ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Die, die, die my darling


Die, die, die my darling

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">Твое время течет за мной, как расплавленное стекло</span>

<span class="data">Метрополис, особняк Лекса / осень забытого года</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic color"><img src="https://i.imgur.com/IBlpbAQ.gif">
</div>

<p>
Die, die, die my darling
<span>
Jade Nguyen, Lex Luthor
</span></p>
</div>

Не каждая кошка гуляет сама по себе. Не всякая ходит без дела. А та что умеет исчезать бесследно, оставляя в воздухе лишь отблеск очаровательной улыбки, не всегда исполняет то, что планировалось изначально, особенно когда предложение от жертвы, которая была на волоске от смерти рядом с ее опасными когтями, может перевесить старый прикуп.
</div>[/html]

Отредактировано Jade Nguyen (26.02.21 16:22:28)

+1

2

Метрополис. Яркий, шумный, живой, богатый, красивый. Ему идут все эти эпитеты и еще многие другие. Он живет лощеной светской жизнью, получая все внимание на обложках таблоидов, сияя с их глянца белозубыми улыбками. Он похож на искры смеха, вздорного, легкого и немного высокомерного. Город, чей покой хранит любимец всей Америки, прекрасный  как Аполлон и сильный как Геракл, дитя других галактик, взращенный земной твердью. Метрополис лелеет этот символ с огромной красной «S» на широкой груди больше всех других, оберегает и хранит с маниакальной осторожностью.

Джейд не любит этот город. Он кажется ей каким-то ненастоящим и слишком уж ярким и счастливым.  Даже угрюмый и мрачный Готэм выглядит куда честнее и правдивее, чем его вылощенный и холеный успешный во всех сферах собрат.
Но пути кошки неисповедимы, извилисты и странны порой настолько, что запутавшись их нити иногда приводят к совсем уж удивительным и неожиданным выходам. Прямо как сейчас, когда ей приходится воспользоваться навязанным гостеприимством этого сияющего мегаполиса. Нет, не для того, чтобы убить Супермена. Чешир, конечно, любит рисковать, но никогда не запишет себя в самоубийцы. Эта роль отведена другим марионеткам, которые послушно пляшут под ловкими пальцами Уоллер, дергающей за нити, крепко привязанные к заминированным ошейникам на их шеях.
Чешир гуляет сама по себе. Почти всегда.

И вот сейчас, когда на город ложится черное крыло ночи, мягко, почти ласкающе укрывает и зажигает миллион огней на улицах, превращая их в искрящиеся и бурлящие потоки жизни, делая Метрополис еще более ярким и вызывающим, чем днем, Джейд осторожной тенью скользит вдоль стены загородного пентхауса, скрытого от посторонних глаз и шума безумного активного и вечно живого мегаполиса в глубокой густой листве деревьев, разросшихся по типу английского сада.
Высокотехнологичные игрушки, предоставленные в ее распоряжение, творят чудеса гостеприимства. С легкой руки хитрой кошки все ловушки и замки ловко обведены вокруг пальца и взломаны, и ни одна камера не увидит незваную гостью, больше похожую на безмолвного призрака, что пригрезился в полночь. Она ходит тихо, так, будто кажется, это ветер заблудился в муслиновых занавесках, дернувшись там пойманной птицей и замерев. А тень, что скользит по стене - от облака, закрывшего лишь на одно мгновение неверную в ночном мареве луну.

Тишина.

Хозяин заблудился в коридорах своего непомерного эго и забыл дорогу в рабочий кабинет? Словно большая кошка вытягивается зеленоглазая в кресле, закидывая ноги на стол. Поводит носом, как будто принюхивается, пытаясь найти новые тонкие, слышные только ей запахи. Ей интересно играть в прятки, это весело, но прятаться пока не от кого. Звенящая пустота говорит о том, что кошка опередила мышку. Только вот водить ее за нос опасно. Но все же до дрожи занимательно и чарующе.

Ей хочется играть, уж коли она сама начала раскладывать эти шаги по одной ей известной линии, которая выстраивается удивительной кривой лунной дорожкой, что ласково щекочет спину, заставляя мурашки бежать по спине, вынуждая поводить плечами и вновь улыбаться. Задорный блеск зеленых глаз, как ведьминский огонь вспыхивает в полуночном сумраке.
Но сейчас остается только ждать, затаившись в темноте просторной комнаты, пахнущей дорогой выделанной кожей и мужским парфюмом. Хотя немного жаль, что хозяин всего этого бесстыдно богатого убранства не увидит ее даже если захочет. Тьма подчиняется хитрой кошке и та не позволит ей выскользнуть из своих цепких пальцев.

— Ах, Лекси, Лекси, ведь мы могли бы встретиться совершенно при других обстоятельствах, — она дует на свои ядовитые коготки, будто пытается удалить с них несуществующую пыль, а потом распрямляет руку, напрягая пальцы и разглядывая их в неверном лунном свете, — могли выпить вина, я даже не посмела бы подсыпать тебе яда. Как можно лишать мир такого гения? Нет, ни в коем случае, но все могло бы разрешиться куда быстрее. А теперь... — вздох и ленивый зевок.

Но вся мнимая расслабленность и вальяжность исчезает, стоит только дверной ручке сделать поворот. Джейд вся подбирается, почти инстинктивно как животное готовое к броску, и в одно мгновение оказывается у двери. Шаг назад, едва уловимым движением захлопнутая дверь и жертва в мягких ядовитых лапах. Чешир стоит за спиной Лекса, а ее рука с опасными для жизни острыми коготками, покоится на шее мужчины. Кошка подается вперед, улыбается, сладко, маняще, хотя мужчина этого видеть не может и шепчет:

— Здравствуй, — горячее дыхание обжигает и щекочет кожу, — не советую оказывать сопротивление, как и звать на помощь. Все равно смерть настигнет тебя быстрее, чем кто-то сюда добежит, а я уже буду очень далеко отсюда.

Отредактировано Jade Nguyen (25.02.21 17:57:28)

+3

3

В мире, где каждому второму досталась суперспособность просто так и без лишних усилий, довольно сложно соответствовать высоким стандартам. Не блажь, а необходимость поддерживать ум и тело в должной форме, даже если это никогда не позволит швырять машины мизинцем или поднимать в воздух силой мысли целые дома. Все, что доступно рядовому обывателю, это оттачивать разум до остроты лезвия и бесконечно качать пресс в перерывах между рутинной работой и пожиранием строго выверенного количества калорий. Процесс утомительный и, прямо сказать, довольно бессмысленный, но бездействие недопустимо. Как говорил Аристотель: ‘ничто не истощает и не разрушает человека, как продолжительное физическое бездействие’.

У него полно конспиративных квартир, от маленьких студий и небольших частных домов до огромных пентхаусов и целых имений в тысячи гектар. Некоторые из которых он ни разу не посещал или даже в глаза не видел, но в этот коттедж возвращается снова и снова. Пожалуй, это наиболее регулярно используемая жилплощадь и наилучшее его приобретение. Охраняемый периметр с помощью самых передовых технологий, чудесные виды на дизайнерски ухоженную частную территорию, свежий воздух и удаленность от суеты большого города, но самое главное, конечно же, в наличии абсолютно все, что требуется — как для работы, так и для отдыха.

Сегодня один из немногих вечеров, которые можно назвать спокойными. Ни тебе шумных приемов, ни громких презентаций, не нужно никуда ехать, летать и спешить, договариваться, организовывать и устраивать. Даже тёмные силы этого мира словно ненадолго отступают, не требуют его незамедлительного участия в составлении сложных гениальных планов. Так удивительно иметь время просто для.. себя? Лекс тратит его с умом. Много читает, пока занимается на беговой дорожке, и слушает классическую оркестровую музыку; после отпускает мысли неторопливо течь, анализирует каждую крупицу имеющейся информации обо всем и ни о чем, покуда тренируется со спортивными снарядами. Позволяет себе немного эмоций во время силовых тренировок, потому что это отличная возможность скинуть застоявшееся напряжение, как физическое, так и душевное, яростно бьет грушу, представляя одно конкретное лицо, а после до изнеможения отжимается, уставившись перед собой пустым взглядом; смотреть здесь некуда, его взор устремлён внутрь, туда, где множество лет горит, не утихая, жажда перемен, обжигающей лавой бурлит ненависть к красному плащу.

Заканчивая, он ощущает себя опустошенным, но обновлённым.

Контрастный душ в конце тренировки смывает пот вместе с тревогами, взбудораженные мысли в строгой упорядоченности раскладываются по полочкам. Самое время поужинать чем-то легким и благополучно отбыть ко сну, однако у него все ещё есть некоторые дела. На ходу заворачиваясь в халат, Лекс неторопливо бредёт в сторону кабинета — и медлит у двери, прежде чем провернуть круглую ручку. У него нет ни волшебного зрения, ни супер слуха с нюхом, ни даже обостренной интуиции, чтобы предвидеть опасность, но глупец, затаившийся внутри, его нисколько не пугает. Похоже, неизвестный хорошо тренирован и технически оснащён, чтобы пройти всю территорию и забраться в дом незамеченным; недостаточно, впрочем, чтобы усмотреть контроль веса, встроенный в рабочее кресло. Не доглядел или не слишком прятался?
Тем не менее, даже получив предупреждение о несанкционированном вторжении заблаговременно, Лекс недоволен собой. Он совершил огромную ошибку, привязавшись к одному конкретному месту, а потому позволил отследить и подловить себя. Это недопустимо. Но он упрямо делает шаг внутрь сумрачного помещения. Здесь словно бы ничего не изменилось, тускло мерцает включённый монитор рабочего ноутбука, лёгкий ветер из приоткрытого панорамного окна шевелит тяжелые тёмные занавески, и острый серп полумесяца выглядывает из-за набежавшей тучи — как раз вовремя, чтобы выложить серебристую дорожку точно до ног хозяина дома и его ночного гостя.

— Чешир.

Ему не нужно оборачиваться или угадывать. Лекс послушно замирает в ее руках и не смеет двигаться. Более того, выглядит так, будто сам пригласил ее сегодня, просто слегка запамятовал о времени.
Он не знает о ней ровным счетом ничего, кроме далеких от правды слухов и сплетен, но вместе с тем наслышан о многом. Этой информации хватает для того, чтобы сделать вывод о ее добром настроении, в противном случае Лютор был бы уже давно мёртв. Возможно, даже не успел бы понять, что именно его убило, однако у него все ещё есть шанс, благородно предоставленный подосланной убийцей. И он собирается быть вежливым в ответ.

— Добро пожаловать в мой дом. Я много о тебе слышал и рад возможности познакомиться ближе, наконец.
Медленно сглатывает, ощущая ее когти (наверняка, пропитанные смертельным ядом) у своего кадыка; да уж, ближе некуда.
Чешир — опасный наёмник из Лиги теней, с главой которой у Лекса негласный союз. Поэтому он не ждёт особенных неприятностей, скорее ему любопытно. Звучит спокойно и сдержанно, выглядит расслаблено. Ну кто в своём уме может представить Лекса Лютора, умоляющего на коленях в слезах или бегающего по дому в панике? Кричащего о помощи? Нет уж, такого удовольствия он не доставит даже главному своему врагу, что уж говорить об этой милой леди. Зачем она здесь и чего добивается? Ему весьма хочется разузнать.

— Ох, милая. Деваться мне некуда, я в полной твоей власти. Будет очень жаль скончаться до ужина, в меню сегодня нежнейшая утка по-пекински и ягодные макарони на десерт.
Пока он говорит, время течёт медленно, очень медленно. Охрана уже наверняка получила тревожный сигнал и выдвинулась на позиции, но Лекс уверен, что их вмешательство не потребуется. Чешир вызывает впечатление  вменяемого оппонента и совершенно точно настроена поиграть?, поговорить. Угрожать ей не имеет смысла, гораздо интереснее решить все мирным путём.
— Сожалею, что не могу предложить вина или кофе, возможно. Прости, совершенно не знаю о твоих предпочтениях, ты как загадка в наших кругах. Впрочем, к чему слова, мы оба люди бизнеса. Могу ли я сделать тебе приятное финансовое предложение? За совместным ужином, разумеется.

+3

4

Джейд не угрожает, она знает, что угрозы тут бесполезны, поэтому просто предупреждает о последствиях, которые неминуемо последуют за бессмысленными действиями. Джейд знает, что Лекс не дурак и никогда им не был. Богатый, успешный, уверенный в себе и знающий цену словам и действиям. Человек, который смог противопоставить себе Супермена и найти способ очаровать мир, который готов пасть к его ногам, стоит только ему пожелать этого. По крайней мере в этой части земного шара, где правят власть, деньги и сила. Властитель Запада, тогда как на Востоке - Голова Демона. Занятные фигуры на мировой арене, любопытные, интересные и... опасные. Джейд прекрасно понимает, что играет с огнем, способным не просто подпалить шерсть, но и сжечь дотла. Но игра стоит свеч, главное правильно расставить фигуры и свою персону в этой непростой шахматной партии.

Находясь в Лиге, Джейд наблюдала, изучала и вникала в тонкости и тайны мастерства, никогда не упуская ни одной мелочи. Мир раскрывался для нее как на ладони, позволяя следить за действиями ключевых игроков из тени.
И если Рас аль Гул в жажде господства над миром, погруженный в свои идейные и фанатичные планы по искоренению мирового зла, действовал открыто и яростно, манипулируя обществом с помощью Лиги Теней и своих верных подданных, то Лекс брал хитростью, харизмой, ловко лавируя в динамично изменяющихся обстоятельствах на политической арене мира и способен был влиться в любую ситуацию, сохраняя при этом свою репутацию незапятнанной.
За ним водились грехи, порой Лютор действовал куда жестче, чем Голова Демона, но миру об этом известно не было, а потому репутация и уважение в обществе позволяли пользоваться всеми мировыми благами и влиянием в политических кругах. Эта осторожность и то с какой легкостью Лекс проворачивал свои дела выходя сухим из воды всегда импонировала Чешир.

Сейчас она так близко, что слышит его ровное дыхание, чувствует, когда Лекс сглатывает, как под подушечками пальцев под теплой еще влажной после душа кожей прокатывается вверх и опускается вниз кадык. Чувство контроля над жертвой приносит непередаваемое ощущение, от которого волной к затылку поднимаются жаркие мурашки. Танец жизни на самом кончике острой иглы, когда одно касание может заставить даже самых сильных мира сего пасть к твоим ногам и биться в предсмертных конвульсиях, пока яд поражает нервную систему, парализует дыхательные пути и останавливает биение сердца, прекращая ток крови, и ловить в стекленеющем взгляде неотвратимость смертельного ужаса - бесценное зрелище. Но пока ей не хочется видеть искаженное лицо Лекса. Даже напротив, слушая его голос приятный, низкий с бархатистой хрипотцой, спокойный как у хищника осознающего, что он находится на своей территории и он тут хозяин, ей хочется заглянуть ему в глаза и увидеть там эту львиную уверенность и самолюбование. Нет, он не боится, от него не пахнет страхом. Напротив, его спокойное хладнокровие и твердость духа восхищает и вызывает уважение. Лекс далеко не идиот и прекрасно понимает, чем грозит одно неверное движение или слово. И Джейд это нравится.

- Так ты слышал обо мне, что ж это приятно, - на губах змеиться улыбка, образ равнодушия и отсутствия интереса к происходящему на мгновение осыпается, показывая истинную суть, но спустя секунду на ее лице вновь маска, скрывающая все эмоции. Джейд прекрасно осознает, что балансирует, находясь на очень тонкой грани, и рискует сорваться и остаться ни с чем. Конечно, она всегда может прихватить за собой на тот свет всех ручных собачек Лекса, которые, несомненно, уже подбираются к кабинету и только ждут команды от хозяина, как и его самого, но это будет очень печальным провалом, которого Чешир стремится избежать любой ценой. Она пришла сюда не за этим.

Не смотря на всю осторожность и аккуратность с какой Джейд сейчас выстраивает вокруг Лекса ловушку, эта игра в кроликов и удавов ее несказанно забавляет и заводит. Она не в силах отказаться от дурманящих сознание острых ощущений, что почти ощутимо проскальзывают колючими электрическими разрядами, отдающимися в кончиках пальцев. Это так сладко. Это так вкусно осознавать, что Лютор находится полностью в ее власти.

- Неужели ты думаешь, что, придя сюда убить тебя, я куплюсь на предложение о финансовой стабильности? Не дай мне разочароваться в тебе, Лекс, - ее голос звучит тихо, но в нем слышаться насмешливые нотки. Джейд придвигается ближе, так что едва касается губами мочки уха, а ее волосы щекочут шею. Ему должно быть известно, что за этим может последовать удар. Возможно. Но кто знает, что решит она сама? Загадка, скрытая за завесой мимолетных желаний. И что случится в данный момент сложно предугадать.

Мягкий махровый халат теплой кошкой трется об оголенное плечо.
- И что же, ты будешь общаться с гостями в… этом?

Захват слабеет и смертельно опасные когти исчезают из поля зрения. Чешир отступает, позволяя себе осторожно, бесшумно шагнуть по ковру навстречу Лексу, оказываясь в опасной близости от своей жертвы, в случае если она решит отменить приглашение и нанесет удар. ее это не пугает, так же как некоторое время назад не боялся хозяин дома. Джейд поднимает голову и заглядывает в зеленые, такие же как ее собственные хитрые и коварные глаза.
- Белое сухое, - она улыбается, - я не пью кофе на ночь, после него слишком беспокойные сны.

Отредактировано Jade Nguyen (21.03.21 17:24:08)

+3

5

Кто же не знает о лучшей, должно быть, убийце из Лиги Теней? О Чешир ходит так много легенд, что сложно вычленить правду. Лекс предпочитает иметь всю доступную информацию на руках, к тому же готов биться об заклад, что не единожды видел эту милашку за плечом ее хозяина. Личные переговоры с Рас Аль Гулом случаются не часто, и тени в тех краях словно бы гуще и чернее, но даже в них невозможно сокрыться целиком.
— Тебя сложно не узнать, — спокойно соглашается и следит за зыбким темным отражением в стеклянной поверхности напротив. Чешир едва видна за его плечом, больше похожа на всклоченный комок шерсти с отравленными когтями. Лица не рассмотреть, довольно неудачный угол обзора. Стоит слишком близко, так что может нанести удар в любое мгновение. Цель ее визита все ещё загадка. Лютор перебирает в уме варианты, силясь подобрать что-то, что заинтересует безумную кошку больше, чем развлечение от его смерти.
— Я говорил не о финансовой стабильности, а лишь о достойной награде. Что бы наниматель не пообещал Лиге Теней, я удвою.
Он ещё не успевает закончить фразу, когда в голове что-то щёлкает. Нет. Она здесь не по поручению Рас Аль Гула, а по своей собственной инициативе. Если эта догадка верна, то ситуация в корне меняется, но также — начинает медленно проясняться. Чешир даёт ему подсказки, возможно и сама того не подозревая, но ее намеки сплошь туманные и неоднозначные, чтобы быстро разобраться. Здесь требуется время — и время немалое, но, к счастью, наёмница отступает.

Лекс поднимает ладонь к шее и коротким жестом растирает пальцами кожу — точно там, где совсем недавно сжимались чужие когти. Признаться, это было весьма неприятно и доставило ему некоторый дискомфорт. Дышать и общаться становится гораздо интереснее, когда нет риска напороться на ядовитые шипы.
— Меня ничего не смущает, это мой обычный вечерний вид. В следующий раз предупреди о визите заранее, чтобы я успел натянуть смокинг.
Он легко парирует остроты и пристально смотрит на ночную гостью, наконец имея возможность рассмотреть ее как следует. Без страха заглядывает в изумрудные глаза, сканирует, изучает. Знает о ее феноменальной опасности и на собственной шкуре убеждается в сумасбродности; верит, что почти ничто в этом продажном мире не способно контролировать дикую кошку, но — бояться все равно не получается. В какой-то момент даже кажется, что Чешир на этом самом месте потребует снять домашние тряпки — и их разговор приобретёт совершенно иную плоскость; или, что хуже, прямо сейчас распахнёт один из шкафов и начнёт выбирать ему рубашку понаряднее для торжественного вечера; к счастью, наваждение быстро проходит. Лютор лишь туже затягивает пояс на халате, хотя и не ощущает неловкости или смущения, пускай даже ситуация довольно неоднозначная. Ему очень хорошо запоминается ее прикосновения и горячий шёпот у уха, и сложно сказать, что не понравилось, однако повторять сомнительный опыт так быстро не хочется.

— Белое сухое, — послушно соглашается, приглашающим жестом указывает на одно из глубоких мягких кресел и без резких движений огибает ее, направляется к стенке с мини-баром. Не хочет, чтобы она подумала, будто он напуган или пытается убежать. Он все ещё на своей территории, спокоен и уверен, словно за привычной ему ораторской трибуной.
В обычное время ему аккомпанирует поверенное лицо, но сегодня ситуация особенная, так что заботу о мелочах Лекс берет на себя — и с заметным наслаждением играет роль радушного хозяина дома. Давненько ему не выпадал шанс блеснуть и этой своей стороной, так что он упивается каждым мгновением. Пара бокалов, бутылка коллекционного, в углу мягкими отсветами разгорается биокамин; очень уютно, даже не сказать, что это напряжённая встреча убийцы и жертвы.

Неторопливо наполняет оба бокала и позволяет гостье выбрать, чтобы отсечь подозрения в попытке отравления или чего-то более гнусного. Лютор старается поддерживать атмосферу максимально доверительную и расслабленную, ведь им незачем быть врагами. Более того, наёмница подобного уровня ему и самому интересна. Как ни крути, а руки он марать не любит.

— Итак.

Лекс рассматривает лицо напротив через искажающие грани бокала. Он ещё не знает, что должен сделать или сказать, поэтому доверяется интуиции, аккаунтов прощупывает почву, чтобы найти верную тропинку.

— Выпьем за встречу. И здоровье твоего достопочтенного господина.

Уважительный кивок при упоминании Рас Аль Гула. Только взгляд острый, цепкий, Лютор ловит мельчающую реакцию в Чешир. Похоже, она больше не член Лиги Теней и ныне является свободным агентом. Такой информации у него нет, поэтому он хочет убедиться. Впрочем, его устроит подобный поворот событий. Так им станет гораздо проще договориться.

Отредактировано Lex Luthor (30.04.21 14:06:33)

+4

6

Она играет, не может отказать себе в этом, слишком велик соблазн, тем более, когда перед тобой такой же хищник, как и ты сам. Прищур холодных глаз, в которые она сейчас смотрится как в зеркало, отражает ее настрой, хотя вряд ли он до конца понятен Лексу. Наверняка он гадает что привело кошку в его обитель, зачем она раскрылась перед ним и вот сейчас стоит напротив, чуть склонив голову набок и с интересом разглядывая хозяина. Тут и правда есть на что посмотреть. Джейд улыбается. Ей нравится происходящее и то, с какой уверенностью в собственных силах и возможностях в ее игру вступает Лютор. Любо дорого посмотреть, жаль только, что кроме них двоих никто не увидит, как будет разыграна эта партия. 

В полумраке комнаты, где двое замерли на тонкой нити настоящего, в этот полуночный час слышно только их дыхание и тиканье часов. На долю секунды Чешир касается пальцем тугого узла на поясе махрового халала, улыбка становится мягче и притягательней, но еще мгновение и этот образ рассыпается, опадая к ногам осколками лунной дорожки, запутавшейся в мягком ковре, а Джейд отступает, даря хозяину так необходимое сейчас свободное пространство, чтобы перевести дух и вернуть себе возможность быть радушным и гостеприимным. Ведь так ведут себя с опасными гостями, особенно когда их хватка ослабла и уже не угрожает жизни.

От взгляда Джейд не укрывается мимолетное движение руки к шее, словно Лекс проверяет, а правда ли больше нет острых когтей близ яремной вены? Интересно, он правда думал, что может умереть или просто выжидал удобный момент, рассчитывая, как бы удачнее поймать кошку и не повредить ее шерсть? Хотя кто знает, может быть, предполагал и не такой радушный исход для своей гостьи. Правда второй вариант менее вероятен. С учетом того, что до сих пор никто из его амбалов не потревожил покой господина, они до сих пор пребывают в неведении о том, что могли в эту ночь остаться без работы. Что ж, тем лучше для них, наверное, если Лютор не решит устроить после ее визита им выговор за упущенную опасность.

- Смокинг можешь оставить для званных вечеров и встреч в кулуарах, я знаешь ли не привередлива к внешнему виду, - она следит взглядом за тем как он огибает ее и подходит к бару, само спокойствие и стать, ну надо же, ни одна жилка не дрогнула на лице, браво, мой дорогой друг, - просто не ожидала, что ты любитель уютных халатов и… тапочек.

Джейд игнорирует жест и предложение сесть в кресло и делает шаг по направлению к Лексу, разливающему по бокалам дорогое вино. О, нет, ей все равно на его жест доброй воли и право выбрать бокал первой, даже если бы Лютор захотел, ему не удалось бы отравить ее, нет, только не ее же методами. Так не бывает. Она встает напротив, наблюдая за мужчиной, не прекращая улыбаться и выжидая каким же будет его следующий шаг.

- Здоровье достопочтенного господина последнее, о чем стоит переживать нам, обычным людям, - взгляд зеленых глаз неотрывно следит за движениями рук и тем как движутся губы, как чуть смежаются веки, перед тем как вновь показать холодную глубину глаз, стремящихся заглянуть в самую душу и отыскать там подвох, - но я передам ему, что ты печешься о его благополучии.

Возможно. Может добавить она, но лишь улыбается и берет один из бокалов за длинную тонкую ножку, вдыхает букет напитка чуть прикрыв глаза и поднимает так, чтобы через светлую, переливающуюся в свете камина золотистую жидкость взглянуть на хозяина дома, так же как он сейчас смотрит на нее. Он догадывается не иначе, о том, что визит ночной гостьи совершен с подвохом, но пока не знает с каким, а Чешир не любит открывать свои планы сразу. Это скучно, а потому…

Джейд опускается прямо на край стола рядом с Лексом, грациозно закинув ногу на ногу и наконец позволив себе сделать глоток. Одобрительное мурчание, выдает в ней согласие с выбором и тем, что она признает его хороший вкус, но выдерживать длительную паузу опасно, ведь так хозяин дома может потерять интерес, а ей бы хотелось подогревать его как можно дольше. Гораздо дольше этого вечера.

- Так следующий визит мне стоит обсудить заранее с твоим секретарем? – Джейд придвигается ближе, склоняется так, что оказывается непростительно близко к лицу сидящего в мягком кожаном кресле мужчины, чувствуя дразнящее-пряный парфюм или это гель для душа, не столь важно, но запах приятен и довольно соблазнителен, - Тебе не понравился мой сюрприз или опасные игры с собственной жизнью? – блеск огня из камина очерчивает ее лицо, выделяя скулы и подбородок, превращая в мраморное изваяние, кажущееся неживым, холодным. Пляшущие языки теней лижут кожу, искажая черты, стирая мимолетное видение и вот уже на красивом лице чудится опасный оскал, но нет, это просто уголки губ тронула улыбка, а вслед за ней тишину в комнате разбивает легкий едва уловимый шепот на ухо, - И да, ты не находишь, что предложение вдвое больше слишком мало, чтобы выкупить твою драгоценную жизнь? Нельзя обесценивать себя, Лекс, в нашем мире - это очень опасно.

+3

7

Они изучают друг друга, ходят вокруг, сужая круги и подступаясь опасно близко, но вновь расходятся, чтобы сделать новую попытку. Чешир умеет и любит играть в эту игру: минимум движений, легкая нечитаемая улыбка и внимательный взгляд, слова сладкие, но пустые. На мгновение чудится, будто это лишь очередное совещание больших чиновников, на которых говорят все, но договариваются единицы.
Впрочем, чинуши примитивны и предсказуемы, «играть» с ними скучно и постыло, так что несмотря на всю опасность сложившейся ситуации — Лекс наслаждается, потому что знает: крайне немногие в этом обществе, изученном вдоль и поперёк, все ещё способны волновать и удивлять его подобным образом, доставляя пикантные ощущения, щекочущие нервы и держащие разум в тонусе. Достойные противники в последнее время встречаются все реже, чтобы обесценивать текущий момент; покуда он не разгадал эту женщину, ему хочется тонуть в будоражащем дурмане сполна, невзирая на возможные последствия.

Речи Чешир в самом деле полны тумана. Лекс едва сдерживается, чтобы не цокнуть языком в неудовольствии, выдавая секундную досаду, и с трудом удерживает лицо. Ответ, что он получает, слишком неоднозначный, чтобы сделать точный вывод. В мире, изученном и упорядоченном, тщательно контролируемом и целиком ему понятном, ночная гостья продолжает оставаться чёрным уголком неизведанного, стихийным бедствием, которое невозможно предсказать или подчинить. Она легко лавирует среди его ловушек и играет достойно, Лекс это уважает.
Тем не менее, он надеется на более легкую победу, эдакую быструю шахматную партию, к которой привык за долгие годы одинаковых встреч и предсказуемых оппонентов, ходы в которой давно отработал и отточил. Но его маленькая провокация не срабатывает, так что придётся продолжать этот танец. Ему все ещё отчаянно не хватает информации о ночном визите и причинах, что побудили дикую кошку забраться в тщательно охраняемую крепость, но повод, должно быть, достаточно веский, чтобы рисковать подобным образом. Или — Лютор цепко следит за каждым движением женщины — или Чешир не считает это дело рисковым? Она играет, заметно наслаждаясь, и похоже ощущает именно себя тем, кто контролирует процесс — неужели в самом деле считает его настолько беспомощным? — что же, пускай так и остаётся. Пока. Ему незачем волновать убийцу, что славится спонтанным нравом.

— Я помешан на контроле, должно быть ты сочтешь это скучным. Не люблю рисковать, когда не уверен в итоге.

Лекс все ещё звучит спокойно, но в этот раз — чуть более осторожно, почти задумчиво. Ему приходится перестраивать стратегию на ходу, продумывать множество вариантов наперёд, буквально выискивать крупицы в темноте наощупь. Чешир портит привычную, удобную ему партию, заставляет искать иные пути и лавировать среди множества неизвестных переменных; это утомляет.

Она противоречит ему каждым жестом, нарушает логичную цепочку каждым принятым решением, так что очень сложно прочитать ее или угадать дальнейшее действие; Чешир не садится в кресло, вытягивается на краешке стола — и тянется ближе, так что Лекс расслабляется и подыгрывает, устав пытаться угадать, ведь с ней это не работает.

Нужно попробовать иначе.

Он послушно застывает в кресле, целиком и полностью превращаясь в слух, в обоняние и зрение, обнажая нервы, отдаваясь тактильным ощущениям. Хотя они не касаются друг друга, вокруг все словно искрит. Очень хочется сделать ответное движение — и тогда они абсолютно точно соприкоснутся в области щёк и даже плеч, он сумеет коснуться ее не только руками, но и губами, однако гораздо интереснее сдерживаться, позволять ей шептать у своего уха, ощущать давящий жар где-то под рёбрами, спускающийся от груди к животу растущим уровнем заинтересованности.
Здесь и сейчас между ними происходит что-то животное, острое и хищное, и это ощущение наполняет его целиком, будоражит и почти бьет током, так что даже грустно думать о том, что однажды (очень скоро) он изучит ее поведение, движения и образ мышления, поймёт мотивы и нащупает слабые точки, разложит по полочкам, натянет ниточки, за которые сумеет тянуть, научится манипулировать ею и использовать в собственных интересах — это неизбежно случается со всеми каждый раз, с кем-то раньше, с кем-то позже, — но пока этого не произошло, они все ещё могут развлечь друг друга. И безумная жажда впечатлений продолжает удерживать его в кресле без движения, с пульсирующим, ноющим желанием спустить тормоза, но и одновременным болезненным удовольствием, что он находит в бездействии, в продолжении спектакля, в котором каждый играет свою роль, вслепую и интуитивно.

Несмотря на то, что Лекс не любит рисковать, о чем прямо заявляет, эта игра ему все же нравится. Ему даже любопытно, чем все это закончится. Смертельной опасности для себя он не ощущает, однако присутствие сумасбродной наемницы добавляет пикантности в эту встречу. Привыкнув контролировать и просчитывать абсолютно все, Лютор трепещет от одной только мысли, что прямо сейчас рядом с ним находится что-то, что он не сумел предусмотреть, рассчитать и проконтролировать.
Как и любой строго упорядоченный порядок, время от времени он остро нуждается в хаосе. Мысль о невозможности подчинить сводит его с ума, но вместе с тем — мотивирует развиваться. Обычно такие эмоции у него вызывают редкие герои в плащах, но весьма приятно испытать что-то новое.
Лекс усмехается своим мыслям, повторяя улыбку Чешир, и ощущает себя увереннее. Кажется, он понимает, наконец, к чему идёт этот разговор, ведь дело всегда в деньгах.

Или в том, чем их можно заменить.
Весьма предсказуемо, что наемницу подобного уровня не волнуют финансовые блага. Но есть кое-что, что не достать ни за какие деньги мира: связи, технологии, информация, инопланетные приблуды. К счастью, все это хранится буквально в прикроватной тумбочке Лютора.

— Уверен, если за меня назначена цена, то она колоссальная. Удвоить ее было бы неплохо, но — что же мы все о деньгах и о деньгах! Это так невежливо с моей стороны.
Тревожная кнопка на внутренней стороне подлокотника кресла прямо под его пальцем. Коснуться — и охрана ввалится в помещение уже спустя долю секунды, если снайпер не успеет избавиться от проблемы раньше.

Нет, нет. Скучно. Все это может стать интереснее, все это может закончиться гораздо изящнее.

— Я хочу предложить тебе что-то эксклюзивное, уникальное. Что-то, что не предлагал ещё никому до тебя. Чешир? Как насчёт стать моим партнером.

Густые тени, отблески огня. Время течёт мимо, не касаясь их. Они оба словно парят в пространстве, свободные от условностей. Есть только взгляды, дыхание, магнетизм между, которым их притягивает. Не позволявший себе до этого момента ни единого лишнего жеста, Лекс вскользь касается чёрной густой пряди волос, что заманчиво блестит на ее плече, и без нажима оборачивает на палец, но волосы упрямо соскальзывают, расправляясь, и он не повторяет попытки.

— Равноправным партнером, — продолжает ровным голосом, смотрит легко, но серьезно, в этот раз без обмана. — Информация, связи, технологии. Я поделюсь с тобой всем, а в обмен ты сделаешь то же самое для меня.
Взаимная помощь, ответная верность, партнеры не убивать друг друга. И кстати, ещё одна важная вещь! Губы трогает улыбка.
— Тогда можно будет приходить без записи у секретаря. Мой дом — твой дом.

+3

8

Властители мира всегда получают то что хотят. Они не спрашивают, просто берут желаемое, не задумываясь о том, что могут получить отпор или вообще остаться без заинтересовавшей их игрушки. Они не знают слова нет и не принимают отказов. Для них не существует невыполнимых задач, нет людей, способных поставить их в тупик или ввести в заблуждение. Каждый их них думает так до тех пор, пока на его пути не встречается Чешир.
Она любит играть по своим правилам, а это значит их не существует вовсе, и вцепившись в свою добычу кошка не выпускает ее из своих коготков, пока жертва не перестает биться.

Впрочем, Джейд иногда может позволить почувствовать эфемерную надежду на спасение, иллюзию того, что все под контролем и власть до сих пор не ускользнула из рук. Мужчины должны считать, что они вершители мира способные свернуть горы и подчинить своей воле все и вся, иначе они не могут возвести себя на пьедестал победителей. Они как львы, стремящиеся обозначить свою территорию и узаконить авторитет, позволяющий по их мнению быть важным ключевым звеном во всех последующих за этим действиях.
Именно поэтому каждый кто сталкивается с хитрой кошкой думает, что способен приручить, угадать или просчитать действия и причины, которые движут ею. Проблема лишь заключается в том, что Джейд никогда не оправдывает ожиданий в собственной предсказуемости. Она ломает логичные и выверенные линии движения, подчиняя их собственной прихоти, действуя в угоду лишь свои мимолетным желаниям, игнорируя по ходу игры все остальное.
Ей плевать на львиные амбиции и на то, что кто-то самоуверенно полагает, что может обладать ею или контролировать. Чужие желания Чешир совершенно не интересуют, все что для нее важно - она сама. Ни больше, ни меньше.

Поэтому она продолжает подогревать интерес, чтобы выглядеть в глазах Лютора желанной, поскольку он сам сейчас представляет для нее любопытный экземпляр, который способен будет решить множество проблем и открыть широкий спектр возможностей, главное надавить на нужные точки, правильно расставить приоритеты и... лев сам попадется в расставленные капканы, полагая, что шагнул в них добровольно.

Сейчас находясь так близко от лица Лекса, кожей ощущая его горячее дыхание, волной возбуждения откликающееся внутри, и буквально физически ловя напряжение, исходящее от него: только тронь и можно будет почувствовать, как под кожей разбегаются колючие электрические разряды, делая и без того тонкую грань между ними двумя опасно-острой как заточенное лезвие ножа, - Чешир получает ни с чем несравнимое удовольствие. Ей нравится этот накал и не покидающее чувство опасности, заставляющее держать в напряжении все тело, словно они оба ходят по опасной грани и одно неосторожное мимолетное движение способно будет разрушить это противостояние как карточный домик, пластиковыми прямоугольниками падающий под ноги.

Джейд чуть отстраняется, давая немного свободы и от нее не укрывается мимолетный, едва заметный взгляд вниз, который бросает Лекс. Там под столом на колене покоится рука, которой наверняка недалеко до тревожной кнопки. Когда она сидела на том же месте, где сейчас расположился Лютор, ожидая его прихода, не могла не увидеть эту волшебную сигнальную лампочку, которая способна превратить тихий, погруженный в ночную дрему дом в фейерверк безумия и агрессии. Чешир даже позволяет себе представить, как палец мягко касается пластиковой поверхности и вдавливает внутрь и марионетки, замершие в ожидании этого мгновения срываются в атаку, чтобы пасть от острых когтей одной ловкой наемницы. Джейд игриво улыбается, дорисовывая в своем воображении количество трупов, которые окажутся в считанные минуты у ее ног и ощущает горький привкус разочарования в мужчине сидящем напротив. Но это мгновение проходит, и кнопка так и остается не нажатой.

Что ж встреча могла обернуться полным провалом, к счастью для Лекса, он оправдывает ожидание в своей гениальности и его замешательство составляет всего долю секунды, прежде чем он меняет направление своих мыслей. Будь на месте Нгуен кто-то другой, это мгновение осталось бы и вовсе незамеченным, но от кошки такие детали не скрыть. Чешир улыбается и садится удобнее и еще ближе к мужчине, так что ее колено теперь касается его предплечья. Ей нравится, что в этот раз ее разочарование будет отложено на неопределенный срок и что Лютор играет на опережение. Если так продолжится дальше, быть может они правда смогут договориться и прийти к единому решению, которое устроит их обоих.

Джейд вся обращается в слух, когда Лекс наконец переходит к самой вкусной части. Она не подает виду и внешне выглядит полностью расслабленной, увлеченной кажется только вином в своем бокале, и лишь изредка бросая поверх тонкого стекла взгляд на сидящего напротив мужчину, но когда тот заканчивает не может удержаться от удивленного возгласа. Красивый рот округляется в правильную "о" и Нгуен подается вперед, так близко что практически касается носом кончика носа Лютора.

- Ты... предлагаешь мне... партнерство или... себя? - она тихонько смеется низким грудным смехом, кончик языка проходится по алым губам, мягко и дразняще будто предвкушая лакомый кусок, показавшийся в поле зрения и сложно угадать что же заинтриговало больше: сам мужчина или практически безграничные возможности, что открывались сейчас. Кажется, еще мгновение, и она схватит Лекса за мягкий ворот халата и поцелует, жадно, жарко. Но Джейд отстраняется и делает глоток вина, запрокидывая голову и встряхивая густой копной волос.

- Мне нравится, - на губах ее играет довольная улыбка, - ход твоих мыслей, - Чешир соскальзывает со стола, оставляя бокал на его гладкой отполированной поверхности, в которой как в зеркале отражается ее силуэт, и обходит Лекса со спины. Длинные пальцы погружаются в махровый халат, чувствуя под мягкой тканью сильные крепкие плечи, - Мне нужно дать ответ прямо сейчас? Или мы дождемся утра, чтобы обсудить детали нашего контракта и прийти к общему пониманию того что каждый из нас хочет получить от другого?

Отредактировано Jade Nguyen (06.09.21 13:43:14)

+3

9

Джейд такая забавная, Лекс не удерживается и откровенно улыбается: уголки губ ползут вверх, когда он видит ее старательно отрепетированную гримасску с округленным ртом. Она воистину прирожденная актриса, ему хочется искренне аплодировать, будто в конце одного из великолепнейшего из спектаклей, увиденных им в жизни.

- Уверен, полумеры тебя не устроят.

Держать строгое лицо больше попросту не получается. Он знает, что победил: завладел ее вниманием, не разочаровал, не обманул ожиданий. Джейд здесь именно за этим, и его это устраивает. Лекс расслабленно скользит взглядом по смуглому колену, игриво приоткрытому до самого основания бедра, ох уж этот ее ниндзя-купальник - и делает это откровенно, без стеснения. В конце концов, она сама это предлагает, и он не в силах отказаться. Они два взрослых, умудренных многолетним опытом воина, так что нет смысла отрицать очевидное: они привлекают друг друга, пускай и немного в необычном плане.

- Я предлагаю тебе всё.

Приподняв ладонь, Лютор скользит пальцами вдоль обнаженного бедра, при этом - не касаясь. Смотрит прямо, не отрывая взгляда от алых губ, по которым хищным коротким жестом скользит язык, будто дикое животное облизывается в предвкушении крови своей жертвы - этот вид его завораживает! - и склоняется лицом чуть ниже, чтобы вдохнуть запах ее кожи. После - отстраняется. Он может владеть каждой женщиной в этом городе, но иррационально жаждет, чтобы эта кошка осталась на свободе еще немного, вне его подавляющего влияния и бесконечного контроля; заканчивать это так быстро совершенно не хочется.

Словно ощущая и разделяя его настроения, Джейд позволяет ему (им обоим) играть в эту игру, но вскоре ловко соскальзывает со столешницы и обходит кресло, останавливаясь позади. Лекс остается недвижим, он больше не видит в ней угрозы. Им удалось договориться, так что причин для волнения нет. И все же он чувствует неудержимый бег мурашек по коже, когда ее ладони с острыми коготками, ощутимыми даже через ткань халата, касаются плеч - не чтобы причинить вред, но чтобы обозначить свои территории. Что ж, не самое плохое из того, что он ощущал в последнее время; ему даже может понравиться, но об этом он пофантазирует позже, пожалуй.

- Конечно, возьми паузу. Я буду ждать твоего решения, - вскользь касается одной из ладоней у своего плеча и чуть сжимает ее пальцы своими, но жест скупой и короткий, ему прекрасно удается соблюдать неочерченные границы, - к тому же, мне нужно кое-что подготовить к моменту, когда ты вернешься с согласием.

Ничего другого он от нее не ждет. Да будь на ее месте сам Бетмен, наверняка не отказался бы. Чего греха таить, Лютор бы сам не отказался. Кто и когда еще может получить подобное предложение? Лекс не уверен, что однажды сумеет повторить это снова. Импульс, наитие, спонтанное решение? Сейчас все кажется ему правильным, как никогда.

Ткань халата еще хранит чужое тепло, но за креслом пусто. Лекс видит это в отражении огромной плазмы на соседней стене - он вновь остается один в своем кабинете, отчего ощущает секундное разочарование. Нет, конечно же, он не рассчитывал на продолжение банкета, однако ему отчаянно хотелось удержать момент.

Закрывая глаза, он расслабляется в кресле и глубоко вздыхает, чтобы упорядочить мысли и взять взволнованных демонов под контроль. Внутри все вибрирует от полученного удовольствия, так что ему требуется некоторое время, чтобы  успокоиться. Можно ли считать сегодняшнюю сделку самой удачной из когда-либо совершенных? Время покажет, но прямо сейчас Лекс растирает в пальцах что-то невидимое, будто легкий осадок в воздухе, что остался после ночной гостьи, а после прикладывает к губам, одержимо улыбаясь: кошка оказалась птичкой, и очень скоро запутается в поставленных силках.

- Отряд на позиции, видим цель, - по-военному четко шепчет из динамика.
- Отставить, - лениво отказывается Лютор, - не преследовать, пускай уходит.
Она вернется, и очень скоро.
- Лучше позаботьтесь о том, чтобы подобного больше не повторилось. Ваши ошибки дорого мне стоило, генерал.
Конечно же, Лекс не собирается никого увольнять, линчевать или казнить. Пускай его охрана тренирована и опытна, они - лучшие из лучших, но будь здесь сам Супермен, не доглядел бы. Чешир не из тех, кого можно поймать за хвост, особенно если она сама того не желает. Но, тем не менее, сегодня дикая кошка позволила ему коснуться своего загривка, и он запомнит этот момент, определенно.

Ну а пока..

Встряхиваясь в кресле, Лютор бодро выпрямляется. Не время расслабляться, у него масса дел.
- Марси, зайди, - касаясь коммутатора, подзывает свою неизменную помощницу, - есть материал.
Девушка появляется бесшумно, чтобы забрать бокал гостьи и черный жесткий волосок, накрученный на палец при дурашливой попытке погладить. О своем враге нужно знать все, а уж о партнере и подавно. Вряд ли Джейд будет в восторге, если узнает, но Лекс не собирается рассказывать об этом.
Лишь забота о твоем здоровье, милая, тихо шепчет себе под нос и касается клавиатуры, выводя за экране запись ночного визита. Увеличивает, вырезает кадры, масштабирует и строит модель, так что очень скоро у него готова трехмерная фигурка Чешир, которую Лютор вертит и крутит как ему вздымается - не видов ради, а дабы изучить вооружение и предположить возможности. Ее когти все не дают ему покоя, с этим определенно точно нужно что-то сделать. А еще ей не хватает украшений, определенно.
- Мне нравится твой вкус, родная, особенно этот ядовито-зеленый, постараюсь это сохранить, но я добавлю еще вот это.. и это тоже пригодится, - в задумчивости время от времени бормочет себе под нос, строя планы по модернизации ее вооружения. В конце концов, она приходила сюда именно за этим, и он обещал ей помощь. Улучшать и придумывать его прямая спецификация, так что в этом он почти что бог, а может и лучше, но скромность также его лучшая черта.

+3

10

Он будет ждать... Джейд позволяет себе едва заметную ускользающую как блик или обман зрения улыбку. Конечно будет. Лютор стремится все держать под контролем даже сейчас, когда ее ядовитые когти сжимают плечи и находятся в каком-то миллиметре от его тела, которое защищает лишь мягкая ткань банного халата. Она чувствует, как под ней напряжены мышцы и это ощущение доставляет ей огромное удовольствие. Будто она держит руки на шкуре большого хищника, грациозного и сильного. Уверенного в том, что один его удар способен привести к победе. Это заводит и заставляет сердце стучать быстрее, разгоняя по телу кровь. Это соблазняет и возбуждает, придавая опасной игре новые краски, ощущения и эмоции. Чешир даже кажется, что воздух между ними дрожит от напряжения или она сама так разгорячена, предвкушая новый виток взаимоотношений, которые последуют за этим ночным визитом?

Джейд наклоняется так близко, что ее волосы, скользнувшие с плеча щекочут щеку Лекса, она замирает на мгновение, чтобы приоткрыв рот выдохнуть, заставляя кожу на шее мужчины покрыться мурашками от теплого воздуха. Нравится или нет? Улыбка становится хитрее и задорнее:
- Ты когда-нибудь думал о том, насколько мог быть близок к провалу каждый раз, когда ступал в темноте не видя ни зги? И к чему приводил каждый шаг, когда ты ступал не туда?

Действительно ли Лютор думает, что все в его власти и полагает, что уже близок к цели и разгадал почти все ее уловки, а потому легко сможет вовлечь Чешир в круговорот своих желаний, подчиняя собственной прихоти? Это так... очаровательно и мило, что она готова простить ему эту самоуверенность. Почти собственническое, но такое мимолетное прикосновение к ее ладони, будто Лекс проверяет границы дозволенного, Джейд решает оставить без внимания.

Пальцы разжимаются, и кошка исчезает в ночи, растворившись как тень в едва шелохнувшихся от ветра занавесках. Она уходит не скрываясь, прекрасно зная, что весь улей из бравых соглядатаев, которыми нашпигован этот красивый под стать хозяину дом тут же зашевелится и зажужжит, словно растревоженный ударом мягкой лапы по крутому боку. Джейд даже позволяет себе легкую шалость и выныривает прямо перед носом у зазевавшегося вояки, улыбается широко своей скалящийся чеширьей маской, пугая от неожиданности и заставляя отшатнуться, и исчезает как будто ее тут и не было никогда. Тень или греза, тьма среди теней, пойди разбери откуда пришла и куда ускользнет вновь. Она забавляется, показывая себя, хотя могла бы уйти так же тихо, как и появилась здесь и ее бы никто не заметил, даже если бы Лютор уведомил свою команду о визите ночной гостьи и велел не спускать с нее глаз. Все эти хваленые защитные системы не для нее, она способна незаметно ускользнуть средь бела дня из-под носа самых опасных наемников, что уж говорить о тишине ночи? Джейд любит эффектные расставания, показывая всем, кто правит балом. Под конец взобравшись на высокую стену, отгораживающую особняк ото всего остального мира, она посылает воздушный поцелуй и растворяется как туман, оставив секунду висеть в воздухе лишь широкую кошачью улыбку, пропавшую так же, как и ее хозяйка, как только пара головорезов, хранящих покой своего хозяина приближаются к месту, где только что была Чешир.

- Пока-пока, мальчики, - в воздухе слышится тихий смех, и он тает в воздухе, полнящемся шорохами и звуками ночи.

Она наблюдает за Лексом со стороны, осторожно, не показывая себя, так тонко и едва уловимо, что никто не способен заподозрить или уличить ее в этом маленьком почти невинном сталкерстве. Лютор занимается своими делами как обычно и ничем не выказывает беспокойства о странном визите и странной гостье, взбудоражившей его привычное течение жизни. Он не ищет ее, не наводит справок, потому что уже получил всю необходимую информацию практически сразу, как только она покинула особняк. Джейд это прекрасно понимает. Лекс не тот, кто будет откладывать в долгий ящик интересующие его загадки. Что ж, тем меньше вопросов он задаст при следующей встрече.

Чешир не заставляет себя долго ждать. Ни к чему позволять такому мужчине как Лютор заставлять терять интерес к своей персоне. Джейд появляется не скрываясь прямо в центральном офисе ЛексКорп спустя две недели, притягивая к себе всеобщее внимание. Ее ярко-зеленый ламборгини галлардо резво тормозит наплевав на все правила парковки прямо у центрального входа, а его хозяйка грациозно выплывает из его дверей, кинув ближайшему стоящему охраннику ключи, поднимается на самый верхний этаж, игнорируя протесты всех, кто пытается ее остановить.

- Мэм, вы записаны на встречу? Мэм, к мистеру Лютору сейчас нельзя, - последний рубеж перед царем этих каменных джунглей в виде храброй помощницы падает без какого-либо сопротивления, когда Джейд одним лишь взглядом останавливает ее попытку преградить путь в святая святых ЛексКорп.

- Здравствуй, дорогой, - в голосе слышаться мурлычащие, но опасные нотки, массивные двери с легкостью распахиваются лишь от одного касания и Чешир появляется во всем своем великолепии пред Лексом. Она окидывает взглядом просторное помещение с огромными панорамными окнами из которых открывается изумительный вид на весь Метрополис и останавливает свое внимание на изумрудных, как и ее собственные, глазах Лютора, - уверена, ты ждал меня, - секретарша за спиной Джейд пытается вставить в свое оправдание хоть слово, но широкие дубовые створки смыкаются, оставляя двоих без внимания посторонних глаз, - скучал?

Она не собирается изменять себе, а потому легко и изящно опускается рядом с креслом Лекса на край до блеска отполированного стола, в котором как в зеркале отражается вся целиком гибкая женская фигура.

- Уверена нам есть, о чем поговорить, но для начала ответь мне на вопрос, пожалуйста - Джейд склоняется ближе, демонстрируя красивые ключицы в выставленном по ширине плеч декольте. Ничего лишнего, все в меру скромности, но с претензией на тайну и будто бы обещание чего-то большего, все как и должно быть в их игре, - что ты нашел, изучив бокал и волос, оставленный мной на прощанье? И как много ты получил помимо этого?

Чешир широко улыбается, упираясь ладонями в стол и чуть откидываясь назад.

+3

11

Лекс узнаёт о прибытии долгожданной гостьи сразу же, лишь стоит шикарному автомобилю перегородить все подъезды к зданию. И - нет, ему не докладывают о каждом нарушителе парковки перед офисом ЛексКорп, но Чешир опознают без ошибок. Да и как возможно спутать ее с кем бы то ни было?
- Остановить, - лениво разрешает в наушник начать игру, заведомо проигрышную для своих людей, покуда смотрит с высокого этажа вниз на роящихся людей, безликих, мелких и неважных. - Но не усердствуйте слишком.
Заложив руки за спину, он терпеливо дожидается возле панорамного окна ту, что вряд ли остановят и вооруженные до зубов военные кордоны, не говоря уже о паре секьюрити и растерянной секретарше. Ничто не способно помешать Чешир добраться до своей цели, но Лекс надеется, что ей понравится эта маленькая разминка перед основным раундом.

Когда шум подбирается к кабинету, Лютор оставляет свой пост и неторопливо перемещается к бару, чтобы выбрать напитки для них.
- Дорогая. - не дрогнув ни одной мышцей, ей в унисон приветствует. Внутри все подскакивает и пульсирует, отдается в груди, разогревая кровь и заставляя бежать быстрее. Признаться, он почти заскучал среди однообразия серых будней, так что бесконечно рад ее появлению.
Жестом приказывая взволнованной секретарше испариться, Лекс возвращается за рабочий стол с двумя бокалами виски со льдом. Уверен, этим днем Чешир предпочитает что-то яркое и терпкое, сладкое не в ее сегодняшнем вкусе, не в ее стиле.
Делает неторопливый глоток, следя за ней поверх стакана. Она играет в ту же игру, что и он, чутко ощущая правила, это похвально. Лютор уважает сильных, равных противников, а потому не заглядывает в узкое декольте слишком глубоко, хотя и пользуется предоставленной возможностью без зазрений совести, уважая желание гостьи похвалиться.
- Неотразима, как и всегда, - делает сдержанный комплимент ее виду, давая понять, что заметил ее старания в подготовке - и, наконец, предлагает ей второй бокал, вынуждая потянуться навстречу. Бесшумно тянет носом ее запах, освежая в памяти недавний вечер, когда ее отравленные коготки были слишком близко от его шеи. С тех пор он многое просчитал и осмыслил, обдумал каждое услышанное слово, так что сегодня не торопится. Совершенно очевидно, что отныне они станут заодно, будут работать вместе и на одной стороне.

- О, ты заметила, - у него плохо получается сыграть удивление, так что Лекс не слишком старается. - Могу сказать, что у тебя нет ОРВИ или проблем с печенью и почками, поэтому я приготовил для тебя лучший виски сегодня. А вот волос, к сожалению, согласно нашей разветвленной базе принадлежит неизвестной, погибшей в далеком 80м году, и я теряюсь в догадках, как ты ухитрилась провернуть этот фокус.
В его голосе ни капли напряжения или обиды за обман, наоборот - он в восторге. Улыбается довольно, спокойно, выражая сдержанное удовольствие от происходящего. Как он и упоминал раньше, достойные противники встречаются редко, и ему хочется сполна насладиться выпавшей возможностью.

Осушая бокал одним глотком, Лекс со стуком отставляет стекло на столешницу - и поднимается первым. Галантно протягивает ладонь гостье, помогая соскользнуть со стола без ненужных затруднений.
- Я хочу получить от тебя "да" в завершении этого вечера, но для начала позволь мне подарить тебе несколько безделушек, которые ты вправе оставить себе вне зависимости от исхода нашего маленького рандеву. Итак, представляю тебе проект Коготь 2.0 версии улучшенной и доработанной.
Конечно же, у него готово и шоу, и презентация, и даже графики с подробной таблицей себестоимости. Но Чешир все это не должно волновать, ее интересует лишь конечный продукт. Лютор подводит ее к фальш-панели, все еще придерживая за ладонь, будто выгуливает даму из высшего общества на великосветском балу, легким нажимом заставляет следовать за собой, покуда панели при их приближении раздвигаются: верхний свет тускнеет, подсветка за разъехавшейся в стороны стеной становится ярче.

Здесь собраны те немногие "безделушки", что Лекс успел разработать и произвести на свет для своей напарницы. Новая униформа из сплава улучшенного и более крепкого, имитирующего ее обычный стиль, в конце концов, ему не хочется, чтобы эта кошечка поранилась, когда попытается царапать того здоровяка, на которого он надеется ее натравить. Накладной коготь с криптонитовым напылением, недостаточным для того, чтобы Супермену сделалось плохо, но достаточным для заражения крови даже от мелкой царапины - всего один из тех двенадцати, что он на самом деле приготовил. Уникальная маска с "чеширской улыбкой" с предустановленным уникальным интерфейсом внутри. И, конечно же, массивное кольцо-печатка с мутным переливающимся "изумрудом" в центре - его Лекс берет первым, позволяя Чешир трогать и испытывать остальное.
Задумчиво крутя в пальцах кольцо, Лютор выжидает еще немного, прежде чем возобновить диалог:
- У меня в планах совместный ужин, отложенный нами с предыдущей встречи. По пути я расскажу немного о возможностях твоих новых подарков, пока мои люди погрузят их в твою машину, чтобы позже ты смогла изучить их более детально.
Жестом фокусника пряча кольцо в карман пиджака, предлагает локоть спутнице, элегантный и галантный на всю тысячу процентов. В конце концов, взаимоуважение - залог плодотворных и длительных отношений.

На дорогом лимузине бизнес-класса их обоих доставляют в лучший ресторан, выкупленный только для них двоих. Обычно Лекс предпочитает так откровенно не выделываться, но ведь сегодня - особенный вечер, не так ли? Который запомнится им обоим надолго. Приглушенный свет, тихая музыка, изумительные деликатесы и кухня уровня Мишленовских звезд, свечи на столиках и безумное количество цветов по углам.
- Тебе здесь нравится, дорогая? - когда они переходят к десертам, со сдержанной улыбкой уточняет и дожидается, пока вышколенный официант наполнит их бокалы вином колоссальных лет выдержки. Приподнимает свой, наблюдая за женщиной через преломление: - У меня есть тост. Короткий, чтобы не утомлять тебя. За нас,
свободной рукой вновь достает припрятанное кольцо с вплавленным в ободок редким камнем криптонита величины, потрясающей воображение.
- и наше общее будущее.
Смотрит цепко, ожидая ее согласия. Ей стоит лишь кивнуть, чтобы получить всё - и даже чуточку больше.

+2

12

Джейд принимает бокал с едва уловимой спрятавшейся в уголках губ улыбкой, позволяя насладиться собой и придвигаясь ближе, нарушая нейтральную дистанцию между ними двумя не потому что так хочется Лексу, а потому что ее саму тянет к этому мужчине. Она знает, что хочет его не просто в качестве бизнес-партнера, Лютор весьма привлекателен, а кошка не привыкла отказывать себе в желаниях. Куда как приятнее потакать им и баловать своих внутренних демонов, чтобы они не сорвались с цепи. Хотя ловя на себе холодный цепкий взгляд зеленых глаз, ей хочется ослабить поводок, также как он легко и просто способен ослабить узел галстука, стягивающий сейчас его шею под идеально выглаженным кипенно-белым воротничком, который кажется является единственной сдерживающей преградой между их дразнящей игрой на грани фола и возможностью быть опрокинутой сильными руками на этот гладкий полированный стол и позволить ему сделать то, что она читает в его глазах. Но...

Не стоит торопиться. А потому Чешир легко вкладывает свою руку в теплую ладонь Лекса и поднимается с гладкой поверхности, на которой в играющих бликах солнца растворилось мимолетное желание двоих, что так ловко манипулируют чужими жизнями, отдаваясь собственной игре целиком, погружаясь в нее как в пенный морской прибой, накрывающий теплой щекочущей волной с головой. Это чувство граничит с физическим удовольствием возбуждает и будоражит сознание, когда коснувшись его один раз твое сознание приходит в неописуемый экстаз и требует большего.

Джейд позволяет Лексу вести, быть главной персоной этой встречи и дать ему возможность потешить ее самолюбие. Она знает, как сильно он хочет произвести на нее впечатление. И надо сказать он целиком и полностью оправдывает ее ожидания. Когда потайная панель отъезжает в сторону и свет практически меркнет, погружая двоих в полумрак комнаты, Чешир придвигается ближе, прижимаясь к плечу, позволяя себе мимолетное неуловимое движение всем корпусом, заставляя Лютора вновь почувствовать насколько близко к нему находится желаемое, но лишь на мгновение. Чтобы потом затем шагнуть вперед, выпуская ладонь и нарушая физический контакт, установленный между ними двумя. Тонкий бокал с янтарной жидкостью, которую Джейд едва пригубила, перекочевывает в ладонь Лекса, которая секунду назад сжимала тонкие женские пальцы.

Больше игр в страсть и желание, больше манипуляций над человеческими жизнями Чешир любит свой арсенал. Лекс знает на чем играть, и она рада, что он позволяет себе эту роскошь, чтобы попытаться очаровать и завоевать ее доверие. Надо сказать, что ему удается сполна завлечь все внимание кошки, которая видит перед собой оборудование классом куда выше того, что было у нее в Лиге Теней. Джейд не скрывает своего удовольствия и одобрительно кивает, когда в руки ложится новая игрушка, оснащенная по последнему слову техники. Ей нравится, когда за ней ухаживают подобным образом, хотя у нее все еще есть козыри в рукаве о которых не известно Лексу, но все остальное приводит женщину в восторг, и она неподдельно его демонстрирует своему партнеру. Он достоин этой награды.

- Ты знаешь, как удовлетворить даже самые взыскательные вкусы, - Джейд шагает близко, совсем вплотную, кладя ладони на плечи и мягко скользя по идеально отшитому пиджаку вниз к предплечьям, чтобы взять под локоть Лютора, - посмотрим получится ли удовлетворить мои, но мне нравится ход твоих действий и мыслей, - она не скрывает, что ждет большего, да и сам Лекс наверняка понимает, что подобными подарками возможно лишь раззадорить аппетит, но никак не насытить полностью.

Шикарный лимузин, дорогой ресторан - все это лишь украшение к основному блюду и Джейд ждет его, принимая все это великолепие как данность, отдавая должное изысканному вкусу и вниманию, которое Лекс уделяет ей одной. Это льстит, чарует, но не настолько чтобы кошка была способна потерять голову. Она далеко не маленькая наивная дурочка, которую можно купить мишурой богатства и великолепия, но почему бы не оценить это по достоинству?

- Мне нравится, дорогой, - она улыбается, салютуя своим бокалом и понимает, что сейчас именно в этот момент от нее ждут ту самую реакцию, которая положит начало или станет концом их так и не начавшегося партнерства. А потому она отставляет бокал и встает из-за стола, очень внимательно следя за реакцией Лекса и прекрасно понимая, что эта пауза вынуждает его анализировать десяток, а то и больше вариантов исхода этого вечера и того как ему стоит действовать дальше. Джейд встает за его спиной и так же как в ночи опускает ладони ему на плечи, с той лишь разницей, что сейчас на ней нет опасных ядовитых когтей. Пальцы скользят по шелку рубашки вниз, замирая где-то в области груди, а потом поднимаются к злополучному туго затянутому узлу галстука, сжимая его и чуть оттягивая, чтобы добраться до шеи и того места где бьется жилка у основания острой челюсти.

- Мне нравится, и я даже готова сказать тебе да, чтобы сделать счастливым наше совместное будущее, но есть несколько деталей, которые потребуют твоего вмешательства, иначе мое законное присутствие в штатах будет весьма шатким, а мне бы не хотелось вечно прятаться в тени, да и разве можно скрывать такое сокровище... - мягкие губы касаются мочки уха, - как считаешь?

+1

13

Их встреча носит сугубо деловой характер, и все же между делом они ведут неспешный, легкий диалог о погоде, биржевых рынках, ключевых ставках или спортивных событиях, Чешир прекрасно обучена манерам и подкована в самых разнообразных сферах, Лекс восхищается ее широким кругозором и искренне наслаждается совместным вечером. Даже немного жаль, что они не пересекались раньше, вполне возможно с такой собеседницей под боком его повседневная жизнь не казалась бы столь серой и унылой. Глупо отрицать, ее присутствие держит в тонусе, заставляет соображать быстрее, волнует во всем возможном многообразии смыслов.

Расставленные по периметру секьюрити, почти незаметные, словно огромные вазы с чёрно-белыми цветами, показательно смотрят в разные стороны во время ужина, оберегая приватность сегодняшних разговоров, но лишь стоит женщине подняться из-за стола - заметно напрягаются; спокойно, все под контролем, Лютор будто бы невзначай единожды стучит пальцем по столу, но на самом деле отдаёт команду своим подчиненным: нет нужны переживать и кидаться с оружием на их гостью, пока что всё идёт согласно плана. Повязать или даже убить ее они всегда успеют, но на самом деле Лекс не видит подобного развития ситуации, да и зачем? Он предлагает слишком много игрушек для заскучавшей кошечки, чтобы она помышляла расцарапать ему лицо в приступе немилости; нет, Джейд умна и расчетлива, игрива и благосклонна этим вечером и, конечно же, она ведёт свою собственную игру, придерживаясь тщательно выверенной и продуманной стратегии, если долго смотреть в вырез ее декольте — начинает казаться, что мотивы ее лежат на поверхности, бесхитростные и примитивные, словно записка влюблённой младшеклассницы, но Лекс точно знает, что в этой шкатулочке многослойное дно, и пока ему не позволено увидеть даже глубже первого. Что там внутри? Ему остаётся только предполагать. Ах, сколько ещё чудесных открытий ему предстоит, под рёбрами буквально вибрирует от сладкого томительного предвкушения.

Джейд движется навстречу, скользит кончиками тонких пальцев сперва по лакированной столешнице, после — по его руке вдоль всего предплечья и к груди, путается в узле галстука, натягивает ткань. Она льнет и жмётся так близко, что он ощущает ее тепло и запах, не отказывает себе в удовольствии испытывать и чувствовать ее прикосновения целиком, наслаждаться ими.
— Я с превеликим удовольствием решу твои проблемы, — не кривит душой, он в самом деле готов на многое, чтобы получить столь лакомый кусочек себе в союзники. К тому же, он заранее знает, с чем сопряжено подобное сотрудничество, поэтому подготовился. — Я даже позволил себе некоторую наглость и, забегая вперёд, подергал за имеющиеся связи, чтобы сделать твоё «пребывание в штатах» менее шатким. Надеюсь, ты простишь мне мою вольность.
Ловя ее ладонь, Лекс сухо касается тыльной стороны губами, он прекрасно умеет играть в эту игру. Чешир не отстаёт, располагаясь на его плечах гибкой мурчащей кошкой, что довольна происходящим прямо сейчас, в эту самую минуту, но всем хорошо известно, что нрав у этих созданий меняется сиюминутно; и ее шёпот и прикосновение губ к мочке уха вызывают у него приятное щекочущее ощущение, волнующее что-то внутри него вновь. Как давно он не позволял себе просто наслаждаться ситуацией? Наверное, слишком давно, он даже на мгновение почти всерьёз опасается увлечься и отвлечься настолько, чтобы потерять контроль, поэтому — кашлянув себе под нос — свободной рукой достаёт из внутренного кармана пиджака свой припасенный ранее козырь.

Кольцо с криптонитовым камнем размера крупного бриллианта, но зелёный его спутнице подходит гораздо больше.

Словно загипнотизированный, Лекс всматривается в незамутненный грани камня, что способен нанести колоссальный урон его давнему противнику. На самом деле, он нескромно надеется на нечто подобное — однажды, согласно его планам, именно это и случится, нужно лишь грамотно разыграть эту партию. И, так уж сложилось, что Чешир выпадает уникальная честь сыграть ключевую роль в этом маленьком перфомансе.
— Джейд, — медленно зовёт ту, что кажется кошкой, неспособной на серьёзные клятвы. Хорошо ли он подумал, готов ли возложить на ненадежного партнера столь многое?
Лютор делает глубокий вздох.
— Пути назад не будет.
Для нас обоих.
— Ты должна понимать это.

+1

14

Джейд с улыбкой наблюдает за реакцией выдрессированных собачек Лютора. Ее внимательный взор подмечает каждое едва уловимое движение и то как все они разом напрягаются, стоит только кошке подобраться близко к их хозяину. Она буквально чувствует, как разливается в воздухе напряжение и трещит электрическими разрядами вот-вот готовыми превратиться в опасную молниеносную реакцию. Но один мимолетный знак почти незаметный как будто Лекс просто случайно касается пальцем столешницы, и тяжелая давящая атмосфера исчезает будто ее и не существовало никогда. Хорошие песики отлично вышколенные и готовые ко всему. Так они думают. Но им еще никогда на пути не попадалась Чешир, поэтому они могут и не знать, что их читают как раскрытую на ладони книгу. С ними играют, проверяя границы дозволенного и рамки, за которые невозможно ступить. Джейд плевать на то насколько идеальны эти машины для убийств.

Чешир привыкла играть по своим правилам. Она дышит в спину, ходит на цыпочках, улыбается невинно щуря зеленые как лесное озеро глаза, урчит под нос незамысловатые мелодийки и выглядит в общем-то как большая сытая кошка. И если не приглядываться к опасным искоркам в хитрых глазах можно решить, что кошка эта почти ручная и никогда не выпустит когти. Обманчивое мнение, которое способно привести к роковой ошибке. Но не многие это понимают, а большинство и вовсе предпочитают не замечать, полагая что способны расправиться с ней одним ударом. Что ж, на своем пути Джейд повстречала много таких самоуверенных ублюдков, но она сейчас сидит здесь в шикарном ресторане, а они... кто знает осталось ли от них хоть что-то чтобы напомнить о ускользнувшем жизненном пути, растворившемся пот тонкими ядовитыми коготками?

- О, - Джейд не скрывает своего удивления и удовольствия от игры на опережение. Ей нравится, что Лекс уже заранее все продумал и обеспечил спокойствие своей будущей компаньонки. Интересно сколько ей за это придется заплатить в последствии или это жест щедрой воли и расположения к себе... или быть может обеспечение собственной безопасности? Кому из бизнес-партнеров ЛексКорп понравится, что рядом с генеральным директором крутит хвостом террористка и убийца с мировым именем? Все может быть, но в любом случае не стоит забывать о... - ты так предупредителен и заботлив, - вежливости.

Она довольно улыбается, позволяя губам Лекса коснуться своей руки и оставляет ладонь чуть дольше положенного в его. Всего на секунду, но этого достаточно чтобы показать, что она никуда не планирует ускользать. В ближайшее время уж так точно. Зачем нарушать эту прекрасную идиллию, которую они вдвоем так старательно вырисовывают этим вечером? Игра увлекает их обоих и Нгуен буквально кожей чувствует удовольствие от происходящего. Ей уже давно не попадался противник подобного уровня. Точнее сказать среди мужчин не попадался никогда и осознание этого приятно щекотало самолюбие и гордость. Чешир была одной из лучших, если не лучшей в играх с тенями, но теперь ей противопоставлялась иная сила и сила эта источала коварство, ум и хитрость, не уступающие самой кошке. Эта сила притягивала как магнитом и Джейд готова была отдаться ей несмотря на то, что подобные игры всегда таили в глубокой воде подводные острые камни, представляющие смертельную опасность. Но оно стоило этого риска определенно.

Изумрудный блеск камня мгновенно приковывает к себе внимание женщины, и она закусывает губу, вглядываясь в сияющие грани самоцвета. Она не решается дотронуться, хотя ей очень хочется это сделать. Джейд прекрасно понимает, что перед ней не изумруд и не обещание в вечной любви, нет, это предложение куда опаснее того, которое они разыгрывают сейчас перед возможной незваной публикой (кто знает сколько глаз следит за самым гениальным бизнесменом человечества?) и куда притягательней.

Чешир присаживается на край стола так что ее бедро, затянутое в тонкий атлас, касается предплечья Лекса, плевать она хотела на все правила и нормы этикета, и осторожно, словно боясь обжечься касается края камня. Теплый.

- Что это? - вопрос не для того чтобы получить лекцию о геммологии и кристаллической структуре подарка, нет, Джейд на подсознательном уровне чувствует исходящую от этой красивой игрушки опасность.

Она поднимает взгляд на Лекса, встречаясь с его внимательным и очень серьезным. Он ждет ее ответа, поставив на кон всю их игру прямо сейчас и одно неверное движение может разрушить весь этот красиво выстроенный замок. Его блеск померкнет и превратится в пепел, осыпавшийся к ногам.

- Для кого он предназначен? - наконец правильно сформулированный вопрос. И знаешь... - Мы проложим новый путь, - Чешир широко улыбается Лексу, надевая кольцо на палец.

- Вместе.

0


Вы здесь » ex libris » фандом » Die, die, die my darling


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно