ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » всё могло сложиться иначе[?]


всё могло сложиться иначе[?]

Сообщений 1 страница 30 из 43

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita">всё могло быть иначе.</span>

<span class="data">gotham / au</span>

<div class="episodepic">
<img class="image first" src="https://i.imgur.com/2ccoRCI.gif"/>
<img class="image second" src="https://i.imgur.com/DQuDA5J.gif"/>
<img class="image three" src="https://i.imgur.com/asJTtyf.gif"/>
<img class="image four" src="https://i.imgur.com/9Yy01uT.gif"/>
<style type="text/css">
.image.first {
opacity:1px;
display:block;
position:absolute;
transition-duration:0.96s;
-webkit-transition-duration:0.96s;
-moz-transition-duration:0.96s;
-o-transition-duration:0.96s;
-ms-transition-duration:0.96s;
}

.image.three{
opacity:1px;
display:block;
position:absolute;
transition-duration:0.96s;
-webkit-transition-duration:0.96s;
-moz-transition-duration:0.96s;
-o-transition-duration:0.96s;
-ms-transition-duration:0.96s;
}

.image.first:hover {
opacity:0.00;
}

.image.three:hover {
opacity:0.00;
}
</style>
</div>

</div>

<p>
<span>
</span></p>
</div>

<center>Это другая история. Их история. В которой младшие сыновья Бэтмена... поняли друг друга? <br>
И вот они здесь. Один - Бэтмен, другой - Робин. <br>
Могло ли быть все иначе?</center>
</div>[/html]

+4

2

[icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] I’m supposed to be the stronger one
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] You always seem to prove that theory wrong
[indent]  [indent]  [indent] Still, I hold my breath each time you go
[indent]  [indent] Out in the world that’s beyond my control

[indent] Пещера уже давно стала бо́льшим домом, чем всё, что находилось над ней. Тим взъерошивает волосы свободной рукой, просматривая на компьютере очередную запись с одной из многочисленных камер с не самой центральной из улиц Готэма.
   Патруль - окончен, но дело - нет. Никогда нет. Дел слишком много, кажется, даже для него. Даже для Бэтмена.
Он поджимает губы, когда замечает, что к этому часу - Робин ещё не вернулся. Что могло задержать его? И почему он об этом не сообщил?
   Тим выдыхает, медленно. Доверие между ними - всегда было особенно тонкой штукой. Муранское стекло с тончайшими узорами разных цветов: алый - за пролитую кровь, тёмно-синий - за разочарование, изумрудный - за злобу и зависть, чёрный - за то спокойствие, что они всё же сумели найти, соблюдая тот хрупкий баланс, что искали не один год.
  В эфире всё ещё тишина, маячок показывает, что Робин ещё где-то в городе, передвигается быстро. Погоня? За кем-то? От кого-то? Сидеть и наблюдать - просто невыносимо, и Тим натягивает обратно капюшон с маской.
  Бэт-мобиль заводится мгновенно - ещё быстрее лишь выезжает с парковочного места. Он едет узнать где запропастился Робин, и почему он не отвечает.
   А находит перестрелку в доках - как банально, как предсказуемо.
   Несколько дымовых шашек, и хруст запястий, из которых выбиваются пистолеты раздаётся под аккомпанемент ругательств и испуганных криков. Тим слышит, что на другой стороне склада происходит похожая работа, а это значило, что он в нужном месте, значит - Дэмиан тут. Но, всё ещё не отвечало на вопрос почему он не отвечает. Заставляет нервничать.
   У них давным давно не было ссор - то ли от усталости, то ли от того, что они на самом деле научились друг другу доверять - Тим не знал, не задавал лишних вопросов, лишь наслаждался происходящим.
  Городу нужны были они оба, пока остальные в семье взяли что-то вроде "отпуска", если, конечно, так можно назвать "круиз" Тодда по Азии, в ходе которого синдикаты и мафии разрушались один за другим. Грейсон.. Чем он занимался отследить пока было труднее, но то, что самый старший из них не сидел сложа руки - они уже были уверены.
  И, предоставленные сами себе в городе, который не то, что никогда не спит, но вечно находится на грани того, чтобы впасть в пучину отчаяния и беззакония - Дэмиан и Тим постарались сработаться, постарались не опозорить то наследие, что им досталось от отца.
   Город нуждался в помощи, в защите от Бэтмена. И, как сто раз и более Тим говорил сам - Бэтмену был нужен Робин.
Далось это им не сразу. Проблемы были, и шумные споры, которые выслушали стены пещеры под особняком были, пожалуй, не самыми лицеприятными в их жизни. Но они справились. Они заставили это работать. И это была не первая неделя, и даже не первый месяц совместной работы в эти ролях, в этих костюмах.
  Тим не хотел верить, что это всё Дэмиан просто так выкинет в трубу из-за какой-то мелочи. А, значит, произошло что-то достаточно весомое.
- Твой коммуникатор, Робин, - собственный голос в пылу драки звучит несколько рычащим, непривычно, но он не отвлекается, связывая преступников, которые были повержены ранее.
   Когда Дэмиан показывает ему надломленный коммуникатор - от сердца отлегает, и камень, вес которого не позволял дышать полной грудью, кажется, шумным валуном скатывается куда-то в бездну. Значит всё в порядке, верно? Значит, теперь, они, наконец, могут отправиться домой.
  Остаётся лишь вызвать полицию, чем Тим и занимается, пока Робин связывает остальных преступников.
Но из-за угла высовывается ещё одна фигура, пистолет Тим замечает лишь после того, как натренированной рукой кидает бэтаранг. Пуля попадает прямиком в сочленение брони на плече, и жжение отвлекает от всего происходящего вокруг, но Дрейк заставляет разум свой сосредоточиться, контролируя своё тело на том максимуме, что выработан годами усердного труда - в три скачка он настигает преступника, выбивая пистолет, и прицельным, выверенным по силе, ударом в голову - вырубает его, затем пристёгивая к ближайшей трубе.
- Полиция скоро будет. Бэтмобиль неподалёку, так и быть - ведёшь домой ты, - кидает Робину в руку ключи, возвращая левую руку к правому плечу, надавливая выше ранения, чтобы остановить кровь. Ничего серьезного, лишь неприятность, которой можно было бы избежать, конечно же. Но ничего нового, с чем он бы не сталкивался на патруле. Нужно лишь ещё раз просмотреть броню на предмет подобных слабых точек, которые слишком легко пробиваются. Этим он, пожалуй, и займётся сегодня после хорошего горячего душа и сна.
    Он не требует от Дэмиана отчёта - с этим разберутся на месте. А может и вовсе - завтра. Но считает важным пояснить одну простую деталь, из-за которой, кажется, наследник Уэйна хмурится всю дорогу до особняка. - Я не не доверяю тебе, Дэм, я переживал. Тишина в эфире на третий вопрос - не нормально, и ты знаешь это.
   Выходит из машины, скидывая капюшон, и начинает расстёгивать осторожно куртку, стараясь как можно меньше шевелить рукой, пока идёт до медотсека в пещере.
   Материалы - пинцет, иголки  и нитки специальные, антисептик и ванночка для пули, которую предстоит вынуть - всё достаёт левой на автомате. Зеркало неподалёку, усаживается на кушетку, чтобы обработать собственное ранение, чтобы не будить Альфреда. Уже прекрасно справляется и сам, хотя, конечно, левой рукой орудовать чуть сложнее, чем правой, но...
- Я думал, что ты злишься на меня, - в уставшем голосе всё же мелькает удивление, когда Дэмиан проходит и надевает перчатки, отбирая у него пинцет. - Я бы и сам справился, ты же.. Знаешь.

+3

3

[indent] Дэмиан не сразу принял для себя ряд вещей, которые навалились на него после знакомства с отцом. Просто от непривычки. Что убивать - нельзя. Что работать в команде - хорошо.

[indent] Что у него три брата.

[indent] Это те вещи, которые нужно было принять сразу же. Естественного, сразу же этого он не сделал, но успехи во всем этом... пришли со временем. И если первые две вещи касались Робина, то третья - самого Дэмиана, парня под маской. Самый старший брат нашел расположение. Нашел контрольные точки, если надавить на которые - включается доверие. По общим интересам, по хорошему отношению. Но он все же излишне опекал, ведь был сильно старше и чувствовал ответственность. Винить здесь некого, но... всегда свободнее и развязнее общаться с ровесниками, плюс-минус. Джейсон под эту категорию тоже не подходил, но и на роль няньки не нанимался. И это тоже хорошо, это тоже цепляет. Все это в итоге приводит к одному - Дэмиан принимает старших братьев.

[indent] А еще был Дрейк.

[indent] И несмотря на то, что тот был слегка старше, ответственностью там и не пахло. И не только потому, что их общение началось со схватки насмерть... наверное. Дэмиан буквально огрызался и шипел. Как и на очень многие вещи. Но изменить этого не мог. И с течением времени, без влезания в дело Брюса и Дика, в тринадцать поймал себя на мысли, что... не хочет убивать Дрейка. Как бы это ни звучало, но дорогого стоит. Правда принятием тут и не пахнет, не-а. В четырнадцать они уже более привычно могли работать вместе. Если "вместе" означает "ближе, чем на пять метров не подходи, а в пещере я тебе припомню все косяки человечества". В пятнадцать, под грудой навалившихся обстоятельств, работать вместе становится привычкой. Как с любым другим членом семьи. Они даже ударяются кулаками впервые. Чтобы потом сделать вид, что друг друга не существует, но. В шестнадцать Дэмиан спокойно относится к Дрейку в комнате и способен даже не сказать Титусу "фас", когда сидит с тем на одном диване за просмотром хоррора. А ещё знает тысячу и одну эмоцию Красного Робина, когда тот лжет, что у него все в порядке. В семнадцать Дэмиан впервые называет Тима - братом. В мыслях. В контексте "самый дерьмовый брат в мире", но.

[indent] Это не говоря уже о том, что все это время вмазать Дрейку хотелось бесконечно сильно. Взять за грудки и встряхнуть. Потому что нечего тягаться с Дэмианом. И причины с возрастом менялись. Факт существования => неправильно посмотрел в его сторону => помешал на миссии => не говорит правду => не доверяет => абсолютно дерьмово и драматично рискует собой => игнорирует и не обращает внимание. И с изменением причин менялась и сила удара. Отношение. Но Дэмиан одергивается, когда осознает, что его максимум в нанесении вреда Дрейку - сильное сжатие запястья. Без которого не обойтись. Без физического контакта. И поделится этим не с кем, остается лишь отбросить.

[indent] Дэмиан со временем понимает Дрейка. Отношение, кажется, меняется. Не принимает, но... не ненавидит. Они все также огрызаются и треплют друг другу нервы. Но не как два бешенных пса, что хотят вцепиться друг другу в глотки. А как...

...

[indent] В общем, увы и ах, но в Дрейке нашелся ровесник. С которым интересно. Пусть этот интерес извращенный и непонятный. Как всегда в их семье.

[indent] Их работа сейчас похожа на ту, что была три года назад. Только вот Дрейк принял костюм Тёмного рыцаря - и по этому поводу они тоже успели "пообщаться". Успели привыкнуть. И работать слаженно, как ожидалось от Бэтмена и Робина.

х х х

[indent] А сейчас Уэйн хочет закончить миссию. Пускай это и означало обезвреживание сорока людей в одном месте. И когда коммуникатор ломается - понимает, что без гостей не обойтись. Даже не дает себе права на надежду на другой исход. И знакомая тень не заставляет себя долго ждать. Надо ли говорить, что от Дрейка ему только опеки не хватало? Как будто ему мало того, что их доверие состоит из говна и палок, то же мне.

[indent] И хотя адреналин по организму бьет с утроенной силой, из-за этого отвлечения понимает, что вымотался. И спецподготовки не хватает. Так что... может быть, Дрейк здесь к месту. Уставший мозг отказывается адекватно реагировать на сомнительный вопрос, отзываясь мыслью о том, что голос Бэтмена звучит непривычно. И от подобных ребусов Дэмиан устал, потому что что это значит определить очень сложно. Но Уэйн привычно не разменивается словами. а просто показывает причину этого самого вопроса, практически совсем игнорируя человека, его задавшего.

[indent] Работа выполнена и точно не на пять баллов. Со стороны Дрейка, конечно же. Недоверчиво смотрит на действия парня в костюме летучей мыши, ловя ключи. И он бы кинул ехидство на такое тупое разрешение, как будто он бы не получил ключи своими силами, выбив их у покалеченного [жизнью] Дрейка, но разговаривать с этим индивидом не хочется от слова никак. И это, видимо, о ч е в и д н о. Потому что отражение его собственных мыслей находится в словах Бэтмена по пути домой.

[indent] - Я так уже делал, и ты знаешь это. - выдох, недовольный. Выдавливание из машины максимума, чтобы Дрейк не истек кровью нахрен, идет скорее машинально. Похороны ему проводить в одиночку лень. Ну или по другой причине - это неважно.

[indent] Потому что в пещере вопрос о помощи в зашивании раны даже не стоит. Дэмиан надевает перчатки, с легкостью отбирая пинцет. - Нет, почему это должно меня волновать? - говорит равнодушно, хотя на деле передразнивает фразу, что зачастую слышал от Дрейка, и которая с годами становилась все раздражительнее. - Знаю, но если есть легальный способ тебе навредить - не могу себе отказать. В подтверждение слов затягивает жгут крепче, раз уж за дело взялся сам. Хотя достает пулю все же осторожно, невзирая на слова, но быстро. Отточенными движениями и обрабатывая и зашивая рану. Конечно, каждый из них не раз и не два делал подобное на себе. Жгут все же снимает, делая последние стяжки, когда Дрейк нагло вторгается в личное пространство. Место между губой и щекой начинает болезненно щипать от обрабатывания раны, которую сам Уэйн до этого даже не чувствовал, и оттого Робин чуть ли не шипит на напарника. Головой дергает немного, скорее от реакции на чужое прикосновение к своему лицу, непривычное. Но не отшатывается, то ли вопросительно, то ли злобно зыркая в глаза Дрейка.

- Я могу вернуть пулю обратно, Тим.

Тим.

Окей.

В восемнадцать лет Дэмиан впервые вспоминает, что у Дрейка есть имя.

[icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon]

Отредактировано Damian Wayne (27.09.20 21:41:58)

+3

4

I just need a little room
I don’t wanna fake like everything’s fine
I don’t wanna wait to the boiling point
Wanna break the tension

[icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [indent] Они уже это проходили, верно?
  Вся эта ругань, что по кругу циркулирует, вся эта [якобы] непонятная агрессия, которая цепляет словами и тычет в самые незащищенные места - всё это уже было не раз и даже не два. Сотни? Возможно. А может даже и больше. Он не то, чтобы намеренно считал, но уже точно сбился с любого счёта.
   Но сейчас - сейчас это скорее усталость, вековая, что громоздко рухнула на плечи, что аж глаза слипаются, она заставляет их реагировать на малейшие раздражители вот так - бурча и рыча друг на друга. Хотя уже пройдена фаза желания проломить чужой головой ближайшую стену, лишь бы заткнулся и прекратил [закрой свой рот, что ты знаешь обо мне? почему ты говоришь такие вещи? кто дал тебе право судить меня?] нести чушь.
   Тим невольно должен признать, что, чтобы те слова ранили так, как он  ранили, пробираясь под самую кожу, незамедлительно оцарапывая самое сердце, - Дэмиан всегда был достаточно внимателен и подмечал всегда куда стоит бить, как физически - явно сказывались года тренировок в Лиге Убийц, так и - эмоционально. Шутки шутками, но иметь его в качестве своего постоянного противника - было чрезвычайно утомительно.
   Заставляло ли это Тима сдаваться? Едва ли. Он сам стал внимательнее, он сам стал более изощрённым в словах. И это стали замечать и остальные вокруг него. Нравились ли им эти перемены? Кэсси и Стэфани чуть ли не хором заявили, что Тим стал более жестоким, и им казалось, что это всё идёт куда-то не туда. Остальные... Смирились, скорее.
  Но нельзя же навсегда оставаться счастливым и вечно улыбающимся мальчишкой в зелёных лосинах, особенно, когда вокруг случаются потери, особенно, когда за каждый твой промах - всегда найдётся тот, кто припомнит каждую деталь твоей ошибки. Будто бы Дрейк с этим не справлялся сам, будто бы ему была нужна в этом помощь, тем уж более - от Дэмиана.
   Но приходилось мириться. А потом мир и правда пришёл к ним.
Спарринги прекратили напоминать искреннее желание прикончить друг друга. Словесные перепалки перестали походить на конкурс - уничтожь соперника за 5 секунд.
  Не страшно подставлять спину.
  Не страшно позволять ему брать в руки иголку и нить.
Знает - швы Уэйн накладывает даже аккуратнее Тодда. И, пожалуй, Грейсона тоже.
- Ах, ну да, как я мог забыть, ты и твои садистские наклонности, когда дело касается меня, точно. - шутка вышла ещё более сомнительной, чем в голове, но забирать её он не собирается, лишь пододвигая в чужую сторону инструменты. Спорить - бесполезно. Да и он не особо собирался. Просто слишком горд, чтобы попросить помощи сразу, наверное.
  Но что-то ещё в чужом тоне, в чужой фразе о безразличии как-то странно отдаётся в голове. Как будто что-то не так. Всё ещё. Как будто это какой-то укол в его сторону, который он не сумел распознать как следует. Но усталость не даёт ему той же чуткости, что обычно, а потому - Тим спускает на тормозах происходящее.
Прикрывает глаза, выдыхая, старательно игнорируя тот факт, что со жгутом кое-кто явно перестарался. Но это - мелочь. Всё это - мелочь. Потому, что ночь закончилась. И они оба - дома. И целы.
   Насколько это вообще для них возможно.
В левую руку берёт тампон, смоченный в антисептике и осторожно касается им уголка чужих губ, и если бы была свободна вторая рука, что пока безвольно висит, обрабатываемая Дэмианом, который быстро закончил со швом, заставил бы того поднять голову и повернуть её, чтобы проверить бровь справа - вдруг и её задели, а не только губу, не видно же так.
   Дэмиан не дёргается, лишь смотрит внимательно.
- У меня нет анемии, насколько я знаю, так что - это железо будет лишним, - хмыкает, осторожно беря в правую руку посудинку с пулей. - Зато - тут видно серийный номер, можно попробовать узнать откуда у них это оружие взялось. - кто-то там, когда-то там, пока пытался пояснить за ментальное благополучие - говорил, что мыслить позитивно - важно. Важно во всём искать плюсы. Но, что-то, кажется, эту попытку Тима Дэмиан не считает удачной. Или уместной.
   А потому, пользуясь чужим замешательством, Тим всё же касается чужого подбородка, заставляя приподнять голову, повернуться к себе в анфас, мягко касаясь тампоном небольших ссадин на чужом лице. Узкие полоски специального пластыря для стягивания порезов прилепляются на края тонкой алой линии на чужом лбу.
- Ты выслеживал эту ячейку, да? - старается увести тему, всё ещё не совсем уютно от этого прожигающего взгляда зелёных глаз, которые проникают в самые глубины души, и, кажется, вытаскивают каждую погрешность на поверхность. Тиму не ловко, ответного взгляда глаза в глаза избегает, сосредоточившись на царапине в уголке рта, касаясь её осторожно, стирая кровь. Видя как кривится Дэмиан, не удерживается от практически ребяческого желания - придвигается чуть ближе, легонько дуя на ранку, прежде чем взять пластырь и попытаться приклеить его ровно, чтобы ускорить заживление и исключить попадание грязи и бактерий. - Не в моём состоянии, конечно, говорить, но, тебе бы беречь себя.  - проводит пальцем по щеке, проглаживая клеевой слой пластыря.

Отредактировано Timothy Drake (03.10.20 09:34:52)

+2

5

[indent] - Это так мило, что ты выделяешь себя. - все же заканчивает со швом, несмотря на ситуацию. К слову, шутить Дрейк не умеет от слова никак. Пусть и звучит это в итоге совсем знакомо, к такому Уэйн привык при работе с членами семьи. При работе с Дрейком. - Оружия было достаточно на площадке, Дрейк. Так что это очень тупо. Здесь нет подтекста заботы. Практически совсем. Выдаваемое за недовольство работой напарника. И уж тем более Дэмиан не растрачивается на слова благодарности, ведь об этом Дрейка не просил, опять же.

[indent] Хорошо хоть его обращение остается проигнорированным. Потому что лично Дэмиану это сильно ошпарило сознание и повторять этот фокус дома без каскадеров он не собирается. Вместо этого пристально вглядывается в опущенный взгляд собеседника. Ищет причины. Ответы. Но едва ли находит их, а от действий и вовсе вопросов появляется лишь больше.

[indent] Особенно странно видеть Дрейка настолько близко и... ловить этот странный жест. От чужого дыхания действительно становится легче. Ну как. Жжение заменяется чувством холода на обрабатываемом месте. Но... Уэйн не понимает этого жеста. Никогда не видел прежде. И наверняка в его глазах застыл этот вопрос. Это ощущение странности. Ведь выглядит неправильно, непривычно. В Лиге Убийц так не делали. В его семье так не делали.

[indent] Что это?

[indent] Возможно ему бы хватило сил отпрянуть от прикосновений к лицу, если бы не это выпадание из ситуации. И да, не Дрейку такое говорить, но... Вопрос о его действиях все же разрезает появившуюся тишину: - Что это? Ему не нравится, как это звучало. Как у ребенка пяти лет, что только изучает мир, беспомощно и с интересом цепляясь за информацию. Только когда тебе восемнадцать, для такой информации поздно. И Дэмиан не уверен, что она небесполезная, поэтому все же ощетинивается, чуть отъезжая на стуле. Снова это хреновое чувство в груди. Неразбериха в мыслях. И ни с кем не хочется обсудить и советоваться [если бы было, с кем]. Уэйн знал психологию. Но абсолютно не хотел разбираться в чувствах. Собственных. И потому вопрос слетает с губ для очищения мыслей. 

[indent] - لن أصدق أنني معجب بك

[indent] Взгляд теряет концентрацию на синем глазах, больше не анализируя, не стараясь вытащить душу, и Дэмиан встает, возвращая мысли в нужное русло. Стало... легче. Пускай извращенно, как обычно. Но ему не нравится собственная несобранность. Это чувство не похоже на то, что он испытывал к кому-либо. Отцу, Дику, Джейсону. Дэмиану было бы намного легче, если бы он просто хотел убить Дрейка. Или просто работал с ним. Бросил зашивать свою рану и не реагировать на близость к лицу - это уже совсем лишнее.

[indent] Но... не получалось.

[indent] Поэтому стягивает перчатки, что поддаются плохо из-за крови Дрейка на них. Бросает в урну, уверяя себя откинуть все мысли. Хотя бы - на потом.

[indent] Поэтому наконец отвечает на вопрос, подходя к компьютеру. - Их больше, чем я думал. И, исходя из их слов, они планируют налет на Блэкгейт. Успехов им, конечно. Но кого там освобождать? Размышляет, казалось бы, вслух. Дрейк бы все равно спросил, по результатам его расследования.

[indent] Проводит по лицу, то ли с целью сосредоточиться, то ли с целью взбодриться, как натыкается рукой на пластырь. Круто. Дэмиан пропустил момент, когда Дрейк его налепил. Вернее, его тогда больше волновало нарочито-медленное прикосновение к лицу. Как у дикого кота, что не доверяет рукам человека. Особенно рукам... врага? Соперника? Брата? В любом случае, непривычно. Уэйн редко использовал пластыри. Да и редко давал организму фору на восстановление. Так его учили, к этому он привык. Наверное, это самая нужная Робину черта, если посмотреть на их жизнь.

[indent] Но это был выбор каждого из них. Дэмиан предал Лигу Убийц своим уходом. Буквально отказался от идей своей семьи. Части семьи. Тех людей. с которыми вырос. С которыми стал тем, кем он является сейчас. Но он не жалел. Разве что за чувства и эмоции, которых ранее не знал. Которые въедаются в самое сердце. И это слабость. Слабость не только перед другими. Но даже перед самим собой.

[indent] И никакое отрицание не помогает. Хотя Дэмиан никогда не был трусом, чтобы бежать.
[icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon]

+2

6

[icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн, 24</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz] Walk through the fire with you
'Cause I know how it can hurt
Being cut into and afraid
So don't break

[indent]  [indent]  [indent] [indent]  [indent]  [indent]  Sanctify 
[indent] Сначала Уэйн называет его по имени. Потом удивляется дуновению на царапину. Теперь - арабский.
   Тим удивленно поднимает бровь, но смеется, чуть слышно, устало даже.
- Это называется "подуть на болячку, чтобы не болело". Иногда так делают детям, желая отвлечь от боли. - поднимается с кушетки, следуя за Уэйном к компьютеру.
   Так странно объяснять эту мелочь, но, наверное,... Правильно? Ведь Дэмиан не знал. Иногда Тим умудрялся забывать, что перед ним не просто юноша, не просто сын приемного отца, а человек, которого воспитывали быть идеальной машиной для убийств.
  Что чужое детство никогда не было и близко к его собственному, каким бы сломанным детство не было у Тима и Джейсона с Диком - у них было хоть какая-то пародия на жизнь вне агрессии, боли. Крови.
    Дэмиана лишили этого изначально. Не дали даже толики. И каждый раз, когда он сталкивался с этим, с этой частью мира, - это его удивляло. Он начинал напоминать Тиму испуганного дикого зверька, что шипит и щетинится только потому, что громко и не понятно.
   Дрейк душит в себе желание схватить его и просто крепко обнять. Как до этого, когда они были младше, душил желание сесть рядом и прочитать рассказы, которые ему самому помогали заснуть, когда видел, что брата мучает бессонница.
   Они были детьми. Но они не умели общаться.
   Всё ещё дается им это не так гладко, как общение с любым другим членом семьи.
   Когда-то его мама говорила ему, что взрослая жизнь - это умение вовремя закрыть на что-то глаза. Когда ты осознанно выбираешь не тратить своё время, нервы и прочие уникальные и незаменимые ресурсы на что-то более полезное, избегая конфликта.
На том долгое время и строилась его жизнь около Дэмиана. Около его страсти к тому, чтобы тут же хвататься за оружие, к его выходкам и язвительности. Они научились соблюдать дистанцию между собой. Они постепенно приближались к тому, чтобы моральное насилие и колкие слова всё же перестали разить до самого нутра.
   Нужно было всего лишь чуточку игнорировать существование друг друга. Совсем немного. И тогда всё стало гораздо, гораздо проще.
   Но если игнорировать самого Дэмиана было не так уж и сложно, если говорить на чистоту, то игнорировать собственное отношение к нему постепенно становилось всё сложнее.
   Дрейк ощущал ответственность за единственного кровного сына Брюса на себе. Негласно он был главным, потому что старше. Потому что ему доверили Дэмиана. Доверили быть Бэтменом. Доверили.
   Иногда ответственность становилась грузом, словно бы на плечах тонна, то это был просто острый укол куда-то в район груди, когда кто-то из бандитов направлял на него оружие, как сегодня, или когда кто-то в фирме внезапно решал, что умнее наследника. Тим пресекает подобное каждый раз, как сталкивается, каждый раз, как видит возможность.
   Но иногда это было потрясающее в своем опустошении, будто удар в солнечное сплетение чувство. Как когда он прекращал выходить на связь. Когда он возвращался с серьезными травмами. Когда он замыкался в себе и не шел в совместный патруль.
   Тим хмурится, вздыхая. Он знает арабский, но поскольку постольку, потому что чем реже он контактирует  с Аль Гулами - тем ему самому спокойнее.
- Для того, чтобы сказать, что я тебе не нравлюсь - не обязательно переходить арабский. - ворчит, но скорее шутливо. Тим изучал язык, но, конечно, ему никогда не достичь высот билингвизма Уэйна-младшего. А уж как он говорит - скорость, отсутствие акцента - этого искусственно не добиться, если не убить на это добрый кусок своей жизни.
   Жизнь свою Тим, конечно же убивал, но предпочитал на физические нагрузки и тренировки, на науку, на детективные навыки. Ему нельзя было падать в грязь лицом, не сейчас, когда их в городе всего двое, если не считать Бэт-герл.
  Но, так уж повелось, что теперь они контактируют всё реже, и лишь по каким-то особенным случаям.
  Например, если то, что говорит Дэмиан - правда, если кто-то правда попытается вытащить заключенных из Блэкгейт, стоило бы связаться с Барбарой и остальными.
   Но это уже завтра. Точнее - после крепкого сна. Он был им нужен.
   Тим устал, предельно, он не спал до этого пару суток, выживая на коктейле из витаминов и энергетиков. Судя по виду Дэмиана - тот тоже был вымотан.
   А ещё он безумно забавно удивляется. И почему-то сейчас это вызывает у Дрейка улыбку.
- Пошли отсюда. Разберемся завтра. Тебе нужен отдых, Дэмиан. Не заставляй меня ставить на всё пароли. Пошли спать. Мы хорошо их потрясли сегодня, не думаю, что они смогут собраться на это дело раньше послезавтра. - осторожно касается чужой руки, убирая её с панели управления компьютером.
   Сложно. Сложно не думать, сложно не пытаться решить все проблемы сразу - он знает.
  А ещё он знает, что Дэмиан всё равно не успокоится, пока не решит эту проблему. Да и сам такой же.
  И знает, что эта не здоровая фиксация - просто способ найти себе место в мире, где у всех есть кто-то, кроме них самих. Ведь теперь их осталось тут двое. В этой пещере, в этом особняке.
   Два сына Брюса. Два бывших врага. Два брата.
  Одиночество ощущается странно. Но оно есть. И в чужих действиях Тим его тоже видит, оно мелькает в нервных касаниях к лицу, во взглядах. И чем больше они устают, тем виднее это становится. И помочь им никто не будет способен, кроме них самих.
    Но хотят ли? Способны ли признать вслух, могут ли сдаться, и попросить помощи? Друг у друга.

Отредактировано Timothy Drake (11.10.20 06:44:28)

+2

7

[indent] Дурацкое решение проблемы.

[indent] И название. "Подуть на болячку, чтобы не болело" - от Дрейка звучит еще дебильнее, чем является. Но вслух он своим авторитетным мнением, конечно, не делится, а вместо этого обращает внимание на другое, - Ещё раз посмеешься и получишь в челюсть.

[indent] Хотя Дэмиан не был против смеха Дрейка. Что-то в меру хриплое, тихое и редкое. Ни в сравнение с гоготом Грейсона, конечно. Но не когда речь шла о пробела в знаниях, которые, в общем-то, бесполезны. Хотя не все же дети выросли как он, правда?

[indent] - Могу перейти на Азбуку Морзе, лишь бы до тебя дошло, - огрызается открыто, но как-то без должной заинтересованности. "Не нравится" - тоже чувство. А безразличием здесь и не пахнет, что очень и очень не на руку. Ведь равнодушие всегда спасало. А в итоге - первичный план не привязываться треснул сначала об отца, после об Грейсона, после об... Титуса, Альфреда, Голиафа, да. Ведь именно они донимают некоторые из ночей во снах, от чего и появляются неправильные мысли. Эмоции. Чувства, если хотите.

[indent] Дэмиан бы с удовольствием работал в одиночку. Зная, что от него не зависит чья-то жизнь. Но едва ли тут так принято.

[indent] А потом слышит голос близко. И рука на своей. Еще недавно он бы просто оттолкнул от себя на дальнее безопасное расстояние. Что, блять, изменилось?

[indent] Меняет положение руки, схватывая собеседника за запястье и сдавливая. Даже ощущая, как ровно под пальцами бьётся чужой пульс.

[indent] - Мы же оба знаем, что твои пароли - дурацкие, Дрейк. - смотрит в глаза. Ищет ответы. Ведь Тимоти это все не надо. Ему не надо корчить из себя няньку, когда сам не многим старше. Даже Джейсон этой участи ловко избежал. Тим сам решает, когда и сколько ему не спать. А Дэмиан замечает это. И количество выпитого кофе. И прочей дряни, что он упорно впихивает в себя. Подсаживает на привычку.

[indent] Дэмиану нравилась их общая установка, состоящая из четырех слов.

[indent]  [indent] Мне.
[indent]  [indent] На.
[indent]  [indent] Тебя.
[indent]  [indent] Плавать.

[indent] Естественно, в плане опеки. В плане полученных ран. В плане загубленного кофеином здоровья. И поэтому его слова сейчас - излишние и некомфортные. Сказанные просто потому что. Ибо знает, что слушать Дэмиан не будет. И сам бы не слушал. И никто никому ничего не должен.

[indent] И Уэйна не пугает нарушение чьего-то личного пространства, а потому приближается лицом ближе. Отсутствие разницы в росте лишь помогает соблюсти контакт глаза в глаза. И отчего-то нет ощущения непривычки. Наверное, потому что к этому моменту, к этой своеобразной близости, они шли чертовски долго, и прошли через чертовски многое.

[indent] Дрейк точно не может ожидать, что аль Гул просто согласится. Просто покажет слабость. Усталость. Признает его дебильное состояние вроде_как_старшего, ведь ранее подобного не наблюдалось. И да, ему понятно, что это - что-то наподобие семьи. Где опека - это нормально.

[indent] Но у них так не принято.

[indent] Но вместо ожидаемой угрозы, отчеканивает: - Проводишь? Из глаз исчезли искры, предвещающие бурю, а на губах вырисовывается оскал. Издевка. Очередная. Увы, но со временем они смягчились и перестали переходить на личности. На упоминания собственной природы, которые, пожалуй, были самыми яркими факторами их неприязни к друг другу. И да, они младшие. Но кто бы представил еще три года назад Тима и Дэмиана при работе вместе? Это же стихийное бедствие. Конец всему светлому. Прощай, Готэм. И так далее.

[indent] Но какой-то дурацкий приступ дежавю мешает сохранить невозмутимость. Такое уже было. И едва ли в реальности. Ведь через мгновение брюнеты стали ближе к друг другу. И оттого, что Дэмиану эту странная мысль даже непротивно, становится все же тошно. В подтверждении чего-то слишком сугубо личного.

[indent] - Ты мне не не нравишься, Дрейк. - захват все же не расслабляется, а годы, проведенные при контроле эмоций, не пускают брешь в состоянии, но улыбка, пускай и своеобразная, с губ все же сползает, - Ты меня бесишь.

[indent] Едва ли тем, что приперся полчаса назад. Едва ли тем, что они вообще работают вместе и живут практически вдвоем. Что-то другое, о чем думать не хочется. И самое отстойное, что и убивать его больше не хочется. Он не против работать вместе. Он не против даже уснуть в Бэт-пещере вдвоем. И до глупого не хочется верить, что это больная привычка. Принятие. В их жизни его нет. Это было написано еще при знакомстве. Когда зеленые глаза также буравили голубые. Но с большей ненавистью - зеленые, а голубые - с дружелюбием.

[indent] И этот факт тоже бесит. Максимально.

[nick]Damian Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн</a><div class="fandom">DC</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

+2

8

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz] I just wanna tell lies to your green eyes, your green eyes
We’ll be okay
Rage into the midnight, in the midnight
'Til the sun don’t rise again, hey

[indent] Угрозы физической расправы - старое доброе дело, которое никогда не прекращается.
  Лишь изменяется отсрочка перед реальным ударом. Лишь это стало новой переменной.
Без угрозы - жизнь уже не та, не такая, как следует. Без угроз Дэмиана - Тим скорее начнёт переживать, что что-то идёт не так. Без этого всё блекнет. Глупые мысли и тревоги наполняют голову. А у него [у Бэтмена тем более] - нет времени на это всё. Ему проще гораздо, когда всё идёт по-старинке.
   Но удара не будет. Тим это знает. Дэмиан это знает.
Это просто оскал ровных белоснежных зубов с более острыми клыками. Это не смертельный яд, который можно просто стереть со своей кожи, он щиплет - но не более того. Это - новая истина их жизни.

{

они не хотят друг другу навредить.
больше
нет

}

  Тим тихонько хмыкает, надломленная улыбка искривляет тонкие губы на буквально пару секунд, и он лишь выдыхает.
Это игра. Правила её - неизменны.
Им не должно быть хорошо около друг друга. Им должно хотеться ужалить. Всё ещё. Поддеть, заглянуть под этот панцирь из внешнего вида, всковырнуть броню, которая вечно надвинута по самые глазницы. Они не дают поблажек, они испытывают терпение, треплют нервы.
  Уже не так отчаянно-яростно и смертельно опасно, как в самом начале. Нет. Они стали изощреннее. Кажется.
   Но сейчас - Тим слишком устал чтобы спорить и препираться. Ему просто хочется под горячий душ, дать своим мышцам расслабиться, но плечо всё ещё ноет и горячая ванна с душем будут ждать более подходящего дня. Струи воды раздраконят новый шов, придётся выкручиваться и спать на не любимом боку. Не приятно, но это их жизнь.
  В ней вообще мало приятного, конечно же.
     Азбука Морзе? Очередная издёвка, очередной укол куда-то в район солнечного сплетения, если считать, конечно, что эго - расположено именно там. Но Тим лишь пожимает плечами, позволяя этим чужим словам просто соскользнуть куда-то в бездну пропасти между ними.
  Никогда не были и не станут близкими. Никогда не быть им такими нормальными как с остальными братьями.
  И в этом, наверное, их собственная норма.
- Пароли - дурацкие, да. Потому-то ты и сидишь над ними часов по пять, - кривится, вспоминая как ещё мальчишкой Дэмиан взломал его "список" и нашёл там - себя. Как одну из потенциальных угроз. Паролем тогда был "Бумеранг".
   Прозвище убийцы отца. То, что причинило огромную боль встало на защиту того, чему огромную боль собирался причинить сам Тим. Тогда это казалось ему максимально логичным. И, судя по тому, что этот пароль явно не был первым, что юный Уэйн использовал - его догадки о неочевидности логики подобного толка были оправданы. Да, Дик и из-за списка и из-за пароля потом очень долго пытался вбить в голову Дрейка, что так поступать, как он сделал, - нельзя. Спрашивал о доверии. Пытался достучаться до него, рассказывая о том, какой по его мнению Дэмиан. И чего бы тому хотелось. От Дрейка - в том числе.
  Признание.
Тому, кто не признаёт сам - зачем признание приёмного сына? Тим не понимал. И, кажется, не в полной мере понимает и теперь. Хотя, конечно, признаёт младшего Уэйна. И как "коллегу по цеху", и как Робина, как потенциального Бэтмена. Как сына Брюса. Как брата.
    Тим взъерошивает собственные отросшие волосы здоровой рукой. Ему не хочется спориться и ругаться - слишком устал уже. Да и вообще - повод, конечно, идиотский. Пустое место, в общем-то.
   Но разве у них иначе бывало же?
Рука чужая на собственной, до боли, до желания вырваться. Но - терпит, заглядывая в глаза. Изучающе, терпеливо, пытаясь вникнуть в мотив этого поступка.
   Почему просто не скинул с себя? Не ударил?
  Зачем держать?
    Тим не понимает, но не сопротивляется. Пока. Любопытство пересиливает боль.
Ядовитая ухмылка на чужих губах - стереть бы её. Заткнуть чем-нибудь, припечатывая так, чтобы более - не появлялась, - но Тим лишь молчит, пожимая плечами.
- Заблудишься без меня? - тихое, на выдохе, когда делает шаг ближе. ...зачем шаг вперед, Тим, нужно было два назад. Не сокращать дистанцию, а увеличить. Но, может, наглое вторжение в личное пространство по умерит пыл чужой? Сбавит спеси. Заставить отпустить руку. Не держать около себя.
  Тим не знает. Ему странно, но он поддаётся чему-то инстинктивному. Вслушивается в чужой голос - интонации, манеру. В слова.
- Это сильная эмоция, Дэмиан. Стоит ли её на меня тратить? - всё ещё не повышая голос - смысла нет, сделать вид, что что-то не расслышано - не выйдет. Да и - зачем?
   Стоит, наверное, всё же дать по чужой руке, всё же уйти, наконец закрывая глаза и игнорируя мелочи, которые разбивают внутреннее душевное равновесие вдребезги. Разжигает костры где-то в груди, которые тушить приходится всем рациональным, искусственно удерживая пульс на положенной ему метке, потому что чужие горячие пальцы всё же слишком близко, на самом тонком участке полупрозрачной кожи запястья.
- Я устал. Отпусти меня. - драки, конфронтации - не хочется. Тим последний раз пробует донести свою мысль словами через рот, в надежде, что хоть что-то получится.

+2

9

[indent] - Меньше.

[indent] Он явно потратил на это меньше времени. Или просто был слишком увлечен, чтобы следить за ним?... В любом случае, куда важнее, что собственная интуиция не предавала. Как когда его недоверие к новым лицам заставляло развесить на всех в Титанах жучки. Как когда не доверял некоторым личностям, и не напрасно. Как тогда - в "семье". Потому что мотивы Дика и Джейсона ему были понятны. Дрейка же - не особо. Всегда во хладе чужих глаз наблюдать недоверие. Острое. И отдавать только его взамен. Непринятие. Если бы и были попытки притронуться к чужой душе - они бы не обвенчались успехом. Там иглы. Или осколки. Припрятанные специально для него.

[indent] Как и тогда. Он не обманывал себя по отношению к Дрейку. Тот сам не доверял. Они не семья. Так и откуда взяться эмоциям более сглаженным - непонятно.

[indent] Но они есть.

[indent] Природа эмоций и чувств не понятна Дэмиану на корню. Это ненужное. В их профессии так точно. Даже если учесть, что в Дике старшего брата Уэйн все же принял. Но это не раздражало от слова никак, в отличие от Дрейка, что стоит напротив. Преступно близко. Это - новая граница, которую удалось пересечь до их обычной перепалки. И этой самой "обычной перепалки" также не было непозволительно долго. Может, дело именно в этом.

[indent] Тим сокращает дистанцию сам, очевидно перенимая игры самого Дэмиана. Ведь тот думал, что еще на его действия ответят. Но не так точно. Откинут руку - как минимум. Кто-то скажет, что это ребяческое - но какая, черт возьми, разница? Их отношения явно складывались не за день, но почему-то этот переход все равно кажется излишне резким.

Но, в целом, Уэйн никогда никогда не отказывался от этого.

[indent] Просто и расценивает это, как шанс узнать больше. Не отстраняется вовсе, точно замирая, и злобно вглядываясь в глаза напротив. С такой дистанции при любом освещении можно безошибочно узнать оттенок глаз оппонента. [Зачем тебе это знать о враге?] Даже рассыпь редких морщинок у глаз от постоянного напряжения. Отсутствия отдыха. Это этого дурня надо учить спать - не наоборот.

[indent] Да и дыхание близко. Только вот его Дэмиан знает уже. И не при спаррингах и драках - что вовсе не на руку. Зато именно сейчас становится понятна природа сумбура в голове и редких снов. Воспоминания.

[indent] Было бы куда проще, если бы Тимоти решил гнуть старую линию. И просто не поддаваться на это. Ведь это - лишнее, и мешает работать. И подпустить ближе, чем на вытянутую руку необходимо было лишь для того, что без доверия партнерских отношений не выстроить. Вот только расстояние сейчас - далековато от понятия "вытянутой руки".

На такое расстояние подпускают или ближайшего человека.
Или злейшего врага.
Только вот в руке Дэмиана нет клинка для предательского удара.
И едва ли бы был.

[indent] Перерывы между фразами Тима разжигают напряжение. Ибо слышен фоновой шум какого-то прибора - может, лампы, оно и неважно. Нервы все равно натягивает до предела.

[indent] Это сильная эмоция, Дэмиан. Стоит ли её на меня тратить?

[indent] Нет, не стоит. Но и ненависть когда-то выжигала все рациональное, заставляя желать лишь уничтожить. Стереть с лица земли не только холодный голос, ледяные глаза и такую безучастную ухмылку, а всё вместе. Не закрыть. Не унять. Именно убить. И эта эмоция была с первой встречи. Так о каком контроле идет речь? У любого пожара есть последствия, даже если речь о пожаре внутреннем. Пепелище - это оно и есть. Опустошающее и непонятное. Построилось ли на нем что-то новое - непонятно. Но черный осадок пепла и сажи явно имеется.

[indent] Сегодняшний вечер показал, что у них всегда была ответственность друг перед другом. Несмотря даже на то, что рядом был Брюс и Дик. Бросить подыхать - не приходится. А значит, и о безразличии говорить нечего.

[indent] И взгляд - знакомый. Но не тот, что смотрел со странной дымкой. Воспоминания - остались, когда рассудок дал сбой.

[indent] Дэмиан тоже устал. Тоже - потому что прекрасно знает, что мышечная усталость здесь значит малое. Никто из них не дает рассудку долгого отдыха, постоянно анализируя и обновляя информацию. Получая новую. Только так можно позволить себе крупицы сна. Иначе - они бы давно проиграли на этой войне против всех. А еще иначе - у них бы не было друг друга. У всех союзников Бэтмена из его семьи.

Так и какой наш следующий шаг, Тимоти?

[indent] Выжидать?

[indent] Нет.

[indent] Взгляд Уэйна быстро падает на губы союзника, а после теряет концентрацию на Дрейке вовсе. Захват ослабляется, и Дэмиан даже чуть отстраняется, чтобы договорить, чтобы ответить - в глаза.

- Обойдусь без тебя.

[nick]Damian Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн</a><div class="fandom">стеклоленд</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (31.10.20 15:52:07)

+2

10

Love me like you hurt me so bad, so bad

[indent]  [indent]  [indent] I don’t want you to let go
[indent]  [indent] No, I don’t want you to let go

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]
[indent] Захват исчезает так же резко, как появился. Так же внезапно, тепло чужих пальцев исчезает, оставляя после себя на бледной коже явные розовые отметины. Чёрт бы их побрал, а. Проходится собственными пальцами сверху, растирая кожу, чтобы не было так чётко видно, чтобы всё превратилось в одно большое розовое пятно, что сойдёт спустя каких-то пару минут.
   Но он сам-то помнить будет. Всегда помнит, хотя проще и спокойнее было бы, конечно же, не. Но он не может выбирать. Не может выйти из этой ловкой и хитрой ловушки.
Есть пути, конечно, всегда.
  Можно полностью игнорировать: не обращать внимание на такие детали как этот захват, как тон голоса, как слова, что слетают с чужих губ так легко, но так метко. Можно. Это, на самом деле, не так уж и сложно, и обычно Тиму хватает собственного инстинкта самосохранения, чтобы так и делать. Всё по заветам матери, как она и говорила - невидящим глазом пересмотреть всё и двигаться дальше.
  Работать. Учиться. Делать ночную работу. Это не сложно, если просто немного позволять словам/действиям проскальзывать по оболочке, не проникая внутрь. Будто бы в ушах затычки, будто бы по непромокаемой ткани скатываются капли вечного готэмского дождя. Это всё не требует особенных усилий с его собственной стороны - он уже натренирован, кажется, до такой степени, что не замечает, как это происходит.
   Но чем дольше игнорируешь - тем явнее становится тот факт, что игнор оборачивается остротой, ножом, который затачивается и который он слишком легко может обнаружить в собственном боку потому, что такое его поведение провоцирует Дэмиана сильнее, чем что-либо.
   Ни на что иное он не реагирует с той же остервенелой яростью, как на игнорирование. Тим не дурак, очень даже, от него не скрывается эта простая закономерность. Чем дольше они порознь, чем больше он не обращает внимание на чужие крошечные нападки, на возрастающую по экспоненте агрессию - тем больнее потом последствия. Тем потом сложнее восстановить этот шаткий мостик доверия, что они с таким трудом проложили между друг другом.
   На том конце моста разгораются пожарища, и Тим будет не в состоянии их затушить, если не сделает чего-то сейчас. Он внимательно смотрит в чужие глаза, в уставшее дыхание вслушивается, расстояние вернулось. Взгляд глаза в глаза.
   А честности - нет.
Чего ты хочешь от меня?
я не могу этого тебе дать
никому не смогу

  Улыбается, кратко, надломлено, как обычно. Тихий смешок тонет в тишине пещеры, осколками под ноги осыпаясь. Глупость. Это всё - такая глупость. Но она не идёт из головы. Чужое тепло не идёт из головы. Всё это не идёт из головы совершенно. Мешает сосредоточиться. Отпустить. Проигнорировать.
   Дрейк не понимает зачем, но понимает как и почему. Это странно. Ему странно от всего происходящего, но он не может не поддаться сейчас - потому что потом будет поздно, и они оба это знают.
  Шаг вперёд обратно, взять за руку, но не так грубо, не болезненно. Мягко пальцы свои между чужими пропуская. Подушечками проводя по ладони горячей. Максимум той нежности, что он позволяет себе в чужом присутствии. Той, за которую не так страшно, как за ту, что в мыслях вспышками и образами.
- Без меня ты наломаешь дров. Мы знаем, - всё ещё не повышая голоса, но уже начиная движение в сторону выхода из этого места. Из места где только работа-работа-работа, и ничего другого не бывает. Вечная преступность. Вечный Бэтмен. Вечный Робин. В этом месте от них самих не остаётся ровным счётом ничего - роли, исполнители. Боль и усталость лишь множатся, но никогда не делятся на равное, не исчезают. Никогда. - Я заварю тебе чай. Как меня научил твой дед. Хочешь? - это даже и не вопрос уже. Почему-то не вопрос. Не тот. Не о чае. Шаг замедляется, рука тянется к чужой, всё ещё, словно натянутая нить, пока нет чужого движения в его сторону. Ещё шаг - придётся отпускать. Ещё шаг и придётся признать, что он всё ещё совершенно не понимает чего от него хочет Дэмиан. Что эта шальная догадка окажется лишь догадкой, без базы, без подтверждения, лишь идиотская догадка воспалённого усталостью разума. Что это его собственное - не Дэмиана. - Прошу. - тихо. Потому что если повысит голос - выдаст себя. Выдаст то, что сам в себе долго и упорно хоронит, но что всегда находит свой выход на поверхность, как бы он не старался. Память.
   Память о том, как всё могло бы. Но чего они не допускают, от чего шарахаются. От чего он шарахается, продолжая медленно и методично выстраивать между собой и юным Уэйном стену. Тонкую, не как когда они были младше, через неё пробиваться приходилось с боем, болью и взрывчаткой, не иначе. Теперь - тоньше, но намеренно, игнорируя. Изолируя за этой стеной всё то, что не касалось работы. Семьи. Дела.
   Как скоро за этой стеной оказался бы вновь весь он? Тим не знает, но сейчас, когда стена сдвинута и покорёжена, словно бы после жуткой стычки, он не знает - чинить ли, передвигать туда, где она должна быть. Или...?
  Что за или. Какое им или?
Какое ему или?
не пройду дальше
ни шагу
не смогу
если ты не сделаешь шаг - я вернусь на исходную

  Нельзя озвучить. Потому что это станет правилом. В игре, которую они никогда не признают.
А правила слишком часто ими же и нарушаются, слишком часто, чтобы озвучивать что-то такое.
Отворачивается, лицом к выходу оказываясь и поджимая губы. Ни вперёд, ни назад.
   Идиотская ситуация. Но по-другому, кажется, не выходит у них.

+2

11

[indent] Новый захват. Мягкий. Наверное, поэтому он воспринимается "захватом". У Грейсона - это бы было выражение братских чувств. А сейчас - что? Попытка достучаться до сознания через тактильные ощущения? Если слова не воспринимаются. Даже странно, ведь Дрейк бы на его месте тоже не послушался. Это даже не ребячество. Это правда. Их правда. Их привычка существовать в этом мире, не показывая слабостей каждого. Как вроде необходимости во сне. И уж точно не Тимоти об этом говорить, который не спит целыми сутками.

[indent] Но Дэмиан тоже не отталкивает. Принимает нежность, даже в какой-то мере покорно получая от этого свое наслаждение. Ведь это тоже слабость. Которые они не показывают друг другу. Как и необходимость в таких прикосновениях, в таком доверительном отношении. Но выжидает. И первые слова даже заставляют ощетиниться. Не слушать. Ведь он не наломает дров. Никогда не. Любое его действие - взвешенное, ведь брюнет - сын Бэтмена. Иначе и не может быть.

[indent] Правда в любом контексте общее "мы" звучало бы... непривычно и странно. Что требовалось переварить, прослушать заново в глубинах собственного сознания.

[indent] Мы.

Мы - напарники.

Мы - братья.

Мы - враги.

[indent] Как и предложение о чае Ра'са. Дэмиан не против, но это тоже злит. Потому что касается личного, касается семьи. И Дрейк умудрился коснуться другой её части, до которой никто другой не дотягивался. А здесь - аль Гулы сами дотянулись, и это все еще странно для Уэйна. Непривычно. Не хочется осознавать и оставлять, как есть. Пусть и принимает, неосознанно, раз желания убивать более нет.

[indent] Его ведут за собой. В тень. Прочь из пещеры. И только лишь "Прошу" не дает вспыхнуть. Вырваться из захвата рук и внимания глаз. Да, они оба устали, но едва ли это тянет на оправдание. Личное оправдание. Для чувств и ощущения правильности. Может, сейчас время оттолкнуть? Взять флешку, уйти из пещеры, скрыться где-то в доме, чтобы не нарываться больше. Ведь там нет Альфреда, он уехал по делам. Про остальных из семьи и говорить нечего.

[indent] Сейчас - это их бремя, их дело. И опять выползает это злосчастное "мы", с целью поцарапать внутренности. Давить памятью на что-то закрытое ото всех, даже от себя. На чувства, ощущения. На прошлое. На само понятие, кто же для него Дрейк, и зачем это его "Прошу". Откуда оно взялось, вместе с этой заботой. Не в первый раз, а оттого не менее непривычное. Ведь "мы" имеет место быть в их жизни, если просто обернуться на дни до этого, которые мало чем отличались. Дэмиан тоже срывался на миссию Дрейка, и даже не задумывался.

[indent] Это сложно.
[indent] В этом не хочется капаться.

[indent] - Кофе, - почему-то выдыхает, лишь бы не этот проклятый чай. Дрейк не знает, как это было в его детстве, не знает отношения к деду, живое и неподдельное, ничего не знает. Не нужно трогать. Слишком сложно.

[indent] - А вообще, - вместо того, чтобы покинуть логово Бэтмена, чтобы пойти по чужому предложению на кухню, не отпрянывает, а, напротив, подходит ближе, даже давит, уходя в тень, от камер.

[indent] Нет смысла прятаться. Или скрывать что-то, если это что-то давит, не давая сосредоточиться. Не давая работать. Это пресловутое "расставить точки над i" - в самую точку. Уэйн не прятал правду и поступал импульсивно. Наверное, именно поэтому последние несколько минут ему было некомфортно в собственной голове. Сделай - скажи, и тогда все проясниться. Всегда так было. С Дрейком.

[indent]  [indent] Мы - враги.
[indent]  [indent] Нет.

[indent] - Мы - не друзья, Дрейк, - контакт рук прерывается, чтобы одна из рук аль Гула легла на стену, возле головы Дрейка. И взгляд того меняется, но не перестает быть тем же холодным и отстраненным. Специфика голубых глаз. Только вот взгляд Грейсона никогда таким не был. Там подходили и эпитеты спокойствия, вроде небесной безмятежности и цвета беспечного океана, но здесь - лед Актики, не иначе. И почему цепляет, вынуждая раз из раза прибегать к подобному - непонятно. Но, с другой стороны, видеть зеркальный яд даже приятно, это что-то незыблемое, настоящее, неподдельное, что было с ними всегда и будет всю жизнь, не иначе.

[indent]  [indent] Это и есть то самое "мы".

[indent] - Повтори, -  пока есть возможность, пользуется усталостью. Тем, что не отталкивают, дают высказаться. Из этого ебучего любопытства - не иначе. Это точно одна из черт Дрейка, и Дэмиан слишком пристально наблюдал, чтобы её не заметить. А в последнее время и был слишком близко.

С л и ш к о м .

[indent] Но давайте еще раз соврем и не признаем, что Дэмиан всегда делает, что хочет. Как и сейчас. Этот момент, который ошпаривает сознание, но не дает отступить, замолчать хоть раз, провести спокойный вечер. Любой другой бы побоялся портить этот мирный момент, уповая тем, что напарник ему еще нужен. Но Уэйну было бы проще без, че так, неискренне, не по-честному, изменяя самому себе.

[indent] Теплых губ касается, не кусая, не углубляя. Лишь пробуя вкус, что и без того знал раньше. И знание его не развеялось вместе с ядом Ядовитого Плюща. Ведь так надо, ведь этого - достаточно, чтобы закрыть страницу и не думать об этом.

[indent] Так он считает. В этом он не сомневается.

[indent] Когда также резко отходит вовсе. Бросая последний взгляд. Но не без внутреннего рычания и негодования. Все же разворачиваясь и следуя на кухню, не ожидая, что за ним последуют, не ожидая слов в спину или чего-то еще.

[indent] Н е д о с т а т о ч н о .
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">стеклоленд</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (08.11.20 22:17:04)

+2

12

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]And these conversations chock us until we’re numb
[indent]   No matter what we’re saying it never seems enough
  [indent]  [indent] [indent]  [indent]  [indent] Take me to the Start
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] Take me to that Kiss

[indent] Чужая покорность забирается червём в грудь и начинает выедать изнутри те остатки рационального, что помогали ему держаться. Помогали оставаться собой, не поддаваться на провокации, не просить больше, чем ему готовы дать просто так. Не увиваться хвостом, не ползти на коленях, по осколкам собственной гордости.
   Но быстро всё оборачивается не так, не тем. Вот уже Дэмиан ведёт. Вот уже он припечатывает к какой-то стене, вот уже его глаза привычно прожигают нутро, доставая наружу самую страшную тайну.

Мне не плевать на тебя
никогда не было

Тим не может отвести взгляд. Не может /не хочет/ давать отпор. Чужая просьба /приказ/ заставляют сглотнуть тот тугой ком, что образовался в горле.
- Не друзья, - эхом вторит за Дэмианом, не сводя с него глаз, не в состоянии. Слишком близко. Слишком душно. Недостаточно близко. Недостаточно честно. Нет того ощущения оголённых проводов. Нет искрящейся ненависти, которая помогала скрывать истинные мотивы, истинные чувства. Без ненависти сложно. Без прикрытия, щита, они обнажены, душа нараспашку, но в неё нельзя никого пускать.
   То ли от неумения держать кого-то близко - чёрствый ученик Бэтмена и идеальный убийца. Куда им кого-то жалеть, о ком-то заботиться? Они даже сами о себе не способны.
   Тим хочет что-то сказать, добавить, исправить, но вот уже чужие губы на его собственных, ловят на вдохе. И исчезают так же поспешно.
Эта поспешность, этот чужой уход - благо, как он пытается сам себя убедить. Это не даёт им сделать ещё больше ошибок. Самообладание у Дэмиана всё же сильнее, всё же они договаривались, после той вспышки, после той страсти, которая, конечно же, была вызвана феромонами. Вот так - правильно. Чужая спина, уход в свет остального дома.
   Но почему от этой правильности - так сильно тошно?
Тим сползает по стенке, касаясь пальцами собственных губ.
   правильно - не догонять. не касаться больше. уйти в свою комнату и наконец, впервые за дня два лечь спать. правильно забыть про этот инцидент. он незначительный. маленькая оплошность, которая не повредит никому и ничему, если вовремя замазать трещину, ту слабину, что они дали. всё станет нормально.
  Всё станет  п р а в и л ь н о.
   Дрейк поднимается с пола, решительно шагает, направляясь к кухне.
он сделал шаг
к чертям
к чертям ваше правильно

   Встаёт ровно позади Дэмиана, забирая из его рук кружку с кофе. - Тебе нужно поспать, Дэмиан, - кружка со стуком ставится на стол перед ними. Носом тычется в открытый участок кожи шеи, затем выдыхая в загривок прежде чем коснуться губами, медленно, пока руки обхватывают чужую грудь, придвигая к себе ближе. Внутренняя дрожь практически ощущается физически, аромат чужой кожи пьянит, Тим не может больше отвернуться от осознания, как же сильно он хотел этого, как это было ему нужно.
   Губы вычерчивают дорожку по шее, останавливаясь за чужим ухом, оставляя ещё один поцелуй. Нужно разжать руки, но он не может заставить себя, наоборот, сильнее прижимая к себе Уэйна.
- я схожу с ума, знаешь. - это уже не вопрос. Он знает - это всё - этого просто нельзя было допускать. Но разбуженное чувство застало врасплох, оккупируя все мысли, отвоёвывая все решения. Тим больше не владеет собой, не может, ему слишком мало чужого проявления внимания. Оно ядовитое - разрушает его изнутри. Но сладкое, как истинный яд. Приторный, болью в груди отзываясь на каждое касание, что он чужой коже дарит. Это яд, он знает, слишком хорошо знает, но отказать себе, избавиться от него, исключить и излечиться - уже не в состоянии.
   Не когда собственные губы помнят вкус чужих, и это не может никак уйти из мыслей. Не когда руки ищут тепло, и находят нужное, необходимое, лишь обнимая Уэйна.
  Это безумие.
  Он знает.
Но продолжает держать около себя самую опасную птицу на свете. Пускай выклюет его глаза. Вырвет язык и растопчет сердце, предварительно вырвав его из груди своими острыми когтями. Тим не может ему отказать.

Не хочет ему отказывать.
- Давай я лучше сварю тебе горячий шоколад. Как Дик, - пытается придать собственному голосу хоть чуточку спокойствия, лбом касаясь правого плеча Дэмиана, и одной рукой вновь отодвигая от него кружку с кофе. - Я просто хочу чтобы... Я беспокоюсь за тебя. - выдавливает из себя, будто бы против воли, нервно сглатывая. Это не вся правда. Но говорить больше он просто пока не может.
   Иначе он испортит абсолютно всё.

Отредактировано Timothy Drake (09.11.20 10:00:32)

+2

13

[indent] Выдох.
[indent] Резкий.

[indent] Сознание плывет из-за такого простого желания вернуться. Из-за лишь одной мысли, что набатом стучит по вискам, выбивая все остальное.

[indent] "Мы не договорили".

[indent] Движения излишне резкие. Когда выходит из пещеры и заходит на кухню. Когда ставит кружку в кофемашину и нажимает кнопки. Кажется, излишне сильно давит на кнопки. Плевать. Эта забота Дрейка его бесит. Как и вынужденный титул "за старшего". Сейчас - все это неуместно, и воспринимается не так. Дрейку не надо это. Забота о нем. Пусть занимается делами Бэтмена и не лезет с советами под руку. Уэйн уверен, что напарнику плевать. Иначе и быть не может. Они обсуждали, и брюнет помнит слова. Эти слова его даже устраивали в тот момент. Казались логичными. искренними. Собственными мыслями.

[indent] И то, что сейчас все так сложно и странно - вообще не в тему.

[indent] Делает глоток кофе, чуть ошпаривая язык. Несильно, все же кофемашина производит не кипяток, но хватает, чтобы выругаться. Сам ставит чашку, трет глаза руками, прогоняя с тех ощущение усталости [или не совсем его]. Однако помогает. В руки снова берет чашку, заслышав чужие шаги, и даже осознавая, чьи именно. Увы, на постукивание когтей Титуса о кафель не тянет абсолютно.

[indent] Не комментирует приход Дрейка, даже не смотря в его сторону, когда руки с кофе касается чужая, убирая чашку. Дыхание чуть сбивается, когда чужое присутствие действительно ощущается тактильно. Дыханием вдоль шеи. Грудью и спины. Руками, что к себе прижимают.

[indent] И предательские мурашки, пробежавшие вдоль позвоночника, от чужих действий.

[indent] Я схожу с ума, знаешь.

[indent] Дэмиан знает. Стоит лишь поймать [желанную] мысль. Что хотелось бы считать инородной. Остаточным эффектом. Не признавать, что первое касание к губам, проба, в тот вечер, вероятно и была вызвана лишь феромонами. Что подтолкнули. Но не держали. Развеиваясь уже при чистом и живительном кислороде, вымывающим из легких остатки газа. Но не из мыслей. Зная, чего хочет, и что ему нужно. Действительно нужно. И не отпускает до сих пор. Во снах, в мыслях, лишь воспоминаниями, образами, силуэтами, практически призрачными. Но не дающими себе сломать стену и взять. То, что нужно. И так близко, каждый день перед глазами, но как в тумане.

[indent] Уэйн сопротивляется даже сейчас, смотря перед собой и даже не осознавая, что перед глазами начинает плыть, и веки тяжелеют вместе с дыханием, что не дается до последнего. Это ему было, опять же, нужно. Не просто желание близости, или просто ласки, а именно от тонких пальцев Дрейка, именно легких прикосновений губами к незащищенным местам.

[indent] И лишь новый звук, инородный, движения керамики по деревянной поверхности стола, вынимает из сна, коим момент действительно ощущается сейчас. А ведь это действительно происходит. И Дрейк гнет свою линию - ничего нового. Мысль подкидывается остаточным сознанием, что можно огрызнуться, /шутя/ про яд в кружке чая/шоколада, что Дрейк так отчаянно пробует предложить, действительно просит об уступке. Но он слишком близко подлетел к огню, точно сам желая, чтобы тонкие крылья поддались жару пламени, исчезая в нем бесследно.

[indent] - О себе лучше побеспокойся, Дрейк, - обращение остается в мыслях, когда собственная рука ложится поверх дрейковской. И Дэмиан разворачивается, чуть скользнув носом по щеке приемного брата из-за самой позы. Сам руша безмятежную позу. Но в глазах - собственных - кажется, нет огня. Как и яда. Они усиленно стараются найти в глазах собеседника отклик собственных эмоций. Чувств. Что слишком непривычны, неправильны, без которых было бы легче. Кому - непонятно.

[indent] Костяшка указательного пальца правой руки скользит по кадыку собеседника, выше, к подбородку, заставляя приподнять голову. И ловить уже такой взгляд, вынужденно-прищуренный, почти сверху-вниз.

[indent] И нужная эмоция находится именно в нем. В холодном взгляде с глубинной нежностью. Именно из-за нее он готов прильнуть снова. Наконец, ловя вкус губ, мешая его с собственным и чужеродным - кофе. Напиток - редкостное говно, но Дэмиан был уверен, что кофемашина поставлена специально для Дрейка, в моменты отсутствия Альфреда. Ему нравится. Поэтому, Дэмиан сам коснулся этого вкуса? В ответ на предложение знакомого вкуса чая, с самого детства? Возможно. Если бы на этой кухне был тот, кто говорил честно.

[indent] Хотя поцелуй - честнее слов. Как и проведение по чужому небу языком - Дэмиан берет, что хочет, или провокация была слишком удачная. Чужой вкус на языке ощущается куда лучше кофе, когда поцелуй прерывает, сам смотря с прищуром. Пусть и не гневным, скорее таким же вынужденным, от того, что глаза закрывал.

[indent] - Я серьезно, - пальцы, наверняка, щекочущим движением проводят вдоль внутренней части руки собеседника, что была ранена часом ранее. Захват удается излишне ленивым и щадящим намного ниже самой раны, - Герой-любитель - и улыбка, такая же уставшая, но запланированная, как ухмылка - лишь легкое подобие.

[indent] Отстань уже со своими напитками и заботой. Но только попробуй отойти хоть на шаг.

[indent] Сдаться вместе - это же не против правил?

[indent] - Не надо быть, как дедушка. Не надо быть, как Дик, Тимоти, - усталость обволакивает мозг, откуда не ждали. Дрейк знает, кто является для него близкими - это плюс. Да и даже то, что не приписывает себя в их число - тоже. Это спасает мысли, пусть и не так, как объятия мгновением ранее. Главный ключ этот самый умный птенец семейства не понял - оно и к лучшему. Иначе у Дэмиана бы давно съехала крыша.

[indent] - Или свари кофе, как умеешь сам, - потому что кофемашина - это явно деньги на ветер, - или пошли спать.

[indent] Собственная ладонь проходит дорожку по чужой коже предплечья, и вкладывается в ладонь собеседника. Как будто все решено.
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">стеклоленд</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (10.11.20 22:35:11)

+2

14

[indent] Голос Дэмиана одновременно - успокаивает, и совершенно точно - нет. Его глаза, что изучают так пристально, что вглядываются туда, куда, казалось, никто никогда не заглядывал - Тиму становится ещё сложнее, чем когда он решился таки проследовать за ним, а не уйти спать, как сам уговаривал всё это время.
- Прости, о себе - не умею, - смешок выдаётся жалкий, но - это правда. Он не мастак жалеть сам себя, тем более с тех пор, как пришлось сменить красное с жёлтым на полностью чёрное костюма Бэтмена. Легче - не станет. Работы меньше - тоже. Нужно лишь смириться и стараться выжить любой ценой, да?
  Тим уверенно смотрит в глаза напротив, во взгляд, что прожигает, проникая до самой глубины сердца, что как истинный предатель пропускает удар, когда рука Дэмиана скользит в его собственную.
      Тиму хочется вернуть поцелуй, это ощущение горячего языка , который так по-хозяйски вел себя в его рту, не стесняясь ничего, этот жар прикосновения губ к губам, когда нет страха быть застигнутыми врасплох. Дэмиан - это одна сплошная ловушка, от которой ему не спрятаться, не спастись, от которой он должен был бежать как можно дальше, но в которую со стремительностью форменного камикадзе впрыгнул самостоятельно. Он сам готов положить собственное сердце ему на алтарь, вложить в его руки нож, отнести на алтарь. Плевать что Дэмиан соберется делать с сердцем потом. Порезать на мелкие кусочки и скормить Голиафу и Титусу? Пускай. Плевать.
   Пока сердце в его руках - Дрейку плевать, в руках Дэмиана его сердце бьётся иначе, почему-то, но так, что Тиму это нравится. Его устраивает. Нравится всё это не правильное, болезненное и запретное, что окружает их взаимоотношения.
     Показывает ли это, что он сломан до самого нутра? Пожалуй, да. Ещё как. Но хочет ли он что-то менять? Едва ли. Он восхищается видом напротив, тем, как всё ещё слегка алыми кажутся его губы, как на него смотрят эти глаза, приказной тон фразы - Тима это всё устраивает, ему нравится это. Это - его любовь? Желание быть рядом - так точно.
    Любить - он не умеет, знает давно. Пробовал - сломал и себя и Стэфани и парочку хорошеньких девочек ещё в средней школе, приходя на свидания и оказываясь форменным мудаком. Использовал Тэм Фокс, и очень сильно ранил её. Это то, как он умеет заботиться. Это то, как он умеет проявлять чувства.
    Дэмиана так не ранить. Дэмиан и сам нанесёт скорее подобные травмы. Откровенная, обнаженная честность, которая устраивает их обоих. Манипулирование с обоих сторон - чем не идеальное сочетание?
    Тиму хочется прильнуть, прижаться, укусить, прорычать что-то несуразное, сдавленное грудной клеткой, из-за того, что даже не может вдохнуть полноценно, не отпускать, утащить за собой. В голове сто и одна мысль, но ни одну нельзя ни озвучить вслух, ни исполнить. Это страх, переборщить, испортить, сделать не верный шаг. Открыть все карты сразу, нельзя идти с козырей - слишком высокие ставки, а напротив него не просто хищник, но настоящий охотник, тот, кто не постесняется поймать на лжи и отомстить, ответит не той же монетой, но куда острее.
   Тим знает. А потому - просто легонько сжимает чужую ладонь в собственной, мазнув губами по щеке, будто бы даже невзначай, а не намеренно.
- Я сделаю кофе утром. Когда проснёмся и встанем. Пойдёт, Робин? - Тиму страшно загадывать на будущее, хотя собственный голос звучит достаточно уверенно, даже как-то убеждающе-позитивно. Но до ноющей боли в груди - ему хочется. Хочется будущего. Хочется увидеть его, Дэмиана, сонного, взъерошенного и вечно хмурого по утру, обнять его, поцеловать первым делом до завтрака, или сразу за первой кружкой кофе, которое тот всегда раньше ненавидел.
   Тиму нужно это, ощущение тепла чужого тела около собственного. Это трепещущее в груди чувство, которому название давать нельзя - никогда.
  Он сглатывает, немного нервно, выдыхая, всё ещё с трудом, и поддаётся собственному желанию, вновь накрывая чужие губы собственными, не то напрашиваясь, не то требуя ласки. Ещё. Ещё хотя бы чуть-чуть, прежде чем наступит завтра, в котором все их сегодняшние слова и действия станут абсолютно не важными, не существенными. Завтра, в котором не будет "их", будут Тим, Дэмиан. Бэтмен и Робин.
      Но ничего вот такого, обжигающе-острого, никакого желания, одного на двоих поделенного не ровными порциями.
    Тим не хочет в завтра. Оно ему претит. Но оно неотвратимо приближается, брезжит где-то на линии горизонта первыми лучами Готэмского серого и туманного рассвета.
  Почему это должно закончиться, стоит им отдохнуть? Почему он так уверен, что это развеется, стоит усталости ослабить хватку над телом и разумом. Он сдался сейчас потому, что хотел, а не потому что был вынужден и не имел пути к отступлению. Он сдался, и наслаждается моментом, что ему готовы отдать.
   Почему следующий день должен отобрать эту краткую радость и без того безрадостной жизни?
Борец за справедливость, который не видит её в мире вокруг себя. Ха, какая же это убогая ирония.
- Я не хочу тебя отпускать, - осознанное. Не сквозь зубы, не на выдохе, украдкой, шепча на ухо, чтобы можно было списать на жар в грудной клетке от вседозволенности желания. Правда. Не иначе.
   Редкий зверь в этом доме, если подумать. Правду впору заносить в красную книгу, строить заповедники и вливать миллионы финансирования в защиту и разведение.
  Но.
Вряд ли это когда-нибудь окупится. и даже сейчас, произнеся эту фразу - Тим не уверен, что мысль была хоть на сколько-нибудь хороша. Едва ли.
  Но забирать её назад он и не подумает.
По крайней мере - хотя бы не сегодня. Не пока горячие пальцы Дэмиана переплетены с его собственными. Не пока они могут быть так близко, не пока есть хотя бы крошечная надежда протянуть вот так ещё хотя бы пару минут. Не сегодня. [nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

Отредактировано Timothy Drake (01.12.20 17:30:51)

+2

15

[indent] Он и не ожидал другого ответа. Никто из них не умеет заботиться о себе, пожалуй. Наверное, потому что это не самое ценное качества борца за справедливость. Наверное, потому что как раз этому никто их не учил. Лишь выживать, сражаться за свои цели. Об этом, наверное, слишком очевидно говорят их тела с картой шрамов на них. На каждом из них. Возможно, кто-то бы посчитал подобное трусостью. А. опять же, никто из них трусом не являлся.

[indent] Но выдох все равно кажется недовольным. Как ослушание чего-то логичного. Ведь не он подставился сегодня. Не он получил ранение. А значит и забота сегодня - не о нем. Но едва ли Дрейк это услышит и поймет. Ведь сам же ринулся на последнюю обозначаемую коммуникатором точку. Хотя задание казалось простым.

[indent] Никто из них не сдается. В этой странной игре, правила которой и обозначить-то сложно. Нечто вроде "пусть твое предложение окажется принятым". Это как про последнюю брошенную фразу. Но слишком близкое к податливости и покорности. Наверное, от того и наиболее ценное. Ведь никто из них ранее так долго в личном пространстве другого не был. Казалось бы.

[indent] Но и отрицать, что просто хочет этого - Дэмиан не может. Ни одно из своих действий, но именно здесь это ощущается слишком ярко. Не то, чтобы у него было много отношений с людьми. Логичнее сказать, все они были разными. До чертиков разными. Здесь не имеет смысла произносить слишком знакомые имена из прошлого о членах семьи, хотя и можно было бы. Если говорить о чувствах - то такого, как к Дрейку, Уэйн явно не испытывал. Хотя и помнил. Свои отношения с девушками - что слишком подобали одно другому - как, наверное, и у Дрейка. Дэмиан видел. Хотя в голове слишком отчетливо выражалась мысль "Тебя это не интересует". И она верная. Так же?

[indent] Так вот его отношения были пустыми. Пробными, если хотите. Без желания раскрыться, как и ко всем при первом знакомстве, но с продолжением. Без желания получать тепло этого человека рядом. Дэмиан думал, что в этом смысле похож на кого-то из родителей. На кого - непонятно. Ведь отец не так легко подпускал к себе. А мать это делала для видимости, на физическом уровне. Наверное, он просто застрял где-то между.

[indent] И это между вылилось в... эту ситуацию? Ведь Дэмиан не принимал отказов, они цепляли его. А Дрейк - это один сплошной отказ. Может, из-за прошлого. Может, из-за отца. Имеет ли это значение? Если ранее не ощущалось... подобного. Зачем все эти взгляды, слова, поцелуи, если всему виной феромоны?

Которых уже нет, к слову.
Так, для протокола.

[indent] Они все научились скрывать настоящие эмоции. Так легче выживать в этом мире. Не подпускать близко, и ведь всего то и нужно - нацепить маску. Неважно какую. Оптимиста-Грейсона, который хлебнул немало горя, но старается выделять свет, и у него получается скреплять семью все еще. Прошедшего, казалось бы, войну Джейсона, что изображает из себя сорокалетнего солдата, по крайней мере, матерится и бухает также.

[indent] И вот этого вот холодного Дрейка. Который точно хочет обжечь холодом от прикосновений, не пропускать в душу, спотыкаясь об ледяной взгляд. В этом сложно пробить брешь. Когда маски становятся броней. Защитой. Привычным лицом. И Дэмиан не думал, что это нужно будет делать. Но чертовски хочется. Прочитать душу, разбить, спросить за все прошлые обиды и почему сейчас - все так неясно. Он же и сам не готов а) сдаться и б) открыться. Поэтому их извечная борьба продолжается даже на этой чертовой кухне в привычно измотанном состоянии. Разница в том, что ранее никому не просилось уговаривать пройти в комнату. Они и так с удовольствием скрывались за дверьми личного гнезда, лишь бы не слышать, не видеть, не чувствовать чужое присутствие. И всех все устраивало?

[indent] Хотя Дэмиан не особо охотно отнесся к идее Дрейка-Бэтмена. В силу возраста и, опять же, отношения. Брюс - отец. Дик - старший брат. Дрейк - ...

[indent] Тот, кто не должен прикрывать его спину ценой своей собственной - так точно.

[indent] Чужие губы ощущает, кажется, на своей щеке, когда рука Тима сжимается. Сложно воспринимать этот жест за отражение собственных мыслей. Ведь далее следует холодный тон и очередное предложение. Спорить с которым он не будет. Но и не согласится. Привычно, а? Последнее слово все равно останется за ним, как и тогда, мгновением ранее, в пещере.

[indent] Но вот следующий поцелуй уже можно считать за чертово отражение. Неважно за что. Усилием воли не отвечает, чуть переваривая слова. Делая фидбек для собственных мыслей.

Чего ты хочешь?

[indent] Вопрос здесь не только к Дэмиану. Контроль... так ли он необходим ему, сыну Бэтмена? Ведь даже не убивать преступников - пусть и было наставлением Брюса - но вот самого Брюса уже явно выбрал он сам. Его сторону. Его правила. Так ли необходим контроль в их жизни, с осознанием, что каждый день Костлявая танцует где-то неподалеку? Ведь и смертельное танго у них уже было. Когда тело покидала жизнь.

[indent] Нет, они не будут глупо рисковать собой. Но жизнь не кажется длинной. В ней есть цели, в ней есть эмоции - и это все, чем они располагают, пожалуй.

[indent] Я   н е   х о ч у   т е б я   о т п у с к а т ь .

[indent] Он не сможет сказать подобное Дрейку.
[indent]  [indent] Но вполне может мысленно согласиться.

[indent] И все же ответить на прошлую брошенную фразу, - Сойдет. А после уже без задних мыслей о каких-то там ранах [убеждал в обратном - пожалуйста], притягивает к себе, кладя руку на спину, а вторую - на шею, утягивая в поцелуй. В который вкладывает все эти дебильные мысли и ощущения, вперемешку с агрессией, на себя, на Дрейка, на явно что-то еще. И оторваться - сложно. Но приходится, чтобы не начать срывать одежду с напарника прямо на кухне, что не такой плохой вариант, но всегда присутствуют различные паскудные "но", правда? - Спать. Ты тоже идешь. - Звучит как-то  неправильно, излишне обрывисто, когда, пользуясь ситуацией и ловя крупицы осознанности, вырывается из чужих объятий.

[indent] Ты же этого хотел, Дрейк?

[indent] А сам совершенно по хозяйски проходит территорию дома и заходит в комнату. Не свою комнату. Стягивая с себя черный свитер и бросая его, вроде, на стул.

[indent] Ведь мы не договорили, Тим.

[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">стеклоленд</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (29.11.20 10:01:51)

+2

16

[indent] Тиму должно быть стыдно за собственное поведение. За все те мысли, что он позволяет себе думать прямо здесь и сейчас. Тиму должно быть не приятно осознавать, что всё, что его интересует прямо в этот момент - касается чего-то столь личного, столь физического, почти физиологического.
  Он никогда ранее не считал себя тем, кто думает и принимает решения на гормонах, кто поддаётся легко всяческим желаниям собственного тела. Ему хватало силы воли, чтобы сначала анализировать, а потом - уходить в тень, и игнорировать всё. Тушить в себе эти пожары, оставлять личное лишь для себя самого, закрывая всё от других глаз.
   Почему он сейчас так близко к Дэмиану? Почему он позволяет себе подобное? Зачем?
Особенно после того, как сам себе запрещал даже задумываться. Особенно после того, как громко заявил, что "не заинтересован", после небольшого чп с Айви.
   Кто лжет? Кому? Когда это началось?
Сейчас ли, с усталостью, что накатила с новой силой, стоило ему расслабиться от чужого прикосновения? Или тогда, когда чуть дыша и еле выравнивая собственный пульс, он глядел в чужие зелёные глаза, что с тем же упрямством взирали на него, требуя ответов?
   Ведь Дэмиан никогда не просит - требует, приказывает. Или же, как прямо сейчас, когда он так уверенно укладывает свою руку на обнаженную кожу спины Тима, притягивая ближе для поцелуя, - берёт то, что хочет.
    Правильно ли так трактовать происходящее? Тиму кажется, что иначе и не получится.
Правильно ли то, что Дэмиан хочет этого? Едва.
Позволит ли ему Тим продолжить? Несомненно.
    Они - сломанные версии того, что из них пытались вырастить. И, так уж сложилось, что они чудесные бойцы, умнейшие детективы и восхитительные борцы за справедливость. Но ни у кого, ни у единого из учителей или фигур, что выступали для них наставниками - не было и секунды времени научить их быть обычными людьми.
  Научить их любить. Ценить других людей так, как они того заслуживали.
Нет. Тим и Дэмиан - оружие, которое умеет лишь ранить. Оружие любить не умеет. Только причинять боль. Только пронзать до самого нутра, оставляя уродливые шрамы и обескровливая.
    Тим не сомневается - Дэмиан его уничтожит, оставляя безобразные шрамы на коже и сердце. Но разве не это ему нравится больше всего? Разве не это ощущение сейчас будоражит его, скапливаясь, словно взведённая тугая пружина внизу живота, взводя до предела все ощущения от чужих касаний к собственной коже?
   Мазохизм, если позволите. Не здоровое, наверное, осознание. Не правильное. Особенно, если вспомнить, что долгое время их пытались заставить друг друга признать братьями, заставить ужиться в мире. Быть тихими и спокойными мальчишками, удобными для всего остального семейства, которые уже устали выслушивать их перепалки, разнимать их драки.
  Теперь, иронично, не правда ли?, не придётся. Больше не. Пока что. Никто не знает как на долго. Как долго это наваждение останется при них, затуманивая разум, разжигая кровь, до бурлящего в груди марева, которое давит изнутри, вынуждая искать ему выход в прикосновениях, в поцелуях, недвусмысленных взглядах, и невыполнимых обещаниях, которые Тим даже не пробует озвучить.
  Дэмиан отстраняется первым, приказным тоном указывая что делать. И Тим хмыкает, но, всё же вынужден признать, что так - будет лучше.
Ему всё ещё нужен будет ледяной душ, чтобы успокоиться, чтобы забыться и больше не оказываться в настолько непосредственной близости к Уэйну, но...
- Как скажешь, - ухмыляется, нарочито показательно облизывая губы. Последняя издёвка, прежде чем расстаться. Расстаться и забыть. Про всё, что было тут, про то, что было в пещере. про все те варианты, как события могли бы развернуться дальше, которые крутятся в голове Тима, мешая сосредоточиться и не давая прогнать себя из головы окончательно.
   Дэмиан уходит из кухни, Дрейк не мешкая, следует. Всё равно им пока в одну сторону. Разделяет этаж, да пара комнат. Но он надеется урвать миг, чтобы попрощаться на лестнице, прежде чем это всё, этот пожар из чувств и эмоций, не канул в лету.
   ..А потом Дэмиан поворачивает в то крыло, где его собственная спальня. Тим следует, чувствуя, как в груди сердце вновь ускоряет ритм.
  Дверь открывается и из не зашторенных окон слабый свет начинающего своё правления солнца освещает смуглую кожу, что открывается взгляду, когда Уэйн скидывает свой свитер на стул, поверх его собственных, Дрейка, вещей.
   Тим закрывает за собой с тихим хлопком дверь, проворачивая замок, запираясь.
  Шаг, не сводя глаз с чужого лица. Не дышит, боясь спугнуть, боясь, что иллюзия от этого развеется.
  Ещё шаг, руки протягивая к чужому лицу, обхватывая ладонями с нежностью, которую сам в себе не подозревал. Последний шаг, в очередной раз за сегодня прижимаясь собственными губами к чужим, позволяя своему телу касаться чужого. Ощущение горячей кожи так близко к собственной пьянит его, но он не рискует, не прижимается внаглую. Боясь быть отвергнутым. Боясь, что сейчас его осмеют, именно сейчас ему укажут на то, насколько извращенно его собственное сознание, раз ему хочется того, что происходит. Насколько он конченный, если его устраивает то, как Дэмиан реагирует на его поцелуй.
   Ведь он не просит, нет, он не просит Уэйна любить себя. Он вообще не просит ничего серьезного взамен. Его устроит толика внимания, его устроит возможность целовать и касаться. Хотя бы иногда.
  Он и сам не понимает как он оказался настолько зациклен на нём, не понимает почему это стало настолько важным, но теперь без будет уже невыносимо сложно. Ловушка всё-таки захлопнулась. Похороны здравого смысла завершены, никто не пришёл даже его помянуть.
  Теперь назад уже, кажется, никак.
Никаких спасительных "Мне плевать на тебя". Не когда так отчаянно и жадно целуешь человека, которому эти слова произносил. [nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

+1

17

TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?

[indent] Сколько в итоге продержалось их обещание? То, что казалось таким правильным и нерушимым? Месяц? И под чем же оно рухнуло? При желании, можно снова найти оправдание, вроде усталости. Но они способны даже насмерть биться уставшими. А тут едва ли долго Дэмиан сражался с различными всплывающими "но" в голове. Ведь и причина - "Это же Дрейк" - в один момент перестала звучать так уж убедительно. Все было проще из-за того, что они держались на дистанции друг от друга. Даже на дело Робин старался выходить в одиночку, что едва ли было для кого-то сюрпризом, ведь работал в одиночку Уэйн часто.

[indent] Дэмиан не может сказать, что ему нравится Дрейк. Может, в силу прошлого и собственных принципов. Но вот отрицать реакцию собственного тела на его действия - точно бессмысленно. Даже мгновением ранее на кухне. Мнимая покорность с провокацией. Коктейль очень и очень прошибающий. И непонятно, когда Тим успел узнать это. Ведь было ощущение, что ранее главной целью было держаться подальше.

[indent] Но вызывал яркие эмоции тот всегда. Пускай, они были [казались] негативными. Поэтому едва ли стоит говорить, как все его действия ранее, от повторения слов в пещере "Мы не друзья" через "я схожу с ума" и далее до "как скажешь" - сильно било по оголенным, кажется, специально для Дрейка, нервам, оставляя послевкусие неудовлетворенности.

[indent] Уэйн улыбается уголком губ, когда замок двери щелкает. И Дэмиану уж точно нравится взгляд Тима, когда тот входит в комнату. Когда также, как и он сам, не размышляет ни секунды, и льнет к его собственному телу. Наверное, у Дрейка тоже есть ощущение в этот момент, что это просто не может быть чем-то постоянным, уж точно не то чувство, что так распыляют и романтизируют в масс-медиа. Неубедительно отрицание даже для самого себя, когда еще недавно сам бросал голодный взгляд.

[indent] И ведь самое нелепое, наверное, заключается в том, что Уэйну не нужны отношения. Возможно, часть этого была заложена в Лиге Убийц, с приписочкой на слабости, и далее по жизни лишь крепла, поскольку в его... профессии... для этого места также нет. И почему-то сегодня многогодовой контроль летит в трубу, и Дэмиан даже не оказывается сильно против.

[indent] Когда также жадно отвечает на поцелуй.

[indent] Хочется вжаться теснее. Хочется оставлять укусы на бледной коже, что в прошлый раз скрылись за водолазкой. Ведь все еще помнит, как возбуждающе те выглядели, контрастируя. Как сам Дрейк на них реагировал, когда с чужих губ слетали звуки удовольствия. За тот единственный раз Дэмиан понял, что его собственные желания с готовностью принимал партнер, сам, кажется, балдея от этого контраста жестокости и нежности. Провести языком по оставленному на тонкой коже следу; огладить покрасневшее место после удушения; поцелуй в загривок после излишне резкого толчка. Дэмиан не контролировал себя с Дрейком - и это будоражило прямо сейчас. Лишь коснувшись краем сознания этих воспоминаний, почувствовать прилив болезненного возбуждения внизу живота. И непривычно помутилось в голове, от чего и стоять было довольно сложно.

[indent] Все еще не касаясь руками Дрейка, запрещая себе, чтобы не сорваться окончательно, подцепляет указательным пальцем пояс штанов и тянет на себя. Делая осознанный шаг назад. К кровати. В единственную пропасть, которую сейчас хотелось упасть. Если даже не за жизнь, пожалуй. А ведь Дэмиан даже ни разу толком и не рассматривал логово Дрейка, это было не его дело. Наверное именно поэтому ленивая, но ревнивая мысль о том, кто кроме семьи в этой комнате бывает, кто бывает в этой постели, царапает сознание, да? Очевидно, они окончательно свернули не туда, но, кажется, протестующих тоже нет.

[indent] Натыкается на край кровати, снова убирая руку от Дрейка и оказываясь на горизонтальной поверхности. Есть миг, чтобы пробежаться взглядом по молочной коже, натыкаясь на особо заметные шрамы, некоторые из которых - он уверен - оставлены им, ровно как и другие, на собственной коже, Дрейком. Есть время, чтобы снова поймать взгляд голубых глаз, лишь на вдохе осознавая, что не дышал какое-то время, а после восстанавливая дыхание.

[indent] - Ты бесишь, - зеленые глаза смотрят без ненависти и презрения, с глубинным чувством пусть и неполного, но насыщения, когда так же провокационно собирает чужой вкус языком с собственных губ, - Я говорил? - собственный голос узнается хреново из-за этого низкого, хриплого, почти мурчащего, тона после поцелуя, что выжег весь кислород из легких, забирая остатки самообладания заодно.

[indent] Но ты же не хотел меня отпускать, да, Дрейк?

[indent] И все же именно такой поворот событий - правильный. К черту эти танцы на нервной системе, придуманные кем-то из них, а может, и обоими. Ему были нужны эти дрейковские поцелуи. Эти нежные прикосновения к коже. Именно такой взгляд голубых глаз, который сейчас по-настоящему теплый и пробирающий до глубины души. Признаться себе в этом трудно.

[indent] Да и нужно ли это, когда ты уже находишься там, где должен был, хотя бы сегодня?
[indent]  [indent]  Когда неубедительные причины разбиваются о правду?
[indent]  [indent]  [indent] Когда тебя раздевают эти глаза?

Нет конечно.
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">стеклоленд</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (06.12.20 13:37:28)

+1

18

I’m so excited I can hardly take it.
This is a trick

[indent] Это - не любовь.
Это тягучее, жгучее, нагло отравляющее нутро вещество, что вместо крови растекается по венам, пробуждая мысли. Воскрешая воспоминания.
   Собственный голос эхом звучит в тёмном углу черепной коробки, хриплый, рычащий Ещё. Требование, не просьба. Не мольба о пощаде, не попытка попросить отпустить. Не требование прекратить, но приглашение продолжить. Приказ.
  Этому он учится у Дэмиана. Этому и тому пожирающему взгляду, что ловит, когда тот приземляется на кровать.
    Здесь всё не правильно, не так, всё лишнее и не с теми.
Но почему ему так хорошо?
    Почему ему так отчаянно нравится, как им помыкают. Почему чужие слова ненависти кажутся такими важными?
Тим ухмыляется, прежде чем усесться сверху, заводя чужие руки над головой, целуя открывающуюся на боках кожу, легонько прикусывая, не встречая никакого сопротивления. Ведь это так нормально для них. Быть столь близко. Получать от этого такое наслаждение.
  Наверное, обыкновенные отношения не были созданы для них, для Робинов. Для него и Дэмиана, если говорить ещё точнее.
  Нет, им нужно было вот это - грязное, жадное до чужой боли, до чужих стонов, что так явно ласкают собственный слух. Тим не думал, что хочет этого так сильно. До полной потери контроля, до животного желания быть близко, ближе близкого.
  Отрицание не спасло его. Лишь приблизило гибель, что несут в себе касания этих горячих ладоней, что высвобождаются из крепкого захвата. Тим скалится вместо улыбки, ненависть. Да, это именно ненависть сейчас по венам бурлящим потоком разливается, именно ненавистью он исходится, когда чужие пальцы вплетённые в собственные волосы тянут назад, причиняя боль, заставляя запрокинуть голову, обнажая для болезненного укуса шею.
   Дэмиан слишком быстро нашёл те места на его собственном теле, что ярче всего реагируют на его касания. Будто всегда знал. Будто был создан для того, чтобы обращать на них своё грубое и жестокое внимание, причиняя боль, граничащую с идеальным удовольствием, когда горячий и влажный язык очерчивает линию от укуса к ключице.
  Тим теряется в этом ощущении, все внутренние протесты меркнут, даже не обличённые в слова. Он жмётся ближе, отвечая поцелуями на укусы, оглаживая чужую кожу, выводя узоры между шрамами на груди.
  Мало. Всего этого слишком мало.
Он так долго держался. Так старался игнорировать, не замечать и не вспоминать. Что почти сам себе поверил о том, что это, эта близость, это прожигающее насквозь ощущение единения с другим телом, - ему и правда не нужно. Что без этого можно прожить свою жизнь. Без этой боли, что острыми иглами впивается в тело, когда чужая грубость зашкаливает, без этой нежности, что из него самого рвётся наружу в ответ, зализывая смуглые руки, лишь бы они не исчезли, не покинули тело.
   Но - нельзя.
Ему уже никак нельзя без
отчаянно хочется продолжать
и не хочется думать об окончании

   Как оказывается внизу - не следит, но и не против, улыбаясь. Откровенно и не скрывая своего взгляда от чужих глаз - улыбается.
Словно наркоман, дорвавшийся до дозы - руками дрожащими от нетерпения оглаживает чужую спину. Ближе. Давай же, разрушь последние запреты до основания.
- Говорил, но я люблю, когда ты это повторяешь, - шепчет, придвигаясь к чужому уху, прикусывая мочку, пока руки собственные проскальзывают к поясу, расправляясь за доли секунды с чужим ремнём. - Но, мы ведь и не друзья. - повторяет вновь, приникая губами к шее, покрывая кожу краткими поцелуями, будто бы боясь, что всё в одночасье закончится, и он снова останется ни с чем.
  Лишь тонкий запах чужой кожи, что впитается в постельное, но смоется при первой же стирке. Как и чужие укусы, что сойдут с кожи за каких-то пару дней, болью отзываясь не физической, но в груди где-то от района, где сердце, потому что знает - это всё временное.
  Это помутнение. Фаза. Пока они жадно исследуют границы дозволенного, пока их забавляет игра в "нельзя". Пока чужие устои ещё кажется интересным нарушать.
  Это - не навсегда. Даже не на долго.
Стоит ли по этой причине отказывать себе, отрекаясь навсегда даже пробовать? Не знать вкуса этих поцелуев, не слышать никогда как стон срывается с чужих губ, когда собственная рука накрывает разгоряченную плоть под бельем.
   Для любого другого, для рационального, правильного и соображающего не собственными гормонами и членом - наверное, ответ куда очевиднее, чем для Тима.
  Но.
   Есть одно такое особенно важное но, которое не даёт ему успокоиться, которое не позволяет ему спустить всё на тормозе и отречься раз и навсегда.
Никто, совершенно точно никто, не трахал его так, как Дэмиан.
черт бы его побрал
[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

+1

19

so say a benediction
for
a new addiction

[indent] Действия Тима до чертиков распаляют, как будто есть куда, когда кожа и так горит от учащенного сердцебиение, и легким излишне часто не хватает кислорода. Но Дэмиану мало. Мало такой близости, когда знает другую. Когда искренне хочет другую. Где-то чуть проблескивающим рассудком понимая, что это взаимно. В словах. В действиях. В глазах.

[indent] Каждый из них бросил в окно общее решение, что это было ошибкой и никогда не повторится. Повторится. Как минимум -
с е й ч а с.

[indent] Когда собственные действия выбивают с уст партнера стоны наслаждения. Все еще приглушенные. Но он добьётся других - тех, что слетают с языка независимо от желания владельца. А потому что иначе - не получается. И это не цель что-то доказать. Себе/ему - неважно. Никому. Сейчас - просто до искр перед глазами хочется. И десятки поцелуев, укусов, зализываний, что тоже казались нужными, но не необходимыми, медленно теряют вес под тягучим желанием, что исходит отнюдь не лишь от Дэмиана. Это правда ощущается физически. Во взгляде. В прикосновениях, будто отчаянных. И именно тогда, когда Уэйн развязывает себе руки, чужие волосы пропуская сквозь пальцы, Робин осознает это наиболее полно. Картинка складывается.

Проигравших нет.

https://i.imgur.com/0GiY3Vt.gif
3 this is the new flesh
[indent] 2this is the open door
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] 1I've got
  everything you wanted
[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  [indent] [ I'm  everything you wanted]

[indent] Сам оказывается сверху, плохо отдавая отчет себе, что крышу снесло вместе с предохранителями, когда бледная кожа с собственными покрасневшими отметинами оказывается перед глазами. Их хочется обновлять, потому что знает, что эти точки у Дрейка чувствительные. Что это сбивает дыхание его Бэтмена, заставляет глушить стоны удовольствия.
Да, не друзья.
[indent] Не братья даже.
[indent]  [indent] У этого есть другое название, и ты его знаешь.

[indent] - Ты согласен с этим. - не вопрос, не убеждение, лишь констатация, которую Дрейк примет за истину и иначе никак. Проговаривает на ухо, прикусывая мочку, сам не удерживаясь от приглушенного выдоха из-за прохладных рук на разгоряченной коже под бельем. Чувствуя, как моментально отзывается тело. Которое давно грезило продолжением, и давать этому название - необязательно.

Но все же Дэмиан рычит.
[indent] Дрейк нарывается.

[indent] Собственная беспомощность перед этим действием его злит, поскольку сейчас не время. - انتظر طائر [пер. жди, пташка].

https://i.imgur.com/MilSEDK.gif

[indent] Снова накрывает губы поцелуем, углубляя его, рукой также быстро разбираясь с чужим ремнем. Резко прерываясь, находя зубами ключицу... губами кожу под ней... языком очерчивая грудные мышцы... а рукой помогая Дрейку избавиться от одежды. И сам уже чуть грубо протискивается между ног, раздвигая их, налегая сверху, бросая голодный взгляд в чужие глаза, полный чистого желания. - Где?

[indent] Да, объяснения излишни, когда в руке оказывается лубрикант. Дэмиан сжимает чужое бедро, притягивая к себе ближе. Ловя садистское и какое-то собственническое удовольствие от того факта, что знает, что от этого прикосновения покраснела кожа. Она всегда отзывалась на любое его прикосновение. Но сам лишь нагибается ближе, так, чтобы хватило места между телами обхватить рукой чужую эрекцию, проводя по всей длине. - من تريد? [пер. Кого ты хочешь?] Губы дразняще находят чужие, приподнимаясь выше, чуть ведя за собой, чтобы снова увеличить дистанцию между телами, расслабляя самой игрой.

[indent]  [indent] a new manipulation
[indent]  [indent] over saturation
[indent]  [indent] take advantage of what you deny

[indent] А потом резко толкается внутрь. Узко. До потери контроля узко, так, что собственное тело начинает дрожать, кажется. Но дает привыкнуть к себе, не в свойственной для себя манере нежно проводя по шее дорожку носом, оставляя на этой самой дорожке медленные поцелуи, - Знаешь, я тоже схожу с ума? - хрипло от желания, кажется, будто передразнивает, но тон явно говорит о том, что нет. Если границы стерты сейчас, то и правда является не такой неправильной, больше необходимой. За ней не надо далеко идти - взбудораженное сознание, которое ловит кайф от каждой минуты пребывания в этой комнате, само услужливо подкидывает.

[indent] Да, это правильно сейчас. Правильно было и тогда тоже. По-своему извращенно правильно, ведь так необходимо. И не просто от физического влечения, но причина уже лежит дальше в сознании, за ней не хочется идти, её не хочется касаться там, где чувства, там, куда Дэмиан - убийца - Робин не заглядывает.

[indent] А после Дрейк качает бедрами навстречу, непроизвольно выбивая весь кислород из легких, и пуская этим движением мурашки вдоль позвоночника. До безумия приятно. Но Дэмиан приглушенно стонет в чужое ухо, после чего, найдя все же кусочек рационального, прорычав недовольное, но все еще хриплое. - Тим. Наказывая удушением. Поощряя дразнящим вниманием к его органу.

[indent] Это не занятие любовью, конечно. Но как можно назвать двух людей, чутко чувствующих друг друга на уровне даже языка тела? Или только его. Сложно разобраться. Когда Дэмиан [снова] кончает с чужим именем на губах.

[indent] Пусть Тим думает, что тот получил все, зачем пришел, плевать. Из его кровати сейчас Уэйн уходить не собирается. Может, через час. Может, через окно. Но пока прижиматься со спины к чужому телу - единственное, чего тот хочет. Ведь первоначально Дрейк планировал его проводить, да?

[indent] - Ты же понимаешь, что мы не закончили? - на выдохе, когда дыхание почти восстановлено, в полудреме, касаясь дыханием чужой шеи. Это, кстати, тоже не вопрос. И речь не о сегодня. Уэйн, может, не признается себе потом, но сейчас явно ощущает это. Что ему нужны эти касания. Эти губы. Эти руки.

[indent] Только не говорите, блять, что у Дэмиана Уэйна появилась зависимость.

Say you love it
Say you
hate it
Say you
want it
Say you
need it

[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (09.12.20 11:15:13)

+2

20

I always thought I was better than this
But temptation tempts the temptee
Pour yourself over me
Until there’s nothing left to see

[indent] В лёгких заканчивается кислород, но отрываться от чужих губ просто невыносимо.
Почему? Почему ему так нужно быть рядом? Так близко, что нет и проблеска расстояния между собственным и чужим телами. Когда одна температура на двоих - пожаром разливается по венам, опьяняя сдавленными, заглушаемыми стонами. Они всё ещё сопротивляются. В мелочах - закусывая губы, пряча лица в чужих плечах, не глядя в глаза, не позволяя себе ещё большую откровенность - шипя на вторжение.
    Дэмиан рычит, Тим лишь улыбается - даже если последует наказание - он его ожидает, пожалуй. Желает, если быть ещё откровеннее. Хотя бы с самим собой честным. Если уж нельзя быть честным с тем, кто нависает, покрывая кожу укусами, кто целует с такой собственнической жадностью, что нельзя не провоцировать, нельзя не нарываться на большее.
   Им нужно было это. Бесконтрольное желание, которое они так отчаянно пытались победить, убить, закопать и больше никогда не вспоминать.
  Не вспоминать, что можно быть настолько близко. Не вспоминать, что целоваться с ним так отчаянно приятно. Что вкус его губ будит что-то внутри, что-то до жуткого личное, что-то, без чего дальше не так. не то. Кем бы не пытался заменить, как бы не пытался отгородиться.
   С кем бы не были ночи - не то. Все "почему" - погибают под давлением происходящего. Ошибка - да. Проблема - ещё какая.
Но именно её Тим исправлять не собирается. Нет, он льнет ближе, руками обхватывая чужую спину, поцелуями вычерчивая путь от ключицы к чужому уху.
- Приходится, - еле шепчет в ответ, потому что воздуха всё же не хватает, мало. Но нельзя отстранится, ни на миг, потому что мало не только воздуха. Ему мало Дэмиана. Мало, мало чужих укусов, мало этого внимания, которое Дэмиан раздаёт ему прямо сейчас. Потому что помнит, что может получить больше. Может отдать больше, вслушиваясь в то, как голос чужой хрипло зовёт его по имени, а руки смыкаются на запястьях до боли. Это больно, но это приятно. Противоречие простое в своей сути - только один человек научился понимать как ему нужно. Только один человек научился дарить ему это ощущение удовольствия.
  Вопрос, арабский, который сейчас будоражит всё внутри, из-за хрипотцы в чужом голосе, из-за этого отчётливо ощущаемого желания. Тим забывается в осознании того, что Дэмиан хочет его, что позволяет себе все эти действия, вся эта близость - с его одобрения, при его полном участии. Это - их. На двоих. Без утайки, без лжи, ей больше места нет, больше нет ни единого шанса скрывать то, чего хочется. Тим улыбается удовлетворённо, громко и уверенно отвечая на чужой вопрос - Тебя. И никого более. Никогда вот так. Не до этого иступляющего ощущения необходимости физической близости. Не до жадности к каждому прикосновению. Никогда. Никого.

Such power over me
It’s just desire
I know it’s trickery

   Всё меркнет, когда ощущение острое, болезненное, выбивает громкий стон с его собственных губ. Нежность чужая отвлекает, давая привыкнуть, забота, неожиданная, но необходимая до предела. Ласка, за которую хочется быть благодарным, за которую хочется выслужится, потянутся к губам,  огладить ладонями чужую разгоряченную кожу, и в глаза смотреть с бесконечной преданностью. Он не заслужил его. Тим знает, что не заслуживает того, что сейчас происходит, но никому не отдаст и секунды, ведя бедрами навстречу чужому телу, ловя чужой стон, запоминая его, вглядываясь в чужое лицо.
  Боль отступает, становится не важной, растворяясь в желании быть близко, продолжать, а не останавливаться.
Боль не важна. Не сейчас, когда-нибудь позже.
Когда чужие руки смыкаются на шее - улыбка вырисовывается на собственных губах, провокационная, пока хватает воздуха - улыбается, пока хватает сил - провоцирует, напрашивается, после хрипло шепча чужое имя. И снова, когда горячая ладонь проходится по члену.
  Ловить вдох, запустить пальцы в чужие волосы, и не сводить с него глаз, до предельного необходимо это. Каждая секунда совместная, боль вперемешку с удовольствием. Иначе - никак. По-другому им уже не интересно.
  Тим не хочет иначе. Тим не хочет иного. Подаваясь ближе, выгибая спину, цепляясь пальцами за чужое тело, ощущая как волна удовольствия накрывает партнёра, запоминая как прекрасно звучит собственное имя в этот момент. Целует в губы, выпрашивая практически внимания для себя, он бессилен перед чужими прикосновениями. Перед той лаской, что ему отдают взамен.
  Утро брезжит за шторами. Но мыслей о новом дне в голове нет совершенно. Есть отчаянное желание расставить все точки над i, но Тим молчит, не мешая Уэйну устроиться рядом на кровати.
   Вопросы - излишни. Неуместны. Им было хорошо. Чертовски. Но это не может длиться вечно. Это не может длиться даже на сегодня. Наверное.
   Каковы будут новые правила? Как избегать этого столкновения вновь? Ведь предыдущее они явно с треском провалили.
Чуть повернув голову на бок - Тим видит собственное плечо со следами от чужого укуса. Жжет, но не критично. Скорее даже приятно что-то внутри. Дыхание чужое в шею расслабляет, успокаивает, почти умиротворяя.
- Мы закончим тогда, когда тебе надоест? - едко, колко. Не приятно, но - истина, да? Нет смысла лгать сейчас - не когда обнаженные в его комнате,  в его кровати, верно? Тим устал, слишком устал за эти сутки, и физически морально. У него нет сил разбираться в том, что между ними происходит, хотя до жуткого - хочется, и до предельного - необходимо. Ровно так же, как несколько часов назад - ему был необходим сам Уэйн, весь, без остатка. Ровно настолько, насколько он оказался близко, и продолжал быть сейчас.
  Зачем же тогда жалить? Зачем продолжать быть язвой и делать вид, что не задевает самого? Будто бы так не будет больно.
  Будет. Не так приятно, как до, не от чужой грубости, но от собственной "бессердечности". Показательной, наигранной. Как по сценарию, который пишет кто-то неизвестный.
- Замок открывается одним поворотом влево, если что. - проговаривает, но всё же ловя чужую руку в свою, переплетая пальцы, в последнем, кажется, ласковом порыве оглаживая ладонь пальцами медленно.
   Когда же это "не хочу отпускать" - прекратится? Перестанет зудеть в грудной клетке не понятными ощущениями.
Ведь всё было так просто. Всё было так понятно.
Ведь это - не любовь же.
There’s just one thing missing
One thing missing here is love

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

Отредактировано Timothy Drake (28.12.20 13:13:37)

+1

21

What if I wanted  t o   f i g h t
Beg for the rest of my life
What would you do, do, do?

[indent] Они привыкли рядом не подставлять друг другу уязвимые места, между тем, конечно же, зная о каждой болевой точке. И в итоге подошли слишком близко. Почему сорвались – непонятно. Важно? Наверное, да. Где-то на уровне рационального всегда можно отковырять безмерное количества различных «но», если очень того хочется. Но… не хотелось. Хотелось именно этого – близкого, дикого, личного и безумно острого в проявлении ощущений.

[indent] На чужую язвительность усилием воли давит желание укусить за загривок, прося повторить, если осмелится. Но Дэмиан не делает этого, а лишь усмехается, ловя взгляд через плечо чуть прищуренно, - Когда тебе надоест нарываться. Хотя, в целом, в словах Дрейка есть своя правда. По крайней мере, по убеждению Уэйна. Неужели этой фразой партнер признал, что решение сегодня было за Робином? Даже льстит малость.

I'm not running from youI'm not running from you [indent]

]

[indent] - Я видел, - и, как видишь, я еще здесь. Дрейк слишком хорошо знает, что Дэмиан видел [и что сын Брюса Уэйна, к слову], а также и то, что если бы хотел уйти – не задерживался. Не сжимал чужую ладонь крепче. Чужое тело притягивая ближе, - Ты много болтаешь для человека, который укладывал меня спать, - усмехается, устало прикрывая глаза, - Я же могу выгнать тебя из комнаты, потому что мешаешь спать.

[indent] Ну да, из его комнаты. Это – детали. Вообще, велик риск того, что по пробуждению в доме может быть Альфред. Или даже кто-то еще из семьи. Но на это сейчас максимально плевать.

https://i.imgur.com/MNODXpr.gif
look in my eyes
you're killing me
, k i l l i n g   m e
all I wanted was you

[indent] Не тогда, когда собственное сердцебиение только пришло в норму, а до этого бешено билось об ребра, потому что всего было слишком много. Не тогда, когда мгновение назад каждая клетка тела пылала от горячих рук и губ, не давая погаснуть внутреннему жару. Не тогда, когда срывал с губ Дрейка низкие гортанные стоны, предназначенные лишь ему и никому больше, самому себе боясь признаться, насколько это приятный и желанный звук. Двигался с ним в идеальном для обоих ритме, получая ни с чем не сравнимое удовольствие от всего и сразу. От подчинения, чего не так часто удавалось добиться [читай - никогда], от преданного взгляда с глубинной искрой непокорности, от провокационной улыбки, опять же, бедной кожи, что позволяла оставлять любые собственнические отметины. Хотелось бы снова слизать чужой вкус кожи, припечатывая тихим, но твердым "Мой", но:
[indent]  [indent] Едва ли он может обещать.
[indent]  [indent] Ему самому ничерта не ясно, кроме одного - он хотел этого.

[indent]  Талия говорила, что чувства мешают.
[indent]  [indent] Мало кто мог коснуться даже её кожи.
[indent]  [indent] А подлезть под кожу - совершенно невозможный уровень. Даже для сына.

[indent] Робин выходит из состояния сна так, точно вовсе не спал. Нет усталости, тяжести на веках. Только, разве что, приятное ощущение насыщения. Удовлетворения. Рука собственная скользит по чужой коже вверх, по грудине, к шее. Своеобразный захват не давит, не причиняет дискомфорта - и без этого ощущается под собственными пальцами чуть неровный пульс явно не спящего человека. А потом взгляд падает на руку Тима. Рана. Группировка. - Блэкгейт. И плевать даже, что дышит в чужой затылок, человека, что не мог еще три года назад представить так близко. Ведь именно он… для этого ощущения и нужен? Да, с пометочкой «только».

[float=right]https://i.imgur.com/qWtYDpm.gif[/float] [indent] Да и никто бы не смог на месте Дэмиана представить? Ведь с самого первого взгляда Тима хотелось лишь уничтожить. Позже - подорвать уверенность, замечая то, что никто не мог заметить. Его отношение отразилось, гиперболизировалось даже, в каком-то плане. Всегда было ощущение того, что они друг другу чужие. Что точек соприкосновения не существует - нечего и искать. [float=left]https://i.imgur.com/w5MNFYZ.gif[/float]Даже когда вышли на совместные миссии. Это никуда не ушло. Усугубилось - может быть и да. Бессмысленно было даже убеждать себя в том, что Дрейк - просто пустое место и плевать на него. Нет. [float=right]https://i.imgur.com/fTaRIqf.gif[/float]В такие моменты о себе напоминали ярче всего.  Вызывали больше всего злости на приемного брата. Или просто любой другой негативной эмоции. Пускай и взгляд напротив со временем отражал собственные мысли. И был уставшим. Уставшим ненавидеть. Потому что в конце концов подошел слишком близко, узнал слишком много и...

[indent] И сейчас - когда бесит лишь сам факт, что... нравится? Или около того. Это чувство - непонятное, но слишком близкое к тому, что описывала мать.

come break me down
bury me,
[indent]  [indent] bury me

[indent] Осознание этого натурально обжигает так, что ощущается кожей почти физически. И Дэмиан отстраняется, чтобы сесть, спиной к хозяину комнаты. Растрепав волосы, облокотится рукой о колено собственное. Закрыть глаза. Это было чертовски недальновидно. Ошибка. То, что есть хоть какие-то намеки на что-то непривычное и неизведанное в виде чувств - ошибка. Она не будет на руку в любом случае - подставит под удар. Неважно кого даже. Сам факт. Дэмиан не ожидал такого. Правда, сейчас, когда даже за пару часов сна мозг, наконец, функционирует в полную силу, приходит осознание, как сильно его разрывает надвое желание уйти и остаться.

[indent] Правда Уэйн не знал, что привычка (?) возникает столь скоро.

[indent] Случайное или нет, но касание к его коже заставляет оживиться, покидая тепло кровати, подбирая и натягивая брюки. Рукой зацепив собственный свитер, бросает через плечо, - Робин и Бэтмен не будут эффективны, если будут думать не о цели, а друг о друге. - Мысль эта столь скорая, нацарапанная скорее на черновике и выловленная из тьмы других, как самая адекватная. Пускай Дрейк разбирается с ней сам. Дэмиану и так тошно [от того, что было слишком хорошо].

I   a m   f i n i s h e d   w i t h   y o u ?
f i n i s h e d [indent]  [indent]

]

[indent] Выходит из комнаты с целью все же принять душ. Холодный. Правда вот редкие красные следы на собственной смуглой коже водой не смоешь. Как и мысли, а жаль. Уэйн отчаянно гонит с себя мысли просто долбануть рукой по зеркалу. Или стеклу кабинки. Знает же - что травмированная рука и вспышка боли пусть и освежит рассудок, но едва ли поможет в миссии, связанной с Блэкгейтом. На которую явно пора выдвигаться.

[indent] Выдыхает недовольно, стирая ладонью с лица душевые капли. Футболка на мокрое тело, волосы такие же мокрые - плевать. Даже не раздумывает, спускаясь в пещеру. Правда и ступеньки бесят, поэтому на последней лестнице просто перегибает перила и спрыгивает на пол первого этажа поместья.

[indent] Итак, Блэкгейт. Мы имеем то, что около сорока человек были травмированы, но едва ли это были все, кто планирует налет. Да и настроены излишне уверенно и агрессивно - стрелять в Бэтмена. В очень тупого Бэтмена, который потерял бдительность и которого вообще-то не просили припираться на точку.

[indent] То есть, Блэкгейт. Кого там вообще вызволять? Или цель другая? Прямо сейчас у Уэйна наверняка было бы больше теорий и фактов на руках, если бы один излишне [не]умный бывший Робин не вмешался и не потащил спать. То есть, наоборот.

[indent] То есть.
[indent] Блэкгейт.

[indent] Сильный удар ноги все же сбивает висячую грушу, что находилась по пути.
Да похуй.

[ w h a t   I f   I   w a n t e d   t o   b r e a k ? ]

[indent] - Предложение спать же больше не последует? - от собственного льда в голосе как-то самого мурыжит, но этого Уэйн не замечает. - Вылетаем? Хотя отчего-то быть Робином на мгновение перехотелось.

[indent] Пара движений по клавишам открывает сводку новостей на одном экране и некоторые камеры Блэкгейта на другом.

[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (28.12.20 21:41:48)

+1

22

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]Come over here, you take control
Come, shake my world around

[indent] Дэмиан огрызается, но придвигается ближе. Сжимает его ладонь в своей. Нельзя это не заметить, оно не проходит мимо взгляда, оно вот - на поверхности. Бери, рассматривай, даже микроскоп не потребуется. Никакой компьютер не проанализирует эти данные - они оба просто отказываются признавать простые вещи.
   Которые одновременно с тем - самые сложные на свете.
Потому, что им - нельзя. Не быть теми, другими, которые счастливы от простых вещей, которые ведут нормальную, обычную жизнь. Не стать. Не быть. Не устроены, вытравили это ещё в раннем детстве. Растоптали, распяли на алтарях высших целей. Не вложили, вычеркнули из всех инструкций.
   Но сейчас, проваливаясь в дрёму, в чужих руках, окруженный этим самым теплом - Тим почти в порядке. Почти спокоен. Почти расслаблен и доволен тем, что происходит.
  п о ч т и
Ведь так легко забыться, не думать, игнорировать всё, что происходило до, всё то, что будет впереди, остаться в моменте. Где тепло, где желанно.
  Так легко, вспоминая чужой голос и вопросы. Собственные ответы. Так легко подумать о том, что всё - в полном порядке, всё идёт так, как нужно. Не так ли?
   Чужая рука смыкается вновь вокруг шеи. Не с целью разбудить. Или причинить боль. Нет. Ранит происходящее иначе. И Тим понимает, что не был к этому готов. Не спит, уже нет, но и не поворачивается к Уэйну лицом. Не за чем это. Не стоит. Игра этих свечей никогда и не стоила, а он, глупец, позабыл об этом. Ведь именно поэтому так неприятны чужие слова, верно?
  Не потому же, что когда решил всё же последний раз попытаться, протянуть руку - всё развалилось как карточный домик от дуновения ветерка, верно?
   У них и не было ничего. Никогда. И удивляться тому, как хлопает за ушедшим дверь - нечего. Ты знал всё с самого начала, Дрейк.
   Подниматься, пытаться собрать себя в кучу. Пытаться жить как прежде - сложно. Неимоверно. Ноги переставлять, искать какой-то смысл в собственных действиях. Сложно.
  Но он справляется. Душ. Свежая одежда - водолазка под горло, плотные брюки. Причесать волосы, выглядеть как можно более отстранённо для самого себя даже в отражении зеркала.
  Спускается к кухне, находя там вчерашнюю кружку Дэмиана. Кофе, уже совершенно остывший, покрывшийся тонкой плёнкой едва видимой пыли, что всё же проникает в это стерильное от и до здание особняка. Чужие слова услужливо в голове эхом отскакивают от черепной коробки, когда он собирается  заварить себе чашку, прежде чем спускаться в пещеру.
   Работа. Вечная работа.
Робин и Бэтмен не будут эффективны
если будут думать
друг о друге

   Тим ополаскивает чужую кружку и ставит около своей. Кнопки прожимаются уже автоматически, без задней мысли, без дополнительного на них внимания. Ему не нужно в них вглядываться, высчитывать количество, добавлять что-то, заливать воду, досыпать зёрна - всё уже идеально выверено, всё уже доведено до предельного автоматизма. Всё.
   Всё вокруг - идеал того, как должно работать. Техника - последнее слово, всё защищено, всё настроено откликаться на любое касание, на первую же просьбу. Абсолютно весь этот дом - один большой живой организм, где нет и доли лишнего, ничто не стоит не на своём собственном месте, ничто не выбивается из ряда вон.[float=right]https://i.imgur.com/YCaEmDl.gif[/float]
   Кроме самого Тима. Слишком скорого на суждения. Слишком медленного на действия. Он пропадает, проваливаясь внутрь не понятной для него самого парадигмы, где у каждого его действия есть определённые последствия, но он каждый раз отчаянно пытается добиться новых. Не тех, что получал ранее. Не тех, что логично следуют из его собственных поступков. Он хочет какой-то целесообразности - хотя сам поступает глупо, как мальчишка, который понятия не имеет, что такое работа Бэтмена, Робина. Который понятия не имеет, кто он сам такой. И от кого хочет потребовать какие-то ответные реакции. Нет. Этого не будет. Никогда. Ни за что.
  Нужно собрать себя в одно целое. После утра, после совместного "сна" - тяжелее этой задачи ничего не найти, наверное. Но он старательно навешивает на лицо непроницаемую маску , профессионализм, который въелся ещё в ранней юности, который не вытравился, а наоборот - с цинизмом впитался, становясь единственным спасением. Той последней соломинкой, которая удерживает от падения в бездну.
   ...яма, не Лазаря. Но тоже почему-то отдаёт зеленым свечением по краям..
[float=left]https://i.imgur.com/TnDH6es.gif[/float] С кружкой спокойно спускается вниз, конечно же, там уже Дэмиан. На пути валяется боксёрская груша, на экранах - во всю новостные сводки и видео с камер наблюдения. Он весь пытается уйти в работу, ему не до того, чтобы пытаться хоть как-то прояснить и пояснить вчерашнее поведение. И Тим принимает эти правила игры. Только ставит перед ним чашку с кофе. Свои обещания он намерен выполнять. Хоть какие-то. Хоть когда-то. Стоит ли? Едва.
   Ведь нет ничего хорошего в том, что он видит сегодня в этих зелёных глаза. Ни толики сочувствия. Никакой жалости - рваные нервы острой болью отдаются во всем теле. Замкнутый круг из непонимания и ненависти, и где-то между этими двумя точками запрятано от них - правда, желание и, может быть, счастье.
   Но - в Готэме нет счастливых. В Готэме есть лишь работа. И Дрейк молча проходит к стойке с очередным, чистым и новым костюмом Бэтмена, начиная переодеваться.
   Им не нужно обсуждать ничего сейчас [вовсе]. Мир не рушится  под их ногами [потому что рухнул с хлопком двери в спальне]. Потери не велики [ужасающе огромны]. А жертв - нет [всего двое, а это ничтожно мало].
- Да, стоит выдвинуться сейчас. В городе пока спокойно. Насколько это вообще возможно для Готэма. - поправляет пояс, расправляет полы плаща. Не смотрит в сторону напарника. Пока ещё можно. Пока это не грозит никому из них бедой. Пока ещё можно игнорировать, позволяя мальчишеской обиде взыграть верх.
  Не долго осталось. Каких-то пару минут. И нужно опять посвятить себя проклятому ремеслу в проклятом городе. Из ночи в ночь неся на себе крест защитников и спасителей.
   Отвергая вероятность того, что они ещё могут защитить сами себя. Спасти сами себя, становясь обычными, вешая костюмы куда-то далеко-далеко в шкаф.
   Но нет. Едва ли когда-нибудь это случится. Они были созданы под эту жизнь. И они будут нырять в эти пучины вновь и вновь.
     Пока не разобьются окончательно.

+1

23

[indent] На камерах чисто. Хотя один факт все же смущает - мало охраны. Чертовски мало. Непривычно. Это явно что-то да значит, и едва ли ознаменует простой обеденный перерыв. Правда и в новостях глухо, кроме парочки сводок в газетах про вчерашнюю битву в доках, ведь и снять такое на медиа материал явно ни у какого готэмского репортера не вышло. Оно и к лучшему. Внимание журналистов зачастую мешает работать, и речь тут даже не только о Бэтмене, но и о фирме отца.

[indent] Хотя, куда еще им сунуть нос, да?

[indent] Пускай чужая поступь и тихая за спиной, но ее обладатель явно не скрывает своего появления. О чем и говорит знакомый керамический глухой удар о поверхность стола. И запах кофе. Дэмиан не смотрит на напиток. Вместо этого все же бросает взгляд на отстраненного Дрейка. Вообще, с целью оценить состояние напарника, стоит ли вообще тащить его с собой.

[indent] И...

[indent] Взгляд ожидающе упирается в холодное отстраненное лицо. В целом, наверное, это хорошо, что всегда знаешь, чего ожидать от Дрейка. И что и обсуждения от него не требуют. Все же порыв был резкий. И едва ли его можно просто окрестить "разрядкой" и остаться довольным этим. Но, похоже, что им достаточно.

[indent] Хотя.

[indent] Эта тупая водолазка, что скрывает большую часть тела Дрейка, его бесит. Почему-то. Да, щеголять с засосами по дому - сомнительно удовольствие, но это воспринимается не так. Это воспринимается, как жест "забудь, ничего не было". Что читается в действиях и нарисованных на лице эмоциях. И Дрейк прав в том, что решает не он - было или нет. Не после того, как не хотел отпускать уж точно. А за язык его тогда никто не тянул. И Уэйн сказал, что это не конец. Пока ему не надоест - да как-угодно еще. Лишь бы не давать этим душевным ранам затянуться, ведь от этого чертовски приятно. Мазохизм, или даже наркотик, но в чистом виде.

[indent] Единственный запрет, который принял для себя Уэйн, был не убивать.
[indent] Во всем остальном он себя как-то урезать не собирался. Это - его.
Планы. Поведение. Желания. Дрейк.

[indent] Поэтому он и хватает за руку, вынуждая обратить на себя внимание. Всегда обращать. Выбивая, все же, из рук дрейковское кофе, что с дребезжащим звуков встречается с полом. Стягивая водолазку, что и потревожила мысленный покой, не встречая сопротивления. Вынуждая найти опору в виде поверхности стола и  наплевав на камеры. Начиная контакт губ с недовольного укуса, твердящего "Не смей так делать больше". Не игнорируй. Не поворачивайся спиной.
Не смей.
Не смей.
Не смей.

Руками очерчивая знакомые дорожки по коже, пока одна рука не скользит вдоль шеи, а другая по-хозяйски не ложится на выпуклость на штанах. В идеале - сковать бы движения Дрейка максимально, натирая тонкую кожу запястий до крови - ремнем, леской, кабелем - не имеет значения. И  выбивать с губ партнера неконтролируемые стоны в перемешку с собственным именем, вынуждая выгибаться навстречу, просить больше внимания и тепла, до расцарапанной и покрасневшей кожи.

... мысленно.

[indent] Да, сейчас нихрена из этого Дэмиан сделать не может. Просто потому что прав, его установка верная - они должны работать эффективнее. Правда ни с отцом, ни с Диком, никогда не возникало такой... сложности. Оно и к лучшему, на самом деле, но... Уэйн все равно не понимает, как так влип сейчас. До боли в сжатых кулаках и скрежета зубов.

[indent] Нет. Единственное, что он делает - усмехается и проговаривает, - Я не пью кофе. Если это не очевидно. Странно даже. Что просто тыкает носом в очевидное, давая пусть и крохи, но пищи для размышлений. Сообщая о себе бытовую информацию непривычному все же человеку. Хотя не такому уж и непривычному, видимо.

[indent] Прежде чем самому заняться собственными экипировкой и снаряжением. На самом деле, Уэйну пора самому становиться Бэтменом. Ну как, пора. Иллюзорно - пора. Желание - есть. Желание придушить нынешнего Бэтмена... Лязг катаны за спиной, что он так привычно использует, как оружие. Да, желание есть, правда оно и деформировалось со временем.  От этого и странно. Ведь при первой встречи Дэмиан считал Тима незаконно попавшим на свое место Робина. А с Бэтсом сейчас такого нет. Будет ли он развивать эту мысль, выедая в ней все до основания? Едва ли.

В городе пока спокойно.
А на твоей душе спокойно, Дрейк?

[indent] Но Дэмиан лишь цыкает, ступая в сторону транспорта. Хорошо, что тот почти уверен, что боя не избежать. И да, едва ли кто-то бы радовался подобному, но... Да. В их жизни иначе как-то не получается. И боль прорывается даже в такие уголки привычного восприятия жизни, о которых ты не догадывался. Или к которым не подпускал. Прочистить собственную голову раньше явно было попроще.

[indent] Но выбирать и не приходится.
[indent]  [indent]  [indent] И не хочется.
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

+1

24

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]  Late at night, I like to think about the things that I want
And what is life, and who is real?

[indent] Усаживается в машину первым, так и не поворачивая своей головы на Дэмиана, так и практически игнорируя его существование, потому что так - проще.
   Гораздо проще быть Бэтменом, когда Тим Дрейк остаётся за дверью. Ведь его не видно в отражении в зеркале и стёклах. Есть - Бэтмен. И около него сидит вовсе не Дэмиан Уйэн. Нет. Около него сидит Робин.
   Их связывает работа. Желание сделать мир лучше. Готэм - безопаснее.
Всё так просто, верно?

When I drive, I like to think about the feelings I’ll have
When I learn that I am dead

    Просто захлопнуть дверь машины, пристегнуться и запустить мотор, втапливая педаль газа в пол, чтобы покинуть пещеру, чтобы выехать из тайного прохода и встроиться в поток движения на улицах, где машины испуганно притормаживают при виде Бэтмобиля.
    Бэтмен - точно знает, что ему нужно делать. Бэтмен точно имеет план и подплан в рукаве. Его действия точны. Выверены. Каждый звук, который он издаёт - чёток, никаких сомнений.
   Тим Дрейк - трусливый, не умеет принимать сам решения, ему постоянно нужен кто-то. Рядом, о ком нужно заботиться, или, кто позаботится о нём.

Б Э Т М Е Н У  Н И К Т О  Н Е  Н У Ж Е Н
   Робин - как поддержка, да. Возможно. Сам же когда-то доказывал всем, что этот динамический дуэт - делает Готэм куда лучше. Куда  более приятным местом. Безопаснее точно.
   Но сколько они оставляю там, за дверями этой машины? За пределами этих костюмов?
Там остаются целые жизни. Огромные куски себя они методично срезают и сбрасывают в мусорки, не позволяя себе вглядываться в то обезображенное месиво, что остаётся. Они лишают себя тех простых вещей, которые доступны всем людям, каждому обыкновенному готэмцу. У них есть время и силы быть собой. У них есть время, силы, храбрость - быть с теми, кого они любят.
   Тим отгоняет от себя эту мысль. Ему не нужно это. Бэтмену не нужно это. А, значит, и он не нуждается. Справится, переживёт. Просто нужно резать себя глубже, вынуть эти острые шипы изнутри, освободиться. И наконец, чёрт его дери, быть эффективным на работе.
  Ведь это так важно.
   Важно наполнять тюрьмы. Важно наполнять Аркхэм. Важно поддерживать порядок. Важно каждую ночь напоминать городу - что они не одни. Что никто не оставит их наедине с их бедой. С их чумой. С этой отвратительной преступностью, которая никак не научится, что так нельзя. Что в этом городе никто не уходит безнаказанным.
      Даже Бэтмен.
   I’m begging, I'm begging, I'm begging: no more rules
'Cause I'm losing, I'm losing, I'm losing my mind

     Особенно он, кажется, потому что Тим чувствует, как его пальцы начинают болеть от напряжения - слишком вцепился в руль, слишком нервничает. А это - недопустимо. Ведёт к ошибкам. Ведёт к проблемам и усложнениям. А они же всеми силами стремятся этого избежать, верно?
   Потому-то и решение Дэмиана - верное в своей сути. Так - правильно. Так - верно. Просто выбросить. Просто забыть. Просто. Так просто.
    Ведь для Бэтмена нет ничего невозможного, верно? Перед ним открываются все двери, а те, которые не откроются сами - откроются от его усилий.
   Как например - не стоит ничего дистанционно открыть ворота Блэгейта - ведь никто не ждёт их визита. Тим выходит из Бэтмобиля и отправляет его за пределы тюрьмы на управлении, захлопывая ворота. Так - спокойнее. Так - никакому идиоту не придёт в голову использовать машину против них же.
   Нужно бы обсудить план, так будет в их правилах. Спокойнее. Потому что нервы шалящие никак не утихают, будто бы предчувствуя что-то. Тим не может сообразить что именно. Но открыть рот и заговорить - всё же неимоверно сложно, пускай со стороны так и не выглядит.
- Начать стоит с блока управления охранной системой. Если они хотят кого-то выпустить - явно двинутся туда. - он даже смотрит на лицо Уэйна. С той же холодной отстранённостью, с которой и должен был держаться вчера. С запястья голограмма схемы здания в объеме. - Я всё же, кое-какие вычисления провёл, а потому двинусь в сторону камер содержания некоторых "друзей". Хочу задать вопросы. Так что - на тебе система. - он не дожидается ответа. Брюс никогда не ждал. Он и объяснял-то всё редко - всегда в движении, всегда в действии. Точно зная чего он хочет от других, от себя. От всего мира.
  Брюс подстраивал мир под себя. Всех и каждого. Тим же... Тим сломался когда-то очень давно. А теперь очень активно делает вид, что цел, что такой же как все в этой семье. Что умеет так же, если не лучше.
    Ложь ли? Скорее правило. Не показывать слабость. Даже самому себе. Так Брюс тоже делал. Так и они все - живут, кое-как, разваливаясь, когда никто совершенно не увидит. Горько печалясь над корзиной того, что вырвали из себя насильно, чтобы стать теми, кем стали. Робинами. Найтвингами. Колпаками и Бэтменами.
   В них живое - чуть бьётся, лишь чтобы разогнать кровь достаточно, чтобы они могли продолжать двигаться и делать свою работу. Работа - превыше всего остального. Иначе - нельзя. Иначе - ещё больнее.
   Тим проникает внутрь здания без какого-либо труда. Он, за все года работы в этом проклятом преступностью городе, уже выучил, кажется, каждый местный коридор. Найти нужное крыло, чтобы переговорить с теми, кого искал - не проблема. Охрана удивляется его присутствию, но не настолько, чтобы остановить. Они, кажется, тоже уже привыкли видеть его в своих стенах.
  Лишь гогот некоторых преступников, их выкрики, что ему тут - самое место, - это, пожалуй, единственное, к чему сложно привыкать. Но Дрейк не обращает абсолютно никакого внимания. Ему это не интересно.
- Зачем? - Тим останавливается неподалёку от одной из решеток. Мужчина резко вскидывает голову, заслышав голос. Непонимание читается на его лице. - У вас всё равно ничего не выйдет. Зачем тратить ресурсы и деньги?
- Ты не прав, Бэтмен, у нас всё получится. Особенно - раз именно ты - тут. - оскал, который тут же хочется подправить кулаком, но Тим лишь стоит, ждёт. Значит, план был - заманить его сюда? Или только Робина? Их обоих?
   Они разыграли в чужие руки козыри и сами того не заметили, слишком увлёкшись, как это назвал Дэмиан?, друг другом?
    Тим отказывается верить в то, что это - так. Но, выбора у него не остаётся, когда он слышит как в помещении кто-то снимает пистолет с предохранителя.
- Р-руки вверх! - кричит мужчина в форме охраны. Тим даже не оборачивается на него, вглядываясь в лицо напротив.
- Бэтмен не ошибается. - лаконично проговаривает он вслух, пальцами ломая один из шарков с дымовой завесой, что едва заметно для чужого глаза вытащил из собственного пояса.
- Куда.. Куда он делся? Остолоп! Нужно было сразу стрелять! Где остальные? Откуда он узнал про это?! - чужая истерия проливает немного света на происходящее. Но всё ещё слишком мало.
- Робин, приём, где ты? - тихо проговаривает он, касаясь наушника, спрятавшись под потолком, в густых тенях, где ни одна душа не подумает выискивать его.
I’m losing, I'm losing, I'm losing my mind
I’m fighting, I'm fighting,
[indent] I'm fighting for more time

+1

25

Waiting for so long
No love, there is
no love
Die for   a n y o n e
What have I become?

[indent] Впрочем, интерес к собеседнику теряется также быстро, стоило сосредоточиться на деле. Сон явно в этом плане выступил, как помощник, пускай и сами обстоятельства - напротив. Но. Дэмиана и нельзя назвать романтиком, или хотя бы около того. Просто потому что ему это не надо. Умение сражаться - да, быть лидером, шарить в технике - что-угодно еще. Как и полностью игнорировать странное, ненавязчивое желание вернуться назад. Но момент упущен.

[indent] Бэтмен и Робин. Это то, что создает историю Готэма сейчас. И едва ли кто-то из зевак всерьез задумывался, что за личность скрывается под маской, чем они жертвуют и далее по списку. Нет, скорее, их интересовало лицо, чтобы быть первооткрывателями многолетней тайны. Да едва ли и сами Уэйны относились к своей жизни, как к чему-то разрушенному. Они скорее и являлись добровольными разрушителями этого подобия жизни. Так было не всегда и не у всех супергероев, если посмотреть на команды, вроде Лиги Справедливости и Юных Титанов, но так привык сам Уэйн. Другого и не ждал, в общем-то. С самого детства.

[indent] Да и Робин... ему уже не десять лет, когда член Лиги Убийц впервые взглянул в глаза настоящему отцу и названным братьям. Не 13. Не 15 даже. И из этого следовало лишь то, что и костюм потерпел изменения, и манера поведения и боя, пускай и не уступали принятым ранее традициям. И Дэмиана устраивало, что сейчас его Бэтмен - такой. Прислушивающийся к стариному порядку. У Дика этого не было. и Джейсона с его характером - едва ли было бы.
[indent] Но Дрейк все еще не отец. Пускай в некоторых действиях и сквозит его холодность, но она не ощущается лишней, скорее - навеянной образом. Из этого, разве что, следует, что нынешний Бэтмен не такой уж и андроид и в голове того теплятся какие-то мысли.
[indent] Тупые, очевидно.
[indent] И даже стремно, что хочется знать, какие именно.

[indent] Но тем не менее Дэмиан скользит на своё сидение вслед за напарником, которого, казалось бы, давно перестал считать личным врагом. Как к нему вообще относиться - понятнее не стало, но чем богаты, да?
Апатичный взгляд направлен в окно Бэтмобиля. Улицы - сто раз знакомые, как и маршрут - понятны. В целом, почва подготовлена плохо - и в этом Робин видел бы свою вину, если бы не являлся Дэмианом.

[indent] На месте бросает быстрый взгляд на виртуальную карту местности Тима, кивая. Ему, в действительности, не особо нужны были указания, потому что, - Это очевидно.
[indent] Он бы и сам, наверное, направился именно туда. Ведь только ранее это было территорией Красного Робина. Костюм любого Робина больше ориентирован на скорость и ловкость, поэтому и силы расставлены правильно. В миссии сомневаться не приходится - скорее импровизация, так как нормально обговорить действия ранее не вышло. Да и плевать. Не впервой. Они даже живы еще, что довольно удивительно.

[indent] Блэкгейт не является в их списке приключений чем-то новым, как и все в Готэме. Поэтому и блок управления искать не приходится. Не то, чтобы Дэмиан ходил туда, как к себе домой, но... Правда. Преступников в Готэме слишком дофига, чтобы удивляться хоть чему-то. Правда это все еще не кроет железную уверенность первого Бэтмена в том, что убийство - не выход. Ведь на этот путь Дэмиан тоже встал сам, иначе не продолжал бы его сейчас, без влияния отца, да? Ну или оступился, перейдя на более знакомое русло Лиги ассасинов, как вариант. Все же это тоже его наследие. Возможно, кто-то из знакомых лиц даже все еще тухнет в тюрьме, кто их знает.

[indent] Но камеры не говорят ни о чем хорошем. Вернее - одна. Пускай на всех и показывается полное нифига - лишь пустые коридоры тюрем. Но одна все же отличается.
[indent] Тем, что там должен быть Дрейк, кажется. Если судить по направлению, куда тот направлялся.
[indent] Зациклена.

[indent] Он вглядывался в приборы недолго, и уже тянулся к коммуникатору, когда слышит в собственном наушнике знакомый голос.
[indent] Кстати, он уже рассказывал, почему так легко принял нового Бэтмена в напарники? Что, неужели нет? Потому что он и сам не знает, какого фига.
[indent] Но здесь явно кто-то был. Значит ли это, что их дело сделано?

[indent] - Следую в блок D, к тебе. - ну или планирую, потому что вовремя явно не совсем честный охранник решает выстрелить со спины. Схватить за оружие, маневр и удар локтем в темечко. Неважно, подкуплен или переодет - это немного усложняет задачу, понять, кто из работников не должен пострадать совсем, а кто - совсем сильно. Наверное, время освобождать лезвие катаны, но это лишит Робина скорости, о которой уже сказано. Поэтому в блок он все же не заходит, оставаясь на улице, замечая знакомые клубы дыма шашки. И прислушивается к явно громкоголосому преступнику, не следящему за своими эмоциями. - Как обстановка, B?

[indent] Ох, круто, он и сам видит как. По тепловым точкам на коммуникаторе в огромном количестве. Блеск. В прочем, на самом деле, снова ничего нового. За этим они сюда, кажется, и шли. Правда далее следует лишь одна из сотен битв. У которой едва ли есть определение. Нечто похожее уже было и в Блэкгейте, и в Аркхеме. Оставалось только выцепить глазами все же Бэтмена. Сражаться, потеряв в драке счет времени и прочее. Ведь едва ли для обманного маневра им бы хватило еще людей, да? Кто знает.

[indent] Робин даже снова, кажется, потерял черную тень из виду, меняя локацию ближе к центральной площадке. Даже чувствуя, как неприятно сдавились мышцы судорогой от пропущенного удара по руке. Шумно выдыхает, давая себе секундную передышку.

[indent] Когда близко раздается выстрел.
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (08.02.21 21:32:10)

+1

26

[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]Something has been taken from deep inside of me
[indent]  [indent] The secret I’ve kept locked away no one could never see
[indent]  [indent]  [indent] wounds so deep they never show

[indent] Людей как по щелчку становится больше. А, значит, отсиживаться просто так не выйдет. Нужно начать действовать, методично выбивая из преступников правду. Методично отправляя их туда, где им самое место. Методично распутать этот клубок из тайн и недомолвок. Из ловушки, которая, всё ещё возможно, схлопнется где-то на его собственной, Тимовой, шее. И это ему совершенно не понравится, спутает чёткий логичный план действий.
  А для Бэтмена - это непозволительная роскошь.
Пикирует на самую крупную группу из людей, выбивая из рук чужое оружие, ломая пальцы, до хруста хрящей вминает чужие носы в лица. Движется слишком быстро, чтобы его смогли всё же задеть и зацепить.
  Не все из присутствующих ожидали прибытия Бэтмена, кажется. А потому они пугаются, шушукаются, отвлекаются. Старательно пытаются показать, что не испуганы - но это не так. Страх в глазах - ни с чем не спутать. Тим знает его. Тим чувствует повышение концентрации его в воздухе. Это простая химия - мозг выпускает адреналин в тело, и не каждый понимает что с этим делать, как на этом топливе двигаться. Многие впадают в ступор, заторможенность их действий играет против них.
  Тренированное тело Дрейка - его главный союзник. Оно откликается на каждую его мысль верными и точными действиями. Каждая мышца, каждый сустав его - механизм, который больше не даёт сбоев. Ровный ритм сердца, никаких неурядиц и страха - нет. В его действиях всё взвешено наперёд. Никаких лишних жестов и телодвижений.
   Методичность. Баланс. Стратегия - удар, выбивать из равновесия. Бить так, чтобы не вставали. Выводить одного за одним из строя. Не сдавать им ни секундой покоя. Нет, они не заслужили передышек. Бить всем, что попадётся под руку - чужими шлемами, прикладами чужих оружий, ломая их потом о чужие колени. Всё, что у тебя есть в этот конкретный момент времени - и есть оружие.
    Всё становится сложнее - чужая схема в голове никак не выстраивается - слишком мало данных. Нападение с целью высвободить преступника, главаря очередной крупной банды. Но зачем это делать, если уже заранее известно, что спалились перед Бэтменом? Не проще ли отложить, переждать, залечь на дно, чтобы не попасться ему под горячую, явно ожидающую этого нападения, руку?
   Многое не сходилось. Что-то ускользало. Зачем им нужен здесь Бэтмен?
   Или им нужен был Робин?
Ведь это изначально было делом Дэмиана. Это он обнаружил их активность, он пробрался на их место встречи и разгромил большую часть банды - он один. В чём профит для банды иметь на своём хвосте самого Бэтмена?
   Дрейк чувствует, что ему всё же катастрофически не хватает данных. Пока не понимает простую вещь - это всё ещё Готэм. В этом городе искать логику опасно для собственной психики. Тем более когда речь касается местных преступников. Зачем Двуликий делает половину своих злодеяний? Часть ради власти, денег, развлечения себя и удовлетворения собственного чувства справедливости, так? А другая? Зачем Харли всё ещё в этом "бизнесе"? Столько лет по обе стороны столов в Аркхэме не показали ей как лучше будет?
   Не искать причин, видеть лишь следствия. И бороться с преступниками так, как они того заслужили - жестко, неотступно.
Слышит в своём ухе голос Дэмиана. Это немного успокаивает. Вселяет уверенности в том, что они - справятся. Бэтмен и Робин всегда справлялись. Нет ничего такого, что бы стало непобедимым для них. Брюс и Дик. Брюс и Джейсон. Брюс и Тим. Дик и Тим. Дик и Дэмиан. Брюс и Дэмиан. А теперь - Тим и Дэмиан. Столько вариаций. И каждый из них заставлял эту связку работать. Защищать родной город. Стоять на его страже что бы не стояло на их пути. Всегда заставляли. Себя, друг друга, - Бэтмена и Робина.
   Думать о том, кто они под этими костюмами, какие глаза скрываются за этой белой вставкой материи - нельзя. Хотя отчаянное осознание, что всегда даже когда они скрыты маской, понимает как именно смотрит Дэмиан - душит в грудной клетке сорвавшимся дыханием и биением сердца. Но нельзя. Отвлекаться. Думать. Вспоминать вчера. Нельзя.
    А потому он просто молчит, продолжая свою миссию. Эффективность. Им же так важна эффективная работа, верно?
Тим бросает очередную дымовую шашку, чтобы напасть с наибольшей сраной эффективностью. Чтобы проломить чужие черепушки. Но - в допустимой манере. Ха. Звучит смешно.
  Но грань - вечна. Неприступна.
           Кажется.
Когда дым оседать начинает - он видит Дэмиана впереди. Прямая осанка и уверенные удары. Его голова, наверняка, не забита всякими идиотскими глупостями. Его не отвлекает его собственное тело, позволяя себе расслабиться на секунду болью в грудной клетке, напоминая на коже саднящими укусами.
   Но Дрейк впадает в ступор - он замечает как позади Робина поднимается мужчина с пистолетом. Его цель проста и понятна - по траектории метит он никуда иначе - чем в голову. А это - смерть, ведь у Робина нет шлема. Потому-то туда и целятся.
   Тиму очевидна математика происходящего: окрикнет - Дэмиан не успеет отреагировать, потянется за бэтарангом, выкидывая из руки чей-то отобранный пистолет - потеряет драгоценные секунды, стрелять по ногам или рукам - бесполезно, он практически как в замедленной съёмке видит как взводится курок, пытаться оттолкнуть Дэмиана не успеет тем более.
   Рука собственная вскидывается мгновенно. Не проверяет даже снято ли оружие с предохранителя или нет. У него нет времени. У него вообще никакого времени не осталось.
   Мышцы напрягаются, звук прорезает помещение. Звон, который его оглушает, разрывая что-то внутри болезненной дрожью. Ноги слабеют мгновенно, руки не опускаются только потому, что он заставляет себя стоять и дождаться расплаты. Результата своих действий. Каждое действие, каждое движение имеет противодействие. Это закон мира, природы, вселенной.
За каждое действие будет расплата. За это его действие - будет несомненно. И, что не станет неожиданностью, его плата его не устроит. Но он сделал этот выбор.
   Не колебаясь ни секунды. Не мешкая. Не пытаясь найти иной путь. Тим выбрал со всей окончательностью и готовностью принять последствия.
   Глухой стук падения чужого тела на пол тюремного коридора не доходит до него, Дрейк его додумывает для себя.
Как и додумывает теперь выражение зелёных глаз Дэмиана.
Ради спасения которого он только что убил человека.
Ведь только что - он выбрал Дэмиана. Не справедливое наказание. Он переступил черту ради того, чтобы больше никого не терять. Пока ещё мог на это повлиять. И он выбрал его. Его, а не то дело, за которое столько лет они все бились.
   Тим не знает - дышит ли ещё. Ему так не кажется. Всё замирает будто бы. Крики и попытки сдаться.
Рука с пистолетом опускается медленно, чтобы резко локтём в глотку вмазать тому, кто попытался подобраться к Бэтмену поближе.
  Только теперь это не Бэтмен. Это - самозванец. Ещё больше, чем когда-либо в своей жизни.
Он срывается с места, покрывая расстояние до выхода огромными скачками, не забывая расчищать дорогу, стараясь никак не пересекаться больше взглядом с Дэмианом. Произошедшее, кажется, максимально пошатнуло веру преступников в их победе, и полиция, судя по данным, уже на подходе.
Take back the pain I would
Retrace every wrong move that I made I would
If I could stand up and take the blame I would
If I could take all the shame to the grave I would

+2

27

[indent] Дэмиану не нужно много времени, чтобы въехать, что это было. Потому что картинка стоит яркая, пускай и лицезрел он её лишь с секунду, но отпечаталась она в мыслях намертво. Как своеобразный триггер. От которого сердце и останавливается на мгновение, отдаваясь болью, когда все же начинает вновь гонять по венам кровь. Это подливает адреналина, заставляя закончить с преступником перед собой также быстро.

[indent] И больше ничего не происходит. Да и должно ли? Злость Уэйна накатывает волной, стуча в мыслях, но сделать ничего сейчас он не может. И не хочет. Это же желание явно читается в отсутствии внимания к своей персоне от Бэтмена. Но понимать и принимать это Уэйн напрочь отказывается. Может, для кого-то со стороны все и было бы зеркально очевидно и правильно, но не для него.

[indent] Ведь Дрейк убил человека. И неважно для каких целей. Он сделал то, что легче, преступил кредо Бэтмена и отца, но главное, собственное. А ведь это пачкает душу, оставляя следы, что не оттереть ни при каком желании. Если преодолеть этот барьер, то уже перестает быть таким страшным лишение жизни. Дэмиану это далось тяжело в детстве. Когда он был никем иным, как
[html]
<marquee behavior="scroll" direction="left">убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>убийца<b>убийца</b>.</marquee>[/html]

[indent] Было сложно сломать себя обратно. Вернее... исправить? В Готэме едва ли легко сохранить рассудок, и Дэмиана все еще едва ли можно назвать правильным. Но это годы самоконтроля, которые пусть и вылетели в трубу еще утром, который так сложно удержать. Поступать правильно, когда все правильное в мире, казалось бы, размыто. Уничтожая белое, оставляя лишь оттенки Тёмного.

[indent] Но Тим таким не был. Вся его биография об этом кричит. Все его поведение. Поэтому, наверное, так сложно не слышать звон выстрела в ушах, не видеть багровое пятно крови из головы человека при возвращении. Дрейк тоже не спешит общаться на эту тему. Потому что реакция Дэмиана о ч е в и д н а. Настолько, что хочется раскрошить кое-чье лицо, но не как раньше, когда на него было все равно. Нет. От какой-то совсем недетской обиды, непонимания, нежелания признавать. А у Дрейка - еще и обсуждать.

[indent] Поэтому и в Бэтмобиль с ним не хочется. Но вариантов и нет. Пешком он не дойдет, взять чужое - не горит. А вот полиция скоро и сама сможет разобраться. Хорошо бы, если бы так просто было разобраться с чужой больной башкой. Перспектива поехать с Дрейком радует лишь в том, что можно будет разобраться с тем с глазу на глаз сразу же, стоит машине притормозить. Решение это - взвешенное, когда перед глазами уже почти не видно искр агрессии. Потому он проговаривает в наушник чёткое, - Возвращаемся.

[indent] Если Бэтс решил играть в молчанку, то Робин скажет за него.

[indent] Правда общее настроение ощущается густой пеленой. В том числе - перед глазами. Не сморгнуть, не выгнать из головы. Пейзаж города за окном становится одним мутным серым пятном. Дрейк наверняка знает, что разговор последует. Только Дэмиан не строит планы, не продумывает мысли. А просто, выходя из машины в гараже дома, припечатывает несопротивляющегося приемного брата к стене, зажимая предплечьем горло. Ярость. Яркая вспышка. Нет места тем другим эмоциям, что могли возникнуть в голове еще утром. Только она сейчас сжигает нутро и душит даже самого Дэмиана.

[indent] - Ты с ума сошёл? - и сам же обжигается этим вопросом, меняя его на другой.

[indent]  - Что ты натворил?! - взгляд глаза в глаза, откровенное рычание в голосе. Этого напряжения на кончиках пальцев Уэйн не выдерживает, а потому убирает руку с шеи Бэтмена, чтобы в следующую секунду впечатать кулак в стену у головы Дрейка. Плевать ему на общественность, на слухи о Бэтмене, на миссию, которую они, скорее всего, успешно закончили. Ни один убедительный довод в своей голове не находится, чтобы попытаться понять или услышать причину.

[indent] - Дурак, зря ты это сделал! - кажется, голос все же повышается. Но уровень агрессии в крови все тот же. Его волнует то, что может произойти с Дрейком. Внутренне. В этом Дэмиан копаться не может, как бы сильно ни старался. - Ты не понимаешь, как легко упасть на дно и уподобиться тому, с чем сражаешься, и как сложно потом взбираться обратно.

[indent] А Дэмиан знает. Проходил уже это. И дело тут даже не в том, что он не верит в способности Тимоти, а... потому что видел. Потому что делал сам. Потому что знает, как заразительно безумие. И абсолютно точно он не лучший помощник в его устранении. Почему-то сейчас Дэмиан четко уверен, что в мозгу Тима это событие засело крупицей злокачественной опухоли, что рушит мораль, что убивает хорошее.

[indent] Вот только Уэйн не хороший. Но он постоянно балансирует на контроле. Это ему прививали с детства. Причем оба родителя по-своему.

[indent] И он не слышит Тима. Не может. Потому что тот тоже не понимает слов Уэйна, видимо. И слишком сложно для самого себя понять этот клубок эмоций. Из беспокойства, разочарования, заботы и других. Он выцепляет лишь самую знакомую. А именно - ярость. И толику ненависти, что в их отношениях была всегда, смещаемая, правда, чем-то другим более светлым. Но в их мире нет места свету, а потому оно гасится, заставляя произнести:

[indent] - Дальше по отдельности, - убирает руку, выходя из любого личного пространства Дрейка. Даже взгляд бросает последний раз, привычный даже для самого себя, созданный когда-то давно специально для Тима.
[html]
<marquee behavior="scroll" direction="right"><b>но</b> ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u>  ты другой <u>совсем другой</u></marquee>[/html]
[indent] Ведь об этом ты и говорил утром. К этому все пришло слишком быстро. Слишком быстро ты упал на дно из-за меня. Стоило лишь приблизиться снова. И вместо подаренной теплоты отдать что-то темное и ядовитое. Это не моя игра. Я не имею в неё. В чувства. Ты рос в другом мире. Ты должен был оставаться в нем и быть светлым.

[indent] - Мне надоело.

Drop me off in a crowded lonely city
Everybody there was crying
Drop me off in a town without pity
And let me be the one that’s
dying
[ K i l l e d   b y   l o v e ]

[indent] Бэтмен и Робин должны работать вместе. Но этот механизм сломан, он прогнил, обрастая смердящим мхом, мешая выполнять работу. Дэмиан думал, что это то, что нужно Тиму. Нет, был уверен. Что ему нужен Дик, вставивший мозги на место. Возможно, найти девушку, хотя от этих мыслей как-то неприятно саднило. Нужно осознать ошибку и справиться с ней. И в этом помочь ему то никак бы не смог. Но мог бы помочь на улицах Готэма. Пускай по отдельности - тяжелее. Та простая истина, что когда-то открылась, что семья, команда - важны.

[indent] Но не сейчас.

[indent] Сейчас Дрейк ушел, и как бы не хотелось его контролировать - едва ли это возможно. Да и вообще, если кто-то из его семьи хотел не выходить на контакт - это получалось очень и очень хорошо. Оно и к лучшему, наверное. Ведь об этом Дэмиан и говорил, когда уходил сам. Правда вот когда нет Дрейка, нет Тодда и Грейсона - на нем больше работы. Та, конечно, отвлекает, но без даже редких голосов и столкновений в доме пусто. Пускай и ситуацию спасает Альфред, но все же.

[indent] Дэмиан смиряется. Он не лезет ни к кому из братьев и просто работает. Как Робин. Стараясь не пересекать черту даже тогда, когда действительно хочется и кажется, что необходимо. Все же воспоминание выстрела что-то... меняет. Незаметно, но это есть.

[indent] Да и вообще Уэйн старается не возвращаться к тому моменту, стараясь отвлечься, но... какой же Дрейк тупорылый. Даже те факты, что он ловит обрывками с камер о его деятельности. Все это нещадно злит, от всего этого чешутся руки, хотя на душе - какая-то странная и уж точно ядерная смесь из злобы и одиночества.

А ведь отец так и работал годами.
Он тоже сможет.
И неважно, какие мысли приходят по ночам.

[indent] Ему полюбилось работать всю ночь, возвращаясь под утро. Как и сейчас. С пометочкой про то, что бессонница, вызванная разной поршивости мыслями об одном человеке и его тупых действиях, его доконала настолько, что отсутствовал он два дня, а может и все три. Не особо церемонясь с проникновением в свой же дом, возвращается не в пещеру, а в свою комнату, небрежно и уставши стягивая вещи. Кровоподтёки - вид привычный, но душ все же необходим. 

[indent] Мелкие капли прохладного душа помогают мысленной медитации. За то время, пока он здесь, раны на теле перестало жечь водой, кровь практически смылась. Дыхание, а с ним и сердцебиение, чуть сбивается, когда слышит открывшуюся дверь. Почти сонному сознанию на это все равно, хотя чисто остаточным мышлением пытается узнать человека по походке, силуэту за шторой, и снова злясь на себя, видя и слыша в этом всем Дрейка.

[indent] Но это Дрейк и оказывается. Он не улавливает эмоцию человека напротив, стоит глазами встретится с чужими - голубыми, что при этом тусклом освещении отдают холодной серостью. Но в этих глазах есть ответы на старые вопросы. И мысль среди вороха других, вылавливается лишь одна, кристально очевидная и честная. Про Бэтмена, про ошибки и про их отношения можно поговорить и в другой раз, когда эмоция не будет вести лишь в одном направлении и лишь с одной целью - почувствовать.

[indent] Когда Дрейк рывком снимает наушники, а Дэмиан втягивает того под струи душа, а после, сразу же, в поцелуй. Наверное, стоило бы кричать, что он все ещё дурак, и все еще пусть держится подальше, но вода глушит другие слова, более... честные:

[indent] - Я соскучился.

[indent] Стягивая мокрую футболку, и бросая ту с характерным звуком на пол. Теряет чужие губы, когда те переходят на шею, зализывая, казалось бы, мелкие раны на ней. Мурашки вызывая контрастом горячего дыхания и прохладной воды. Почему-то в такие моменты не покидает ощущение правильности. Даже когда губы чужие касаются плоти, не контролирует стон. И снова заставляет встать, терзая губы поцелуем. Правда это слабо тянет на наказание за месячный разлад.

[indent] - Ты все еще бесишь.

[indent] Убедительно?
[indent] Вряд ли.
[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz]

Отредактировано Damian Wayne (17.03.21 22:06:15)

+1

28

[indent] Пути назад - нет.
  Машина времени если и существует, то ему никто не позволит исправить содеянное. Уже нет. Уже никак.
   Наверняка, будь у него больше времени на мысли, будь он чуть более собран, чем сегодня, чем за последний меся - он бы не допустил этого. Он бы, конечно, само собой разумеется, добился бы результата иначе.
   Руки пронимает нервная дрожь.
Он не боится вида крови, совершенно нет - не при той работе, не при том факте, что собственную видел чаще чем 67% людей во всём мире. Не потому, что почти поскользнулся на луже крови собственного отца.
   Он не боится смерти - видел её близко не раз и даже не десять.
Но он боится смотреть в глаза Дэмиана.
Не реагирует на его слова, молча усаживаясь за руль, дожидается когда дверь с другой стороны хлопнет, и трогает, в голове строя очередной план. План того, как жить теперь дальше, куда теперь уходить, кем теперь быть. Ведь как раньше - уже не получится.
   Старательно делает вид, что всё нормально, всё как положено, всё в порядке, что его не тошнит от себя самого. Ведь, они сделали главное, верно? Они остановили преступников, ведь так?
Нихера не так.
  Всё просто отвратительно и Тим знает, знает на сто рядов, что должно было быть всё по-другому. Что допускать подобного обострения просто было нельзя. Что теперь нужно убедиться, что никто и никогда не найдёт доказательств произошедшего, чтобы никто не смог очернить образ Бэтмена, обвинить его в предвзятости, в комплексе мессии. Нет, Дрейк этого не допустит. Нужно лишь усесться за компьютер, войти в базы данных, проверить хранилище памяти камер Блэкгейта, и...
    Не смотреть на Дэмиана. Как будто бы ничего не было. Как будто бы они просто как обычно не в духе. Как будто всегда так и должно было быть. Знаете, как в старые добрые времена, да?
   Как только выходит из машины - оказывается прижат к стене. На горле хватка, дышать тяжело. Но дело не только в физическом, дело в словах, и в осознании произошедшего, которое и без всяких пояснений давило на разум тонной груза вины. Как будто бы кому-то из них нужно это проговаривать, про последствия, про цену, про плату. Как будто они не понимают и без этого.
  Нет, у Тима, как это бы ни было странно, не висят на переносице розовые очки, он не считает, что поступил охуенно, прямо вот, знаете, по совести, что так - и должно быть.
  Он знает. Знает где проебался и как именно. Он знает, что пути назад - нет. Нельзя отмотать время. Никак. К сожалению.
    К ещё большему сожалению - он скорее всего сделал бы всё тоже самое, если бы попал ровно тот миг, и ни секундой ранее.
- Я должен был защитить тебя. - простая правда. Обоюдоострая. Ему нельзя было поступать так, как он поступил. Но ему нельзя было терять Уэйна. Никак. Не так - уж точно.
   И дело ведь даже не в том, как именно он лично относится к этому сыну Брюса. Нет, тут вообще не фигурирует личное, грязное, подлое, не дающее высыпаться в те редкие часы покоя, не в том, что шрамами и укусами рассыпано по коже, повторяет он себе, всё дело в том, что это - семья. В том, что Брюс доверил ему Дэмиана. Дик доверил. Альфред. Они все - доверились ему. И он не имел никакого права потерять его на миссии.
- Чего стоит жизнь того ублюдка, а чего - твоя, Уэйн? - вопрос - не верный, вопрос - ублюдский в своей сути, но он должен, обязан натолкнуть Дэмиана на ту соль мысли, смысла, который заставил Тима поступить так, как он поступил.
   Он не гордится произошедшим. Он точно знает как ему поступать теперь, и это будет чертовски тяжело и больно, но. Дэмиан не имеет никакого права так его отчитывать, не в подобном тоне, не так, будто бы лучше, если бы он позволил ему погибнуть. За такое хочется ответить, огрызнуться, всыпать по чужому лицу, обнажая клыки, и дыша сбивчиво, яростно.
   Но давит в себе агрессию, давит в себе это ощущение обиды.
Лишь для того, чтобы почувствовать как из груди вырвали что-то. Что-то ценное. Важное. Хрупкое и невосполнимое.
  ты знал, что этим всё закончится. ты сам это сказал, не так ли? ты знал, но всё равно нарывался, просил, требовал чего-то. ты хотел внимания? хотел быть рядом?
что же, плати по счетам, кусок ты ебаного идиота.

  Можно сказать сто и одно ядовитую колкость в ответ на эти слова. Можно напомнить, что это было настолько же нужно ему, как и самому Дэмиану, и тот это понимает, знает. Можно догнать, поймать и заставить посмотреть на себя вновь, в свои глаза. Можно подраться по старой памяти. Можно впиться в него с поцелуем.
   Тим делает целое нихуя, отворачиваясь и шагая уверенно в противоположную сторону. У него - тьма работы. И исчезновение. Прямо как в сраных магических трюках.Бум, вспышка света, отвлечение внимания - и нет его, больше нет.
    Он садится за компьютер и вычищает базы, как собирался. Подбрасывает пару уток о том, где ещё одновременно с тем событием находился Бэтмен, фабрикует дело по которому Тиму Дрейку необходимо самым срочным образом покинуть Готэм.
   Костюм вешает на манекен, захлопывая стеклянный кейс, пожалуй, слишком остервенело. Он теряет контроль. Над ситуацией, над собой, над всей жизнью. И это не может не бесить его, конечно же. Он привык держать абсолютно всё под неустанным контролем. Всё вокруг укладывалось в простые категории, всё вокруг становилось его вотчиной, стоило лишь приложить усилие.
   Сейчас - как не старайся, как не хватайся, как не пытайся удержать лидерство - всё сыпется из рук, рассыпаясь между пальцами просачивается оставляя на губах отвратительный привкус горечи.
   У него - было всё. Всё чего он хотел. Пускай даже только на один миг, на одно сладостное мгновение - у него было всё и даже больше, чем то, на что он мог надеяться.
   А теперь в собственной голове эхом чужой голос повторяет раз за разом проклятое - Мне надоело. И заткнуть его никак не получается. Выйдет, наверное, только если он вышибет сам себе мозги, но и тогда - шанс остаться навечно с этой мыслью, с этим голосом - достаточно велика.
    Вещей берёт с собой немного, деньги купят ему всё, что потребуется, кроме одного - покоя. И не вернут ему уважения к самому себе.
{и, конечно, никогда не вернут его}
   Уходит из поместья ранним утром, когда дом, в отличие от всего остального города, только начинает засыпать. Оставляет записку и диктофон с сообщением для Альфреда. Всё же, у него есть хотя бы немного уважения к человеку, который был с ним так добр и так долго считал его для себя родней, практически. Уходить и не сообщить ни слова Пенниуорту - это форменное предательство.
  Его находит Грейсон. Точнее - он позволяет себя найти Дику. Наверное, из желания узнать как дела у всех остальных не из сводок новостей и видео с камер наблюдения. Наверное, ему стало реально одиноко за это время самостоятельного затворничества.
   Вот только он всё ещё не понимает как после всего, как после правды, после честного признания "Дик, я застрелил человека во время того мятежа в Блэкгейт" - он всё же соглашается вернуться. Не в костюм, конечно же, упаси боги или в кого там принято верить, но - в поместье.
   То самое, где всё ещё живёт Дэмиан.
     Но - соглашается, собирает свои куцие пожитки, что нажил за время отсутствия и возвращается. Комната - в том же порядке, как и всегда ранее. Всё неизменно, без пылинки, без пятнышка. Но в доме пусто. Несмотря на присутствие Альфреда, несмотря на то, что Грейсон решает остаться в первый день в поместье. Возможно, чтобы убедиться, что Дрейк не удерёт в ночь, снова, оставляя всех в неведении о том, где его искать в следующий раз.
  Дэмиана нет. Сутки. Вторые. Тим усилием воли отгоняет от себя жуткие мысли, а самого себя - от маниакального выслеживания чужого присутствия на улицах проклятого города.
    Ему нельзя. Это - хреново закончится. Он знает об этом, он знает, сто раз, да даже тысячу. Дэмиан - большой самостоятельный, взрослый. И ему надоело. Как бы не было болезненно - он напоминает эти слова себе вновь и вновь. Потому, что так правильно. Хоть что-то правильное надо сделать. Хотя бы раз за эту гребаную жизнь.
   Тим не хочет возвращаться в костюм, всё ещё ощущая себя слишком.. грязным, не правильным, для этого. Но соглашается с тем, что нужно поддерживать себя в правильной физической форме, просто чтобы не помереть от того, что привыкшее к изнурительной работе тело внезапно не развалилось, осознав, что жить-то можно было и по-другому.
    Но тренируется не в пещере, туда он запретил сам себе заходить, Грейсон на это лишь пожал плечами и, оставив наставление быть самому к себе терпеливее - уехал по срочным делам. Как будто в их, а особенно в жизни самого Найтвинга, были какие-то другие дела. Беговая дорожка на высокой скорости, гребля, немного поколотить грушу, прежде чем напомнить самому себе что такое метание. Взмокший, с наушниками на голове покидает зал, и заходит в душ, не особенно следя за своим окружением. А, как выяснилось, зря.
   Ведь, не будь он в наушниках - услышал бы шум воды, верно? Не будь он столь сосредоточен на собственных мыслях - поймал бы тот момент, что свет уже был включен. И тут же бы отпрянул назад, в коридор и закрыл бы дверь. Перед собой. Не позади с характерным щелчком замка, запирая себя внутри.
   Не отложил бы наушники в сторону, ступая ближе, не сводя глаз с чужого лица, ловя каждую эмоцию с него, каждый взгляд, под шаги собственные подстраивая. Но становится поздно, когда взгляды встречаются. Запотевшую дверцу открыть, позволяя себя за ворот футболки втянуть под струи горячей воды.
     Тут — ему самое место. Тут, где мокрая футболка стягивается с него рывком, с чавкающим влажным звуком приземляясь в воду на полу кабинки. Где под шумом воды практически не слышно с чужих губ слетает "я соскучился" — но звучит.
     И ради этого, под впечатлением от произнесённого, от пожара, что разгорелся от одного только осознания кто перед ним, от этого чувства, что распирает изнутри — нет никакой заминки, когда под взглядом этих обжигающе-зелёных глаз, от давления на плечи — встаёт перед ним на колени. Ведь и и одного взгляда оказывается достаточно, чтобы хотелось встать на колени. Чтобы ползти следом, вымаливая хотя бы немного внимания. ЧТобы восполнить ту пропасть длиной в месяц, чтобы насытить тот голод, ту пустоту, что в груди жила с момента как голос Уэйна озвучил приговор - "Мне надоело". И нет никакого оправдания и все теории рушатся, с оглушительным плеском падая куда-то в пропасть, когда собственные губы скользят по чужому торсу, когда руки оглаживают бедра.
    Всё становится не важным, всё становится чертовски не важным, мелочным, когда от прикосновения губ к разгоряченной коже, с губ напротив слетает стон. Оно всё становится не важным. Есть только эти звуки. Звуки чужого удовольствия, которые заставляют схватить Дрейка за волосы, задавая ритм, задавая позицию. Ведь теперь есть только этот взгляд, что прожигает всё, но там, внутри, есть не только эта маниакальная власть, не только полное подчинение, но и благодарность.
    Тим не лжет себе, он видит её. Благодарность за возвращение, за присутствие, за то, что вновь - рядом. Он ощущаёт её, когда последний резкий толчок ловит ртом, прежде чем чужие руки резко заставляют его подняться обратно, а губы ловят для нового поцелуя. Тим чувствует как напряжение чужого тела спадает, как вода смывает следы в водосток. Будто бы не было.
        Но взгляд глаз напротив — лучший показатель того, что было. Что важно. Что теперь не забудется.
Нельзя больше лгать себе, говоря о временности. Нельзя обмануть себя, сказав, что это одностороннее. Что это всё — лишь игрушки детей, которые пытаются познать что такое близость.
Нельзя.
Oh, I think about your body all the fuckin’ time
Can’t seem to get you out of my twisted mind
Oh, you’re the only drug that seems to get me high
Give me a hit and let’s take a ride
[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

Отредактировано Timothy Drake (05.04.21 19:33:40)

+1

29

[nick]Damian Wayne-Drake[/nick][icon]https://i.imgur.com/dXRM7tP.png[/icon][sign]TELL ME WHY ARE   we
[indent]  [indent] s o   b l i n d  TO SEE
THAT THE ONES WE   hurt
[indent]  [indent] are you and me?
[/sign][lz]<a class="lzname">дэмиан уэйн-дрейк</a><div class="fandom">Detective Comics</div><div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=481">my personal <i>hell</i></a></center></div>[/lz][indent] В голове нет лишних рассуждений о правильности. Или хотя бы о том, что он, вроде как, не сдержал свое слово. Что ему надоело. Что хотел выкинуть из головы и из жизни. Сложно сказать, зачем. Чтобы не ломать Дрейка, скорее всего. Правда вот Тим не знает, как на него повлиял уход Бэтмена. Ведь этого то как раз в планах Дэмиана не было. Он честно не рассчитывал, что Тим поступит именно так, и вроде даже злился первое время.

Он удаляется, поспешно. Возможно, это импульсивно - да и плевать. Картинка чужого убийства перед глазами слишком четкая. А ведь Дрейк, казалось бы, не должен был встать на эту тропу никогда. Громкий звук выстрела пульсирует где-то в висках. Но вся злоба не отдается владельцу, нет. Почему-то кажется гениальным решением именно так - оставить его, а всю злость отдать груше, вместо знакомого лица. Непривычно даже, ведь ранее даже за поводом далеко ходить не нужно было. Собачиться, выбивая из друг друга дурь - вот, что было правильным. Но Дрейк же поймет. Вроде, не совсем уж тупой, по крайней мере, позиционирует себя явно не таковым.

"Чего стоит жизнь того ублюдка, а чего — твоя, Уэйн?"

Глухой удар в стену, до боли в костяшках. Возможно, выбить дурь нужно и из собственной головы. Ту, что тянет назад, интуитивно предчувствуя, что они оба вышли за грань. Привычный порядок вещей, который ранее укладывался в голове четким планом, раскрошился. И что с этим делать - непонятно.

Возможно, они обсудят это на следующей миссии. Ведь явно же, что за Блэкгейтом потянутся еще, новые и новые. А Готэму всегда нужны защитники. Те, что по кредо Бэтмена, не пересекают черту, не становятся на одном рубеже с тем мусором, с которым сражаются.
Возможно.


Потому что через несколько часов действительно наблюдается активность на Алее Преступлений. Только вот Бэтмена нет. И вовсе не нужно быть гением, чтобы понять, почему.

Глухой рык вырывается из собственного горла:
- Слабак и трус.
Правда и злость, снова обрушаемая на технику - пустое.

Он справиться со всем этим сам. И справляется, да. Правда экипировка Робина отнюдь не спасает он удачных пулевых ранений, и Уэйн едва ли не отключается от потери крови в пещере. Повезло, что хоть Альфред еще с ним. Потому как кейс с костюмом Бэтмена и отсутствие отклика в коммуникаторе, а еще случайные ответы Пенниуорта - явно говорили о том, что Дрейк ему больше не помощник.
https://i.imgur.com/KeAWgl8.png

[indent] Но... были другие пути же. Важно было наоборот привяать его к себе и следить за каждым действием, чтобы не шагнул на другую тропу. Почему это важно - сказать сложно. Напарник же. А Грейсона рядом нет. Дэмиан попросту не знал, что мог чувствовать Тим, но скупая уверенность в том, что чувства его неправильные - была.

Как ни крути, если бы все было так просто, то он сам бы не мог рассчитывать
ни на пост Бэтмена,
ни даже Робина.

Он помнил свое первое убийство. Точное движение острого клинка по чужому горлу. Конвульсии у жертвы при таком раскладе очень недолгие. Но желудок отчего-то скручивает, чего он, конечно, не покажет, глядя на багровую лужу крови, что густой жидкостью медленно ползет по полу. Это было неминуемо - он знал. Хотя ему почему-то тогда казалось, что решить чужую судьбу одним лишь выстрелом - куда быстрее и безболезненнее.
Но другой урок от матери был куда более суровый. Когда оружие она не дала вовсе. Что его тело - главное оружие. И что тот, кто обманывает и рушит жизни людей тысячами - этого заслуживает. Сложно забыть, как горло под твоими пальцами сдавливается, в желании сделать живительный глоток кислорода. Еще сложнее - стереть из своей личности это. Не прибегать к этому больше, не решать проблемы так.

[indent] Он знал, что отец скоро вернется. Но его все равно душило это тоскливое чувство, за которое Дэмиан себя презирал. Он не искал Дрейка, не выслеживал даже. В отличие от того же Грейсона, по мнению которого, Тим просто так уйти не мог, и у них явно что-то случилось. Дэмиан же просто честно признался, что в душе не ебет, где носит Дрейка, и о чем тот думает. Даже не солгал ни разу этим. Потому что... а зачем ему его искать? Что он ему скажет?
[indent] Что был неправ? Черта с два.
[indent] Пусть возвращается? Пусть катится.

- Мальчишка Робин, - какой-то тупица с перекошенным еблетом снимает пистолет с предохранителя прямо перед его лицом, - Ну и где же твой Бэтмен?
Во-первых, от мальчишки он ушел очень и очень далеко [да и едва ли был им хоть когда-то], во-вторых, пахнет не твоим обачьим делом, в-третьих,
Я   Н Е   З Н А Ю   Г Д Е   Э Т О Т   И Д И О Т
И вообще, где там носит Грейсона...
Ему он, конечно, не расскажет. Не потому что не доверяет. Просто это - не его дело. Именно поэтому, наверное, он и забрел не в свой холл в доме. Именно поэтому посмотрел в сторону двери чужой комнаты, с беглой мыслью, что её можно вскрыть.
Но... зачем?...

[indent] И сейчас он просто получил то, что было нужно. Да? Поэтому не раздумывал ни секунды, втягивая к себе под воду, и обратно - поблизости. Поэтому вжимается в чужое тело сам, с беглой, но четкой, мыслью "Моё", что припечатывает укусом на шее, точно желая и сонную артерию перекусить. Дрейк не имел права уходить и оставлять его. Не Робина, нет, наверное, контекст не в этом. Должен был упереться рогом в землю, и доказывать, что Дэмиан не прав. Как делал это, черт взьми, всегда. Вместо этого он очень и очень разозлил зверя. Правда, зверь этот все еще слишком рад его видеть, утолив то самое удушающее тоскливое чувство, и все еще не спавши почти трое суток.

[indent] Язык же бегло зализывает укус, чтобы вернуться к глазам. Одаривая его тем взглядом, которым смотрит удав на кролика. Все еще немного ощущая себя именно кроликом, черт бы его побрал. - Не уходи. Если найду, будет больно. Губу свою прикусывает, чтобы про себя повторить фразу, и удостоверится, что все правильно, и не просквозили просящие ноты. И, вроде бы, - да. Правда ему все еще нужно обезболивающее. А может, кофе. Может, все вместе, хотя...

[indent] Цыкает, вылезая из душа. Все таки единственное, что хочется сделать с Дрейком, когда они под струями воды - под определение "неприятно" не попадает. Говорить даже, казалось бы, не о чем, лишь заполняя пустоту поцелуями. Это явно не то. Им было, что обсудить. Поэтому он не ззнал, конечно, почему Дрейк вернулся, но его дальнейшее исчезновение - полностью исключено. Поговорить им все же придется. Дэмиан, сам того не ожидая от себя, думал, как было поступить правильнее, и некоторые мысли у него все же имелись. Но... место не то.

[indent] - Не закрывай дверь в комнату, - лишь бросает, усмехнувшись, укутавшись в полотенце. И идет в свою комнату. Где все еще видны следы его недавнего пребывания, в виде собственного костюма. Остается лишь наспех одеться, выуживая из мини-холодильника бутылку идеальной холодной воды. Но он не пьет её, нет. Прикладывает к виску [да, ведь в него влетел тяжелый кулак часом ранее], задумчиво прикидывая, что Альфреда, видимо, в доме все же нет. Тот бы заметил его возвращение. Но... к Дрейку спускаться и не приходится, а значит, его план вольготно занять его кровать и побесить этим - отменяется.

[indent] Потому что и дверь собственной комнаты была приоткрыта, и этот самый Дрейк также вольготно уже прохаживался по его собственной. Вроде бы непривычно, но чувства шипения, да, такого, настоящего кошачьего, от этого не возникает, что странно. Наверное, он все же с л и ш к о м себя замотал. Одна из причин кстати стоит в его комнате и осматривает шикарную миниатюру - распечатку последнего появления Красного Робина, приделанного саем к дартсу. Дэмиан лишь плечами пожимает. Пенниоурт, кстати, когда это увидел, тоже лишь плечами пожал, правда и выглядело это скорее "чем бы дитя не тешилось". Не очень круто выглядело, короче.

[indent] - Ну или так, - описывает он появление Дрейка в своей комнате, вместо первоначального плана. Тогда он имеет полное право сесть на свою кровать, прикрывая глаза, чуть меняя расположение бутылки. Боже, это просто охуенно, честно. То, что доктор прописал.  - Кстати, ты тоже идешь, - он указал на приглашение очередного Гала на своем столе, мимо которого, как успел заметить Дэмиан приоткрытым глазом, Дрейк и проходил. - Мне лень придумывать, кого затащить вторым. Отец, вроде, должен вернуться скоро, но не к дате.

[indent] Кто-то бы, правда, посоветовал в такой ситуации не давить на человека, но, пф. Этот человек своим отсутствием даже давил на Уэйна очень сильно, дайте отыграться. В этот раз Дэмиан не позволит ему исчезнуть. И точно будет искать, чтобы сдержать обещание.

[indent] Правда ему даже интересно, начнет ли Дрейк говорить по делу первый.

Отредактировано Damian Wayne (11.04.21 23:26:51)

+1

30

[indent] Всё сложно.
Так можно описать если не абсолютно всю его жизнь - то 99,9999% её - так уж точно.
    И упрощать её себе, кажется, он так и не планирует, когда покорно подставляется под касания, укусы и поцелуи. Когда сам очень требовательно и настойчиво целует, пальцами пробегая по мокрой коже и новым шрамам. Ведь он помнил.
   Он помнил эту кожу. Помнил что на ней было, а чего - тогда ещё нет. Помнил её вкус, её запах. Ощущение от прикосновения. Он помнил, хотя и запрещал себе вообще об этом задумываться.
   Ревность ли это, когда ярость заполняет грудную клетку от осознания, что пропустил так много, что это - что-то уже до боли под рёбрами знакомое - изменилось? Уже не было таким, каким он помнил?
   Желание остановить, с рыком в голосе спросить - Кто посмел? - а потом штормом сорваться с места, чтобы отомстить тому, чьё имя назовут. Оно почти полностью заполняет естество на какой-то миг, но Тим быстро останавливает себя. Это поведение вообще не про него, не его. Он работает по-другому, но... Дышится тяжело, думается - ещё тяжелее.
   Он скучал. Сам скучал. И слышать чужим голосом собственные слова, собственные чувства - непередаваемо важно.
  Правда, это никак не означало, что он должен был прекратить соображать и опуститься до первобытного повиновения инстинктам, но... Чёрт, он правда ведь готов сделать всё что угодно с теми, кто хоть как-то пытается навредить Дэмиану. Это въелось в него задолго до выстрела. И Дрейк понятия не имеет что с этим делать.
   Видимо - просто жить дальше.
  Дэмиан отпускает его, отстраняется, выдвигает условия, кидает угрозы - в общем, всё очень быстро возвращается на круги своя.
    И не то, чтобы Тим ему не верил, нет, он очень даже понимает - так всё и будет. Если он задастся такой целью - из всех в этой семье, не считая Брюса, - именно у Дэмиана больше всего шансов найти его, без каких-либо подсказок. Когда-то - на этом месте был Дик. Дик всегда знал, или умудрялся найти доказательство, какой-то подход, который на Тима работал безотказно.
   Но он вырос. И теперь магия старшего брата на него работала с переменным успехом. Тогда как врождённые и взращенные охотничьи инстинкты Уэйна/аль Гула - в них практически не случалось сбоев, и он имел практически 89% вероятность найти Дрейка, если ему это потребуется.
   Наверное, где-то глубоко внутри себя, Тим немного зол на него за то, что не он пришёл за ним, а всё-таки Грейсон. Глупая обида, несомненно. И причины избегать встреч были у них обоих, да и, скажем прямо, Тима никто и не просил уходить насовсем и даже на время. Это был его выбор.
    Но Дэмиан ведь мог...
Дрейк отгоняет от себя эту навязчивую мысль. Ведь она уже не важна, ведь он уже вернулся сам. И покидать поместье так же неожиданно и бесследно и правда не планировал.
  Пока.
Улыбается в ответ на угрозу, в уже ставшей коронной манере, кивает на просьбу не закрывать дверь. Понимает - им нужно поговорить, это факт, и отрицать его глупо, а ведь они оба не такие уж и идиоты.
   Но разговор этот будет сложным. Готов ли к нему Тим? Почему-то он уверен, что нет. Что и сам Уэйн к нему тоже не готов.
  Дело даже не в том, что он не мог знать, что Тим вернулся, не запланировал это. Что сам Тим не подготовился к этому, хотя и прекрасно знал, что не выйдет по возвращении избегать его, но...
   К этому нельзя быть готовым. Никак, увы. Хотя бы потому, что они всё ещё лгут не только всем вокруг, но и сами себе о том, кто они. Враги, братья, друзья, ??? - ни один из вариантов не будет верным, пока они не озвучат его. Но даже озвучив велика вероятность того, что они солгут. Ведь в прошлый раз, до Блэкгейта и тех событий - они обещали друг другу больше никогда не. Даже не задумываться и... Всё покатилось под откос просто потому что.
   Потому, что иначе просто было нельзя, и отрицание лишь сделало всё хуже. И этот вариант стоит отмести сразу же, по идее. Но речь ведь о них. А они оба, так уж сложилось, были упрямы до умопомрачения.
   Дэмиан покидает комнату, оставляя Тима наедине с самим собой, и собственным голосом, который не так уж услужливо в голове напоминает "Мне надоело". Тим запрещает себе забыть те его слова.
    Возможно, стараясь так снова выстроить между ними стену, закрыться, защитить себя. А, может, тщетно надеясь скинуть с себя всю ответственность за то, что происходит. Вероятно, он надеется, что если всё таки он сдастся вновь, если он проиграет этому чувству, а потом - останется таки один, - ему будет не так сильно больно. Ведь его уже предупредили, что, в общем-то, всё кончено.
Даже не начавшись.
    Остервенело намыливая собственную голову, лишь бы избавиться от сотни и одной идиотской мысли, он торопится. никаких сроков ему, конечно же, не озвучивали, но, имеет смысл разобраться с этим прямо сейчас. Не ждать.
   Он не вынесет ожидания. Честно признаётся себе - не выдержит. Разлука случившаяся, то, как именно они сейчас отреагировали на встречу - это всё показывает ему насколько глупо отнекиваться, пытаться строить холодность.
  Его беспокоит то, что происходит. Ему важен Дэмиан. В а ж е н.
   Мокрую одежду бросить в окошко для прачечной, быстро пробежать в полотенце до собственной комнаты, чтобы там накинуть на себя свежий спортивный костюм, не задумываясь особенно о белье или уместности своего внешнего вида. Затем, босым, быстро, перепрыгивая через ступеньки, оказаться у чужой двери.
   Она не заперта - щель открывает вид на внутреннее убранство, и не то, чтобы Тим никогда не был внутри, но.. ему страшно. Он ловит себя на осознании того, что ему страшно делать этот шаг, будто бы он что-то изменит. Хотя, казалось бы, куда уже менять? Какой-то там шаг, что он значит в сравнении с тем, что уже творилось?
Что творилось между ними, что он сам творил собственными руками, отчаянно отказываясь называть своё чувство одним, определённым и печально известным словом.
    Тим всё-таки делает шаг вперёд. Краткая ухмылка в ответ на замечание Дэмиана. Он не может не смотреть на него, не осматриваться воровато вокруг, запоминая как звучат деревянные половицы в этой комнате, какой тут стоит запах, какой вид из окна. Как свет падает на костюм на кровати, на смуглую кожу.
   Присаживается бесцеремонно рядом, забирая бутылку из чужих рук, принуждая завалиться на бок, головой к себе на колени.
- Ненавижу Гала, и ты это знаешь. - проговаривает, словно это что-то изменит. Хотя прекрасно знает - нет. Ему и правда придётся идти. Тем более, раз уж он не собирается возвращаться в костюм - придётся всё чаще примерять фрак.
   Пальцы осторожно касаются чужой кожи головы, вечно прохладные, как нельзя кстати сейчас, кажется. - Я вернулся. - глупо говорить это, наверное, Дэмиан это и так уже увидел. Но, почему-то, важно. Важно произнести это, озвучить, не дать раствориться в тишине вокруг, не дать исчезнуть забытым и нераспознанным.
  В этом ведь, на самом деле, куда больше, чем просто факт, что он вновь живёт в Готэме.
Он не позволит себе произнести это, надеясь, что между строк всё и так понятно.
я вернулся к тебе[nick]Timothy Drake-Wayne[/nick][icon]https://i.imgur.com/VWhe6vH.png[/icon] [lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк-Уэйн</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center><a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?id=1337">something <b>wicked</b> this way comes</a></center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » альтернатива » всё могло сложиться иначе[?]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно