ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Поймай сердце мое словно снитч золотой [hp]


Поймай сердце мое словно снитч золотой [hp]

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">No End, No Beginning</span>

<span class="data">Лондон, Магическая Британия / 2007</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/fgWVgrI.gif">
</div>

<p>
Поймай сердце мое словно снитч золотой
<span>
Harry Potter, Draco Malfoy
</span></p>
</div>

— От судьбы никому не уйти, — сказал он нетерпеливо. И никто не знает, когда она тебя настигнет. Какой смысл вести торг с временем? И что такое, в сущности, длинная жизнь? Длинное прошлое. Наше будущее каждый раз длится только до следующего вздоха. Никто не знает, что будет потом. Каждый из нас живет минутой. Все, что ждет нас после этой минуты, только надежды и иллюзии.
</div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+7

2

soundtrack


Когда история эта началась?
Возможно, тридцать пять минут назад, когда Гарри Поттер, Мальчик-который-Выжил, в бешенстве едва ли не собственноручно вышвырнул с поля очередного “прославленного” охотника, коего привел в команду мистер Смит, пожилой мужчина лет шестидесяти пяти с тонкой проседью в волосах да редкой козлиной бородкой, что, к слову сказать, для своих лет был удивительно активен в жизни своей, напоминая блеском хитрых голубых глаз Гарри давно почившего Дамблдора, баснословно богатый даже по меркам Магической Британии, являющегося владельцем и бессменным хозяином Паддлмир Юнайтед уже несколько десятков лет. Этого уважаемого во всех кругах волшебника сам квиддич, признаться, интересовал совсем мало, но вот сотни тысяч галлеонов, что попадали в бездонный карман его определенно грели душу (если она у него, конечно, осталась и не была заложена Мамону много-много лет назад), поэтому мистер Смит делал то, что умел лучше всего: строил коммерчески успешную команду.
Все изменилось, когда в девяносто седьмом году после окончания Хогвартса в команду пришел еще совсем юный Оливер Вуд, что за несколько лет стал едва ли не феноменом квиддичного мира да принесший команде Паддлмир Юнайтед несколько громогласных побед, о которых читал, кажется, весь Магический Лондон, пытающийся отвлечься от ужасов прошедшей войны да привнести в жизнь хоть немного радостных событий. Не удивительно, что впоследствии именно Оливер и стал тренером команды, в которую по совершенной случайности когда-то попал небезызвестный Гарри Поттер.
Многие ждали от него, что он пойдет в Аврорат, продолжит ловить оставшихся Пожирателей, или займет место Министра Магии, которое ему был готов уступить Кингсли, но Поттер после войны - пропал; исчез, потому что даже после Победы его вынуждали жить по заветам, созданным кем-то еще, идти по пути, который он сам не выбирал.
Встреча с Оливером же случилась одним совершенно не примечательным вечером в Норе, когда разделившись надвое семья Уизли и приглашенные гости решили сыграть в один сет.
Оливер Вуд был поражен.
Как и десять лет назад, когда впервые увидел, как одиннадцатилетний мальчишка поймал свой первый снитч, уйдя в головокружительное пике аккурат перед Хогвартской стеной.
Поттер до сих пор помнит, тот единственный вопрос, что задал ему Вуд: - Гарри, что ты любишь больше всего в этой жизни? И быстрый ответ без толики сомнения: - Полет.
Гарри Поттер нашел свою свободу в полете. А Оливер Вуд получил самого яркого и бесстрашного ловца десятилетия.
Поттер на квиддичном поле вел себя так, словно сражался в воздухе: он видел свой золотой снитч и не видел к нему препятствий. Поттер был помешан, Поттер растворялся в игре, Поттер заставлял трибуны бесноваться в восторге, а дежуривших колдомедиков хвататься за сердце: потому что Гарри Поттер летал так, словно от этого зависела его жизнь - и это восхищало.
На страницах Пророка в разделе квиддич старейшей команде Паддлмир Юнайтед теперь было отведено постоянное место: болельщики жадно читали подробности очередной игры, а поклонницы уделяли слишком много вниманию единственно волнующим их вопросу - занято ли сердце Национального Героя? Гарри Поттер улыбался, делал вид, что не расслышал вопроса, коим атаковали его на каждой пресс-конференции и переводил внимание на очередную тактику или особо острый момент, на который, по его скромному мнению, обязательно стоило бы обратить внимание.
Возможно, эта история началась шесть месяцев назад, когда команда потеряла своего лучшего охотника, центрового, что дирижировал филигранно командой, пока ловец был занят солированием. Весть о том, что Теодор Нотт не сможет выступать на ближайшем Чемпионате, имела оглушительный удар: газетчики и букмекеры устраивали ставки, Сенненские соколы не упускали шанса публично отпустить пару колкостей да и другие словно коршуны пытались урвать свой момент славы. Гарри Поттера все эти мелочи не заботили: за столько лет в спорте свыкся, смирился и принял - в первый раз что ли? Но вот состояние команды - угнетало. Надежд на восстановление Тео почти не было, а центровой им был жизненно необходим - подходящий центровой.
Спустя два месяца постоянных осмотров Гарри почти смирился, что надежды нет и в этот раз ему просто придется поймать как-то снитч за первые десять минут матча шесть игр подряд - казалось, что проще было повторно сразиться с Василиском.
Но в последние несколько дней Оливер Вуд пребывал в невероятно приподнятом настроении, извещая, что нашел великолепную замену, а, возможно, не в обиду Теодору, кого-то природно-гениального.
И Гарри Поттер на это бесконечно надеялся, готовый принять в команду хоть Амбридж, если она подойдет им.
- Тренер Вуд, - пусть за пределами квиддичного поля они с Оливером были давними и очень хорошими друзьями, но на игровом соблюдали полный рабочий устав, где Оливер Вуд являлся тренером команды, непререкаемым авторитетом, а Гарри Поттер ловцом и капитаном, что [почти] беспрекословно [с большими оговорками] выполнял [чаще всего вынужден был] указания своего тренера.
- Кто приводит этих идиотов? Это тринадцатый. Тринадцатый, слышите?! Да Тео в его нынешнем состоянии играет лучше чем они все вместе взятые! - Поттер ничего не может поделать, но переходит на повышенные тона, потому что он устал видеть бездарностей, которых ему приводили под соусом “это прекрасный игрок, мистер Поттер, он точно сможет вас поразить!”. Да, поражали, своим идиотизмом и абсолютным непониманием их командной игры - не подходящие. - А это…, - Гарри запнулся на мгновение, отросшие волосы закрывали обзор, а полуденное солнце светило так ярко, что заставляло слезиться глаза. Каждого из своей команды он чувствовал и определял безошибочно на интуитивном уровне, как и нового человека. - Кем вы будете, мисс…? - все, что видел Гарри Поттер это высокую стройную и крайне изящную фигуру и светлые волосы какого-то совершенно невозможного оттенка.
Ах, если бы он знал, какую “мисс” в сегодняшний погожий день привел в команду Оливер Вуд, то притворился бы мертвым и не вышел на площадку.
Определенно бы не вышел.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+7

3

Пыль последних сражений осела наземь белесым налетом, тела погибших нашли свой покой под тяжестью каменных плит, а над всеми найденными виновными свершился почти праведный суд. Магическая Британия постепенно приходила в себя, перебивая горечь пролитых слез сладкой патокой громких заголовков о долгожданной победе и не чуралась лишний раз размещать фото страдающих заключенных, коими все желающие могли подкормить своего внутреннего зверя, грезящего о мести.
Семья Малфоев также понесла свое наказание, публично признав свою неправоту в выборе стороны и пожертвовав круглые суммы многочисленным фондам, что с лицемерными улыбками помогали жертвам войны, а на самом же деле делали бизнес на чужом горе, раскидывая некие суммы по частным карманам.
Следующим сентябрем, когда все ученики заново должны были перепройти сорваный войной седьмой курс для сдачи ЖАБА, их сын Драко в Хогвартс не возвращается, проводя свой последний год обучения на территории французской школы магии - Шармбатон. Облачаясь в холодные шелка здешней формы, он заново выстраивает пирамиду приоритетов, стараясь забыть все пережитое и начать все с чистого листа. Прошлые отцовские наставления делит на два, решая наконец-то взять жизнь в свои руки и воздать должное собственному мнению, что до этого томилось где-то глубоко внутри и не имело права голоса. Сродни долго созревающим бутонам дикой розы, юноша раскрывает в себе новые качества и делает интересные открытия - можно налаживать социальные контакты не только благодаря деньгам и статусу, но и его собственная харизма вполне способна привлекать новых знакомых, чтобы в последствии они изменили статус на это весомое - друг.
В новой школе мало кто интересовался происходящем в Британии, от того ему дышится проще, хоть воспоминания былого иногда и накидывают на шею петлю, да затягивают до чувства удушья. Справиться с подобным помогают множественные тренировки и долгожданное принятие в школьную команду по квиддичу, где он вновь идёт вразрез с минувшим и отдаёт предпочтение в пользу позиции охотника, что и годами ранее нравилась ему больше, но Люциус настаивал на роли ловца.
Драко только на поле по настоящему чувствует себя свободным и даёт волю своему слизеринскому началу, выпуская под свет софитов томящуюся змеиную часть натуры -  играючи пускает пыль в глаза, мастерски манипулирует действиями оппонентов и всячески обманывает чужие ожидания. Его на вид утонченная фигура, на деле имела скрытую силу, способную передать Квоффл через добрую половину поля и попасть точно в цель. Возможно именно это в своё время и привлекло тренера Эльзасских Пелюд, рукопожатие с которым навсегда изменило жизнь юного наследника Малфоев и открыло двери в большой спорт.
- Поттер, последнее попадание бладжера вконец ухудшило твое зрение или это ты так вслух высказываешь свои скрытые ожидания? - голос Драко наполнен веселостью, когда он неспешно вышагивает по зеленой траве в собственной черной тренировочной форме без видимых знаков принадлежности к какой-либо из сборных. Подойдя ближе к команде, мужчина обхватывает пальцами тонкую душку солнцезащитных очков в золотистой оправе и приподнимает их над переносицей, чтобы без лишней преграды окинуть собравшихся своим заинтересованным взглядом серых глаз, да под аккомпанемент ошарашенной тишины осветить всех приветливой полуулыбкой. А так удивляться было чему. 
"Драко Малфой неожиданно покинул свою команду и ушел в никуда. Что он задумал?" - писала Джоанна Мисслторп на страницах своей спортивной колонки двумя годами ранее, а также выказывала различные надуманные предположения столь резкого неожиданного решения - в таком возрасте просто так столь блистательную карьеру не заканчивают. Тогда многие писаки пытались докопаться до правды, в надежде вытащить наружу какую-то грязную сенсацию, однако представители команды молчали как под заклинанием Силенцио, а сама знаменитость магического спорта, обладающая ни одной наградой за свои заслуги, просто исчезла со всех радаров, будто все время и не являлась прицелом магических фотокамер.
И вот теперь, спустя столько времени, Драко вновь был на поле. Сияющий и уверенный в своих силах, словно никогда и не исчезавший. С нерушимым намереньем в глазах вернуть то, что был вынужден оставить за своей спиной, даже если для этого необходимо подписать контракт с той командой, с которой ранее всеми силами сражался за первенство на различных соревнованиях; даже если необходимо быть в команде с самим Гарри Поттером и это может понести за собой определенные неприятные последствия.
- Давно не виделись, кажется последний раз это был чемпионат в Стамбуле? - Мужчина вновь опускает очки и совершает приветственный жест кистью, пока вторая незаметно крепче сжимает деревце закинутой на плечи метлы, словно в надежде передать своей верной подруге все скопившееся напряжение, что внешне было скрыто, зато нутро сжимало до легкого приступа тошноты.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

Отредактировано Adele Moring (14.10.20 21:26:53)

+6

4

soundtrack

У Гарри Поттера много встреч незапланированных в жизни было.
Первая - Темный Лорд, появившийся на пороге Годриковой Впадины 31 октября 1981, что запустила череду Несчастливых/Счастливых Случайностей, повлекших за собой историю, кою знал каждый волшебник на их континенте да и за пределами тоже.
Вторая - определенно Хагрид с тортом, по краю которого шли засахаренные розочки, а сам торт утопал в сливках, от ему нестерпимо бы захотелось выпить галлон воды, урви он шанс его попробовать.
Третья - отвергнутая рука, протянутая в его одиннадцать в магазине Мадам Малкин, когда он едва переступил порог Диагон-аллеи, а его проводник выбирал ему первый в его жизни подарок - белоснежную сову Буклю - самого верного друга.
Четвертая - Рон и Гермиона, пятая - Василиск, шестая - дементоры, седьмая - Сириус, восьмая - Хвост, и так далее едва ли не до бесконечности.
Эту же встречу сравнить он мог, пожалуй, лишь с одной, что на третьем его курсе имела место быть, когда Тремудрый Турнир собрал в стенах Хогвартса и Шамбартон, и Дурмштранг, да и многих других со всех концов мира - Венгерская Хвосторога.
Гарри Поттер слишком отчетливо помнил момент тот, когда оказался на поле перед опаснейшим из драконов (наверное, именно поэтому она на коже чернилами запечатлена на спине, что укрыта обычно от пытливых взглядов чужих): момент абсолютного восхищение и в следующую секунду - всепоглощающего страха.
Он мало чего в этой жизни уже боялся, но почему то один вид такого Малфоя едва ли не заставил его сделать шаг назад, отступить да позорно с поля квиддичного ретироваться, ибо внутренний сигнальный уже на всю мощь оповещал об опасности - беги, Поттер, беги, послушай хоть раз меня, умоляю, не принесет тебе это случайная [?] встречи ничего хорошего, ты слышишь?
Если бы Гарри Поттер не был бы Гарри Поттером, то, наверняка, он послушал бы свое предчувствие и ушел, а история эта бы завершилась, так и не успев начаться, но на то он и Мальчик-Который-Не-Умел-Бояться - хотя определенно бы стоило научиться.
- Маааааалфой, - тянет он, облокачиваясь на метлу и виртуозно копируя те самые тягучие да раздражающие до зубовного скрежета нотки слизеринца, кои ему приходилось выслушивать на протяжении семи лет обучения (и Гарри был уверен, что и восьмой прошел бы именно в этой тональности, не сбеги Малфой с континента - интересно, куда?).
- Я говорю именно о том, что юным аристократкам, пришедшим потешить свое тщеславие да заполучить пару фотографий на разворот “Пророка” тут явно не место. И мои ожидания отнюдь не скрытые, но стандарты явно выше того, что я перед собой лицезрению, - Поттер расплывается в широкой улыбке, что собирает лучики-морщинки у глаз.
Команда за его спиной пытается сдержать свой смех - он это чувствует.
Он знает каждого досконально: кто по сути своей жаворонок и с первыми лучами солнца на квиддичном поле уже полон сил и воодушевления, а кто, как и он - сова, что первые минут пятнадцать тренировки пытается прийти в чувство и сообразить, кто он и что он и для чего вообще поднялся в столь раннее утро; кто пьет кофе без сахара, а кто предпочитает чай или просто воду, как Симус, коего никто никогда не видел ни с чем кроме как живительной. Он знает, когда каждый из них расстроен, когда окрылен, влюблен или напуган, он знает каждый смех в тональности, он слышит его еще до того, как вырвется он из грудины чужой, потому что они - единое целое, единый живой организм, где каждый из них функционирует в едином темпе сердцебиения.
Поттер замечает нахмуренный взгляд Оливера, но лишь пожимает плечами на немое - а чего ты ожидал, приведя не пойми кого на наше квиддичное поле?
- А Стамбул…, - он оглядывается на команду, что мгновенно реагирует и ловит каждое его движение. - Мы победили. Как и всегда, - Поттер никогда не говорит “я”, потому что здесь они только “мы”, пусть он и ловец, но не всегда приносящий победу, ибо снитч предмет всегда слишком своевольный, а удача не всегда ему благоволит.
- Что то еще хотели узнать? - Гарри голову свою вихрастую набок склоняет и солнечные лучи падают на серьгу в виде креста - напоминание. Подарок, сделанный чужими руками, прокол, украшение, с которым он никогда не расстается и что стал своеобразным напоминанием о долгих разлуках, что тем не менее всегда придавал уверенности да заставлял поклонниц томно вздыхать гадая, кто же наградил им “их” Национального Героя.
- Если вопросов более нет, то выход - там, - он указывает за спину Малфоя, все также продолжая нахально и едва ли не снисходительно улыбаться. - Надеюсь, ваша память запомнила этот наисложнейший путь? Если нет, то уверен, что тренер Вуд с радостью проводит вас обратно: у нас, как видите, тренировка и мы не́сколько заняты, - “десять очков гриффиндору, Поттер” - слышит он в голове у себя бархатный голос Паркинсон, что возникает перед взором с перекрещенными руками, но с довольной усмешкой - ее тренировки под названием “Гарри и его несостоявшийся Слизеринский путь” явно давали свои плоды, и сейчас предстань он вновь перед Распределительной Шляпой, то, кажется ему, не носить ему красно-золотого галстука более.
Гриффиндорский Слизеринец или Слизеринский Гриффиндорец?
Но явно не тот мальчишка, что в одиннадцать отверг протянутую руку.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+5

5

Дети не могут в одночасье превратиться в полноценную личность, если в их взрослении изначально имеют огромное влияния родители, что словно в пустую шкатулку складывают в тебя все самое яркое и, по их мнению, значимое. Будучи подобными губке, дети впитывают всю информацию из уст самых близких и родных; застилают свои глаза чужими убеждениями и уже сквозь эту призму воспринимают такой враждебный со всех сторон мир. Некоторые до конца своих дней не находят в себе смелости начать идти собственной дорогой, а кто-то собирает все силы в кулак и болезненно сдирает сии линзы со своих очей, да встречается лицом к лицу с собственным я.
Покинув границы родной страны, Драко вступил на этот болезненный путь, ежедневно ломая себя до противного хруста разбивающихся костяшек о твердость гранита - ничего не сломав, нового не построишь. Там, в других странах, он потерял себя и обрел вновь, возродившись обновленным фениксом из затухшего пепелища. Но как не старайся, пятна алого вина из белоснежной скатерти не удалить. Несмываемым пятном прошлого для Люциуса младшего являлась Британия, которую он словно специально всячески на протяжении долгих лет избегал, подсознательно боясь сделать шаг назад в своей трансформации. Эта страна сизых туманов хранила в себе его демонов, встречи с которыми было не избежать. Шахматные фигуры заняли свое место на поле. Драко предпочел начать свой ход с дружелюбия, которому прежнее я противопоставило яд давнишний школьной вражды.
Протянутая рука дружбы, что была отринута. Виток. Отвергнутая дружелюбность. Круг Сансары замкнулся.
- Вы же кажется в Стамбуле играли с Гоблинами Гродзиска, а их ловцы на протяжении десятка лет знают только один прием, изобретенный их звездой, да и только. Так что маловато для чести, - с привычной легкостью парирует мужчина, сдерживая порыв искривить линию губ от столь нелестного приветствия. Ожидал ли Драко подобного? Да, однако имея в голове более расширенный багаж знаний совместного прошлого, он все же лелеял надежду на возможность спокойно поговорить и решить все их проблемы детства, как это и делают взрослые люди. Но кажется Поттер, что из-за свалившейся на его плечи войны не успел побыть полноценным подростком, с запозданием решил перенести юношеский максимализм и в столь зрелые годы.
- Оливер, ты не поговорил с ним, да? - Малфой бросает на тренера взгляд не лишенный упрека, ведь изначально он был здесь только благодаря его предложению и заверению, что тем самым они оба смогут достигнуть желаемого, - тогда, кажется, придется мне...
Грудная клетка пару раз вздымается вверх в глубоких вдохах, наполняя кровь большим количеством кислорода, пока трава жалобно шуршит под двумя уверенными шагами вперед, чтобы быть ближе; намеренно неспешное снятие очков, как высказанное вслух утверждение в собственном бесстрашии перед оппонентом, хоть и лукавое; на секунду задержавшийся взгляд на до боли знакомой сережке, что своим образом позже ударит прямо в грудину, но не сейчас - адреналин позволяет держать лицо.
- Отрицать силу Вашей команды, это значит быть незнающим идиотом. Ранее я восхищался вашей слаженностью на поле. То, как вы работали на поле - от этого нельзя было оторвать глаз, - голос Драко льется сладкой патокой, пока он оглядывает всех собравшихся, не боясь прямого контакта глаза в глаза, - однако, последние годы это изменилось, когда Тео начал сдавать позиции. Даже тот, кто ничего не понимает в квиддиче, может посмотреть ваши последние игры и найти заблудшую овцу в едином стаде. Я не знаю, что у него произошло, но он довольно резко откололся от команды, перестал выкладываться в играх и, как логическое завершение, получил травму..
Правда горька, но все произнесенное было чистым ее воплощением, которое неоднократно срывалась с уст различных критиков и Теодор Нотт уже не первый год считался самым слабым звеном Британской лиги в целом, из-за которого показатели забитых голов резко пополз вниз, а сама команда держалась лишь на способностях остальных игроков.
- Не нужно складывать два и два, чтобы понять причин моего присутствия здесь сегодня, Поттер, - Драко не видит, а буквально чувствует, как Вуд подходит к нему со спины, выражая тем самым свою поддержку в этом опасном моменте, за что невозможно не быть благодарным. И хоть Малфой уже однажды проходил подобный этап в своей жизни, когда ты один против всех и вынужден зубами вырывать себе место в сплочённом коллективе, иметь хотя бы одного союзника на своей стороне, уже само собой придает сил, - нравится тебе это или нет, с сегодняшнего дня я являюсь членом команды Паддлмир Юнайтед. Часом ранее мы с мистером Смитом уладили все бумажные вопросы. По этой причине, если у тебя есть какие-то ко мне личные претензии, то будь добор, оставь их за пределами поля. Сейчас, стоя здесь, у нас должна быть единая цель - сделать данную команду еще лучше и показать самые наивысшие результаты. Согласен?
На языке вертится еще несколько ядовитых фраз, которыми по старой привычке хочется изящно завершить данный монолог, но Драко вовремя ловит себя на этом и не позволяет им сорваться с губ. В конечном счете он здесь не чтобы померяться в остроте языков, а чтобы встать в один ряд со всеми собравшимися. А оскорбления их негласного лидера - не самый лучший для этого способ.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+5

6

soundtrack - Kinda Like It
У Гарри Поттера юношества - не было.
Слишком все разом и сразу с самого детства на нем - бренность бытия да повешенный ярлык Героя, что судьбу его сформировал вне желаний его самого.
Наверное, только с течением времени на квиддичном поле он узнал, что такое быть - почти обычным.
“Почти” потому, что все равно к нему как к Победителю Войны относились многие, но все же “Национальный Герой” трансформировался из Спасителя Магического Мира в Квиддичного.
По крайней мере ему не приходилось продолжать сражаться и убивать, не приходилось сидеть в засадах в лесах Шотландии да жизнью рисковать, а также применять аваду, круцио и далее по списку.
Не сказать, что войны у него в небе не было, но это было другое - дуэль, в которой не всегда, правда сказать, борьба была честная, но в основном все же проходила по правилам и команды открыто вступали в бой, пытаясь показать лучшее, что было достигнуто путем долгих и кропотливых тренировок.
Полеты для Поттера были сродни танцу - это было непередаваемо - к р а с и в о. Особенно когда команда чувствовала друг друга, читала едва ли не мысли, подстраивалась и действовала как единый организм, появляясь там, где нужно было, угадывая наперед, что от них требовалось.
И, конечно, главным было то, что зная свою команду, Гарри Поттер мог совершенно не думать о том, что происходило на квиддичном поле, потому что они прекрасно играли и без него - без тени преувеличения, ведь однажды, когда точным ударом бладжера его нокаутировали, Паддлмир Юнайтед выиграли. Разгромно. Даже учитывая тот не укладывающийся в голове факт, что ловец другой команды смог поймать снитч. Тогда то Тео и смеялся громко, мол, и зачем нам ловец, а, Гарри? После чего Поттер в течение 15 минут на следующей игре поймал снитч.
Поттер нужен был своей команде точно так же как и команда нужна была ему, ибо работали они исключительно в симбиозе и Гарри понимал, что только с этими людьми он готов играть и ни одна другая не способна будет их заменить.
- Не спорю, что Гоблинами Гродзиска ранее справлялись исключительно силами их ловца, Серкана Болата, но вы, мистер Малфой, видно, упустили их новое приобретение, хотя, признаюсь, оно и не удивительно, ведь Эда Елдыз появилась на поле лишь в последние пятнадцать минут, но могу сказать, что эта девушка преобразит команду, помяните мое слово. На квиддичном поле скоро зажжется новая звезда и мы еще услышим об этой команде совершенно в другом контексте, - спокойно ответил Поттер на провокацию, что, дескать, чести маловато играть против подобной команды. И Гарри Поттеру подобное изречение не понравилось от слова - совсем. Для него каждая команда и соперники были достойными, у каждых была своя история, свои стили и полет и каждого из них Гарри Поттер уважал.
- Малфой, - улыбка сползла с лица Гарри уступив место - безличию. Он потянулся к сережке, чувствуя, как металл медленно, но нагревался под его пальцами - неосознанный жест, что всегда успокаивал его, не давал внутренней злости выплеснуться мгновенно. Его команда до этого миролюбиво и с интересом наблюдавшая за происходящим мгновенно собралась, ощетинилась и готова была встать за капитаном - неприятное ощущение расползалось по всем. - Еще одно подобное слово о Тео и тебе будет закрыт путь на это квиддичное поле. Мне плевать с кем и какой контракт ты заключил, но я тебя предупреждаю - не стоит говорить о том, чего ты не знаешь. Особенно на нашем поле и о члене моей команды, ты понял? - с интонацией минус сто по фаренгейту закончил он.
Ошибка номер два - не трогай никого из команда, если не хочешь нажить себе врага в лице Гарри Поттера.
О творящемся с Ноттом знали слишком немногие, журналистам, конечно, доступ к этим знаниям был строжайше запрещен и Поттер самолично известил команду о том, что будет, если творящееся выйдет за рамки - все были согласны и эта тема поднималась лишь в Святом Мунго, в которое они каждое воскресенье собирались, чтобы проверить Тео.
Родовое проклятие.
То, что убило возможность Нотта быть в небе, то, что навсегда искалечило его душу, оставив на земле во веки без шансов на восстановление.
Они долго пытались остановить действие проклятия, Поттер обивал Аврорат, Мунго, Невыразимцев и ходил к Кингсли, но все было - тщетно.
Против Авады [за исключением самого Поттера] и родового не существовало никаких защитных и ничто не могло остановить это.
Гарри видел, как Тео с каждой игрой все тяжелее поднимался в небо, с каждым разом чах на глазах и все медленнее понимал, что происходит, но он не сдавался - никогда.
Теодор Нотт был борцом до самого последнего момента, что стиснув зубы играл так, как будто от этого зависела его жизнь, и поэтому Гарри не мог просто так с ним расстаться, ибо это не был выбор Тео оставить небо, нет, так решила за него - Судьба - которую Поттер ненавидел с самого своего раннего детства.
- Но на первый раз - прощен, - примирительно улыбнулся Гарри, чувствуя, как злость постепенно отходит, но не продолжил фразу, которую знали здесь все - в первый раз ты можешь быть прощен, но второго - не будет. - А за похвалу спасибо, правда, у меня встречный вопрос, Малфой, мы сильнейшая команда континента, а кто ты? Что ты можешь дать нам? - буднично интересуется Поттер, ловя на себе взгляд Оливера, которому совершенно не нравится поведение Гарри - слишком покладистый капитан  Паддлмир Юнайтед это всегда повод для беспокойства, а Вуд это слишком хорошо изучил за последние несколько лет.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+5

7

Люди боятся огнестрельного оружия, магов бросает в дрожь от одного упоминания непростительных и родовых проклятий, но вот что действительно является самым страшным оружием - это слова с намереньем навредить. Физическое ранение можно пережить и, под действием лекарств, оправиться от них; от слов же спастись не так просто, когда тончайшими иголками они проникают под кожу и вонзаются холодом в самое естество, руша собой хрупкое равновесие душ, постоянно всплывая в памяти и лишая крепкого сна. Драко, как никто другой, знает всю эту скрытую мощь витиевато выстроенных фраз. Изо дня в день он учился противостоять подобным хлестким ударам речей, пока пролетающие годы и совершенные поступки собой не притупили углы человеческой ненависти к клейму на его левой руке, от чего пострадавшую кожу пришлось покрыть витиеватой вязью чернильного рисунка.
Непоколебимая уверенность в себе и строгая независимость от чужого мнения, вот два столпа способных выдержать натиск чужой словесной агрессии. По этому выпады старого школьного врага не трогают, итак, потрёпанную душу, а лишь ощущаются горьким послевкусием на кончике языка. Поттер зол, Поттер бесится - но Драко на это лишь пожимает плечами, не желая что-либо отвечать на ребяческую неспособность забыть старые обиды, от которых сам Малфой избавился еще в тот день, когда повернулся к Темному лорду спиной и решил выстраивать свой собственный путь. Подобно змее, скинул старую кожу, чтобы взамен обрасти новой и тем самым перевернуть страницу былого.
- Я тот, кого руководство этой команды посчитало достойным роли ведущего охотника. Если тебя это не устраивает, то ты можешь высказать свое мнение мистеру Смиту. Возможно он еще не покинул свой кабинет, - голос, не приукрашенный лишними эмоциями, звучит равнодушно и без скрытых подтекстов. Можно было бы пуститься в долгое перечисления собственных заслуг в мире спорта, но подобное уже можно было бы посчитать поражением в этой своеобразной битве. Оправдание для недостойных. Пустое словесное доказательство - признак неуверенности.
Сделав шаг в сторону и повернувшись немного боком, Драко тем самым уступает Гарри дорогу в сторону выхода с поля, в случае если тот действительно соберется проследовать на ковер к владельцу. Взглянуть на свою поддержку в лице Оливера, огромное искушение, но Малфой справляется с этим желанием и стойко выдерживает заинтересованные взгляды стоящей пред ним команды, мысленно прикидывая, сколько же понадобится времени, чтобы изменить их мнение о себе, хоть с некоторыми он иногда и пересекался за пределами Британии и у них складывался вполне приятный диалог. Вот только там не было рядом Поттера, что негласно считался пастухом этого стада и мог своей глупостью да необузданным желанием избавиться от объекта неприязни разрушить все.
Зачем тебе все это, Драко? И не стоит прикрываться какими-то призрачными возможностями, когда многочисленные письма от других команд нашли покой в ящике рабочего стола и являются ярким доказательством того, что продолжить карьеру можно было и другими способами. Ты не ответил ни на одно, но сладким уговорам Оливера под огневиски позволил до тебя достучаться. Брось это все, пока еще возможно повернуть назад. На одной надежде Вавилон не построить; брось все, пока не оказался погребен под руинами своих прошлых шальных решений, где незаслуженно обрел чужую нежность, за которую сам же теперь и вынужден платить по счетам.
На мгновение рациональность мышления берет верх, но верные слова в итоге не срываются с губ, так и оставаясь тягучим потоком воздуха на выдохе, когда край серых глаз вновь цепляется за поблескивающую серьгу в мочке уха главного собеседника - вот что по-настоящему может вызвать эмоции и пошатнуть плотность земельного покрова под ногами. Запрятанные воспоминания вихрем проносятся перед сознанием, так не вовремя отдаваясь тянущем чувством в солнечном сплетении. Драко моргает несколько раз в попытке прогнать ненужные картинки и вроде бы даже успешно. Но с этим так просто не справиться. Помочь может только один человек, но встреча с ней назначена лишь на поздний вечер, а до этого еще нужно дожить.
"Это пройдет," - обещала она, сжимая свои с виду хрупкие пальцы на остром плече. Малфой верил в это, пока герой душевных терзаний вновь не предстал перед ним воочию, даже не осознавая всей глубины их совместного прошлого, возможного лишь под покровом шальной магии. Но лучше уж так, лучше с агрессией из-за школьных недопониманий, чем чистая ярость из-за невинной шутки с оборотными чарами, что зашла слишком далеко и вышла из-под контроля, связав собой несвязуемое.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+5

8

soundtrack

Поттер задумчиво смотрит на Малфоя, которого не видел сколько? Не счесть.
Кажется, последний раз они виделись еще в послевоенные годы, но дальше сдержанных приветствий дело не зашло.
Он за них с Нарциссой ходатайствовал не потому, что должен был, а потому что действительно считал, что у всех должен был быть второй шанс, особенно у тех, кто в опасную игру втянут был не по собственной воле. Гарри после часто думал о том, как поступил бы он, окажись в такой же ситуации - и не смог найти ответа: одна часть гриффиндорская говорила ему, что он бы выстоял до конца, положил жизнь свою во славу идеалов, во славу того, во что верит и вера его - непоколебима; ведь родители его до самого конца - не сдавались, покинули этот мир, но не сдались… и оставили его. Почему-то другая сторона его, малодушная, говорила о том, что - зачем? Зачем эти патетически громкие слова, когда близкие - умирают и оставляют в одиночестве, что важнее - они или вера во что-то?
Ответа Гарри Поттер так и не нашел и, кажется, никогда не так и не найдет.
Но почему-то мысли об этом заставили его в кое-то мере понять и самого Драко Малфоя.
Но не его бегства с континента.
Не брошенных друзей-слизеринцев, кои на восьмом курсе сидели за опустевшим столом в страхе, когда весь остальной Хогвартс жаждал крови, жаждал отмщения за убитых - и никого не волновало, что эти дети - такие же пострадавшие, как и все остальные, что были вынуждены служить.
Нет, конечно, Гарри не обманывался, что не все были святыми, но те, кто совершал тяжкие преступления уже давно были по ту сторону железных прутьев Азкабана или поцелованы Дементорами.
Панси, Блейз, Тео, Гринграсс-старшая, Милли - оставленные Слизеринским Принцем на съедение львам, барсукам и орлам.
Его слизеринские друзья - Поттера, а не Малфоя.
Гарри до сих пор не понимал, как это произошло и почему - просто произошло. Просто случайная встреча с Паркинсон, несколько брошенных фраз и ехидных комментариев, пару стопок огневиски в Хогсмиде, несколько встреч у Плакучей Ивы - и вот уже Поттер восседает за слизеринском столом, в окружении змеиного факультета - принятый в серпентарий, а весь остальной Хогвартсе смотрит в немом ужасе, но после - смиряется, принимает и понимает.
И этот год - переломный. Потому что Хогвартс впервые за несколько десятков лет - един.
Гарри Поттер очень хотелось, чтобы все прошли через этот необычный восьмой курс, что навсегда изменил расстановку фигур и заставил понять. [А победил тогда, кстати, Пуффендуй, который, кажется, после праздновал еще трое суток, угощая всех домашней выпечкой и вином из одуванчиков].
А Малфоя с ними не было. Он - сбежал. И почему-то Гарри Поттер понял, что внутренне почему-то не смог до сих пор с этим смириться. Может ли это быть из-за того, что Драко всегда был центровой фигурой его хогварствой жизни, пусть и в цветовом контрасте и на другой стороне доски?
Все возможно.
Но сейчас, смотря на Драко Малфоя стоящего перед ним, Гарри Поттер ощущал какую-то странную, едва ли не детскую обиду, что все еще теплилась у него внутри.
- Зачем мне куда-то идти, Малфой? - он усмехается криво и почему-то из-за этого выглядит - старше; хотя его борода и так накидывает ему дополнительных лет с лихвой. - Мы, конечно же, полностью понимаем и разделяем мнение мистера Смита, ведь кто же “лучше”, - он специально делает ударение на этом слове. - Знать, что такое квиддич и кто в нем хорош? Хотя, соглашусь, твоя мордашка определенно принесет много денег: смазливые личики всегда пользовались особым успехом у домохозяек, которым остальное - не важно, - заканчивает Гарри и каждое слово ядом сочится - слизеринское воспитание восьмого курса и последующих лет во всей красе. - И, да, считай, что это - комплимент, - он весело подмигивает, а после прикладывает руку ко лбу, изображая, как сильно он впечатлен сей красой: талант комедианта явно в нем пропадал; за спиной же слышались уже тихие смешки команды.
Но за всем этим шутовским балаганом, маленькой импровизацией, что нацелена лишь на одно - задеть - Поттер все же цепко следит за реакцией, ибо все же не дурак [нет, бывает, конечно, но не настолько дурак - уточнение] и понимает, что происходит на поле.
Он видит угрожающий взгляд Оливера, что, кажется, уже готов остановить его, заставить смириться и принять, но это сродни ошейнику на Хвостороге - бутафория и притворное смирение, а цепи разобьются очень уж быстро, стоит ему этого лишь захотеть.
- Малфой, - за секунду до прорезавшегося голоса Вуда произносит Поттер, оказываясь в непосредственной близости от Драко - лицом к лицу - настолько близко, что видит не человеческий оттенок глаз Малфоя, который, кажется, единственный такой на всем белом свете. - Скажи мне, что есть игрок без команды? Ты можешь выйти на поле с нами и играть - один. Абсолютно один. Без нас. Условия контракта - соблюдены, но какая от всего этого польза? Знаешь, те, другие, что были до тебя - говорили то же самое - “руководство этой команды посчитало достойным” - бла-бла-бла….Чушь… Скажи мне, Малфой, почему ты здесь? - вкрадчиво спрашивает Гарри, сминая личное пространство Драко и какой то знакомый запах на секунду его мысли уводит не туда.
Он слышал много ответов: потому что меня посчитали журналисты, потому что руководство назначило, потому что судьи посчитали и ни одного правильного ответа - ни одного.
Гарри Поттер сейчас, кажется, мог рассмотреть едва ли не каждую ресницу на глазах Драко Малфоя.
И Гарри Поттер ждал единственно верного ответа.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+4

9

"Самое действенное в мире оружие - это знание, а самый надежный в мире щит - умение держать эмоции под контролем, пряча все это за маской безразличия," - ровным голосом советовал отец, ведя тонким лезвием по бледной коже выставленной на показ ладони. Глубокий порез кровоточил, проливаясь алыми слезами на поверхность холодного мрамора, но на лице напротив нельзя было уловить и намека на боль. Маленький Драко с изумлением наблюдал за показательным уроком, всеми силами подавляя желание достать из нагрудного кармана аккуратно сложенный белесый платок с искусно вышитой монограммой и приложить его к чужой ране: "никогда не показывай окружающим свою боль и уязвленность. Особенно тем, кто жаждет от тебя подобных эмоций. Не давай им в руки данный карт-бланш, иначе останешься проигравшим."
За время взросления, Драко получал много уроков от главы рода Малфоев. Многие из них были отринуты со временем или переиначены под себя, но часть была выучена наизусть и струилась по извилистым кровяным артериям, позволяя справляться с возникающими на жизненном пути препятствиями. Держи лицо, - повторяет про себя подсознание, когда барабанные перепонки улавливают очередной поток завуалированных оскорблений. Произнесенные слова не затрагивают собственного самолюбия, но вонзаются тонкими иголками понимания, что сейчас его просто испытывают на прочность; аккуратно подводят к краю пропасти, с желанием увидеть как он самостоятельно сделает шаг вперед - промах, за который можно было бы зацепиться и предоставить на суд собравшихся как объективное доказательство непригодности. Раньше бы это сработало; раньше бы он топнул ногой и ринулся в ответ на несущиеся в него стрелы оскорбления, вот только он уже не маленький запутавшийся мальчик, скрывающий за своим именем и вызывающим поведением, глубоко запрятанную неуверенность в себе и страх. Сейчас Драко был взрослым мужчиной, способный не поддаваться на чужие провокации, что он с легкостью и делает, решая отвечать только на речи относящиеся к делу.
- Гарри, не утруждайся объяснять мне, что такое командная работа. Позиция охотника, в которой я играл долгие годы и намереваюсь занять ее здесь, более всех зависит от способности доверять соигрокам. Только доверяя своим коллегам, ты можешь полностью отдаваться игре и делать все правильно, а не думать каждую минуту о том, поймает ли кто-то твой пас или же о снующих по всему полю бладжерах, способных в мгновение ока снести тебя с метлы. И именно с намереньем играть в этой команде я ступил сегодня на данное поле. Тот кто не желает быть командой и сейчас всеми силами это показывает - это ты, - речь льется размеренным потоком, пока мужчина спокойно констатирует факты происходящего здесь и сейчас, мысленно пытаясь разгадать все причины столь явной агрессии. Чем именно он заслужил к себе подобную тихую ярость, извергающуюся ядовитыми каплями с чужих губ. Даже после окончания войны, когда они сталкивались в коридорах и залах Визенгамота, между ними не было подобного накала.  Пролетевшие годы должны были свести данные отношения, может и не к равнодушию, но хотя быть к легкому неприятию, а не раскрыться алыми лепестками холодной злости в глазах напротив.
Последний вопрос заставляет Драко задуматься, но не над самой причиной, а над необходимостью отвечать. Заслужил ли Поттер того, чтобы он сейчас был с ним честен? - определенно нет, но люди за его спинами, которые должны были стать для него семьей на поле, были достойны получить в руки один из ключей понимания к его нынешнему поступку да и его самого в целом. Будучи чужаком, в налаживании отношений именно Малфой должен был сделать к ним шаг навстречу. И если, как и много лет назад, Поттер отвергает его дружелюбные намеренья, то это не значит, что остальные последуют его примеру. По началу, конечно, они будут подобны своему командиру. Но это вклад не в мимолетное, а в будущее.
- Поему я здесь? - вторит голос с нотками усталости, пока бывший слизеринец ненадолго прикрывает глаза, зажав меж пальцами переносицу. Глубоко вздыхает, словно на что-то решившись, Драко вновь поднимает глаза к сверлящим его зеленым омутам, оказавшихся слишком близко, что можно было бы и смутиться, если бы не бурлящий в жилах адреналин, - Моя семья, как и я, в своей жизни приняли множество не верных решений. Ошибок. За многие мы заплатили, за многие продолжаем платить до сих пор. Но только полю всегда было все равно, какую фамилию я ношу и что за моими плечами. Полю важны лишь мои умения здесь и сейчас, которые не подделать - их можно только развить, возводя свою игру в уровень инстинктов долгими тренировками. Только выходя на поле, я могу оставить все свое прошлое за его пределами и ощущать свободу, ига за игрой доказывая себе и окружающим, что я не просто тот, кто носит свою фамилию, но и являюсь самостоятельной личностью. Некоторые обстоятельства вынудили меня ненадолго прервать карьеру, но сейчас все решено и я намерен вернуться обратно на поле, где мой дом. Такого ответа тебе достаточно?

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+4

10

музыкальная тема

Поттер внимательно Малфоя слушает, каждое его слово внимает, обдумывает, примеряет на свои реалии жизни и как-то даже - верит?
Иронично.
Пару минут пламенной речи, а он уже чувствует, как рука готова предательски вперед протянуться для рукопожатия честного - откровенного.
Он все же помнит тот момента, когда руку Малфоя отверг без раздумий, помнит его лицо в тот момент, помнит, как внутри бурлили чувства различные от ужаса до гордости от того, что впервые, кажется, в жизнь этой сделал то, что хотел,  а не то, что от него бы ожидали.
Он знает, что присутствуй Дурсли тогда в коридоре перед Большим Залом, то Вернон бы разразился громкой тирадой, Петунья хваталась бы за сердце, а Дадли как обычно усмехался ему сверху вниз и все бы в унисон твердили: сразу видно - сын своих родителей. Такой же пропащий. Так же не умеющий выбирать себе друзей.
Малфой ему тогда почти то же самое сказал, но, хвала Мерлину, Рон успел показать до, что это такое, когда ты просто с кем то сходишься, с кем-то, кто не знает, кто ты и что, что не оценивает тебя по внешним обстоятельствам, чей интерес базируется исключительно на тебе, а не на образе или чем то еще.
Но сейчас Поттер готов себе почти что признаться, что, кажется, Малфой действительно - изменился.
И разве не все они изменились за столь долгий срок, что минул после выпуска? Тот же Поттер теперь дружбу со слизеринцами водит, приглашая их на все празднования, считая почти что - семьей. Конечно, Рона и Гермиону никто в этой жизни ему не заменит, слишком многое пережили вместе, через слишком много прошли рука об руку, но его команда? Паркинсон с Ноттом? Они ведь тоже стали ему незаметно родными. Пожалуй, даже слишком незаметно. Настолько, что он сам изнутри изменился, трансформировался, стал более дерзким, нахальным, острым и ироничным, ведь в учителях у него небезызвестная мадам Паркинсон все же ходила, под натиском чьих саркастичных комментариев все же невольно пришлось отрастить броню да научиться парировать с довольным изяществом, ведь иначе Панси с удвоенной силой бы принялась “восторгаться” силой его умственных способностей.
Конечно, Поттер ждал другого ответа, стоит признаться. Он ожидал, что Малфой просто скажет: я - лучший. Лучших из всех, кто сейчас есть в небе.
И, пожалуй, этот ответ был бы определенно засчитан, но с очень и очень большой оговоркой.
Но Малфой его удивил, ибо в речи его “мы” стояло выше, чем “я” - и это чертовски подкупало. “Команда - единый организм”, - вспоминает свои же слова Гарри и понимает, что Малфой свое “выступление” разыграл как по нотам: то ли обхитрил, то ли, действительно, чистую правду сказал, кто ж его разберет?
- Знаешь, - задумчиво протягивает Поттер, смотря в серую радужку напротив. - После случившегося в Выручай-комнате я очень долгое время не мог смотреть на метлу…, - и запинается, когда понимает, что и кому он говорит. Какого черта?! Что за секундная слабость, коя пришла из ниоткуда? И где? На квиддичном поле в окружении его команды и Малфоя, что сейчас, наверняка, скажет, что Гарри не мешало бы провериться у колдомедика, а еще лучше - психиатра, и окажется совершенно же прав.
Поттер хмурится, рассеянное доброжелательное выражение лица стирается также быстро, как и появилось - Малфой действительно действует на него едва ли не магическим образом - с ним почему-то хочется говорить, но как говорить с тем, кого ты ненавидел всю свою школьную жизнь, а после едва ли не презирал за бегство с Туманного Альбиона?
- Кхм… - прочищает он горло, а на лице появляется искренняя извиняющаяся улыбка. - Прости, не знаю, что на меня нашло и почему я вообще об этом вспомнил…
- Насчет всего остального, то, думаю, я готов тебе поверить: до первого промаха. Я не говорю о матчах, это мы всегда обсуждаем после и разбираем все моменты. Скорее о наших здешних распорядках вроде того, что ровно в шесть утра все обязаны быть на квиддичном поле - все без исключения. Также запрещается использование каких либо сильнодействующих зелий и чего-то вроде Феликса Фелиции. Не смотри на меня так, несколько человек до тебя приходило под зельем удачи, чтобы пройти отбор. Как видишь, удача, конечно, важна, но еще важнее умение и талант, а также постоянная работа над собой. В “Пророке” как то писали, что у нас тут тренировочный лагерь на подобии Аврората, так вот хочу сказать, что здесь - хуже. Куда хуже. И даже не я в этом виноват, - он указывает в сторону Оливера, что закатывает глаза, а весь вид тренера говорит “не придумывай, Поттер, ничего такого”, но команда за его спиной начинает согласно кивать, вторя Гарри, ибо если и есть дьявол во плоти на квиддичном поле, то это Оливер Вуд, который сдерет три пота с каждого, а после заставит еще бегать километра три. Точнее все бегают три и только Поттер от восьми до бесконечности - в зависимости от того, насколько сумел привести в бешенство Вуда. Однажды Гарри бегал по стадиону всю ночь - буквально. Кажется, тогда он на тренировке ушел в слишком крутое пике и едва ли не поцеловался с землей до разбитых костей - Вуд был в ярости. В тот же день он ушел с квиддичного поля после тренировки бросив напоследок - бегай хоть всю ночь, пока не поймешь, где ты был не прав. Завтра расскажешь.
А с утра обнаружил Поттера бегающим. Все еще. Потому что свою неправоту Гарри не признал и Оливеру пришлось согласиться, что он выбрал, действительно, самый удачный вираж, но при этом слишком опасный, что мог бы стоит Поттеру двухмесячной терапией в Мунго, как минимум.
- Что еще? О, моя любимая часть. На тренировке я для тебя исключительно капитан Поттер или капитан. Вне тренировок обращайся как хочешь, но на поле - исключительно так.
Рядом он чувствует движение, кто то стоит рядом - Анджелина Джонсон.
- Понимаю тебя, Малфой, - она открыто ему улыбается и переводит взгляд на Поттера. - Поверь, весь спектр обращений по отношению к нашему капитану ты еще услышишь от тренера Вуда, - она подмигивает Драко, а Гарри возводит глаза к небу - началось. - Поттер, конечно, та еще заноза в заднице, но никто не сравнится с нашим тренером, когда все идет не плану и кое-кто нарушает, да, капитан? - сзади слышится одобрительный взрыв смеха: с этим утверждением спорить никто не может. - Гарри? - она оборачивается к нему, ждет, минута превращается в вечность, пока, наконец, Поттер не кивает. Джонсон вновь переводит взгляд на Малфоя. - Анджелина Джонсон, вратарь команды. И я рада приветствовать тебя в нашей команде, Драко Малфой.
Поттер же лишь по-чеширски улыбается. Его команда как всегда безошибочно знает, что нужно делать.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+2

11

Когда-то давно мир Драко Малфоя представлял собой закрытое пространство из четырех каменных стен, на одной из которых на латунном крюке покоился портрет его семейного древа. Величественное полотно обрамленное витиеватой позолоченной рамой. Это казалось правильным; этого было достаточно. Но однажды с громким хрустом крюк обломился, отправляя массивное художество к его ногам.  В тот момент это ощущалось концом всего, но за картиной была не пустота, за ней были возможности. Многочисленные и интригующие; манящие и зовущие его к себе. Весь мир на самом деле был там. Отказываться от предложенного было глупо и не разумно. Драко сделал свой выбор и шагнул вперед. Это было давно, однако сейчас весь мир его мир снова опасно сузился, но уже до тянущей боли в измотанных мышцах да звенящих от напряжения связках.  
Мужчина поднимает свою руку и безэмоциональным взглядом вглядывается в легкую дрожь пальцев. Последние дни были тяжелыми, наполненными изнурительными тренировками не щадящими его отвыкшее тело. Несмотря на то, что даже в момент перерыва Драко старался напрягать свою тело и не игнорировать физические нагрузки, возвращение к настоящим тренировкам давалось не столь просто, как хотелось бы. Особенно если учесть во внимание фактор извечных придирок со стороны капитана и последствий их пререканий со стороны Вуда, что предпочитал не искать виноватых, а наказывать обе стороны склок. 
- Знаешь, а они ведь не обманули, ты по-настоящему зверь на поле. Что, в школьные годы не мог развернуться, теперь отыгрываешься? - Собеседник напротив тихо посмеивается, откупоривая графин огневиски и разливая янтарную жидкость по граненым бокалам, еще недавно покоящимся в ящике стола кабинета тренера в одной из башен окружающих поле. 
- Не преувеличивай, все это только ради общего блага, - Драко с трудом обхватывает стекло, наслаждаясь приятной прохладой на кончиках пальцев. Тело отказывалось слушаться, от чего даже подобное движение было сопоставимо с небольшим подвигом. 
- Если бы я этого не понимал, я бы уже давно отправил на встречу с твоей головой квоффл и уж поверь, не испытал никакого чувства вины, - Оливер снова рассмеялся, падая в свое кресло по другую сторону стола от собеседника. С момента его первого появления на этом поле прошел уже долгий и изнурительный месяц, пролетевший словно секунда. Конечно, за столь короткий период невозможно было сродниться с командой, но медленно и верно они притирались друг к другу. С кем-то у Драко уже получилось наметить первые ростки возможной дружбы, с кем-то прийти к пониманию, а вот с Поттером... с ним все еще было сложно. 
- Да-да, как давеча ты это сделал с Гарри? - Оливер, продолжая веселиться, отсалютовал охотнику своим стаканом и опрокинул в себя янтарную жидкость. Эти слова не сквозили осуждением или обидой, хотя на поле в тот момент они оба схлопотали проблем с головой, наворачивая круги по стадиону. 
- Ты что...- на лице Драко появилось наигранно оскорбленное выражение лица но, впрочем, к концу дальнейшей фразы на губах играла шкодливая улыбка, -... у меня просто вспотели ладони и я не смог его удержать, а то что Поттер именно в тот момент пересекал поле - это была чистая случайность! -
Тренер вновь откупорил графин и наполнил свой стакан крепким напитком, буркнув себе под нос что-то похожее на: "как дети малые". И упрекнуть его за это было сложно, Малфой и сам понимал, что их привычная вражда с Поттером, рожденная еще во времена школы, возродилась и преобразилась в нечто новое, но не выходящее за рамки разумного - ставить палки в колеса всей команде было неблагоразумно. Так что со стороны это действительно стало похоже на холодное сражение двух мальчишек за любимую игрушку, правда за какую именно - они оба так и не определились. 
- Это забавно, конечно, но мне начинает надоедать ваши вечные покусывания. Со стороны может казаться, что я наслаждаюсь наказанием моих игроков, но это уже выходит за все рамки.  Вы у меня по полю бегаете больше, чем находитесь в небе... а я не спринтеров тут тренирую, как ты понимаешь,  - Драко с пониманием опускает голову, разглядывая игру вспыхивающих бликов в стакане. Он все прекрасно понимал, но самостоятельно сделать ничего не мог. Находясь поблизости, они с Поттером по чудесному дуновению становились двумя газовыми подобия, которым нужна лишь искра чтобы ярко вспыхнуть. А уж с искрами у них никогда не было проблем. 
- По этой причине ты решил сегодня наши излюбленные посиделки разбавить его персоной? Хочешь чтобы мы, как говорится, встретились лицом к лицу и решили все наши камни преткновения? - Серые глаза лениво проходятся по пустующему рядом креслу, что затаилось в ожидании еще одного приглашенного, - не думаю, что это так просто можно решить. Но раз ты настаиваешь, то что я могу противопоставить моему грозному тренеру?
Драко снова шкодливо улыбается, опрокидывая в себя остатки алкоголя. Боль в теле пополам с физической усталостью отнимали все желание быть серьезным, как и стремление вести грядущие выматывающие разговоры с ловцом. Но они уже дошли до той грани, когда нужно было сесть за стол переговоров и, чтобы они прошли как можно успешнее, дальновидный Оливер Вуд видимо заранее решил сначала их вымотать, а уж после противопоставить друг против друга. Дорогущий огневиски - кажется тоже был частью плана. И после этого Слизеринцев еще называли коварными. Гриффиндорцы были ничуть не лучше, когда победа стоила свеч.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+2

12

ost: Black Atlass - Pain & Pleasure
День у Поттера - ку-выр-ком.
Именно так и именно по слогам в градации голосовой к “Мерлин, черт возьми!”.
Последние несколько дней душу Поттеру выворачивает все, эмоции с головой накрывают, ненависть граничащей с восхищением окутывает, заставляя теряться в палитре чувств самых разнообразных.
Первое чувство - чистая ненависть.
Поттер Малфоя не-на-ви-дит.
Ненавидит за то, что он никогда не опаздывает и всегда приходит вперед него самого. Ненавидит за то, что команда встречает его уже слишком по родному, и за то, что все больше и больше слышит: “это гениально, Драко!” и видит восхищение в глазах команды и одобрение со стороны Оливера. Ненавидит за то, что чертовы квоффлы скоро окончательно упокоят его “случайно”, ибо по телу багрянцем синяки цветут буйно, а в голове [видно, из-за сотрясений вызванными квоффлами, не иначе… никак не иначе!] проскальзывает восхищение, когда рассветные лучи окрашивают платину в золото.
Он ненавидит Малфоя за то, что они бесконечно спорят - бес-ко-неч-но.
И никто из не намерен отступать - не спор, а битва насмерть. И если бы Оливер в конце концов не прерывал, то, Поттер уверен в этом, они могли бы спорить от заката до рассвета полными сутками.
А еще Поттер ненавидит Малфоя за то, что он - хорош.
И это, пожалуй, бесит его больше всего.
И вызывает эмоцию вторую - восхищение.
Конечно, чувство это Гарри прячет в себе, не признается и даже старается об этом не думать, но все-таки ловит себя периодически на этом - в полете Малфоя есть свобода и своя истинная присущая только ему характерная красота. И дело не во внешности [хотя, стоит признаться, что иногда и эти крамольные мысли в голову Поттеру пробираются, но развеиваются так же быстро, стоит только Драко открыть рот свой змеиный - иногда кажется, что Малфой говорит на парселтанге, настолько злое шипение в ответ на какие то его действия - хоть и заслуженно, но это можно и опустить], а в скрытой силе и изяществе, с которым тот держится в воздухе: как будто не парит над несколькими десятками метров над землей, а чинной чай распивает в саду у Нарциссы.
Третья же - уважение.
Поттер не может не признать, что Малфой действительно знает, что он делает и едва ли не мгновенное уважение от команды прямое тому подтверждение. Но Поттер не хочет этого произносить вслух, ибо иначе сдаст эту военную партию. Он - капитан. Единогласный и безоговорочный, но Малфой это, пусть и косвенно, но все же оспаривает.
Четвертая - азарт.
Гарри чувствует, как он захватывает его с головой. Это чувство граничит с наркотическим, ибо присутствие Малфоя заставляет кровь бежать по венам, распаляет, вызывает желание… или желания? Слишком много намешано в этом, чтобы разобраться, разложить и определить без препарации под бутылкой виски, к которой, признаться, он совершенно не готов.
И все эти чувства слишком кружат голову.
Но, стоит, конечно, признать, что они с Малфоем друг друга и-де-аль-но дополняют друг друга: стихийная сила и расчетливый холодный разум - смертельная комбинация. И Оливер все чаще произносит: хочу увидеть вас в действии, на поле, Гарри, этот сезон станет просто безумным.
И Поттер верит, потому что знает, чувствует, но упрямо предпочитает делать вид, что ему все еще Драко Малфой откровенно не нравится. Но и эта маска разбивается периодически, когда Малфой шутит и Гарри не может сдержать улыбки, что собирает вокруг глаз лучики - преображая, выдавая.
Но после сегодняшнего происшествия Поттеру кажется, что он - натурально - сошел с ума.
Гарри никогда не сдерживался, особенно с вездесущими журналистами, что пытаются прознать про жизнь Национального Героя хоть что-то, но обычно рядом с ним Оливер, что страхует, служит громоотводом, но не сегодня. Сегодня не повезло. Не Поттеру, нет, а журналисту, что решил урвать очередную сенсацию для первой полосы “Пророка”.
- Мистер Поттер, как вы себя ощущаете, когда к вашей команде присоединился Пожиратель смерти?
- Малфой.
- Да-да, так вот, скажите, каково это, когда убийца рядом с вами?
- Его. Зовут. Драко. Малфой.
- И все же, мистер Поттер, Пожиратель и Спаситель Мира. Скажите, вас заставили? Этот Пожиратель использовал “Империус”, чтобы его взяли в команду? Или заплатил кругленькую сумму?
- Его зовут Драко Малфой и он - лучший из существующих охотников на данный момент.
- Мистер Поттер, вы не думали, что тоже под Империусом? Или амортензией? Знаете, это чертовы Пожир…
Дальше журналист договорить не успел.
Ибо находящийся не в самом лучшем расположении духа Поттер просто “аккуратно” впечатал его в стену. Трижды. Хотя, может, быть раз пять или восемь. Гарри не считал, но каждый “поцелуй” лица журналиста и каменной кладки вызывали в нем толику восхищения и удовлетворения своим звучанием.
Остановил Поттера аврор.
Гарри уже было приготовился к существенным проблемам, но молодой аврор всего лишь застенчиво попросил у него автограф и пожелал приятного вечера, а журналист с громким хлопком аппарировал. О первой полосе в Пророке Поттер старался не думать, как и о лице Оливера, когда он эту первую полосу прочтет. Обязательно прочтет и утро будет крайне тяжелым - крайне.
Кстати об Оливере.
Гарри вздохнул, вытер кровь на руках о штанину [конечно, Поттер, зачем тебе носовой платок, верно?], зажег сигарету и аппарировал прямиком на место встречи.
- Прошу прощения за опоздание. Некоторые…, - он на мгновение задумался, подбирая правильное слово. - Накладки. Олли, не хочу тебя расстраивать, но, боюсь, завтра тебе придется сходить на ковер. В свою защиту скажу честно - было за что, а детали ты узнаешь из Пророка, если Паркинсон не успеет перехватить это перед публикацией. Но, сам знаешь, Пэнси никогда не подводила, - и в этом была чистая правда, ибо работая на пол ставки в команде куратором по связям, Паркинсон умудрялась душить любые скандалы связанные с командой еще в зачатке: в перерывах между зваными вечерами и выбору туалета в нему. Как говорила сама Персефона - Поттер, мне просто скучно, а с вашей шайкой никогда не соскучишься. Поттер же платил ей проходами на все громкие званые вечера и местами в самых модных и дорогих ресторанах Магической Британии. И сам же от этого и страдал. Ибо на вечера Пэнси любила появляться в компании его и Нотта, как обычно вызывая бурю обсуждений и пересуд.
- Кстати, Малфой, это ты - виноват, - произносит Гарри, а в воздухе повисает “как обычно”. - И, Олли, налей мне выпить и не надо на меня так смотреть, знаю, что сигареты это плохо, жить тоже не очень ли, знаешь, - смеется на Поттер в ответ на гневный возглас Вуда “бросай эту дрянь, Поттер, не в моем хотя бы доме, сколько раз тебя просить!”.
И вечер уже не кажется потерянным.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+2

13

Тихий хлопок аппарации за спиной звучит громче набата в секундах повисшей тишины меж произнесенных фраз в диалоге. И даже оборачиваться нет необходимости, чтобы перепроверить личность нагрянувшего гостя. Драко присутствие Поттера ощущает на уровнях глубже, вмиг ускорившимся кровотечением по ветвистости раскинувшихся по телу вен.  Тонкость рецепторов обоняния касается едва ощутимый аромат чужого парфюма с примесью терпкого табака, когда кресло рядом издает скрип под тяжесть чужого веса. Молфой себе запрещает, но та другая его самоуправная часть мозга быстрее, уже отдает сигнал грудной клетке втянуть этот до боли знакомый коктейль ароматов поглубже, чтобы хоть так заполнить себя до краев и эфемерно прикоснуться к опасно шевелящимся воспоминаниям о былом. 
- Что я опять сделал не так, капитан? Родился на этот белый свет? - охотник пятерней проходится по еще влажным волосам после недавнего душа, заправляя назад все норовящие упасть на лицо белесые пряди. Сегодня пришлось задержаться на поле, тем самым пред встречей лишая себя драгоценных минут на лишние манипуляции с внешним видом. Даже запонки остались покоиться в кармане, не сковывая собой петельки манжет, которые вместо этого предпочли небрежно закатать до локтей и обнажить обманчиво утонченные кисти. Раньше Драко бы никогда себе подобного не позволил, используя свою идеально холенную внешность в виде щита и рычага давления, сейчас же младший Малфой обрел внутреннюю гармонию и в данных ухищрениях не было необходимости. Нет, он все также предпочитал следить за своим внешним видом и приковывать к себе восхищенные взгляды, но просто появление в таком расслабленном образе более уже не являлось катастрофой и внутренне не приравнивалось к выступлению голым на публике. 
-Драко, не язви... - тренер устало прикрывает глаза и сжимает переносицу меж большим и указательным пальцем. Закатное небо за окном красиво разливается в небольшом кабинете, но и оно же столь ощутимо подчеркивает всю усталость Оливера, что тенями пролегла в мелких морщинах зажмуренных глаз. В такие моменты его было действительно жаль, а понимание своей причастности ворошило чувство вины и заставляло виновато отводить взгляд серых глаз в сторону, - Гарри, сколько раз я тебе говорил не общаться с журналистами без моего присутствия. Мне что, снова нужно прибегнуть к угрозам сослать тебя в руки тренера по управлению гневом? 
Малфой старается, но не может сдержать ехидной ухмылки, окидывая магического героя оценивающим взглядом. Хочет уже явить на свет парочку язвительных комментариев, но вовремя ловит угрожающий взгляд тренера и топит готовые сорваться слова в новом глотке горячительного. Налегать в такой ситуации на спиртное не стоит - внутренне в который раз напоминает себе слизеринец, но стакан отставить в сторону не в силах. Лишь надеется, что данная аудиенция на троих закончится быстро и он не успеет натворить каких-нибудь глупостей, которые придется потом разгребать. 
- Ладно, об этом мы подумаем завтра. Сегодня мы собрались здесь по другому вопросу, - Оливер наполняет стакан Гарри, а после отставляет графин и переплетает на столе свои пальцы в замок. Драко от подобного едва ли не морщиться, вспоминая как ранее с аналогичным жестом еще в школьные годы его отчитывал отец, - скажите мне оба, как долго все это будет продолжаться? Что с Вами не так? У нас первая игра уже на носу, а вы продолжаете это свое ребячество.  Хорошо хоть это еще не вышло за рамки нашего поля, но что будет на играх? Только завидев между вами любой намек на конфликт, наши конкуренты схватятся за это и сделают все, чтобы воспользоваться этим в своих интересах. Мы тут не в школьные игры играем, это жестокий спорт. Не мне вам это объяснять. 
Каждое слово бьет прямо под дых, выталкивая собой воздух и отнимая возможность хоть что-то сказать в свое оправдание. Разумом Драко понимает всю серьёзность повисших в воздухе обвинений. Мир высокого спорта был действительно жесток, так как был связан с большими деньгами. Каждая квиддичная ассоциация была подобна своре бойцовских собак, готовых вонзиться скалившимися мордами в тех, кто позволяет дать слабину. Конфликт между игроками - отличный повод вонзить свои зубы в оппонента и растерзать; утончившееся место плотно сложенной защиты, в которую можно ударить и вывести из игры. На первый взгляд неосведомлённого, победители определяются лишь счетом прошедших игр, но на самом деле это не так - все игры начинаются далеко за пределами поля. Так одна из знаменитых команд прошлого десятилетия потеряла свой статус в высшей лиге только из-за того, что конкуренты чужими руками планомерно протягивали свои нити к игрокам и взращивали внутренние противоречия. Как итог, всего за полугодие от команды осталась лишь кучка ненавидящих друг друга единиц,  что после как крысы разбежались с тонущего корабля, не осознавая простой истины - что сами же прогрызли его днище и позволили океану заполнить собой трюм да утянуть на дно.  
- Я тут разговаривал с одним своим старым другом, бывшим тренером, что сейчас оставил данную деятельность. И с высоты своего опыта, он мне кое-что посоветовав. Знаю, вы будете не в восторге. Но, насколько я вижу, без постороннего вмешательство вы, два упертых барана, этот мост преодолеть не сможете, - Оливер вымучено вздыхает и достает из ящика стола небольшую гладкую шкатулку, от одного взгляда на которую у Драко возникает плохое предчувствие. Тренер поднимается со своего места, наводит кончик волшебной палочки на витиеватый узор крышки и шепчет неизвестное заклинание. Охотник даже спросить ничего не успевает. Под действием магии, шкатулка раскрывается и являет взору мягкую алую подушечку на которой нашли свой покой два серебряных браслета, соединённые  между собой тонкой цепью. 
- Ты же несерьезно?! - шокировано изрекает Малфой осевшим голосом и даже пытается одернуть руку в попытки противостояния, но магия быстрее. Вот браслеты лежат на своем месте, а вот всего за секунду один из них уже оплетает тонкое запястье серебром, соединяя его цепью в половину метра с запястьем сидящего ряжом капитана. 
- Нет, я серьезно. Впереди у вас два выходных, так что вы сможете насладиться компанией друг друга с лихвой и, надеюсь, закопать этот глупый топор войны. Да, сразу предупреждаю, как только вы будете затевать ругань, они будут вас за это наказывать. Как именно не знаю, я не до конца разобрался с  этой механикой, но надеюсь это будет отличной заменой недейственных пробежек; пытаться снимать их я бы тоже не советовал - это сделать могу лишь я и только моей палочкой. Можете злиться на меня, если хотите; можете сделать из меня общего врага - я и на это согласен, если вы наконец-то найдете общий язык. В любом случае я жду положительных изменений к утру понедельника. Отличных выходных. 
Вуд одним движением допивает остатки своего огневиски и как можно быстрее ретируется из кабинета в момент шокированного затишья, когда каждая секунда промедления может обратиться в ядерный поток брани со стороны обоих игроков. 
Отчаянные времена требуют отчаянных мер. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+2

14

Гарри разминает руки, что неприятно так саданят после встречи с нерадивым журналистом.
Поделом?
Определенно.
Он знает, что это уже не первый случай, не первое лицо “случайно” заимевшее тесный контакт с кирпичной кладкой или непосредственно его руками. И даже не третий. У Поттера, определенно, наблюдаются проблемы с неконтролируемой агрессией, что вырывается наружу, но только когда дело касается не его, а тех, кто ему дорог.
Малфой же…
Малфой ему не дорог, совершенно, но он уже стал частью его команды, а для Гарри команда - вторая семья, которую он собрал собственноручно, после первой - Уизли, которая приняла его как родного, ведь изначально, как известно, он никогда не имел счастья ощутить, лишь зеркало Еиналеж смогло подарить ему кроху понимания, какой бы она могла быть, но холодные могильные каменные могилы в Годрикой впадине поставили окончательную точку в этой мечте, лелеянной с детства.
После своей смерти - не фигуральной - Гарри изменился.
Что-то в нем сломалось, наверное, каркас его личности, агнца, что с детства готовили на героическую смерть во благо, но агнец этот тогда то умер, остался на платформе девять и три четверти с Дамблдором, оставил бедного забитого одиннадцатилетнего мальчика из чулана под лестницей по адресу Тисовая аллея дом четыре.
Он оставил свои страхи, свое понимание мира, границы, что навязывали ему долгое время - все.
Гарри еще в Хогвартсе на восьмом курсе понял, что, пожалуй, злость осталась с ним, а справедливость, неотъемлемая часть его гриффиндорской натуры, лишь поливала керосином это бушующее пламя внутри.
Он дрался за Паркинсон, которую даже некогда тихие хаффлпаффцы громогласно называли “сукой, которой надо было сдохнуть” и “волдеморской шлюшкой, как и мамаша” и угрожали круцио, он дрался за Луну, Рона, Гермиону - за каждое неосторожное слово, высказывание, что было брошено им в след, за все обвинения о том, что они кого-то не спасли, что они виноваты в чьей-то смерти и “лучше бы один из Уизли умер, чем мой брат, вас рыжих целый выводок, а нас было всего двое!” - отчаянно, до крови, до выбитых зубов и сломанных костей.
И в какой-то момент Поттер понял - страх контролирует людей лучше всего, ибо за каких то трое месяцев любые нападки прекратились, как и косые взгляды, ибо пришло понимание, что Гарри Поттер больше не тот забитый мальчик, готовый сносить все с понурой головой, а укушенный ядовитой слизеринской змеей гриффиндорский лев - бесстрашный и немного обезумевший.
Нет, конечно, приступы агрессии в Гарри возникали довольно редко, если не имели под собой оснований - он все так же сильно любил и ценил своих друзей, являлся на праздники и умел развеселить почти любого и поддержать в трудную минуту, но к уважение все же примешивалась толика страха - не от своих, от чужих, что понимали - не тронь, иначе последствия будут тяжелыми.
Гарри смотрит на смотрит на свои руки и вспоминает Нотта - тогдашний журналист угодил в Мунго на несколько недель. И, самое удивительное, что после Поттер понял после - он был удовлетворен этим и, может, совсем малую каплю жалел, что этот ничтожный человек не оказался там на более долгий срок.
И сейчас чувствует моральное удовлетворение от того, что тот, кто задел часть его семьи, пусть и несколько далеко не самую и любимую, сегодня явно не досчитается нескольких зубом, а лицо без косметических чар будет еще несколько дней буйно цвести синяками.
- А ты все схватываешь на лету, Малфой. Молодец, пять баллов Слизерину за проницательность, - смеется Поттер в ответ. - Хотя не было бы тебя, то я бы лишился значительной части хогвартских воспоминаний… Правда, признаюсь, не сказать, что я был бы действительно против этого, - подначивает его Гарри добродушно, ведь, как известно, лучше чудовище знакомое, чем неизвестное.
- Ребячество? - переспрашивает он у Оливера, поджигая сигарету и пригубив после терпкий алкоголь. - Олли, ты несколько перегибаешь. Да, определенно, у нас есть некоторые разногласия, но мы учимся принимать, - Поттер не сдерживается и закатывает глаза. - Друг друга. И, кажется, мы делаем даже успехи, - продолжает он спокойно. - Смотри, сидим рядом и даже авадой не пахнет, а ты слишком беспокоишься, - бросает он, а после понимает, что совершенно зря. Для Вуда не существует понятия “слишком беспокоиться” - он живет квиддичем и командой, а упоминания того, что он где то “слишком” превращает его в взбесившуюся Хвосторогу - кому ли как не Поттеру проводить эту аналогию?
Следующие минуты сжимаются в секунду и Гарри начинает осознавать только тогда, когда с громким хлопком Вуд аппарирует, оставляя Гарри и Драко вместе. В наручниках. В магических. Чертовых. Наручниках.
- Твою мать, Вуд! - вырывается у Поттера, когда тот понимает, что это за наручники, ведь сам же и рассказал о них Оливеру, смеясь, что это просто гениально, когда узнал, что тренер другой команды так решил поставить на путь истинный охотника и защитника, которые совершенно не могли ужиться вместе. Это сработало. С теми. Но с ними…
- Малфой, как думаешь, меня посадят за убийство собственного тренера? - слишком спокойно произносит Гарри, чувствуя, как внутри действительно рождается и укрепляется эта мысль. - Если проверну чисто, то, пожалуй, до конца сезона никто не обнаружит мою причастность, - продолжает “спокойно” рассуждать Поттер вслух. - Ты составишь мне компанию?
Но ответа он не успевает дождаться, потому что в кабинет влетает сова, у которой на лапке громовещатель, что мгновенно озаряет комнату взбешенным голосом Паркинсон - о, эту тональность Гарри больше всего ненавидит, ибо знает, что абсолютно точно одно - Панси готова убивать и личного его.
- Гарри Джеймс Поттер, хвосторога тебя раздери!!! В смысле ты впечатал журналиста в каменную стену?! В смысле за Малфоя?! Что на тебя нашло, черт возьми?! Плевать мне на Малфоя, но что в твоей дырявой голове решило, что это гениальная идея, когда квиддичный сезон прямо на носу?! Какого черта, Поттер? У тебя есть ровно пять чертовых минут оказаться в Паркинсон-мэноре или клянусь Морганой, я найду тебя где угодно и четвертую, слышишь?!
Кривая улыбка рассекла лицо Поттера.
Черт возьми.
Черт его возьми.
- Слышал, Малфой? Вот в чем ты виноват и отвечать тоже будешь - ты. Готов встретится со своей “закадычной” подругой? - и не дожидаясь ответа Гарри аппарирует.
Волдеморд, Хвосторога, Василиск - их Поттер давно перестал бояться, но вот взбешенная Паркинсон… Вуд, кажется, совершенно не представлял на что обрек этих двоих, связав их магическими наручниками.
Мерлин, спаси и сохрани их. От Паркинсон, старых демонов прошлого и самих себя. Аминь.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

0

15

Холодный ореол зачарованного металла не плотно оплетал кисть, заигрывающе поблескивая в лучах закатного солнца. Приковывал к себе взгляд серых глаз, не давая бурлящим эмоциям прорваться сквозь излюбленную маску отстраненной сдержанности. Драко к подобному повороту событий был совершенно не готов - от чего растерянность, граничащая с налетом паники, заставляли сердечную мышцу биться в разы чаще и впрыскивать в кровь сладость адреналина.
-Фестрал тебя раздери, Вуд.. - Малфой кончиками пальцев касается лица и устало вздыхает, уже предчувствуя весь ужас предстоящих выходных; мысленно перебирает все возможные выходы, но каждый раз заходит в тупик. Играть с Поттером на одном поле было само по себе сродни самоубийству с оглядкой на все тщательно хранимые тайны, что уж говорить о целых выходных проведенных рука об руку, - Поттер, я в деле. Поддерживаю эту замечательную идею с убийством и даже знаю несколько отличных мест, чтобы спрятать труп.
На влетевшую в кабинет сову, маг всеми силами внимание не обращает, наигранно прикрывая глаза и потирая виски. Однако в ор бывшей подруги через громовещатель тщательно вслушивается, разбирая полученную информацию на составляющие. Защита со стороны Магического героя, конечно, приятно греет душу, но Драко себя не обманывает - это заслуга не его как личности, а лишь дань обязанностям капитана команды, что должен защищать каждого своего игрока в независимости от того, какие у вас отношения.

-Приятно знать, что ничего не меняется. Пэнси по-прежнему в бешенстве переходит на ультраз... - Пространство вокруг принудительно соединяется в одной точке, вспыхивая яркими бликами по всей глади зрения; громкость хлопка оглушает до противного звона, что лапой когтистой бьет по чувственности барабанных перепонок. Аппарация длится не долго, всего миг, но разливается по всему телу ощущением прохождения сквозь мясорубку. Когда ноги чувствуют твердость начищенного пола, лучше совсем не становится. Драко будто ошпаренный, шарахается от Героя в сторону, стараясь простелить меж ними спасительное расстояние.
-Тебя манерам не учили, Поттер? Правил элементарных не знаешь? - вдох за вдохом, мужчина пытается привести внутреннее состояние в порядок. Аппарация без чужого на то внутреннего согласия - это не игрушки. Свободная от наручников ладонь с силой давит на грудь, пока блондин отвернувшись старается собрать себя воедино и побороть обуревающее чувство тошноты.
-А этого ты зачем сюда притащил? - ровный бой шагов был слышен еще вдали, как и громогласный голос, что все еще был разъярен, но приобрёл несколько иные нотки.
-Сколько лет, сколько зим. И я рад тебя видеть, Паркинсон, - Драко дарит девушке язвительную улыбку в ответ на столь грубое приветствие. Вспоминать старые обиды совсем не хотелось, но они сами разбушевавшемся роем начинают виться внутри, неприятно покалывая в районе солнечного сплетения.
-Еще бы столько же не виделись. Проваливай из моего дома, Малфой! Ведь именно это у тебя получается лучше всего, - Глаза старой подруги горят огнем ненависти, а волосы разметались по плечам. Пару раз она старается забрать их назад, но в конечном итоге бросает тщетные попытки. Драко нравится видеть ее такой, сильной и властной. Такой же она была в школе, когда они плечом к плечу боролись за одни цели и противостояли единым врагам. Теперь же это все в прошлом, покрылось пылью и похоронено под старыми обидами, что со временем не потеряли силы, а подобно хорошему вину, приобрели более красочный вкус.
-Я бы с удовольствием, но нашего героя так и не научили, сначала думать и советоваться, а потом делать,... кстати об этом,-  Драко показательно для Пэнси трясет наручником и поворачивается к Гарри, - у меня, между прочим, были запланированы на вечер очень важные планы, а ты не посоветовавшись со мной, притащил меня сюда без моего разрешения! На поле я твой игрок, но за его пределами я не обязан тебе подчиняться. Если мы хотим пережить эти выходные без кровопролития, будь добр учитывать мое мнение!
Малфой изначально был готов к компромиссам. Но не считаться со своим мнением не позволит.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+1

16

Гарри Поттер всегда делал прежде чем думал.
Известный всему Хогвартсу неофициальный девиз “слабоумие и отвага”, пожалуй, был истинным кредо гриффиндорца, ведь как известно, суть из человека не вытравить, пусть даже к красному и примешалась львиная доля зеленого.
Гарри Поттер в жизни своей, пожалуй, принял единственное взвешенное решение, когда осознанно шел на встречу с Волдемортом и готовился умереть, чтобы спасти всех остальных. Но, как известно, это было лишь очередным хитроумным планом Дамблдора, что филигранно расставил пешки на шахматной, выверев все до последнего шага пешки, что смогла загнать в угол черного короля. Его единственное продуманное решение, что, по сути, так же решили за него, а для всего остального - была Гермиона, без которой, пожалуй, история Мальчика-который-Выжил закончилась бы еще на первом курсе.
И в очередной раз в своей жизни Гарри Поттер сначала сделал, а лишь после - подумал.
Идея аппарации в дом Паркинсон явно была не самой удачной идей.
Даже если Пэнси сама вызвала его к себе.
Но вызвала она его, а не в тесных объятиях аппарационных с Малфоем. И когда Поттер услышал стук ее каблуков - резкий и острый, множащийся от мраморных полов Паркинсон-мэнора словно расстрельные пули, то лишь тогда осознал, какую незапланированную встречу давних друзей он совершенно случайно устроил.
Сначала Гарри услышал звук каблуков, после Chanel №5, что звучал даже громче ее шпилек, после ярко алая помада и короткие идеально прямые волосы цвета воронова крыла, что, кажется, выглядели идеально в любой ситуации в любое время дня и ночи. Пэнси была красива. Крайне. Гарри всегда это признавал: Персефона была прекрасна и часто Поттер ловил себя на мысли, что любуется ею в особенности, когда она обуянна эмоциями - примерно, как сейчас. Но это была не та красота, что заставляла его сердце биться быстрее, ибо у нее не было тех самых почти непозволительно белых волос, в которых запутываются солнечные зайчики.
Как у Драко, к примеру.
Пусть и сравнение это совершенно ни к месту и неуместно, ибо Малфой Гарри не нравился - совершенно и точно.
Ну, может быть совсем немного. Но об этом явно никто не должен узнать, в особенности сам Драко.
- И я крайне рад тебя видеть, Пэнс. Отлично выглядишь! Помада тебе очень к лицу, - улыбается Поттер и натурально - прячется за Малфоем. Но прятки удивительно провальны, потому что Драко пусть и выше его немного, но сам Гарри раза в два его шире - фиаско.
Но лицо Пэнси трогает мимолетная улыбка, что так же быстро и исчезает, ибо как она любит приговаривать после двух бутылок вина: Поттер, ты исключительно глупо очарователен. Очаровательный идиот, и как только Тот-кого-нельзя-называть не отправил тебя такого на тот свет?
- Может вы пока с Малфоем тут вспомните былое? А я пока найду ответ на твой вопрос, который, признаюсь, я пока совершенно не придумал? - спрашивает он, находясь все так же за Драко, благо сковывающие их браслеты позволяют подобному пируэту случиться и не повредить руки.
Паркинсон возводит глаза к потолку, действие, что он видел уже тысячу раз в исполнении не только ее, но и Гермионы. Но, кажется, ситуация начинает немного спадать в своем градусе.
- И какие дела у тебя, кстати? - спрашивает Поттер в опасной близости от Драко и замечает, что у блондина красивая ушная правая раковина.
Стоп.
Черт возьми стоп.
Назад.
Гарри Поттер этого не думал, совершенно, даже в мыслях не было давать Малфою оценочный комплимент за ухо. Это все адреналин от произошедшего и выпитый виски у Вуда - это все они, он сам совершенно здесь ни при чем.
- Гарри, - он слышит вкрадчивый голос Пэнси, что не предвещает ничего хорошо, ибо он слишком хорошо знает эти интонации. - Гарри, мне кажется, или ты… покраснел? Или тебе жарко? Мне вызывать колдомедиков? Здоровье Национального Героя в опасности? А как же сезон? Поттер! Ты не заболел? Только посмей мне…, - разгоняется Пэнси, потому что ее мышление “лучшего менеджера столетия квиддичной команды” (самолично провозглашенное самой Паркинсон) критически уводит ее в перспективные проблемы, что с Гарри Поттером могут принять самый неожиданный поворот.
Гарри же со вздохом прячет лицо в плечо Малфоя и старается просто глубоко дышать.
Ну, и как то согнать со своего лица предательский румянец - не без этого, конечно, но слава Мерлину, что Драко это не суждено увидеть.
- Это виски и резкая аппарация, Пэнс, ничего серьезного, обещаю. Жив-здоров, но Малфой меня убьет быстрее, чем я слягу с температурой. Он всегда был такой занозой, скажи мне? Он же просто не-вы-но-сим. И ты с ним взаимодействовала столько лет и как ты до сих пор не в Мунго то?
Пэнси скрещивает руки на груди и отвечает:
- Поттер, настоящее проклятие здесь - ты. Драко, - она сама не замечает, как зовет блондина по имени. - По сравнению с тобой просто святой человек. И как бы я его не ненавидела, но тут я скорее посочувствую ему.
И Поттер понимает, что это парирование он с разгромным счетом подчистую проиграл.

[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем </div> мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+1

17

За что мне все это? За какие грехи? - подобные вопросы копошащими роем вились в голове, назойливо врезаясь в подкорку и, подобно теннисным мячикам, отскакивали в противоположную сторону вызывая у блондина неприятное чувство зарождающейся мигрени. С горечью перед глазами проносится воспоминания его первых годах на чужбине; тех годах, когда он самолично отрезал от себя всех былых знакомых и начал все с чистого листа. Предстала вся та жизнь, которую он самолично на пепелище прошлого выстроил по кирпичикам, создавая неприступное убежище из комфорта. Пока все снова не пошло под откос с появлением призраков прошлого, что цепко вцепились в естество и вновь не затянули в бурлящую пучину, желанием вернуться на родину.
- Вообще-то я все еще стою здесь, - прерывает Драко словесную перепалку между двумя друзьями. Поттер и Паркинсон, кто же мог подумать о столь жгущей смеси. Скажи ему кто о таком союзе в школьные годы, Слизеринец бы разразился искренним хохотом в лицо говорящего. Но у злодейки судьбы свои планы на каждого. И вот то, что ранее казалось совсем невероятным, облачилось в жизнь - между Пэнси и Гарри витает флер хороших отношений, а Драко подобно третьему лишнему, остался не удел.
- Тебя трудно не заметить. В твоих же интересах вести себя тихо и не отсвечивать. В этом доме ты нежеланный гость. И одному Мерлену известно, сколько мне требуется усилий, чтобы не приказать семейным чарам защиты вышвырнуть тебя отсюда, - Девушка показательно хмурится, скрещивая руки на груди.
- Уж прости, но только если вместе с Поттером, - тихий звон цепи вновь раздался по коридору, напоминая об этом никого не устраивающем обстоятельстве, - Я готов дать вам возможность обсудить ваши очень важные дела, раз меня сюда насильно притащили. Но мне необходим пергамент, перо и сова.
Губы хозяйки здешнего дома почти открылись для рождения на свет очередной колкой фразочки, но что-то её сдержало. Словно взвесив за и против, девушка неохотно кивает и разворачивается на каблуках в сторону двери из-за которой она ранее вышла для приветствия гостей. Небрежный жест руки потребовал следовать за ней. 
Кабинет менеджера команды, на удивление, был очень уютным и располагающим. Серые глаза медленно скользили по стенам, увешанных разномастными рамками с вырезками из статей с успехами Паддлмир Юнайтед. На живых фотографиях то и дело вспыхивали голубые всполохи игровых мантий и сияли победные улыбки игроков. Кто-то еще был в команде, кто-то к этому времени уже поменял дивизион или ушел на покой. Но все это вызывало уважение к особе в кресле напротив. Драко и представить не мог, что спустя многие годы, Пэнси по-настоящему найдет себя в подобном роде деятельности, хотя ранее квиддичем особо и не увлекалась. Или может он просто плохо ее знал? - подобное размышление неприятно кольнуло солнечное сплетение разочарованием в себе.
- Благодарю, - Драко принял пергамент с пером и, позволив деловому диалогу протекать без своего прямого вмешательства, взялся за написание небольшого послания. Но стоило перу замереть над бумагой, как в голове разверзлась вакуумная пустота. Столь близкое присутствие Поттера,  сидевшего совсем рядом, навевало непрошенное волнение. Хоть Малфой и уповал на порядочность героя, что не стал бы скашивать взгляд в его почту, но вдруг..
Немного встряхнув головой, мужчина все же принялся выводить размашистым почерком  несколько строк записки, что были бы содержательны лишь для получателя, а для посторонних не раскрывали полного содержания. Дежурные фразы: "прости, появились непредвиденные дела", "сегодня не смогу прибыть на ночь и все придется отложить", "люблю" - с первого взгляда строки навевали на мысли о записке любовнику, чем настоящему адресату.  Но это и к лучшему. 
Подозвав сову, Драко привязал записку к лапе и тихо прошептал место доставки возмущенно угукающей птице, что явно была недовольна выполнением просьбы не от своей прямой хозяйки. 
-Не бурчи, там тебя точно угостят чем-нибудь вкусным. Получатель любит баловать столь видных птиц, - сова показательно распушила перья под легким поглаживанием аристократичных пальцев, а после массивным движением размашистых крыльев поднялась в воздух и стремительно вылетела в окно. За всей этой тирадой Драко не заметил, как разговор стих, а глаза Слизеринки цепко впились в его фигуру, - Что?
- Не замечала ранее за тобой столь щепетильной внимательности к птицам,... к кому-либо, кроме себя! - снова не были пронизаны злостью и не служили оружием, но были пронизаны едва уловимым упреком. Невысказанной обидой? 
- Значит ты плохо меня знала.. - Малфой постарался отзеркалить оттенки женской горечи, не смея отвести взгляд первым. Едва дрогнувший уголок алых губ подтвердил попадание в цель, как и белизна костяшек сжавшихся в кулак пальцев. Накопившееся и невысказанное вновь заполнило все пространство, чуть ли не взрываясь всполохами цветных искр. Но они оба еще были не готовы к столь сложному разговору; не были готовы высказать вслух все упреки и обиды. Не сейчас, не здесь. И не при свидетелях. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+1

18

Война.
Воздух в кабинете был наэлектризован до предела. Казалось, что еще мгновение и пространство заполнится то ли битой посудой, то ли круцио с перемешкой с Авадой. Поттеру захотелось впервые в жизни ретироваться: эта старая война - не его война, хоть он и являлся непосредственным участником всех полевых действий, но, возможно, выразился не верно? Не война, а дуэль.
Дуэль двух некогда близких людей, что были не в состоянии высказать то, что слишком долго под ребрами ныло да и не желали вскрывать этот нарыв, потому что не львы были самым гордым хогвартским факультетом и даже не птицы, а змеи, для которых первый шаг к примирению казался чем-то на грани схожести с Воландемортом, что вдруг возлюбил ближних своих да открыл центр психологической помощи всем пострадавшим от его руки.
За столько лет дружбы (а все таки Гарри был уверен, что отношения между ними давно перетекли в разряд стабильно-дружеских) Панси извинялась перед ним лишь раз. Один чертов раз. Все остальное же время ходить на поклон приходилось ему, потому что “хваленое гриффиндорское благородство” вынуждало. И, конечно, терять Паркинсон как друга тоже крайне не хотелось, пусть и “это последний раз, когда я с тобой общаюсь, ты, слизеринская подколодная змея, Паркинсон!” уже перешло в разряд обыденных и дежурных фраз, что прочно вошли в его обиход. Ссорились они часто, мирились ровно столько же раз. Именно Панси имела феноменальную способность обесценивать его проблемы до такого размера, что и ему после они казались совершенно незначительными, а уж последующие фееричные выползки в маггловские бары так и вовсе стирали само слово “проблема”. Где Гермиона закадычным понимающим голосом Марии Магдалины произносила: “Гарри, так бывает, ты должен понять и принять...”, Панси Паркинсон отрезала: “Поттер, и ЭТО твоя проблема? Ты гребаный Спаситель этого чертового Магического Мира, а ведешь себя как третьекурсница с Хаффлпаффа. Поплачь еще мне тут, я в Пророк продам твои фотографии за баснословную сумму. Так что перестань хандрить и отрывай свой благословенный Мерлином зад, у нас слишком много работы”. И именно это - отрезвляло, приводило в чувство и открывало второе дыхание. Гермиона была его ангелом, Панси - персональным демоном, но Гарри Поттер слишком давно устал быть хорошим мальчиком, чтобы словно Иисус в очередной раз подставлять другую щеку - хватило, спасибо, добавки не требуется.
Но, признаться, происходящее ныне его почему-то - беспокоило. С Паркинсон было все понятно: Малфой упоминался при нем стабильно по несколько раз в неделю еще со времен Хогвартса, а Драко уже не казался столь - плохим? Хотелось даже, что ли, найти причину его поведения? И почему-то именно в этот момент в голове всплывал голос Гермионы, что чуть улыбаясь произнесла: “Драко не такой, каким тебе кажется, Гарри. Если ты начнешь смотреть, то сможешь увидеть многое”. Почему-то это несколько… беспокоило? Малфой вернулся на Туманный Альбион совсем недавно, а Гермиона говорила так, будто знала слишком многое о нем, но… как и когда?
Задумываться над этим глобальным вопросом времени у него не было. Квиддич, квиддич и еще раз квиддич. Пока Малфой вел себя “покладисто” (насколько вообще Драко может быть покладистым в контексте их отношений и характера), Поттер не должен был интересоваться чем-либо еще кроме как слаженной командной работой, что к данному моменту даже вполне себе приобретала определенную положительную форму.
- Знаешь, - Гарри наклонился к Малфою так, чтобы сказанное могло остаться исключительно между ними и не дошло до почти что кошачьего острого слуха Панси, коя была занята написанием какого-то письма и, судя по всему, не самого приятного содержания, ведь перо в ее руках напоминало шпагу, что разила нелинованную наповал без права на помилование. - Она не переставала говорить о тебе с Хогварства. Сколько лет прошло? И вот все это время я слышу какой ты мерзкий и бесчувственный хорек, - тихо засмеялся Поттер, понимая, что чертово гриффиндорское благородство это, пожалуй, клеймо на всю его бренную жизнь.
- Что смешного? - у Паркинсон, казалось, действительно то ли кошачий слух, то ли собачий нюх. - Гарри, что ты ему сейчас сказал? - подозрительная Панси в градусе накала проблем - нечто сродни предгрозовому лондонскому небу, что способен за считанные минуты просто смыть все на своем пути. - Или тебе смешно от того, что ты создал мне в очередной раз проблемы? Ты, чертов гриффиндорский идиот, когда научишься вести себя хотя бы немного нормально? Ты мог бы приложить любого волшебника и он бы бился в экстазе, но ты решил приложить о каменную кладку именно репортера? На носу матча? И я даже не могу решить сейчас, кого из вас двоих я ненавижу больше, - казалось, что Панси входила в кураж, а это было, по опыту ему большому и горькому, крайне чревато тяжелыми последствиями.
- Ни-че-го, Панс, поверь мне на слово, ровным счетом ничего, что стоило бы твоего дражайшего внимания, - поднял он руки в капитуляции, но на всякий случай задействовал окклюменцию - чисто на всякий случай, а то кто его знал этих слизеринцев: однажды змея, всегда змея. - Просто сказал Малфою, что, кажется, я помешал его намеченному свиданию, да, Драко? С какой-нибудь хорошенькой чистокровной девушкой, что говорит на трех языках и цитирует Бронте…
И тут Панси Паркинсон засмеялась. Очень громко засмеялась.
- Поттер, ты… Непроходимый слепой идиот, знаешь…. Если когда-нибудь у Драко будет свидание с “хорошенькой чистокровной девушкой, что говорит на трех языках” и он не придумает тысячу и один способ как с него сбежать, я съем хвост гиппогрифа, честное слизеринское, - Гарри стало немного даже обидно. Но сколько эти слизеринцы знали друг друга? С рождения. И, кажется, неуловимо лед тронулся. По крайней мере она не выглядела словно разъяренная хвосторога, а это уже можно было считать благодатью.
- Ну, раз мы закончили с нашими насущными делами, то предлагаю наведаться к Блейзу. Сегодня у него очередная вечеринка для своих, так что…, - он сделал шаг вперед, и - дзинь! Браслеты напомнили о себе. Чертов Оливер Вуд! И его гениальная идея создания “сбалансированных рабочих командных отношений”.
- “Будь добр учитывать мое мнение”, будь добр скажи, что у тебя за планы на сегодняшний вечер, о, великий и занятой Драко Малфой, - Поттер откровенно паясничал. Как ребенок. Или куда хуже. - И соглашайся, - он хитро улыбнулся. - Потому что я в любом случае нас туда аппарирую.
[icon]https://i.imgur.com/XgDmCs4.png[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><center>гори огнем мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+1

19

Терпкие ноты искуренного табака, соблазнительно сплетаются с едва уловимыми выдохами средь пробелов шепчущих звуков и ложатся холодящими мазками на обнаженную кожу ушной раковины, чтобы затем вязким медом стечь вдоль вен по шее и найти свое укрытие под распахнутым воротом белоснежной рубашки. Адамово яблоко нервно вздрагивает от неосознанного глотка напряжения, когда ослабшие пальцы не успевают вовремя ухватиться за поводья самообладания. Остается благодарить лишь Мерлина, что Паркинсон в этот момент была слишком занята своими размашистыми росчерками по пергаменту, а не с орлиной хваткой вгрызалась в  каждое движение бывшего сокурсника с желанием обличить его слабые места и вонзить в них свои острые коготки. Он готов дать ей другие зацепки, но все, что связано с Поттером, жизненно необходимо оставить при себе.
Панси, сколько всего было с ними за столь долгие годы со дня их знакомство. От заливистого смеха, до громогласных споров. Девочка с черными волосами, что внешне была полной противоположностью белокурого слизеринского принца, внутренне была воплощением его отражения. Они всегда понимали друг друга с полу слова, на уровне инстинктов. Только ей он мог открыть свои кровоточащие раны и услышать чужие тайны в ответ; только благодаря друг-другу они смогли пережить те темные времена, разделяя свои страхи и опираясь на непоколебимую веру в свой тандем. Когда ты так сильно веришь в человека, тебе кажется что это навсегда - именно по этой причине Драко так остро воспринял отказ подруги от его протянутой руки, а те обидные слова, ядом лившиеся по тексту письма, острыми осколками вонзились прямо в грудину, своими ребрами обрезая все то светлое, что он там так трепетно хранил. Самое меньшее, что он мог ей дать в тот момент - принятие её решения. И наследник четы Малфоев его принял, оставляя все прошлое позади. Даже её. 
- Будь осторожна со своими словами, а то вдруг придется исполнять обещанное, - Паркинсон не смотрит своими глазами, она ими буквально сканирует. Вгрызается в чужой взгляд и незваным гостем лезет прямо в душу. Находит там брошенную наживку, но о находке в слух не объявляет, решая припрятать обманные козыря на потом. Драко не сопротивляется, уверенно ступая на протянувшийся над пропастью дрожащий канат и делая негласный шаг вперед. Будущее не известно, но развернувшаяся игра сама по себе интригуют. В конце только два исхода, которые им в любом случае придется разделить поровну. 
-Поттер, признайся, это твой изощрённый способ превратить мою жизнь в сущий ад или ты искренне хочешь устроить для меня встречу выпускников?- подушечки пальцев невесомо касаются виска, делая разминающие движения под аккомпанемент женского язвительного смеха. С Блейзом было все не так запущено, после выпуска они даже несколько раз пересекались за пределами магической Британии, когда чернокожий казанова посещал очередной город в поисках приключений и оказывался в том, где в этот момент Драко играл в квиддич со своей командой. У них было множество разногласий и кардинально разных взглядов, но благодаря длинному диалогу и бутылке виски, военные действия удалось вывести на плато шаткого перемирия. Однако, знала ли об этом Панси - было вопросом. Почему-то Драко был уверен, что Блейз предпочел держать подобное при себе, чтобы избежать немилости со стороны черноволосой бестии, - в любом случае, я уже отменил все свои планы на этот вечер. Так что, почему бы и нет. Я бы сейчас не отказался от глотка хорошего огневиски. За последний месяц ты меня слишком вымотал.
Малфой грациозно поднимается со своего места и наигранным движением смахивает с темных брюк несуществующую пыль, чем вызывает непроизвольное закатывание глаз былой подруги. Стратегически ловко тянет время, чтобы собрать всего себя в жесткие рамки контроля и сделать шаг навстречу к так заразительно улыбающемуся Поттеру. 
- И, прошу тебя, будь в этот раз не так порывист в своей аппорации. Не хочу, чтобы меня стошнило кому-нибудь на ботинки. Иначе тебе придется нести за это ответственность, - в тон капитану, паясничает Драко, опуская свою ладонь на широкое мужское плечо и несильно сжимая. Несколько глубоких вдохов  заставляют тело расслабиться и позволить поддаться чужой магии, что отзывается таким болезненно знакомым покалыванием в кончиках пальцев. 
Пусть все пройдет просто и легко, - мысленно взывает Драко, невольно находя своими глазами сочность зелени напротив. Так близко, что все пережитое яркими вспышками проносится перед взором и отдается легким жаром в щеках. Слизеринец несколько раз моргает, в нелепой попытке отогнать этот навязчивый рой и принимает позорное поражение в эфемерной игре в гляделки. На что он надеется? С Поттером рядом просто и легко не будет никогда. 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+2

20

Шторм минул, наступило затишье.
Казалось, что даже воздух успокоился, наэлектризованность пропала, что заставляла его и без того непослушные волосы стоять непроизвольно дыбом. На лице Панси проступила легкая улыбка, а Малфой больше не казался человеком, что через мгновение готов был нажать красную кнопку и взорвать все к чертям и без последствий.
Гарри даже стало интересно, а как бы они выглядели сейчас, если бы Малфой после войны остался на континенте: общался ли он сам, Гарри Поттер, со слизеринцами, сел бы к Панси тогда за стол в Хогвартсе, когда остальные обитатели школы смотрели шакалами на поредевшие ряды обладателей зеленых галстуков? Или же Малфой сумел бы тогда отстоять их право быть? Гарри думалось, что, конечно, сумел бы, ведь Драко обладал тем природным магнетизмом, что заставлял людей быть подле него или за ним - в зависимости от близости и полезности, конечно, ведь слизеринец он всегда слизеринец. Подтверждение этим мыслям Поттер находил в квиддиче: Драко слишком быстро сумел расположить к себе команду, хотя, казалось бы, остальные охотники задерживались на отборе ровно минут на пятнадцать, ибо либо мгновенно были приняты в штыки Паддлмир Юнайтед или же личном им - потому что потому… Да, иногда Поттер даже не утруждался объяснениями, почему “нет” - просто нет и все. Вуд потом будет объяснять, он поймет и примет, потому что увидит ровно то же самое, что и Гарри, но терпения у Оливера куда больше, чем у него самого, а потому идиоты это вот туда - прямо, налево и на пролет вверх к тренерскому кабинету.
Малфой же влился слишком быстро, слишком органично, заполнив собой тот вакуум, что оставил после себя Теодор: конечно, Гарри до сих пор жалел, что все вышло именно так, конечно, он не забывал захаживать в Мунго по несколько раз на недели или слать слов с новинками от Уизли, чтобы поднять настроение, но все же… Малфой словно был создан для них, для команды и для него лично - в противовес. Горячее сердце и холодный рассудок - идеальный симбиоз, что должен привести их к победе в этом сезоне. Надежда на это не покидала его самого и, может быть, он даже вполне понимал, почему Оливер пошел на этот шаг: Вуд видел куда дальше - в перспективу, которую упускать совершенно не желал, а нынешнее положение дел показывало, что им с Малфоем действительно было над чем поработать.
- Так все таки хорошенькая чистокровная девушка имеется в наличии? - Гарри склонил темную голову на бок, улыбаясь. - Скажи мне ее имя и я скажу, стоит ли игра свеч, - Поттер подмигнул, но абсолютно не понял, какой двойной смысл можно бы было поместить в его, по сути, безобидное предложение, ведь сам он говорил чисто потому, что его дом был завален предложениями сватовства от всех мало-мальски известных в Магическом кругу потенциальных невест, а после бесконечной череды банкетов и званых вечеров каждую из этих почти_что_миссис_Поттер и их, увы, чаще всего совершенно неадекватных семеек он знал вдоль и поперек.
Гриффиндор умом никогда не отличался, как знали все уже давно.
- Панс, а это правда, что вы с Малфоем обручены были? - тонкая и острая, очень острая шпилька пронзила его. - Эй! Я просто спросил! Не веди себя как Венгерская Хвосторога, тебе не идет, где та милая Панси, что печет миндальное печенье и поджигает ненароком всю кухн…, - договорить Поттер не успел, потому что если бы не среагировал вовремя (да, стоило спасибо сказать натренированному квиддичем телу), то словил бы очень неприятное заклятие аккурат меж бровей, но обошлось малой кровью, всего лишь дернул Малфоя. - Все-все, сдаюсь! Нам пора аппарировать, наш мистер “преврати-мою-жизнь-в-ад” ка-пи-ту-ли-ру-ет, - по слогам, медленно, по слогам так, словно Поттер имел сегодняшней целью умереть от рук сразу двух слизеринцев. - И согласен посетить Блейза, так что, Панс, давай мы сегодня объявим перемирие и ты не отправишь меня в Мунго к Тео, потому что, знаешь ли, “Пооооттер, у нас игра на носу”, “Пооооттер, а ты думаешь, когда делаешь”? - и до того, как Паркинсон успела сказать что-то на вопиющее нахальство гриффиндорца, тот притянул к себе Драко аккуратно - ладно, не очень, может быть, даже очень не очень, но он спешил не попасть под проклятие, что могло бы ударить по ним двоим! - и утянул обоих в аппарацию, услышав напоследок громкое: “Ты труп, чертов Спаситель Мира, труп, слышишь, Темный Лорд тебя раздери!!!”
Поместье Забини встретило как обычно: полумраком, музыкой, людьми всех мастей, что, казалось бы, никогда не должны были сойтись, но все же были здесь - Дин с Симусом, Блейз, разговаривающий с Джинни, Невилл и Луна, что доказывали что-то абсолютно не понимающим Рону и Виктору Краму. Не хватало на празднике жизни только его и Паркинсон. И, как бы странно это не звучало, Малфоя.
- Джинни, прекрати рассказывать Забини о тактике Гарпий, он все равно ничего не понимает, а слушает тебя исключительно потому, что ты сегодня слишком обворожительно выглядишь в этом своем синем платье! И тебе, Блейз, тоже привет, твои слюни я вижу отсюда, пригласи ты ее уже на свидание…, - Джинни громко засмеялась, Блейз, казалось, что готов был проклясть его в эту же секунду. Три слизеринца в ненависти к одному гриффиндорцу, да это, Поттер, безапелляционный успех! Рука же самого Поттера все так же по хозяйски лежала на плече Драко - ничего личного, просто удобно. - Сегодня я не один…, - и громкий восклик Дина “Хвала Мерлину! Симус, ты проиграл мне двадцать галлеонов!”, который Гарри встретил с усмешкой: об их пари он знал и, казалось, что все в этой комнате о нем тоже знали и даже участвовали, но пока что работало явно не в их пользу. - Не в том плане не один, Дин, обещаю, что ты узнаешь первым… Конечно после Панси! - быстро поправился Гарри, действительно почувствовав острый взгляд слизеринки затылком. - Драко Малфой, дамы и господа. Прошу любить и жаловать на нашей маленькой вечеринке. Мы пытаемся с Драко найти общий язык и взаимопонимание, спасибо Оливеру… где он, кстати? - оглянулся Гарри, но тренера не увидел. “Симус, двадцать галлеонов мои! А я тебе говорил!” и в то же мгновение золотой галлеон по направлению к Дину - Джинни, что чуть извиняюще улыбнулась и сказала: “Я тоже думала, что вы даже не попытаетесь, прости, Гарри, но ты можешь быть таким упертым иногда”. Поттер громко рассмеялся: - Знаешь, Малфой, у меня ощущение, что ты уже нашел себе группу поддержки в их лице. Неужели я настолько плох?
Вечер обещал быть забавным. Крайне забавным.

[icon]https://i.imgur.com/cxv27pK.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><div><center>гори огнем мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+1

21

Ошибки и промашки недопустимы, а поражение неприемлемо. Только тогда ты сможешь стать настоящим победителем, - когда-то давно наставлял своего сына Люциус Малфой, застыв каменным изваянием у мраморной кладки старинного камина в их семейном поместье. Его подбородок был немного приподнят, а разворот плеч обманчиво расслаблен. От главы одного из древнейших семейств исходила такая непоколебимая сила, что юному Драко казалось словно сам огонь в его присутствии временами замирает в страхе и не столь откровенно бросает свои отблески на бледность аристократического лица. Тогда мальчишка мог лишь слушать с замиранием сердца и внимать указанием родителя, еще не зная простой истины - главным учителем в его жизни станет не отец, а время.   
Ты был не прав. Настоящий победитель это тот, кто ошибается и проигрывает, но выносит из этого важные жизненные уроки и опыт,  - уже позже вопреки молвит выросший сын, которому на своей шкуре пришлось ощутить правоту данного утверждения. Детям легко даются любые перемены, с возрастом менять себя в стократ сложнее. Но у Драко не было выбора. Шаг за шагом он возрождал себя на былом пепелище совершенно иной личностью; с адским рвением перебирал многочисленные ключи от запертых дверей сокрытых семейным давлением качеств. Крупными слоями белого гипса, он покрывал в себе худшее и поверх раскрашивал приобретенным. Падал, ошибался и вновь поднимался, не забывая при этом учиться у нового окружения. Среда, которой младший Малфой себя окружил после переезда, во многом повлияла на него нынешний характер. И, оглядываясь на прошлое, Драко мог с гордостью сказать, что гордится собой и всей проделанной работой. Что все это было не зря. Но вот то, что не он один за все это время работал над собой и стремился к своему лучшему "я" - стало приятным откровением с оттенками неожиданности. 
В детстве и юношестве слизеринец  совершил много неприятных поступков, что вполне логично зародило в его душе уверенность в категорично негативной реакции здешнего общества на его возвращение. При одной мысли о встрече с былыми коллегами по школе, в голове возникали изрядно запылившиеся в памяти образы старых знакомых с неизменно застывшими масками заслуженного презрения. Реальность оказалась иной, прокатываясь по настороженно застывшему стану колющими волнами растерянности. 
-Добрый вечер, - кратко приветствует охотник, растягивая уголки губ в вежливой улыбке. Вокруг него ураган, что так резко резонирует с холодной натянутостью нутра. Все инстинкты на пределе в ожидании удара заточенным словесным лезвием прямо в грудину. Секунда, две. Ну же, давайте. Сейчас самое время... но окружающие бросать вызов не спешат, как и раскидываться словами о былых обидах: кто-то смотрит с интересом, кто-то с такой же застывшей насторожённостью. Возможно, все дело было в стоящей близь фигуре Поттера, которому они, кажется, беспрекословно доверяли или же все это грандиозный спектакль, чтобы карающая длань ударила метко, да побольней. Нет, Драко. Они тоже все повзрослели и изменились, - подчеркивает сознание минутами позже. Это простое заключение не значило, что теперь все будет легко, но хотя бы дарило надежду на будущие возможности. 
-Смотрю, я многое пропустил, - аккуратно подводит итог Малфой, словно прощупывая почву для построения диалогов. Не с язвительностью или непринятием, скорее с окрасом одобрения. Война сломила многих, но у собравшихся здесь людей получилось на ее фоне сплотиться в единый живой механизм, в котором каждый смог занять свое место, несмотря на различия аппозиционных взглядов и цветов факультетов - это было достойно восхищения. Ранее Драко и представить себе не мог, что такое вообще возможно.  
-Да, у нас теперь тут другие правила. И тебе придется с ними считаться, - девушка с каштановой копной одарила его вполне дружелюбной улыбкой, предлагая в руки увесистый стакан с янтарным напитком. Кажется, ее звали Лайза и раньше она с гордостью облачала себя в синий. 
-Когда ты в Риме, поступай как римляне - я понял, - Драко благодарно кивает и принимает преподнесённый напиток. Все это до смешного напоминает какую-то замысловатую проверку на доверие - подобное ощущается где-то на уровне инстинктов, от чего не отводя глаз подносит стеклянный край к губам и смело делает небольшой глоток. Терпкий напиток раскрывается цветком яркого вкуса на языке и приятно обжигает гортань, но на этом все. Если бы он был отравлен, чуткий спектр рецепторов, натренированных зелье варением, его бы предупредил, а значит бояться нечего и можно спокойно выдохнуть. 
-Вот и отлично. Добро пожаловать, - мисс Турпин весело подмигивает, выставив в сторону раскрытую ладонь в ожидании своей честно заработанной в очередном споре монеты. Так забавно. 
-Это какой-то местный обычай на все спорить?- Малфой с игривой насмешкой смотрит на капитана, постепенно отпуская туго сжавшуюся пружину спутанных чувств, - Ты не плох,  Поттер. Но на твою упертость поставил бы даже я. Кстати,  а где тут принимают ставки? Я бы сделал взнос на то, что до конца нашего наказания он все же захочет меня придушить. В случае моей победы, выигрыш сможет забрать Оливер - может тогда наш тренер ощутит чувство вины за несогласованное сковывания людей наручниками.
Со всех сторон начинают слышаться различные версии предполагаемых убийств руками упрямого капитана в сопровождении громкого смеха, даже Джиневра вносит свою изобретательную версию в обсуждение. И хоть речь сейчас шла именно о разнообразной кончине самого Драко - главный герой дискуссии впервые с момента появления в этой комнате перестал ощущать чувство опасности и смог окончательно расслабиться.

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+1

22

Mirror Maze · Paul Blanco
Время меняет все.
Даже если, кажется, что стагнация, даже если кажется, что завис-подвис где-то во временном отрезке накрепко, то время все равно продолжает свой ход неуловимо-неумолимо. Всё меняется, все меняются. Невозможно было представить в Хогвартсе, что во взрослой жизни они станут такими: слизеринцы, что улыбаются открыто, приветствуя золотой факультет, произносят слова “дружба” в комнате с рейвенкловцами и хаффлпавцами, а главное действительно это подразумевая. Гриффиндорцы, что по разделению школьному априори должны ненавидеть змей, сейчас готовы стоять за них до последнего и драться подобно символу своего факультета насмерть. Рейвенкловцы, что спрашивают совета, хаффлпавцы, что разделяют горести и обязательно приносят что-то светлое, помогая вынырнуть из беспросветной мглы.
Конечно, не все пришли к такому.
Поттер до сих пор периодически читает статьи о том, что он якшается с Пожирателями Смерти, которые гнить в тюрьме должны до скончания века, что подтачивает идеологию Магического Мира своим поведением. Но что? Верно. Гарри абсолютно точно – плевать. Магический Мир успел обвинить его во всем: во лжи, в нежелании служить высшей цели, в неправильной ориентации и разрушенному счастью Джиневры и семьи Уизли, о котором они не просили, о неоправданных надеждах в Аврорате и многому-многому другому. И насчет Джинни – это она с ним порвала. Потому что война слишком сильно их повредила, потому что быть вместе значило постоянно вспоминать то, что они прошли, что потеряли и что никогда не сумеют вернуть. Это было верное решение. Потому что все ждали, что они поженятся, заимеют трех детей и создадут Нору номер Три после  Гермионы и Рона, и будут олицетворять правильность… Но золотой мальчик и рыжая девочка слишком хотели быть свободными, слишком хотели стать собой и открыться миру, чтобы еще дальше увядать-увязать в ожиданиях волшебников, что не знали их, что понятия не имели о том, через что им пришлось пройти и что пережить.
- Дин принимает ставки, Драко, - Джиневра смотрит на Блейза, улыбаясь. Гарри знает этот взгляд и, честно говоря, невольно даже жалеет Забини, ведь если Джинни Уизли что-то решает, то едва ли сам Мерлин и Моргана способны ее остановить. Поттер смотрит на нее с благодарностью. Как жаль, что они в разных командах, как жаль… На секунду. Потом Гарри думает о том, во что превращались их товарищеские дружеские матчи и отгоняет от себя сожаления, ибо на поле они с Джинни едва ли не заклятые враги, цель у которых одна – уничтожить противника. А вот Драко другой… Драко помогает, прикрывает, хоть и шипит после в ухо и беснуется, когда Поттер в очередной раз делает все по-своему. – Кстати, новое пари, - о, нет. О, черт-черт-черт. – Учитывая нашего нового старого знакомого…, - нет, Джинни, остановись! – Кому из слизеринцев достанется внимание нашего золотого мальчика? Блейз выбывает сразу, - чертовка! Поттер хочет провалиться сквозь землю, а Панси, кажется, готова нарушить все правила и все таки применить “круцио”. – Или слизеринцы воссоединяться и Гарри останется не у дел? Ваши ставки, - кажется, Джинни все еще не может простить Панси того канадского ловца.… И вот, скажите, кто тут, действительно слизеринец после такого?!
- Гарри, на пару минут, - Джиневра отдает свой бокал Блейзу, ставит завесу, чтобы их разговор не коснулся чужих ушей под уничтожительный взгляд Паркинсон, что, кажется, действительно в растерянности и, может быть, даже ревности, но к кому? К нему? Или Драко? И действительно ли у них все закончилось? Мысли окрашены в неприятные тона. Нервируют. – Ты не связывался с ним, Гарри? Он все так же не отвечает? Но, послушай меня, я не верю, что это говорю, но не смей, слышишь меня, не смей избавляться от Малфоя. Не смотри на меня так. Говорю же, что сама не верю, что это произношу вслух, но ты, Гарри, впервые за полгода стал похож на себя прежнего, а не напоминаешь бледную тень тире машину для убийств на квиддичном поле. Драко на тебя благотворно влияет и.… Не хочу акцентировать твое внимание на этом, но ты никогда не задумался, почему все твои бывшие – высокие худощавые блондины? – один ноль в пользу Джинни Уизли.
- Джин, Драко не в моем вкусе и вообще ты опережаешь события, - о, это выражение лица, что он ненавидит всеми фибрами своей души. У людей на плечах ангел и дьявол, а у него с одной стороны Гермиона, а с другой Панси и Джинни, что разными словами говорят одно и то же, черт возьми!
- Все-таки “опережаю”? – она откровенно смеется. Нет, ну за что ему это все!
- Кто бы говорил мисс “я-не-люблю-шоколад, он вреден для здоровья”…, - на щеках у нее цветет румянец.  Поттер не верит тому, что видит. Чертовы слизеринцы!
Но продолжить не успевает, потому что гостиную озаряют приветствие – Гермиона и Виктор. И тут происходит нечто совершенно странное, ибо Гарри видит, как тепло чета Крам приветствует Малфоя, словно очень старого и доброго друга, но… Поттер ловит такой же непонимающий взгляд Паркинсон, потому что здесь явно что-то не сходится, явно что-то не так – почему Гермиона выглядит так, словно действительно крайне рада видеть Малфоя? Наручники натягиваются и звенят. Джинни снимает завесу и возвращается к Блейзу, что, напротив, почему-то крайне довольно усмехается.
- Драко, почему ты не заше…, - но Виктора обрывает Гермиона. Тем самым взглядом. Тем самым многозначительным взглядом, от которого Поттеру действительно становится не по себе. Ее рентгеновский взгляд зондирует сначала Драко, потом Гарри, а после и их наручники.
-Мерлин, мне надо выпить…Виктор, тебе, думаю, тоже - Гарри откровенно не нравится. С каких пор у его лучшей подруги от него секреты? И Поттер готов поклясться смертью Воландеморта и своей собственной, что Гермиона действительно от него что-то скрывает. Что-то связанное с Малфоем. А какой лучший способ узнать? Правильно.
- Ты не подскажешь, Драко, - ему всего-то стоит отвести руку, чтобы Малфой “притянулся” к нему словно магнитом. – Почему вы с Гермионой, - руки на его плечах. Разница в росте почти неощутима. – Выглядите старыми друзьями? Есть что-то чего я не знаю?

[icon]https://i.imgur.com/cxv27pK.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><div><center>гори огнем мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+1

23

В детстве Драко мечтал стать ловцом. Одинокий в поле воин, гордо возносящейся средь вытянутых трибун в поисках золотого шарика, приносящего победу -  по глупости, он считал остальных членов команды лишь ненужным развлекающим зрителей придатком. Подобная главенствующая роль будоражила юного наследника Малфоев и казалась самой подходящей для него, кому достается все самое лучшее - не за заслуги, а лишь за то в чьей семье ему удалось родиться. Самовлюбленный эгоист, который хочет себе все лавры и обесценивающий чужие старания. Капризно надувал губы, стоило кому-то не разделить его мнения. Таков уж он был. И таковым он уже не являлся. 
Квиддич в свое время не только помог юноше справиться со всеми бурлящими эмоциями, но и многому научил, главное из чего - командная игра. Ловец не главный в команде и, вопреки детским убеждениям, без слаженной игры всей команды тому на поле просто не выжить. Вратарь - это непоколебимый рубеж их важнейшего оплота; охотники - поддержка, способная своими маневрами пронзать вражеские ворота и организовывать фору в игре; загонщики - главный щит и нападение, прикрывающая и позволяющая остальным свободно скользить по воздушному пространству; ловец - сверкающий в солнечных лучах меч, способный нанести последний удар. С первого взгляда и не скажешь, но исход каждого матча всегда зависит от четкой работы всего механизма. И Драко научился быть частью, а не самостоятельной единицей. Нет, конечно, он все еще любит внимание к себе; любит слышать в свою сторону похвалу и слова восхищения - вот только теперь именно за дело. И если раньше, окажись в его руках Квоффл, он бы ни за что не отдал его соигроку и самостоятельно помчался к воротам без каких-либо иных исходов, то теперь охотник предпочтет сделать обманный манёвр и передать мяч своему сокоманднику, просчитав шансы на удачный исход в его пользу. И не важно, что слава забившего уйдет в чужие руки, зато их игра будет победной. 
- Джиневра, это очень жестоко, - Драко в наигранном удивлении прикрывает ладонь, позвякивая цепью от наручников, а после без толики смущения складывает ладони замком на плече Гриффиндорца и продолжает, - да и что это за спор? Все внимание Золотого мальчика, итак, принадлежит мне. Он доказано большую часть своего времени не может от меня отцепиться на поле, а теперь еще и за его приделами. Так что это ставка с уже вскрытыми картами и заведомо известным исходом.
Все вокруг начинают смеяться, отвлекаясь от покрасневшей в гневе Паркинсон. Он выставляет себя в роли шута, позволяя той немного времени прийти в себя и взять эмоции под контроль - к такой командной игре он привык, хоть вряд ли ему за это скажут спасибо. Обстановка вокруг явно разряжается. На удивление, Драко даже довольно просто завязывает разговор с близь стоявшим сокурсником, пока Поттер решает уединиться с подругой на расстоянии вытянутой цепочки. Прошлых дней с собеседником они не касаются, зато вполне легко ведут светскую беседу. 
- Драко? - оклик, окрашенный удивлением, но рождающий внутри такое сильное чувство привязанности и благодарности. Малфой быстро оглядывается на голос и не может сдержать счастливой улыбки приветствия, найдя его источник, - я не ожидала тебя здесь увидеть. Почему ты не сказал? Мы бы пришли раньше. 
- О, Герм.. я и сам не ожидал, но обстоятельства обернулись очень неожиданным образом, - Драко мягко целует девушку в обе щеки на французский манер приветствия, стараясь одними глазами передать всю затаенную благодарность за её стремление оказать поддержку, а после крепко пожимает руку стоящему рядом Виктору, мысленно ставя в свое расписание новый обязательный пункт поскорее зайти в гости к чете Крам, по которым ужасно соскучился. Уже хочет озвучить свои мысли и согласовать время, когда ощущает рядом присутствие капитана, от которого по столпу позвоночника проходится легкий озноб. 
- Вы быстро закончили, надеюсь этот разговор был не обо мне, иначе я буду слишком заинтригован и не смогу уснуть этой ночью от разъедающего любопытства, - и вот Драко вновь берет весь "удар" на себя, отвлекая внимание Поттера на себя. Не съеживается под пытливым взглядом, а наоборот расправляет плечи, да растягивает губы в слегка заигрывающей улыбке, -  Гарри, ты много чего не знаешь. Знать все - невозможно. А мы с Гермионой.. это как живое воплощение высказывания: от ненависти до любви - один шаг. Так уж вышло.
Слетевшее с губ словосочетание привлекает внимание окружающих людей и ставит на паузу несколько разговоров. Малфой вопросительно оглядывает обращенные в их сторону пытливые взгляды. 
- Нет-нет, не волнуйтесь. С нами подобное не работает. Мы не посмеем лишить Вас извечного зрелища нашей прекрасной грызни, - два сжатых пальца движутся из стороны в сторону между ловцом и охотником, показательно обозначая главных героев слов. Окружающие вновь заходятся добрым смехом, пока блондин ловко отступает назад, выворачиваясь из захвата крепких рук и делает очередной глоток из своего бокала. Нервное напряжение вновь дает о себе знать. Слишком много Поттера и слишком мало бдительности за сегодняшний вечер, а их наказание длится всего несколько часов. О, Мерлин! 

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

Отредактировано Pannochka (12.01.22 11:08:41)

+1

24

Гарри Поттеру происходящее абсолютно не нравится.
Есть во взгляде Гермионы что-то такое, что заставляет его хмуриться - детали картины в единую складываться совершенно не желают. Тайна. Возможно, извинения? И толика жалости.
Когда у нее появились от него тайны?
Когда они стали отдаляться?
Возможно, когда война закончилась и они стали принимать собственные решения, а не те, что от них ожидало магическое общество, ведь по всем канонам счастливых хэппи-эндов история должна была завершиться свадьбой Рона с Гермионой, а его, Поттера, с Джиневрой, слизеринцы должны были бежать и никогда не возвращаться в Хогвартс кроме, конечно, Малфоя, что остался бы вопреки всему, выстраивая себя и свою семью с какой-нибудь чистокровной хорошенькой девушкой на контрасте с той, что была у него - на контрасте его воспитания, мировоззрения и бесконечных ошибок. Поттер бы работал в Министерстве, Гермиона бы тоже, но оставила, ведь с Роном вместе семья Уизли бы разрослась, они бы дружили семьями и вспоминали прошлое на воскресных бранчах, только вот…
Все вышло совершенно иначе.
Поттер с Джинни едва ли не в один момент завели разговор о том, что их отношения - это фикция в угоду окружающему миру, они, конечно, добрые друзья, но не более. Гарри не пошел по стезе Аврората, а выбрал квиддич, Рон же, наоборот, открыл в себе немалый потенциал на этом поприще, а они с Гермионой - разошлись. Она вышла за Крама, удивительно для всех, пожалуй, кроме самого Поттера, что помнил ее на Святочном Балу с нежным румянцем и смущением смотрящем на болгарца. Для “Золотого трио” она всегда была боевой подругой, разумом, самой умной ведьмой столетия, что не единожды спасала их из самых различных передряг, но для Виктора она была самой прекрасной девушкой, что украла его сердце еще тогда, на их четвертом курсе, которую он желал оберегать, которую он желал защищать.
Гарри Поттер не был удивлен решению Гермионы.
Но он пропустил тот момент, когда это решение было принято и не имел понятия, что именно повлияло тогда на нее.
А главное - когда в ее жизни появился Драко Малфой. И почему он даже понятия не имел об этом воплощении “от ненависти до любви”.
Беспокойство внутри. Он неосознанно касается сережки, холод металла его всегда успокаивает.
- Гермиона, - зовет тихо, она отводит взгляд, голос Поттера не сулит ничего хорошего. - Я бы очень хотел понять, что здесь происходит, - это обращение к ней, потому что она не ему никогда не врала, никогда. Но от его взгляда не укрывается то, как Грейнджер едва ли заметно, но сжимает пальцы на руке Виктора - они понимают друг друга без слов, но Гарри - не понимает. И его это, признаться, откровенно злит.
- Надеюсь, что таинственный крестный крестный Роуз это не…, - о. - Малфой. Не отвечай, вижу по взгляду, интересно, о чем я еще не знаю? - пожалуй, сейчас Поттер это не золотой лев, это слизеринская змея, что действительно, действительно крайне раздражена. - Я не люблю тайны, а еще больше я не люблю, когда меня обманывают, - конечно, стоило, возможно, сказать, что не “договаривают”, но сейчас ощущение было ровно такое, словно Грейнджер его обманула. Она. Зная его. -  Ты не перестаешь удивлять, Драко, - яд. То обращение, что в тональности звучит как хогвартское “Поттер, мой отец узнает об этом!”. Градус хорошего настроения начинает стремительно падать. Свет в гостиной меркнет на два уровня яркости вниз - магия Поттера клокочет внутри.
- Малф…, - не заканчивает, потому что через открытое окно влетает белая сова - фантомное воспоминание о Хэдвиг, но эта куда более крупная и, пожалуй, не столько белоснежная. Птица приземляется на деревянный стол рядом с Поттером и смотрит своими круглыми глазами, привлекая внимание, она принесла с собой письмо.
В такое время? Странно. Но сова ясно дает понять, кому оно предназначается.
Гарри тянет за собой Малфоя, цепь звенит, когда Поттер аккуратно распечатывает письмо и пробегается глазами по слишком знакомому почерку:
Скучаю.
Удар.
Сердце Гарри Поттера пропускает удар.
Не может быть. После полугода молчания и сейчас…
Под ребрами все еще болит, все еще не отмерло, хотя ему казалось, что он сумел примириться.
Но что-то заставляет его сомневаться, что-то в этом простом слове кажется неверным, как будто наклон букв совсем немного, но иной? Как будто….
- Гарри, - Гермиона и Панси оказываются рядом с ним почти одновременно, только Паркинсон стоит по его сторону, а Грейнджер по сторону Малфоя - и когда произошла эта рокировка? - Что случилось?
- Это письмо от него, - в гостиной повисает тишина. Потому что каждый из них видел через что пришлось проходить Поттеру, когда все закончилось и как он был счастлив, когда все только начиналось и развивалось. - Спустя полгода… Я… мне надо ответить? - Гарри не знает, что ему делать, он не знает, что ему чувствовать, но, возможно, он не до конца отпустил его… Или это обида говорит в нем? И этот почерк… слишком похожий, но все-таки - немного другой…
- Так, Поттер, - Гермиона лишь положила свою руку на его, на ту, на которой блестит цепь, но Панси, о, кажется, она точно знает, что делать. - Вы расстались. Точнее, стой… Он тебя - бросил. Скажи мне, каким нужно быть идиотом, чтобы с тобой расстаться? Джиневра, ты не в счет, молчи, - безапелляционно. Именно за это Гарри и ценит слизеринку. - О, Драко, ты же ничего не знаешь, вот и спросим. Представь, в тебя влюбляется наш Золотой Мальчик, носит на руках, мотается за тобой по всему свету и готов этот самый мир положить к твоим ногам. Вот каким надо быть идиотом, Малфой, чтобы с ним расстаться? - если бы Паркинсон хоть на секунду могла представить, что она сейчас сказала и к кому выбрала обратиться с этим вопросом, то, наверное, ее хватил бы сердечный приступ.
Гермиона же лишь кладет вторую руку на малфоевскую.
Но Поттер этого не видит, у него под ребрами все еще ноет.

[icon]https://i.imgur.com/cxv27pK.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><div><center>гори огнем мой Третий Рим</center></div>[/lz]

+1

25

Что по-настоящему отличает взрослых людей от подростков? - умение критически мыслить, нести ответственность и, главное, выстраивать трезвый конструктивный диалог. Их первая за долгое время встреча с Гермионой произошла случайно, на нейтральной территории трибун очередного квиддичного матча; началась с язвительного обмена приветствий, а закончилась задушевным разговором в почти безлюдном баре за непрезентабельным  щербатым столом, один только взгляд на который мог оставить занозы на теле, и разлитому по граненым стаканам, на удивление, сносному виски ядреной крепости. Гермиона бежала от своей несчастной супружеской жизни, Драко же из чувства ностальгии тянулся к осколку своего прошлого - то, что это была попытка хоть как-то загладить былые ошибки, он осознает годами после. Вспоминая прошлое и вместе смеясь над ним, две потерянные души искали друг в друге мимолетного спасения и неосознанно взращивали семя зарождающейся дружбы.
Редкие встречи, частые переписки и затяжные звонки. Отринув свои предрассудки, эти двое смогли найти взаимное понимание и дополнить друг друга. Драко с искренним интересом выслушивал тихие жалобы запутавшейся женщины и наполнял ее смелостью для жизненных шагов, к которым она так стремилась, но которых так боялась; Гермиона с присущей ей мудростью вскрывала нарывающие раны на душе Слизеринца и смазывала их бальзамом поддержки приправленной верой в его силы, да даруя тем самым надежду на лучшее будущее.
- Она не врала тебя, просто говорила не все. Ты же очень импульсивен, Поттер. Посмотри на свою реакцию, и это сейчас... да ты бы весь дом разнес неконтролируемым выплеском, - Малфой намеренно встает перед капитаном, заглядывая в искрящиеся зеленые глаза напротив с вызовом к сопротивлению. Пусть лучше уж вымещает злость на нем, чем на школьной подруге. Драко к его злости привык. Справится. 
И не известно, чем бы все это закончилось, если бы не огромная белая птица, грузно осевшая на рядом стоящий стол. Изогнутый клюв недовольно щелкал, привлекая всеобщее внимание и, тем самым, разряжая атмосферу. На ум сначала даже пришли слова благодарности неизвестному отправителю, но мужчина решил не спешить с выводами. Совы в такое время никогда не были к добру.
"Что происходит?" - вопрос лишь одним взглядом; "не знаю, но что-то явно не так," - такой же немой ответ в карих переживающих.
Слова из уст Гарри звучат растерянно и не наполнены силой, но их смысл пронзает прицельным ударом в солнечное сплетение, на миг выбивая из грудной клетки весь воздух. Драко даже не пытается продолжить глазами немой диалог со стоящей рядом Грейнджер. Дыши и будь невозмутим - мантрой вторит себе Малфой, стараясь взять себя в руки и собрать разлетающиеся мысли. Как это могло произойти? Кто это сделал? Кто еще в курсе? В миг вся его, казалось, начавшаяся налаживаться жизнь, вновь грозилась разлететься в дребезги. Ему бы сорваться с места, трансгрессировать домой, собрать вещи и раствориться в ночной мгле. Сделать то, что он уже когда-то так мастерски воплотил в жизнь - сбежать. Но эта чертова цепь, она словно стала во много крат тяжелее, пригвоздив окаменевшие стопы к поверхности старого пола. Неосознанно длинные пальцы потерли кожу под нагревшимся металлическим браслетом, ощущая отголоски фантомной боли чужой крепкой хватки. А ведь все было так хорошо. Неужели он не заслужил спокойствия? Но за все нужно платить - стоило уже давно уяснить столь простую и жестокую истину.
-Хм... ну...- Драко с трудом возвращается в окружающую реальность, как раз к обращенному в его сторону вопросу. Он даже не сразу может ответить, берет небольшую пазу для раздумий. Что ему сказать? Да, нужно быть круглым идиотом, чтобы бросить такого любовника, как национальный герой; что нужно быть бездушным, чтобы оставаться равнодушным к этой все сносящей искренности и отдаче, с которой этот мужчина может отдаваться в отношениях; что нужно быть полным придурком, чтобы обмануть его ожидания...
Первым естественным желанием было броситься защищать и оправдывать, но все это пришлось с огромным усилием сдержать за крепок сомкнутыми зубами. Нельзя было давать надежду; нельзя было собственноручно толкать порывистого Поттера на ветвистую тропу выяснения отношений с неизвестным отправителем, которая могла вскрыть старые тайны и стать карающей смертельной дланью. Может, будь он на стороне осуждающих, у него получится выиграть время для маневров и скрыться с этого поля боя?
- Честно, я согласен с тобой Паркинсон, нужно быть полным идиотом. И нужно быть еще большим идиотом, судя из контекста, чтобы вот так через полгода присылать сову с посланием. Чертовское неуважение. Если все было так, как ты описала, то Поттер заслужил хотя бы честной встречи и разговора, а не клочка пергамента поздно ночью спустя столько времени. Я бы подобного не простил и просто продолжил жить дальше, - Драко как можно равнодушней пожимает плечами, стараясь всячески не избегать чужих взглядов. Ему нужно продолжать играть роль стороннего наблюдателя, но только обладательница теплых пальцев рядом знает его истинную роль во всей этой истории, разговор наедине с которой ему срочно необходим, чтобы не наделать очередных глупостей. Мужчина несильно в ответ сжимает кончики чужих пальцев, что незаметно скользнули с его плеча и обвили его ладонь в знаке поддержки, да невысказанном  вслух обещании помощи. 
-Эй, выпей.. я думаю, это тебе сейчас необходимо, - Драко призывает бокал виски и передает его явно растерянного Поттера, - Может нам стоит найти Оливера и покончить с этим его наказанием? Тебе сейчас явно не до моего присутствия рядом. 
Голос Слизеринца вполне спокоен, но сквозит с трудом различимым беспокойством. И оно там действительно присутствует. Первая волна шока и страха схлынула, позволяя разглядеть чужое состояние, за которое стоило бы взять ответственность.
Но это было невозможно тогда. Это было невозможно и сейчас.   

[icon]https://forumupload.ru/uploads/0011/cd/b0/2/925949.png[/icon][nick]Draco Malfoy[/nick][status]...[/status][lz]<a class="lzname">Драко Малфой</a><div class="fandom">WIZARDING WORLD</div><div class="info">на разбитом щите принесем перемирие. пронзи наши сердца, валькирия</div>[/lz]

+1

26

Do With Me What You Want · Nasri

Воспоминания, воспоминания, воспоминания…
Чайки кричат в голове.
Гарри кажется, что в письме этом он ощущает чужое тепло ушедшего из его жизни слишком внезапно, как будто вырвали и забрали с собой нагло часть сердца, не спрашивая - хочет ли он этого? Точка - не худшее, что может произойти с человеком; многоточие - куда страшнее. Непонимание. Обида. Злость. Вопросы, что остаются без ответа. Кровать, что пустует и утром, и ночью. Все еще две чашки из набора, но одна из них - не тронутая. Он не позволяет никому ею пользоваться. Но и сил выбросить - нет.
Вопросы. Вопросы. Вопросы.
Сомнения. Сначала - в нем, ушедшем, после - в нем самом, в Поттере.
“Почему?”- постоянно горчит на языке. “Почему?” - отражается по утрам в зеркале, что так же - безмолвствует с ответом.
Отпустить можно того, кто поставил точку, дописав финал. Отпустить того, что просто ушел, растворился дымкой над утренней Темзой - невозможно.

Скучает.

Можно ли поверить? Можно ли довериться вновь? Можно ли разрешить надежде прорасти в сердце? Или она вновь будет вырвана с корнем? Поттер теряется в вопросах.
Звенит цепь.
Отрезвляет.
Из всех людей рядом первый - Малфой.
Гарри чувствует как сокращается между ними расстояние, но Драко черты близости не переход, но становится - б л и ж е. Гарри может чувствовать его парфюм. Может видеть расплавленное серебро глаз или, быть может, все же лондонских предгрозовых?
Над Темзой тоже кружат чайки.
Поттер сжимает письмо, бумага деформируется, как деформировано сейчас все в нем самом. Он не понимает: incendio или же наоборот под стекло замуровать напоминанием? И себя там же. Пришпилить словно бабочку, стать самостоятельным Lepidoptera самого же себя, чтобы иметь возможно рассматривать вскрытое с наслаждением, ведь копаться грязными пальцами после квиддича в ранах душевных - самое достойное Гарри Поттера.

- Не простил бы? Почему? - Поттеру хочется знать. Поттеру хочется услышать. Поттеру хочется понять.
П о ч е м у.
Он не может понять себя, не может разобраться в той какофонии чувств, что захватили его с головой, но чужое мнение может стать спасительным маяком, за который он, возможно, сумеет зацепиться, чтобы выплыть. Панси и Гермиона - не смогли. Пытались. Но не вышло. Он еще лишь больше закрылся, переводил тему, когда этот вопрос вновь и вновь всплывал, находил внезапные дела, когда: - Гарри, ты должен уже…
- Я не хочу… или хочу его простить? Не знаю. Слишком все запутано. И ты не знаешь всей истории, Малфой, возможно… может думал бы иначе…, - неосознанно касается сережки с крестом, что не снимается даже во время матчей - талисман. Он до сих пор не может определиться, что именно чувствует, потому что его бросили слишком внезапно и он оказался беззащитен перед произошедшим.
- А… да… спасибо… это, - принюхивается к стакану. - Виски? Скажу спасибо, что не белое вино. Иначе, - наклоняется. - Я бы томно страдал весь вечер на балконе подобно шекспировской леди, - тихо и со смехом на ухо слизеринцу. - Отвратительное зрелище должен сказать. Остальные уже привыкли. Спасибо, - янтарь плещется в стакане. - Отношения, видно, не мой конек. Cheers, - салютует бокалом и осушает его до дна.
- А ты, кстати, в отношениях? Все таки есть хорошенькая чистокровная слизеринка? А, Малфой? - прикуривает. Едкий дым в глаза. Расслабляет. Ловит хмурый взгляд Гермионы, что, к большой удаче, все таки ничего не говорит. - Панси говорит, что любовь - это детские забавы. Но даже я этому не верю. Ты знал, что у нее в доме есть целый сборник бульварных любовных романов? - не может сдержать улыбки, потому что он не может не дразнить Паркинсон за увиденную однажды сцену, когда он застал ее в огуречной маске и бокалом красного, читающей вслух диалоги из книги. Как оказалось, слизеринцы тоже те еще романтики. Скрытые, правда. - А насчет этого, - цепь звенит между ними, соединяя. - Не берусь даже гадать, где именно может быть Вуд сейчас. Проще всего его просто дождаться здесь, и…
- Поттер, Малфой! Эй! Обратите уже на нас внимание! Время “правды или действия”, - кричит уже изрядно раздобревший от сливочного пива Дин. - Правила как обычно: можно все, что не запрещено законом и не повлечет за собой большие проблемы внутри нашей разношерстной компании. Маленькие - можно, - гриффиндорцы уже почти что слизеринцы. Панси закатывает глаза, Блейз и Джинни уже сидят на одном диване, а Крам гладит руку Гермионы. Все кажутся готовыми к очередному туру. В прошлый раз Поттеру пришлось зайти в Министерство в мексиканской шляпе и с накладными усами: ни в играх, ни в любви, ему, кажется, совершенно не везло.
- И так, Панси, правда или действие? - начинает Симус.
- Правда, - Паркинсон предпочитает играть в безопасной зоне.
- Правда ли, что Малфой - все еще твой лучший друг? - Поттер едва ли не смеется в голос от вопроса: Симус не зря пошел учиться в маггловский университет на психологию.
- Я тебя ненавижу… и его я тоже - ненавижу, - ее глаза полыхают этой вполне физической ненавистью.
- А все же?
- Малфой, только попробуй после мне что-то сказать, потому что ты бросил меня здесь одну, ты - бросил, и я тебя ненавижу всей своей душой. Но…, - отводит взгляд, минута растягивается. - Да. Но это совершенно ничего не значит, уяснил? Так, теперь я? Поттер, - ну, конечно, кто бы еще это мог быть? - Правда или действие?
- Правда, - салютует вновь наполненным стаканом.
- Отлично. С кем бы из присутствующих ты бы переспал?
Гарри заходится в приступе кашля, потому что виски попадает не в то горло. Панси Паркинсон - чертова слизеринская змея!
- Паркинсон…
- О. наш славный Победитель Темного Лорда не может этого сказать? Мне помочь? Девочки - отпадают, ты не по нашей стезе, остаются… Блейз, Симус, Дин, Виктор и… Драко. Так что же, Поттер? Тебе надо выбрать, - он ее убьет когда-нибудь, праведный Мерлин, обязательно.
- Кхм… Я… Ладно, хорошо, но когда я доберусь до тебя, Паркинсон…, - он действительно сейчас угрожает. Но правила есть правила и все их соблюдают. - Вы и так знаете мой типаж. Так что - Малфой, - Гарри смеется. - Но это ничего не значит. Просто типаж, - глаза Паркинсон светятся. Боже, он ее точно придушит когда-нибудь. - А вы, мистер Малфой, что выберете: правду или действие?

[icon]https://i.imgur.com/cxv27pK.gif[/icon][nick]Harry Potter[/nick][status]и чайки снова кружатся вдали[/status][sign]https://i.imgur.com/npAt5E4.png[/sign][lz]<a class="lzname">Гарри Поттер</a><div class="fandom">Wizarding World </div><div class="info"><div><center>гори огнем мой Третий Рим</center></div>[/lz]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » Поймай сердце мое словно снитч золотой [hp]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно