ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » no doubt


no doubt

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">As we die, both you and I, with my head in my hands I sit and cry</span>

<span class="data">haddonfield</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic color"><img src="https://i.pinimg.com/originals/ae/9b/8c/ae9b8c8d977688d539453ef303878589.gif">
</div>

<p>
no doubt
<span>
heather mason & laurie strode
</span></p>
</div>

Хизер выбирается из Сайлент Хилла, справившись, как думает, с рождением бога через неё. Но этот город всегда в её сердце. И, когда она решает начать жизнь заново в Хэддонфилде, тихом городке штата Иллинойс, наступает Хэллоуин.
</div>[/html]

[nick]Laurie Strode[/nick][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign]

just because

Отредактировано David King (21.11.20 16:10:14)

+1

2

В зеркале не ее отражение.

Она спит с пистолетом под подушкой, потому что не уверена, где сможет проснуться
                                                                           не уверена, что сможет проснуться

не уверена, что это

        это сон

        это сон

        это сон

да?

Отец протягивает к ней руки, и Хизер обнимает его плоть, её втягивает в эту плоть, её часть, всегда часть
        темноты
        крови
        тех, кто умер
        кто-то выжил?

Быть может
        правильный ответ: нет.

Ни во что нельзя больше верить, и Хизер бежит так далеко, как только может, как в детстве, как в юности, раньше с отцом, теперь совсем одна, но больше не меняет слов в своем имени, потому что не оно привлекает сны. Потому что её ищет не человек, потому что её ищут
        улицы
        переулки
        школа
        город.

Который она ненавидит. Который разрушил не одну
        ее жизнь
        её жизни
        семью?

После кошмаров так тяжело дышать.
После города так тяжело дышать.

Хизер нравится Хэддонфилд. Это совершенно обычный город, который не встречает ее призраками на дорогах, и когда старенький Плимут, взятый в аренду еще в Эшфилде, переваливает за приветственное "Добро пожаловать!", Хизер не чувствует, как ее сердце останавливается. Здесь всего несколько улиц, есть глупая "достопримечательность" в виде заколоченного дома местного серийного убийцы, и Хизер не может сдержать улыбки, когда риелтор рассказывает ей с придыханием о случившейся в Хэддонфилде жуткой резне.

Убийца.

Смешно.

Хизер думает, что почти хотела бы его встретить: обычного человека с ножом и тупой маске капитана Кирка, обычного человека, от которого можно отбиться, который не будет возвращаться раз за разом оттуда и звать тебя за собой. Который не станет твой тенью, не станет преследовать тебя всю твою жизнь, которого поймают и посадят в психушку, а ты будешь пить спокойно антидепрессанты по утрам и жаловаться психотерапевту на травмирующий опыт. Звучит как сладкая сказка, детка.

Это не её вариант.

У Хизер остаются отцовские сбережения, и она снимает маленький, но по-своему уютный домик в двух шагах от кинотеатра. Ей нравятся ночные киномарафоны, на которые приходят местные школьники, потому что несколько фильмов категории B - хорошее оправдание избежать сна и кошмаров, которые возвращаются к ней, сколько бы таблеток Золпидема не выпить перед тем, как обнять подушку и закрыть глаза. Где-то здесь, в одну из безумно долгих сцен объяснений в любви между двумя киногероями ("как скучно"), Хизер слышит снова о Майкле Майерсе и - впервые - о мисс Строуд, которая "так смешно пугается каждый раз", когда кто-то подкрадывается к ней со спины. Школьники смеются и изощряются в неприятных шутках, и Хизер изо всех сил старается держать глаза открытыми.

Она считает от нуля до ста - а потом в обратном порядке; потому что они никогда не встречались ни с чем за пределами ужастиков.

Потому что каждая шутка бьет ровно в цель
        истеричка
        как только ее к людям пускают
        забыла выпить таблетки
        забыла своё имя

Алессе

        тяжело дышать.

У Хизер паническая атака.

Она выбегает из кинотеатра, пугая контроллера, и долго не может отдышаться в переулке, пока тошнота волнами подкатывает к горлу. Пока её трясет
        от злости
        от страха
        от ощущения чуждости.

У неё нет права быть здесь, хорошо?

У тех, кто выжил, что-то ломается изнутри. Ты и правда всегда вздрагиваешь, когда кто-то подходит из-за спины. Ты со страхом смотришь в зеркало каждое утро, когда нужно умыться и почистить зубы
        потому что зеркало может посмотреть в ответ
ты проваливаешься в особое состояние, когда нужно взять в руки нож
        и защитить себя
        и порезать себя
        и
порезать овощи на салат, потому что знаешь, что от одного вида сырого мяса
        чье оно?
тебя снова стошнит.

Хизер больше не возвращается в кинотеатр. Скидочная карточка засунута под крепление зеркала, и Хизер обещает себе, что сегодня узнает новое расписание.
        не нужно
        пожалуйста
Меняет таблетки.
Меняет маршрут на работу, в эту глупую забегаловку, куда Хизер устроилась два через два. Она даже не пытается выбить себе лучшие условия, просто соглашается, потому что в рутинной смене есть свое удовольствие. Хизер всегда улыбается свои клиентам, ей не жаль новой порции кофе, если люди, приходящие сюда, в кофейню "У Мэгги", позволят ей находится среди себя. Позволят ей притвориться своей.

        позволят представить себя обычным человеком

Хизер остается в зале, когда уже далеко за полночь. Кофейня зачем-то работает до четырёх утра, хоть в добропорядочном Хэддонфилде в это время спят даже псы.
        все с одной головой
        в хорошие дни

Хизер решает сканворд и как раз грызет кончик карандаша, решая, почему Клинтон не подходит в качестве правильного ответа, и где она всё-таки ошиблась. Или пишется Клинтонт? Сложно сказать. Нужно спросить у Руфуса, но тот наверняка дремлет на кухне, и нет смысла будить его раньше времени. Может, всё-таки Амозонка? Хм. Мелодично звякает колокольчик у двери. Хизер поднимает голову.

У этой посетительницы усталый вид. Аккуратный вид, юбка там, где многие ходят в джинсах. Светло-русые волосы, бегающий взгляд. Хизер отчего-то чувствует себя странно. Девушка - почти ее ровесница, год старше, год младше, очень красива, и все же Хизер чувствует отзывающийся внутри дискомфорт. Словно видела что-то такое прежде.
        в зеркале?
        в себе?

- Доброй ночи, - Хизер улыбается, когда подходит к столику в углу.
        её любимый
        видно всю забегаловку
        близко к туалету и запасному выходу
- Кофе? С ужина остались блинчики. Немного сладкого на ночь - всегда полезно.

Хизер опускает взгляд ниже, скользит по лицу, наконец, смотрит в глаза.[nick] heather mason[/nick][status]hello?[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info">don't try to fix me I'm not <a href="https://dorime.rusff.me/profile.php?id=2020">broken</a></div>[/lz]

+1

3

Таблетки не помогают. Совсем. От слова «вообще».

Она просила,
                   умоляла,
                               она боялась уснуть, потому что он мог прийти за ней,
                                                                                                       но они только качали головой и вкалывали
                                                                         новую дозу успокоительного.

С тех пор прошло года четыре (а, может, все пять?). Она живёт практически спокойной жизнью (нормальной жизнью), и даже отучилась на педагога (примерная девочка, хорошая девочка, как о ней говорили когда-то). Маленький Томми и принцесса-Линдси научили её, что дети — это лучшее, что есть у человечества, если их правильно воспитать.

Дети не становятся убийцами.

Из них выращивают убийц —
                                           те монстры, что не видят разницы
                                                                                              между случайностью и преднамеренностью.

Лори возвращается в Хэддонфилд с тяжёлым сердцем, но трезвым рассудком. Ей есть куда возвращаться, её всегда ждут и будут рады, но она не рада воспоминаниям, не рада вспоминать инсталляцию из раскинувшейся на кровати (мёртвой) Линды и могильной плиты у её изголовья:

ДЖУДИТ МАЙЕРС

Не рада вспоминать раскачивающийся труп Боба со стекающей по рубашке кровью и боится открыть шкаф и вновь увидеть там тело Энни с остекленевшим, замершим взглядом.

И кровь, кровь, кровь по коридорам Мемориального Госпиталя Хэддонфилда.

Господи, дай ей сил.

В обычные дни Лори живёт нормально — немного пугается, когда кто-то подходит к ней со спины. К этому можно привыкнуть, вот только сердце каждый раз пропускает удар, а потом начинает биться заново, ровно. Рассудок понимает, что это всего лишь школьники, у них возраст такой — если не держать их в узде, они думают, что им всё позволено. Они не понимают, что человек, к которому неожиданно подходят сзади, может развернуться и ударить. В целях самозащиты.

В обычные дни она живёт нормально — выглаженная прямая юбка, светлые рубашки или кардиганы, приятная улыбка, скрывающая настороженность, внимательность и терпеливость к любым серьёзным проблемам.

В ночь с тридцать первого октября на первое ноября Лори не может уснуть, а любые таблетки успокоительного или же снотворного категорически убирает от себя подальше.

Дом Майерсов, пришедший в полнейшее запустение, до сих пор так и не снесли. К нему разве что экскурсии не водят: «посмотрите, здесь жил убийца, который ещё мальчишкой прикончил (нет) свою старшую сестру, а после много лет провёл в психиатрической лечебнице, пока не вернулся сюда, чтобы вершить кровавую баню». Полиции было невдомёк, зачем кому-то красть хэллоуинские маски, реквизит и ножи, но когда они поняли — было уже слишком поздно.

Негромкий, но звонкий колокольчик над головой заставляет привычно заозираться по сторонам. Строуд настолько в собственные мысли погружается, что не всегда замечает мелочи реальности, которые в определенный момент становятся для неё неожиданностями. В такое позднее время в кафешке никого нет, кроме персонала, а из динамиков под потолком играет что-то ненавязчиво-джазовое, расслабляющее, позволяющее выпрямить спину и расправить плечи.

Rise on this occasion, halfway up your back
Sliding down your body, touching your behind

Столик в углу — вариант оптимальный: отсюда всё видно, ничего не загораживает обзор. А если ей вдруг покажется, что что-то не так, то она всегда сможет уйти. Лори кладёт небольшую сумку рядом с собой на сидение и хмурится, пытаясь вспомнить, не забыла ли журнал в школе (иначе пришлось бы возвращаться). Возвращаться — ещё не самое плохое, что может случиться, но это же Хэллоуин.

Это дети, бегающие в костюмах призраков (с масками клоунов) и требующие сладость или гадость.

— Доброй ночи, — отвечает Лори, заслышав приятный женский голос и вскидывая взгляд.

Официантка, не стоит гадать. Короткая светлая стрижка, улыбка (но в глазах улыбка не отражается, как у самой Лори, что за последние пару лет привыкла показывать эмоции на люди даже если их нет), на маленьком бейджике, пристёгнутом к одежде, под названием кафе "у Мэгги" значится имя (Хейзел? Хизер? Лори читает слишком бегло, чтобы уловить наверняка). Ей предлагают практически то же самое, что она привыкла брать по вечерам — сладкое не то, что нужно организму на ночь, но серотонин — тормозящий нейромедиатор, притупляющий боль и тревожность.

I don't want to make you
I'll let the fancy take you
And you'll wake up and make love

— Кофе и блинчики. Звучит отлично. Если вас не затруднит.

Официантка уходит, оставляя Лори одну. Лори переводит взгляд на сканворд, сиротливо оставшийся лежать раскрытым на самом краешке стола, и бездумно смотрит на клеточки со словами, заполненные трети на две. Уголки губ подрагивают в улыбке, когда она видит несколько раз переписанные слова, как будто разгадыватель не уверен, пишется здесь та или же иная буква. Эта та из ночей, когда Лори не против поговорить, всё равно уснуть невозможно, и до утра она будет ходить по тёмным улочкам Хэддонфилда. Этот своеобразный ритуал позволяет ей держаться подальше от людей, но, в то же самое время, находится среди людей так, чтобы не чувствовать себя уязвимой.

Это странное чувство.

Оно проходит со временем.

Кофе пахнет отлично, как и блинчики, кажется, политые сверху каким-то сиропом, но Лори пока берёт в руки только кружку и греет о неё холодные кончики пальцев.

— Там «Брандон», а не «Брендон», — говорит она негромко, кивая на раскрытую страницу. — Как город, а не имя.

Она не хочет обидеть. Профессия учителя обязывает подсказать.

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

Отредактировано David King (05.11.20 23:16:06)

+1

4

Руфус все еще спит.

Хизер сама разогревает блинчики, щедро льет сверху кленовый сироп. Разливает кофе в две чашки: одну - красивую и белую - для гостьи, вторую - с надколотым уголком и надписью "большой брат следит за тобой" - для себя. Если уж до забегаловки добрались посетители, нужно взбодриться
        сделать вид
        сыграть человека
и не уснуть за стойкой. Она возвращается с подносом, выставляет заказ и опирается бедром здесь же о высокую спинку соседнего кресла ровно напротив мисс... Если задуматься, Хизер никогда её здесь не видела. Не из постоянных посетителей, хм? Хорошая девочка
        никогда не была такой
у которой наверняка есть просторная, светлая кухня, накрахмаленные полотенца, обязательно кофе в зернах и маленький миленький ритуал с варкой кофе в турке, а не в банальной кофемашине. Уж точно не в том чудовище, что у "Мэгги" ломается едва ли не каждую неделю. И очень хороший вопрос, что мисс Совершенство забыла здесь после полуночи, не замечая выбившейся из идеально прически завитка волос, уставшая, загнанная?

- О, - говорит Хизер. Она зажимает поднос подмышкой, чтобы сложить пальцы пистолетом и изобразить выстрел: хэдшот. Знает, куда нужно попасть, чтобы сэкономить пули, чтобы сэкономить время
        чтобы выжить.
Улыбается тут же снова, но теперь усмешка выходит менее наигранной - и более агрессивной. Отец всегда говорил, что если держать язык за зубами, то "сможешь завести друзей, Шерил", но отца нет слишком давно, а друзей не было и вовсе никогда. Поэтому Хизер не отрывает взгляда от серых глаз со знакомыми красными прожилками бессонницы на самом дне и наклоняется над своим кроссвордом, чтобы исправить ошибку.

- Тут ты меня поймала, - говорит вслух, прежде чем выпрямиться. Мисс Совершенство выдерживает ее взгляд, и Хизер... странно от этого. У них есть это: момент, когда можно протянуть руку и ощутить то напряжение между ними, от которого даже легкое мурлыкание радио на заднем фоне становится тише; но потом Хизер заставляет себя отстраниться. Против воли, чувствуя смущение, она убирает пряди волос за уши и... садится напротив, оставив свою кружку остывать на стойке за спиной.

Всё это так странно.

        это не ее отражение
        это не сон
        это

- Я не слишком хорошо училась в школе, - говорит Хизер, неожиданно даже для самой себе. Прошлое всегда под замком, под запретом, она никогда не верила, что слова могут стать материальными

        Алесса верила
        Шерил верила

но... не нужно рисковать. Не нужно звать тех, кто может отклинуться. Хизер, конечно, не говорит этого вслух. Отводит взгляд, смотрит на улицу: какой сегодня день? С этой работой сложно вспомнить. Конец октября. Холодно. Но всё еще теплее, чем в штате Мэн.

        безопаснее
        другой город
        нет тумана
        нет

- Мы с отцом... много переезжали, - больше для того, чтобы заполнить пустоту. Слова сами приходят на язык. Кто их слышал прежде? Только Дуглас, и... - И мне больше нравилось заниматься своими делами, чем сидеть над учебниками. Но с кроссвордами главное не знания. Ты ведь не можешь знать всё, верно? Но что-то можно угадать. Подставить. Подобрать. Он не станет правильным. Но все строчки удастся заполнить. Получится целым.

Хизер снова замолкает, а потом поднимает ладони вверх, чуть опускает голову.

- Извини. Ты хотела побыть одна? Если что, в жалобной книге можешь указать, - и она скользит обкусанным, коротким ногтем по собственному бейджику на груди, - Хизер Мэйсон.[nick] heather mason[/nick][status]hello?[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info">don't try to fix me I'm not <a href="https://dorime.rusff.me/profile.php?id=2020">broken</a></div>[/lz]

+1

5

Лори с недавних пор всегда замечает изменения эмоционального состояния на уровне микромимики и некоторых очевидных жестов.

Потому что лучше увидеть агрессию,
[indent]  [indent]  [indent] чем ощутить пронизывающую панику
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] при виде абсолютно безэмоционального белого лица.

Поймала. Лори не пыталась ловить, она просто видела, что иначе часть слов попросту не сложится, и инстинктивно хотела помочь — не любит, когда что-то не получается, становится не таким, каким должно быть. Она выдерживает пронзительный взгляд, мягко улыбается краешком губ (в попытке сгладить обстановку, загустевшую в районе этого столика), но сжимает чашку пальцами крепче — подушечки обжигает нагретыми белыми стенками.

— О, — говорит Лори, не совсем понимая, как правильно реагировать на откровенность.

Никому не нравится учиться в школе. Это с десяток лет молодости, которые у тебя безбожно отбирают во благо каких-то там будущих свершений, разумеется, но безвозвратно отбирают, а дети — и подростки — не всегда в состоянии обратиться к своему будущему «я» и понять, насколько образование может пригодиться. Лори не такая. Лори – хорошая девочка [была, по крайней мере, а теперь – местная «со странностями», над которой грех не подшутить].

Хорошая девочка, которая едва не убила убийцу. Смешно.

Лори тоже поворачивает голову и смотрит за окно. Здесь температура в октябре не опускается слишком сильно и всё ещё позволяет носить джемпер и кардиган поверх, а не закутываться в пальто в стремлении укрыться от ветра за поднимающимся воротником. Безлюдно и тихо, даже дворовые собаки — и те сидят по своим конурам, высунув наружу только холодные, влажные носы. Пёстрый красно-жёлтый ковёр стелется по земле; листья перелетают с одной обочины дороги до другой, подхваченные шальным порывом ветра.

Слишком тихо.

Лори удивлённо вскидывает взгляд на официантку и едва мотает головой. Успела обидеть своей молчаливостью? Да, молодец, что сказать.

— Всё в порядке, Хизер, — торопится ответить она. — Разговор — это явно не то, что следует указывать в жалобной книге. Меня зовут Лори.

Джудит Майерс.
[indent]  [indent] Ей потом рассказали, что к чему.
[indent]  [indent]  [indent] [indent] [indent] [indent] Уж лучше бы не рассказывали никогда.

— Лори Строуд.

Хизер поправляет волосы, заправляя короткие пряди за ухо, а сама Лори слишком громко — по крайней мере для неё — ставит чашку на блюдце. Цок.

Нет, она больше не будет смотреть в окно. Она не хочет увидеть там высокую мрачную фигуру, а после понять, что это всего лишь её воображение. Во все дни, кроме ночи, когда октябрь сменяется ноябрём, она абсолютно нормальная.

Everyone that tries to trick or treat at night comes to die on Halloween.

Мурлыканье радио расслабляет. Лори бы даже прикрыла глаза на пару секунд, но она смотрит, а после чуть кивает в сторону от Хизер, туда, где одиноко оставлена на стойке кружка со смешной (до ужаса актуальной) надписью, кажется, из какого-то антиутопического романа.

— Я видела вторую кружку. Сегодня… не очень много посетителей, да? Можем поразгадывать вместе.

Так-так.
[indent] Тик-так.
[indent]  [indent] Тик-так.

Лори смотрит на настенные часы, медленно выдыхает и отпивает кофе. Тонкие нотки корицы воздействуют на рецепторы и благотворно отвлекают. Ей нужно всего лишь продержаться одну ночь, верно? И после этого ещё год можно будет жить спокойной жизнью, высыпаться в своей постели и не оглядываться на каждую фигуру в рабочем костюме, потенциально ожидая увидеть блеск кухонного ножа для разделки мяса.

— В каких городах ты была? Может, есть какой-то, который особенно запомнился?

Лори едва склоняет голову и смотрит с ненавязчивым интересом. В один момент она уехала из Хэддонфилда, недалеко, даже не в соседний штат, но всё равно вернулась, потому что этот город и его аккуратные улочки въелись под кожу. Каково это — постоянно переезжать с места на место? В этом есть что-то отдалённо-заманчивое. Нет привязки к чему-то конкретному.

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

+1

6

Хорошо, что Хизер не успевает взять кружку в ладони: иначе бы той точно разлететься белыми осколками по светлому полу, вылиться бы кофейной лужей ужаса, который проходит через горло, мешая вдохнуть. Слова Лори звучат словно из сна, из тумана, и Хизер не хочет оборачиваться. Не хочет видеть, как ее новая подружка меняется. Как темнеют ее светлые глаза, как голова запрокидывается назад в неестественном переломе из-за шейной петли, которую затягивают слова города, воля города...

        Сайлент Хилл.
        Зовёт её.
        Даже здесь его голос проникает в ее мысли, в ее утробу, до тошноты сжимает ту часть внутри
              что должна была породить городу его ребёнка.

Тик-так.
        Так-так, Хизер, Алиса, Алесса, вот и твой Белый Кролик-ли-лори.

Хизер выдыхает. И снова выдыхает, потому что в прошлый раз не удалось получить хоть немного кислорода. Она некрасиво горбится над стойкой, кусает себя за губы, заставляет собраться. Заставляет взглянуть на свои пальцы: их пять, не больше и не меньше, это не сон, но может быть, лучше бы окружающей реальности всегда нужно оставаться сном, потому что во сне нет
        боли
        страха
        крови
        решеток
        колючей-мать-ее-проволоки

Хватит.
        пожалуйста
        хватит.

Хизер удается обернуться. Ее пальцы почти не дрожат. Но она в шаге, чтобы отступить назад, чтобы перемахнуть через прилавок, чтобы добраться до шкафчика и вытащить пистолет. Прохладный, гладкий ствол, шершавая рукоять. Десять пуль, одну можно оставить для себя. Она ведь всё равно не сможет умереть.
        город не отпускает так просто

Но Лори смотрит обычными глазами. Её волосы не темнеют, её одежда - по-прежнему аккуратная, по-прежнему без застарелых или свежих пятен крови. За окном ветер гоняет листья, а не клочья тумана. Хизер еще раз обегает взглядом кофейню и идёт к столику, с каждым шагом усмиряя биение сердца. Просто случайная фраза. Обычная вежливость. Если ты приезжаешь из другого места, тебя всегда спросят: а откуда? В этом. Нет. Ничего. Страшного. И Хизер улыбается непослушными губами, стараясь сгладить момент паники, который внимательный взгляд Лори наверняка мог заметить.

Она смотрит... странно.

Понимающе.

Словно в ней есть тоже этот отзвук
        не города
чужого голоса
зовущего её
        не по имени.

- Паническая атака, - говорит Хизер извиняющимся тоном, и спасибо всем, кто популяризирует психические заболевания: она может обронить несуществующий диагноз и не оттолкнуть. - Здесь душновато. Ты не против?

Кто-то - возможно, Руфус? - закрасил рамы вместе с окнами, поэтому открыть их получается не с первого раза. Хизер ссаживает палец, прежде чем подцепляет задвижку и впускает в кондиционируемый воздух немного уличной прохлады. Пахнет прелыми листьями, кажется, тыквами? каждый на Хэллоуин считает нужным выставить их на крыльцо. Хизер никогда не нравилась эта традиция: перезрелые тыквы казались ей отсеченными головами, а свет свечей - добавлял отблескам крови.

Она достает из внутреннего кармана юбки измятую пачку сигарет. Первый раз Хизер бросала курить еще подростком, потом, когда покинула город, вернулась к этой вредной привычке. Рак легких или импотенция ей не грозили точно, тогда как табачный вкус на языке и огонёк зажигалки, который отсекает любую темноту - успокаивает нервы не хуже выпитой вовремя таблетки. Хизер вопросительно смотрит на Лори, но та только пожимает плечами.

Хизер не предлагает сигарету - та выглядит слишком хорошей девочкой, уж для этих (толстых и дешевых), так точно. Откидывается на диванчик, пододвигая себе кружку с подостывшим кофе: от одной мысли о кофейной гуще слегка мутит, а вот для пепельницы вполне подойдет. Хизер делает первую затяжку и выдыхает в сторону, зачесывает свободной стороной волосы назад, пусть это и бесполезно, пережженные, они снова падают на лицо.

- Есть один городок.

Она никогда не рассказывала о Сайлент Хилле.

- Штат Мэн. Полторы улицы, одна школа. Горящие торфянники. Никогда туда не заворачивай,

        она словно показывает средний палец в этот момент - не Лори, но ему

- Хизер фыркает, подается чуть вперед. - А ты? Когда-то покидала Хэддонфилд? Милый городок. Все друг друга знают и... - она замолкает и вдруг щелкает пальцами. - Постой! Ты ведь учительница? Я слышала о тебе от местных школьников, - Хизер спотыкается, мрачнеет. Качает головой. - Не слишком приятные ребята. Извини. Сначала говорю, потом думаю. Но... знаешь. Хм. Этот столик... - она улыбается, и на этот раз улыбка, кажется, достигает глаз. - Я бы тоже выбрала его.

Снова пауза.

- Это не... чёрт, - Хизер трёт висок большим пальцем руки, в которой зажала подзабытую сигарету. Отец был бы недоволен. Нулевая социализация, верно?[nick] heather mason[/nick][status]hello?[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info">don't try to fix me I'm not <a href="https://dorime.rusff.me/profile.php?id=2020">broken</a></div>[/lz]

+1

7

Хизер меняется, как будто Лори задела что-то запретное. Хизер горбится так, будто если не будет держаться за стойку – упадёт прямо на пол [Лори беспокоится; Лори почти что вскакивает на ноги – зачем, чтобы помочь?].

Хизер, кажется, справляется сама: чуть расправляет плечи, смотрит не так загнанно [но всё так же внимательно]. Лори сглатывает, обеспокоенно окидывает взглядом её фигуру, насколько может из-за стола и стойки: напряжённую линию плеч, собранную позу [хрупкость и одновременно тянущую холодом опасность].

Паническая атака.
ты же знаешь, что это такое, правда, л о р и?

- Нет, - говорит Лори и приподнимается, чтобы поддержать оконную раму. Кажется, на неё нужно надавить, чтобы она, наконец, поддалась, и уличный воздух проник в помещение кофейни. – Ты в порядке?

У Лори не совсем панические атаки, но она знает, что это такое [понимает, что это, и ей правда жаль]. Чаще в её случае происходят сонные параличи [поэтому она не спит в ночь на Хэллоуин: что, если Майкл придёт, а она не может не то, что сдвинуться с места – не может закричать?].

Такое ощущение, будто бы тебя загнали в ловушку твоими же снами, а стены будто бы обрушиваются. Когда ты закрываешь глаза и проваливаешься в сон, что-то тёмное и нечистое овладевает тобой. Во сне всё окрашено в тёмные цвета, тысячи дверей, но пути назад нет.
Дороге, по которой ты идёшь, похоже, нет конца. Накатывает предчувствие чего-то зловещего.

Тебе никогда не бывает спокойно в сне,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] ты не хочешь закрывать глаза и засыпать.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Боишься, что твои сны реальны.

Лори не стала бы курить – она только пожимает плечами в ответ на вопросительный взгляд – и вновь тянет руки к кружке, чтобы согреть холодные пальцы об её ещё теплые бока. Она не стала бы курить, но не осуждает свою новую подружку: каждый справляется со стрессом так, как привык.

Подружка. Тайлер Дёрден говорил, что мимолётные знакомства – это одноразовые люди. В путешествиях всё одноразовое: маленькие упаковочки шампуня в отелях, дешёвые зубные щётки, влажные салфетки, блюда быстрого разогрева. Даже люди – одноразовые. Вы путешествуете вместе, разговариваете, смеётесь так, будто давно друг друга знаете, а потом расходитесь на станции и больше никогда друг друга не видите.

- О, - негромко тянет Лори.

Хизер, кажется, путешествовала очень много.

- Штат Мэн. Я что-то слышала. Кто-то писал о Дерри, правда?

Лори улыбается собственной глупо шутке. Это чтобы разрядить обстановку. Штат Мэн существует, а Дерри – нет. Дерри придуман, чтобы пугать маленьких детей и держать их дома после заката солнца. Сидите, детки, дома, иначе вас найдёт мерзкий кровожадный клоун и утащит за собой в канализацию, где никто даже ваших тел не найдёт.

В Хэддонфилде в такое не верят. В Хэддонфилде дети – жестокие, и предпочитают смеяться над теми, кого считают слабее себя.

- Не слишком приятные, но это всего лишь дети. Всё зависит от воспитания, - говорит Лори, отпивая ароматный напиток.

Ей не смешно, когда по щекам текут слёзы и кажется, будто нельзя сделать совершенно ни-че-го. Плакать легко, если знаешь, что все, кого ты любишь, когда-нибудь или бросят тебя, или умрут. Долговременная вероятность выживания каждого из людей равна нулю.

- Я уезжала на несколько лет, чтобы доучиться на преподавателя, - добавляет она, замечая интерес со стороны Хизер. Кажется, у них обеих есть неприятные темы, и стоит сгладить ситуацию,
[indent] если это возможно.
- Тут недалеко есть ещё городок - Гиллеспи. Через него удобнее добираться до Спрингфилда.

Она не осталась в Спрингфилде, вернулась обратно в Хэддонфилд. Что-то есть в этом месте - неспокойное, но родное.

- Тебе удобно работать по ночам? - спрашивает Лори, поставив чашку на блюдце. - Это не самое популярное время для здешних мест.

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

+1

8

Динь-дилинь.

Хизер смотрит поверх головы Лори на дверь, где только что звякнул колокольчик. На пороге двое: высокая темноволосая женщина, крепко держащая за руку очень похожую на нее девочку, девочку в форменном синем платье, словно только что после уроков. "Это странно", - думает Хизер, тем более, что Лори не вздрагивает и оборачивается, словно... Хизер хмурится. Женщина не смотрит в их сторону, стоит в четверть профиля, видно лишь краешек ее щеки, и девочка рядом с ней... девочка...

        Гиллеспи.

- ... по ночам? - спрашивает Лори, и Хизер переводит на нее взгляд, пытаясь сообразить, о чем они говорили, а когда снова смотрит в сторону женщины с ребенком... их нет. Хизер шумно выдыхает: слишком много воспоминаний сегодня. Куда больше, чем может себе позволить. Она снова думает о таблетках, пока запивает горький вкус сигарет парой глотков крепкого кофе. Она снова думает, что придется достать новый рецепт. Она думает, что когда-нибудь убьет свои нервные клетки до состояния овоща и, быть может, это далеко не худший вариант.

Пауза затягивается.

        слишком долго

- О... - говорит Хизер. Трёт висок, улыбается - чуть в сторону. - Боюсь, без колледжа работа официантки - это максимум, который можно получить в маленьком городке. Все стремятся... уехать отсюда. Никто не верит, что можно желать остаться.

        что-то происходит
        что-то меняется

Хизер смотрит в серые, совершенно уставшие глаза напротив, пока внутри нарастает ощущение, предчувствие изменений. Так чувствует себя гусеница, которую пытаются вырезать из ее кокона, вывалить частично метаморфированное тело, обречь еще слишком тонкие крылышки, неспособные к полету, на погибель.

- Но. Может быть... - очень медленно говорит Хизер, и эти слова словно не её, они словно туманный отзвук чего-то большего - чем она сама, чем Лори, чем вся закусочная (чем весь чертов город), - может быть, они правы. Может быть, не стоит возвращаться. Не стоит пытаться столкнуться со своими страхами лицом к лицу. Потому что...

Она чувствует.
Словно удушливую волну, накрывающую с головой.
Щекотку под кожей, желание снять ее, содрать целиком, как слишком тесный кокон.

- Потому что, - Хизер облизывает губы - и тушит окурок в свой кофе, - некоторые страхи. Только ждут. Пока ты обернешься.

Она переводит прерывающееся дыхание, машет рукой, поднимаясь на ноги.
Смотрит за окно, где ночной октябрьский воздух сплетается с подступающим снизу туманом.
Где-то вдалеке Хизер слышит звук сирены. Сирены, которой нет в этом городе. Сирены, которая разрывает что-то изнутри.

- Лори, - говорит Хизер, смотрит вниз, на свои ладони, на въевшуюся под ногти кровь, которую теперь не отмыть. - Лори, зачем ты вернулась? У тебя был шанс.

Она не видит - но чувствует тень за спиной. Не за своей, эта тень смотрит сквозь Лори, тянется к ее сердцу, опутывает ее липкой паутиной страха, и боли, и смертей, и... они всегда возвращаются. Вот и весь секрет. Они всегда возвращаются.

Хизер должна была встретиться с Лори.

Лори должна была встретиться с Хизер.

Что-то большее, чем они сами, свели две души в одном месте: одну - собранную словно головоломку рукой ребенка, с щербинками неподходящих друг другу краев, и вторую - закрывшуюся за стенами, которые ни от чего не смогут защитить. Что-то столкнуло их в значимый день, в значимом месте: и теперь ловушка захлопнулась; с оглушающим воем пожарной сирены другого, совсем другого городка. Одна за другой лампы над их головами взрываются снопами искр и гаснут, пока закусочная не погружается в темноту. В душную, слишком жаркую для октября темноту.

- Лори... - говорит Хизер едва слышно, её рука ледяная, когда тянется к чужому плечу, заставляя подняться. - Лори, возьми нож. Нам нужно бежать.

Это ложь.

        им не сбежать
        у них не было шанса

Сирена умирает. И где-то на кухне, отчетливо в наступившей тишине, слышен хрип человека, которому перерезали горло. Слышно, как соскальзывает обмякшее тело под ноги убийцы. Слышно, как убийца переступает через него, удобнее перехватывая нож в руке.[nick] heather mason[/nick][status]hello?[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info">don't try to fix me I'm not <a href="https://dorime.rusff.me/profile.php?id=2020">broken</a></div>[/lz]

+1

9

Хизер смотрит сквозь неё, как будто там, за спиной, разворачивается драма всей её жизни в лицах и с мельчайшими подробностями. Лори заканчивает вопрос – Хизер не реагирует, вернее, реагирует, но не так, как любой другой человек на ей месте. Она медленно переводит взгляд на саму Лори и пару секунд будто бы изучает, раздумывает, стоит ли говорить.

[indent] Лори лопатками чувствует, что что-то не так.
[indent] Лори медленно оборачивается – сзади никого нет.
[indent] Сквозняк колышет тоненькие занавески, играет с висюльками.

Хэддонфилд во всех смыслах прекрасный город, за исключением самого прямого. У тебя не такой большой выбор, какой может казаться первоначально: провинция редко приживается в больших городах [а Хэддонфилд можно назвать почти что провинцией с этими маленькими двухэтажными домиками и едва-ли-не-кукольной-обстановкой]. Менталитет не тот. Или как там ещё оправдываются городские, когда волчьей стаей травят всех, кто не такие как они.

- Это правда, - говорит Строуд уже вслух. – Сложно приткнуться там, где уже есть своя система.

Может быть не стоит возвращаться.

Слова Хизер отпечатываются скальпельным разрезом где-то там, где принято искать [и не находить] душу. Разрез кровоточит, метафорически заполняет полости [внутреннее кровоизлияние куда опаснее наружного – поди угадай, когда ты внезапно умрёшь, казалось бы, ни с того ни с сего], а швы сшитой из кусочков брони расползаются под всё возрастающим давлением.

Стены не спрячут и не спасут.
У стен тоже есть уши.
Стены закрывают обзор.

Холодная ладонь ложится на плечо – Лори чувствует холод даже сквозь согревающий материал кардигана. Замыкание происходит не только между ними – электросеть не выдерживает, старые лампы накаливания гаснут одна за другой, нити лопаются, искры рассыпаются по дну стеклянного ложа и застывают чёрными кляксами. Это чувство слишком знакомо – получается сделать глубокий вдох, а обратно выдохнуть никак не выходит.

Хрип умирающего пробирается прямо под кожу, кровь стынет и густеет в сосудах. Лори чувствует себя кроликом, замершим перед гипнотическим взглядом удава. Кролик не узнает, что такое настоящая боль; кролик не увидит, как перед ним разверзается бездонная пасть с клыками-иглами, которые воткнутся в пушистый загривок, а яд размягчит его изнутри.

- Нам некуда бежать, - так же негромко говорит Лори уже на полпути к стойке. – но мы можем попытаться сбить его со следа.

За стойкой, там, где обычно стоят хозяева касс, кто-то забыл кухонный нож для разделки мяса. Наверное, уставший повар не почувствовал, как выпустил его из ладони, а на кухне решил, что справится и с помощью дополнительного набора [острота ножей гарантирует эстетическую красоту приготовленного блюда и уменьшение усилий на его приготовление – ножи действительно острые, и тонкую преграду из кожи и мышц лезвие прорезает в одно длинное движение от уха до уха].

Как улыбка Глазго, только не по линии рта – а прямо под челюстью.
[indent]  [indent]  [indent] Каротидный треугольник легко повредить, если знать куда бить.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Хизер как будто тоже об этом знает, у Хизер в руках пистолет.

Ладонь охватывает чёрную рукоять ножа привычно, без дрожи. Дрожь унимается, стоит прикоснуться к рукояти нейтральной температуры и провести кончиками пальцев другой руки по прохладному и острому лезвию. Надвить чуть сильнее – кровь потечёт прямиком до линии жизни, окрасит кожу багровой сеточкой естественных и уникальных рисунков.

[indent] Отпечатки пальцев коалы и человека почти идентичны.
[indent] Кто возьмёт с собой на место преступления коалу?

- Я знала, что это случится, - говорит Лори, отступая к двери с кривенькой надписью «выход». – Главное не спать, Хизер, иначе смертей будет больше.

Она хватает свою новую подружку за запястье и мягко тянет к себе, за собой, туда, где ещё можно успеть выскочить из закусочной. Ни одна собака на улице не тявкнет [может, он уже и собак перерезал?], свет ближайших уличных фонарей мерцает в припадке и вновь светит ровно. А дверь, ведущая на кухню, слега приоткрывается: Лори почти что видит белую маску без единой эмоции, эти дурацкие искусственные волосы и кровь на чёрной рубашке.

Страх отступает. Когда хочешь выжить – ты готов буквально на всё, даже убить.

Колокольчик над дверью предательски звенит, провожая и приглашая вернуться снова. Майкл знает, куда они направились. Я не вернусь, думает Лори, только не сюда и не снова, я найду другое место, может быть даже не в Хэддонфилде. Она знает, что это неправда, потому что есть города, которые тянут обратно, связывая тебя и каждый дом красной нитью от мизинца к заборам. Главное не запутаться в нити.
[indent] Не дать себя поймать.

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.me/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

+1

10

Больше всего Хизер боится, что стоит лишь Лори обернуться: и черты лица ее исказятся, меняясь, пEрEрОждАЯсь во что-то отталкивающее, во что-то пугающее уродливое - под стать тому, что живет внутри самой Хизер. И Хизер снова останется с этим ужасом один на один, ладонь, которая сейчас сжимает чужие холодные пальцы, сомкнется на пустоте, и ей придется спустить курок - бам, бам, бам! - защищая себя, ломая себя, превращая переставшее быть красивым лицо в черно-красное месиво, превращая(сь) вслед за городом в монстра. Она боится - изменений, боится оказаться слишком близко, боится потерять даже эту малость: свое неодиночество, возможность пойти следом, шаг в шаг, оказаться ведомой другим человеком, который словно знает, что делать, и пусть Лори едва ли подозревает, с чем столкнулась, Хизер позволяет себе эти несколько мгновений верить, что всё будет хорошо.

- Ты видела его раньше?

Туман оседает в легких.

Влажный, липнущий изморозью к щекам, к прядям волос, оседая на них мелкими капельками воды, мешает дышать.

Хизер ступает под свет фонарей и с каждым ее шагом - бам, бам, бам! - их лампы взрываются искрами и гаснут, оставляя улицы в темноте. Окна домов меркнут одно за другим, словно что-то вытягивает их свет, словно там, внутри, двигаются уже не люди - словно там, внутри, движется кто-то другой. Хизер сглатывает и отводит взгляд, смотрит в спину Лори, прежде чем потянуть ее за руку, призывая остановиться.

- Нам нужно попробовать уехать отсюда. Пожалуйста. Ты умеешь водить машину?

У Лори странный взгляд: отстраненный и сосредоточенный. Первая вспышка страха, неконтролируемого ужаса, скрылась в глубине глаз, там, куда Хизер еще не научилась смотреть; и сейчас Лори не выглядит уставшей, невыспавшейся учительницей, она выглядит выжившей. Последней из. Та, кто продирается сквозь  ножи и боль, сквозь ту тень с белой маской, что Хизер мельком видела на пороге кухне - но остается правильной, остается моральной и достойной, не превращается в чудовище, но возвращается в свой город, чтобы поймать убийцу снова.

Чтобы защитить не только себя?

Хизер слышит, как снова звенит колокольчик над дверью, и тратит несколько этих секунд, чтобы соединить и вторые руки тоже, заставляя смотреть только на себя. На себя, которая не выглядит выжившей. По крайней мере, не чувствует себя живой - вот уж точно.

- Лори. Ты мне не поверишь. Но все совсем иначе. Случилось не то, чего ты боялась. Пожалуйста. Нам нужна машина, пожалуйс...

Хизер запинается, меняется в лице - а после чувствует, как на ее губах выступает кровь. Чувствует, как теряет землю под ногами, слышит, как кричит Лори - но не может обернуться, потому что из ее груди, окрашивая белую рубашку, расплывается красное пятно. Она пытается закрыться ладонью, но мир темнеет слишком быстро, мир пустеет слишком быстро и...

- ... беги, - шепчет Хизер, и это ее последние слова. В этой жизни.

В момент, когда она падает на землю, а убийца переступает через ее тело, чтобы схватить Лори, Хизер не чувствует ничего.

  кроме боли
  и страха
  и возвращения

потому что она не может выжить
потому что она не может не выжить
потому что ржавые вентили вздрагивают, сдвигаясь, и проходят полный оборот назад, послушные тонким, нечеловечески длинным пальцам

и спустя еще одну бесконечность Хизер с рваным вздохом снова открывает глаза.[nick] heather mason[/nick][status]играй, как сможешь сыграй[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info"><a href="https://dorime.rusff.ru/profile.php?id=2020">Ты</a> будешь вечно со мной</div>[/lz]

Отредактировано Dwight Fairfield (21.02.21 19:16:27)

+1

11

Вопрос ответа не требует – конечно Лори видела, конечно Лори знает, кто это такой. Язык почти присыхает к нёбу: она не может сказать «это мой брат», слова застревают в горле. Не проталкиваются даже усилием воли. Лори только кивает коротко, говорит едва слышно:

- Это Майкл.

И как будто больше не нужно слов, чтобы объяснить, кто это такой. Как будто Хизер и так понимает, что нужно убираться так далеко, как это только возможно [не получится, он выследит, он будет идти как бешеный пёс по последней прямой, будет смотреть из-за провалов глаз растрескавшейся хэллоуинской маски и жутко, слишком громко дышать].

От него не скрыться в соседнем доме.

Нужно уходить гораздо дальше, чем хватает взгляда.
Торопись, милая Хизер, если не хочешь познакомиться с ним.

Лори вздрагивает: ближайшая лампочка лопается, искры из-под плафона сыплются и гаснут, не досягая дороги. Она приостанавливается, но ровно настолько, чтобы тут же двинуться дальше, ища взглядом спасительный просвет между домами. Запутать следы не получится. Майкл убьёт не только повара, случайно оказавшегося у него на пути, он убьёт и наивную девочку, и бравого копа, и нескольких хороших ребят, он…

Лори останавливается, оборачивается и непонимающе смотрит на Хизер, что тянет её за руку на себя. Лори правда не понимает – зачем тормозить, когда нужно идти дальше, ведь если не пойти прямо сейчас – тень сократит расстояние. Выпустить руку не получается – рефлекторно подхватывает и вторую ладонь, смотрит Хизер в глаза и правда пытается понять.

Почему случилось не то, если Майкл уже нашёл её.
Почему она должна вдруг не верить, если всё и так ясно.

- Машину… да, я умею, но-

Лори не договаривает, Лори вскрикивает с ужасом, почти что надрывно. Не успевает поймать Хизер, покачнувшуюся вперёд на подкосившихся ногах. Тень перед ней с отвратительно мокрым звуком вынимает нож для разделки мяса, по самую рукоять вошедший до этого в спину, перешагивает через хрупкое девичье тело, упавшее оземь и поднявшее в воздух несколько жухлых листьев, протягивает руку и хватает Лори за горло.

Она хрипит, цепляется пальцами за жёсткое мужское запястье и скребёт мысками ботинок по мокрому от тумана асфальту. Почти что нечеловеческая сила отрывает её от земли, Майкл держит её на вытянутой руке, смотрит абсолютно бездушно и примеривается для другого удара – уже через грудь прямо в сердце. Кровь застывает от ужаса, от предчувствия

[indent]  [indent] встречи с неизбежностью,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] привет, брат, я не скучала,
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] а ты, видимо, да?

Рука сама по себе рывком через усилие всаживает зажатый в ладони нож прямо между плечом и шеей. Тень глухо стонет от боли, пальцы на горле разжимаются, и Лори наконец-то может дышать. Лори сама едва не падает на землю в ногах своего брата [убийцы], смотрит в сторону и даже не может позвать. Не может поверить в то, что Хизер до сих пор жива.

Тот удар не прикончил подружку – хоть кто-то из друзей должен выживать, правда же, Лори? Нужно протянуть руку, коснуться пальцами запястья, просто проверить, что это не кажется. Нужно подниматься на ноги, нужно бежать до машины, пока Майкл не разозлился [он уже зол], пока они ещё могут оставить его один на один с Хэддонфилдом.

Лори никогда себе этого не простит. Лори, скорее, из тех, кто примет удар на себя. Но она слишком долго училась выживать, чтобы так просто сдаться в первый же самый настоящий Хэллоуин. Она думает обо всём и ни о чём сразу, она думает о том, что в следующий раз сожжёт все маски, которые найдёт на запыленном чердаке семейного дома, одна думает, что это до безрассудного глупо.

Она знает, что нужно куда-то уехать, осталось узнать – куда.

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

+1

12

- Лори... - голос все еще хриплый, все еще дрожащий, как и пальцы, которыми Хизер сжимает ее ладонь. Голова кружится, и тошнит, и ноги немеют, и кровь ее на белой форменной блузке слишком яркая, почти ненастоящая, как не случившаяся очередная смерть. - Послушай, Лори. Всё не то, чем кажется. Это я во всём виновата...

Она замирает на полуслове, когда слышит влажные звуки за спиной.

Липкие звуки, с которыми сгнившая плоть сползает с костей.

      обнажая колючую проволоку
      мама
      мы идем мамочка

Света всё меньше, и меньше, и меньше, словно кто-то выкручивает его на минимум, с полумрака малозвездной ночи до полной, абсолютной темноты. Хизер задерживает дыхание как перед прыжком в воду, на глубину, и крепче сжимает пальцы Лори. Знает, черт возьми, знает, что будет дальше. Что придет вслед за тьмой.

- Прости, Лори, прости...

Асфальт под их ногами крошится: там, под решетчатым теперь полом, занимается пламя, чьи отсветы блуждают по выбитым окнам улицы, играя с тенями и вынуждая видеть движение едва ли не в каждом. Сгорбленные, искаженные тени. Мерзкие хлюпающие звуки. Чей-то кашель, или рвота, или... Хизер резко оборачивается: тело мужчины в паре шагов от них вздрагивает. И снова. И...

- Стой, - приказывает резко. Отпускает руку Лори и бросается к пытающемуся встать... Майклу? Кто он? Тот самый убийца? Тот, ради которого Лори впустила столько грязи в себе, и боли, и эти кошмары... Хизер бьет носком ботинка по маске, когда-то белой, но сейчас забрызганной кровью, и пользуясь глухим стоном, тянет на себя рукоять ножа. То, как Лори держала его... как будто делала что-то такое прежде. Как будто мелькнуло отражение правильной, хорошей девочки, которая знает точно, куда нужно вогнать лезвие - чтобы выжить.

Лори привела сюда своего убийцу.
Хизер зажгла Хэддонфилд, но Лори подбросила в этот костер дрова.

Они не должны были встречаться.
Они не должны были заговаривать.
Они не должны были вспоминать.

      не могло случиться иначе

- Лори, - сжимает ладонь, но в этот раз помогает пальцам снова обхватить рукоять ножа. - Лори, пожалуйста. Не бойся. Только не бойся. Сосредоточься. Где всё это началось? Где ты впервые его встретила?

На ней больше нет строго костюма. На ней голубая блузка, тёмно-синий свитер, что оттеняет цвет глаз и рассыпавшихся по плечам светлых волос. Вот так. Всё правильно, умница. Хорошая девочка. Веди за собой, в тени своего прошлого, помоги вскрыть гнойник, из-за которого город откликнулся на туманный зов. Майкл стал твоим проклятьем, но вовсе не его страдания питают этот кошмар.

- Ты не спишь. Если ты умрешь здесь, ты не сможешь вернуться.
     
      я не хочу снова возвращаться одна
      пожалуйста
      пожалуйста

Где-то внизу, на несколько уровней ниже, Валтиэль прокручивает проржавевший вентиль в обратную сторону.

- Ты должна меня слушаться, хорошо, Лори?

Это ложь. "Пожалуйста, не верь мне". "Я не смогу тебя спасти". "Я не хочу, чтобы люди вокруг снова начали умирать".

[nick] heather mason[/nick][status]играй, как сможешь сыграй[/status][icon]https://i.imgur.com/tBIvQV2.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info"><a href="https://dorime.rusff.ru/profile.php?id=2020">Ты</a> будешь вечно со мной</div>[/lz]

+1

13

Лори сама себе кажется маленькой сучкой. Подумать только, ради только что встреченной подружки готова весь Хэддонфилд отдать в руки Майклу, лишь бы он не трогал, лишь бы он прошёл мимо,
лишь бы не кровь Хизер была на руках скользкими пятнами.

Пальцы уже сжимают не чужие влажные ладони, в рукоятку ножа. Конечно же Лори знает, как правильно бить, она выучила: каротидный треугольник, сонная артерия, яремная вена. Она била не в треугольник, а мимо, потому что
[indent] ну она же не убийца, правильно?
а раненое плечо не даст Майклу протягивать загребущие лапы. Жарко, нестерпимо жарко: Строуд оступается на шаг назад, не смотрит в землю даже когда слышит не асфальт под подошвой обуви, а металлический лязг решётки.

Она должна чувствовать себя жертвой, но вместо этого её зрение становится туннельным практически, она смотрит перед собой, смотрит на Майерса, хотя в кромешной темноте не видно ничего - будто на улицу сверху опрокинули ведро гуталина. Она чувствует подушечками пальцев шероховатость рукоятки ножа и знает, что если протянет руку, то смажет с лезвия уже холодную, липкую кровь.

А почему ты так странно идёшь в школу?
Я должна оставить ключи.
А зачем?
Мы продаём дом.
А зачем?

Затем, что Хэддонфилд умирает изнутри, а никто не хочет этого видеть.

- На улице, - говорит Лори и знает, что она не права.

Она впервые встретила Майкла, такого как сейчас, когда относила ключи к старому дому Майерсов. Он стоял по ту сторону двери с пыльным и покрытым паутиной стеклом и наблюдал за ней, за тем, как она уходит вместе с соседским мальчиком, за которым обещала присмотреть.

А потом он убил несколько хороших ребят. И практически отправил её на тот свет.

Конечно Лори будет хорошей и умной девочкой, конечно Лори будет слушаться, но примерно после того, как убедится, что хотя бы один призрак её прошлого оставлен далеко позади. Он, чёрт возьми, не призрак уже, потому что нож воткнулся во вполне осязаемое плечо, но что сказать о Хизер, которая должна быть мертва, но живее самого Майкла.

Лори тянет её в темноту,
просто потому что оставаться на месте - смерть.

- Это не закончится, - качает головой Строуд. Она должна была это понять, когда Майкл возвращался снова. И снова. И снова. - Родственников не выбирают.

Она давит смешок, потому что он неуместен. Родственников не выбирают, и братьев - уж тем более, правда? Милый, любимый братец, за безжизненностью маски которого немигающий пристальный взгляд. Как тебе там было, с ремнями, опоясывающими руки, да в комнате с мягкими стенами?

Немного жаль, что в этой комнате не нашлось крепкого стального крюка в потолке да свободной верёвки.

- Ты ни в чём не виновата, - продолжает говорить в пустоту, ободряюще сжимая пальцы Хизер своими [и придерживая нож ближе к груди], - он всегда возвращается, это традиция.

Как дарить подарки на Рождество. Или лепестками расстилать путь призракам на День Мёртвых.

Придётся угнать чью-то машину, да? Не смотреть под ноги, где с каждым шагом слышно поскрипывание металлической решётки, стараться не слышать звуки, которые едва ли издаёт человек, игнорировать дыхание, преследующее и проносящееся мурашками по загривку. Иногда люди имеют глупость оставлять ключи зажигания прямо над приборной доской, и достаточно разбить боковое окно, чтобы заполучить желаемое.

[indent] Маленькую возможность сбежать.
[indent] Они так много просят?

[nick]Laurie Strode[/nick][icon]https://i.imgur.com/90Ec6Iq.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/wK2ye14.gif   https://i.imgur.com/qG3W5vC.gif[/sign][lz]<a class="lzname">лори строуд</a><div class="fandom">halloween</div><div class="info">don't speak, I know just what <a href="https://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=2019">you're</a> sayin'</div>[/lz]

+1

14

Это просто. Раскрутить стягивающуюся на городе петлю, разрубить ее главный узел, позволить Лори победить. "Или умереть", — подсказывает тихий, липкий голос внутри. У Лори нет Валтиэля за правым плечом, ее Бог не сможет призвать мертвых к жизни, вот только сама Хизер не готова отпустить,
                                                              только не снова, только не здесь!..

Стоит лишь попытаться сблизиться и живой кошмар заберёт всех, как:
- ее любимого и любящего отца;
- Банни, милую девочку, с которой Хизер переночевала в мотеле;
- Адама, подобравшего автостопом;
- любого, кто бросил лишний взгляд, верно, Город?, вот по каким правилам ты играешь?

Теперь в списке новое имя: Лори, мелькнувшая отражением ее, Хизер, собственной судьбы. Хизер пытается ободряюще улыбнуться, но улыбка стекает, стоит только обернуться: за плечом Лори тёмная мрачная тень, которая не выпустит её из Хэдонфилда, из Сайлентфилда, из... неважно. Хизер покорно идёт следом, позволяет и помогает проверить машину, но первая оказывается запертой, а из второй доносится странное чавканье, словно за тонированными стёклами кто-то глодает сахарную косточку, и Хизер знает, что если Лори потянет за ручку, эта дверь точно откроется, но вот кто или что выберется оттуда...

- Не надо, - просит Хизер, крепко сжимает чужую кисть. - Они всё равно не заведутся. Ты всё равно не сможешь отсюда уехать.

Потому что та, кто так и не родилась из Хизер, обрушила все проезды, коверкая, иссекая реальность так, чтобы не оставить и единого шанса, чтобы заставить пройти по выбранной однажды петле. Хизер вдруг думает о Лори, о ее жизни, которая был случилась без пожарной сирены, рассекшей город на "до" и "после". Такие, как Лори, продолжают жить - существовать, вернее, запертые в травматичном опыте. Кто был ее убийцей? Парень наверняка просидит в психушке до самой старости, а Лори будет на годовщину приезжать к дверям лечебницы с заряженным пистолетом в одной руке и бутылкой виски в другой, пить и плакать от невозможности убить свой страх. Но хватит ли ей сил справиться с ним сейчас?

В припаркованной машине включается магнитола. Звук прогуливается по радиостанциям, от булькающего джаза до рваного металла, и останавливается на сером шуме, который от тихого скачком приближается едва ли не к оглушающему, и Хизер замирает, различая в статических помехах тяжелое рычание псов с разорванной пастью.

Она оборачивается: и в темноте улицы видит блики в пустых, полных лишь бессмысленной злобой, глазах.

Видит, скосив взгляд, как Лори, тоже верно заметив чужое присутствие, сжимает нож крепче, перехватывает его удобнее. "Нет, милая, это не твои кошмары".

- Нужно идти, - просит Хизер, тянет от машин.

Можно ведь не сражаться. Можно продолжить бежать. Хоть какое-то время, хоть немного... Тьма скоро уснёт, Хизер чувствует, как замедляется пульсирующий ритм в ее сердце, как что-то древнее индейских кладбищ сонно зевает, удовлетворенное всплеском страха и боли. Ненадолго, но...

Темнота впитывается в стены, медленно наливаются едва ощутимым, светляковым каким-то светом фонари у дороги. Окна домов остаются тёмными, едва ли не матовыми, не дают и единого блика, и единого намека - что за ними? Хизер знает точно: у одного из съеденных помехами телевизорами дремлет обезображенный труп ее отца. Хизер знает точно: у одной из дверей стоит мужчина, сжимающий в нисколько не изменившихся за годы руках нож, брат-двойник того, что отобрала у него Лори.

Тем временем, туман плещется по улицам, пробирается влажной изморозью под одежду, и Хизер замедляет торопливый шаг. Отцепляется от запястья Лори, смотрит виновато на оставшиеся красные следы от пальцев.

- Город уснул. Просыпаемся мы. Есть... немного времени. Хочу позвать тебя на чашечку кофе. Ты как?

Ей нужен ее дом. Ей нужен ее тайник - с оружием и отцовским старым, уже раз использованным подарком. А если обнаружится, что и горсть таблеток в шкафчике над раковиной никуда не пропали - Хизер ощутит себя почти счастливой в этом недолгом, туманном почти-перемирье.

[nick] heather mason[/nick][status]играй, как сможешь сыграй[/status][icon]https://i.imgur.com/lXGN0mA.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/edu5jYV.png[/sign][lz]<a class="lzname">Хизер Мэйсон</a><div class="fandom">silent hill</div><div class="info"><a href="https://dorime.rusff.ru/profile.php?id=2020">Ты</a> будешь вечно со мной</div>[/lz]

Отредактировано Dwight Fairfield (15.04.22 09:17:17)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » no doubt


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно