не могла. Он ей - тем более. И уж точно Логан не собирался делать того, о чем его просила глупая девчонка.

Во-первых, это было опасно. И пяти минут не прошло, как он не иначе как чудом выдернул ее из опаснейших иллюзий, которые могли оставить без рассудка и Джин Грей, и самого Логана, и, возможно, всю школу . Не сказать, чтобы Ксавьер часто делился с ним своими рассуждениями и идеями, но время от времени он предпринимал попытки вдохновить Логана на преподавательские подвиги и рассказывал ему, какие чудесные, талантливые дети у них обучаются.  И про Джин Грей упоминал, и Логан имел некоторое представление, что будет, если девчонка потеряет контроль.

Было еще и во-вторых. Делиться воспоминаниями следует, если они у тебя вообще есть.  Ну или хотя бы их достаточно, чтобы было из чего выбрать. У Логана с воспоминаниями дело было плохо. А те, что имелись, детям показывать не стоило. Все как одно шли со строгим рейтингом R. И далеко не из-за содержащегося в них мата, конечно.

Логан успел только рот открыть, чтобы напомнить девчонке, что с настолько личными просьбами к профессорам не ходят. По крайней мере, не ходят к преподавателю "рисования" профессору Логану.
- Не думаю, мисс Грей.
Собственно, этим Логан бы и ограничился, если бы не совершил ошибку - не посмотрел Джин Грей в глаза. В них мелькнуло разочарование, возможно - обида, что-то еще малоприятное. Удивляться не имело смысла, Логан к разочарованию привык настолько, что просто его игнорировал, но...
- ...но у меня есть для вас подходящее воспоминание. Чтобы отвлечься.
Никогда не стоило пускать в голову телепата, если была возможность этого избежать - золотое правило, которым Логан поступился. Он пожалел об этом еще даже до того, как Джин Грей нырнула в его разбитую память, но не стал сдавать назад.

Логан поискал в голове нужный момент, попытался собрать воедино детали, хотя и не стал бы утверждать, что помнит разговор именно так, как тот и в самом деле происходил.  Кажется, дело было в кабинете Ксавьера. Или где-то в аудитории?.. В голове были лишь темные панели - но никаких деталей. Фон, одним словом, не отвлекал.
- Мы все одиноки и испуганы, Логан, - говорит Ксавьер и вздыхает, словно ему и правда причиняет боль эта мысль, - и дети, и взрослые.
- Ну же, добавь "и люди, и мутанты", - саркастично отзывается Логан, - попробуй еще раз объединить нестыкуемое.
Ксавьер смотрит на него устало и серьезно.
- И мутанты, и люди, - соглашается он, меняя местами слова, - потому что мы тоже люди, Логан. Очень талантливые люди, которые могли бы столько всего изменить...
- И разрушить. Твоим детишкам только дай волю.
- А что будет, если дать волю тебе? Или мне?.. Или любому человеку с улицы дать  нож и отпустить с теми же установками? Дар, Логан, - это тот же нож...
- Не стоит давать ножи детям, Ксавьер.
Тот уже немного раздраженно качает головой.
- Детей нужно учиться пользоваться этим ножом, Логан. Представь, на что может быть способна, скажем, Джин Грей - если обучить ее пользовать этим "ножом" разумно? Девочка необычайно талантлива и умна. Усилия и терпение - и она...
- Уничтожит эту планету? Давно пора.
- Или спасет. Смотря как ты научишь ребенка пользоваться ножом. Можно почистить им яблоко, можно всадить его...
- А, ну вот мы и пришли к нужному моменту, - шутит Логан.

А дальше показывать Росомаха не стал. Дальше было его личное, оно не касалось Джин Грей никоим образом. Она ведь умная, как сказал Ксавьер, так? Уже наверняка поняла, что его "ножом" пользоваться научили плохо. Очень плохо. А плохо обученные дети не слишком боятся смерти, своей и чужой.

+3

9

Джин не отступает, и стоит Логану позволить ей проникнуть в его сознание, пусть и показав что-то совсем другое, отличное от призрачной границы смерти, как девушка тянет руки к его голове, зависнув в паре сантиметров от висков. Прикрыв глаза, она цепляется за ту нить воспоминаний, которую предоставляет ей мужчина, и следует вглубь. Голос профессора Ксавье она узнает прежде, чем чужое воспоминание приобретает резкость. Читать разум занятие странное, до сих пор не привычное для Джин и, пожалуй, начало она почти упускает, стараясь настроить сигнал, будто подкручивает ручку радиоприемника, а не сторонние мысли. Однако, приноровившись к этой новой связи, оставшийся отрывок беседы Грей считывала, будто сама присутствовала рядом. Слышала шум в коридоре, ощущала обостренные запахи, понимала, какой отклик вызывают в Логане слова профессора Ксавьера.

Уничтожить или спасти планету - вот та ответственность, что лежит на плечах каждого из тех учеников Ксавьера. Но цену этого воспоминания Джин Грей осознает лишь спустя годы, а сейчас, в тренировочной комнате, будучи студенткой, которая лишь познает всю мощь своих талантов, она думает: уничтожить планету - разве это применимо к ней? Нет же, полная глупость, ведь Джин никогда не станет пособничать ничему, что хоть как-то может навредить людям. Даже не имей она способностей, как все равно помогала бы, насколько хватало ее умений. Может, стала бы врачом или исследователем. Джин Грей и помыслить не смеет, как может направить свою силу на разрушение или причинение боли.  В ней хоть и нет, пока еще, твердой уверенности в себе, но есть моральные ориентиры и Джин готова не жалеть себя ни разу, если потребуется жертва во благо не то, что всей планеты, а даже куда меньшей цели.

Ведь это подразумевал Ксавьер? Познавать свои силы, чтобы сделать их инструментом на благо человечества. А там, возможно, люди наконец станут принимать мутантов, как равных, а не как нож в неумелых руках. О, Джин Грей прекрасно знала мнение профессора Ксавье. Он вкладывал его в головы своих учеников день за днем, а Джин, как одна из лучших, даже не смела задумываться - каково ее собственное мнение на этот счет. Разве можно сомневаться в том, чей авторитет непоколебим. Однако в тренировочной комнате Джин хочет знать другое - мысли Логана. Почему слова директора школы откликаются в нем ухмылкой.  Какова другая сторона реального мира и как придется выживать каждому студенту там, за пределами безопасной и изолированной школы Ксавьера.

Воспоминание заканчивается слишком быстро, Джин чувствует, как оно ускользает и, прежде чем покинуть голову Логана, успевает зацепить кое-что еще. Не как телепат. Как эмпат. Это происходит неосознанно или Джин хочет так думать, но всего мгновения ей хватает, чтобы осознать и прочувствовать переплетенный сгусток эмоций мужчины. Джин прерывается тут же, открывает глаза и разрывает контакт. Она обещала не заходить дальше того, что он захочет показать ей, и сдерживает свое слово. По крайней мере ничем не выдает то, что узнала немного больше.

- Спасибо, - произносит она после недолгого молчания. Разглядывать глаза профессора и дальше становится по-настоящему неловко. Джин одергивает руки и, наконец, поднимается на ноги. - Это было познавательно, профессор. Я обещаю научиться обращаться... с ножом, - улыбается Джин, кидая взгляд на установленные на стене часы. Первая лекция всего через полчаса, было бы неплохо привести себя в порядок и не опоздать. - Боюсь, мне лучше поспешить, если не хочу опоздать на занятие, - Джин направляется к выходу, все еще ощущая легкое головокружение, будто только очнулась от глубокого сна. На полпути замедляется, обернувшись к Логану: - Я бы хотела попросить вас. Попросить не рассказывать профессору Ксавье о случившемся.

Спустя несколько недель Джин Грей куда лучше обращалась с ножом. Ежедневно после занятий она стучалась в кабинет профессора Ксавье и, если тот не был занят, они проводили часы в телепатическом общении. Первое, чему хотела научиться Джин - ставить щиты. Своя собственная оборона от чужеродного проникновения главное для любого телепата. Больше ничто не блокировало ее воспоминания, но Грей не хотела возвращаться к прошлому. Познание собственных затаенных эмоций оставалось тем занятием, которое она старательно избегала. То ли дело чужие. Она не проникала в посторонний разум без спроса, но пробуждала в своей собственной памяти тот клубок, на который наткнулась в воспоминаниях Логана, и теперь распутывала его нить за нитью.

Несколько раз она вновь приходила в тренировочную комнату до того, как проснутся остальные ученики школы, но больше ни разу не встречала там Логана. Оказалось не так легко найти повод, чтобы задать мужчине еще несколько взволновавших юный девичий разум вопросов. Поэтому, когда она замечает взведенный мотор машины на заднем дворе и Логана, перетаскивающего что-то в багажник, Джин быстро находит в школе медсестру и напоминает, что та обещала отправить ее в город к стоматологу, она ждет уже целую неделю, так почему бы не решить этот вопрос прямо сейчас. Получив разрешение, Джин взбегает на второй этаж, молнией хватает пару вещей для поездки и столь же быстро спускается вниз. На заднем дворе все еще грохочет взведенный мотор: Джин тянет ручку двери и запрыгивает на соседнее от водителя сидение.

- Добрый день, профессор Логан, - улыбается она во все тридцать два. Восстанавливает дыхание после спешной пробежки. - Медсестра отправила меня к стоматологу и сказала, что я как раз могу поехать с вами. Это не займет много времени, обещаю, - застегивает ремень безопасности, устраивается поудобнее и воодушевлено смотрит на мужчину. Довольная возможностью выехать в город, конечно же. Да еще и в такой интересной компании. - Какую музыку вы любите? - рука Джин потянулась к радио, покручивая шестеренку. Радио в машине, похоже,  давно не включали: белый шум лишь изредка прерывался какой-то песней, но Грей настойчиво искала дальше.

Отредактировано Jean Grey (13.02.21 14:52:44)

+2

10

Вопрос остался открытым: разумно ли было показывать девчонке такие невеселые разговоры с Ксавье, Логан не знал. Вероятнее всего, если бы что-то пошло существенно не так или эффект от этого происшествия сказался на девчонке, Ксавье бы разобрался, что к чему, и вынес Логану мозги. Но так как этого не произошло, то Логан предпочел считать, все в порядке. Так было проще для его собственной тревожной психики.
Хотя к необычному происшествию Логан то и дело мыслями возвращался. Не думал о нем постоянно, нет. Просто иногда в голове всплывала сцена, произошедшая во время тренировки, и Логан все пытался сообразить, чем же его так зацепило. Тем, что он обычно никого в голову не пускал? Тем, что уж тем более его никто не пускал в свои воспоминания?.. Телепаты обычно отлично держали свои секреты при себе, и объяснить выходку Джин Грей можно было только тем, что она была юна, неопытна и наивна. Можно даже сказать, что не по возрасту, но тут Логан осознавал, что дело в гиперопеке Ксавье. По каким-то своим причинам профессор предпочитал защищать девчонку от всего "лишнего" даже тогда, когда в этом не было никаких объективных причин. Если, конечно, смотреть со стороны. Почти наверняка у такого поведения была какая-то подоплека, но Логан понимал, что ему ее не узнать. Да и знать не то чтобы очень уж хотелось.
Милая девочка. Именно поэтому ей стоило быть подальше от Логана.

Это было несложно. Ближайшие дни Логан вообще в школе проводил времени немного. Были у него дела,  о которых он не распространялся. Никто уже давно не удивлялся тому, что Логан может просто объявить, что его не будет несколько дней, а потом без каких-либо более детальных объяснений просто свалить черт знает куда, чтобы вернуться похмельным, потрепанным и злым. Никакие аргументы и разговоры не отменяли непростого прошлого и желания с ним разобраться. Ксавье неоднократно предлагал "помочь", но Логан предпочитал разбираться с собственным дерьмом самостоятельно. Он вообще не любил, когда в его дела излишне настырно лезут. И плевать, что со многим ему самостоятельно было не справиться - ни мозгами не вышел, ни хитростью, ни терпением. Но, в принципе, силы и неубиваемости зачастую было вполне достаточно.
За собственными заботами, никогда не делавшими жизнь Логана приятнее, он почти забыл о школьных происшествиях. Что такое школа мутантов? Океан защиты и детишки, которые учатся разбираться в себе под присмотром. Все это было от Логана чертовски далеко, пусть он и числился профессором. Профессором, как же. Разве что профессором кислых щей. Преподавателем рисования!

Ну или вот - курьером и грузчиком. Кого ж еще можно отправить перевозить тщательно упакованные чемоданы с неизвестным содержимым к черту на рога, как не Логана, который только-только вернулся и даже до собственной комнаты еще дойти не успел? У Логана было, что сказать по этому поводу, но он просто поленился тратить впустую слова. Потом окажется, что у всех тут миллион важнейших дел, и вообще занятия, которые отменить нельзя, и умирающий хомячок. Логан просто прокрутил все эти аргументы, уже слышанные ранее, в голове, и этого ему хватило, чтобы молча начать грузить все подряд в свой потрепанный пикап. Они с пикапом были чем-то даже похожи - оба потрепанные и неубиваемые при этом.
Мрачный Логан уже было тронулся с места, когда в машину нырнула студентка. И ладно бы просто студентка, так еще и Джин Грей.
- Плохая идея, мисс Грей. Я еду не в Салем, - заверил Логан для начала. Он и правда собирался катиться куда дальше и точно без заездов в магазины, к врачу и за мороженым. Но мисс Грей его словно не слышала.
- Обычно не слушаю, - буркнул Логан, - вам лучше поискать другого сопровождающего, мисс Грей. У меня дела в другой стороне.
Уточнять детали он не собирался, это студентам точно было ни к чему. Да и сам Логан понятия не имел, что и кому на самом деле везет. Более того, он этого знать не очень-то и хотел. В чем он был уверен, так это в том, что медсестра свихнулась, не иначе.

Уговоры затянулись. Но, каким бы мудаком не был Логан, в итоге он закатил глаза, завел пикап и поехал в Северный Салем.
- Надеюсь, вы к врачу хотя бы записаны, мисс Грей, - убийственно раздраженно сообщил Логан, которому из-за ее стоматолога предстояло ехать в левом направлении, ждать, забирать девушку, везти обратно, и уже потом тащить груз в другое место. Не то чтобы Логан чувствовал себя таким уж усталым, чтобы из-за этого ворчать, но он подозревал, что ездить он основательно задолбается за сегодня. А ведь хотел честно приехать и... порисовать, да. Не будь он учителем рисования, да.

+2

11

Логан был прав: мисс Грей слышала, но не слушала. Сделала вид, что крайне заинтересовала в старом радиоприемнике и на пару минут даже выкрутила шестеренку звука на полную только для того, чтобы заглушить возмущения профессора. А затем невинно захлопала длинными ресницами, дескать: ой, просто перепутала, да и вообще не расслышала. Что взять с этих юных студентов.

Наконец, мотор взревел, а особняк школы стал стремительно удаляться. Джин Грей спрятала победную улыбку за длинными рыжими волосами, что упали на лицо. Сделала звук радиоприемника тише, значительно тише, и, наконец, даже определилась с радиоволной, которая тихонько стала прокручивать что-то из джаза. Джин эта мелодия напомнила старый черно-белый фильм, который она смотрела в детстве с родителями. И хоть воспоминания об отце и матери остались в прошлом, к которому она не так уж любила возвращаться из-за всего того, что было после, но семейный вечер за просмотром фильма вернул ее в ту расслабленную, абсолютно безмятежную атмосферу. Ровно на две минуты. Пока профессор Логан не напомнил о своем раздражении.

- Не думаю, что с записью возникнут проблемы, мистер Логан, - отвечает Джин, поглядывая на профессора все еще в небывало прекрасном расположении духа. Настолько хорошем, что того и гляди, сейчас сама подпевать начнет мелодии из радио. Это ее настроение особенно резко контрастирует с тем, что транслирует Логан. Но Грей уже научилась ставить ментальные щиты, делающие ее совершенно непробиваемой даже в те моменты, когда кто-то просто желает испортить настроение. Вынудить Грей подумать, что идея ее была дрянной. Не тут-то было. Рыжая не намерена отступать.

- Скорее, я бы обеспокоилась другим обстоятельством, - Джин откидывается на мягкое кресло и вглядывается перед собой, в дорогу, начав перебирать в пальцах тонкий локон волос. - Поход к стоматологу весьма нервное мероприятие само по себе. А телепат, с небольшим опытом, да еще и в нервной обстановке...

Джин перевела на мужчину многозначительный взгляд, обещающий Логану не иначе, чем приключения. Очень много приключений с неопытным телепатом в стрессе и страхе. А затем задорно рассмеялась собственной шутке. У профессора Логана, понятное дело, с юмором была напряженка, но вот Джин осталась в восторге от своего остроумия.

- Не переживайте, профессор, я уверена, все пройдет отлично! - спешит заверить она его, пока мужчина, чего доброго, не повернул обратно к школе. Вырваться из особняка было приятно, как бы хорошо и безопасно не было внутри, а все равно не покидает ощущение, будто каждый день одно и то же. Замкнутый круг учебы, учебы и снова учебы. Даже недовольство Логана сейчас было лишь малой помехой к тому, чтобы Грей по-настоящему возликовала, ощущая себя едва ли не птицей, вырвавшейся из клетки.

- Вам такое не грозит, да? Я имею в виду, стоматолог - вы хоть раз были у врача? - она вновь смотрит на него. Изучает с абсолютной беззастенчивостью, которую не могла бы себе позволить ни с кем другим. С какой-то поры - возможно, с того случая в тренировочной комнате - грозный профессор рисования в ее личных мыслях стал просто "Логаном", а тот загадочный клубок ее чувств, который Джин подцепила помимо своей воли, все еще представлял для нее любопытную головоломку. В конце концов, она поняла уже то, что ему тоже было одиноко.

- Каково это быть таким... - Джин скользнула взглядом по фигуре профессора, подбирая наиболее корректное слово для его внешнего вида, который устрашал и восхищал одновременно. Он не был телепатом, но был мутантом, и опыта жизни в шкуре "не такого, как все" у него было много больше, чем у всех, кого знала Джин. - Таким неуязвимым?

+2

12

Главное было по пути не придушить девчонку. Ну или просто не выбросить ее из машины. Потому что разговорчивым себя Логан никогда не считал, трепать языком ни о чем не любил, и тем более не любил, когда языки чешут о него самого. Вполне возможно, что по нему проходились нередко, учитывая хреновые отношения со всеми вокруг и прекрасный характер, о котором уже поговорки складывали в стенах школы. И не только в ее стенах. Просто никогда этого не делали при нем те, кто не мог себе этого позволить. Да и те, кто мог и вполне устоял бы после хука Логана, предпочитали молчать.
Исключением был Ксавье, но тут все упрощалась тупо осознанием, что от него Логану даже мысли спрятать не суждено. Хорошие, плохие, грязные, невозможные - профессору было наплевать, он время от времени так "удачно" заводил вроде как отстраненные разговоры, выводя к нужной теме, что Логан прекрасно осознавал - за ним приглядывают, более того, обе стороны прекрасно об этом в курсе. Только вот помешать Логан не мог, а запрещать было бесполезно, потому что Ксавье всегда делал то, что считал лучшим. Даже если это и противоречит собственным принципам Ксавье, о которых он так и норовил рассказать всем подряд во славу мировой справедливости и наступления эры добра.

- Все уже проходит лишь бы как, - не особо весело отреагировал Логан на шутку, - будут фокусы - позвоню профессору.
Он, в конце концов, не нянька. И все еще сомневался, что медсестру погладили бы по голове за то, что отправила потенциально опасную студентку в компании без всякой потенциальности опасного препода черт знает куда. Даже сам Логан осознавал, что затея выглядит дурно. Не потому что он затевал что-то этакое, просто... Навязчивость Джин Грей, странное желание поскорее выехать за пределы школьной территории и вот эта нервная болтовня рыжей наводили на подозрения, а Логан в принципе был параноик из параноиков.
Но фактов у него пока не было.
Ну, кроме всего перечисленного, но это еще не было преступлением. Вот если девчонка стоматолога придумала как предлог и просто собирается куда-то слинять... Да, тогда ему светят проблемы. Которые будут решать другие во главе с медсестрой, потому что Логан раз за разом утихомиривать телепатов никому не обещал.

Еще он не обещал делать студентам доклады о собственном здоровье, поэтому Логан показательно первый вопрос проигнорировал. Хотя и представил себе рожу любого врача, к которому попал бы с чем-то серьезным. Насколько серьезной вообще должна быть травма, чтобы Логан отправился к врачу?.. Логан подумал об оторванной голове, но сразу прикинул, что с этим ему врачи бы вряд ли помогли, будь он кем угодно. Под поезд он попадал, было больно, пришлось поваляться, пока все срастется, но тоже обошлось без усилий американской медицины. О выбитых зубах и стоматологах Логан в принципе не задумывался никогда, хотя и прикинул, что зубы вроде как не должны восстанавливаться. Но восстанавливались же, и он как-то никогда не переживал на этот счет.
Но девчонку тишина не устроила снова.
Мало того, что он просканировала всего Логана, словно мальчишку на обложке модного журнала, так и еще и паузы подбирала такие, словно дразнила - оскорбит, похвалит, ляпнет херню?
- Мисс Грей, вы стоматолога заказывали, а я психотерапевта - нет, - отрезал Логан и снова умолк. Обижать девчонку не стоило, наверное, но у Логана не было желания сидеть под любопытным девичьим взором остаток дороги и слушать бодрое щебетание о собственной неуязвимости, которую как раз таки он считал очень полезной, но точно не восхитительной. Если бы Логан только мог... если бы он только мог отказаться от этого всего, он бы сразу же это сделал. Он бы предпочел полноценную память и нормальную жизнь любым безумным приключениям.
Быть изгоем всегда и для всех было тяжело, каким бы мерзким характером ты не обладал.

Логан раздраженно проверил листок с разрешением.
- Тут нет адреса, - буркнул он. Стоматологий он в городе не знал. Хотя на вопрос он и не ответил, могла же умница Джин Грей сообразить, что он не слишком часто ездил по эскулапам.

+2

13

Джин Грей едва сдерживается от обиженного смешка, когда Логан упоминает профессора. Даже нет необходимости уточнять, какого именно профессора из всей школы он имеет в виду. Джин слегка нахмуривает брови, раздосадованно думая, почему Логан не хочет поддаться этому недолгому (всего пара часов, едва ли больше) моменту, когда они могут побыть чуть больше самими собой, и чуть меньше профессором и ученицей. Где-то на периферии рыжая понимает, что такая резкая перемена обстоятельств выбивает мужчину из привычного социального взаимодействия, но отступать не думает. Переходить тонкую грань между ними она все равно не планирует - по крайней мере в этот самый момент, - но хочет большего. Например, позадавать неудобные вопросы. И получить ответы, которые неуместны в школьных классах. Джин достаточно смела, чтобы признаться себе в этом, а потому готова претерпеть такие неудобства, как грубость мужчины.

Он не со зла. Она-то это знает.

- Какой психотерапевт, профессор Логан, - пожимает плечами рыжая, вот теперь в ее тоне слышна обида - такая девичья и слегка шутливая. Джин Грей абсолютно не пробиваема к негативу мужчины. Она подобна эмпатичному щиту, который не отражает в обратную сторону, а поглощает, отдавая взаимен лишь спокойствие и принятие. Раздраженный Логан мог бы устрашить любого, но Джин Грей не страшно после того, как она заглянула в его разум.

- Мне лишь хочется перенять ваш опыт. Как старшего товарища, - она больше не буравит его взглядом, по крайней мере, не столь откровенно. Но любопытные зеленые глаза все равно скользят по рукам с крупными жилами, ловят в отражении зеркала небритый подбородок. Джин Грей в школе Ксавьера с тех пор, как ей исполнилось одиннадцать. Она не общалась почти ни с кем, помимо студентов и Ксавьера. 

Нет, не так: она не общалась почти ни  с кем. Точка.

Логан был не просто другим. Он был слишком реальным в том кукольном доме, стены которого возвел вокруг них Ксавьер.

- Иногда школа похожа... - тон Джин становится тише, а слова даются не так легко, как предыдущие. Ей не страшно, но дискомфортно произносить вслух, да даже просто позволять себе критическую мысль в отношении профессора Ксавьера. После всего, что директор сделал для мутантов, для Джин Грей лично, задаваться подобными вопросами само по себе проявлять неблагодарность. - Похожа на стеклянный куб. В котором созданы идеальные условия, и в котором мы можем натренировать свои навыки, максимально развить их. Но рано или поздно нам придется выйти в реальную жизнь... а я думаю, она не такая, какой хочет показать ее нам Ксавьер.

Джин Грей семнадцать лет, в этом году она заканчивает свое обучение. Ксавьер хотел, чтобы она осталась, прошла бы практику, может, начала бы преподавать сама для младших курсов. А Джин хочет обернуться птицей и выпорхнуть из уютного мутантского гнезда, чтобы - чтобы побыть человеком? Чему ей необходимо обучиться, чтобы чувствовать себя нормальной в мире обычных людей?

- Позвольте? - Джин протягивает руку к листку с разрешением и осторожно вытягивает ее из рук мужчины. - Адреса нет, но есть название. Это в конце восьмой улицы. Там еще рядом книжный, - беглый взгляд на Логана показал, что едва ли это станет хорошим ориентиром. - И бар... как же его... "Девочки Говарда", вроде так, - рыжая усмехнулась, озвучивая название заведения, которое было запрещено для подростков вовсе не из-за алкоголя, а из-за "девочек" с пониженной социальной ответственностью. Что не мешало некоторым старшекурсником грезить о нем на выходных. - И кто в такой ходит, - не удержалась Джин от едкого комментария прежде, чем ее подозрительный взгляд вновь скользнул по фигуре профессора рисования, оценивая его нравственность.

+2

14

Логан молчал.
Логан слушал.
Логан что-то там себе думал, но что именно - черт его знает, на самом деле.
Он не видел смысла спорить с очевидным - школа Ксавьера оберегала своих подопечных мутантов настолько, насколько это вообще было возможно. С точки зрения Логана, любая опека была лишней. По его мнению, детей стоило учиться защищаться в полной мере, пользоваться дарованными им способностями, раз уж им не повезло ими обзавестись, и рассказывать, постоянно детально рассказывать о том, какие угрозы таит мир вокруг. Но Логан прекрасно знал, что Ксавьер придерживается совершенно другого мнения. Дети должны расти обычными детьми, учиться тому же гуманизму, верить, что послужат обществу... Обществу, которое их не принимает и боится, да.
Обе точки зрения, пожалуй, имели право на жизнь. Но Логан и его пессимистичные взгляды редко уходили дальше Логана. И озвучивал он их только тогда, когда "злой" внешний мир вспыхивал ненавистью к очередному ребенку, до которого Ксавьер добраться не успел и который наделал дел.

Совет для Джин Грей у Логана был, на самом деле, один. Воспользоваться упомянутой ей же возможностью развить свои способности до максимума в идеальных условиях, под защитой могущественного телепата, сделать это и быть готовой в любой момент воспользоваться тем, что она умеет. Но Логан покосился на рыженькую совсем еще девчонку, которая искоса изучала что-то на его лежащих на руле руках... и промолчал. Просто потому что ей восемнадцать всего или сколько там, она симпатичная девушка, у которой впереди многое, хорошее или плохое, которая смотрит на мир пока еще заинтересованными огромными глазами... И есть вещи, которые портить не нужно, даже если ты старая бочка с жизненным дерьмом, заткнутая пробкой из разочарования.
Пусть сама ищет то, что ей нужно. Быть может, случится чудо, и Джин Грей повезет.
Это было бы кстати, наверное. Логан совершенно не верил в счастливых мутантов, но это не мешало допускать вариант, при котором кто-то будет доволен своей жизнью.

- Борд... Бар знаю, - кивнул Логан. Он как-то не задумывался о собственной морали, просто порадовался, что хоть один более-менее четкий ориентир у него есть, но тут поймал на себе очередной косой вопросительный взгляд и просто не удержался от едва заметной ухмылки. Но на вопрос он ответил.
- Много кто ходит, популярное место, мисс Грей.
Дыра была та еще, конечно, и наливали там вечно то разбавленное, то паленое, но не сказать, чтобы в городишке был большой выбор мест для свободного отдыха без предрассудков. А Логан любил выпить, любил послушать краем уха пьяную болтовню, любил перекинуться парочкой грубых комплиментов с девицей, которая понятия не имеет про мутантов и Логана в частности. И все это можно было получить в том числе у Говарда, да еще и за умеренную плату.
- Называется бар, кстати, "Роковая стрела"... Но вам ни к чему, вы бы не вписались, мисс Грей.
Под эту реплику Логан пробежался по девчонке не менее изучающим косым взглядом, чем те, которыми она полировала его всю дорогу. Логан, конечно, был почти непробиваемый и вообще морду кирпичом считал основной стратегией защиты от социальных контактов, но все-таки совсем бревном он не был. Да и паскудный характер не позволил бы оставить мисс Грей без ответочки.
И хрен поймешь, одобрял сам "преподаватель рисования" то, что мисс не впишется в антураж "Стрелы", больше известной как "девки Говарда", или, наоборот, слегка грустил по этому поводу.

Но бар Логан и правда отыскал безошибочно. Даже почти привычно свернул на парковку, но в последний момент вспомнил и проехал дальше - мимо анонсированного книжного и к вывеске стоматологического кабинета. Тут парковки не было, так что Логан просто ткнулся к тротуару, заняв половину прохода пикапом. И вдруг сообразил, что ему точно есть где подождать мисс Грей с процедуры так, чтобы не заскучать.
- У вас есть мой номер, мисс Грей? Наберете меня, как закончите с дантистом.
Он был даже готов сам его выдать, пусть себе обычно студенты обходились и без этой информации.

+2

15

Вы бы не вписались, мисс Грей.
Профессор рисования произносит это своим абсолютно непроницаемым тоном, какой держал каждый раз и каждую минуту их совместных разговоров, которые случались, признаться, слишком редко, чтобы мисс Грей успела навесить на подобное поведение ярлык "он всегда так делает". Джин была девочкой воспитанной и еще ни разу (пока что) не пробивала металлическую дверь там, где можно постучать и ждать ответа. И стучать снова. И снова. И еще разок. Джин готова была стучать столько, сколько потребуется мистеру Логану, даже если первый настоящий разговор между ними случится в тот момент, когда у нее появятся морщины. У Логана впереди много времени. У остальных намного меньше.

Не рассказывать же ему о том, что она - не увидела, нет, ведь это было условием между ними, - но почувствовала внутри него то, о чем, пожалуй, сам Логан успел забыть. Если бы только он был не настолько уперт. Если бы только дал ей возможность спросить его о действительно важном. Если бы только позволил себе быть снова человечным.
Джин Грей просит и получает: Вы бы не вписались, мисс Грей.

Ее глаза чуть расширяются, а губы приоткрываются для того, чтобы выразить свое возмущение. Это происходит на автомате, реагируя не столько на его колкую фразу, сколько на сам тон. На оценивающий бессовестный взгляд, последующий за высказыванием мужчины. Джин Грей хочет встрепенуться. Хочет возмущенно заявить, что откуда ему вообще знать.
Но Джин Грей все еще воспитанная девушка и вспоминает об этом как раз вовремя, чтобы подавить всякое едва вспыхнувшее возмущение. Заткнуться, хмыкнуть и слегка недовольно - не только же Логану притворяться - уставиться в лобовое стекло. Джин всего лишь студентка школы Ксавьера, откуда ей знать о тех девушках, которые работают в столь сомнительных заведениях.

Значит, вот одно из тех мест, куда наведывается профессор рисования, когда покидает школу Ксавьера. Вслед за этим приходит еще один вопрос: значит ли это, что такие девушки ему по вкусу?

- Я вас поняла, профессор, - отрапортовала Джин, открывая дверцу пикапа и выбираясь наружу. - По какому номеру вас набрать? - рыжая даже не поднимает глаз на него - обижена ли или, наконец, вспомнила о должных отношениях между учителем и ученицей, - достает мобильник из заднего кармана и послушно записывает номер в телефонную книжку. Захлопывает чертову дверцу чуть громче, чем следовало бы.
Как будто телепату действительно необходим этот самый номер, чтобы найти человека на расстоянии пары сотен метров. Но профессор, кажется, не подозревает подвоха, а Джин решает, что иметь его номер будет кстати. Как-нибудь пригодится.

Встреча с дантистом проходит быстро. Возможно, даже быстрее, чем хотелось бы профессору Логану, оказавшемуся в любимом баре. Джин задерживается в медицинском кабинете едва ли более, чем пятнадцать минут, и еще столько же проводит в книжном, дверь в который находится совсем рядом. Присматривает для себя несколько экземпляров, которые купит в следующий раз, а сегодня все же решается разбавить приятную компанию вокруг мистера Логана своим присутствием. Только на пороге бор... нет, бара все же, уже потянувшись к ручке двери, Джин внезапно думает, а пустят ли ее вообще. Однако, у дверей не оказывается охраны, а если бы она там и стояла, то ценз скорее отсеивал заранее пьяный и неплатежеспособных мужчин, чем красивых юных девиц.

Внутри пахнет алкоголем и чем-то сладким, вроде пахучего масла для тела. Освещение кажется едва ли не темным на контрасте с ярким солнцем на улице, и еще играет музыка, как в старых фильмах с подтекстом эротики. Но никаких иных шокирующих деталей Джин не видит. Или просто не замечает.
- Я бы тоже что-нибудь выпила. У них есть содовая? - она быстро обнаруживает Логана на стойкой бара. Несколько удивленных пар глаз, пристально следящих за ней от входа, слегка потупились, когда выяснилось, что юная пташка залетела в такое место не в поисках приключений, а в поисках знакомого. Да еще и вон какого жилистого.
Не хотелось тот час же покидать это место. Во-первых, в барах Джин была до крайности редко. А во-вторых, хотелось узнать что же за девушки такие, к которым она бы не вписалась.

- Сейчас вернусь, - кидает она Логану, направляясь в дамскую комнату и не оставляя мужчине никакого шанса тут же покинуть бар, пока "не случилось чего".  Из двух кранов работает только тот, что с холодной водой. Джин морщится, но все равно тщательно моет руки, искоса поглядывая на девицу, что стоит рядом и с особым интересом красит губы ярко-красной помадой. На девушке очень короткое обтягивающее платье, а волосы завязаны в высокий хвост. Красивая - думает про себя Джин, разглядывая ее. Любуясь ею. Подмечая плавность ее движений и легкость, абсолютную добродушность в глазах.
- Тоже хочешь? - спрашивает девушка, протягивая Джин помаду. Она предлагает это так естественно, будто ребенок в песочнице, который делится игрушкой. Джин смотрит ей в глаза и чувствует, с какой надеждой эта девушка тянется к миру. И как мир оставляет шрамы на ее коже, скрытые под тонкой тканью дешевого платья.

Джин не успевает ответить, когда из главного зала раздается шум. Сперва громкий голос, затем еще. Выстрел. Девушка рядом с ней вскрикивает и жмется к грязному кафелю. Но Джин не может оставаться в стороне. Ее не этому учили. Она осторожно приоткрывает дверь, бесшумно шагает в коридор - маленький и узкий, отделяющий от главного зала всего на пару метров. Жмется к стене, преодолевает несколько метров и выглядывает в зал. Успевает выхватить из открывшейся картины Логана и тех, с кем он повздорил, а затем отчетливо слышит, как над ухом щелкает снятый с предохранителя пистолет. Рыжая поворачивает голову в бок и утыкается взглядом в дуло пистолета. Оно почти прижато к ее голове.
- А ты куда? - спрашивает высокий тощий мужчина, наставивший на нее оружие.

Джин Грей застывает на месте. Не так: ее буквально парализует, сложно сделать даже глубокий вдох. Оружие слишком близко к ней, если мужчина выстрелит, то она не успеет перехватить пулю. Не успеет поставить блок. Зеленые глаза поднимаются к лицу мужчины. Он выпил несколько пинт пива, и рука его не так тверда, как он привык рассчитывать. Джин чувствует, как едва подрагивает палец на курке. Одно неловкое движение. Всего одно.

- Не надо, ты ведь не хочешь этого, - Грей не говорит, но слова ее раздаются в голове мужчины. Облекают голос в тон его мыслей.  Джин Грей проникает в его сознание без спроса, словно настырный, но вежливый гость. Еще не подчиняет его полностью, но сдерживает руку и взывает к той части мужчины, которая не желает отнимать жизнь.
Джин отвлекается на мгновение, пытаясь разобрать что же происходит там, в зале, и что делает Логан. Всего мгновение, из-за которого мужчина, в чьей руке все еще пистолет, резко поводит плечами и отшатывается в сторону. Гнев его вырывается наружу громко, почти на весь бар: - Вылезай из моей головы, блядь!

+2

16

Девчонка обиделась. Вздернула нос, отвела взгляд, перешла наконец-то на деловой тон. Логан умудрился сдержать усмешку, но все равно ни в коем случае не жалел о сказанных словах. И о взгляде тоже. Во-первых, ему понравилось то, что он увидел; во-вторых, вот такие отношения были куда более уместны. Не хватало еще, чтобы глупая рыжая наболтала какой-нибудь чуши про эту поездку. Проблемы Логану (он, конечно, имел в виду проблемы с профессором, который мог жрать мозги долго и усердно) были совершенно не нужны, ему и так последнее время было довольно тошно.
Раздражение прорывалось все чаще и, вероятно, с этим стоило все-таки что-то делать... Но Логан просто не знал, что именно. Если бы ему был известен способ что-то изменить к лучшему, он бы наверняка уже это сделал. Но, судя по всему, с золотым принципом "помоги себе сам" Логан дружил плохо.

Да и вообще философия и психологические изыски не были его сильной стороной.
Логан подождал, пока Джин Грей скроется в стоматологии, выждал еще пару минут, убеждаясь на всякий случай, что она не решила слинять по-тихому куда-нибудь, его подставив, а потом зевнул, размял шею и отправился в бар. Девочки там появлялись открыто все-таки уже затемно, после рабочего дня, а пока что было не то чтобы тихо, но спокойно. Ни тебе стриптизерш у пилона, ни драки, ни даже пьяной ссоры. Так, пара шумных компаний, занятых своими делами, несколько человек на своей волне - и Логан у барной стойки.
И - как-то очень быстро - Джин Грей.
Логан представил, как ему вынесут мозги за то, что девушка оказалась в подобном месте, и недовольно поморщился. В мгновенный визит к стоматологу верилось вообще плохо вот сейчас, да и в целом... Логан решил просто забрать мисс Грей и увезти домой, но та, не будь телепат, словно угадала предсказуемый план и удрала. Логан проводил ее взглядом до двери в дамскую комнату, покачал скептично головой собственным мыслям и махнул бармену.
- Повтори... И содовой. Да, отдельный стакан.
Бармену было, в общем-то, наплевать. Он освежил виски в стакане Логана, поставил на стойку чистый высокий, потянулся за бутылкой...

У Логана была отличная реакция. Он не ожидал, что вялый конфликт в углу бара выльется во что-то серьезное, но среагировал сразу же. Привычка - такое ничем не вытравить, особенно из существа вроде Логана - твари, созданной, чтобы убивать. Он привычно вырубил идиота, который оказался ближе всех. Это произошло быстрее, чем Логан заподозрил, что с этой потасовкой не все чисто. Но он был не телепат и даже не чертов гений, чтобы во время драки разобраться, в чем подвох. Рожи были, вроде бы, незнакомые. Сложно было сообразить.
Да и что это меняло?
Раз уж на него напали, приходилось защищаться.

И вот где-то в это мгновение Логан вспомнил. Вспомнил и на очень короткое мгновение растерянно замер, сообразив, что в этот раз он в баре не один. И отвечает не только за себя. И вообще, его шкура вряд ли стоит чего-то по сравнению с куда более симпатичной шкуркой любимой студентки Ксавьера.
- Fuck!
Мозг должен был бы начать соображать быстрее, предлагать варианты, но Логан словно впал в ступор. Ему в бок всадили что-то острое, как раз  туда, где у него, наверное, была печень, и яркая вспышка красной крови на белом кафеле у ног заставила наконец очнуться. Логан выбил улыбку с любителя ножей вместе с зубами и, судя по нежному, сиплому хрусту, вместе с позвоночником. Нож - хлипкий перочинный ножичек - он из раны выдернул, не сомневаясь, что через несколько минут просто забудет о том, что дыру в нем все-таки сделали.
Ну разве что одежда испорчена - дыра, кровь...

"Джин Грей".
Логан сшиб с ног и еще одного психа, который кинулся к нему, обернулся и снова замер на долю секунды. Он-то надеялся, что девчонка прячется в туалете. Увидеть ее с дулом у виска Логан все-таки не ожидал. И да, испугался.
Он был живой и вполне мог бояться.
Другое дело, что действовать страх ему обычно не мешал, а помогал. За себя-то Логан уже давным-давно не беспокоился. И вовсе не из-за неуязвимости, как можно было бы решить. Ему было просто наплевать на себя чуть больше, чем полностью.

На Джин, очевидно, нет.
Потому что Логан сам не сообразил, как и когда он успел оказаться совсем близко. Это произошло быстрее даже, чем сообразил дурак, угрожавший Джин Грей. Но Логан уже не думал, думать предстояло потом. Сейчас он ударом сдвинул руку стрелка в сторону от головы Джин, вклинился между ними. Пуля пролетела где-то близко от головы Логана, но ушла в стену одновременно с тем, как в Логан выпустил кишки - неприятный звук, по адамантиевым когтям стекает темная, тяжелая кровь, но жалости нет.
Есть страх и ярость, это да.
Жалости и понимания все еще нет и в помине.

- Ты в порядке? - Логан бросил взгляд на девушку за своим плечом. - Иди за мной, надо отсюда сваливать.
Что бы тут не происходило, разбираться либо не стоило вовсе, либо стоило точно после того, как Джин Грей окажется в безопасном месте. Лучше всего, конечно, в школе. Подальше от бушующей вооруженной толпы. Только вот незадача - Логан привычно сразу выискал несколько пар глаз, которые следили именно за ним. А раз так, значит, все-таки пьяная драка была не так проста, как должна выглядеть.
Или просто не очень-то презентабельно смотрелись огромные металлические когти, с которых на пол набегала багровая густая лужа? И прикреплены когти были не к кому-то случайному, а именно к Логану.

Отредактировано Logan (11.06.21 20:58:09)

+2

17

Пугается ли в этот момент Джин Грей - она и сама не может разобрать. Возможно, пребывает где-то между шоком и удивлением. Можно сколь угодно долго проигрывать опасные ситуации в учебном центре или даже выезжать на миссии, чтобы помочь спасателям извлечь из-под обломков выживших, пока основная часть справляется с пожаром. Все эти ситуации контролируемы, а рядом всегда есть "взрослые", и если кто-то из студентов не справится, то есть страховка. Почти стопроцентная.
В баре происходит то, чего мисс Грей опасалась больше всего. Опасалась и вместе с тем ждала: реальность, жестокая и опасная, без прикрас и без спасательного круга, врывалась в ее повседневность. Эту опасность нельзя предугадать, а противник не действует по заранее заданным алгоритмам. Здесь и сейчас приходится выживать, пусть Джин Грей в силу способностей и рискует своей жизнью чуть меньше простых людей.

Джин Грей не испытывает страха, он нагонит ее позже. Джин Грей теряется и не знает, как правильно себя вести: стоит ли просто сбежать, оставив потасовку стихийно продолжаться? Или стоит остаться и спасать, но кто здесь нуждается в помощи, если почти все заняты в драке?
Пока рыжеволосая сталкивается с проблемой выбора, на помощь ей приходит Логан. Его широкая спина выверенным движением отделяет Джин от человека, наставившего на нее пистолет. Знал бы Логан, насколько она была рада сейчас его спине. Но облегчение длится недолго. Оно резко обрывается, когда слуха Джин касается хриплый звук, вырвавшийся из горла мужчины. Джин опускает глаза вниз и видит кровь: тяжелые темно-красные капли, стекающие по когтям Логана.
Смерть происходит так быстро, что оставляет после себя лишь недоумение в мыслях Джин - это было обязательным?
Впрочем, задавать этот вопрос Логану глупо. Свой выбор он сделал, как делал его же столько лет подряд, сколько не набралось в ее жизни в целом. Вот только Джин пока еще его не сделала, и поэтому в ее глазах залегает печаль, когда она смотрит на осевшее на пол тело безымянного мужчины.

Надо отсюда сваливать.
Джин следует за Логаном не задавая вопросов, да и вообще не понимает что происходит. Несколько минут назад в баре все было спокойно, теперь же в общем зале, через который им предстояло пробраться к выходу, люди будто посходили с ума. Они били друг друга, ломали мебель, нападали на одного, а когда тот падал, сразу переходили к другому.
- Это была не я, - говорит она в спину Логана, стараясь поспевать за ним. Едва успевает замечать попытки нападения на них, которые Логан отбивает словно на автомате. Занятый этим он как будто не слышит - или не понимает - что именно Джин Грей пытается до него донести.
- Логан, - уже настойчивее повторяет рыжая, легко касаясь его плеча. Заставляет посмотреть в свои светло-зеленые глаза. - В его голове была не я.

Когда она вторглась в разум мужчины с пистолетом, то лишь слегка ослабила его контроль над собственным телом. Но полностью овладеть не смогла - там уже кто-то был. Другой телепат. Ее присутствие вытолкнуло этого неизвестного и, наконец, освободило разум мужчины. Что, впрочем, не спасло ему жизнь, но это уже другая история.
Пока смысл сказанного доходит до Логана, слова Джин находят подтверждение: в баре становится тихо. Звуки потасовки стихают, а люди, еще недавно пытающиеся навредить друг другу, замерли каменными статуями. И только глаза гневно смотрели на Логана и Джин. Затишье длится томительное мгновение, пока руки - десятки рук - крепче перехватывают кто чем успел разжиться. У кого-то оторванная ножка стула, у другого разбитая бутылка. И все как один срываются с места в направлении Логана и Джин.

- Нет! - она вмешивается в эту телепатическую атаку. Выставляет руки вперед, словно в щите, и ладони ее слегка подрагивают от волнения. В огромном зале несколько десятков людей, не только посетители, но и весь персонал, до того занятый работой в подсобных помещениях. Несколько десятков. Ранее Джин не пыталась удержать под контролем разум человека, а тут сразу десятки. Да еще в попытке заместить своим контролем чужой.
В эту попытку удержать атаку она вкладывает все силы, какие есть. Сосредотачивается только на этой единой, самой важной мысли, ожидая, что сможет выиграть хотя бы несколько секунд, пока Логан придумает что делать дальше.
Но несколько секунд проходят. А затем еще десяток. Ни один человек так и не сдвигается с места, а мисс Грей открывает для себя неожиданный факт: удерживать сознание десятка людей под контролем ей не так уж сложно.

Это придает уверенность.
Когда волнение чуть отступает, Джин убирает вытянутые руки, расслабляет напрягшиеся мышцы. Ее физическое тело поддается волнам телепатической энергии и взмывает в воздух. На расстоянии в метр от пола Джин оглядывает толпу. Перебирает каждого в попытке найти еще одного телепата в зале.
- Это ты, - указательный палец рыжей показывает в сторону груздного мужчины на противоположной стороне зала. Он смотрит на нее, но ничего не предпринимает, будто заставляя девушку сомневаться в своем решении. Джин приходится надавать. Сперва на его разум, чтобы точно понять, что это его вина. А затем и на его физическое тело: Джин все еще удерживает на месте толпу и вместе с этим поднимает в воздух тело телепата. Проводит его меж толпу над полом и останавливает зависшим в паре метров от Логана. Ему решать, что делать с этим человеком.

Джин удерживает тело телепата и сковывает его разум от новой атаки, но чувствует, как тот лишь копит силы для того, чтобы нанести удар. И тот не заставляет себя долго ждать. Огромная зеркальная стена напротив барной стойки расходится тонкой паутиной трещин, а затем будто взрывается изнутри, окатывая всех присутствующих осколками. Вместе с этим мужчина наносит телепатический удар, оглушая Джин на несколько фатальных секунд. Она теряет контроль и падает вниз, а сверху сыпется град зеркальных осколков. Грей тихонько вскрикивает и создает вокруг себя щит, отбрасывая осколки. Несколько успевают ранить ее, но это лишь царапины. Сама Джин Грей цела.
Она упирается руками о пол, чтобы подняться на ноги, а ладонь ее попадает во что-то склизкое - кровь. Взгляд Джин упирается в девушку - в ту, с которой ее связывает лишь краткий разговор в дамской комнате и немного эмпатии, - все это время она была рядом? Продолжала следовать за Джин? Рыжая этого и не заметила.
Девушка на полу жалобно всхлипнула, а Грей тут же бросилась к ней. Платье несчастной пропитано кровью, десятки глубоких порезов покрывают тело. Джин в растерянности оглядывает ее, желая помочь, но не понимая как. Она ведь не может лечить. Ее сила не в этом. Хуже того: Джин чувствует чужой страх перед смертью.
Ее пальцы вытаскивают сотовый из заднего кармана джинс и набирают 911.

+2

18

Логан знал точно одно - им нужно было отсюда убраться. Он-то мог бы и остаться, скорее всего, в этой заварушке он бы даже физически и не пострадал особо, так что основная проблема была бы потом замести следы и не сделать из происшествия очередную глобальную пугалку для простых людей - смотрите, что наделали эти ваши мутанты!..
Впрочем, спорить было сложно. Это все и правда дело рук мутантов, просто то, что делает с помощью своих способностей Логан, очевидно и заметно сразу, а вот телепаты... Ох, как Логан ненавидел телепатов, кто бы только знал.
Ладно, многие знали, он не скрывал.
Особенно хорошо знали сами телепаты, потому что могли в его голове отыскать все признаки того, что это чувство глубокое и искреннее.

И не сказать, чтобы произошедшее дальше добавило Логану любви к мозгоебам.

Он не знал, что они думали. Не знал, что они делали. Не знал, чёрт побери, что делать ему самому, и не сразу понял, какого черта Джин Грей притащила ему жирдяя. А пока он соображал, события покатились дальше, и в итоге среагировал Логан безбожно поздно. Но предсказуемо и надежно - Логан снес верхнюю часть черепа одним ударом, а потом оттолкнул тело в сторону. Переживать об очередном убийстве не было ни малейшего желания.
Логан ненавидел убивать. Он ненавидел насилие во всех его проявлениях, но, не смущаясь противоречия, применял его сразу, не рассуждая слишком долго. Часто это выходило боком, иногда оказывалось, что можно было обойтись и без этого, но на все это у Логана было одно возражение.
Железный аргумент.
Непробиваемый, как сам Логан.
Логан все еще был жив. А его обидчики - нет.

Логан шумно выдохнул и в очередной раз отыскал взглядом Джин Грей. Как раз вовремя, и не потому, что раны надо перевязать. Джин Грей кому-то вздумала звонить, и Логан сдавленно выругался. И убрал свои страшные когти - на пол упали лишь капли крови и ошметки чего-то. Кажется, мозгов и волос.
- Убери телефон и идем, - Логан подхватил Джин под локоть и рывком поставил на ноги. - Ты с ума сошла?..
Если кто-то на самом деле отследит, от кого поступил звонок, проблем у школы Ксавьера будет столько, сколько давно не бывало.
- Уходим отсюда, сами разберутся, - Логан потащил Джин прочь. - Ты в силах стереть их воспоминания о нас? Нет? Хреново, если нет.
Камер в этой дыре наверняка не водилось. Оставалось понадеяться, что под воздействием двух телепатов мозги неблагодарных зрителей и участников потасовки ничего лишнего не сохранят.
Насколько все плохо обернется, вопрос был все еще открытый. Логан мог лишь перестраховаться настолько, насколько ему это было доступно, то есть слинять как можно дальше.

Уже в машине, затолкав туда Джин Грей, рухнув за руль и рванув с места, Логан уточнил:
- Сильно задело? Нужно... в больницу?
На самом Логане уже и царапин даже не осталось. Возможно, у Джин тоже была какая-то регенерация? Он не знал. В любом случае, если дело было не совсем плохо, ехать стоило в школу, чтобы там разбирались, а не в больницу. Больницы - дело государственное, а им с государством было не особо по пути как правило.

- В последний раз везу куда-то студента, - буркнул Логан, когда бар все-таки скрылся за углом. И недовольно подумал о том, что теперь ему, скорее всего, дорога к девочкам Говарда закрыта. А хорошее было место! Но, может, профессор все-таки успеет пошерстить в местных мозгах так, чтобы о Логане и рыжей девчонке никто не вспомнил?.. Не так-то много было приятных дыр в окрестностях.
О том, что скажет, подумает и сделает профессор, когда он вернет Джин Грей после таких приключений в школу, Логан заранее просто и задумываться не пожелал. Не то чтобы Логан специально все это затеял, он понятия не имел, что намечается что-то, да и потом сделал все, чтобы вернуть девчонку назад максимально целой, но, в любом случае, это он по какой-то паршивой записке увел Джин Грей и это к нему она притащилась в идиотский бар.

- Думаю, ближайшие полгода тебе предстоит посидеть в школе, - хмыкнул Логан спустя еще пару минут. Если бы можно было наказать и запереть  и  его тоже, ему бы светило то же самое, вот только он был старым ворчливым убийцей, который не очень-то держался за школу. Это не было секретом, как не было тайной и то, что Логан без проблем может все бросить и снова отправиться наносить добро и причинять справедливость, не считаясь с жертвами и не оглядываясь на то, что считает правильным Ксавьер.
- А вот теперь, думаю, самое время позвонить.
Не в 911, конечно, а куда-нибудь в школу. Чтобы предупредить, что они немного пошалили. Хотя, будь воля Логана, он бы молчал обо всем до последнего. Стер всем память, в том числе себе, сменил одежду на чистую и молчал, словно нигде и ничего.

+2

19

Ее подхватили под локоть и рывком поставили на ноги. Джин Грей с трудом оторвала взгляд от умирающей на полу девушки и растерянно посмотрела на Логана. Ее губы чуть дрогнули, будто собираясь задать вопрос: что делать дальше? Как им помочь всем этим людям, которые оказались не в том месте и не в то время, и это была их единственная вина, почему сейчас большая часть из них лежала на полу и истекала кровью. Нападавший телепат был устранен - Джин пытается не смотреть на его труп поодаль от Логана, - но люди, десятки людей все еще нуждались в помощи.
Джин хочет задать все эти вопросы Логану, но смотрит в его глаза и все понимает. Нет необходимости даже влезать в его мысли. Она понимает и поддается его решению. Правильному и жесткому. На которое она сама никогда не решилась бы.
"Это неправильно" - бьется в ее голове, пока Логан спешно тащит ее к выходу.

Уже в машине Джин отрицательно качает головой на вопрос мужчины: нет, в больницу не нужно. На самой Грей лишь несколько царапин. Не то, чтобы совсем неглубоких - несколько капель крови пачкают обивку сидения, - но все это ерунда. Протереть чем-то обеззараживающим и заклеить пластырем, всего и делов. На Логане, понятное дело, уже не осталось никаких следов сражения. Только одежда испачкана кровью. Не его.

Джин поворачивает голову вбок и взгляд ее снова скользит по мужской фигуре, но уже не так, как часом ранее. Одежда Логана в крови, как и его руки. Джин тут же переводит взгляд на свои: подсыхающая чужая кровь начинает неприятно зудеть на коже.
Джин с шумом выдыхает. Ожидает, что вот сейчас-то ее накроет страх. От опасности, что была внезапной и грозила им обоим. И от десятка жертв, которых они оставили в баре. Джин ждет, что сердце ее захлестнет жалость и сочувствие, а может и ужас от неминуемости того зла, что происходит в мире, и даже мутанты - даже такие сильные, как Логан, - не могут этому помешать. Всегда остаются потери. Неминуемые жертвы. Ей бы сейчас, как неопытной в таких делах студентке, реветь на широкой груди Логана. Искать защиты. Поддержки. Утешения.
Джин ждет, что ей станет страшно, но этого так и не случается. Разум ее анализирует случившееся, пытается понять, как минимизировать последствия от случившегося. И больше ничего. Джин Грей - с удивлением - не находит в себе исступленной жалости.

- Я уже позвонила, - отвечает Джин Грей, чей взгляд смотрит куда-то вперед, на дорогу. Смотрит, но на самом деле рыжая погружена в свои мысли. В саму себя. Она выныривает из размышлений неохотно, будто Логан будит ее своими словами, но она все равно остается немного отстраненной. Будто не полностью с ним. - Вернее, один из оставшихся там позвонил. И стерла воспоминания о нас.
Она не сразу сообразила, почему не стоит делать это самой. Просто послушалась Логана, скорее на автомате. Джин не стала звонить сама, но вселила эту мысль одному из тех, кого задело меньше всего. Исправить воспоминания десятков людей в баре было сложнее, но и это она сделала. Слегка грубовато на первый раз, но врачи спишут все на шок пострадавших, а полиция не будет вникать в причины массовой драки, предпочтя разбираться с последствиями.
Где-то в подсознании всплывает еще одна моральная дилемма: разве правильно поступать так? Она избавляет от проблем школу Ксавьера и Логана, но это значит лишь то, что ответственность будет нести кто-то другой.

- Логан, я не думаю, что это хорошая идея возвращаться сейчас в школу, - голос Джин тихий, все еще отстраненный. Она предлагает профессору рассмотреть иной вариант последствий, которые их ожидают, но вместе с этим не дожидается его согласия: мотор машины издает звучный рык и останавливается.
Останавливается, уступая силе телекинеза.
- Мы напугаем других учителей и студентов. Заставим Ксавьера серьезно понервничать.
Джин даже представлять не хотелось, какая шумиха может подняться из-за этого случая. Что еще хуже: придется вспоминать и рассказывать, воспроизводя в памяти произошедшее вновь и вновь. Ее может и перестанут выпускать за пределы школы до конца выпуска - осталось ждать не так уж долго, - но вот Логан... Едва ли его ждет приятный разговор с Ксавьером. А лишаться профессора рисования Джин совершенно не хотелось.
Более того: она ведь тоже косвенно виновата в последствиях.

- Пару миль назад мы проехали поворот налево. Если проехать чуть дальше, там будет мотель. Мы сможем отстирать одежду от крови, - она, наконец, вновь поворачивается к мужчине. Задается немым вопросом: что чувствует он после того, как убил несколько человек?
В какой конкретно момент забирать чужие жизни стало для него обычным делом?
- И прийти в себя.
Последнее, конечно же, Джин просит для себя. Ей необходимо разобрать случившееся в своей голове. Понять что было правильным, а что нет. Могла ли она минимизировать жертвы. И как ей стоило поступить, чтобы сдержать другого телепата.

Отредактировано Jean Grey (10.07.21 21:35:29)

+2

20

Логан осознавал то, что ситуация как вышла из-под его контроля, так и не вернулась туда. Он делал всё, что было в его силах (по крайней мере, всё, что он считал нужным и возможным), но это была не его игра и не его поле битвы. Мысли, чувства, телепатия, игры разума - это все было Логану слишком чуждо и чаще всего непонятно.
И, конечно, опасно.
Логан знал, на какие ошибки он способен, если угодит в руки к умелому мастермайнду. Джин Грей, с его точки зрения, до такого звания не дотягивала, так что и угрозой он ее не считал.
По крайне мере, до сих пор.

- Точно стерла? - прозвучало недоверчиво, хотя Логан как-то сразу шкурой своей многоопытной почуял, что Джин не шутит. Еще мелькнула мысль о том, что в любимчики Ксавьера попадают не за красивые глаза, как правило. Все это складывалось логично, но так некрасиво и опасно в этой самой простой логике, что Логан поморщился.
И еще раз - когда машину дернуло, а мотор явно проклял их на своем механическом языке.
- Ты сломала мою машину, - мрачно уведомил Логан Джин Грей о том, о чем она и сама, несомненно, знала уже. Он попытался джип завести, тот только хрипло хрюкнул и заводиться после такого обхождения, естественно, не пожелал.

Логан сделал единственное, что мог.
Выругался - мрачно, негромко и зло.
Не то чтобы он испытывал к конкретному тарантасу какие-то особо нежные чувства, но на нем можно было поскорее добраться хоть куда-то, а еще он не мог его бросить пока в багажнике валялся груз, который он рисковал так никуда сегодня и не доставить.

Джин пыталась быть взрослой, ответственной и разумной.
Джин рассуждала и была внешне очень спокойна.
Джин, конечно, переживала и пыталась на это неумело намекнуть. Или слишком умело, до того, что казалось неловким, но это, на самом деле, ничего не меняло.

Логану было наплевать, кто умер и что произошло, он хотел об этом просто поскорее позабыть. Он всегда поступал именно так, и сейчас его уже беспокоили больше личные последствия, а не то, насколько хорошо с точки зрения гуманизма он поступил.
И так ясно, что хреново.
Не первый раз.
Точно не последний.

Логан просто сидел и стучал медленно пальцами по рулю бесполезной машины. Ему бы сейчас тоже рассуждать логично, придумать план и начать что-то делать, только вот мозг твердил, что проще всего было бы приехать в школу, сдать Джин Грей нормальным преподавателям, отгрести за все, что сделал и не сделал, послать всё и всех к черту и отправиться отдыхать. Или лучше выпить чего-нибудь покрепче.

Логан попытался завести джин еще раз, тот в этот раз даже сипеть не стал.
- Блядство.
В это короткое слово вмещалось буквально все, что Логан думал и чувствовал из-за всей этой ситуации, от дурацкой записки, которая заставила его взять на хвост Джин Грей, до нынешнего момента, когда они просто сидели и он понятия не имел, что делать дальше.
Логан окинул взглядом себя, покосился на Джин Грей и прикинул, что выглядят они как два маньяка.
- Придется прогуляться. Если из-за нас позвонит какой-нибудь гиперответственный идиот копам - все станет еще хуже.
Еще был и груз в багажнике, который он вроде как не должен был оставлять без присмотра, но Логан оценил собственное состояние и решил, что ему все-таки плевать. Спиздят так спиздят, пусть потом Ксавьер сам выясняет, куда что подевалось.

- У нас сломалась машина и... сели телефоны, - он отключил свой, - пришлось искать мотель, чтобы позвонить... Оттуда и позвоним, когда...
Логан просто поленился дальше словами объяснять, наверняка Джин и сама могла сообразить, что и как дальше лучше проделать, чтобы им не влетело. Словно нашкодившим детям. Но пока что Логан просто выбрался наружу, захлопнул дверцу джипа и уточнил:
- Ну? Идем уже.
Тащиться предстояло не так и близко. Где-то тут Логан задался мыслью, а откуда вообще Джин Грей знает местные мотели, но почти сразу решил, что вот это как раз не играет никакой роли. А пока она выбиралась, Логан стащил слишком испачканную куртку с себя и пихнул в багажник, который после тщательно закрыл.
На "профессоре" осталась только привычная белая майка - тоже с парой красных пятен и характерных дырами, но это все-таки привлекало меньше внимания, чем куртка, покрытая чужими мозгами.
Преподаватель рисования выглядел так, словно преподавал рисование гантелями по вражеским мордам. Так оно, в общем-то, и было.

+2

21

Да, она сломала его машину. Хранившееся на подкорке заученное поведение отличницы-студентки настойчиво потребовало тот час же извиниться. Простое и автоматическое "простите, мне жаль" едва не срывается с ее губ, как вдруг Джин себя останавливает.
Останавливает, осознав, что сказанное будет ложью. Ей вовсе не жаль. Она сделала это вполне преднамеренно, а что важнее - повторила бы снова, не пожелай Логан внять ее аргументам о том, что им стоит сделать небольшой перерыв перед  возвращением в школу.

Джин задумывается: стала бы она с ним спорить или просто заставила бы согласиться с собой?
Грей не знает. Не хочет додумывать эту мысль до конца.

Внешне она все еще предельно послушная студентка. Стоит Логану предложить план действий, как она не спорит, не хмурится и даже лишних вопросов не задает. Сломалась машина - понятно. Сели телефоны - нет проблем. Джин выключает и свой гаджет тоже, а затем медленно выходит из машины, пребывая все еще в какой-то полудреме. Пытается выкинуть из головы случившееся или хотя бы уменьшить яркость картинок, но удается это с трудом.
Она молча увязывается за Логаном, настраиваясь на то, что идти предстоит не мало. Может, это и к лучшему, думает Джин. Ей бы сейчас идти до тех пор, пока силы вообще не покинут, а потом лишь уткнуться в мягкую подушку и уснуть. Без сновидений до самого утра.
Утопия.

По дороге они почти не говорят, лишь вяло сверяют свой план дальнейших действий, да поочередно оглядываются по сторонам, чтобы проверить нет ли неожиданных свидетелей. Мотель находится на съезде с основной дороги. Не самое популярное место, и даже не то, что будет бросаться в глаза своей яркой вывеской. Им встречается всего один скромный указатель.
На проверку мотель оказывается совсем небольшим. Оглядывая двухэтажное здание Грей прикидывает, что в нем не больше десятка номеров и еще до того, как нога ее переступает порог, рыжая знает, что постояльцы есть лишь в четырех из комнат.

Хозяин мотеля пристально оглядывает их из-за высокой стойки. Его подозрительный взгляд, привыкший к разного рода гостям, осматривает Логана, Джин, затем снова Логана. Прикидывает, могут ли от них быть проблемы. Взгляд хозяина не видит на одежде крови, перед ним предстают лишь два уставших путника.... а впрочем - мужчина вновь посмотрел на Джин, затем на Логана - осуждающе прицокнул языком, словно говоря: итак все понятно, зачем вы тут.

Спустя еще чуть больше часа Джин Грей оказывается сидящей на краю ванной. Зеленые глаза внимательно рассматривают белье, которое крутится в стиральной машине. Кровь на одежде уже растворилась в мыльной пене, не осталось и следа. На самой Джин Грей белый махровый халат, настоящая роскошь среди местных мотелей. Впрочем, как и стиральная машина. За номер пришлось отдать больше, но другого выбора у них не было. Впрочем, они получили главное: возможность смыть с себя следы битвы и выиграть немного времени.
Джин это было особенно нужно.

Она теряет счет времени, сколько сидит вот так и смотрит на машинку. Возможно, задерживается в ванной чуть дольше, так что в дверях даже появляется Логан. Джин моргает несколько раз, сосредотачивая взгляд на нем; на происходящем здесь и сейчас. Сосредотачивается на таком простом, земном и понятном. На Логане.
- Я должна была действовать иначе?
Эта мысль вертится в ее голове с того момента, как они покинули бар. Вертится и не дает покоя. Джин обдумывает произошедшее, вертит то так, то этак, и не может понять - что она сделала не так? Почему столько жертв? Как ей следовало поступить?

Ответ, на первый взгляд, был очевиден: убить телепата. Она должна была отключить его сознание и тогда не было бы жертв и десятка пострадавших. Надо было лишь распознать угрозу и сразу от нее избавиться. Не ждать, пока они с Логаном поймут мотивы. Не ждать удар.

- Только не надо о том, что мне вообще не следовало заходить в бар.
Джин произносит это даже немного резко. Как равному. Наверное, имеет полное право, раз они наедине в номере мотеля. Хотят сохранить это в тайне. А на самой Джин кроме белого халата ничего и нет.
Отношения учитель-ученица закончились на пороге данного места, и возобновятся не раньше, чем они его покинут.
Ну а пока, у Джин Грей еще много вопросов.

- Ты не чувствуешь... вину? За то, что погибли люди? - Джин задает вопрос, но интонация выдает совсем другой интерес. Она знает, что в Логане нет вины. И хочет понять: почему его это не пугает?
Ее саму эти чувства пугают до чертиков.

Отредактировано Jean Grey (07.09.21 21:44:36)

+2

22

Логан не гений. Он это знал, все вокруг это знали, но все-таки у него хватило мозгов понять, что Джин увлеклась и продолжает играть чужими сознаниями. Потому что не спросить даже, отчего это постояльцы новые покрыты пятнами крови, невозможно - разве что боишься, что следующее пятно будет уже из твоей крови. Но тогда бы за ними уже прикатились из города за те полчаса, что они разбирались с номером, - наверняка после побоища черт знает что творится, и сообщения, хоть как-то связанные с происшествием, просто не могли оставить без внимания. Логан был не лучшего мнения о копах, да и о цивилах тоже, но это все-таки осознавал.

Но им не задали лишних вопросов.
Почему мисс Грей решила, что лучше всего будет, если его примут за педофила, а ее - за нимфетку или малолетнюю шалаву, вопрос был открытый, но Логан взял пример с администратора так-себе-мотеля и не стал задавать никаких вопросов. К черту вопросы, ему нужно было выпить, а потом еще раз выпить, и еще, а дальше пойти и позвонить в школу, чтобы рассказать, что на обратном пути от дантиста машина сломалась и их надо бы подхватить. А груз, что бы он собой не представлял, доставить уже другой машиной по адресу. Ксавьеру такие приключения не понравятся даже в этой простой версии.
Логан понятия не имел, удастся ли от профессора скрыть и ту часть, где бар, кровь, мозги и другие мутанты, но искренне надеялся, что способ это сделать у Джин Грей есть. В конце концов, телепатом тут была она. По части Логана были именно что кровь и мозги наружу.

Но спрашивать ничего Логан все равно пока не собирался.

Пока что он добрался до бара и стал исполнять пункты плана по очереди. Первый стакан, второй стакан, третий. Бутылка в скромном баре опустела наполовину, когда Логан от плана немного отвлекся и сообразил, что Джин Грей застряла в ванной и сидит там тише мыши. Он представил, как будет весело, если она там под шум стиральной машины слиняла от него через окошко, и все-таки заглянул проверить. Потрудился даже постучаться.
Один раз.

Но Джин была на месте, просто сидела в слишком огромном для нее халате на краю ванной и тупо смотрела в стену. По сути, занималась тем же, чем и Логан - тупила и успокаивалась, только он это предпочел делать в компании виски.
- Если у тебя нет четкого приказа, что нужно делать, значит, нет и списка того, что ты должна была делать, а что - нет, - Логан равнодушно пожал плечами и подошел к раковине все-таки отмыть ладони от остатков крови и черт знает чего, - если ты выжила - значит, ты уже действовала так, как нужно. Если выжили все - значит, все прошло идеально, но так бывает слишком редко, чтобы слишком на это ориентироваться.

Мыло пахло какой-то сладкой детской жвачкой и было омерзительного розового цвета. Словно дохлый поросенок.

- А чувство вины вообще еще никого никуда в хорошее место не привело, - даже не дослушав ее сбивчивые вопросы, отозвался Логан и отправился руки вытирать. - У любого человека, мисс Грей, есть одна главная задача - побеспокоиться о своей шкуре. В первую очередь - о своей собственной. Ты же в курсе, что в самолете каждый раз повторяют - сначала примите меры по спасению своей бесполезной жизни, а уже потом переживайте о других.

Логан у зеркала с сомнением изучил пятна на своей майке, покосился на грязное табло на стиралке, которое показывало еще пятнадцать минут, и прикинул, что вторым номером надо будет и ему выстирать одежду, раз уж им ни к чему лишние вопросы. Но это ждало.

- Заварушка началась не из-за тебя и не из-за меня. Спасти всех в принципе невозможно, даже если ты сраный супергерой в красном плаще и реактивной тягой в заднице, так что... Ну, жаль? Я сделал то, что мог. Нельзя брать на себя ответственность за все говно, которое вокруг происходит, Джин Грей. От это может кукуха свистеть начать.

Логан покосился еще раз на табло, на котором стало на две минуты меньше, зевнул и отправился обратно к бару. Там еще половина бутылки оставалась, самое время было спасти виски из стеклянной ловушки.

Его кукуха уже давно не свистела, но хрипела в агонии, но эту истину он все-таки умудрился усвоить.

+2

23

Из всех учителей мистер Логан был наименее разговорчивым. Если у большинства желание делиться своими знаниями и поучать юное поколение сидело на подкорке, то учитель рисования всегда делал упор исключительно на практичные навыки, а его редкие поучения иногда носили такой характер, что только параллельная психологическая адаптация юных мутантов помогала им оправиться от услышанного. И Джин Грей решает задать вопросы именно ему. Не подождать возвращения в школу и там услышать длинную проповедь о справедливости от Ксавьера; не получить теплую поддержку и сочувствие от Ороро Монро. Джин Грей задает вопросы Логану и хочет услышать его ответы. Ценность их совершенно уникальна: Джин знает, что Логан всегда до крайности честен.

Лишь овладев телепатией Джин узнала, сколько на самом деле вокруг лжецов.
Некоторые в этом столь искусны, что предпочитают верить собственноручно воздвигнутым иллюзиям.

Логан говорит ей правду. Все, как есть. И эта правда не всегда ей нравится.
Джин что-то корежит внутри, когда слышит "Если у тебя нет четкого приказа". Она почти выпускница школы, которая должна научить ее управляться со способностями, но вместо этого Грей чувствует себя солдатом. Будто за лекциями о гуманизме имеется подтекст. Он не озвучивается прямо, но просачивается сквозь великие идеи равноправного существования рядом мутантов и людей. Равноправия, к которому непременно получится прийти, стоит лишь доказать обществу полезность мутантов. Доказывать это - задача каждого ученика. Его священный долг. Будто способности не дар, а тюрьма, где выбора всего два: стать изгоем или солдатом.

Джин Грей не хочет воевать. Не всю свою жизнь уж точно.

Однако Логана девушка слушает внимательно. С неподдельным интересом. И даже внутренне немножко возмущается, когда мужчина резко заканчивает, вернувшись к начатой бутылке виски. А вопросы Джин Грей, между прочим, на этом не закончились.
Она отправляется за ним следом, застывая в дверном проёме. Опирается на него правым боком и смотрит, как учитель рисования поглощает спиртное в бесстыдной близости от своей ученице. Интересно, он вообще чувствует опьянение? Или усиленная регенерация навсегда лишила его возможности напиться вдрызг.

- Это звучало так... эгоистично, - зеленые глаза Джин Грей сужаются в прищуре, не одобряя мужчину за то, что дает советы, к которым сам не прислушивается. - Как будто, мистер Логан, вы только что посоветовали мне в следующий раз спасать себя и, если будет кстати, захватить с собой парочку невинных свидетелей.
На губах рыжеволосой студентки едва заметно мелькает улыбка. Грей находит все сказанное Логаном... ну, как бы сказать помягче, - она находит это забавным. Настолько, что даже отступают тревожные навязчивые мысли. Исчезают полные крови и криков о помощи воспоминания. Джин Грей будто снова оживает.

- Это так смешно, - Джин Грей проходит в комнату, где мистер Логан все еще пытался напиться. Ей бы сейчас виски пригодился больше, чем ему. Она хотя бы может опьянеть. Но предлагать поделить найденную бутылку Джин все же не рискнула, зато достала из того же бара бутылку содовой. Открыла и жадно выпила сразу половину. Прежде она и не замечала, как на самом деле хотелось пить.
Так вот, это было смешно. Настолько, что рыжая даже издает тихий такой смешок, снова посмотрев на Логана.

- Ты ведь сам не следуешь этому, - Джин присаживается рядом с Логаном. Делает глоток воды, вторя его аналогичному с виски. А затем поднимает на мужчину взгляд: смотрит прямо, открыто и - так же, как делал он, - честно.

-Ты никогда не уходишь первым, - продолжает Джин. - И всегда пытаешься кого-то спасти.
Рыжая основывается, конечно же, на общих тренировочных заданиях. Их было достаточно за этот год, чтобы понять, как действует Логан в критических ситуациях. Как не жалеет себя. И до последнего стоит там, где есть хоть малейший шанс на победу. Поэтому, думает Джин, Ксавьер и взял его - как истинный пример несгибаемого солдата для всех студентов школы.
Логан идеальный инструмент в войне. Такими должны быть и все новые мутанты.

Остается лишь единственный вопрос в этом идеальном плане: как себя чувствует сам Логан. После каждого сражения в не своей войне. Но его Джин не задает. Не сейчас.

- Как думаешь... - голос ее вновь становится настороженным, тихим. Джин делает еще один глоток воды. Не из жажды, а скрывая нервозность. Тщательно подбирая слова для следующего вопроса. - Мы можем действительно уйти? Сделать перерыв.

Джин говорит "мы" и очевидно имеет в виду мутантов. Не всех сразу. Себя. И Логана, раз уж у него такой богатый опыт за плечами. Может ли такой как он, и такая как она - могут ли они уйти от этой невероятно тяжелой ответственности за мир и положение мутантов в нем и просто... просто жить.
Джин Грей совсем юна; она не хочет провести всю жизнь в сражениях. Она хочет обычную человеческую жизнь. Пусть на пару лет. На год. Пожалуйста, хотя бы на пару месяцев.

- Будет ли это справедливо? Иметь такой дар и не воспользоваться им?
Зеленые глаза внимают к Логану со всем возможным вниманием. С немой просьбой. Джин Грей не просто первая из учениц Ксавьера. Не просто лучшая студентка потока, на которую возложено так много надежд. В мораль и психику которой вложено столько часов бесконечных бесед. Джин Грей мутант омега-уровня, и ее уход из команды будет невосполнимой потерей. Огромным разочарованием Ксавьера.
Директор не простит ее, знает Джин, хоть и замаскирует все в добродушной улыбке.

Джин Грей хочет знать, не безумно ли ее желание. Не слишком ли оно эгоистично.
Кто, как не Логан, сможет сказать ей правду.

Отредактировано Jean Grey (07.09.21 23:07:17)

+2

24

Разговор пошел совершенно не так, как хотелось бы Логану. Не потому что он жалел о сказанном и не потому, что лгал. Логан просто предпочел бы после драки выдуть пару бутылок виски и забыть обо всем, не погружаясь в философию, которая прекрасна всем, кроме наличия окончательных ответов. Росомаха предпочитал считать, что нашел их для себя. Это помогало ему ориентироваться в мире и держаться на плаву, не ныряя в самокопание глубже, чем это для него безопасно. Он не был тонкочувствующей ромашкой, конечно. Логан был мрачным и решительным, и прекрасно отдавал себе в этом отчет, и это в том числе помогало принимать сложные решения.  Иногда представление о себе и своих силах помогает принимать решения не хуже, чем ты сам - просто чтобы твои поступки соответствовали твоей же картинке мира.

Но у Логана было то, чего пока не было у Джин Грей. У него был жизненный опыт. Быть может, не самый красивый и положительный. Не самый приятный, не самый ответственный, не самый - кошмарное слово - гуманный. Он был таким, каким был, этот опыт, и помогал Логану  принимать решения так, как это разумнее всего в его ситуации. Но его опыт все-таки не был универсальным, пригодным для всех. Все-таки потрепанный боями и трагедиями вояка, плохо дружащий с выдержкой и собственной памятью, - это вам не юная талантливая студентка, на которую возложено столько надежд и чаяний, что можно бы и поменьше.

Нужно бы, на самом деле.

Не то чтобы Логана тянуло недооценивать юных мутантов, но он все же полагал, что большие надежды редко когда приносят пользу всем сторонам. И особенно той, на которую надежды возлагались.

- Во всем этом нет ничего смешного, Джин Грей, - без всякого виляния ответил Логан. - Я делаю то, что в моих силах, но стараюсь не терзать себя тем, что не сделал. Я не всесилен, не господь бог и даже не герой.

Сложные вопросы от маленькой рыжей девочки должны были бы поставить Логана в тупик. И наверняка поставили бы, если бы у него в голове было больше сомнений. Но Логан знал, что сложные материи - это то, с чем надо идти к Ксавьеру. Или к кому-то еще, кто предпочитает думать, а не делать. Логан к ним не относился. Он делал, а потом думал, если вообще возникала такая необходимость.

- Мисс Грей, каждый из нас может делать все, что нам угодно. Уйти, остаться, прятаться... - Логан широко развел руками, в одной из которых сверкнула бутылка. - Это те решения, которые каждый принимает сам. Для себя. Даже когда тебя ведут, словно пса на поводке, есть определенная маневренность. Подчиниться и втереться в доверие, напасть, попытаться вырваться, перегрызть поводок. Правда, обычно никто настолько не усложняет, но и это тоже неплохо. Иначе был бы хаос.

Логан заглянул в ванную, убедился, что стиралка еще не закончила программу, и рухнул на диван.

- Я бы на твоем месте начал с того, что не слушал советов кого-то вроде меня. Мы слишком разными дорогами добирались до вот этой конкретной точки времени и пространства, - Логан скептично фыркнул. - То, что дороги в какой-то момент сошлись, все еще не делает нас хоть в чем-то похожими. И не нужно искать сходства там, где их нет. Твоя справедливость и моя справедливость...
Логан только отрицательно покачал головой. В слишком разных положениях они были для того, чтобы у них было общее понимание справедливости. Да и зачем оно было бы им нужно?

+1

25

Джин Грей вцепляется пальцами в стеклянную бутылку содовой. Нервозно постукивает по ней ногтями. Оглядывает с ног до головы - без какого-либо стеснения, свойственного обычно юным девичьим натурам, - Логана, и слушает. Слушает так внимательно, как, возможно, давно не слушал его кто-то другой. Ей необходимы его ответы - именно его, потому что он единственный мутант из всего ее окружения, чей опыт за пределами уютной, безопасной школы Ксавьера столь велик. Разные дороги привели их в это место и в это время, разный жизненный опыт, разные моральные ориентиры и еще много чего другого разного. В этом и есть его уникальность для Джин Грей.

Она просто хочет знать, как ему удалось пережить столько дерьма и не сойти с ума.
Все еще сохранить в себе человечность.

- Спасибо, - отвечает она ему, пока Логан старательно делает вид, что ничего такого из ряда вон не происходит. Будто в ванной не отстирывается от крови ее одежда, будто он не пытается надраться виски, и жаль, что в мини-баре такой ограниченный выбор. Будто самое странное сейчас это вопросы юной студентки, адресованные ему, а не Ксавьеру, которому и полагалось развеивать туман сомнений в головах своих учеников.
В конце концов, Джин Грей не хочет на него давить, чувствуя, как и без того перешла шаткую грань той конструкции, которую можно назвать личным пространством мистера Логана. Попросту не обратила внимание на сигнальные знаки: что-то там об одиноком волке, не нуждающемся в команде; в понимании; в близости, такой простой, человеческой и открытой.

Джин Грей перешла границу отчужденности Логана или свою собственную? И без телепатии очевидно, что эти вопросы она не задаст больше никому. Они вернутся в школу, и Джин Грей вновь запрет эти мысли в своей голове. И поставит преграду.

К слову о преградах.
- Не уверена, что легенда со сломанной машиной будет звучать убедительно, - Джин начинает осторожно, попутно раздумывая, а стоит ли предлагать Логану, как бы не были стерты между ними границы прямо сейчас, предлагать ему что-то не совсем законное. Даже вовсе морально порицаемое. Да, определенно порицаемое.
- Кхм, я могла бы... могла бы поставить блок на воспоминания о случившемся. И добавить тех, которые действительно будут свидетельствовать о сломанной машине.

Было нечто неловкое в том, чтобы предлагать Логану вторгнуться в его разум. Снова. На этот раз не просто урвав кусочек воспоминания, а изменив его память. Скрыв одно происшествие и заменить его другим. Если он сам будет считать, что поездка ограничилась неприятностью на дороге, а не десятком трупов, то и Ксавьер поверит в эту историю.

- Это не сотрет воспоминания совсем. Только скроет их.
Скроет их от Ксавьера, конечно же. При желании профессор, разумеется, сможет разгадать этот легкий телепатический трюк, но как раскрыть то, в чем нет сомнений?

+1

26

Логан ломается от противоречий. Вот только что он твердо был уверен в том, что говорит, и сомнения его не терзали. Сомнений у него и сейчас нет, но у него теперь есть две уверенности, которые не стыкуются между собой, которые одна другую выворачивают наизнанку и не позволяют просто и дальше плыть по течению, не принимая никаких решений.

Он точно знает, что телепатия - говно собачье. Полезное говно, но все-таки говно, и он никогда не хотел и не захочет иметь с ней что-то общее. Логан ненавидел телепатов, ненавидел их силы, невидимые, но убийственные, ненавидел не знать, что у тебя в голове - свои мысли или чужая ложь.

А еще он знает, что им придется скрыть от Ксавьера их приключения. Он думал об этом не так давно, но тогда не стал сосредотачиваться на том, каким именно способом они этого добьются. Джин Грей этого добьется, если не врать себе. Потому что единственное, что может сделать Логан, - это просто не показываться профессору на глаза, но как раз это и будет самым подозрительным, после чего Ксавьер уже точно не успокоится, пока не выяснит все детали. Логану, в общем-то, было наплевать, выяснится, что он снова убил кого-то, или нет. Не первый раз в его жизни, не последний явно, о всех сопутствуюших проблемах он прекрасно был осведомлен. Ходил этой дорожкой, так сказать, не раз, не два и не триста.
Но сейчас у него была Джин Грей, которая не только любовалась на кровавое месиво, но и приняла в веселье непосредственное участие, и вот это был тот самый переломный момент. Понятно, что ему вынесут все мозги, но девчонке тоже достанется, а она и так вся на нервах - это видно, как бы не храбрилась. Вполне возможно, Ксавьер попытается заблокировать ее память. Снова. Попытается что-то исправлять, избавив девчонку и от тех крохотных крупиц реального мира, без которых, по мнению Логана, мутанту было не выжить. Школа это чудесно, преподаватели тоже, надежный до удушения телепатический кокон Ксавьера... Но если, вот как сегодня, Джин останется по любой причине одна, что с ней будет?

Она и сегодня банально не умела защищаться. Не потому что не знала приемов или ей не хватало сил. Она просто боялась себя защищать, просто не знала, что можно себе разрешить, а что - нет. И это тогда, когда нет времени думать слишком долго.

Но всё это была философия.

Ему просто нужно было выбрать один из имеющихся вариантов, не ныряя в сомнения. И Логан это сделал, не менее уверенно и просто, чем все остальное, что он сегодня делал.
- Да, это разумно, - согласился он. - Иначе профессор устроит нам горячий вечерок... А он точно не в моем вкусе.
Точно не та шутка была, которую стоило шутить в компании студентки, но Логан забил. В конце концов, сейчас Джин полезет в его ломаные переломанные мозги, и сможет при желании отыскать там еще и не такие шутки. И штуки, да.

- Я в этом всем не шарю, - прикинул Логан очевидное и ей, и ему, - но профессор там тоже какие-то блоки ставил, смотри, чтобы друг друга не перекрыли... И, главное, меня не перекрыли.
А то если у него крыша поедет даже больше, чем сейчас, всем придется очень весело. Особенно ему, конечно.
- И глубоко не ройся, мозгоежка. Ничего там хорошего.
Угрожать Логан не собирался, это было идиотизмом. Он бы даже не узнал, даже если бы она выкопала из него все, что могла. Просто... просто понадеялся на здравый смысл Джин Грей и ее чувство такта. Второе у хорошей девочки наверняка имелось, а первое... Не могла же она после сегодня совсем не понимать, что именно можно отыскать в его памяти. Даже Логану не хотелось в этом всем копаться лишний раз. Слишком много крови, слишком много боли, слишком много злости. Злости, конечно, больше всего.

- Много времени это займет?
Он сомневался, что у нее богатый опыт, но был уверен, что в прятки с Ксавьером Джин играть будет не впервые, так что хоть что-то она да умела. Оставалось надеяться, что кукуха его никуда не улетит... И "процедура" не займет много времени, потому что у них этого времени не было. В лучшем случае час-два. Можно было, конечно, задержаться и затянуть со звонком в школу, только вот там могли поднять панику, и было бы совсем хреново.

- И в школу позвонить нужно бы уже. Параноики они там все.

+1

27

Признаться, она совсем не думала, что это произойдет так быстро. Не ожидала, что Логан возьмет и согласится, как будто выбор был очевиден. Как будто его не терзали ни малейшие сомнения. Почти так легко, словно не настораживали ее силы, как настораживают всех остальных. Телепатия непознана, неосязаема, не имеет ни запаха, ни цвета, ни звука. Проникнет в разум и даже не заметишь. Ксавьер взращивал в своей ученице ответственность и точно передал осознание, какая тонкая грань отличает величие от катастрофы.

А Логан соглашается сходу. Вверяет ей ответственность. Они даже не обсуждают план, какую легенду придумать, и когда снять эту преграду, вернув мужчине память. Таким сговорчивым Логан не был даже в тот момент, когда она просила вторгнуться в его разум впервые. А ведь то было буквально в рамках учебной программы.

Сейчас его подталкивает желание избежать недовольство Ксавьера или то, что память Логана давно не принадлежит ему? Полученное разрешение не радует Джин. Не дает даже мимолетного облегчения.

Совершит ли она изменения его памяти во благо? Конечно, ведь оба к этому пришли.
Но разве не утешали себя той же мыслью те, кто лишал Логана памяти ранее.

Содовой в бутылке остается на пару глотков, а у Джин ком встает в горле. Стеклянное донышко неаккуратно ударяется о видавшую виды тумбочку, с которой наверняка обращались и похуже, но звон стекла все равно выходит какой-то слишком громкий. Раздражающий звук. Телекинезом вышло бы лучше, чем занемевшими пальцами, но Грей не подает вида. Старается не подать. Не отступать же ей, в самом деле. Не сдаваться именно сейчас, на последнем шаге. Она держала эмоции под строгим контролем весь день, и вот сейчас - делает несколько неуверенных шагов к Логану, становится напротив него. Они почти одного роста, но так открыто и прямо в его глаза она еще не смотрела.
Решительные, не знающие сомнений глаза Логана.

- Я не хочу менять тебя. Мне жаль, что приходится делать это.
Извинения выходят скомканными. Все остальные слова Джин Грей считает неуместными. Не после десятка трупов и сомнительного нахождения один на один в номере дешевого мотеля рассуждать о том, как прекрасна душа Логана, и ему бы с ней, да и с разумом, что логично, обращаться понежнее. Поберечь себя, так сказать. Не бросаться на заряженные дула пистолетов и так легко не соглашаться на телепатические вторжения в разум.
Джин жаль, что приходится запирать его воспоминания. Даже если однажды они вновь будут открыты ему.

Ладони девушки оказываются у головы Логана. Даже займи это часы, он все равно не ощутил бы времени. На их общую удачу, ставить блок на память Джин Грей научилась через две недели, как вновь обрела свои способности. А было это... да совсем недавно. Но никаких сомнений относительно "а получится ли" и "не придется ли все срочно переделывать и, возможно, затем переделывать снова" у Джин Грей нет.
Вот только она все равно медлит. Застывает на месте и не делает ничего. Вообще.
Ее заминку, кажется, замечает даже Логан, натыкаясь на зеленые глаза правильной студентки школы Ксавьера, в которых больше не было сожаления. Время жалости прошло. Теперь в голову Грей пробралась мысль, которой там совсем не место. И все равно: она ведь поставит блок на его память. Возведет стену. Отстроит кирпичик за кирпичиком от всего, что произошло сегодня. И того, что еще может произойти.

Ее ладонь ложится на щеку Логана. Не спеша проводит по теплой коже, ощущая под пальцами покалывание отросшей после бритья щетины.
Извиняться за это Джин Грей не станет.

В номере громко раздается щелчок и дальше размеренный сигнал стиральной машины, сообщающий о конце заданного цикла. Джин одергивает руку и отступает от мужчины на два шага назад.
- О, это закончилась сушка! - сообщает она то, что, возможно, не было очевидно для Логана. Как и то, о чем они говорили буквально минуту назад.
- Я буду готова через десять минут. И еще раз извините за пролитый сок в машине, мистер Логан.

Джин разворачивается и следует к ванной комнате. Ей, как никак, полагается быть немного в шоке от того, что учитель рисования успел ввязаться в драку, пока она была у стоматолога. А потом еще и машина сломалась.
- Может телефон найдется внизу? Нужно позвонить в школу, мистер Логан, а то параноики они там все.

Джин закрывает за собой дверь в ванную комнату даже не обернувшись. Оставаясь со всем случившемся одна.

Отредактировано Jean Grey (16.11.21 00:35:10)

+1

28

Логан не любил сюрпризы, но этот оказался даже смешным. Ну, как смешным - профессор не выглядел довольным и счастливым, и Логан даже не брался разбираться, что именно выводит его из себя больше: то, что от него что-то скрыли, то, что случилось несколько лет назад, то, что Логан согласился решить проблему так просто и незамысловато, то, что Джин Грей удалось все это незаметно провернуть или тысяча других причин. Скорее всего, всё в комплексе, конечно.
Только вот что могло изменить недовольство Ксавьера событиями, о которых и сам Логан не имел понятия несколько лет, а сейчас, когда воспоминания были разблокированы, воспринимал и сам с долей скептичного недоверия? Слушать претензии не было настроения, да и не было у Логана уверенности, что все произошло именно так, как сейчас рисовалось в его голове. Возможно, это тоже была иллюзия? Построенная так, чтобы он, Логан, был уверен, что он принял в событиях активное участие и сам согласился на такой финал. Или, возможно, все было наоборот? И это девушка зачем-то вписала себя в события? Могло быть все, что угодно. Верный вариант знала разве что сама Джин Грей, и Логан не собирался с ней ситуацию обсуждать. Ксавьер мог, конечно, но что-то Логану подсказывало, что он не станет.
Джин тогда и Джин сейчас были очень разными Джин.

Прежняя Джин наверняка переживала бы, расстроилась и вняла словам профессора. Возможно, это даже было бы к лучшему... Тогда.
Сейчас Джин куда лучше знала себя и была уверена в своих силах, и припоминать ей первые ошибки (ошибки ли?) было просто глупо. Кто не совершал идиотских проступков, будучи подростком? О некоторых впоследствии люди жалели, о некоторых нет, но в целом очень немногие руководствовались этим, принимая взрослые решения. Учитывали опыт, не более того.
Нынешняя Джин была сильнее и стабильнее - по крайней мере, она так выглядела со стороны. Логан знал это, потому что наблюдал за тем, как она менялась. Хорошая была девочка - девушка, да. Красивая, талантливая, перспективная. Популярная, опять же.
Не то чтобы Логан следил, но некоторые вещи ты просто знаешь. Все знают, и ты тоже знаешь, раз уж живешь в этом же окружении. Кто любит пожрать среди ночи, кто вечно опаздывает, у кого проблемы с тем, чтобы досчитать хотя бы до десяти и не сбиться, а на кого поглядывают с интересом. Общая информация, которая известна всем, у кого есть глаза, уши и, желательно, мозги.

Логан на мозги не жаловался. Остальные на его мозги жаловались, и нередко, а он - никогда. С его точки зрения, то, что он все еще не свихнулся и не стал резать всех подряд, однозначно говорило о том, что психика у него стабильная. Железная психика, почти непробиваемая. Иначе бы он уже давно закончил орущим психопатом, покрытым кровью.
А так он таким бывал только изредка.
Не чаще раза в месяц.
Если месяц удачный.
Всякое бывало.

И виноват в этом был не он, а то, что куда больших психов, у которых тормоза не включались вовсе, было слишком много. И, по ощущениям, меньше не становилось. Видимо, мир окончательно сходил с ума. Возможно, намечался конец света, в пророки Логан так и не подался, но это и без провидческого дара предсказывал с завидной регулярностью. Без надрыва и призывов строить бункер, но вполне себе уверенно.
- Почему ты продолжаешь раз за разом кидаться спасать, если так уверен, что ничем хорошим это не закончится? - это Ксавьер как-то спросил после того, как его идиотские икс-мены снова по уши влезли в какие-то разборки (а Логан считал их именно идиотскими, несмотря на то, что регулярно им помогал - но полноценным участником вслух так себя ни разу и не признал).
Логан перебрал в голове несколько вполне адекватных ответов, но в итоге просто молча пожал плечами. Если Ксавьер очень хотел, варианты мог отыскать и сразу в его голове. Если хотел услышать его мнение, то Логан и сам не знал. Двигала им точно не любовь к человечеству. И чаще всего даже не желание помочь команде. Логан всегда был больше сам по себе. Были среди иксов те, кто ему симпатичнее остальных.
Были ведь и те, кто откровенно бесил. Вряд ли они были большими сволочами, чем сам Логан, Ксавьер имел все возможности проследить за тем, чтобы не случалось крайне неприятных сюрпризов внутри коллектива, но личное отношение на то и личное, чтобы не всегда основываться на каких-то объективных фактах.

Иногда достаточно брошенного кривого взгляда.
Или ехидного замечания.
Или просто интереса. К Джин Грей, например, хотя убедить самого Логана в том, что это может стать провоцирующим фактором, не удалось бы. Он бы не стал спорить с тем что симпатизирует Джин, но... что но? Никаких но. За последние годы у них собралось несколько совместных приключений (очевидно, были они раньше, просто он об этом не помнил), но сколько таких же историй у него собралось в компании других мутантов? Да, любоваться на них в процессе не тянуло, но это ни на что не влияло.

+1

29

Вопросов о случившемся никто Джин Грей не задает. Ни Логан, ни Профессор. Ни она сама себе. Джин Грей предпочитает думать, что все осталось в прошлом, и раз последствий удалось избежать (полиция в школу мутантов так и не нагрянула), то значит все прошло успешно. Насколько могло пройти.
Джин не мучается сомнениями прошлого, но в настоящем они ее не отпускают. Грей превращается из подростка в молодую женщину. Из ученицы в полноправного члена команды людей-х. Из той, кто с осторожностью испытывал силу телепатии в ту, что пытается найти ее пределы. Сперва Джин рисовала перед собой крутую тропинку, что вела к самому пику. Забраться нелегко, но рядом всегда поддержка: наставника Ксавьера, друзей, команды. Долгие годы Джин считала, что стоит ей проделать эти самые сложные последние шаги к вершине, как она осознает всю картину. Подчинит свои способности так же, как могла разобраться в других науках. Только бы взобраться. Только сделать эти последние шаги.
А потом Джин оказалась на вершине.
И перед ней разверзся космос.
Будто протягиваешь руку к поручню, а вместо этого падаешь в пропасть.

Пропасть. Темнота. Космос.
Видения или сны, или выходящая из-под контроля сила. Что бы это ни было, это мешает спать.
- Диапазон очень большой. Я чувствую сотни... нет, наверное тысячи, - под пристальным взглядом Ксавьера она пытается вспомнить, но ее сковывает стыд. Будто не может справиться с простой задачей. Будто снова приходит к профессору, чтобы попросить о помощи, хотя уже давно должна была разобраться сама. 
- Я не просто слышу их мысли. Это словно тысячи жизней проходят через меня, - Джин смотрит на профессора с надеждой. Приходит к нему за ответом. За простым решением. Ведь он тоже телепат, он должен ее понять. - Может стоит снова поставить барьер?
Голос Ксавьера ее утешает. По-отцовски успокаивает. Их разговоры с годами все реже, но дольше по времени. Ксавьер вновь напоминает, что Джин должна ставить блоки сама. Оборачиваться в свою телепатию, словно в кокон, и пускать ее в ход лишь при опасности. С профессором невозможно спорить. Он прав. Джин покидает его кабинет с намерением справиться сама.
И с подозрением, что никому не под силу поставить барьер на ее разум.

Но все это было по вечерам. Все это скрыто.
Днем Джин Грей не думает о ночных кошмарах, а кокон телепатии надежно держит под защитой.
Днем она надевает обтягивающий костюм и мчится туда, где необходима помощь. Без вопросов, без сомнений - просто идет туда, куда направляет их Ксавьер. Благодарность спасенных - лучший опиум для разума. Джин нравится делать добрые дела. Нравится быть полезной. Люди все еще с опаской относятся к мутантам, но Джин Грей вызывает у них симпатию.
Некоторые девочки красят волосы в рыжий цвет. Собираются стайкой, стоит Джин появиться в своем геройском костюме, и называют ее "Удивительной девушкой". Джин льстит внимание. Им всем - всем людям-Х - оно льстит. Потому что люди все меньше проклинают мутантов и все больше с гордостью говорят, что эти, которые не совсем люди, что-то да могут. Людей спасают. Злодеев ловят. И с ними как-то поспокойнее, даже с этим большим и страшным. Со Зверем, конечно.

После каждого успешного задания - которое по-настоящему успешное, без потерь среди мирных, - они собираются на большой кухне школы мутантов. Собираются на вкусный ужин, приготовленный все чаще тем же Зверем, достают из запасов Ксавьера бутылку вина и... празднуют ли? Нет, любое сражение не является праздником. Они выражают друг другу благодарность. Каждый из них рад быть частью команды. Частью большой семьи.
- Логан, - Джин осторожно окрикивает хмурого мутанта в коридоре. Где-то на полпути к выходу подальше от шумной компании. Знает, что тот привык быть один. Но не может его отпустить: потому что Логан часть их команды. Важная часть. И каким бы угрюмым тот не был, но должен знать, что каждый на той шумной кухне считает его своим другом.
- Пожалуйста, Логан, не уходи, - Джин Грей улыбается ему. Голос ее звучит мягко, почти нежно. - Зверь клянется, что испек лучшую шарлотку в его жизни. Не оставляй нас наедине с этим.
Джин просит его. Просит со всей мягкостью.
Потому что хочет, чтобы он был рядом.

До момента, когда особые способности людей станут чем-то привычным и о них станут говорить в новостях по главному телеканалу, ставить мюзиклы и писать о них фанфики - до всего этого ещё десяток лет, не меньше. Здесь и сейчас мутанты вызывают больше страха, чем восхищения.
Это надо менять. Необходимо. Жизненно важно. В этом вся миссия команды Людей-Х. Поэтому Джин, как верный солдат, натягивает тесный костюм, без раздумий бросается в эпицентр драки, а после улыбается во все тридцать два, позируя вместе со Скоттом Саммерсом перед репортерами. На пять гневных заголовков приходится один, отмечающий их смелость и оказанную помощь. Потом заметок об их доблести становится три. И вот, спустя пять лет: фото Джин и Скотта на обложке журнала, известного своей радикальной повесткой.
Джин Грей и Скотт Саммерс олицетворяют собой героев нового времени. Мутантов в статье впервые называют не врагами и не ошибками эволюции. Это настоящее достижение. Так говорит Ксавьер. Джин понимает, но не может разделить радость события. Что-то в идеальном паззле не складывается. Не встаёт в пазы.

В ее снах снова пропасть. Темнота. Космос.
Джин вздрагивает и просыпается. Тихонько выползает из-под одеяла, не желая нарушить сон Скотт, и спускается вниз. За стаканом воды и одиночеством. Она без труда находит первое, но второе... Джин знает о его приближении намного раньше, чем до слуха доносятся мужские шаги. Могла бы выйти в другую дверь и избежать встречи, но Джин остается. Хочет остаться.
- Кажется, шарлотка и правда удалась. Не осталось ни кусочка, - рыжая поворачивается, встречаясь взглядом с Логаном. Становится слегка неловко, ведь единственную запасенную шутку Грей уже озвучила. Других не припасла.
Взгляд ее падает на журнал, тот самый, с "важной для всех мутантов" обложкой. Оставленный кем-то прямо на большом обеденном столе.
- Теперь мы официально команда супергероев, Логан, как тебе это? - на ее губах шутливая улыбка. Думают ли они о себе, как о супергероях, когда отправляются на очередное задание? Едва ли. Люди-Х делают то, что могут, чтобы сделать проще жизнь мутантов и мир чуточку лучше. Джин не видит в этом ничего супергеройского. Если честно, даже ничего особо приятного. Если бы в мире было меньше агрессии и больше понимания между людьми, то никакой надобности в команде-Х просто не было бы.
- Ксавьер говорит, что количество мутантов растет в прогрессии. Скоро коридоры школы пополнятся новыми учениками.
А вот и последствия этого. Сколько учеников сейчас? Ксавьер нашел и привел в школу не больше десятка. Но мутантов становится все больше, и тем меньше у них у всех шансов прожить нормальную жизнь. Чем активнее выступают мутанты, тем неизбежнее сегрегация.   Где-то в будущем всех ждет равноправное справедливое общество, но сколько жизней погибнет в процессе. Сколько решит в это ввязаться, чтобы и их фото было на обложке журнала.

Отредактировано Jean Grey (29.11.21 00:44:39)

+1

30

У Логана были бессонницы.
Таблетки ему, разумеется, были что мертвому припарка.
А когда все-таки удавалось уснуть, ему снились кошмары.
Ксавьер знал, но тоже, видимо, ничего не мог сделать. Он не мог полностью отключить подсознание Логана. Не мог перестроить его нервную систему, а каждый вечер таскаться на поклон не мог уже сам Логан. Не хотел, не собирался, даже такой вариант не рассматривал. Он пришел только один раз, если уж говорить совсем серьезно - по приглашению самого Ксавьера и потому что не знал, о чем пойдет речь. Они часто беседовали, ничего необычного, и профессор редко когда стеснялся давать советы насчет поехавшей крыши Логана, но в любом случае прозвучавшее предложение заглядывать перед сном могло вызвать и вызвало у Логана только пошлую шутку, после которой тема умерла.

А бессонницы остались.
И кошмары.
Было два стула, и что-то Логана оба уже заебали.
Настолько, что на шутку Джин он не среагировал вовсе. А когда понял, что реакции ждут, все-таки оскалился настолько весело, что умница Джин предпочла сменить тему. Логан бы предпочел с ней вообще не разговаривать. Проблема была не в самой Джин, конечно, он сейчас не был готов мило болтать ни с кем. Логан три часа не мог уснуть, а потом, когда смог, подорвался через двадцать минут с выпущенными когтями. Очередной подушке был конец, и очень к месту было то, что он уже много лет как перешел на набитое синтепоном дерьмо, потому что просыпаться в перьях было совсем уж пиздецом.

Перед глазами все еще стоял залитый кровью снежный лес, и лежали тела, и вился робкий, едва заметный пар от кровавых луж... И шарлотка из супергероев точно не была чем-то достаточно важным для Росомахи, чтобы о ней думать. Или из кого там была шарлотка?..

- Я за вас рад, - сказал Логан таким тоном, что сразу было понятно, что он не так уж рад. Вернее, ему настолько наплевать, что он рад уже тому, что может хотя бы соврать, что рад.
То, что себя он к супергероям не относит, тоже прочесть можно было, даже не вламываясь телепатией в мозги Логана. Там все еще кровавое месиво, у которого нет ни координат, ни времени, ни имен, но этому Логан, кажется, даже и правда рад. Пустую страшную картинку забыть проще, чем спектакль, наполненный фактами. Если бы он знал, кого убил, если бы...
Он не хотел знать.
Он хотел забыть.
И хотел спать.
А супергероем был не хотел. Да и не был.
Вот эти, в ярком латексе, или из чего там сделаны идиотские костюмы, были. Молодые, веселые, оптимистичные. Не видящие в снах побоищ, от которых кровь стынет в жилах. Не просыпающиеся от крика в своей голове - такого крика, когда и сам не знаешь, это ты вопил или они. Мертвые безымянные они.
Или те тени...
Кошмаров было много. На любой вкус, и такие сны супергероям не снятся.

А Джин не сдавалась. Джин хотела с ним говорить, и Логан все-таки задумался над тем, что она говорила. Ксавьер, мутанты, ученики. Которые когда-нибудь превратятся в горы кровавого мяса... Логан поежился едва заметно и поднял усталый взгляд на Джин.
- Красивая обложка, Джин. Но от нее до того дня, когда эти ученики смогут жить так, как им хочется, еще чертовски далеко.
Логан отсалютовал ей бутылкой минералки и почти ушел. Почти, потому что в последний момент заменил минералку пивом из того же холодильника. А уже потом ушел.
Супергерои, чтоб их.

Зависть? Нет, зависти у Логана к ним не было. Он бы не смог быть даже просто героем, что уж там говорить о ком-то с приставкой супер.

Утром Логан все-таки, столкнувшись с Джин Грей, извинился. Сказал, что был не в духе. Хотел добавить, что чертовы кошмары задолбали, но решил, что достаточно и уже сказанного.

Супергероем Логан не был. А на всех операциях новоявленных героев - был. На пресс-конференциях и интервью, которые ловко устраивал Ксавьер и его помощники, не был, а там, где нужно было рисковать и спасать наивные детские задницы - был. Смотрел свои сны, ходил за минералкой, минералка превращалась в пиво, иногда он встречал Джин. Редко, если смотреть объективно, а если субъективно... Слишком часто.
Джин Грей уж точно супергерой. Она молодая, красивая, у нее прекрасные отношения, хоть сейчас на обложку (и так и происходит), она сильнее большинства мутантов, у нее неограниченный потенциал, она гордость команды. Про выдуманную рыжеволосую героиню сняли сериал - но героиню зовут Грин, она носит зеленое, она спасает мир так часто, словно у мира основная цель - погибнуть, и от нее писаются подростки, не слушая родительское ворчание про выродков. Логан все это знал, а потому не понимал, какого же черта она ночами ищет шарлотку, которую никто не пек.

Но Логан не спрашивал. Логан брал, уходил, а потом Логан взял свое пиво и остался. Не для болтовни, господи, кто ждал болтовни?
Просто подпер спиной холодильник, открыл пиво, составлял компанию какое-то время.
И еще раз. И еще.
Молчаливые свидания тянулись медленно, но Логана они не напрягали. Бессонница не была рыжей и зеленоглазой, кошмары и не улыбались понимающе и немного грустно.

Но однажды Логан все же спросил:
- Что тебе снится?
Никто не ходит ночами грустить с алкоголиком просто так.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Come and stay a while [marvel]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно