ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » there is nothing you can do


there is nothing you can do

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">that I have not already done to myself</span>

<span class="data">somewhere / sometime</span>

<!-- чтобы убрать цветовое оформление, из этого div удалить отметку color -->
<div class="episodepic color"><img src="https://i.imgur.com/oiM5Juxl.jpg">
</div>

<p>
I lost my peace of mind somewhere along the way
<span>
cheshire, agent 37
</span></p>
</div>

Тяжело ли пережить собственную смерть и смириться с тем, что теперь для всего мира ты - человек без личности и имени? Врать собственной семье, друзьям и любимым, позволять им оплакивать свою смерть, а самому носиться по миру и спокойно работать? Да нормально, в общем-то. Знаете, бывали денечки и похуже, а здесь, вроде как, кормят неплохо да и в целом ничего.
Это все шутки, конечно же.
Если хотите знать, что такое быть самым мудацким мудаком на свете, просто спросите об этом Грейсона. Он в этом специалист.
Если хотите знать, что такое быть знакомой самого мудацкого мудака, который вечно мешается под ногами и мешает работать даже тогда, когда officially dead, спросите Джейд. У нее про этого дурака достаточно историй накопилось.

Не роад-трип, но что-то про: "Грейсон, если ты думаешь, что я тебя не узнала, то вынь голову из задницы, придурок, и проваливай, я здесь делом пытаюсь заниматься".
</div>[/html]

Отредактировано Richard Grayson (17.10.20 00:27:57)

+4

2

Есть в мире определенные жизненные законы, которые давным-давно методом постижения дзена во время гармоничного слияния человеческих голов и всем известного рабочего инструмента, были отработаны и отлажены до автоматизма так, что ни у одного нормального homo sapiens и в мыслях не планировалось ни при каких обстоятельствах их нарушать. Но то ли программное обеспечение со временем устаревало, то ли сами несчастные пользователи сих инструкций начинали относиться к ним с халатностью и вольным безразличием, что приводило, само собой, к необратимым последствиям.

Один из таких законов гласил: никогда не говори женщине: это не твое дело. Или другая не менее распространенная вариация: это опасно. Или вот еще: я сам во всем разберусь. В общем, сюжетов много, а итог один.
Потому, упаси вас всевышний и вся братия тусующая с ним наверху, произнести это вслух рядом с той, которая уверена что без нее все рассыплется прахом, ну или по крайней мере пойдет не по той колее, а потом и вовсе рухнет в бездну. Ведь когда женщине говорят: не лезь не в свое дело, - это значит, что несчастный собственными руками нарисовал огромную светящуюся стрелку-указатель, по которой с легкостью можно дойти до того места где самое не то дело и лежит. Ведь запрет как известно вызывает дичайший интерес к происходящему и уж он-то не отпускает до самого конца, волочет за собой по камням любопытства, независимо от того шел ты изначально добровольно или по ним усиленно пихало тебя вперед твое собственное эго.

Еще хуже, когда женщина уже влезла туда, куда ее не просили и руками, и ногами, потому что естественно и была инициатором всего происходящего веселья. Или не совсем всего, а только части его, потому как слегка побаламутила пальцем воду, из-за чего со дна поднялась тяжелая взвесь последствий. И в этом случае она никогда не останется в стороне.

Шатающийся словно пьяный, старый пыльный фонарь практически не давал света и в комнате царил полумрак. Его скрип, противный и царапающий мозг изнутри, нервировал и вызывал желание сорвать старую жестянку и разбить об чью-нибудь голову. Желательно об голову того, кто в данный момент плашмя держал марокканскую саблю, острие которой едва касалось нежной кожи рядом с яремной веной, вынудив наемницу почти перестать дышать.

Трое, стоящие друг напротив друга, не двигались и не проронили ни слова за все то время, пока на полу корчился в предсмертных конвульсиях четвертый участник безмолвного действа, попытавшийся напасть на Чешир первым. Ее ядовитый коготь сейчас торчал в шее у несчастного, но ни один из оставшихся в комнате не сделал попыток, чтобы помочь тому, чьи последние мгновенья уже пересыпала текучим песком себе на ладонь смерть. Никто из собравшихся не привык растрачивать собственное время впустую, тем более, когда ничего уже нельзя изменить.

Тишина, почти звенящая, осязаемая давила на уши. Еще немного и ее можно будет резать ножом как масло, отделяя равные доли от общего тяжелого сгустка. Слышно лишь собственное дыхание и яркими точками в неверном свете блестят три пары глаз. Глаза Чешир ядовито-зеленые будто светятся изнутри или это обманчивые блики играют глупую шутку с теми, кто решил, что сумел поймать в свои сети шуструю кошку.

Оказаться на месте уже коченеющего под ногами трупа двум оставшимся в живых не хотелось, а потому они медлили, заставляя секунды падать тягучими каплями, вплетающимися в длинные нити минут. Это походило на игру в русскую рулетку, где весь смысл состоит как раз в том, что никто из присутствующих не знает, кому достанется заветная пуля. А барабан вертится, и время утекает сквозь пальцы.

Тик-так.

Джейд в ловушке. Храбрые мальчики поджали хвосты. Даже сейчас никому не хотелось стать тем, кто первый поцелует в холодные уста костлявую старушку смерть. Она не очень ласковая любовница, увы.
Чешир косится на лезвие, острие которого продолжает упираться ей в горло, а затем переводит взгляд на мужчину, стоящего напротив. Он невозмутим и ни один мускул за все это время не дрогнул на его лице. О, она прекрасно знает эти темные жгучие глаза, в которых не отражается ни единой эмоции. Глаза дикого зверя.

- Послушай, - осторожно, как будто трогая блестящую гладь замершего озера, в котором водятся пираньи, мурлычет Чешир, - все мы знаем, что это никуда не годится. Давай поговорим, мы же все-таки были напарниками.
Джейд на секунду замолкает, когда на лице Бронзового Тигра появляется хищный оскал, ее глаза зорко следят за любым самым мимолетным движением бывшего компаньона и его помощника, но они не предпринимают никаких угрожающих действий и она продолжает:
- Мы не очень хорошо расстались тогда, но знаешь…
- Ты предала нас ради Тодда и его глупых дружков, - рычит в ответ Тигр и теперь настает время морщиться Чешир.
- Я лишь помогла им. Чуть-чуть, - женщина усмехается и осторожно кладет палец на саблю, чтобы отвести подальше от себя опасное лезвие, но замирает, когда чувствует болезненный укол в шею, - ты же знаешь, я не пришла бы к тебе, не будь на то веских оснований.
Полувопросительное рычание, вырвавшееся из глотки Бена, и тяжелый немигающий взгляд были единственным ответом, но это дало Чешир понять, что маленький крючок любопытства заглочен вместе с наживкой.
- Есть кое-что. Здесь. В…

Она не успевает закончить, лишь ощущает, как слабеет хватка Бена и в тот же момент из его руки выпадает сабля, все же задев гладкую кожу на шее. Бронзовый Тигр и его напарник с грохотом падают под ноги Джейд, вынуждая ту отступить.
Тонкая струйка крови щекоча скатывается за воротник, и это выводит Чешир из оцепенения. Она склоняется над мужчинами, пытаясь понять что же произошло, и у основания черепов обоих обнаруживает торчащие наконечники-электроды, по которым все еще пробегают слабые электрические разряды.
Кто-то намеренно испортил встречу старых знакомых и это совсем не приходится  Джейд по нраву.

Кстати, в этот самый момент стоит вспомнить еще один очень важный закон, о котором никогда не стоит забывать и который в первую очередь улетучивается из мужских голов, словно выдувается оттуда ураганным ветром, не оставляя даже воспоминаний о нем. 
Так вот, он гласит: НИКОГДА. Никогда не помогайте женщине, если она вас об этом не просила. Тем более, когда на сто один процент уверены, что без вашей поддержки она пропадет.
И если вы совершили данную ошибку...
Ну, что ж.
Поздравляем.
Заказывайте катафалк.

Отредактировано Jade Nguyen (27.11.20 15:22:06)

+3

3

- Агент 37, прием, - в левом наушнике раздается четкий механический голос, сообщающий о том, что Хелена, за пару недель разлуки, успела остро соскучиться по своему любимому напарнику. Так сильно, что даже на расстоянии пытается обуздать и проконтролировать эту ненадежную неизвестную, которой является Грейсон. Всегда, везде, в любой ситуации. Если где-то косяк, то это точно Грейсон виноват. Некоторые вещи - жив ты или мертв для мира - просто не меняются. Глаз да глаз нужен, а то ведь снова что-нибудь выкинет, с него бы сталось. Ничего особенного, просто в этот раз Ричард работает в соло, а мисс Бертинелли оставили на подхвате. Где-то очень далеко. Кажется, расстались они где-то в Греции. Романтическое свидание в Идрисе, которое кончилось знатной заварушкой, перестрелкой и разборками - к веселью даже присоединились Агент 4 и Агент 13, что было большой редкостью, ведь они практически никогда не работали с кем-то еще, помимо друг друга - в ходе которых им с Матроной пришлось разделиться. Случайность ли это была, что теперь Агенту 37 предстояло самостоятельно поиграть, пока его напарница пытается разобраться с последствиями всего, что они натворили в Греции? Сложно подтвердить и сложно опровергнуть. Стечение обстоятельств, не более того. Так что сейчас раздраженный призыв Хелены воспринимается чем-то скорее забавляющим. Трех слов достаточно, чтобы ясно понять: она немного нервничает из-за того, что за Диком некому присмотреть и прикрыть, если ему вдруг захочется поиграть в героя. Он ведь так это обожает, все в курсе. Один раз наденешь выпендрежный супергеройский костюм - и эта дурь из головы не выбьется уже никогда. Даже если в качестве полноценного Агента Спирали будут гонять, дрессировать и пытаться выбросить некоторые стороны личности, которые к работе шпионом никак не относятся, а лишь мешают. Это тоже просто допущение, все еще не более того. Грейсон надкусывает шоколадный батончик, лениво поведя плечом и совершенно не собираясь отвечать. Оскорбительное недоверие, вы только подумайте. - Кончай это представление, тридцать седьмой, сейчас не до твоих заигрываний и шуток. Отвечай, я знаю, что ты меня прекрасно слышишь, потому что сама слышу, как ты жуешь.
Грейсон закидывает остатки батончика в рот, шумно сминает упаковку в кулаке и бросает на землю, ускоряя шаг. Сегодня у него по плану крайне увлекательная экскурсия по древним достопримечательностям. Касательно храма, по разваленным ступеням которого он поднимается, можно сказать, что даже слово "древний" в данном случае не описывает совершенно ничего. Здесь даже фильмы про Индиану Джонса немного меркнут и бледнеют, в сравнении с тем, что предстает перед глазами. Никаких тебе злобных немцев, которые будут грязно и грозно ругаться, угрожая расправой, если не поделишься секретом того, как обезвредить хитроумную ловушку в стене. Самих ловушек тоже, вполне очевидно, не предвидится. Даже немного обидно, если честно. Грейсон, конечно, не фанат индианщины, но фильмы были добротными и интересными, стоило это признать. И в детстве - еще во времена прыжков по крышам Готэма в костюме Робина - порой Дик представлял себя героем подобного фильма. Улицы Готэма вряд ли тянули на древние и красивые храмы, но как декорация тоже были вполне себе достойными. Зато вот сейчас выпал шанс почувствовать себя таким вот героем приключенческого фильма. Он здесь, конечно, надолго не задержится, да и в целом работа предстоит скорее рутинная, чем увлекательная, но для разнообразия и это годилось. Хотя бы не очередная погоня за кем-то. Или от кого-то. В работе супергероя - уже бывшего, ладно, хорошо, он смирился с этим (на неопределенный срок) - тоже не было особенного разнообразия или оригинальности. Обычный такой план: найти проблему (самому ее создать, тут вариативно) - ввязаться в нее по самые уши - подраться с кем-нибудь - провести расследование - во время расследования снова подраться - установить виновных в произошедшем (или назначить за него кого-то примерно подходящего по описанию и домыслам, порой и такие казусы случались) - подраться с виновным - отправить виновного в лапы полиции или сразу в лечебницу - done. Готово, вы восхитительны и снова можете звать себя полноценным героем меча, щита, магии и цветастых костюмов. План хороший, его выверяли если не десятилетиями, то столетиями точно. Плюс-минус, сколько там существует концепт анонимных вершителей правосудия? Кажется, не так давно он читал про...
- Если не ответишь мне через три секунды, я приеду и вмажу тебе.
Ох. Точно. Совсем забыл о том, что у них тут, вроде как, диалог. Серьезный такой. О работе. Или о том, что Хелена хочет ему вмазать вне зависимости от того, что происходит в этом мире, а просто по умолчанию. Попробуйте вообще найти такого человека в этом мире, который не желает врезать Грейсону. Окей. Может быть, в Греции он действительно переборщил.
- Агент 37 на месте, прием, - Дик достает оружие из кобуры на бедре, проверяя готовность к выстрелу. Ничего такого, оно не летальное, а просто оглушит цель, в случае чего. Вряд ли кто-то вообще решит добраться до этой глуши именно сегодня, но осторожность и все такое. - Извини, ты что-то сказала? У меня был перерыв на обед. Он мне полагается, согласно трудовому договору. Ты не можешь отобрать мое священное время на еду, иначе я напишу жалобу.
Дик слышит, как Матрона шумно тянет воздух носом, пытаясь успокоиться, не взбеситься и не сорваться на крик. Такой вот крик, который послал бы Грейсону ментальную пощечину и пообещал бы ему все возможные кары на свете, которые заставили бы его пожалеть о том, что он родился на свет. Как будто бы не уже, честно слово.
- Где ты? Твое местоположение не отмечено нигде, - берет себя в руки и спрашивает невыразимо спокойно. Окей, позвольте просто уточнить кое-что: Грейсон невыразимо восхищается этой женщиной. И ее способностью держать все под контролем даже тогда, когда все планы катятся к черту. Когда дело касается Агента 37, все планы заранее уже там, у того самого черта.
- Я уже в... - Дик запинается на полуслове и не заканчивает мысль. Что-то не так. Здесь уже кто-то есть, помимо него самого. Вот дерьмо, надо же было такому приключиться. - Свяжусь позже, отбой.
- Что, стой, Гре... - Дик не дослушивает чужой возмущенный возглас и обрывает связь, вместо этого прижимая оружие к плечу.
Он почти был готов к тому, что сегодня не повезет и кому-то точно так же приспичит наведаться в храм, как и ему самому. Почти, но тайно надеялся на то, что случится маленькое чудо и все пройдет быстро, гладко и без лишних заминок. Хрен там угадал, ага. Грейсон бесшумно ступает по тесному темному коридору, внимательно прислушиваясь ко всему. Где-то из глубины слышится нестройный ряд голосов. Двое? Трое? Больше? Впереди маячит неровный и блеклый свет. Если он правильно помнит схему, то впереди находится главный зал. Чудно. Значит, праздник там и он по адресу.
Мог бы, пожалуй, быть умнее, не вмешиваться и пойти своей дорогой. Вообще не важно, что здесь происходит, он просто заберет то, что должен и свалит тихо, пока никто не заметил. Но. Политика невмешательства - все еще не его политика. Как и всегда. Ричард Грейсон и его любовь к тому, чтобы влезать во всякую неприятность, которую только найдет.
Было ли происходящее неприятностью? В каком-то смысле, да. Очевидно, разборки, что-то не поделили и никак не могут договориться. Не самое странное и необычное, что он мог бы увидеть. Куда более интересно то, что одну из участниц он знает более чем хорошо. Ее-то какой черт занес в это место и время?
Джейд. Джейд-я-твое-хлебало-размажу-по-стене-Найтвинг-а-затем-закопаю-Нгуен. Чешир. Бывшая его друга. Великолепная женщина, которая ни секунду в жизни не смотрела на Грейсона с интересом - даже жаль - наемница, убийца, собирательница самых неприятных неприятностей. Ну просто чудо, а не девушка. Что-то такое из прошлого, о чем Грейсон скучает каждую секунду в своей новой жизни. Она-то его не узнает, конечно, и не поймет всю иронию происходящего, но. Из всех людей на свете, он умудрился столкнуться именно с ней. Подумать только. Да еще и в такой деликатной ситуации, когда ей готовы вспороть глотку.
Дик все еще не был бы собой, если бы просто прошел мимо, согласно всем инструкциям. Он и не проходит. Вместо этого, прицеливается и метко стреляет, выводя из игры несомненно любопытных участников представления. Все еще не его дело. Но. Да. Вмешался. Да. Идиот. Господи, Бертинелли если узнает обо всем этом - просто уничтожит его.
Грейсон выходит из тени коридора плавными шагами, склоняя голову и изучающе оглядывая девушку, пытаясь понять, в какой момент она нападет и снова будет защищаться, теперь уже от него. Определенно, он даже более подозрителен, чем все присутствующие здесь, вместе взятые. В конце концов, он единственный, чье лицо невозможно разглядеть. И расставаться с гипнозом, раскрывая свою личность ей, он точно не планирует.
Ладно, все это хорошо не кончится. Определенно. Надо срочно валить отсюда. Но он все еще просто стоит поодаль и внимательно ее изучает. Самый тупой план на свете.

+2

4

Берегитесь, если по наивности своей вы не замечаете в глазах женщины разгорающегося пламени войны, полагая себя победителем, заслуживающим благодарности. Ведь результатом этого неведения и самолюбования чаще всего становится совершенно не та реакция, на которую изначально шел расчет, потому что вовремя не были замечены явные сигналы опасности, способные отсрочить все казни египетские, готовые сиюминутно излиться на голову несчастной жертвы. И если момент упущен и все вокруг полыхает от женской ярости, а из глаз на вас смотрят все демоны девятого круга, самый лучший вариант в этом случае - бежать. Быстро, как только позволяют резвые ноги. Улепетывать так, будто вы заблудившийся в джунглях бандар-лог, по ошибке наступивший на хвост Каа, упустившего на обед прекрасную лань. Бегите. Иначе вам хана.
Ну, а если и тут вы сели в лужу, сложите ручки на груди и постарайтесь не сопротивляться. Удавы, конечно, могут заглатывать брыкающуюся жертву, но и им все же приятней, когда она воспитанно и вдохновенно молчит, пока ее переваривают.

Он же умер!!!!

Молнией прошибает первая мысль, когда Джейд узнает своего спасителя. Но на смену ей, при виде самодовольной и уверенной в своей геройской правоте морды, приходит другая.

Раз не сдох, значит я убью его прямо сейчас сама.

Чешир смотрит в ясные голубые глаза без пяти минут мертвого идиота, и от мгновенной смерти Грейсона спасает лишь то, что расчетливый ум его знакомой начинает перебирать варианты возможного выгодного разруливания сложившейся ситуации: убить сейчас, убить сейчас, но медленно и с оттягом или же все-таки дождаться пока придут в себя члены Лиги (коих, как наивно полагает ее мнимый спаситель, он так благородно подстрелил в спину, спасая даму, несомненно, нуждающуюся в своем герое) и отдать им в качестве залога и благополучного урегулирования всех дальнейших вопросов.

Хотя, разве можно расстаться с таким прекрасным экземпляром и лишиться возможности разделаться с ним собственноручно? Джейд вскидывает руки, готовая вцепиться Дику в глотку, чтобы позволить ему насладиться удивительными ощущениями от разливающегося по всему телу компота из ядов и навсегда закрепить в глупой ветреной головушке кому помогать не рекомендуется. Но замирает передумав и с силой стискивает ткань футболки, натянутой на тело со скрипом (и ведь любит же Грейсон таскать все в облипочку), чтобы как следует тряхнуть и, заставив наклониться к своему лицу, так близко, что соприкоснулись носы, прошипеть:

- Как часто тебе говорили, мой дорогой и беззаботный воробышек, что ты идиот? - пальцы выпускают ткань и с силой толкают в плечи, так что парень не удерживается на ногах и, споткнувшись обо что-то на полу, падает на свою прекрасную филейную часть, которой он думал еще пять минут назад.
Чешир склоняется над ним, не дав опомнится, проводит одним из острых коготков по щеке, наблюдая как проступают маленькие алые капельки на бледной коже. Превратившись в мгновение ока из разъяренной фурии в ласковую кошку, она улыбается сахарно, и ее голос начинает течь елеем:
- О, мой чудесный и славный мальчик. Ты пришел спасти даму? - улыбка становится все шире, растягиваясь так что, кажется, лицо Джейд сейчас треснет, не выдержав такого напряжения, - но, знаешь, тебе стоило бы дюжину раз подумать, а потом еще другую дюжину, прежде чем кидаться сломя голову на помощь той, кто в ней не нуждается. Но я все же постараюсь оценить твое благородство, - смех, легкий едва слышный, растворяется в наступающей со всех сторон вязкой пелене, застилающей Грейсону глаза, - правда, боюсь, ты уже не успеешь насладиться моим великодушием. Яд убьет тебя быстрее. Хотя, если ты скажешь волшебное слово, я могу и передумать.
В ладошке Джейд появляется маленькая капсула с противоядием, которую она подбрасывает ловко и непринужденно, будто это не возможность спасти жизнь, а какая-то безделица, найденная в подворотне.

- Скажи… - она не договаривает, резко повернувшись, глядя куда-то себе за спину, на секунду замирает, - Черт, - пальцы нажимают на подбородок Дика, заставляя разжать немеющую челюсть. Тонкой струйкой в рот течет противоядие, а затем сильная рука вздергивает парня наверх, вынуждая тело принять вертикальное положение.
- Шевели своей красивой задницей, я не хочу, чтобы кто-то убил тебя… раньше меня.

Грязные улицы старого и богом забытого города, хотя сложно это захолустье близ древних развалин гордо именуемых себя Храмом назвать даже поселением, не самое романтичное место, где можно коротать время, но вполне подходит для того, чтобы дать пару тычков под ребра зарвавшемуся герою, все еще приходящему в себя от токсикологического шока. Чешир вновь сменив милость на гнев, почти рыча, исследует все возможные точки обзора и ближайшие темные пятна на территории, пытаясь понять, удалось ли им скрыться от погони. Наконец, поняв, что на некоторое время они в относительной безопасности и успокоившись, возвращается на место, где привалившись к стене, сидит ее горе-компаньон.

- В следующий раз, когда тебе приспичит всадить свою игрушечную пулялку в зад Бронзового Тигра, будь добр, подумай несколько раз.

Когда у тебя на хвосте Лига, приятного мало, тем более, когда ты знаешь, на что она способна. Проработав в одной команде с Бенджамином несколько лет, Чешир прекрасно понимала, что если он взял след, то будет гнать свою добычу, пока не настигнет. Только вот раньше она тоже выступала в роли загонщика, и ни разу в роли жертвы. От этого неприятно холодит где-то внутри у позвоночника и тоскливо подвывает внутренняя чуйка, под названием "приближающийся пиздец".

Самое оптимальное, что можно сделать в данный момент - это рвать когти куда-нибудь подальше из этого богом забытого места. Проблема состоит лишь в том, что именно сейчас Джейд не может выбрать этот вариант развития событий. Ей необходимо добраться до данных, предположительно спрятанных в старых тоннелях, расположенных под Храмом или быть может даже под городом, карта была такой старой, что не разобрать. Ведь часть ключика лежит у нее, а вторая так призывно манит из времен золотой сказки, погребенной под толстым слоем пыли и грязи и до недавнего времени так старательно скрытой ото всех.

Отредактировано Jade Nguyen (13.01.21 15:29:43)

+2

5

Можно с полной уверенность сказать о том, что план оказывается говняным и чертовски паршивым, начиная от гениального начала и заканчивая не менее великолепным...окончанием. Водя водянистая и смысла маловато, но главное здесь то, что он легко улавливает суть. Остальное не то что второстепенно, а вообще по степени "неважноти" укатывается в слои стратосферы, а то и вовсе в одну из черных дыр.
Короче говоря, если кратко, по делу и переходя к основной сути: Грейсон крупно проебался. Не так чтобы он с самого начала не был в курсе того, что связываться с Джейд Нгуен - и при этом рассчитывать не умереть спустя секунды - могло прийти в голову лишь гипотетическому рыжему лучнику или дебильному самоубийце (шутку вы поняли сами). Если конкретнее, то только Рой мог всерьез надеяться на то, что его пусть и убьют сразу, но не насмерть. А это если не многое, то вообще все сразу.
Грейсона она не встречает теплом, лаской и объятиями. В планах Грейсона хотя и сначала значилось "просто пройди мимо и не обращай внимание, серьезно, это вообще не твоя война, бро", которое затем резко заменилось героически-самоубийственным: "Кто я в этой жизни, если позволю себе пройти мимо и не вмешаюсь, даже если меня не приглашали, не приглашали никогда и никуда, так что это в принципе фактор от которого ничего в этой жизни не зависит". Короче говоря, в конечном итоге, он облажался. И это было обидно по многим причинам. Но самым важным было то, что его собственное задание, за которым он сюда и заявился, полетело вообще не туда и совсем не в той позе, в которой ему бы хотелось. Конкретно его нынешнее положение - задницей на земле - вообще ни капли не поднимает настроение. На благодарность он не надеялся, все же о Джейд он знал не прям многое, но точно был в курсе того, что добродетель была ее сильной стороной примерно никогда. Но и на то, что она начнет так конкретно и точечно-прицельно беситься, срывая всю злость персонально на нем, он тоже как-то не рассчитывал.
Просто маленькое и чертовски дружеское напоминание о том, что план был. И был он совсем не такой.
Вообще-то, Нгуен он никогда не боялся всерьез. Ну, знаете, он повидал достаточно дерьма как на улицах Готэма, так и в принципе в жизни. И она не была самой страшной карой из возможных. Но яд - это действительно неприятно. И если есть вариант с тем, чтобы выбрать то, как именно ему умирать, он точно выбрал бы не это. Яд - он вообще в принципе неприятная штука. Умирать от него тем более неприятнее. Даже с учетом того, что формально Грейсон уже некоторое время и так мертв, сейчас это к делу не относится.
Наверное, они могли бы договориться более дипломатично и мирно. Но была одна маленькая неприятная деталь в этом плане: перед ним все еще Джейд, которая в принципе договариваться не то что не умеет, а ей, видимо, религия просто запрещает слушать чье-то мнение, помимо собственного. Во всяком случае, именно такое впечатление она на него производила прежде. И продолжает производить сейчас.
Слова ее так же ядовиты, как и когти. Этот яд отравляет все, чего она касается. Ее слова не производят должного устрашающего впечатления, но в целом суть положения, в которое он сам себя изящно загнал, догнать не сложно. Снова коротко: он объебался. Звучит не изящно и максимально некультурно, но кроме как внутренне материться ему ничего не остается.
Он в принципе не планировал драться с ней. Хотя бы потому что делить здесь им решительно нечего. У нее свои дела, у него - свои. Разве что он просто случайно мимо проходил и так же случайно вмешался в ее дела. Подумаешь, не просили его об этом. Так он просто думал помочь, по старой памяти. Все же они знакомы не один день и гораздо ближе, чем могло бы показаться. Но, как и всегда, благими намерениями вымощена дорога в Ад. В данном случае, он действительно предпочел бы просто извиниться и разойтись. Да, удар по гордости и самолюбию, которое за пару минут успели обплевать так, что не отмыться. Зато он будет уверен в том, что не встрянет в дела похуже тех, в которых успел увязнуть, когда решил поменять свой скромный распорядок дня.
Но, как и всегда, стоит помнить о том, что с Джейд никогда всерьез не мог работать ни один план. Потому что на все и всегда у нее имеются планы собственные. Порой просто из вредности идущие вразрез чужим. В данном случае, Грейсон уже мог начать переживать о том, что смерть от яда - которая пусть и не случилась, опять же, по чужой внезапной милости и легкому "я так захотела" - не самое худшее из того, чем эта смерть могла бы кончиться.
Сейчас ему труднее напоминать себе о том, что дела той же Лиги - это совсем не то, во что ему разумно было бы влезать. Ему стоит держаться максимально подальше от всего, что связано с его прошлой жизнью. Но об этом стоило бы вспомнить тогда, когда он влезал в разборки Джейд с ее парнями. Кто они ей и какого черта произошло - это дело десятой важности. И он правда хотел бы крепче спать, не загоняя себя мыслями еще и о том, не будет ли это как-то связано с Готэмом и делами в нем. С учетом того, что Брюс уже некоторое время не выходит на связь, это все же кое-что означает и интуиция может не подвести. Но лучше бы ей замолчать.
- Понял, в следующий раз, когда увижу тебя, просто притворюсь, что мы не знакомы, - иронично хмыкает Грейсон. Ну не станет он сейчас объяснять все свои мотивы и причины. Хотя бы во имя спасения остатков своей гордости и растоптанного в пыль эго. Чего именно она ждет от него? Что он извинится за то, что вообще вмешался? А ему казалось, что этот вопрос они разрешили в тот момент, когда она попыталась его убить. Разве это не считается чем-то типа смывания всех грехов. Или как это вообще работает? Раньше он думал, что это все логично.
Больше чем когда-либо, Грейсон хочет позвонить Харперу и спросить его краткий гайд о том, как общаться с его любимой женщиной. Потому что сам Грейсон, очевидно, умудряется копать себе яму каждым произнесенным слогом. Там даже особый смысл не нужен во фразе, чтобы подписать себе приговор. - Или я должен вежливо поинтересоваться тем, нужна ли тебе помощь, услышать невежливый отказ и так же вежливо попрощаться, чтобы потом притворяться, будто мы друг друга не видели?
В теле все еще ощущается слабость. И это приносит ощутимое неудобство. Разумеется, он в состоянии сражаться. Он способен на это даже находясь при смерти. Но чувство все равно не на десять из десяти, а скорее на минус сто или типа того.
В целом и общем, ситуация тоска и отстой. Он, разумеется, чертовски не против проводить время наедине с женщинами. Но не когда эта женщина в любой момент может попытаться тебя убить.
- Знаешь, у меня вообще-то и свои дела там были. И то, что у вас, ребята, они там тоже есть, меня немного напрягает, - вообще, это даже не претензия, а просто факт. Не на это он надеялся. И точно не этого хотел. Но просто стоило смириться с тем, что каждая его встреча с Джейд кончалась примерно чем-то таким вот. Похожим на танцы суицидников, которые балансируют на краю пропасти. Ощущения крайне схожие. И он от этого совсем не в восторге. Наверное, как и она.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » there is nothing you can do


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно