ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » WCKD is GOOD


WCKD is GOOD

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">We push and bleed to catch a breath
To float above the stiff of death</span>

<span class="data">WICKED Memorandum, Date 230.06.15</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic color"><img src="https://data.whicdn.com/images/338670812/original.gif">
</div>

<p>
WCKD is GOOD
<span>
newt, minho
</span></p>
</div>

</div>[/html]

I only have two fingers left. I wrote the lies of my farewell with two fingers. That is the truth. We are evil. They are kids. We are evil. We should stop, let the Munies have the world. We can’t play God. We can’t do this to kids. You’re evil, I’m evil. My two fingers tell me so. How can we lie to our replacements? We give them hope when there is none. Everyone will die. No matter what. Let nature WIN.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

Отредактировано David King (12.11.20 20:48:25)

+4

2

Когда они, тридцать мальчишек, впервые очнулись в замкнутой коробке с четырьмя колоссальными стенами, у них у всех была одна общая проблема: решить, что дальше делать и на каком суку повеситься.

Так было первые несколько дней.

После они взяли себя в руки: те, что постарше, следили за теми, что помладше. К тому же “загон”, в котором они очутились, не был совсем пустым: в одном из углов высилась хлипенькая хибара [которую явно надо было достраивать, потому что она не могла вместить в себя все тридцать рыл], в другом - что-то вроде грядок, которые ещё предстояло возделать, немного еды на первое время, немного вещей - а всё остальное, судя по молчаливому намёку, нужно было добывать самостоятельно.

Блестяще, учитывая то, что многие из них даже собственно имя не с первой минуты вспомнили.

Довольно быстро они пришли к выводу, что разделение на группы “по интересам” значительно упростит дело и поможет наладить жизнь в этом месте. Память не исчезла совсем: сохранились некоторые воспоминания о том, что такое города и деревни, что существуют другие люди, но все эти воспоминания были такими, словно это не воспоминания, а просто сны - никакой конкретики, никаких фактов. Их кто-то выдернули из существования и оставил в четырёх стенах.

Но при этом за ними пристально наблюдали.

Кто-то предложил называть их “жукоглазами”. Дурацкое название, но оно прижилось. Эти твари - ну или что это такое? - пролезали буквально везде, куда только могли пролезть. Вместо голов у них - маленькие камеры. Удалось разглядеть, поймав одного такого, правда вдобавок выяснилось, что жукоглазы не любят, когда их хватают, и начинают защищаться. В конце концов их оставили в покое: постоянно ползают рядом, никак не мешают. Только наблюдают из каждой маленькой щели.

И двери Лабиринта открываются в одно и то же время утром, и закрываются в одно и то же время вечером.

Первая “смерть” застигла их практически в самом начале. Какой-то не шибко одарённый шенк, плюнув на выдвинутые общим голосование правила, решил полезть в Лабиринт за стенами в одиночку, а к вечеру не вернулся. Да и к закрытию дверей тоже. Ночью по ту сторону слышался какой-то скрежет и гул, отдалённо напоминающий механические раскаты грома, а на утро выяснилось, что как минимум ближайшие стены Лабиринта, находящиеся прямо за коридором от дверей, поменяли своё положение.

Минхо едва не послал Ника на хер, когда тот попытался заявить о запрете вообще кому бы то ни было выходить в Лабиринт.

- Ты как хочешь, - сказал он тогда, смерив лидера оценивающим взглядом. - А я сидеть на жопе ровно не собираюсь. Кто-то должен понять, что там происходит.

И даже сейчас бегуны под его ответственностью продолжают с открытием дверей выходить в Лабиринт и возвращаться под самое закрытие.

Единственное действительно крепкое здание в Приюте - картографическая. Не деревянное: со стальной облицовкой, внутри него всегда пахнет чем-то медно-металлическим, душным. В картографической хранится всё то немногое, что им удаётся узнать о Лабиринте: заметки, наброски маршрутов, планы. Парни уже начинают расходиться, готовясь к длинному и выматывающему забегу, а Минхо всё ещё с долей сомнения смотрит в сторону двери, захлопнувшейся после эффектного ухода Ника.

Последнее слово лидера: пока неизвестно, что происходит, бегуны ни в коем случае не должны оставаться в Лабиринте одни. Лучше передвигаться по двое.

Ладно, с этим Страж Бегунов спорить не стал. По двое, так по двое. Это немного усложнит задачу, так как площадь, ранее обследуемую двумя людьми по отдельности, придётся теперь обследовать вдвоём, но за то же самое время. Секторы Лабиринта довольно обширные, задача выглядит не непосильной, о крайне энергозатратной.

- Пойдёшь со мной? - не то спрашивает, не то утверждает Минхо, вопросительно глядя на Ньюта, ещё остающегося в картографической.

Не то чтобы Минхо нужен напарник: он и один отлично справляется. Но, пока их чётное количество, он не имеет права оставлять кого-то один на один с на один с Лабиринтом.

В конце концов, он несёт ответственость за всех своих парней. И даже не перед Ником, а перед собой.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

Отредактировано David King (26.11.20 13:08:39)

+2

3

Ньют думает, что вечером нужно будет выловить Ника прежде, чем тот уйдет в свою петлю с плохим настроением и очередными плюково-драконовскими мерами, которые только взбесят всех остальных. Нет. Нужно успокоиться. Нужно всем, типа, выдохнуть, особенно их лидеру. Ну и Минхо, например, тоже, с которым Ньют остался один на один: пока все уходили, он снова завис над картой, стараясь покрепче запомнить чужие сектора тоже. Они еще не распределились наново, но очевидно, что Ньюту проще будет перейти к кому-то более... медленному, потому что у него самого с памятью и скоростью все было окей, а вот подстраховать отстающих... Он настолько уходит в свои мысли, что вздрагивает, когда слышит голос Минхо.

- Че?

Тот, конечно, не повторяет вопроса, просто ждет, скрестив руки на груди, пока Ньют прокрутит последние две минуты в свой голове заново.

- А. О.

Минхо мыслит другими категориями. Он в этом очень схож с Ником: тот тоже стремится к эффективности, просто понимают ее по-разному. Ник хочет сократить до минимума количество жертв среди шенков, потому что их, типа, наперечет. А Минхо хочет сэкономить время, и да, они в самом деле не знают, сколько этого ресурса отмерено. Может быть, завтра отключится солнце и они все умрут от какого-то газа, если не будут достаточно отчаянными и шустрыми в исследовании Лабиринта. Кто знает, да? Ньют трет лоб, бросает быстрый взгляд на примерную схему лабиринта: предположительно восемь секторов. Что же. С Минхо они могут взять на себя не один, а два участка. Наверное.

- Ну не знаю, - тянет с ухмылкой, перекатывается с носка на пятку, словно уже сейчас готов сорваться на бег. - А где цветы? Я так не могу. Я приличный глейдер.

Ньют подходит ближе, толкает плечом. Минхо сегодня против обыкновения не в духе: на дне глаз нет привычной, чуть язвительной улыбки, и слова он роняет как будто уже полдня пробегал. Ньют и хочет приободрить, хоть бы и плюковской шуткой, но... Но правда в том, что Ньют рад этому предложению, а еще он совсем не хочет возвращаться в Лабиринт, зная, что теперь за поворотом может встретиться кто-то или что-то, который заставит орать из последних сил, потому что, типа, ты всегда, наверное, орешь, когда тебя рвут на куски, или что там все-таки случилось с тем шенком.

- Он ушел через западные врата. Это третий или четвертый сектор, - говорит Ньют.

Он не хочет знать, что случилось. Не хочет увидеть изуродованное тело или... но Ньют должен, окей? Прежде, чем продвигаться дальше, им все же стоит выяснить, что именно им угрожает - просто стены или...

- Не хочешь начать с него?[icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][nick]newt[/nick][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER || AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER || WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

Отредактировано Dwight Fairfield (24.04.21 16:57:13)

+1

4

Ник со своими ебучими заморочками всем поддал жару. Минхо не повторяет, только смотрит на Ньюта и ожидает адекватной, осознанной реакции. Поначалу даже думает – а верный ли выбор, в конце концов в Лабиринте нужна реакция, а не вот это вот, - но Ньют, хвала Создателям, всё-таки отмирает. У них там было что-то с Ником, наверняка потом будут разбираться. Не при свидетелях, ага.

- Цветы жмурикам положены, а ты мне ещё живым нужен, - усмехается Минхо в ответ, прежде чем хлопнуть ладонью по столу. Толчок в плечо немного приободряет.

Да, точно. Западные Ворота. Им надо попробовать поискать поначалу там. Что именно искать как-то не уточняется, да и все, типа, понимают, что едва ли там осталось что-то… существенное, что можно хотя бы закопать. Никто не оставался на ночь за Стенами, но все слышали, как там что-то скрежещет, воет, царапается. От этого механического звука мурашки продирали по загривку, а особо впечатлительные ночь так и вовсе не спали.

- Думаю, надо начать оттуда. Два сектора, хах? Облегчим работу другим шенкам.

Минхо проводит пальцами по карте – от Западных Ворот до третьего и четвёртого сектора. Первый и, возможно, второй стоит доверить Бену и его напарнику, а все остальные Бегуны распределят между собой. Гораздо спокойнее знать, где и что расположено, где и кто будет, прежде чем начинать забег. И, если стены вновь сменили расположение, необходимо это зафиксировать на картах.

Там, снаружи, Котелок уже раздаёт дневные пайки Бегунам. Жратва у него не первого сорта, практически требуха на палочке, но это лучше, чем ничего. К тому же пацан учится, жить можно. Не хочешь сдохнуть – жри что дают, как называется. Минхо, дожидаясь своей очереди, поглядывает в сторону Берлоги: Ник даже не высовывается. Наверняка накручивает себе, что всё пойдёт наперекосяк, а он потом такой ошизенный выйдет со своим коронным «ну я же говорил». Хрен там, Минхо не допустит фатальных провалов, а что до шенков – так каждый должен в добавок к наставлениям Стража иметь собственную башку на плечах, и, желательно, не забитую плюком. Со стороны Живодёрни уже тоже оживлённо: сегодня, вроде, собирались забить свинью, чтобы пожарить мясо у костра на вечер. У них… не так много поводов, чтобы расслабиться и хоть на секунду забыть о том, что вокруг сплошные каменные стены, из которых пока что нет выхода.

- Ну че, погнали, - Минхо хлопает Ньюта ладонью по плечу, сжимает одобряюще. Всё-таки забег в паре с ним – лучший расклад, который можно было представить.

Несколько минут до открытия Ворот. Бегуны переговариваются, напоследок уточняют друг у друга распределение секторов. Видно, что нервничают. Минхо внимательно следит за ними, привычно зубоскалит и подбадривает особенно приунывших. Говорит о том, что если сегодня нагрузка покажется слишком сильной, то любой из них может вернуться в Приют, им ведь не надо, чтобы они передохли в Лабиринте. Но с каждого, кто вернётся до положенного срока, уже в Приюте три шкуры сдерут, чтобы забег по двум секторам цветочками показался. Шенки знают, что он не серьёзно, но знают и то, что их выживание зависит от их же выносливости. Чем быстрее они разгадают загадку этого долбанного Лабиринта, тем быстрее смогут свалить по домам.

От грохота разъезжающихся Ворот закладывает уши. Минхо щурится, ругается сквозь зубы себе под нос – из широкого прохода веет сквозняком и странным холодом, не таким, как в Приюте. В сердцевине Лабиринта, кажется, постоянно поддерживается определённая температура, когда выходишь за её пределы, то словно бы попадаешь в совершенно другую среду.

Это не важно. Важно то, что уже пора выдвигаться. Минхо помнит, где по планам находится второй сектор. И одновременно хочет, и не хочет самостоятельно найти того несчастного шенка. С одной стороны, чтобы не травмировать психику остальных парней. С другой стороны – как будто бы, мля, он сам готов к тому, что может увидеть.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

Отредактировано David King (05.05.21 16:06:48)

+1

5

Есть три простых правила, которые позволят тебе не сдохнуть в лабиринте. Первое: держи ритм. Ньют беспокоится, что еще с одним человеком бок о бок будет трудно словить нужный темп, но после нескольких неловких шагов они с Минхо выравниваются, подстраиваются под общие слаженные движения, и даже очередной поворот лишь добавляет секунду или две к необходимости едва касаться локтями друг друга на новой прямой.

Второе правило: боль в мышцах. Сейчас они больше разогреты движением, но очень скоро ноющие отзвуки пройдутся от пяток к бедрам и выше, оставаясь в спине, придется сменить "с носка на пятку" - "с пятки на носок", и через какое-то время нужно и вовсе остановиться на небольшой отдых; с Минхо, опытным Бегуном, наверняка получится дотянуть не меньше, чем до полудня - Ньюту не нужно смотреть на часы, чтобы ощутить его приближение.

И почти перед тем, как сбросить темп и перейти на шаг, Ньют нарушает третье правило: вдруг не может сделать очередной ровный вдох.

- ... Минхо, - Ньют едва успевает сказать хоть одно слово, когда его выворачивает наизнанку от тошнотворного запаха, ударившего в лицо. Они еще не видят, что там, за поворотом, но запах... подсказывает: ничего хорошего. "Пожалуйста. Пожалуйста, пусть мы ничего не найдем", - просит Ньют неизвестно кого, пока торопливо пьет воду, сплевывая первые пару глотков, чтобы избавиться от кислого привкуса на языке. Пока смотрит на Минхо, не менее бледного, все еще переминающегося с ноги на ногу, чтобы не дрожали колени, как у резко остановившегося Ньюта сейчас.

- Надо... проверить, да?

Ему не страшно, уже нет.

Кроме их с Минхо сбившегося дыхания ничего не слышно. Лабиринт по-прежнему мёртв, ни птиц, ни животных, ни ветра. Нет шороха скатывающихся от чьих-то движений камней, нет угрожающих теней, мечущихся по стенам. Он абсолютно безопасен сейчас, пройден от начала до конца, и всё же... запах.

Ньют не Чайник, и всё же... он медлит перед поворотом, замечая краем глаза, что Минхо тоже выглядит далеко не так уверенно, как раньше. Хорошо. Хорошо же. Вдох, выдох, третье правило, помни, Ньют. Сейчас оно пригодится ничуть не меньше.

За поворотом очередной долгий пробег, голые каменные стены, не заплетенные плющом, окрашены в красный, и Ньюту нужно какое-то время, чтобы понять: никому здесь не пришло бы в голову красить стены. Это кровь. Плюкская кровь. Всё, что от него осталось.

- Его раздавило стенами? - больше выдыхает, чем говорит Ньют. Он не хочет переступать размытую красно-розовую границу, не хочет идти по шенку, который теперь больше не... не живой. Не человек. - Лабиринт двигался так быстро? Или...

Или что-то заставило замедлиться его?

Ньют чувствует, как к горлу опять подкатывает тошнота. Он сам не понимая, что делает, крепко вцепляется в первое, что попадается под руку, чтобы справиться с дрожью. Он с силой сжимает предплечье Минхо, которое кажется ужасно горячим его ледяным пальцам.

- Надо... надо понять. Что тут случилось. Надо...

[nick]newt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER || AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER || WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

+1

6

Держать ритм и не сбиваться. Поначалу сложно приноровиться к иной длине шага напарника, но потом это становится проще и уже практически незаметно. Раз-два. Держи ритм, сохраняй дыхание ровным, и избавишься от некоторых проблем в виде колющей боли в боку, или слишком быстро кончающейся дыхалки, или напряжения мышц, которые кислотой потом напомнят вечером.

Когда у тебя нет ориентира, время идёт незаметно. Это - самое опасное, что может произойти и о чём легко забыть. Ещё одно важное правило - помни про чёртово время.

Но не забывай о том, что иногда нужно отдыхать.

Запах [это не запах, это уже вонь] пробивает навылет, к горлу подкатывает мерзкое ощущение, что ещё немного, и тебя вывернет. Минхо сглатывает несколько раз, пытается дышать поверхностно, чтобы не чувствовать, и отворачивается от Ньюта, чтобы не слышать. Мля. Всё, что необходимо сделать, это пройти дальше и посмотреть, но едва ли он способен смотреть вот прямо сейчас. Он догадывается, что обнаружит там, дальше, и именно поэтому оттягивает момент. Но всё же он рад, что взял этот сектор на себя, а не доверил кому-то из шенков [хотя было бы лучше, если бы Ньют этого тоже не видел].

Минхо переминается с ноги на ногу, наблюдает за напарником и отчётливо понимает, что не может стоять ровно. Он отвечает «конечно, надо проверить» гораздо беспечнее, чем чувствует себя на самом деле, а ему оч-чень не по себе. За поворотом - длинный коридор, который только мешок с плюком не перебежал бы, но вонью тянет именно отсюда.

Точнее - от бурых полос, размазанных по стенам, каменному полу, листьям плюща. 

Ньют впивается в предплечье так, что натурально больно. Минхо его состояние понимает, хотел бы приобнять, ободрить - да Ньют как раз за эту руку цепляется, а другой неудобно. Сказал бы «не смотри» - да даже если глаза закроешь, всё равно будешь внутренним зрением отчётливо видеть кровь, и раздавленную плоть, и крошево костей. Кто или что…

На удивление здравую мысль высказывает всё же Ньют, и Минхо кивает немного погодя.

- Ни разу не видел, чтобы стены двигались настолько быстро. Но Лабиринт же… мёртвый?

Хотелось бы верить, что механические скрипы и щёлканья - это всего лишь передвижение стен по ночам, эхом расходящиеся по длинным переходам. Они уже давно перестали задаваться вопросами, кому пришло в голову построить эту коробку и поселить их сюда. Мысль выбраться, правда, ещё продолжала подпитывать внутренние резервы и помогать не сойти с ума, но как надолго её хватит?

- Так. Стоп-стоп.

Минхо сам не в порядке, но сейчас он - единственный, кто должен держать себя в руках, и думать, что делать дальше. Ведь так? Ньют - парень прекрасный во всех отношениях, но, в отличие от толстокожего Минхо, он более эмпатичен, и по нему… сильнее ударило. То есть это сейчас надо переступить кровь и пройти по останкам бывшего товарища, чтобы понять что случилось и, по хорошему, найти сохранившиеся части. Да. Найти. Его ведь надо похоронить по-человечески, а не оставлять здесь гнить среди пустых и абсолютно равнодушных стен.

- Надо, знаю. - Минхо едва встряхивает Ньюта, заставляет посмотреть в глаза. - Разберёмся. У нас не так много времени. Сначала пройдём дальше, нам нужно проверить, не поменялось ли что-то. А потом вернёмся сюда, и… вернёмся, да. У меня брезент в рюкзаке.

Одна только мысль о том, что придётся складывать останки несчастного шенка и тащить их в Приют, отзывается внутренним сопротивлением и ощущением скручивающихся в узел кишок. Минхо надеется, что они не найдут в Лабиринте что-то похуже размазанного трупа, но это лишь самовнушение, чтобы не протечь крышей и не удариться в панику.

Чёрт бы побрал и Создателей, и Лабиринт, и всю эту хрень.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

Отредактировано David King (15.08.21 13:01:16)

+1

7

- Ты шутишь?

В этот момент Ньют жалеет обо всем на свете, но больше всего о том, что Минхо мамка родила таким решительным. Самого Ньюта одинаково корежит как с мысли, что нужно пройти дальше и выяснить, что же уделало плюкского шенка, и с мысли, что этого самого шенка придётся собирать голыми руками. Он смотрит на Минхо в ожидании, что тот сейчас улыбнётся, хлопнет по плечу и скажет, что пошутил, и можно будет рассмеяться в ответ с облегчением, но...

- Ты еще и брезент взял?

От чужой продуманности немного тошнит. Ньют почти готов не удивиться, если Минхо жестом фокусника вытащит из рюкзака еще и перчатки, неуловимо пахнущие больницей, отлично сочетающиеся белым с красными подтеками на стенах. Он снова скользит взглядом по ним, ловит краем глаза что-то серое, то ли мозги, то ли еще какую-то часть человеческого тела, и да, этого последнего хватает, чтобы отшатнуться от Минхо и броситься в сторону, снова выворачиваясь наизнанку. На этот раз его тошнит только водой и сухой желчью, которая обжигает пищевод, и Ньют лишь чудом не падает ладонями в свою же блевотину. Накатывает волна слабости и стыдного, слабящего в коленках ужаса от понимания, что Минхо наверняка продолжит настаивать. Он ведь такой, настоящий лидер, которому, если что-то взбрело в голову, хоть кол на этой голове чеши. И Ньюту придётся снова пойти за ним следом, не могут они сейчас разделиться. Не после того, что увидели.

- Нет. Нет-нет-нет, - частит он, с трудом поднимаясь на ноги с колен. Вытирает рот и быстро качает головой. Пальцы дрожат, когда раз за разом Ньют пытается вытащить из рюкзака бутылку, и та ожидаемо выскальзывает из потных ладоней, разливаясь водой по серым пыльным камням. Ньют встряхивается, как собака, пытаясь собрать рассыпающиеся мысли. - Я... это плохая идея. Все будут в панике. Что мы, придём и вывалим это из брезента? А бежать обратно тоже с ним будем? Нет, нет. Пусть Ник с этим разбирается. Мы просто вернёмся и скажем ему, что случилось.

Ньют всё-таки подбирает бутылку и одним глотком приканчивает остатки.

Погода здесь не меняется никогда, но ему кажется, что день сегодня - особенно жаркий и сухой. Ньют стирает выступивший на лбу пот.

- Минхо. Пожалуйста. Это слишком. Этот шенк умер тут. Его убило что-то. Я не... я не смогу туда пойти. Не сейчас. Не сегодня.

Он смотрит с надеждой. В другой ситуации бы не упустил ситуации повыпендриваться, особенно перед Минхо, показать себя с лучшей стороны. Но... только - особенно - с Минхо он может быть сейчас честным, не играть себя, не ломать себя, а признаться открыто:

- Я струсил. Прости, Минхо. Я не хочу... как он, - Ньют показывает на размазанные ошметки, запрещая себе приглядываться внимательнее. - В этом плюкском Лабиринте не хочу умирать. Если то, что там... дальше, справилось с одним, нас двоих разодрать едва ли сложнее. Я не... - он запинается, с силой трёт лицо, сглатывает противно горькую слюну. Бормочет уже, не отрывая ладоней от щёк и глаз.

- Какая разница, что там поменялось, если мы сдохнем, Минхо...

[nick]newt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER || AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER || WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

+1

8

-Блядь, Ньют.

Минхо качает головой.

- Я бы хотел сказать да, но я сейчас похож на того, кто способен шутить?

Вообще-то – опять-таки да. Минхо способен шутить даже в самой отвратительной ситуации, потому что это лучше, чем терять голову в панической атаке и делать себе и окружающим только хуже. Проще разрядить обстановку, чем накалить её ещё больше. Проще принять тяжесть решения на себя и самому отвечать за последствия, чем наблюдать, как всё идёт наперекосяк.

Может быть поэтому чёртов Ник и выделывается. Потому что тоже не хочет сталкиваться с последствиями чужих проёбов. Мол, живи так, как тебе сказали, и всё будет хорошо, а рыпнешься вправо или влево от намеченного маршрута, и быть тебе кучкой плюка в закромах Червяков.

Тут же отпускает Ньюта, когда тот отшатывается в сторону. Старается не прислушиваться к плеску об каменный пол, смотрит куда угодно, но не на стены с размазанным мясом, не на блюющего Ньюта, никуда, блядь, чтоб самому не оказаться на коленях в кустах и попытках выблевать желудок наружу. В чём-то Ньют прав. Собирать это руками и тащить обратно в Приют… от одной только мысли становится дурно и руки трясутся, но и оставить здесь тело они не могут.

Или могут?

Не думать об этом.

После того, как бутылка оказывается на полу, Минхо скидывает с плеча рюкзак, достаёт собственную и протягивает её Ньюту. Всё нормально, он сам может на некоторое время дольше обойтись без воды, и от одного дня ничего хренового не случится. Наверное. Ему правда хочется, как и Ньюту, забить на всё это большой и толстый, и сказать, мол, Ник, образина ты эдакая, разбирайся сам, ты ж Лидер, но… просто «но». Это так не работает.

Вместо того, чтобы отчитывать Ньюта, Минхо просто подходит ближе и обнимает его. Чувствует дрожь плеч, слышит сбивчивую речь и толком не знает, что сказать. Может быть, что ему тоже страшно?

- Это нормально, - бормочет, размыкая объятия. – Возвращайся обратно в Приют. Расскажешь, что видел, может Ник придумает что-нибудь.

Самое, чёрт возьми, здравомыслящее решение. А вот сам Минхо собирается поступить максимально по-плюкси: проверив, не забыл ли чего-нибудь в этом коридоре смерти, он аккуратно переступает через багровые лужи и кучи… нет, Минхо, не думай о кишках, не думай, не дум…

- Пробегусь дальше, - объясняет-оправдывается, мелкими шагами отходит дальше, чтобы Ньют не смог его догнать. – Обещаю, ты не сдохнешь в этом Лабиринте, мы найдём выход. Никто из нас не сдохнет больше. И… и чтобы выполнить обещание, я должен бежать.

Ещё быстрее, чтобы наверстать упущенное время и, по возвращению в картографическую, суметь набросать план изменившегося за ночь сектора. Если в этом есть какая-то закономерность, то они обязаны обнаружить её, чтобы покинуть эти стены. А потом как следует отмудохать Создателей, чтоб неповадно было.

Минхо дёргается, когда слышит над ухом металлическое жужжание. Один из жукоглазов вылез из густых зарослей вьющихся растений, видимо, чтобы поближе заснять двух шенков, препирающихся в коридоре.

- Можешь расквасить мне рожу, когда вернусь, - ухмыляется криво. – Ещё до заката.

Вообще-то он всегда возвращается последним и следит, чтобы все Бегуны до него пересекли черту, отделяющую Лабиринт от Приюта. И не то чтобы в ином случае он развернулся бы и рванул искать потерявшегося шенка, но так у него хотя бы было бы понимание о действительно серьёзных проблемах.

И если ему придётся лично собирать останки и тащить их до Приюта, чтобы передать в руки Таскунам… Что же.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

Отредактировано David King (12.02.22 16:30:03)

+1

9

Ньют очень ярко представляет себе, как разворачивается и уходит: четыре поворота налево, один направо, два пропустить; Ник скажет: где Минхо?, и Ньют скажет: он пошел на разведку один, и я подчинился, Минхо ведь главный из нас двоих, как можно спорить - субординация; а потом Минхо не вернется к ночи, и Ньюту останется только сдохнуть, потому что Минхо - его лучший друг, лучший шенк во всем Приюте, который даже сейчас ушёл без единого упрека. Ньют думает об обещании: "не сдохнуть в лабиринте", - и с какой-то тоской понимает, что желания выжить любой ценой в нём нет. В нём есть страх, в нём хватает неуверенности и проблем, но...

Ньют сжимает чужую, наполовину опустевшую его усилиями бутылку в руках так сильно, что та едва не трещит, и бросает себя вперёд прежде, чем позволяет подумать слишком долго. На нервах едва не поскальзывается в кровавой луже чудом удерживается от еще одного приступа рвоты и ускоряет шаг, не замечая, как оставляет за собой кровавый след, бледнеющий с каждым преодоленным метром. И словно стираясь вместе с этим следом, нервозность начинает отпускать, с каждым шагом дышать чуточку легче: принятое решение, возможно, обрекает на мучительную смерть, но ведь лучше, чем в брезент какие-нибудь шенки соберут Минхо, чтобы потом вывалить Ньюту под ноги c немым упреком: "Это твоя вина". Нет, Минхо...

- Минхо!..

Ньют упирается ладонями в бок, который пытается его убить. Слишком быстрый темп нужно взять, чтобы нагнать одного из лучшего Бегунов, приходится немного отдышаться, прежде чем махнуть ладонью остановившемуся в отдалении Минхо. Стереть пот с лица и украсть еще один глоток, прежде чем протянуть бутылку обратно.

- Ты забыл. Она твоя, - Ньют подходит ближе. Улыбается неловко, смотрит Минхо в глаза. - Я тут... решил, что если захочу расквасить тебе рожу, то не дотерплю до Приюта. Да и у тебя руки слишком хилые, чтобы дотащить плюкского шенка одному. Не хочу слушать завтра, как будешь ныть про сорванную спину.

Ему не нужно проговаривать извинения вслух, Ньют видит в глазах Минхо понимание. У каждого из них здесь случались плохие дни, верно? И Минхо не задает лишних вопросов, как и всегда, коротко кивает, принимая решение Ньюта. Тот еле сдерживает вдох облегчения и перекатывается с носка на пятку, разминая мышцы, прежде чем снова затрусить с Минхо бок о бок, стараясь не думать ни о том, что встретится им впереди, ни о том, чем придётся заняться на пути обратно.

Лабиринт, словно в пику всем страхам Ньюта, тих и спокоен, ничего необычного, ничего нового. Минхо бежит еще около сорока минут: внимательный, собранный, помогающий одним своим видом не дергаться от шорохов жукоглазов; пока, наконец, не качает головой и, быстро сверившись с часами, не поворачивает назад.

С останками и брезентом приходится повозиться.

Ньют думает, что, во-первых, это его худший день здесь, даже если вспомнить самый первый, когда все шенки пришли в себя без единой зацепки кто они такие и где оказались. Во-вторых, мясо теперь он сможет есть примерно никогда, потому что никаких перчаток у них с Минхо, конечно, нет, а время до ночи утекает слишком стремительно, чтобы придумать какие-то альтернативные варианты. Кровь забивается под ногти, от запахов кружится голова, и Ньют два раза отходит в сторону, чтобы продышаться. Воды у них уже нет, так что блевать - слишком дорогое удовольствие, и Ньют завидует бледному Минхо, который, кажется, переходит в какой-то механический режим, отскребая от стены что-то, напоминающее то ли ухо, то ли пенис, и Минхо явно плевать хочет, что именно - на это не хватит сил.

Они едва успевают.

Ворота с грохотом смыкаются за спиной Минхо, который еще успевает оглядеть остальных Бегунов, вповалку лежащих на площадке как попало: кажется, финишировали тоже вот только что. Ник тоже здесь, спешит навстречу с непроницаемым лицом, и Ньюту приходится укусить себя за язык, чтобы не выплюнуть ему в лицо всё то, что накипело. Хочется найти кого-то крайнего, а кто, как не Лидер, может быть во всем виноват?

Брезент, который они с Минхо несли, взявшись за уголки, с мягким чавканьем падает на песок, и Ньют надеется, что не ему придется отвечать на вопрос:

- Что это?..

[nick]newt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER  AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER  WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

+1

10

Чтобы развернуться и бежать - не нужно долго себя уговаривать. Минхо срывается с места так же легко, как и многие дни до этого: едва ли кто-то считает, сколько дней они на самом деле проторчали в этом чёртовом Лабиринте. Более-менее точный счёт дней можно вести разве что по количеству бумаги в Картографической, на которую скрупулёзно наносятся все изменения и повороты огромных стен.

Но когда позади доносится оклик, он останавливается.
не может не остановиться.

- Это у меня-то хилые руки? - Минхо смеётся, косится на бицепсы и едва жмёт плечами прежде чем забрать почти опустошённую бутылку. - Если ты испоганишь мне рожу прямо сейчас, на весь Приют не останется никого краше плюка, и придётся одарить Галли титулом принцессы.

Галли - та ещё образина и на рожу и по характеру, Минхо бы посмотрел как тот бесится только от одного упоминания принцессы. Капитан, ага, как же.

У них не так много времени на то, чтобы обследовать свою часть Лабиринта - нужна фотографическая точность памяти, чтобы потом вернуться и зарисовать всё, что видел. Время утекает сквозь пальцы, когда нужно вернуться назад и отодрать то, что осталось от несчастного шенка, чтобы притащить в Приют. Пробегать каждое утро мимо этого памятника смертнику будет не менее отвратительно, чем потратить один день на то, чтобы придать коридору более пристойный вид.

Лучше бы сквозь пальцы убегало только время, а не скользкие внутренности, раздавленные об стену.

Переключиться на автопилот - наверное, единственно верное решение, которое может прийти в голову на данный момент. Минхо старается не думать над тем, какую часть тела он отдирает от стены, старается не гадать, сколько это ещё может продлиться. Оказывается в человеческом теле так много крови и дерьма.

Тик-так. Тик-так.

Лучше сейчас измазаться в говне и крови по локоть, чем потом в один прекрасный день увидеть, как гниющие останки размазало ещё больше сдвинувшимся ночью блоком. Отвратительно.

И, когда удаётся перемахнуть в последнюю секунду через Ворота, Минхо попросту отпускает свою часть брезента и упирается грязными ладонями в колени чтобы отдышаться. Не забывает, конечно, оглянуться, чтобы взглядом пересчитать остальных Бегунов, что вповалку сгрудились и не то пялятся в небо, не то переговариваются, еле ворочая языками. Их бы прямо сейчас погнать в Картографическую, но Минхо знает, как все сегодня напряжены, поэтому и сам себе даёт минутную передышку, прежде чем заставить работать дальше.

Он поднимает взгляд, щурится и смотрит на подошедшего Ника. Вот сейчас бы

- Это - то, что осталось бы от тебя, если бы ты высунул нос за пределы Приюта.

Наверное, получается слишком зло. Минхо плевать; он буквально сплёвывает в сторону и дыханием унимает сердце, бьющееся об рёбра. Всё нормально. Осталось позвать Таскунов, чтобы убрали тело в угол Приюта - туда, где лесок, и куда ни один нормальный шенк особо не заходит. Тень, деревья, перекошенные крестики вместо могил. Ляпота.

Или пусть Ник этим занимается. Белоручка.

Минхо машет рукой в сторону, мол, «всё потом, вы как хотите, а я дальше работать», и уходит в сторону Картографической. Открыть тяжеленную дверь с первого раза не получается, но когда это всё-таки удаётся, Минхо буквально вваливается в помещение, пахнущее пылью и медью, и пытается найти чистый лист бумаги и карту нужного сектора от вчерашнего дня.

Сектор, который они сегодня осматривали, выглядел совершенно обычно. Обычные изменения, если их можно было так назвать. Ничего, что могло бы указать на выход из этой грёбнутой западни. Это уже даже не разочаровывало, а, скорее, вошло в ежедневное привычку. Бегун, скорее, удивился бы тому, если бы проявились хоть малейшие странности, помимо иного рисунка сектора.

Ну и того трупа.

Насколько настохужели эти каменные исполинские Стены - словами не передать, матом не описать. Даже рисунок, и тот повторялся, будто у Создателей кончилась их извращенная садистская фантазия. Может,  оно и хорошо с одной стороны, но и радостного в этом было мало.

Положив чертеж на стол, Минхо берёт несколько карандашей, чистый лист, опускается на свое место, раскладывает всё это перед собой.... и просто упирается локтями в стол,  закрывая лицо ладонями и глубоко дыша. Кто бы знал,  как ему осточертело носиться по этому Лабиринту,  искать не пойми что,  да еще и вдохновлять других на подвиги. Тяжелая, не благодарная работа.

Хотя, почему не благодарная? Благодарностью могли быть светящиеся слабой надеждой лица приютелей.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

+1

11

Ник роняет тяжелое "отдохните", разрезая нарастающий гомон. Ньют пытается не кривиться: нужно зарисовать Лабиринт, пусть даже после случившегося на Бегунах и лица нет; и останься с ними Минхо, случился бы очередной виток противостояния. Может, и к лучшему. Может, Ник прав, и всем нужен небольшой перерыв; а может быть, стоило собрать всех и обсудить случившееся, чтобы слухи не множились от шенка к шенку, превращаясь во что-то огромное и гнилое, которое может сожрать их маленькую общину со всех их плюком.

Но Ньют не Лидер и никогда им быть не хотел. Поэтому он только пожимает плечами в ответ на короткое: "Позже переговорим", - от Ника и плетется в сторону Картографической, за стенами которой скрылся Минхо. А то с Ника станет забыть о Таскунах и предложить дотащить брезент с кусками тела Ньюту, например. Нечестная мысль.

Он злится. Чувствует, что злится на Ника, что не взяла всех в кулак, не прижал к ногтю; злится на Минхо, который не постеснялся снова воткнуть иголку Лидеру в задницу, а потом ушел, оставив Ньюта склеивать оставшиеся проблемы; злится на Бегунов, которые только порадовались послаблениям, хоть бы одна плюкова голова решила проявить инициативу. Как будто только Ньюту и Минхо нужно выбраться из Лабиринта, а остальные только и рады почивать на лаврах самой ответственной должности в Приюте.

Ньют замедляет шаг перед дверью, заставляет себя вдохнуть и выдохнуть. Сжимает кулак и разжимает его, принуждая себя успокоиться. Он не должен выплескивать свою злость, не на Минхо точно, иначе тот и вовсе закроется, словно щенок, которого носом ткнул в плюк его хозяин. Мысли о Минхо с ошейником и на коленях с крайне недовольной мордой лица заставляют хрюкнуть, и Ньют решительно зачесывает волосы назад, толкая плечом дверь.

Тут пахнет, конечно, крепким потом, но от Ньюта несет не меньше, поэтому он даже не морщится, пока идет к "диванчику", где расположился Минхо, весь хмурый и едва ли не с карандашом в зубах. Перед ним уже лежат пара листов, но Ньют и не пытается взяться за свои, только плюхается рядом бок о бок, задевая намеренно бедром, чтобы выбить из состояния недовольства всем и даже самим собой. Ньют цокает языком, варварски стаскивает с ног кроссовки, по очереди подцепляя задники носками, и с полным наслаждением вдохом вытягивается в полный рост, крепко вжимаясь затылком в спинку диванчика.

- Не-а, - говорит, ослабляя напряжение в теле, но не поднимая головы, только перекатывая ее так, чтобы видеть откровенно осуждающее его ухо. - Даже не думай, я не стану сегодня ничего писать. И никто не будет. Ник всех распустил, - и без паузы, прежде чем Минхо успевает вставить едкое и весомое, продолжает, - ты бы полегче с ним. Ему несладко приходится, небось неделю будет не спать с мыслью, что не доглядел за шенком. А я неделю буду мучиться кошмарами. Эти стены... никогда не думал, что они станут еще отвратительнее.

Он смаргивает устало. Машет рукой в воздухе и встает, вспомнив о заначке под половицей.

- Нам надо расслабиться. Хочешь выпить?

Досточка поддается легко, в банке жидкости едва ли на половину, на вкус она такая же говняная, как и на запах, но Ньют первым делает глоток, зажав свободной рукой нос - зная, что иначе не сподвигнет Минхо НЕ сидеть здесь большую половину ночи, перебирая карты.

[nick]newt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER || AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER || WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

+1

12

А потому не время быть тряпкой.

Медленно выдохнув, Минхо отнимает руки от лица и берётся за карандаш. Другой рукой он открывает блокнот с сегодняшними записями. В большей степени он полагается на свою память, а потому записей-каракулей было не так уж и много. Положив перед собой карту вчерашнего дня того же сектора, он принимается чертить, беря за основу основной рисунок сектора и отмечая изменения. Стратегия простая до невозможности: едва заметными линиями прочертить уже известные маршруты, а потом поверх них нанести сегодняшние изменения, стерев лишнее. Это действительно казалось наилучшим вариантом, ведь запоминать приходилось не так много, в основном лишь то, что изменилось по сравнению с предыдущим днём.

Грифель привычно царапает по шероховатой бумаге, оставляя не идеальную, но ровную и четкую линию с черными крошками там, где нажим становится сильнее, чем следовало бы. Ничего лишнего, сплошная рутина и монотонность, знай себе сиди да вырисовывай, и только попробуй что-нибудь забыть. Аккуратно начертить общий контур, не вдаваясь в детали и пока сильно не заморачиваясь о последовательности внутренних коридоров, переходов и тупиков. Не забыть оставить место для даты и номера сектора, что не менее важно: без этой детали все труды окажутся напрасными, будет невозможно отличить, в какой момент сделана та или иная зарисовка. Всё должно быть аккуратно разложено по своим местам в "хронологическом" порядке, кто знает, когда эти карты могут понадобиться.

В мысленных образах возникает переход сразу за внутренними Вратами из углового сектора в сектор, примыкающий к Приюту. Прямо за ним сегодня был расход в разные стороны, значит, придется чертить поэтапно, сначала одну сторону, затем вторую, не забывая совмещать их. Нелегкая работа Бегуна куда более ответственная, чем все остальные, не менее важные профессии Приюта: только забудешь поворот или еще какую-нибудь незначительную деталь, не сможешь удержать общую картину - и привет, страстная ночь с гриверами.

Резкий медный запах уже притерпелся и не раздражал обоняние. Минхо нравится этот запах, но чем конкретно, он сам и не сказал бы.  Есть в нём что-то знакомое, из далекого и забытого прошлого. Запах словно поддерживает статус Картографической как безопасного и неприступного места, вселяет какую-то уверенность хотя бы в сегодняшнем дне: ты еще не грёбнулся, друг, ты жив, и сегодня ты вернулся вовремя из того тихого ужаса за Стенами. Ты еще жив, и ты должен делать свою работу.

Слуха касается скрип открывающейся двери. Сразу возникает мысль смазать эти треклятые петли и механизмы, не хватало ещё, чтобы всё заклинило к гриверовой бабушке в самый неподходящий момент. «Надо будет сказать шенкам, в чьи обязанности это входит». Решив, что это вернулся кто-то из остальных Бегунов, Минхо даже не поднимает головы, не отрываясь от карты и не растрачивая свое внимание на этот внезапный раздражитель. Трепать языками они будут потом, пытаясь составить паттерны и обсуждая неутешительные новости прошедшего дня. Возможно, снова бесполезно споря и зря переводя нервы, пытаясь додуматься, разгадать, найти... Только что толку: сколько они уже сидят в этой Яме, ничего существенного найти так и не удалось.
Однако, он не угадывает на счёт вошедшего, а потому поднимает голову, ощутив прикосновение к бедру, и искоса смотрит на Ньюта.

- Ник, конечно, охеренно придумал, - ворчит Минхо, не отрываясь от карты. – И что теперь, все радостно возьмёмся за руки и навернём пару кругов вокруг Ящика? Авось Лабиринт сам откроется?

Все они давно знают, что сколько ты в этот ящик не залезай, всё равно обратно вниз он не поедет. Едет вниз он только тогда, когда створки плотно закрыты, а потом поднимается или с очередным шенком на борту, который не сразу собственное имя вспоминает, либо с провизией и какими-то инструментами.

Банка в руках Ньюта позвякивает. Даже отсюда чувствуется характерный запашок, поэтому Минхо поначалу делает вид, что ни черта он не слышит, не чувствует, и вообще он Страж, он должен работать, когда никто, блядь, не хочет этого делать, но потом всё-таки откидывается на спинку диванчика и вздыхает, смотря на частично готовый чертёж.

- Ты – чёрт, - доверительно делится он с Ньютом, забирает из его руки банку и делает быстрый глоток, стараясь особо не чувствовать.

Что ж. Может так быстрее закончит.

[nick]Minho[/nick][icon]https://i.imgur.com/RrG0ufw.gif[/icon][sign]https://i.imgur.com/d6iEDZD.gif[/sign][lz]<a class="lzname">Минхо</a><div class="fandom">maze runner</div><div class="info">Subject A7 'The leader'. The Keeper of the Runners. — <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019"><b>You're</b></a> shuckiest shuck-faced shuck there ever was.</div>[/lz]

+1

13

У Минхо этот его особый взгляд, по которому Ньют понимает, что удалось его переупрямить.

На время достаточное, чтобы подтолкнуть коленом, устраиваясь снова бок о бок. Забрать из пальцев карандаш, чтобы выправить одну из линий и увести отнорок влево, не сверяясь со своими заметками: беглым взглядом замечает, что Минхо приблизился к месту, где раскатало несчастного шенка, а здесь Ньют запомнил все ярко, пятнами, захочешь - из памяти не вытравишь. Он сжимает карандаш чуть сильнее, чем нужно, жирнит линию там, где ее бы вывести тонкой, - потому что сейчас, в даже не слишком яркой комнатке Картографической, замечает въевшейся под ногти красный цвет. Нужно будет, верно, умыкнуть с кухни щётку, чтобы оттереть кровь.

Но потом.

Потому что сейчас можно отвлечься на еще один глоток из банки, которую всовывает ему в руки Минхо, отбирая карандаш, чтобы теперь исправить уже Ньюта. Вдвоем и правда легче удержать в памяти все эти "налево, потом направо, потом опять налево, развилка, труп-гроб-кладбище". Может быть, в чем-то Ник и прав, о чем Ньют, конечно, не скажет сейчас. Не сейчас, когда у Минхо хмурость с лицо не то, чтобы сходит, но хоть не бьет дурным настроением наотмашь.

- Мамке своей об этом расскажешь, - хмыкает в ответ, тут же отпивает снова. После первого-второго глотков мерзотный вкус ощущается не так блевотно, а вот в голове теперь приятно шумит: мысли сглаживаются, Ньют как-то сам собой сползает чуть ниже на диванчике, упирается пятками о край стола, над котором склоняется Минхо.

Цокает языком.

- Думаю, как нам всем повезло, что Ник решил взвалить на свои широкие плечи лидерство. Если бы ты успел перехватить, мы бы тут все строем ходили по расписанию. В Лабиринт бегали бы вдвое больше, - Ньют морщится. Обманчивая легкость заставляет сболтнуть лишнего: он вспоминает последнюю ссо... хорошо, агрессивный разговор Минхо и Ника, в котором последний настраивал на необходимости обеспечить Приют "едой и водой", а первый упирал, что тренировки даже из хромоногого Стива смогут сделать ну не лучшего, но не самого позорного Бегуна.

Ньют тогда еле развел обоих предложением спросить у самих ребят, кто еще хочет выбраться проветриться из Приюта, но Ник упорно тормозил инициативу, а сейчас... а сейчас им бы всех оставшихся не растерять из-за неизвестной угрозы в Лабиринте.

- Ты думаешь, его убил... человек или... - невпопад вдруг спрашивает Ньют, склонив голову к плечу. Видит замершую линию спины Минхо, шумно выдыхает, садится ровнее, чтобы поймать хоть краешком глаза его взгляд, якобы сосредоточенный на карте. Вот только Ньют ловит заминку прежде, чем карандаш шуршаще ведёт еще одну линию.

- Думаешь, это только потому, что он вышел ночью или... - он подвешивает еще один вопрос в воздухе. Минхо не создатель Лабиринта, наверняка скажет сейчас, чтобы Ньют заткнулся, поэтому приходится продолжить быстрее. - Хочу сказать, мы эти плюкские повороты, - он взмахивает рукой над ворохом карт, - мы пробежали от и до, и не видели там секретных проходов, откуда что-то может появиться. Может... может, если шенка убили ночью, именно ночью Лабиринт меняется. Может... нам надо рискнуть и выбраться...

[nick]newt[/nick][icon]https://i.imgur.com/fi0XyM0.png[/icon][sign]WE'VE BEEN HERE FOREVER || AND HERE'S THE FROZEN PROOF
https://i.imgur.com/aIUivYq.png
I COULD SCREAM FOREVER || WE ARE THE POISONED YOUTH
[/sign][lz]<a class="lzname">Ньют</a><div class="fandom">MAZE RUNNER</div><div class="info"><center>subject A5 'the glue' </center></div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » WCKD is GOOD


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно