ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » альтернатива » all the things i've done wrong [bnha]


all the things i've done wrong [bnha]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

[html]<div class="episode3"><div class="episodeinner">

    <span>All the things I've done wrong [BNHA]</span>

    <span class="episodecita">Hear no evil, don't you<br>See no evil, don't you</span>

<div class="episodepic3">
    <img src="https://i.imgur.com/c2lfn8Q.jpg">
</div>

<div class="players3"><span>
     <a href=https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=106>Бакуго Кацуки</a>, <a href=https://exlibrisforlife.ru/profile.php?id=2841>Киришима Эйджиро</a>
</span></div>

<p>
Бакуго докажет, что он лучший. Цена - не в счёт; во что бы это ни встало, какие бы ни пришлось разгребать последствия - он, мать вашу, наглядно покажет, чего стоит.<br><br>
Докажет, что ему по зубам любой вызов: давайте эту срань сюда, а лучше две. Докажет, что не нуждается в помощи, и если кто-то при нём хотя бы заикнётся о том, что ему не справиться самому - лучше б этому угробищу последний раз пересчитать зубы, чтобы запомнить светлые времена, когда их ещё был полный комплект.<br><br>
Бакуго докажет, что его место среди героев. Сколько бы ни косились, сколько б ни летело шёпота в спину - можете засунуть свои комментарии туда же, откуда у вас растут руки. Стоп, он поможет.<br><br>
Он доказывает раз за разом, то самому себе, то целому миру; стены на пути? - он зарядит в каждое препятствие сатанинский инфернальный ад как есть.<br><br>
Только очередная стена - не падает, и некому доказывать, если никто не будет слушать. Если смотрят как на прокажённого, читают каждое движение и заочно вычёркивают тебя из персонажного ростера.<br><br>
- Я докажу.<br>
- Ты не устал доказывать?<br>
- Чё..?<br>
- Когда ж до тебя дойдёт, что ты в этом не один.
</p>

<div class="data3"><span>
    Академия Юэй / первый год
</span></div></div></div>[/html]

[icon]https://i.imgur.com/GL3PDT7.jpg[/icon][nick]Bakugou Katsuki[/nick][lz]<a class="lzname">Бакуго Кацуки, 17</a><div class="fandom">boku no hero academia</div><div class="info">вариант неплохой вроде, почему бы и нет -<br>ну-ка, средний палец вверх</div>[/lz][status]"k" as in "overkill"[/status]

+1

2

Пальцами отстукивает дробь, движением нервозным, прямо по спинке кресла, на котором сидит, предельно радуясь тому, что мягкая обивка заглушает шум и Киришима не привлекает к своей персоне лишнего внимания, сидя в обществе одноклассников и практически не сводя взгляда с Бакуго, слегка теряя при этом связь с реальностью. Голос Теньи, собравшего всех в общем зале и распинающегося о правилах поведения в их новом и крайне пиздатом общежитии, постепенно превращается в фоновый шум, да и выслушивать его лишний раз особого резона нет, почитает после все указания на доске у центрального входа, да и что там можно узнать нового для себя? Не курить на территории общаги и соблюдать в ночи тихий час, если не спится, Эйджиро все равно будет и без напоминаний, а в остальном... Да, сейчас у него были дела поважнее, потому что проблемы валились на голову одна за одной и с какой стороны распутывать этот ворох, парень пока не понимал.

Особенно если учесть, что для этого, необходимо было переговорить с Бакуго.
Который если его не убьет, то пошлет настолько далеко и надолго в пешее эротическое, что вернуться оттуда Киришима сможет еще очень не скоро. Такие себе перспективы, не особо занимательные и привлекательные. Какое же блядство, а.

- Эй, пс, - шепот Мины, подсевшей вплотную и склонившейся к самому уху, заставляет едва заметно вздрогнуть, широко распахнув глаза и возвращаясь в нынешнюю реальность из бесконечного потока мыслей, медленно переводя взгляд на девушку, как всегда, приветливо улыбающуюся, как ни в чем не бывало, - Не хочешь с нами посидеть после отбоя? Мы у Каминари собираемся, настолки притащим, пожрать чет и вообще. Дождемся только, пока очкарик вырубится. Тебя ждать?

- Не, я пас, настроения нет особо и я выспаться хотел попытаться. Сегодня без меня как-нибудь, лады? - даже улыбается, хоть и немного натянуто, но Киришиме действительно не до этого, да и мрачное настроение совершенно не соответствует намечающемуся веселью, разве что будет портить все своей кислой рожей, постоянно витая в облаках. Взгляд снова переводит на Бакуго, тяжело выдыхая и одним из первых поднимаясь на ноги, после завершения собрания, машинально одергивая футболку на спине и проверяя сигареты в кармане широких брюк, но нет, не забыл. Значит, сбежать на улицу может сразу, никто и не заметит в суматохе, пока народ разбредается по комнатам.

Курить на школьном дворе, само собой, было запрещено, но даже преподаватели в большинстве своем закрывали глаза на подобную мелочь, ведь подростки все равно найдут способ нарушить правила по новой, избегая тотальной слежки и неизвестно, чем это может закончиться, особенно в столь тяжелые для геройского мира времена, когда лига злодеев наконец сделала свой ход, нападая на всех без разбору, в том числе и на учеников, которых пришлось из-за сложившихся обстоятельств переселить в общежития на территории академии. Да, нарушать правила нагло и в открытую не стоило, но если скрыться в темноте здания, то даже ненароком заметивший тебя препод не станет делать замечание - похуй, лишь бы студенты оставались на виду, да и курение все же не самый страшный грех, в конце концов. Киришима знал об этом не понаслышке, потому выйдя из общаги, привычно нырнул за угол, куда не доставал свет уличного фонаря и была установлена урна, словно невзначай, мол, раз уж смолите, то хоть не мусорите. Прикуривает неспешно, спиной прислоняясь к стене и ощущая, как волна ноющей боли расходится от соприкосновения с оставленной на коже меткой, о которой так и не удосужился никому рассказать, после истории с Кацуки, который едва ли не изгоем стал, поведав о ее наличии преподавательскому составу. Поступок не глупый, в конце концов, кто же знал, что все так обернется, но теперь за блондинчиком велась слежка, его едва ли не шарахались все подряд и отношение к нему стало чрезмерно строгим, словно Бакуго автоматически записали в преступники, без суда и следствия, хотя пацан ничего такого не сделал.

Рот разве что вовремя не закрыл.
Киришима, благо, на его ошибке научился и по тем же граблям не протоптался. Тупо не успел, а ведь вполне мог напороться.

"На курилку выползай. Дело есть."

Прячет телефон в карман, устремляя взгляд в темноту, затягиваясь вновь и вновь, даже не проверяя, было ли прочитано сообщение - тупо уверен, что кое-кто его не проигнорирует, хотя бы для того, чтобы в послать куда подальше, если выходить не захочет. К моменту, когда Бакуго все же появляется на горизонте, успевает закурить вторую и отнимает сигарету от губ, выдыхая дым вверх, чутка запрокинув голову, прикрывая на мгновение веки. Как говорить о порученном ему деле так и не придумал, после решив, что останется прямым как рельса и выложит все на чистоту, как есть. Чего увиливать, пытаясь обойти острые углы, на которые Кацуки все равно натолкнет обратно, чтобы те врезались в кожу болезненно, потому что тот по другому не умеет, заводясь с половины оборота на любую неугодную ему хуйню.

Гулять, так гулять.
Терять все равно особо нечего.

- Поговорить без лишних ушей хотел, - зажимает сигарету в зубах, освобождая ненадолго руки, чтобы поправить накинутую на плечи кожанку, укрываясь от прохладного воздуха, но даже не потрудившись надеть шмотку нормально, не используя на манер геройского плаща, - Метка эта твоя всем боком встала, так что меня приставили за тобой следить и докладывать, если начнешь вести себя подозрительно или странно. Сорян, что так, но я решил тебе рассказать, чтоб знал.

Сейчас начнет орать, крыть хуями и огрызаться на каждое последующее слово: знаем, проходили. Эйджиро, в общем-то, плевать, он к подобным выпадам успел привыкнуть давно и особо не парился. Да, может быть неприятно, но обижаться и долго злиться на Кацуки он не умел, так что стоило просто переждать бурю, а потом продолжать.

К тому же, вряд ли Бакуго не согласится с тем, что близкий человек в качестве приставленного к тебе шпиона - лучшее решение, ведь они всегда могут объединиться, чтобы все доклады тот делал исключительно им на руку, а не нагнетал атмосферу. Логично? Логично, конечно.

Оставалось лишь донести столь простую истину до Кацуки и дело в шляпе.
Жаль, что звучит это легко только на словах.

[icon]https://i.imgur.com/9L5E9re.jpg[/icon][nick]Kirishima Eijiro[/nick][lz]<a class="lzname">киришима эйджиро, 17</a><div class="fandom">boku no hero academia</div><div class="info">спаси, но не сохраняй</div>[/lz]

+1

3

Всё как обычно, сука, ну. Иида вещает, размахивая граблями, как робот-аутист, ущербы - слушают, или не слушают, какая разница; Бакуго вразвалку оккупировал место поближе к двери, потому что хочет свалить. Как обычно, хочет свалить, потому что ебал эти собрания.
Не из-за того, что пялятся. Или не пялятся, может, высмотрели зенки в ноль уже - да не пофигам ли. Бакуго останавливает руку возле ворота рубашки, тот и так уже раздербанен дальше некуда; душно. Обрыдло. Неровный гул голосов давит. Бакуго шкурой чует, когда на него смотрят, и сейчас точно знает, куда.

Метка уродскими узорчатыми кляксами ползёт у него по шее над разъёбанным воротом, потом - понизу челюсти и за ухо. Он провёл не полчаса и не час, наблюдая за ней: руки враспор на раковину, собственное встопорщенное отражение пялится в обратку из зеркала. Метка иногда дрожала и слегка плыла, как будто дышала и жила собственной жизнью - и тогда это сдержанное биение отзывалось смутным подпекающим предчувствием боли под кожей. Если бы не это, его бы, может, подотпустило. Когда эта дрянь снова шевелилась и давала о себе знать, Кацуки в который раз с отчётливостью осознавал, насколько проебался.

Он никогда не хотел быть с ними. Хотел быть лучшим из них, только, знаете чо, это другое. "Иди нахуй со своей помощью, Деку". Идите нахуй со своей помощью все - не то что бы было дофига много смелых желающих. Но, когда его похитили, когда он ставил только на свои силы, как обычно, и их оказалось недостаточно (его губы расходятся в оскал при одной мысли об этом) - за ним пришли. Признали-таки то, что он готов был силком вдолбить хоть в бетон, хоть в их тупые головы: его место среди героев. Тогда он расслабился и в кои-то веки решил поступить "правильно". Это даже в собственной голове звучит издевательски, Бакуго дерёт, мурашит, загоняет на высокую стенку этим идиотским "правильно", на которое он никогда не думал оглядываться. Он решил сделать так, как положено одному из Юэй. Рассказал про метку; не то что бы у него были шансы её спрятать всё равно.

Вот тогда он проебался. Метка выдавала его, как струпья - прокажённого. Потом были обследования. Проверки. Долгое наблюдение. Бакуго стискивает зубы и до кучи сжимает кулаки: всё как обычно. На него и так смотрели этими глазами, ему и так летели эти шёпоты в спину. Он - натянутая струна, глухо вибрирующая взрывоопасным раздражением в ответ на внешние стимулы, лучшие из его способов работают тогда, когда один; его поле боя - выжженная нахуй пустыня в обломках разбитых препятствий, и он никогда не ждал, не просил и не нуждался в доверии. В том, чего его лишили в ноль. "Похуй, всё как обычно" несётся через голову обжигающим хвостом предостерегающей злости. Он по-настоящему проебался в тот единственный раз, когда попробовал поступить так же, как поступили бы они.

Кацуки не может ждать, когда допиздит сраный робот. Он поднимается с места, выпинывает дверь с ноги и идёт да куда угодно, только подальше отсюда; низко гнёт голову, прикусывает губу, лихорадочно соображая: должен что-то сделать со всем этим. В кои-то веки у него нет решения; ни плохого, ни хорошего, ни взрывного, ни самоубийственного, вообще никакого. В кои-то веки ему кажется, что эта душащая дрянь замкнулась вокруг него и он встрял намертво. "Всё как обычно" - бьётся у него в висках: да ну чё, правда же. Просто теперь никому не нужно поддерживать видимость: злодеи отметили его как своего, и к нему относятся - всегда относились - соответственно.

Вибрирует в ногу, и Бакуго притормаживает свой бесцельный кросс по коридору. Достаёт телефон, тупо и неосмысленно в него пялится.
У них с бронированной башкой потрясающие переписки. Два слова, полтора стикера - Бакуго знает, как выглядит киришимовское энергичное "эй, слышь!" вживую и видит эту картинку за короткой строчкой на экране. Киришима полюбому знает, сколько рванувших ядерных электростанций из десяти стоит за "чё?" у Бакуго. Кацуки отсутствующе аутирует над сообщением и внезапно ловит ускользающе маленький, тоскливо нормальный момент настоящего "как обычно", того, которого и правда (может, ну чёрт его знает…) хотелось.

Под школьной стеной затенённо, густой вечерней прохладой холодит в шею и в разодранный воротник. Бакуго издали видит Киришиму, подпирающего стенку, видит, как его на редкость сосредоточенная морда подсвечивается заревом от зажигалки. Видит тающий огонёк сигареты, плывущий в сумраке. Не курили здесь уже долго; Бакуго было вообще не до этого и ни до чего, кроме метки и слежки. Он ловит себя на том, что сейчас метка тянет, провоцируя отвернуть морду в сторону; бесит. Кацуки скалится сам себе и нарочито смотрит прямо.
- Боком встала, ага. - Глухо повторяет, не успев ни затормозить, ни закурить сам, ни осмыслить. Нихуя вообще не успев. Мелкий осколок прошлого "нормально" истаивает разом в ничто, как пластинка льда на раскрытой ладони. Вот за каким хуём они сюда припёрлись, значит. У него низко и сдавленно клокочет в глотке, рык встаёт поперёк неё комом, дерёт и таращит, а потом рвётся наружу сиплым яростным:
- Чё, правда?! А то я не заметил, - Бакуго несёт. Он почти не отсекает, что вломился в Киришиму с двух рук, сгрёб за шкирку и тиснул об стенку бронированными, блядь, лопатками, что под челюсть тому летят колючие искры с его ладоней. Что самому Бакуго глотку передавило потому, что должен был допереть, должен был подумать об этом (кого попросят из всей ебучей школы, если не Киришиму?!), но не подумал. И сейчас ему кажется, что вместе с последним осколком предыдущего "нормально" в ноль высадилось ещё что-то у него под рёбрами. Метка жжёт почти клеймом. Из-за неё всё. Всё из-за этого. Кацуки не очень слышит и ещё меньше осознаёт остальное из того, что сказал Киришима, прожигает его диким взглядом и люто выдыхает почти нос в нос, а вдыхает обратно - разреженный терпкий дым от его сигареты.

- Так чё ж ты рассказать-то решил тогда? - Честный. Киришима всегда, сука, открытый, как на ладони, а что не считывается как на ладони, то вот такенными буквами написано на его неподдельно искренней морде. - Совесть заела, ну?! - Это даётся тяжело. Почему-то он не думал, что из всех людей это ему скажет Киришима. - Сам ждёшь, что я отколю что-то на два лагеря?
Проще не становится: ему не отрычаться, не отплеваться этим и не выорать просто так. У него продолжает искрить под пальцами. "Ну давай, скажи мне, что будешь делать" - думает Бакуго - и понятия не имеет, что станет делать сам.

[icon]https://i.imgur.com/GL3PDT7.jpg[/icon][nick]Bakugou Katsuki[/nick][lz]<a class="lzname">Бакуго Кацуки, 17</a><div class="fandom">boku no hero academia</div><div class="info">вариант неплохой вроде, почему бы и нет -<br>ну-ка, средний палец вверх</div>[/lz][status]"k" as in "overkill"[/status]

0


Вы здесь » ex libris » альтернатива » all the things i've done wrong [bnha]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно