ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » The lost songs [dc]


The lost songs [dc]

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

The lost songs
I’m asking you to feel my years
I’m begging you to answer
Am I wasting time
I’m asking you to share my fears

https://i.imgur.com/AoZ7igx.png

https://i.imgur.com/H9gOvuK.png

https://i.imgur.com/38XmVP8.png

Tim Drake

still not partners
if ever

Bruce Wayne

Готэм-Сити •••  ~2011

Тренировать юные дарования - всегда пытка. Особенно, когда ещё свежи раны потери.
То, что юное дарование своенравно и слишком смышлёно - делу, конечно, не помогает.

Отредактировано Charles Barton (18.04.21 15:45:47)

+2

2

[indent] Тим оглядывается, чувствуя как потеют ладошки, и слыша как под ним скрипит стул. У него есть каких-то минуты три, не более того. Альфред отошёл взять трубку, пока мистер Уэйн ещё не вернулся со своей цивильной работы и скоро Пенниуорт поймёт, что этот звонок ничто иное, как попытка увести его как можно дальше от мест, где он сможет увидеть как юный Дрейк (именно так, а ещё, может, юный мастер Дрейк, с небольшим акцентом) пытается запихнуть свой нос абсолютно не туда, куда его курносому носу место.
  Но сдаваться - это не про Тима, не-а, он упорно пытается устроиться максимально правильно, у него на всё про всё есть только одна попытка. Если он ошибётся - сработает защитная система и не видать ему этого партнёрства - как своих ушей. ..С другой стороны, почему так говорят? Он же видит свои уши. Пускай и только в зеркале, но... Он встряхивает головой, чёрные волосы, которые и без того лежали как попало, вихрем взмывают вокруг головёшки и падают на место в ещё пущем беспорядке. Не отвлекаться. Иначе всё это за зря. Иначе он...
   Высунув кончик языка от напряжения, и балансируя на стуле, Тим пытается пробраться в тайный ход Бэт-пещеры. Ему туда, в общем-то, было не запрещено. Его туда в первый же день знакомства провёл сам Дик Грейсон! А потом и мистер Брюс тоже проводил его. И вообще он теперь там тренировался как только возвращался со школы. Но только в сопровождении самого Бэтмена. Это немножко злило, потому что Тим знал, точно был уверен, что он со всем справится и сам. Ему не пять, и он умный!
   В груди гулко, практически оглушающе стучит сердце, когда наконец он занимает нужную позицию и после, хотелось бы сказать "нехитрых" манипуляций, но они-то как раз были очень даже хитрыми, задействовался даже диктофон с записью голоса Брюса, загорается зелёный огонёк и Тим прошмыгивает внутрь пещеры, не забыв быстро убрать стул, чтобы никто не понял как именно ему удалось подобраться к датчикам. С его-то 154 сантиметрами роста.
   Ощущение такое, как будто он тут впервые, что, конечно же, не правда, но руки дрожат, а сердце не хочет успокаиваться ну вот совсем ни капельки. Тим делает дыхательные упражнения, которым обучил его Найтвинг, чтобы успокоиться, помогает. И вот он уже скачет, перепрыгивая через три ступеньки, к святая-святых.
   Огибает по дуге маты и тренировочных кукол, он тут не за ними, для занятия с ними он бы дождался самого Брюса. Этого ему пока в обучении хватает за глаза.
   Нет, сегодня его внимание полностью будет занято другим. Он проходит мимо кейса с костюмом Джейсона и испытывает всё ту же скорбь. Пальцы невесомо касаются стекла, в районе груди, знака Робина. Это не было его мечтой. Это стало его необходимостью.
  Тодда нет. Кто-то должен. Это нужно Брюсу. Это нужно городу. Это нужно Бэтмену. Тим тихонько просит у Джейсона прощения, сам про себя, шепотом, потому что понимает, если он облажается тут - всё то, что тот делал - пройдёт напрасно. Если Тим будет плохим Робином - его жертва будет напрасной. А этого нельзя допускать.
   Выдыхает ртом, выпуская всё это напряжение, и проходит наконец до компьютера. Ему интересно посмотреть самому как устроена эта компьютерная система, имеет ли она выход на камеры в городе, или ещё нет, есть ли связь с базой данных полиции города, а штата? Это всё роится в его голове, ему безумно хочется узнать как именно Бэтмен получает свою информацию, какие программы помогают ему анализировать улики. Ведь компьютер помогает ему в этом, верно?
   Тим забирается в огромное кресло с ногами, потому что иначе - потонет. Закусывает нижнюю губу, и присматривается к тому, как всё расположено на столе,  потому, что ему нужно потом всё расположить в точно таком же порядке. Ни одна деталь не пройдёт мимо взгляда Бэтмена - это он знает уже точно, а, значит, ни одна деталь не должна пройти мимо взгляда Тима. Он не хочет попасться и предать доверие, которое так долго выстраивал между собой и учителем. Между собой и самим Бэтменом!
   Дрейк пришёл ему помогать, а не путать планы, сделать его жизнь проще и лучше, а не мешаться под ногами, отравляя жизнь своими выходками. Просто сейчас... Ему нужно немножко больше свободы. Немножко больше внимания. Совсем на капельку. И он достаточно умён, чтобы взять это самостоятельно.
  Стоит коснуться мыши - как компьютер включается, очевидно Брюс так устал с прошлого раза, как работал за компьютером, что не выключил систему. Тем же проще для Тима!
   Он всматривается в открытые окна и зачитывается пометками своего учителя, данными, которые, очевидно, взяты из полицейских отчётов. Достаёт из кармана алой толстовки блокнот с карандашом, и начинает выписывать те детали, что привлекают его внимание. Потом открывает карту Готэма - у Бэтмена она самая особенная из всех, что он видел. И, будь он каким-нибудь глупым мальчишкой с улицы он бы не понял ровным счётом ничего. Но Тим, во-первых, сам долгое время следил за деятельностью Бэтмена, во-вторых, уже начал своё обучение под его руководством, так что практически всё перед ним как раскрытая книга.
   Фразы в блокноте дополняются краткими зарисовками маршрутов, и схемами зданий. Добрых пять минут он сидит в тишине, перепроверяя себя и свои пометки с тем, что высвечивается на экране. Затем, забывшись выкрикивает "Вот же оно!", и тут же прикрывает свой рот ладонями.
   Подрывается с места, чудом не забыв отправить компьютер в спящий режим, и бежит к выходу, не заметив как любимый карандаш выпадает из кармана. Ему не до того, у него теперь есть дело.
   Выныривает из пещеры за пару секунд до того, как в комнату заходит Альфред.
- Мастер Тимоти, вы же знаете, что вам нельзя без мастера Брюса заходить туда, - строгий взгляд британца практически пригвоздил Тима к стенке.
- Да-да, я знаю, но.. Мне просто так там нравится, Альфред! Там же... - лицо абсолютной невинности перед лицом опасности вот что из себя представляет юный Дрейк.
- Пойдёмте лучше, выпьем чаю, я испёк вафли.
- Вафли? Альфред, знаете, я, пожалуй... - Тим терпеть не может эти вафли. Они похожи на противотанковые мины - жёсткие и не имеют никакого вкуса, кроме муки. Он не понимал как Альфред может такие готовить. Но, с другой стороны, он же не мог быть идеален во всём, верно? - Я, пожалуй пойду, позанимаюсь фотографией. К приезду Брюса должен успеть вернуться. - улыбается от уха до уха, и дворецкий отпускает его, выдав в рюкзак к фотоаппарату всё же порцию вафель в пакете.
  Тим запрыгивает на свой велосипед, и выезжает с территории поместья. Фотографией он и правда собирался заняться, но только в одном конкретном месте. В клубе "Примо". Туда и только туда нужно идти за ответами на вопросы о том, как именно и где заключаются самые богатые сделки семейства Катрино, вот только полиция ещё этого не поняла, а Бэтмен не успел сузить круг предполагаемых мест. Но был близко, так близко, что, скорее всего сам сегодня сюда направился бы. А Тим всего лишь облегчит его задачу.
   Едет он в своей обычной одежде, потому, что ни за что пока не достоин костюма Робина. Он надел его один раз, чтобы спасти Найтвинга и Бэтмена, это была абсолютно критическая ситуация. А пока... Пока он должен заслужить это место. Этот костюм. Звание Робина.
- Я не подведу тебя, Брюс, - шепчет он, пряча свой велосипед за мусорными баками в проулке соседним с нужным зданием. Если он правильно запомнил схему здания - если он сейчас повернёт направо - упрётся носом как раз в служебную дверь. И, если она заперта, то у него есть отмычки.
  Но ему везёт, и маленькая фигурка в красном ныряет в полутьму служебного прохода, быстро выбирая куда повернуть дальше, чтобы не нарваться ни на кого из местных работников. Ему нужно выше, ближе к крыше, там офис менеджера, и там, очевидно, и будут все улики его связи с мафиозной семейкой. [icon]https://i.imgur.com/hVKhSmI.jpg[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]

Отредактировано Timothy Drake (29.06.20 18:27:55)

+2

3

Легкая дрожь пробегает по всему телу. Она собирается на кончиках пальцев, и чтобы унять дрожь в ладонях его кисть сжимается в кулак. Чаша его контроля, которая никогда не бывает переполнена дается трещину, расходится сначала едва заметной паутиной, но с каждой секундой, разбитость этого состояния становится все более отчётливой.
Отсутствия контроля – слабость. Он не мог себе ее позволить, как и множество других вещей. Но сейчас, наедине с самим с собой, ему было это необходимо. Весь гнев, который копился в нем все эти дни желал вырваться наружу. Первый камень лавины сошел, задав движение неконтролируемой силе.
Он не может проявить слабость. Не сейчас, не в этой жизни. Но кулак уже сжат, колени согнуты и нет не единой причины, чтобы сказать себе стоп.
Бэтмен обрушивает первый удар на грушу, цепь на которой она висела отчетливо звякнула. Чаша разбилась, уступив дорогу ярости. Он наносил удар за ударом, мысленно прикидывая, какие увечья каждый из его ударов принесет.
Хук справа. Вывих челюсти.
Лоу-кик. Закрытый перелом большеберцовой кости.
Као дод. Сломанный нос.
Все эти травмы были совместимы с жизнью. Пускай и превышали предел допустимой жестокости. Но порой иначе было нельзя, только так можно остановить тех, чья сила воли достаточна, чтобы они тряслись от страха при виде человека в костюме летучей мыши.
Брюс Уэйн сын Готэма, в его жизни ничего не произошло. Он по-прежнему посещает светские мероприятия, позирует на камеру, улыбается во все свои 32 зуба словно ничего не произошло. В жизни Брюса Уэйна все прекрасно, он не знает горя и бед, пускай ему и пришлось пережить смерть своих родителей, но это было так давно, что все переживания остались давно позади. Лучшие психологи мира помогли ему пережить эту потерю и сейчас миллиардер успешно справлялся с этим спускай состояние своей семьи на спорткары и женщин. Брюса Уэйна мало заботят, беды собственного города, во главе его интересов всегда стояла компания и собственное удовольствие. Последнее, пожалуй, даже преобладало над остальным. И одному богу известно, как Брюс Уэйн развлекался во время своего путешествия по Европе. У Брюса Уэйна все в порядке, как всегда. Всё в порядке.
Но эти же слова нельзя сказать про Бэтмена. Полицейские отчеты говорят о том, что в последние месяцы политика Бэтмена в отношение преступников несколько изменилась. Он стал более жестоким. Он и раньше причинял боль, но сейчас словно делал это с наслаждением. Только ему одному известным садистским удовольствием. Если раньше, когда Бэтмен останавливал преступление, задержанных можно было вести в полицейский участок, то сейчас всех до единого везли в городскую больницу, растрачивая и без того не бесконечные полицейские ресурсы на охрану больничных палат. Бэтмен потерял контроль, и это не осталось без внимания его верного соратника комиссара Гордона. Любые попытки «поговорить», были напрочь пресечены защитником Готэма. Джим не сможет понять, а значит любой разговор лишь пустая трата времени, которое можно потратить с большей пользой. Для Готэма и его жителей.
Бэтмен не озлобился, не стал агрессивнее. Он потерял ориентир в собственной жизни. Раньше он всегда знал, что будет правильно для города, как нужно поступить. Он видел перед собой цель и всегда двигался к ней. Всегда есть план. Но на этой случай плана не было, ни в одном из видений он не мог допустить этого. И все же это произошло. Смерть, вновь пришла в его жизнь и забрала одного из тех, кого он любил. Были ли в этом закономерность? Или лишь злая шутка судьбы? Ему было неважно. Важно лишь то, что он не справился. Вновь. Но это больше не повторится. Никогда. Бэтмен хорошо усвоил урок, хоть цена за него оказалась высока.
Удар. Песок посыпался на каменный пол, Брюс прислонил к нему ладонь, почувствовал, как песчинки на нее падают. Если бы вместо груши был человек, то его бы уже не успели спасти. Разрыв печени, скорая бы не успела. Он убил. Черта, которую он обещал себе никогда не переходить. Убийство, одна из немногих вещей, что отделяет его от тех, кого он желает спасти. В конечном итоге, все сводится именно к этому.
- Мастер Брюс, - он слышал шаги Альфреда, еще до того, как тот зашел. Почувствовал аромат его парфюма, секундную стрелку, которая так отчетливо отбивала ритм. И конечно же вафли. Куда же без них. Сейчас Брюс научился контролировать свои эмоции и не кривить недовольно губами. В детстве он получал за это выговор. Манеры, то, что ему прививали с детства. И нужно отдать должное, Альфред проделал титанический труд на этом поприще, за что Брюс был ему благодарен, как и за многое другое. За всё, - вам нужно поесть. Ночь обещает был темной и длинной.
На языке крутилась язвительная фраза, что где в таком случае еда, а не вафли, которые нужно есть по методике, проглотил, не жуя быстро запив водой. Но вместо этого Уэйн взял поднос с вафлями и благодарно кивнул Альфреду. Дворецкий переместил взгляд на грушу, из которой уже перестал сыпаться песок и поджав губы перевел взгляд на Брюса. Они давно научились понимать друг друга без слов, и Брюс знал, что сейчас Альфреда разрывает от чувства беспомощности, ведь он ничего не может поделать с той яростью, которую посеял в нем Джокер тем самым у б и й с т в о м. Брюс же просто покачал головой, призывая друга не начинать разговор, который не приведет ни к чему.
- Мастер Тимоти проявляет успехи, - Альфред всегда умел тонко чувствовать момент, поэтому сейчас сменил тему разговора, который так и не начался.
- Недостаточно, - коротко отрезает Брюс и смотрит на поднос. Он справился с одной вафлей. Осталась еще одна. Он сможет. Справится. Это всего лишь вафля.
- Вы к нему слишком строги, Мастер Брюс, - в этом была доля правды, но у Брюса была на это причина. Ведь к нему он был недостаточно, строг. И это стало причиной его гибели. В этом была вина Брюса. Он подготовил его недостаточно. Слишком рано позволил действовать. Это его и погубило. Брюс по-прежнему не произносит его имя, даже в своих мыслях. Потому что груз вины, который лег на плечи Бэтмена давил подобно небосводу на плечах Атланта, - я просто хочу сказать, чтобы вы дали ему шанс.
- Я подумаю над этим, - Брюс протянул пустой поднос Альфреду и надел футболку, - вернемся к этому разговору, когда я вернусь. Или через год, - Брюс бы предпочел через год. А сейчас пришло время быть собой. Пришло время быть Бэтменом.
Звонок Альфреда застал его в тот момент, когда Брюс уже собирался входить в клуб Примо через крышу. Получить ответы, прикрыть это место и узнать, где проводится сделка. Катрино задержались в Готэме и пора показать им на дверь, этой ночью все должно было быть закончено.
Отправился позаниматься фотографией? Годы идут, а дети для того, чтобы избежать используют все те же отговорки. Легкая улыбка тронула уголки губ от воспоминаний о том, как Брюс и сам сбегал подобным образом от Пенниуорта. Тогда он считал, что ему действительно удается перехитрить дворецкого, сейчас Брюс понимает, что Альфред просто позволял ему это сделать. Но улыбка быстро сползает, стоит ему заметить крохотную фигуру в красном.
Странное чувство. Гордость и разочарование одновременно.

+3

4

[status]trying hard[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/33179cc560e8d5ceab53886af6c12fce/tumblr_n71ceaM1ro1qeysf2o1_250.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]
[indent]      Тим понимает - ему нельзя быть тут. Ему запретили выходить на патрули и о миссиях вовсе не могло быть и речи.
    Тим был на самом испытательном из всех испытательных сроков на свете. Шаг вправо и он окажется на улице, шаг влево - и забыть собственное имя покажется куда проще, чем дорогу до особняка Уэйнов и расположение всех комнат внутри. И ведь ему придется сдаться, придется уйти, отступить от всего того, что было ему дорого. Дороже всего на свете.
   Но он хочет помочь, видит шанс и использует его. А проблемы... Ну он объяснит Брюсу всё. Как-нибудь объяснит.
   Ему хочется верить в то, что объяснить получится, что Брюс поймет его поступок, поймет это мелкое непослушание. Другого варианта просто нет. Отступать же никто его не учил. Ни родной отец, ни Дик Грейсон, ни тем более - Брюс Уэйн. Его учили драться, учили расследовать и изучать улики. Искать ответы на самые сложные вопросы.
   И ведь сейчас, поднимаясь по лестнице, прячась в тени открывающихся дверей, Тим просто идёт собирать улики. Ничего особенного, просто детективная работа только и всего. Этому-то как раз его обучали, разве нет? Он просто нашел способ применить знания, которые так долго в него вбивали.
   У него даже легенда есть на тот случай если его спалят какие-то особенно дотошные охранники. Надеется, конечно, что удастся прошмыгнуть мимо всех и сразу, но. Не всем так везет, и лучше иметь план сразу, чем потом судорожно придумывать нелепицу, лишь бы отпустили. А ведь вероятность того, что ему пригодится такая легенда слишком высока, пожалуй.
   Постоянно ходят шибко крупные дядьки, которые что-то очень важное обсуждают, но Тим не может найти карандаш, чтобы записать имена и места, которые упоминают. Придется полагаться лишь на собственную память. Очередной тест его способностей, тот, который он не ожидал, но с которым ему придется теперь справляться.
    Тим пробирается тихонько, поворачивает за угол, скрываясь от людей, которые вышли в коридор с лестничного пролета, и понимает, что оказался в тупике.
  Вперед - стена, назад - люди. Ситуация, казалось бы, безвыходная. Хотя, конечно, все остальные в Бэт-семье говорят так не бывает. Безвыходных ситуаций нет, всё возможно решить, всё возможно исправить. Тим им, конечно верит, однако сложно не упасть духом, когда чувствуешь, что вот-вот попадешь как знаменитый думающий индюк из присказки - в суп. А в супе не хорошо, не приятно. Горячо и очень даже смертельно опасно.
   Но зоркое око подмечает вентиляционную решетку практически под потолком. Что, естественно, высоковато для его роста, но, если встать на так удачно расположенный комод - можно допрыгнуть. Ведь он не прогуливал ни единую физическую тренировку от Бэтмена и Найтвинга. Впитывал их движения как губка, в надежде, что став старше, тренированнее - сможет повторить за ними.
   Решетку он смог вырвать легко, видимо никто не додумался использовать такую простую вещь как винты и отвертка. Конечно, это же так не важно.
   Люди стараются упростить себе жизнь, не замечая, что так лишь делают хуже. Оставляют лазейки. Не самые большие, конечно, но для двенадцатилетнего пацана - самое то. Разворачивается, правда, с грохотом, но никто, кажется, не замечает. Зато, из вентиляции, кажется, есть доступ к самому святая святых.
  Кабинет менеджера! То самое место в которое он и надеялся суметь забраться. Сделать фото всех документов, скачать на флэшкарту все данные с компьютера. Вряд ли это теперь будет чем-то сложным, ведь нужно лишь дождаться, когда внутри кабинета никого не будет. А уж через вентиляцию он со своими габаритами сумеет остаться абсолютно незамеченным.
   Бэтмен не смог бы так, он бы вызвал очень много шума, он бы спугнул всех местных. А с тем, что добудет Дрейк - они смогут отдать данные полиции и преступная семья окажется за решеткой даже не успев опомниться. Никто не сможет сбежать в другой штат или из страны. Нет, они накроют их! Вместе.
  Тим замирает, вглядываясь в бумаги на чужом столе. Фотоаппарат цепляет обрывки, всей картины не увидеть, но...
- А что это у нас? Крыса? В клубе крыса! - слышит голоса чужие из коридора, и радуется, что не успел спустится, оставаясь незамеченным, и видит как мужчина заходит внутрь и берёт из сейфа оружие. Они переговаривались о чем-то, что Тим со своего места не слышал. Они собирались дать кому-то бой, будто бы.
  Этого Дрейк допустить не может. Нельзя, чтобы кто-то пострадал, не в его смену. Он достает из кармана мобильный и, дождавшись когда кабинет опустел окончательно, спускается, запирая кабинет. Хорошо, что неизвестный мужчина забыл закрыть сейф после того как достал оружие.
- Бэтмен, тут такое дело.... - голос слегка дрожит, но сделать это необходимо. - Кто-то пробрался в клуб. Да, да, помимо меня. Тут оружие достают, речь о какой-то крысе. Я не хочу, чтобы стреляли.

Отредактировано Timothy Drake (18.04.21 15:47:38)

+2

5

Брюс Уэйн не идеален. За лоском роскоши и выдержки скрывается человек весьма неприятный в общение. Он подвержен порокам, как и всякий другой житель Земли. Он кормит своих внутренних демонов регулярно, даже не пытаясь от них избавиться, считая их своим преимуществом, которое просто нужно «немного» контролировать. Брюс Уэйн внешне всегда спокойный и хладнокровный, акула бизнеса, которая проглотит и не заметит был вспыльчив. Вспыльчивость эта не проявлялась внешне, но в глубине души мужчины все клокотало, стоило чему-то пойти не так как он рассчитывал изначально и лишь желваки, ходящие по скулам, могли выдать состояние миллиардера. Он редко ценил людей, предпочитаю лишний раз выписать премию за хорошо проделанную работу и корпоративную преданность, а не банально похвалить человека, поддержать его добрым словом и взглядом. Брюс не любил растрачивать слова напрасно, врагов он предпочитал держать к себе гораздо ближе, чем друзей. А еще он всегда привык ожидать худшего от людей. Люди ошибаются. Порой специально, порой нет. Но человеческий фактор может нести как финансовые потери, так и людские. И дай бог если вопрос будет лишь в деньгах, убытки терпят все компании, а Уэйн может себе позволить нести колоссальные убытки, механизм на этот счет отлажен превосходно. А вот человека к жизни уже не вернешь. Сам же он не ошибался, во всяком случае не любил этого признавать.
Когда он только стал Бэтменом, пообещал себе, что сможет разграничивать две своих жизни. Бэтмен и Брюс. Он знал когда нужно оставаться собой, а когда надевать маску летучей мыши. Две его личности не должны иметь ничего общего между собой. Ничто не должно их связывать, не голос, не черты характера, не даже машина. Любая деталь могла его выдать, поэтому он максимально должен развести их между собой. Так Брюс Уэйн стал всего лишь миллиардером, который потакает своим прихотям, а Бэтмен символом Готэма. Он четко видел разницу между ними, придерживался образов, играл по правилам. Но чем дольше он был Бэтманом, тем тоньше становилась эта грань. Он по-прежнему говорил Альфреду, что это всего лишь образ необходимый для борьбы с преступностью. Но этот образ начал похищать его жизнь, открывать его с новых сторон ранее казавшимся Брюсу невозможными.
Ему. Нравилось. Быть. Бэтманом.
Выбирая между светским мероприятием в качестве Брюса Уэйна или очередной поимкой преступника, Брюс всегда выберет второе. Ведь мероприятие всего лишь долг, который ему нужно исполнять в качестве спонсора, приглашенного гостя или хозяина. А поймать преступника миссия гораздо более правильная и важная. Тем самым он спасает чужие жизни, оберегает Готэм и позволяет ему вздохнуть чуть спокойнее чем прежде. Он больше не знал, где Брюс, а где Бэтмен. Черты последнего начали влиять на его характер, прогибать его собственным желаниям и стремлениям. Где его настоящая маска? Покоится за стеклом в бэт-пещере или же костюм-тройка с запонками на рукавах рубашки.
Робины всего лишь мальчишки. Они имеют право на ошибку. Он не понимал этого, когда обучал Дика Грейсона. Всегда требовал от него невозможного, до сих пор требует. Пытался сломать его, сделать по своему образу и подобию исключительно из благих побуждений. И злился, что у него ни черта не получается. Всё шло не так как задумывал Брюс, а когда план не работает, это плохой план. Факторы, которые он не учел, да и разве мог учесть совершенно ничего не смысля в воспитание. Только с Диком он осознал, как тяжело было Альфреду справиться с ребенком. Брюс начал восхищаться Пенниуортом еще больше, за одно только терпение, которое тот проявлял всякий раз как мальчишка его не слушался. Ведь у самого Уэйна таких запасов не было. Первый блин не вышел комом, не благодаря, а вопреки. Не потому, что Брюс Уэйн смог найти подход к воспитанию, не потому что вдруг осознал в себе возможность стать лучшим другом…и родителем. Последним Брюс себя по-прежнему боялся назвать, не хотел оскорблять память Найтвинга о его настоящих родителях…но сам Брюс считал Дик Грейсона сыном. Первый блин не вышел комом, лишь потому что Дик оказался славным мальчишкой. Всё это лишь благодаря нему, а не Бэтману. И чувство гордости до сих пор переполняет Брюса, видя, как тот избрал свой собственный путь.
От Джейсона он не требовал той идеальности. Он знал, что тот ошибется. Он ждал, когда тот ошибется. Ведь только на ошибках он мог научиться. Ему не нужен был «идеальный» Робин. Ему нужен был тот, кто падает, но знает что всегда нужно.
Подниматься.
Находит в себе силы сделать это и продолжить бороться. Ради себя, своих друзей и принципов, которые Брюс пытался взрастить в его душе.
Тим не был готов, но огонь в его глазах был так похож на тот с которым Брюс смотрел в отражение в зеркале в детстве, когда избрал свой путь. Тим станет отлично Робином, не сейчас, возможно даже не через год. Но это лишь вопрос времени, у них его предостаточно.
Велик был соблазн, оставить Робина решать свою проблему самостоятельно. Дать ему возможность расправить крылья и показать, чего он стоит без надежного прикрытия в лице летучей мыши. И Брюс бы так и поступил с Диком. Сам впутался, сам расхлебывай. Возможно, он так бы поступил и с Джейсоном. Но сердце до сих пор отзывалось болью от потери. Он не может потерять еще одного. И предпочтет излишнюю опеку, чем неоправданный риск. 
Прыгает на крышу здания, закладывает взрывчатый гель в двух точках, спускается к черному входу и подрывает. Взрыв даст несколько секунд, потери концентрации внимания, этого ему будет достаточно, чтобы войти внутрь, обезвредить первого головореза вырубив его ударом сзади. Сделать кувырок в сторону уходя от выстрелов, кинуть бэтаранг который выбивает оружие из рук. Заблокировать не отработанный удар наотмашь, достаточно лишь толчка и подсечки, чтобы противник свалился. Довершающий удар тяжелого ботинка по лицу лишает сознания. Нужно двигаться дальше. Проходит к кабинету, слышит раздающиеся внутри голоса
- А ты блять кто такой? – Робин. Нет. Не в этот раз. Бэтмен открывает дверь спокойно. Не провоцируя. Смотрит на ублюдка, наставившего оружие на Тим. Переводит взгляд на мальчишку.
- Мальчишку убить легко, - белые прорези сужаются, - Бэтмена сложно. Моя броня не выдержит выстрела в упор. Давай. Стань тем, кто убил Бэтмена, - Брюс Уэйн всегда придерживался принципа. Даже одна спасенная жизнь стоит его смерти. Этот обмен он готов сделать всегда.

+2

6

[indent] Всё дальнейшее разворачивается так скоро, что дыхание сбиться может у любого. Кроме Найтвинга. Бэтмена. И Робина, конечно тоже, но официально Тим всё ещё не Робин, так что... Не считается, да?
   Вдыхает носом шумно, глубоко, заставляя себя разогнать страхи подальше, они будут мешать и отвлекать его от работы, которая ему теперь предстоит. Сейф - открыт, нужно вытащить информацию. Флэшку нужно вставить в чужой компьютер, чтобы там поселился червь-вирус и слил все данные на сервер Дрейка. Нужно успеть сделать это всё до того, как залезть обратно в вентиляцию и скрыться с потенциальной линии огня. Ведь он хотел помочь Бэтмену, а не быть помехой, чтобы тот переживал, как бы юнца не задели.
   Конечно переживать об этом не пришлось бы вовсе, будь его операция, скажем так, скоординированной. Если бы он заранее предупредил Бэтмена о своих намерениях. Или хотя бы поставил в известность Найтвинга.
   Не то, чтобы Грейсон был ответом на все беды, о, нет. Да и вряд ли он успел бы в случае чего добраться из Бладхэйвена в Готэм, но... Почему-то в его компании не было так напряженно и некомфортно. Говорить с ним о своих страхах не было чем-то... Не правильным? Не так порицалось, наверное. Конечно, Тим всё ещё не рассказывает совершенно всё - кто он Грейсону такой, чтобы сливать всё из своей головёнки на чужую? Правильно - никто. А ещё точнее - новая головная боль, которую почему-то Дик решил таки завести, хотя имел все шансы отвести от себя подальше.
   Тим, конечно же, был благодарен за подаренный шанс, он не был тем самым противным неблагодарным маленьким крысёнышем, которого ненавидят все за глаза, а в лицо высказать не получается из-за того, что больно мелкий. Нет. Он искренне восхищался этими людьми, всем тем, что они делают. Особенно теперь - прикоснувшись к этой части жизни героев вплотную. Не через наблюдения ночные с камерой в надежде запечатлеть тот самый кадр, который определённо пополнит коллекцию. Коллекцию, которую никто не увидит. Даже они. Тим всё ещё не показывал Брюсу и Дику те фотографии Джейсона, которые сделал, когда впервые столкнулся с ним лицом к лицу. Это всё ещё слишком личное, даже не для них. Эгоистично, факт, но ему так - проще.
   Теперь - он часть всей этой жизни. Да, ему пока не дали костюм. И, вполне возможно, что после сегодняшней ночи - шанс его прогорел алым из-за неудачного стечения обстоятельств. Но важно доделать то, что начал. Иначе - какой был смысл палиться перед Брюсом? Можно было просто попытаться улизнуть тем же путём, каким зашёл. Или вообще - выбраться на крышу и там переждать самую бурю. Это - логичный поступок. И правильный по многим пунктам, кроме одного.
   Признавшись - он поможет остановить преступление, которое ещё не совершилось. Возможно - остановит чью-то смерть. Да, тут одни бандиты, но - разве они заслуживают смерти? Кем вообще нужно быть, чтобы заслужить смерть? Тим не знает, и не горит желанием узнавать пока что.
    Он мог бы уйти. Но остаётся, натягивает перчатки, которые достаёт из кармана, чтобы не оставить следов на месте. Ведь, как он уже узнал из своего обучения - снять отпечаток пальцев с гладкой глянцевой поверхности - проще простого. А уж тем более - когда собственные руки холодит выступивший от нервов пот - только так упрощает жизнь криминалистов. Шарится по столу, в бумагах, выискивает данные, цифры, всё то, что можно сфотографировать и приложить к делу о нелегальной торговле. Тут - поставки оружия. Там - теневая бухгалтерия. Золотая жила, скрытая от налоговой и полиции хитроумными (на самом деле не особенно, но) формулировками и спрятанными архивами.
   В сейфа находятся тугие перетянутые резинками стопки купюр - Тим фотографирует серийные номера. Возможно, что-то из этого можно будет связать с недавними ограблениями банков или другими денежными операциями. Любая мелочь, любая деталь, которая поможет поймать преступников на том, что они делают - должна быть задокументирована.
    На компьютере простейший пароль, который взломать у флэшки не занимает ничего, Тим немного гордится своим программным кодом. Конечно, у Брюса и Барбары ему ещё учиться и учиться, но даже его знаний достаточно, чтобы добраться до чужой базы данных.
   Но его радость оказывается преждевременной, он не успевает отреагировать на повернувшийся в замочной скважине ключ. Внутри оказывается мужчина, он не сразу понимает что происходит, но так как у него в руках оружие - Тим не рискует подорваться к комоду, с которого возможно допрыгнуть до вентиляции.
   Замереть. Не делать никаких резких движений. Не провоцировать. Не бояться. Сердце бешено стучит в груди, отдавая набатом разъяренных колоколов в висках так, что даже кружится голова.
- Что блять? - сухой, скрипучий бас наконец оглашает Тима о том, что его присутствие таки замечено. Не удивительно, конечно, он стоит прямо за столом с компьютером. Медленно, не забыв осторожно и незаметно вытащить флэшку и спрятать её обратно в карман, Тим поднимает руки и выходит из-за стола, фотоаппарат за спиной не виден, значит, можно на пару секунд сбить мужчину с толку и представиться домушником, который очень сильно попутал свою потенциальную "клиентуру".
    Но прежде чем он успевает открыть рот - на него наставляют пистолет. Не хорошо, очень. Но за спиной мужчины, в коридоре, который опять оказался скрыт дверью, Тим слышит шум. Методичные звуки шагов, ударов, всё это смешивается в какофонию, которая, однако, не отвлекает мужика.
- А ты блять кто такой - вновь подаёт голос мужик, будто бы надеясь услышать ответ, который может его устроить. Будто бы ему не всё равно. Будто бы он не убьёт Тима, если ему понравится, что тот скажет. Но такого варианта просто нет.
   Есть лишь вариант, где в комнату входит Бэтмен. И Тим на секунду даже выдыхает, напряжение со всего тела на краткий миг всё же спадает, расслабляется. На миг.
   Потому что то, что Брюс произносит - не блеф. Дрейк знает это. Убить его - вполне реально с такого близкого расстояния. И это повергает его самого в ужас.
   Вместо того, чтобы впасть в ещё большую панику, он хмурится и задумывается. Мужчина оказывается отвлечён, чтобы Тим мог провернуть кое-что, но...

Снова. Ещё раз.
Брюс, я не могу. У меня не получается!
Ещё раз.
   Руки ноют от боли и усталости. Ноги гудят и отказываются шевелиться вовсе, не то, что на той скорости, которая требуется от него, чтобы удачно совершить этот приём.

Ты думаешь, Дик сдавался? Ты думаешь, Дж..

  Рывком, несмотря на боль, Тим поднимается с гимнастических матов на ноги. Отряхивает штаны, поправляет прилипшую к телу от пота майку, и встаёт в стойку. Он не хочет слышать продолжение этой фразы. А Брюс не хочет её завершать. И они оба это знают.
Ещё
   Ещё попытка. Ещё одна неудача. Снова на полу, снова с приставленным к горлу кулаком. Хорошо, что каникулы, а то объяснить откуда синяки в интернате было бы очень и очень сложно, ведь он "бросил карате". И родители даже не звонили как он там, значит - не приедут в ближайшую неделю. Они никогда не делали ему сюрпризов. Впервые за долгое время - эта стабильность его радовала.
    Ещё попытка. Новый ушиб.
   Ещё попытка, с Грейсоном. Очередное растяжение.
      Разочарование. Тим видит разочарование в чужих лицах, но не может ничего поделать, не может исправиться. Не может дать им того, что от него требуют.

  Он никогда не будет так же быстр и гибок как Дик. Ему недостаёт физической силы, которая была вбита в Джейсона улицами. Но ему нужно со всем этим справляться. Нельзя сдаваться.
   Он отказывается сдаваться, он отказывается принимать реальность, в которой Брюс, самое близкое к родному человеку, что у него появилось за долгое время, оказался в опасности из-за его необдуманных поступков. Отказывается.
   Ещё попытка.
   Переносит вес на толчковую ногу, молниеносным движением сбивая с ног мужчину перед собой, и выбивая из его руки пистолет точным ударом в болевую точку подмышкой. Грохот падающего тела и оружия немного отрезвляют его, запыхавшегося и красного от усердия. Он отпинывает пистолет подальше от незнакомца.
   Ему страшно поднимать глаза на Брюса, но это необходимо. В чужих глазах за маской ему видится осуждение, разочарование, и из-за них хочется выть от обиды. Но Тим лишь поджимает губы, хватает с пола собственный рюкзак и запрыгивает на комод, исчезая в вентиляции.
    Теперь, наверное, он может не возвращаться в поместье. Больше никогда, кажется.[status]trying hard[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/33179cc560e8d5ceab53886af6c12fce/tumblr_n71ceaM1ro1qeysf2o1_250.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]

Отредактировано Timothy Drake (18.04.21 15:43:16)

+2

7

В голове Бэтмена было минимум три способа обезвредить человека с пистолетом, не вмешивая в это мальчишку. Правильнее было бы поступить именно так и взять на себя ответственность. Решить вопрос самостоятельно. Но Бэтмен намеренно тянул время. Если мальчишка хочет однажды стать Робином, он должен уметь принимать решение. Быть Робином это не просто носить цветной костюм и бороться с преступностью на улицах города. Быть Робином значит нечто большее.
Робин может не быть самым сильным.
Робин может быть не самым умным.
Робин может быть не самым ловким.
Но Робин точно должен уметь нарушать его приказы. Не слушаться Бэтмена беспрекословно, а действовать так как велит ему его собственный разум. Бэтмен готов был рискнуть в этой критической ситуации, чтобы Тим смог сломать этот барьер внутри себя. И взять дело в свои руки. Действовать смело и решительно. Действовать так как велит ему его сердце. Ведь иначе. Он просто никогда не сможет стать Робином и все прошедшие тренировки лишь пустая трата времени. А Брюс Уэйн чертовски не любил тратить время напрасно.
Они никогда не умели читать его взгляды. Эта миссия подвластна только Альфреду. Годами он жил с Брюсом Уэйном. И годами учился читать его мысли. И даже по прошествии стольких лет порой ошибается. Тим же. Он просто видит, то что хотел в данном случае. Бэтмен его не осуждал. Бэтмен не был в нем разочарован. Гнев и досада, которая была на душе у Брюса от того, что мальчишка его ослышался прошли. Сейчас Брюс прокручивал в голове сцену, как мальчишка одолел человека с оружием. Не испугался выстрела. Сделал все как надо, можно было лучше. Но и этого достаточно. Он не покалечил как любил это Джейсон. Он не шутил, как любил Дик. Он просто сделал. Четко. Без излишеств. И чувство гордости разливалось в груди Бэтмена от осознания, что этот мальчишка достоин занять место Робина. Брюс больше не сомневается. Он готов доверить ему прикрывать свою спину. Готов быть для него наставником. Готов патрулировать улицы Готэма. Доверие Бэтмена сложно заслужить, немногим это удавалось. И Тимоти Дрейк стал одним из них.
Он дает ему уйти. Не гонится за ним и не преследует. Сейчас это не имело никакого смысла. Им обоим нужно успокоиться, выровнять дыхание, привести мысли в порядок. Брюс не действует на поводу эмоций. Он даст гордости внутри выровняться, раствориться в крови. И только после этого вновь примет взвешенное решение. Воспитывая первого, он думал, почему нет книги «Как воспитывать мальчишку супергероя». После второго стоило задуматься над тем, чтобы написать эту книгу самостоятельно. И вот третий. И Брюс понимает, что в этой книге не будет никакого смысла. Мальчишки не похожи друг на друга. Подход имеющий место быть с одним, совершенно не работает с другим. Каждый из них особенный. И в глубине души, Уэйн восхищался каждым из них. Он не их отец, не смеет назвать себя таковым. Даже для Дика. Нет, это было излишним. И Брюс не признается, но в глубине души переживает за каждое их падение, за каждую неудачу, которая у них случается. То, как он ругается, в его словах скрыт другой смысл. Он может тысячи раз быть разочарован Робином, но в первую очередь их неудачу он приписывает на свой счет. Это Бэтмен недостаточно хорошо обучил Робина, а не Робин облажался. Он строг с ними, порой даже жесток. Но все это ради них. Чтобы сделать их лучше, сильнее, умнее. Чтобы им не пришлось больше падать, ведь он не всегда будет рядом, чтобы протянуть руку и помочь подняться. И с другой стороны, каждую их победу. Он никогда не приписывал себе. Он гордится их успехами. Восхищается их целеустремленностью. Он…он любит каждого из них. Как своих собственных детей, которых у него никогда не было. Да и вряд ли будет.
- Он достоин, - подмечает Альфред в динамике. Брюс не отвечает, но если бы сейчас его лицо могли видеть. То заметили, что Бэтмен улыбается. Он полностью был согласен с Пенниуортом.
Дело, которое начал Тим, должен был закончить Тим. Но он ушел, а значит Бэтмен должен продолжить.
- Гордон, клуб «Примо», - без приветствий и излишних. Коротко. По делу. Брюс подходит к столу менеджера, отодвигает папки, пробегается по записям беглым взглядом. Здесь было достаточно, данные с компьютера полиция пусть скачивает самостоятельно. В крайнем случае этим займется Тим. Неужели он думал, что раз начал можно бросить на пол пути? Пусть доводит до конца и подбрасывает все полиции на блюдечке. Бэтмен дожидается, когда услышит звуки полицейской сирены и только после этого уходит.
- Меня начинает это раздражать, - выругался Гордон подкуривая сигарету наблюдая вслед за уезжающим бэт-мобилем, - мог и поздороваться, - выплюнул комиссар, кинул бычок на землю и притоптал его ногой, - заходим, - группа захвата выдвинулась.
Впереди длинная ночь, но сначала ему нужно найти мальчишку.  Отследить его будет сложно, он слишком умен, чтобы не обнаружить жучки. Придется действовать по старинке, через Альфреда. Который уже изучал камеры на улицах Готэма в поисках знакомого силуэта.
- Нашел, мастер Брюс, - через несколько секунд у Брюса был адрес и бэт-мобиль отправился по тому направлению. Бэтмен явно превышал скорость, не хотел упустить зацепку. Должен был успеть.
- Одной мафиозной семьи тебе мало? Решил выследить еще одну, Робин? – пытается сгладить острые углы Брюс. Дик говорил, что он слишком серьезен. Иногда нужно быть проще. Брюс пытается быть проще. Получается скверно.

+2

8

[indent] Дышать сложно - адреналин с непривычки, кажется, затормаживает каждое его движение и действие. Всё будто бы в вязкой патоке и никакого продыха, только вглубь, ползти, чтобы оказаться на крыше.
   Ночной Готэм. Не первая их личная встреча, но, кажется, первая на такой высоте. На эти дома именно так, наверное смотрел Джейсон и Дик. Только чуть-чуть повыше, всё же - Тим ещё низковат для своего возраста. Альфред говорит, что дело в питании, а сам Дрейк уверен - это генетика. Мама и папа достаточно высокие, но и папа не стал таким за одно лето, это  был более длительный процесс, и Тим верит, что сам он тоже не останется мелким навсегда, ну уж нет.
    В общем, если не считать всего того, что случилось - его миссия даже обернулась успехом. Верно?
Он потирает виски и старательно думает как ему теперь поступать. Стоило, наверное, всё же посоветоваться с Грейсоном перед своей вылазкой, но идея была так прекрасна, так сияюще-идеальна, что Тим не мог представить, что что-то пойдет не так, как он запланировал. Да, глупо, да, самонадеянно. Но у него хотя бы был план, а это уже больше, чем ничего.
  Ну и, конечно же, у него были тренировки от лучших из лучших. Ему хотелось бы, чтобы Дик увидел его в этот самый момент, когда у него всё-таки получился тот злополучный приём, чтобы он улыбнулся и потрепал его по волосам и сказал что-нибудь доброе. Так, как он это умеет.
   У Грейсона много тепла, и он не стесняется позволять ему выходить наружу, Тиму это непривычно, как и любые физические проявления чувств - объятия, шлепки по плечу. Отец как-то не особенно любил эти "нежности", и старался взрастить из сына скорее бизнесмена, чем.. а чёрт его знает чем.
   Тим усаживается на краешке пожарной лестницы, готовый исчезнуть в ночи стоит лишь случиться какому-то шороху, а пока - он просматривает быстро свои фотографии, флэшку с данными пакует в конверт, на котором уже заранее выведено каллиграфическим почерком "Комиссару Гордону, лично в руки". Да, он не так планировал, он надеялся, что у него будет небольшая фора, и он сначала всё-всё покажет Уэйну, но...
   Играем с теми картами, что нам достались при раздаче, верно?
Рука-то у него не плохая, с ней ещё можно поработать, главное - не сдаваться и не позволять по своему лицу увидеть, что блефуешь. Нет, Дрейк не любил азартные игры, и вообще в его семье их как-то не особенно уважали, но покер - чудесная тренировка математических вероятностей, и Тим взял себе за, назовём это хобби, посматривать как там всё устроено.
   Мастеров, конечно, он ещё вряд ли переиграет, но уже кое-что умеет.
Как и тут, в ночном Готэме он ещё не игрок, его не пускают за стол и прячут от него карты с костями и фишками, чтобы он сам не оказался костьми в коробке. И, честное слово, он правда понимает эту защиту, он благодарен за переживания, но он хочет помочь. И будет это делать теми способами, какими умеет.
    Пока он ещё не яркая красногрудая птица, нет, но он может юркнуть не менее незаметно мимо полиции и оставить на патрульной машине тот самый конверт. А потом - дело за малым: забраться на свой верный велосипед и покатить.
     Ещё не в поместье, для возвращения и разговора - слишком рано, хотя Тим и понимает - своим отсутствием он скорее усугубит положение дел, и отодвинет не то, что становление Робином, но вообще может прогнать его из особняка Уйэна на неопределённый срок. Но это оправданный риск.
   По крайней мере, он таковым кажется.
В документах, до которых лапки Тима таки смогли добраться - он нашел данные об одной достаточно интересной встрече. Если её подслушать, то наверняка удастся расстроить планы уже не одной мафиозной ячейки (он намеренно отказывается называть их "семьями", ведь семья это про что-то уютное, мягкое, тёплое. ..не то, что он знает по собственному опыту, но), а уже нескольких.
   Продуктивность ключ к успеху в работе не только Бэтмена, но и обязательно - потенциального Робина. Мало просто ввязаться в одно дело и поджав хвост бежать к отцу, нет, нужно всегда доводить дела до конца.
   Если упустить сегодня это окно возможности, если позволить плохим парням встретиться сегодня - то толка от его предыдущих стараний может оказаться чуть. И не так уж он и помог бы Комиссару и Бэтмену, лишь заставил того нервничать и чуть было не подставился до предельной точки.
    Нет, Дрейк не собирается домой, он лавирует на своём велосипеде по улочкам Готэма жалея, что не прихватил налобный фонарик - всё же с освещенностью в городе та ещё проблема, конечно.
   По указанному адресу его ожидает самый стандартный заброшенный склад. На удивление в промышленном Готэме таких навалом, и владельцев не найти уже, кто-то слишком давно банкрот, кто-то - слишком давно мёртв. Вот и стоят, взирая своими пустыми глазницами выбитых окон на причал.
   Пробираться внутрь такого не сложнее, чем затеряться в толпе супермаркета в выходной. Но от чего-то тревожно и мурашки гуляют стройными рядами по спине вверх-вниз, как будто промозглый ветер всё же нашёл себе путь под его алую толстовку и планирует заставить его слечь с простудой.
    Тим прячет фонарик и закрепляет на себе рюкзак, прежде чем юркнуть в щель в стене.[status]trying hard[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/33179cc560e8d5ceab53886af6c12fce/tumblr_n71ceaM1ro1qeysf2o1_250.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]

+2

9

Страх сковывает движения, путает мысли. Человек победивший свой главный страх в жизни. Человек, который считал, что не умеет бояться. Человек, который сейчас вновь погружается в недра своего сознания, поддаваясь этому отчетливому чувству, вызывающими сумбурность и нескладность. Брюс Уэйн нажимает педаль газа в пол. Едет слишком быстро, не обращает внимание на разметку дороги или цвета светофора. Сейчас правила неуместны, он должен их нарушить, чтобы успеть. Успеть…странное чувство дежавю и неправильности всей этой ситуации. Как так получилось вновь? Почему это повторяется? Брюс хочет верить, что это все стечение обстоятельств. Цепочка роковых событий и не произойдет ничего страшного. Но в жизни Бэтмена нет места вере, есть холодный расчёт и планирование. План всегда должен быть идеален, в нем нет места случайностям или ошибкам. И сейчас у Брюса не было плана, но было время, чтобы его составить. Для Бэтмена это не составляет труда. Но он не может сконцентрироваться, когда это необходимо сделать. Просто не в состояние. Его мысли отвлечены другим, в них вмешивается личное которое всегда мешает трезво оценить ситуацию. Он уже потерял одного Робина, не может позволить потерять себе второго. Просто недопустимо. Так почему его не покидает ощущение, что он вновь провалился в своей попытке сделать «второго Дика Грейсона», никогда не стремился. Никогда не хотел копировать первого Робина. Но всякий раз, любые его методы, работающие с первым как швейцарские часы, давали сбой со вторым и третьим. Брюс просто не понимал, почему так происходило. Все было нормально в первый раз, должно было быть нормально и во второй. Человек, который может за считанные минуты придумать как остановить конец света, понятия не имел, как воспитывать детей. И десятки прочитанных книг в этой области не давали четкого и ясного ответа: «Делай так и все получится». Понимание, терпение. Обо всем этом писали авторы, но где его найти если результат нужен здесь и сейчас. Нет времени ждать, пока «ребенок» поймет. Ситуация нестандартная и не поддается общим правилам. БрюДис уже задумывался, что возможно все это ошибка. С того самого первого дня, когда разбились летающие Грейсоны, это было ошибкой. Дик справился. Смог оправдать ожидания и совершить невозможное. Но Дик исключение. Остальные же пока не смогли достигнуть его уровня. Смогут ли однажды? Большой вопрос и Брюс не хотел на него отвечать. Предпочел бы уйти от ответа, исчезнуть. Он ведь Бэтмен, а Бэтмен всегда исчезает.
Джейсон был хорошим мальчиком. Несомненно агрессивным, вспыльчивым. Это было заметно сразу, и Брюс нисколько не сомневался, что с ним будет по другому. Не как с Диком. И все же Брюс рискнул, взял на себя ответственность и увидел отдачу. Ту самую, которая была и у Дика. Тодд хотел быть Робином и отлично справлялся с этим. Но что если…что если это всего лишь попытка показать Брюсу Уэйну, что он достоен? Что если желание быть Робином, это возможность быть рядом с Уэйном. Быть семьей. Брюс не хотел допускать подобные мысли, это тщеславно и эгоистично. И все же каждый раз возвращался к ним. И если ответить на вопрос утвердительно, но получается, что быть Робином никогда не было судьбой Джейсона Тодда. Эту судьбу ему навязал Бэтмен, не оставив выбора. И можно забыть о тех разговорах, когда Брюс давал тот самый выбор. Когда Бэтмен предлагает стать его напарником, найдется ли в мире хоть один мальчишка, который откажется? Такой шанс дается один раз в жизни и его не упускают.
Вот и Тим, несомненно, обладает всеми качествами, которые нужны Робину. И он даже готов им стать. Но нужно ли обрекать его на эту судьбу? Умение брать на себя ответственность качество несомненно достойное. Но все это работает лишь в те моменты, когда человек достигает успеха. Тогда можно считать, что он сделал все правильно. Но если следует провал…это ошибка и ответственность несет не тот, кто взял на себя слишком много, а тот, кто позволил ее взять. Бэтмен не может отделаться от мысли, что все произошедшее с Тоддом и то, что сейчас происходит с Дрейком, это его вина. Его ошибки. И их исправление лежит на плечах Бэтмена. Провал за провалом, которые нужно прекратить. Отрезать. Жестко. Раз и навсегда.
Бэтмен надеялся успеть перехватить Тима, до того, как проникнет внутрь. Надеялся, но знал, что не успеет. Слишком поздно его обнаружили. Слишком большой путь необходимо проделать. Будь он Кларком, то смог бы взмыть над городом и успеть. Но он не Кларк, ему приходится передвигаться на машине, анализировать карту, чтобы не попасть в пробки и гнать на максимальной скорости. Мысль позвонить Супермену была, попросить помощи в рядом деле, с которым Бэтмен в состояние справиться в одиночку. Но рядовое дело приобретает другие оттенки, когда на кону жизнь ребенка. Но Бэтмен отбрасывает эти мысли в сторону. Супермен наверняка сейчас спасает Землю, а может вселенную в целом. У Кларка полно других забот, помимо очередной преступной организации в Готэме. Любые слова, чтобы оправдать свое тщеславие и нежелание просить «помощи». В этом весь Брюс Уэйн.
- Мастер Брюс, - голос Альфреда отвлекает от мыслей, - я выяснил кому принадлежит склад. Антуан Спинацолло, - Брюс не ожидал ничего другого. Один из капо Фальконе, который исчез около трех лет назад. Можно покинуть Готэм, но Готэм не покинет тебя никогда. Они всегда возвращаются, вот и Антуану надоели пляжи Монако, и он решил вернуться. Никто ведь не думал, что, «исчезнув» можно скрыться из-под колпака Бэтмена. Он знал, где находится каждый кто посмел навредить Готэму.
Бэтмен останавливается в нескольких минутах от склада, выходит из машины и двигается пешком. Скрытно проникает на склад, активирует ночное зрение и идя между складскими лесами высматривает маленькую фигуру. У него уходит пять минут, чтобы найти Тима. Хватает его сзади и затыкает рот рукой, чтобы тот не посмел издать лишнего писка.
- Плохо сработано, - произносит Бэтмен строго и отпускает Тима. Больше не тратя время на мальчишку Бэтмен идет вперед в поисках улик.

+2

10

[indent] Вечер, казалось бы, не совсем задался. План, который казался таким идеальным (почти) просчитанным до мелочей (сущий самообман) - обрушился и осколками острыми посыпался к ногам, заставляя Тима глотать горький ком в горле, лишь бы просто продохнуть, пока не захочется кричать от отчаяния и боли в разрезанных до крови ногах.
   Ведь, можно было бы, конечно, вернуться в особняк. Можно было бы виновато шаркать ногой перед Альфредом, пока тот разочарованно не покачает головой, прежде чем хлопнуть перед его, тимовым, лицом дверью выставляя его снаружи. Запирая от него на семь безупречных замков весь этот мир, к которому Тим тянулся с самого дества.
   Можно было. Да нельзя.
Сложно. Совершенно по-взрослому сложно. Нельзя просто состроить умильное личико мальчишки и сказать, что не понимал к чему всё идёт - ещё как понимал. Тим хочет, чтобы его воспринимали взрослым, чтобы с ним, конкретно с ним, а не с призраками других мальчишек из особняка - считались.
   Потому - так тяжело сейчас. Нужно раскрыть чужие глаза, нужно доказать. Им, конечно же, да, не себе, в себя он поверит когда-нибудь позже, сейчас слишком занят, но. Нужно доказать Брюсу Уэйну, что ошибки нет. Что его интуиция не зря ёкнула, не зря согласился. Не зря Альфред помогает. Не зря Грейсон выслушал и привёл его.
    Тим дышит через силу медленно, чтобы успокоить бешеное сердце. Тяжело. Очень тяжело заставить других увидеть тебя таким, каким ты и сам-то себя не в полной мере считал.
   Ведь то, что он делает - работа Робина. А уверенности в том, что он сдюжит, не подведёт, что достоин занять место Джейсона - нет ни на капельку.
   Джейсон героем был.
     Был.
   Острое, вспарывает грудную клетку, слезами подступая к глазам, да так, что руки ледяные смыкаются на шее, заставляя задыхаться от одной только мысли.
   Но Тим уже не плачет. Не на людях, больше нет. Ему стыдно после того горя, которое он увидел в глазах Брюса. Ему стыдно после той потерянности, которая была у Дика. Джейсон был для них близким. А Тим так, мимо пробежался, сталкером по земле за ним бегал, пока он крыши покорял. Это всё - глупости были.
   Были.
Теперь - нет места глупостям, есть путь, есть дорога, которую нужно пройти. Работа, которую нужно сделать. Безупречно как минимум, а как максимум - больше не заставлять Бэтмена за себя переживать. Хотелось бы.
   Брюсу и так тяжело. Бессонные ночи и переживания за какого-то мальчишку явно не пойдут на пользу герою Готэма. Уж тем более Дрейк - разве заслуживает он стать причиной чьих-то переживаний? Его родные-то не особенно в ус дули по поводу того, где он пропадает, зачем заставлять задаваться лишними вопросами кого-то чужого?
    Вот только Тиму не казалось уже, что Брюс Уэйн - кто-то чужой. Может - самообман, может, из-за того, что он сам так много о нём смог узнать - ему хотелось быть ближе, стать кем-то в чужой жизни. Заворожённый мальчишка, который тянется, стремится к кумиру, без единого страха быть опалённым правдой.
  Той, которую в фотографиях не раскроешь, не ухватишь в объектив. Ведь Брюс Уэйн, ведь Бэтмен - фигуры больше этой жизни. Сильнее остальных. Уникальные.
  Тим понимает, ему лишь кажется, что он знает этих людей, но от того как стремится быть полезным, стремиться предвосхитить чужие ожидания. Заработать себе хотя бы чуточку внимания и похвалы.
    Да, может, конечно, он не силён ещё в вопросах самообороны и драках. Но ведь он старается и вообще. Сегодня-то у него же вышел тот самый приём. А это хоть чего-то да стоит, не так ли?
  Да, конечно, теперь его выставят не сразу, наверное, а уделят целых две минуты и молча испепелят тяжелым взглядом. Или вовсе - проигнорируют.
   Тима игнорировали всю его жизнь и, наверное, не было ничего страшного в этом, уже, кажется. Но почему-то одна только мысль о том, что Брюс будет игнорировать его существование - болью отзывалась глубоко внутри. Разве же он так много просит? Просто немного участия.
  Ведь он разве не много работал ради того, чтобы оказаться там, где оказался? Сколько расследований было даже до того, как Брюс вовсе узнал о его существовании? Бессонные ночи, беготня и попытки сопоставить два и два, когда величайший детектив мира явно не желает, чтобы кто-либо смог это сделать. А Тим - смог. И он тут, он пришёл помогать, а не трубить на всех углах о том, что он знает тайну личности Бэтмена (не то, чтобы кто-то поверил малолетке).
   Ему нужно не много. Улыбок парочка, похлопывание по плечу и доброе слово. Дальше он как-нибудь сам. Ведь всем нужно немного мотивации? Немного признания, что ничто не проходит зря, что всё то время, что тратится - оно не впустую.
   Тим хочет быть полезным. Останавливать преступления, но - пока его будут держать внутри пещеры толку от него не больше, чем от стабильного роутера. Да, он может давать какие-то подсказки или анализировать данные, но разве это не работа чисто компьютера? Дрейку хотелось верить, что он может дать Бэтмену больше.
   Что он всё-таки сможет дать Бэтмену - Робина.
И он отработает это место, и сейчас он найдёт все улики со встречи и...
    Рот затыкают, и поднимают с места, будто бы он какая-то пушинка. Тиму бы в пору паниковать, пытаться вырваться, но он просто беспомощно повисает в чужих руках, подобно какому-то котёнку, которого схватили за шкирку. И сейчас, кажется, будут тыкать мордой в огрехи воспитания. Дрейк поджимает губы, пока щеки выравниваются цветом с толстовкой, алея.
   Он мгновенно узнаёт голос, который не даёт никаких лестных комментариев его деятельности, что, конечно, не удивляет, но...
  Бэтмен шагает вперёд, не загоняет Тима в Бэтмобиль, не запирает внутри или не отправляет тут же под присмотр Альфреда. Это... Странно? Не то, чего Тим ожидал от своего наставника.
  Дилемма вырисовывается сама - уйти и сделать то, что он должен был изначально - не влезать в столь крупные дела без разрешения Бэтмена, или - остаться и доделать до финала именно то, что он начал. Не Бэтмен, а он сам - довести до финала собственное расследование, не останавливаясь на половине пути.
   Выбор сложен и кажется, что правильного ответа нет вовсе. Он был лишь в том, что бежать никуда не нужно было, нужно было просто сидеть в поместье как и всегда. Но уже слишком поздно. И сидеть сложа руки - глупо. Как и отступать.
   Распрямляет плечи, поправляя ремешок от камеры и идёт в противоположную от Бэтмена сторону, даже несмотря на решение остаться - не мудро будет путаться у детектива под ногами.
  Словно мышка пробираясь окольными путями к наилучшим точкам обзора - Тим старательно вылавливает кадры расстановки сил на этаже под собой, на стягивающиеся силы мафии. Что тут будет? Сделка по продаже чего-то или просто совет приближённых? Интересно, как скоро до них дойдёт весть, что клуб уже накрыли?
   Тим пытается влезть на какой-то деревянный ящик, чтобы лучше было видно лицо одного из участников встречи на фото, когда крышка скатывается в бок и с глухим стуком подняв клуб пыли открывает не самое приятное нутро содержимого ящика.
  Гранаты. Много. Дрейк чувствует как на загривке шевелятся волосы. Вот это партии оружия... Откуда и как? Кто в доках настолько бесстрашен?

+2

11

Брюсу Уэйну тяжело дается похвала. Он понимает, что порой она необходимо. Тот же Найтвинг частенько говорил Брюсу, что он слишком суров и безэмоционален. Что одна улыбка способна растопить лед. Нужно лишь добавить эмоции, и возможно ночь будет не такой темной. Это ведь не сложно, берешь свои губы и раздвигаешь по разным углам. Просто. Но главное делать это искренне и тогда все будет хорошо. Но и про слова не забывать. Если Бэтмен сможет сказать «молодец» на правильный поступок, язык у него явно не отвалится. Но Брюсу Уэйну сложно проявляться эмоции. Сложно хвалить. Сложно поступать правильно в этом направление. Он привык закрываться от окружающего мира. Оставаться одному, даже в окружение общества. Брюс Уэйн одиночка и это был его осознанный выбор. Эмоции, чувства, связи. Все это мешает, на том пути, который он выбрал для себя. И он закрылся, не жалел об этом никогда. Ведь чувствовал за собой правду. Что он не ошибся и поступил правильно. Только Альфред имел честь знать настоящего Брюса Уэйна, в распоряжение остальных была лишь маска. Удобная и притягательная. Маска, в которой он мог улыбаться, шутить и быть достойным сыном Готэма. По мнению элиты разумеется. Робины изменили расклад вещей. С ними Бэтмен позволял быть себе настоящим, но стоило ли? Может для них тоже предпочтительнее была маска. Ведь дети, они ранимы. Им необходима похвала, одобрение, признание. Брюсу тяжело было говорить об этом, а его поступки не всегда соответствовали действительности его мыслей. Он просто не умел иначе, хоть каждый раз и обещал себе проработать этот вопрос. Это было необходимо. Но всякий раз находились дела важнее, по мнению самого Бэтмена. И проработка вопроса отправлялась все дальше и дальше в его приоритетах дел на день. Месяц. Год. Никогда?
Но если Брюс не говорит, это не значит, что он не чувствует или не ценит. Может Тимоти с ним был и недавно. Может он не был так ловок как Найтвинг или так агрессивно хорош как Джейсон. Но у него были другие достоинства. Брюс ценит. И Брюс признает. Просто не может сказать об этом вслух. Не боится. Просто не может.
Самым правильным поступком было бы посадить мальчишку в бэт-мобиль и отправить в особняк на автопилоте. Предупредить Альфреда встретить и запереть. Разобраться со всем самостоятельно и закрыть дело. Это было безопасно по отношению к жизни самого Тима, проще для Бэтмена вести дело в одиночку, не беспокоясь о необходимости прикрывать другого и банально эффективно. Не тратить время на объяснения. Он уже потерял Джейсона, потому что позволял ему слишком много свободы в действиях. И это было его собственной, личной ошибкой. И Бэтмен не мог потерять еще одного. Логика говорила, что так было поступить нужно. И все же Брюс позволяет Тиму действовать. Прекрасно понимает, что невозможно вечно оберегать того, кто не хочет, чтобы его оберегали. Что невозможно стать Робином не рискуя жизнью. Можно бесконечно долго совершенствоваться на тренировочной площадке, но без реального опыта это ничего не стоит. Вся его система была построена, чтобы выжать максимум из доступного. Но есть вещи, которые приобретают только с реальным опытом. И эта одна из них. Тоже почувствовав запах пороха, Тим сможет преодолевать те барьеры, которые в нем присутствуют. И не только Тим. Они существовали и у Брюса. Это было необходимо ему не чуть не меньше, чем самому Дрейку. Осмыслить для себя ту боль, которая живет в нем с того момент как погиб Тодд. Преодолеть страх перед потерей очередного Робина и наконец позволить себе двигаться дальше. Ведь сейчас Брюс по-прежнему не может. И не хочет. Мириться с тем, что произошло.
Брюс ступает по складу осторожно, вскрывает несколько ящиков, но не обнаруживает в них ничего, что могло привлечь его внимание. Обычные китайские безделушки. Что забавно, безделушками этими являлись набитые ватой, и криво сшитые игрушки Бэтмена, Робина, Джокера. Не лицензированная продукция, несомненно, являлась преступлением, но несколько не по статусу Бэтмену этим заниматься. Не упускает Бэтмен возможности и смотреть в сторону Дрейка, проверяя все ли у него в порядке. В здание уже начали подтягиваться представители преступной группировки, Бэтмен выжидал, официального начала встречи, чтобы обезвредить всех одним ударом и не позволить никому сбежать. И все было бы хорошо…если бы один мальчишка не оказался столь шумным. Когда крышка отъехала в сторону и упала на пол. Она привлекла ненужное внимание. Бэтмен двинулся в сторону Тима, бросил мимолетный взгляд на содержимое ящика и заставил его пригнуться.
- Чтобы не произошло, не высовывайся пока все не закончится. Ты меня понял? – Брюс треплет мальчишку по волосам. Дик говорил, что это хорошая поддержка. Попробуем довериться старшему в вопросах воспитание, хуже ведь уже не будет. Задача Бэтмена отвести их как можно дальше от Тима. Обезопасить его и не позволить быть на линии огня. Поэтому Брюс перемещается в противоположную сторону с помощью бэт-крюка. И кромка обрушивается на один из ящиком привлекая к себе внимание.
Оружие снято с предохранителей. Звучат первые выстрелы, от которых Брюс уходит в сторону. Некоторые все же попадают, но броня выдерживает. Пока что выдерживает.

+1

12

[indent] Эта ночь грозит запомниться ему навсегда.
  Возможно - как последняя под крылом Брюса Уэйна. Ведь выходки его то и дело заставляют мужчину перенаправлять внимание преступников на себя, подальше от мальчонки в красной толстовке, что, кстати, стоит себе пометить - алый в потёмках не столь ярок как жёлтое костюма Робина, но всё ещё достаточно заметный цвет, а, значит, нужно вносить некоторые коррективы в... скорее всего, собственное поведение, не в костюм же Робина, верно?
   До костюма Робина Тиму как до Луны пешком. Преодолевая гравитацию, сквозь плотные слои атмосферы. Сгорая каждой клеточкой кожи, задыхаясь от отсутствия кислорода. Распадаясь на части, так и не достигнув идеала.
   Пока что - от стыда. От нереальности и невыполнимости мечты стать полезным.
Но Тим не сдаётся. Нельзя.
    Это уже не игрушки, не тренировочные тесты, не какие-то симуляторы, где есть куда повернуть, и кому подстраховать.
  Сейчас перед ним - суровая реальность, подноготная той части ночной жизни в костюме, которую ему ещё никто не показывал. То, что лишь результатами - синяки синие, зелёные, алые кровоподтёки и отёки - мелькало в пещере и тут же замазывалось белым - плотный слой бинтов, была ошибка и проступок - осталось лишь запах антисептика, кровавые салфетки да иголка в пинцете с остатком нити под ослепительным светом ламп в мед отсеке валяется. Никто не заостряет внимания на этой части платы.
   Никто не говорит о том, что этот Город всегда забирает себе кровь. Твою. Чужую. Он истекает собственной, постоянно, вечно, кажется уже, и эти переливания лишь мелочь - помогают подлечить один район, пока во втором зарождается гангрена.
  Бэтмен, к сожалению, не панацея, как и Брюс Уэйн. Городу нужно больше, каждый раз всё больше и больше.
      Тим видит это, понимает, несмотря на то, что все вокруг думали, что он просто глупый мальчишка, что он просто школьник, которому одна-две заботы - компьютерные игры да друзья и походы в киношку. Что ему проще гораздо зарыться в песок, и что весь его интерес к Бэтмену и Робину - это так, потому что модно, потому что экшн как в комиксах и фильмах.
  Нет, Дрейк понимает цены, и готов платить. Готов следовать туда, куда они приведут его. Готов помогать, пока эта помощь будет требоваться. И - сейчас он не станет отсиживаться, ожидая, что Бэтмен решит всё на свете самостоятельно.
   Нет, ему нельзя настолько подставляться, его броня, пускай и крепкая, не была создана для такого количества попаданий со столь маленького расстояния. Это знает даже непосвященный ребёнок. Это же и будет понятно преступникам. Плюс, гасится не вся сила удара пули о броню и боль всё-таки отвлекает, а сейчас - им обоим нужен весь разум Бэтмена, чтобы справиться с этой заварушкой.
    Тим, конечно, если пораскинет мозгами в головёшке тоже смекнёт куда стоит соваться, а куда - не очень, по за сегодня ему не повезло уже дважды и полагаться на собственные силы он уже не хочет.
  Как не хочет и оставлять Бэтмена на растерзание этим паршивцам.
    Что он может? Ну же, думай, давай же.
Для начала стоит подумать что у него сейчас есть при себе и вокруг, что можно использовать в качестве оружия и для отвлечения чужого внимания от Бэтмена?
  Необходимо посеять панику, чтобы показалось, что Бэтмен тут не один, это собьёт всех со следа и поселит страх. А напуганные бандиты - это мало скоординированные бандиты, с такими проще расправляться.
   Тим находит свой фонарик, который почти выронил. В рюкзаке находится одинокий бэтаранг, который порождает в голове идею. Мальчишка отламывает от упавшей крышки ящика себе доску, её можно использовать в качестве импровизированной биты, что уже не плохо. Сердце бьётся часто, но уже нет того страха, который сковывает, нет места сожалениям - просто некогда.
   Да, технически, сейчас он опять ослушается Бэтмена, но сейчас, впервые за всё это время Тим абсолютно точно знает что делает. Пошарившись в ящике и удовлетворив свои запросы - Дрейк натягивает капюшон на голову. Да, не костюм, да, маски нет, и вообще-то эта толстовка не самая новая, и, кажется, он порвал её сегодня в районе правого локтя, но - разве страшно? Это мелочи жизни, бытовая фигня недостойная внимания.
    Канцелярские резинки приматывают к фонарику бэтаранг, а настройка яркости делается за каких-то пять секунд.
Потолок склада озаряется бэт-сигналом, скользит по стене, и опускается на пол, ослепляя нескольких стрелков. Затем перемещается на противоположную стену и вновь зависает на потолке.
   Когда придёт кто-то из мужиков, чтобы проверить место, откуда идёт свет - они уже не найдут там Тима, о, нет. Тим выше, на балках, балансирует для того, чтобы сделать самый важный бросок в своей жизни.
   Главное - успеть.
Он прицеливается, смотрит где находится Бэтмен, делает глубокий вдох, выдёргивает чеку из дымовой шашки, подкидывает её и ударяет доской от ящика как истинный бэттер. В самой гуще противника начинает распространяться дым, а в это время под бешенный ритм своего сердцебиения Тим бежит к следующей точке с ещё одной шашкой.

[status]trying hard[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/33179cc560e8d5ceab53886af6c12fce/tumblr_n71ceaM1ro1qeysf2o1_250.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]

+1

13

Первый патруль, он волнителен не только для Робина, которому выпадает шанс проявить себя. Но и для Бэтмена. Месяцы тренировок, падения, синяки. Это все ничего не значит. Нельзя подготовиться к бою, ни разу в него не вступив. К сожалению, Брюс так и не смог выработать тренировочный процесс так, чтобы опасность была реально. Обмануть организм, заставить его ощущать ложные чувства. Опасность, страх. То, что происходит в реальном бою, когда сталкиваешься с вооруженными людьми. Ведь так или иначе в бэт-пещере всегда все под контролем. Нет опасности, а значит и у развития есть свой предел. Та планка, выше которой не прыгнешь. И только реальная стычка может научить по-настоящему. Брюс Уэйн потратил на обучения долгие годы, думал, что готов быть тем, кто нужен Готэму. Но уже самый первый патруль показал, он не был готов. Боль от пуль сбивала темп, путала мысли, заставляла отступать в тень. Перегруппироваться, чтобы собраться с мыслями и сделать, то, что нужно. Но был и другой вариант. Бросить все и вернуться в особняк. Сдаться, поняв, что он просто наивный мальчишка, который уверовал, что может все изменить. И такой выбор встает и перед ними. Продолжить бороться или уйти. И Брюс готов принять любой из них. Ведь он прекрасно понимает обе стороны этой монеты.
Для Тима, это первая серьезная проверка собственных навыков. Он еще не Робин, но уже и не тот глупый мальчишка. Брюс может лишь предположить какой спектр эмоций происходит в его душе. Сейчас ему не нужен строгий наставник. Ему нужна поддержка. Рука на плече которая скажет «все в порядке». Но Брюс занят, не может оказать поддержку, он уклоняется от выстрелов, едва заметно морщится каждый раз, когда ему это не удается. Боль ощутима. Но он не может показать слабости. Сейчас на кону жизнь Тима, а для Бэтмена чужая жизнь всегда превыше собственной. Брюс цепляет бэт-крюком один из складских стеллажей, дергает его на себя и обрушивает сразу на троих преступников. Пробегая между ними, отталкивает оружие подальше. Сюрпризы неожиданно пришедших в сознание ему не нужны.
Когда один из них оказывается прямо перед ним. На расстояние, где костюм не способен загасить силу выстрела, Уэйну приходится бросить бэтаранг вперед. Бросок получается скомканным, слишком грубым. Он пронзает плоть в области бедра. Неправильно, Бэтмен не действует так со времен появления первого Робина. Ведь Брюс Уэйн должен быть примером для мальчишки. Для каждого из них.
- Прижимай руки вокруг раны, но не вытаскивай. Истечешь кровью, - произносит Бэтмен проходя мимо бандита. Не вырубает его, ведь вырубить, означает убить. А так все в его руках. В буквальном смысле. Скорая успеет прибыть, до того, как станет слишком поздно. Но и ему не следует пытаться стать «героем» среди своих. Бэтмен не верит в его благоразумие, но инстинкт самосохранения. Его не стоит недооценивать.
Сначала появляется символ. Символ надежды этого города. А затем едкий дым расползается по складу, дезориентируя основной «очаг» местонахождения стрелявших. Брюс лишь бросает короткий взгляд на Тима и едва заметно улыбается. Улыбка эта длилась не дольше секунды, в полумраке она была и вовсе незаметна. Но Бэтмен одобрил. Мальчишка справился. Неловко, неуклюже. Но все же справился. Вытащив с бэт-пояса респиратор и активировав тепловое зрение, Брюс врывается в толпу, действует максимально эффективно вырубая каждого с нескольких ударов. Его цель обезвредить, а не покалечить, второе всегда лишь последствия гнева, который он не мог обуздать. Но это в прошлом. Теперь уже в прошлом.
Когда последний из бандитов был обезврежен, Бэтмен встал в самую освещенную часть склада, прямиком по чудом уцелевшую лампочку, согнул руку в локте и приманил мальчишку к себе движением кисти. Он не сомневался, что тот видит, наблюдает. Вопрос лишь в том, осмелится ли выйти из полумрака.
- Ты облажался, - начал Брюс свою тираду, - действовал необдуманно, ослушался меня, подверг свою и мою жизнь опасности. Это плохо. Но в тоже время проявил стержень, принципы. И это самое важное. Пора закончить эту работу. Согласен?

Отредактировано Bruce Wayne (22.01.22 15:43:42)

+1

14

[indent] Задыхаться от собственного удушающего страха, от той паники, которая сковывает едва ли не судорогами каждую мышцу в теле, не давая былой лёгкости и скорости движениям - всё будто бы делается через огромное сопротивление, - это всё так непривычно, всё так по-новому, что Тим не понимает как справляется. Внутри него будто бы открывается новый, неизвестный ему самому до этого, ресурс организма. Несмотря на страх - продолжает, что-то делает, а не забивается под какие-то доски, чтобы спрятаться и не видеть всего этого ужаса, оставляя Бэтмена наедине с бедой, которую сам породил. Не пытается укрыть себя от ответственности за собственные поступки. Он просто шагает, перепрыгивает между балками едва сохраняя равновесие и старательно поддерживает концентрацию дыма внизу, под собой.
   Кашель почти пробирает его самого, когда наконец заканчиваются шашки и он решает, что пора бы просто спрятаться. Не сбежать, конечно же нет, нельзя сбегать - если что он должен быть готов к тому, чтобы помочь Бэтмену.
   Как именно? Да он уже и не представляет как. Ведь вся эта вылазка была под девизом "Помоги Бэтмену!" - вот только, кажется, всё, что он делал сегодня - лишь мешался и подвергал ментора опасности. Под ложечкой не приятно сосёт, а сглотнуть этот ком из собственных оголённых нервов не выходит, он лишь ширится, заполняя собой всё нутро, оставляя есть лишь маленькое пространство под манёвры бешено бьющегося сердца.
   Восстановить собственное дыхание получается лишь когда руками сжимает крепко лямки собственного рюкзака и прикрывает глаза, зажмуривается до появления светлых отблесков под веками. Где-то там, ниже его места схрона, он слышит звуки драки, там - идёт настоящая битва, та, которую он сам обрушил на Уэйна потому, что не стал отступаться. Его задача была просто сидеть в поместье и ждать. Ждать. Ждать. Ждать чего-нибудь. Какого-нибудь урока, может, морали, может - приёма. А он - тут. Теперь он тут стоит и пытается слиться с фоном позади себя и больше не создавать проблем.
  Да, он сейчас мог бы и не прятаться, а спуститься туда же, к Бэтмену и показать на что способен физически - адреналина в его крови, кажется, сейчас уже достаточно для того, чтобы не впасть в оцепенение, а начать использовать инстинкт "бей или беги" именно в перевес к первой части. Да, он маленький, не высокий и ему вообще-то 12 с половиной. Но. Знаете, даже малолетка может ударить так, что переломает вам руку. Или ногу.
  Всё дело в прицельности, в правильном распределении веса. Гимнастика и карате дали Тиму не плохую базу под то, чему его долгими вечерами и днями обучали в пещере Брюс Уэйн и Дик Грейсон. И уже сейчас он куда более опасен для тех, кто там, внизу, тщетно пытаются  сопротивляться правосудию. Но.
   Есть такое жирное большое печатное сплошными заглавными буквами "НО". Он не сработан с Бэтменом до автоматизма. Сейчас - он скорее маленькая алая помеха, а не настоящий напарник. И если он рванёт в самую гущу - явно ментору станет ещё сложнее доделывать свою работу, он и так прикрывал собой мальчишку очень долго. Тиму будет ещё долго очень стыдно - ведь он точно увидит ещё последствия собственных поступков, что рассыпятся ворохом синяков и ссадин по чужой коже.
  Брюс никогда не жаловался на травмы, будто бы даже нарочно их игнорировал. Дик - отшучивался, что до свадьбы заживёт и подмигивал ему, Тиму, когда мальчишка помогал ему с перевязками. Но Тим понимает - они всё ещё люди. Они всё ещё испытывают боль, настоящую, острую и тупую. И их тела всё так же хрупки, как и его собственное. Его задача помогать им, защищать их. Потому что больше - некому. Они слишком зациклены на городе, на бедах и преступности, чтобы давать самим себе передышку.
   Правда сейчас Дрейк натворил всё, что угодно, кроме передышки для Бэтмена, но, всё же, он пытается сам себя успокоить, это же шло от благих побуждений, верно? Он искренне старался помочь ему раскрыть дело, сэкономить ресурсы времени, которого Бэтмену, а уж тем более - Брюсу Уэйну, совершенно не хватает.
   Другое дело, что теперь очень сложно понять насколько реально помощь Тима была полезной, ведь пока что - он лишь передал данные Гордону, а тут, на складе, сделка не состоялась только из-за того, что появился Бэтмен, а не потому что какой-то мальчишка пробрался с фотоаппаратом внутрь. От его фотографий обличающих преступное деяние - ничего бы не изменилось, какими бы профессиональными и качественными бы они ни были.
    Становится тише, гораздо тише, чем раньше. Стрельба, кажется, прекратилась вовсе. Дрейк вслушивается внимательнее, стараясь услышать за стуком собственного сердца в ушах, разобрать что происходит за пределами его укрытия. Он прячется не так далеко от той дырки, через которую на склад пробрался, чтобы если что-то пойдёт не так - юркнуть и вызвать подмогу. Полицию ли, Альфреда и Найтвинга. Всех на уши поднимет, если поймёт, что это требуется. Если от этого будет зависеть жизнь Брюса - сделает всё, что только сможет. Даже сам вернётся и подставится. Он даже не думает о какой-то иной альтернативе, как бы не понимал, что это скорее разочарует Бэтмена, ведь тот всегда в первую очередь думает о других, но. Вот поэтому-то ему и был нужен Робин. Кто-то рядом, кто заботился бы о нём. Кто мог бы пресечь эти опасные и разрушительные тенденции не заботиться о самом себе.
   Нуждаться в помощи - не слабость. Самая большая сила - уметь попросить о помощи. Когда-нибудь, может, и Брюс тоже это поймёт.
А пока, из-за досок, Тим видит как его ментор подзывает его к себе. Выдыхает ртом, стараясь сбить собственную дрожь, пока это не будет так очевидно Бэтмену, но, всё-таки, делает шаг наружу, и осторожно ступает ближе к мужчине в костюме.
   Слышать такие слова до болезненного обидно, конечно, но спорить Тим не собирается - ведь это чистейшая правда. Он правда облажался. Дважды.
  А потом - на него обрушивается гром посреди не такого, конечно, уж и ясного неба, но всё же - внезапно. Его... похвалили?
Голубые глаза распахиваются от удивления, он даже рискует поднять лицо от обозрения носков собственных кед, и посмотреть Уэйну прямо в глаза.
- Вы не... увольняете меня? - голос подводит, но это не так уж и важно, пожалуй. Понятно, что основной разбор полётов, наверняка будет ждать его в пещере, но Тиму важно понять это сейчас. Этот вопрос, пожалуй, волнует его больше всего на свете этой ночью. - Я буду стараться. Работать лучше. - он шмыгает, и, рывком сокращает расстояние между собой и Брюсом, чтобы крепко обнять его. - я так рад, что вы не пострадали из-за меня. мне так стыдно.

[status]trying hard[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/33179cc560e8d5ceab53886af6c12fce/tumblr_n71ceaM1ro1qeysf2o1_250.gif[/icon][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1213#p104598" target="_blank">Тим Дрейк, 12</a> <div class="fandom">dc</div> <div class="info"><center>little birdy</center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » The lost songs [dc]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно