ex libris

Объявление

Ярость застила глаза, но – в очередной раз – разум взял своё и Граф легким аккуратным движением руки перехватил Виконта, будто бы тот ничего не весил, и, мягким, останавливающим, движением не дал вспороть шею поверженному некроманту.
— Тут достаточно крови. Он умрет и сам.
Быстрый, внимательный взгляд в сторону человека и вопросительно приподнятая, аккуратная бровь – умрешь же?
Возмущённый вздох – французский.
Хриплый свист через сжатые губы и такой же прямой взгляд в ответ Кролоку. Выживет. Слишком сильный. Слишком долго общается со смертью на ты. Возможно даже последний из тех, первых, что заключили контракт с костлявой.
— Мессир?
Адальберт тоже сохраняет хладный рассудок, чуть взволнованно посматривая на треснувшие зеркала – всплеск силы, произошедший буквально несколько минут назад, вновь зацепил всех. Франсуа тоже пытается сказать что-то, но вместо слов издает очередной булькающий звук и бросается в сторону уборной.
Ситуация сюрреалистична.
Ситуация провокационна.
Рука расслабляется на талии Герберта, не потому что Эрих этого хочет, а потому что в его пальцах сминается ткань тонкой рубахи обнажая… обнажая. На самом дне синих глаз все еще клокочет ярость, и только Виконт сможет понять её суть – не должна была сложится подобная ситуация в эти дни. В любые другие, но не те, что должны были принадлежать им для осознания, понимания, расставления литер и точек.

Лучший пост: Graf von Krolock
Ex Libris

ex libris crossover

— А ты Артёма Соколова видел? – Вася спросил у него первое, что на ум пришло.
— Ну да, он меня рекомендовал.
Вася завистливо хмыкнул, взведя курок.
Никто не понял. До сих пор дело висит без подозреваемых. Стечение случайных обстоятельств.
А Вася и ничего не знал. Спустя три часа после назначенного времени телеграфировал в Москву, что не встретил на перроне напарника. А где мальчик-то? Куда дели?
Ему так и не ответили.
Вася не даже самому себе не смог объяснить, зачем.
До какой-то щемящей завистливой боли в груди он чем-то походил на Артёма, то ли выправкой, то ли молчаливостью. Вася не понял, а, убив, в принципе утратил возможность разобраться. Да чё там было-то, Соколов – это класс, это верхушка, это интеллигенция, как его можно сравнивать с каким-то босяком-курсантом?
Артём бы не позволил себя просто так пристрелить в тёмной подворотне. Никогда.
Вася получил такое моральное удовлетворение, увидев, как разъехались некрасиво молодецкие ноги, как расползлась на груди рубашка. Некрасиво, неправильно, ничтожно. Вот тебе и отличник. Вася с удовлетворением потыкал носком ботинка в ещё румяную щеку, пытаясь примерить на его лицо Тёмино.
Но ничего даже близко.
Это успокаивает его на некоторое время.

Лучший эпизод: чёрный воронок [Eivor & Sirius Black]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ex libris » фандом » Ах, Мальчик-красавчик [shingeki no kyojin AU ]


Ах, Мальчик-красавчик [shingeki no kyojin AU ]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

[html]
<div class="episodebox"><div class="epizodecont">

<span class="cita"> ♪ Ёлка- Мальчик-Красавчик</span>

<span class="data"> М. Университет/21 October 2842  </span>

<div class="episodepic"><img src="https://i.imgur.com/4GDL3v0.png">
</div>

<p>
Встречи никогда не забываются, просто вы не можете вспомнить
<span>

</span></p>
</div>
sci-fi AU.
Первая встреча и общее студенческое прошлое.
</div>[/html]

+3

2

Эрвин переступал порог кампуса с твердой уверенностью, что следующие несколько лет его жизни пройдут спокойно, даже скучно и нудно. Ну чем его может удивить университет? “Ничем,” - такого мнения придерживался новоиспеченный студент, по наивности своей полагавший, что за свои два года в армии, он видел все. Уверенность эту подкрепляло еще и то, что на фоне своих “гражданских” приятелей Эрвин выглядел самым “прохававшим” эту жизнь. Однако, современные военные реалии были таковы, что если ты планируешь твердо стоять на ногах и  метишь куда-то выше среднего офицерского состава, то нужно иметь нечто большее чем ясная голова, хорошо подвешенный язык и кое-какие связи. За этим “нечто”, а также своеобразно отдавая дань уважения родителям, переживающим за судьбу своего чада, Смит младший и отправился штурмовать  альма-матер. К счастью, армия была более чем настроена на повышение уровня образования командного состава и всячески этому способствовала, так что Эрвин оказался сразу на втором курсе. Не без поддержки со стороны отца, разумеется.
Однако, словно в насмешку и в качестве тонкого намека на обманчивость его чаяний, сложности начались едва ли не с первых минут пребывания в кампусе. Причем, там, где их ожидали меньше всего.
Робот-консьерж (уже спустя минуту общения не без основания окрещенный бесполезной железкой) сообщил, что не располагает ни свободным ключом-картой от комнаты, что на ближайшие месяцы станет местом обитания Эрвина, ни информацией, куда же подевался этот кусок пластика. Однако, в попытке исправить это досадное упущение, выдвинул предложение снять копию с ключа-карты соседа, заселившегося в комнату куда раньше припозднившегося Смита. Казалось бы, проблема решена! Во второй половине дня неизвестный сосед наверняка будет в комнате. Однако, стоит добраться до нужной двери, как парня встречает запертая явно снаружи дверь, угрюмо мигающая красным глазком электронного замка. Разговор с соседями из ближайших комнат лишь добавляет вопросов: те в принципе удивлены новостью, что в этой комнате, оказывается, кто-то живет. Благо хоть удалось договориться с одним из парней, что представился Найлом Доком оставить в его комнате чемоданы от греха подальше.
Новый визит к “бесполезной железке” с горем пополам принес кое-какие плоды. Робот с невозмутимым упорством, свойственным только ВИ, утверждал, что в комнате числится некий “студент  Зоэ” и в качестве подтверждения своих слов смог даже предоставить запись с камеры, видно, как некто, худощавый и взлохмаченный, закутанный не то в шаль, не то в плед действительно удаляется куда-то в сторону основных корпусов, обрекая недавнего солдата на его поиски.
Занятия начались чуть больше месяца назад, все живое и неживое вокруг уже успело войти в свой привычный ученический ритм, в который Эрвин еще не вписывался. Ему только предстояло стать частью этой большой и многогранной системы. Пришлось потратить немало времени, пустить в ход все свои коммуникационные навыки и разговорить не одного встречного студента, чтобы  выяснить - искать загадочного соседа стоит в библиотеке. За время службы он привык к абстрактным и порой не совсем логичным приказам вышестоящих чинов, однако, поиск незнакомца-призрака с каждой минутой все больше напоминал странную игру “Найди то, не знаю что.”
К тому моменту как Эрвин оказался на пороге кладезя информации и вступил в конфронтацию с новым роботом (на этот раз предметом спора стал еще не везде читающийся местными сканерами свеженький студенческий билет) он уже был немного не в духе. Пробившись через эту преграду, он тут же столкнулся с новой: система, через которую можно было отыскать нужного человека на территории библиотеки требовала информацию, которой Смит не располагал. Полное имя, идентификационный номер, факультет и специальность загадочного соседа - все это было для него тайной покрытой мраком. Так что когда парень наконец оказался перед нужным, как ему сообщили, столом, чаша его терпения была почти переполнена. И лишь понимание, что в сегодняшних приключениях сосед не виноват, а также нежелание портить отношения с первого дня, заставляли Эрвина держать себя в руках.
- Эй, это ты Зоэ? - произнес он, окидывая потенциального соседа внимательным взглядом. Видок у него был не слишком бодрый.“В чем только душа держится?” - пронеслось в мыслях. Но то самое аляповатое, на его вкус, “не то шаль, не то плед” было признано вчерашним солдатом как то самое нечто, во что был закутан человек с записи камер, так что первый вопрос быстро отпал сам собой.
- Меня зовут Эрвин Смит. Я твой сосед по комнате, - новоиспеченный студент протянул незнакомцу ладонь для рукопожатия. Голос его звучал слишком официозно и отстраненно, однако именно за этими интонациями он старательно прятал всю глубину не радужных эмоций, которую испытывал после недавней беготни.

+2

3

– А?.. - Ханджи болезненно подняла голову, тяжелую из-за гнетущей температуры и густых волос, кое-как еще держащихся в практически разваливающемся пучке. Немытых, отрастающих без внимания мастера уже второй год, волос, качающихся шторкой по краям ее зрения каждый раз, когда она опускает нос вниз, к своим лекциям и планшету. Тут же голова запульсировала болью и Ханджи схватилась за нее обеими ладонями, будто боялась что черепушка лопнет, как зрелая тыква. Заодно, наконец, смогла сфокусировать взгляд на высоком блондине, стоявшем рядом с ее столом и в это же мгновение протянувшем руку.

– О чем это ты, - запоздала прохрипела она, прослушав вторую половину того, что сказал незнакомец. Но руку пожала, послушная глубоко зашитому в подкорку воспитанию. Скорее всего, юноша представился, ведь обычно ладонь протягивают, чтобы ее пожали во время знакомства, так? Непонятно только, зачем ему понадобилась так формальничать с ней, это ведь просто студенческая библиотека, а не званный ужин.

– Я..,- кашель прервал ее, заставляя прикрыть рот и отвернутся, пока ее плечи сотрясал душераздирающие звуки. Широкий клетчатый плед, взятый из комнаты, пополз на пол, а от взмаха руки здоровенная термокружка едва не отправилась туда же кратчайшим путем.

– Извини, эта простуда, - сделав жест рукой, извинилась она, когда испытание подошло к концу. От пульсирующей головной боли, терзавшей ее прямо во время кашля она теперь невольно морщилась и была очень рассеянной.

– Я Зоэ, верно, - она осторожно, очень осторожно кивнула и поправила очки на вспотевшем носу. Парень выглядел незнакомо и, честно говоря, у Ханджи не было ни единой идеи о том, что ему может быть от нее нужно. Разве что он ищет бывшую соседку по комнате, недавно съехавшей, как и все прочие, в большом недовольстве. Подумаешь, какая цаца…

– Если что, я без понятия куда заселилась Мелисса, - чрезвычайно глухим, севшим от «простуды» голосом сообщила она, - тебе лучше уточнить у нее самой ну или спроси Базза.

И приложилась к своему оздоравливающему чаю, жадно выпивая горячие остатки, вытряхивая последние капли в рот, высоко задрав голову. Чертовая температура сушила ее рот и язык, и даже поллитровая порция чая помогала не более, чем на час. По всей видимости, ей пора возвращаться к себе, благо она кое-как собрала тезисы для своего субботнего эссе.

Резко встав и чуть покачнувшись от всплеска боли в голове, Ханджи начала неаккурано собирать свои вещички в широкую матерчатую сумку, пихая туда без разбора все свои гаджеты и книги, мало заботясь об аккуратности и удобстве. Мысленно, она уже планировала  вечер в своей пустой (ура, наконец-то) комнате, размышляла, стоит ли позвонить родителям и поныть о том, как вдруг она сильно разболелась посреди недели и попросить прислать что-нибудь суперэффективное для лечения или просто упасть в кровать лицом вниз и остаться гордым и независимым эмансипированным подростком, который сам способен о себе позаботится, каким она была, как она верила, уже в прошлом году, накануне заселения в общагу Метрополийского Университета. Она верила в это тогда, да...что ж, что нас не убивает, делает сильнее, верно, Зоэ?

Парень все еще стоял рядом, когда она закинула на плечо ремень от своей  вспученной от небрежно сваленных внутрь вещей сумки, и повернулась, подтягивая край пледа обратно на плечи. Вид у парня был какой-то смущенный и при этом какой-то очень вопрощающий, будто он действительно думал, что у Ханджи может быть ответ на его вопрос по поводу Мелиссы.

Он ведь это спрашивал? Он вообще спрашивал что-нибудь, кроме ее имени? Все спрашивали ее о Мелиссе, будто та действительно хотела оставлять Зои свой новый адрес или новый телефон! Глупости, эта фифа ей даже свой ключ-карту не стала оставлять, так и свалила с чемоданами, не сказав и до свидания!

Ханджи, как встрёпанная ворона, наклоняет голову, снова окидывая взглядом юношу, стараясь максимально сосредоточится на лице и на этот раз точно выяснить, что ему нужно.

– Я могу еще чем-то помочь?

Она старалась произнести все слова аккуратно, спокойно, но очевидно, что она недооценила прогресс своей болезни, когда сегодня выползла из постели и почувствовала себя безумно уставшей и заболевшей. Но у нее не было повода заговорить сегодня, поэтому она не была готова к тому, что ее голос, как оказалось, полностью сел. В большом удивлении и болезненном  дискомфорте, она потерла собственное горло, будто этот жест мог исцелить ее. Тем более, ей не стоит задерживаться в кампании незнакомца, еще заразит его… а это явно что-то посерьезнее обычной простуды после дождливого дня и мокрых сапог.

– Я правда не знаю, куда эта стерва подевалась. И прости, похоже, мне становится хуже, так что мне пора.

Еле выдавив из себя срывающимся голосом последние слова, Ханджи виновато улыбнулась, подавляя желание снова разразиться ужасным кашлем. Повернулась и двинулась к выходу из библиотеки, забывая на столе и свою ныне пустую термокружку, и мобильный телефон, и нераспакованый сендвич, о котором она забыла сразу же по приходу в библиотеку. В общем, скорбно ссутулившись, заваливаясь немного на бок под неудобной и тяжелой ношей, она неумолимо поковыляла домой в общагу, кое как кутаясь в плед и стараясь не особо волочить им по полу и другим поверхностям. Ей и невдомек было, что блондин пришел именно по ее душу, она в общем-то, неудивительным образом умудрилась прослушать его первые слова, а потом еще не замечала ни вежливого преследования, ни странных взглядов окружающих, заметивших странную процессию. Общее самочувствие Ханджи действительно оставляло желать лучшего и неуклонно ухудшалось, так что у ее действительно все силы уходили на то, чтобы контролировать свой путь, ей было не до погоды, не до знакомых встречных, не до, вероятно, ее преследовавшего Эрвина Смита, чье имя она не то что не запомнила, даже не расслышала. Ханджи упорно шла домой, чтобы рухнуть где-то у порога, от головокружения после подъема на свой этаж на скоростном лифте. Слишком быстро, знаете ли. Даже не всем молодым комфортно пользоваться такими устройствами, но что поделать?

+1

4

Рукопожатие, которому пристало быть мужским и крепким показалось блондину совсем хилым и слабым, что даже вызвало некоторое сочувствие. Это ж насколько этому пареньку плохо, если он не может даже нормально пожать руку? Но долго размышлять об этом не довелось.
- Какая Мелисса? - растерянно и запоздало пробормотал Эрвин, когда сосед выдал реплику совершенно невпопад. Он не мог сказать наверняка, что его выбило из колеи сильнее - ужасно болезненное состояние соседа или же его не менее ужасно рассеянное поведение. Или же вообще то, что от разговора новый знакомец отключился, едва бросив те самые слова о неизвестной Смиту Мелиссе.
Эрвин чувствовал себя так, словно его огрели пыльным мешком по голове и ничего не мог с этим поделать. Все мысли как назло покинули голову, оставляя после себя девственную пустоту.  Даже последний вопрос от парня не взбодрил блондина, а напротив.
- Эм, да, можешь… - все еще неуверенно произнес он, не имея возможности отделаться от мысли, что было в этом парне что-то необычное. Взгляд постоянно цеплялся за что-то, но стоило постараться присмотреться к этому “что-то” лучше, как оно тотчас ускользало от внимания. Словом, новый знакомец казался донельзя странным.
Странности ему добавляло еще и то, что он, кажется, совершенно не слушал, что ему говорят, ибо иного объяснения его ответам невпопад просто не было. Но Смит с легкой руки списал это на болезнь, которая явно терзала этого несчастного не первый день. Однако, когда он вместо того, чтобы продолжить разговор, неловко собрал свои вещи и направился прочь, в груди новоиспеченного студента снова шевельнулось что-то вроде раздражения.
Эрвин уже было хотел остановить соседа, но в последний момент взгляд его зацепился за забытые на  столе вещи. Секундная пауза на размышления, тяжелый вздох предвкушающего “веселье” человека и блондин задерживается ненадолго, чтобы собрать оставленные соседом вещи, прежде чем направиться вслед за ним. Он решает молча идти следом, не пытаясь вновь завести разговор на улице, и мысленно молится, что парень сейчас отправится в комнату и на месте их разговор пройдет уже более продуктивно. Мерно вышагивая  в паре метров позади, Эрвин только диву давался как этот парнишка в принципе сегодня поднялся с кровати в таком-то состоянии. Спина, которая служила бывшему солдату ориентиром в толпе, то и дело, покачивалась, словно ее обладатель был готов упасть в любой момент, но не падал.
Для того, чтобы получить от Смита звание “стойкого оловянного солдатика” соседу не хватило жалких пары метров. Кажется, под конец пути его внимание притупилось настолько, что он даже не заметил, что ехал с новичком в одном лифте. Однако, стоило оказаться в коридоре нужного этажа, как идущий перед блондином парень вдруг покачнулся в последний раз и резко “ухнул” вниз, так что Смит только и успел схватить его свободной рукой за плечо и слегка поддержать, не позволив гордо пропахать носом пол.
- Стой-стой-стой! - рефлекторно запричитал блондин, но куда там, горе-сосед, окончательно потеряв связь с внешним миром, безвольным мешком привалился к стене на полу.
- Замечательное начало учебного года, - немного нервно пробормотал себе под нос и огляделся по сторонам: как назло, коридор был пуст, а ближайшие двери горели красными лампочками, информируя об отсутствии внутри хозяев. Эрвин позволил себе лишь несколько секунд тормозящей растерянности, прежде чем потенциальная серьезность ситуации заставила взять себя в руки. Размышлял он недолго: стянул с развалившегося на полу соседа  сумку, запихнул в нее то, что было в руках, и отложил в сторону. Потряс несчастного за плечи, попытавшись разбудить - безрезультатно. Мимоходом коснулся ладонью лба, подтверждая свою догадку - у парня был сильный жар.
План действий в голове сложился быстро. Сначала нужно было добыть ключ-карту. Эрвин снова бросил взгляд на стоящую в стороне сумку, засунул в нее нос, оценил царящий там бардак и решил сначала проверить карманы, надеясь, что за этим неоднозначным занятием его никто не застанет. Но, к счастью, сегодня удача еще не полностью оставила Смита и в одном из карманов, действительно, обнаружилась вожделенная ключ-карта - первопричина всей сегодняшней истории. Блондин наивно полагал, что его мытарства на этом моменте практически подошли к концу. Все-то осталось что добраться до комнаты, затащить на кровать этого болезного и вызвать медицинского дрона, однако стоило открыть дверь, как Смита ждало новое не очень приятное открытие.
В комнате царил такой бардак, словно еще ночью здесь проходила безбашенная вечеринка. Разве что не хватало пустых бутылок из под алкоголя, сломанной мебели да бюстгальтера где-нибудь под потолком. Помимо бардака, Эрвин был уверен, что где-то вон там, в углу, между коробкам из под еды быстрого приготовления, он видел прошмыгнувшего мимо таракана. Мельком оглянулся на бессознательного студента с немым, но предельно красноречивым вопросом, прежде чем тряхнуть головой и приказать самому себе: “Потом, все потом!”


Час спустя Смит разводил в позаимствованном пол литровом стакане пряно пахнущий порошок, периодически поглядывая на распластавшегося на кровати студента. Вещи и книги, беспорядочно набросанные на нее в спешке пришлось, сбросить прям на пол и теперь все это лежало в углу несуразной кучей рядом со стянутой с соседа впопыхах обувью. Вторая кровать, которая, судя по всему, и предназначалась Эрвину, была завалена всякой всячиной еще больше и к ней тот еще даже не приступал.
По закону подлости, медицинский дрон был в ремонте и в качестве альтернативы “бесполезная железка” предложил обратиться напрямую в больницу, которая, судя по отзывам проходящих мимо студентов, находилась довольно далеко и добраться до нее было быстрее пешком, чем дождаться врача, так что решение было принято радикальное: заниматься самолечением. А точнее, попытаться сбить жар и привести больного в чувство, а там уж переложить бремя ответственности за его здоровье на него самого.
И вот, спустя без малого час новой беготни, блондин заканчивал приготовление “адского зелья”, которое его самого не раз ставило на ноги на раз-два. На половине освобожденного от всякой всячины стола помимо пачки из под чудо-зелья также ютилась коробка с каким-то супом из ближайшего магазина да пара коробок с неведомыми таблетками, также проверенными суровыми солдатскими реалиями. Пакет же, в котором все это было принесено уже был пущен под мусор и валялся рядом на полу, рядом с неровной стопкой книжек.
Но что самое главное, теперь на столе лежало целых две ключ-карты! Основная задача сегодняшнего дня была выполнена! Но оставалась еще одна…
Блондин подошел к кровати и, убрав стакан с горячим варевом от греха на прикроватную тумбочку, снова принялся будить соседа. Войдя в комнату он заметил, как тот вяло ворочается во сне, так что теперь был почти уверен в успехе.
- Зоэ, просыпайся, - теребя парня за плечо, позвал Смит, запоздало понимая, что он так и не знает имени соседа, но реакции не последовало. - Зоэ, ты так скоро сгоришь, просыпайся же! - уже громче и требовательнее произнес блондин, начав хлопать больного по щекам.

+1


Вы здесь » ex libris » фандом » Ах, Мальчик-красавчик [shingeki no kyojin AU ]


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно