ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » young volcanoes


young volcanoes

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

https://i.imgur.com/grVrJqS.png

далеко до того, как жизнь разводит Бартонов по разные стороны баррикад, сталкивает лбами на секретных миссиях фбровца и агента щ.и.т.а, задаёт сложные вопросы парню, ввязавшемуся в супергероику и парню, просто делающему свою работу — задолго до всех этих стрел "в колено" — братьев ведёт дорога приключений, и они двое против всего мира. иногда слишком буквально.
1996 [?];
где-то; сша;
barney & clint barton;

[sign]deep inside
https://i.imgur.com/6h9wo4n.png
a little boy is turning pain into fun
[/sign][icon]https://i.imgur.com/JSO38z5.gif[/icon][status]hawkeye?[/status][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me" target="_blank">клинт бартон, 13</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>this is the road to ruin and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?section=fields&id=608"><b>we're</b></a> starting at the end</center></div>[/lz]

+8

2

- Да? О, ну от такого предложения я, конечно же, не могу отказаться, но у меня есть условия, понимаешь? - накручивает на палец светлую прядь, улыбаясь хитро, словно лиса почуявшая незащищенный курятник. Он может юлить, врать глядя прямо в глаза и ему за это абсолютно ничего не будет. Кто его поймает? Девчонка что стоит напротив? Та самая, которая смотрит на него так, как будто готова прямо тут выпрыгнуть из своей юбчонки, хотя и говорит с ним впервые? Она даже имя его не запомнила, не то, чтобы понимать где он говорит правду, а где приукрашивает. Прелестные прелести передвижного цирка - сегодня ты тут с ..как её? Сандра? Софи? Да разве есть разница, когда завтра в другом городе ты уже можешь встретить местную Джессику и забыть их всех вместе взятых через недельку, крепко обнимая Мари? Барни не заморачивался. Совсем. Это была единственная часть его жизни при цирке, которая его устраивала.
   Никаких привязанностей, никаких обязательств.
Потому, что у него уже есть одно обязательство. Одна привязанность за которую он отвечает головой. И это не просто какие-то там поручения. Не какие-то взрослые решили, что он должен. Нет. Потому что пошли в жопу все эти взрослые, которые не шиша не понимают, нихуя и близко не могут сопоставить два и два, прикрываются лишь числами, которые в сути своей лишь фикция. Вся их жизнь - фикция. А они и рады.
  Нет, им Барни ничего уже давно не должен. Показывает факи даже пальцами ног. Ему нужно завести футболку с надписью "Я вас ебал" и носить её 24/7, чтобы больше не трогали.
   Потому что таскаться по чужим заданиям уже порядочно бесило. Его пытались допекать, его пытались пристыживать. Пытались - ключевое. Давили на жалость, тыкали ему Клинтом и говорили - "Ну и какой ты после этого старший брат?".
  А он был блять лучшим братом, каким только мог, вот только эти уебки не понимали ни черта.
Они думали, что Клинт шутил, когда говорил, что отец избивал их и он лишился слуха из-за него. Они думали, что Барни шутит, когда говорит, что в приёмной семье отец был такой же. Дети любят преувеличивать. ХА. Такое не преувеличишь. Такое при рассказе скорее приуменьшишь.
  Барни пытался сгладить острые углы. Пытался найти светлые пятна. Но всё упиралось в то, что единственными светлыми пятнами были мать и Клинт. А после того, как он вспоминал через что в свои 13 прошел младший - у Барни не получалось думать о матери в светлом ключе. Она не любила их. Он высек это себе в памяти. Любила бы - спасла бы.
  Но теперь есть только вот они вдвоём. Посреди сраной Америки, в ебучем цирке.
Двое - против целого мира.
   Девчонка заглядывает ему чуть ли не в рот. Барни театрально тянет паузу, набивая себе цену, конечно же. Потому что понимает - девочка хочет, чтобы он пришёл на её вечеринку. И понимает почему - ей такое не увидеть нигде, кроме как тут. Городские мальчишки не такие, городские мальчишки другие. А Барни ещё и старше. Ну просто девичья мечта бунтаря и плохого парня в одном рыжем воплощается. И ему это льстит предельно.
- Я возьму с собой брата. - кивает в строну сидевшего около трейлера Клинта. Тот что-то усердно мастерил, и не отвлекался на уже ставшие привычными болтовни Барни около края стоянки цирка. - Мне не с кем его оставить, так что я должен быть хорошим братом и взять его с собой. - на самом деле Клинт справится и сам, Барни знает прекрасно. Клинт вообще самостоятельный парень и не требует пристального надзора, хотя, конечно, глаз-да-глаз за ним всё ещё нужен - слишком активный иногда он грозит устроить хаос случайно, по непродуманности. Но Барни справляется. Наверное больше от того, что у него нет выбора, а не потому, что он чудесный педагог от рождения. Бартон хочет прихватить своего брата с собой, чтобы накормить его на халяву на чужой вечеринке. Хочет показать ему новый город и других подростков. Потому что цирк ими не блистал. Нет, имелись конечно цирковые династии с детьми, но этот цирк - такого не имел.
  Девчонка не колеблется, соглашается тут же, и называет номер машины, к которой им нужно будет прийти через час, Барни дарит поцелуй на прощание и обещает не опаздывать. План сработал как хорошие часы, всё разыграно как по нотам и от этого бывшее поганым, настроение тут же улучшается.
- Эй, курья жопа, - он свистит, окликая Клинта старой доброй шуткой. - Угадай кто сегодня идёт в гости? Ой, да не строй такую кислую рожу, а то таким и останешься. Кому я потом тебя такого сдам? Сразу в дом престарелых? - взъерошить белые волосы, усаживаясь рядом, и толкнуть в бок легонько. Потому что "оставить" и "сдать" это острые темы. Слишком. Барни знает, Клинт боится. И его можно понять - столько всего уже успело пойти не так в их жизнях, что не удивительно, что в каждом слове ищется подвох. - Не боись, ты со мной идёшь. Вечеринка будет, будешь следить, чтобы я не напился вусмерть и не подрался. Ну, больше, чем обычно. - смеётся, понимая, что не пить он всё равно не будет - платят то другие, тут грех не использовать. А драки будут зависеть не от него, а от тех, кто ещё соберётся прийти. - Пакуй с собой футболку на смену и зубную щётку. Не хочу, чтобы все думали, что цирковые все пахучие как ты, попа-жопа. - снова ерошит волосы и скрывается в их вагончике.
  Ему нужно было привести себя в порядок - всё же выступление прошло, он работал и, конечно же, собирался этим вечером произвести правильное впечатление.
  Ледяной душ на улице, прежде чем переодеться самому и запихнуть в рюкзак минимальные гигиенические принадлежности на себя и на Клинта, со сменными футболками. Карта города с отметкой где стоит цирк, и естественно бумажник с единственно имеющейся у него суммой денег, потому, что оставлять такое на просто так в цирке - нельзя.
  Он быстро понял - в цирке нет "своих", тут все всем - "чужие". Как бы не улыбались. Как бы не пели комплименты. Как бы не хвалили и не обещали помочь. Человек человеку - мразь. Простая истина, которая усваивается очень быстро на чужих примерах, если ты достаточно внимателен. А Барни всегда старался быть достаточно внимательным, потому что не хотел ломать свои кости, ловить на себя те шишки, которые точно знал, что можно избежать.
   С Клинтом под руку перемахивают через забор цирка к парковке, где стоит гордая машинка новой "пассии". И можно расслабиться - можно наслаждаться жизнью даже. Они поживут как обычные американские подростки - вечеринка, алкоголь, еда, глупая музыка и болтовня. Но зато никто не будет заставлять их работать, убирать за другими. И вообще смена обстановки это полезно.
- Договариваемся - если хоть что-то идёт не так - говоришь мне. Лады? - смотрит на Клинта строго и серьезно. А получив утвердительный ответ позволяет хозяйке вечера утащить себя пить на брудершафт.
   Где-то в процессе получает приглашение остаться на ночь и выбивает место в гостевой комнате для Клинта, в общем, симфония его побед всё ещё продолжается, а ведь вечер ещё только начался.

[icon]https://i.imgur.com/PG3itOo.gif[/icon][sign]May your feet serve you well and the rest be sent to Hell
https://i.imgur.com/oJwvpAh.jpg
Show them all you're not the ordinary type
[/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1559#p151938" target="_blank">Барни Бартон, 18</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>we are <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=334"><b>a hurricane</b></a>, drop our anchors in a storm</center></div>[/lz][nick]Barney Barton[/nick]

Отредактировано Marc Spector (30.04.22 07:54:10)

+5

3

[indent]  [indent] “Жить можно”, — так кажись в каком-то фильме сказали.
Странная фразочка… уши недавно перестали болеть. Так, гудит в них что-то ещё иногда... странно... Барни не говорю, вру, что всё слышу. Иногда обламываюсь, конечно, но — жить можно.

Были тренировки, стрельба из лука. У меня всё лучше и лучше выходит, в прошлый раз в десятку попал 7 раз из 10. 4 из них вообще — двойной выстрел. Барни сказал, мол, я прям — Соколиный Глаз. Может, когда попаду в шоу — возьму себе в качестве кликухи, звучит вроде ниче так...

Тренировки — лучшее, что вообще в цирке есть потому, что всё остальное — слоновье дерьмо. И то, что не дерьмо реально — дерьмо тоже. Барни как-то говорил как это... букварно? Не... а, "буквально" — во. И не буквально тоже... была "работа", и это полный отстой, я это ненавижу. Лучше бы мы только и делали, что убирали за слонами и тиграми, чем всё остальное. Ненавижу. Сильнее ненавижу только то, что Барни из-за меня впахивает за двоих, а потом устаёт как чёрт, но всегда делает вид, мол, всё нормально, а нифига ж не нормально. Нифига и не было нормально никогда, наверное...

Я вообще-то стараюсь, думаю, если стараться сильнее, то Бак меня правда возьмёт с собой на сцену, а если выйти на сцену, то можно ж будет работать по-другому, ну, по-нормальному, по-настоящему, по-честному — не тыря вещи. И Барни тогда не нужно будет за нас двоих отдуваться, ему будет легче. Надо просто лучше стрелять, тренироваться больше... Барни правда в это не очень-то верит. В то, что Бак меня на сцену выпустит. Мы из-за этого цеплялись пару раз как-то, однажды брат вообще сказал, что уйдёт и меня бросит с "этим сраным шапито", и вот тогда стало стрёмно. Стремнее, чем во все те разы, что батя на нас замахивался, и может даже стремнее, чем когда нам сказали, что родители... того... Барни извинялся потом, хотя вообще мне наверное самому стоило... я всё хотел у него спросить, всерьез ли он это тогда, но так и не стал. Струсил. Испугался, что он скажет, что да...

Стрелял я уже неплохо. Бак говорил, что даже хорошо. "У тебя талант, парень", — так говорит. Толку от этого таланта-шмаланта, если в шоу меня по-прежнему не берут. Карсон (она типа главная в цирке) сказала, что ей ещё один лучник не нужен, Бак начал меня учить метать ножи, но метать ножи может и Дэйзи, и Зак, и даже Генри, а он вообще клоун. Ну типа... буквар- буквально. Барни всегда говорит, что нужно уметь вертеться. Не вертишься — сдохнешь. И так во всём. И я кое-что провертел... типа того. Кое-что придумал. В цирке много всякого есть, вон — взять тех же слонов или тигров. Публика тигров обожает. Большие стрёмные кошки, а тут оп — и пляшут под чужую дудку. Барни кстати похож на тигра: ему тоже под чужую дудку плясать не нравится, и он бесится, и когда бесится — это стрёмно, и он даже рыжий как тигры... И как тигры знает, что если дрессировщика тронешь, то потом огребешь так, что... придумал я не это. Тигры, когда скачут по тумбам: всем нравится, но вот когда зверь сигает через кольцо в огне — вот тут у всех отвал башки. И я подумал — Бак стреляет, круто и по всякому, но что если... что если я придумаю своё "кольцо в огне"? Не, стрелять кольцами это бред какой-то сраный, не думаю что эт вообще возможно, но вот... что если стрела попадает в мишень и загорается? И мишень от десятки вспыхивает, и всё в огне, и зрители такие: "ВАУ, КАК ОН ЭТО СДЕЛАЛ?!" — а я такой — "Ха! Вам не раскрыть секретов Хоукая" — ну или типа того... над фразой надо ещё поработать... да и над стрелами... С огнём тяжело — опасно, да и возможность спалиться выше (ха, спалиться, ну типа огонь же...), можно наоборот: мишень уже в огне, а стрела гасит, но тогда это типа стрела с водой? Звучит как-то тупо... а что если... что если к стреле примотать, скажем, верёвку, а стрела влетает типа в рукоять ножа, и стрелок на себя всё дёргает, и нож подлетает крученым, и тут стрелок его ловит в руки, а? Звучит вроде круто. Не мишень в огне, конечно, но...

Все необходимые манатки я спёр, то есть одолжил, здесь и там у цирковых: главное брать немного, тогда выше шанс не попасться. Сижу у нашего фургона, пытаюсь накрутить всю эту срань на наконечник, пока Барни стоит, чешет языком с какой-то девчонкой. Хорошенькая. Вроде. У него этих девчонок на каждой стоянке... и как они ему не надоедают? Всё трепятся, глаза огромные, ресницами хлопают и ла-ла-ла-ла... ну, зато от девчонок всегда пахнет приятно. Мне как-то понравилась одна... Эбби вроде... — у неё была эта штука, которыми они мажут губы, помада — вишнёвая и жвачка с колой. Короче пахла она как доктор Пеппер, чем там девчонка Барни пахнет не знаю, но он ей видимо капец нравится, она его сейчас как будто сожрёт...

Вытягиваю очередной узел: вроде крепко. Кажись закончил — Барни окликивает, закончил трепаться со своей блонди. Опять это его "курья жопа", эта его "шутка". Думает он такой смешной и умный, тупица... Ладно, Барни на самом деле смешной и на самом деле умный. Но ему не скажу, обойдётся — зазнается и одной "курьей жопой" не отделаешься...

На вечеринку к его подружке мне не особенно хочется, а когда Барни шутит про “сдам” не хочется ещё сильнее. Может только его стукнуть. Пихаюсь локтем на его “не боись” и всё остальное...

Всех-то по себе не суди, от меня хотя бы табаком не воняет! — ухмыляюсь, фыркая.

Тоже мне...

[indent]  [indent] Домина для тусовки не маленький.
Музыка орёт и людей куча. И все где-то как Барни, ну только младше, кажись… внутри вал еды, выпивки и всё такое. Барни серьёзно что-то спрашивает, слышу его паршиво, но киваю — и так понятно, что он велел типа если что звать его или там беречь себя… мне ващет уже целых 13, он зря парится, ну так сильно тем более. Расходимся.

[indent]  [indent] Шумно и вкусно.
Скаканул сальто с лестницы, визга было, как будто они тигра в горящем кольце увидели… всучили ещё сладкого. Ну, конфеты я и так незаметно натырил, рассовывая, то по карманам, то в наш рюкзак, который в общей остался. Цирковые ж тоже конфеты любят… ну не все и, вон, Баку я их предлагать не буду, я ж не идиот, он начнёт вопросы задавать и всё такое...

Какие-то типы бубнят что-то в шутку, мол, э, малой, а ты пиво-то уже пробовал? Игнорю, делаю вид, что не слышу ни хрена. Иногда работает, могут отвять. Ну эти-то не отвянут... Собираюсь просто свалить в другую комнату, когда меня за плечо хватает какой-то говнюк, резко наклоняюсь, выворачиваясь, руки сжимаю в кулаки.

Эй, слыш, отвали! — киваю угрожающе, хмурюсь.

А то чё? Позовешь мамочку? Или ты с кем тут? — урод переглядывается с прихлебалами, и они начинают гоготать, как сраное стадо гусей. У гусей "стадо"?

Я, в отличие от тебя, за юбками не прячусь, — хмыкаю так, как будто мне ни хрена не страшно (ни хрена), — Не лезь, урод, а то нос сломаю.

"Стадо" поднимает гул с окающим завыванием. Кто-то говорит: "А малыш-то борзый!", кто-то говорит: "Эй, мелюзга, ты как разговариваешь, э?", кто-то говорит: "Врежь-ка ему разок, Эрл!", — а сраный Эрл прёт на меня, скалясь, как гиена или типа того. Замахиваюсь правой ногой: он хватает меня за кроссовок, ухмыляется, сча на себя дёрнет, но я быстрее — отталкиваюсь и вмазываю ему левой в прыжке-развороте, попадая прям по носу — он отпускает — падаю. Приземляюсь ловко и подскакиваю тоже. У придурка кровь носом. Сматываюсь в толпу, пока они там очухиваются. Барни всегда говорит, мол, надо уметь вовремя сматываться…

Брата нахожу на втором этаже, он там со своей блонди и кучей других чуваков. И чувих. По пути со стола подхватываю какую-то бутылку с газировкой, крышку в карман сую.

Эй, курья жопа, — чё он один что ли может в эти шутки? Толкаю Барни локтем в бок, хотя не достаю, так что куда-то ниже. — Чё делаешь? — отхлёбываю шипучки. Апельсиновая какая-то дрянь. Но сладко. — Прикинь, там внизу двое сцепились: один другому ка-а-к БАМ, и всё, нос сломал походу… — отпиваю ещё газировки. Это я типа не соврал, а заранее обеспечил але-... ало-... как его там… алиби, во. Хотя Барни врать, конечно, последнее дело…

Мы оказывается остаёмся на ночь, и вот тут становится не по себе. И не только потому, что не возвращаться на ночь в цирк как-то страхово, а потому, что, ну… если вдруг полудурок Эрл тоже остаётся, то...

Барни, слуш… — дёргаю его за рукав, а потом мы взглядами пересекаемся и… — где тут на втором ванна, мне отлить надо?…

Врать Барни — последнее дело, но у него такое лицо… довольное? Блонди эта висит у него на шее, он улыбается и все ржут, то ли над чьей-то, то ли над его шуткой. Барни выглядит почти как чувак из рекламы хлопьев для завтрака. Счастливым… типа… у него редко когда бывает вот так. Не хочу быть тем, кто всё это испортит.

“У него из-за тебя одни проблемы, понимаешь или нет?”, — так как-то Карсон сказала.
“У нас вообще у всех из-за тебя одни только проблемы”, — и так тоже...

[indent]  [indent] Не дом, а лабиринт сраный.
Людей постепенно становится меньше, ну вроде. Я нахожу тарелку с сэндвичами, думаю прихватить сразу два и попробовать потрепаться вон с той тёмненькой девчонкой, она вроде тут тоже младше всех, но меня из-за спины окликают, и это ни разу не Барни…

Сраный Эрл. И его сраное стадо гусей. Вот только их пятеро, и рожи у них злые. Это они настолько тупые или настолько серьёзно расценивают меня как соперника?? Буду думать про второе...

Бляха… — выдаю тихо, роняя бутер обратно в тарелку. — Э-э, пацаны, давайте может того? Миром разойдёмся? — судя по реакции и тому, как ухмыляется кривоносый (знатно я ему) Эрл, кажись поздновато для переговоров…

Пячусь, но возможности смыться нет. Думай, Бартон, думай…

О! — щёлкаю палцьами. — Ребят, а хотите фокус? — кажись не особо хотят. — Ну пожалки, он быстрый и потом можете чё вы там хотите… может передумаете… — смешки, сомнительное согласие. — Класс! Надо только волшебное слово сказать…

Сезам что ли?

Не, другое: “Барни”. И надо чтобы все разом на счёт три, и я вместе с вами… только тогда сработает…надеюсь, что сработает…оки-доки? Раз, два, три…

БАРНИ!

Кажется я всё-таки всё испортил...

[sign]deep inside
https://i.imgur.com/6h9wo4n.png
a little boy is turning pain into fun
[/sign][icon]https://i.imgur.com/zeJEmyR.gif[/icon][status]hawkeye?[/status][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me" target="_blank">клинт бартон, 13</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>this is the road to ruin and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?section=fields&id=608"><b>we're</b></a> starting at the end</center></div>[/lz]

+6

4

[indent] Вечер обещает пройти ши-кар-но, если, конечно, не случится непредвиденного. А оно, конечно, может произойти в любом случае, и Барни с этим ничего поделать не сможет - судьба, да? Фатализм! Это слово ему одновременно нравилось - напоминало крик из одной игрушки, которую ему удалось как-то в гостях так же поиграть, как там было? А, Фаталити! И бум, кровища, кости, и победа только одного из двух.
  [indent] Всё как в жизни. Выигрывает всегда только кто-то один. Фатализм наверное про что-то такое же. Но сложнее. Барни в книжке нашёл. Запомнил, почему-то. Он вообще любил умные слова запоминать. Как будто собирался с умными людьми говорить, да уж, в цирке таких не бывает, что смеяться-то.
  [indent] Но не важно, это не важно. Сэнди, так её оказывается зовут, тащит его за руку и знакомит со всеми своими друзьями. Хвастается своими кассетами и пластинками родителей. Называет кипу заумных названий групп, о которых Барни и слышать-то не слышал, пока по радио не начнут крутить. А оно на труппу цирка одно на всех, так что и послушать нормально ничего не выйдет, что уж говорить о том, чтобы смотреть вечное М-тиви, как эти богатенькие ребятки?
  [indent] Их жизнь - простая. Ходи в школу, трепались с друзьями, играй в приставки и устраивай вечеринки, когда родителей нет дома. Да и вообще, многое за них решали родители, их дела, их проблемы. И на еду зарабатывали тоже взрослые. Жизнь Барни это вечная работа. А после работы попытки в воспитание младшего брата. Он открывает глаза рано утром и работает. Выдыхает и отдыхает лишь когда закрывает глаза. Лишь тогда он позволяет себе расслабиться. Лишь в эти жалкие 6 часов сна. Иначе - можно расклеиться, и забыться, забыть ради чего они из дома сбежали.
  [indent] Нет, Барни, конечно, не врал себе - сбежали они из дома приёмного просто ради того, чтобы их не избили к чёртовой матери. Снова. Ни больше ни меньше. Но потом у него появилась мысль. План, если можно так сказать. Ведь можно попытаться стать нормальными людьми. Зажить как все остальные.
  [indent] Вот Барни найдёт способ найти себе нормальную работу там, или образование. Официально оформит все нужные бумажки, чтобы значиться опекуном Клинта и всё. Никакого сраного цирка, никаких говен слоновьих и вечных срачей с труппой.
[indent]  Клинт сможет получить нормальное образование. Они будут жить нормально, а не мотаться по всей стране. Не имея дома, не имея толком своего угла в этом мире. Им это нужно. Барни это нужно.
[indent]  Быть цирковым, конечно, весело. Но это - явно не предел его мечтаний. Он не хочет вот так всю жизнь. Он видит этих взрослых. Он видит во что они все превратились - алкоголики, жулики и унылые куски дерьма. Барни вот так не греет быть. Он хочет иметь вот такой же дом как у этой девчонки. Иметь нормальный телик. Иметь свой приёмник, чтобы слушать ту музыку, которая нравится ему. Свой холодильник. Нормальная еда. Пицца, когда захочется.
  [indent] И он сделает так, чтобы это у него было. Расшибётся в лепёшку, но сделает.
  [indent] А пока, носом утыкается девчонке в висок, шепча какую-то несуразицу в унисон с исполнителем песни, той, которую он уже слышал по радио, "And girl, I really like your freaky style, oh baby", она смеётся и улыбается так искренне честно, задорно, что Барни не может злиться. Не может завидовать как раньше, почему-то. Ему не хочется грубить или изливать желчь, высказывая, что все тут собравшиеся идиоты и жизни настоящей не знают. Да, не знают, но и ладно. Это их право, их правда. А у него - своя. И он с ней, в общем-то свыкся. Сегодняшний вечер не хочет тратить на это. Слишком как-то всё весело, спокойно и свободно.
  [indent] Да, верно, он наконец чувствует себя свободным, впервые за очень долгое время. Почему бы и нет? Клинт где-то внизу, не приходит, значит у него всё в порядке. Съест вкусного, потанцует с остальными гостями, может телик включит. В общем, не важно, не потеряется, не заскучает - чай уже не совсем мелкий, позаботиться о себе сможет.
  [indent] Барни травит байки из цирка, его слушают во все уши, смотрят на него во все глаза, а ему это жутко нравится. Приукрашивает чуть-чуть, что-то чужое рассказывает как своё собственное - никто же не узнает правды. Никто не узнает, что это не он, а Марк из жонглёров пробирался как-то к тигру в клетку, чтобы подразнить. Но никто и не узнает, что Марка потом на скорой увозили, подраного. Идиот, потому что. А Барни не дурак таким заниматься, он себя знает и любит. Жизнь заканчивать ещё рано, она у него только начинается.
  [indent] В комнату заходит Клинт, и Барни нутром чувствует - засранец сейчас недоговаривает о чём-то, юлит, а потом скрывается в коридоре так же быстро, как и нарисовался. Успевает лишь рассказать ему о том, что ночевать в этом доме останутся. Со вздохом пытается встать и пойти следом за ним, чтобы поговорить тет-а-тет, но его не отпускают, ему всучают очередной пластиковый стаканчик с выпивкой и просят продолжить рассказывать. Просят показать трюк. Барни начинает злиться, переживать и ощущать себя цирковой мартышкой. Но он же и хотел быть в центре внимания, да? Вот тебе и плата.
[indent]  Встаёт на руки и обходит толпу, даже не запыхавшись. И, в этот момент затишья, пока он на одной руке отжался один раз от пола - он слышит, как кто-то орёт его имя. Здесь его имя знала Сэнди и Клинт. Сэнди тут. Блять, блять, блять.
  [indent] Вскочить - дело секунды, ещё две уходит на то, чтобы сорваться с места и рвануть к лестнице. Быстро оценивает ситуацию - пять бугаёв и одна мелкая глупая светлая башка. Гогот, и никто даже не собирается останавливать избиение ребёнка, который, очевидно, меньше и младше всех здесь присутствующих. Ублюдки. Кулаки сжимаются сами, а глаза становятся щёлкой, застилаются алой пеленой ярости.
[indent]  Барни быстро взбирается на перила, а оттуда делает сальто назад, приземляется ровно между Клинтом и парнями.
- Чё как? Веселимся? Я вот - тоже, - хищный оскал, когда левая прилетает прямо в нос самому задиристому. В явно перебитый нос. - Не боись, пацан, я вправил его обратно. Из нас двоих он - крушитель, а я - травматолог. Хотите знать почему? - рыжий подмигивает спустившейся следом за ним Сэнди. - А вот почему. - Левая нога с силой ударяет ближайшему в колено. Локоть правой прилетает следующему в кадык. Третьего, пока он не опомнился, хватает за отросшие патлы и ударяет башкой его тупой о своё колено. Стоять остаётся один. - Ну чё, мне продолжить демонстрацию или ты усёк? А то дальше только за деньги, малой. - рукой позади себя нашаривает руку Клинта и стискивает маленькую ладонь в своей. Похрену если тёлка сейчас их выгонит - Барни не мог спустить это всё на тормозах. Чтобы этот мелкий не умудрился натворить - бить его никто не имеет никакого права. Никогда. Не пока Барни жив. - Ещё, сука, только раз я увижу вас около него. Я сдерживаться больше не стану. На скорой увезут, не сомневайтесь. - шипит злобно, сплёвывая на одного из "павших".
  [indent] Руку Клинта из своей не выпускает, идёт в сторону где оставили рюкзак, молчит, понимая, что откроет рот - и начнёт на Клинта орать. А на Клинта орать нельзя. Никогда. Даже если он виноват. Ну... Не при чужих. Чужие пусть отсосут. Это - его семья и он с ней разберётся сам. Как умеет, конечно, но, ничего, они не плохо вдвоём справлялись. Без чужих им лучше.
- Когда-нибудь ты напомнишь мне об этой истории и я буду смеяться, - вздыхает устало, доставая сигарету из пачки, что вынул из заднего кармана джинсов. Сэнди касается его плеча. - Прости за сцену. Мы типа... Не специально, да. - большим пальцем проводит по щеке Клинта, стирая с неё след от соуса пиццы. - Прощай-прости, и всё вот это вот.
  [indent] Она смотрит на него хмуро, а ему противно, он не собирался вот так. И он правда не специально - его спровоцировали. И, судя по разбитому носу одного из них - Клинта тоже. Клинт драчливым не был. Не та порода, хотя, конечно, получал за своё обострённое "чувство справедливости" он только так.
- А я думала, что вы останетесь. Мы же вроде договорились.. - выдаёт девчонка и Барни признаёт, что ему не стыдно за отвисшую от удивления челюсть. - Эрл придурок, пусть катится, а ты так... Круто постоял за брата... - тонкая ручка проводит по его предплечью, а голубые глаза стреляют ему прямо в самое нутро, что Барни тут же всё понимает, и почти краснеет, а на лице расплывается дурацкая улыбка.
- О. Ну. Если. Окей. Скажи мне, где Клинту можно прилечь, а то он уже устал от приключений, - зыркает на младшего, в надежде, что если его реально оставить где-то, где можно поспать - он не встрянет в какие-нибудь новые неприятности.
  [indent] Она проводит до комнаты, Барни обещает найти её, как только закончит с братом, и выдыхает наконец, когда она закрывает дверь.
- Воу. Просто... Воу. - он оглядывается на дверь и крутит у виска, с лёгким смешком. - Нам повезло. Нам пиздец как повезло. Слышь сюда, герой, почему ты мне сразу правду не сказал? - ловит подбородок блондинистой башки, заставляет смотреть себе прямо в глаза. - Я думал, что мы договорились с тобой. Сцены такой могло бы не быть. А если бы я не успел? Если бы не услышал? Клинт, их было пять. Это вечеринка их знакомых. Их могло быть даже больше пяти. - вздыхает устало, потому что понимает - лекциями делу не поможешь. Да и ругаться ему откровенно не хотелось. Просто ощущение, что что-то внутри подтачивает, гложет, что-то идёт не так, а Барни никак не сообразит что - алкоголь ли в голову даёт, или мозги из-за гормонов отказывают. Но что-то не так - это точно. Нутром чувствует. - Я не ругаюсь. Пока. Я просто переживаю. У меня кроме тебя - никого нет. И ты это прекрасно знаешь. Что бы было, если бы они что-то тебе сделали? Что-то серьезно? Клинт, тебе голову беречь нужно, как неизвестно что. - пальцем в ухо легонько тычет.
  [indent] Очередной вздох, потому что поделать уже ничего нельзя. Потому что, даже злиться уже не на что - было и было. Он успел, а Клинт не пострадал. Бухтеть как старый дед он ещё успеет. Взъерошивает чужую блондинистую шевелюру и улыбается. - Ложись. Утром позавтракаем и вернёмся в цирк. Всё нормально. Честно.
  [indent] Уходит, прикрывая за собой дверь и пытаясь запомнить где географически в доме находится эта комната, на всякий случай.
  [indent] В доме уже гораздо меньше людей, и это не плохо. Это подобие покоя. Подобие нормальной жизни, которую он так хотел вести.

[nick]Barney Barton[/nick][icon]https://i.imgur.com/PG3itOo.gif[/icon][sign]May your feet serve you well and the rest be sent to Hell
https://i.imgur.com/oJwvpAh.jpg
Show them all you're not the ordinary type
[/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1559#p151938" target="_blank">Барни Бартон, 18</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>we are <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=334"><b>a hurricane</b></a>, drop our anchors in a storm</center></div>[/lz]

Отредактировано Marc Spector (30.04.22 08:58:11)

+4

5

[indent]  [indent] Фокус удался.
Брат врывается во всю эту хрень из ниоткуда, вырастает передо мной как будто реально по-волшебству и вдаривает Эрлу по и так перебитому носу — АУЧ, это поди было больно!

Барни крутой и злой, как какой-нибудь герой фильма, как тот коп из “Бегущего”, хотя копы обычно не очень-то классные, от них вообще надо держаться подальше, но Декард — другое дело, а Барни и того круче потому, что там — кино, а Барни — здесь и по-настоящему. И бьёт он тоже очень по-настоящему, а ещё он быстрый и когда угрожает — “стадо” шарахается, они его боятся. Я б тоже на их месте боялся, Барни не шутит и если дерётся, то так, “чтобы они больше не вставали”. Так он говорит, так мне надо научиться…

Мы вытряхиваемся из дома, Барн всё ещё меня держит за руку, он явно бесится. Злится. И не потому, что пришлось драться, хотя это тоже. Я всё испортил. Лажа. Надо извиниться, правда толку от этих извинений, когда всё уже произошло не особенно много, но… открываю и закрываю варежку, молчу, взгляд прячу, не хочу смотреть Барни в глаза. Стрёмно. Если заговорю сейчас, он наверное сорвётся и заорёт, и я тоже начну орать, хотя прав-то он, а не я…

На улице прохладно, даже хорошо почти — внутри так несёт алкоголем и жратвой, что почти тянет блевать, хотя может это у меня на нервяках живот скрутило… пока брат возится с сигаретами отпинываю мелкий камень с крыльца, пялясь под ноги, сую руки в карманы, не зная куда их девать.

Барни, да я… — начинаю, поднимая на него голову и затыкаюсь опять, потому, что выходит его эта девчонка, кладёт на плечо брату руку.

А потом вообще происходит какая-то хрень. Ну… хорошая… хрень? Она там мурлычет что-то, говорит, мол, мы можем остаться, и что Барни классно за меня вступился туда-сюда, а Барни чуть ли не краснеет… закатываю глаза, отворачиваясь к стене, упираясь спиной в перила крыльца. Тянуло бы поржать, но последние пару минут особо смешными не были… где-то в груди всё ещё как-то стрёмно ухает. Хотя смешно. И Барни, который “стесняется” тоже смешно. Не, ни фига, это прям пипец угарно на самом деле… ухмыляюсь, скашивая на парочку взгляд.

Нас оставляют в доме, даже комнату отдельную выдают и всё такое. Барни реально как тигры в цирке — все, считай, ради него припёрлись и хотят пялится, всё такое. Вот правда, когда мы опять остаёмся один на один страховое ощущение возвращается обратно, и до меня доходит, что я всё ещё не извинился даже толком… хочется опять отвернуться, и я даж пытаюсь, но Барни меня хватает за подбородок и заставляет смотреть глаза в глаза.

И надо извиниться. Сказать прости и всё такое. Но я почему-то начинаю вообще не с того...

Подумаешь, да хоть бы и десять! Вон, видал, как я одному из них рожу поправил? Круто я его, а?

Ну ты и тупица, Клинт. Опускаю глаза.

Барни прав, а это тупо. Их было пятеро, если бы штука с “фокусом” не придумалась, если бы придурки горланить со мной заодно имя брата не стали… выделываться тупо. Это тупо, тупо, тупо. Вздыхаю, упираясь взглядом в пол, изучаю свои кроссовки и делаю вид, что пинаю воображаемый мяч или опять камень.

Барни, слуш… извини. Я не хотел, чтобы вот так и… это не я полез, честно... — смотреть брату в глаза не очень хочется потому, что мне стрёмно, вдруг Барни ещё бесится. Ну там сильнее, чем мог бы потому, что по справедливости мог. Всё это жуткая лажа и лажа из-за меня. Кто там “начал” неважно, если бы я не встрял в перепалку с придурками, то ничего бы этого не было. Ему бы не пришлось драться и всё такое.

Злишься, да? — смотрю ему наконец в глаза. Не очень похоже, что злится. Ну вроде… типа... — Барн, ну не ругайся, я просто…

Затыкаюсь потому, что брат отвечает и от того, что говорит становится ещё хуже, чем если бы всё-таки ругался. Барни переживает, я это и так знаю, не тупой ведь. Не настолько. И кроме друг дружки у нас никого больше нет — это тоже знаю.

Да я знаю, я... — на один глаз жмурюсь, отстраняясь, когда Барни тычет в ухо слегка. — Прости...

Опять упираться, что всё фигня, и что я б и армию уложил — тупость. Про голову спорить тоже. Брат треплет по волосам и собирается уходить, всё по-честному и со слов Барни “всё нормально”, и не верить ему нет смысла, но… не хочу чтобы он уходил. Вряд ли конечно Эрл и его дебильные дружки вернутся, но оставаться одному стрёмно. Одному вообще стрёмно. Но я уже дофига взрослый, Барни чё мне нянька? Да и это вот ни хрена нечестно. Он меня не должен был брать с собой, но взял, а я всё испортил. Хоть сча могу не лажать.

Эй, Барни…

Всё-таки успеваю до того, как он уйдёт окликнуть. Пауза какая-то дебильная. Надо сказать “спасибо” что ли. В который раз… да всегда. По жизни. За то, что снова вытащил мою задницу из передряги. Не, хрень. Не так. Начну мямлить  — Барни слишком умный, допрёт, что мне стрёмно, ещё решит остаться, не, так не пойдёт.

Круто ты их отделал, — улыбаюсь во все зубы потому, что это реально было клёво. Как боксёрский матч по телику, только круче.

[indent]  [indent] Просыпаюсь первым. Наверное.
По крайней мере Барни нигде не видно, а в доме тихо, только мусор скрипит под носками. Лады, если брат дрыхнет, то так оно даже и лучше. Не так уж часто Барни удаётся просто поспать. Он вообще спит хреново и мало. К тому же за вчерашнее я себя всё ещё чувствую виноватым. Надо чё-нибудь ему сделать… как-то сказать “спасибо” делом типа… языком чесать все могут, а делать не все. Барни вон больше делает, чем говорит., а я трепло…

Отражение в зеркале ванной растрёпанное пипец: больше похоже на пугало, ну или на воронье гнездо, чем на волосы. Показываю “себе” напротив язык. Потом большим пальцем нос вверх отгибаю, чтоб был похож на рыло. Хмыкаю, мотаю башкой, открывая кран. Ладно, харе придуриваться.

Переодеваюсь и съезжаю по перилам вниз, там вроде где-то кухня была, надо бы чего раздобыть спящей красавице на завтрак. Хотя, я ж зубы почистил — Барни на месяц вперёд мной может гордиться и без всяких ништяков в подарок. Ну и срач вокруг... Отпинываю в сторону валяющийся под ногой бумажный стаканчик — он прочерчивает по полу дугу, выливая остатки оранжевого содержимого… фу? Дом просто ОГРОМНЫЙ. Коридоры, лестницы, полки, уставленные какими-то штуками, книгами, фиговинами… они сами тут не теряются? Зато можно на скейте разъезжать прям внутри. Мне как-то давал погонять скейт один чел на площадке, кажется в том году… было круто. Жалко только, что на цирковых опилках ни фига не по скейтишь, да и доска стоит поди немало, откуда у нас такие деньжищи? Откуда у нас вообще бабло…

Кухню нахожу по запаху: пара девчонок (включая светленькую Барни, как её там? Сэнди?) что-то мутит у плиты. Комната вообще как из другой галактики: всё чисто, чуть ли не сверкает как в рекламе порошка, мусорные пакеты у двери только выделяются: чёрные, жирные.

Возникает идея. Почти такая же крутая, как с горящими стрелами, но осуществимая вот прям сча. Если я и трепло, то надо этим воспользоваться… Заговариваю девчонкам зубы, узнавая, где Барни, Сэнди вроде как решила его не будить и всё такое. Бак часто говорит, мол, я умею “ладить с людьми”, у меня типа есть это… обоня-... обаяние? Мол, это должно быть полезно “для работы”. Фиг его знает поэтому или просто потому, что Сэнди Барни готова песни посвящать, но она делает омлет с беконом, тосты, готовит ему ещё чё-то в кружке и велит мне пойти, мол, отнести брательнику завтрак. Мне тоже достаётся, каких-то батончиков насовала полные карманы.

В комнату вхожу, отхлёбывая этой коричневой жижи из кружки Барни и тут же кривлю лицо, высовывая язык. Фу — кофе. Ну и гадость.

Эй, курья жопа! — со смешком легонько толкаю тело ногой в одеяло, туда, где должна валяться задница. — Доброе утро!

Ставлю кофе и миску с омлетом на тумбочку, перелезая через тело брата, встаю в полный рост на кровати и пружиню, начиная прыгать.

Проснись, — прыжок, — и, — прыжок, — пой! — прыжок. — Барни! — прыжок. — Подъём! — раскидываю руки в стороны, продолжая скакать.

Одеяло шевелится, а я сильнее сгибаю колени, чтобы подпрыгнулось выше и ухмыляюсь шире. На страховочной сетке особо не поскачешь, а кровать в трейлере — если на ней прыгать, то можно ноги переломать, наверное. На ней и лежать-то тот ещё трюк.

Домина у них, конечно, — прыжок-разворот в другую сторону, — огроме-е-е-нный! Ну, типа и вчера, — подскок к изголовью, — было ясно, — отскок обратно типа "в центр", — но сёдня-то людей нет и прям — ОГО.

Соскакиваю с кровати, до того, как Барни захочет меня спихнуть или типа того.

Там такой срач внизу, хуже, чем от слонов, — хихикаю, — хорошо, что не нам убирать.

Плохо правда, что за слонами в цирке убирать всё равно придётся. Ну это фиг с ним, это ещё недолго, я вот закончу свою фишку со стрелами, Бак возьмёт меня в шоу, буду получать эти, как их там… гонорары и потом у нас будет столько денег, что Барни больше не придётся за двоих пахать. Ваще пахать не придётся, буду ему сам всё покупать, как будто он дед, как в Симпсонах, только Барни не придурочный (хоть мы и цапаемся) и истории у него не отстой, так что я его никуда не сдам, будем жить вместе, ну только девчонок своих пусть не таскает, когда я буду дома, а то это фу.

Барни, слышь, — плюхаюсь коленками на кровать, опять пружиня, — я чё придумал… — ухмыляюсь по-хитрому. — Я вчера сделал новую стрелу. Я её ещё не тестил, конечно, но… — склоняю голову вбок, пожимая плечами. — Ну, типа, прикинь, не просто попасть "вон оттуда", а если стрела сама че-нибудь сделает в конце выстрела? Ну типа загорится или взорвётся? Или ваще, о, прикинь, а что если она вернётся к тебе сама? Ну типа как этот… бумеранг?

Брат то ли ещё не проснулся, то ли не в восторге, то ли кофе от этой Синди ему тоже не очень зашёл, но лицо у Барни… смешное. Ещё эти рыжие патлы во все стороны торчат. Меня пробивает на поржать.

Ну у тебя и вид, ты как док из "Назад в Будущее", ток не седой.

И тачки не хватает.

[sign]deep inside
https://i.imgur.com/6h9wo4n.png
a little boy is turning pain into fun
[/sign][icon]https://i.imgur.com/zeJEmyR.gif[/icon][status]hawkeye?[/status][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me" target="_blank">клинт бартон, 13</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>this is the road to ruin and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?section=fields&id=608"><b>we're</b></a> starting at the end</center></div>[/lz]

+3

6

[indent] В голове пусто. Просто пусто. Тело устало, в горле пересохло. И какой-то шум... Кровать трясется, и Барни распахивает глаза, чуть ли не вскрикивая. А потом видит Клинта и... Вздыхает, пытаясь натянуть одеяло по самые уши, чтобы не слышать и не видеть ничего.
   Это же, мать его, нормальная кровать, и вообще, сколько времени? Почему-то подъем казался преступлением. А Барни типа добропорядочный и вся хуйня...
   Пока одеяло скользит по коже Барни подмечает одну такую детальку. И свои трусы около кровати на полу тоже подмечает. И выругивается тихо на выдохе, в надежде, что Клинт, пока скакал, не заметил. И вообще, блять, что вчера было? Голова пока отказывается сотрудничать с ним, противно гудя в ответ на просьбы пролить свет на вчерашнюю ночь.
   Рука выскальзывает из-под одеяла и подхватывает белье с пола, ловкость рук, никакого мошенничества и под тираду Клинта трусы оказываются там, где им и было положено. Без комментариев. Просто... Без комментариев, Барни ещё слишком сонный для того, чтобы думать.
   Тем более думать о том, как пришлось бы Клинту рассказывать "А как так".
  Типа, очевидно, что слова по типу "секс" и прочие синонимы он уже слышал. Возмооожно, только возможно, даже понимал о чём речь, но... Барни с ужасом ждёт момента, когда придётся прямо.. Объяснять. Вся эта история про пестики, тычинки и еблю. Фу.
   Барн пытается вспомнить а как он сам-то прознал, но не может. Есть просто факт в башке, что ну.. Знал. А когда столкнулся впервые - переживал, конечно, капец как, и накосячил, очевидно, но... Ой, блять, а у кого первый раз был нормальным?
  Ну, он задумывается, наверное, стоит уже как-то подготавливать почву для подобных знаний у Клинта. А то ему уже 13, и типа... Они ж в цирке живут. Там какая только хуйня не происходит. Барни знает, Барни видел и натыкался и, господи, хорошо, что он уже взрослый и это не вызывает у него никаких вопросов кроме - "за хуя?!". А это вопрос не важный, совсем.
   Если, например, пытаться объяснить на примере стрел... Это вообще возможно? Или ну их, эти метафоры?
  Барни смотрит на Клинта внимательно, и отгоняет всю эту байду из башки, поднимаясь, наконец, и потягиваясь, скрипя и выдыхая. Суставы хрустят от отсутствия разминки. Ему хочется в душ, но сначала поесть и правда было бы хорошей идей.
   Проходится пятерней по чужой белёсой башке, и хмыкает.
- План, конечно, гениальный, мелочь. - забирает с тумбочки еду и начинает жевать, а, так как их двое, можно и с набитым ртом поговорить, не корча из себя какого-то благовоспитанного юношу. Видели какие слова он знает? То-то же. Благовоспитанный! Ха. - Только учти, тебе её вес сбалансировать надо будет, чтобы она летела, прям летела как все остальные. А не - ПФЬЮ - бдышь! - рукой с вилкой показывает стрелу, которая не пролетела и метра, тут же втыкаясь в землю. - Вес и баланс. Видел же, что наконечники тонкие? Это чтобы он не перевесил, и оперение нужно будет сделать крепче, сильнее. Просто перьями не обойдёшься, наверное. Другое дело... А нахуя тебе, чтобы стрела возвращалась? Бумеранг? Мы ж не в Австралии, где главные людские хобби огребать от кенгуру, пауков, змей и бумерангов, которые они запустили и забыли, что запустили пока отбивались от нападения собаки Динго.
   Собственная шутка казалась ему смешной. Но, кажется, не вызвала такого же энтузиазма у Клинта. Но ладно, у него всегда так - какая идея в башку взбредёт - пока сам коленки не разобьёт - не успокоится. Свои мозги ему Барни вложить не может. Не получается почему-то. То ли авторитета не хватает, то ли упрямство слишком сильное. То ли ещё какая хуйня.
   Берёт кружку, чтобы залить всё наспех проглоченное, пахнет восхитительно. Делает глоток. - Боги, кофе. Настоящий. Я что, подох и в раю? - делает ещё один глотов, побольше. - А, нет, какой рай. Ты-то тут. А ты точно бесёнок из ада. - быстро ставит кружку на тумбу, и нападает на Клинта, начиная щекотать, заваливая на кровать. Потому что, а чего он там скакать практически по нему начал, а? Думал, что Барни с рук спустит? Простит? Ха! Ха-ха! Не, у них такое не прокатывало.
   Юркая бестия практически лягается, что, конечно же, больно, потому что у кое-кого ботинки-то надеты, а Барни вообще-то в одних трусах. Так что приходится сдаться и отступить. На время. Потому что он ему ещё покажет, конечно же.
- Как спалось-то, курья жопа? - садится на край кровати, чтобы натянуть видавшие виды джинсы.  Ответ его устраивает на четверть, но, видно в этом доме с ним и не будут говорить на чистоту. Стесняется он, что ли? Барни не понимает, и хмурится, но не успевает ничего толком сказать - в комнату заглядывает Сэнди. Сегодня он даже сразу вспоминает её имя. И вообще её и... Ему надо в душ. Да. Она спрашивает как завтрак, как спалось, с явным подтекстом и намёком, и Барни, чуть заметно, косится на Клинта, мол, ну, не сейчас же это обсуждать. - Спалось просто восхитительно, да, слушай, а.. Можно в душ у тебя сходить? - виноватая улыбка на наглой лисьей морде, потому что ему и неловко, что он постоянно чего-то просит, а с другой, понимает по её виду, что можно просить и больше, чем просто душ.
    Говорит Клинту что быстро вернётся, получает на руки чистое полотенце, мягкое, кондиционером пахнет даже, а не как... Как в цирке, короче.
  Горячий душ сразу приводит его в чувство, и мокрая башка высовывается в дверном проёме кухни, которую нашёл по запаху, спустя каких-то минут двадцать. Ему предлагают ещё кружку кофе и он с удовольствием соглашается, садясь около Клинта, который жуёт что-то сладкое и переключает каналы, пока девчонки прибираются.
   Этот день Барни запомнит, откладывая в памяти в стопочку "не так уж и погано живём", которая, к несчастью, не такая уж и полная, как ему бы хотелось. Но типа, это же не последний раз, да?
   Барни смотрит на Сэнди, пока она моет посуду, щебеча что-то знакомой, и оглядываясь иногда на него, улыбаясь по-особенному, понимая, и он понимает всё. И тоже улыбается, чуть смущаясь, прячась за кружкой кофе.
   Он бы хотел, чтобы ему не нужно было уходить. Не, не навсегда остаться, нет, это будет тогда всё иное. Это будет... Обязательство? Сэнди, конечно, хорошенькая, но... Не, на долго не пойдёт, пропадёт весь этот шарм. Вся эта тонкая неловкость моментов. И, наверное, они оба понимали, что это ну на раз-два, а не навсегда. Он надеется, что оба понимали.
  А то бывали девчонки.... Он не хочет вспоминать, как со штанами на перевес в руках бежал по полю, пока девица угрожала ему отцовским дробовиком с солью. Это было не весело, чтобы там потом Бак не говорил. "Настоящий мужчина проверяется такими происшествиями". Да в жопу такие проверки! Так блять и в больнице не долго оказаться!
   А денег на лечение где брать? И вообще...
  Барни поднимает глаза на телик, и, кажется, вовремя. На секунду мелькает поле, он узнаёт его, там шатры стояли. А теперь что-то не так. И почему оно в новостях?
- Дай-ка, - он отбирает пульт у Клинта, и возвращает канал, где новости и некрасиво накрашенная ведущая продолжает свою речь.
- ..снялись с места и покинули город, несмотря на запланированное на послезавтра выступление. Деньги горожан не пропали, конечно, иначе полиция бы не позволила им покинуть город.
   Барни так и замирает, в попытке обработать в своей башке то, что услышал. В смысле "не дали бы покинуть город"? В смысле "снялись с места"?
  Он понимал что это в целом значит, но башка вопила, что он что-то упускает.
- Ой, а это же... Это же ваш цирк, да? - подаёт голос Сэнди. И тут Барни понимает. Он, сука, всё понимает, и выдыхает, сжимая кулаки с огромной силой, чувствуя как ярость застилает всё, и ноздри трепещут от этой эмоции.
- Так. Сэнди, можешь подкинуть нас до места? - он осушает кружку за один большой глоток и ставит кружку на стол, пожалуй, слишком громко, но... Не швырнул, как хотелось и на том спасибо, да? - Клинт, где наш рюкзак? - он благодарит себя за то, что взял хотя бы деньги. Вещи остальные, конечно же, жалко, там была куртка отца.
   Барни особенно сентиментальным не был, но эту джинсовку отца хранил. Носил. И... Фото матери. Блять. Долбоёбы. Сраные придурки. Эгоистичные мрази!
   Ему хочется разъебать что-нибудь, да так, чтобы щепки полетели, но нельзя, никак и ничего, нужно держаться. Нужно начать соображать и не позволять эмоциям брать верх. У них ещё есть все шансы догнать "караван". Нужно лишь действовать, а не беситься и сидеть.
- Клинт, я сказал - рюкзак, - в голосе собственном сталь, почти рычит, хотя и понимает - пацан-то вообще не виноват. Это всё те долбоёбы, которых уже и нет тут. Это всё они. Но, ничего, ничего. Он ж до них доберётся. Тупицы. Надеялись сбросить их, как балласт? А вот хер вам в рыло, сраные уроды.
   Сэнди испуганно смотрит на него, и берёт со стены ключ, очевидно, от машины.
- Это.. Просто недоразумение. И мы всё решим. - улыбка выходит какой-то совершенно не естественной, но он правда пытается быть спокойным. Выходит херово.
   Запрыгивает в тачку и всю дорогу молчит, продумывая в своей башке куда дальше подаваться. На вокзал? Наверное. Но нужно понять в какую из сторон. Он слышал, что труппа после этого собиралась куда-то западнее... Так ли это, или очередная наёбка?
   Господи, какие же они уроды. У Р О Д Ы. Бросить пацанов. А, никакой совести. Никакого уважения.
  Слава богам, хоть не поднасрали какой-нибудь кражей, за которую их с Клинтом бы тут и оставили, как подельников. Барни по малолетке уже не пройдёт, ему в тюрьму как-то не хочется.
- Ты.. Прости, что так вот.. И... - Барни никогда не умел прощаться, но Сэнди и правда очень им помогла. Он подаётся вперёд и целует девушку. - Спасибо тебе за всё.
   Из машины выходит второпях, тут же срываясь к месту стоянки, где-то в глубине души надеясь на то, что они хотя бы какую-то весточку оставили, куда собрались. Или кого-то ещё оставили, чтобы забрать их.
   Но, конечно же, хер там плавал. Или скакал - Барни не знал, видел только мусор и вытоптанные следы, примятую траву и парочку кольев от шатров. Собирались, очевидно, в спешке.
   Уроды. Он с силой пинает первую попавшуюся консервную банку, представляя себе на её месте рожу Дюкана. Сраные ублюдки. Эгоистичные суки. МРАЗИ. - вырывается наружу, и он прикусывает язык, оглядываясь на Клинта. Нужно успокоить его, а не вот это самое. Надо... Надо бы думать не только о себе и своих вещах. Надо.
- Слушай, ты это, не переживай. Мы их догоним. Честно. - А потом я начищу им ебальники. Честнее некуда.

[nick]Barney Barton[/nick][icon]https://i.imgur.com/PG3itOo.gif[/icon][sign]May your feet serve you well and the rest be sent to Hell
https://i.imgur.com/oJwvpAh.jpg
Show them all you're not the ordinary type
[/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1559#p151938" target="_blank">Барни Бартон, 18</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>we are <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=334"><b>a hurricane</b></a>, drop our anchors in a storm</center></div>[/lz][status]fight for life[/status]

Отредактировано Marc Spector (30.04.22 08:59:10)

+1

7

[indent]  [indent] Барни растрёпывает мне волосы, и я фыркаю вверх, сдувая пряди. С подскоком обхожу кровать, вставая напротив брата, он берётся за тарелку от этой Синди—Сэнди. Пружиню на месте, пока жду, когда Барни разойдётся на тему моей идеи.

Внимательно слежу за вилкой, которой он типа изображает фиговую стрелу, у которой вес не того… не "сбалансирован". Киваю как-то слишком резко на тему наконечников и веса с балансом, меня аж самого “кивает” вперёд всем телом. У меня тоже походу с-б-а-л-а-н-с-и-р-о-в-а-т-ь надо бы чё-нибудь. “Вес и баланс”, — повторяю ещё раза три про себя, чтоб наверняка запомнить. Барни умный, он вообще кучу всяких штук знает и не только про стрелы. Он меня и читать научил (не собираюсь я читать, книжки зрение сажают), и шнурки завязывать, и всё такое. Вот когда меня возьмут на сцену, и ему больше не надо будет впахивать за двоих — я тоже уже буду знать много-много про стрелы и всё такое, и потом, когда меня будут звать на всякие шоу, спрашивать, мол, а как это вы не сажали книгами зрение, но такой весь прошаренный — и я там скажу типа: “Мой старший брат шарил в штуках и научил меня, что вес и баланс…”.

Барни вопрос задаёт кажется. Как-то тупо моргаю.

Ну, потому что… — непонимающе пожимаю плечами, почёсывая затылок, — бумеранги.

Он шутит про Австралию, и я закатываю глаза, фыркая.

Да лан, можно подумать Айова — дыра получше? Вон, от запаха Навозвилля вообще нахрен ничем не отобьёшься, — ухмыляюсь, показывая зубы. По-моему у меня смешнее, ха. Я выиграл.

Барни пьёт эту коричневую жижу так радостно, как будто там виноградная газировка или не знаю. По мне так кофе похож на жжёное дерьмо, не понимаю нафига “взрослые” с него так тащатся. Ну может это как с куревом? Вон, я пробовал сиги Барни — ну и срань же. Нафиг он вообще этим пыхтит? Зато выглядит круто, конечно, типа как Клинт Иствуд там например или вродь того. Может и кофе тоже. Круто, а на вкус дерьмово.

Ага, сча, — хмыкаю, складывая на груди руки, — тебе — рай, дождё-, — не успеваю договорить потому, что Барни парирует, а потом ваще резко отставляет чашку и нападает с щекоткой!

Засранец, так нечестно! Дёргаюсь, изворачиваясь и заходясь с хихиканья хохотом, пытаюсь хапануть Барни в ответ, но он здоровый, зараза, и лапищи у него тоже, поэтому хрен вывернешься так, чтобы всыпать щекотки в ответ, но кажись я ему куда-то заезжаю ногой или нет, короче машина пыток имени одной рыжей наглой морды отступает, капкан ручищ распускается, и, затыкая дёрганный смех, скатываюсь с кровати в сторону, с выдохом оседая жопой на пол. Фух.

Так… — пытаюсь собрать обратно дыхалку, — ... не… нечестно! — ухмыляюсь, подтягивая к себе валяющуюся на полу подушку и швыряю её в сторону морды Барни: он уклоняется, сидит, натягивает свои портки, спрашивает как спалось.

Пожимаю плечами.

Нормуль, ну, типа, как спится. На кровати. Все дела, — отвлечённо пинаю ковёр носком ботинка. Да всё окей, может и снилась какая хрень типа не очень удачного продолжения драки с теми дебилами, ну подумаешь. Это ж просто сны.

Брат хмурится, в комнату вваливается эта его Кроуфорд на минималках (хотя модель вроде всё-таки Синди, да?), ну и начинается. Как “спалось”, как завтрак, видимо хочет добавить чтоб Барни остался на “ужин” или чё там. Ухмыляюсь на одну сторону. Тоже мне. Брательник опять похож на медведя, которого впихнули в розовую пачку: как-то и смешно, и неловко вроде, причём самому медведю тоже. Не уверен мне сильнее хочется фыркнуть со смеху или закатить глаза, выбираю тихое цоканье с последним. Барни дует в душ, не знаю увязывается Сэнди за ним или нет, проверять не собираюсь и оставаться на месте “преступления” тоже. Скатываюсь по перилам вниз и запрыгиваю на диван, сиганув через спинку, к телику, который никому особо вроде не интересен.

Можно я… — оборачиваюсь назад к одной из подружаек хозяйки дома, а она кивает, широко улыбаясь ещё до того, как вопрос нарисуется.

Да, конечно, чувствуй себя как дома, малыш.

Малыш? Мне вообще-то уже почти четырнадцать и… подмигнула. Девчонки... Странные. Ну, лады, подмигиваю ей в ответ, отворачиваясь к экрану. Надо было на пару с Барни напроситься на яичницу с беконом или вроде того… ну может если мы не прям ща валим, то можно будет и того. Вон, у мигающей попросить или у той же Сэнди. Стоп. У меня же была еда! Нашариваю шоколадный батончик в кармане, щёлкая пультом. Лыблюсь, как от попадания в десятку. Шоколад с какой-то фиговиной типа карамели или чего… надо у Барни спросить как называется вот эта хрень-прослойка, и чё это вообще. По телику мелькает перекошенная зелёная морда Кермита, какие-то балакающие женщины в студии, какие-то балакающие в другой студии у другой женщины… хрень, фигня, хрень… ящик не то, чтобы часто удавалось смотреть или не то, чтобы удавалось вообще в принципе. Ящик — это бабки, а бабки это… не про нас. Ну это только пока. Пока всё паршиво, я уже скоро выйду на сцену, и вот тогда…

[indent]  [indent] Барни появляется на кухне, хотя вперёд него запах входит: девчачье мыло какое-то фруктовое что ли или чего. Уже улыбаюсь, собираясь пальнуть в него какой-нить подкол на этот счёт, но вовремя затыкаюсь: я-то тоже этим мылом харю с утра мыл. И руки. Бляха. Сую-протягиваю брату батончик, но Барни кажись в этот свой кофе втюрился сильнее, чем вчера (или когда там) в эту Сэнди, ну или может просто не голодный уже — отказывается. Каналы всё щёлкаются, фантик докидывается до мусорки: ха, в яблочко! Было бы круто иди по телику, например, Джуманджи. В прошлом году Барни как-то сумел протащить нас в кинотеатр, не знаю где он взял деньжищ на билет, но это было охренеть. Экранище размером с пару шатров, поди так и выйдет, если их растянуть по стенке, ну и сам фильм… я потом ещё часа три просто заткнуться не мог, наверное, а Барни как выдаст: “С днём рожденья, курья жопа”, — а я ему говорю, мол, ты чокнутый что ли, а он давай смеяться, но не типа надо мной, а не знаю… у Барни смех такой: громкий, но с хрипотцой, как будто из-за этого его курева, и смеётся он редко, но когда Барни смеётся вот так, как в тот день… это прям хорошо. Это верняк, что всё в порядке и даже лучше. Когда я был мельче, то от такого вот смеха Барни выдумывал всякое. Типа там у нас и дом свой есть, и денег как у какого-нибудь Скруджа Макдака, и всего-всего. Иногда выдумывал, что у нас и ма с отцом есть. Ну, только не наши, а… не знаю… наши, но другие? Такие, которые могли бы, ну, там… заботиться и всякое такое? Семьи ж для этого? И даж не обо мне, а о Барни. Он и сам уже взрослый вроде, но… ему ж тяжело. Он никогда не скажет, но я-то знаю, я ж не слепой и не совсем тупой. Не настолько… Барни так обо мне печётся, а о нём? Про семью это всё хрень и детские выдумки, я тоже взрослый уже вообще-то. И о Барни печься тоже буду сам. Чё мы вдвоём не вытянем что ли? Да мы так затянем, что ещё всем кинохам мира покажем и не только!

Лезу за второй сладостью, дальше мучая пульт, когда брат вдруг подаёт голос (допил кофе?), отбирая переключатель. Скашиваю взгляд на Барни, а потом поворачиваюсь к телику, как-то тупо моргая с замиранием. Как заяц, вылетевший под колёса тачки ночью.

... покинули город, несмотря на запланированное на послезавтра выступление.

[indent]  [indent] Это ж про цирк. Про НАШ цирк.
Как это… как это покинули… покинули что? Покинули как? Они же не могли без нас... они ж не… нас же всего полдня не было и… поворачиваюсь к брату, когда вопрос озвучивает откуда-то сзади Сэнди, а у Барни сжимаются кулаки, у Барни лицо меняется на то — стрёмное — когда он не просто бесится, злится на что-то там, у Барни лицо, как у демона в бешенстве. Он в ярости. Кружка ставится на стол с таким звуком, как будто ща треснет. При чём всё. И кружка, и стол, и сам Барни — треснет, жахнет, взорвётся. Спрашивает про рюкзак, а я почему-то ни хрена не могу сказать, даже не шевелюсь, только отворачиваюсь обратно в экран с каким-то тупым выражением лица с приоткрытой пастью. Они не могли уехать. Не могли же. Это же бред какой-то.

Подымаюсь, двигаясь как-то смазано, криво. Меня будто бы только что отмутузили, пространство качнуло в сторону, ладони почему-то вспотели, а шоколад впёрся поперёк глотки. Тошнит. Рюкзак. Барни велел… Дышать как-то тяжело. Как будто придавило. Всё странное, как… как в каком-нибудь долбаном сне: ноги тяжелее, чем всегда, тело вообще будто бы… чужое. И дом… как они могли уехать? Почему? Они ведь не могли нас оставить… не могли бросить… Бак же не мог… но ведь… а вещи? Что с вещами? Что… что… что мы будем делать? Куда они могли поехать? Где я оставлял рюкзак? Нужно найти рюкзак. Барни велел найти рюкзак. Пытаюсь проморгаться, осознавая, что как-то несвязно топчусь на месте в гостиной.

Клинт, я сказал — рюкзак, — вздрагиваю от звука родного голоса. Брат звучит, как сцепившиеся тигры.

Да… сейчас! — выходит каким-то стрёмным ором, как будто мне 5, и я решил зарыдать прям там в этой сраной гостиной. Тупица.

Стискиваю зубы, злясь на самого себя, ни хрена не понимая и дёргаясь в сторону того места, где кажется оставлял этот долбанный рюкзак. Глаза щипет, хмурюсь, мотая головой, резко смахивая всё с рожи ладонью вверх, волосы растрёпываются. Пофигу.

Дальше тачка, дорога. Меня всё сильнее тянет выблевать шоколад вместе с остаточным привкусом вчерашней газировки. Кидает в жар, но пот ледяной. Под кожу как будто напихали игл. Мне вспоминается тот стрёмный синемордый хрен из “Восставшего из ада”, и меня мутит почти что на грани. Не хватало ещё заблевать машину подружки Барни. Пока мы едем, руки держу сжатыми в кулаки, ногти впиваются в ладони, и от этого чуть меньше хочется вывернуться наизнанку, ну или кажется, что чуть меньше хочется. Может быть они не уехали? Может в новостях ошиблись? Может быть это всё какая-то очень тупая шутка? Розыгрыш? Часть шоу?

[indent]  [indent] Мы выходим из машины к абсолютно пустой стоянке.
[indent]  [indent] Ничего нет. И никого. Их нет. Цирка нет. Никого нет.
[indent]  [indent] Они уехали. Они реально уехали.
[indent]  [indent] П у с т о.

Тошнота накатывает с новой силой, дыхалка сбивается, застревая где-то… без понятия где. Звуки стираются, будто бы кто-то резко крутанул громкость и становится удушливо-липко тихо, омерзительно глухо, и…

МРАЗИ, — в сторону отлетает какая-то банка, Барни оборачивается на меня, а я как-то тупо стою, где и стоял.

Я не… — голос какой-то хриплый, пытаюсь горло прочистить, но вместо этого только сильно хмурюсь от заново накатывающей волны блевотных позывов и захожусь коротко кашлем, отворачиваясь. — Что мы будем делать, Барн? В смысле… куда… куда мы пойдём?

Пытаюсь звучать не так долбанно-трусливо, и вообще заткнуть всю эту сраную грёбанную трясучку куда подальше, но насколько получается ни хрена не знаю.

Они… они вроде говорили, что куда-то… куда-то “западнее” хотели… Барни… — кажется голос просел, выдавая меня с потрохами, — “западнее” это… куда?

[sign]deep inside
https://i.imgur.com/6h9wo4n.png
a little boy is turning pain into fun
[/sign][icon]https://i.imgur.com/JSO38z5.gif[/icon][status]hawkeye?[/status][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.me" target="_blank">клинт бартон, 13</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>this is the road to ruin and <a href="http://exlibris.rusff.me/profile.php?section=fields&id=608"><b>we're</b></a> starting at the end</center></div>[/lz]

+1

8

[indent] Медленно, будто увязнув в жутком и клейком вареве собственных мыслей, он пытается собрать себя в кучу. Действовать нужно быстро, решительно, нацепив на своё охуевшее от понурости ебало маску полного контроля над ситуацией.
  Да, того самого, которого у Барни отродясь не водилось, не было, не то, чтоб прямо сейчас. Но нужно. Ради гребаного Клинта и его веры в человечество - нужно.
  Хотя, казалось бы, Барни было бы раз в двести проще, если бы Клинт был как он сам - не верил бы ни в какие заманчивые обещания, в сказки лучшей жизни, которая наступит вот прямо сейчас, сразу, только поверь. В истории, что когда станешь старше - поймешь. Вот, Барни - старше. А чёт нихуя не понимает. Здорово, правда?
    Быть взрослым - пытка. Быть взрослым - это тысяча и одно "надо", когда уже не остаётся сил и желания на собственные "хочу". Все запреты теперь лишь от закона, а не от эфемерных "взрослых" и уж тем более - не от родителей. И, казалось бы - он вкушает чистейшую и никем, кроме морали (да и та сомнительная) незапятнанную свободу.
   Тогда - где же радость? Где это охуительное ощущение свободного полёта? И дело ведь даже не в ответственности за Клинта, хотя и одной её достаточно для головной боли на каждый день.
  Барни просто устал. Он каждый день как глупец, который борется с течением, что пытается унести его куда-то в свои донные заводи, где лишь ил да вонища с грязью. А ему туда не хочется  На гребаное мгновение ему захотелось обратно, туда, где беда решалась присутствием матери, которая вкрадчиво бы спросила его, что не так и чем он так сильно расстроен. Мама бы знала что делать в такой ситуации, как не злиться, как выйти победителем, или, хотя бы - как не проиграть окончательно.
   В его воспоминаниях у матери никогда не было синяков, не под глазами, ни тех, которые она прятала под длинными рукавами даже самым жарким летом. В его памяти дом уже не внушал животного страха, там пахло выпечкой, а не отцовским бухлом.
   В тот дом Барни мечтал вернуться почти каждую ночь. Особенно в грозу. Каждый ребёнок скучает по родителям, пять ли ему, тринадцать или чёртовы - восемнадцать. Это совершенно нормально, говорит он сам себе и готов если что сказать Клинту. но - ему не приходится. А вот себе...
  Но это нормально. Нормально, честное слово.
          Но.
  Этого дома, из его снов и воспоминаний, тёплого, светлого и такого уютно-родного - никогда не было. Те краткие моменты ласки и доброты столь скоротечны, незначительны, что он их помнит чуть ли не по датам. А потом, постепенно, додумывает новые, которых никогда не существовало, чтобы хоть как-то оправдать собственную тоску по "той" жизни.
   А потом он думает о том, как было бы. Если бы не.
  В самые херовые дни  - Барни думает о том, какой была бы его семья, если бы не было Клинта. Как быстро бы отец сорвался? Как долго бы отцовские тяжелые руки в таком случае миновали его самого?
   Той ночью - убил бы Гарольд лишь себя и мать или его, Барни, прихватил бы с собой?
    Думать про такое - явный признак шизы, наверняка, Барни читал про что-то такое в газете. И в целом думать про такое в свои еле приближающиеся к горизонту - двадцать - то ещё веселье. Но по радио он слышал, что подобные беды с башкой - наследственные. Так что, кажется, Гарольд оставил ему о себе напоминание. Навсегда. Стоит лишь оступиться и ...
   Нет, он не станет таким же, ни за что. Скорее - удавится. А пока - ему нельзя, есть ещё ради чего бороться и жить. Он не сломается и выдержит. Да, блять, естественно, что жизнь - это сложно, противно и больно, кто спорит? Но разве это повод бить женщину, которая тебе доверяла и любила? А детей? Никто из них не мог дать сдачи, и Гарольд это использовал. Теперь, встреться он с Барни, этот трусливый мудила не посмел бы поднимать на кого-то из них руку. Ему бы не хватило духу.
  Барни защитит и Клинта. Маму не успел. А вот этого нелепыша - обязан. Он поклялся. Он же не какой-то слабак и ничтожество, как папаша, верно? Вот сейчас, он сделает вдох, соберёт себя в единое целое, разожмёт наконец затёкшие от напряжения кулаки и костяшки перестанут быть мертвецки-белыми, и всё будет хорошо. Он справится. Он - сильнее и всё решит. Сам. Без каких-либо подлых и наглых взрослых, без этих трусов. Всё решит. А что не решит - по ходу дела разгребёт. Всегда умел.
- Малой, - собственный голос уже звучит мягче, чем пока выкрикивал яростно ругательства, это уже не плохо. Сам-то зол, это понятно, но пугать мелкого - последнее дело. Тот и без того уже зеленоватый, то ли от напряжения, то ли от страха. В общем - пора перестать мыслить как единоличник-эгоист. Он не один. А, значит, не пропадёт. Выбора нет. - Может ты помнишь, что Мечник хотя бы какой-то город называл? Ну там, мельком, хвастаясь? - Барни точно знает, что Дюкан слишком самовлюблённая крыса, чтобы не похвастаться даже такому мелкому дурачку, как Клинт. За этот шанс стоит уцепиться всеми руками. А не сработает - так он хоть блин с маятником по карте Америки искать этих придурков будет. Чтобы неповадно было, чтобы знали, что просто так - никто не кидает Бартонов.
    Такси для них с Клинтом отпадало - денег на него банально не было. Плюс, чтобы потом отработать ту же сумму, что у них есть сейчас - пришлось бы задержаться ещё на лишние год-два, а это уже какое-то самоубийство. Они слишком наглые ублюдки и кидалы, кинули сейчас - дальше предательства лишь крупнее масштабом идут. А, значит, надо драть самим ноги, и искать место по-приятнее. На примете у Барни таких пока ещё не было, но он сообразительный, справится.
   А пока - надо догнать и забрать остальные свои пожитки, чтобы не оставлять ублюдкам никакой радости "победы".
- Ты думай, я не тороплю, нам ещё до вокзала надо добраться, - разворачивает карту, которую достал из рюкзака. Сэнди, конечно, уехала - ей ещё дом в порядок приводить после вечеринки, Барни её не винит, хотя тачка бы безумно пригодилась, потому что сейчас их с Клинтом ждёт весёлое путешествие по общественному транспорту зайцем. Лишь бы не попасться копам, конечно. Схематично прочертив путь от их поля до вокзала, Барни посмотрел на Клинта. - Прорвёмся

[nick]Barney Barton[/nick][status]fight for life[/status][icon]https://i.imgur.com/PG3itOo.gif[/icon][sign]May your feet serve you well and the rest be sent to Hell
https://i.imgur.com/oJwvpAh.jpg
Show them all you're not the ordinary type
[/sign][lz]<a class="lzname" href="http://exlibris.rusff.ru/viewtopic.php?id=1559#p151938" target="_blank">Барни Бартон, 18</a> <div class="fandom">marvel</div> <div class="info"><center>we are <a href="http://exlibris.rusff.ru/profile.php?id=334"><b>a hurricane</b></a>, drop our anchors in a storm</center></div>[/lz]

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » young volcanoes


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно