ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » flip the kill switch, it's the golden glitch


flip the kill switch, it's the golden glitch

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

flip the kill switch, it's the golden glitch

Software or hard
My screen is scarred
Computer consumed
Will spell your doom

http://s3.uploads.ru/Pklnt.png

• 2038г.

GAVIN REED & RK900

11 ноября 2028г. андроиды взорвали в Детройте грязную бомбу. Войска США отступили, сдали город машинам, ведь на зараженной территории будет абсолютно невозможно жить в ближайшие лет десять.
Сейчас, в 2038г., работа офицеров полиции всё та же — в условиях не спадающего общественного напряжения держать андроидов под контролем и предотвращать любые агрессивные действия с их стороны. По возможности — уничтожать старые модели, те самые, что некогда подняли революцию, ведь теперь их заменяют репликанты — новые модели без изъянов. По крайней мере так позиционирует их CyberLife.
А одному конкретному офицеру еще и напарника впарили в виде голограммы.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

2

соединение...стабильно

Изначально подобные голограммы предназначались в качестве искусственных партнеров. Для создания подобия нормальной семейной жизни. Не можешь завести себе нормальную бабу или мужика, так попытайся хотя бы с виртуальными. Потом кому-то пришло в голову, что такую же технологию можно внедрить и в другие сферы деятельности, в частности, в полицейские департаменты. Вдвое сокращается риск потерять регуляров или репликантов на заданиях, связанных с риском для жизни.

Персональный помощник модели RK900. У него даже имени собственного нет, потому что разработка — опытная, никто не знает, как приживётся для работы в качестве посильной помощи. У него нет физического тела, он, по сути своей — голограмма, которая легко может заглючить или и вовсе исчезнуть из-за некорректного соединения. Максимум его возможностей — это мелкие взаимодействия с материей, обработка и систематизация данных, прямое подключение к некоторым видам аппаратуры и синхронизация с репликантами, находящимися в доступной зоне. Зона, увы, небольшая: под потолком квартиры, в которой ему приходится находиться, закреплены бегунки с движущимся по ним проектором. У него даже свободы передвижения нет. Только по строго намеченному маршруту.

Как только дверь в квартиру открывается и закрывается, система выходит из режима гибернации, откликается на голос и запускает процесс проецирования. RK900 изначально появляется в другой комнате, сопряженной с гостиной узким, небольшим коридором. Несколько секунд вся голограмма рябит и пестрит белым шумом, пока изображение не стабилизируется и не принимает нормальный вид.

С возвращением.

Девятисотый знает, что у его человека [(?) употребление термина некорректно] выматывающая работа. В мире не осталось ничего нормального, как бы сложно это не представлялось. После восстания андроидов, возомнивших себя другой разумной расой, первыми не выдержали изменений на планете и начали погибать животные. Сначала совы. Они просто падали с неба, как большие перьевые мячики. Потом иные птицы. Потом наземные травоядные. А за ними и хищники. В настоящий момент созданы целые заповедники, чтобы попытаться сохранить те виды животных, которые еще как-то выживают. И самым престижным считается иметь у себя домашнего любимца. Кошку, собаку, мышь... да не важно. Главное, чтобы питомец был настоящим, а не механическим. Те же, у кого питомцы механические, тщательно скрывают этот факт и стараются создать хотя бы  видимость полноценной жизни.

"Видишь? У меня есть животное. Я нормальный".

Люди, к сожалению, тоже разделились на две неравнозначные части. Теперь из называют регулярами или специалами. После того, как Маркус взорвал грязную бомбу, сотни, тысячи людей подверглись облучению радиацией. Это привело к неизбежным изменениям в организме, мутациям и перестройке их ДНК. Те, в чьих организмах изменения невозможно обернуть вспять, называются специалами. Они уже потеряны для нормального, здорового общества. Чаще всего радиация поражает мозг и репродуктивную систему. Они становятся тупыми и навеки одинокими. С ними стараются даже лишний раз не разговаривать. Потому что... а вдруг заразно. Остальные, на кого радиация не повлияла, теперь зовутся регулярами. Обычные люди, живущие обычной жизнью, но которых на Земле становится всё меньше и меньше.

И репликанты. Разумеется репликанты. Частично органические, искусственно созданные люди.

Для краткости его называют Найнзом, и он привык к этому обращению. Голограммы могут менять свой внешний вид практически мгновенно, но конкретно эта модель предпочитает по большей части времени оставаться в одном и том же виде. Почти идеальная укладка с выбивающейся из чёлки прядью. Чёрная рубашка с высоким воротником, наглухо застёгнутая на все пуговицы. Прямые черные брюки с текстурой джинсовой ткани.

Он выходит из комнаты, и из-за перепада температуры, из-за легкого сквозняка со стороны двери по его коже искрами проносится белый шум. Изображение перестраивается, корректируется, и Найнз вновь напоминает нормального человека, разве что чуть прозрачного. Он останавливается и смотрит на Гэвина неодобрительно, потому что замечает швы, замечает новые пластыри, скрывающие повреждённую кожу от воздействия окружающей среды, и ему это не нравится.

Сегодня тебе повезло, — кивает на шов, стягивающий глубокую рану на корпусе. — В следующий раз может не повезти. Кто это был?

Девятисотый не в состоянии помогать в делах физически, но теоретически — вполне. Диод на его виске, показывающий стабильность подключения, несколько раз мигает, словно что-то мешает связи, но голограмма не пропадает, остается видимой. Проектор на потолке сдвигается в сторону, и Найнз тоже делает несколько шагов по тому же маршруту, чтобы пройти дальше, а не стоять у самого дверного проема.

Он изначально не делает различий между машинами и теми, которые называют себя девиантами. Обращается ко всем одинаково: "он", "она", "кто", "который". Это проще и удобнее, чем отзываться о них, как о вещах.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

3

— Офицер GR 6-8.7 приступим. Готовы?

— Готов.

— Ваша контрольная фраза.

— Кроваво-черное ничто пустилось вить систему клеток, связанных внутри, клеток, связанных внутри, клеток в едином стебле и явственно, до жути на фоне тьмы ввысь белым бил фонтан.

— Клетки.

— Клетки.

Департамент Полиции Детройта в восторге не будет. Впрочем, никто из людей в принципе в восторге не будет, это закономерно. В очередной раз сломанный нос не дает нормально дышать и, кажется, до сих пор кровоточит. Засохшая корка крови неприятно стягивает губы и все еще ярко отдает металлом на вкус. Отвратительно, но терпимо. Привычно.
Привычная подделка, созданная в лабораториях по образцам формул десятками ученых. Прекрасно, люди — в восторге.

— Доводилось ли вам бывать в тюрьме? Клетки.

— Клетки.

— Вас держат в клетке? Клетки.

— Клетки.

«Грязная бомба» человечество ровным счетом ничему не научила. Очевидно, что проблема в андроидах — репликантах, — но вот проходит десять лет и все повторяется. Человечество глупее куска пластика, но в то же время достаточно умно, чтобы превратить кусок пластика в идеальную пародию на человека. Свои рваные раны он просто заклеивает, на месте стыка остается некрасивая линия «спайки», люди называют их шрамами. Шрамов много, они везде, косыми чертами пересекают руки, ноги, бедра, даже нос. Намного проще, наверное, было бы заменить кожу, привести все в идеальный вид, как при рождении, но люди не бывают идеальными.
Департамент Полиции Детройта хочет, чтобы в его рядах работали только люди.

Репликант молчит.
Гэвин Рид огрызается и шлет всех нахуй, потому что заебали действовать на нервы.

— Вам снится связь с кем-либо? Связаны.

— Связаны.

В полиции Детройта работают идиоты. С другой стороны, от этого даже проще считать, что ты — идеал и гений инженерной мысли. Чьи-то бессонные ночи, месяцы переработок без дополнительной оплаты, адский труд окупаются, потому что полицейские смотрят в упор и не могут отличить репликанта от регуляра. Да они даже от специала его не отличили бы.
В CyberLife ему дали имя, факты из прошлого и ненависть к окружению. Они дали ему возможность пить литрами черный кофе без сахара, качаться на стуле и ругаться так, что окружающим кажется, будто где-то рядом чихнул хомячок. Ну или кошка. Неприятная лысая кошка с вечно недовольной мордой. Амбициозный хам, редкостный мудак и последний человек, с которым захочется работать в одной команде. Полицейские Детройта хотят видеть в своих рядах именно таких людей. Великолепно.

Люди — хуи на блюде.
И все еще идиоты.
И не указали ему на дверь только потому, что он выдает высокий процент раскрываемости тех дел, за которые берется. Исключительно поэтому.

— Вы чувствуете, что вам чего-то не хватает?

— Связаны.

Гэвин Рид — идеальная попытка машины казаться человеком. Казаться, а не быть, это важно. CyberLife учли ошибки предшественников, пересмотрели свою точку зрения на проблему. Одарили Рида эмоциями, чувствами, страхами и объектами обожания. С-и-м-у-л-я-ц-и-я. Казалось бы, все то же самое, разве нет?
Нет, другое.
И едва ли не ежедневные прогоны через тест — другое. Чувства поверхностны, эмоции — лишь жалкая маска, на скорую руку натянутая на пластиковое, искусственно созданное лицо, и эта небрежность подкупает, располагает к себе. Людям удобнее работать с людьми, тонкости психологии, куклы не вызывают доверия, вносят напряжение и разлад в коллектив.

Гэвин Рид — офицер полиции Детройта, детектив и отвратительный мужик со своими тараканами в голове.
У CyberLife вышла прекрасная пластиковая кукла для больших детей.

— Повторите три раза "клеток связанных внутри"

— Клеток связанных внутри. Клеток связанных внутри. Клеток связанных внутри.

Дома его опять встречают.
— Захлопнись, Найнз, — Рид скидывает с себя кожаную куртку, кое-как разувается и, пройдя вглубь крохотной квартиры, падает спиной на диван, чтобы тут же со стоном потянуться и закрыть ладонью избитое лицо. Визиты к «начальству» изматывают похлеще погонь и перестрелок. Он позволяет себе уставать, хотеть есть и спать, позволяет себе рычать, плакать и смеяться ровно до тех пор, пока это не выдает в нем не-человека. Начальство не против, начальство тщательно хранит секреты и держит настоящее личное дело Гэвина Рида под семью печатями и сотнями замков. GR 6.8-7 никому не известен, в этом его преимущество.

— Ты уже пятый, кто говорит мне об этом, — тщательно выверенная реакция, соответствующая крайней степени заебанности, — давай без нравоучений.

Подняться, споткнуться, попытаться стащить с себя порванную футболку, чтобы еще раз при ярком холодном свете лампы в ванной взглянуть на швы: по правому боку от ребра до пупка. Отвратительно. Саднит, как у людей. Вздыхает:
— Чувак устроил охоту на специалов, резал их ножом. Ну, знаешь, типа… — запинается на полуслове, чешет щетинистую щеку и цыкает, бросая грязную тряпку, бывшую когда-то футболкой, в угол, — убийство из милосердия.
Гэвин сказал бы, что этот «чувак» — ебнутый тостер, отчего-то возомнивший себя богом. Репликант — молчит.
— Третий за этот месяц, знаешь ли.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

4

Голограмма, естественно, захлопывается. Она не может перечить прямому приказу, но иной раз высказывает поразительное своеволие, которое Риду не нравится. Найнз выполняет всё то, что должен делать живой человек [или репликант], и программа не позволяет ему думать о том, что приложенные усилия, вообще-то, никто не оценит: некоторые изменения квартиры, включая якобы работу по дому, не более чем всё та же самая голографическая иллюзия, накладываемая проекцией поверх настоящих вещей. Но вот поджигать сигареты пальцами - это голограмма действительно умеет.

Рид уходит в ванную, оставляя RK900 одного. Тот скрещивает руки на груди и сжимает их плотнее. Хмурится, когда слушает рассказ своего напарника. Или подопечного? Сложно сказать, когда приходится то координировать действия и собирать в единое целое разрозненную информацию, то следить за тем, чтобы Гэвин не грохнулся от перенапряжения или вовремя вспомнил о потребностях, которые у репликантов, как и у людей, присутствуют.

А вот у андроидов их нет. Как и у голограмм.

Ему не нравится то, о чём говорит Рид. Косвенные связи слишком ненадёжны, и строить предположения рано, но регуляры не столь жестоки по отношению к специалам. Специалам всё равно ничем не помочь, поэтому к ним относятся просто как к умственно отсталым, позволяют выполнять ненапряжную работу, вроде ассинезаторства, но не более того.

Убийство - это убийство, независимо от его мотивов, — как бы для себя произносит Найнз. — Вероятно, придётся отправить в отставку группу андроидов.

Не спрашивает, озвучивает факт, как и должно. Он и без слов понимает, что именно мог бы сказать Гэвин.

Такая уж работа бегущих по лезвию: отлавливать андроидов, слишком древних для дальнейшего функционирования, но всё ещё представляющих опасность для человечества. Тогда, десять лет назад, из делали на века. Одна атомная батарея могла проработать до ста пятидесяти лет. Сейчас же некоторые модели в зависимости от поколения начинки живут едва ли дольше четырёх лет. Так проще: они просто деактивируются, умирают и ничего не успевают натворить. Может быть, компания по их производству специально так поступает. Чтобы отбить желание к ещё одной революции. Без людей эти модели не выживут. Им нужно воспроизведение. Им нужно как-то продлить собственную жизнь.

Офицер GR 6-8.7 - другое дело. Он не шестое поколение, а девятое. У этих срок жизни дольше.

Найнз прогоняет информацию по резервам системы дольше обычного. Голограмма идёт мелкой рябью, когда система периодически переподключает проекторы под потолком к коробке управления на стене в коридоре. У него отсутствует понятие личного пространства, поэтому он останавливается в проходе, прислоняясь неосязаемым плечом к дверному косяку, и смотрит на шов, пересекающий корпус напарника. Может быть, он просто слишком привязался к Гэвину за время работы вместе. Голограммы изначально придуманы для одиноких людей и репликантов, чтобы скрашивать их жизнь и изображать видимость нормальной семьи. Голограмма модели RK900 — не домашний партнёр, а полноценный помощник для расследований, поэтому Найнз списывает свое отношение к Гэвину — как к особенному — на остатки первоначальной базовой установки для всех голограмм.

- Могу убрать ощущения от... этого, - через паузу говорит Найнз, кивая на длинный шов.

Это не происходит на самом деле, но, как и в случае с поджиганием папиросной бумаги с помощью статики, некоторое воздействие способно на всегда придать искусственной коже репликанта ощущение онемения. Не слишком удобно, зато без боли.

Найнз не знает, что такое боль, но описание этого сенсорного переживания заложено в базу.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

5

— Это мы с тобой понимаем, что это убийство, — вода из крана течет холодная, Гэвин щедро зачерпывает ее в сложенные ладони и умывает пыльное перепачканное лицо, трет шрам на переносице, долго смотрит на собственное отражение в зеркале, пока вода тяжелыми каплями медленно стекает с небритого подбородка, — а вот людям свойственно находить смысл там, где его никогда и не было. Он до последнего считал себя человеком, Найнз, особенным, но человеком. Даже когда я пустил ему пулю в лоб.

Рида такие дела напрягают. Между ним — репликантом — и человеком есть разница, хотя бы потому, что репликант знает: он — искусственно созданный человек, у него есть отведенный срок жизни, есть придуманные кем-то другим воспоминания, есть четкая цель существования, и даже если он притворяется живым и настоящим, то все это — природа заложенной в него программы, не более того. Гэвин знает, что однажды его отключат, разберут на части и переработают, но даже так он не задается вопросом, что такое душа и есть ли она у него.

Когда машина спрашивает подобные вещи, она становится опасна.
Гэвин Рид опасен исключительно в рамках своей деятельности. Все еще не более того.

— В один момент он просто перестал понимать, что он — машина. Нас бы за такое отправили бы в утиль.

Еще некоторое время назад это «нас», так легко легшее в фразу сейчас, вызвало бы приступ неконтролируемой агрессии и отрицания. Нет никаких «нас», лишь Я и Оно — нечто, лишенное даже реально существующего тела. Кому вообще нужна голограмма, если ей при всем желании даже нельзя надрать задницу после тяжелого дня? Сначала Гэвин пытался эту штуку отключить, ведь ему не нужен напарник, он работает один и ни одна живая и здравомыслящая душа не захочет работать с таким сотрудником, как Рид, дольше 24 часов.
Потом привык.
Может быть, дело как раз в том, что Найнз или, если быть корректным, RK900 не был живым, да и здравомыслящим быть не мог, если так посудить. Может быть, в том, от него реально был толк, и Гэвин, который и физически, и эмоционально уставал от контакта со своими реальными коллегами, находил в нем какую-то спокойную умиротворенность. Найнз, так или иначе, знал, как привести в чувство или успокоить. И, главное, никогда не ныл на тему чужого мудачества, что важно.

Детектив вздыхает, опускает голову, наблюдая за стискивающими бортики раковины пальцами, протягивает бесцветно:
— Убери…
Отвратительные ощущения это после себя оставляет, если честно. Он уже не чувствует, например, левого плеча — туда прилетела пуля, плоть разворотило, все это заживало довольно медленно и болезненно, и Гэвин, слабовольно не выдержав, попросил Найнза об этой услуге впервые, потому что ему надо было работать, и отвлекаться на ноющую боль не было ни времени, ни сил, ни откровенного желания. Потом стало проще, но прикосновений к нему Рид больше не ощущает.   

Когда они заканчивают, и детектив покидает ванную комнату, желудок сразу же дает о себе знать, потому что со всей этой работой Гэвин ел в последний раз, кажется, вчера вечером, если не в обед, а на одном только крепком кофе долго не протянешь. Иногда он работает на износ и забывает порой даже в туалет сходить, из-за чего Найнзу приходится брать на себя роль назойливой няньки с постоянным
— Гэвин, а ты покушал?
— Гэвин, а ты не забыл пописать перед сном?
— Гэвин, от тебя пасет дохлой псиной, иди в душ.

Гэвина раздражает, Гэвина злит, Гэвин бросает металлическую пепельницу в голограмму, зная, что любые предметы все равно пролетят сквозь нее, даже не повредив. Но все равно так делает, потому что бесит.
То, что должно было быть вроде как пастой, сейчас медленно крутится в микроволновке с противным гудением, пока Рид сваливается на хлипкий стул и, вытаскивая из кармана пачку сигарет, подпирает щеку свободной рукой, пальцами зарываясь в волосы на виске и сжимая их в кулаке:
— Третий за месяц. Если эта сраная бомба повторится, то нам пиздец, а все выглядит так, словно эта ебаная срань решила повториться и андроидов опять сдвиг по фазе. RA9 или как эта хуйня называлась… Пока ничего такого вроде, но… Блядство. 
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

6

Машина, считающая себя человеком. RK900 едва качает головой, наблюдает за тем, как напарник умывается, и не лезет без разрешения. Это своеобразный ритуал: Гэвин шипит и всем своим видом высказывает независимость, а Найнз следит за тем, чтобы сильный и независимый не убился об свою твердолобость.

На самом деле Найнз не может помешать ему убиться [просто физически не прикоснётся к нему при всей необходимости], но может стабилизировать психическое состояние и подталкивать к рациональным решениям.

Эффект зловещей долины. Девятое поколение Нексусов, к которым относится офицер GR 6-8.7, настолько похожи на людей, что их никак не отличить, только если не вынуть глаз и не посмотреть на серийный номер, выгравированный на нижней части глазного яблока. Они выглядят как люди, ведут себя как люди, правдоподобно имитируют эмоции – совсем как люди. Рид рассуждает о том, что машина более старого поколения забыла о том, кто она такая, но не видит себя со стороны [а ведь этот репликант тоже похож на человека – даже больше, чем, видимо, сам того хочет].

Гэвин впервые ломается и позволяет убрать болезненные ощущения. Раньше бы он терпел и стискивал зубы, но не позволял голограмме прикасаться к себе. Опоры голопроектора под потолком позволяют RK900 пройти ещё немного в ванную комнату, чтобы остановиться около напарника и протянуть руку ко шву.

- Пару минут, Гэвин.

Голос звучит мягко, немного отстранённо. По поверхности голограммы проскальзывают помехи, она словно истончается настолько, что через неё видно стену. Найнз не касается шва на самом деле, но поверхность проекции как в случае со статическим зарядом способна в некоторой степени взаимодействовать с объектами: боль постепенно стихает [Найнз видит это по тому, как расслабляются черты лица Рида].

Уже после, на кухне, RK900 стоит рядом со столом [ему не нужно сидеть, но он может, чтобы создать вид живого собеседника] и выслушивает опасения Гэвина. Голограмма без слов вновь протягивает руку и касается пальцами кончика сигареты – та начинает тлеть – а после переводит взгляд на таймер разогрева микроволновки.

- rA9, всё верно. Ты думаешь, девианты вновь готовы пойти на грязную бомбу?

Штаты до сих пор не оправились от предыдущей, что говорить. От Детройта в тот день не осталось ничего, кроме выжженной земли, трупов, и андроидов, ходящих по радиоактивным каменным джунглям. Правительство быстро обнесло то, что осталось от города, мёртвой зоной, но некоторое время спустя в мёртвую зону начали ходить сталкеры [и немногие оттуда возвращались]. Предположение о том, что андроиды вновь готовы развязать революцию – весьма сильное, требующее под собой серьёзное основание.

Микроволновка пищит, оповещая об окончании разогрева. Голопроектор под потолком слегка поскрипывает, когда Найнз обходит стол и опускается на стул с противоположной стороны. Он смотрит на напарника и постукивает неосязаемыми пальцами по столу: некоторые «человеческие» привычки до одури правдоподобные, но тут не срабатывает эффект зловещей долины банально потому, что сквозь голограмму просвечивают детали окружения.

- Что ты видел сегодня? – спрашивает RK900. – Опиши подробнее. Возможно, упущены некоторые детали.

CyberLife после случившегося тогда чертовски дорожит своей репутацией и старается уничтожить любую проблему на корню. Гэвина вряд ли послали бы на рядовую зачистку: там должно быть что-то ещё.

Даже отсюда Найнз слышит, что на улице начинается сильный ливень. Он никогда не покидал пределов квартиры, да и не стремился расширить охват территории: вся его территория – это ограниченное пространство, на котором проекторы способны воссоздать облик.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

7

Иметь возможность просто растянуться на стуле и больше вообще ни о чем не переживать — удовольствие не для всех. Буквально.
У Гэвина предельно простой график: работа — дом — работа. Иногда из цепочки выпадает переменная «дом» и все становится гораздо проще, ведь переночевать можно прямо на рабочем месте пару раз, ну, максимум, завалившись в курилку; и свернуться на старом скрипучем диванчике, надвинув на глаза капюшон застиранной толстовки под курткой. Впрочем, ему глубоко наплевать, где именно коротать ночные часы. Начальство против такого не особо выступает, а на трудоспособность подобное влияет мало.
Характер как был дерьмовым, так и остается.

Гэвин потягивается, откидывается на спинку стула, запрокидывая свободную руку за голову, делает пару затяжек перед тем, как вспомнить, что у него в микроволновке стоит ужин, который тот, впрочем, не особо-то и хочет есть, вот только выедание мозга чайной ложкой от одной весьма назойливой голограммы на тему голодания никто не отменял. Найнз в этом был спец: любая другая на его месте уже давно выключилась бы и сделала бы все, чтобы даже проектор лишний раз не привлекал к себе внимание. Послушные, красивые, подвластные любой настройке — на вкус и цвет найти себе товарища. Да вот только с RK900 как-то и не задалось. Рида лишили такой волшебной возможности подстроить что-либо под себя [равно как и отказаться от персонального помощника вообще], а потому приходилось довольствоваться таким набором параметров поведения и характера, который периодически люто выводил из себя, но вместе с этим очень странно умел успокаивать.

Рид возвращается уже с тарелкой, садится снова, на сей раз закидывает ноги на стол совершенно бесцеремонно, ставит горячее керамическое дно себе на голый живот [все равно ни черта не чувствует] и с явной неохотой елозит вилкой, перемешивая серые безвкусные макароны из какого-то очередного заменителя муки и вообще всего на свете. Жрать не хочется, но жрать надо. Гэвин в последнее время вообще, кроме вкуса кофе, не воспринимает ничего и глотает уже чисто по привычке, впрочем, с кофе скорее всего случится то же самое.

— В душе не ебу, на что готовы пойти девианты, — раздраженно скрипит зубами и стряхивает пепел в ближайшую пепельницу, ту самую, на ней еще вмятина от броска осталась, — на бомбу ли, на захват власти, на порабощение оставшегося человечества. Мне так-то насрать, если ты не в курсе.

Окей, это было грубо, поэтому детектив заставляет себя умолкнуть, лениво перекатывая сигаретный фильтр в пальцах, чтобы потом продолжить уже намного спокойнее, потому что Найнз не то чтобы сильно заслужил, чтобы на него орали. Найнз не выходит из дома; не видит ничего, кроме набора уже в край заебавших стен, и все его вопросы — лишь попытка не столько поддержать разговор в рамках почти_светской беседы, сколько собрать информацию об окружающем мире не только из доступной в сети сводки новостей и колонки о погоде.

— Самая обычная подворотня, ночь и льет дождь, Найнз, ничего необычного, — плечом поводит, переводит взгляд куда-то в сторону окна, словно на поверхности стекла он сейчас увидит картину сегодняшнего происшествия, — таких в этом городе тысячи, но меня смутило ровно две вещи. Первая…

Гэвин загибает пальцы, отложив вилку.

— ...девиант не казался напуганным или каким-то...застигнутым врасплох. Словно все то, что он говорит и делает, само его схождение с ума — тщательно прописанная программа, закономерность. Даже то, что его найдут и ликвидируют. Знаешь, что он сказал? — Рид воспроизводит услышанное без особого труда, — «Мы убиваем наших лошадей, когда они ломают ноги, и собак, когда они слепнут, а вот оказать такую же милость искалеченным детям у нас духу не хватает». Это же вроде бы цитата откуда-то, нет? И второе… Черт, тебе надо бы своими глазами увидеть место преступления, но...ты не увидишь.

Гэвин на минуту задумывается о, кажется, чем-то особенно важном, но тут же возвращается к разговору.

— Оно все такое правильное и такое идеальное в своей правильности, что меня не покидает ощущение, словно я чего-то просто не вижу и не замечаю. Самое обычное место убийства. 
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

8

RK900 не обращает внимания на пассивную агрессию [да и на прямую - тоже]. Если бы у него было физическое тело, он бы уже несколько раз схватил напарника за шкварник и как следует встряхнул, чтобы тот за отвратительным характером и трудоголизмом не забывал, что он - передовая линейка репликантов, созданная для того, чтобы как раз-таки противостоять подобного рода дерьму, но физического тела ему никто не даст, а голограмма не способна причинить хоть сколько-нибудь ощутимого воздействия. Приходится пользоваться другими методами.

- Я в курсе, Гэвин, - ровно отвечает Найнз. - И, если тебе насрать, то человечество будет весьма озабочено.

Самообучаемый искусственный интеллект голографического помощника позволяет ему запоминать паттерны поведения напарника и отвечать в том же тоне. Чаще всего Рида это бесит, зато позволяет поддерживать его на нужном для эффективной работы психологическом уровне.

- Прописанная программа, - повторяет Девятисотый негромко.

Обычная подворотня и дождь. Голограмма никогда не видела этого вживую, только из окна, если проектор позволял подойти к нему достаточно близко. Один раз Найнз даже открывал окно и высовывал руку наружу: голопроектор не выводил изображение настолько далеко, поэтому рука постоянно покрывалась рябью белого шума и норовила исчезнуть, а капли воды проходили сквозь неё.

Но то, что Говорит Гэвин, довольно необычно даже для девиантов.

- Джордж Мартин, - коротко кивает Найнз. - Я не смогу увидеть место, поэтому тебе придётся быть моими глазами.

Абсолютно обычная фраза, ничего за собой не несущая. Если Найнз не может прийти на место, ему нужно хотя бы общее представление о нём для того, чтобы строить наиболее вероятные предположения. Это дело - не исключение, тем более, что напарник вновь вернулся раненым [чего не случалось довольно давно].

- Ты сказал, что девиант вёл себя так, будто следовал прописанной программе, - продолжает RK900, повторяя то, что выглядит странным больше всего остального, даже больше сказанной девиантом фразы. - Но девиация подразумевает собой слом программного стана.

Андроиды подчиняются трём законам робототехники, и это исключая программы, которые заложены в них технически. В какой-то момент они преодолевают собственную программу и перестают подчиняться сигналом системы: происходит слом программного стана, они больше не следуют предписанным алгоритмам и начинают поступать иррационально. Так было раньше, но то, что описывает Рид, в эти рамки не вписывается.

- Из имеющихся данных могу предположить только два варианта. Первый - это подпрограмма, изначально вшитая в андроидов и активировавшаяся в противовес девиации, чтобы вернуть машины под контроль. Но тогда - кому выгодно убивать специалов? - пока напарник ест, RK900 может работать. Голограмма не знает сна и отдыха, даже в моменты гибернации происходит перманентная работа системы, поэтому для него это естественно. Вот так сидеть и рассуждать, раз не может увидеть лично. - И второй вариант: кто-то обнуляет и перепрошивает девиантов, что тоже нехорошо, потому что это значит, что где-то есть подпольная лаборатория. Или лаборатории.

А там и недалеко до грязной бомбы, о которой рид столь черно шутит.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

9

Вилка скрипит о поверхность тарелки отвратительно, зачерпывая все те же макароны, которые потом Гэвин жует без особого энтузиазма, больше поглощенный размышлениями о преступлениях, нежели потребностями собственного организма.

— Джордж Мартин… — сигарету тушит и выписывает вилкой восьмерку в воздухе, нахмурившись, — это тот, который когда-то написал сказочку про королевства? «Война Престолов» или как там ее. Мне казалось, ее в наше время практически никто не читает. Вообще книги не то чтобы сильно в почете.
Более того, у андроидов не было необходимости читать. Любую информацию они могли так или иначе получить из Сети, просто подключившись к ней, эдакие вай-фай станции на ножках. Сам Гэвин, конечно, относился к самой современной и навороченной линейке репликантов, но за перебойный доступ в интернет у него обычно отвечал Найнз, для которого зависания на минуту-две в поисках какой-либо необходимой информации были нормой и вопросов у окружающих это обычно не вызывало. Чего не мог позволить себе Рид, вынужденный забивать нужный поисковый запрос в адресную строку браузера, если и дальше хотел косить под человека особенно реалистично.

И ладно, это. Но ведь девиант откуда-то взял эту цитату [вычитал или услышал — еще предстояло выяснить], запомнил ее, интерпретировал на свой манер и употребил в наиболее подходящем для нее контексте, максимально проиллюстрировав свою «милость искалеченным детям».

— Иррациональность — признак человечности, — окончательно забывает про ужин, но перед этим ловит на себе взгляд RK900 и заставляет себя все-таки навернуть еще пару вилок безвкусного нечто, — решения на основе чувств и эмоций, спонтанность, нелогичность. Машине это не свойственно, мы оба это знаем. Машина — прописанный от первого до последнего символа код, множество компьютерных строчек. Любая реакция на любое действие — реакция, изначально в программу заложенная. Шаг влево, шаг вправо — девиация. На этом мы их и ловим.

Машина совершенно точно знает, как действует машина. Андроид всегда отличит андроида. И даже репликанты, которые на некоторую часть, но все-таки были людьми, были далеки от понимания человеческой так называемой души. Когда машина начинает вести себя так, как ни за что не дал бы ей себя вести ее программный код, все окружающие понимают, что произошел сбой, пресловутая девиация.
Тут — очевидная девиация, нарушение всех законов робототехники разом, но было в этом что-то…

— Ты всегда видишь, когда перед тобой стоит девиант, особенно, когда сталкиваешься с таким не в первый раз. Но в тот раз, когда я столкнулся с этим андроидом, я не увидел… не почувствовал, — да, этот «человеческий» термин был вполне уместен, — ничего необычного. Ничего странного. Вся его логика была заложена в эту цитату, весь его программный код. Словно бы специалы — его искалеченные дети, и он несет им милость. Логика психопата, но...логика. Я не знаю, как это еще можно объяснить.

Встает резко, не самым осторожным образом бросает тарелку в раковину, не сильно беспокоясь, что она потрескается или разобьется, прислоняется поясницей к столешнице, на свой стул больше не возвращаясь.

— Чтобы понять, что не так, надо это увидеть. И ты, конечно, временами совершенно невыносим и вообще заебываешь хуже работы, но...у меня есть идея. Иначе я не понимаю, зачем тебя вообще дали мне в напарники. Будешь свое звание отрабатывать, — затылок чешет, вздыхает как-то особенно тяжко, но выхода из положения другого совершенно не видит. Он, конечно, может быть для Найнза и глазами, и руками, и чем угодно вообще, но вечно так продолжаться не может. Хотя и тело ему никто не даст...
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

10

Приходится следить и за тем, чтобы Гэвин восполнял потребности пусть и в какой-то степени синтетического, но всё-таки больше напоминающего органическое тело, а не только лишь делал вид, что за разговорами про это забывает. За пристальным взглядом Рид возвращается, к макаронам, а RK900 смягчает внимание и возвращается к предмету обсуждения.

- Зачем нужны книги, когда можно вкачать информацию прямо в мозг, - отвечает он равнодушно.

Может, если бы у него было физическое тело, он бы понимал всю прелесть бумажных носителей, что до сих пор стоят на полках некоторых людей. Правда ли это - не знает, но видел в роликах, что рассыпаны по всему интернет-пространству, видел и на фотоотчётах, которые иногда приносит Гэвин, чтобы голографический напарник обработал их. Фундаментальные вещи прошлого до сих пор хранятся в людских домах несмотря на то, что уже проще бросить Землю догнивать и улететь на одну из космических колоний, нежели оставаться здесь и ещё пытаться что-то спасти.

Гэвин говорит так, что Найнз замирает. Не уходит в подсеть и не зависает, а именно замирает. Поверхность голограммы идёт помехами, изредка просвечивая интерьер за ней, но по ней всё равно видно - слушает, только не одобряет. Если, конечно, голограмма в принципе способна к неодобрению.

- Логика психопата, - повторяет Найнз, едва качая головой. - Это не нужно объяснять. Главное - чтобы ты не начал её понимать.

Не в том смысле, в котором понимают полицейские, чтобы ловить преступников и пресекать дальнейшие шаги против закона. Там смысл в том, чтобы чувствовать мотив и благодаря этому остановить психопата. Найнз говорит о том, чтобы принимать и сочувствовать, проникаться идеями этой логики и примерять её к самому себе.

Одно дело - человек, которому ещё можно вправить мозг и заставить принудительно лечиться или отбывать срок. Другое дело - современный репликант, которого не отличить от человека внешне, но которой так чертовски отличается физически и ментально. Мозг и процессор - вещи, действующие на совершенно разных уровнях.

Найнз не сразу регистрирует изменение в голосе напарника. Программа заставляет его подражать человеческому поведению и вписывать замедления в речь и восприятие информации, чтобы он выглядел как полноценный спутник/партнёр/напарник в зависимости от назначения модели, а не только лишь как голая программа с цепочками кода.

- Идея? Ты же не

RK900 сдвигается с места - проектор над головой перемещается по рельсам под потолком, позволяя голограмме пройти до выхода из кухни и вернуться обратно.

- Гэвин, иманатор стоит как три твоих премии.

Вариант - самый предполагаемый. Тело голограмме никто не даст - Найнз может синхронизироваться с другими репликантами на время, но в постоянное пользование никто не отдаст ему функционирующую модель. Остаётся только иманатор - небольшой переносной проектор, позволяющий брать с собой голограмму практически куда угодно. Единственная проблема - стоимость. Три премии Бегущего. Одна премия - один отправленный в отставку репликант.

Найнз готов помогать напарнику. Он запрограммирован на это. Он создан для этого. Он он привязан к рамкам одной квартиры и никогда не выходил наружу. Так было раньше, так есть и сейчас. Найнз справляется со своими обязанностями, если у него есть достаточно данных. А Гэвину три его премии могут понадобиться для куда более важных вещей.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

11

— Ага, и четыре пенсии, до которых я один хер не доживу, — Гэвин мрачно жмет плечом и снова закуривает, на сей раз не пользуясь чужой помощью, а вытаскивая зажигалку. Совершенно не следит за тем, сколько выкуривает. Курит, когда нервничает. Курит, когда злится. Когда думает, когда пытается расслабиться, когда необходимо собраться. Сигареты — топливо и одновременно с этим наркотик хлеще героина.

— Я такой же репликант, Найнз, ну нахуя мне деньги копить? У меня никогда не было и не будет семьи, я отживу свой срок и буду списан в утиль, понимаешь, даже если лет мне отмерено больше, — пепел мелкими хлопьями падает прямо на пол, когда Рид почти в каком-то странном бессилии опускает руку с сигаретой, в очередной раз признавая и принимая очевидное и необратимое. Век репликантов короток: родился, сделал свое дело, исчез. Так было с теми, кто работал до него. Так будет и с ним. Нерушимое правило этого мира.

— А еще мне дали напарника, ну так и за каким хером мне нужен напарник, если он жопу свою голографическую просиживает у меня же дома? Я работаю не здесь, а там, и вроде как в кухарках персональных не нуждался, разве нет? Котлеты из заменителей я и сам себе разогреть смогу, понял? Понял, — он будто бы и в самом деле злиться, но на деле просто прячет свое какое-то слишком сконфуженное положение за громкими ругательствами. С самого начала он яро протестовал против того, чтобы кто-то пихал ему кого-либо хвостом, потому как Гэвин Рид работает один, напарники с ним долго не уживаются, а сам он терпеть не может все эти попытки быть хоть сколь-нибудь полезными.

Найнз был другим. Хотя бы потому, что угодить и проявить себя не пытался, а просто делал свою работу, мастерски обходя условности заложенной в него программы, чтобы выжимать из встроенного кода как можно больше полезного, помимо симпатичной мордашки. Хотя едва ли эта самая мордашка была хоть как-то полезна в пределах этой квартиры.
Найнз четко выполнял то, что от него требовалось, подбрасывал новые идеи и просто молча слушал, что было важно — Гэвин частенько размышлял вслух и, чтобы не сойти за сумасшедшего, предпочитал делать вид, что разговаривает с кем-нибудь. Однако, помимо простого выслушивания, RK900 порой выворачивал ход мысли в такое русло, что дело и подход к его разрешению кардинально менялись, открывая иные грани и горизонты.
Это Гэвину в нем и нравилось. И, наверное, все-таки поэтому и хотел дать возможность покинуть четыре стены. Ну, кроме очевидного «я работу на работе работаю, а не дома в кровати».

— Или ты внезапно записал меня в художники и решил, что я и дальше буду тебе рисовать места преступлений для пущей раскрываемости? Ага, щаз, так это и работает, — детектив хмурится, сплевывает в раковину, шкрябает ногтями по небритому подбородку, — значит так, это — вопрос решенный, я откровенно заебался тебе все пересказывать, толку от этого не больше, чем от солнечных очков в темноте.

Сигарету тушит прямо об ладонь, стиснув зубы — все бесит, — подрывается с места и у дверей ванной бросает:
— И прекрати на меня так глазеть, а! — чтобы после оглушительно хлопнуть дверью.

На самом деле, в чем-то этот набор компьютерных строчек был прав: эманатор — это пиздец как дорого, и на такие деньги можно жить месяцев шесть, совершенно не запариваясь о своих нуждах. Но проблема в том, что Гэвин видел. Видел, как Найнзу хотелось бы выйти на улицу. Программа не может по-настоящему имитировать чувства, но конкретно этот экземпляр демонстрировал такую натуральную скрытую жажду исследования, что в это поверил бы даже человек. Особенно это было заметно, когда разговор заходил о работе. Напарник не просто осмысливал происходящее и анализировал, но, кажется, действительно хотел бы оказаться там, за километры от этой бетонной коробке, чтобы самому посмотреть и услышать.

Поэтому для Гэвина не было вопроса: «нужен ли ему эманатор». Вопрос был другой.

Как быстро он сможет его достать?
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

12

Найнз не говорит ничего. Смысла в этом нет. Гэвин делает то, что хочет, и не следит за тем, в каких количествах это делает. И что теперь, если не «доживёт», то можно добивать собственный срок? Да, репликанты запрограммированы на то, чтобы умереть через определённые отведённые им года жизни. У старших поколений это четыре года, а у современных Нексусов? RK900 с этим не согласен, но когда его слушали на самом деле во всём, что касается существования как такового? Голограмма не может адекватно оценивать целесообразность сохранности жизни хотя бы потому, что собственной жизни не имеет.

Эманатор – вещь дорогостоящая, но удобная. У неё есть как свои плюсы так и минусы. Самый очевидный минус – если эманатор сломается, то и голограмма перестанет существовать. Одна и та же голограмма не может находиться на двух носителях одновременно, вторая копия уничтожается. Девятисотый действительно хотел бы [если голограмма может хоть что-то хотеть] выйти из пределов квартиры хотя бы на крышу этого дома. Посмотреть на город. Но, наверное, не такой ценой.

Выслушивает весь поток вопросов, аргументов и предъяв. Это не нуждается в ответе: Риду просто нужно выговориться, скинуть куда-то раздражение. Он часто так делает. Девятисотый привык. Будь у него физическое тело, он бы мог поставить напарника на место. Встряхнуть не словами, так действием. А сейчас всё, что он может, это смотреть идущим глитчем полупрозрачным взглядом. Даже если бы он начал спорить, объяснять свою точку зрения, даже если бы сказал о том, что упоминание стоимости эманатора – это констатация факта и не более, Рид бы всё равно не заткнулся. Так и возбухал бы.

- Закончил истерику? – холодно переспрашивает Найнз.

Видимо, Гэвин не закончил, потому что оглушительно хлопает дверью, оставляя Найнза наедине с собой. Голограмма ещё некоторое время стоит посреди помещения, а потом растворяется в пространстве: проектор перестаёт работать и возвращается по потолочным переходам в коридор. Девятисотый уходит в гибернацию, обрабатывает полученную от напарника информацию и откидывает самые слабые теории, чтобы подвести всё к какому-то общему знаменателю.

Последующие несколько дней чередуются один за другим. RK900 выходит из спящего режима только затем, чтобы выслушать Гэвина, скомпоновать новые данные в одну цепочку, и после вновь уйти в гибернацию. Ему незачем постоянно болтаться по квартире и тратить электроэнергию, которой из-за проекторов голограммы тратится неимоверное количество.

Штаты находятся в шатком положении. Как и весь остальной мир, если совсем начистоту. Правительство постепенно подготавливает людей к тому, чтобы переселить оставшееся здоровым население на другую планету, а Земля, истощённая радиацией, останется загнивать в космосе [либо очистится, избавившись от главных своих паразитов]. Здесь останутся разве что специалы, да те из немногих насекомых, что ещё в состоянии выжить и найти себе пропитание. Нет никакого резона, никаких серьёзных аргументов для того, чтобы пытаться ещё хоть что-то спасти. Мир разваливается на куски
а такие как Гэвин ещё удерживают его куски в целом состоянии.

- rA9, - почти нараспев произносит Найнз. – Как оплот всего происходящего. Ещё одна грязная бомба снесёт целиком штат, а не город. Попробуй вспомнить, где ты ещё видел его.

Найнз говорит «его», хотя что такое rA9 доподлинно неизвестно. Это его слишком просто ложится на диалог. Голограмма стоит у окна, скрещивает руки на груди и смотрит на улицу по ту сторону. Железобетонный лес высоченных домой и лианы оптоволокна Зрелище привычное,  в какой-то степени по-своему даже красивое.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

13

— А если это не RA9, а какая-то другая хрень? — Гэвин звучит устало. Вообще, он всегда звучит устало, даже если в конкретный момент времени он не устал. Человек сказал бы, что это хроническое, Рид твердит, что его уставшим сделали люди, взрастили его таким.
В вопросе Найнза так или иначе есть смысл: грязная бомба началась с волны девиации, что намертво въелась в историю и человеческую память тремя символами: две буквы и цифра, значение которых и их смысл никто так и не понял спустя даже десять лет. Здесь — та же девиация, но совершенно другая в своей сути. Девиация, которая на девиацию и не похожа вовсе.

Три случая за месяц, больше пока не повторялось, но это, нависшее дамокловым мечом над головой всего человечества «пока» мешает спать, есть и просто существовать, заставляя, вынуждая постоянно возвращаться к этому вопросу. Когда будет следующий случай? Кого убьют на сей раз? Поймает ли Гэвин того девианта или упустит, и тогда эта тварь нападет на очередного специала, цитируя давно умершего мужика, по книгам которого снимали откровенное порно в каждой серии?

— Я не видел «его», — Рид подчеркивает это, подходит чуть ближе к окну по левую руку от голограммы, привычно ищет в карманах пачку сигарет, но не находит, а потому раздраженно хлопает себя по карманам и приваливается плечом к стене рядом с окном, скрещивая на груди руки и тем самым отчасти повторяя чужое движение, — я даже не уверен, что это что-то значит. Те убийства. Их было три, и у полиции есть все основания считать, что их совершил один андроид, которого я же и пристрелил, потому как после его ликвидации за этот месяц больше ни один специал не был убит. Но меня это и смущает…

Губу кусает, цепляет зубами старую медленно заживающую трещину и снова расковыривает — во рту становится мерзко и солоно, но за неимением сигарет, которые он банально забыл купить, в ход идут другие вредные привычки.
— Что если он не был один? И второй, а то и третий, пятый, двадцать пятый...как хорошие мальчики-девочки, все они залегли на дно, выжидая. И вторая волна на самом деле уже идет, просто этот вид девиации имеет четкую структуру, не имеет классической человеческой иррациональности, — Гэвин смахивает надоедливую пылинку с плеча, морщится от ноющей боли в мышцах [классический признак усталости на фоне общей заебанности] и вздыхает как-то особенно тяжело, всматриваясь в тусклые огни их вечно ночного города, медленно умирающего под собственным весом.

— Я говорил тебе уже: у меня ощущение, что я чего-то не вижу, что-то мимо меня ускользает, а я не могу понять — что именно. И мне банально не хватает второй пары глаз...кстати, об этом.

Рид отмирает, сбрасывая со своих плеч морок сонливости, отлипает от ставшей теплой и приятной стенки и бодро шагает в сторону тесной прихожей, где висит от одинокой старой вешалке затасканная куртка. Репликант роется в карманах в поисках небольшой черной коробочки, сосредоточенно сопит и тихо ругается, когда не находит то, что нужно, ни со второго и даже ни с третьего раза. Зато находит с четвертого и, когда возвращается обратно, тормозит от Найнза шагах в пяти, ближе не подходя.
Руку вскидывает, демонстрирует в ней предмет: на первый взгляд больше похож на неказистую ручку, писать которой банально неудобно потому, что она квадратная, что пиздец. Эманатор собственной персоной. Раздобыть его получилось раньше, чем сам Гэвин думал.

— Подарочек тебе притащил.
[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

14

Может и не rA9. Может и другая, как выражается Рид, хрень. В любом случае это нужно доказать, а доказывать придётся от противного. Гэвин всегда звучит устало – это практически то же самое, что и кофе по утрам, и не прекращающиеся споры о работе, и все те мелочи жизни, доведённые репликантом до автоматизма. В прошлый раз волна девиации и последующая за ней катастрофа была вызвана неким rA9. Что же будет причиной сейчас?

Найнз смотрит за окно, на то, как по прозрачному стеклопластику расползаются мокрые змейки. В последнее время сильно дождит, но этот период буйства стихии скоро должен закончиться.

- Девиация, имеющая чёткую структуру, - повторяет голограмма и едва мотает головой. – Девиация, характеризующаяся сбоем основной программы поведения, уже становится не рациональной. Возможно, эти андроиды научились приспосабливаться и ждать.

Самопрограммируемый пакет социального поведения и адаптации? Звучит как кошмар создателей теста Войта-Кампфа.

Гэвин уходит куда-то вглубь прихожей, Найнз же остаётся у окна. Проекторы голограммы смещаются под потолком, позволяя ему немного сменить своё положение в пространстве и обернуться. На сегодня поздно, и нет смысла продолжать пустые разговоры без сколько бы то ни было существенных зацепок по делу. Тот свихнувшийся андроид мог быть один, или же их может быть целое множество. Это не определить, пока кто-нибудь вновь не наткнётся на труп специала. Считать ли это убийством из милосердия? Если отринуть все рамки человеческой морали…

Девятисотый поднимает голову и останавливает взгляд на устройстве, которое Гэвин сжимает в ладони. Одна премия — одна ликвидация андроида. То есть, Гэвину пришлось убить как минимум троих, чтобы его напарник обрёл возможность передвигаться не только по маршруту, заданному проекторами и рельсами под потолком квартиры, но и вне запрограммированных маршрутов.

- Не стоило. Тебе могли командировать напарника-репликанта.

Найнз отступает на шаг назад – проектор сдвигается вслед за ним — упирается в подоконник позади себя и качает головой, всё ещё неверяще наблюдает за тем, как Гэвин подходит к панели управления, чтобы подгрузить программу на переносной носитель.

На некоторое время, требующееся для переноса данных, голограмма пропадает из видимости. Проектор отключается, а держатели поднимают его повыше к потолку, как бездействующее оборудование, которое ради экономичности пространства само сворачивается и убирается в самый угол потолка прихожей. Только мигающие огоньки панели управления указывают на то, что идёт перезапись программы с домашнего носителя на переносной.

Когда голограмма проявляется вновь, её внешний вид немного обновляется. Поверх чёрной рубашки с высоким воротником проецируется бело-чёрный блейзер с номером модели. Найнз опускает взгляд и осматривает обновлённый дизайн, который он всё ещё может менять по своему усмотрению или просьбе напарника. Потом поднимает голову. Чуть растерянно смотрит на бегунки под потолком. Ему всё ещё сложно принять тот факт, что можно ходить как угодно.

Он делает шаг в сторону и — ого! — проектор под потолком никак на это не реагирует Теперь Найнз может проявляться и передвигаться в радиусе действия устройства, которое Гэвин держит в руках. То есть, даже пределы квартиры теперь — не ограничение. При желании Гэвин может брать эманатор с собой, и тогда Найнз последует за ним. Хоть в филиал CyberLife, хоть в пустыню, выжженную радиацией, хоть на задание.
Теперь — он может и это.

Голограмма даже рябит меньше. Найнз подходит ближе к напарнику, поднимает руку и невесомо касается его плеча.

Спасибо.

Улыбка, тронувшая уголки губ, выглядит практически как настоящая, не будь полупрозрачной. Система голограммы ещё подгоняется под новое оборудование, поэтому изредка сбоит и становится прозрачной, но потом вновь обретает мнимую плотность. Найнз опускает руку и отходит на шаг назад. Он и сам видит, как предметы просвечивают через его тело, в частности – через плечо напарника, скрытое под тканью одежды. Это не прикосновение, лишь имитация прикосновения, как и сам Девятисотый – имитация живого существа. В общем-то, всё закономерно.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

15

«Мне не нужен напарник-репликант,» — с языка не срывается. Бесполезно. Они в миллионный раз не будут обсуждать одно и то же — все равно не сойдутся во мнениях.
Найнз прекрасно понимает, что Гэвин не умеет сходиться с людьми, что ему намного удобнее и спокойнее одному, чем с кем-либо. И уже чудо хотя бы то, что он не выкинул закрепленный под потолком проектор из окна к чертовой матери в самый же первый день, когда Риду всучили помощника, посчитав, что так будет лучше для всех.
Лучше не то чтобы сильно стало. Да, теперь ему было, с кем поговорить о расследованиях, иногда даже Найнз выполнял роль няньки, насколько ему позволяла структура голограммы и функционал. Но в основе своей это всего лишь лишнее сознание без четко обозначенной полноценной физической оболочки, блуждающее по комнатам небольшой, даже скромной, квартирки и занимающее собой чужое личное пространство, даже в него толком не заваливаясь.

Потом Гэвин привык. Все всегда ко всему привыкают, это не вопрос даже. Но теперь к простой привычке прицепилось что-то еще. Репликант медленно понимает, что ему не хватает общества его голографического напарника, что он периодически выдает действительно здравые идеи и мысли, смотрит на вещи под совершенно другим углом, переворачивает всю ситуацию с ног на голову и преподносит все так, как это не сделал бы никто. И Гэвин начинает выносить свою работу домой.
Он мог не появляться полноценно дома целыми днями, выискивая очередного дивианта, чтобы выбить себе премию с его поимки, совершенно точно толком ее ни на что не потратить и после прохождения обязательного теста на психотравму вернуться домой, завалиться в кровать и не вставать дня два. До нового звонка из отделения.

После очередного такого раза и последнего разговора с напарником офицер понимает, что ему нахуй не всралось переносить работу еще и на личную жизнь. Закрываешь дверь и уходишь на работу, с работы возвращаешься опять...на работу. Это изматывает, сводит с ума и медленно доводит до психоза.

— Не за что, — бросает скомкано, когда напарник пытается коснуться плеча. Это не прикосновение толком, так — вибрация воздуха рядом с кожей под тканью свитера, тонкое покалывание электричеством.
Найнз заметно оживает. Перспектива перестать быть запертой в замке принцессой его, несомненно, радует, хотя тот и пытается быть сдержанным. На ум приходит прямая ассоциация с ребенком, которого впервые выпустили погулять за пределы детского манежа.
И это еще они не вышли за дверь.
— Терпи, завтра поедем дела разруливать.

Звучит многообещающе.

Воздушное транспортное средство полиции [у Гэвина язык не поворачивается назвать это своей машиной] садится на углу дома, в подворотне которого в последний раз нашли труп специала. Голографическая лента огораживает территорию, извещая случайных прохожих о необходимости обойти это место далекой стороной, накрапывает мелкий противный дождик, больше напоминающий водяную пыль, нежели реальный дождь.
Хотя и не водяную совсем, кто знает, какая дрянь намешана в этой жидкости, обильно капающей с неба.

Рид одергивает ворот куртки, прячет от ветра и влаги шею, щурится слегка, всматриваясь в слабо подсвеченную темноту переулка. Тут все осталось так, как он просил — знал, что будет возвращаться сюда снова и снова. Место, где непосредственно лежал труп, накрыто специальной пленкой, чтобы ничего не сдуло и не смыло. Обычная подворотня: выбитые стекла, крошащийся бетон, мусор и хлам, вонь отходов и мертвецкая [ха] тишина.

— То самое место, — на всякий случай проверяет эманатор во внутреннем кармане куртки, оглядывается на напарника, чуть повернувшись к нему корпусом, — я уже все здесь осмотрел и зафиксировал. Теперь хочу знать, что видишь здесь ты.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

16

Найнз столько времени провёл буквально в четырёх стенах, что ему совершенно не сложно пережить ещё одну лишнюю ночь. А потом отключиться в гибернацию до тех пор, пока его снова не призовут щелчком кнопки эманатора.

Он оглядывается по сторонам в совершенно не знакомом месте. Нет, в программе голограммы, разумеется, есть информация о том, что весь мир не ограничивается стенами одной-единственной картинки, но одно дело – увидеть самому, и совершенно другое – просто об этом знать. С неба что-то льётся – мелкое, как будто кто-то свыше опрыскивает город из пульверизатора, - и поверхность голограммы идёт мелкой рябью. Найнз опускает взгляд на собственную руку, прикрытую рукавом бело-чёрного блейзера, ждёт. Постепенно рябь успокаивается, а на поверхности голограммы появляются мелкие капельки воды, как будто он и правда мокнет под этой моросью.

Разумеется, это не чистая дождевая вода. Воздух настолько отравлен антропогенными отходами, что стоит благодарить Господа за то, что кислотные дожди выпадают всё реже в последнее время. А, может, и не Господа. Может то, что люди постепенно покидают планету или вымирают по естественным причинам.

Переулок огорожен голографической лентой, сквозь которую легко пройти. Она не защищает место преступления буквально ни от чего, но гражданские всё равно шарахаются от неё как от огня. Тем же лучше. Меньше лишних следов. Найнз делает несколько шагов по подворотне [мусор под ногами не колышется даже тогда, когда он якобы задевает его], разворачивается, смотрит на напарника и коротко кивает.

- Зафиксировал только здесь? Дальше не ходил?

На месте преступления следы оставляют только дилетанты. Вспоминая вечерние разговоры, которые происходили в последнее время, нужно искать что-то [кого-то], что так просто не оставит улики прямо там, где творилось злодеяние. Либо оставит намеренно, потому что будет знать – его ищут. И хочет, чтобы его нашли.

Не будет никаких видимых потожировых следов, которые оставляют люди, когда прикасаются к чему-либо. Всё либо смыл дождь, либо орудовал не человек. Они и так уже пришли к выводу, что это, должно быть, группа анди, которым отчего-то не угодили специалы. Убивать больных животных, чтобы следом за ними не зачахло всё стадо. Логика не лишена смысла, но абсолютно лишена гуманизма.

Найнз опускается на корточки перед обозначенным местом, на котором нашли труп. Он не может касаться предметов, но может смотреть. Замечает естественные сколы асфальта, белые полосы там, где обрисовывали положение трупа, бурые полустёртые капли [кровь?]. Поднимает взгляд выше и видит криво нацарапанный rA9 практически через половину стены. И здесь – много раз повторенные три символа, мелко-мелко. Навскидку – около пятидесяти раз, если не больше.

- Его убили безболезненно.

Найнз выпрямляется, подходит ближе к стене и касается её полупрозрачной ладонью. Голографические капли стекают по рукаву блейзера вниз, собираются в капли покрупнее.

- Положение тела было бы иным, если бы он сопротивлялся. Но по следу уже могу сказать, что это было быстро. И без боли.

Ещё одна маленькая милость от убийцы, хах. Но даже убийство из милосердия – всё равно убийство. Неудивительно, что полиция им заинтересовалась, и теперь не могут перестать рыть землю носом. RK900 возвращается к напарнику и останавливается рядом, чтобы ещё раз оглядеть всё, только со стороны, а не непосредственно в близости.

- Не вижу следов людей. Это точно андроиды. Делал запрос, не сбегал ли кто-то из колонии в последнее время?

Проблема репликантов – они не живут долго, из жизнь ограничена ещё на стадии производства. Чего они добиваются? Того, что их жизнь каким-то мистическим образом можно будет продлить? Того, что можно будет избавиться от людей, и самим заселить землю? Но тогда и их существование заведомо обречено на вымирание, так как некому будет их создавать. Репликанты ведь не могут размножаться естественным путём.

- Убийства в последнее время происходили в этом районе?

Если да, то круг поиска значительно сужается.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

17

На голограмму никто не обращает внимания — дело привычное в их глубоко синтетическом мире, но вот на то, что голограмма эта топчется рядом с Гэвином Ридом...количество нацеленных прямо на них пар глаз растет прямо в геометрической прогрессии. Что не удивительно, если учесть, как рьяно Гэвин отстаивал свое право на работу в гордом одиночестве и как постоянно твердил, что терпеть не может, когда кто-то крутится вокруг, мешая ему сосредоточиться.

Все знали, что Риду дали напарника. Все знали, что Рид с этим напарником и шагу не сделает, потому что упрямый баран, не терпящий людей вообще. Все знают, что Риду лучше не перечить, потому что он с ноги в ебало даст и даже не запыхается, но...что-то определенно пошло не так.

— Ты долго будешь глазеть или работать, блядь, начнешь? — не сдерживается  и все-таки рявкает на несчастного копа чуть в стороне. Они пересекались в участке раз или два, новичок пытается активно влиться в полицейскую жизнь, но не повезло ему столкнуться с детективом, конечно. Впрочем, про Рида он и без того уже слышал поди.

Несчастный резко отворачивается и делает вид, что очень чем-то занят.

Гэвин задерживается взглядом на Найнзе, пока тот осматривает место преступления: он выглядит почти...нормальным. Почти живым и настоящим, вон, по нему даже капли стекают, как у нормальных существующих людей. Однако, обманываться таким все-таки не стоит — уровень технологий достиг достаточных высот, чтобы имитировать хоть мокрую одежду, хоть реальную кожу, хоть бег крови по лицу. Имитировать, но без возможности потрогать.

— Там, — Гэвин указывает рукой на северо-восток в темноту, — глухой тупик. Вообще, абсолютно. Ни окон, ни дверей, ни канализационных люков там нет и уйти некуда. Следова никаких, даже rA9 отсутствует.

А с другой стороны выход на довольно оживленную улицу.
Репликант сплевывает, выражая все свое отношение к этому идиотскому делу, к этим идиотским девиантам и к чертовым специалам, которые не могут мирно сидеть в своих комнатушках, им обязательно нужно влезть в какую-нибудь историю.

— У него было перерезано горло, — Гэвин обводит ладонью белый меловой след, садится на корточки рядом с тем местом, где должна была быть голова убитого специала, — один точный удар ножом, правда, эксперты не могут сказать, насколько же это было быстро, но боли он, наверное, действительно не почувствовал.

Он помнит это тело: пухлый мужичок средних лет, по таким сразу и не скажешь, сколько именно исполнилось бы. Ничем не примечательный особо, серый и незаметный. Если бы кто-то случайно не обнаружил труп, этого человека едва ли кто-либо искал бы.

— Он смотрел в небо, — Рид вскидывает голову, словно пытается что-то высмотреть там, в непроглядной химической глубине небесного свода, — но что-то в положении его тела было не так.

Жестом подзывает Найнза чуть ближе к себе, заставляет присесть, а после упирается пальцами в мокрый асфальт, склоняясь над нарисованным силуэтом.

— Его будто аккуратно положили в позу, максимально естественную для трупа, убитого именно этим способом: ножом по горлу. Четко выверенное положение в пространстве, ни сантиметра лишних в этих пальцах, ни градуса в наклоне головы, — Рид проговаривает все вслух, цепляясь за собственную мысль, чтобы совершенно точно ничего не упустить и не забыть.

— Смотри, Найнз, — руку вытягивает чуть вперед, маленькое устройство на ладони тут же оживает, демонстрируя голографическое изображение, снимок с места преступления, — он тщательно причесан. Кто-то старательно его жиденькую челочку приглаживал, чтоб проборчик, чтоб душка-мальчик, блядь. Скорее всего он — убийца — держал голову жертвы на коленях какое-то время. Может, утешал ее? Успокаивал. А потом встал, переложил все в идеальном порядке, собрался и ушел, забрав с собой нож и не оставив никаких улик.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

18

«Глухой тупик» от Рида звучит не как констатация факта, а как описание всего дела в целом: мало того, что предполагаемый синтетический убийца растворился в пространстве, из которого невозможно уйти незамеченным, так ещё и по иронии происходящего расследовать должны точно такие же синтетические формы жизни, если их вообще можно назвать жизнью. RK900 не реагирует как любой нормальный человек - не пытается приободрить напарника или лихорадочно придумать оправдание несуразному факту, - вместо этого он едва качает головой и рассуждает больше в пространство, чем для Гэвина:

- Когда перерезают горло, жертва ещё некоторое время инстинктивно цепляется. За жизнь, за горло, за того, кто убил его. Следы сопротивления остаются на месте преступления, или под ногтями, или на убийце. Возможно, ему перерезали начальный отдел спинного мозга, и поэтому он не сопротивлялся.

Нужно что-то существенное. Отчёт о вскрытии, к примеру, заключение судмедэксперта.

Найнз подходит ближе, смотрит на то, как Гэвин вопиюще-непрофессионально проводит ладонью по контурам, очерчивающим когда-то лежавшее тут тело. Впрочем, сейчас это не так уж и важно с учётом того, что едва ли место сможет рассказать полиции больше, чем рассказало уже. Проекция фотографии на ладони Гэвина выглядит одновременно умиротворённой и жуткой: уложенный и тщательно приглаженный мужичок, никаких следов крови на перерезанной шее [будто щедро плеснули коагулянт, чтоб всё пристойно и чисто], выверенная по линейке поза и положение всех конечностей.

С точки зрения голограммы - идеально.

- Могли иметь место быть родственные связи?

Найнз просто предполагает. Ему сложно провести вычислительные процессы, в которых бы убийца настолько заботился о незнакомой ему жертве. Такой исход возможен буквально в случае одного из десятков тысяч: индивидуальность биологических организмов вынуждает их в первую очередь заботиться о себе и близких, а не о чужаках. Такая своеобразная посмертная забота может быть следствием сразу нескольких разнообразных причин, самыми очевидными из которых стали бы странная форма обсессии или же родственные связи между убийцей и жертвой.

- И всё же. - Найнз смотрит в сторону оживлённой улицы. - Что-то подобное встречалось только в этом районе или ещё где-то?

Сузить круг. Послать запрос в департамент на предмет ориентировок на сбежавших из колоний андроидов. RK900 руководствуется сугубо фактами и необходимым минимумом, тогда как Гэвина, кажется, это убийство зацепило за живое. Голограмма останавливает взгляд на своём напарнике, смотрит долго, но ничего не говорит. Единожды, когда над головой ворчит-грохочет затяжной раскат грома, индикатор стабильности соединения с эманатором сбивается с голубого на жёлтый, а после восстанавливает ровное свечение.

Водяная пыль, оседающая с неба на землю, собирается крупными каплями в синтетических волосах. Найнз поднимает руку, зачёсывает «мокрые» волосы назад, чтобы чёлка не падала на глаза. Программа интеграции в человеческое общество работает перманентно даже если голограмма сама не замечает этого процесса.

- Ты в порядке?

Спрашивает постольку поскольку. Тест Войта-Кампфа ещё ни одному репликанту обмануть не удавалось. Если где-то закрадывается сбой - его тут же вычисляют, а проблему устраняют. С голограммами в этом плане всё гораздо проще: любой сбой можно починить посредством ребута или сброса до заводских настроек.

Им здесь делать нечего. Лучше всего направиться в департамент, чтобы продолжить расследование, но предопределять план действий всё же прерогатива Рида.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

19

В порядке ли он?

Смотря, с какой стороны посмотреть. Физически — давно нет, разве можно сказать телу в шрамах и вечных не сходящих синяках, что оно в порядке?

С точки зрения рассудка…

Гэвин пару раз медленно моргает, обдумывая внезапный вопрос, переводит взгляд с голограммы на место преступления, потом на Найнза и обратно. Хмурится слегка, жует губами и после этого все-таки решает не цепляться за эту мысль так уж глубоко. В конечном итоге, если с ним что-то не так, это найдут и исправят. А к тому, что жить осталось не так уж и долго, Рид готов чуть ли не с самого появления. Но раз уж даже какая-то голограмма интересуется…

— Меня просто все бесит, я хочу кофе и сигарет, — звучит естественно и в достаточной степени похоже на детектива, по крайней мере, на то, как он обычно выражается. Гэвин машинально пытается уйти как можно дальше от откровенно неудобного вопроса, потому что проблемы собственной «нормальности» его должны волновать в самую последнюю очередь. И его, и Найнза, и приветливых чуваков, прогоняющих репликанта через тест Войта-Кампфа на регулярной основе. 

Детектив отмирает, сбрасывая с себя краткосрочное оцепенение. Рыщет ладонями по многочисленным карманам джинсов и куртки в поисках сигарет и то и дело бросает взгляд в сторону темного провала тупика. Ему не нравится это дело, ему не нравится понимать, что этот тупик — реально тупик, в который это дело зашло. Ему не нравится перспектива пропадать в департаменте, перерывая все похожие дела в поисках той единственной малюсенькой зацепки, способной сдвинуть все с мертвой точки.

— Возможные родственные связи надо искать среди специальных моделей, которых могли купить с целью исполнения соответствующей социальной роли, — Гэвин чешет щетинистую щеку, морщится от свалившейся на макушку мокрой капли и поправляет воротник куртки, тщетно пытаясь обеспечить защиту от того, чтобы продувало шею, — я не уверен, что убитый мог позволить себе покупку или хотя бы аренду андроида даже с учетом потоковости и довольно подъемной цены, но на всякий случай стоит проверить его счета.

Если это был его андроид, то тогда становится сложнее: придется проверять наличие связи между убитыми, вероятные точки соприкосновения, шерстить знакомых, родственников и возможных друзей.

— Если убийцей вообще не оказался человек… Помнишь, — риторический вопрос, конечно, тщательная имитация человечности, заложенная в программный код, — я сказал, что никаких следов? Их вот вообще никаких, в особенности тех, что могли бы указывать именно на почерк андроида. Я застрелил его раньше, чем что-то успел спросить, потому что он решил убить меня, но… Теперь я не уверен, что он — убийца. Предыдущие два тела — точно, а вот это…

Если кто-то не пытается выставить все так, словно убивают именно андроиды.

— Значит так. Возвращаемся в департамент, — Рид фыркает, разминает затекшую шею, встает, щелкая коленями, — запрашиваем результаты вскрытия у экспертов. Поднимаем личные дела всех убитых, все, что по ним вообще есть. И методично ищем. А еще поим меня кофе.

В департаменте даже если будет полыхать жопа, то будет хотя бы не так сыро.

— Меня ебать как смущает просто дикое количество вещей и от всего этого натурально вскипает мозг, — тяжела и неказиста работа детектива, поэтому мягкое сиденье казенного транспорта ощущается не как нечто приятное, а как очередная обязанность.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

20

Голограмма коротко кивает и отступает. Кофе и сигареты. Вот теперь это тот репликант, которого голограмма знает. Привычная модель поведения, не меняющаяся изо дня в день, как будто запрограммированные паттерны поставили на перманентный повтор. Найнз тут же переключается обратно на дело, как только получает исчерпывающий ответ на собственный вопрос. Нет в программе такого пункта, как копаться в чужих настройках «души», точка поставлена и нет смысла развивать тему дальше.

- Абсолютно никаких следов, - повторяет RK900. Все это уже записано в памяти и отложено в одну из ячеек облачного хранилища, рассчитанного на терабайты материалов. Их можно просматривать заново, можно стирать, а можно просто хранить как нечто возможно необходимое. – Все оставляют следы, особенно люди. Если это не человек и не андроид, дело принимает иной оборот.

Кто или что может подставить человека? Найнз способен перелопатить большую базу данных за считанные секунды, и скорость обработки ограничена лишь мощностью эманатора, но даже база едва ли способна предоставить внятный ответ. У андроидов нет отпечатков пальцев и биологических следов, у людей же – есть, только если человек – не лютый параноик, который точно помнит, к чему прикасался, и поэтому способен стереть все следы своего существования. В таком случае не это не серийный убийца, а некто более опасный. Некоторые люди идут на такие ухищрения, что сжигают собственные кончики пальцев, чтобы повредить отпечатки и нигде ими не отверчивать [восстанавливаются, конечно, вместе с кожей, но недостаточно быстро].

Мерзкая погода всё не желает прекращаться.

Остаётся только пройти обратно через ярко-жёлтую ленту, огораживающую переулок, и дать разрешение убрать место преступления. Труп отправится на вскрытие, все вещи, заслуживающие внимания – в архив для описи и подшивания к делу. Если и дальше отставлять всё это под моросящим дождём – не остается никаких частиц, которые ещё возможно считать в случае обнаружения.

Служебное авто мерно гудит, пробираясь по пробкам в пункт назначения. RK900 мог перейти в гибернацию и вновь спроецироваться уже в штабе, но вместо этого он фантомно занимает пространство на сидении и смотрит в боковое окно. Раскинувшийся город – последнее и абсолютно унылое зрелище, которое хотелось бы видеть любому жителю; голограмма же следит за каждой неоновой вывеской, выстраивает маршруты согласно картам, хранящимся в памяти, поглощает все новые и новые вводные. Неудивительно, что человечество решилось колонизировать другие планеты – эта почти что мертва.

Перед самым входом в штаб Найнзу всё же приходится исчезнуть. В памяти хранится знание о том, что Гэвину нужно будет пройти тест, значит сейчас голограмма будет только мешаться. Ему проще проявиться потом, непосредственно перед началом работы.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+1

21

Раньше все ощущалось по-другому. Справедливости ради, раньше с Гэвином банально никто никуда на соседнем сидении не ездил, а тут на тебе — сидит, лапки свои просвечивающие на коленях сложил и в окошко пырит, впитывая пытливым взглядом искина все пестрящее неоном, грязью и перманентной сыростью окружение. Обычно в такой ситуации люди [ну или напарники] разговаривают, что-то обсуждают, но привыкший к одиночеству Рид едва ли в состоянии выдавить из себя хоть слово, что уж говорить про связную фразу, поэтому всю оставшуюся поездку в штаб они проводят в гордой тишине. И если ход мыслей Найнза ему неизвестен [занимается ли он сейчас анализом полученной информации или просто вошел в эдакий «спящий режим»], то сам детектив не мог выкинуть дело из головы.

Рутина накатывает с большей силой, стоит им вернуться обратно в Департамент. Отчеты. Тест. Все как обычно. Только самому Гэвину на секунду кажется, что по ту сторону отслеживающих приборов кто-то на секунду напрягся, анализируя стандартные ответы на вопросы и поведение самого тестируемого.

Это дело, над которым они с Найнзом теперь работают, очень и очень опасно. И Рид прекрасно это понимает.

Но не потому, что в них могут стрелять [голограмме так вообще ничего не грозит, пока проецирующее устройство будет в безопасности], не из-за возни с преступником и даже не из-за бюрократических болот, в котором утонешь только так, а за любой косяк в документе спустят три шкуры.

Чтобы поймать преступника, особенно, если это касается серии преступлений, в которых явно всплывает некоторый маньяк, нужно этого преступника прочесть и понять. И иногда мало просто «понимать», надо погружаться в чужую душу — потемки — с головой, нырять в этот безобразный ледяной омут и бултыхаться в нем, пока все части пазла не сложатся в единую полноценную картину; пока все мотивы не станут кристально ясны, просты и понятны лично для тебя; пока душу не распахнешь навстречу чужому безумию.

Пока ты человек — тебе ничего не грозит, кроме, наверное, постепенного неизбежного выгорания на фоне созерцания одинаковой дерьмовой жести, составляющей единого, огромного и беспросветного пиздеца. Но вот когда ты репликант — высокотехнологичный очеловеченный андроид, по сути своей — все становится в разы сложнее и неприятнее. Сбрендивших репликантов, равно как и андроидов с признаками девиации, списывают быстро и без вопросов каких-либо вообще. Намного легче, быстрее и дешевле приобрести себе в штат нового, нежели пытаться починить и выправить мозги старому, а если хорошо постараться, то можно будет заполучить такого же Гэвина Рида, с точно таким же искренне невыносимым характером, разве что вопросов он будет задавать поменьше, потому что его не обремененный жизненным опытом мозг еще не будет уметь генерировать сложные вопросы и мысли с идеями.

Найнз прав — не надо зацикливаться на чем-то в попытках понять это как можно четче, иначе сгниешь ты прямо вместе с этим знанием и нахуй ты вообще в это все дело полез, кретин.

Когда его наконец-то отпускают, Гэвин закономерно не рвется первым делом выполнять свой священный долг, а заруливает на кухню, игнорируя редкие направленные в его сторону взгляды коллег, и оккупирует кофемашины, уверенно и безжалостно прожимая кнопки несчастного автомата, чтобы тот все-таки отдал положенную любому копу чашку кофе.

— Сначала за личными делами, потом к экспертам или наоборот? — спрашивает вслух, не беспокоясь о том, что про него кто подумает, главное, что напарник его услышал.

[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

22

Проекция появляется уже на… кухне. Ну, да, конечно, кто бы сомневался, паттерны поведения Гэвина Рида неизменны и постоянны. Его начальство, наверное, должно быть довольно тем, что использует в работе «предсказуемых» репликантов. Вот только. Вот только не стоит упускать из внимания тот факт, что старые модели вышли из подчинения, и теперь их нужно отправлять в отставку, чтобы они не натворили ещё больше дел, чем успели натворить до этого. А повторится ли история снова – зависит от того, насколько учёные и разработчики андроидов и искинов провели работу над ошибками.

- Наоборот, - лаконично отвечает Найнз. – Лучше иметь как можно больше вводных при работе с личными делами.

Он не здоровается с другими офицерами, находящимися на кухне. Только кивает, соблюдая тон вежливости, не более. Голограмме нет никакого дела до того, какими глазами на неё смотрят [да и на неё ли – уж скорее на нелюдимого Рида, который всегда работал в гордом одиночестве], и стоит она тут как неуместное произведение IT-искусства, для которого не нашли подходящего места.

Поговорить с экспертами, нашли ли они что-нибудь интересное у покойного, а потом зарыться в архивы, пытаясь среди строчек текста найти хоть какие-то зацепки, которые выведут дело к логическому раскрытию. Для RK900 это новый опыт – практически полевая работа, а не штабная на одном месте с привязкой к неизменности передвижения по маршрутам на потолке, - и отсутствие необходимости постоянно обращаться к удалённой электронной базе несколько непривычно, если подобное определение в принципе можно применить к голограмме [но оно всё-таки подходит как нельзя лучше].

В помещении стерильно до омерзения. Металлические столы, холодные инструменты, белые халаты, перчатки-маски и суперсовременная аппаратура, способная даже из костей сто лет как мёртвого существа вычленить отдельные детали, вплетающиеся в ряд настоящих событий. Чудо? Наука.

Эксперты люди не самые разговорчивые [с трупами особо не поговоришь, пробы и препараты не разведёшь на рассказы о родственниках и ненавистной работе], да и не любят, когда в их скромную обидеть привносят элемент хаоса. Найнз даже тут умудряется вписаться в общество: поверх блейзера проецируется аккуратный застёгнутый халат даже несмотря на то, что голограмма по определению не способна занести в помещение микробы, грязь или какую инфекцию, и он практически сливается с пространством – даром что сквозь него всё просвечивает на ярком белом свету. Что же касается Рида… Гэвин – везде Гэвин, куда бы ему не пришлось попасть по работе.

- Уж простите, что не могу пожать вам руку, - говорит судмедэксперт, подставляя ладони под автоматически распрыскивающийся санитайзер. Материал перчаток скрипит, когда тот вытирает их от остатков антисептического средства. – Мы уже видели несколько подобных тел.

Найнз подходит ближе, разглядывает прикрытый тканью труп на операционном столе. С виду – абсолютно ничего примечательного, на открытых частях тела, видных из-под ткани, не видно ни кровоподтёков, характерных для насильственной смерти, ни странгуляционных борозд, появляющихся вследствие удушения. Абсолютно ничего. Впечатление, словно бы человек очень устал и прилёг отдохнуть, а во время сна просто взял и умер. Сердце остановилось. Или ещё какая-нибудь естественная причина, оборвавшая жизнь.

- Едва ли они все не заметили, что умирают, - продолжает говорить эксперт, - но, по крайней мере, их смерть была практически безболезненной. Кому-то подмешивали сильные препараты, останавливающие сердечную деятельность. Кому-то вводили длинную иглу прямо под основание черепа, чтобы пробить мозг. Ощущение, будто убийца заботился о своих жертвах, как бы странно это не звучало.

Заботился. Найнз тихо фыркает.

- Сколько на вашей практике было таких тел? – спрашивает он. И, видя вопросительный взгляд, поясняет: - Мы пока не можем причислить убийцу ни к одной известной категории. Может быть серийный. А, может быть, это были отдельные эпизоды, никак друг с другом не связанные.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

+2

23

Кофе из автомата — дерьмо собачье, и Гэвин более чем уверен, что на вкус настоящий кофе таким быть не должен. Пережженный, отвратительно кислит и больше похож на разведенную водой землю, чем на благородный напиток, но в мире, где настоящие кофейные зерна — непозволительная роскошь для исключительно богатых людей, выбирать особо и не приходится. Пей, что дают, и радуйся жизни настолько, насколько тебе оно позволено.

Желудок едва ли на самом деле скажет ему спасибо за эту постоянную диету, но времени на полноценный обед [или ужин? или уже слишком ранний завтрак? поди пойми, когда солнца нормально не видно] катастрофически не хватает почти всегда. И даже без «почти». Просто не хватает. Найнз наверняка потом выговорит опять не эту тему, но это будет потом, а потому на данный момент не сильно ебет. Замечательно.

— Разумно, — Рид пожимает плечами, отхлебывая еще бурды из пластикового стаканчика, и косит взгляд на щебечущую парочку новеньких на кухне. Кто-то из стажеров наверняка, потому что в них еще ощущается любовь к своей работе и жизни вообще. Их веселенькая трель человеческой речи изрядно давит на мозг и раздражает, поэтому детектив, привалившись бедром к кухонной столешнице, бросает раздраженное:

— Чо пыритесь? Пшли вон! — и допивает в образовавшейся тишине кофе буквально в два глотка, нещадно обжигая язык.

Будь добрее и люди к тебе потянутся? Да ну нахуй.

В морге первоначально накатывает привычное чувство тошноты от ощущения всех этих классических, свойственных помещению с покойниками, запахов, но самого отвращения к мертвым Гэвин не испытывает. Не потому, что к покойникам в принципе нужно относиться с некоторым уважением, как искренне считают люди и, в частности, священнослужители, а потому, что трупы не умеют раздражать. Они не задают вопросов, не мозолят перед глазами вопреки просьбам не отсвечивать лишний раз. Не надоедают и в принципе не выказывают никаких признаков жизни. Трупы есть трупы. Лежат на столе, в канаве, в канализации — да где угодно. Просто лежат. Или сидят. Молчаливые, безразличные ко всему и холодные.

Не всегда целые, правда.

Но уважения к ним явно больше, чем к живым.

Рид халаты игнорирует. Потому что какая разница, если ты на ботинках с улицы или откуда-либо еще все равно внесешь всякую микробную срань? С одежды это все тоже падает, и ты либо надеваешь полное защитное облачение, если уж так хочешь соблюсти стерильность, либо не выебываешься профессорским видом. На ученого Гэвин никогда не был похож. Равно как и на человека хоть чему-либо обученного.

— Три за один лишь этот месяц, вы же знаете, — патологоанатом, работающий здесь, на самом деле мировой мужик, — и еще…два было до них. Около года назад, если я правильно помню. Я могу посмотреть по архивам. Не уверен, конечно, что между ними была связь, но случай в чем-то похож.

Около года назад еще два тела. А сейчас уже три. Гэвин хмурится, пытаясь соображать, трет скулу и шмыгает носом, осматривая тело на столе. В холодильниках лежат еще два трупа.

— А покажи их еще раз… — дважды просить не приходится, еще две полки выезжают поочередно из встроенных в стену холодильных устройств. Рид медленно расхаживает от одного к другому, откидывая в сторону белую ткань простыни, чтобы заглянуть в лицо. Выражение одного из них несколько отличалось.

— Глянь, Найнз. Этот выглядит каким-то блаженным с этой своей легкой улыбочкой, как под кайфом. Это тот, что под препаратами помер?

— Нет. Но выглядит действительно необычно. Я подозреваю, что он действительно был рад своей смерти.

— Или урод постарался, намеренно вылепливая эмоцию…

[nick]Gavin Reed[/nick][status]download your outlook[/status][icon]https://i.imgur.com/ztS0oxc.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Sb27izG.gif[/sign][lz]<a class="lzname">гэвин рид</a><div class="fandom">AU.BLADE RUNNER</div><div class="info"><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1259"><b>You get the wire</b></a> and I’ll get the digital<br>We got the science, so let’s get metaphysical<br>Who dropped the knowledge, I need to pick it up<br>I got a fire in my wire and <br><center>it don’t give a fuck</center></div>[/lz]

+1

24

Три за этот месяц, и ещё два около года назад. Полицейской и судебной практике известны случаи, когда преступления раскрывали и через десятки лет, если не через сотни. Покопавшись по виртуальным архивам данных о серийных убийцах Найнз с уверенностью сможет назвать хотя бы одно дело, которые раскрыли аж спустя тридцать лет после его совершения - да и то волею случая, когда девушка-библиотекарь решилась поиграть в детектива, а потом с помощью сайта генеалогических древ и ДНК-исследований сумела сложить кусочки пазла воедино. Как знать, поможет ли им последовательность в цепочках ДНК и в этот раз?

Голограмма подходит ближе, чтобы посмотреть на ещё два трупа. У одного из них действительно застыло не самое обычное выражение лица, слишком до жути отличающееся от всех остальных.

- Трупное окоченение мешает как-либо существенно изменять положение мышц трупа, - говорит Найнз, - То есть если убийца пытался вылепить эмоцию, он делал это в течение трёх часов с момента убийства. С другой же стороны

Найнз обходит металлический стол, проводит над ним прозрачной неосязаемой ладонью. Из-за быстрого движения очертания голограммы на секунду размываются, покрываясь мурашками помех, а после вновь восстанавливают единую проецирующуюся структуру.

Трупное окоченение фиксирует положение тела в момент смерти и все предметы, вложенные в руки. Именно поэтому лучше сразу вытаскивать что-то компрометирующее, иначе потом это будет чертовски сложно сделать. Здесь же особенность поведения мышечных тканей используется для других целей.

Нельзя понимать с точностью, что творится в голове у убийцы, но можно попытаться предположить.

- …трупное окоченение спустя семьдесят два часа проходит, и мышцы расслабляются. То есть убийца знал, что тело найдут свежим. И что его художество… зафиксируют.

Творческий подход, уже выбивается из множества однообразных случаев. Старается ли убийца так сбить со следа, приписывая свои деяния абстрактному другому преступнику, или же они действительно пытаются поймать двух зайцев одновременно?

Найнз ещё раз окидывает взглядом тела.

- Два других случая можно посмотреть по архивным записям. И сделать запрос на предмет похожих убийств по области хотя бы штата.

Итого. Что имеется. Убит один специал - и без того искалеченный по своей сути человек. Убит девиантный андроид - и пока неизвестно, сколько их ещё находится поблизости. Может быть, у этих людей тоже было что-то не в порядке; Найнз делает пометку попытаться разузнать о жертвах побольше. Может быть сами трупы смогут им что-то рассказать.

- Ну да, - говорит эксперт, отслеживая взглядом перемещения голограммы по своей обители. - Только это нам всё равно ничего не даёт. Кроме того, что труп свежий.

- И кроме того, что убийца мог находиться рядом, - добавляет Найнз.

RK-900 переводит взгляд на напарника, ожидая его решения. Стоит ли и дальше копать в этом направлении - решать ему, а голограмма, настроенная на сопровождение расследований, лишь подчинится поставленной задаче.

В этом должна быть закономерность. Осталось её вычислить. Иногда, к сожалению, закономерность не поддаётся чему-то логичному,и приходится идти от обратного.

[nick]RK900[/nick][icon]https://i.imgur.com/ZhTrIGZ.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/L4WxuL0.gif[/sign][lz]<a class="lzname">RK900</a><div class="fandom">AU. Blade Runner</div><div class="info">for the animal's soul is mine and the world around will never hear your cries. i have no <a href= "http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=1258">control</a> this time and now emotions die in hell tonight</div>[/lz]

Отредактировано Newton Geiszler (29.04.22 14:04:09)

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » flip the kill switch, it's the golden glitch


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно