ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » game of survival


game of survival

Сообщений 1 страница 20 из 20

1


Game of survival
https://i.imgur.com/HMnvM2a.gif https://i.imgur.com/2yKnRq9.gif
https://i.imgur.com/UxAQDrN.gif https://i.imgur.com/g8Nreyp.gif


Leon & Claire
There's no surrender and there's no escape
Are we the hunters? Or are we the prey?

Ни Леон, ни Клэр даже не догадывались о том, что маленькая Шерри была чертовски права, когда, сжимая своей маленькой ладошкой руку Клэр, шептала, что большой, принадлежащий чужим людям дом её пугает.

[sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][nick]Claire Redfield[/nick][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

0

2

Кап Кап Кап.
Это уже действительно начинало действовать на нервы. Леон приподнял голову с подушки, прислушиваясь. Как назло, именно в этот момент вода перестала капать. Он снова попытался расслабиться и найти удобную для сна позу, но…
Кап.
Кап.

Неуловимое, словно ниндзя в черной комнате без света, капанье продолжилось. Стараясь не шуметь, он встал с неудобного дивана, которое и считалось с недавних пор его спальным местом и направился к раковине. Вся проблема маленьких съемных квартир крылась в том, что здесь негде было уединиться, в особенности, если в квартире ты был не один. Спальня была занята и отдана во владение женщинам, ну а про диван вы уже наверняка слышали.
Вспыхнул свет и Леон воровато оглянулся через плечо, дабы убедиться, что своими действиями не разбудил никого. Было тихо, если не считать мифических звуков капающей воды. Кеннеди прошелся к раковине, потрогал кран, приоткрыл окно, впуская ночную прохладу с улицы, чтобы удостовериться, что это не дождь. Даже не моросило. Ему пришлось присесть перед раковиной, распахнуть дверцы шкафчика и найдя U – образный изгиб, быстро провести по тому пальцами. Никакой протечки нет. Леон утер пальцы, на которые налипла пыль о брючину, и выпрямился. Мистика. Он устремил взгляд к потолку, опасаясь обнаружить протечку, которая случилась из-за неисправности сантехники соседей сверху, но и там не было обнаружено ничего сверхъестественного. Он вернулся в комнату, резко опустившись на диван и подхватив подушку, приложил ее к лицу, протяжно взвыв то ли от тоски, то ли еще по какой-то причине, которую не намерен был обсуждать. Кажется, вышло слишком громко, потому что из комнаты послышалось шуршание и поскрипывание пружин кровати. Кеннеди уже приготовился извиняться перед той, что вышла бы к нему, но минута прошла, а за ней и другая, а из спальни к нему так никто и не вышел.
Единственной отделенной от спальни и остальной части жилища комнатой, еще можно было считать ванную комнату. Именно туда он направился, чтобы окончательно удостовериться, что трубы протекают не там. Приоткрыв дверь, он щелкнул выключателем и тусклый свет залил собой крохотное помещение. Леон нахмурился при виде того, как все, что могло считать поверхностью, было заставлено и завалено всевозможными женскими баночками и скляночками. И, быть может, это не было бы странностью, живи они в этой квартире несколько лет, но они переехали сюда всего пару недель как после того, как чудом спаслись в Раккун – сити. Что ж, видимо с утра, за завтраком, ему придется кое с кем очень серьёзно поговорить. Он погасил свет и вернулся на свой неудобный диван. Странно это конечно, но, мифическая капающая во тьме вода, прекратила его донимать.

утро следующего дня

Он шумно выдохнул через нос, привлекая к себе внимание Клэр.
- Выспалась? – Он лениво помешивал в своей чашке кофе, дожидаясь пока тот немного остынет. Напряжение стало слишком невыносимым, воздух будто бы покинул комнату. Нет, Леон не собирался обижаться на Клэр и ее любовь к удобствам, не так его воспитывали родители, но все-таки, кое – какие пожелания за последнюю неделю у него появились.  – Ты правда пользуешься всеми теми шампунями и кремами, которыми заполнены полки в ванной? – Он отхлебнул из своей кружки кофе, взглянув мельком на собеседницу и подмечая насмешливость в ее взгляде. – Я просто едва не перевернул одну из полок ночью, когда наведался в ванную. Было бы неплохо…
Он выдержал паузу, словно опасался, что его соседка внезапно взбесится, не сумев смериться с тем, что ее призывают к порядку. Мало ли. Он всегда старался быть аккуратнее в разговорах с противоположным полом, держать дистанцию. Женщины они же как минное поле, один неверный шаг и ты – труп.
- В общем с считаю, что было бы неплохо найти родственников Шерри.
Вот так неожиданный поворот и смена курса.  Леон устремил свой взгляд на приготовленный омлет, выглядело съедобно. Он даже придвинул к себе тарелку с порцией поближе, но столовых приборов руками так и не коснулся. Он напрягся, став серьезнее, хотя кажется он всегда был таким, ни на минуту не забывая о том, что несет ответственность за Клэр и Шерри.
- Я думаю, тебе стоит с ней поговорить, узнать остался ли кто-нибудь, кто не проживал в Раккун – сити. Мы бы отвезли ее туда раньше, чем социальные службы нагрянули бы сюда и объявив ее сиротой, упекли в детский дом.
По спине пробежал холодок. Зря он, конечно, начал, видимо им нужно было еще немного времени, чтобы свыкнуться с тем, что они пережили и кем стали. Он сделал глубокий вдох, словно намерен был вытянуть из комнаты все остатки кислорода, которые тут имелись, дабы уместить их внутри собственных легких.
- Мы не можем быть ее родителями, Клэр. 
По крайне мере он старался быть с ней честным. И именно в этот момент Клэр устремила свой взгляд поверх плеча Кеннеди, куда-то дальше. Он понял, что за его спиной Шерри и обернулся. Да, все верно, она стояла на пороге их кухни, прижимая к груди плюшевую игрушку с которой не желала расставаться с той самой минуты, как они выбрались из – под завалов комплекса. И где он только откопала это непонятное существо? Леон оглянулся на Клэр, в его взгляде застыл немой вопрос «как много она слышала»?

+1

3

Она тихо ступает по деревянным доскам, липким от пролитой крови, но эхо её шагов все равно отлетает от стен - хотя она почти не слышит ничего за звуком громко бьющегося собственного сердца. Морщится при виде растерзанных тел, но все равно наклоняется, подавляя собственную брезгливость, и обшаривает их в поисках боеприпасов - и где-то на задворках сознания пролетает мысль, что седых волос у неё явно прибавилось после всего пережитого и увиденного. Вздрагивает от звука завывающего ветра и скрипящего приоткрытого окна, через которое капли дождя заливают деревянный пол бывшего музея, ныне - полицейского участка, и едва не выпускает обойму в пугающую черноту темного коридора - нервы ни к черту.

Спешно подбирает нож, которым погибший полицейский пытался обороняться и даже после смерти крепко сжимал в руках, и ускоряется, завидев искомую дверь офиса С.Т.А.Р.С. - но поздно. Зловещее топанье тяжелых шагов предупреждает её заранее, и она уже знает, что ждет её впереди - плевать на всё, её заметили, она забегает в офис и захлопывает за собой дверь. Не нащупав выключатель, отходит на пару шагов назад, прижимая к груди фонарик, пока не упирается в чей-то стол, с которого неосторожным движением руки смахивает листы бумаги, под шелест которых дверь распахивается, и он заходит внутрь.

Ему плевать на выстрелы, словно бы она целится в него из водяного пистолета, лишь шляпа слетает с его головы, и от этой насмешки хочется плакать от бессилия - попадание в голову, убившее бы хоть человека, хоть зомби, для него - ничто. Неспешным шагом он подходит к ней и хватает за шею, и хватка его сжимается…

Вздрогнув, она просыпается, садится на кровати, едва не разбудив мирно спящую рядом Шерри, хватаясь за горло, словно бы до сих пор ощущая тяжелую хватку сильных пальцев, которые вот-вот сожмутся, лишая её жизни. Вскакивает с кровати, но в последний момент останавливает себя - Леон и так пустил их на единственную нормальную кровать в квартире, и будить его, потому что у неё кошмары, было бы глупо. Прикрывает глаза, напоминая себе, что не она одна прошла через ад, что не она одна едва не погибла в городе, о взрыве которого они узнали из новостей пару дней назад, но звуки, раздавшиеся из соседней комнаты, дают понять, что не только Клэр этой ночью не может сомкнуть глаз - Тоже боится вернуться в Раккун-Сити даже во сне?

Она затаривается шампунями, кремами, масками для лица и волос - десятками баночек, стоившими ей почти четыреста долларов и недовольством Криса, который явно не обрадуется, когда ему придет счет на эти самые четыреста долларов, и выставляет их в ванной, создавая видимость обычной и стабильной жизни, пряча за этим страх возвращения на покрытые кровью улицы Раккун-Сити. Она покупает искусственные цветы и водружает их на комод в прихожей и на кухонный стол, словно бы они могут помочь ей избавиться от раздражения, скопившегося за дни недосыпа и не вышедший наружу стресс. Она вешает раздражающе-цветастые шторы, купленные, видимо, под состоянием аффекта - иначе Клэр объяснить это не может - и изо всех сил пытается делать вид, что всё в порядке. Что она не спит, держа под рукой пистолет, что не просыпается по ночам от кошмаров, едва ли не паля в пустоту, что она все еще напугана до чертиков и не верит, что всё осталось позади.

Они не разговаривают о произошедшем, и от того она не выходит из комнаты до самого утра, не желая лишних вопросов, на которые у неё, может, и будут ответы, но не будет никакого желания ворошить то, что она с радостью оставила бы в далеком прошлом, которое со временем покрывается толстым слоем пыли и забывается.

Только вот на утро легче не стало, и Клэр кожей чувствует напряжение, не понимая, что эта она искрит, как оголенный провод, готовый вот-вот устроить пожар, что это её эмоции вот-вот вырвутся наружу самым настоящим ураганом. Стоит у плиты, и готовка, пожалуй, слишком громкое слово - она лишь следит, чтобы яичница не пригорела, кормить маленькую Шерри угольками совсем не хотелось, поэтому как только Леон заговорил, она снимает сковородку с огня и отставляет в сторону - понимает, что в этот раз не избежать разговора, от которого она бегала вот уже пару дней.

- Неплохо что? Выбросить? А что, давай, заодно и от штор можешь избавиться. И цветы тебе, может, тоже мешают? - И напряжение все же вырывается наружу, взрываясь, словно шарик, в который закачали слишком много воздуха. Закатывает истерику, словно бы они парочка, переживающая период притирки друг к другу, когда вылезают наружу те привычки, мириться с которыми второй не готов. - Что еще не так? Давай, уверена, у тебя есть целый список - высказывай свое недовольство, что уж теперь!

Только вот они не семья, и чудо, что им вообще удалось так быстро снять эту квартирку, и Леон чертовски прав, они правда не могут продолжать это всё дальше. Не могут привязать себя к одному месту, не могут просто взять и начать играть в семью С Шерри, как бы Клэр ни привязалась к девочке за один вечер. Леон прав - они чужие люди. Чужие друг другу, чужие и для Шерри.

Клэр выдыхает тихое: Прости, запускает руки в волосы, ероша и без того не аккуратную прическу. Леон прав, и она прекрасно это понимает - и понимала с самого начала, когда в первую ночь они не могли уснуть, боясь ночных кошмаров, и Клэр тихо расспрашивала девочку о её родственниках, надеясь, что их шепот не разбудит спящего за тонкой стенкой в соседней комнате Леона.

- Я уже спрашивала, в самую первую ночь после того, как мы выбрались оттуда… - Пользуется паузой, чтобы поделиться новостями о тетушке Шерри, но замолкает - не хотела рассказывать всё при девочке, не хотела бередить её еще не зажившие душевные раны, но Шерри, словно бы чувствуя, что речь идет о ней, выходит в кухню, потирая сонные глаза рукой.

- Мы не можем быть её родителями, Клэр. - Некстати и не вовремя произносит Леон именно то, что девочка вряд ли хотела бы сейчас услышать.

- Леон имеет в виду, что у тебя есть семья, и мы должны их навестить. Должны рассказать. А там посмотрим, хорошо? - Присаживается на корточки перед девочкой и улыбается - врать нехорошо, но не обрушивать же на ребенка всю правду сейчас? - Помнишь, ты рассказывала мне о своей тетушке Элизабет? Что скажешь? Давай ты позавтракаешь, а мы с Леоном пока соберем все нужное, и отправимся в дорогу?

Шерри неуверенно кивает, и Клэр ставит перед ней тарелку, на которую была переложена приготовленная и неуспевшая сильно остыть яичница, и стакан сока. Нехорошо пользоваться эмоциональным состоянием девочки, но если не сейчас, то когда? У них обоих своя жизнь, и Клэр понимает, что не сможет продолжить поиски брата вместе с ребенком, как и Леону с его опасной работой это пока ни к чему.

- Шерри говорила мне, что её тетушку зовут Элизабет Миллер. И живет она где-то северней - у них свой дом где-то не в черте города. Это всё, но я знаю, что у Шерри больше никого нет. И ты прав, мы должны найти её родственников. - Она утаскивает Леона в соседнюю комнату, чтобы лишний раз не пугать девочку, которая может их услышать, серьезными разговорами. - Сможешь раздобыть машину и узнать что-то об этой Миллер? А я пока соберу вещи.

И слабо улыбается: Баночки, обещаю, ты больше не увидишь.
[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

+1

4

Леону нравится Клэр, не в том смысле в каком могут нравится девушки, он-то прекрасно понимает, что им не ужиться, даже если что-то подобное в их жизни случится, а в том, когда мужчина видеть равную себе по силе женщину рядом. Она – боец, верит в себя и свои силы, рискует собой ради того, чтобы близкие ей люди были в безопасности, чтобы им никто и ничто не угрожал.
Он сидел, не шелохнувшись с той самой минуты, когда понял, что угодил ногой на эмоциональную мину, принадлежащую Клэр Редфилд и единственное, что ему оставалось выждать определенно количество времени, когда можно будет сделать следующий шаг, не опасаясь того, что рванет. Итак, идея побыть немного каменным изваянием, сработала, хотя особо он на это и не надеялся. И да, шторы ему тоже не нравились, но о них он решил не вспоминать в это прекрасное утро, ему с головой хватило и захламленной ванной, из-за которой и начался весь сыр-бор. О шторах они поговорят позже.
Клэр в праве злиться на него, потому что это намного лучше, чем если она будет злиться на Шерри. Леон понимает это даже тогда, когда считает, что не успел привязаться к своим новым соседкам, не особо стремился узнать их получше. На его лице застыл немой вопрос, который требовал немедленного ответа, понятное дело, что вскрывшиеся подробности теперь вряд ли позволят ему уснуть ночью, если он тщательно не изучит все детали этой непростой истории.  Но вместо этого он молча встал и направился к кухонному столу, вынимая из ящиков все необходимое для того, чтобы приготовить бутерброды в дорогу. Надо брать с запасом, как и кофе, ему не нужно обладать экстрасенсорными способностями, чтобы понять, что путь будет неблизкий, в конце концов, если бы эти «родственники» жили где-то поблизости, Клэр бы уже давно устроила личную встречу, в глубине души она все равно понимает, что наличие Шерри и необходимость заботиться о девочке, лишают ее уникальной возможности как можно скорее найти своего старшего брата, вот и приходится звонить на известные номера, писать письма на те адреса, которые он оставил для связи и нет-нет просматривать криминальные хроники, чтобы лишний раз себя успокоить и убедиться, что с Крисом все в порядке.
- Я арендую нам машину для поездки, - говорит он буднично, тонким слоем размазывая по тосту арахисовое масло, - а ты можешь поискать адрес или хоть что-то про эту тетушку в интернете, - второй тост намазан черничным джемом, а капли того, что попали на кожу, Кеннеди ловко слизывает с руки, наплевав на то, что это может быть негигиенично. Негигиенично ползать по канализациям под разрушенным городом, будучи при этом по пояс в вонючей воде, молясь о том, чтобы затвор ружья, прихваченного из полицейского участка, не заклинило в случае нападения зараженного мертвеца из-за угла.  Вот, что негигиенично, а джем – это даже вкусно.  Сработали они слажено, даже сейчас, не требовалось им для этого, чтобы их кто-то преследовал или их жизни висели на волоске, когда Леон скомандовал, что необходимо загружаться в арендованный автомобиль, единственное, что оставалось Клэр – подхватить со спинки стула свою красную кожаную куртку.
Так, – думает он, бросая быстрые взгляды на карту, подсвеченную лампочкой, но не забывая и о дороге, – еще часа три, потом поворот на старую дорогу, огибающую водонапорную башню… В общей сложности они уже были в пути два часа, Шерри даже успела задремать, после продолжительного разглядывания весьма унылого пейзажа за окном. Он еще помнит тот час, когда она боялась отойти от Клэр на шаг и даже видя, что он на их стороне, все равно с опаской и недоверием взирала на него, прячась за Редфилд. Леон улыбается, не убирая одну руку с руля, второй нащупывает регулятор автомагнитолы, делает тише, затем ищет новую волну, чтобы послушать о погоде. Он не ошибся в предположениях, метеорологи обещают дождь.
Автомобиль съезжает с основной дороги и убаюкивающий комфорт, благодаря которому спутницы Леона дремали большую часть пути.
- Почти приехали, - говорит Леон, мельком взглянув на Клэр. – Если верить карте, то мы всего в десяти минутах езды. Он не успевает договорить и чертыхнувшись тормозит. Яркий свет включённых фар вылавливает из полумрака поваленное дерево. Очевидно, что здесь не проехать.
- Нам стоит поторопиться, если мы не хотим попасть под дождь. – Сказав это, он, не раздумывая выбирается из автомобиля и некоторое время прохаживается у преградившего дорогу старого дерева, пока Клэр собирает пожитки и дает последние наставления Шерри перед тем, как им придется немного пройтись пешком. Он бы с легкостью назвал это неторопливой прогулкой перед сном, но зная, насколько они все удачливы, начинает сомневаться в своей задумке отыскать родственников, которые по непонятным ему причинам забрались в такую глушь. И все же они идут, пытаясь отвлечься разговаривают о всяких мелочах, избегая щекотливой темы о том, что однажды уже пережили одно приключение, которое тоже начиналось вполне себе мирно, по крайне мере первые несколько часов до того, как Леон повстречал первого в своей жизни зомби, а Клэр всадила тому пулю промеж глаз.
- Ого! – Присвистнув от удивления Кеннеди замирает перед большими воротами, которые опутаны плющом. – Полагаю, что тетушка Бет живет не в землянке на окраине леса. – Он подходит ближе и стягивает с ворот слегка заржавевшую цепь, которая удерживает те, как итог стоит их немного подтолкнуть и путь свободен. – Надеюсь, - он пристально смотрит на Клэр и чуть хмурится, - что мы проделали весь этот путь не зря.
Впереди виднеется дом. И не просто дом. Это внушительных размеров особняк, фасад которого тоже обвивает плющ. Они идут неторопливым шагом мимо вполне себе ухоженных клумб с цветами, а на деревьях, если приглядеться, видно, что зреют фрукты.
- Здесь явно кто-то живет, - успевает произнести он, прежде чем из-за уцелевшей статуи непонятно кого изображающей на них выскакивает здоровенный лохматый пес, громко рыча.  Как по команде, он закрывает своим телом Клэр, а та, скорее всего прячет за собой Шерри. – Спокойно. – Непонятно кому именно говорит Кеннеди, не сводя взгляд с лохматого явно неприветливого зверя. – Без резких движений. – Где-то позади слышатся всхлипывания перепуганной Шерри, которая вот-вот начнет просить их вернуться домой.
- Кто здесь?! – Звонкий женский голос, привлекает к себе внимание, вспыхивают садовые фонари, запрятанные в траве и Леон, оказывается первым взятым на прицел ружья, которое держит в руках немолодая женщина, одетая явно не по моде нулевых, вычислить это не составляет особого труда, потому что Кеннеди уже встречал женщин, которые носили костюмы для верховой езды в качестве повседневной одежды.  – Вы еще кто такие? – Она не убирает пальца с курка, чуть щурит левый глаз, удерживая названных гостей на мушке. – Чего вам тут надо?

+1

5

[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]
Полупустая квартира с довольно скудным набором вещей лишь в очередной раз напомнила Клэр о том, что все это - временно и лишь вынужденная мера, пока они не решат что делать и не разойдутся разными дорогами. Раккун-сити с полицейским участком, хранящим в себе слишком много загадок и секретов - куда больше, чем ей хотелось бы знать - остался позади, и им больше не нужно выживать, прорываясь сквозь мрачные коридоры бывшего музея и надеясь, что никто из них не нашел свою смерть в стенах полицейского участка. И даже когда на месте города остается выжженный кратер, выдохнуть спокойно получается с трудом - по ночам все еще мучают кошмары, от которых она просыпается с застывшим на губах криком; а окровавленные бинты, оставленные Леоном после перевязки раны, лишь сильнее бередят её собственные раны, которые еще не успели зажить.

Она собирает их скудные пожитки и еще раз оглядывает квартиру - дурацкие занавески остаются в наследство следующим жильцам, которые, скорее всего, отправят эту цветастую мерзость на помойку вслед за многочисленными баночками из ванной, которые Клэр, как и обещала, не брала с собой. Они загружаются в машину и практически в полной тишине, исключая неловкие попытки завести разговор и её собственные, еще более неловкие, попытки шутить про недавно пережитый кошмар - стендап комедия была явно не для нее, обстановку разрядить не получилось, и Редфилд была даже рада, что Шерри удалось задремать и на неё не давила эта тяжелая атмосфера.

- Приехали, - сообщает Леон, глядя на сонно хлопающую глазами Клэр - девушка оглядывается на мирно спящую Шерри, будить которую совершенно не хотелось, но и оставлять одну в машине - тоже. Девушка, устало зевнув и посетовав на отсутствие термоса с кофе, вышла из машины: Уверен, что это хорошая идея? Выглядит… Как будто гостям здесь не рады.

С опаской смотрит на поваленное бревно, но выбора у них все равно нет - они не могут обратиться в полицию, не могут отправить Шерри в приют. Им не поверят, на них с радостью повесят похищение и, может, даже еще пару висяков - Раккун-Сити уничтожен взрывом, их слова не проверить, не подтвердить, а у Клэр и Леона не было ни единого доказательства произошедшего. Да и обрекать Шерри на жизнь в приюте - Редфилд слышала про систему и не желала бросать в неё маленькую девочку, которая еще не пришла в себя после пережитого.

Шерри сонно моргает и вцепляется своей маленькой ладошкой в руку Клэр и не отпускает её до того самого момента, пока они не выходят к огромным кованым воротам, опутанным плющом, и от одного взгляда на этот огромный старый дом хочется развернуться и уйти - но накрапывающий дождь не дает им махнуть рукой и уйти, а обжитость внутреннего дворика явно говорит о том, что за домом кто-то следит.

- А я думала, что полицейский участок выглядел жутко… - И голос резко повышается на пару тонов на последнем слове, когда огромный пес, скалясь и рыча, выскакивает перед ними. - Какие уж тут резкие движения - съедят-то все равно первым тебя… - Пытается отшутиться Клэр, надеясь, что Шерри не впадет в истерику - по крайней мере, рано или поздно это точно произойдет, учитывая все те эмоциональные горки, по которым они прокатились за последние несколько дней.

- Элизабет Миллер? - Спрашивает Клэр, все также держа Шерри у себя за спиной и надеясь, что девочка не видит нацеленное на них ружье - с такого расстояния женщина вряд ли промахнется, а умирать как-то не хотелось. - Вас зовут Элизабет Миллер? Это вы? Или, может, вы её знаете? Простите, мы не хотели нарушить ваш покой и не хотели так бесцеремонно вламываться… - Клэр всегда много говорит и тараторит, когда волнуется и переживает - она помнит как на сложном экзамене в университете разнервничалась и, забыв ответ на вопрос, принялась расхваливать мотоцикл, на котором ездил преподаватель - экзамен она тогда так и не сдала, но знатно повеселила группу.

А затем ситуация выходит из-под контроля - Клэр чувствует движение за спиной и, опустив взгляд вниз, видит, как девочка боязливо выглядывает из-за её спины. На миг на лице Шерри появляется какое-то подобие улыбки, которая тут же сменяется знакомым Клэр выражением страха - девочка на пределе, и это видно даже невооруженным взглядом. Девочка отцепляется от Клэр и делает несколько неуверенных шагов к женщине. Та опускает ружье, и Шерри смело бросается в её распростертые объятия, и Клэр думать не желает о том, как все это выглядит со стороны - заплаканный и забитый ребенок с двумя помятыми молодыми людьми, и ведь попробуй объясни произошедшее так, чтобы тебя не сочли психом.

- Простите, мы шли пешком - упавшее бревно преградило нам путь, и мы не смогли подъехать прямо к дому. Можно нам зайти ненадолго, погреться? - Сверкает молния, а следом - гремящий звук, от которого Клэр вздрагивает. Идти пешком весь этот путь в обратную сторону под дождем в полумраке ей не хотелось, но даже не будь на улице столь мерзкой погоды, она нашла бы способ зайти внутрь - оставлять Шерри, к которой она успела привязаться, с незнакомыми людьми не хотелось.

Женщина кивает, позволяя войти в дом, и Клэр с радостью вбегает под крышу теплого дома - и ей кажется, что наравне со звуком грома раздается какой-то нехороший крик, отдаленно напоминающий ей те звуки, которыми был наполнен полицейский участок Раккун-Сити. Клэр отмахивается от наваждения - скажи она сейчас об этом вслух, и её точно сочтут сумасшедшей.

- Вы можете остаться на ночь, а с утра спокойно дойдете до своей машины - в темноте я бы не советовала вам ходить по лесу, заблудитесь. - Фыркает женщина, и Клэр она нравится все меньше и меньше - есть в ней что-то пугающее. Но это звучит слишком привлекательно, и девушка умоляюще смотрит на Леона - в конце концов, изнутри дом выглядел довольно уютно, и остаться в таком на ночь было бы куда комфортнее, чем в стареньком автомобиле, печка в котором едва ли работала, что означало бы холодную ночь.

Им предлагают чай, и пока Клэр с Леоном пьют горячий напиток, женщина сетует на больного мужа, на возраст, на погоду - Клэр неловко обрывает монолог, когда Шерри начинает откровенно клевать носом, да и сама девушка, отогревшись, резко почувствовала усталость. Она целует девочку в лоб перед сном и, улыбнувшись, желает ей спокойной ночи, заверяя напоследок, что будет в соседней комнате и в случае чего - придет на помощь.

И Клэр думала, что не уснет этой ночью, что не сможет спокойной выдохнуть, пока не убедится, что все будет в порядке - но она засыпает, едва её голова касается подушки.

А ровно в три часа ночи её будет крик Шерри, которую она обещала защитить.

- Шерри! - Вылетает из комнаты и тут же врезается в такого же, как и она, растерянного Леона. - Боже, Леон. Что здесь происходит?

+1

6

Леон по старой привычке тянется к поясу с намерением показать жетон. Люди всегда начинают вести себя спокойнее и уважительнее, если видят его. Но, жетона нет и прицел мелко подрагивая от тараторящей Клэр, снова возвращается к нему. Он натянуто улыбается, хотя прикладывает титанические усилия для того, чтобы это все-таки выглядело дружелюбно, а не настораживающе; надо будет на досуге порепетировать. Остановить Шерри он не пытался, никто не пытался, лишь едва слышный вздох облегчения сорвался с губ, когда воссоединение наконец-то случилось.  На обратном пути, Клэр наверняка напомнит ему о том, что они впервые за долгое время смогли что-то сделать не налажав. Промелькнувшая в голове мысль заставила улыбнуться, он мельком взглянул на стоящую рядом Редфилд, пока она смотрела на то, как Шерри обнимает свою тетушку.
Пока они направлялись в дом, Леон не проронил ни слова. Он лишь наблюдал и то, что ему удалось разглядеть в женщине, идущей чуть впереди него, крепко держащей за руку маленькую девочку, которую они на пару с Клэр спасли из города где каждый горожанин был заражен вирусом, его удивила. Элизабет была высокой и привлекательной, грациозной, как пантера, красивой, как лезвие новенького ножа, на который засматриваешься через витрину. Прямая спина, словно она проглотила штырь, а на ней, перекинутым через плечо на ремне, болтается ружье.  Она ведет себя странно, хотя для такого человека, как Кеннеди, все вокруг ведут себя странно, за исключением Клэр; видимо это и есть доверие. И выходит, что дамочке Леон не особо и доверяет. В чем же причина? Они привезли к ней ребенка, который выжил в хаосе только благодаря их совместным стараниям и к Шерри эта леди отнеслась тепло, а вот они, она будто бы не желала их надолго впускать, однако правила гостеприимства требовали того, чтобы…
- Обувь. – Скрестив руки на груди, она не пустила их дальше порога, пока вся тройка, переглянувшись, не сообразили, что требуется снять уличную обувь. Потоптавшись на пяточке метр на метр, Леон снимает ботинки и надевает неудобные по всем меркам тапочки – они малы, явно не рассчитаны на мужскую ногу, Клэр и Шерри в этом плане везет больше, хотя у Шерри тоже тапочки на пару размеров больше и чтобы сделать шаг, чтобы тапок не слетел с ее ноги, она усердно, чуть выставив наружу кончик розового языка, делает шаг, затем другой.  Элизабет молча наблюдает, а затем поджимает губы, превращая те в тонкую-тонкую точно нить паутины линию.
- Утром придется съездить в город, купить тебе подходящую обувь, - она осматривает девочку еще раз с ног до головы и снова фыркает. – И одежду. – Клэр гордо вздергивает подбородок и явно что-то хочет сказать, но молчит. Да, они не особо могли позволить себе траты, но это хотя бы не та школьная форма, в которой ребенок лазил по подземным лабораториям под городом, которую пришлось сразу же выкинуть, потому что ни грязь, ни вонь не отстирывались с ткани.
Снаружи дом не кажется огромным, но внутри он как будто лабиринт, есть и массивная лестница [от которой пробирает дрожь] и несколько латных доспехов для мрачного и вместе с тем помпезного антуража. Элизабет предлагает чай и присесть на диван у камина; черт возьми здесь есть камин и, Леон смотрит в направлении полок, заставленных книгами и фарфоровыми статуэтками, наверняка одна из книг или фигурок, при правильном использовании, является частью механизма способного открыть потайную дверь. Из-под дивана раздается шипение и затем оттуда выползает, выгибая спину дугой кот, наполовину сиамский наполовину непонятно какой. Его хвост хаотично дергался, по одной ему понятной траектории.
- Осторожно, Бальтазар кусается. – Предупреждает хозяйка дома, но никаких идей, как избежать войны с котом, не торопится предложить. Конечно, у такой зверюги с паршивым характером и не могло быть клички попроще. В этом доме явно все ходят по стеночке, только коту позволено больше обычного. И стоило только Леону сесть, как кот поспешил запрыгнуть на диван следом, преграждая возможность сесть рядом с Леоном и Клэр. Он долго смотрел своими желтеющими глазами на не чувствующего себя в своей тарелке Кеннеди, а затем вытянув лапу, впился когтями в штанину и соответственно в мужское бедро. Неприятно, но не больнее, когда тебя пытается за лодыжку ухватить зомбак с целью откусить от тебя кусок пожирнее. Леон морщится, пытаясь лёгкими похлопываниями сбить с себя кошачью лапу, но когти вонзаются еще сильнее, а на мужскую руку резко опускается вторая кошачья лапа, оставляя краснеющие борозды на коже. Хочется этого падлюку схватить за загривок, за зашвырнуть в дальний угол, но прежде, чем Кеннеди теряет остатки терпения, кота подхватывает на руки хозяйка дома и зверюга превращается в самое ласковое и самое примерное животное, будто бы бес покинул гибкое кошачье тело.
Леону не нравится этот дом, не нравится кот, и хозяйка тоже не вызывает в нем доверия. Он смотрит на Клэр украдкой, догадается ли она, что он передумал оставлять здесь Шерри, поддержит ли его, когда он прикончив остатки чая, выскажется вслух о том, что неплохо было бы вернуться к машине, а уже ближе к следующим выходным снова навестить тетушку живущую в глуши? Похоже гости наскучили Элизабет сразу же, как у нее не осталось повода целиться в них из ружья. Леон обвел взглядом комнату в поисках занимательной вещицы, которая определенно всегда была у хозяйки под рукой; кто-то под рукой держит солонку и перечницу, кто-то формы для кексов, а Элизабет Миллер держит ружье.
А потом, они все вместе отправились наверх, видимо по той простой причине, что спальни были только на втором этаже. Им пришлось зажечь свечу, которую затем Элизабет несла в подсвечнике, потому что свет внезапно погас во всем доме, а объяснять почему с проводкой творится беда, конечно же, гостям никто не спешил.  Первую дверь она толкнула почти сразу, взглянув на Леона.
- Вам сюда, мистер Кеннеди. – Вежливо, но сухо проговорила она, лишь мельком оглянувшись через плечо и почему-то именно в этот момент за окном сверкнула молния, где-то совсем близко, потому что ее свет смог выхватить все убранство спальни, в которой Леону предстояло провести ночь. Комната явно кому-то принадлежала, причем в настоящем; Кеннеди не покидало ощущение, что они разминулись с хозяином спальни только-только, он вышел отсюда буквально за секунду до того, как Элизабет привела сюда гостя.
- Благодарю, Элизабет. – Вежливо отозвался Леон, наблюдая за тем, как женщина вынула из ящика посменного стола, стоящего у стены, напротив кровати под балдахином, пару свечей и фитиль одной подожгла от пламени той свечи, которую носила с собой в подсвечнике. – Доброй ночи. – Раздалось в ответ, и вся процессия покинула комнату, оставив Леона наедине со своими мыслями.

**

Вдалеке залаяла собака, но ее лай почти сразу же потонул в грохоте грома. Ливень никак не желал прекращаться. Лежа на кровати, прямо поверх покрывала, Леон смотрел вверх, мрачно размышляя над тем, что, завтра вернувшись к машине, они с Клэр обнаружат, что дорогу размыло и не смогут выехать, придется вернуться сюда. Осознание того, что не сможешь уйти – проворачивалось словно нож в брюхе, наматывая кишки на широкое лезвие. Рука инстинктивно потянулась к «безопасности», как только в комнате никого кроме него не осталось, Леон выложил на столик у кровати свой пистолет. С тех самых пор, когда оружие понадобилось ему там, в городе населенном зомби, он и не задумывался о том, чтобы отправиться куда-то, забыв свое оружие дома. Чтобы хоть как-то отвлечься от мыслей о прошлом, он принялся думать о том, что неплохо было бы спуститься вниз и отыскать на первом этаже кухню. Наверняка, кухня здесь имелась, и она была такой же большой и просторной как все комнаты на первом этаже, пусть и видел Леон лишь две из них – гостиную с камином и зал с лестницей ведущей на второй этаж. В животе заурчало, зря он подумал о еде, пусть это и помогло ему отвлечься, теперь хотелось есть и, мысли о том, что он не ел почти весь день за исключением одного сэндвича, который удалось надкусить, пока он вел машину, подобно пчелиному рою, гудели в тяжелеющий голове.
Крик Шерри, а его он бы вряд ли мог перепутать с криком кого-либо еще, заставил его подорваться с кровати и будучи босиком, подхватив со столика пистолет, ринуться в коридор.
- Клэр! – Она врезается в него выбегая из своей комнаты, помятая и сонная, но уже, как и полагается хмурая. – Спокойно. Я не знаю. – Он рывком устремляется к двери, что ведет в соседнюю от комнаты Клэр, спальню. – Шерри!? – Ему не справиться с протиснувшейся в спальню Клэр, которая кажется способна придушить кого угодно сейчас голыми руками.  Кровать пуста, он, конечно же, опускается на колени и заглядывает под ту, резко задирая вверх покрывало и…на него бросается ебучий кот, сверкая своими дикими глазищами и шипя. Леон не церемонится и резко, благодаря тому что в руке зажат пистолет, отправляет зверюгу в полет, хорошенько врезав по тому. Взвыв кот, бросается наутек, цокая выпущенными когтями по лакированным доскам, которые не покрыты коврами. Позади скрипит дверцами шкафа, Клэр, не переставая звать девочку по имени.  Когда они встречаются на середине комнаты, он бережно пытается ухватить Клэр за плечи, хотя одной руке мешает это сделать сжатый в пальцах пистолет.
- Все будет нормально, Клэр. – Говорит он, но сам в это может поверить с трудом. – Может быть она испугалась грозы или ей приснился кошмар, она наверняка где-то здесь. Поищем ее. Все будет хорошо.
- Что здесь происходит? – Леон оборачивается на знакомый голос и снова видит, как в него целятся из ружья. Серьезно? Опять?
- Элизабет, - он делает несколько шагов вперед, пока дуло ружья не упирается ему в грудь; если бы она видела в нем угрозу, уже бы выстрелила. – Мы слышали крик Шерри, но ее нигде нет. – Рыжье медленно съезжает вниз, на секунду замирая в районе мужского паха и спина становится липкой от холодного пота, кадык нервно дергается вверх – вниз. Но затем ружье полностью опускается и Миллер глубоко выдыхает:
- Каспар… - и бросается вон из комнаты, заставляя гостей на мгновение онеметь и застыть. Каспар? Кто это? Клэр как всегда оказывается впереди – сильные женщины они такие, да им защита едва ли нужна, если у них есть с собой пистолет. Леон устремляется следом, и они бегут друг за другом по коридору, пока, столпившись втроем не заваливаются в еще одну спальню. В нос ударяет запах лекарств и в отличие от всех спален в которых они успели уже побывать, здесь все обустроено куда серьезнее: картины в массивных рамах соседствуют с аппаратом искусственной вентиляции легких, здесь же есть аппараты с датчиками физиологических параметров, что-то где-то коротко попискивает и свет, черт подери, здесь есть свет. Как в замедленной съемке Элизабет одергивает ширму, за которой можно увидеть кровать, но та пуста и о том, что на ней кто-то лежал свидетельствуют лишь сбитые скомканные простыни. Всхлипнув, Лиз опускается на колени перед кроватью и лишь по мелко подрагивающим плечам становится понятно, что она плачет.
- Элизабет? – Леон кладет руку на женское плечо, но она резко отводит его в сторону, высвобождаясь и вскакивая с места, разворачивается и кривя тонкие губы, начинает кричать:
- Это все вы, - ее палец тычет в грудь Леона, - это из-за вас, - ее рука дернувшись указывает на пустую кровать. Кеннеди ничего не понимает, он оглядывается на Клэр, чтобы убедиться, что и она тоже.  Оттолкнув со своей дороги Леона, Лиз выбегает прочь из спальни, задев плечом Редфилд, и они остаются одни.
- Чтобы это могло значить? – Леон отступает с дороги, когда Клэр устремляется к оставленному ружью. – Ты поосторожнее с ним. – Советует он, обводя взглядом незнакомое помещение и замечает у окна инвалидное кресло. – если оно принадлежало таинственному Каспару, то как это может быть связано с пропавшей Шерри? Шерри! – Он громко зовет ее по имени, но ответа не получается.
- Чертовщина какая-то, - ругается он себе под нос. – Куда она могла запропаститься? – Он оглядывается на Клэр, которая уже видимо по привычке перебирает бумажки, которые в хаотичном беспорядке разбросаны на чьем-то рабочем столе.

+1

7

Долгая вечерняя прогулка по холодному лесу, прилив адреналина и горячий чай, разносящий спасительное тепло по продрогшему от объятий ледяного ветра телу. И от того не удивительно, что засыпает девушка прямо в одежде на нерастеленной кровати, как только её голова на минуточку касается подушки - она собиралась лишь на секунду прилечь и воспользоваться предложением принять в душ, и, конечно, холодный лес не сравнится с грязной канализацией Раккун-Сити, а ведь даже после того, как она вся была с ног до головы перепачкана в невесть пойми чем, она умудрилась уснуть на полу неудобного поезда, прислонившись спиной к стене, а голову положив на плечо задремавшего рядом Леона. Тогда, прежде, чем вырубиться на час с небольшим, они успели лишь очистить самые жуткие, на их взгляд, раны найденной аптечке перекисью и перевязать их.

Клэр жалеет, что от собственной усталости потеряла бдительность и по дороге в спальни лишь прижимала к себе идущую на автопилоте Шерри - огромный дом, изнутри кажущийся даже больше, чем снаружи, с кучей коридоров и комнат стоило бы осматривать чуть более внимательней, Клэр же не обращала никакого внимания вовсе. И когда посреди ночи её будит крик Шерри, Клэр жалеет, что не запоминала дорогу, жалеет, что не настояла на том, чтобы ночевать с девочкой в одной спальне, жалеет, что не взяла с собой пистолет.

Клэр вылетает из спальни и тут же врезается в такого же перепуганного и взъерошенного, как и она, Леона, и в ней еще теплится надежда, что маленькая Шерри лишь увидела кошмар, что ей лишь приснилось что-то нехорошее, и сейчас они успокоят её, а с утра - оставят девочку с её семьей и вряд ли увидят когда-то еще.

Ох, и на что же она, черт возьми, вообще надеялась? Сначала - презрительное фырканье Элизабет, придирчиво осмотревшей Шерри с ног до головы и и не оценившей одежды, которую ей смогли раздобыть Клэр и Леон - не стильная одежда из дорогих бутиков, но и Шерри вроде как не высказывала недовольства. Шерри, признаться, вообще мало говорила - много спала, сидела у окна, размышляя о чем-то, известном ей лишь одной и прижимая при этом к себе плюшевую игрушку, невесть где раздобытую то ли Леоном, то ли самой Шерри - а может, осталась в квартире от прежних жильцов. А теперь и это - они, черт возьми, потеряли ребенка. И Клэр кажется, что зря она вообще допускала мысль, чтобы оставить Шерри с ней и Леоном - сейчас она как никогда ясно видит и понимает, что они не семья, что они не смогут дать Шерри то, что дадут ей её родственники. Пока Леон в неравном бою проигрывал представителю семейства кошачьих, Клэр не сводила глаз с Элизабет и Шерри, и девушка не могла понять что конкретно, но что-то ей не нравилось в суровой хозяйке дома - что-то отталкивало и настораживало.

Но что?

Клэр совсем не мужественно взвизгивает, когда что-то вылетает из-под кровати и бросается на Леона - но это лишь все тот же кот. В этот раз Леон выходит победителем в этой битве, и кот, приземлившись на лапы и обматерив кошачьим матом незваных гостей, бросился наутек - Клэр издает нервный смешок, который постепенно переходит в не менее нервный хохот.

- Все будет нормально, Клэр! - Леон хватает её за плечи и пытается успокоить, но Клэр лишь зажимает себе рот рукой, чтобы хоть как-то остановить первый звоночек истерики, и отрицательно качает головой - не будет, неужели Леон не понимает? Они в очередной раз вляпались во что-то, как будто опасность не может отпустить их так просто и ищейкой идет по их следу.

- Она не стала бы прятаться, она пришла бы ко мне или к тебе. Она не стала бы просто убегать - что-то определенно произошло. Что-то плохое… - Вцепляется руками в волосы, ероша и без того неаккуратную после сна прическу и оттягивая пальцами волосы - нихера не отрезвляет. - И нихрена не будет хорошо. Во что мы опять вляпались, Леон?

Она смотрит на него с надеждой, словно бы он точно знает как решить эту проблему, словно бы сейчас он, как по волшебству, найдет логическое объяснение происходящему, отыщет Шерри и с рассветом они уберутся отсюда к чертям собачьим и никогда более и близко не подойдут к этому дому, к этому месту.

- Это мы хотели поинтересоваться - что за херня здесь происходит? - Срывается резко, струны её души трещат и рвутся, и она - вместе с ними. Хамить человеку, в чьих руках ружье - отвратительная идея, а вот Леон…

В очередной раз он удивляет, точно герой из кинофильма об агенте 007 вышагивая вперед, пока дуло ружья не упирается ему в грудь - у Клэр лишь отвисает челюсть, хотя в голове проскакивает мысль, что будь ситуация несколько иной, она уже издала бы какой-нибудь восторженный звук. Леон проявляет чудеса дипломатии, стрелять в них передумали - женщина, ничего толком не объяснив, упоминает какого-то Каспара и вылетает из комнаты.

- Леон, не стой столбом! - Бросает она Кеннеди и ускоряет шаг - потерять Элизабет в бесконечном лабиринте коридоров этого поместья было очень легко, а состариться и умереть здесь от одиночества, потому что не смогла отыскать выход из поместья, не было даже малейшего желания.

Очередная комната, каких в этом доме, кажется, сотни, словно бы это жуткий отель из фильма Кубрика - Никаких жутких отелей! - только в этот раз обстановка куда серьезнее - медицинские аппараты соседствуют с безвкусными, по мнению Клэр, картинами в дорогущих рамках, многочисленные пузырьки с таблетками - с книгами и листками бумаги, исчерченными мелким почерком.

Детектив здесь - Леон, но Клэр все равно бегло осматривает комнату и только после обращает внимание на Элизабет, рыдающую возле чужой постели - Да что же, черт возьми, здесь происходит?

- Э, нет, дамочка, даже не думайте обвинять во всем нас!.. - Но Элизабет очевидно уже потеряла интерес к гостям своего дома и также стремительно, как и появилась, она вылетает из комнаты, оставив ружье. К которому тут же бросается Клэр - однозарядное классическое ружье, могло быть и лучше, но жаловаться не на что. - Можем поменяться, если боишься, но не переживай, само оно не выстрелит. - Отвечает совершенно невпопад и, повесив ружье на плечо, благо ремешок имелся, прямой наводкой устремляется к рабочему столу, заваленному бумажками похлеще, чем столы полицейских в департаменте Раккун-Сити.

- Я без понятия что бы это могло значить, Леон, и я без понятия что за ебанная херня здесь происходит - но если мы выживем и все выберемся отсюда целыми и невредимыми. Шерри я заберу с собой. - Ей не стать девочке матерью, но она и не стремилась - она привязалась к ней и сама еще не понимала в какой роли воспринимает Шерри. Младшая сестра? Клэр выдыхает и, повернувшись спиной к столу и прислонившись к нему, смотрит на Леона. - Мы можем вызвать подмогу? С кем-то связаться? Клянусь, если сейчас из-за угла выйдет та тварь в плаще - я сама взорву этот гребанный дом.

Очень некстати разболелась голова, и Клэр сжимает пальцами виски - она чертовски устала, за последнее время произошло слишком много всего, и слишком тяжелый груз упал на её плечи. После Раккун-Сити руки дрожат до сих пор, и ей кажется, что она никогда не сможет оставить произошедшее в прошлом; брат все еще не выходил на связь, и Клэр уже подумывала отыскать кого-нибудь из его коллег, кого-то из его отряда; а теперь еще и этот дом как из фильмов ужасов - Это когда-нибудь закончится?

В Раккун-Сити она выживала за счет адреналина, кипевшего в крови на протяжении всего времени, что она провела в городе - её едва не съели на заправке, а затем и в полицейском участке, потом - тот придурок в плаще, маньячно преследовавший её своим топотом… Тот город не давал передышки, если ты остановишься - ты умрешь, но здесь же их никто не преследовал, опасности не было, были лишь вопросы и пропавшая Шерри, отыскать которую было просто необходимо.

- Шерри! Шерри, милая, где ты? - Кричит, как ей кажется, на максимальной возможности своих голосовых связок - тут же, правда, хватается за голову, которую пронзает резкой болью, и жалеет, что не взяла с собой хотя бы обезболивающее. Рыться в таблетках и искать что-то здесь она точно не станет - и пальцем не прикоснется к лекарствам непонятного происхождения. - Чертовщина какая-то, Леон. Ну куда она могла пропасть, к тому же так быстро? Мы же практически сразу влетели в её комнату, ну не провалилась же она сквозь землю!

И не остается иного выбора, кроме как обыскать этот дом от подвала до чердака, залезть в каждый шкаф и заглянуть под каждую кровать - лишь бы не было поздно, лишь бы они не схватились за соломинку не с того конца и не потеряли драгоценное время. Найти бездыханный труп - оживший кошмар.

Клэр! - Слышится знакомый голос, и Клэр на миг кажется, что это - лишь игра её воображения, но затем она слышит какие-то другие голоса, слов не разобрать, и девушка переводит растерянный взгляд на Леона - коллективная галлюцинация или её личная?

- Ты… Слышал? Откуда шел звук? Сверху? Снизу? - Девушка обходит комнату, пытаясь понять, нет ли где-то в ней потайного хода - валит книжки с полки, но потайная дверь не открылась, лишь небольшой коробок с патронами прятался в потайной выемке. - Лови! - Задавать вопросы и интересоваться, кому вдруг понадобилось прятать патроны, но не прятать пистолет, было некогда - хотя тема, конечно, интересная, и, возможно, где-то в комнате спрятан и пистолет, но времени нет. Девушка растерянно оглядывает комнату, пока не натыкается на кованую решетку в самом низу под столом. - Вентиляция. Вентиляция, черт возьми!

Они бы не пролезли в неё - да и желания ползать по пыльной и наверняка кишащей насекомыми тесной вентиляции не было, Клэр лишь приседает на корточки и пытается прислушаться - понятнее, конечно же, не стало.

- Вверх? Вниз? В этом доме должен быть какой-нибудь жуткий подвал. Ну или монстр, живущий на чердаке… - И как назло любые звуки прекратились, как бы Клэр ни пыталась услышать хоть что-то - её ожидала лишь тишина.

Однако начинать с чего-то все же нужно, девушка встает, припоминая опыт Раккун-Сити, поудобнее перехватывает ружье и заряжает его, выходя из комнаты - это не лаборатория Амбреллы под городом, здесь не происходила утечка Т-вируса, но нервы у Клэр не железные, и с оружием под рукой ей спокойнее.

Особенно когда чья-то рука - и это точно не Леон, шедший впереди! - ложится на её плечо - и не Шерри, которая просто не дотянулась бы. Ей чудится запах разлагающегося тела, ей кажется, что стоящий позади - скалит зубы и вот-вот вонзит их ей в шею. Глаза застилает туман, сердце заходится в бешеном ритме, и тело Клэр действует само, девушка разворачивается и стреляет, не разглядывая стоящего напротив - секунду промедлишь и станешь обедом.

А потом пелена с глаз спадает - зомби не трясутся в предсмертных хрипах, не заходятся кровавым кашлем и не выглядят как чертов дворецкий.

Ремешок соскальзывает с плеча, и ружье падает на пол.

- О боже мой. БОЖЕ МОЙ. - Она порывается было упасть на колени перед мужчиной, порывается зажать рану, но понимает, что от выстрела из ружья в упор выжить - сложно. Зажимает рукой рот, заглушая собственные крики, и отходит назад, пока не спотыкается и мешком не падает на жесткий пол.

Она убивала - но Биркин, ставший монстром, или множество зомби уже не были людьми.

Дворецкий же, чье имя она даже не знала - был.

И его кровь на её руках.

[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

+1

8

Слова Клэр, приправленные крепким словцом, заставляют Леона удовлетворительно крякнуть. Да, гордиться особо нечем, можно предположить, что ругаться как сапожник она научилась задолго до того, как судьба свела их вместе, но так непривычно, слышать от нее нечто подобное, хочется верить в то, что она слабая и беззащитная и нуждается в нем ничуть не меньше, чем любая другая дамочка угодившая в беду. Кеннеди привычнее чувствовать себя в роли спасителя, Клэр же идеально подходит для роли той, кого спасают, если бы только в этот самый момент ружье было не в ее руках. Да, ружье определенно все меняет.  Он хочет спросить куда именно она собирается забрать Шерри, ведь вся их жизнь в настоящем – это кочевание с места на место, краткосрочные подработки и желание избежать повторения кошмара, который случился в Раккун - сити, кошмара, который все так же безмолвно следует за ними по пятам, выжидая подходящий момент, чтобы явить себя во всей красе.
- Подмогу? – Он отрицательно качает головой. Как правило у него есть рация, но она осталась в машине, да и какой бы был от нее смысл или толк, когда нет никакой подмоги, он в бессрочном отпуске, как полицейский лишенный постоянного места работы, потому что то было раскурочено взрывом и обращено в прах, на месте бывшего тихого городка, сейчас чернеет воронка, как пустующая глазница. – Можно попробовать поискать телефон. – Предлагает Леон и чуть-чуть морщится при упоминании той твари, что охотилась за ними в полицейском участке. Кто бы на тот момент знал, что это один из «удачных» экспериментов корпорации, может быть на тот момент и пули бы на него не тратил, а так, вспомнить страшно, сколько гранат он использовал, чтобы избежать лобового столкновения с той тварью. Он согласен с Клэр, если сюда нагрянет тот серокожий гигант в шляпе и плаще до пола, дом необходимо сжечь до основания. И точка.
- Я надеюсь, что да. – Леон пытается приободрить хмурую спутницу, но с тем кислым выражением лица, которое у него имеется, выходит так себе. В животе что-то свернулось в тугой узел, с учетом того, что во рту не было и маковой росинки, не считая чая, которым их угостила хозяйка поместья, это могли быть только его кишки. Он подумал о чизбурегере и неприлично большой порции картошки фри, щедро сдобренной кетчупом, пустой желудок гневно заурчал, удивительно только как Клэр не перепугавшись окончательно, не вскинула ружье и не выстрелила, решив, что это повторяется нашествие зомби, ведь примерно такой звук и издавали те твари, что лезли в окна, нападали из-за углов и темноты, когда они минуя преграду за преградой, стремились выбраться из мертвого города. Конечно же он разозлился на себя на мысли, которые отвлекли его. Выброшенный в кровь адреналин медленно отпускал его и его снова начало клонить в сон, некоторое время он отвечал односложными предложениями на вопросы Клэр. Это вовсе не тоже самое, что творилось в Раккун – сити, просто воображение снова играет с ними, кошмар не может повториться, ведь они сделали все возможное, чтобы этого не случилось. Так ведь?
Каждый нерв напрягается, натягивается подобно струне, когда он слышит приглушенный голос ребенка, когда он слышит Шерри, ловит на себе взгляд Клэр, которая желает убедиться в том, что это не слуховая галлюцинация. Неуклюже взмахнув руками, он слишком удачно ловит коробку с патронами, которую находит Клэр и изучает ее каким-то совершенно отсутствующим взглядом, больше на автомате удостоверившись, что они подойдут для пистолета. Он с легким запозданием задается вопросом, кому и для чего потребовалось прятать на полке среди книг патроны, но вслух не спрашивает, к чему лишний раз сотрясать воздух вопросами на которые Клэр не сможет ответить, а искать хозяйку дома ради такой мелочи они точно не будут, ведь их приоритетная цель – Шерри и ее безопасность. Он едва поспевал следить за действиями Клэр и за ходом ее мыслей.  Он все думал и думал о том дне, когда торопился на свое первое дежурство, когда очень парился насчет того, что опоздает и будет выглядеть в глазах своего начальства неподобающим образом, хотя закончил академию в десятки лучших из лучших и чертовски этим гордился. Он тогда тоже очень сильно поддался собственному воображению, которое впоследствии сыграло с ним злую шутку.
- Может не в этот раз? Давай вот только без чудовищ живущих на чердаке и жутких подвалов, а? – Предлагает он, будто бы от Клэр что-то зависит в этой ситуации, словно если она только захочет, ничего этого здесь не будет и они спокойно, полным составом, как прибыли сюда, снова отправятся домой. Когда, когда там уже наступит тот злосчастный момент, когда Клэр вспомнит чья именно инициатива была приехать сюда и накинется на Леона с обвинениями?
Выстрел и последовавший за ним стон отчаяния, прозвучал необычайно громко в безмолвной тишине пустого особняка. Леон рывком двинулся вслед за Клэр, отмечая что ружье из ее рук выпало, после того, как она выстрелила. Выстрелила в человека, стоявшего перед ней.
- Какого черта? – Прохрипел Леон, не узнавая собственный голос и во все глаза таращась на Рэдфилд. Вокруг был не Раккун – сити, черт возьми, а люди, которые могли находиться в доме в такой поздний час, не все были зомби, в которых необходимо стрелять прежде, чем они накинутся на тебя! Он пытается сообразить, как же стоит поступить в этом случае, кидается сначала к телу дворецкого, пытается нащупать у того пульс, затем склоняется над Клэр, хватается за ее окровавленные, перемазанные чужой кровью ладони, призывая ее встать с пола. Волосы стоят дыбом на затылке, а сердце при этом так громко стучит, что он не слышит ни голоса Клэр, ни своего собственного.
- Это была самозащита, слышишь? – кого именно он сейчас пытается в этом убедить? Себя? Ее? - Клэр, - он снова и снова зовет ее по имени, призывая посмотреть на него, сконцентрироваться на его лице, а не смотреть на остывающий труп. – Самозащита. – Повторяет он, и наконец-то в его голосе слышится уверенность, которой так сейчас не хватало. Одной рукой он удерживает девушку, помогая той встать, второй рукой подхватывает с пола ружье и только после слышит позади шуршание и тихий стон. Тяжело сглотнув, он на мгновение закрывает глаза, пытаясь сосредоточиться, сделай он так, когда пробирался по улицам Раккун – сити, он бы уже был мертв. И вот снова. Этого не может быть. Леон отточенным движением, на резком развороте, отпустив и Клэр и ружье, вскидывает пистолет перед собой, направляя тот прямиком на тело перед ним. Дворецкий ожил, но теперь он был смертельно бледен, а его глаза выглядели мутными и блестели белым. В прошлом он бы отпрянул, подавшись панике или остолбенел, увидев перед собой живого мертвеца, но не теперь. Леон прикрыл Клэр собственным телом, целясь восставшему из мертвых прямо промеж глаз. Раздался один выстрел и пуля диаметров в 9 миллиметров, вошла бывшему и, теперь уже наверняка мертвее всех мертвых дворецкому прямо промеж глаз. Голова того дернулась, клацнули наехавшие друг на друга сжатые зубы, а затем он откинулся назад, вернувшись в исходное положение трупа, но теперь уже с двумя огнестрельными ранами. Он дернулся раз – другой, а затем окончательно затих.
- Замечательно. – Это было все, что он сказал ей, когда обернулся. Затем Кеннеди потер лоб, избавляясь от капель пота, проступивших на том, его маленько лихорадило, но лучше бы Клэр об этом не догадывалась. Он сглотнул. – Мы должны ее найти. Мы должны найти Шерри.
Стоит ли говорить, что они не стали обсуждать случившееся в коридоре? Леон вернул Клэр ружье, подождал пока она перезарядит то, проверил свою обойму, убедившись в том, что патронов на некоторое время им хватит, если конечно, доме не кишит зомби, как тогда ими были заполнены улицы Раккун – сити. Они спустились со второго этажа на первый, следуя друг за другом, стараясь не издавать лишнего шума, ведь шум всегда привлекал опасных тварей.  Проскользнув в гостиную, которую они казалось бы, покинули всего час назад, они рассредоточились по периметру. Леон не сводил взгляда с двери в которую они вошли, затем его нервы не выдержали и подойдя к ним, он заперся, подперев дверную ручку спинкой кресла, которое удалось подтащить ближе не без помощи Рэдфилд. Практика показывала, что необходимо изучить каждый дюйм комнаты, дабы найти подсказки о том, что здесь, черт возьми, происходит.
- Думаешь мы найдем дверь именно здесь? – Обратился он к Клэр, аккуратно двигая каждую из статуэток на полке, в надежде отыскать ту самую, что окажется рычагом, который активирует скрытые механизмы и потайная дверь где-нибудь поблизости, отворится.
- Может быть стоит поискать на кухне? – Непонятно чем именно руководствовался Леон – чувством голода или логикой, что в кухне может оказаться подъемник для еды, который возможно, сможет не только подняться, но и опуститься, причем опуститься так низко, что войдет в то самое тайное пространство, которое скрыто от них сейчас.  Перехватив взгляд Клэр, он понял, что она готова рассмеяться ему в лицо, а затем отчитать за его глупые и неместные идеи. Да, от молчаливого Кеннеди и правда толку больше.
- Бинго! – Кто-то из них, кто именно выяснить вряд ли удастся, потому что они одновременно дергали каждую вещь на себя, все же активировал тот самый тайный ход. Но, он открылся вовсе не среди книжных полок и даже не в камине, он открылся в дальнем углу гостиной, там, где у большого окна, скрытого тяжелыми и непроницаемыми шторами, стояло неприметное глазу старое пианино.
– Все – таки подвал. – Вздох, короткий и обреченный. Они немного выждали, не решаясь спуститься вниз в непроглядную темноту, в тайне [Леон уж точно] опасаясь, что именно из темноты стоит ожидать следующего инфицированного визитера.
Как только его нога коснулась последней ступени, тусклый свет вспыхнул в конце узкого и длинного перехода, за одной лампой другая, а затем третья, почти весь коридор был освещен, но недолго, кажется проводка здесь была ни к черту и где-то на половине их пути, свет пару раз моргнув погас. Все, что им оставалось, ориентироваться на сбитое и учащенное, клокочущее в их легких, дыхание друг друга. Нащупав дверную ручку, и почувствовав, как на его плечо легла идущей позади него Клэр, Леон толкнул дверь перед собой, чертыхнулся, поняв, что открывается она в противоположную сторону и сделав шаг назад, едва ли не наступив на ногу Рэдфилд, потянул дверь на себя. Здесь был свет, чуть ярче чем в коридоре, но он не мигал и вроде бы как работал без перебоев. Правда здесь воняло, так сильно смердело, что пришлось свободной рукой зажать себя нос и рот. Комната была круглой и напоминала собой мясницкую, здесь явно что-то разделывалось, под ногами при каждом шаге, гулом и дребезжанием отзывался решетчатый пол, по периметру комнаты стояли уделанные черти чем столы, глубокие раковины, а в одном из углов притаилась ванна, наполненная темной жидкостью, поверхность воды иногда пузырилась. Почти по центру весели мешки большие и продолговатые, по форме напоминающие чьи-то туши.  Леон закашлялся, даже пережив кошмар в Раккун – сити, невозможно привыкнуть к подобной вони и реагировать на нее спокойно, но он умудрялся вдыхать эту едкую, заставляющуюся слезиться его глаза, смесь через раз, держа оружие наготове. Комната была пуста, но сама атмосфера, царившая в ней не предвещала ничего хорошего.
"…словно каждую минуту ожидаешь, что холодная рука опустится тебе на плечо и теплое нездоровое дыхание прошелестит у твоей шеи…" Кеннеди почему-то вспомнились слова Эйды, именно так она описала в их недолгом разговоре тет-а-тет, свои ощущения от предчувствия опасности в городе, который кишмя кишел ходячими мертвецами. Леон лихорадочно оглядел пространство и обернулся к Клэр. Их взгляды встретились. Он все еще не хотел говорить вслух о собственных догадках и видимо ждал, что о них скажет Клэр, а ему и останется разве что только подтвердить их.

+1

9

Клэр устала держать лицо и быть сильной, устала бороться за жизнь и выживать - ей нет еще даже двадцати, она не боец и не воин, не прошла полицейскую школу как Леон, не была тренированным солдатом как её брат, Крис и стрелять-то научил её просто от скуки когда-то давно, и как хорошо, что этот навык как езда на велосипеде, не забылся и вспомнился, когда опасность нависла над ней. Хотелось опустить руки и сдаться - пусть решает кто-нибудь другой.

Они только выбрались из Раккун-Сити, где псих в плаще не давал им покоя, где размылись границы между жизнью и смертью, и всё заиграло новыми красками - не яркими, светлыми, раскрывающими глаза на что-то безумно красивое и новое в этом мире. Эти краски - серые, как иссохшая кожа мертвецов, отваливающаяся с их гниющих тел, оставляющих после себя лишь отвратительный запах, от которого ком встает в горле и приходится подавлять рвотные позывы. Клэр прощается с остатками завтрака, когда во второй раз сталкивается с этими тварями - в магазине у заправки она была на адреналине, напугана и не понимала, что происходит в этом чертовом городишке. Раккун-сити - кладбище, по которому они втроем - вчетвером, если верить рассказу Леона - метались в попытках найти выход, как загнанные в угол звери.

А теперь все снова. По кругу. Как будто бы новый уровень в компьютерной игре - и Клэр не справляется с уровнем сложности. Она чертовски устала быть сильной.

Леон предлагает поискать телефон, и Клэр согласно кивает - можно поставить эту задачу в один список с поиском Шерри, девушка уже не уверена, что им хватит сил выгрызть себе путь на свободу в этот раз самостоятельно, и если сейчас им удастся вызвать подмогу, которая сможет им помочь, этот день станет её вторым днем рождения, который она будет отмечать масштабнее, чем первый.

Нервно смеется над мольбой Леона про подвал - отличная шутка, Кеннеди, и правда только подвала и чудовищ им сейчас не хватало, еще час в этом доме и обоим точно понадобится квалифицированная психологическая помощь, еще пара часов, и Клэр сама попросится на реабилитацию в психбольницу.

- Будь это в моей власти, я бы и нашу увлекательную прогулку по Раккун-Сити сократила до парка с мороженым вместо пистолета и дружелюбными горожанами вместо зомби - это не в моей власти, милый, но мы не можем бросить здесь Шерри. - И чертова мораль не дает ей махнуть рукой и уйти, спасать собственную шкуру, а не жертвовать ею ради спасения других. Было бы неплохо поступиться этой самой моралью - метафорически замарать руки в крови зомби было легко, они уже мертвы, их тела изгнили, и жизнь их покинула и не вернется, даже найди они лекарство от этой напасти, мертвецам уже не помочь, спасть нужно живых, и в крови того, кто еще дышит, Клэр замарать руки была не готова.

И потому не могла она уйти, оставив Шерри - это было бы, возможно, лучше, пусть и неправильно, это было бы лучше для неё самой, для Леона, возможность для них прекратить подвергать свою шкуру опасности и допустить эту жертву, необходимую для их спасения. Шерри ей не дочь, не сестра, Клэр знакома-то с ней всего ничего и знает девочку лишь со стороны напуганного ребенка - никак не знает, говоря прямо.

Но что-то в ней толкает её вперед, заставляет вставать и двигаться дальше - шум в ушах затихает, словно кто-то переключает тумблер в её голове. Она смотрит на свои трясущиеся руки и не может угомонить нервную трясучку, не может успокоить тремор, в котором зашлись её руки, не может прекратить собственные всхлипы - одно дело прекратить страдания мертвого существа, остановив разлагающийся труп, и совершенно другое - лишить жизни живое существо.

Ей абсолютно точно понадобится психологическая помощь после этого ночного кошмара.

Чьи-то теплые руки перехватывают её собственные, поднимает затуманенный от слез взгляд на Леона - у него нет времени утешать её, успокаивать и нянчиться с потерявшейся в себе девушкой, он твердит, что это самозащита и поднимает её на ноги. Жизнь в очередной раз напоминает, что нет времени на нытье, у них нет передышки, чтобы обняться и поплакать, нет времени, чтобы остановиться и сделать вдох - глухое рычание, ровно как и то, что преследовало их на улицах Раккун-Сити, раздается со стороны трупа, дворецкий встает, но теперь он не человек. Его тело еще не успело разложиться, но мозг уже умер, и теперь этим существом руководят лишь животные инстинкты и жажда крови и свежего мяса. Леон точным выстрелом в голову окончательно лишает его жизни - кошмар не позади, зараза выбралась за пределы Раккун-Сити, и теперь им остается разве что молиться.

Времени на передышку у них нет, но она так нужна - Клэр позволяет себе коротко обнять Леона, шепнув ему тихое Спасибо, этих нескольких секунд хватает, чтобы сделать глубокий вдох - ей нужен еще один рывок, не факт, что последний, но крайне необходимый сейчас. Нужно сжать кулаки и сделать все возможное, чтобы выбраться из этого особняка - еще немного, и Клэр самолично будет готова отстроить себе безопасный бункер, чтобы в него уж точно не пробрались никакие зомби.

- Начинаю понимать тех, кого считала психами, сбрендившими из-за мыслей о конце света и ядерной войне - сама готова зарыться глубоко под землю, лишь бы эти твари меня не достали. - Поднимает с пола ружье и перезаряжает его, былую нервозность выдают плотно сжатые челюсти и мелко трясущиеся пальцы, в бою это было недопустимо, трясущиеся руки повлияют на точность стрельбы, а этом может стоить им жизни. Тихо ругается себе под нос и следует за Леоном вниз на первый этаж.

Когда дворецкий с хрипом восстал из мертвых, Клэр поймала себя на мысли, что прошло всего несколько минут с момента его смерти и до момента, как он встал и потянулся за свежим мясом - как быстро берет людей эта зараза, насколько быстро она мутирует? В Раккун-Сити они тоже вставали так быстро? Клэр точно помнит, как её присутствие заставляло мертвых вставать на ноги и идти к своей цели - они лежали несколько дней, прежде чем подняться. Дней. Дворецкому понадобились минуты. И если болезнь мутирует - они в полной заднице.

Черт возьми, да они уже в полной заднице - Клэр была уверена, что за пределы Раккун-Сити эта дрянь не выбралась, что она умерла в том взрыве боеголовки, которую сбросили на город военные, но теперь зараза снова под боком, снова дышит в затылок, негодуя, что две такие аппетитные жертвы выжили, избежав заражения.

Леон запирает гостиную, подпирает дверь и принимается лапать все в поисках тайной двери, словно бы начитался старинных романов и ищет потайную дверь на книжной полке - не согласиться с ним трудно, особняк действительно словно бы списан с мистических романов, а мрачный дворецкий и странная женщина, зовущаяся хозяйкой дома, только нагнетали атмосферы и подтверждали теорию о страшном зловещем доме, в который лучше не заходить.

- Тут письмо. Без подписи. “Спасибо, Рэндалл, твой эксперимент оказался удачным, и у нас все получилось. Ты вернул нам нашего мальчика, и ты не представляешь, как мы благодарны тебе за это. Теперь-то мы уж точно не упустим свой шанс стать хорошими родителями, чего бы нам это ни стоило.” - Зачитывает вслух короткую благодарность некому Рэндаллу - все остальное лишь скучная корреспонденция и старые газеты, а это письмо кажется свежим, словно написано было не больше месяца назад. - Как думаешь, кто такой Рэндалл? И за что его благодарят?

Всё это кажется странным и жутким, хочется крикнуть простое - к черту ваши загадки, просто дайте нам уйти. Как жаль, что такое никогда не работало.

На слова о кухне Клэр лишь закатывает глаза - ругаться не было сил, но как можно было в такой ситуации думать о еде? От одной лишь мысли о куске хлеба, ком в горле просился наружу, а у Леона словно бы наоборот, пробудился зверский аппетит после того, как зомби заманчиво поклацал возле них челюстями - вот уж точно, зверский аппетит заразителен.

Она не находит ничего интересного на полках - старинные статуэтки, покрыты пылью книги, но ни единой фотографии, указавшей бы на то, что в этом доме живут люди, а не их призраки. Полки выглядят одновременно заполненными и пустыми - как музей, как видимость обжитости.

- Как ты и мечтал - жуткий подвал в жутком доме. Мечты сбываются, да? - Хмурится, глядя на непроглядную тьму, в которую им следовало спуститься - не хочется, но ради Шерри придется. - Главное чтобы там не было тех слепых говнюков с длинным языком, а остальное - переживем.

Они движутся в этой тьме наощупь, Клэр кладет руку на плечо Леона - потеряться и разделиться было бы отвратительной идеей, страшно даже представить что еще может обитать в этих стенах и насколько ужасная смерть может его ожидать. Шипит, когда Кеннеди наступает ей на ногу и легонько бьет его рукой в спину - глаз на затылке у него нет, в кромешной темноте чудо, что они вообще не свалились, споткнувшись или наткнувшись друг на друга, поэтому не злится, толкает в шутку, а не с обиды.

И первым делом хочется захлопнуть открытую Леоном дверь - плевать, что там светло, лучше вновь кромешная темнота, чем отвратительный запах, кажется, даже гниющие трупы пахли лучше, чем смердит в этой комнате сейчас. Следом за Леоном заходится в кашле, зажимая ладонью рот, желудок пуст, прощаться не с чем, но знакомый ком все равно подступает к горлу - зачем держать такое помещение в подвалах собственного дома?

Говорить вслух о своих догадках Клэр не будет - ей кажется, что раскрой она рот, как не сможет и дальше выносить этот отвратительный запах, а не потому что ей нечего сказать, о, наоборот, она с радостью бы высказала все, что думает об этом месте, причем желательно владельцу этого дома, приправив аргументы одним весомым - свинцовой пулей. Клэр оглядывает помещение: грязнущие столы и ванна с булькающей жижей, возле ванны иронично висела длинная в пол штора, словно бы кто-то рискнул уединяться для принятия душа в таком помещении.

- Что произошло наверху? На втором этаже я нашла Джерома - говорила же, что стоило отправить наших гостей ночевать в наши особые спальни! - Цокот каблуков и голоса раздались из-за двери, откуда совсем недавно пришли Клэр с Леоном. Редфилд хватает Кеннеди за руку и тянет его к ванне, задергивает за собой штору и прикладывает палец к губам - прятаться в круглой комнате отвратительная затея, но им придется либо стрелять на поражение, либо пытаться выведать больше информации.

И тогда, возможно, количество трупов ограничится теми, что уже есть.
[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

+1

10

Кто-то сидящий на порядок выше них, определенно их троллил. Стоило только заикнуться о том, что он не хочет спускаться в темный – темный подвал и шариться по нему в поисках скорой смерти, как вот тебе и подвал, вот и пожирающая темнота, а рядом еще жужжащая над ухом, своими поучительными цитатами о жизни, бренности и смерти, Рэдфилд. Леон тоже хмурится и у него жутко чешутся руки, когда он думает, что нужно заткнуть Клэр рот пирожным с большой порцией шоколада и крема. Возможно, именно это поможет им и никаких лизунов, там, в непроглядной тьме они не встретят. Ее позитивным рассуждениям вслух можно позавидовать. Конечно переживут, ведь и не такое пережили и не из такого дерьма выбрались, правда там был выплеск адреналина как-то помощнее что ли и оружие…ОРУЖИЕ ТАМ БЫЛО. Леон хмурится еще больше, чувствует, как скоро складка на складку меж бровями наедет, а потом смотрит на свой пистолет, затем на ружье в руках Клэр.  Внутренний голос ему подсказывает, что шансы у них почти равны нулю, особенно если Клэр не прекратит вырезать на своем пути все живое. О последнем он, кстати, не говорит вслух, как заведенный про себя повторяя про женскую ранимость.
Первое, о чем он думает, когда Клэр тянет его к ванной, что он ни за что никогда не полезет в эту жижу. Второе, что с таким же успехом, он бы мог закрыть глаза и довольствоваться правилом: если я вас не вижу вы меня тоже видеть не можете. В детстве это срабатывало, возможно сработало бы и сейчас. К их счастью, шторка оказывается плотной, иначе бы вышел конфуз и действительно пришлось закрывать глаза. В опасной близости, прямо позади них, черная-черная жижа издает непонятные звуки, краем глаза Леон замечает образующиеся на поверхности черной глади пузыри, они будто бы реагируют на голос, который звучит за шторой, пузырей становится больше. Именно это отвлекает его от подслушивания чужого разговора, он пропускает важный момент мимо ушей, настолько сильно будучи поглощенным тем, что видит. А видит он медленно выползающую из жижи щупальцу, что вслепую, тянется к «жизни». Если Клэр увидит – завизжит, а завизжав привлечет не нужное внимание, и вся эта операция по спасению закончится так и не начавшись. Леон нервно улыбается уголками губ, подталкивая Рэдфилд на шажок вперед, как только голос за шторой затихает, а его обладательница куда-то исчезает. Второй раз он толкает Клэр увереннее, прямо через вмещающуюся штору к одному из свисающих с потолка мешков, от которого исходит тошнотворный запах и делает это на доли секунд опережая склизкую щупальцу, которая пытается заполучить желаемое, но ухватившись лишь за воздух с шипением возвращается в жижу. Потревоженный мешок, рычит и извивается, цепи на которые он подвешен, поскрипывают несмазанными петлями, рядом с мешком оживает второй – его сосед, и если присмотреться, то где-то снизу, сквозь прорванную мешковину можно заметить мутный глаз мертвеца, поеденный личинками мясной мухи.
- Мне все больше кажется, что в этом замешана Амбрелла. – Признается вслух Леон. И ему это не нравится. Но, так не бывает, если не произносить вслух "Амбрелла", если не думать о том, что это за зло во плоти, зло, к сожалению и разочарованию Кеннеди, так не исчезнет. С этим нужно смириться. Или, в их лучшем случае, бороться. ДА СО ЗЛОМ СТОИТ БОРОТЬСЯ.  – Они не прекращают кошмарить мир своими экспериментами даже после того, что случилось в Раккун – сити. Его рука устремляется в направлении ванной, в которой живет нечто, затем он кивает на знакомые мешки для трупов. – Рассадник зла и ночных кошмаров.
Он злится. Это видно по «ходящим» желвакам. Леон хватает бутыль с непонятным содержимым, стоящий на столе. В канистре осталось не так много, она достаточно легкая, свинтив крышку Кеннеди в два шага преодолевает пространство круглой комнаты, выплескивая содержимое канистры прямиком в ванную. Сначала ничего не происходит, комната погружается в тишину.
- Клэр, возьми нож. – Леон не смотрит на нее, но про нож запомнил, тот воткнут в деревянный брусок, приколоченный к столу. – С этим надо покончить. – Он говорит не о содержимом ванной, которое медленно меняет цвет с черного, на мутно-зелёный, а затем и вовсе с шипением, меняет цвет на желтый, испаряясь. Он говорит о «рычащих» мешках, которым нужно повредить мозг, чтобы они стали мертвецами не способными восстать благодаря экспериментам корпорации.  Леон неотрывно наблюдает за тем, что происходит в ванной, медленно вся жидкость испаряется, являя его взгляду иссушенный пожелтевший труп с проеденным брюхом, именно дыра в брюхе и является «норой» для нового уродца, чьи щупальца, чуть было не поймали Клэр. С шипением и попискиванием, оно выбирается из ванной и шлепнувшись на пол, утекает сквозь решетки в полу, пропадая из виду.  Он бы мог выстрелить и возможно даже бы попал, но что это бы дало? Убил бы? Разозлил? Привлек внимание тех, кто действительно был хозяином этого таинственного и хранящего в себе неприятные тайны, особняка?
- Не стоит здесь задерживаться. – Скор на принятие решений Кеннеди. – О чем говорил тот голос? – Они направляются к двери, которую не заметили только войдя сюда. – Она говорила о нас?Она? Леон не мог ошибиться, голос явно был женским. Он идет первым, так у них принято в их наспех сколоченном отряде по спасению мира. Дальше по коридору пахнет лучше, взгляд цепляется за вентиляционные решетки, куда-то они точно должны вести. Взгляд упирается в сомкнутые створки лифтовой кабины. Теперь все куда яснее. Женщина, чей голос они слышали, определенно уехала отсюда на лифте, но куда? Выше? Ниже? Леон оглядывается на Клэр, которая жмет кнопку вызова лифта. Ей определенно по барабану куда именно едет этот лифт, все, о чем она думает – Шерри. Но лифт, как правило не отвечает, за сомкнутыми створками не слышно, чтобы гудели тросы и двигалась уехавшая куда-то лифтовая кабина. Не могло же быть все настолько просто. Какие именно здесь скрыты секреты?
- Не хочешь прогуляться? – Интересуется Леон, когда видит одну из снятых и прислоненных к стене решеток, а над их головами зияющую черную дыру вентиляционного рукава. – Я могу подсадить.

+1

11

Прикрыв глаза, Клэр молит высшие силы, в которые, в общем-то, совсем не верит, чтобы тем, кто находится по ту сторону хлипкой шторки, не пришло в голову обходить комнату по кругу и подходить к этому нечто, задорно булькающему в ванной. Клэр обращается в слух, пытаясь сопоставить образ Элизабет с недовольным голосом женщины, раздосадованной незваными гостями в доме - получалось откровенно плохо, она едва не прослушивает половину разговора.

- Нам прекратить работу? Бросить все силы на заметание следов, пока гости не покинут особняк? - мужской голос определенно точно не был знаком Клэр, выглянуть бы из-за шторки хоть на секунду, но та была слишком плотной, и потому опасно было высовываться - не было желания даже предполагать, что с ними сделают, поймав.

- Ни в коем случае. Выпускайте ноль-третьего, он разберется. Работаем в прежнем режиме, девочке ни слова. И приберитесь здесь - запах просто отвратительный! - Кажется, это и правда была Элизабет, Клэр видела её лишь пару раз, но может представить, как та морщит нос и бросает недовольный ледяной взгляд на собеседника.

Удивленно распахивает глаза, когда Леон толкает её вперед, вопросительно изгибает бровь - что ты, черт возьми, делаешь? Инстинктивно хватает его за ворот куртки, когда с хлопком двери и звуком удаляющихся шагов Леон толкает её более уверенно. Это был бы идеальный и красивый момент для романа или экранизации их приключений - в фильме они были бы просто парнем и девушкой, которые сплотились, пытаясь сбежать из кошмара, и нашли нечто большее друг в друге. Сейчас он бы придержал её за талию и склонился к ней за поцелуем - на этом моменте экран бы затемнился, давая понять, что эта сцена сугубо между этими двумя, и пусть фильм про их жизнь, нечто личное стоит оставить на фантазию зрителя.

Но вместо стены её спина упирается в мешок, от которого исходит запах, отбивающий любое желание романтики, а вместо интимного момента, мысль о котором промелькнула в голове Клэр - рык того, что гниёт и разлагается в мешке, а теперь, почуяв живых, намеревается выбраться наружу. Мешок извивается, и Клэр отшатывается от него - снова ожившие трупы? Раккун-Сити словно бы не желает их отпускать, призраком следуя позади и накладывая на окружающее свой отпечаток.

- Мне абсолютно все равно, кто в этом замешан - я хочу скорее забрать отсюда Шерри и уехать. Даже та квартирка с капающим краном и настолько тонкими стенами, что за пару дней я узнала о личной жизни соседки больше, чем о некоторых людях я узнаю за год, мне кажется раем. - К черту Амбреллу и к черту все, в чем они замешаны - Клэр готова оставить борьбу со злом другим, возложить эту ответственность на плечи тех, кто к этой ответственности готов. Она - нет, не готова. Не готова мириться, позволяя и дальше корпорации рушить жизни сотен людей, но и бороться Клэр была не в силах - иногда хотелось побыть хрупкой. - Сейчас бы набрать горячей воды и принять пенную ванну. С бокальчиком вина. Или, может, двумя. Прошло… сколько? Неделя? Две? Мне кажется, что целая вечность, как будто бы то, что было до Раккун-Сити, было в прошлой жизни.

И если Клэр устала и просто хотела передышку, а не бросаться из огня в воду, как только опасность перестанет маячить за спиной - на одном адреналине не вытянуть всю жизнь -, то Леон явно был зол. Хватает канистру и выливает её в ванну, возле которой они недавно стояли. Клэр хочет остановить его, но не успевает - мало ли, что могло быть в той канистре и парами чего они могут надышаться. Кладет руку ему на плечо - в таком состоянии Леон может наворотить дел:
- Мы справимся. Хей, посмотри на меня. - Проводит рукой по щеке, заставляя отвернуться от ванны и посмотреть на неё - уж за пару минут жижа точно никуда не сбежит. - Мы справимся. - Повторяет уверенно, и в этот раз ей и самой в это верится - они выжили один раз, смогут и второй. - Мы найдем Шерри, выберемся отсюда, заодно похерим и местную сеть. Соберем доказательства. Найдем Криса - я уверена, он в курсе происходящего и пропал не просто так. Не все сразу, не по щелчку пальцев. Постепенно. И начнем мы с того, что выберемся отсюда. Шерри, ты, я - живые. Договорились?

Наверное, ей следовало идти учиться на психолога - от собственной речи становится спокойнее, рука не трясется, когда она берет нож и резким движением вынимает его из бруска, ввинченного в стол. Позволяет Леону заняться содержимым ванны - ей самой точно не хотелось даже приближаться к тому, что обитает в этой черноте - а сама оглядывает механизм, на котором подвешены мешки. Несколько поворотов рычага, и цепи, поскрипывая, опускаются вниз. Мешки начинают активнее шевелится, почуяв под собой твердую поверхность, Клэр без труда определяет, где у этих чудиков находится голова и, не вскрывая мешка, ударяет ножом по голове - получается лишь со второго раза, первый удар оказывается достаточно слабым, зато со вторым мешком таких трудностей не происходит. Лишь когда они затихают, она приоткрывает содержимое и тут же закрывает обратно - разложившееся тела было не узнать, а вот запах был более чем впечатляющий.

Оборачивается на Леона, заслышав странный звук, в тот момент, когда нечто выпрыгивает из ванны и резво ускользает сквозь водосток в полу. Вопросов становится все больше, а ответов, к сожалению, не прибавляется.

- И это все время сидело в ванной? Какая мерзость - надеюсь, оно ушло от нас с концами. - Морщится, стараясь не думать, что это может сделать с человеком при встрече - или, может, оно не так опасно, раз сбежало? Леон предлагает убираться к чертям из этой комнаты, и Клэр полностью солидарна с ним. Обтирает нож с остатками мозгов об один из мешков и спешит за Леоном покинуть комнату.

Наконец-то можно дышать - в этой части здания трупного запаха не было, и можно было спокойно вдохнуть, не боясь тошноты, подступающей к горлу. Хотелось бы завернуть за угол и увидеть там Шерри - хотелось простого решения проблемы, но, очевидно, их ждало нечто более странное - чертов лифт. И в голове сразу мелькают картинки, что дом - лишь прикрытие, а под ним спрятана на десятки этажей вниз лаборатория, в которой разрабатывается то, что и в кошмарах не снилось. Хочется мне оказаться неправой на этот счет.

- Я не знаю, Леон. Ты же слышал то же, что и я - очевидно, речь шла о нас, и от нас хотят избавиться. Остается лишь надеяться, что арсенал у них менее устрашающий, чем в Раккун-Сити. - Второй встречи с мутировавшим отцом Шерри или огромным мужчиной в шляпе она бы не выдержала - тогда от кошмаров точно не избавится так просто.

На удачу жмет кнопку - та не отзывается. И если бы не Шерри, ждущая их где-то внизу и надеющаяся, что Леон и Клэр придут за ней и помогут, то можно было бы просто махнуть рукой и уйти - не работает, значит, не судьба. Поворачивается к Леону с явным вопросом в глазах - и что же делать дальше? - и перехватывает его взгляд, направленный на вентиляционную шахту.

- Предлагаешь мне лезть туда? - И это логично. Леон лучше стреляет и сможет прикрыть на земле, Клэр сможет успокоить Шерри куда быстрее, если ей повезет её найти, да и девушка все же меньше широкоплечего Леона - ей куда проще передвигаться по вентиляции. - Должен мне будешь за это, Кеннеди!

Леон подсаживает её, и Клэр с первого раза - пусть и не самого удачного, шуму она всё же наделала, несмотря на шипение Леона быть тише - затаскивает себя в вентиляцию. Фонарика с собой не оказывается, и Клэр на ощупь ползет вперед, пытаясь разглядеть хоть что-то в кромешной темноте перед глазами. Мерещится движение совсем рядом, и девушка вздрагивает, тем не менее, не издавая ни звука - но это лишь разыгравшееся воображение, напряжение сказывается даже на этом.

Где-то позади слышится грохот и звук выстрела - там, где она оставила Леона за своей спиной. Очевидно, они уже наделали шуму и выдали себя, и потому Клэр не сдерживается, переходя на повышенный тон:
- Леон! Ты в порядке? ЛЕОН?

[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35tft.gif[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

+1

12

Клэр права, единственная цель корпорации, после того, как мы обнародовали историю произошедшего в Раккун-сити, став ее невольными участниками – залечь на дно, попутно избавившись от нас, но не привлечь при этом еще большего внимания к тем, кто уцелел с их стороны в этой мясорубке. Леон замедляет шаг. Выходит, что они сами пришли и отдались в руки корпорации? Если «тетушка» Шерри приглядывает за этим местом, а на самом деле работает на «Зонтик», выходит, что она в курсе того, что за люди, явились в ее дом, и ее первоочередная задача… сложно поверить в то, что они сами в очередной раз подписали себе смертный приговор.
-Судить об их арсенале еще слишком рано. Я полагаю мы не видели и четвертой части того, что здесь хранит корпорация. – Он все больше убеждается в том, что Амбрелла запустила свои длинные лапы намного дальше, чем они могли себе представить, столкнувшись с экспериментами, которые проводила корпорация под Раккун – сити.
Конечно, Клэр не понравилась сама идея, что ей придется ползать в замкнутом пространстве, ведущем черти куда. Ей вообще редко нравились идеи, которые выдвигал Леон, но, что тут поделаешь, раз они ввязались в это вместе, то стоит, наверное, научиться доверять друг другу. Криво усмехнувшись, на слова Клэр о том, что он в очередной раз будет ей должен, Леон скрестил руки, чтобы Клэр было удобнее упереться носком ботинка. Когда она не без труда для себя, втиснулась в ограниченное пространство потихоньку скрылась с глаз Леона, он еще некоторое время не сводил взгляд с вентиляционного отверстия. Правильно ли он поступил, отпустив Клэр одну? Образовавшаяся тишина, показалась ему странной, будто бы живой и чего-то выжидающей. Руки уверенно сжимают пистолет, он вскидывает пистолет и задерживает дыхание, неотрывно смотря на створки лифтовой кабины, потому что чутье ему подсказывает, что именно оттуда и придет новая опасность. Он не хотел признавать очевидного: волосы на затылке «зашевелились», приподнимаясь дыбом, словно страх играючи, зашел к нему со спины, потрепав своей когтистой рукой по голове.
Грохот позади него раздался одновременно с мягким звоном, которым сопровождались открывающиеся двери лифтовой кабины. Сначала Леон взял на мушку лифт, сверкающую чистотой и новизной кабину, в которой играла тихая, но очень навязчивая музыка, а затем, выбиваемую с нечеловеческой силой дверь, через которую они с Клэр прошли, дверь, за которой осталась круглая комната, где их чуть было не поймали. Леон шагнул к лифту, попятился спиной, прицеливаясь в высокую и темную фигуру, стоящую в дверном проеме. Это чертовски сильно напомнило ему первую встречу с преследующим его по полицейскому участку мистером Икс, неугомонным экспериментом, чье тело не брали пули, а само оно регенерировало и отращивало конечности с немыслимой скоростью. Что ж, гранат у него с собой не было, впрочем, как не было ничего из арсенала выживающего в кошмаре человека, пистолет не в счет. Он на ощупь, одной рукой попытался нащупать панель, которой управлялся лифт, но, когда его пальцы коснулись мерцающей панели, механический голос сообщил ему, что отпечатки не распознаются и доступ соответственно получить невозможно. Видимо «гость» на том краю коридора тоже услышал это, потому что именно в этот же момент, он вытянул вперед руку, указывая в направлении Леона, указательным пальцем. Не смотря на расстояние разделяющее их, Леон почувствовал, что глаза монстра лишены всякого выражения, как осколки стекла, мерцающие в темноте, если их вскользь коснется луч фонаря.  Этого было вполне достаточно, чтобы какой-нибудь рядовой житель города, наверняка бы обделался съеденным завтраком, но желудок Леона была закален боем, который ему довелось вести в канализациях под умирающим городом, так что, отложив на время паническую атаку, подступающую к нему, он трезво оценил ситуацию и то, что его соперник явно был чем-то накачен и модифицирован, потому что в следующий момент, весь имеющийся свет в коридоре, стал медленно с шипением гаснуть, все ближе подбираясь к кабине лифта. Если он ее обесточит, они окажутся заперты вдвоем в замкнутом пространстве, в темноте, откуда выбраться вряд ли получиться. 
Леон выстрелил, дважды, но просвистевшие пули, лишь разозлили того, кто пришел, чтобы уничтожить ненужных свидетелей продолжающихся экспериментов, которые проводила Амбрелла. Леон выстрелил еще раз, целясь в голову. Его соперник пошатнулся, коснувшись рукой стены, а затем сжал руку в кулак и со всей силы врезал все по той же стене. По камню пошли трещины, каменная крошка посыпалась под ноги. Если в обойме и остались патроны, которыми он мог воспользоваться, то их было ограниченное число и они никаким образом не помогали, так что тратить их – загонять себя в еще более невыгодную ситуацию. Чертовы кнопки отказывались работать. Дважды Леон ударил сжатым кулаком по панели, считая, что это поможет. На второй раз что-то произошло, свет в кабине мигнул, враг утробно зарычал, увеличивая скорость, с которой двигался в направлении лифта. Он в два прыжка настиг Леона и уже вытянул вперед когтистую лапу, чтобы сцапать свою жертву, как створки лифта сомкнулись, будто бы притягиваемые друг к другу магнитом. Леон отшатнулся, вжимаясь в стену, дулом пистолета упираясь в широкую ладонь мутанта, спуская курок. Едкий запах пороха наполнил собой кабину лифта, зверь по ту сторону протяжно взвыл, угодив в ловушку, задергался, пытаясь высвободиться, но у него ничего не вышло. И, кабина поехала, дернувшись, устремилась вверх, под аккомпанемент из хруста ломающихся костей и рвущихся между собой мышц. На пол кабины лифта рука упала уже имея человеческие размеры, единственное чем она отличалась – цвет, хорошо знакомый Леону, почти все зомби, которых он встречал в свое время в пределах Раккун – сити, были именно такого цвета. На одном из пальцев можно было разглядеть перстень, запачканный предположительно кровью. Недолго думая, Кеннеди попытался разлучить оторванную руку и украшение, но выходило скверно и едва ли что-то получалось. Кабина в очередной раз дернувшись, заставила Леона вжаться в стену, отшатнувшись от руки, с которой он возился. Свет погас, и двигаться вниз или вверх, кабина перестала. Лишь информационное табло над неактивной панелью с кнопками, загорелось красным, оповещая об ошибке.  Кеннеди встал, попытался разомкнуть между собой двери лифта, но те не поддались. Тогда он взглянул вверх, отыскав глазами путь наверх лифтовой кабины. Если верить почти одинаковым конструкциям всех лифтов, он бы смог выбраться наружу в шахту, а оттуда по технической лестнице уже и на безопасный этаж. Он взглянул под ноги. Что ж, руку придется взять с собой и уже в более спокойной обстановке, отделить кольцо. Но касаться ее голыми руками не хотелось, от слова совсем. Кеннеди, призадумался, но длилось это недолго. Присев, он развязал шнурки, стянул ботинок, затем носок, ботинок вернул обратно и обмотал часть ссохшейся руки своим носком, чтобы удобнее ту было нести. Затем с горем пополам, он смог ухватиться за край аварийного люка, ведущего в шахту, подтянулся на руках и с кряхтением, напоминающим кряхтение старого деда, выбрался в холодное и достаточно темное пространство над кабиной, в которой он провел столько времени. Механическое устройство, к которому были подведены тросы, испускало искры и гудело. Леон задрал голову вверх, дабы убедиться, что сверху на него ничего не рухнет и затем поискал глазами лестницу, по которой можно было подняться выше. Она оказалась ближе, чем можно было себе представить, только руку протяни. Кабину тряхнуло, а где-то совсем рядом послышался рык и протяжный вой. Необъяснимый страх липким покрывалом упал на плечи, Кеннеди пошатнулся и в последний момент успел ухватиться за перекладину лестницы, по которой собирался подняться, если бы не это, он бы виском или любой другой частью своего тела угодил бы прямо на искрящийся механизм и тогда бы, как бы это странно не звучало сейчас, запахло бы жаренным. Возникшее из неоткуда ощущение, что он собственноручно раскопал могилу себе, Клэр и Шерри, заставив двух последних приехать сюда, сдавило спазмом горло. Поежившись и стараясь не смотреть вниз, он стал карабкаться вверх, не отвлекаясь на скрежет и грохот, что нарастал под его ногами. Это было невыносимо, и в какой-то момент, он все же скосил взгляд, чтобы убедиться, что беда не подбирается к нему из темной и глубокой шахты. И убедился. Подбирается. Нечто, рычащее, ползло вверх по стене. Вынырнув из узкого пространства между стеной и кабиной, ловко запрыгнув на крышу кабины, где совсем недавно находился Леон. Монстр потерял из виду Леона, но было слышно, что, ориентируясь на собственный нюх, пытается выяснить куда же подевалась его добыча. Он впивался когтями в железо, вспарывая крышу лифта, как открывалка вспарывает жестяную банку с горошком. Не стоило тут задерживаться. Леон поднялся еще выше, но не углядев, что одна из перекладин, ненадежно закреплена и прогнила, чуть было не сорвался вниз, повиснув на одной руке, ищу ногами знакомую опору. Железка, которая его подвела, выскользнула из вспотевших пальцев, устремляясь вниз и угодила прямиком по голове, того, кто выслеживал Леона. Зверь взвыл, вскинул голову, устремляя знакомый, полный голода взгляд на ускользающего Кеннеди, а затем, с разбегу, впиваясь когтями уже в камень, пополз вверх, по стене. Да, такому монстру определенно не приходилось пользоваться лестницей. Его зловонное дыхание уже чувствовалось в районе щиколоток, когда выше замаячил свет. Пальцы ухватились за порожек, он подтянулся всем телом, выбираясь в коридор, а совсем рядом послышался голос Клэр:
- Прикройся! – Следуя команде, Леон накрыл свою светлую голову обеими дрожащими руками, чувствуя, как воздух над его головой, очень быстро нагревается.

+1

13

Видимо, Амбрелла не скупится на оборудование и содержание этого оборудования - и, как ни парадоксально, заботится о своих сотрудниках? Хотя, скорее, о частоте экспериментов, проводимых в подземных лабораториях на минусовых этажах - Клэр ожидала ползти по пыльной и заросшей паутиной вентиляции, но, что удивительно, было относительно чисто. И чертовски холодно - вентиляция работала на славу.

- Полезай в вентиляцию, Клэр, пусть тебя сожрет здесь какой-нибудь лизун, - понимает, что Леону с его широкими плечами и грацией картошки было бы куда тяжелее в тесной вентиляции, чем ей, но все равно недовольно бормочет себе под нос, когда, слышатся звуки выстрелов - Леон не отвечает, а ползти в обратную сторону безопасно ли? Может, Леон убежал, а её сейчас с радостью встретят местные монстры и перекусят ею перед полноценным ужином?

Кажется, они видели наверху фонарик, когда обыскивали верхние этажи поместья - и почему не взяли? Клэр повертела его в руках, посветила в лицо Леону и под недовольным взглядом, брошенным из-под нахмуренных бровей, стушевалась и отложила “игрушку” - жалеет, когда прищуривается, пытаясь разглядеть хоть что-то в кромешной темноте, и даже мобильника, как назло, не оказывается рядом - видимо, потеряла где-то? И ружье, которое она потащила за собой, абсолютно не внушало уверенности, не самое удобное оружие для столь ограниченных пространств.

Вздрагивает, когда шаги позади столь явственно напоминают ей типа, преследовавшего их с Леоном и Шерри по полицейскому участку. Его размеренные шаги эхом отдаются в голове, словно бы он действительно вышагивает сейчас где-то рядом в поисках своих жертв, которые не должны покинуть это страшное место живыми. Клэр прикрывает глаза и делает два глубоких вдоха - в этот раз у неё нет ни гранатомета, ни огромного боезапаса патрон к пистолету и дробовику, ничего, что помогло бы ей спастись кроме, пожалуй, собственных ног, которые обязательно подкосятся и подведут в самый ответственный момент. Раздается грохот, и он вибрацией идет по вентиляции, но вопреки ожиданиям Клэр, сразу представившей худшее, а именно, как она проваливается вниз и на неё тут же напрыгивает парочка особо резвых зомби, которые только рады отужинать ею - благо фантазия у девушки весьма богатая, и вообразить подобное было пустяковым делом. Но нет, она краем уха слышит звук поднимающегося лифта - значит, все в порядке? - и спокойно доползает до вентиляционной решетки, опускает взгляд вниз, и едва не вскрикивает - Шерри!

Мужчина в белом халате придерживает девочку за плечи: Шерри зажата, ссутулила плечи и подобрала руки, как будто бы ей страшно - надо тебя вытаскивать, ребёнок.

- Не бойся, это всего лишь подземные толчки. Такое бывает, это не страшно, здание крепкое, устоит. Пойдем, милая, ничего страшного, это просто укольчик - витамины, тебе полезно. И идти нам недалеко, всего лишь на два этажа вниз, на минус третий уровень. - Мужчина заговаривает девочке зубы, и Шерри, может, и верит тому, что говорит ей дядя в белом халате - её мать и отец тоже носили халаты, и в мозгу напуганной девочки это может ассоциироваться с безопасностью и уверенностью. Клэр же запоминает каждое слово, сказанное мужчиной - минус третий уровень.

Они уходят, и Клэр успевает разглядеть карточку пропуска, которую мужчина приложил возле двери - очевидно, им придется раздобыть такую же. Злость переполняет её - бедная девочка натерпелась ужасов в Раккун-Сити, для неё все должно было там закончится, но корпорация почему-то не хочет отпускать, вцепившись в неё своими мутировавшими когтями. Шерри нужна спокойная жизнь в хорошей и заботливой семье, возможно, год терапии у хорошего психотерапевта и полное отсутствие в жизни триггеров и шокирующих факторов. Но Клэр не успевает среагировать и найти выход своей злости, как раздается очередной грохот - и в этот раз решетка, на которую опиралась Клэр, пытаясь разглядеть и услышать как можно больше, издает жалобный скрип и проваливается вовнутрь.

Воздух выбивает из легких, когда она приземляется на жесткий пол животом - очевидно не только Леону повезло с грацией картошки. Вопреки ожиданиям, зомби не накидываются на неё толпами, как и отряд вооруженных до зубов солдат не спешит арестовать её - только огонёк камеры равнодушно мелькает в углу помещения, так и говоря, что от него не скрыться. Клэр показывает средний палец, а затем прицеливается из ружья и спускает курок - Катитесь к черту, ублюдки.

Оглядывает помещение - две двери, в одну из которых вышли мужчина, не раздумывая, Клэр дергает ручку второй, и со второго раза - и удара ногой - та поддается, открываясь вовнутрь. Стоило перешагнуть порог, как включился верхний свет небольшого кабинета, и взгляд девушки первым делом выцепил шкафчик с оружием - на нем висел целомудренный замок, который вполне можно было бы сбить, но зачем, когда ключ висел на стенке рядом - очевидно, эти ребята совершенно не думали, что какая-то Клэр Рэдфилд вломится и будет разворовывать их оружие. Хватает тряпичную сумку скидывет, не разбирая, три неполные коробки с патронами - найдет Леона и они разберутся, что из этого им нужно.

Следом в сумку отправляется, значительно её утяжеляя, огнемёт - Клэр роется в ящиках и находит лишь одну огнесмесь, но это все равно значительный улов. Закрепляет похожую на банку упаковку знакомым движением - хотелось бы никогда не вспоминать, как это делается, но лучше такое оружие, чем никакое - и убирает в сумку, решив, что ружье эффективнее против зомби, а против людей как средство устрашения - еще эффективнее.

В спешке обшаривает кабинет: на столе находит папки с их именами и даже фотографиями, сделанными явно с камер видеонаблюдения, чертыхается и кидает в сумку, а следом отправляется маленький ручной фонарик - итогом улова становится пропуск, найденный в висящем на крюке халате. Хоть что-то хорошее в этом ночном кошмаре.

Взвалив на плечо тяжелую сумку, быстрым шагом пересекает кабинет и успешно выходит через дверь, через которую вышли Шерри и доктор, на лестничный пролет. Первым порывом было рвануть вниз на минус третий, и Клэр на пару секунд зависает, мечась взглядом между лестницей вниз и вверх - Шерри нужна была помощь, но и оставить Леона, не имея с ним никакой связи, одного? Чертыхнувшись, бросается вверх, взбегает на этаж выше по лестнице и по указателю несется к лифту, чувствуя, как тяжелая сумка бьет по спине - точно останутся синяки - если они разминулись у шахты лифта, то логичнее к ней же и вернуться? Спотыкается в собственных ногах: Клэр не боец и не солдат, привыкший к кроссам с тяжелым грузом за спиной, такие нагрузки еще в Раккун-Сити заставляли её чувствовать себя загнанной лошадью, и лишь адреналин, что сейчас, что тогда, кусал за пятки и подгонял вперед, не позволяя просто остановиться.

Утверждение оказывается верным - завидев светлую макушку, выбирающуюся из шахты лифта под ужасающий своим исполнением аккомпанемент скрежета и хрипов, она бросает ружье и сумку на пол, вытаскивая огнемет:
- Прикройся! - командует Леону и направляет поток огня в шахту лифта - топливо для огнемета придется поискать, Клэр, по ощущениям, тратит третью часть, перестав только тогда, когда услышала, как нечто отцепилось от стены, а через несколько секунд ударилось о кабину лифта, которая со свистом полетела куда-то вниз - знать куда желания не было, и Клэр, отставив огнемет к стене, подает Леону руку, помогая встать на ноги, и оттаскивает несостоявшегося полицейского подальше от зияющей чернотой шахты лифта - не хватало еще им туда свалиться. И только отойдя на несколько шагов назад она позволяет себе упереться руками в колени и отдышаться.

- Чем бы оно ни было, я надеюсь, мы не встретим это вновь. - Замечает, возвращаясь за огнеметом и, убрав его обратно в сумку, протягивает Леону - Клэр с радостью не притронулась бы больше ни к самой сумке, ни к её содержимому. - Я видела Шерри, какой-то тип в белом халате увел её на минус третий уровень.

Показывает Леону раздобытый пропуск - теперь для них многие двери открыты, и добраться до нужного места стало гораздо проще, в вентиляционную шахту больше никому не нужно лезть - а затем обращает внимание на руку с перстнем на ней.

- Я его где-то видела… Подожди! Не на дворецком ли? - Пытается вытащить из памяти воспоминания, но может вспомнить лишь расплывающееся пятно крови от выстрела в упор. - Нет, вряд ли, откуда у него такой перстень… Может, на фотографиях видели? А зачем ты его вообще подобрал?

Прикладывает пропуск к двери, когда они спускаются на минус третий уровень - огромная надпись не дала и шансов перепутать этажи - и им везет, двери плавно разъезжаются, пуская их в лабораторию. Как и в лаборатории Амбреллы в Раккун-Сити, их обрызгивает обеззараживающим раствором, а затем подсушивает поток воздуха, Клэр чихает от гадости, которой их полили, и спешит скорее пройти вперед - на самом деле, она бы с радостью вернулась назад, в общежитие и уютную кровать, но разве можно продолжить жить дальше обычной жизнью, зная то, что она узнала?

В холодильниках стоят многочисленные пробирки, и Клэр останавливается у одного из них, читая надписи: не было чего-то в стиле “для ума, для красоты, для силы”, были лишь номера и буквенные обозначения, и, наверняка, где-то в базах есть все расшифровки, однако времени - да и смысла - искать не было.

- Возьмем парочку в качестве доказательств? - Оборачивается к Леону, заинтересованно перебиравшему какие-то бумажки, и тут же задумывается - а где же, черт возьми, все люди?
[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://i.imgur.com/YkLbmwC.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/35tfi.gif  https://funkyimg.com/i/35tfg.jpg  https://funkyimg.com/i/35tfh.gif
I love the smell of gasoline, I light the match to taste the heat
I’ve always
liked to play with f i r e
хрупкость <3[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

0

14

Воздух над головой стал плотным и горячим, напитавшись запахом нафтеновой кислоты и бензина, что в народе называлось куда проще – напалм, он обжигал. Пламя было не единственным средством в борьбе с ожившими мертвецами и мутантами, которых создавала корпорация, но очень действенным, там, где оно не останавливало их, оно выжигало достаточно, чтобы сделать чудовище уязвимым для пуль. Вот и сейчас им очень повезло. Леон ухватился за протянутую руку, поднимаясь. Он косится в сторону темной шахты, прислушивается, стараясь не реагировать на неприятную боль в районе груди, надо будет записаться к врачу и проверить сердце, как только они выберутся из этого кошмара, такие нагрузки вредны. Он кивает, конкретно в этом он согласен с Клэр, не хочется ему больше сталкиваться с этой тварью ни в коридоре ни где-либо еще.
- Она в порядке? – Зачем-то уточняет, все еще думая о том, что монстр может вернуться. Конечно, она должна быть в порядке, иначе бы Клэр об этом непременно сообщила. – Значит все-таки это очередная лаборатория корпорации? И как далеко они сумели зайти в своих исследованиях? Сколько еще таких «баз» разбросано по городам? – Пальцы сжимаются в кулаки. Клэр вряд ли знает ответы на эти вопросы. – Он выдыхает, качает головой, кладет руку на плечо Рэдфилд. – Прости. В первую очередь мы должны найти Шерри, затем выбраться отсюда и уже после искать ответы на вопросы. – Да, это определенно его новая цель – найти ответы на вопросы о корпорации, остановить Амбреллу.  Он, конечно, предложит Клэр отправиться с ним, но если она захочет остаться с Шерри ради безопасности девочки, чтобы уберечь ее, то тоже поймет и препятствовать этому не будет. Кивает на пропуск, да, определенно теперь им открыто куда больше деверей и разделяться уже не придется, когда они будут идти плечом к плечу, когда смогут стоять спиной к спине, у них больше шансов выбраться отсюда целыми и невредимыми и…вместе.
Леон пожимает плечами, потому что не помнит, где именно мог видеть перстень, видимо девчонки обращают внимание на такие детали чаще. Да и какая собственно разница, чья рука тут валяется на полу, обмотанная носком мистера Кеннеди. Он поднимает находку и стараясь не кривиться от того, как вместе с перстнем, который он снимает с пальца, слезает и сгнившая кожа. Запах, конечно, соответствующий. Леон смотрит на потускневший камень, затем обтирает его о край одежды, а руку выбрасывает в сторону, в ней нет больше нужды.
- Кажется камень можно вынуть из перстня. – Бормочет он, шевеля тот в углублении ювелирного украшения. – Знаешь, - поджимает губы. – Побегай с мое по полицейскому участку, реши пару головоломок, чтобы добыть куски старинного плиточного ключа, открывающего потайной ход на парковку из центрального зала и возможно, ты поймешь, почему я считаю, что перстень с огромным камнем, оставшейся на оторванной руке, может нам пригодиться. – Да, похоже на бурчание старого деда, но ему до сих пор не по себе от того в какие места ему приходилось лезть и что делать ради того, чтобы достать ту или иную деталь, чтобы решить чертову головоломку. Некоторые из них, конечно, валялись прямо на видном месте, а за какими-то приходилось лезть в кроличью нору, разгадывая цифровые и буквенные шифры. Высказался он на этот счет в крайне недовольной манере, не поднимая головы и не прекращая все это время дергать камешек и прокручивать его в углублении. И, наконец тот поддался. – Бинго! – Хмурое выражение лица Леона Кеннеди просветлело. – Говорил же. – он покрутил камешек в руке. – Не то, чтобы я профессионально разбирался в драгоценных камнях, но этот выглядит скорее, как подделка и похоже, что куда-то вставляется помимо перстня. – Он спрятал находку в карман. – Ладно, оставим пока, в процессе станет понятнее.
С пропуском действительно становится проще. Леон не задает вопросов, как именно Клэр его раздобыла, у каждого из них могут быть свои фишки и секреты, как облегчить себе жизнь, если ты на мушке у корпорации, которая определенно ищет мирового господства, а ты как надоедливая муха им мешаешь. После обработки обеззараживающим раствором и потоком теплого воздуха отчего-то хочется спать, но Леон трясет головой и пытается прогнать сонливость, идет вслед за Клэр, но проходит дальше, пока она разглядывает пробирки.
- Предлагаешь вынести пару пробирок просто убрав их в карман? – Он улыбается, - вспоминая, что примерно так чуть и не вынес из рушащегося прямо у него под ногами комплекса, пробирку с образцом Т-вируса. Но Клэр права, если они хотят и дальше мешать корпорации, им необходимо иметь на руках неопровержимые доказательства того, что творит Амбрелла.  – Они в чем-то должны переносить образцы. – Он окидывает взглядом столы, на которых разбросаны записи о проводимых экспериментах. – Что-то вроде…этого. – На глаза попадается небольшая коробочка с встроенным экраном для ввода кода. Он перебрасывает его Клэр. – Если я прав, то код для открытия этой коробочки либо записан где-то на бумаге, либо…- Его губы трогает саркастичная улыбка, - нам придется его искать. – Леон делает шаг в сторону и склоняется над клавиатурой одного из компьютеров. Вся надежда на то, что человек, за кем был закреплен данный компьютер, был не из тех, кто привык все усложнять и напускать тумана. – Какой бы ты выбрала пароль, если бы работала на корпорацию, которая хочет захватить мир, а Клэр?
- Сраныйпароль?
Леон качает головой:
- Ты забыла про цифры и дополнительные знаки. – Он указывает пальцем в потолок. – Излишний пафос. – Затем снова возвращается взглядом к мерцающему экрану и что-то быстро набирает на клавиатуре. И снова. Что-то бормочет себе под нос и не обращает внимание на Клэр, а затем, компьютер издает приветственную мелодию и на стенах вспыхивают дополнительные экраны, некоторые с непонятными графиками и схемами, а некоторые определенно транслируют все что видят камеры в коридорах и лабораториях.
- Клэр, смотри! – Леон тычет пальцем в один из мониторов, где видно врача в белом халате и малышку Шерри, которую уложив в непонятную конструкцию, пытаются то ли сканировать то ли облучить. – Я видел его на фотографиях в гостиной. – Леон нажимает кнопку на клавиатуре и камера берет лицо мужчины крупным планом. – Он был на одной фотографии с «тетушкой». Все так же в лабораторном халате.  Несостоявшийся полицейский внимательно изучает на экране коренастого меднокожего мужчину с глазами навыкате, большим ртом и тонкими усиками. На лбу у него блестели капельки пота.
- Нужно торопиться. Мы можем вернуться за образцами позже. – Он идет к двери, но не доходит, потому что та распахивается раньше, запуская внутрь помещения зомби, а за ним еще одного и еще.
- Ну, куда же без вас. – Кривится Кеннеди вскидывая пистолет и нажимая на курок. Прогремел первый выстрел, за ним еще один. Первый зомби рухнул на колени во лбу у него образовалась зияющая тёмная дыра от пули, пробившая гнилой череп насквозь. Губы его сложились в трубочку, как будто он хотел что-то спеть напоследок.

+1

15

Слова про полицейский участок вновь напомнают, как нелегко было выбраться из Раккун-Сити: город откровенно пытался их убить, а полицейский участок, лаборатория и даже канализация ни разу не упрощали дело. Всё это походило на аттракцион: загадки, головоломки, и всё это на скорость, пока огромный мутант в плаще не нашел тебя, а зомби не закусили тем, что остается после.

Клэр не говорит ничего про беготню по полицейскому участку - ей бы так шутить про город-кошмар, как шутит Кеннеди - благодаря Леону многие двери уже были для неё открыты, а головоломки - решены, однако и ей пришлось попотеть, доставая нужный ключ и решая некоторые из головоломок. И почему только полицейские не избавились от всего этого?

- Может, твоё призвание - быть ювелиром? - Ухмыляется, наблюдая за ковыряющемся с побрякушкой Леона, подбирая с пола ружье и сумку с патронами, которую попросту перекладывает на Леона - пусть сам разбирается, что из этого им нужно. - Уже и подделку можешь отличить от оригинала. Мистер Кеннеди, чего я еще о вас не знаю?

Леон всю дорогу сыпал вопросами, на которые Клэр лишь пожимала вопросами - знай она ответ хоть на один из них, может быть, ей было бы куда легче. Может быть, знай она причины, знай она, откуда тянутся все эти ниточки, одной из которых был Раккун-Сити, они могли бы обрезать их все. Можно было бы обратиться к журналистам, разнести через СМИ правду, разрушающую имя и репутацию корпорации - Клэр могла представить кричащие заголовки на первых полосах газет, пожалуй, она даже купила бы парочку и, вырезав статьи, вставила бы их в рамку. Жаль только, что рамку ставить некуда - разве что купить машину и выставить рамки на приборную панель, с которой они обязательно свалятся на первой же кочке или при торможении.

Да и, если уж говорить серьезно, вряд ли бы она дожила до статей, разрушающих Амбреллу - корпорация нашла бы её, достала из-под земли, и утянула бы за собой на дно. И, к сожалению, Клэр до сих пор не понимала, как далеко она готова зайти в попытках прекратить весь этот кошмар - наверное, потому что не до конца понимала, что скрывается под загадочным “кошмар”, и чем это грозит в случае бездействия, не до конца осознавала цели корпорации, воспринималось всё как оживший кошмар, который нужно остановить - но и жить тоже хотелось.

- А потом случайно разбить и самим подвергнуться воздействию этой жижи? - Поджимает губы, понимая, что Леон прав, и просто так вынести то, что находится в пробирках, не представляется простым - в конце концов, они не знают, что синтезировали в этих лабораториях: нужно ли соблюдать при переносе температурный режим, можно ли трясти пробирки, не случится ли чего плохого, разбей они склянку и вдохни пары?

Леон кидает в неё коробочкой, и Клэр, в последний момент поймав её - а еще немного и могла бы получить по носу! -  вертит в руках, пока Леон не озвучивает, что без кода эту коробочку не открыть. Очередная загадка, очередное “чтобы найти код, тебе нужно открыть дверь, ключ для которой спрятан в другом здании в желудке твари, которая сожрет тебя за пять секунд и не подавится”, на что Клэр лишь недовольно фыркает и без энтузиазма выдает вариант пароля:

- Как ты собираешься его подбирать? Это может быть что угодно, от дня рождения пёсика этого сотрудника… - Отставляет коробочку в сторону и показывает Леону рамку с фотографией, на которой мужчина улыбался, держа на руках карликового пуделя. - До названия сериала, который по выходным с мамой смотрела эта девушка. - Указывает на фотографию на столе напротив - отчего-то немного сюрреалистично смотрятся личные вещи сотрудников по соседству с пробирками, которые вполне могут содержать в себе как лекарство от гриппа, так и смертельное оружие. И Клэр что-то подсказывало, что ставить нужно на второе.

Леон со знанием дела ковырялся в компьютере, пока Клэр недовольно бурчала, оглядывая личные вещи сотрудников и откладывая в сторону то немногое, что могло пригодится: бинты и перекись, папка с надписью “Инцидент РК” - с шифром не заморачивались, очевидно, не думая, что выжившие из Раккун-Сити найдут лабораторию и эту папку - и кучей бумажек в ней. Удачной находкой становится сейф, код от которого на скотч приклеен к двери:
- Они как будто бы даже не рассчитывали, что кто-то может сюда вломиться - ну или набрали придурков, которые так халатно относятся к безопасности.

Не успевает ввести код и проверить, есть ли что-то внутри - может, оно и к лучшему, окажись внутри, как в Раккун-Сити, сумка, порох, вентиль или еще какая бесполезная сама по себе приблуда, она бы точно психанула - как Леон подзывает её к компьютеру.

- А ты не только ювелир, но еще и хакер? Что еще расскажешь о своих скрытых талантах? - Но желание шутить в миг отпадает, когда она видит на экране монитора Шерри и мужчину в белом халате, которого она сама видела некоторое время назад через решетку вентиляции. - Есть карта? Можно узнать, где они? Куда нам идти? - Ей категорически не нравится происходящее, не нравится непонятная конструкция, куда положили девочку - не нравится и пассивность Шерри, выполняющей все указания без пререканий, словно бы она безоговорочно доверяет мужчине.

Клэр согласно кивает, когда Леон предлагает выдвигаться - образцы подождут, вряд ли здесь есть такая же система самоуничтожения, как и в той лаборатории, в которой они были прежде, только вот планы рушатся, когда дверь распахивается, а на пороге оказываются зомби.

Всё это неприятными флешбеками навевало воспоминания о Раккун-Сити - выбравшись из города, сжимая в собственной ладони ладошку Шерри и чувствуя, как адреналин потихоньку отпускает и усталость подкашивает ноги, Клэр впервые за эту безумную длинную ночь выдохнула с мыслью, что все, наконец-то, закончилось.

Дождь прибивает запах разлагающихся тел, из-за чего дышится чуточку легче. Дождь холодными каплями скатывается по шее вниз, под майку, заставляя сильнее кутаться в насквозь промокшую куртку, поднимая воротник повыше - издевкой в голове мелькает мысль, что так и заболеть недолго. Как будто бы в городе, где буквально всё желает тебя убить, насморк и кашель - самая страшная опасность.

Их с Леоном - и теплыми стенами под крышей сухого полицейского участка - разделяет сетка забора и закрытая дверь, ключа от которой ни у кого из них нет. Клэр вертит в руках болторез, прикидывая в уме, хватит ли ей сил сломать цепь, которую она видела на одной из дверей по дороге сюда, но взрыв вертолета, явно кем-то сбитого, подпортил все планы - трупное окоченение не стало проблемой для медленных зомби, и они, словно почуяв живых, по чьим жилам сердце гоняет теплую кровь, стеклись на обед.

Теперь Клэр понимает, что нихрена это был не конец - если до этого ей казалось, что они просто отобьют Шерри и уйдут, и не будет никаких больше зомби, никакого Раккун-Сити 2.0, никакой борьбы с теми, кто желает откусить от тебя кусочек побольше, то теперь остается лишь перехватить ружье поудобнее и отбиваться от толпы мертвецов, что в узком пространстве было делать весьма затруднительно - Леону с пистолетом, надо признать, было куда проще. Спустя три выстрела патроны кончаются, а на перезарядку времени нет - когда на тебя,  скаля зубы, упорно идет мертвец с облезающей кожей и отвратительным парфюмом под названием “разложение”, решения сами приходят в голову. Клэр бьет прикладом по голове мертвеца, а когда тот отшатывается от неё на шаг назад, то, воспользовавшись временем, она ударяет мертвеца головой о край стола, оставляя на углу остатки мозгов, а на полу - окончательно мертвое тело. Со вторым она разделывается проще: подхватывает скальпель и, стараясь не вдыхать мерзкий запах и не думать о том, что именно она делает, несколько раз ударяет скальпелем в голову трупу. И только когда второе тело падает на пол, Клэр понимает, что пока она, решив не перезаряжать ружье, пошла в рукопашную, Леон разобрался со всеми остальными.

- К черту это место, забираем Шерри, улики и убираемся к чертям отсюда! - На полу лежат обычные люди - глупо было ожидать, то это будут какие-то мутанты, но Клэр подозревала, что простые несчастные, случайно забредшие к дому или же ранее его населявшие. - И я уже знать не хочу, что здесь происходит - всё равно, лишь бы это скорее закончилось!

Бросается обратно к ноутбуку, но камера, ранее показавшая им неприятного мужчину и Шерри, теперь открывала обзор на пустое помещение, и это стало последней каплей. Клэр нажимает на все клавиши подряд, словно бы это может помочь ей найти Шерри.

Сердце слишком громко стучит - ей кажется, что она не слышит ничего, кроме него, в ушах шумит, а ноги подкашиваются. Запах мертвечины щекочет ноздри, и она чувствует, что еще немного в этом помещении, и её точно стошнит, поэтому, не добившись ничего от камер наблюдения, Клэр выбегает из комнаты под собственный шёпот “еще немного в этой комнате, и меня вырвет”

Она выбегает на лестницу и, перевесившись через перила, все же прощается со скудным содержимым желудка. Стоит какое-то время, опираясь на перила и дыша, как когда-то учил её брат, когда страх монстра под кроватью захватывал её с головой: глубокий вдох, глубокий выдох.

Медленно бредет вниз - ружье осталось в той комнате, и осталась лишь надежда на Леона, который вскоре догонит её, как только разберется с камерами видеонаблюдения, а пока она забредает в каморку, где находит складной нож в кармане формы уборщика и фонарик, который пригодится, как только она забредет туда, где беды с освещением.

Клэр спускается в самый низ - лестница дальше не ведет, а табличка на двери гласит, что это минус шестой уровень. Она на удачу тянет руку к дверной ручке, но та сама распахивается, а навстречу ей выходит тот самый мужчина в белом халате. Один. Какое-то время они с Клэр просто пялятся друг на друга, а потом она дергает его за халат, не давая шагнуть обратно, и прижимает к его шее нож:
- Где Шерри и что ты с ней сделал?
[nick]Claire Redfield[/nick][icon]https://i.imgur.com/hjeUcnd.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/RxIkh4s.gif  https://i.imgur.com/phL6etc.gif
if you want it darker
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] we kill the flame
[/sign][lz]<a class="lzname">Клэр Рэдфилд</a><div class="fandom">Resident Evil</div><div class="info">Дождь из пепла льётся из глаз, чёрная бездна смотрит на нас. Дальше не будет дороги другой, если ты в пекло, я - за тобой.</div>[/lz]

+1

16

Раккун-сити научил его выживать, этот чертов город из кошмаров сделал его экспертом во многом, даже в том о чем сам Леон не догадывался. Взломать компьютер? Отыскать тайник? Вычислить шифр от сейфа с оружием, взглянув на плакат с рекламой гавайского пива? Разгадать головоломку, чтобы открыть ящик в котором хранится ключ от важной двери? Смастерить гранату из говна и палок? Да легко. Да, он в этом сечет. Ему бы в кино сниматься, а он, ползает по сточным тоннелям, вламывается в тайные лаборатории и спасает мир. Может это результат отцовского воспитания? В детстве у него особого выбора-то и не было, отец смотрел фильмы с Брюсом Уиллисом и Стивеном Сигалом и, конечно же, зачитывался книгами о Джеймсе Бонде, Леон всегда находился где-то рядом и рос собственно в атмосфере шпионских игр, перестрелок и коротких но бурных романов с красотками. Сейчас об этом не расскажешь Клэр, не время и не место, может быть потом, когда они выберутся отсюда, спасут Шерри, за бутылочкой тёмного Гиннесса.
- Я уверен, что ты тоже полна сюрпризов, Редфилд. – Бормочет блондин, избегая оценивать взглядом свою партнершу. Вряд ли она слышала комплимент в свой адрес или в целом смогла разглядеть в словах Кеннеди комплимент. Для него взломать компьютер с данными куда проще чем признаться в симпатии девушке. Леон из тех, кто с запозданием понимает, что с ним флиртуют , он подвергает сам себя и ситуацию сомнениям, до сих пор пытаясь разгадать ту историю с женщиной из ФБР по имени Ада Вонг. Была ли это попытка флиртовать? Нравился ли он ей на самом деле или поцелуй, который она ему подарила был способом манипулировать им ещё какое-то время? Возможно ли встретив человека и впервые его увидев, влюбиться? Или это просто порыв о котором в следующую секунду хочется пожалеть?
Леон тряхнул головой, отгоняя прочь мысли об Аде. О мёртвых либо хорошо, либо ничего. Он её даже не знал! Что ещё мог чувствовать к ней Леон, кроме чувства долга и сожаления, когда понял, что она использовала его? Нет, о чувствах речи быть не может, пора оставить прошлое позади.
Куда пропала Клэр? Он огляделся. Прошли секунды, ну может чуть больше минуты, а эта женщина «оторви и выбрось» ничего не объясняя опять куда-то умчалась. В комнате пахло мертвечиной и разложением. Так должно пахнуть в гробницах и склепах на кладбищах, в морге, куда, особо желающих ходить, не сыщешь, но никак ни в почти стерильно чистом  помещении где все поголовно ходят в белых халатах и пробирки не коснутся, не используя перчатки. Кажется он привык к этому запаху. Снова вспомнился Раккун-сити, как зловонье города и грязь, запах разложения, вызывали тошноту и головокружение, пропитывая собой одежду, пробираясь под кожу. Воспоминания заставили поежиться и в конце концов направиться вслед за Клэр, предположив, что она может вляпаться в очередные неприятности. Он шёл на звуки голосов, все отчетливее слыша, как она на грани истерики с кем-то пытается говорить и, когда Леон возник позади неё, он понял, что человеку в белом халате не повезло, ведь он повстречал на своём пути Клэр Редфилд. Пальцы рук, которые учёного заставили поднять над головой мелко дрожали.
- Девчонка в порядке, - он сглотнул,- в сознании, только с ней очень много проблем... – его губ коснулась едва заметная ухмылка, Кеннеди подумал о том, что так улыбались в основном сумасшедшие или злодеи в фильмах. – Она непослушная и не хочет играть с сыном госпожи.
- Госпожи? Ты про тетушку Бэтти? – Встрял Леон. – Это она похитила Шерри? Отвечай! – Леон выступил вперёд, намереваясь, если потребуется выбить ответы.
- Когда Адаму не нравятся игрушки, он их ломает…- ухмылка все ширилась и ширилась на его лице, пока не заняла собой добрую половину. В следующую секунду он получил рукоять пистолета точный удар в висок и свалился к ногам Кеннеди.
- Медлить нельзя. У меня плохое предчувствие, - бросил через плечо Леон, обращаясь к Клэр, найди чем этого придурка приковать и идём дальше.
А дальше собственно идти было и некуда. За дверь оказался ещё один корпус лаборатории, более чистый, определённо изолированный от кошмара творившегося вокруг. В воздухе кто-то распылял аромат лаванды или ромашки, понять было сложно, это больше тема девчонок, а Леон в этом не разбирался. Где-то под потолком играла музыка, что-то из репертуара обучающих песенок для детей.
- Здесь намного чище, - отмечает он принюхиваясь и попутно дёргая дверную ручку первой попавшейся им на пути комнаты. Не поддаётся. Он направился к следующей. Не заперто. Помещение было небольшим и больше походило на кабинет, который ещё не успели обставить. В центре на столе был разложен толстый том. Судя по всему, это был дневник. В остальном все было сделано в аскетическом стиле, даже не было картин на стенах. Вдоль стен были установлены шкафы из темного дерева, а на полках были расставлены книги.
— Не думал, что здесь есть такое помещение. – Пробормотал Кеннеди, разглядывая стоящую на столе чернильницу и два подсвечника с пятью не горящими свечами. Свечи тут казались совершенно не к месту. Леон коснулся одной из них и что-то под столом зажужжало, сработал механизм и часть стены отъехала в сторону, являя глазам стекло за которым виднелась ещё одна комната.
- Это что, детская? – Леон шагнул к стеклу, коснувшись того рукой, пытаясь в деталях разглядеть соседнюю комнату. На стене висели картонные буквы, сложенные в имя ребёнка « А.Д.А.М.» Ещё чуть дальше — на противоположной стене была нарисована фигура маленького мальчика с большими круглыми глазами. Рисунок был сделан от руки, коряво, цветным карандашом приблизительно. Коробка с игрушками в иглу была полна кубиков и плюшевых зверят, по центру красовался стол, накрытый для кукольного чаепития, кровать была аккуратно застлана голубым покрывалом. Настолько идеально, что становилось жутко. Взгляд Кеннеди прошёлся по головам плюшевых игрушек, рассаженных за столом: медвежонок, кукла Лотти, длинноухий заяц…- Шерри! Там Шерри!
Биркин была без сознания, сидела за столиком низко опустив голову и её руки были заведены за спинку стульчики и связаны на запястья. Кто-то переоделся девочку в платье с рюшами и заботливо заплел косички. Музыка перестала звучать из динамиков, теперь оттуда доносился голос, будто бы записанный на аудиокассету или диктофон: «Адам, милый, это мама» фоном звучит детский плач, не громкий больше похожий на сиплое поскуливание. «Милый, давай поиграем.»
Леон перевёл взгляд на шкаф в дальнем углу комнаты, дверца которого медленно приоткрылась. Шерри не шелохнулась, не слышала.
- Надо вытащить её оттуда. Клэр? КЛЭР! – Он оглянулся, в надежде  что она просто зачиталась чужим дневником. Но Клэр не оказалось в комнате. Кеннеди снова повернулся лицом к стеклу. Дверца шкафа приоткрылась ещё шире и оттуда показалась посиневшая детская ладошка. А затем и туловище и голова. Ребёнок был мёртв, но двигался и реагировал на звук, как и любой зомби. Принюхивался. Приоткрыв чуть пошире дверцу, он выполз окончательно, а вслед за ним их шкафа выпало несколько растерзанных крысиных тушек. Все они имели на скрученных шеях бантики, такие же, какие крепятся на оберточную бумагу в которую заворачивают подарок. Шерри тоже среагировала на звук и медленно покачивая головой, приподняла ту, сонным взглядом окидывая помещение.
- Шерри! Шерри! – Леон застучал ладонью по стеклу и когда понял, что его не слышат, выставив перед собой пистолет, дважды выстрелил. Стекло выдержало. Свет в комнате сменился, загоревшись красным, голос в динамике тоже, теперь давя на барабанные перепонки сиреной и голосовыми предупреждением о вторжении. Леон кинулся к двери, дергая за ручку, но та не поддалась. Обе комнаты медленно начали заполняться газом. Кеннеди прикрыл рот рукавом, стараясь не вдыхать то, что распылялось по комнате.

+1

17

Практика показывает, что разделяться - плохая идея.

Вдвоем легче отстреливаться от зомби, вдвоем легче запугивать противников, особенно, если этот противник - мужчина, который, спасибо физиологии, очень легко может оказаться сильнее неё. Клэр легко могла представить, как мужчина вырвется из захватка, как легко вырубит её и поднимет тревогу - вся эта затея изначально была крайне опасной и легко могла провалиться, их могли заметить еще в той круглой комнате, дворецкий мог сдать их, и тогда шансы, что на два трупа станет больше, значительно бы увеличились. Но Клэр везет - руки учёного мелко подрагивают, его глаза широко раскрыты, и в них отчетливо читается страх [Клэр легко считывает эту эмоцию - она и сама не раз видела её в отражении зеркала на собственном лице за последние несколько недель, и, возможно, ей просто хочется видеть в глазах мужчины эту эмоцию].

Практика показывает, что разделяться - плохая идея, и Леон, кажется, придерживается того же мнения, поскольку очень быстро до Клэр доносится топот его ног, и вскоре краем глаза она видит его блондинистую чёлку. Это позволяет ей выдохнуть и отступить от мужчины - случайно прирезать его, не успев получить ответы на вопросы, было бы неловко.

Она позволяет Леону задавать вопросы и не вмешивается, сейчас эмоции переполняют её, Клэр буквально чувствует, как готова сорваться в любой момент и наброситься на мужчину с кулаками. Его лицо искажается в мерзкой улыбке, Клэр вздрагивает и едва не роняет нож, который так и сжимала крепко в ладони. С трудом сдерживается от того, чтобы от души и со всей силы не пнуть пару раз упавшего к ногам Леона мужчину - его действительно следовало бы приковать к чему-нибудь, чтобы он не поднял тревогу, но ничего с собой у Клэр не было, да и наследили они уже достаточно, чтобы было понятно, что  доме есть кто-то посторонний:
- Я найду тебя, поверь, и прирежу, сделаю это медленно и с удовольствием, даже если сама после умру - так что сиди тихо, как мышь, иначе я действительно это сделаю, - злобно выплевывает, наклоняясь к самому уху мужчины. Её отделяет буквально один шаг от того, чтобы переступить грань и не просто убить, а получить от этого садисткое удовольствие - сделав этот шаг, она уже никогда не станет прежней. Напоследок она внаглую обшаривает его карманы - вытаскивает пропуск и связку из четырех ключей, сует все это в задний карман своих джинс и, бросив последний взгляд на мужчину [он смотрит на неё выпученными и удивленными глазами, видимо, не ожидая от неё такой наглости и не ожидая, что его не прирезали] следует за Леоном.

- О чем он говорил? Что значит - ломает? - Тихо спрашивает она, держась поближе к Леону - когда рядом человек, прошедший спецподготовку и умеющий обращаться с оружием, это, как ни странно, немного успокаивает и помогает сконцентрироваться. Страх за девочку все еще был слишком велик, но уже не затмевал разум и позволял логически, насколько это было возможно в данной ситуации мыслить, и теперь на поверхности был лишь один вопрос:
- Что нам делать дальше?

Они идут дальше, Клэр уже не уверена, что помнит обратную дорогу, и ей остается лишь надеяться, что, в случае, если им срочно понадобится убегать, Леон сориентируется в бесконечных лабиринтах этого подземного комплекса.

- Лучше бы здесь было грязно, но без этой музыки. Она напрягает куда сильнее любых хрипов зомби! - Фыркает Клэр в ответ на комментарий Леона.

Чистота помещения говорила о том, что его использовали и, похоже, достаточно часто, иначе смысл вычищать нерабочее помещение? Честно говоря, эти квесты по типу “найди ключ, подходящий к двери, за ней найди еще один ключ и записку” уже порядком достали. Клэр скептически оглядывает следующее помещение, ей уже хотелось, чтобы все это поскорее закончилось, и если бы им не нужно было искать Шерри, она бы поспешила уйти, по возможности, забыв это место, как страшный сон.

Клэр дергает дверную ручку, которая не поддалась Леону, а затем вспоминает про вытащенный из кармана мужчины ключ, какое-то время она возится с ним, дрожащими руками вставляя его в замочную скважину и поворачивая. Леон уже несколько минут как скрылся за соседней дверью, возле которой Клэр подмечает считыватель для карт [и задается вопросом - что же такого скрыто за дверью, что её решили запереть на ключ, а не автоматический замок?], когда Клэр удалось отпереть дверь. Открывшееся ей помещение представляло собой узкий коридор, оканчивающийся еще двумя дверьми.

- Это всё слишком странно, - шепчет Клэр себе под нос и заходит в первую. Та была, к сожалению девушки, открыта - стоило ей открыть дверь, как в нос ударил неприятный запах, а следом послышалось копошение и мышиный писк. Глаза быстро привыкают к темноте помещения, и Клэр видит темные очертания клеток, в которых, очевидно, и копошатся мыши - жутко, и, главное, очень мерзко. Она кривит нос и спешит захлопнуть дверь.

Оглядывается, и понимает, что Леон так и не последовал за ней, очевидно, оставшись где-то позади, или, возможно, и вовсе уйдя еще дальше.

Разделяться - всегда плохая идея.

Она спешит в сторону двери, из которой пришла, и в дороге её догоняет громкий звук сирены - черт, все же им не следовало разделяться. Громкий звук оглушает и мешает сконцентрироваться и совершенно не помогает ориентироваться - если бы не сирены, она бы точно услышала это.

Клэр открывает дверь в комнату, пахнущую ромашкой и лавандами, и сразу же видит огромное нечто с обезображенным и обгоревшим лицом. Это существо явно было тем самым, что они повстречали на своем пути ранее, только Клэр была уверена, что они, подпалив, подстрелив и сбросив его в шахту лифта избавились от монстра раз и навсегда, но, видимо, его делали наподобие тех, что они повстречали в Раккун-Сити - в прошлый раз монстр не казался ей настолько большим и больше напоминал человека, теперь же его пропорции исказились, он стал выше, а правая рука превратилась в огромный костяной отросток, на который он опирался. Белые глаза, кажется, были лишены возможности видеть, но что-то подсказывало, что существо отлично ориентировалось на слух, поскольку стоило Клэр взвизгнуть громкое ЛЕОН!, как монстр тут же бросился на неё.

Клэр залетает обратно в комнату и закрывает за собой дверь на щеколду, словно бы это может задержать существо, тут же начавшее в неё ломиться - дверь жалобно скрипит, и, кажется, недолго продержится. Трясущимися руками Клэр достает убранный за пояс пистолет, словно бы это поможет ей хоть как-то отбиться - легче уж себе в голову пулю пустить. Она бежит к двери, за которую не заходила до этого, на ходу перезаряжая пистолет, и тут же натыкается на еще более шокирующую картину.

Маленький мальчик медленно двигался в сторону задыхающейся от ужаса Шерри, привязанной к детскому стульчику. Кто-то переодел её и заплел девочки косички - выглядело это более, чем странно, но этим вопросом Клэр обязательно озадачится несколько позже.

Мальчик был явно мертв - его выдавала посиневшая кожа, побелевшие глаза и трупный запах, который не перебивал даже запах лаванды. Клэр закашливается, прикрывая одной рукой нос - судя по звуку и реакции собственного организма, комнату заполняли каким-то веществом, а позади, через приоткрытую дверь, было слышно, как монстр выломал единственную преграду и теперь медленно движется в комнату.

- Отвали от неё! - Кричит Клэр и стреляет в зомби - в ребенка, черт возьми, пусть и мертвого, но ребенка. Она чувствует, как к горлу подступает неприятный ком, когда тело мальчика падает на пол. Клэр так и смотрела бы на него, ожидая, встанет он или нет, если бы не громкие рыдания Шерри, заполнившие комнату.

- Тише, тише! - Она бросается к Биркин и перерезает веревки, сковывающие девочку. Та напугана и пережила слишком много за последние дни, Клэр и сама, если честно, уже на грани. Глаза слезятся от поступающего в комнату газа, в горле першит, и Клэр уже не знает, как будет гуманнее и быстрее умереть - от газа или же от монстра, который находится прямо за дверью.

Он отлично их слышит, и потому достаточно быстро вламывается в небольшую детскую комнату - сирены все еще бьют по ушам, и Клэр, едва выдерживая этот громкий звук, утягивает Шерри к противоположной от входа стене. Им, определенно, очень сильно везет - монстр слишком большой для этой комнаты, ему, такому большому, явно неудобно в таком маленьком помещении. Он замахивается, и его костяной отросток застревает в стене, давая девочкам время на побег.

Клэр тянет Шерри за руку, та спотыкается, но молча бежит следом - кажется, понимает, что не время ныть и плакать. Они возвращаются обратно в комнату, где все еще отдаленно чувствуется запах трав - сейчас Клэр понимает, зачем он был нужен, но думать об этом совершенно не хочет.

- ЛЕОН! - Кричит она, не зная, где может быть Кеннеди - не убили же его, в конце концов? Клэр дергает за ручку дверь, за которой скрылся Леон, когда они только зашли в это помещение, но дверь не поддается, словно бы её кто-то запер изнутри - включившаяся тревога заблокировала все двери? Но почему тогда Клэр повезло? На удачу она прикладывает пластиковую карту к считывателю и происходит чудо - дверь открывается.

- Леон, бежим, пока эта тварь за нами не вернулась! - Проблема только в том, что обратную дорогу Клэр совершенно не помнит.

+2

18

Сирена, сработавшая в лаборатории, буквально оглушала.
«Дерьмо, – подумал Кеннеди, плечом наваливаясь на запертую и неподдающуюся никаким манипуляциям с замком, дверь. Перед глазами плясали цветные пятна, а тело все больше ослабевало и становилось каким-то ватным. – Дерьмо». Он оттолкнулся от двери, едва не завалившись на спину, вовремя разворачиваясь лицом к пуленепробиваемому стеклу за которым в последний раз видел Шерри, комната перед глазами качалась влево, затем вправо, и белый шум в голове становился все отчетливее, а звук сирены все тише. Мозг соображал с трудом, принимая картинку извне, и Кеннеди уже не особо понимал, является ли галлюцинацией его воображения Клэр, маячащая за стеклом и на самом ли деле она пристрелила ребенка на глазах бедняжки Шерри Биркин. Ему хватает сил тряхнуть головой, и зажмуриться. Кеннеди чувствовал, как в висках стучит кровь. Еще пара минут и в лучшем случае он испытает мгновенную остановку сердца, а в худшем – будет измочален тем, что воздушно – капельным путем проникало в его организм вместе с непонятным газом, который волей – неволей ему приходилось вдыхать, потому что он не был профессионально обучен тому, чтобы не дышать вовсе.
Неожиданно дверь с треском ударила в стену, распахнувшись, заставляя пьяно отшатнуться в сторону, разворачиваясь всем корпусом в направлении шума и Леон, сквозь слезящиеся глаза, увидел, что на пороге стоит Клэр, узнал её по расплывающейся перед глазами фигуре. Кажется он, будучи запертым в помещении без окон и с неработающей вентиляцией, все-таки надышался того газа, который распылялся с единственной целью – тотальной зачисткой нарушителей режима.
— Бежим, — согласился он, сиплым голосом, едва передвигая ногами в направлении дверного проема, в котором маячила женская фигура и еще одна фигура поменьше – детская, которая то и дело пряталась за спиной Редфилд.  Леон буквально вывалился из комнаты прямиком в руке сестре Криса Редфилда, чувствуя, как женское плечо, из-за его неудобной, навалившейся позы, вонзается ему в солнечное сплетение, делая процесс вдыхания порции свежего воздуха с примесью лаванды, почти невозможным. — Я сейчас. — Кеннеди отталкивается от Клэр, плечом подпирая ближайшую стену, под тихое «ой, мамочки» в исполнении Шерри Биркин, сплевывая на стерильный пол желчь, наполнившую рот.  Девочка не по годам сообразительна, она дергает Клэр за руку, призывая наклониться поближе и шепчет ей в ухо:
— Кажется Леону совсем плохо. Он не сможет бежать.
— Я в порядке. — Кеннеди мечтает о таблетке аспирина и пакете со льдом, который бы он приложил к ноющим вискам, чтобы утихомирить боль. Он проводит ладонью по лицу, и не чувствует ни малейшего намека на жар, щеки холодные, будто он успел прогуляться на крепком морозе. — Вот, — он через силу выпрямляется и лишь слега морщась. — Мы можем идти. — Знать бы еще куда.
И не успевает он озвучить свой вопрос вслух, как слышит рев, что вызывает в висках новый приступ мигрени. Кого же они так, своим вторжением сумели разозлить? Его взгляд перемещается с Шерри на Клэр, что опасливо косится в сторону, она точно не понаслышке знает, что это за тварь. По пищеводу, снизу вверх проходит новая омерзительная волна, вызванная резкой сменой запахов, головокружительный аромат лаванды, сменяет тошнотворный запах гари, а затем, часть стены идет трещинами, а пол под ногами дрожит, заставляя отступать дальше и дальше. Кеннеди понимает, что Клэр была права и сейчас самое время бежать. Сердце в груди обрастает свинцовой тяжестью. 
— Д-д-дамы вперед, — командует бывший коп, вяло двигая рукой в направлении безопасного ответвления коридора, там по крайне мере никто не пытается разрушить стену, и сожрать их. — Бегите. — И еще чуть громче. — Беги-и-ите! — Он отступает, вскидывая пистолет, когда в образовавшейся дыре в стене появляется костяной отросток. — Вперед! ЖИВЕЕ!!!
Под детский визг в исполнении Шерри, что, вцепившись в руку Клэр тянет ту за собой в указанном Леоном направлении, они всей толпой срываются с места.
Впереди виднеется разделяющая коридор на две различные зоны дверь, не смотря на сработавшую систему тревоги, ее видимо заклинило. Легкое искрение небольшого короба, в котором виднеются переплетения проводов, служит лишь подтверждением догадкам, зарождающимся в голове Леона Кеннеди. Сзади раздается громкий хриплый рык и топот, основное освещение в коридоре сменяется на красное, что является очередным гарантом того, что лаборатория будет сначала заблокирована с теми, кто остался в ее стенах, а затем полностью уничтожена.
— Бегите! — Леон оборачивается через плечо на Клэр и Шерри, что замедляются, едва пересекая линию разделяющую зоны лаборатории, а затем стреляет по костяному отрезку монстра, в попытке его замедлить, стреляет по трубам, через которые в комнату поступал удушающий газ, и напоследок делает выстрел по искрящейся коробке, буквально обрушивая дверь между отсеками, чудом не себе на голову, когда по ту сторону слышится нарастающий гул, а затем происходит возгорание,  ударной волной подгоняющее монстра ближе к двери, буквально впечатывающее его в титановый корпус, да еще и с такой силой, что на стороне Леона, Клэр и Шерри, остается вмятина.
Леон медленно опускает пистолет, прекрасно зная, что в магазине у него совершенно не осталось патронов и скорее всего, если ему придётся еще драться, то он будет вынужден делать это голыми руками. Вздох.
— Леон! — Шерри маячит у дальней двери в безопасной части коридора. — Леон! — Он вздрагивает, ведет плечами. — Скорее! Клэр нашла подъемную платформу!

+2

19

Леон выглядел, откровенно говоря, ужасно - в тусклом освещении помещения, признаться, он выглядел даже немного жутко. Клэр вздрагивает, когда видит его, едва передвигающего ногами, а в слезящихся глазах Леона ей на долю секунды мерещится багровая кровь, она зажимает рот подрагивающей рукой, чтобы не взвизгнуть, и прикрывает глаза на пару секунд, а когда открывает в следующий раз - никакой крови не видит вовсе.

- Все в порядке, идти можешь? - Сомневается, что они смогут далеко убежать в таком состоянии, Леон действительно тревожно выглядит - и Клэр уже понимает, что даже ради Шерри она не бросит Кеннеди здесь одного. Она придерживает Леона, навалившегося на неё всем весом своего тела, старается не смотреть на него, не вглядываться в его лицо, отводит взгляд, не желая вновь увидеть то, что померещилось ей секунду назад.

И словно бы в ответ ей, Леон сплевывает на пол желчь - всего лишь желчь, но Клэр на мгновенье видит мертвые глаза, посеревшую кожу, она вздрагивает, отшатываясь к противоположной стене. Это их ждет? Их всех? Существование разлагающимся трупом, не имеющим ни сознания, ни мыслей - ничего кроме жажды крови.

В реальность её возвращает покашливающая Шерри - Клэр и сама успела вдохнуть поступающий в ту комнату газ, и кто знает, быть может, он уже медленно убивает её, и из этого особняка живой не сможет выбраться ни одна душа. Опасливо смотрит на Леона и не видит никаких признаков того, что она видела до этого.

Кажется, я схожу с ума, ловит она себя на этой мысли. Клэр с трудом сохраняет спокойствие, неведомо какими силами она до сих пор держится, крепко сжимает маленькую ладошку Шерри в своей, когда девочка озвучивает то, что уже было у Клэр в голове:
-Он не сможет бежать.

Не сможет.

Кеннеди мужается, морщится, но держится ровно, прямо, проводит рукой по лицу, заставляя Клэр задуматься, нет ли у него жара - он абсолютно точно не в порядке, но у них нет выбора, нет вариантов, им нужно убираться отсюда как можно быстрее.

- Ты точно сможешь идти? - Спрашивает она, со страхом глядя на Леона - теперь старается не отрывать от него глаз, лишь бы больше не видеть тех ужасов, что мерещились ей. Быть может, так сдают нервы? Но вопрос её тонет в ужасающем реве, издаваемым, совершенно точно, не живым человеком. Маленькая Шерри хнычет и доверчиво прижимается к Клэр - вот у кого точно сдают нервы.

Клэр и сама хочет за кем-нибудь спрятаться - за кем-нибудь сильным, кто в миг решил бы все вопросы и проблемы, но, к сожалению, кроме них самих здесь никого нет, и у них нет выбора, кроме бей или беги, ведь стоит им замешкаться, стоит им промедлить, и они уже точно никогда не покинут этих стен.

Клэр знает, что за ними идет - ей бы хотелось верить, что оно отвлеклось, забыло о своих маленьких жертвах и переключило внимание на что-то другое, но, кажется, она достаточно сильно разозлила этого монстра, чтобы он так просто отпустил их. Стены дрожат, идут трещинами, пол под ногами трещит, словно бы сейчас их настигнет небольшая волна землетрясения, только вот это, увы, было не стихийным бедствием, которое достаточно было лишь переждать, от этого надо было бежать и как можно быстрее.

Леон подталкивает их вперед, достает пистолет, и Клэр на какое-то мгновение кажется, что сейчас он останется здесь прикрывать их отход. На её лице застывает ужас и страх за друга, бросать которого она совершенно точно была не готова. Шерри с удивительной для ребенка силой тянет Клэр за собой по коридору, и та покорно следует за ней, пока не убеждается, что Леон не остался позади, а бежит вслед за ними.

Они бегут, пока не видят закрытую дверь - заклинило ту или кто-то намеренно перекрыл им любые ходы отступления было неважно, важно было то, что монстр был все ближе, а выхода из коридора у них не было.

- Ох, черт, Леон, я не хочу здесь умереть, - срывающимся голосом шепчет Клэр под вой сирен и мерцающий красный цвет коридора, она на грани, она не готова сдаваться, но чувствует, как сил с каждой минутой становится все меньше, чувствует скатывающуюся по щеке влагу и утирает слезу - отчего-то она не хочет показаться перед Шерри и Леоном настолько слабой. Сдавшейся.

Иногда очень хочется, чтобы кто-нибудь решил все проблемы, хочется, чтобы кто-то другой что-нибудь сделал, чтобы ей не пришлось решать проблему - и именно так поступает Леон. Он стреляет в монстра, стреляет вверх, попадая по трубам, стреляет по искрящейся коробке, которую Клэр не сразу заметила, и роняет тяжелую металлическую дверь между ними и монстром.

Пользуясь моментом, Клэр осматривается - видит небольшую платформу, похожую на навесной балкон, служащую, возможно, местным лифтом. Платформа выглядит ненадежно, перила покрылись ржавчиной, кажется, её давно не использовали и совершенно никак не обслуживали, но, не имея выбора, Клэр на удачу нажимает на зеленую кнопку, и механизм приходит в движение, начинает медленно подниматься наверх, и Клэр, не скрывая улыбки, останавливает подъемник:
- Работает! Работает, черт возьми! Шерри, мы можем выбраться. Скажешь Леону?

С неподдельной радостью на лице Клэр поворачивается к девочке, стоящей рядом, только вот Шерри, на миг расплывшись в улыбке, тут же выпучивает глаза и с удивлением смотрит на Клэр:
- У тебя… У тебя кровь… - Девочка касается собственного правого глаза, и Клэр рукой трет свой, в тусклом свете пытается рассмотреть собственную руку, и понимает, что то была никакая не слезинка.

- Ох, милая, всего лишь нервное перенапряжение. Я… Я в порядке, позови Леона! - Старается скрыть дрожь в голосе, роется по карманам и достает платок, кончиком языка смачивает его и пытается оттереть кровь - без зеркала это крайне тяжело, но Клэр хочется верить, что она все же справилась.

У них нет с собой никакого оружия, от усталости все они едва держатся на ногах и совершенно не представляют, что ждет их на верхних этажах, не представляют, куда ведет подъемник и удастся ли им сбежать.

Клэр слышит шаги Леона и Шерри позади и понимает, что либо сейчас, либо никогда, пока тварь, гнавшаяся за ними, не нашла способ пробиться через металлическую дверь и не настигла их Клэр уже плевать на сбор улик и доказательств, Клэр уже нет никакого дела до того, чтобы предать огласке происходящее в этом месте - всё, чего она хочет, выбраться отсюда и, по возможности, предать это место огню.

- Он не выглядит надежно, но рабочий - наверное, это наш единственный способ выбраться. - Смотрит на Леона, пытаясь оценить его состояние - они бы точно не выдержали подъем наверх пешком, к тому же, монстр куда быстрее, чем они, он бы нагнал их даже с форой в десяток минут.

Словно в подтверждение её мыслям, Клэр слышит металлический скрежет, словно бы кто-то проводит острыми когтями по металлу:
- Черт-черт-черт, быстрее! - Шерри залетает на платформу куда быстрее самой Клэр, и Редфилд остается только схватить Леона за руку, затащить его следом и нажать на зеленую кнопку. Со скрежетом платформа медленно двинулась вверх. Прислонившись лбом к плечу Леона, она, наконец, позволила себе прикрыть глаза и отдышаться.

Позади набирал громкость скрежет, по которому без труда можно было догадаться, что монстр выжил и вскоре последует за ними, и, если догонит, то жди беды - отбиваться было практически нечем, не считая её пистолета, в котором осталось критически мало патронов. Клэр с радостью бросила бы вниз гранату, не думая о последствиях, но и её у них не было. Она не знала, что ждало их наверху, но хотела надеяться, что чем  ближе они к верхним этажам, тем ближе они к выходу из этого проклятого особняка.

+1

20

Можно ли сказать, что в их, исключительном случае, история циклична? Леон оглядывает собственных союзников – это снова одна храбрая девушка и один ребенок, все они в таком же составе пережили Раккун-сити. «Только не опять», — думает Леон. «Только не сейчас», но вслух произносит совершенно другие слова:
— У меня у одного чувство дежавю сейчас? — Смеяться крайне тяжело, кажется, он повредил ребро, и на выдохе он морщится, не без помощи Шерри приближаясь к платформе, которую обнаружила Клэр Редфилд. Под ногами хрустит битое стекло и бетонная крошка. Кеннеди полностью согласен с боевой подругой и о ненадежности платформы и о том, что это их единственный путь отсюда. В таких деталях сложно не согласиться с женщиной, даже если это нарушает твои какие-то внутренние установки и принципы. Перехватив на себе встревоженный взгляд Клэр, Леон хмыкает и пытается расправить плечи, стараясь напустить на себя уверенный вид:
— Я в порядке, не смотри на меня так…— Леон не успевает закончить фразу. Позади раздается оглушительный скрежет, который вряд ли можно счесть за благоприятный знак. Этого вполне достаточно для того, чтобы все они ускорились и всеми уцелевшими у них ногами, оказались на платформе. — Шерри не подходи к краю, — командует Кеннеди, хотя, по правде говоря, это вовсе не к чему, обе особи женского пола жмутся к нему, подпирая с обеих сторон. Он даже немного поражен, особенно тем, как Клэр упирается в его плечо лбом. Скосив взгляд голубых глаз в ее сторону, он настороженно наблюдает за медной макушкой, всего в миллиметре от его подбородка. «И что теперь? — спрашивает он себя. — Что теперь?»
— Э-э... — начинает было он, но тут же замолкает. — Мы почти выбрались. — Его взгляд устремляется вверх, кажется, там над их головами есть люк, и если он не заржавел за то время, которое не использовался, он вот-вот должен активироваться. Он не может не активироваться, ведь так? ВЕДЬ ТАК? Еще немного, еще чуть-чуть.
Его взгляд возвращается к Клэр.
Все его мысли и чувства словно заморожены.
Ничего не происходит наверху, в отличие от нарастающего шума под платформой, на которой они втроем стоят и которая слишком медленно поднимается наверх.
Наконец на лице Леона появляется легкое выражение растерянности.
Он смотрит на нее. Она смотрит на него. Его пальцы медленно перехватывают пистолет, который Редфилд сжимает в своей руке. Кеннеди улыбается ей:
— Одному из нас придется это сделать…
У Шерри больше шансов выжить и стать нормальной под проекцией Клэр, чем если её воспитанием будет заниматься кто-то вроде Леона. Его лицо становится серьезным ровно в тот момент, когда платформа, содрогнувшись под их ногами, замирает где-то на половине пути. А потом, точно от удара, накреняется чуть в сторону.
— АА-А-А-аа-аа! – Истошно вопит Шерри, цепляясь за Леона и они медленно сползают к краю, этаким паровозиком – друг за дружкой. – МЫ ПАДАЕМ! Помогите!
Это не совсем падение, пока они находятся в пределах платформы, пусть и даже ее знатно перекосило. Взгляд мечется по трубам и небольшим углублениям под платформой.
— Шерри, — Леон напрягает ту руку, за которую цепляется ребенок. — Взбирайся по мне и дай руку Клэр! Клэр, над твоей головой есть выступ, попробуй дотянуться и взобраться на него, затем подхвати Шерри.
— У меня не получится! — Всхлипывает девочка.
— Сможешь! — Настаивает Леон. — Ты же сильная! Я верю в тебя! — Леон крепче сжимает руку девочки— Держись, пожалуйста. Держись крепче. Все будет хорошо. Я обещаю.
Где-то с третьей попытки у Шерри получается вскарабкаться повыше и уже после протянуть руку Клэр, которая справляется заметно лучше, чем девочка восьмилетка, перепуганная до смерти. Кое-как подтянувшись из последних сил, Леон буквально на честном слове, умудряется удержаться на платформе, едва имея возможность сдвинуться куда-то в более безопасное пространство. Скрежет и рев внизу не затихает, но до открытых участков кожи добирается тепло – единственный сигнал о начинающемся пожаре, который неминуем, если крушить тайную лабораторию, чем собственно и занимается преследовавший их некоторое время монстр, сумевший пробить в конечном счете бронированную дверь и продолжить свое преследование.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » game of survival


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно